Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Евгений Буянов Б.Е. Слобцов Тайна аварии Дятлова

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

Ложным фактом является и утверждение, что «дело» о расследовании аварии группы Дятлова было начато не 28.02, а много раньше. Еще утверждают, что, якобы, властям об аварии стало известно много раньше, чем была найдена палатка группы Дятлова. При этом называют разные даты, например, 4.02 или 6.02, или 12.02. Подобные слухи основаны на том, что на старой обложке «дела» надпись нечеткая, и непонятно, что там написано, ― то ли буква «в», то ли цифра «6». Но из материалов «дела» прямо следует, что расследование начато 28.02.59, ― и из заключения о закрытии «дела» и из описания событий аварии. Понятно и сообщение манси об обнаружении стоянки туристской группы примерно 14–16 февраля. Манси обнаружили ее случайно, но не в ходе поисков группы Дятлова, как придумали позже фантазеры. Охотники вспомнили об этой стоянке, только когда их стали расспрашивать о пропавших туристах. Понятно и появление в документах даты 12.02.59 г., ― даты контрольного срока возвращения группы Дятлова. Нет ничего необычного в том, что она указана, как дата исчезновения группы или ее участников.

Ссылки на «Свидетельство Солтер» о, якобы, 11-ти погибших дятловцах и каких-то таинственных «вскрытиях», якобы проводившихся в Ивделе, например, в статье В.Черноброва, содержат много неточностей.

Мы нашли Пелагею Ивановну Солтер (она же Мария Ивановна), и расспросили ее и ее мужа, ― Виктора Константиновича, который сам работал в «п/я Н-240» старшим инженером по сбыту древесины и тоже запомнил события аварии группы Дятлова. А П.И.Солтер работала операционной сестрой в медицинской клинике этого учреждения. В.К.Солтер нам сказал, что Пелагея Ивановна плохо помнит некоторые события, но он определенно запомнил, что погибших дятловцев было именно 9, но никак не 11.

Солтер в рассказах всегда имела в виду 10 дятловцев (включая Ю.Юдина), которых она видела в Ивделе в начале похода. А вот «лишней» здесь по всем признакам оказалась погибшая девушка не из группы Дятлова, которая поступила на санитарную обработку вместе с Колмогоровой в самой первой партии из 3-х погибших. В двух мартовских партиях было 6 погибших (3+3), а обнаруженных тогда погибших дятловцев было только 5. По словам Солтер среди первых трех доставленных было 2 девушки, а вот среди первых 5 погибших дятловцев была только одна девушка, ― Зина Колмогорова. Поэтому вторая «девушка» среди шести погибших была явно не из группы Дятлова. Вот она и плюс 10 дятловцев, включая Юдина, и дают эту непонятную цифру «11». Но теперь эта цифра понятна. А вот вскрытия в Ивделе, по словам супругов Солтер, не проводились. А проводился лишь осмотр и санитарная обработка погибших перед отправкой в Свердловск. При осмотре хирург Прутков внутренние травмы не обнаружил.
Операционная сестра П.И.Солтер.
Пелагея Ивановна и Виктор Константинович Солтер, 21.11.2007 г.

«Свидетельства» летчика Г.Патрушева и штурмана Георгия Александровича Карпушина во многом являются неверными «пересказами». Так, утверждение В.Черноброва (статья «Древние боги требуют жертв»):

«…Первым два тела заметил с воздуха летчик Г.Патрушев, на ЯК-18 посланный искать пропавших туристов. Он и передал координаты на землю поисково-спасательным группам…»

является неверным: в материалах дела нигде не говорится, что погибших первыми нашли летчики.

Те же неверные утверждения приводятся, например, в статье Архипова по http://www.nashural.ru/UrBibl/Pereval_Dyatlova/visota_1079.htm. Из статьи следует, что летчики 25-го февраля видели палатку и погибших. Но по материалам дела 25-го февраля днем об обнаружении палатки еще никто не знал. Неволин с рацией подошел, по словам Брусницына, уже в сумерках, и об обнаружении палатки узнали из его радиограммы 25-го только те, кто ее принял. По словам Брусницина 25-го февраля они в долине Ауспии действительно дважды принимали самолеты, которые им сбросили вымпелы с указаниями Ортюкова и Масленникова. В тот день самолет наблюдал и группу Аксельрода. А для сигнализации самолету о ходе поисков поисковики ложились на снег, изображая условные фигуры. Например, буква «П» обозначала сигнал: «Поиск продолжаем. Все нормально». Так что по всем признакам с самолета видели не аварийную палатку, а палатку групп Слобцова или Аксельрода и лежащих на снегу туристов этих групп, а не погибших дятловцев. Ведь никто из погибших дятловцев не лежал около палатки дятловцев или Слобцова даже когда их эвакуировали, ― это известно определенно. А «длинные» волосы, якобы лежащей на снегу женщины, ― это были свисающие «уши» шапки-ушанки. Ведь ясно, что из кабины самолета практически не видно, что прямо внизу на земле, да и летчику там не до «наблюдений», особенно при полете в горах.

На всех этих ложных утверждениях, основанных на неверных представлениях пилотов, строятся ошибочные фантазии о том, что до обнаружения поисковиками погибших куда-то «переместили», чтобы скрыть следы преступления. Нет, все эти утверждения насчет обнаружения палатки пилотами, ― это просто неверно воспринятая от летчиков и неверно переданная информация.

Неверны и утверждения о том, что пилот Патрушев уж очень серьезно опасался за свою жизнь в связи с «этой историей», якобы, со слов его жены. Работа пилота ― всегда опасная, и его жена опасалась за него всегда. Ясно, что к этим опасениям примешивались и опасения, вызванные непонятными фактами аварии Дятлова. Они вполне объяснимы, и впадать в мистику или подозрения не стоит.

По сути, ничем не обоснованы подозрения, что в неких отсутствующих «документах» содержится, якобы, разгадка тайн этой истории. Среди таких документов называются отсутствующие листы из дела (секретный «пакет» с изъятыми материалами), «дневник Колеватова», «дневник Масленникова», «архив Ярового» и, конечно, «дело КГБ», содержание которого никому неизвестно. Пока содержание и само существование этих «документов» неизвестно, делать какие-то «выводы» на их основе неправомочно. «Основы» здесь никакой нет, ― любые такие выводы являются фантазиями и спекуляциями. В ходе расследования нам удалось установить содержание некоторых этих документов.

К примеру, «дневник Колеватого» упоминается в «Блокноты Григорьева Г.К.», Областная Газета. 01.02.2001 г. в связи с переписью вещей погибших:

«…В одном рюкзаке записная книжка с надписью: „Сашеньке Колеватову для дневника“. Но он чист, ни одного слова в нем. Нашли и портмоне с документами, письмами, деньгами. Несколько дневников еще там, на месте гибели, забрал прокурор Темпалов…»

Так что «дневник Колеватова» найден, ― в нем ничего не было. Известны и показания Масленникова, и повесть Ярового. Если они что-то знали интересное, почему ничего не сообщили другим?..

Что было в «секретном пакете» материалов дела, нам удалось установить при разговоре с адвокатом Геннадием Петровым. В ходе обсуждения он предположил, что в этот пакет выделили материалы радиологической экспертизы на листах 370–377 дела, что следовало из справки в материалах дела. А весь этот «пакет» вернули в дело, т. е. он сохранился в деле, и мы видим эти материалы экспертизы. При проверке установили, что лист под номером 370, ― действительно постановление о проведении радиологической экспертизы, как и следует из описи дела. «Дополнительные вопросы эксперту», ― это лист 375, номер на нем просматривается четко. На остальных листах сканов номера не видны, ― то ли они остались на «обрезках» сканов (не вошли в формат), то ли вообще не были проставлены. Всего там 12 страниц экспертизы. А листов 8. Это несоответствие легко объяснить, если предположить, что четыре листа были заполнены текстом на двух сторонах.
Геннадий Петров.

Таким образом, содержание «секретного пакета» установлено. Это ― материалы радиологической экспертизы. Они были возвращены в дело, и они сохранились в деле. По документам дела мы с Петровым проследили путь «секретного пакета». Он возник после возврата «дела» из Москвы 11.07.59 после проверки, когда по указанию Клинова дело засекретили, а указанные страницы выделены в сов. секретный пакет. Позже при «перетряске» сов. секретных фондов этот пакет вернули в дело, а все дело передали из секретного архива в обычный. Стало ясно и происхождение «второго тома» дела. После официального закрытия и прошивки в дело поступали дополнительные материалы, которые собирали в отдельном томе. Здесь накопилось около 25 страниц, которые в опись не попали.

Какие еще были сомнительные предположения?

Из факта, что «на палатке не обнаружили следов крови» еще не следует вывод, что травмы дятловцы получили вне палатки: кровь капала не на дно палатки, а на вещи, расстеленные на дне. И не на палатку снаружи, а на снег на ней и рядом с ней. Да и не было у них сильных наружных кровотечений.

Представление, что кто-то из дятловцев вышел ночью из палатки, и подал сигнал тревоги остальным для бегства от опасности, является ложным (часть причин была изложена выше). Его опровергает и тот факт, что по всем признакам палатка была закрыта, когда возникла необходимость ее покинуть, ― палатку пришлось резать.

Кедр был спилен, ― этот «факт» неверный и неверно, будто кто-то спиливал кедр для сокрытия «места преступления». Утверждения выдуманы теми, кто не смог обнаружить кедр, ― найти его действительно непросто. И Шаравин в 2001 году, и мы в экспедиции 2008 года обнаружили этот кедр целым. Можно убедиться на следующих снимках, ― современном и 1959 года.
Ю.Кунцевич и Ю.Юдин у дятловского кедра и раскопа костра (слева внизу). На заднем плане виды ствол второго кедра, Саша Кунцевич и Шикобонга (фото Буянова, 06.08.2008).

Вот он, кедр, вот три ствола рядом на заднем плане и остатки дерева, которое видно на снимке 1959 года спереди слева. А второй кедр, который на современном снимке виден слева, мы тоже на другом снимке 1959 г. обнаружили.
Снимок 1959 г. остатков костра дятловцев у кедра.
Снимок 1959 г. двух кедров (большой кедр слева) и тряпка, найденная собакой.

Костер дятловцев был сигнальный, ― это утверждение, по всей вероятности, не верно. Костер развели для того, чтобы согреться (а уже во вторую очередь как маяк для возвращения тем, кто ушел к палатке). И располагался он относительно кедра не со стороны палатки, а от палатки за кедром. Так же, видимо, неверно и утверждение о том, что в ветвях кедра сломом веток сделали «экран» для наблюдений. Ветки обламывали с той стороны, с которой на кедр залезали, используя нижние ветки (с другой стороны внизу у него веток нет).

Как рождаются ложные слухи можно проследить на факте с «булавками». Один из поисковиков (Лебедев) действительно видел, что разрывы палатки были «подколоты булавками». Другой «исследователь» этот факт неверно пересказал. А «третий» уже построил «версию» о действиях «спецназа». Якобы это «спецназ» провел «инсценировку» с булавками, чтобы запутать следы преступления! Образцовая глупость! Если учесть, что палатку с подколотыми краями разрывов действительно видели в той самой комнате, где эксперт-криминалист исследовала разрывы и разрезы палатки. Но этот пример показывает, как надо учитывать позицию наблюдателя по времени и месту для объяснения факта.

Следователь Иванов писал, что «человек замерзает в позе „эмбриона“ (свернувшись „калачиком“). Это утверждение и построенные на нем фантазии о том, что дятловцы, якобы, погибли не от замерзания, являются неверными. Человек обычно замерзает в позе „спящего“. Это не обязательно поза „эмбриона“. В известных нам случаях гибели от замерзания на Эльбрусе поза „эмбриона“ не наблюдалась, ― погибшие замерзали в различных позах.

Часть фантазий построена на том, что кожа погибших имела «странный» цвет и это, якобы, было следствием воздействия каких-то «ядовитых веществ» или «ракетного топлива». Но судмедэксперт Корнев однозначно ответил, что окраска кожи погибших может быть различной в зависимости от условий воздействия температуры, воды, воздуха и солнца. Ничего необычного в цвете кожи погибших нет, эта окраска не есть следствие воздействия «ядовитых веществ», и придавать этому значение не стоит.

Откровенным заблуждением являются и утверждения ― «ужастики», что в случае, если бы кто-то из возможных участников похода (Юдин, Аксельрод, Бартоломей, Биенко) оказался в группе Дятлова, то он бы непременно погиб вместе с ними. Подобные вещи могут утверждать люди, слабо знакомые со спецификой спортивных походов или плохо продумавшие ситуацию. А специфика похода состоит, например, и в том, что участник группы, ― ее активная сила, а не пассивный «пассажир». Поэтому даже при замене или, тем более, при добавлении всего одного участника все события похода смещаются очень неоднозначно. А вся ситуация, и ее возможные исходы возвращаются к «начальной неопределенности». Если бы Юдин пошел с группой, события развивались бы не так. И совершенно неизвестно, погибла бы группа вместе с Юдиным, или нет. Можно сказать, что смещение палатки при установке всего на несколько метров, могло существенно изменить всю ситуацию, ― лавина в другом месте могла на палатку не сойти. А могла и сойти с другими последствиями. Потому все рассуждения о том, что, если бы кто-то пошел в поход и тоже погиб вместе с группой Дятлова, ― все эти утверждения являются заблуждениями.

Имелись также фантазии и спекуляции, связанные с якобы каким-то «уголовным прошлым» Золотарева ввиду наличия у него татуировки с непонятной символикой и непонятной надписью:

«…на тыле правого предплечья в средней трети татуировка с изображением свеклы и буква +С, на тыле левого предплечья татуировка с изображением „Г.С „ДАЕРММУАЗУАЯ“, пятиконечной звезды и буквы С, букв „Г+С+П=Д“ и цифры 1921 год“.

Здесь кажется наиболее убедительным объяснение, данное адвокатом Геннадием Петровым. По всем признакам надпись была считана не совсем правильно с поврежденной кожи (начавшей разрушаться), причем для татуировки применили крылатое «армейское» выражение бойцов подразделения, в котором служил Золотарев. Такой фразой могла быть фраза «Даешь Муазунд» (или «Даешь Моазунд»). 1921 ― год рождения Золотарева, а «Г+С+П=Д» ― символ дружбы (Д) трех солдат, в чисто которых входил и «С» ― Саша Золотарев (как и «С» в других местах). Пятиконечная звезда ― это символ армейской дружбы и службы. «Свекла», ― это не свекла, а сердце с изображением «фонтана любви» или изогнутой «стрелки», направленной в сердце. А вот «Г.С.» могло быть символом не обязательно «именным» (Гена-Саша), это могло быть сокращением «крылатого выражения» (например, «герои-солдаты», «героическая служба», или что-то подобное). Понятно, что «тыл левого предплечья ― это то, что „ближе всего к сердцу“, предмет сердечной привязанности. А „тыл правого предплечья“ с изображением знака любви на правой руке ― это символ верности этой любви. Таково объяснение Г.Петрова.

Определенные крылатые выражения легко прививаются в небольших коллективах. Особенно, если люди их начинают часто использовать со скрытой иронией, ради повышения настроения (вспомним фразы из известных кинокомедий или из популярных анекдотов). В практике малых коллективов и туристских групп это обычное явление.

Недостоверными фактами (и фантазиями и спекуляциями на их основе) являются и ссылки на «свидетельства» виртуальных личностей в Интернете. Например, «свидетельство доктора Деева» (якобы, погибшего в автокатастрофе) или «свидетельства Лорелайн» (на форуме ТАУ «Загадка Дятловцев, она же „Настя“, она же „Магдалена“ в статье журнала ЭКС „Секретные материалы горы мертвецов“, № 39, 2005, с.44). В этих ничем и никем не подтвержденных „свидетельствах“ анонимов нет никаких новых фактов. «Виртуальные анонимы только утверждают, что они что-то знают, а вот новые проверенные факты привести не могут. Верные факты они приводят вперемешку с явными заблуждениями, фантазиями и ляпсусами.

Спекулянты обычно отвечают на вопрос так, что ответ является новым вопросом, еще более запутывающим ситуацию. Они ничего не доводят до конца, ― они не могут построить обоснованную картину событий, проверить факты на достоверность.

Спекулируют на неполной информации, на недоработках следствия и неполноте показаний свидетелей. К примеру, одна из спекуляций сводилась к тому, что найденный у палатки ледоруб не принадлежал группе Дятлова. При этом ссылались на Юдина, который «не опознал» ледоруб. Юдин действительно «не опознал», но не ледоруб, ― он не опознал, кому ледоруб принадлежал.

Спекулируют на фактах, которые невозможно проверить. Действительно, можно ли проверить «достоверность свидетельства», которого нет? Таково, к примеру, «свидетельство» об «огненных шарах» от 1 и 2 февраля. Никто «шары» в эти числа не видел, а само «свидетельство» является лишь слухом.

Или можно ли проверить «достоверность» явления, которое нигде и никем не наблюдалось? Например, достоверность «инфразвука», который, якобы, мог вызвать паническое бегство из палатки? Нет, пока какое-то явление в природе не зафиксировано, ― оно в принципе «недостоверное». А всякие рассуждения о явлениях, которые нельзя наблюдать и нельзя воспроизвести в природных условиях, ― это «схоластика» типа спора о «чёрто-вместимости» конца булавочной головки. Возможность же наблюдения какого-то явления в лаборатории еще не доказывает наличие этого явления в природе. В первозданной природе нет ни лучей лазера, ни взрывов тротила. Надо видеть разницу проявлений естественной и искусственной среды.

Мотивы убийства, выдвигаемые спекулянтами для обоснования «криминала» ― совершенно недостоверны. Предположений здесь много и насчет «криминального прошлого» Золотарева, и насчет попыток «замести следы» преступления или «убрать свидетелей» какого-то испытания. Но вот никаких доказательств этих предположений нет. А о каких-то «криминальных» версиях можно говорить только тогда, когда ясно виден мотив преступления и когда он документально доказан. Нет никаких оснований и улик для подозрений, что кому-то была «выгодна» смерть группы туристов. И ложны построения «доказательств» на основе отсутствующих фактов и свидетельств.

На основе отсутствующих «фактов» можно утверждать все, что угодно. Так, на основе отсутствия оружия и следов применения оружия можно утверждать, что оружие «было», но оно было использовано только для «устрашения», для «выгона» на мороз» для убийства путем «вымораживания». Такая «версия» тоже выдвигалась. Глупость это, ― из того, что что-то «не обнаружено» вовсе не следует, что «это было» на самом деле. Надо понимать, что такие «версии» придумывают параноики на основе своих внутренних «страхов» и болячек. И втягивают в эту паранойю нормальных людей. На основе отсутствия фактов можно утверждать лишь, что отсутствуют все признаки связей и самих «подозрительных» явлений на основе этих «фактов». К примеру, факт отсутствия каких-то серьезных пропаж вещей дятловцев прямо свидетельствует и против криминальной версии аварии, и против какого-то присутствия посторонних лиц на месте аварии.

Есть еще и спекуляции-обвинения властей в том, что партийные и советские власти «что-то скрывали». Эти обвинения в данном случае во многом не обоснованы. В данном случае власти немало сделали для раскрытия причин и хода аварии, организовав длительные спасательные работы с привлечением практически всех доступных средств и большого количества людей, имевших подготовку для жизни в походных условиях. Прокурор Иванов не совсем правильно выдвигает обвинения против советских и партийных органов и руководителей (статья «Тайна огненных шаров»). В данном случае власти не раскрыли причин аварии не потому, что знали о них, ― они не раскрыли причин аварии потому, что о них не знали. Местные власти располагали лишь реальной информацией в объеме материалов следствия. А об испытаниях ракетного оружия на космодроме в районе Тюратама центральные власти в Москве информировали только тех, кто непосредственно с этими испытаниями связан по работе. Власти в Свердловске этой информацией по всем признакам не располагали.

Ну, а в том, что следствие не пришло к правильным выводам, ― в этом есть и недоработки самого Иванова. М.А.Аксельрод отмечал, что Иванов не слишком прислушивался к мнению опытных туристов, и не информировал (по соображениям сохранения тайны следствия) поисковиков о ходе следствия. Если бы Иванов более тесно и более доверительно поработал с туристами, он бы смог выйти на верный путь. В частности, и версия Аксельрода о лавине могла бы появиться раньше, а не после официального закрытия следствия. Выводы Иванова о причинах радиации и о связи аварии Дятлова с полетами «огненных шаров» были совершенно неправильными, ― этой сейчас ясно. Эти выводы тоже стали источником заблуждений, фантазий и спекуляций.

Также не обоснованы и спекуляции на ограничениях передвижения поисковиков в районе аварии группы Дятлова. Ограничение передвижения производилось не из-за желания властей что-то «скрыть», а по соображениям безопасности, соблюдения дисциплины и требованиям следствия, чтобы не запутать следы и улики.

Неверными являются утверждения, будто на место аварии не допускали «журналистов». На место аварии летали корреспонденты Ю.Яровой и собкор газеты «Уральский рабочий Григорьев Г.К. Конечно, не допускали туда всяких зевак, ― недешевое это „удовольствие“, и небезопасное. Ведь в глухой тайге жить и работать подготовлен далеко не каждый. Направляли туда тех, кто имел подготовку, и кто мог выполнить полезную работу. В частности, Ю.Яровой помогал следственной группе на месте аварии, как фотограф.

И ясно, что закрытие района аварии объяснялось не столько желанием властей что-то «скрыть», сколько желанием обезопасить себя от новых неприятностей в случае, если в районе произойдет новая авария с туристской группой. Новая авария после аварии Дятлова была бы связана со значительными дисциплинарными наказаниями для местных партийных и советских функционеров со стороны Москвы.

Выдвигались также обвинения в адрес следствия и в адрес поисковиков в том, что следствие произведено не очень тщательно. Что имелись ошибки в документах, что были нарушены улики, и не сохранили в целости место аварии. Но надо же реально представлять условия, в которых велся и поиск, и следствие. Главной задачей поисковиков явилось найти и спасти живых. При этом не очень задумывались о сохранности улик и следов. И следственная группа работала в нелегких условиях, ― на ветру, на морозе… Легко ли делать записи на ветру, на морозе? Потому не случайно были допущены видимые сейчас отдельные ошибки и неточности в написанных по памяти в палатке протоколах. И с самого начала следователи не знали, насколько сложным и «громким» станет это дело, ― с самого начала оно не казалось ни трудным, ни запутанным. Ведь разные аварии с туристскими группами по естественным причинам случались и ранее, и позже этого случая…

Вызывало подозрение и «похудение» официального дела о расследовании аварии Дятлова. Есть свидетели, которые видели дело раньше, когда оно по объему было заметно больше. Значит ли это, что часть материалов изъяли и «засекретили»? Может, конечно, и было что-то изъято по каким-то причинам, но для определенных выводов надо знать эти причины. За 49 лет после аварии, похоже, часть дела просто растащили. Растащили, прежде всего, фото и документы, которые не попали в опись дела. «Дело» прошло через многие руки, ― в том числе такие, которые что-то брали, но не все возвращали назад. Дело это теперь представляет историческую и учебно-методическую ценность, которая должна быть восстановлена и тщательно сохранена. А ограничение доступа к «делу» имеет и свою позитивную «составляющую» именно в части его сохранения и предотвращения фантазий и спекуляций. Подлинник дела надо сохранить, а вот к его копии почему бы не допустить всех желающих?

Никаких «улик» в пользу «техногенной аварии или криминального действия все экспедиции в район горы Холатчахль не обнаружили. В ходе экспедиции-2008 поиск с металлоискателями привел к обнаружению многих следов поисковых работ: обнаружили лавинные зонды, совковые лопаты, лыжные крепления, наконечник лыжной палки, остатки гильз от ракетницы и от малокалиберной винтовки. Все эти предметы, как выяснили, имелись у поисковиков. А вот какая-то „причастность“ к аварии металлического кольца, найденного где-то поблизости от перевала, пока не установлена. Кольцо это похоже на обломок двигателя зенитной ракеты. Но ясно, что тогда, в 1959 г., зенитная ракета в район горы Холатчахль залететь не могла даже из окрестностей Ивделя. Она могла залететь туда позже, ― из района горы Чистоп, где в 1972–1986 г. базировалась РЛС дальнего обнаружения. Либо этот „артефакт“ был занесен в район перевала какими-то шутниками.

Таким образом, все перечисленные так называемые «факты», приводимые в пользу «техногенных» и «криминальных» причин аварии группы Дятлова, ― это хлам заблуждений. Все эти «факты» не выдерживают проверки, ― они должны быть отброшены, как несостоятельные. Доказательная база «техногенных» и «криминальных версий аварии пуста. Все их фантазии ни на чем не основаны. Но вот запутали ситуацию, и „навели тумана“ они немало. Они мешают видеть события аварии.

К этому можно добавить, что все представления, связанные с «криминальными» и «техногенными» причинами аварии выглядят весьма упрощенными, примитивными и оторванными от фактов аварии. А вот усложнить эти представления до конкретной детализации событий никак не удается и ввиду отсутствия каких-то подтверждающих фактов и ввиду их несовместимости с достоверными фактами. Попытки «усложнений» до построения полной картины событий аварии уводят в такое «фантазирование» в отрыве от фактов, что его несостоятельность очевидна. Сами фантазеры стесняются ссылаться на эти «произведения».

Комплекс же настоящие причин, которые привели к аварии, оказался сложнее, чем представлялось в начале расследования. Но, несмотря на эту сложность, удалось провести достаточно подробную детализацию событий с опорой на известные факты. И, несмотря на наличие нескольких естественных составляющих аварии, все они достаточно понятны, конкретны и логичны.

Следующая глава дает понять, где и в чем следует искать главные причины аварии Дятлова, и какую важную причину не смогло увидеть официальное расследование.

<p>11. Статистика и метеоданные, или Что было неизвестно в 1959 году

В те, теперь уже достаточно далекие годы, еще не была собрана статистика, дающая правильные представления, от чего погибают и могут погибнуть туристы в лыжных походах. И не существовало обоснованных представлений о том, какие факторы риска являются первостепенными, а какие обычно не приводят к катастрофам с летальным исходом. Но сейчас такая статистика есть, и она позволяет правильно увидеть наиболее критичные факторы риска, и понять, при каких воздействиях погибают туристы в лыжных походах.

От Михаила Васильева и Валентина Некрасова мы получили данные по авариям в лыжном туризме за 30 лет, ― они опубликованы на сайте www.mountain.ru и на сайте туристского союза России, а также в газете «Вольный ветер», № 66 за 2004 г., (с.3, статья М.Васильева «Пренебрежение подготовкой кадров не проходит даром»). Данные красноречивые, ― по ним на долю лавин приходится 80 % погибших, а на долю лавин и замерзания ― более 90 % погибших в лыжных походах. Еще около 7 % дают срывы (падения) на склонах. Остаток даю130 т болезни (от 1 до 4 % в разные годы). Известно также, что за период с 1992 по 2004 год в лыжных походах погибло 28 человек, из них 24 ― в лавинах, или 6 человек из 7 погибших (86 %)! Вот таблица из этих данных, содержащая статистику по причинам гибели туристов-лыжников, а выводы из ее цифр легко сделать. Таблица 1. Гибель туристов в лыжных походах в период с 1971 по 2004 годы включительно.

Ясно, что лавины, холод, срывы и болезни ― главные опасности лыжных походов. От остальных причин не погибали. Чем тяжелее авария, тем жестче она притянута к этой статистике, поскольку целую группу силам стихии «сломить» гораздо труднее, чем отдельного человека, пока группа не разобщена. Именно поэтому при тяжелых авариях с группами вступают в действие комплексы факторов, как и в случае аварии группы Дятлова: технические ошибки, лавина, травмы, потеря снаряжения, холод и ветер (и вообще, тяжелые условия внешней среды). Быстро уничтожить группу может только воздействие с очень высокой энергетикой. Лавина, холод и ветер такой энергией обладают, и эта энергетика становится смертельно опасной в случае утраты группой своей искусственной среды обитания в виде походного снаряжения и одежды.

Нам известно, какова была «энергетика» холода и в ночь с 1 на 2 февраля 1959 года, и по ходу течения зимы 1959 г., ― эти данные по метеостанции Бурмантово нам передал уральский гидролог Дмитрий Евгеньевич Клименко. Распределение температур в течение января-начала февраля дано на двух графиках, приведенных ниже. Даны минимальные, максимальные, средние температуры и перепады температур в течение суток и двух соседних суток для оценки характера изменения температур.
Дмитрий Евгеньевич Клименко.

А картинки погоды мы получили от опытного московского туриста В.А.Борзенкова, а затем и в Гидрометеоуниверситете (С-Пб) от инженера Мошиашвили. По картам метеоусловий прослеживается и путь арктического циклона, и вторжение фронта холодного воздуха, вызвавшее резкое понижение температур на стыке 1–2 февраля 1959 года в районе аварии. Ниже даны карты температур в пределах критичных суток аварии с 20.00 часов (UTC) 01.02. (в час ночи 02.02 по Свердловскому времени) до 2.00 часов 2 февраля (в 7.00 по Свердловскому времени). А также графики изменения температур по Бурмантово за месяц до и после аварии и таблицы данных погоды в Ивделе и Няксимволе в ночь аварии. Эти три метеостанции ― ближайших в то время к месту аварии. Примерное место аварии (61.75º СШ (69º45 ); 59.42º (59º25’)ВД) на картах помечено красным крестом в правом верхнем углу карт, ― оно близко к перекрестию 60-тиградусных параллели и меридиана координатной сетки, нанесенных на эти карты. Таблица. Характеристики погоды в Няксимволе и Ивделе с 1.00 по 6.00 2-го февраля 1959 г.



Картина температур 01.02.59 г. в 00.00 по UTC (по Гринвичу).
Картина температур 02.02.59 г. в 00.00 по UTC (по Гринвичу).Картина вторжения холодного фронта циклона.

По графикам температур мы проследили, что в январе до аварии 1–2.02.59 имелись три заметные повышения температур: 10–11.01.59 до минус 1,3 °C, 24.01.59 до минус 1,6 °C и 31.01–01.02.59 до минус 4,9 °C ― последнее повышение непосредственно перед ночью аварии. Ясно, что эти оттепели сопровождались прохождением фронтов и перекристаллизацией снега с образованием «снежных досок» на слабой подложке глубиной изморози (это косвенный признак возможного наличия лавинной опасности).

По графику суточных и двухсуточных изменений температур (Бурмантово) мы заметили, что на исходе 01.02.59 имело место резкое падение температур от минус 4,9 днем до минус 28,8 °C, ― падение на минус 23,9 °C в пределах двух суток. Причем на 18,9 °C в течение ночи в начале 02.02! Ясно, что, когда суточные и двухсуточные перепады и их динамика близки и кривые «сближены», то максимальные перепады наблюдаются на стыке этих суток в пределах общей ночи. А когда графики заметно расходятся, максимальные перепады наблюдаются либо в пределах отдельных суток, либо на стыках с другими граничными сутками. Это очевидно по характеру изменения температур. Можно заметить, что перепад температур в пределах 01–02.02.59 очень резкий, но не максимальный: на стыке 04–05.02 наблюдался еще более мощный провал «в минус» на 27,6 °C ― до минус 38,1 °C от максимума минус 10,5 °C. Это проходил на восток следующий, более мощный арктический циклон, видимый на картах погоды слева. А еще позже в пределах 13–14.02.59 наблюдался очень большой перепад температур на минус 30 °C от минус 4,7 до минус 34,7 °C. Правда, он был менее резкий, чем перепады 01–02.02 и 04–05, ― по графикам видно, что крутизна характеристики меньше, и перепад температур произошел за несколько большее время, чем в начале месяца.

Ясно, что горные условия на склонах Холатчахля несколько отличались от условий на метеостанции Бурмантово, расположенной в таежной зоне, ― температуры на высоте 900 м могли быть как ниже, так и выше, а вот ветер заметно сильнее. Поскольку налицо прохождение фронта холодного воздуха из-за резкого изменения температур на стыке суток. С резким понижением, а затем скачком вверх атмосферного давления. Ясно, что даже внешне несильный ветер 4 ― 6 м/с снижал ветрохолодовой индекс (эквивалентную характеристику пониженной температуры при учете влияния ветра) до минус 43 ― минус 51, и группа туристов в таких условиях попадала в опасную зону с борьбой «на выживаемость» даже при наличии зимней одежды.

Полученные позже данные от инженера Мошиашвили В.И. по метеостанциям Ивдель и Няксимволь примерно повторяют данные Бурмантово по температурам. В Ивделе понижение температуры было менее заметным, ― до минус 16,5. А вот в Няксимволе практически таким же, как в Бурмантово, ― до минус 28,3 °C. При этом ветер доходил до 9 м/с, причем направление ветра было преимущественно западным и северо-западным, ― с азимутального направления 270–320°. Это направление подтверждалось и расположением адиабат на приведенной выше карте поля давлений, поскольку ветер направлен обычно под углом 30° к направлению адиабаты при закручивании циклона на карте против часовой стрелки и закручивании антициклона по часовой стрелке. Графики температур, давлений и таблица метеорологических параметров приведены в таблицах.

Данные по восточным метеостанциям Троицко-Печорское, Пермь и Бисер не дают таких резких скачков температуры, хотя скачок в Троицко-Печорском тоже наблюдался. Восточнее условия по температурам были менее суровыми (особенно в Перми). Но эти метеостанции находились в 3–4 раза дальше от места аварии, чем западные метеостанции (см. схему ниже), поэтому их данные менее значимы.

Проверка данных по метеостанции Печора также дала скачок температуры в минус до 28,7 как раз несколько ранее стыка суток 01–02.02.59, причем более длительный по времени, чем зафиксированный более южными метеостанциями.

По словам профессора Гроховского на основании графиков температур и карте давлений в ночь с 1 на 2 февраля наблюдалось прохождение фронта холодного воздуха, сопровождавшееся усилением ветра, повышением давления (после имевшего места спада) и выпадением некоторого количества осадков. Тяжелая масса холодного воздуха вдавалась снизу клином в более теплую воздушную массу, которая поднималась вверх. Метеорологи отметили, что гора Холатчахль создавала эффект «экрана», и на ее восточном склоне ветер был несколько слабее, чем на открытых пространствах вдали от склона горы.

В результате анализа климатической обстановки Мошиашвили установил, что фронт холодного воздуха шел с северо-запада на юго-восток, причем зона холодного воздуха не проникла далеко на юг, и на уровне Троицко-Печорского и Ивделя температура не падала ниже минус 20 градусов. Но немного севернее и северо-восточнее ― в Печоре, Няксемволе и в Бурмантово отмечен пик падения температуры до минус 28. Показания именно этих метеостанций определяют наиболее точно температуры в точке аварии. При этом возможные отклонения пика температуры в зоне аварии составляют плюс-минус 2–3 градуса. Прохождение фронта было достаточно быстрым, ― со скоростью около 40 км в час, поэтому проследить его оказалось возможным только по 6-часовым показаниям метеостанций (по суточным температурам прохождение фронта не отслеживалось). Холодный фронт прошел в течение примерно 10 ночных часов 1–2 февраля, причем пик падения температур наблюдался в районе нуля ― двух часов по Гринвичу, т. е. в 5.00 ― 7.00 утра по Свердловскому времени. Прохождение фронта сопровождалось сильным ветром западного и северо-западного направления со скоростью не менее 10–15 м/с с азимута 270–290. Существенного выпадения осадков не могло быть, но усиление ветра могло вызвать повышенный сдув свежего снега с гор, сильную поземку и «низовую метель» из ранее выпавшего снега. В зоне главного хребта на восточной стороне могло наблюдаться явление типа «бора», ― падение тяжелого холодного воздуха вниз при перевале им хребта с усилением ветра даже до ураганной силы в 20–30 м/c ниже хребта. Такой была погода в зоне аварии по результатам анализа Мошиашвили.

После объяснения метеорологов стало понятной одна из возможных причин остановки группы Дятлова на склоне горы Холатчахль: к концу светового дня начала падать температура и начал усиливаться ветер. Дятлов понял, что когда группа выйдет на северный отрог горы, она попадет под такой же сильный ветер, как и накануне. Причем этот ветер продувает и ложбину внизу, поэтому для защиты от него надо еще углубиться в лес. А перед выходом в ложбину надо еще преодолеть на лыжах каменные гряды, ― не слишком приятное занятие на исходе дня, причем с потерей высоты. На следующий день опять пришлось бы набирать высоту, опять переходить через камни. По всем признакам группа решила не делать этого, ― решили встать здесь, на склоне, на участке в нечетко выраженной наклонной ложбине с глубоким снегом. Встать под защитой северного отрога горы, тщательно вкопав палатку в снег и крепко закрепив ее на лыжных палках и лыжах.

Группа намеренно выбрала участок склона с увеличенной толщиной снежного покрова, чтобы надежно закопать палатку в снег для ее защиты от ветра. Можно заметить, что толщина и состояние снега на разных частях склона горы была очень разной: в выемках углублений толщина была значительной, на выпуклостях склон почти обнажался от снега, на каменных грядах и в ложбине снег очень сильно сдувало ветром до обнажения камней. Условия снегонакопления, сохранения снега и сдува снега с горы на разных участках были разными. Поэтому и следы дятловцев сохранились по-разному: где-то в виде «столбиков, где-то в виде „вмятин“, а где-то не сохранились вообще.

Сейчас ясно, что при наличии только лыжных костюмов и свитеров, и при отсутствии обуви время активного существования группы в условиях холода (до минус 28°) и ветра (10–15 м/c) было ограничено 2–3 часами, не более. Пассивная агония группы могла продлиться несколько дольше, но изменить исход она не могла. Она лишь смазала конечную картину аварии, разбросав участников группы и их снаряжение.

Таким образом, наличие критических факторов вследствие резкого падения температур и усиления ветра в ночь аварии следует признать очевидным. Эти факторы, безусловно, способствовали быстрой гибели группы от замерзания, которое явилось главной причиной гибели большинства дятловцев.

Расположение метеостанций дано на схеме с обозначением их дальности от места аварии, а также даны расстояния от Ивделя до метеостанций.
Расположение метеостанций относительно места аварии (даны расстояния в км до места аварии и между ближайшими к Ивделю метеостанциями по туристской схеме «Урал»).

При снижении ветрохолодового индекса до уровня ниже минус 40–45° группа однозначно попадает в опасную зону, когда ее срок жизни в условиях холода уменьшается до нескольких часов даже при наличии теплой одежды и обуви. В этих условиях группа может погибнуть, если за отведенное ей короткое время она не сможет укрыться от ветра, соорудить защищенное убежище и утеплиться таким образом, чтобы повысить значение ветрохолодового индекса до более высокого показателя, обеспечивающего выживание в условиях холода. При этом надо использовать все возможности для утепления: укрыться в защищенном от ветра месте, соорудить отапливаемое жилище, эффективно использовать одежду, снаряжение и теплую пищу для обогрева людей.

Надо понимать, что система терморегуляция организма человека по своей природе близка к системе терморегуляции тропических животных (обезьян). Организм человека не защищен от холода так, как организм животных Севера, как организм белого медведя или северного оленя. При исчерпании запасов тепловых резервов, при наступлении «холодной усталости» система терморегуляции человека отказывает, и человек погибает. Сначала от холода отказывают наружные органы, наиболее подверженные воздействию холода: конечности, кожный покров и внешние мышцы. А затем холод проникает внутрь, нарушая процессы кровообращения и дыхания. А остановка кровообращения и дыхания, ― это и есть «механизм смерти». Общее угнетение холодом приводит к отключению кровоснабжения внешних органов и общему угнетению нервной системы. Человек засыпает на морозе. Сердце какое-то время поддерживает снабжение мозга кровью, но потом нарушается и работа сердца, и питание мозга. Сердце сбивается с ритма и останавливается навсегда.

Поэтому отсутствие защиты человека от холода в определенных условиях внешней среды неминуемо приводит к гибели даже при наличии теплой одежды.

Безусловно, по заключению судебной экспертизы о причинах смерти дятловцев, «холодная» авария из-за замерзания от сильного холода и ветра в данном случае имела место. Восемь из девяти дятловцев погибли от замерзания, а Тибо-Бриньоль тоже погиб не только от черепной травмы, но и от действия низкой температуры.

Этап «холодной аварии» в аварии Дятлова однозначно присутствует, причем его «составляющая» видится весьма сильной. Исход аварии мог быть куда менее трагичным, если бы не прохождение фронта холодной непогоды в ночь аварии.

Следствие в полной мере не «отследило» этот аварийный фактор и не совсем правильно оценило его значимость в ходе событий катастрофы.

Но имела ли место снежная лавина, ― главная причина большинства аварий туристов-лыжников? Были ли верны утверждения Аксельрода? Ответ на этот вопрос дают две следующие главы. В одной излагаются выводы на основе заключений специалистов по лавинам, а во второй даются ответы на целый ряд дополнительных вопросов, возникающих при объяснении событий аварии Дятлова. Эти объяснения даны на примерах-аналогах аварий с другими туристскими группами, ― на основе опыта других аварий. Такого опыта и дятловцы, и другие туристы тогда, к сожалению, не имели! Но теперь он есть, и мы можем его использовать для объяснения событий. И для понимания характера поведения людей, попавших в ситуации, сходные с аварийной ситуацией группы Дятлова.

<p>12. Тайна лавины: какая и почему она была?

По целому ряду внешних признаков при внимательном взгляде следы лавины видны. Действительно, разрушенная палатка стояла, засыпанная снегом, ее оттяжки со стороны задней стенки сорвало (!), а укрепленную середину и заднюю стойку повалило. Разорванную палатку не разорвало совсем и не разметало вещи по склону, ― значит, палатку плотно прикрывал снег. Причем внутрь палатки не попало много снега, как случилось бы, если бы разорванная палатка стояла на ветру 25 суток. А вот наличие «следов-столбиков» ниже палатки показывало, что после аварии до прихода спасателей сильные снегопады не выпали, а заметный слой свежего снега сдуло вниз и уплотнило остаток в жесткий наст. На это же указывает сравнение характера снежного покрова до аварии по последним снимкам группы Дятлова, и после аварии по показаниям Слобцова, Шаравина и других поисковиков. Видно, что покров заметно изменился за 25 суток. Несмотря на полный сдув свежего снега со следов, верхний слой снега на палатке остался и предохранил ее от дальнейшего разрушения ветром, который на склонах Холатчахля за 25 суток периодически достигал ураганной силы. По протоколу Слобцова:

«…На палатке на снегу лежал фонарь карманный, китайский, который, как установило следствие, принадлежал Дятлову. Непонятно было то, что под фонарем был снег 5-10 см толщиной, над фонариком снега не было, по бокам был немного присыпан снегом. Фонарик взял я первым и обнаружил, что он не был включен. Когда включил, то зажегся свет…»

Значит, в момент выхода дятловцев из палатки она была засыпана снегом, хотя ее и резали и рвали. Ведь снег обнаружен под фонарем, причем снег под фонарем не сдуло ветром, как вокруг следов дятловцев. Снега в этот момент лежало достаточно много, причем он был плотным. Часть снега сохранилась и уплотнилась до наста, ― на фото раскопа палатки ясно видны плотные комки снега, а не мягкий «свежак», сдуваемый ветром.

На лавину указывали и другие факты. Куртка, вдавленная в разрыв палатки со стороны склона, показывала, что снег изнутри палатки выдавливали силой, отвоевывая пространство. Ведь куртками-штормовками дятловцы накрывались сверху, поверх одеял, а ватники и теплые куртки уложили под себя. Вот и вдавили одну из верхних курток, когда навалился снег.

Разрезы, разрывы и трещины палатки ― тоже факты в пользу снежного обвала. Как следовало из опыта других аварий (см. ниже), ― разрез и разрыв палатки, ― обычная вынужденная мера в условиях, когда палатка придавлена снегом. Особенно тогда, когда надо извлечь травмированных товарищей. Трещины были прямым следствием схода обвала и действий в стесненных условиях под снежным завалом.

Зона разрыхления снега в средней части палатки и обнажения из размочаленной ветром ткани возникли не случайно. Они возникли в месте разрывов, из которых дятловцы выходили наружу и вытаскивали пострадавших. Ветер сдул часть разрыхленного снега, и ткань палатки обнажилась.

Перемещенная, стоящая явно не на своем месте боковая лыжа-стойка палатки и ее оборванные оттяжки, ― убедительное доказательство схода снежного обвала. Она упала на палатку, ее подняли и воткнули рядом с палаткой в качестве вешки. Сама эта стойка переместиться на новое место не могла, а стояла она в обоих положениях не на пути из палатки через разрывы, ― сбить ее случайно с ее места не могли.

Все тяжелые травмы дятловцев, ― компрессионного типа без внешних повреждений, ― это явные признаки лавины. Других обоснованных причин таких травм нет.

Налицо и все признаки наличия и «снежной доски», и ее глубокой подрезки в месте установки палатки по последним снимкам и по состоянию уплотненного снега на месте аварии.

Так что при внимательном взгляде следы воздействия лавины становятся видны.

Но противники «лавинной версии» выдвигали совсем другие аргументы. Они говорили, что палатку, естественно поставленную «по-штормовому» с заглублением в снег на полметра, просто занесло наметенным сверху снегом. И что заднюю стойку палатки (из лыжной палки) завалило, а оттяжки сорвало сильным ветром, а вовсе не лавиной.

Противники «лавины» упорно утверждали, что поисковики не обнаружили никакого «следа лавины». Утверждали, что склон над палаткой крутизной 18–20 градусов слишком «некрутой» для схода лавин. Утверждали, что район Северного Урала вообще «нелавиноопасен», и что в нем не было случаев гибели туристов в лавинах. Утверждали, что на склонах Холатчахля туристы никогда не наблюдали сход снежных лавин или каких-либо их признаков.

Наконец, утверждали, что «многие опытные уральские туристы» не допускали даже мысли о сходе лавины на палатку группы Дятлова.

Утверждали, что раненые лавиной дятловцы не могли самостоятельно идти вниз по заключениям судмедэксперта Возрожденного. И что сам характер их травм и наличие 8–9 пар следов от палатки, совершенно исключал возможность получения травм в палатке.

Утверждали, что «лавина» не объясняет причин поспешного отступления от палатки, что она не объясняет наличия многих улик и наблюдаемых явлений, ― таких, как «огненные шары», «радиация», странного поведения дятловцев и не объясняет характера их травм.

Противников «лавины» нисколько не смущало то, что с момента аварии до прихода поисковиков прошло 25 суток. И что за это время заметно изменился характер снежного покрова. Не смущало, что лыжня дятловцев до палатки и все их следы в радиусе более 10 м от палатки не сохранились. Они считали, что «лавинный след» из разрыхленного снега в таких условиях непременно должен был сохраниться. Их не смущало, что след лавины в горах при сильном ветре исчезает в течение несколько часов. Ведь все зависит от конкретных условий, а выводы «на все случаи жизни» неверны.

Противников природной версии аварии не смущало то, что туристы-мастера из Москвы Бардин, Шулешко, а также и Карелин отмечали, что «палатка была установлена в потенциально опасном месте».

Моисей Абрамович Аксельрод умер в 1997 году, и после его смерти, похоже, только геолог И.Б.Попов (директор заповедника «Вишера») и профессор ПГУ Н.Н.Назаров всерьез подняли голос в защиту его версии. Попову принадлежит реферат и статья «Это была лавина», в которой приведены неоднократные случаи гибели людей и животных от лавин в горах Северного Урала. Там рассказано о наблюдениях лавин в апреле 2001 года, когда значительная часть снежного покрова уже сошла. И даны результаты обнаружения схода снега в месте установки палатки дятловцев по повреждениям коры небольших деревьев со стороны склона. Но мало кто поддержал версию Аксельрода, несмотря на то, что он точно описал многие особенности похода дятловцев, которые позволили нам найти объяснение важных фактов и событий вокруг аварии.

Мы знали, что снежная лавина ― очень сложное явление, которое даже специалисты по лавинам и самые опытные туристы не могут предсказать заранее.

Какие-то «ссылки» на «опытных» туристов мне и Некрасову не нужны, ― мы из этой среды, и настроения в ней мы изучили сами. По литературе, источникам в Интернете и в результате личного общения с участниками поиска и опытными туристами-уральцами, мы поняли, что, сколько есть «опытных туристов», столько есть и различных мнений о причинах аварии Дятлова. И нет среди «опытных туристов» никакого единого мнения и насчет «лавины», как «первопричины» аварии Дятлова. Среди действительно опытных туристов и альпинистов наблюдалось очень осторожное отношение к разным «версиям», и не наблюдалось четкой позиции в данном вопросе. «Опытные туристы» как раз понимали, что в деле расследования аварии Дятлова еще слишком много неясного, чтобы делать категоричные выводы.

Еще мы поняли, что все эти «рассуждения о лавинах» и «против лавины» ранее были основаны на мнении кого угодно, только не на мнении специалистов по лавинам. Поскольку никто из известных нам исследователей аварии, кроме Попова, к специалистам по лавинам не обращался, и об этом нет никаких сведений по известным нам источникам.

Этот пробел мы решили восполнить, действуя параллельно по двум направлениям, ― обратиться к профессиональным лавинщикам (гляциологам) и подробнее изучить опыт аварий по доступной информации из литературы, туристской периодики, Интернета.

Хотя следы лавины в деле дятловцев и в виде травм, и в виде состояния поврежденной палатки мы видели достаточно отчетливо, в чем-то мы могли заблуждаться, и нам предстояло разобраться, в чем именно.

После консультаций со знакомыми мастерами туризма и альпинизма нашли специалиста по лавинам, ― доцента МГУ Володичеву Наталью Андреевну. Она не один год заведовала станцией гляциологов в Приэльбрусье и руководила исследовательскими экспедициями в различных горах. Володичеву удалось постепенно ввести «в курс дела». Она отвечала нам, но редко ввиду занятости.
Володичева Н.А., доцент МГУ, гляциолог.

Другой специалист нашелся сам, ― уральский гидролог Дмитрий Евгеньевич Клименко откликнулся на наши статьи в Интернете (его фото дано выше). Проживая ранее в Екатеринбурге, а теперь в Перми, он близко знаком с условиями Северного Урала, ― особенно со снежной обстановкой, водным режимом района, стоком рек, в общем, с местной «гидрологией». Клименко уточнил метеоусловия зимы 1959 года и сделал расчет для оценки лавинной опасности на склонах крутизной около 20 градусов, ― таких, как склон горы Холатчахль. По вероятностной оценке этого расчета на 55 % подобных склонов на 1 февраля 1959 года существовала средняя лавинная опасность. Эта оценка указывала на наличие отдельных очагов лавинной опасности. Наличие не «единичных» очагов, как для случая «малой» лавинной опасности, и не «массовых» для случая «высокой» лавинной опасности. Вообще лавинную опасность оценивают не только по «количеству» очагов, но и по их размеру, ― очагов может быть и немного, но если их размер велик, то велика и вероятность попадания в такой очаг на определенной площади земной поверхности. Качественно выводы на основе расчета Клименко указывали на реальную возможность схода лавины на склоне Холатчахля 01.02.59 г.

Первая наша статья по лавине встретила обоснованные возражения Володичевой, которая утверждала, что на таком склоне наиболее вероятен сход медленной «пластовой» лавины по слою глубинной изморози. Она указала, что обвал по объему снега мог быть небольшим, и что сход сухих пластовых лавин обычен уже для склонов с крутизной свыше 14 градусов. И что «мокрые» лавины наблюдаются даже на склонах крутизной 8 градусов. Практически те же соображения независимо от Володичевой высказал и Клименко.

Мы знали, что такое «пластовая лавина». Она созревает в ходе перекристаллизации снега на склонах, подверженным сильным воздействиям ветра, солнца и перепадов температур воздуха. Пласт снега созревает в ходе совместных процессов сублимации и возгонки. Процессов испарения снега без перехода в жидкую фазу и конденсации паров влаги из воздуха тоже без перехода в жидкую фазу. В условиях резких перепадов температур между наружным воздухом и внутренними слоями снега нижние слои снега испаряются, ― их пары поднимаются через пористую структуру снега и осаждаются на верхних слоях снега. А проходящие через снег насквозь пары уносятся ветром. Верхний слой снега уплотняется в тяжелую снежную «доску», ― при плотности 0,6 она мало уступает монолитному льду (0,9). При внешней крепости такая «доска» очень непрочная, ― внизу она изъедена трещинами, а лежит на слое разрыхления, ― очень неплотном слое инея глубинной изморози из мелких игольчатых кристаллов льда. Местами под ней образуются пустоты, и она висит «на честном слове», ― ее поддерживает только нижележащая «доска». Но достаточно бывает немного повредить поверхностный слой, подрезать «опорную» доску, и происходит обрушение. «Снежная доска» отламывается, падает (проседает) вниз и начинает скользить вдоль склона по слабому слою внутреннего разрыхления. Либо по слою глубинной изморози, либо по слою морозного снега-плывуна, который в ходе зимы замерз без уплотнения. Неплотные и непрочные слои разрыхления со слабой связью между кристаллами и зернами снега образуют своеобразную смазку для скольжения снежной доски.

Состояние «снежной доски» нестабильно, и ее сход может произойти самопроизвольно, без видимых внешних воздействий. Особенно опасной становится снежная «доска», когда ее подрезают, и она «нависает» без опоры снизу. Слоистость снега и характер отрыва снежной доски хорошо передает рисунок из книги Фляйга «Внимание, лавины!», стр. 88:

Известен случай тяжелой аварии в октябре 1988 года в горах Приполярного Урала, когда от схода «снежной доски» погибло 12 человек (см. следующую главу об авариях-аналогах). Здесь при общей небольшой лавинной опасности подрезка пласта снега МНОГОКРАТНО увеличила опасность схода пластовой лавины. Этот фактор особенно критичен в местах напряжения «снежной доски», как указано, например, в книге Фляйга на стр. 69 (М, «ИИЛ», см также книгу П.И.Лукоянова «зимние спортивные походы», М., Фис, 1979, с.114): со следующей иллюстрацией и комментариями:

Наиболее напряженными являются верхние слои снежной доски на перегибах склона, ― здесь даже небольшая нагрузка и подрезка склона лыжами может вызвать разрыв доски и сход лавины. Но еще большая опасность возникает при глубокой подрезке снежного пласта, или в случае, когда этот пласт не поддержан снизу! Ведь по данным геолога Попова палатка дятловцев как раз стояла на нечетком перегибе склона с увеличивающейся крутизной от 15 до 23 градусов, т. е. в зоне сжатия снежного пласта. Глубина снега на перегибе была больше, ― поэтому дятловцы и выбрали этот участок для ночлега, чтобы хорошо вкопать палатку в снег и защитить ее от ветра. Но при этом снежный пласт они подрезали на глубину около метра.

На приведенном ниже фото видны результаты схода «снежной доски» в горах Тянь-Шаня на склоне небольшой крутизны до 10º. Здесь тоже «снежная доска» не была поддержана снизу на краю ледосброса. Она оторвалась на участке длиной около 20 м вдоль края ледосброса, затем трещина пошла вверх и вызвала откол со сходом участка площадью более половины «футбольного поля» (его ближняя и часть дальней границы откола видны на фото). При подрезке снежной доски внизу обрыв лавины может происходить и на склонах с крутизной менее 14°, как в данном случае.

Адрес статьи: http://www.mountain.ru/world_mounts/tien-shan/2000/nagel/nagel.shtml.

Здесь край «доски» увлек в трещину и похоронил двух туристов, которые погибли от травм.

Характерно и мнение Фляйга об опасности лавин из «снежных досок» для туристов и альпинистов (стр. 145 той же книги):

«…Теперь, узнав некоторые особенности и опасные свойства лавин из снежных досок, мы поймем, почему до развития лыжного спорта и альпинизма в зимнее время они были мало известны и не встречались в прежних классификациях. С другой стороны, это позволяет отнести их к чисто туристским лавинам. Достаточно хорошо зная литературу об альпийских лавинах, я утверждаю, что, по меньшей мере, 75 % всех несчастных случаев с лыжниками каким-либо образом связано с лавинами из снежных досок…»

К сожалению, Дятлов об том не знал, ― книга Фляйга вышла в 1960 году. Правда, у нас об этой опасности серьезно предупреждали альпинист Малеинов и гляциолог Тушинский в своей необычайно полезной книге «Путешествие в горах» (1953 см. http://www.libex.ru/detail/book119316.html).

То, что глубокая подрезка снега имела место, видно на последнем снимке дятловцев (см. вторую главу), там налицо углубление в снег «выше пояса». А также видно, что слой свежего снега небольшой, ― всего (15–20) см, поскольку именно на такую глубину провалился поставленный на склон рюкзак (в правой части снимка). А под слоем «свежака» лежит плотный слой («доска»), на который опирается рука участника группы за ближайшей видимой фигурой в центре снимка.

Для чего и как выполнили подрезку склона при установке палатки, подробно изложено ниже при описании событий аварии. Это делали для повышения ветростойкости палатки и для того, чтобы ее сильно не придавило снегом, наметенным ветром между палаткой и склоном.

Для дополнения выводов Володичевой мы обратились и на географический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. Здесь нам помог профессор Кирилл Валентинович Чистяков.
Профессор Кирилл Валентинович Чистяков, вице-президент РГО.

Чистяков в основном согласился с нашими выводами и выводами Володичевой насчет «пластовой лавины». Он не увидел ничего «особенного» в ситуации с группой Дятлова и сказал, что по ходу зимы 1959 года и условиям горы Холатчахль имелись все условия для схода небольших пластовых лавин, особенно в местах подрезки снежного пласта. Одно из его уточнений касалось и явления «стратификации» атмосферы (оно было изложено выше).

Другое уточнение касалось ситуации после схода лавины. Чистяков указал, что отступление группы вниз во многом определялось именно давлением опасности схода новой лавины, давлением холода и ветра. В таких условиях раскапывать палатку было опасно, ― это могло привести к сходу нового участка снежной доски. Поэтому решение группы Дятлова отступить видится вполне обоснованным и логичным для ликвидации непосредственной опасности лавины и опасности холода и ветра для пострадавших. Ошибка состояла не в «отступлении» группы, а в том, что этот поспешный отход сопровождался потерей теплой одежды, обуви и снаряжения.

Чистяков сказал, что уклон около 15–23° ― вполне достаточный для схода лавины. Толщина снега более 1 м ― вполне достаточная. Он обратил внимание, что на обычно подветренном восточном склоне присутствовали снежные наддувы в виде сугробов со значительной толщиной (это подтвердил и Шаравин, отметивший наличие снежной выпуклости надува в ложбине склона, где стояла палатка). Надувы могли и не образовывать карнизы, но вот местные утолщения снега имелись. Характер следов, оставленных дятловцами, однозначно говорит о том, что структура снежной толщи была внутренне очень неоднородной: где-то следы сохранились, а где-то нет. А на каменных грядах и в лесу толщина и структура снега была не такой, как на более крутом склоне выше. По характеру покрова видно, что внутри толщи снега имелись зоны разуплотнения на разной глубине. То, что эти зоны присутствовали, вполне определенно следует и из графиков температур. Три или даже 4 раза за предыдущие две недели происходили резкие скачки температуры. Это всегда приводит к перекристаллизации снега: меняется интенсивность переноса пара внутри снежной толщи, образуются игольчатые кристаллы, глубинная изморозь, слои разрыхления. А поверхностные слои уплотняются ветром и спекаются в плотную массу. В результате образуются очень неустойчивые и хрупкие «снежные доски» на слабой подложке глубинной изморози. А в морозную зиму ― подложки из зернистого снега-плывуна со слабыми связями между частицами.

Чистяков отметил: дятловцы столкнулись в походе с открытой вершиной округлой формы, несущей большую снежную толщу. С вершиной, открытой ветрам, на которой происходит большой ветровой перенос снега. С горой, на которой состояние снежного покрова постоянно изменяется: снег выпадает, его сдувает, он уплотняется, испаряется, спекается, напластовывается и так далее. С изменением характера покрова меняется и лавинная опасность склона. Она может быть «в среднем» и небольшой, но может существенно возрастать при определенном состоянии снега.

Нам стало понятно, что в ситуации, когда группе пришлось аварийно покинуть палатку с несколькими травмированными участниками, на дятловцев давил синдром «повышенной опасности» снежной лавины. Подобно тому, как в разрушенных землетрясениях городах люди какое-то время просто боялись подходить к домам, которые представлялись, как источники повышенной опасности.

В целом же по ходу событий аварии Чистяков отметил, что здесь прослеживается именно аварийная «цепочка» событий, когда «одно цеплялось за другое». То есть, когда давление внешних факторов на каждом последующем этапе событий становились тяжелее предыдущего, и поэтому группа не смогла справиться с ситуацией. Травмы, потеря снаряжения, давление холода и ветра, ― все сложилось вместе, и привело к катастрофе.

Изучение же литературы по лавинам тоже дало немало в плане понимания специфики лавинных аварий. Ссылка на наиболее яркие примеры даны в следующей главе. А здесь уместно привести выдержку из статьи Г.Смолича «Зимние лавины» (журнал «Турист», № 2 1978, с. 12–13). Из этой статьи следует, что и через 18 лет после аварии Дятлова туристы знали об особенностях зимних лавин очень мало. А лавина, накрывшая дятловцев в палатке, была именно зимней. Вот выдержка из этой статьи:

«…Думается, что приведенные примеры опровергают мнение отдельных туристов о лавинной безопасности континентальных районов в ранний зимний период. И, чтобы избежать беды, надо уметь определять признаки лавинной опасности в это время. Главное, что предстоит узнать до выхода на активную часть маршрута ― каковы условия залегания снежного покрова, так как от этого зависит формирования горизонта скольжения. Если морозы наступили до первых снегопадов, то горизонтом скольжения послужит сам грунт; если снег лег на теплый грунт тонким слоем, то снег смерзается с грунтом, и такой склон будет менее лавиноопасен; если же на теплый грунт лег сразу большой слой снега, да еще после этого держались сильные морозы, то у поверхности склона образуется слой глубинной изморози, которая представляет собой отличный горизонт скольжения…»

Уже из этих коротких фраз ясно, насколько много факторов определяют характер зимних лавин, и насколько сложное это явление. Их характер определяется ходом течения всей зимы, ― тем, как сцепляются нижние слои снега с поверхностью склона. При определенных условиях выпадения снега и температур это сцепление может оказаться очень слабым. И тогда снег скользит по подложке даже на некрутом склоне. В случае аварии Дятлова точно известно, что в тот год снега накопилось много, морозы стояли сильные, и колебания температур имели место достаточно резкие.

После размышлений на основе заключения специалистов по лавинам наша реконструкция событий аварии Дятлова, связанных с «механикой» схода лавины, схематично изображена с комментариями на рисунках А, Б, В, Г:

На рисунке А дано изображение палатки в момент начала схода обвала «снежной доски», а на фрагменте А1 в левом углу, ― схематичный вид со стороны задней стенки палатки. Начало движения «снежной доски» было связано с ее перенапряжением из-за подрезки пласта снизу на глубину около 1 м (почему и как ― изложено ниже в описании событий). Такая подрезка нарушает целостность пласта значительно сильнее, чем лыжный след или следы ног. При подрезке по линии пласт снизу уже ничто не держит, ― он опасно «зависает», удерживаемый только ненадежной подложкой и краевыми усилиями вдоль верхнего контура пласта. Отрыв происходит по контуру, где пласт ослаблен трещинами, а напряжения от прогиба и отрыва пласта максимальны.

Непосредственной причиной отрыва мог быть сильный порыв ветра или дополнительное перенапряжение пласта из-за резкого падения температуры в ночь аварии (на минус 24 градуса в Бурмантово) и резкого скачка атмосферного давления. А также из-за подсыпки свежего снега (особенно если выше палатки был выложен бруствер для защиты от снега, сдуваемого сверху со склона). На верхний пласт также действовала статическая и переменная ветровая «дергающая» нагрузка со стороны верхних оттяжек палатки, ― она тоже могла способствовать обрушению пласта. «Снежную доску» выше палатки повредили ногами, ― по ней ходили, закрепляя оттяжки палатки на лыжных палках. Неравномерная поддержка пласта рыхлой подложкой, которая могла иметь пустоты, также вызывала перенапряжение пласта в отдельных зонах.

Начало движения «снежной доски» пластовой лавины происходит с отламыванием участка пласта по внутренней трещине, затем по контуру отрыва с его «просадкой вниз», ― падением в пустоты глубинной изморози, ― по направлению Y на рис. А1. Затем пласт («доска») скользит по рыхлой подложке глубинной изморози по линии склона F. Обычно пласт «снежной доски» дробится на фрагменты из-за перенапряжений, ― нагрузка на него в разных местах разная, а весь он изъеден снизу трещинами, по которым и происходит хрупкое разрушение. Ввиду сдвига слоев глубинной изморози, как сыпучей среды, сопротивление среды невелико и движение происходит даже под действием небольшой скатывающей силы на некрутом склоне. Просадка тяжелого верхнего пласта вниз может здесь происходить и из-за выдавливания нижнего слоя разрыхления в свободную нижнюю полость, ― туда, где пласты были ослаблены подрезкой при установке палатки (на А1 это движение показано небольшими стрелками под верхним пластом в направлении F). При движении отломившиеся блоки «снежной доски» перемешиваются и с нижним разрыхлением (инеем глубинной изморози), и с поверхностным слоем свежего снега.

Ввиду малости объема для «лавины» ниже применяется термин «обвал» (термин «лавина» применяется специалистами для обвалов с массой более 10 Т).

На рисунке Б изображен момент, когда обломки «снежной доски», перемешанные с рыхлым снегом глубинной изморози и верхним слоем свежего снега, накрыли палатку дятловцев со стороны задней стенки (видимо, палатку снегом накрыло целиком, но толщина снега и давление на ее части была различной). В случае с группой Дятлова обвал имел локальный характер, ― всего несколько метров по фронту и в глубину, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы поломать ребра Дубининой и Золотареву прижимом их к жесткому дну палатки (сила P на рис. Б1). Пласт «снежной доски» тяжелый и имеет плотность примерно 0,6, т. е. немного меньше плотности монолитного льда (0,9). «Наезд» пласта «снежной доски» толщиной 30 см по силовой реакции (энергетически) равносилен наезду бетонной плиты толщиной 6–7 см с такой же площадью (при плотности бетона 2,7–3,0). А падение пласта снега такой плотности толщиной 30–50 см и площадью (2–3) кв. м с высоты около 1 м (высоты среза для заглубления палатки в склон) вполне достаточно для нанесения травм Дубининой и Золотарева. Это подтверждено и Чистяковым, и Корневым (судмедэкспертом), и расчетами.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua