Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Евгений Буянов Б.Е. Слобцов Тайна аварии Дятлова

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

И у Дубининой:

«… На наружной и передней поверхности левого бедра, в средней трети разлитой кровоподтек синюшно-лилового цвета на участке размером 10х5 см… с кровоизлиянием в толщу кожных покровов… Сердце размером 12х4х5. В области правого желудочка неправильной овальной формы кровоизлияние размером 44 см с диффузным пропитыванием мышцы правого желудочка… двусторонний перелом ребер справа II, III, IV, V по средне-ключичной и средне-подмышечной линиям, слева перелом II, III, IV, V, VI, VII ребер по среднеключичной линии. В местах перелома ребер имеются разлитые кровоизлияния в межреберные мышцы. В области рукоятки грудины справа разлитое кровоизлияние… Смерть Дубининой наступила в результате обширного кровоизлияния в правый желудочек сердца, множественного двустороннего перелома ребер, обильного внутреннего кровоизлияния в грудную полость. Указанные повреждения могли возникнуть в результате воздействия большой силы, повлекшей за собой тяжкую закрытую смертельную травму грудной клетки у Дубининой. Причем повреждения прижизненного характера и являются результатом воздействия большой силы с последующим падением, броском или ушибом грудной клетки Дубининой».

И в итоге у всех трех с тяжелыми травмами: «Смерть [фамилия] ― насильственная».

Подобные данные судмедэкспертизы поставили следствие в тупик. Было совершенно непонятно, каким образом нанесены подобные внутренние травмы без видимых внешних повреждений в местах приложения нагрузок. Непонятно, каким образом эти травмы могли возникнуть в результате падений, ― ведь на склоне, по которому они спустились, нет ни крутых сбросов, ни крупных камней. А при падении с высоты своего роста получить такие травмы практически невозможно.

Возник еще целый ряд вопросов, на которые следствие никак не находило ответ. Дело для расследования с самого начала взяла прокуратурой, а милиция им не занималась. Никакие «параллельные» расследования тогда не велись, правового механизма предварительного следствия тогда (до 1961 г.) у милиции не было, ― она могла проводить только оперативно-розыскные действия, но не следствие. КГБ фактически мог забрать дело у прокуратуры, но этого не случилось.

Следователи прокуратуры, конечно, в первую очередь искали следы уголовного преступления, но не находили их. Не обнаружили никаких достоверных улик, подтверждающих присутствие каких-либо посторонних людей в зоне аварии до прибытия групп поиска. Не обнаружили и предметов, которыми были нанесены эти странные травмы, ― ничто конкретно не указывало на их источник. Оставалось совершенно непонятно, почему дятловцы ночью разрезали и покинули палатку, поспешно отступили в лес без теплой одежды и снаряжения, где погибли от замерзания. Не удалось установить, где получены эти странные травмы: наверху, у палатки, на спуске или внизу, в лесу. Вывод Возрожденного о том, что Дубинина с травмой сердца могла прожить не более 10–20 минут, казалось, исключал возможность получения травм в зоне палатки. Ведь вниз уходили 8–9 пар следов, но казалось очевидным, что трое с тяжелыми травмами (Тибо, Дубинина и Золотарев) не могли с такими травмами идти вниз. А следов волока или иных признаков переноски пострадавших тоже не обнаружили.

Склон около палатки некрутой, ― до 20 градусов (по разным оценкам и измерениям от 15 до 20 градусов), да и состояние снежного покрова в виде твердой корки жесткого наста никак не наводило на мысль о возможности схода снежной лавины на палатку. Тем более что никакого следа лавины на склоне не обнаружили. Его, правда, и не искали, считая склон недостаточно крутым.

Дополнительно экспертиза установила, что смерть дятловцев наступила предположительно через 6–8 часов после последнего приема пищи. Из четырех часов на их руках трое часов показывали близкое время: Слободин― 8.45, Тибо: 8.14 и 8.39 (двое часов), а часы Дятлова показывали 5.31.

Примечание. По словам опытного туриста В.Борзенкова на основании практики спасработ и экспериментов установлено, что механические часы на руке замерзающего человека останавливаются обычно через 50–60 минут после наступления смерти. Причем часы, просто подвешенные на морозе, не останавливаются. А вот часы на руке человека в снегу, или положенные на лед или в снег, останавливаются из-за быстрого замерзания механизма (видимо, вследствие быстрой конденсации паров и образования крупных кристаллов, заклинивающих механизм). Но эта особенность следствию не была известна, ― она была установлена значительно позже.

Похороны трех погибших состоялись 12 мая на Михайловском кладбище Свердловска, а Золотарева похоронили позже на Николаевском кладбище.
Стела памятника дятловцам на Михайловском кладбище в Свердловске.

Лев Никитич Иванов, ― следователь прокуратуры, который вел дело дятловцев, никак не мог найти объяснение причин аварии. Ему не удавалось преодолеть противоречия, связать известные факты и построить картину событий. Изучив показания ряда свидетелей, ― метеоролога Токаревой о наблюдении полета «огненного шара от 17.02, и показания поисковиков о наблюдениях „огненных шаров“ 31.03, Иванов не без оснований стал предполагать, что авария дятловцев могла быть связана с какими-то „испытаниями“. Он попытался разобраться, что за „испытания“ могли иметь место, еще раз посетил место аварии, исследовал лес. В одном месте ему показалось, что ветки елочек имели следы огня. Вызывал подозрение и странный цвет кожи погибших. Поэтому Иванов решил провести экспертизу и исследовать тела и вещи погибших на радиацию. Вот что он написал в статье „Тайна огненных шаров“, газета „Ленинский путь“, г. Кустанай, 22 и 24 ноября 1990 г.:

«…Сговорившись с учеными УФАНа (Уральского филиала Академии Наук СССР), я провел очень обширные исследования одежды и отдельных органов погибших на „радиацию“. Причем для сравнения мы брали одежду и внутренние органы людей, погибших в автомобильных катастрофах или умерших естественной смертью. Результаты оказались удивительными. Для неспециалистов результаты анализа ничего не скажут, и я назову лишь такие: коричневый свитер одного туриста, имевшего телесные повреждения,― давал 9900 распадов в минуту, а после промывки образца – 5200 распадов, т. е. эти данные говорят о наличии радиоактивной „грязи“, которая отмывалась. Надо сказать, что до обнаружения этих трупов они усиленно обмывались талой водой под снегом – там текли целые реки. Следовательно, радиационная „грязь“ в момент гибели туриста была во много раз больше…».

«…Когда я доложил А. Ф. Ештокину о своих находках – огненных шарах, радиоактивности, тот дал совершенно категорическое указание: абсолютно все засекретить, опечатать, сдать в спецчасть и забыть об этом. Надо ли говорить, что все это было точно выполнено?..»

И уже в начале статьи Иванов сделал вывод:

«…От народа были скрыты истинные причины гибели людей, а эти причины знали считанные единицы: бывший первый секретарь обкома А. П. Кириленко, второй секретарь обкома А. Ф. Ештокин, прокурор области Н. И. Климов и автор этих строк, занимавшиеся расследованием дела. Сегодня, ни Кириленко, ни Ештокнна, ни Климова в живых нет…»
Лев Никитич Иванов, следователь прокуратуры по делу о гибели группы Дятлова.

В результате всех этих действий дело закрыто 28.05.59 г. После проверки в Москве Генпрокуратурой дело возвращено 11.07.59, и по распоряжению прокурора Свердловска Клинова какое-то время хранилось в секретном архиве (листы 300–307 «дела» были сданы в сов. секретный архив). Но потом его рассекретили и сдали в архив ограниченного доступа. Основным аргументом прекращения дела явилось отсутствие признаков преступления. Следствие не обнаружило никаких прямых улик преступления, но и сделать определенных выводов о причинах гибели туристов не смогло. Итог расследования сводился в описании событий аварии к неопределенной формулировке, что «причиной гибели туристов явилась непреодолимая стихийная сила». Но что это была за «сила», и каков ход событий аварии, в описании событий, данных следствием, ничего сказано не было.

Власти на несколько лет наложили запрещение посещать район аварии организованным туристским группам. Но некоторые туристы без официального оформления маршрута посещали место аварии, пытаясь найти и новые улики, и ключ к разгадке событий.

<p>5. Предположения и версии: смесь из правды и заблуждений

Среди разных людей возникло множество предположений, слухов и масса заблуждений о причинах и ходе аварии. Они возникли из-за неполноты информации, неопределенности выводов следствия и общего непонимания специфики туристских походов, особенностей природных условий.

Возникло несколько десятков различных «версий». Но большинство их являлось, по сути, всего лишь предположениями, которые, вроде, объясняли отдельные факты и события, но вступали в явные противоречия с другими фактами и событиями. Эти противоречия никак не позволяли сложить известные факты в цельную картину событий и объяснить все непонятные факты. Оказалось, что придумать свою «версию» событий достаточно легко, но вот обосновать ее и связать в единое целое с известными фактами, неизмеримо сложнее. Многие исследователи в этом не преуспели, и над аварией по-прежнему висела завеса тайны.

Среди многочисленных «версий встречались и „несуразности“, которые высказывались и отдельными гражданами, и властями, и даже следователями. До обнаружения дятловцев, например, власти подозревали, что туристы могли „сбежать за границу“. „Такое“ могли придумать только те, кто не прошел и километра по тайге с рюкзаком. Следователи выдвигали криминальную „версию“, по которой авария могла быть следствием какого-то внутригруппового конфликта, пьяной драки или драки „из-за девушек“. Подобные „предположения“ встретили яростный отпор со стороны опытных туристов, хорошо знавшим истинную „цену“ таким утверждениям. К сожалению, эти примитивные представления дожили и до наших дней, ― на их основе появился даже художественный роман-триллер. Такое могли сочинить только люди, совершенно не знающие специфику туризма и спортивных туристских походов.

Имелись и мнимые «версии-издевательства» над откровенными глупостями. Таковы, например, «версии» «карлики Актриды» о «похищении душ туристов злыми „карликами Актриды“, живущими под землей и „арийская версия“. Эти „версии-пародии“ ― всего лишь шутки над теми, кто примет их всерьез.

Остальные «версии», так или иначе, вырастают из следующих утверждений:

1 ― авария была «природной» аварией, связанной с естественными условиями воздействия природной среды, а также вследствие каких-то действий группы на маршруте в условиях давления внешней среды.

2 ― авария была следствием «техногенных» факторов, ― следствием каких-то технических испытаний оружия, ― ракетного, вакуумного, радиационного и т. п. («техногенная авария»).

3 ― авария была следствием уголовного преступления, ― нападением уголовников или следствием преступления власти, которая устранила туристскую группу, приняв ее по ошибке за группу преступников, или с целью сохранения каких-то «секретов», или даже использовала ее для преступных «экспериментов» («криминальная» авария).

4 ― авария была следствием какого-то события, не связанного ни с обычными природными, ни с техническими, ни с «криминальными» явлениями. К таким «неопределенным», ничем не подтвержденным, предположениям можно причислить «версию» об НЛО, «версию» о случайном отравлении. Вот какое предположение высказал участник поисков В.Д.Брусницын (автор ряда фотоснимков, приведенных в книге):

«Я с Борисом Слобцовым и нашими друзьями в молодые годы много занимались экстремальным туризмом и ещё больше альпинизмом. Были в разных ситуациях, но никогда ни у кого не было даже в мыслях бросить всех и всё и в панике, с выключенным сознанием, куда-то бежать. Я думаю, что никто из личного опыта и истории серьёзного туризма и альпинизма не сможет привести примеры аналогичной ситуации, которая была зимой 1959 года. Жаль, что к этой проблеме в своё время, да и сейчас, не подключились специалисты психоаналитики, не подключились врачи и спецслужбы, знающие все препараты той поры, которые могли восстанавливать силы или действовать на психику человека.

Группа молодых, тренированных, в институте и в походах всегда уравновешенных и спокойных ребят в экстремальных условиях северной зимы вдруг совершает коллективный непонятный для нас поступок. В дневниках ребят, на фотографиях, снятых на маршруте и в последний роковой вечер, всё спокойно, всё хорошо. Нет не в лицах, поступках, словах в дневниках никаких признаков тревоги и раздражения. Только погода не очень благоприятная ― идёт снег и дует ветер. Но в зимних походах на севере, и не только, такая погода часто бывает, и группа к ней была подготовлена. Они, не спеша, до темноты по всем правилам зимних походов поставили палатку. Все в ней устроились, поужинали (сухари и корейка) и улеглись спать. Вероятно, во время ужина они приняли какой-то допинг для восстановления своих сил или этот допинг был в корейке. Корейка в те голодные года была в большом дефиците. Всегда где-то с трудом «доставалась» и была припасена группой для самого трудного этапа пути ― восхождение на гору Отортен. Препарат начал действовать, когда они уже спали или готовились заснуть. В это время начался этот психический взрыв. Все девять человек одновременно отключили своё сознание, разрезали палатку, всё бросили, всё забыли и нырнули во тьму, холод, снег. Побежали в одних носках, без тёплых вещей в одежде, в которой легли спать. Позднее, когда мы нашли палатку, почти у самой палатки, ниже по склону были видны следы бегущих людей. Длина шага составляла ~ 1,5 метра. Снег выдуло, а столбики уплотнённого снега хорошо просматривались. Я думаю, что они бежали до самого низа, до редкого леса. Бежали и падали, разбивая себе головы и ломая рёбра. В одних носках удержаться на снежном склоне практически невозможно. Сознание вернулось к ребятам только внизу. До палатки по склону 1,5 км. Ночь. Они сделали для своего спасения всё возможное в тех суровых условиях…»

Но «неопределенные» версии не получали подкрепления в виде конкретного объяснения, чем было вызвано развитие событий, ― каким таким «НЛО», или каким «токсичным веществом», или какой «аномалией», и при каких обстоятельствах. Поскольку не было найдено ни следов НЛО, ни каких-либо следов отравления, ни аномалий.

Со временем представления большинства исследователей о причинах аварии стали разделяться фактически на два направления: естественно-природная авария или «техногенно-криминальная».

Сторонники естественно-природной аварии утверждали, что авария группы Дятлова, ― это обычная авария туристской группы, и она никак не связана ни с испытаниями секретного оружия, ни с какими-то преступлениями. Имелись попытки объединить «природную» аварию с «техногенной», но к видимым успехам такие попытки не приводили… Полного единства между сторонниками «природной аварии» тоже не было.

Мастер спорта по туризму Моисей Абрамович Аксельрод выдвинул версию о лавине, как о главной причине аварии, ― эта версия № 1 по «шкале» фильма ТАУ «Тайна перевала Дятлова». Он построил связную картину событий, и указал на многие технические особенности поведения дятловцев и детали событий. Фактически его «версия о лавине» включала также этапы, связанные и с потерей снаряжения, и с последующим замерзанием дятловцев в условиях метели. Аксельрод считал, что после схода лавины и получения травм дятловцы пытались отступить к лабазу, но в темноте и метели заблудились. Их попытки вернуться к палатке на открытом ветру пространстве, оказались обречены. Аксельрод не отказался совсем от «техногенных» причин аварии, полагая, что сход лавины мог быть вызвал каким-то внешним толчком, связанным с испытаниями техники или военными маневрами.

Но целый ряд моментов в его «лавинной» версии встретил вопросы и возражения, ответы на которые ранее не были найдены. Оппоненты возражали, что склон горы некрутой, указывали на отсутствие следа лавины. И на отсутствие каких-то признаков схода лавин в данном месте горы на основе наблюдений поисковиков и туристов в последующие годы. Указывали, что район Северного Урала «нелавиноопасен», что в нем не происходили аварии из-за лавин с туристскими группами. Казалось, что «лавинная» версия явно не стыкуется и с выводами судебной экспертизы. Ведь травмы дятловцев, казалось, были столь тяжелы, что не позволяли им идти вниз. А наличие 8–9 пар следов на склоне указывало, что вся или почти вся группа шла вниз шеренгой, взявшись за руки.

В общем, преодолеть все возражения и объяснить все события аварии до конца Аксельрод не смог, и его «лавинная» версия имела немного сторонников даже среди опытных туристов. Она появилась после закрытия дела, и не была принята в качестве «официальной версии» следствия. Эта версия не получила достаточного обоснования и достаточной защиты от атак оппонентов и «зависла» на непонимании целого ряда моментов. Над ней еще предстояло поработать, чтобы или укрепить ее, или отбросить, как несостоятельную.

В качестве «природных» версий выдвигались также и версии о воздействии «инфразвука», о нападении медведя-шатуна, о «шаровой молнии». А сейчас в телепередачах еще пытаются объяснить аварию и «холодной плазмой», и каким-то особым видом «шаровой молнии», или другими аномалиями. Эти «версии» были и являются лишь предположениями, которые не имеют никакого обоснования, никаких видимых следов воздействия. Ну как можно обосновать или опровергнуть то, что не оставило следов, и что нельзя воспроизвести и исследовать, что никем еще не наблюдалось? Например, как можно судить о том, был ли там медведь-шатун или «инфразвук», или шаровая молния? Если этот «медведь» ничего, никаких следов, кроме страха или мифической паники за собой не оставил? Нет, пока не найдены подтверждающие следы и улики, все подобные неподтвержденные «сущности» должны быть отброшены следствием. Тем более что они никак не позволяют связать события аварии, ― объясняя, например, причины отступления из палатки, они никак не объясняют причины появления травм. «Паника» или «умопомрачение» ― это вполне определенные сущности. Они должны были оставить вполне определенные следы беспорядочных действий. Но таких следов у палатки нет. По следам видно, что отход был организованный, плотной группой. И одеты дятловцы были по-разному: травмированные были одеты лучше, двое из них имели теплые куртки и теплую обувь. Не стыкуются эти факты с представлением о внезапном паническом бегстве врассыпную и «в чем спали»…

То же самое относится и к «техногенным» и к «криминальным» причинам аварии, ― пока нет улик, нет и «сущности». Придумать ведь можно все, что угодно. Но доказать надо только то, что было на самом деле и что основано на достоверных фактах и уликах.

Так что целый ряд и природных, и «техногенных», и «криминальных» версий «зависал» без опоры на полной бездоказательности, на полном отсутствии подтверждающих фактов и улик. В эту «безнадежную» группу попали криминальные «версии»: «мансийская» (нет улик, указывающих на какое-то нападение со стороны местных жителей), «бытовая ссора». А также «отравление спиртом» или какими-то иными веществами (включая токсичные «газы» и «ракетное топливо»), «эскадроны смерти или беглые зеки» (нападение «спецназа» или уголовников) и все возможные варианты на подобные темы.

Вот «техногенные» версии (включая и «версию об НЛО»), казалось, имеют определенные обоснования в виде документальных фактов полета «огненных шаров» и факта обнаружения следов радиации на одежде дятловцев. Но явная слабость этих фактов состояла в отсутствии объяснения, ― а что же это было за явление, эти «огненные шары», и откуда она появилась, эта «радиация». Не было объяснения, как эти непонятные явления повлияли на события аварии, была ли здесь прямая связь или хотя бы какое-то влияние, и насколько оно было «существенным». Поэтому эти факты нуждались в проверке и объяснении для оценки их роли в событиях аварии. Эта проверка и эти объяснения должны были дать ответ, насколько обоснованы «версии» о «ракете», «бомбардировке», «атомном взрыве», «спутниках или натриевом облаке» и прочей «техногенике». Ниже эти объяснения нами даны, и из них ясно, чего стоят все эти факты, как они были связаны и с событиями аварии, и с легендами вокруг нее.

Достаточно сильны были попытки объединить «техногенную» и «криминальную» аварию. Они привели даже к возникновению «версий» о «зачистке» и версии об «имитации». Суть «версии о зачистке» состоит в намеренном уничтожении группы Дятлова с целью «сохранения секретности» неких «испытаний», свидетелями которых и пострадавшими от которых участники группы стали случайно. Возникали и варианты объяснения «зачистки» ошибочным уничтожением группы сбежавших уголовников. Только вот «уничтожение» группы было каким-то странным, без сохранения следов воздействия оружия. Это несоответствие пытались устранить так называемыми «версиями об имитации». «Имитацией» называли убийство особым образом с подтасовкой улик на месте преступления, которые и привели к столь непонятной картине аварии.

Но все рассуждения о «зачистке» и «имитации» были не слишком убедительны. Они обретали какую-то силу и обоснование только «в паре» с «техногенной» аварией. В противном случае не имелось никаких «обоснований» и объяснений ни жестокости властей по отношению к мирной группе туристов, ни наличия уголовников в такой глухомани. Несостоятельность «техногенно-криминальных версий» становится очевидной при наличии естественного объяснения фактов, связанных с полетами «огненных шаров» и «радиацией».

Для фактического обосновании версий о «зачистке» и «имитации» приводились также разные «аргументы» и «улики», суть которых сводилась к доказательству присутствия посторонних людей в зоне аварии. Все эти «дополнительные» факты не выдержали проверки. Практически все они с объяснениями их несостоятельности изложены в главе «Уничтожение непроверенных фактов и заблуждений. Почему и как запутались следы аварии». Эти «факты» являются завалами из заблуждений, мешающими правильному пониманию причин и хода аварии.

При построении рабочей версии событий надо помнить, что всегда главные события аварии имеют свою логику и свою цельность, свою причинно-следственную цепочку. Если причинно-следственные связи не удается сложить, это значит, версии нет, а есть лишь неподтвержденное предположение. И «версии» фактически нет, если эта «версия» основана на непроверенных фактах. Слухи не могут быть основанием для рабочей версии.

Для правильного понимания событий аварии пришлось собрать в «деле» ее расследования все страницы с непроверенными и ложными фактами и правильно объяснить эти факты. Требовалось удалить всю «пыль» заблуждений, накопившуюся за 49 лет и мешавшую правильному пониманию событий. А затем объяснить события аварии на основе проверенных фактов, показаний свидетелей и заключений опытных экспертов.

<p>6. Наш путь к аварии Дятлова (отступление Евгения Буянова)
Яровой и его книга.
Анна Матвеева.

Активное изучение и расследование трагедии группы Дятлова для нас (для меня и помогавших мне специалистов) началось в конце декабря 2005 года, когда на вечере альпинистов Санкт-Петербурга случайно была куплена книга Анны Матвеевой «Перевал Дятлова». Книга наполовину оказалась «женским романом», а наполовину документальным изложением истории группы Дятлова с множеством подробностей, которые мне ранее были неизвестны. Но хорошо была известна другая книга, которую прочел еще в 70-е годы, ― художественная повесть Юрия Ярового «Высшей категории трудности». Вызвало удивление, что основой для повести Ярового послужила именно история поисков пропавшей группы Игоря Дятлова. Краткое содержание (синопсис) этой повести дано в приложении Б, ― с ним можно ознакомиться, а полный текст можно найти в Интернете (см. Приложение А). К сожалению, сам Яровой погиб в автокатастрофе вместе с женой в 1980 году, и с ним мне встретиться не удалось. Яровой, как и я, был ленинградский политехник, ― выпускник ЛПИ.

В памяти отложилась и еще одна трагичная статья об этой аварии. Где она была опубликована, не запомнилось. Статья была небольшой, ― в ней чувствовался горький «плач по погибшим», и отмечалось, что причины гибели так и не удалось установить.

После прочтения книги Матвеевой внутри возник вопрос: «Где убийца?» и возникло желание расследовать причины аварии, чтобы предотвратить подобные случаи в будущем. Книга Ярового и та полузабытая статья заранее подготовили, «зарядили» на расследование этой аварии. Еще был более чем 30-летний опытом походов, опыт непрофессионального спасателя в горах и в разрушенном землетрясении Ленинакане в 1988 году. Имелся и опыт расследования нескольких других аварий, сохранивших живую боль за погибших в них товарищей по прошлым походам в горах. В 1990 году на Эльбрусе погибла от переохлаждения группа туристов из 5 человек. Среди них были мои товарищи по прошлым походам Сережа Левин и Сережа Фарбштейн. Опытные туристы, они не смогли уйти от этой «холодной аварии», в чем-то сходной с аварией Дятлова. Главные ее причины и ход событий постепенно мне стали понятны после семи лет размышлений и изучения литературы. На один вопрос оказалось невозможно ответить. Нельзя сказать, погиб ли я вместе с ними в той ситуации, или нет. Нет ответа, поскольку при таких серьезных начальных изменениях в составе группы вся ситуация возвращается к исходной неопределенности.

Книга Матвеевой дала в руки достаточно большой объем документальных материалов по аварии Дятлова, ― на их основе можно было начать свое исследование. Позже нашлось немало фактов в Интернете, а в июне 2007 года получена и копия официального дела о расследовании аварии группы Дятлова, на основе которой удалось уточнить со специалистами факты аварии по протоколам свидетельских показаний и результатам экспертиз.

В ходе самостоятельного расследования пришлось встретиться с целым рядом непонятных фактов, для объяснения которых пришлось привлечь специалистов с уникальным уровнем знаний в специальных вопросах. Для проверки выводов в первую очередь был привлечен опытный турист-лыжник (и «горник») Валентин Некрасов, ― мастер спорта, неоднократный чемпион и призер первенств СССР в походах различной сложности. Он, уже 27 лет председатель лыжной комиссии Федерации туризма Ленинграда и Санкт-Петербурга, был первым строгим «экзаменатором» нашей версии. Без его одобрения я бы не был так уверен в выводах, ― это уже были не «мои», а «наши» выводы. Выводы Аксельрода, Попова, Назарова, Буянова, Некрасова, ― тех, кто однозначно указывал на «лавину», как на «спусковой механизм» аварии Дятлова. Но вот какая это была лавина, почему и как все произошло в деталях, еще следовало выяснить.
Буянов Евгений Вадимович.
Некрасов Валентин Анатольевич.

Исходно мы, конечно, рассматривали все «версии» аварии Дятлова. Но решительно отбрасывали все те, которые не имели подтверждения на основе достоверных фактов. Мы искали подтверждения версиям на основе проверенных фактов, на основе уточнения условий похода. И на основе действий группы в условиях критической ситуации. Мы видели, что характер травм дятловцев достаточно определенно указывал на их лавинное происхождение. Но требовалось тщательно проверить и другие возможности развития событий на основе заключения специалистов и по травмам, и по лавинам.

Дальнейшее изложение пойдет по «линиям» расследования, каждая из которых приводила к законченным выводам и заключениям по фактам аварии Дятлова. Эти заключения по отдельным значимым фактам позволили построить основание для версии событий, и дать объяснение непонятным явлениям, и отбросить неверные представления, ― заблуждения, мешавшие правильному пониманию.

Мы увидели, что главной причиной и источником заблуждений многих людей являлась «чувственная», эмоциональная оценка событий аварии. Такая оценка приводила к неверной внутренней психологической «установке» на интерпретацию событий. Люди хотели в ней видеть то, что отвечало бы их чувствам и представлениям, но совсем не то, что было на самом деле.

Многие исследователи до нас не смогли добиться успеха потому, что не смогли привлечь нужных специалистов для «прояснения» ситуации и событий по конкретным вопросам.

Мы нашли, привлекли к данному исследованию многих опытных специалистов, и оно является плодом их коллективного труда. Кто и как нам помог в изложении указано.

К пониманию фактов и событий мы шли путем, который никак не был прямым. Встретились сложности и непонимание, которые уводили исследование на «ложные» тропинки «в никуда», в заблуждения. С этими заблуждениями приходилось бороться. Как шел путь расследования ниже изложено. Для лучшего понимания мы предлагаем читателям пройти его с нами, поскольку изложение только «сути» было бы сухим, неинтересным, и малопонятным.

Первой здесь будет кратко изложена история разгадки «тайны огненных шаров», ― наверное, самой захватывающей загадки данной истории.

<p>7. Разгадка тайны «огненных шаров» (в изложении Евгения Буянова)

Без разгадки природы этого явления нельзя было раскрыть и тайну аварии Дятлова. Слишком сильно запали эти события в сознание тех, кто был связан и с тем, и с другим.

Сначала предстояло выяснить, что это за явление, а потом установить, имело ли оно место в ночь аварии, и какова его связь с событиями аварии, как оно повлияло на ход событий.

Что же это было? Надежный ответ на то, когда, где и что видели при полете «огненных шаров», дали показания свидетелей. Вот что рассказала техник-метеоролог Токарева:

«17 февраля в 6 часов 50 мин. на небе появилось необыкновенное явление движущаяся звезда с хвостом. Хвост напоминал плотные перистые облака. Потом эта звезда освободилась от хвоста, стала еще ярче и полетела, постепенно раздуваясь, образовывая большой шар, окутанный дымкой. Затем внутри этого шара загорелась звезда, из которой сначала образовался маленький шар, не такой яркий. Большой шар стал постепенно опускаться, стал как размытое пятно. В 7.05 исчез совсем. Двигался с юга на северо-восток».

«Огненный шар» наблюдал в районе Ивделя военнослужащий А. Савкин, который рассказал:

«17 февраля 1959 года в 6 часов. 40 минут утра во время исполнения служебных обязанностей я наблюдал, как с южной стороны показался шар ярко-белого цвета, временами окутывающийся туманом, внутри яркая точка-звезда. Шел на север, виден был 8-10 минут».

А вот заметка «Необычное небесное явление» от 18 февраля 1959 года в газете «Тагильский рабочий (за подписью зам. начальника связи Высокогорного рудника А.Киселева):

«В 6:55 местного времени вчера на востоке ― юго-востоке на высоте 20 градусов от горизонта появился светящийся шар размером с видимый диаметр Луны. Шар двигался в направлении на северо-восток. Около семи часов около него произошла вспышка, и стала видна очень яркая сердцевина шара. Сам он стал более интенсивно светиться, около него появилось светящееся облако, отторгнутое по направлению на юг.

Облако распространялось на всю восточную часть небосвода. Вскоре после этого произошла вторая вспышка, она имела вид серпа Луны. Постепенно облако увеличивалось, в центре оставалась светящаяся точка (свечение было переменным по величине). Шар продвигался в направлении восток-северо-восток. Наибольшая высота над горизонтом ― 30 градусов ― была достигнута примерно в 7:05. Продолжая движение, это необычное явление слабело и размывалось. Думая, что оно каким-то образом связано со спутником, включили приемник, однако приема сигналов не было».

Вот свидетельство группы Карелина (Богомолов С., Свидание с «Горой мертвецов», «Уральский рабочий», 8, 10, 11, 12 июля 1990 г.):

«…17 февраля 1959 года Георгий Атманаки и Владимир Шавкунов встали в шесть утра, чтобы приготовить завтрак. Вылезли из палатки, разожгли костер, принялись за дело. Небо было пасмурное, как нередко бывает в феврале, когда легкая дымка рассеивается только с восходом солнца. С начала похода прошло больше недели, и группа покоряла заданный маршрут: поселок Вижай устье Северной Тошемки гора Ойко-Чакур… От жителей Вижая узнали, что раньше на север двинулись две группы: свердловская (под руководством Игоря Дятлова) и ростовская. На днях вернулись из гор студенты пединститута, для которых зимний поход не доставил радости: обморожение рук и ног, угроза трагического исхода. Надо благодарить бога, что все обошлось. И надо обезопасить себя от всякого рода случайностей…

Ребята сидели у костра, когда на востоке, на высоте примерно 30 градусов над горизонтом, разлилось молочно-белое размытое пятно. Довольно внушительное по размерам 5–6 лунных диаметров, пятно состояло из нескольких концентрических окружностей.

Смотри, как луну разрисовало! заметил Георгий, привлекая к необычному явлению внимание товарища.

Во-первых, Луны нет, а, во-вторых, она должна быть в другой стороне, отозвался тот, подумав пару секунд.

В тот же момент в самом центре пятна вспыхнула яркая звездочка. Пройдет еще несколько мгновений, и она станет увеличиваться, стремительно двигаясь на запад, а затем предстанет громадным огненным диском молочного цвета размером в 2–2,5 лунных диаметра, опоясанная все теми же бледными кольцами. Иллюзия, оптический обман, продолжение сна? Предугадывая подобные сомнения, Георгий Атманаки оставил в «Деле» такую запись: «Мы уже бодрствовали более часа, так что смогли отойти после сна и не верить галлюцинациям…»

Светящийся диск вызывал любопытство и чувство страха одновременно. Сначала было впечатление, что прямо сюда, на них, падает небесное тело. А когда оно разрослось до таких размеров, показалось, что в соприкосновение с Землей входит какая-то планета, вот-вот произойдет столкновение, и от всего земного не останется и следа. Парни стояли, как под гипнозом, и опомнились лишь тогда, когда диск начал блекнуть. В сию же секунду бросились к палатке, чтобы разбудить товарищей.

Описывая увиденное, Г.Атманаки удивляется: «Не знаю, каким образом Карелин (руководитель похода) сумел выскочить из спального мешка и выбежать в носках и нижнем белье на улицу…» Уж слишком недолго продолжалось видение, и счет шел на секунды! Оказавшись вне палатки, он увидел теряющий очертания диск и светлое расплывающееся пятно. Какое-то время оно двигалось и падало на землю. А затем скрылось за увалом, оставив на небе светлый след. По утверждению Г.Атманаки, на часах было 6 часов 57 минут. Приближался рассвет…»
Карелин В. Г. и Атманаки Г.

В деле имелось и свидетельство-телеграмма поисковиков о наблюдении полета «огненного шара» 31 марта:

«Проданову, Вишневскому. 31.03.59 г. 9-30 местного времени.

31.03 в 4.00 в юго-восточном направлении дежурный Мещеряков заметил большое огненное кольцо, которое в течение 20 минут двигалось на нас, скрывшись затем за высотой 880. Перед тем, как скрыться за горизонтом, из центра кольца появилась звезда, которая постепенно увеличивалась до размера Луны, стала падать вниз, отделяясь от кольца. Необычное явление наблюдали многие люди, поднятые по тревоге. Просим объяснить это явление и его безопасность, так как в наших условиях это производит тревожное впечатление. Авенбург, Потапов, Согрин».

Известно и еще одно свидетельство Штрауха, взятое из статьи С.Богомолова, газета «Уральский рабочий» от 31 октября 1990 г. о наблюдении «огненного шара» двадцать лет спустя после аварии группы Дятлова:

16.02.79. В 20 часов 15 минут на северо-западе на горизонте появилась яркая голубовато-белая вспышка, она превратилась в быстро растущий круг ослепительного света, который затем вытянулся в эллипс. В центре вспышки появился багрово-дымчатый шар, величиной с полную Луну, быстро поднялся кверху и растаял, не дойдя до зенита. Световое пятно-эллипс рассыпалось на сегменты, словно дольки апельсина, и постепенно угасло, оставив на небе слабо светящийся след. Все длилось 6-10 минут, затем все померкло…

Вот, интересно! Тут и «дольки апельсина» в небе рассыпались!..

Наконец, о наблюдениях «огненных шаров» было известно и по показаниям таежных охотников (в том числе охотников-манси), промышлявших на Северном Урале, ― об этом говорилось в фильме телеагентства Урала (ТАУ) «Тайна перевала Дятлова».

Постепенно эта загадка заворожила, заставила чаще обращаться к ней в мыслях. На первом шаге предположил, что «огненные шары могли быть полетами зенитных ракет. Тогда на Урале уже появились зенитно-ракетные дивизионы комплекса С-75, ― через год, 1 мая 1960 года дивизион майора Воронова собьет самолет-разведчик Фрэнсиса Пауэрса под Свердловском. По этому случаю и по тактике боев с применением зенитных ракет даже написал две статьи, в „Отечественных записках“ газеты „Советская Россия“. Здесь тоже написал статью, в которой высказал предположение об „огненных шарах“, как о полетах зенитных ракет. Гипотеза имела основания, поскольку при старте ускоритель зенитной ракеты создает мощный факел огня в течение нескольких секунд. Далее ракета летит с использованием маршевого двигателя, факел которого горит порядка 1–3 минут. Полет зенитной ракеты виден с достаточно большого расстояния. Имелись сведения и о том, что в районе горы Чистоп позже (1972 по 1986) находилась радиолокационная станция дальнего обнаружения. Поэтому на этой позиции ранее мог базироваться один из зенитно-ракетных дивизионов. В своих выводах я не был уверен до конца, поскольку время наблюдения „огненных шаров“ (порядка 15–22 минут) не соответствовало времени полета зенитных ракет. Вначале я это объяснял ошибками засечек времени свидетелями, но позже выяснилось, что это объяснение неправильное.

Предположение о зенитных ракетах поставило вопрос: «А зачем стрелять ракетами, по каким целям»? Ведь подобный огонь ― вещь весьма дорогая. Предположительно целями могли быть разведывательные шары-зонды, которые американцы запускали на нашу территорию с радио и фотоаппаратурой со «шпионскими» целями. Шары летели преимущественно по западным ветрам стратосферы на большой высоте порядка 20–30 км, и сбить их в те годы можно было только ракетой. Горение шара, наполненного водородом, после попадания в него ракеты, по моим представлениям, могло несколько увеличить время наблюдения «звезды» и «сгладить» видимое противоречие моей «гипотезы».

Из-за сомнений я все же не стал публиковать статью на сайтах, ― я ее дал только на форуме турклуба «Романтик» УГТУ-УПИ, и разослал знакомым по Интернету. На форуме (в начале 2007 года) мне сразу резко стал возражать Игорь Шелеметьев, ― бывший председатель МКК уральских политехников. Шелеметьев утверждал, что по его сведениям под Ивделем никогда не базировались зенитно-ракетные дивизионы, что он занимался делом дятловцев 25 лет, что он работал на Байконуре, и знает ракетную технику лучше меня. Он отрицал мою позицию практически по всем вопросам, придерживаясь «техногенно-криминальной» версии аварии Дятлова. В своем письме он сообщил о том, что 17 февраля был произведен пуск крылатой ракеты (самолета-снаряда) «Буря» с полигона во Владимировке (это примерно в 50 км от Капустина Яра).

Примечание. Самолет-снаряд «Буря» разработки ОКБ Лавочкина представлял крылатую ракету с прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Проектировался, как стратегический межконтинентальный носитель термоядерного оружия. У нас была еще похожая разработка «Буран», (это не космический «Буран»), а у американцев были похожие разработки самолетов-снарядов «Снарк» и «Навахо». Двигатель-прямоточка «Бури» работал только на большой скорости, поэтому для старта и разгона «Буря» имела реактивные ускорители на ЖРД, которые после разгона отбрасывались. «Буря» летела со сверхзвуковой скоростью(3,2–3,5)М на высоте от 17,5 до 25 км, что существенно меньше скорости и высоты полета баллистических ракет. Из-за этого «Буря» была уязвима перед средствами ПВО, ― самолетами-перехватчиками и зенитными ракетами. Поэтому от «Бури» отказались, и проект закрыли. Американцы тоже закрыли свой проект «Навахо» после 11 неудачных пусков. Стратегические крылатые ракеты не выдержали конкуренции с баллистическими.
«Буря» на полигоне Капустин Яр.

Мне возражал также и москвич Владимир Борзенков, ― доцент МАИ и опытный турист-лыжник. Борзенков утверждал, что в то время еще не успели разместить зенитно-ракетные дивизионы на позициях, ссылаясь на воспоминания Цисаря в Интернете. Поэтому полеты зенитных ракет не могли иметь места. Воспоминания Цисаря я нашел и прочел. Но на их основе трудно было сделать определенные выводы о том, когда и где действовали дивизионы, и какую каждый имел боеготовность.

Я сообщил Борзенкову о возражениях Шелеметьева, и о факте насчет «Бури». На это Борзенков ответил, что пуск «Бури» по его данным был не 17 февраля, а 17 апреля, ― в день, когда «огненные шары» не наблюдались. Эти противоречия привели в тупик, заставили усомниться в правильности и своих выводов, и выводах оппонентов. В результате размышлений я решил проверить факта пуска «Бури» и найти третий источник информации, который бы рассудил, кто прав, Шелеметьев или Борзенков.

Я разыскал в своей библиотеке случайно купленную книгу А.Б.Железнякова «Взлетая, падала ракета» (С-Пб, «Система», 2003), написанную коллегой-политехником, ― как и я, «физмеховцем», но аэрогидродинамиком (а я «прочнист» с соседней кафедры). По книге просмотрел хронологию аварийных космических пусков, ― в ней о пусках ракет от 17.02 и 31.03 ничего не сказано.

Для проверки решил найти Железнякова, выяснить его мнение и по моей статье, и о пусках «Бури». Найти его сайт в Интернете оказалось несложно, как и электронный адрес. На запрос Железняков ответил быстро, и после переговоров по телефону, я отправил ему свою статью. А через несколько дней позвонил ему по телефону.

При разговоре выяснились новые интересные факты, которые в чем-то подтверждали, а в чем-то опровергали мои предположения о зенитных ракетах. Железняков сообщил, что за период с 1953 по 1960 год американцы запустили более 12 тысяч разведывательных шаров-зондов на нашу территорию!!! Боже правый! Этих «пузырей-шпионов» по десятку в день запускали без выходных с фото и аппаратурой для разведки. Фотографировали, засекали частоты радаров, искали предприятия химической и атомной промышленности по составу атмосферы и т. п. Как американцы у нашей «замочной скважины» извивались, пока у них спутники-шпионы не появились! Шары пускали из западной Европы, Скандинавии и из Северных морей с кораблей и самолетов, а сажали и вылавливали их на Дальнем Востоке. Шары имели сложную ячеистую конструкцию, и сбить их с самолета было непросто, поскольку одиночный прокол снарядом или пулей не вызывал падение шара. Конечно, большое количество шаров улетало совсем не туда, куда надо, большая часть их терялась, но отдельные доставляли некоторую информацию. Шары обычно наполняли негорючим гелием, и сильно гореть «водородом», они никак не могли.
Александр Борисович Железняков.

Железняков выдвинул то серьезное возражение против зенитных ракет, которого я сам опасался: время полета не соответствовало времени их наблюдения. Я понял его «железную» правоту, и на какое-то время у меня «упало сердце». Может, это вообще была «не ракета», а что-то другое?

Насчет «Бури» Железняков сообщил, что никаких пусков крылатых ракет (в том числе и пусков крылатых ракет «Буря») 01–02.02.59 г. не производилось. Железняков указал следующие даты и подробности пусков «Бури» с Владимировки:

20.02.1959, сер. 2 / 5, пуск отменен по техническим причинам (отказ на старте).

29.03.1959, сер. 3 / 4, полет продолжался 25,33 мин. Из-за проблем в двигателе расчетная скорость не достигнута. Дальность полета МКР составила 1315 км.

19.04.1959, сер. 2 / 5, продолжительность полета ― 33,5 мин. Дальность полета ― 1766 км. Максимальная скорость ― 3,15 М.

02.10.1959, сер. 2/4, программа полета выполнена. Время полета ― 10 мин. 17 с.

Вариант с «Бурей» не прошел, возражение Железнякова против зенитных ракет серьезно, а я опять оказался в тупике. Может, здесь вообще все эти «ракеты» ни при чем? Может, совсем другое какое-то явление наблюдали?

Подумав, связался по Интернету с Гернштейном и спросил: «А чем по твоему мнению уфолога эти „огненные шары“ могли быть». Михаил ответил: «Только ракета!». И опять, между делом, напомнил о пуске ракеты с Тюратама 17.02.59, о чем говорил мне в марте 2006 года при нашей первой встрече в РГО. Но я тогда не придал этой фразе значения: ведь Байконур (точнее, Тюратам) находился на очень большом расстоянии от района Северного Урала, ― более 1700 км. Казалось, это слишком далеко, чтобы наблюдать пуск космической ракеты, поднимающейся всего на какие-то 200–300 км, да еще на 30 градусов над горизонтом, как описывали свидетели. Простой расчет в уме исключал такой вариант.

Но теперь вторичное напоминание о пуске 17 февраля вызвало сильные подозрения. Все опять «уперлось» в эту «упрямую» дату. Я решил проверить, что это за пуск, ― может, из-за обострения внимания, а может, и от «безысходности» ситуации.

Размышляя, перелистал еще раз книгу Железнякова, прочел показания свидетелей. А. может, эти пуски ракет Р-7 были не «космическими» и не «аварийными», ― и по этим причинам не попали в хронологию аварийных пусков? А тот «огненный шар», который наблюдал Штраух? Нет ли его в книге Железнякова?.. Открыв книгу на странице 179, обнаружил очень подозрительную запись от 16.02.79:

«16.02.79. С 41-й площадки космодрома „Плесецк“ осуществлен пуск ракеты-носителя „Союз-У“, которая должна была вывести на околоземную орбиту очередной спутник-фоторазведчик типа „Зенит-2М“. Из-за аварии РН пуск закончился неудачей».

Фраза насторожила еще больше, и появилось ощущение близости разгадки. Пуск с Плесецка, и ракета летела значительно ближе к району Северного Урала, чем ракета с Тюратама. Она могла быть видна, но этот пуск не давал объяснения других пусков. В целом эти данные еще более обострили подозрения о пуске 17-го февраля.

Решил спросить и об этом пуске у Железнякова, и заодно спросить о пусках 31.03.59 и 17.02.59. Продумал вопросы и возможные варианты ответов для того, чтобы поставить вопросы более точно и информативно.

Ну, хорошо, даже если обнаружится, что пуски были, как 16.02.79, но были ли они теми самыми «огненными шарами», которые наблюдали свидетели? Как это проверить?..

Время! Надо проверить время наблюдения, ― проверить с точностью до минут. Если время пуска и время наблюдения пуска совпадут, значит, эти «огненные шары» ― это ракеты с космодромов!

И еще один момент надо проверить, ― это высота, ― высота полета ракеты. На какую высоту должна подняться ракета, чтобы быть видимой из района Северного Урала? Провести проверку надо по двум направлениям, ― во-первых, расчетом определить, на какую высоту должна была подняться ракета, чтобы оказаться в зоне прямой видимости из Ивделя, и, во-вторых, сравнить точное время пуска и время наблюдения,

Расчет оказался несложным. Вначале он дал высоту около 250 км, но позже цифру немного уточнил, ― с учетом высоты наблюдателя она снижалась до 210 км.

Железняков быстро установил время пуска 17 февраля, ― 1.46 по Гринвичу, что соответствует 6.46 по Свердловску. Он сообщил также, что разделение 1–2 ступеней произошло в 6.48 (118 с полета), а на вопрос о возможной высоте подъема ракеты Р-7 по баллистической траектории сказал, что 900 км ракета одолевает без особого труда. После этого и мне, и Герштейну стало понятно, что Токарева и другие свидетели наблюдали именно боевой пуск Р-7 с Тюратама, с расстояния более 1700 км! Ведь время совпало достаточно точно со временем, указанным свидетелями, да и время видимого полета «звезды» в течение 15 минут вполне соответствовало времени полета Р-7 за видимый горизонт. Причем пуск 17.02.59 оказался не космическим, а успешным баллистическим пуском первой боевой серийной ракеты Р-7 с Тюратама на полигон Куру (Камчатка). Боеголовка упала с перелетом на 24 км с боковым отклонением 6 км от расчетной точки. Несколько позже по американским сайтам удалось уточнить данные об апогее при этом пуске: 1000 км.
Боевая межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 на стартовой позиции.
2 июня 2003 года. Ночной старт РН Союз ФГ со спутником Марс Экспресс.
Сброс «боковушек» на 118 секунде и «перистое облако» вокруг ракеты.
Боковушки отпали» маленькими «звездочками», а вторая ступень ушла вверх.Старт ракеты-носителя «Союз-ФГ» 10 октября 2007 года (17.23 по «Москве») с пилотируемым космическим кораблем «Союз ТМА-10». Вид от места старта (фото Железнякова А.Б.).

В пятницу (09.02.07) Железняков уточнил и сообщил время пуска ракеты от 16.02.79 для проверки наблюдения Штрауха. Пуск был по «усредненному» времени (по источникам США с погрешностью засечки) в 15.00 по Гринвичу, или в 20.00 по Свердловску. Ясно, что Штраух указал время окончания наблюдения, ― вот и получилось 20.15. И по описанию все сошлось точно, ― ведь «распад на сегменты, словно дольки апельсина» явно был сбросом пакета первой ступени, сбросом четырех «боковушек» «Союза-У». Так и второе свидетельство получило объяснение…

Но у нас что-то не сходилось по третьей дате, поскольку пуск от 31.03.59 Железняков в своих данных не обнаружил. Что-то здесь «не клеилось», хотя я чувствовал, что мы близки к разгадке.

Промучился часа три, прежде чем решился перезвонить Железнякову и попросил его посмотреть «рядом», ― в близких числах. Почувствовал здесь какую-то ошибку по времени. Может, ошибка на сутки? Он посмотрел данные и нашел пуск. Пуск с Тюратама 30.03.59 в 22.53 по Гринвичу, что соответствует 3.53 по Свердловскому времени 31 марта! И здесь четко совпали время пуска и его наблюдения. Это был аварийный пуск ракеты Р-7, причем авария второй ступени РН произошла на 280 секунде, ― ее и наблюдали поисковики. Позже по более полным показаниям Мещерякова и Якименко удалось установить и дополнительные детали наблюдения и особенности полета. Мещеряков видел, как «звезда» в конце полета смещалась вниз, к краю окружавшего ее облака. А после того, как «звезда» скрылась за горой, он наблюдал кратковременную вспышку. Время наблюдения составило 22 минуты. Отсюда понятно, что после аварии ракета шла вверх около 5 минут, а затем начала падать. При входе в плотные слои атмосферы с большой скоростью на высоте 60–80 км произошло разрушение топливных баков из-за их разогрева и аэродинамических нагрузок. Разрушение баков вызвало воспламенение и взрыв остатков топлива. Со вспышкой, которую наблюдал Мещеряков, когда «звезда» скрылась за горой.

10 февраля 2007 г. природа «огненных шаров» для меня, Железнякова и Гернштейна стала понятна. По крайней мере, мы установили, почему и когда летали «огненные шары». Вопрос о связи этого явления с аварией Дятлова уже не казался сложным.

Стали понятны и дополнительные детали наблюдения свидетелей. Почему, например, карелинцам, казалось, что «огненный шар летит на них? Это происходило потому, что ракета, двигаясь в северо-восточном направлении, поворачивалась в сторону наблюдателей факелом своего двигателя. Она светила назад, подобно фонарю, ― свет направленного фонаря заметно сильнее, когда им светят прямо в глаза. Усиление света создавало иллюзию движения „огненного шара“ в сторону наблюдателя. Но при этом ракета летела совсем в другую сторону. Похожее явление происходило и при пуске 31 марта. Свет факела ракеты очень яркий из-за больших размеров и высокой температуры, и он освещал облако ее инверсионного следа, которое тоже светило в небе, как ореол вокруг „звезды“. Отсюда и сильные световые эффекты в безлунную ночь при хороших условиях видимости.

Пуск по баллистической траектории уводит межконтинентальную ракету значительно выше, чем пуск на низкую орбиту искусственного спутника Земли, причем вывод на большую высоту происходит уже на активном участке траектории. При высоте подъема 1000 км боевые пуски ракет с Тюратама видны на удалении в несколько тысяч километров и достаточно высоко над горизонтом, ― под углом до 30°. Особенно хорошо «звезда» ракеты с ореолом инверсионно-газового следа видна в ясную безлунную ночь с возвышенного места, ― оттуда, где видимый горизонт не заслонен близко расположенными объектами. В горах световой эффект усилен из-за чистоты воздуха и высокого положения наблюдателя. В городах эти наблюдения затруднены и из-за ограничения видимого горизонта строениями и из-за задымленности воздуха.

После 1960 года из района Северного Урала наблюдали пуски ракет с космодрома Плесецк. Эти наблюдаемые пуски по траектории могли быть, как «баллистическими», так и «космическими» ввиду небольшого удаления траектории полета ракеты от района наблюдения (удаления порядка нескольких сотен километров в зависимости от положения наблюдателя и траектории полета). Ракеты с Плесецка могли наблюдаться и близко от «зенита», ― «над головой». Но не в 1959 году, а позже, с 1960 года (с 1963–1964 годов), когда космодром Плесецк вошел в строй…

Железняков сообщил мне еще об одном пуске 2 января 1959 года станции «Луна-1» в 21.41 (по Свердловскому времени, 16.41 по Гринвичу). Этот пуск из района Северного Урала мог наблюдаться. Это был прямой пуск ракетой в сторону Луны по крутой баллистической траектории без вывода станции на орбиту искусственного спутника. Возможно, именно этот пуск видели охотники-манси, от которых поисковики услышали рассказы об «огненных шарах» «второго числа». Только не «второго февраля», а «второго января».

По данным Владимира Борзенкова о положении Луны 17 февраля и 31 марта 1959 года.

17 февраля 1959 г. восход Луны-19:49 азимут 49 град. заход Луны-00:36, азимут 311 град.

31 марта 1959 г. восход Луны ― 11:28 азимут 131 град. заход Луны-18:45, азимут 230 град.

Вывод на основе данных однозначен: утро 17 февраля в 6.50 и ночь 31 марта 1959 г. в 4.00 были безлунными. Это, безусловно, усилило световые эффекты при наблюдении полета ракет.

Можно привести еще те же данные на 1–2 февраля, ― на дни аварии:

Дата: Воскресенье 01 февраля 1959. Временная зона: GMT +5:00

Сумерки астрономические 06:53 (начало восхода). Сумерки гражданские 08:42 (рассвет).

Восход солнца 09:35 азимут 128. Закат солнца 16:58 азимут 232

Сумерки астрономические 19:42. Сумерки гражданские 17:52.

Дата: Понедельник 02.02.59. Восход Луны 04:25 азимут 128 полнота 37 %.

Закат Луны 11:53 азимут 230 полнота 33 % Т. е. безлунная ночь 1.02.59 наступила в 19:42.

Но и это в плане наблюдений, как оказалось, не все. В октябре 2007 г. в личной беседе профессор-географ Чистяков указал на одну неточность в моих утверждениях. Дело в том, что луч света преломляется в атмосфере, как в призме, и при этом немного огибает земную поверхность. Угол преломления может доходить до 6 градусов. Эти 6 угловых градусов (предельные), на дальности 1700 км дают по высоте подъема ракеты 177,8 км, а при дальности 2000 км ― 209 км. Можете убедиться сами, умножив дальность на синус этого угла. По данным геометрического расчета ракета должна была быть видна с такой дальности при подъеме на высоту 210–250 км (в зависимости от высоты наблюдателя до 1000 м в горах Урала). Из этих цифр ясно, что эффект преломления лучей света в атмосфере позволял видеть ракету уже через минуту-две после старта, ― при подъеме на высоту всего несколько десятков километров (32–72 км). Конечно, 6 градусов, ― предельная величина, а реальная величина преломления могла быть и меньше. Тем не менее, этот эффект заметно увеличивал время наблюдения, поскольку ракета становилась видимой уже тогда, когда она еще не успевала набрать большую скорость и высоту. Это явление также объясняет столь длительное время наблюдения. И объясняет, почему ракета была видна с таким большим углом возвышения 30 градусов над видимым горизонтом. При высоте подъема в апогее 1000 км: эффект преломления лучей в атмосфере создавал иллюзию подъема на большую высоту, чем на самом деле. Это наглядно видно на схематичном рисунке (ход луча света показан красной линией):

Итак, мы выяснили, почему летали «огненные шары», и что это такое.

Стало понятно, почему старты ракет наблюдались и не были пропущены: в случае 17.02 старт был замечен дежурными, которые к 7 утра уже пробудились ото сна, а в случае 31.03 старт замечен дневальным Мещеряковым, ― ночным дежурным палатки поисковиков. Без этих бодрствующих наблюдателей, полеты остались бы незамеченными, ― туристы их бы просто проспали. Полеты не сопровождались звуковыми эффектами.

Стало понятно, что главным источником «версии огненных шаров», как причины аварии Дятлова явилась сначала группа Карелина, а затем и присоединившаяся к этому мнению группа поисковиков, наблюдавших подобное явление 31 марта. Понятно, почему они так считали: они видели наяву это явление, им не надо было доказывать (как другим), что оно существует.

Но все же остался другой вопрос: «Как это явление связано с аварией группы Дятлова?

По данным Железнякова никаких пусков тяжелых советских ракет на межконтинентальную дальность 1–2 февраля не производилось (американцы запустили спутник 1.02, но это событие произошло очень далеко от района Северного Урала). В эти числа не производились также пуски метеорологических и крылатых ракет наземного базирования. А дальность крылатых ракет морского базирования тогда не превышала 150 км, причем в разработке находились ракеты с дальностью не более 500 км и из района Северных морей эти ракеты долететь до горы Холатчахль не могли. Все эти данные, предоставленные Железняковым, полностью опровергали любую возможную связь аварии Дятлова с полетами ракет и «огненными шарами». Кроме того, все пуски даже в другие даты происходили столь далеко от района Сев. Урала, что они никак не могли быть причиной несчастного случая. Все подозрения на этот счет надо отбросить, как заблуждения.

Но, может, мы все же в чем-то ошибались, и есть надежные свидетельства о наблюдении «огненных шаров 1 или 2 февраля 1959 года, ― проверку требовалось провести и с этой стороны. Чтобы разобраться в этом вопросе, я стал пристально изучать и проверять эти свидетельства.

Все эти «свидетельства» оказались на редкость неопределенными, нечеткими по сравнению со свидетельствами от 17.02.59, 31.03.59 и 16.02.79. Без точного указания времени, направления полета и видимых эффектов. Вроде бы видели похожий «огненный шар» и 1 или 2 февраля 1959-го (и даже 7.02), но никаких подробностей никто не запомнил.

Имелось свидетельство следователя Л.Н.Иванова:

«…Еще один такой шар видели 31 марта того же года, но видели нечто подобное и в ночь гибели ребят, то есть с первого на второе февраля студенты-туристы геофака пединститута, есть в деле показания Г.Атманаки о светящемся шаре над Отортеном первого февраля… (Л.Н.Иванов, „Тайна огненных шаров“.)

Проверка этого свидетельства показала, что оно ошибочно, поскольку Г.Атманаки был в группе Карелина и наблюдал «огненный шар» 17.02, но не 1.02.

Не было никакого свидетельства группы Юрия Блинова, находившейся в это время в районе горы Ишерим.

А свидетельства «студентов геофака» пединститута удалось проверить и по воспоминаниям корреспондента Григорьева Г.К. (Областная Газета. 01.02.2001 г.) и по статье участника похода Владимирова М. И по заметке руководителя похода Шумко А. Из этих статей следует, что участники группы свердловского Пединститута со склона горы Чистоп наблюдали полет сигнальной ракеты примерно 8 февраля 1959 г. Это наблюдение по времени не совпало с аварией Дятлова, поскольку группа пединститута по срокам похода не могла находиться на Чистопе в ночь аварии Дятлова.

Но и само явление, и источник, откуда пошли слухи о наблюдении «огненного шара» группой пединститута» просматриваются из указанных источников. Группу Шумко не надо путать с группой пермского пединститута (ППИ). Последняя тоже готовилась к походу в районе горы Отортен примерно в то же время, что и группа Дятлова. Но маршрутная комиссия, оценив их силы, изменила маршрут группы ППИ и направила их поход в район горы Ишерим.

По всем признакам и свидетельство М.А.Аксельрода из фильма ТАУ насчет наблюдения «огненных шаров» 1–2 февраля в той же мере ошибочно, как и ссылка Иванова. В нем Аксельрод, со слов своей жены утверждал, что около 1–2 февраля полет «огненного шара» наблюдался из района Нижнего Тагила, о чем была заметка в газете «Тагильский рабочий». И добавил, что из-за этой заметки сняли редактора газеты. Услышал он это свидетельство на «весеннем празднике УПИ», то есть много позже 2 февраля (прошло, видимо, 2–3 месяца). Но ведь известно, что заметка в газете «Тагильский рабочий» появилась 18 февраля, и написана она была по свидетельству очевидца от 17 февраля. Посудите сами: если бы была какая-то другая, более ранняя заметка о подобном явлении, и из-за нее сняли бы редактора газеты, то, как могла бы вторая такая заметка появиться?.. Нет, явно и свидетельство Аксельрода опиралось на результаты документального наблюдения 17 февраля и ложный слух о том, что подобное явление имело место и 1–2 февраля.

Еще ссылаются на показания охотников-манси, якобы видевших «огненные шары» в начале февраля. Сейчас ясно, что охотники-манси могли видеть полет «огненного шара» не 1–2 февраля, а 2 января 1959 г., как указано выше. Ну, а то, что рисунки «огненных шаров», сделанные охотниками-манси вообще не приложили к делу (как приложили показания других свидетелей), говорит о том, что эти их «свидетельства» были слишком неконкретны и неопределенны по содержанию и срокам, чтобы принять их всерьез.

Протокол опроса свидетеля Кривонищенко Алексея Константиновича (отца погибшего Юрия Кривонищенко), в котором описывается полет «огненного шара», не является прямым и достоверным свидетельством. Поскольку Кривонищенко А.К. не являлся свидетелем наблюдений и его показания основаны на рассказах каких-то неизвестных лиц, не имеют точных датировок наблюдений, привязок их к месту и направлениям. Эти показания даны 14 апреля, ― много позже аварии Дятлова, когда уже о ней разошлось множество слухов.

В показаниях Кривонищенко очень подозрительно «разделилась» дата наблюдения 17 февраля на 1 и 7 февраля. Может, он неверно воспринял чью-то запись о событиях 17 февраля, разделив ее на наблюдения от 1 и 7 февраля? Похоже, что это так, поскольку нигде более не упоминаются какие-то наблюдения «огненного шара» от 7.02.

А в протоколе опроса Александра Николаевича Дубинина, ― отца Люды Дубининой, ― указано время наблюдения полета «огненного шара»: 7 часов утра. Этот факт тоже крайне подозрительный, поскольку в 7 часов утра полет «огненного шара» наблюдала группа В.Карелина 17.02.59. Похоже, до Дубинина тоже дошел слух, идущий от наблюдения 17 февраля, но никак не от 1–2 февраля.

Уже тогда, в начале апреля 1959 года фантазеры со слов поисковиков неверно пересказывали всякие выдумки о полетах «огненных шаров» родным и близким погибших дятловцев. Рассказывали, совершенно не поняв природу этого явления, на основе смутных догадок, в которых было больше вымыслов, чем правды. А убитые горем родные погибших начинали верить этим слухам просто потому, что других объяснений тогда еще не получили. Власти тогда предпочитали молчать, не понимая, что же случилось с группой Дятлова, поскольку следствие не завершилось, а всех погибших еще не нашли.

Вот так провалились все попытки найти документальное свидетельство от 1–2.02.59 г. во всех доступных источниках (в статьях, книгах, в Интернете). Ни в одном из источников такого свидетельства нет. Есть только туманные ссылки о том, что «это», якобы, кто-то видел. Но вот кто, когда, и что видели, ― нигде не сообщается.

Поэтому факт наблюдения «огненных шаров» 1–2 февраля пока ничем не подтвержден. Вызывает очень большие сомнения и то обстоятельство, что все слухи вокруг полетов «огненных шаров» 1–2 февраля родились уже после аварии Дятлова и после наблюдений 17.02 и 31.03. А событие это, если оно имело место, должно было проявиться и быть отмечено сообщениями раньше, ― так же, как, например, свидетельство Токаревой и статья в газете «Тагильский рабочий» появились еще до того, как стало известно об аварии группы Дятлова. Нет, вот такого раннего свидетельства нигде нет. Поиски его и в материалах дела, и в статьях, и в Интернете ничего не дали. Фактически все «свидетельства» от 1–2.02 оказались на уровне слухов.

Вывод прост: ни одно из «свидетельств» о полетах «огненных шаров» от 1 или 2 февраля не является достоверным фактом и не может быть принято в качестве доказательства. По крайней мере, до появления каких-то новых данных.

Поэтому связывать аварию Дятлова с полетами «огненных шаров» никак нельзя, особенно с учетом того, что известные «огненные шары» от ракет Р-7 летели в 1959 году на расстоянии более 1700 км. И с учетом того, что пуски ракет 1–2 февраля не производились, а на месте аварии не было следов падения ракеты или взрывов по результатам поисковых работ и многочисленных экспедиций. А также с учетом того, что травмы дятловцев по результатам экспертиз не могли быть следствием взрыва или падения ракеты.

По пускам ракет можно добавить еще вот что. Испытание и полеты ракет Р-7 в те годы имели эпохальное, историческое значение. Эти ракеты вывели в космос и первые спутники, и первых людей. Эти ракеты тогда были мощнее, чем самые тяжелые американские ракеты «Атлас» и «Титан». Позже они превзойдут «Титаны» и по надежности, и по сроку жизни, и по количеству модификаций. Эти ракеты не смогли бы долго «существовать» в качестве «чисто» военных МБР. Королев гениально предвидел это и нашел им новое, очень эффективное применение в качестве ракет космических. И сейчас равного ракете «Союз» по надежности носителя в мире ни у кого нет. Эта ракета ― прямой потомок, дальнейшая модификация ракеты Р-7.

Американцы только спустя 10 лет смогли дать достойный ответ на эти пуски, высадив первых людей на Луне. По целому ряду причин испытание ракет Р-7 было делом особой государственной важности и делом строго засекреченным. Секреты скрывали не от «своего народа», ― их скрывали от потенциального противника. Например, надо было скрыть, сколько позиций для пуска ракет Р-7 имелось у СССР, и где они находятся. Таких пусковых установок имелось совсем немного: 2 или позже, 3. Требовалось скрыть, сколько времени требуется для подготовки и запуска ракеты. Тогда для этого требовалось двое суток (позже: 1 сутки). Ясно, что в случае атомной войны второй пуск просто не успели бы сделать, ― позицию бы успели разбомбить. Каждый пуск был связан с преодолением больших трудностей и был очень «затратным».

Только при обеспечении строжайшего режима секретности удавалось «выравнивать балансы» холодной войны. На «весах» холодной войны одна ракета Р-7 «уравновешивала» сотни стратегических бомбардировщиков США. Поскольку даже несколько ударов такими ракетами по территории Северной Америки делали саму доктрину третьей мировой войны и ядерного нападения на СССР совершенно несостоятельной даже при опасно неравном соотношении ядерных сил СССР и США (см. ниже). Режим секретности вокруг испытаний военной техники был связан тогда вовсе не с «обманом властей народа» (как пишет Иванов в упомянутой статье), а с необходимостью сохранения секретности стратегических объектов и сокрытия стратегического потенциала от вероятного противника.

Тогда в разгар «холодной войны» существовала опасность прямого ядерного нападения. Поскольку США раньше СССР наладили технологию поточного производства ядерных зарядов, ― у США их было примерно в 20 раз больше, чем у СССР (по данным министра обороны США Макнамары, обнародованным в конце 60-х годов соотношение было примерно 6000 к 300). При таком соотношении ядерных сил СССР нуждался в тщательнейшем сокрытии расположения стратегических и военных объектов и тщательном сокрытии своего стратегического потенциала, чтобы хоть как-то восполнить огромную разницу в ядерных вооружениях с США. Поэтому понятны действия местных чиновников по сокрытию информации об «огненных шарах» для сохранения государственных тайн, о существовании которых они сами почти ничего не знали.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua