PDA-версия   Home   Карта сайта   E-Mail
 
 E-mailПароль 
  

 
Забыл пароль  Регистрация
  Главная / О себе / Мысли вслух / Мавретания Тингитанская

Сейчас на сайте

2 пользователей в том числе:
В чате 0 пользователей в том числе:
   

Мысли вслух

Мавретания Тингитанская

 

 Один Сан-Мигель на башне
 Покоится среди мрака,
 Унизанный зеркалами
 И знаками зодиака,-
 Владыка нечетных чисел
 И горних миров небесных
 В берберском очарованье
 Заклятий и арабесок.
 Ф.Г.Лорка
 

 

История


 Когда-то, давным-давно, в далеком 1983 году, на выпускном вечере, услышал я песню "Марракеш" - и признаться, она запомнилась. Потом, гораздо позже, будучи уже вполне очарованным Африкой, я решил попробовать эти места на вкус - так ли они хороши. Результат перед Вами.
 Меня с детства интересовало, кто такие мавры. С одной стороны, вроде как арабы. С другой стороны, вроде бы не арабы а вовсе берберы. Или и те и другие. Появилось еще одно слово - Альморавиды. Разбираться что к чему я начал только в Марокко.
 В 700-х годах нашей эры, Арабский Халифат дошел до Атлантики и включил в себя современную Марокко. Более того, он на этом не остановился, захватил почти всю Испанию и часть Франции, пока не был остановлен в 732 году под Пуатье.
 Эти первые завоеватели были, в основном, берберы - арабов до тех мест дошло совсем немного. Говорят, что исламизация берберов началась еще до включения их в Халифат. И вот на этом базируются идеи, породившие альморавидов. Берберы делились на племена, одно из самых больших называлось Лемутны. В 1036 году вождь этого племени Яхья ибн Ибрахим предпринял паломничество в Мекку и, как часто бывает, решил что там "у них" все хорошо а "у нас", у берберов все плохо. Но просто констатацией этого он не ограничился а повелел уважаемому и религиозному человеку, которого звали Абдулла ибн Ясин аль Гузулий проповедовать среди кочевников и учить их благочестию. Но кочевники ни писать ни читать не умели - да и учиться особо не желали, в общем, после смерти Яхьи ибн Ибрагима назрел конфликт и Абдулле с учениками пришлось удалиться аж на Сенегал, где они построили рибат (дословно "коновязь" - так называли небольшое укрепление; кстати, из-за этого их так и назвали, аль-Мурабитун, люди рибата - а по-испански Альморавиды) и стали думать, что они делают не так. Решение было очевидным - обучение благочестию станет гораздо привлекательнее, если к нему присоединиться военная добыча.
 В 1050 году Абдулла направил свои войска на покорение кочевников - естественно, сначала нужно было бить своих, они ближе. В 1061 году Юсуф (военачальник Абдуллы) принимает титул эмира, В 1062 году создает себе резиденцию, основав город Марракеш. В 1070 год был взят Фес. В 1078 году, после отчаянной битвы, пал бывший хаммадитский наместник Танжера, Сакот. В 1082 году был покорен Тлемсен, а в 1084 - Сеута. Отсюда открывался путь на Испанию, где доблестные кастильские доны постепенно перемалывали первую волну исламской конкисты. В 1082 году мавры из Испании обратились к Альморавидом за помощью - и они ее получили. Правда, отбросив испанцев, Альморавиды попросту включили мусульманскую Испанию в состав своего государства.
 Однако, среди берберов уже набирало силу движение Альмохадов, считавших что добыча и грабежи - это не благочестие. Абд аль-Мумин в 1147 году захватил Марракеш и прекратил правление Альморавидов. При нем империя достигла максимальных размеров (включила в себя даже Тунис) и даже формально отделилась от Халифата. Однако, Альмохады просуществовали недолго - они передрались между собой да и испанская реконкиста набирала обороты, выдавливая мавров с иберийского полуострова. В середине 13 века из Алжира пришли берберы ветви Маринидов и династия Альмохадов на этом закончилась. Мариниды продержались до середины пятнадцатого века и были уничтожены португальцами. Со всеми этими династиями мы еще столкнемся по ходу моего рассказа.
 В 1578 - 1603 в Марокко правила династия саадитов. Ахмад аль-Мансур освободил часть захваченных испанцами и португальцами городов, его правление считается "золотым веком" Марокко.
 После смерти Ахмада, могущественнейшего из султанов (около 1603 года), государство стало ослабляться вследствие постоянных внутренних войн, так что Мулей-Шерифу, потомку Али и Фатимы, легко было низвергнуть в середине XVII в. династию первых султанов и основать новую, до сих пор правящую династию Алидов, или Хозеини. Наиболее известен из них Мулей-Ислам, правивший с 1672 по 1727 год, как величайший деспот. При преемниках его участились междоусобицы и раздоры из-за престола, приводившие страну все более к упадку, до вступления на престол Мулей-Сиди-Мухаммеда (1757-89), отличавшегося мягкостью и стремлением ввести европейскую культуру. После его смерти опять начался период внутренних конфликтов и войн. При султане Мулей-Сулеймане (1794-1822) снова начался период относительного благополучия.
 В XVII-XIX веках Марокко считалось пиратским государством, так как во многих городах фактическая власть находилась в руках морских пиратов. Я побывал в одном из таких городов, известных с детства, потому что здесь мавры держали в плену Робинзона Крузо. Вообще, марроканское побережье памятно, прежде всего, по книге Дефо - хотя ни описание Сале ни описание побережья не имеют никакого отношения к действительности. Впрочем, это не умаляет интереса к книге, да и так ли это важно - слишком много времени прошло.
 
Как обычно спешу напомнить, что фотографии, значительно большие числом, нежели представленны в этой статье, находятся а в альбоме поездки.
 
Над Альпами
Закат
Впрочем, начну с начала. Мы летели из Москвы в Агадир, летели над Россией и Беларусью, над Польшей и Чехией, над Австрией, Италией, Швейцариейи Францией - а потом над Испанией и самим королевством Марокко. Кстати, местные жители называют его Аль Мамляка аль Магариб, Королевство Дальнего Запада. Когда еще не была открыта Америка, это была самая западная часть мира. Агадир находится западнее Гринвического меридиана.
 Полет продолжался почти семь часов, но мы догоняли Солнце, так что оно село только когда мы подлетали к цели. Некоторое время под облаками разгоралось малиновое свечение, это вечерняя заря освещала землю внизу.
 

 

Агадир


 
Аэропорт у Агадира совсем маленький, хотя они и пытаются сделать страну туристической - но пока что, эти попытки мало к чему привели: Марокко, во-первых, довольно дорогая страна (цены на еду близки к московским), во-вторых, туристическая инфраструктура не слишком развита - кроме отелей и ресторанов ничего нет. Даже фруктов возле отеля не купить - это можно сделать на огромном агадирском рынке (местные называют рынок "сук" и иных слов не понимают) или в "Маржане" (супермаркет, типа "Ашана"). Но нужно ехать через весь город.
 Сделать Агадир серьезным центром пляжного отдыха, конечно, можно - сделали же таковым Канарские острова, которые совсем рядом (фактически, Агадир - это то же самое, только на материке). Сделали, несмотря на то, что "Дьявольские острова", как их называли в древности, совсем лишены воды - а Агадир в изобилии снабжает водой река Сус, текущая с гор Высокого Атласа.
 
Пока что, я наблюдал картину засилия одетых на пляже - местные дамы даже "загорают" полностью одетыми. Говорят, что существуют ткани, пропускающие ультрафиолет - но я сильно сомневаюсь, что у них такие. И давление этих правил таково, что через несколько дней и европейские туристки купаются одетыми (хотя никто, естественно, их к этому не принуждает). Но я не думаю, что такой отдых им понравится и они приедут сюда еще раз.
 К счастью, мужчин эта гимнофобия пока не затронула.
 
Что потрясает - это Атлантический океан. До сих пор я думал, что лучше Красного моря ничего нет - оказывается, есть. Пляжи Агадира ничем не защищены, но эти волны, в отличие от средиземноморских, отрицательных эмоций не вызывают. Может быть, дело в том что с ними не возникает желания бороться - это примерно то же самое, что пытаться пройти напрямую через бетонную стену. Их мощь несравненна, она за пределами того, с чем можно бороться.
 
Инфраструктуры на пляже никакой - то есть, имеются огороженные участки, принадлежащие каким-то отелям, а для всех остальных - многокилометровый городской пляж, над поторым на горе написано "Аллах, Родина, Король". Хорошо что не "Коммунизм победит"... За границей пляжа (от 400 до 200 метров в зависимости от прилива и отлива) вдоль всего пляжа - рестранчики, лавочки, Мкадональдсы и все прочее. Есть даже Пицца-хат, который из России ушел еще во время кризиса 1998 года. И хорошо, что ушел - пицца там гораздо менее вкусная и гораздо более дорогая, чем в уличных итальянских ресторанчиках, которых в Агадире множество. Макдональдс же от российского ничем не отличается. Из-за отсутствия камер хранения, я брал на пляж только металлические деньги - их можно не вынимать из кармана, плавая в океане.
 
Агадир не похож на "игрушечные" туристические города Египта или Турции. Скорее, он походит на, казалось бы, забытые воспоминания о советских временах, отштукатуренных стенах в трещинах, бетонных домах и лестницах... Хотя, конечно, есть в нем новые особняки и отели - но их совсем не так много.
 
Бульвар Хассана II
Я позволю себе немного остановиться на Агадире в частности и на Марокко вообще. Марокко - это не прилизанная страна в туристическом стиле, как Турция. Туристов здесь, во-первых, не так много - и, в основном, это французы. Во-вторых, в Марокко не очень развито то, что они собрались этим туристам предлагать. Пока, в основном, предлагается купить изделия местных промыслов но они ничем не отличаются от фабричных только в десять раз дороже. Интереснейшая история страны отчасти раскрывается, но мне представляется, что это можно подать намного интереснее. Природа раскрывается совсем слабо. Одна из достопримечательностей страны, Сахара, представлена только крохотным кусочком. Зоопарк в Рабате закрыт, но даже будь он открыт, экскурсии из туристических мест туда не проводятся.
 
Отель
Лестница к морю
Отель, в котором я поселился, особого слова не заслуживает - худший из трехзвездочников, какой я только видел. Здание старой постройки, на глазок годов семидесятых, по всей видимости, с самого начала оборудовано дешевой сантехникой, которая непрерывно течет и запах нечистот пропитал там все. Краны обросли какой-то известковой дрянью настолько, что за них противно браться. Персонал вполне соответствует: например, бассейн заполнен водой до половины и нижня ступенька лестниц находится на уровне воды. Как из такого выбираться не очень молодому человеку - непонятно. Лобио обставлено с претензией на роскошь, имеется Wi-Fi но розетка для ноутбуков только одна и та через дорожку... такое впечатление, что все делается "для галочки". Ну да не будем о противном, для того чтобы только ночевать этот отель вполне подходит и настроения он не испортил.
 
 

 

Дорога в Марракеш


 
Первым пунктом поездки был Марракеш.
 Мы тронулись в дорогу туманным утром. Говорят, что в Агадире 300 дней в году светит Солнце - мне в этом отношении не повезло. Три дня в Агадире и еще столько же в центральных районах страны было пасмурно - поэтому, часть фотографий, как я не пытался их вытянуть, яркости цветов солнечного дня на них нет.
 Вскоре после выезда из Агадира, мы увидели первое чудо - коз на ветках аргановых деревьев.
 Аргания (Argania) - дерево с тернистыми ветвями, достигающее 8-10 м в высоту и живущее 150-200 лет. Листья маленькие, 2-4 см длиной, овальные, с обогнутым концом. Цветки маленькие, с пятью бледными жёлто-зелёными лепестками, расцветают в апреле. Плод - 2-4 см длиной и 1,5-3 см шириной. Внутри плода содержится твёрдое ядро с 2-3 богатыми жирами семенами, окружённое слоем неприятно пахнущей мякоти. Плоду аргании для созревания требуется один год.
 
Аргановое масло остаётся одним из самых редких масел в мире из-за весьма ограниченного ареала распространения аргании. Дерево аргании растёт в полупустынях, где, благодаря глубокой корневой системе, защищается от эрозии почвы и служит естественным барьером против опустынивания. Разновидности аргании некогда произрастали во всей Северной Африке, а теперь находятся в опасности и под защитой ЮНЕСКО. Масло бывет двух типов - пищевое масло, более тёмного цвета и с более выраженным вкусом, что связано с термической обработкой. Это масло обычно используется в кулинарии, но оно не должно подвергаться сильному нагреванию. Оно очень питательное и входит в состав традиционной пасты амлу. Эта паста, состоящая из арганового масла, измельчённого миндаля и мёда, часто употребляется с хлебом на марокканский завтрак.
 
Органолептические свойства арганового масла делают его ценным для кулинарного искусства. Вкус миндаля и лесного ореха, получаемый благодаря слабой обжарке плодов аргании (с которой связан более тёмный цвет масла), обогащает такие блюда, как кускус, рыба и соусы. При употреблении арганового масла наблюдается стабилизация уровня холестерина в крови.
 Косметическое масло более светлое и используется для аппликаций на коже, так как помогает при лечении кожных болезней (экзема, пересушенная кожа, склонная к атопии), а также при уходе за волосами, поскольку активно питает и восстанавливает, придает интенсивный живой блеск, устраняет тусклость, ломкость.
 В последнее время, за этим маслом установилась слава средства от всех болезней и продления молодости - большую часть того, что производит Марокко, закупает Германия и другие европейские страны. Видимо, кто-то проводит грамотную рекламную кампанию. Так что мы долго ехали мимо бесчисленных аргановых деревьев вдоль дороги, пока не увидели удивительную картину: местные пастухи пригоняют к деревьям своих коз и эти козы, забираясь, порой, на самую верхушку дерева, объедают плоды. Переварить сами семена они не в состоянии, поэтому те будут доступны после... дефекации.
 
Интересно, что, по словам местных жителей, забираться на деревья умеют только местные козы - точно такие же животные, но из других регионов, на это не способны, они просто не понимают, что можно залезть на дерево и лакомиться аргановыми плодами. Однако, животные, легко перемещающиеся по скалам, вполне могут влезать и на деревья - ловкости и равновесия им вполне хватает.
 Мы двигаемся дальше вдоль Атласского хребта. Горных цепей в Марокко четыре - на самом севере горы Риф, под ними, южнее - Средний Атлас, под ним Высокий Атлас, вдоль которого вы и движемся сейчас, а южнее всего - Анти Атлас, отделяющий плодородные земли от Сахары.
 

 

Марракеш


 
И вот, наконец, мы въезжаем в пригороды Марракеша. Этот город основан Альморавидами в 1062 году, основан сразу же как столица.
 Марракеш называют "Красным городом" из-за цвета здешней глины - и он старается соответствовать, даже новые строения, в основном, красные.
 
Мы проезжаем по Новому городу. На этаких вот пролетках катают туристов. Удивительно то, что помета на мостовых после этих лошадей почему-то не остается - я был впечатлен. То есть, города, по которым мы проехали, довольно грязные - не до такой степени, как Каир но все-таки. Однако, с лошадьми им как-то удалось приспособиться.
 
А вот вблизи медины старые улицы выглядят совсем по другому. Здесь город и рынок неотделимы друг от друга. В этих старых кварталах на первых этажах всех домов лавки и магазины - но Марракеш в этом отношении, пожалуй, превзошел все остальные города.
 
Мы перед воротами, ведущими в медину. Медина по-арабски означает "город" - в северной Африке так называют крепость в центре города, обычно, самую старую его часть. Но это не аналог нашего кремля или детинца - скорее, это аналог "посада", города вокруг главной крепости. В Москве роль посада играло Садовое кольцо (отсюда и название). В случае появления противника, посад давал время жителям укрыться в кремле (собственно крепости, арабы называли такую "касбой").
 
Двери здесь с двумя кольцами - одним стучаться званые гости а другим - нежданные. Улочки медины очень узкие, но этот лабиринт и запутанность - ничто, по сравнению со старой мединой годода Фес.
 
Первый объект, который мы рассмотрели - это дворец Байи. Великий Визирь Марракеша Си Ахмед бен Муса построил его для одной из своих жен.
 Строительство дворца завершилось в конце 19 века. А во время строительства Визирь приобретал все новые участки и план дворца постепенно увеличивался. Многие покои достраивались отдельно, в результате чего дворец стал напоминать лабиринт. Во дворце множество внутренних садов, и невозможно угадать, что спрятано за следующей дверью.
 Удивляет и особенность арабской философии "все личное держать подальше от посторонних людей" и из-за этого дворец с наружи ничем не привлекает глаз, но внутри имел особые богатства.
 
Такой принцип относится и к современной архитектуре, когда внешняя сторона дома не украшается дабы не вызывать зависть у окружающих, а внутренне убранство дома поражает своей красотой. Дворец отличается красивой традиционной мозаикой, резной деревянной работой и расписанными кедровыми дверями и потолками. Красота и богатство дворца не давали покоя султану и были предметом долгой зависти, что после смерти Великого Визиря Сиди Муссы возмужавший султан разграбил дворец. Это произошло около 1900 года.
 
Парк Лала Ана
Кутубия
В самом центре Марракеша находится мечеть Кутубия. Ее строил Абу Юсуф Якуб аль-Мансур, третий халиф династии Альмохадов (1184-99). Точнее, строили ее андалузские пленники, строили из сланцевого песчаника, добытого в карьерах Джебель-Гелиз. Название ее переводится как "мечеть книготорговцев", почему - никто в точности не ведает. Возможно, здесь была библиотека. Или вокруг мечети торговали книгами. Но мечеть получилась самой высокой в Марракеше (69 метров) и лестницы внутри нее такой ширины, что подняться наверх можно, не слезая с коня.
 Мечеть дважды строилась с самого основания. Когда была построена первая мечеть, выяснилось, что михраб не ориентирован на Мекку. Ее разрушили, а архитектора, который создавал проект - обезглавили. Вскоре мечеть была отстроена заново - а развалины предыдущей, недавно раскопанные, можно наблюдать у ее подножия.
 На вершине минаретов этого периода устанавливали три шара. Что они означают - в точности неясно, одни легенды говорят, что они символизируют иудаизм, христианство и ислам, другие - землю, воду и огонь. В Марокко я слышал версию, что это Медина, Мекка и Кабба. Как бы то ни было, три шедевра архитектуры, построенные Аль-Мансуром (мечети аль-Кутубия в Марракеше, минарет "Башня Хасана" в Рабате и Ла-Хиральда в Севилье) имеют в навершии четыре шара. Легенды говорят, что одна из жен Аль-Мансура то ли выпила воды в Рамадан до заката, то ли съела финик, то ли ничего не съела а просто захотела - в общем, Аль-Мансур, чтобы ее успокоить, приказал присобачить туда четвертый шар, согласно каким-то легендам, из золотых украшений этой самой жены. Так это или нет, не знает никто.
 
Через парк Лала Ана выходим к мечети Кутубия
А от нее, через кусочек медины, похожий на огромный вещевой рынок, попадаем на площадь Джемаа эль Фна
Площадь Джемаа эль Фна - центр Марракеша и в прямом и в переносном смысле. Она включена в число объектов Всемирного Наследия ЮНЕСКО не из-за каких-то архитектурных достоинств а из-за того неповторимого мира, кусочком которого она является. Это и бесчисленные продавцы - и вещей и всяких вкусностей. Это и еще более многочисленные продавцы свежевыжатого апельсинового сока (полдоллара за большой стакан). Это и певцы с музыкантами, которых, правда, я не видел, мы покинули площадь раньше, чем они появились.
 
Джемаа эль Фна
А шаурма у них такая же, как у нас
Назад мы отправились, когда уже стемнело

 

 

Бени-Меллаль


 
На следующее утро мы уже мчались в Бенни-мелаль. Этот город заложил Мулай Исмаил ибн Шериф в 1688 году. Город находится в горах Среднего Атласа (недалеко от того места, где встречаются Средний и Высокий Атлас) на высоте более километра.
 
От одной из старинных крепостей открывается великолепный вид на город.
 
Хенифра
Мы не задержались в этом городе. Наш путь лежит к Мекнесу, он лежит вдоль хребта Среднего Атласа, мы промчатись по улицам Хенифры и снова за окном пустыня и горы.
 
Свадьба, встреченная нами в Мирите, еще одном пункте на пути.
 
На фоне кедра Гуро
Под конец дня мы приезжаем в кедровый лес Гуро. Массивный 800-летний кедр был обнаружен французскими войсками во время кампании по подавлению антиколониальных выступлений 1917-1919 годов. Кедровый лес, который растёт вдоль дороги, соединяющей города Азру и Ифран, также называется в честь Гуро. Кедры, которые растут здесь - атлаские кедры, они ближайшие родственники кедров ливанских. В отличие от сибирских кедровых сосен у них нет съедобных кедровых орешков.
 
Атлаский магот
Лес известен как место обитания берберских макак маготов, вымирающего вида обезьян. Маготов называют также Варварийской обезьяной или Магарибским макаком. Дажек по внешнему виду понятно, что они - ближайшие родственники японских "Снежных обезьян". Кстати, и маготы (как и японские макаки) живут на высоте от километра и спокойно выдерживают температуры до -10 градусов, какие бывают на высотах.
 
По пути мы проезжаем через Ифран, горнолыжный курорт и университетский городок. Здесь есть памятник берберийскому льву - они некогда водились в горах Атласа, но полностью истреблены еще в начале 20 века. Это были самые крупные из львов - жаль, что они не сохранились даже в неволе. Если бы Тартарен задумал охотиться на львов сейчас, у него бы вряд ли что-то получилось, ни в Алжире ни в Марокко.
 Уже совсем темно, когда мы достигаем Мекнеса.
 

 

Мекнес и Волюбилис


 
Улица Мекнеса
Мекнес - относительно молодой город. Название ему дало берберское племя мекнаса. В десятом веке там была построена альморавидская крепость Такарарт. В 1673 году Мулай Исмаил ибн Шериф сделал этот город своей столицей - и он пребывал в этом качестве до самой его смерти в 1727 году. Больше город ни разу не исполнял столичных функций, и рискну сказать, что из всех городов, бывших когда-либо столицами королевства, он наименее интересен - НО недалеко от этого города находится Волюбилис, точнее, его развалины - а это уже очень (если не самый) интересный пункт нашего маршрута.
 
Триумфальная арка в честь эдикта Каракалы
Городские ворота
Кто в точности построил Волюбилис неизвестно. Здесь жили люди еще во времена неолита. В третьем веке до нашей эры, эта местность принадлежала Карфагену. На рубеже тысячелетий Волюбилис становится крупным центром эллинистической культуры Мавретанского царства, которым правил Юба II, союзный Риму царь Мавретании. После убийства в 40 году царя Птолемея, сына Юбы II, город вошёл в состав империи как центр провинции Мавретания Тингитанская.
 Во втором веке в городе появляется форум и базилика а также триумфальная арка в честь эдикта Каракалы (дающего гражданство всем свободным жителям империи). Вскоре после этого, скорее всего, произошло большое землетрясение и был разрушен акведук - после чего столицу провинции переместили в Танжер. В дальнейшем, в римских источниках город практически не упоминается.
 
Развалины базилики
Развалины форума
Когда в 788 году в эти места пришёл потомок Мухаммеда - Идрис I ибн Абдаллах, он избрал Волюбилис своей первой резиденцией. Согласно обнаруженным в результате раскопок монетам и документам, исламизация города началась до его прибытия. Вместе с тем, четыре надписи на могилах вокруг Триумфальной арки, датируемые 599-655 годами, свидетельствуют о том, что Волюбилис в этот период был христианским городом.
 Арабское селение на месте античного города (поныне известное как Валила) понесло значительный урон во время Лиссабонского землетрясения 1755 года, после чего было окончательно заброшено. Население перебралось в соседний город Мулай-Идрис.
 

 
Вход во дворец, теперь служащий усыпальницей
А мы возвращаемся в Мекнес. Как уже говорилось, город был столицей Исмаила ибн Шерифа. Здесь он и похоронен - и его усыпальница, это одна из немногих святынь ислама, куда пускают немусульман.
 Исмаил выбирает Мекнес столицей своей империи в 1672 году. При этом из-за бурного строительства, которое он развернул в городе, его часто сравнивают с его современником Людовиком XIV.
 Также Исмаил распоряжается простроить 76 крепостей, которые должны защищать главные дороги от возможных нападений со стороны окрестных гор. В результате этого Мекнес окружила защитная стена протяжённостью в 25 км.
 
Собственно, усыпальница
Мулай Исмаил содержал 500 наложниц, которые родили 700 мальчиков и неопределённое число девочек. В планах Исмаила было превращение Мекнеса в марокканский Версаль. Также Исмаил просил у Людовика XIV руку одной из его дочерей, но что-то у них не срослось, и, не желая обидеть союзника, Людовик прислал ему множество подарков, в том числе часы, бывшие тогда в Африке большой редкостью.
 Сейчас для посещения открыта только небольшая часть дворцового комплекса - в остальной части находится королевская резиденция. У короля Марокко резиденции есть в каждой столице, некоторые очень внушительные.
 
А это - стена древнего служебного комплекса королевского дворца, Дар эль Ма. Здесь находились конюшни и зернохранилища. Между прочим, конюшни рассчитывались на двенадцать тысяч голов - и за каждым животным был закреплен собственный конюх - это не считая многочисленных рабов. Рядом с Дар эль Ма - прямоугольное озеро.
 
Мы проезжаем по новым улицам Мекнеса и покидаем город. Наша цель теперь - Фес.
 

 

Фес


 
Панорама Феса
Улицы нового города
Слово "Фес" по-арабски означает "Кирка". Говорят, что Идрис I, тот самый, который правнук Хасана ибн Али (и, таким образом, потомок самого Магомета), начертил этой киркой первую схему города.
 Нужно заметить, что Идрис I был не столько ставленником Халифата - он бежал в 784 году с вольноотпущенником Рашидом от преследований Аббасидов на запад Северной Африки, где многие берберские племена, одни добровольно (ауреба), другие под силой оружия, признали его имамом. В 789 году своё подданство признали и правители Танжера и Тлемсена. В это время Идрис I и основал город Фес.
 
Ворота королевской резиденции в Фес-Джедид
Улица еврейского квартала
Идрис умер в 791 году, как считается, от яда. Инициатором отравления называли багдадского халифа Гаруна ар-Рашида (того самого). Что они не поделили на таком расстоянии - неясно, от Багдада до Феса больше шести тысяч километров, по суше это огромное расстояние.
 XIV века Мариниды восстановили Фес в качестве столицы Марокко и построили много новых зданий. Поэтому у Феса две медины: старая, времен Идриса, которую называют Фес эль-Бали и новая, Фес-Джедид - вторая медина, основанная в XIII веке Маринидами. Этот квартал изобилует памятниками эпохи Маринидов.
 Здесь же находится еврейский квартал, его жители еще в 50-е годы распродали свою собственность и уехали из Магариба - сейчас евреев там почти не осталось. До сих пор есть люди, которые помнят, что они здесь родились, помнят интерьеры и переписываются с нынешними владельцами.
 
Нам показывают гончарную мастерскую. Меня всегда поражало, с какой видимой легкостью кусочек глины превращается в красивую посуду. В этих производствах все делают руками - и готовят глину, и формируют ее, и расписывают, и обжигают. Правда, готовые изделия получаются довольно дорогими. Я с самого начала планировал привозить из своих поездок только фотографии - чтобы не отвлекаться от главного (не говоря уже о том, что требуют очень большого и тяжелого чемодана), поэтому смотрел на все эти кружки и тажины (тажин - марроканский вариант блюда с крышкой, толстое дно которого прогревается и долго сохраняет тепло) спокойно.
 
Посетили мы и мастерскую, где делают всяческие красивые вещи уже из металла.
 

 
Потом углубились вглубь старой медины. Когда ее принимали в объекты всемирного наследия Юнеско, эти улочки пытались сосчитать - но бросили, потому что... а вы сами попробуйте. Их примерно 9400 - плюс-минус сотня-другая. Они частично наземные, частично подземные. Они пересекаются и сплетаются, проходят одна над другой, уходят вниз или вверх - по мосткам. Идя по ним, приходится уворачиваться от осликов с тяжеленными мешками, а на широких улицах - и от скутеров. Отсюда вовсе не обязательно выходить в остальной мир - здесь рождаются, живут, работают и умирают. Через несколько часов блужданий по этому крысятнику, окружающий его мир с солнцем и небом кажется чем-то нереальным.
 
Ориентироваться здесь, кстати, можно еще и по запаху - кожевенное производство, которому примерно столько же лет, сколько этой медине (а медина, напомню, построена в 789 году), находится сейчас в самом центре города. И входящим туда дают веточку мяты, чтобы запах с ног не сбил. В огромных котлах дубятся и вымачиваются кожи, здесь же шьют из них сумки, кошельки и прочее.
 
Мы снова идем по узеньким улочкам. Интересно, что кое-где за вот этими неровными и покрытыми трещинами стенами скрываются и роскошные отели и рестораны и учреждения. Фасады здесь невзрачны, а что за ними - угадать не представляется возможным.
 
Часть улочек представляет собой грандиозный восточный базар. Отрадно то, что в Марокко продавцы не давят на покупателей, как в Египте. Хотите - покупайте, не хотите - не покупайте.
 
Мы подходим к университету Аль-Карауина - это старейшее в мире учебное заведение, оно открыто непрерывно с 859 года (хотя дипломы европейского образца стали выдавать только в 1947 году). Здесь учились Ибн Араби, Ибн Хальдун, Аль-Идриси, Маймонид, Лев Африканский. В Аль-Карауин предположительно изучал математику папа римский Сильвестр II.
 Стены старинного медресе (дословно - место где изучают) украшены вылепленными из гипса фразами из Корана (поскольку ислам не допускает изображать людей). Наверху - окошки комнат для слушателей.
 
Из старинного медресе через какой-то дворик в центре медины мы выходим совсем уже запущеной и какой-то кривоватой улочкой, завешанной одеждой на продажу.
 
И наконец - МЫ НА ВОЛЕ! Медина осталась позади. Это самое потрясающее впечатление от всей поездки, фантастический лабиринт из десяти тысяч улиц.
 
Мы едем через новый город, мимо роскошных прямых проспектов - к магистрали, которая приведет нас в столицу страны, город Рабат.
 

 
 

 

Рабат и Сале


 
 
Откуда нам известно название Сале? Покопавшись в память, многие вспомнят детство, "Робинзона Крузо" - корабль, на котором он плыл был захвачен мавританскими пиратами из Сале, где его и держали в плену. Потом, вместе с мальчиком Ксури он проплыл около тысячи километров на юг вдоль марокканского берега - именно вдоль тех мест, где проходит наша поездка. К сожалению эти, может быть самые впечатляющие строки Дефо ни в малейшей степени не построены на фактах, он не знал ни очертаний побережья ни кто на нем обитает, да и не интересовало это его. Но вот то, что остров Робинзона это плод фантазии, мы читали еще в детстве, однако, нигде не было сказано, что африканское побережье тоже придумано...
 Так вот, город Сале основан приблизительно в X веке недалеко от древнеримского поселения Сала (ныне Шелах). Он быстро стал крупнейшим портом Марокко. В 1260 году состоялась самая крупная битва за всю историю города, в ходе которой Сале в течение двух недель находился в руках войска Альфонса X Кастильского. В 1627 году становится логовом берберийских пиратов и центром пиратской республики, просуществовавшей до 1668 года. Даже Рабат, который тогда был известен как Сале-ла-Нев (Новый Сале), в то время признавал владычество пиратов. Население города в тот момент составляло около 13 000 человек. Под руководством Ибрагима Варгаса мориски, выселенные из Андалусии, основали признанную европейскими государствами республику. Ее первым главой стал уроженец Харлема Ян Янсон. "Город корсаров" неоднократно обстреливался из пушек европейскими флотилиями, так как местные пираты совершали рейды за рабами даже на Британские острова и в Исландию. В 1851 году в ответ на пиратство против европейских торговцев, которое процветало даже после гибели республики, порт был серьезно обстрелян французской эскадрой. Со временем гавань Сале обмелела и порт был закрыт.
 
Вид через реку на Сале
Устье реки и пляжи - слева пляж Рабата а справа - пляж Сале
Если Сале находится на северном берегу реки Бу-Регрег, то Рабат занимает южный берег. В 1146 году в ходе завоевания Альмохадами атлантического побережья Марокко Абд аль-Мумин построил тут крепость, которую он использовал для нападения на Андалусию. Современное название города было впервые зафиксировано в 1170 году в форме "Рибат-эль-Фатх", что значит "победоносный".
 
Улицы Касба Удайя
Улицы Касба Удайя
Первый рассвет Рабат пережил при Якубе аль-Мансуре (1184-1199), который перенес сюда столицу. Он же построил Касбу Удайю (Памятник мавританской архитектуры периода Альмохадов; название происходит от имени разбойничего племени Удайя, "посаженных на кормление" в Марокко при династии Альморавидов для противодействия местным кочевникам).
 
Улицы Касба Удайя
Андалузский сад
Касба Удайя - возможно, одно из самых красивых мест Рабата. А Рабат - самый приятный город Марокко. Вот так - не красно-романтический Марракеш, даже не вечный Фес и даже не белая Касабланка, а именно Рабат. И Рабат во многом благодаря Касба Удайя. А в Касба Удайя самое красивое - это андалузский сад. Он находится прямо напротив стены медины Рабата. Конечно, Рабатской медине далеко до медины Феса, с той вообще трудно что-либо сравнивать. Но стена медины,проходящая возле сада придает виду особую живописность.
 
Андалузский сад и стена медины
Андалузский сад
Другой стороной крепость выходит на реку, с другой стороны которой находится Сале. Впрочем, Вы можете увидеть все это на картах.
 Я очень рекомендую всякому, кто окажется здесь задержаться в Касба Удайе - полюбоваться видами со смотровой площадки, посидеть в андалузском саду, побродить по бело-синим улицам крепости. Мы так и сделали.
 
Мы покидаем касбу
Новые кварталы Рабата - самые красивые в Марокко

 
Мечеть в королевской резиденции
В середине сада находится, собственно, резиденция
Мы едем в королевскую резиденцию в Рабате - самую большую, все-таки, Рабат это столица. Это единственное место в стране, где можно снимать людей в форме. У марроканцев странное отношение к фотографии. В страну запрещен ввоз профессиональной фотоаппаратуры. К счастью, моя камера официально профессиональной не считается (хотя всего лишь одной моделью раньше позиционировалась как профессиональная). Да и не смотрят на это у туристов.
 
Здесь великолепные аллеи, вдоль которых растут огромные деревья.
 Так или иначе, сфотографировавшись на старинных пушках, стоящих перед входом в резиденцию, мы готовы двигаться дальше.
 
Мы у мавзолея Мохаммеда V - здесь как раз сменяется караул. Мохаммед V (1909 - 1961 гг) был сначала султаном а потом королем Марокко. А его мавзолей находится рядом с мечетью Хассана. Мечеть эту заложил Аль-Мансур в 1195 году, минарет должен был иметь в высоту 86 м6тров и быть самым высоким в исламском мире. Но в 1199 году Аль-Мансур умер и строительство остановилось - сейчас башня имеет высоту 44 метра. От самой мечети остались только сотни каменных столбов да полуразрушенные стены.
 
Я долго ходил среди этих столбов, чем-то напомнивших древнеегипетские развалины. Даже полуразрушенные стены напоминают остатки пилона какого-нибудь храма.
 Но мы покидаем Рабат - этот самый красивый город Марокко. Нас ждет Касабланка!
 

 

Касабланка


 
Точная дата основания Касабланки неизвестна. Предполагается, что город построили в 16 веке, недалеко от разрушенного в 1468 году португальцами древнего города Анфы. Название же городу дала белая крепость, хорошо видимая с моря - к сожалению, мы не смогли осмотреть ее развалины.
 Как только мы въехали в город, сразу же увидели минарет мечети Хассана II - самый высокий в мире. Высота минарета равна 210 метрам. Дизайн разработал французский архитектор Мишель Пинсо. Строительство было завершено в 1989 году.
 
Площадь Мохаммеда Пятого - центр города. Это самая большая площадь города. Похожа она больше на сквер или сад - много деревьев, фонтаны, пешеходные дорожки, красивые здания в арабо-андалузском стиле - очень уютно и ненавязчиво. Особенно хороши Главпочтампт (Poste Centrale), открытый в 1920 году, стройная часовая башня, здание Верховного суда (Tribunal de Premiere instance) (1923 года постройки), парк Лиги арабских государств (Parc de la Ligue-Arabe) с большущими тенистыми деревьями. Здесь множество голубей и гуляющих.
 
Здесь ходят всяческие артисты и тоже предлагают фотографироваться с собой - за некую плату. Но платить не хотелось, не из жадности, поскольку сумма небольшая - из принципа. Поэтому снимал из окна автобуса.
 
Дальнейший путь наш лежал на бульвар Корниш и оттуда - на набережную и к маяку Касабланского порьа (самого большого на марокканском берегу Атлантики и четвертый по величине во всей Африке). Сам порт, к сожалению, избег нашего внимания, мы только издали видели выходящий из него огромный корабль.
 
А вот очень впечатляющий вид из окна отеля. Мы отправляемся обратно в Марракеш - потому что это завершающий участок нашей экспедиции.
 

 

Снова Марракеш


 
Ранним утром выехали мы из Касабланки. Была надежда, что эти дни будут более солнечными, чем при поездке в Марракеш из Агадира - и, хотя и частично, так и получилось. Это выезд из Касабланки, улица Оазис и парк Маржан, оттуда мы двинулись по старой знакомой трассе номер семь, по которой мы уже ехсли от Агадира до Марракеша. Это хорошая дорога - но она платная. Местные бесплатные значительно хуже. Оплата дороги разовая по числу километров, при въезде на нее дается талон, по которому водитель должен заплатить на выезде.
 
Вдали появляются горы, хотя до Высокого Атласа еще очень далеко. Вообще, горы Атласа довольно пологие. На севере, в районе гор Рифа и дальше, по средиземноморскому побережью до Туниса, хребет еще проявляет признаки активности, но тут, возле Высокого Атласа - сплошная мезозойская складчатость и никакого вулканизма, горы очень пологие и издали не производят впечатления серьезной системы, хотя самая высокая точка Высогоко Атласса превосходит четыре километра (г. Тубкаль).
 
Горная система Атласа
Постепенно горы вокруг становятся все выше. Погода благоприятствует и огорчает только наличие автобусного стекла - но мы двигаемся без остановок. Впрочем, остановки тоже мало что бы дали, поскольку новый вид открывается буквально каждую секунду. Вот раньше, когда странствовали на верблюдах да на осликах. В прочем, в те времена не было фотокамер - нет в мире совершенства.
 
Наконец, мы покидаем А7 и через перевал направляемся прямо к Марракешу, затаившемуся в своем горном гнезде. Впереди - новые районы. Впрочем, здесь мы уже были.
 
Правда, в прошлый визит было пасмурно. И сразу вспоминается, что Марракеш прозвали Красным городом. И даже новые районы стараются соответствовать.
 
Наша цель сегодня - это сады Менара. Сады Менара представляют из себя парк площадью около 100 гектаров на котором посажены оливковые деревья, пальмы и фрукты. Их построили в 13 веке, во времена Абд аль-Мумина (первого из Альмохадов), чуть позже появилось озеро, а в 1870 году около водоема построили беседку с остроконечной пирамидальной крышей. В результате получилось прекрасное место для отдыха, где любят отдыхать многие жители в жаркие дни лета. Здесь можно покормить хлебом рыб в бассейне или полюбоваться цветущей бугенвиллеей.
 
Возле ворот сада катают на верблюдах и осликах, но никого из нас сия перспектива не соблазнила. Это был последний день нашей экскурсии и вдали уже обозначался отдых на море.
 
Ворота касбы, защищавшей медину крепости. А это - древние стены медины Марракеша.
 
Здесь с новыми зданиями соседствую типично колониальные французские двухэтажки. Французы проявили в Марокко гораздо больше такта, чем в Алжире - поэтому здесь их любят.
 
Марракеш остается позади. Мы едем через перевалы Высокого Атласа, едем сначала при солнечной погоде но потом выезжаем в туман, который кончается только по ту сторону хребта.
 
Здесь кончается наша экспедиция,к закату мы прибыли в Агадир. Здесь кончается рассказ об этой поездке - но не кончается рассказ о Марокко, потому что я сделал еще одну вылазку, на юг.
 

 

Тизнит


 
Эта поездка была не столь масштабной - всего на один день - но она очень удачно включила в себя то, что обычно показывают на разных экскурсиях. Был конец сезона, туристов было мало да и объехали мы всю страну - поэтому выбирать особенно не приходилось. К слову сказать, наработанных маршрутов экскурсий в Марокко, вообще, меньше чем хотелось бы. В этом отношении страна значително уступает разработанным туристическим направлениям, вроде Турции или Египта. Впрочем, у этой поездки был существенный плюс - фотографировал я не через стекло, что очень положительно сказалось на фотографиях.
 Сначала мы ехали через богатые кварталы Агадира с красивыми особняками.
 
Не буду освещать заезд в магазин глиняной посуды - такое же производство на месте мы видели в Фесской медине. Магазин запомнился только красивыми цветами вокруг. Так или иначе, мы двигались на юг, в направлении Сахары. Следующим номером программы сьали пляжи Легзира, идущие вдоль побережья Атлантического океана.
 
Об этих пляжах много всего говорили - но мы не встретили никаких фигур песчаного вымывания, хотя места эти, действительно, красивые. Песчаный берег и непрерывные волны...
 Это край берберов. С самой древности они жили здесь, число арабов только в самые последние времена стало превосходить число берберов. Но это в северной части Марокко, а на юге берберы до сих пор в большинстве.
 
Мы едем к реке Масса, текущей с гор Анти-Атласа - того самого, южного, хребта, за которым начинается настоящая Сахара. Но и здесь уже видны ее признаки.
 Тут, в нижнем течении, река, питаемая многочисленными притоками, достаточно полноводна, но верховья ее сейчас, в конце сухого сезона, уже практически пересохли. Если бы нам повезло, мы увидели бы стаи фламинго - но нам не повезло и фламинго мы видели только в Агадирском зоопарке. Вообще, стаи взлетающих фламинго - это одна из задач экспедиции. Здесь они гнездятся. Но увы - фламинго не было. Попробую подстеречь их в Тунисе.
 
Местный житель с осликом появился, когда мы рассматривали русло реки.
 Пейзажи здесь хорошо ассоциируются с мыслью о совершенно диких местах - растрескавшиеся и выветрившиеся известняковые скалы, покрытые какой-то стелющейся растительностью и мелкими кактусами. Плюс к этому довольно жарко.
 
Но мы едем дальше - цель нашего путешествия это город Тизнит. Это самая южная точка, до которой, обычно, довозят туристов. Город был основан в 1881 году султаном Хассаном I.
 Кажется, что весь город - сплошной рынок; собственно, это так и есть.
 
Отсюда начинается наше возвращение на север. Ворота среди пустыни - что они означают? Закрывать здесь нечего, при желании это место можно объехать по пустыне...
 Отсюда, с Анти-атласса течет все та же река Масса, но теперь мы ближе к ее верховьям.
 
Здесь река практически пересохла и поросла опунцией. Мы попробовали эти растения - довольно вкусно но очень много мелких косточек.
 
А дальше начинается "маленькая Сахара" - кусочек местности, покрытый песком и воспроизводящий песчаную часть большой пустыни. Именно песчаную чать - потому что Сахара - пустына разнообразная и песок занимает только небольшую часть ее поверхности В основном, это пустыня каменистая. Арабы называют такую "хамадой".
 
Но здесь вокруг песок, верблюды и все прочее, что ассоциируется со словом "пустыня". Но только кончился песчаный язык, начинается настоящая хамада.
 
Выше по течению реки Масса находится водохранилище, после которого река, собственно, и пересохла. Именно поэтому Массу не называют "вади" (сезонной рекой, наполняемой только в период дождей). Не будь этой плотины, река текла бы и текла. А сейчас водохранилище дарит еще несколько красивых видов в мою копилку.
 
И мы возвращаемся в Агадир, поездка по стране окончена.


Теги:
  Вставить в блог: Livejournal   Я.ру   Buzz



PDF-версия


Оставьте свой комментарий

Введите код с картинки
Имя пользователя
E-mail
Домашняя страница
Подключить файл или картинку

   

UFORUM

 

Уфологический форум. Аномальные явления, уфология, непознанное.
Общий форум сайта

Анкеты очевидцев
Если Вы наблюдали НЛО, неизвестное животное или другое аномальное явление, расскажите об этом здесь.
Анкета очевидца НЛО
Анкета очевидца АЯ
Анкета очевидца неизвестного животного
Анкета очевидца АЯ в космосе

 

Мысли вслух
Что-то, подобное дневнику или блогу - мысли вслух, не обязательно мои, но и не всегда чужие. Иногда это веселые истории, иногда - заметки для памяти, иногда что-то любопытное, иногда - сухие научные факты. А в общем - всего понемножку. Ваши комментарии приветствуются.

- Главная - Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -