Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Евгений Буянов Б.Е. Слобцов Тайна аварии Дятлова

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

«Я хорошо знал Игоря Дятлова, ― начал Моисей Абрамович. ― Он учился в УПИ на радиофаке, на пятом курсе. За год до событий, о которых идет речь, мы путешествовали вместе по Приполярному ралу. Игорь приглашал меня и в это, ставшее трагическим, путешествие, но я не смог, поскольку у меня были другие планы.

Вся подготовка проходила у меня на глазах, и ничего не предвещало столь скорбной развязки. Они ушли, а мы продолжали жить своей жизнью, иногда вспоминая друзей. И вот приходит контрольный срок, день, другой, а от ребят никаких известий. Впрочем, первоначально особой тревоги это не вызвало, мало ли что ― задержались, затерялась телеграмма… (тревогу подняли 16, а 20 февраля начались поиски).

Наконец, институт организует поиски под общим руководством известного свердловского туриста Евгения Поликарповича Масленникова. Надо сказать, поиски были построены тактически безупречно. Четыре поисковые группы пересекли заявленный маршрут дятловцев в различных местах, что позволяло определить, до какого места добрались путешественники. Пятая группа шла по их маршруту. Забегая вперед, скажу, что ею были обнаружены лабаз и палатка группы Дятлова (26 февраля).

Я попал в отряд, выброшенный вертолетом в район Отортена. Мы прошли десятки километров ― никаких следов. Вдруг, шум двигателя. Не успели мы толком оглядеться, как над нами пролетел самолет и, дав круг, сбросил вымпел. Записка гласила: «найдены пустая палатка и лыжи на склоне 1079». Лаконичное послание с неба не допускала никакой двусмысленности в отношении судьбы ребят. В подавленном состоянии мы пошли в указанное место.

Да, бесспорно, это именно их палатка стоит на мрачном склоне Холат-Сяхыла. Я сам принимал активное участие в ее шитье в 56-м. Под палатку аккуратно, не торопясь, уложены лыжи. Дата гибели ребят была установлена элементарно просто. В дальнем углу палатки лежал дневник с датой последней записи ― 1 февраля 1959 года. То есть, туристы только начинали маршрут. В долине Ауспии они соорудили лабаз ― закладку продуктов и снаряжения, ненужного выше границы леса. Это говорило о том, что ребята пошли в радиальный выход налегке, намереваясь через день-другой вернуться к базовому лагерю.

Прокурор после поверхностного осмотра палатки и ее содержимого дал указание свернуть ее. Единственное, что было зафиксировано кроме обнаруженного дневника, это ― длинный вертикальный разрез палатки изнутри ножом. Разрезов и порывов было несколько, есть фото.

В первый же день поисков 26 февраля в 1–1,5 километре ниже по склону у основания приметного кедра были сделаны страшные находки, ― окоченевшие трупы Кривонищенко и Дорошенко. Бросилось в глаза, что ребята были раздеты почти до нижнего белья. Под кедром оказались следы маленького костерка.

Рассредоточившись по всему склону между палаткой и огромым кедром на границе леса, мы, вооруженные длинными щупами (один из этих щупов я нашел в 2001 г.), начали последовательно зондировать склон. Выше кедра практически на поверхности снега, чуть присыпанные, были обнаружены тела Игоря Дятлова, Рустема Слободина и Зины Колмогоровой.

На трупах не было никаких следов насилия, причиной их смерти было переохлаждение. На ногах ребят были лишь шерстяные носки…»

«Остальных дятловцев нашли уже весной в начале мая, когда снег начал таять и по склонам гор побежали звенящие воды. Очередные зловещие находки ни в малейшей степени не прояснили ситуацию. Скорее наоборот. Обнаруженные на лапнике в глубоком овраге недалеко от кедра тела четверых ребят имели разные травмы. Совершенно не понятные по происхождению и не укладывающиеся ни в одну из выдвинутых до этого гипотез (кроме лавинной).

У Коли Тибо-Бриньоля у основания черепа обнаружена вмятина 3×7 см, у Люды Дубининой симметричный перелом 5–6 ребер, у Золотарева тоже переломы ребер, но наоборот, все с одной стороны тела. Рядом с ранеными у лапника замерзшая фигура Саши Колеватого…».

«…Я часто думал об этой истории, и у меня сложилась своя версия. Игорь Дятлов организовал лабаз в долине Ауспии и собирался после небольшого кольца вернуться к своей заброске. Аккуратно уложив ненужные в радиалке вещи, ребята не спеша, начали торить лыжню к перевалу восточнее купола Холат-Сяхыла. Ближе к вечеру погода стала ухудшаться, а потом и вовсе замела поземка а запуржило. (Это подтверждают метеоданные того дня и последние фотографии). Ребята забрали несколько влево и, возможно, потеряли ориентировку. Это не соответствует истине, палатка стояла точно по ходу на водораздел в сторону Отортена. Убедившись в этом, ― с кем не случается такого в метель, ― ребята совершенно правильно решили встать на ночевку. Они спокойно обработали часть склона, врезались в него, утрамбовали площадку, разложили лыжи вниз креплениями и поставили палатку. Дневниковые записи того вечера совершенно спокойны и содержат ни драмы, ни ее предчувствия. Время, не столь позднее, ребята не спеша, ужинают, вспоминают прошлые путешествия, кто-то уже строит планы на будущее, и собираются ложиться спать».

Видимо, ребята еще не легли, только Тибо-Бриньоль надел валенки, остальные сняли ботинки, но валенки и теплые вещи для сна еще не надели. Это Ю.Е.Юдин корректирует дату, то есть все произошло вечером перед сном 1 февраля. И.П.

«…Самые сильные и бывалые Дятлов и Золотарев ложатся, как всегда, с краев, в наиболее холодных местах. Дятлов в дальнем конце четырехметровой палатки, Золотарев у входа. Думаю, рядом с ним лежала Люда Дубинина, дальше Коля Тибо-Бриньоль, рустик Слободин. Кто был в центре и дальше. Не знаю, но четверо ребят у входа, по-моему, лежали именно так…».

«…И вот, когда лишь притихшая метель слегка качала скаты палатки, произошло Нечто. Грохот, шум и внезапный удар снежной лавины по части палатки, примыкающей к входу. Другая часть палатки, оказавшаяся под прикрытием большого снежного уступа, не пострадала, лавина пролетела над ней и умчалась вниз. Удар принимают на себя четверо крайних ребят. Голова аскетичного Тибо-Бриньоля вдавливается в объектив фотоаппарата (скорее всего в каблук ботинка И.П.), который за неимением лучшего, Коля нередко клал под голову. Различия в переломах ребер Дубининой и Золотарева объясняются их разными положениями во время сна ― на спине и на боку».

«…Темнота, стоны травмированных товарищей. Выйти через вход невозможно. Кто-то выхватывает нож, разрезает палатку и помогает всем остальным выбраться наружу. Игорь принимает решение немедленно вернуться к лабазу, где аптечка, теплые вещи, укрытие леса. И они пошли…».

Двое самых сильных и менее пострадавших берут за руки Колю Тибо-Бриньоля, закидывают их себе за плечи и несут его вниз. Николай находится без сознания, и его следов нет на снегу. Он не опирался на ноги совсем, вот почему следов только восемь.

Примерно в таком порядке они могли спускаться, обня друг друга за плечи, Люда Дубинина и С.Золотарев, видимо, находились в сознании и, несмотря на сильные травмы, передвигались с помощью товарищей вниз. Прошли они примерно 1500 метров. И.П.

«…Завывает пурга, перед ребятами белое безмолвие, окутанное темнотой. Сориентироваться точно не удается, и ребята спускаются к лесу, но не к тому, где лабаз, а, увы, к другому. У раскидистого кедра Игорь понимает, что спустились они не туда. Туристы ломают лапник в овраге, укрытом от ветра, укладывают умирающих друзей. Они отдают им всю тёплую одежду и разводят костер. Умирает Коля Тибо-Бриньоль, вероятно, не приходя в сознание. Затем Люда Дубинина, С.Золотарев и Саша Колеватов. Юра Кривонищенко и Юра Дорошенко умирают у костра и только трое оставшихся в живых Игорь Дятлов, Зина Колмогорова и Рустик Слободин, возможно, уже с рассветом начинают свой путь к палатке, но внезапный после метели сильный мороз, смертельная усталость останавливают их поочередно.

А вот что написано в учебнике для ВУЗов о лавинах на Урале:

«По мере хозяйственного освоения горных районов число зарегистрированных случаев схода лавин увеличивается. Лавины падают иногда с перерывом в 100 и более лет.

При угле наклона 25–30º для возникновения лавины достаточно 30 см. снега.

Роль ветра особенно велика при возникновении местных лавин из снежных карнизов и снежных досок на подветренных склонах».

Метелевые лавины (В.Н.Аккуратов, 1959) возникают во время сильных метелей при скоплении на подветренных склонах большого количества снега. Перегрузка склона снегом приводит к нарушению равновесия снежного пласта и сходу лавин. В стратиграфическом разрезе снежного покрова в таком случае наблюдается мощная толща метелевого снега, отложившаяся на поверхности старого снега. Возможно именно такая сингенетичная (по словам Н.Н.Назарова) лавина и обрушилась на ребят.

В 1965-68 г.г. проблемной лабораторией снежных лавин МГУ и Главным Управлением Гидрометеослужбы при Совете Министров СССР в масштабе 1:1000000 °Cевер Урала попадает в этой карте в секторы (б) ― Приполярный и Северный Урал, районы с лавинами из метелевого и свежевыпавшего снега; (в) ― северный и Южный Урал, континентальные внутренние районы с лавинами сублимационного диафтореза.

(в) В горах Северного Урала наибольшее количество осадков до 1000 мм/год выпадает на Западном склоне. Существенное перераспределение твердых осадков производит ветер, скорость которого заметно возрастает с увеличением высоты над уровнем моря. На вершинах и перевалах дуют часто сильные ветры (до 35–40 м/с). Переветриваемый горными ветрами снег заполняет ущелья, скапливается в понижениях. В таких местах его мощность достигает часто нескольких метров. Снег, выпадающий на землю, отличается большой рыхлостью и подвижностью. По гребням склонов и в лавиносборниках образуются снежные карнизы и козырьки мощностью до 10–12 м и протяженностью до 100 м. При низких зимних температурах в снежном покрове возникают мощные горизонты глубинной измороси, обуславливающие неустойчивое положение снега на склонах.

Среднегодовой тип рельефа, сформулированный в результате эрозионного расчленения древних выровненных поверхностей. Высота от 800 до 1500 м, относительная высота от 200 до 700 м. Крутизна склонов 10–25º. Лавины сходят по эрозионно-денудационным желобам.

(б) Район Полярного и Приполярного Урала (и возможно Северного) с лавинами из метелевого и свежевыпавшего снега. Район характеризуется большой суровостью климата с очень продолжительной. Холодной, многоснежной и ветреной зимой. Все это обуславливает большую продолжительность лавиноопасного периода и большую интенсивность развития метелевых процессов.

Метелевые процессы приводят к перераспределению снежного покрова, концентрации огромных масс снега в лавиносборах подветренных склонов и образованию мощных снежных карнизов на бровках плато.

Преобладают средне― и низкогорные типы рельефа с широким распространением платообразных возвышенностей. Абсолютные высоты в среднем достигают 1000–1200 м. Глубина расчленения от 100–300 м до 1000 м. Склоны плато и особенно речных долин часто расчленены густой сетью логов, способствующих образованию и сходу небольших лотковых лавин после обильных снегопадов. Обширные поверхности плато благоприятствуют интенсивному развитию метелевого переноса, поставляющему огромные массы снега на подветренные склоны, где образуются наиболее мощные метелевые лавины и остовы. (ошибка: «осовы» ― прим. Евг. Буянов).

Весной, в конце апреля начале мая сходят мокрые лавины, срывающихся снежных карнизов часть таких лавин была сфотографирована мной 26–27 апреля 2001 г.

После ознакомления с материалами дела у меня и Валерия Демакова, также внимательно познакомившегося с материалами дела, возникло желание попасть на перевал группы И.Дятлова и самим убедиться в вероятности лавинной гипотезы, поскольку ее многие отвергали из-за наличия пологого склона в районе палатки.

В течение трех лет мы безуспешно пытались добраться до Холат-Сяхыл. В 1999 году вообще ничего не получилось, в 2000 году мы добрались только до кордона Мойва. И вот, наконец, в 2001 году как будто договорились с Сивинитом, о вертолете на 19 апреля. Но мероприятие сорвалось и тогда на помощь пришли нефтяники, договорились о вертолете, но в воскресенье из-за поломки автомашины полгруппы вернулись в Пермь, а полгруппы улетели до кордона Мойва, где и застряли до четверга 26 апреля. Отставшая часть группы во вторник прибыла в Соликамский аэропорт и в четверг после обеда, дождавшись великолепной погоды, вылетели на перевал группы Дятлова. И, наконец, 26 апреля 2001 года экспедиция в составе:

1. Воротникова Людмила Святославовна ― фотограф.

2. Демаков Валерий Алексеевич ― геолог, турист-горник, директор фонда поддержки заповедника «Вишерский».

3. Назаров Николай Николаевич ― доктор географических наук, профессор ПГУ.

4. Пиитя Станислав ― турист-таежник, гражданин России, но живет в Бельгии.

5. Попов Игорь Борисович ― геолог, ныне директор Вишерского ГПЗ.

6. Попов Евгений ― водитель, спортсмен.

7. Егоров Евгений ― летчик-радиорелейщик связь qps (ошибка: gps ― прим. Евг. Буянова).

8. Шаравин Михаил Петрович ― участник поисков 1959 г. С.Н.С.К.Т.Н. КБ при УралМаше.

9. Юдин Юрий Ефимович ― участник похода из группы И.Дятлова.

Вернулись из Соликамска:

Отмахова Анна ― кинорежиссер АВТО TV.

Колпаков Виктор ― фотограф.

Погода великолепная, на ни облачка, ветра нет, на солнце 20–25º, ослепительно белый снег. По пути фотографируем 4 лавины: на Ишериме, на Ось-Иёре, на Сомьях-Сяхыле, на Лунт Хусапе. Снег тяжелый, мокрый. Все четыре лавины ― это обрушившиеся карнизы на крутых склонах 35–50º.

После прибытия сразу направляемся к мету установки палатки. Михаил Петрович уверенно останавливается в тальвеге полого спускающегося к востоку ложка. Измерены углы склона в районе палатки: вниз-15º, вверх ― 22º-23º, в 50-100 м выше палатки 25–30º. Видимо, на при крутом вершинном уступе и сформировалась навеянная сингенетичная лавина из свежевыпавшего снега (t воздуха-10º на слое перекристаллизованного промороженного (t воздуха-35-40º) фирна. Определяет и глубину снега на сегодняшний день в месте установки палатки (1,2–1,4).

По свидетельству Михаила Петровича в 1959 г. снега было значительно больше около 2 м. Обращаем внимание на сдвинутые точно на восток до 1–2 м от места залегания преимущественно изометрические глыбы кварца.
Фото Шаравина.

Возможно, они сдвинуты лавиной. Низкорослые ёлочки ободраны, с запада иссечены, лишены не только мохового покрова и коры, но и сучков. Что это деятельность снеговетровой эрозии или лавины?

Почти единодушное решение о вероятности схода лавины в этом ложке, хотя явного лавинного лотка здесь не наблюдается.

Привязываются qps кой все точки на склоне от места установки палатки до кедра внизу.

На другой день погода резко портится: холодный сильный ветер до обеда выдувает все остатки вчерашнего тепла. Прибывший вертолет увозит нас, наполненных массой сведений и деталей о давней трагедии.

В Перми Валерий Ощепков, ознакомившись с результатами нашего путешествия на перевал, передал мне статью из журнала «Турист № 12 за 1989 гг» о трагедии на Полярном Урале, копию которой я прилагаю.

С 1959 года из моих мозгов не выходила проблема трагедии группы Игоря Дятлова и только сейчас, 43 года спустя, после анализа полученных сведений я пришел к двум моментам.

1. Ребята погибли в результате природной катастрофы, погибли в борьбе с превосходящими силами и вели себя достойно.

2. Не устанавливайте палатку в местах, где присутствует ничтожная вероятность схода лавины. Не подрезайте склон, даже если он практически горизонтален, но выше есть уклон.

Я хочу, чтобы Вы жили долго.

Список литературы:

1. Рундтквист «Сто дней на Урале. Уралгеодезия. 1993 г., стр. 23–26, 163 стр.

2. А.И.Попов, Г.К.Тушинский. Мерзлотоведение и гляциология (краткий курс), «высшая школа», М., 1973.

3. Материалы следствия по делу группы И.Дятлова.

4. Матвеев. Вершины Каменного Пояса. Челябинск, Южно-Уральское книжное издательство, изд. Второе 1990 г., стр. 289.

Ильин? Энциклопедия выживания А.А.Ильичев

Э.К.Федоров Большая энциклопедия выживания в экстремальных ситуациях, ЭКСМО-ПРЕСС, М., 2000 г.

<p>Приложение И Статья Аксельрода
М.А.Аксельрод (снимок 1955–1956 г.г.)

(Статья переписана без изменений со скана, представленного Буянову Ю.К.Кунцевичем)

(На правах цитирования, перепечатка Е.Буянова ― прим.)

Я так и не смог себе объяснить внезапный бурный интерес к трагедии более чем тридцатилетней давности. Внимательно прочитал все, что было напечатано в «Уральском рабочем», «На смену», и не все меня удовлетворило. Мне кажется, нормальный человеческий интерес к тому, что было причиной гибели девяти человек, оставил в стороне главный вопрос ― как они погибали. Только ответив на этот вопрос, можно ответить и на другой: что было тому причиной?

Можно ли было на этот вопрос ответить раньше? Да. Если бы нам ― тем, кто работал на поисках (а это была тяжелая физическая и психологическая работа), было известно то, что хранилось в засекреченных Львом Никитичем Ивановым папках.

Это был прокурор старой школы. Во время поисков мы спали в одном спальном мешке, потом более года встречались у него дома, но только сейчас я получил возможность прочитать результаты судмедэкспертизы и описание палатки ивдельским прокурором (удивительно поверхностное и неполное, ибо делал его не профессионал ― турист). Думаю, если бы мы знали, кто где в палатке лежал (по расположению вещей), на сколько (по глубине) был подрыт склон для установки палатки, картина гибели ребят была бы с самого начала яснее.

Из того, что есть в деле и нет в газетах, отмечу одно: в дальнем от входа конце палатки была полевая сумка с документами, принадлежащими Дятлову, а вблизи нее ― дневник Колмогоровой. Там, похоже, они и спали. До прочтения материалов дела я. Как все, считал, что четверо получили травмы, когда бежали, падая. По склону из палатки. Но в эту схему не вписывается скрытое вчера, и прежде всего характер самих травм.

Известно, что при падении ломают обычно руки или ноги, чего в данном случае нет. Да и странно было ожидать таких падений от тренированных крепких ребят, бежавших в носках, без обуви.

В канун дня, когда была найдена установленная поперек склона палатка, нас троих высадили вертолетом под Отортен (искать следы пропавшей группы), поэтому на месте трагедии я был лишь на третий день после того, как палатку обнаружили. Сама она была снята и находилась в Ивделе, а вблизи от места ее установки, на снегу, очень четко были отпечатаны девять пар следов в шеренгу ― три и метрах в полутора еще шесть пар. Они были видны не только у палатки, но еще и метров 150–200 вниз по склону. А дальше мы их и не искали, нам все казалось понятным.

Так оно и было до того дня, когда я прочитал в деле о двух симметричных переломах ребер у Дубининой, о переломе ребер правой стороны грудной клетки у Золотарева. Они могли быть только от лыж.

Дело в том, что группа Дятлова в долине Ауспии соорудила лабаз, в котором ребята оставили лишние вещи и продукты. Ночевать у лабаза не стали, решили перевалить через низкий отрог в долину Лозьвы. На перевал пошли во второй половине дня. Мела поземка, в 5-10 метрах ничего не видно, поэтому группа от оптимального маршрута отклонилась влево и незаметно для себя прямо от границы леса стала подниматься по склону вершины 1079. Когда стала ясной ошибка, решили заночевать и дождаться утра, дождаться видимости.

Ровное место для установки палатки найти не удалось. На более-менее ровной части склона разместили вход и прилегающую к нему часть палатки, а под дальнюю пришлось подрубать на склоне снег, укладывать отколотые снежные комья, ровняя площадку.

Холодная ночевка. Палатка стоит на перевернутых лыжах, между которыми 25–30 см. По существу ― ночевка на снегу, на открытом воздухе, тонкая ткань защищает лишь от постоянно дующего сильного ветра.

Эту палатку мы сшили из двух обычных зимой 1956 года, когда под руководством Королева ходили на Приполярный Урал. Палатка получилась длинной, около четырех метров, но зато в ней 9 человек могли спать поперек днища, не касаясь стенок.

Палатка поставлена низко, дальний ее край практически полностью укрыт уступом, который получился, когда на склоне ровняли площадку. У низкой палатки меньше парусность, да и высокая палатка требуется только при подвеске печки к коньку. А тут печь даже не собирали ― не было дров.

Воет ветер. Угнездились так, чтобы лыжи не врезались в тело. Полноценного сна нет. Временами охватывает забытье, но быстро отступает ― подмерзает часть тела, на которой лежишь. Вот и приходится крутиться. Кто лежит на спине, кто ― на боку, кто ― на животе. Велик соблазн прижаться спиной к соседу, немного согреть друг друга. Холоднее всего крайним, поэтому по краям самые выносливые, самые одетые. На дальнем краю ― Дятлов (помните. Где лежали документы?), у входа ― Золотарев, он постарше других, профессионал-инструктор.

И вдруг на часть палатки, которая ближе к входу, плавно и, быть может, без предварительного шума и грохота, накатывается какая-то тяжесть, с такой силой прижимая к снегу (к лыжам), что у Дубининой и Золотарева не выдерживают ребра. Быть может, Тибо и Слободин успели приподнять головы или даже попытаться встать, но их тоже прижало к днищу палатки, а точнее к тому, что там лежало жесткого (лыжи ли детали разобранной печки). Оба получают травмы черепа. Остальные пять человек, лежавшие у борта палатки, прикрытые открытым снежным уступом не пострадали совсем (во всяком случае, медики не нашли у них ни ран, ни переломов).

Почему я говорю о плавном нарастании тяжести? Если бы была ударная волна, палатку бы снесло. К сожалению, в деле нет подробного описания брошенной палатки: неясно, в каком состоянии были растяжки и лыжные палки, на которые была растянута палатка. Со слов ребят, которые нашли ее, известно, что палатка не билась на ветру, иначе постоянные сильнейшие ветры через разрезы разодрали бы ее в клочья. Похоже, что палатка держалась на нижних растяжках, да и то потому, что с наветренной стороны они были защищены уступом.

Мне кажется: то, что обрушилось на палатку ночью, очень похоже на лавину. Но никаких ее следов, не говоря уже о лавинном выносе, не было. Нараставшая тяжесть прямо со склона прокатилась по одной части палатки, придавила тех, кто в ней лежал и, с уступа перекатилась через дальнюю часть палатки, в которой были Дорошенко, Колеватов, Кривонищенко, Колмогорова и Дятлов.

Темнота, стоны, ужас. Растерянность. К входу, где лежат раненые, не пробраться, что с ними ― понять невозможно, и что-то срочно нужно делать. Может быть, кто-то зажег фонарь, но свет ― не помощник, через лежащих и стонущих к выходу не пробраться. И тогда кто-то отдает команду резать палатку и вытаскивать раненых. Не одеваться, не бежать, куда глаза глядят, а вытаскивать раненых. В такой ситуации туристская группа не позволяла думать о себе, заниматься собой, поэтому все оказались разутыми и раздетыми.

Вытащили раненых… Их состояние ужасно, особенно у Тибо, но разбираться некогда ― а вдруг еще одна волна? И тогда Девятов (ошибка: Дятлов ― прим. Буянова) отдает команду: здоровым взять раненых и всем ― вниз. Дубинину, Золотарева и Тибо ― каждого из них ― ставят между здоровыми, к которым поначалу, не взирая на боль в голове, причислял себя и Рустик Слободин. И группа идет вниз, спасительный лес.

Три замечания. Я выше написал, что было девять пар следов. Но, может быть, прав Масленников ― были следы лишь восьми человек, так как Колю Тибо сразу пришлось нести?..

Если бы ребята в панике, еще здоровыи, бежали от палатки, они бежали бы группой след в след, кто-то впереди, остальные за ним, а не шеренгой…

Пока вытаскивали раненых, пока принимали решение, наверное, кто-то мог вернуться в палатку, одеться, обуться. Но сделать это без команды, раньше остальных, было не по-туристски, не по человечески…

И все пошли вниз. Почему вниз? Да потому, что они считали, что возвращаются к лабазу, до которого спускаться 15–20 минут, и где лес, тишина, вещи. Продукты. Конечно, темно, не видно своих следов, но это не страшно ― они все равно должны выйти на свою лыжню на Ауспию и по ней дойти до лабаза. Лыжи в темноте не помогут, они только увеличивают опасность. Вот почему, скорее вниз, к спасительному лесу.

Но лес был слишком далеко. Не потому, что группа высоко поднялась накануне, а потому, что постоянные ветры с вершины 1079 «выбили» склон так, что по нему от палатки до подлеска оказалось более километра.

Остальное понятно. Добрались до границы леса, нашли место за ветром, уложили на лапник раненых, и трое пошли искать палатку. Ушли и не вернулись. Вернуться к палатке было невозможно и не только потому, что было темно. Постоянные ветры и поземка, в которой дальше, чем на сто метров ничего не было видно, поместили палатку по ту сторону жизни Дятлова, Колмогоровой и Слободина.

Внизу тоже прощались с жизнью. Кривонищенко и Дорошенко сняли с себя все до нижнего белья, отдали ребятам и угасли вместе с ушедшим в снег (с таким трудом зажженным) костром. Последним сном уснули раненые и опекавший их до последней минуты Колеватов.

Еще раз возвращаясь к событиям той трагической ночи, хочу сказать: во всех действиях погибающих было организующее начало ― спасти раненых, облегчить их страдание. Если бы каждый думал о себе, допускаю, что кто-то из здоровых остался бы жив, для этого достаточно было отвлечься от раненых и одеться.

После мартовских похорон мне выпало идти к Кривонищенко. Смутно вспоминаю большую квартиру, не помню, кто был вместе со мной, но никогда не забуду первый вопрос Надежды Константиновны: «Скажите, Юра умер, как мужчина?». Тогда я ответил утвердительно. И сейчас, зная больше, утверждаю: ребята вели себя самоотверженно. И если считать, что достойная смерть венчает достойную жизнь, на суде совести ребятам бы не было стыдно.

Примечание (Буянова). Трудно не согласиться с этой статьей, с большинством изложенных в ней фактов и выводов. Можно лишь добавить отдельные уточнения согласно фактам, известным нам, но, видимо, не известным ранее Аксельроду.

Так, палатка была подмята со стороны задней стенки, а не со стороны входа. А Дятлов по всем признакам лежал у входа, а Золотарев у задней стенки. Именно у входа висела куртка с документами Дятлова в банке из-под монпансье, которую извлекли Слобцов и Шаравин (этот факт, похоже, не был известен Аксельроду).

Не исключено, что дятловцы вовсе не заблудились в темноте и не думали отступать к лабазу, ― они могли решить отступить ближайшим путем к лесу внизу, до которого было чуть более полукилометра.

Ко многим выводам Аксельрода мы пришли самостоятельно, ― совпадение наших позиций подтверждает их правильность.

Некоторые детали нам были не видны, а Аксельрод на них указывает. Например, на то, что укладка поперек палатки является более «теплой»: при такой укладке с краев у холодных стенок лежат только 2 человека, тогда как при укладке вдоль у холодных стенок оказываются четверо.

Важен и акцент Аксельрода на действия по спасению дятловцами своих товарищей, ― действительно, это устремление для них было одним из главных, оно во многом определяло характер принятых ими решений.

Интересны выводы Аксельрода о недостатках следствия в части именно «туристского» расследования аварии, недостаточной туристской квалификации следователей.

<p>Приложение К На что была похожа лавина, сошедшая на палатку дятловцев по мнению специалистов по лавинам, указавшим на «пластовую лавину из снежной доски», как на наиболее вероятную причину аварии

Тезисы из книг В.Фляйга «Внимание, лавины!» (М., «Иностранная литература», 1960) и Отуотера «Охотники за лавинами» (М., «Мир, 1980).

Из книги Вальтера Фляйга «Внимание, лавины!» в приложении к условиям горы Холатчахль

Стр. 65: о снежном насте, как опасном горизонте скольжения:

«…Все эти слои наста, фирновые зеркала и ледяные пластинки образуют при известных обстоятельствах опасный горизонт скольжения для вышележащей толщи, особенно если в мороз на них ложатся слои сухого нового снега или талая вода нарушает связь наста с вышележащим слоем, делает его скользким и вызывает образование снежных оползней в виде пластовой лавины…».

Стр. 66: об изморози:

«…так как связь с отложившимся снегом отсутствует, изморозь может стать опасным горизонтом скольжения».

Стр. 69: о начале падения лавины:

«…Бухер констатирует:…» ― см. страницу:

Примечание. Начальный «разрыв» и сильное напряжение снежного покрова в случае аварии Дятлова имели место из-за подрезки склона месте установки палатки. А «отрыв» доски выше палатки возник немного позже из-за ее дополнительного перенапряжения при резком падении температуры, скачка давления, порывов ветра и навала свежего снега. Механизм отрыва был, как отмечено ниже уже у Отуотера (стр. 46) достаточно сложен, но в нем были задействованы в разной степени все эти факторы. А скольжение доски происходило по горизонту разрыхления: или по слою глубинной изморози, или по слою снега-плывуна.

Стр. 70, ― о возможности лавин при образовании внутреннего горизонта разрыхления из снега-плывуна:

«…Бухер сформулировал следующее правило: „Образование снега-плывуна следует ожидать тогда, когда отлагаются маломощные слои и преобладают низкие температуры. Слои снега-плывуна, особенно часто возникающие в начале зимы и потому залегающие в самой нижней части снежного покрова (хотя встречаются позже и в более верхних слоях), при последующем отложении снега не уплотняются, если только повышение температуры не проникло до них. Таким образом, на протяжении всей зимы они могут представлять собой большую опасность как первопричина лавин. Опасность эта особенно велика потому, что туристы обычно даже не подозревают о скрытых слоях снега-плывуна. Такое закономерное преобразование снега в сторону увеличения его зерна исследователи обычно называют разрыхлением слоя…“.

Стр. 75: Крутизна склона:

«…Несомненно, что склоны с падением менее 25° не столь лавиноопасны, как более крутые. Однако известны случаи, когда лавины возникают при углах наклона менее 14° и носителем лавины часто является вовсе не склон, который мы пересекаем, а покатость, расположенная значительно выше…».

Примечание. Крутизна склона выше палатки дятловцев: 23°, ниже: 15° (по данным измерений Попова и Назарова).

Стр. 81: Влияние погоды:

«…Решающим для лавинообразования является не столько рельеф, сколько соответствующие условия состояния снега и погоды. Каждый сильный снегопад чреват лавиной и тем опаснее, чем резче отклоняется ход изменения погоды от обычного…».

Примечание. Вывод: только крутизна и характер склона могут не быть определяющими факторами для возникновения лавины, ― в не меньшей степени влияют и состояние погоды, и состояние снега.

Стр. 84: следствия холодной лавинной погоды:

«…Мы знаем теперь два особенно характерных следствия „холодной лавинной“ погоды: лавинную опасность в результате накопления нового рыхлого снега во время и непосредственно после больших снегопадов и лавинную опасность, возникающую при образовании плотного снега и особенно снежных досок во время и часто еще долго после снегопада при сильном ветре…»

Стр. 88: рисунок со схематичной формой отрыва снежной доски и профиля снежной поверхности в месте отрыва:
Фляйг, стр. 88.

Стр. 131: о лавинах из снежных досок:

«…Лавины из снежных досок являются лавинами из твердого, преимущественно сухого, досковидного, сильно напряженного, плотного спрессованного или осевшего снега. У снежной доски широкий линейный отрыв. При отрыве она отламывается вертикально к склону по дугообразной или ломаной линии с острыми краями. Отрыв лавины возникает в виде трещины, мгновенно разрывающей снежный покров, часто с жестким, ясным, но обычно глухим треском: „вум“…».

Стр. 133:

«…Прототипом снежной доски является ветровая доска. Уже само ее название говорит о том, что эти самые опасные туристские лавины нераздельно связаны с весьма разнообразными условиями погоды, могущими вызвать лавины, подтверждением чего служат весьма яркие примеры, приведенные в разделе о погоде…».

Стр. 134: о непрочности снежных досок и опасности их подрезки:

«…Хэфели пишет: „Нельзя полагаться на относительно высокую прочность уплотненных ветром поверхностных слоев снега. Чем больше прочность, тем выше, как правило, внутреннее напряжение. Следует также принимать во внимание, что надрезы, создаваемые при несущем снежном покрове краями лыж, ослабляют его в наиболее опасном месте“ (поскольку максимальные напряжения наблюдаются именно у поверхности)».

Примечание. Если надрезы лыжами ослабляют снежную доску, то как же ее мог ослабить надрез на 1 м вглубь, сделанный с помощью ледоруба дятловцев…

Стр. 137:

«…Главная, особенно страшная опасность лавин из снежных досок состоит в том, что они возникают совершенно неожиданно в любом мете и в самое различное время под воздействием одного только ветра…».

Стр. 145:

«…Теперь, узнав некоторые особенности и опасные свойства лавин из снежных досок, мы поймем, почему до развития лыжного спорта и альпинизма в зимнее время они были мало известны и не встречались в прежних классификациях. С другой стороны, это позволяет отнести их к чисто туристским лавинам. Достаточно хорошо зная литературу об альпийских лавинах, я утверждаю, что по меньшей мере 75 % всех несчастных случаев с лыжниками каким-либо образом связано с лавинами из снежных досок…».
Фляйг, фото 57–58. Нижнее фото: отрыв снежной доски на склоне крутизной 25–27°.

Из классификации лавин на вкладке книги про особенности лавин из снежных досок:

«Сухие лавины из плотного снега: лавины из снежных досок.

Виды снега: Уплотненный снег. Спрессованный снег. Осевший снег. Новый или старый снег.

Характер движения и формы потока: Исключительно наземное движение, соскальзывание или сползание. Характерный отрыв в форме полосы с острым краем (линейный отрыв) одного или нескольких слоев. Мгновенный отрыв всей доски с сильным треском. Дробление на глыбы и плиты с острыми краями. Образование подпорного вала и широкого конуса выноса из глыб. Возможно поверхностное пыление. Отсутствие воздушной волны.

Тип лавин (катастрофические или туристские), сезонность и другие отличительные признаки: Самая опасная и наиболее часто встречающаяся туристская лавина. Возникает на любой высоте над уровнем моря во время и после снегопадов с ветром, вслед за образованием плотного и прессованного снега, особенно после холодных метелей, вблизи гребней и в высоких горах выше границы леса».

Определение «туристской лавины» дано у Фляйга на стр. 35 и 187:

«…Под „несчастными лавинами“ подразумеваются лавины, которые мы назвали туристскими, так как обычно они приводят к единичным или групповым несчастным случаям с туристами и альпинистами. Здесь, конечно, будет идти речь только о поведении при лавинной опасности, так как никакого готового рецепта поведения во время самой катастрофы дать нельзя. Приведенное в эпиграфе ужасающее количество лавин, вызванных самими туристами, показывает, что помощь здесь необходима и, как мы считаем, возможна…» (Эпиграф: «Достоверные сведения показывают, что 90 % „несчастных лавин“ вызвано самими пострадавшими или их спутниками». Шильд, 1949.).

Примечание. По всем признакам, спусковым механизмом аварии Дятлова явилась именно такая лавина из «снежных досок» на подветренном, восточном, открытом склоне горы Холатчахль. Лавина, достаточно небольшая по массе, была спровоцирована подрезкой снежного пласта в месте установки палатки. Термин «снежный оползень» к ней не очень хорошо применим, поскольку специалисты (например, тот же Фляйг) под «оползнем» очень часто понимают небольшие лавины из мокрого снега.

Стр. 188:

«…Именно в Альпах нет особенно лавиноопасных районов, но есть смертельно опасные условия погоды и состояния снега…».

Примечание. То же можно повторить относительно любого горного района, в котором имеют место значительные снегопады и снегонакопления.

«Неопределенность», замеченная у Фляйга из-за недостаточного понимания природы сил на стр. 197:

«…до сих пор еще не установлено, где лучше спасаться, ― за естественным убежищем, например, за скалой, или перед ним, то есть, что легче ― переносить давление или всасывание…».

Примечание. Здесь ответ однозначен: давление крайне опасно, и при ударе и даже просто давлении значительной массой даже на небольшой скорости оно вызовет летальный исход, ― человека просто раздавит о жесткое препятствие, как муху. Конечно, надо прятаться за препятствие, если препятствие массивное и прочное. Но если оно не массивное и непрочное, то попытка спрятаться за него просто приведет к гибели под его обломками. Потому прятаться за непрочные и не массивные препятствия нельзя, ― в этом случае лучше просто принять лавину «на себя», чтобы она отбросила, но не раздавила собой о препятствие, или не раздавила обломками сооружения. Надо понимать простую истину: огромные усилия со стороны лавины возникают при сильном сопротивлении ее движению, при ее ударе о жесткое препятствие. При этом чем больше скорость лавины, тем сильнее удар. И нет спасения тому, кто окажется между лавиной и препятствием.

Из книги Отуотера в привязке к условиям лавины на Холатчахле:

Крутизна склона и толщина снега для образования лавин: Стр. 37:

«…Я видел лавины при снежном покрове мощностью 15 см и на пологом склоне с углом наклона 15°. Однако такие случаи исключительно редки. Большинство лавин, достаточно больших, чтобы считаться интересными, сходили со склонов крутизной от 25 до 40°…»

Стр. 41: по глубинной изморози и конструктивному метаморфизму снежного покрова:

«…Глубинная изморозь разъедает нижний слой снежного покрова и подвешивает его, словно крышу, имеющую опору лишь по краям. Очень часто эта крыша в конце концов рушится. Глубинная изморозь влияет на весь снежный покров, образуя величайшие и разрушительные лавины…».

«…Конструктивный метаморфизм ― пожалуй, наиболее скрытый механизм, поскольку он действует невидимо для нас, образуя глубинную изморозь. Его эффект заключается в ослаблении снежного покрова в его наиболее уязвимом месте, в нижней части…» (на стр. 47).

Стр. 46.: сложность спускового механизма лавины:

«На самом же деле, как и во всем, что касается снега и лавин, спусковой механизм чрезвычайно сложен…».

Стр. 48: изменение температур:

«…Нам, лавинщикам, хорошо известно, что любое быстрое изменение температуры, повышение или понижение, ― это сигнал опасности…».

Примечание. На стыке суток 1–2 февраля 1959 г. (метеостанции Бурмантово, Няксимволь) имел место скачок температуры на минус 23,9 градуса в Бурмантово и не менее чем на минус 21,5° в Няксимволе!).

Стр. 62: ветер:

«…Ветер всегда считался важным фактором лавинообразования…».

Примечание. По свидетельству участников поиска, на горе Холатчахль обычны ветра 15–30 м/с и более (до ураганной силы).

Стр. 228: случай схода лавины от подрезки «снежной доски»:

«…Не требовалось особой гениальности, чтобы восстановить ход событий. В результате бурана на склоне образовалась мягкая снежная доска толщиной около 1 м. Доска могла осесть и стать устойчивой, если бы ее предоставили самой себе. Но тут пришел бульдозер АТТ и сделал разрез прямо посередине доски, уничтожив ее опору на склон. Лишенная этой опоры, доска съехала вниз…».

Примечание. Вот так же съехала вниз и доска, подрезанная дятловцами при установке палатки, ― склон был прокопан на глубин более 1 м судя по последнему снимку…

<p>Приложение Л Е.В.БуяновЗубья аварииНекоторые механизмы лавинных и холодных аварий на примере одной катастрофыМетодическая статья

Случается так, что туристской группе, попавшей в аварию, удается вырваться. Удается сломить, зацепивший ее «зуб опасности» и спастись. Но случается и так, что группа, уходя от одной опасности в сложной ситуации, тут же натыкается на другую. И бывает так, что, сломив один «зуб опасности», группа встречается со следующим. И каждый новый этап аварии оказывается при этом тяжелее предыдущего. В таком случае ситуация становится все сложнее, тяжелее и трагичнее. Особенно в условиях жесткого давления стихии и почти неизбежных в таких ситуациях ошибок туристов.

Ниже я хочу пояснить суть отдельных механизмов лавинных и холодных аварий на примере одной катастрофы, о которой писалось ранее. Но описания были даны без полной детализации причин, которые тогда еще четко не были видны. Пояснения нужны для возможного предупреждения подобных ситуаций в будущем, ― для лучшего видения отдельных факторов опасности.

Ситуация произошла на «сломе» условий рельефа, ― такие переходы чреваты всякими неожиданностями. Группа вышла из тайги на открытый ветру склон горы (Холатчахль, Северный Урал, 1096). На перевале дул ветер с азимута 270–290 (западный и северо-западный ― это мы выяснили точно), но под восточным склоном горы ветер был слабее. Гора прикрывала собой, пока группа не вышла из-под ее защиты. Дальнейшее движение выводило на северный склон и на более открытое пространство, ― навстречу ветру. Времени до темноты оставалось немного, поэтому туристы решили не выходить «под ветер» и заночевать на склоне, выбрав участок с достаточно толстым снегом в нечеткой ложбине склона, на перегибе крутизны. Спускаться вниз к лесу через каменные гряды не хотелось, поскольку на следующий день пришлось бы снова набирать высоту. Ночлег в таких условиях являлся хорошей тренировкой, ― ранее только руководитель группы имел опыт подобных ночлегов.

Казалось, все сделано правильно. Для установки палатки выбрали участок склона с глубоким снегом, ― в заметенной выемке склона, на перегибе крутизны. Длинную двойную палатку постарались максимально «убрать» под склон и «в склон», вырубив в снегу ровную площадку и укрыв палатку за снежным уступом высотой более метра. Так палатка меньше «парусила» на ветру и между ней и склоном не наметало крупный сугроб, тяжесть которого могла ночью завалить палатку. Ветер нес снег со снежного уступа через палатку, а в углублении между палаткой и склоном снега скапливалось немного. Палатку тщательно закрепили на стойках и оттяжках. Крайние стойки ― из лыжных палок, а высокие боковые ― из лыж с оттяжками от центра конька палатки. Для крепления оттяжек перевернутые палки углубили до колец, ― такая была глубина снега (до 120–200 см).

На рисунке показаны варианты установки палатки без углубления и с углублением в склон для меньшей парусности и защиты от навала снежного сугроба. Укладка поперек палатки была более теплой, поскольку у холодных краев лежали двое, а не четверо участников. А укладка головой от склона была лучше с точки зрения защиты головы от навала крыши под давлением сугроба со стороны склона. Палатку поставили задней (глухой) стенкой к ветру, по-штормовому, с заглублением в снег примерно на полметра. И с заглублением в склон с подрезкой пласта на 100–120 см, как показано на рисунке 1 справа..

Темный угол палатки сверху, ― это то, что выступало из снега над устоявшей передней стойкой тогда, когда палатку обнаружили. После аварии весь снег заровняло ветром за 25 суток по склону, ― сверху на 40–50 см выступал лишь острый угол. А задняя, заваленная часть палатки была под снегом.

Так группа постаралась уйти от видимых опасностей ветра и снега. На открытом пространстве ветер представлял серьезную угрозу, и в случае порыва палатки группа могла попасть в нелегкую ситуацию.
Рисунок 1. Установка палатки без заглубления и с заглублением в склон для уменьшения парусности и навала снега.

Но, уходя от одной опасности, группа невольно создала вторую. Край тяжелой снежной «доски» на слабой подложке глубинной изморози коварно навис над палаткой всей своей тяжестью. Подрезка снежного склона у палатки лишила «снежную доску» опоры снизу в зоне ее максимальных напряжений, ― на перегибе склона, где крутизна увеличивалась по высоте с 15 до 23 градусов (Попов И.Б., «Это была лавина», и по результатам измерений совместно с профессором Н.Н.Назаровым, ― геоморфологом ПГУ, см также реферат по результатам похода: http://community.livejournal.com/pereval1959/18649.html).

По этой «снежной доске» еще, видимо, походили ногами. И, возможно, выложили сверху бруствер из крупных комков снега, чтобы поменьше снега сыпалось на палатку. В результате совсем не опасный с виду склон стал лавиноопасен. Лавинная опасность была вызвана в данном случае не только подрезкой склона, ― она была вызвана и очень опасным состоянием снежного пласта. Тяжелый пласт этот нарастал в течение всей зимы, ― он уплотнялся и ветром и под действием резких скачков температур, которые сейчас видимы нам по графикам температур ближайших метеостанций Печора, Няксимволь, Бурмантово, Ивдель. Сход пласта, не поддержанного снизу, по слабой подложке глубинной изморози может произойти на склоне с незначительной крутизной даже менее 10º.

Характерно: лавина на этом склоне могла и не сойти и не наблюдаться в течение многих лет, даже если бы по ней прошло множество групп. Но глубокая подрезка снежного пласта явилась катастрофическим фактором, который обусловил сход небольшого снежного оползня на палатку.

Ночью при резком падении температуры, при повышении давления воздуха, ветра и наметенного снега кусок уплотненной «снежной доски» лопнул по трещинам, оторвался, съехал вниз и подмял задний край палатки дятловцев. При этом «доска, возможно, разломилась на куски и перемешалась и со свежим снегом сверху, и с рыхлым инеем подложки глубинной изморози (снизу). Видимыми, возможными причинами отрыва явились, конечно, подрезка пласта снизу, его повреждения при установке палатки, внутренние трещины, перегрузка пласта свежим снегом, порывы ветра, и резкое падение температуры (температурные напряжения). Оползень был небольшим по массе и объему, но он „наделал дел“ из-за определенного характера нагрузки.

Но мог ли такой небольшой оползень с массой от нескольких сотен килограммов до нескольких тонн, ― мог ли он нанести серьезные травмы участникам группы при весьма небольшой скорости схода с ориентировочной высоты порядка 1–2 м? Способна ли такая лавина-оползень с объемом в несколько кубометров частично уплотненного, а частью свежего снега нанести серьезные травмы?

Да, в определенных условиях воздействия нагрузки это случается.

Когда?

Тогда, когда значительная масса придавливает человека к жесткой опоре: к стенке, к полу, к дереву. Надо видеть страшную «костоломность», смертельную опасность данного вида нагрузки. Когда наваливающаяся масса значительна, она легко ломает кости даже при небольшой скорости или при небольшой высоте падения. Она легко ломает кости даже при нулевой начальной скорости, ― при статической нагрузке от веса этой массы уже при величине массы порядка 200–300 килограммов на человека. И ясно, что при таком механизме нагрузки даже несколько сотен килограмм снега могли нанести тяжелейшие травмы. Ведь навал его был не просто «статическим», ― от веса этого снега. Он был и «динамическим», ― при падении этого снега с высоты от одного до нескольких метров, ― с высоты, лежащей в пределах от высоты падения нижнего и верхнего краев снежного пласта. Такие нагрузки с навалом значительной массы, придавливающей к жесткой опоре, вызывают обычно или тяжелейшие травмы или летальный сход. Они легко ломают грудную клетку, позвоночник, кости черепа.

В конце статьи дано приложение, в котором теоретически объясняется разница между нагрузками при сдавливании и при отбрасывании (или падении) человека. Важно понять, что разница здесь ― в десятки-сотни раз, поскольку условная масса частей тела человека m (порядка от нескольких килограмм до нескольких десятков килограммов) существенно меньше массы падающего потока лавины M (порядка нескольких сотен ― десятков сотен килограммов).

Вывод определенный: наиболее опасными нагрузками при сходе лавины являются нагрузки, возникающие вследствие сдавливания (компрессии), когда человек оказывается между потоком лавины и жестким препятствием. От такого исхода надо стараться уйти и всеми средствами предотвратить такой исход. Что угодно, только не «припечатывание» лавиной к стенке или полу, или не «затирание» между препятствием и потоком лавины.

При этом обрушение потока или снежного пласта лавины на палатку в зоне подрезки пласта являются частным случаем очень опасной нагрузки сдавливания. На рис. 2 г показано схематично, как обрушение участка снежного пласта подмяло палатку в случае группы Дятлова. Обрушение было локальным, палатку подмяло со стороны задней стенки (а переднюю стойку не завалило).

Палатку, поставленную с подрезкой пласта с заглублением вниз «по-штормовому» поток или пласт лавины однозначно придавливает к площадке, а не отбрасывает. Палатке «некуда деться» из углубления в склоне. Основная часть массы палатки, ― люди и вещи, ― разложена на полу, а верх ее пустой и нежесткий. Поток легко сминает верх палатки и придавливает к ее полу все, что на нем лежит. «Отбрасывание» палатки практически никогда не происходит, ― практически ее может отбросить только вместе с уступом, который под ней. Продольная трещина вдоль наружного наклонного ребра палатки дятловцев ― прямое свидетельство удара снежного оползня по ее крыше при стоящей стойке и целых оттяжках. А куртка, вдавленная в разрыв палатки со стороны склона ― прямое свидетельство усилий по освобождению из палатки (придавленные ее вдавили силой, отвоевывая внутреннее пространство).

Примером подобной аварии служит очень трагичная история на Приполярном Урале (горы Рай-Из) 29.10.88 г., когда небольшая пластовая лавина на некрутом склоне морены высотой всего 20 м со снегом толщиной всего 40 см (внизу) похоронила под собой 13 человек (см. П.И.Лукоянов. «Неслучайные случайности», журнал «Турист», № 12, 1989, с. 48–50). При крутизне склона над палаткой: 25–30°. Интересно, что лыжи, воткнутые в снег у палаток всего в нескольких метрах, остались стоять, ― лавина их не завалила.

У дятловцев была похожая ситуация. Задняя часть палатки после ее обнаружения была придавлена снегом. Часть снега с палатки была сдута ветром, а остальная часть просела и уплотнилась до твердого наста, причем ветер за 25 суток заровнял все выступы на склоне. Упавшие лыжи-стойки, похоже, были подняты и воткнуты у палатки в качестве вешек (ориентиров), поскольку оттяжки от них отсутствуют.

Оползень лавины импульсивно придавил и вызвал достаточно тяжелые травмы трех участников, ― множественные переломы ребер Дубининой и Золотарева, а также черепные травмы Тибо-Бриньоля и Слободина. Следы похожего удара по голове имелись также у Кривонищенко (височная рана с разлитым кровотечением), Колмогоровой (следы удара по лицу, носовое кровотечение) и Колеватого (раны на щеке и под ухом).

Но не только травмы осложнили положение дятловцев.

Чтобы освободиться из завала им пришлось разрезать и разорвать палатку. В результате разрушения жилища группа оказалась в очень тяжелом положении, ― ночью, в сильный мороз, на ветру, с тремя травмированными участниками. Ночью восстановить палатку было невозможно. Согреваться активным движением пострадавшие не могли: резкие движения у них вызывали боль.

Одев пострадавших в отдельные вещи, извлеченные из-под снега в разрушенной палатке, группа решила срочно спустить раненых вниз, к лесу, чтобы там укрыть от ветра. А затем вернуться к палатке за вещами. До границы леса было всего полкилометра, ― долго ли сбежать вниз и вернуться «в тапочках»?..

Конечно, тогда в темноте дятловцы не понимали до конца, какого типа лавина и почему на них сошла. Не считаться с возможностью схода новой лавины они не могли, и понимали опасность раскопки палатки в темноте. Новый оползень мог в любой момент подмять устоявшую часть палатки и нанести новые травмы. Какие и насколько опасные были нанесены травмы, дятловцы тоже не совсем понимали, ― ведь профессионального врача у них не было. О тяжести травм они судили по симптомам и болевым реакциям. На поспешное решение повлиял, конечно, и испуг от неожиданности, и тревога за пострадавших, и «приличный» удар по голове. Роковое решение спуститься в легкой одежде и обуви было принято в состоянии сильного стресса и спешки.

Группа пошла вниз. Вот здесь вступил в действие новый фактор аварии, о котором группа Дятлова не знала. Температура вечером и в ночь аварии упала на минус 23,9 градуса до минус 28,8 в Бурмантово (-28,3 ― в Няксимволе, – 28,7 ― в Печоре). Усилился ветер, и могли иметь место осадки в виде снега (ввиду близости графиков температур и точек росы). По всем признакам имело место явление типа «бора», ― падение холодного воздуха с горного хребта вниз с усилением ветра (вообще «бора» обычно наблюдаются в прибрежных районах гор, но здесь имело место сходное по типу явление при перевале холодного воздуха горного хребта). Карта температур с видимым вторжением холодного фронта в ночь аварии (на 5.00 по Свердловскому времени) приведена ниже.

По графикам температур и давлений был прослежен ход арктического циклона, который и вызвал резкое падение температуры в ночь аварии. Циклон шел с запада на восток, крутясь против часовой стрелки (при взгляде на карту). Его центр четко просматривается. Крылом холодного фронта он задел район Северного Урала, причем край этого фронта прошел севернее Ивделя (где температура не опускалась ниже минус 21). Ближайшие к месту аварии метеостанции в Няксимволе и Бурмантово и в Печоре отметили резкое падение температуры ниже минус 28 °C. Остальные метеостанции (Троице-Печерское, Ивдель, Пермь, Бисер) не отметили столь резкого падения температуры, но они (кроме Ивделя) находились значительно дальше от места аварии, причем по картам видно, что холодный фронт прошел севернее этих метеостанций, вначале вдаваясь клином на юго-восток и затем смещаясь на восток и северо-восток. Сейчас трудно установить, была ли температура на высоте 900 м выше или ниже отметки минус 28–29 (могло быть по-разному, поскольку здесь тяжелый холодный воздух вдавался клином, вытесняя более теплый воздух вверх), поэтому оценка на минус 28 является наиболее достоверной. А вот ветер на высоте и на открытом склоне горы был однозначно сильнее, чем внизу на метеостанциях. Направление ветра по карте давления можно примерно определить по изобарам, ― вектор ветра направлен под углом 30° по часовой стрелке к изобаре циклона, а общая закрутка циклона ― против часовой стрелки вокруг его видимого центра)

Примечание. Координаты места аварии (61°48’ С.Ш., 59°28’ В.Д) обозначена на карте температур красным крестом (верхний правый угол карты у отметки изобары -20 °C). Можно заметить, что место аварии находится вблизи пересечения параллели и меридиана 60 градусов, обозначенных на схеме серым точечным пунктиром. Это зона +5 часов (к времени по Гринвичу), но пик холодного фронта в районе горы Холатчахль проходил примерно в 3.00 ночи по местному времени.

Удар холода и ветра не был бы столь роковым, если бы группа находилась в «нормальных» условиях таежного ночлега. Но на открытом пространстве продуваемой ветром горы при воздействии на ослабленную травмами группу без теплой одежды этот удар имел фатальные последствия.
Карта температур 02.02.59 в 00.00 по Гринвичу (5.00 по Свердловску). (Место аварии ― красный крест в правом верхнем углу у изотермы -20°.)
Карта давлений на 00.00 по Гринвичу 02.02.59

Уже на спуске к границе леса (на 550 метров) группа вышла из-под защиты горы и попала под более сильный встречно-боковой ветер на продуваемом пространстве мелкого редколесья. Чтобы хоть как-то укрыться от ветра, им пришлось углубиться в лес от его границы еще на километр.

Но и на лесной поляне у кедра группа не была полностью защищена от ветра. Поэтому для укрытия пострадавших им пришлось откопать снег в углублении вблизи ложа ручья, ― здесь соорудили настил, на котором уложили травмированных участников, чтобы они согревали друг друга.

Для согрева пытались развести костер у кедра, но эти попытки оказались безуспешны. В условиях сильного мороза и ветра разжечь костер оказалось сложно, а поддержать костер они не смогли. Лес оказался очень плохим: валежник был под снегом, а при отсутствии топора заготовка дров путем обламывания ветвей кедра принесла незначительные результаты при затрате огромных усилий. Едва загоревшийся от обрезков ткани и фотопленки небольшой костер быстро погас, ― дров для него не хватило. Согреться дятловцы не смогли, получили ожоги и поняли, что без теплой одежды и бивачного снаряжения группа погибнет от холода. Дятлов, Колмогорова и Слободин предпринимают отчаянную попытку вернуться к палатке за теплыми вещами и снаряжением и погибают в борьбе от холода на продуваемом пространстве редкого леса. У костра погибли Дорошенко и Кривонищенко, ― они сильно выложились на физической работе и были одеты хуже других, а попытки согреться у костра у них сопровождались ожогами и загоранием одежды. В ожидании товарищей, ушедших к палатке, погибли от холода и последние четверо, ― Колеватов и трое травмированных: Дубинина, Золотарев и Тибо-Бриньоль.

Главными «слагаемым» тяжелой аварийной ситуации явились два очень коварных фактора стихии: пластовая лавина-оползень, сошедшая на палатку вследствие подрезки склона, и прохождение фронта холодного воздуха, вызвавшее резкое падение температуры в ночь аварии с усилением ветра и, по всем признакам, выпадением осадков. В тяжелых условиях аварии решение группы спуститься вниз к лесу без теплой одежды и бивачного снаряжения имело роковые последствия, поскольку у группы не хватило времени, сил и тепловых резервов для возврата к палатке. Отсюда и гибель всех от замерзания.

Авария не окончилась бы столь трагично, если бы не навал фронта холодного воздуха на ослабленную травмами группу, лишенную жилища, верхней одежды обуви и бивачного снаряжения. Вероятно, она бы не окончилась столь трагически, если бы не решение группы спускаться без одежды и снаряжения, ― это решение было построено в расчете на «обычные» условия в день перед аварией, но не на резко изменившиеся условия ночью. Эта ошибка группы была третьим «слагаемым» аварии, которое в сумме с последствиями лавины и навалом холодной непогоды и привело группу к гибели.

Выводы достаточно определенны. Какие факторы опасности должны быть определенно видны группе, которая останавливается на ночлег?

В порядке следования они таковы.

Небезопасной является остановка группы на открытом месте. За ночь условия могут серьезно измениться, ― температура упасть, а ветер и осадки серьезно усилиться. Может произойти и изменение направления ветра.

При установке палатки на открытом месте эти факторы могут привести к разрушению палатки ветром.

При выборе места бивака надо учитывать не только «текущие» погодные условия, но и возможные изменения этих условий в худшую сторону.

Опасной является подрезка снежного пласта в месте установки палатки. Сход пластовой лавины при подрезке возможен на склонах с незначительной крутизной.

Подрезка снежного пласта при установке палатки может катастрофически увеличить лавинную опасность склона! Даже такого склона, обычное прохождение которого совершенно безопасно.

Кроме того, достаточно мощная лавина с крутых склонов может пройти значительное расстояние даже по склону с незначительной крутизной, ― такие случаи известны. Здесь иногда не спасают «отходы» от склонов на 300 ― 500 м, ― мощные лавины запросто проходят такие расстояния по склонам с небольшой крутизной порядка 10 градусов. Поэтому небольшая крутизна склона еще не означает, что склон нелавиноопасен.

И подрезка склона, и открытость склона, и наличие мощных сбросов над склоном, ― все это факторы лавиноопасности, которые надо видеть при установке бивака.

Бивак надо устанавливать в защищенном месте и от ветра, и от возможных лавин и камнепадов. Расчет на снежно-климатические условия предыдущего дня при установке бивака может быть совершенно неверен, поскольку за ночь эти условия могут серьезно измениться и по «силовым» составляющим ветра и осадков, и по направлению ветра.

Во многих случаях тот склон, который для прохождения может считаться «нелавиноопасным» для установки бивака должен быть признан как потенциально опасный. Оценка лавинной опасности склона для прохождения и для установки бивака должна быть в принципе различной. Для бивака требования по лавинной безопасности существенно выше. Предсказать сход лавины практически невозможно, но вот тактически обойти опасность схода лавины путем установки бивака в более безопасном месте обычно не представляет большого труда.

Надо видеть опасность сдавливающих нагрузок и всеми путями уходить от них, ― не оказываться между потоком лавины и жестким препятствием.

Надо понимать смертельную опасность таких нагрузок на тело человека и уходить от них всеми доступными способами. Они практически не дают шансов на спасение. Частным случаем таких нагрузок является и нагрузка от падения лавины на палатку, поскольку в этом случае людей прижимает к полу палатки значительная масса снега. Даже статическая, медленно нарастающая нагрузка от такой большой массы порядка нескольких сотен килограммов, представляет очень серьезную опасность. А в случае динамических нагрузок с большой скоростью и при возрастании массы до нескольких тонн сдавливающее воздействие таких масс почти наверняка будет роковым. Большие нагрузки при движении лавины возникают тогда, когда ее поток встречает на своем пути жесткие препятствия, ― и чем больше скорость, тем сильнее удар. Но и на небольших скоростях значительная масса снега легко ломает человека о жесткое препятствие. В частности, и пол палатки является таким препятствием.

Поэтому для установки палаток надо выбирать защищенные места. Участки леса ― нередко хороший признак того, что лавины не сходят. Массивные препятствия в виде крупных камней и скальных монолитов ― хорошие защитные стенки для палаток и со стороны склонов, и со стороны ветра.

При установке бивака надо постараться увидеть и возможные «прыжки» лавин со всех окружающих склонов и уступов, ― в том числе и со склона, противоположного склону бивака.

Ясно, что травмы участников группы, особенно тяжелые, резко снижают сопротивляемость группы условиям внешней среды. В случае аварии Дятлова этот фактор сыграл весьма негативную роль и в плане вывода из строя участников, и в плане отвлечения сил других участников группы для помощи пострадавшим. В результате заниматься активными действиями по спасению могла только часть группы туристов, и общая сопротивляемость группы снизилась в 2–3 раза. Ведь, по крайней мере, трое были выведены из строя, и еще 2–3 человека должны были помогать раненым. Активно действовать для обустройства жилища, разведения костра, транспортировки вещей могли не более 3–4 человек вместо 9. Понятно, насколько ослабела действенность группы в борьбе со стихией из-за полученных травм.

Травмы всегда являются сильным «давящим» фактором стихии и на больных, и на здоровых участников.

Руководитель группы, имеющей на руках хотя бы одного тяжело травмированного участника, должен понимать, что «группа на грани выживания». Что положение крайне тяжелое, и действия должны быть не только быстрыми, но и крайне продуманными, организованными и осторожными. И что даже малая ошибка руководителя и группы в такой ситуации может иметь фатальные последствия.

Это говорится, конечно, при понимании той простой истины, что «бросить» хотя бы одного «тяжелого» участника совершенно недопустимо, ― это и аморально, и это прямой путь к разобщению и гибели всех.

Очень небезопасным является и разобщение группы, ― на него можно идти очень расчетливо обычно только для необходимых действий по спасению (длительно ― для вызова помощи, а кратковременно ― для отходов малых групп с целью подноса топлива, снаряжения и производства работ по обустройству жилища).

Травмы также наложили тяжелый отпечаток на выбор плана действий дятловцев. Понятен их благородный порыв в первую очередь спасать и укрыть пострадавших. Но тяжелые последствия «шага от палатки» со снаряжением они глубоко не смогли просчитать с учетом круто изменившихся условий внешней среды.

Потеря одежды и снаряжения и разрушение жилища, ― катастрофические фактор аварии, резко усиливающий внешние воздействия стихии.

Недооценка опасности переохлаждения и замерзания, ― крайне опасный фактор аварийности.

Отсутствие теплой одежды и обуви в условиях сильного мороза и ветра ― катастрофический фактор стихии!

Сложение всех перечисленных факторов аварии и привело к столь тяжелой катастрофе. Стихия холода оказалась сильнее из-за снижения сопротивляемости группы вследствие травм, разрушения жилища, потери снаряжения и одежды. И из-за общего усиления фактора давления холода, ветра и осадков в ночь аварии.

Предсказать сход лавины трудно, нередко просто невозможно, и очень часто невозможно предсказать приход заряда непогоды. Но тактически почти всегда можно обойти эти опасности путем правильного выбора пути и места установки бивака. И даже в условиях аварии обычно можно предотвратить или ослабить воздействие таких критических факторов, как разрушение жилища, потеря теплых вещей, снаряжения, продуктов питания.

Нам не сразу удалось найти информацию и воссоздать картину холодного удара стихии в ночь аварии. Но сейчас эта картина видна, ― видно и движение циклона, и характер распространения холодного фронта, известны и температуры и направления ветра по данным метеостанций вблизи места аварии. Оказалось, что все эти данные при желании можно найти и спустя 49 лет после аварии, если обратиться к знающим специалистам. В данном случае таким специалистом был инженер и преподаватель Гидрометеоуниверситета Владимир Исакович Мошиашвили. И оказалось, что всю нужную информацию можно найти в Интернете, если знать, где она находится.

Группа Дятлова погибла, несмотря на отчаянную и самоотверженную борьбу всех ее участников с коварными ударами стихии. Думается, что допущенные ими в ходе этой борьбы ошибки должны вызвать сочувствие, сожаление и понимание, но не осуждение. Дятловцы пали достойно, как солдаты в неравном бою, ― по всем основным признакам эта авария была тяжелым несчастным случаем.

Светлая им память и уважение от нас! И будем мы благодарны им за этот тактический урок, который они добыли для нас ценой своей жизни! Урок, который при правильном понимании и правильных действиях, быть может, поможет предотвратить подобные аварии в будущем. ПриложениеО нагрузках при сдавливании и отбрасывании человека потоком лавины

Сдавливание человека значительной массой М потоком лавины при опоре на жесткое препятствие крайне опасно. Ниже на рисунке 2 схематично показаны варианты такой нагрузки со стороны значительной массы M, ― в случае, когда она придавливает человека к стенке силой Ma (a ― ускорение M) на рис. 2а и при придавливании человека к горизонтальной опоре статической силой Mg ― на рис. 2б. На рис. 2в и 2 г показаны варианты давящей нагрузки при обрушении тяжелого снежного пласта на палатку. При этом вертикальная составляющая от действия массы M будет, конечно, меньше, чем при «прямом» воздействии этой массы (как на рис. 2а, 2б), но все равно она очень опасна. На рис. 2д и 2е схематично показаны нагрузки на тело человека, имеющие характер сдвига, ― такие нагрузки из-за смещения пластов движущейся массы снега и при опорах на препятствия могут вызывать тяжелые травмы. Могут быть очень опасны и черепные травмы от сдавливания головы, ― особенно при давлении на жесткую опору: рис. 2 г.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua