PDA-версия   Home   Карта сайта   E-Mail
 
 E-mailПароль 
  

 
Забыл пароль  Регистрация
  Главная / Сборники статей / Палеонтология / Основы научной теории познания

Мысли вслух
Что-то, подобное дневнику или блогу - мысли вслух, не обязательно мои, но и не всегда чужие. Иногда это веселые истории, иногда - заметки для памяти, иногда что-то любопытное, иногда - сухие научные факты. А в общем - всего понемножку. Ваши комментарии приветствуются.

Сейчас на сайте

0 пользователей в том числе:
В чате 0 пользователей в том числе:
   

Палеонтология

Основы научной теории познания

 Райнхарт Юнкер, Зигфрид Шерер ОСНОВЫ НАУЧНОЙ ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ
 
  Главы из книги
  Что такое естествознание?
 
 Как приходит к своим выводам биология, естествознание, и как вообще происходят открытия в науке?
 Что является критерием истинности научной теории или гипотезы?
 Каким условиям должны соответствовать гипотезы или теории, чтобы их можно было назвать научными?
 Насколько полно они должны отражать истину?
 Каковы возможности и границы методов исследования в естественных науках?
 Это лишь малая часть тех вопросов, которые должен поставить перед собой каждый ученый в начале своей работы. Поэтому и мы в первую очередь начнем с их рассмотрения. Первое важное определение гласит:
 
 Естественные науки запинаются изучением явлений и событий, которые способны повторяться (воспроизводиться) и происходить независимо от наблюдателя или экспериментатора. Наблюдение и эксперимент - основа любой естествоиспытательской работы. При этом должны быть абсолютно точно указаны условия проведения этих наблюдений и опытов.
 
 "Путь познания начинается с данных экспериментов или наблюдений, получаемых с помощью четко определенных методов" (Mohr и Schofer, 1978, с. 7). Например, при изучении жизни живых существ условия, при которых проводятся наблюдения, являются определяющими для результатов. Животные, за которыми наблюдают в естественных условиях их обитания (например, из укрытия), ведут себя обычно по-другому, чем во время наблюдения их в неволе.
 
 Объективные данные
 
 Данные, получаемые при наблюдениях в естественных условиях или во время целенаправленных экспериментов и независимые от наблюдателя или экспериментатора, называются объективными или эмпирическими. Слово "объективные" означает, что полученные результаты не зависят от наблюдателя или экспериментатора; "эмпирические" же подразумевает то, что они основаны на специфическом опыте, который состоит в наблюдении или эксперименте.
 Простейшие примеры объективных данных: олень имеет четыре ноги; лепестки дикого мака имеют красный цвет; в исследуемом карьере пласт В следует за пластом А и т. д.
 К объективным данным не следует, например, причислять видения: они не являются независимыми от наблюдателя и не могут быть воспроизведены в любое время. Такие события не поддаются описанию методами естествознания, хотя могут выглядеть для воспринимающего их субъекта столь же убедительными, как и так называемые "упрямые научные факты".
 
 В этом сокрыты одновременно сила и слабость естественнонаучных методов познания. Их сила состоит в независимости истины от наблюдающего ее субъекта, то есть в их объективности. Слабость же - в узости их границ, поскольку посредством этих методов может быть описана только лишь часть из аспектов реальности.
  Приведенный пример с видениями демонстрирует ограничения естественнонаучного метода. С его помощью нельзя охватить всего того, что происходит в области личного, субъективного восприятия действительности, хотя в реальности этого аспекта столь же мало сомнений, как и в других областях, поддающихся естественнонаучному описанию.
 Естественнонаучные методы не являются единственной возможностью познания мира. Познание возможно также и путем личного откровения, как, например, воспринимаем мы признание: "Я люблю тебя!". Поэтому естествознание не может являться абсолютом в процессе познания мира. Узость естественных наук, кроме того, состоит в их ограниченности кругом повторяемых явлений, в то время как однократно происходящие события тоже являются важным аспектом действительности.
 
 От данных к гипотезе
 
 Наука не ограничивается сбором объективных данных. Ее цель - обнаружить причинно-следственную связь разрозненных фактов. Как правило, необходим упорный умственный труд, чтобы осмыслить, классифицировать всю информацию и установить причинно-следственные связи, но порой это происходит вследствие интуитивного прозрения. В результате процесса установления связей между исходными данными, называемого индукцией, рождаются гипотезы.
 Так, Мендель с помощью индукции вывел из серии отдельных наблюдений общие законы генетики, впоследствии названные его именем. Индуктивный метод - это процесс формирования заключения, в котором отдельные факты находят свое объяснение в обобщенном виде.
 Из одного и того же фактического материала нередко можно сделать различные выводы и прийти к различным гипотезам, которые могут противоречить друг другу. Таким образом, индуктивная цепь может быть неоднозначной. Это означает, что
 
 в одних гипотезах сведения, основанные на эмпирическом материале, превышают количество умозрительных (спекулятивных) допущений;
 в других же фактический материал, используемый при построении гипотезы, оказывается неполным, и в дальнейшем могут быть получены данные, противоречащие гипотезе.
 Например, в южной части Тихого океана наблюдаются многократные выбросы на берег живых зубастых китов. О причинах этого явления выдвигалось множество гипотез, которые на основании полученных позднее сведений либо полностью отвергались, либо становились, по меньшей мере, сомнительными. Гипотеза поражения паразитами, в соответствии с которой выброс китов объяснялся поражением внутреннего уха китов паразитами, вначале вполне сочеталась с данными наблюдений. В шестидесятых годах ученые обнаружили почти у всех выбросившихся на берег особей зубастых китов поражение паразитами внутреннего уха. Этот орган принимает необходимые для ориентации в пространстве звуковые волны. Но когда жаждущие новых доказательств исследователи стали систематически исследовать внутреннее ухо у всех выбросившихся на берег зубатых китов, то выяснилось, что большинство из них были здоровы и, тем самым, гипотеза была отвергнута.
 
 Что такое "хорошая" гипотеза?
 Первое условие, которому должна соответствовать научная гипотеза, состоит в том, что она не должна противоречить известным объективным данным. Существенным является также требование того, чтобы выдвигаемая гипотеза в большей степени соответствовала фактам, чем гипотезы, с ней конкурирующие.
  Для иллюстрации приведем следующий пример: от гипотезы универсальности генетического кода следовало бы отказаться после того, как были представлены новые доказательства наличия генетических кодов, отличающихся от известных, открытых до сего времени. Код ДНК митохондрий человека на четырех участках отличается от так называемого универсального кода. Таким образом, становится ясно, что гипотеза универсальности генетического кода противоречит объективным данным и не может сохраняться в своей общей форме.
 Вторым требованием является доказуемость гипотезы. Она имеет существенное значение: "Широта охвата и ценность теории измеряется способностью объяснить все факты, относящиеся к тому или иному явлению", - пишет П. Грассе (1973, с. 186). Конечно, такой критерий довольно субъективен, так как возможны различные мнения о том, насколько хорошо теория освещает определенные детали.
 Наконец, к гипотезе должно быть предъявлено очень важное третье требование: из "хорошей" гипотезы должны следовать такие выводы, которые можно перепроверить последующими наблюдениями или экспериментами. Если гипотеза не соответствует этому, то она, с точки зрения науки, бессмысленна. Иными словами, можно сказать, что научная гипотеза должна быть проверяемой. Под этим подразумевается, что гипотеза должна быть такой, чтобы из нее могли быть выведены заключения, которые можно проверить эмпирически.
  Например, целый ряд ученых придерживается мнения, что жизнь на Земле возникла не из первичного "питательного бульона", а берет свое начало от внеземных форм жизни, так что Земля была, если можно так выразиться, "инфицирована" из космоса. Эта гипотеза довольно интересна, но, в то же время, ее едва ли можно проверить, а потому, с научной точки зрения, ее ценность невелика.
 Построение заключений называется дедукцией (выведением). Оно производится путем логического заключения. Поэтому можно также утверждать, что гипотеза должна позволять сделать прогнозы, которые должны исполниться при условии, что гипотеза верна.
 Если перепроверка заключений в ходе эксперимента или наблюдений дает положительный результат, то гипотеза выдерживает испытание, в противном же случае гипотеза должна быть изменена, либо отвергнута совсем. Так, область действия всеобщих законов наследственности Mенделя после проверки их на многих организмах была частично ограничена. Таким образом, дополнительные эмпирические данные имеют решающее значение в оценке того, насколько хороша та или иная гипотеза.
 
 Ясно, что абсолютную истину таким способом найти невозможно. В лучшем случае, о гипотезе можно сказать, что она не находится в противоречии с уже известными объективными фактами, то есть непротиворечива, но никогда - что она является абсолютной истиной, так как достаточно одного не согласующегося с ней эмпирического факта, чтобы это утверждение потеряло всякий смысл. Возможно также, что гипотеза, которая в течение длительного времени многократно подтверждала свою истинность, на основании новых данных должна была быть подвергнутой изменениям или быть вовсе отвергнутой. Примеры тому уже приведены выше. Поэтому было бы разумно поверить в действительность прошедшей испытание гипотезы, не считая ее строго доказанной. В биологическом атласе об этом говорится следующее (Atlas zur Biologie, 1973, с. 1):
  "Каждая отрасль науки ограничивается той областью, откуда она черпает объективные факты... Естествознание не задается вопросом, являются ли его построения "истинными" в метафизическом смысле, но следит за тем, чтобы не возникало противоречий между объективными фактами и логическими связями".
 
 От гипотезы к теории
 
 Гипотеза, прошедшая проверку на нескольких ступенях дедукции, возводится обычно в ранг теории. Термин "теория" употребляется также в том случае, если гипотеза объединяет несколько ранее "самостоятельных" гипотез. Но ни одна научная теория не может быть возведена в ранг абсолютной истины.
 Гипотезы и теории выполняют одну очень важную функцию. Они определяют, какая постановка вопросов является целесообразной, какие эксперименты необходимо поставить. Без выработки гипотезы был бы возможен лишь бессмысленный сбор данных, никак не связанных между собой. Эйнштейн писал: "Только теория может нам сказать, какие эксперименты представляют научный интерес".
 
 Отказ от теории
 Замена одной теории на другую необходима в двух случаях:
 1. Если на основании новых эмпирических данных теория не может более сохраняться в прежнем виде.
 2. Если альтернативная теория проще и яснее объясняет те или иные явления (принцип экономии).
 
  Эволюционное учение как историческая наука
 
 Из всего вышеизложенного следует, что на вопрос об истории возникновения жизни нельзя ответить, опираясь лишь на естественнонаучные методы, поскольку возникновение и история жизни на нашей планете - явление, единственное в своем роде и невоспроизводимое. Естествознание же занимается процессами, протекающими в настоящее время и не может охватывать уникальные события, произошедшие в прошлом. Такое явление, как возникновение жизни, невозможно проследить путем наблюдений и экспериментов.
 Информацию об этом могут дать только исторические документы, то есть прямые или косвенные свидетельства и отпечатки прошлого. В этом аспекте исследование происхождения жизни, независимо от того, принимается ли теория эволюции или теория сотворения, следует рассматривать как относящееся к исторической науке.
 
 Приведем пример, поясняющий это положение. Представляется возможным по обычной схеме вывести происхождение птиц от рептилий. Тем самым можно продемонстрировать, как могло бы происходить развитие от рептилий к птицам и как оно могло бы произойти в прошлом в процессе исторического развития. Мы имели бы сильные аргументы в пользу такой гипотезы, но нет никаких доказательств того, что оно действительно происходило именно так в ходе реального исторического развития. (Следует учесть, что экспериментальные условия развития птиц из рептилий никогда бы не могли совпасть с теми, которые были в то время в действительности, так как подразумевается, что реально развитие происходило спонтанно, в то время как в лаборатории - целенаправленно, при участии ученых).
 Доказательство предполагаемого развития от рептилий к птицам должно, очевидно, проводиться по-другому. Прежде всего, можно обратиться к историческим документам (т. е. прямым или косвенным свидетельствам и отпечаткам прошлого). Является ли известная "праптица" археоптерикс свидетельством развития от рептилий к птицам, обсуждается в разделе о промежуточных звеньях. Истинное доказательство можно было бы получить лишь посредством путешествия в машине времени в прошлое, чтобы иметь возможность самим непосредственно наблюдать процесс развития.
 Тем не менее, исследования происхождения жизни могут опираться на результаты естественных наук: в области причинных исследований теории эволюции можно оперировать методами естествознания (наблюдением, экспериментом, методикой создания теорий). Можно исследовать эмпирическим путем механизмы и процессы, которые предположительно могут обуславливать развитие организмов от низших форм к высшим.
 
 Поскольку научные теории никогда не должны возводиться в ранг абсолютной истины, эволюционное учение, основывающееся на методах исторической науки, имеет лишь предположительный характер всех его положений. Поэтому в данном учебнике не будет приниматься ни всеобщность эволюции как установленный факт, ни теория эволюции в целом как естественнонаучная теория.
 
  Модель эволюционного развития и модель сотворения
 
 Выше было показано, что на основании одних и тех же объективных данных могут быть построены различные гипотезы, в том числе и противоречивые. Эмпирические данные нередко могут интерпретироваться по-разному. Особенно это касается гипотез и теорий о происхождении и истории развития жизни на Земле, так как исторические процессы не поддаются непосредственному (естественнонаучному) исследованию, а свидетельства этих процессов крайне редко могут быть интерпретированы однозначно.
 
 Поэтому неудивительно, что и сегодня мы все еще находимся в ситуации, когда о происхождении жизни существуют одновременно различные теории, которые, хотя и используют в основном один и тот же фактический материал, противоречат друг другу в своих положениях. Так, противостоят друг другу теории эволюции и сотворения мира. И хотя сторонников эволюции явное большинство, альтернативная модель сотворения не теряет своей значимости. Не правы те, кто считает, что нет ученых, которые, исходя из естественнонаучных принципов, не придают модели сотворения равное или даже большее значение, чем эволюционной модели. Признание модели сотворения не означает принятия веры как способа мышления. Конечно, без учета фактора веры многие вопросы остаются открытыми. Но и эволюционная модель основывается на определенных философских и мировоззренческих принципах и догматах. Такие основополагающие допущения, которые естествознание не может самостоятельно обосновать, имеют большое значение для теории об истории происхождения и развития жизни. О навязывании какой-то одной модели не может быть и речи. Цель книги - лишь сравнить основные положения большинства эволюционных моделей с моделью сотворения, которые мы в дальнейшем для краткости будем называть соответственно "эволюционная модель" и "модель сотворения". Основные положения этих моделей состоят в следующем:
 
 ЭВОЛЮЦИОННАЯ МОДЕЛЬ. Все существующие сегодня организмы происходят от более простых по строению предшественников и, в конечном итоге, от одного прародителя - первого живого существа. Оно же, в свою очередь, возникло в ходе процесса самоорганизации из неорганического вещества.
 Приведем описание этой концепции из учебника биологии (Osche, 1973):
  "Общее положение эволюционной теории гласит: все живущие сегодня виды организмов, будь то бактерии, грибы, зеленые растения или животные, родственны друг другу. Они происходят от одного общего прародителя - первого живого существа. Сегодняшнее многообразие видов и их различное строение возникли в ходе длившегося в течение сотен миллионов лет процесса развития (эволюции). Во время этой эволюции произошла дифференциация живых существ в соответствии с наблюдаемыми сегодня классами, отрядами и видами. Это развитие происходило на фоне длительного процесса смены поколений.
 Эволюция - это процесс, в ходе которого на протяжении длительных отрезков времени потомки особей одного рода приобретают признаки, позволяющие отнести их к новому роду, то есть в буквальном смысле меняют свой род".
 
 МОДЕЛЬ СОТВОРЕНИЯ. Организмы, населяющие сегодня Землю, происходят из сотворенных по отдельности основных типов живых существ. Сотворенные виды были с самого начала превосходно организованы и наделены способностью к некоторой вариабельности в рамках определенных границ (микроэволюция). Модель сотворения не исходит из полной неизменности видов. Сам акт сотворения воспроизведению естественнонаучными методами не поддается.
 
 Чтобы "голые" факты не могли послужить однозначному решению в пользу той или другой модели, их объективность будет обсуждаться в последующих главах. Мы продемонстрируем, что для выбора между обсуждаемыми подходами решающую роль играют вненаучные допущения, и что без принятия подобного рода первой посылки вообще не могли появиться эти две модели. В этом смысле модели эволюции и сотворения абсолютно равноценны и ни одна из них не является более научной, чем другая. Обе они не исходят из чистой науки, поскольку их основы имеют вненаучный (метафизический, философский, мировоззренческий, религиозный) характер. Поэтому речь идет, с одной стороны, об учении о происхождении, а с другой стороны, - об учении о сотворении.
  Следовало бы указать на то, что большинство теоретиков эволюционного учения в построении своей модели исходят из предположения о том, что многообразие жизни произошло без участия сверхъестественных сил и может быть полностью объяснено при помощи законов естествознания. Это не есть чисто научный подход, как это повсеместно утверждается, а скорее выражение мировоззренческого убеждения. На самом же деле, невозможно путем наблюдений и экспериментов опровергнуть взаимоисключающие допущения присутствия или отсутствия участия сверхъестественных сил в возникновении многообразия форм жизни. Поскольку этот процесс нельзя воспроизвести, то указанное допущение следует рассматривать скорее как постулат веры, а не как выводы науки.
 
 Обе модели, с другой стороны, могут рассматриваться как вполне научные, поскольку они ссылаются на эмпирические данные. Однако они не должны входить в противоречие с объективными фактами.
 Нередко приводится утверждение, что модель сотворения уже изначально отказывается от попыток объяснения механизма возникновения жизни, так как сам процесс творения не поддается исследованиям. Это действительно так, но и гипотетический исторический материал процесса эволюции тоже не подлежит прямому исследованию. Для прогресса в познании необходимо, чтобы для исследований выбирались проблемы, которые могут быть подвергнуты проверке независимо от того, приведут ли эти исследования к утверждению или опровержению исходной теории. Это не зависит от происхождения вопроса и от того, к какой модели он принадлежит. На основании модели сотворения так же, как и на основании эволюционной теории, могут быть сформулированы одинаковые вопросы, что в обоих случаях весьма полезно для углубления наших знаний. К тому же неизвестен механизм, который мог бы объяснить развитие от низших форм к высшим. И, поскольку механизм развития неясен в обеих моделях, речь может вестись лишь о том, какая модель в большей степени соответствует существующим фактам.
 
 Можно ли принять теорию, базирующуюся на религиозном источнике (Библии) как строго научную? Ни одна естественнонаучная теория не может отвечать требованию безусловно рациональной и полной эмпирической проверки, но это не останавливает процесс познания. История науки свидетельствует, что ученый может получить исходный импульс своих исследований из различных источников.
  Чарльз Дарвин признался, что к своей теории отбора он пришел под впечатлением от идей Томаса Роберта Мальтуса о развитии народонаселения и производстве продуктов питания.
 Химик Август Кекуле очень много размышлял над порядком расположения атомов соединений углерода, несколько раз он "видел" в полусне, как движутся атомы, как они соединяются в новые структуры. Однажды он "увидел" змею, которая схватила свой собственный хвост, и было открыто бензольное кольцо! Долгие часы провел он после этого видения, разрабатывая новую для себя самого идею.
 Распространенные в семнадцатом веке в Германии умозрительные естественнонаучные представления о единстве сил природы и их полярности привели к открытиям в области электрохимии (Иоган Вильгельм Риттер) и электромагнетизма (Ханс Кристиан Эрстед).
 Николай Коперник опирался на идеи античных философов о том, что Земля не стоит на месте, а движется и развил эту мысль до известной теории.
 Иоганн Кеплер представлял перед глазами гармоничную структуру космоса, охватывающую музыку, астрономию и геометрию, когда, пытаясь улучшить коперниковскую теорию движения планет, открыл три закона, названных позднее его именем.
 Альфреда Вегенера к разработке известной теории континентального дрейфа подтолкнуло высказывание из Библии (Бытие 10:25) о том, что когда-то земля была разделена.
 
 Заключение
 
 1. Научные гипотезы и теории базируются на эмпирических (полученных на основании наблюдений и экспериментов) данных и никогда не могут рассматриваться как абсолютно истинные.
 2. Для исследования вопросов происхождения жизни естественнонаучные методы могут использоваться лишь ограниченно. Существенную информацию дают различные свидетельства, которые требуют интерпретации.
 3. Одни только факты не позволяют принять какую-то определенную модель происхождения жизни. Они позволяют лишь построить различные модели, которые следует проверить.
 4. С точки зрения теории познания, эволюционная модель и модель сотворения являются равноправными попытками истолковать явления природы.
 
 Примечание: Под "моделью" здесь понимается не модель, описанная математически, а некое общее представление, основная идея.
 
  Карбон - период образования пластов, содержащих полезные ископаемые
 
 Система карбон (лат. carbo = уголь) получила свое название по обширным залежам в породах, относящихся к этому периоду, отложений каменного угля. Она охватывает слои пород, находящихся между периодом девона и пермским периодом. В верхней части отложений карбонового периода пласты угля самые интенсивные. Образованию этого слоя обычно отводится 30-40 миллионов лет. Историческая геология предполагает, что каменноугольный период окончился приблизительно 280 миллионов лет назад. Каменный уголь, как таковой, можно встретить, хотя и достаточно редко, уже в девонском периоде, несколько чаще - в пермском, и в некоторых случаях встречается он и в системах, расположенных выше, то есть более поздних.
 
 
 
 
 
 
 Рис. 1. Стрелкой показан пласт каменного угля толщиной 45 см, находящийся под чередующимися слоями песка и сланцевой глины с признаками быстрого осаждения. Рурская область, Виттен-Боммер
 
 
 
 
 Рис. 2. Раздробленная стигмария с хорошо просматривающейся частью центральной трубки (в левом верхнем углу). Фрагмент каменноугольного пласта в Рурской области, Хаслингхаузен
 
 
 
 Рис. 3. Часть корневищ деревьев карбонового периода. Видны многочисленные отпечатки отростков, отходящих от основного корня. Эссен.
 
 Залежи каменного угля, пласты карбона заключены в слои песчаника, сланцеватой глины, а в некоторых случаях - в слои известняка (рис.1). Под большинством пластов можно обнаружить горизонты, заполненные корневищами (рис.2). Эта порода содержит огромное количество корневищ (стигмарии) с радиально расходящимися отростками - тонкими корнями (рис.3). Расположенный над ними пласт может состоять из различных сортов каменного угля (например, блестящего каменного угля, кларена и матового угля), и иногда в них можно разглядеть микроскопические органические структуры (например, споры), из чего можно сделать вывод об условиях образования и об определенных видах растений, составивших основу этого слоя. В пластах, расположенных непосредственно над залежами угля (натуральный сланец или кровельный шифер-сланец), можно обнаружить многочисленные отпечатки крест-накрест и поперек расположенных останков стволов, ветвей хорошо сохранившихся веерообразных папоротников и даже шишки хорошо сохранившихся растений периода карбона. Более тщательные исследования показали, что растительность каменноугольного периода состояла, в основном, из плауновых растений (лепидодендроны и сигилярии), гигантских хвощей (каламиты), папоротниковых растений (например, древовидный папоротник) и растений, отдаленно напоминающих хвойные кордайты (рис.4).
 
 Вследствие продолжения процесса отложения пород и перекрытия одного слоя другим при оседании земной коры, вся эта масса растений оказывалась погребенной, и происходил процесс превращения этих органических останков в уголь. Обугливание - это химический процесс, в ходе которого части растений при прекращении поступления кислорода и повышении температуры и при все возрастающем скоплении углерода превращаются в уголь.
 
 Так же как останки окаменелых растений дают возможность сделать выводы о мире флоры того времени, так и останки ископаемых животных дают представление о мире фауны периода карбона. Это, например, многочисленные амфибии и насекомые, некоторые виды рептилий, но идентифицировать в этот период ни птиц, ни млекопитающих не представляется возможным. Превышающие обычные естественные размеры стрекозообразные (размах крыльев достигал 75 см) и гигантские многоножки (до двух метров длиной) кажутся плодами фантазии, но они - подтвержденная фактами действительность. Живые существа периода карбона были приспособлены ко всем условиям жизни этой экосистемы. Тот факт, что были найдены, к примеру, особые формы насекомых, объясняется тем, что, согласно Шевену (с. 92, 1982), "в отсутствии цветочных растений ничего другого и не следует ожидать". Наряду с этими животными, обитавшими в лесах карбонового периода, обнаруживаются многочисленные останки морских и пресноводных живых существ в определенных горизонтах отложений, как, например, гониаты (палеозойские головоногие со спирально закрученными раковинами), моллюски, брюхоногие моллюски (улитки), брахиоподы и рыбы.
 
 Растения и виды животных периода карбона уже вымерли. Поэтому ареал обитания организмов и растений этого периода невозможно подвергнуть непосредственному изучению, и он может быть реконструирован только на основании данных раскопок отложений и окаменелостей. В данном разделе учебника мы попробуем произвести подобную реконструкцию в рамках модели сотворения. Но сначала обсудим все же более привычную для исторической геологии теорию происхождения залежей каменного угля.
 
  Об объяснении карбона в рамках исторической геологии
 
 На поверхности лесной почвы происходит процесс образования торфа. Опускание почвы приводит к погребению леса под морем и морскими отложениями. Затем поднятие грунта влечет за собой отлив моря, а затем с ростом новых лесов начинается новый цикл. Если торф опускается на большие глубины, то из него впоследствии образуется бурый уголь, а затем и каменный. И, наконец, слои тектонически сдвигаются, частично размываются и к тому же частично пересыпаются более поздними отложениями.
 
 Если рассматривать число рудоносных горизонтов в одном из бассейнов (например, в Саарбрюгском бассейне в одном слое приблизительно в 5000 метров их насчитывается порядка 500), то становится очевидным, что карбон в рамках подобной модели происхождения должен рассматриваться как целая геологическая эпоха, занимавшая по времени многие миллионы лет. И прежде чем приблизиться к обсуждению сроков, предшествовавших подготовке системы карбоновых отложений, давайте задумаемся над вопросом, действительно ли леса того периода росли в виде болотной растительности именно в тех местах, где мы сегодня находим залежи каменного угля?
 
 
 
 
 
 
 Рис. 4. Реконструкция некоторых растений периода карбона: основу отложений этого периода составляют лепидодендроны (слева) и сигилярии (второе справа), которые достигали 30 метров высоты. Также изображены гигантские хвощи. Справа изображен кордаит (Eu Cordaites). (По Magderau, 1968, Taylor, 1981 и Mundols)
 
  Экология каменноугольных лесов
 
 Раньше леса, которые впоследствии превращались в залежи каменного угля, считали автохтонными (выросшими на том самом месте, где их потом обнаружили в качестве залежей полезного ископаемого, в отличие от аллохтонных, возникших не на том месте, где они впоследствии были обнаружены). В пользу этого говорили многие факты. Вот наиболее важные из них:
 
 Большие площади, занятые залежами.
 Корневые почвы в подошве пласта.
 Вертикальные древесные пни над пластами.
  Плавучие леса
 На чем же действительно росли эти "каменноугольные" леса? Ответ "на почве" кажется сам собой разумеющимся, однако, как показывает дальнейший ход изложения, наиболее достоверные факты указывают на плавающие лесные массивы, а не на обычные, привычные для нас, укоренившиеся в почве древесные насаждения. Явление плавучих лесов во флоре карбона в наибольшей степени ставит под сомнение автохтонное возникновение пластов и тем самым вызывает сомнение в тех длительных сроках, которые историческая геология приписывает возникновению системы карбона.
 
 
 
 
 
 
 Рис. 5. Пень дерева сигиллярии в заповедной роще в Глазго, Шотландия. Открытые в XIX веке, эти пни были тщательно очищены от наслоений, по­крывавших их. Срез пня равен приблизительно 90 см2. Корни, которые не были обрублены, уходят на много метров вниз.
 
 Если посмотреть на окаменелые останки пня сигилярии, изображенного на рисунке 5, с первого взгляда возникает впечатление, что пень нормальным образом укоренился в почве. Подобные пни часто встречаются над многочисленными пластами; особенно крупные встречаются, например, в районе Пиесберга в Оснабрюке, один из которых в качестве экспоната выставлен в музее города Бохум. В дальнейшем будет приведен целый ряд доказательств, которые ставят под сомнение тот факт, что эти деревья укоренялись в почве. Даже упомянутые здесь пни плаунов состоят не из обычной обугленной древесины, а представляют собой окаменевшие объекты с заполненными воздухом внутренними полостями.
 
 Если в процессе выпадения в отложения ломаются верхушки деревьев, которые имели лишь легкую крону из травянистых листьев (например, сигилярий) или разветвлялись подобно плаунам (например, лепидодендроны, рис.4), то в пустые полости этих деревьев могли попадать посторонние ископаемые породы. Подобно этому, посторонними породами могли засыпаться и полости внутри стигмарий (рис.2). Затем эти заполненные посторонними породами, частично или вовсе не заполненные ими стволы деревьев и стигмарий, находившиеся в горизонтальном положении, спрессовывались под все возрастающей нагрузкой отлагающихся слоев продолжающегося процесса отложения пород, или в них образовывались углубления. Образовавшиеся таким путем окаменелости сохранили для нас первоначальную форму и вид этих деревьев. На рисунке 5 мы видим, что 10-20-метровые стигмарии разветвлялись по горизонтальной плоскости. И эти огромные горизонтально разветвленные корневища были способны удержать в вертикальном положении гигантские плауны, достигавшие в высоту 30 метров. По корневым подошвам под деревьями, которые впоследствии были большей частью спрессованы в пласты, можно четко себе представить, что отростки корней и стигмарий отдельных деревьев самым тесным образом переплелись с корнями соседних деревьев, что давало им тем самым дополнительную возможность для поддержания вертикального положения.
 
 
 
 
 
 
 Рис. 6. Перекрещивающиеся окаменелые отростки корней в мелкозернистом песчанике. Расположение слоев абсолютно не нарушено. Таким образом, перед нами предстает фрагмент почвы карбонового периода, не потревоженный ни прорастанием растений, ни животными. Пласт Ментор 3, Виттен. (По Scheven, 1982.)
 
 Как можно ясно рассмотреть на рисунке 3, полые, предположительно заполненные воздухом отростки расходятся от цилиндрических стигмарий во все стороны, подобно щетинкам на ершике для бутылок. Полости отростков не были связаны с пустотами на соответствующих стигмариях. В некоторых видах почв маленькие корешки растут геотропически вниз (реагируя на силу притяжения), подобное расположение корней сохранилось и до настоящего времени у небольших растений, дрейфующих по воде, но относящихся к совсем другой систематической категории (например, водокрас). Более взрослые части стигмарий могли отбросить свои мелкие отростки в предварительно сформировавшихся местах соединения. Там находилась разделительная ткань, подобная той, которая возникает на месте черенков листьев современных деревьев, сбрасывающих листву.
 
 
 
 
 
 
 Рис. 7. Окаменевший фрагмент корня - стигмарии. На снимке видны многочисленные углубления - места крепления отростков, окружавших корень наподобие щетинок "ершика" для бутылок. Хаген, Вестфалия.
 Однако трудно себе представить активный "сброс корней", который происходил бы в почве (современной ботанике такое явление неизвестно), в воде же такое, напротив, вполне возможно И, кроме того, обычного атмосферного давления было бы не достаточно, чтобы заставить заполненные воздухом корни врасти, внедриться в почву. Нарисованная картина позволяет сделать вывод о том, что в мире растений периода карбона речь шла о растениях, которые не только приспособлены были к жизни в воде, но и "в воде укоренялись". Это было возможно лишь в том случае, если переплетение корней плаунов с отмершими останками растений образовывал толстый слой торфа, который, опираясь на пронизывающие все, заполненные воздухом корни, обладал такой большой плавучестью, что на нем мог возникнуть обширный по площади плавучий лес. Нижние части корневищ (стигмарии) с их нежными корешками из прослойки торфа свисали прямо вниз в воду. По роду развития всякой гидрокультуры они обеспечивали растения питательными веществами и водой.
 Если исходить из такого толкования, то перед нами обязательно встанет вопрос о почвах под пластами. Разве эти почвы не доказывают, что леса периода карбона выросли именно на том месте, где впоследствии были обнаружены?
 
 Были ли почвы карбоновых лесов настоящими?
 Нижние части плавучих корневищ в настоящее время встречаются в сланцеватых глинах или в тонком песчанике. Типичным примером подобных так называемых почв является пласт Ментор-3, изображенный на рис.6, где показано, как отростки равномерно пересыпались песком и превращались в окаменелости.
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 8. Плавучие леса карбона (Рисунок R. Geitler)
 Если бы корни действительно росли в слое песка, то сам процесс роста растений, а также роющие движения маленьких зверьков, водящихся в обычной почве, нарушили бы это ничем не потревоженное расположение слоев. Полые отростки корней, сплющенные в большинстве случаев последующими наслоениями нередко оказываются раздробленными на части, которые заполняются песком и таким образом сохраняют свою форму. Как можно объяснить подобное явление? Могут ли быть в настоящей почве расщепленные и заполненные песком корни?
 
 Глинистые почвы карбонового периода содержат не только части, органы корней, но в них находят и сплющенные части коры плаунов или части хвощей и даже листочки перистых листьев папоротникообразных в хорошо сохранившемся состоянии. В активной почве подобные части растений не могли бы так хорошо сохраниться. Для того, чтобы понять такое явление, как лес карбонового периода, очень важно обратить внимание на то, что корни растительности, сопутствующей плаунам (точно такие же полые по своему строению и тем самым выигрывающие в весе гигантские хвощи, папоротникообразные деревья, кордайты и т.д.), очень редко встречаются под пластами угля, хотя в тех местах разработок, которые имеют участки, находящиеся под открытым небом, зачастую в органических сланцах, залегающих в кровле пласта горной выработки, обнаруживаются в массовом порядке вайи папоротника, спрессованные хвощи, листья кордайты и т.д. Судя по всему, корни сопровождающей растительности находились, очевидно, в торфе и вряд ли даже достигали воды под его прослойкой, в отличие от стигмарии плаунов, которые и являлись основными составляющими биоценоза. В случае аутохтонного роста непонятным, однако, остается вопрос, почему же сопутствующая плаунам растительность не могла прорасти и пустить корни сквозь пласты почвы.
 
 К тому же подобные почвы состоят из самых разных минеральных субстратов, таких как кварцевый песчаник, глинистый сланец и даже известняк. Так, например, "кварцит из почв, содержащих корневища" (Richter, 1977, с. 147), который местами встречается под основным пластом (Шпокхевельский карьер, Рурская область), первоначально, в свою бытность кварцевым песком, вряд ли мог содержать специфические минеральные вещества, необходимые для обильного роста флоры, благодаря которому и стало возможным образование впоследствии каменноугольных пластов из спрессованных прослоек растительности карбонового периода. Если же провести сравнение с современными растениями и условиями, необходимыми для их существования, то возникает сомнение, может ли одна и та же растительность развиваться на столь различных "почвах".
 В конце концов, против того, что так называемые "почвы, содержащие корневища" являются действительно почвами, говорит тот многократно зафиксированный факт, что в них отсутствует истинная почвенная структура (отсутствие мелкозернистой и гранулированной структур, почвенного профиля, отсутствие атмосферного выветривания и влияния активных живых корней).
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 9. Плавучие леса карбона
 
 В общем, вслед за Шевеном (1986) и другими учеными можно сделать вывод, согласно которому упомянутые факты трактуются таким образом, что почвы, содержащие корни, вовсе не являются почвами. Очевидно, растительность карбонового периода выросла не там, где она может быть обнаружена сегодня.
 
 В заключение перечислим еще раз некоторые доказательства, говорящие в пользу плавучей природы лесов карбонового периода:
 заполненные воздухом стволы и корни дают возможность такой растительности плавать,
 большие горизонтальные подножия деревьев способствовали вертикальному положению плаунов,
 торф лесов карбонового периода был весь насквозь пронизан отростками корней, заполненными воздухом,
 способность стигмарий отбрасывать отростки,
 радиальное расположение отростков.
 сопутствующая растительность могла укореняться в торфе, а не в так называемой почве.
 почвы, содержащие корневища, не имеют структурных признаков истинных почв,
 в этих "почвах" попадаются хорошо сохранившиеся листья,
 "почвы", содержащие корневища карбонового периода, состоят из различных сортов отложений, и это не являлось препятствием для растительности того периода, в то время как современные деревья не могут произрастать на любой почве, независимо от ее состава.
 Рисисунки 8 и 9 в свете перечисленных выше фактов дают возможность составить представление о плавучих лесах периода карбона как об ареале обитания. Этот ареал обитания следует искать не в районах, где их позднее застал процесс уничтожения, а в некотором удалении от этих районов, на огромных водных просторах, где одни леса росли недалеко от других.
 
  Природа промежуточных пород
 
 Среди отложений карбонового периода каменный уголь никоим образом не может рассматриваться как основная составная часть ископаемых пород. Отдельные пласты разделяются промежуточными породами, слой которых достигает порой многих метров и которые представляют собой пустую породу - она и составляет большую часть в слоях карбонового периода (рис.1). Из предыдущего раздела стало ясно, что в рамках модели сотворения толкование такого явления, как леса каменноугольного периода, предполагает, что эти леса росли не на том месте, где впоследствии они были найдены, а их корни были снесены потоками воды в пласты отложений, где и превратились в окаменелости.
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 10. Разлом пласта и скученные группы складок в нижних и средних Бохумских залежах на левом берегу нижнего Рейна (По Scheven, 1986, по Bachman)
 
 
 
 
 Рис. 11. Z-образные соединения в средних бохумских слоях в районе Оберхаузена-Дуйсбурга. Часто встречающиеся группы складок, равно как и иногда попадающиеся Z-образные соединения ставят под сомнение теорию автохтонного происхождения каменноугольных пластов (По Scheven, 1986, по Bachman)
 Если сравнить структуру многообразных каменноугольных рудников и многочисленных горизонтов в пластах (в Рурской области их более 200), то становится понятно, что подобная структура могла появиться только в результате чрезвычайного по своим масштабам потопа. Если такое предположение верно, то подтверждение этому следует искать как в характере промежуточных пород, так и в условиях залегания угольных пластов. При составлении модели происхождения каменного угля должны быть учтены все факты. Поэтому далее мы перечислим некоторые типичные признаки слоев отложений, которые с трудом увязываются с традиционными представлениями об условиях образования бассейнов ископаемых карбонового периода, но могут хороню вписаться в модель, согласно которой плавучая лесная растительность действительно существовала.
 
 Трещины, скученные группы складок и Z-образные соединения в пластах
 В чрезвычайно редких случаях пласты каменного угля залегают параллельно друг другу. Почти что все залежи каменного угля в какой-то момент разделяются на два и более отдельных пласта, (рис.10). Объединение уже почти расколотого пласта с другим, расположенным выше, время от времени проявляется в залежах в виде Z-образных соединений (рис.11). Трудно себе представить, как два расположенных друг над другом пласта должны были возникнуть благодаря отложению росших и сменивших друг друга лесов, если они связаны друг с другом скученными группами складок или даже Z-образными соединениями. Связующий диагональный пласт Z-образного соединения является особенно ярким доказательством того, что оба пласта, которые он связывает, изначально были образованы одновременно и являли собой один пласт, теперь же являются двумя параллельно расположенными друг над другом горизонталями окаменелой растительности.
 
 Многочисленные разломы пластов указывают на то, пишет Шевен (1986, с. 57), что тектонические опускания почвы в отдельных местах происходили в разное время и в различных масштабах. Так, например, почти неразличимая полоса пустой породы в пласте каменного угля едва ли на протяжении двух километров может достигнуть 18 и даже 30 м. Уголь, тем самым, разделяется на нижний и верхний пласты (см. рис.10). О том, что подобные мелкомасштабные опускания происходили резкими толчками, можно сделать вывод по осыпям, содержащим, в основном, обкатанные обломки пород (валуны, булыжники, галька). ("Тектонические толчки", Jansen, 1980, с. 23), Шевен (1986, с. 65), реферируя и критикуя это, пишет в заключение: "Массивные промоины в пластах и забутовка песчаником до 20 м глубиной, внедренные в почву пласта, объясняются внезапно наступившими изменениями в наклоне пласта. Вследствие этого возникают котловины многокилометровой длины. Заполнившие их пески и конгломераты доказывают тот факт, что вскоре они опять выровняются. Если теория автохтонного происхождения лесов каменноугольного периода (о том, что они выросли на месте их последующего обнаружения) правильна, то возникает парадокс: с одной стороны, внезапные опускания, а с другой стороны, состояние неизменности, так называемые паузы, длящиеся в течение тысячелетий; эти явления не только постоянно сменяли друг друга, но и порой встречаются по соседству друг с другом, часто на протяжении всего лишь нескольких километров. Подобные воззрения, естественно, не выдерживают критики". Поэтому тот же автор комментирует (1986, с. 59) рис. 10 и 11 следующим образом: Трещины в пластах, возникшие вследствие мелкомасштабных опусканий почвы, и явились причиной появления сложившейся картины, полностью отличающейся от приведенных представлений о широкомасштабном опускании и последующем поднятии ландшафта карбонового периода". Согласно этому, движения земной коры каменноугольного периода нельзя сравнивать с современными процессами поднятия (напр., Скандинавия) и опускания (напр., побережье Северного моря), протекающими очень медленно и распространяющимися на огромные площади.
 
 Расположенные друг над другом, спрессованные в каменный уголь пласты, содержащие останки растительности, возникли, таким образом, из лесов, которые существовали в некий период одновременно и произрастали по соседству друг с другом на обширных, гигантских площадях пресной воды. В этом случае процесс отложения плавучих лесов должен был произойти за короткий период, равно как и промежуточных пород. Это и фактически подтверждается последовательностью расположения пород.
 
 Песчаники и конгломераты
 Диагональное напластование происходит в песке под воздействием воды самым различным образом. Но в каждом случае песчинки разной величины сортируются потоками воды и оседают отдельно друг от друга. Это механическое разделение отдельных составных частей отложений порождает характерную окраску в полоску тонких слоев отложений (ламелей). Если более сильный поток вновь поднимает уже осажденный песок и вновь его просеивает, то в течение чрезвычайно короткого времени может возникнуть перемежающееся по окраске поперечное напластование. И в настоящее время постоянно возникает поперечное напластование (например, речные отложения и отложения на побережьях), которое, однако, большей частью быстро разрушается в процессе перемещения отложений. Таким образом, возникновение наклонного и поперечного напластования в залежах песка само по себе не является неким необычным процессом, и эти структуры, как таковые, могут быть интерпретированы и с актуалистической точки зрения. Однако, среди промежуточных пород пластов каменноугольного периода встречаются достаточно мощные залежи, сильно вытянутые в горизонтальном направлении, и зачастую в них находят в больших количествах останки дрифтовой древесины, нередко достаточно хорошо сохранившейся. Наличие подобных песчаников в совокупности с пластами лесного торфа, заключенными между ними, можно хорошо увязать с концепцией краткого по длительности времени возникновения пород, составляющих слои карбонового периода.
 
 Горизонтально расположенные песчаники
 По сравнению с современными геологическими образованиями, необычными являются мощность кассеты пластов и огромная протяженность площади отложения с присущим им наклонным расположением слоев, иллюстрирующим направление потоков (палео-рисунок наклона). Эта геологическая схема подходит и для многих других поперечно расположенных слоев отложений других систем. В качестве примера среди множества горизонтально (поверхностно) расположенных песчаников каменноугольного периода следует назвать насыпь песчаника "Идуна" (название происходит от имени богини молодости), шириной 150 км, длиной 200 км, протянувшаяся на север от района Оснабрюк-Иббенбюренер. Подобные мощные кассеты отложений "могли возникнуть только в процессе засыпания внезапно опустившихся районов точно так же, как снос огромного количества геологического материала можно объяснить только быстрым увеличением объемов насыпи в процессе наводнения, охватившего отдельный регион" (Scheven, 1986, с. 57).
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 12. Градуированное расположение слоев. Самые тяжелые обломки пород оседают в первую очередь, за ними следуют более легкие частички песка вплоть до самых мелких глинистых частиц. Такие кассеты карбонового периода могут достигать толщины многих метров и распространяться на огромных площадях.
 Конгломераты (песчаники, содержащие окатанные гальки)
 Перенос подобных окатанных пород требует всякий раз гораздо больше энергетических затрат для их перемещения, чем для транспортировки песка. Даже в рамках концепции актуализма образование конгломератов, а также песчаников Саарского карбона объясняется смывом пластов. В определении этого явления речь идет о быстром (внезапном) экспедировании огромных масс воды. В процессе отложения пласты оседают в виде вытянутых насыпей, толщина которых достигает многих метров. Среди наиболее известных явлений крупнозернистых конгломератов первенство отдается древесным конгломератам, размеры которых достигают 100 метров. Район распространения этих конгломератов - весь Саарский карбон вплоть до Лотарингии (а потому представляет собой наиболее важный ведущий горизонт). Здесь встречаются окатанные обломки пород до 40 и даже до 50 см в диаметре, а иногда и еще больше (до 90 см). Даже ученые, ориентирующиеся на доминирующую в настоящее время концепцию актуализма, говорят о некоторой катастрофе в природе невообразимых масштабов, которая и привела к образованию этих конгломератов.
 
 Градуированные песчаники
 Градуированное расположение слоев, при котором величина зерен в отложениях увеличивается от нижних слоев к верхним, возникает во время одной-единственной фазы наслоения насыпи (рис.12). Более грубые части оседают при этом первыми, и далее, отсортировываясь по величине зерен, все более и более легкие. И в этом случае проявляется масштабность распространения (по площади) и мощность пластов песчаника карбонового периода, что их явно отличает от современных геологических образований. Например, в Верхне-Силезском каменноугольном разрезе градуирование песчаников периода карбона достигает толщины 100 метров.
 
 Так как песчаники в некоторых разделах верхнего карбона достигали 50-70 %, а в некоторых случаях до 80 % от общей массы промежуточных пород, то разъяснение процесса их катастрофического происхождения должно стать наиболее важной частью всякой создаваемой модели возникновения каменноугольной формации.
 
 Турбидные потоки и подводные оползни
 Турбидные потоки возникают, когда полностью пронизанные водой незакрепленные пласты отложений, находящиеся на уровне и выше наклона нижнего бьефа, устремляются вниз. Порожденные этим суспензионные потоки (турбидные потоки) имеют достаточно высокую плотность и сходят с большой скоростью. При этом ими могут быть захвачены и уже вполне затвердевшие отложения, они попадают в поток чрезвычайно огромными, вырванными из пласта блоками. Песчаные турбидные потоки, которые проходят, к примеру, через слабо скрепленные слои глины, могут раздробить комья глины и вновь осадить их в возникающей насыпи песка.
 Подводные (возникшие ниже уровня моря) оползневые массы (англ. ) образуются (в отличие от турбидных потоков, которые возникают в почти полностью пропитанных водой отложениях), если частично окаменевшие отложения вновь приходят в движение и, хаотически внедряясь друг в друга, вновь осаждаются.
 
 Наличие отложений турбидных потоков и оползневых масс в карбоновый период ставит под сомнение привычную модель образования. Можно было бы, конечно, объяснить их периодическими поднятиями и опусканиями грунта, как это постулируется в актуалистической модели. Но если рассматривать их в совокупности с наличием скученных групп складок, Z-образных соединений и мелкорегиональным образованием впадин, а также во взаимосвязи с горизонтально залегающими песчаниками, конгломератами и градуированными отложениями, то геологические образования турбидных потоков и оползневых масс также свидетельствуют о том, что на фоне этой общей картины образования слоев отложений каменного угля как результата катастрофы фрагмент, на котором изображены болотистые леса (как нам это преподносится исторической геологией), оказывается абсолютно недостоверным.
 
 Быстрое исчезновение плавучих лесов
 Исследование структуры промежуточных пород может помочь нам лучше понять два следующих примера, служащих доказательствами быстрого исчезновения лесов карбонового периода. Во-первых, становится понятно, что поперечное расположение слоев, равно как и частичное градуирование песчаных "почв, содержащих корни" само по себе, равно как и ненарушенное содержание в них корней, может быть расценено только как то, что корни существовали еще до "почвы" и в действительности были заключены в свежие отложения (погребены в песке, если речь идет о песчанике, или заключены в турбиды, если это турбидные иcтоки отложения). Кроме того, в рамках концепции быстрого отложения пород при засыпке плавучих лесов становится понятным также присутствие среди окаменелостей заполненных обломками отложений полых древесных пней (рис.5). На километровом скалистом побережье Новой Шотландии (Канада), которое дает возможность одним взглядом охватить всю картину расположения слоев отложения многокилометровой мощности карбонового периода, были найдены многочисленные стволы деревьев в вертикальном положении; они располагаются более чем в десяти горизонталях, расположенных одна над другой, чаще непосредственно над пластами каменного угля. В кернах горных пород эти стволы достигают 8-метровой высоты и служат явным доказательством постепенного повышения массы отложеиий. Можно постараться объяснить наполненность стволов турбидитами как редкое исключение из правил в контексте локальной катастрофы и предположить, что этот процесс происходил в течение длительного периода.
 
 
 
 
 
 
 Рис. 13. Полость от древесного ствола, пересекающая многие слои отложений, демонстрирует, насколько быстро могут осаждаться глиняные отложения. (Northumberland, England)Но тогда следует допустить, что такие локальные катастрофические наводнения с отложением большого количества пород в карбоновый период происходили в Новой Шотландии, по крайней море, десятикратно и именно в одной и той же географической области (это означает, одно за другим), что вообще кажется маловероятным. В пользу быстрого оседания лесов карбонового периода говорят также отлично сохранившиеся останки растительности, в массовом масштабе осевшие во многих пластах органических сланцев, достигающих часто толщины многих дециметров. "В большинстве случаев речь идет о хорошо сохранившихся достаточно больших частях стволов или крон деревьев, которые зачастую располагаются перпендикулярно поверхности слоев, так, как будто они в наикратчайший срок после сноса попали в турбидит без какого-либо наводнения" (Havlena, 1961, с. 24). Наличие открытых во всех каменноугольных бассейнах многочисленных останков многометровых вертикальных стволов деревьев, заполненных в большинстве случаев, глинистыми отложениями, заставляет предположить не только быстрое оседание песчаников, но и быстрое отложение сланцевой глины, которая составляет большую часть промежуточных пород (рис.13). Если эта мелкозернистая порода смешивается с фракцией песка, то соответствующие сланцевые глины могут проявлять мелкомасштабное поперечно-складчатое расположение слоев, "и тем самым, своим отложением они обязаны стремительным потокам" (Richter, 1977, с. 136, 150).
 
 Перечисленные выше факты являются весомыми доказательствами того, что отложения каменного угля можно рассматривать как последствия крупномасштабной катастрофы. Предполагаемая скорость отложения пород (крайне малая, принятая гипотетически; при этом за основу принималась скорость процессов отложения, происходящих в настоящее время) и предположительно долгий по времени период образования угля (эта скорость, приблизительно равная 2 см в столетие) находятся "в чудовищном противоречии с действительными условиями, в которых проходил процесс отложения пород, если судить по данным геологической разведки" (Scheven, 1986, с. 23).
 
 Процесс превращения в уголь плавучих лесов был, вероятнее всего, обусловлен натисками тектонического давления, возникающего при опускании угольных пластов. При этом ведущую роль играет повышающаяся с глубиной температура, а вовсе не время. Увеличивающийся объем отложений ископаемых пород служит причиной все возрастающей нагрузки. Появившееся благодаря этому давление обуславливает не только уплотнение угля (до объема, чуть меньшего, чем половина исходной растительной массы), но и имеет большое значение для процесса обугливания, а именно, является в данном случае колебательным давлением (которое проявляется, например, в пневматических толчках, сотрясающих породу, как при землетрясении). В институтах, занимающихся изучением природы каменного угля, научились в лабораторных условиях получать сходную с каменным углем субстанцию посредством изменения давления. Этот процесс занимает считанные минуты. И уже в 1882 году установили в ходе исследований с помощью демпферной техники (гидравлических толчков), что внутренность применяющихся для опытов еловых заготовок полностью превратилась в каменный уголь. Очень быстрое обугливание и окаменение растительной массы вследствие толчков земной коры огромной силы могло быть доказано на примере определенных пластов каменного угля. Шевен (1982, с. 40) делает заключение: "Процесс превращения растительной массы в уголь, в первую очередь, является результатом воздействия температуры при опускании геологической породы и давления (особенно колебательного, проявляющегося в форме гидравлических толчков). Лабораторные эксперименты продемонстрировали незначительность фактора времени, по сравнению с приведенными выше двумя другими факторами".
 
 Что касается хода классического процесса обугливания - торф - бурый уголь - каменный уголь, то следует привести следующие замечания: как уже упоминалось, отмерший, распавшийся растительный материал является составной частью плавучих матов-прослоек карбоновых лесов, полностью пронизанных отростками корней плаунов. Таким образом, эти маты-прослойки - в отличие от настоящего торфа - сверху донизу состояли из живой эластичной ткани, наполненной воздухом, которую только в отдаленном смысле и с большими натяжками можно именовать торфом.
 
 В противоположность отложениям карбонового периода, ископаемые третичной системы, также осевшие и засыпанные, но в несколько других условиях, вследствие иных катастроф, состоят из абсолютно других видов флоры, а именно, из лиственных и хвойных деревьев, которые можно встретить и сегодня (например, Кельнская бухта). Несмотря на некоторые исключения, процесс обугливания этих растений дальше этапа превращения в бурый уголь не шел. Однако, это не вопрос времени. Объясняется это тем, что бурый уголь опускается не гак глубоко, как каменный, и поэтому не подвергается воздействию достаточно сильного давления. В зависимости от условий залегания уголь третичного периода иногда почти достигает стадии каменного угля, но это может произойти, если он либо вступает и контакт с вулканическими породами (как, например, в районе Мейсена), либо опускается на большую глубину (как это произошло с верхне-баварским углем под влиянием движения альпийских складок). И наоборот, уголь нижнекарбонового периода в районе г. Тулы недалеко от Москвы, который никогда не попадал на большую глубину, достиг только стадии бурого угля.
 
 Современный торф верховых болот на плоскогорьях образуется, в первую очередь, из низкорослых растений и прежде всего - из торфяного мха. Так как он располагается под покровом растительности вблизи поверхности земли, то для него не было условий для обугливания, тем более, что в настоящее время не наблюдаются подземные толчки как следствие быстрого опускания геологических трогов.
 
  Каменный уголь с точки зрения теории сотворения
 
 В рамках модели сотворения отложившиеся в шахтных стволах среди слоев карбонового периода горизонты, содержащие растительность, рассматриваются как остатки практически сформированной, но впоследствии перемещенной в результате катастрофы на другое место и затем погребенной (и, тем самым, полностью уничтоженной) экосистемы, но никоим образом не как сменяющую друг друга череду поколений болотных лесов, рост которых происходил в течение целой эпохи в истории развития Земли. Происхождение пластов каменного угля и сопровождающих его промежуточных пород могло происходить путем сноса, выброса на отмели и засыпки плавучих лесов в результате наводнений, по крайней мере, континентального масштаба, каковые являлись последствиями Всемирного потопа. Согласно этой модели, расположение пластов друг над другом объясняется опусканием (происходившим с различной скоростью в зависимости от региона, но, в общем, достаточно быстрым) гигантских трогов осадочных пород. (Это объяснение значительно проще, чем в первоначальной теории, которая предполагает длительные периоды чрезвычайно сложного поднятия и опускания пород). При этом можно было бы упомянуть о тектонических обвалах, когда земная кора разламывалась в местах протяженных под ней полостей. Схематически это изображено на рисунке 14.
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 14.
 1 - В результате тектонических сдвигов происходят сбросы угольных пластов;
 2 - при этом возникают подводные оползни и мутьевые потоки, уносящие уже частично окаменевший осадок;
 3 - образующиеся котловины быстро заполняются осадками, при этом каждая порция осаждающегося обломочного материала дифференцируется в соответствии с удельным весом минералов (внизу слоя - наиболее тяжелые);
 4 - почти полное заполнение осадками впадины;
 5 - дрейф плавучего леса;
 6 - опускание по сбросам слабосцементированных пород;
 7 - затопление леса, плавучие корни засыпаются осадками;
 8 - новое опускание и покрытие ушедшего под воду леса обломочным материалом:
 9 - некоторые стволы деревьев остаются в вертикальном положении и заполняются отложениями, большая же часть стволов разрушается и спрессовывается;
 10 - дрейф леса. В правой части схемы современный лес отделен от угля маломощной прослойкой осадков, в то время как в левой, где существует впадина, мощность вмещающих пород значительно больше (см. рис. 10).
 
 Так как воздействия тектонических сдвигов в трогах карбонового периода усиливались все возрастающей мощностью блоков отложений, а опустившиеся слои отложений попадали под горизонтальное давление (варисцийская складчатость), то отложившиеся первыми и более глубокие части слоев северо-западного европейского карбона уже образовали складчатость, в то время как более молодые отложения карбонового периода еще находятся в процессе опускания массивов и выпадения пород в отложения.
 
  Заключение
 
 1. Строение растений карбонового периода, а также картину их погребения следует рассматривать, учитывая наличие больших по площади и способных плыть по поверхности воды прослоек, представляющих собой подобие почвы для этих лесных массивов.
 2. Концепция существования плавучих лесов может оказывать двоякое влияние: с одной стороны, она может опровергать все перечисляющиеся в классической модели доказательства автохтонного происхождения каменного угля, с другой стороны, именно эта концепция помогает более полно объяснить их.
 3. Структура промежуточных пород позволяет во многих случаях сделать вывод об очень быстром их образовании.
 4. Геологические и палеонтологические данные дают возможность создать модель гибели растительности карбонового периода в результате катастрофы.
 5. Предполагаемая длительность пластообразующего периода верхнего карбона в 30-40 миллионов лет не находит подтверждения со стороны геологических и палеонтологических данных каменноугольной системы.
 
  О происхождении позвоночных животных
 
 Один из наиболее ярко выраженных случаев отсутствия эволюционной преемственности в находится на переходе от докембрия к кембрию. В отложениях кембрийского периода встречается множество ископаемых, не имеющих переходных форм. Говорят также о кембрийском "взрыве появления жизненных форм". Без каких бы то ни было предварительных ступеней появляется высокодифференцированный мир животных: "Все типы (животных) были "готовы" практически 500 миллионов лет тому назад. А их развитие происходило еще задолго до того. Но так как докембрийские слои практически не содержат окаменелостей, то мы не имеем никаких свидетельств раннего периода развития" (Kaestner, 1965). "Различные типы - Porifera (губки), Coelenterata (кишечнополостные), антроподы (членистоногие), моллюски Tentaculata (напр., плеченогие), Echinodermata(иглокожие) - отличаются друг от друга и четко разграничены. Связующие промежуточные формы между ними отсутствуют", - констатирует палеонтолог К. Бейрлен (1978, с. 67), описывая фауну кембрия.
 Несмотря на то, что беспозвоночные животные составляют большую часть среди всей ископаемой фауны, мы можем в этих рамках говорить только о возникновении позвоночных животных
 
 Тем самым, выявляется еще одна огромная загадка эволюционной теории. Речь идет о переходе от экзоскелета (внешнего скелета) к эндоскелету (внутреннему скелету), т.е. о вопросе, как смогли образоваться кости из внешнего скелета (оболочка ракушек или хитиновый панцирь насекомых - это примеры внешнего скелета) или из мягких тканей. На этот счет мы не располагаем ни палеонтологическими данными, ни подкрепленными фактами гипотезами. Хадорн и Венер пишут в своем учебнике общей зоологии (1986, с. 451): "Филогенетическое происхождение позвоночных животных остается гипотетическим, так как отсутствуют ископаемые, которые бы указывали на предков, которые могли бы доказать их связь с другими, более примитивными типами животных".
 
 Следует четко представлять себе, какие же преобразования должны были произойти в строении животного, чтобы образовалась цельная система из костей, позвоночника, органов зрения и мускулов. Подобные коренные изменения должны были пройти такое множество промежуточных стадий и на протяжении такого длительного периода, что среди докембрийских и кембрийских пород можно встретить непременно соответствующие ископаемые. Это утверждение верно еще и потому, что нижнекембрийские, равно как и докембрийские отложения пород были бы способны сохранить и абсолютно тонкие структуры.
 
 Иногда в качестве предка позвоночных животных предлагаются ланцетники Branchiostoma, но большинство авторов отказываются выводить позвоночных животных от ланцетников и рассматривают эту форму как в высшей степени специализированную побочную ветвь в эволюции позвоночных животных, происхождение которых, в свою очередь, остается неясным.
 
  От рыбы к амфибии
 
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 1. "Живое ископаемое" Latimeria
 
 Предполагают, что скелет конечностей (рук и ног) Tetraoda (четвероногих) происходит из парных плавников древнейших рыб. Однако неизвестно, откуда произошли сами плавники. И вместо долгих рассуждений авторы учебника вынуждены прийти к выводу: "Филогенетическое происхождение парных конечностей в настоящее время вообще не известно" (Starck, 1979. с. 546). Затем Штарк приводит некоторые, отчасти противоречащие друг другу теории различных авторов. О происхождении плавников Ромер и Парсон пишут: "Если мы надеемся от ископаемых рыб получить ясный и однозначный ответ на вопрос о происхождении парных плавников, то нас ожидает разочарование" (1983, с. 196). Парные плавники внезапно появляются среди ископаемых, не имея никаких предварительных этапов. Однако, имеются ли вообще убедительные ископаемые находки, которые доказывали бы происхождение скелета конечностей из этих плавников?
 
 Кистеперые рыбы
 В качестве предков амфибий и, тем самым, всех четвероногих животных (тетрапод) представляют не "современных" костных рыб, а почти вымерших "кистеперых". В нашем столетии открыли живых "кистеперых", "живое ископаемое" Latimeria (рис.1). Во всяком случае, происхождение четвероногих выводят не от приспособленных к жизни в море Latimeria, а от ископаемых кистеперых. Этот эволюционный этап, по всей вероятности, был связан с новообразованием легких (из плавательного пузыря?), преобразованием чешуи рыб в железистую кожу амфибий и с новообразованием скелета конечностей (скелета рук и ног).
 
 Мы не будем касаться абсолютно неясного процесса эволюции мягких тканей, однако, ограничившись только скелетными образованиями, мы все же столкнемся с определенными проблемами (окаменевшие мягкие ткани практически встретить невозможно), так как признаки, которые служат для различения классов позвоночных животных, не могут быть реконструированы на основании остатков скелетов (таких как, например, волосяной и чешуйчатый покров, железы и т. д.).
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 2. Eusthenoteron, вымершая кистеперая, относящаяся к североамериканскому верхнему девону
 Некоторые хотели бы видеть в качестве промежуточной формы кистеперых Eusthenoteron (рис.2). В период девона должна была наступать временами засуха, в течение которой кистеперые должны были покидать высыхающие водоемы. Под натиском подобного давления отбора некоторые формы (и среди них Eusthenoteron) вынуждены были развивать более мощные, усиленные костями плавники, которые помогали бы им преодолевать, по крайней мере, не очень большие участки пути по суше до следующего водоема. (правда, возникает дополнительный вопрос о происхождении необходимого для этого улучшенного атмосферного дыхания). И тут Eusthenoteron проявляет "более древние" признаки (например, форма таза), судя по которым их скорее можно отнести к предкам рыб, а не амфибий. Плавник же, напротив, является подобным проявлением приспособляемости, в том числе его с трудом можно рассматривать в качестве предшественника четвероногих. В данном случае проявляется часто встречающийся феномен: в одном и том же живом существе сочетаются различные, в систематическом смысле противоречащие друг другу признаки (мозаичные признаки). Позднее о них пойдет еще речь. Поэтому вряд ли удивит написанное по этому поводу Мюллером (1985, с. 429): "Предположительно, в случае с Eusthenoteron речь идет лишь о побочной форме, признаки которой нельзя рассматривать в полном объеме как типичные для формы тетрапод в целом". И, согласно Штарку, (1979, с. 369) "истинные переходные формы между плавниками рыб и конечностями четвероногих неизвестны. Все ископаемые формы являются однозначно или рыбами (такие, как Eusthenoteron) или амфибиями (такие, как Ichtyostega). Переходных структур, таких как формирующийся скелет конечностей, не наблюдается". И, когда Штарк сразу же вслед за приведенной цитатой, несмотря ни на что, пишет, что "происхождение Tetraoda от Crossoterygea (кистеперых) является точно установленным, и что больше не существует сомнений в гомологии плавников рыб и конечностях четвероногих", то никак нельзя считать, что он, наряду со многими другими авторами, остается в рамках точного естествознания, а не с достаточной отчетливостью воспроизводит предположения. Эти предположения могут, конечно, иметь место, но вполне возможны и другие объяснения.
 
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 3. Ichthyostegа, верхний девон
 
 
 
 
 Рис. 4. Скелет грудных плавников ископаемых мясистолопастных (слева) и передние конечности Ichthyostega (справа). Постулируемый в эволюционной надели переход от рыбы к амфибии происходит скачкообразно. Конечность Ichthyostega демонстрирует четкое разделение на плечо, лучевую и локтевую кости предплечья, запястье и пять пальцев (Вестфальский краеведческий музей, Мюнстер)
 "Древняя амфибия"
 В качестве примера "самой примитивной" амфибии служит обычно земноводное, имеющее череп рыбы (рис.3) из периода верхнего девона в Гренландии. Это животное демонстрировало как признаки рыб, так и признаки амфибий. Рутте (1985, с. 509) полагает, что "в нем можно различить 40% признаков рыб и 60% признаков амфибий". Наиболее ярким признаком рыб является усиленный благодаря костяным элементам хвостовой плавник, в то время как наиболее важным признаком четвероногих являются пятипалые конечности. Однако Ichthyostegа сама по себе обладает своими специфическим признаками и поэтому не может быть предшественником для других амфибий. Мюллер пишет (1985, с. 509): "Ichthyostega являются однозначно самыми древними лабиринтодонтами (лабиринтозубые амфибии со складчатым дентином), однако верхняя часть их черепа по своему строению настолько специфична, что они не могут рассматриваться ни как предшественники других земноводных, ни ящеров каменноугольного периода. Судя по внешнему виду, их можно отнести к ранней побочной ветви, которая угасла, не оставив потомства". Риппель (1983, с. 127) также считает, что Ichthyostega не может рассматриваться в качестве прямого предшественника четвероногих, и эволюционное учение должно подыскать другого "близкого родственника", которого, однако, "палеонтология до сего времени предоставить не может". Известный биолог-эволюционист сэр Gavin de Beer писал еще в 1966 году, что Ichthyostega не может являться предком сухопутных позвоночных животных, так как "это животное недостаточно старо" (1966, с. 57). Против подобной последовательности в эволюционном процессе Eusthenoteron-Ichthyostega говорит также и тот факт, что оба животных были найдены в однородных отложениях (Old Red, верхний девон). Самым важным аргументом против эволюции четвероногих из рыб является, как и прежде, тот факт, что наличие именно четырех конечностей в основе их строения (особенно их соединение с позвоночным столбом) у Eusthenoteron абсолютно не выражено, а у Ichthyostega, напротив, присутствует. Какого либо следа перехода от одного вида скелета к другому не обнаружено (рис. 4).
 
 К этому следует еще добавить, что сведения о палеозойских амфибиях никоим образом не проясняют происхождение существующих ныне амфибий. Эти ископаемые формы во многих аспектах были так высоко "развиты", что совершенно невозможно вывести от них происхождение современных лягушек и хвостатых. Так, например, в строении змеевидных земноводных периода нижнего карбона насчитывается 230 позвонков и не имеется никаких конечностей. Эволюционно-теоретическое толкование требует, таким образом, чтобы почти одновременно с приобретением конечностей для передвижения по суше (Ichthyostega) в одних группах амфибий другие в это же время их полностью лишались. Причины этого явления абсолютно неизвестны. Старк (1978, с. 18) констатирует: "Происхождение современных амфибий покрыто мраком".
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 5. Сеймурия, относящаяся к пермскому периоду, часто приводится в качестве промежуточного звена в процессе эволюции от амфибии к рептилии
  От амфибии к рептилии
 
 В отличие от амфибий рептилии обладают маложелезистой чешуйчатой кожей, у них нет метаморфоза, и они рождаются из амниотического яйца. Наряду с этим рептилии и амфибии можно различать также по таким отличительным признакам скелетов, как формирование затылочного сочленения, зубов или расположение конечностей (рис. 4).
 Обнаруженную среди ископаемых пермского периода Seymouria иногда относят к амфибиям, а иногда к рептилиям. Фрайтаг (1980, с. 294) приводит 2 признака рыб, 18 - земноводных и 11 признаков рептилий. Но после того как мы признали, что произошел метаморфоз, мы должны ее однозначно отнести к амфибиям. Несмотря на то, что это животное обладало также признаками рептилий (оно является типичной мозаичной формой), его нельзя рассматривать прямым предком рептилий, так как истинных рептилий (так называемых основных рептилий или Cotylosauria) можно обнаружить уже в отложениях среднего и верхнего каменноугольного периода. Но это по сути своей невозможно - выводить происхождение "более старой" группы животных из "более молодой". Шнайдер и Рибер пишут (1984, с. 204):
 "Долгое время Seymouria связывали с рептилиями, однако отличительные признаки черепа и стратиграфические основания противоречат этому". Поэтому мы вынуждены выводить происхождение истинных рептилий от других, вероятно, похожих на Seymouria предков. Однако, подобных животных палеонтология до сих пор не смогла найти.
 
  От рептилии к птице (археоптерикс)
 
 Самым "убедительным" примером промежуточного звена между двумя большими группами животных общепризнана "праптица" - археоптерикс. С 1861 года было найдено в Золнхофенских плиточных известняках наряду с одним отдельным пером пять более или менее хорошо сохранившихся окаменевших экземпляров этих птиц, к которым добавилась еще и недавняя шестая находка. На них явно просматриваются как признаки пресмыкающихся, так и признаки птиц (рис. 6). Типичными признаками рептилий считаются заполненная зубами челюсть, отсутствие киля на грудине, строение когтей и позвонков, свободные ребра без крюкообразных отростков и удлиненный хвостовой отдел позвоночного столба. Им противопоставлены типичные признаки птиц, такие как оперение, скелет рук, таза и ног.
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 6. Археоптерикс, юрский период
 
 
 
 Рис. 7. Гоацин (Oisthocomus hoatzin) - современная птица, некоторыми признаками сходная с археоптериксом. При помощи специфических когтей на крыльях птенцы гоацина могут карабкаться по ветвям, а в случае опасности предпочитают "отсиживаться" в воде
 
 Характерным признаком птиц являются перья. Окаменелость, которая интерпретируется как предшественник птиц, должна была, вероятно, отличаться наличием "праперьев", т.е. образований, которые послужили бы перемычкой в процессе превращения, развития перьев из чешуи рептилий. Но как раз этого с археоптериксами и не происходит. Напротив, перья "праптиц" до микроскопических деталей повторяют строение перьев современных птиц.
 К тому же имеются ископаемые находки фрагментов перьев из Бернштейна, низов нижнемелового периода (т. е. слоев, которые откладывались непосредственно над верхнеюрскими слоями). Консервация в Бернштейне позволяет производить микроскопические исследования, используя всю разрешающую способность светового микроскопа. При этом проявляется полное соответствие тонкой структуры перьев ископаемого экземпляра и перьев современных птиц. Так как подобные ископаемые перья были найдены и в Австралии и в Ливии, кроме того, отпечатки перьев встречаются в сланцах нижнемелового периода в Сибири и Монголии, а отпечатки птичьих лап - в нижнемеловом периоде в Канаде, - то это должно было бы означать, что уже тогда птицы, несмотря на приписываемую им плохую способность летать, были распространены по всему миру.
 
 В Монголии палеонтологи обнаружили, кроме упомянутых отпечатков перьев (в тех же самых слоях), останки птицы с четко обозначенным грудинным килем. Этот образованный на грудине костяной гребень служит местом фиксации мускулатуры, обеспечивающей полет, и рассматривается как типичный орган для "высокоразвитых" видов птиц, обладающих хорошо развитой способностью летать. Таким ообразом, подобные виды птиц должны были появиться сразу же после археоптериксов. Все сказанное выше касается и находки фламингоподобных птиц из самых низов нижнемелового периода во Франции. Из отложений мелового периода всемирно известны также окаменевшие пингвины. Согласно эволюционной модели, эти данные свидетельствуют о том, что у некоторых видов птиц способность летать претерпела обратное развитие (атрофировалась) практически сразу после ее появления. (При этом остается открытым вопрос, как могло возникнуть необходимое для этого давление отбора взаимоисключающей направленности)
 
 Упомянутые признаки пресмыкающихся у археоптериксов должны помочь найти прямых "предков первобытных птиц" в классе рептилий или, по крайней мере, помочь разыскать группы рептилий, из которых могли бы произойти эти "праптицы". При этом, однако, возникают большие проблемы, так как отдельные присущие археоптериксу признаки можно встретить у абсолютно разных групп рептилий, взаимоисключающих друг друга в качестве предшественников "праптицы": вид зубов археоптерикса говорит, например, в пользу того, что его прямым предком является крокодил (крокодилообразные ящерицы). Археоптерикс обладает типичным признаком, присущим птицам, - вилочкой, которая образовалась из сросшихся костей ключицы (но многие попугаи и туканы имеют только ключицы, так неужели это может дать основание считать их более древними?). Так как множество амфибий имеют ключицы, то не следует ли провести прямую линию от земноводных к птицам? Однако эта линия должна миновать крокодилов, так как они не имеют ключицы. Кроме того, существуют значительные различия в строении тазобедренного пояса. Несмотря на то. что именно крокодилы имеют соответствующей формы зубы (хотя некоторые авторы оспаривают это), а также сходное строение слухового аппарата и челюстного сустава, различия в строении других органов перевешивают это сходство и практически исключают их из возможных претендентов на роль предшественников птиц. Едва ли кто-нибудь сегодня считает, что археоптерикс произошел от этого отряда рептилий. Наличие зубов могло бы как раз служить доказательством его происхождения от рептилий, но скорее этот факт свидетельствует о том, что когда-то существовали птицы, которые имели зубы, но впоследствии вымерли (для сравнения вспомните о птицах верхнемелового периода, имевших зубы, которые, однако, по мнению ученых Kуна Шиндлера и Риебера (1984, с. 242), никак не могли иметь своим предком археоптерикса). У всех групп позвоночных животных встречаются виды, имеющие зубы и не имеющие их!
 
 
 
 
 
 
 Рис. 8. Тонкая структура птичьих перьев, верхний снимок. Снимки сделаны при помощи электронного микроскопа, увеличение приблизительно в 100 раз. Механизм сцепления при помощи крючков перьевых ресничек функционирует по техническому принципу застежки молнии. Внизу - снимок чешуи рептилии (чешуи змеи). Структурные различия очевидны.
 
 Археоптерикс обладает амфицельными позвонками (вогнутыми с обеих торцевых поверхностей). Однако подобный тип позвонков не встречается ни у современных, ни у ископаемых птиц. Он типичен для ихтиозавров, которые никогда и не рассматривались в качестве предшественников древних птиц. Тазобедренный пояс археоптерикса имеет четырехлучевое строение, сходное со строением орнитисхий (птицеящеров), одного из двух отрядов динозавров. Но и эта группа не имеет ключиц, что затрудняет возможность выведения происхождения птиц от этих рептилий. И хотя орнитисхии обладают сходным с птицами тазобедренным поясом, вряд ли от них можно вывести происхождение археоптериксов.
 
 Когти на передних конечностях археоптерикса имеют большое сходство с подобными же рода Ornitholestes, который относится ко второму от ряду динозавров - Saurischia. Но в качестве предшественников они тоже не рассматриваются, так как имеют трехлучевое строение таза. Во всяком случае, встречаются палеонтологи, которые реконструируют строение таза археоптерикса похожим на строение рода Соmsognathus - маленьких динозавров, обнаруженных в Золнхофенских плиточных известняках. Таким образом, вид Comsognathus является "современником" археоптерикса, а потому не может рассматриваться в качестве его "предшественника" (Stehan, 1987, с. 95). Подвижные когтевые фаланги можно встретить также и у современных птиц (например, гоацин). Как и у них, у археоптерикса были подвижными только когтевые фаланги, а не пальцы, так как на них и у "праптиц" размещались маховые перья Что касается строения запястья, то, судя по нему, гоацин скорее похож на рептилий, чем на археоптериксов.
 
 Комбинация множества признаков из различных групп пресмыкающихся в археоптериксе свидетельствует о том, что он является типичной мозаичной формой, и его нельзя больше рассматривать в качестве предка "современных" птиц. Мозаичные типы широко распространены в мире животных.
 
 О летательных способностях археоптерикса можно было бы с уверенностью сказать, только если иметь четкое представление о состоянии атмосферы того времени. Возможно, археоптерикс был "только" планеристом, и это было его экологической нишей, которая ныне более не существует, так как изменилась плотность атмосферы. Если плотность атмосферы раньше была выше, то вполне вероятно, что "праптицы" могли быть не только хорошими планеристами, но и активно летали (несмотря на отсутствие киля на грудине). Доказательством того, что в древности существовали другие атмосферные условия, являются гигантские формы летающих ящеров (размах крыльев около 15 м!), птиц (хищные птицы Argentarius из североамериканского миоцена, имевшие размах крыльев около 7,5 м) и насекомых (например, стрекозы). Есть все основания предполагать, что при сегодняшних атмосферных условиях летающие ящеры с размахом крыльев более 8 метров вряд ли были бы способны активно летать.
 
 Для более точной классификации археоптерикса в постулированном родословном дереве птиц обратимся к специалистам-биологам. Так, например, Д. С. Петерс и В. Ф. Гутманн пишут: "Если рассматривать археоптерикса вне теоретического контекста (эволюционной теории, прим. авторов), то он не что иное, как необычная окаменелость" (1976, с. 265). Е. Беццель пишет в своей книге "Орнитология" (1977, с. 230): "Археоптерикс в классификационной системе стоит относительно изолированно, так как нам до сих пор неизвестны ископаемые, которые, с одной стороны, указывали бы на его связь с предками-рептилиями, а с другой стороны, устанавливали бы его связь с современными птицами". И еще: "До настоящего времени не выяснено, присутствовал ли вообще археоптерикс в момент начала развития других птиц" (с. 231).
 
 Если судить по наличию перьев, то археоптерикса можно с уверенностью отнести к птицам.
 Как мозаичный тип, он стоит абсолютно изолированно, так как до сих пор не найдено подобных видов. В качестве переходной формы между пресмыкающимися и птицами его, однако, рассматривать нельзя. Его нельзя считать таковым уже хотя бы потому, что в породах позднейшего нижнемелового периода, без сомнений, встречаются окаменевшие останки "современных" птиц.
 В результате подробного изучения специалистами археоптерикс определяется скорее как вымершая "побочная ветвь" в ходе эволюции птиц, а в эволюционно-теоретических рамках - в лучшем случае, как "модель" промежуточной ступени. Кроме всего прочего, ископаемые археоптериксы имеют огромное значение, так как они дают нам представление о своеобразном вымершем типе птиц.
 
 С 1984 года в международной прессе появляются все новые публикации о том, что археоптериксы - это подтасовка ископаемых данных. Приводятся аргументы в пользу этой позиции: по мнению авторов, наиболее убедительно это доказывают ученые Ричел (1985, с. 371) и Чариж с группой ученых (1986).
 
  От рептилий к млекопитающим
 
 Полагают, что млекопитающие произошли от рептилий, принадлежащих к подклассу Synasida.
 
 Эта группа считается очень древней (ископаемые находки относятся к периоду верхнего карбона) и подразделяется на три отряда. Несмотря на то, что представители отряда Pelycosauria (древние хищные ящеры) были найдены в тех же. или более глубоко залегающих, слоях, в которых обнаруживаются и Cotylosauria (основной ствол рептилий), ученые пытаются вывести происхождение Synasida от последних. Во всяком случае, Мюллер полагает (1985, с. III/2, 488, 505, 508), что происхождение всех трех отрядов может быть доказано на основании ископаемых находок. При этом следует учесть и такой факт: относящиеся к самым древним рептилиям Mesosauria вновь "вторично приспособились к жизни в воде" (Muller, 1985, c. III/2, 503). Следует осмыслить, что именно заложено в этом высказывании. "Каменноугольные леса" периода верхнего карбона позволяют сделать вывод о наличии в то время богатого, приспособленного к различным экологическим нишам мира амфибий, из которого неизвестным образом должны были развиться рептилии. При этом считается, что решающее давление, которое оказал отбор, сказалось в формировании у рептилий "засухоустойчивости" и способности выходить на сушу для кладки яиц, ибо здесь у них не было конкурентов-амфибий. И в тот момент, когда некоторые из "исходных рептилий" как раз совершили этот огромный скачок в своем развитии и находились еще на примитивной" стадии (период верхнего карбона), уже находились формы, которые по абсолютно неизвестным причинам вновь "оставили" жизнь на суше и вернулись в воду. При этом подобные живые существа полностью приспособились к жизни в воде.
 
 Весьма гетерогенный отряд Synasida-Therasida означает также т. н. "подобные млекопитающим рептилии", из которых должны были развиться млекопитающие. Прежде чем мы кратко коснемся ископаемых, показывающих это развитие, мы должны однозначно признать, что существенные различия между млекопитающими животными и рептилиями по всем правилам не могут быть распознаны по ископаемым находкам: тонкое строение мозга, образ поведения, развитие эмбриона, волосы, молочные железы, все мягкие ткани. Попытка смоделировать эволюцию млекопитающих, опирающаяся на данные раскопок, сама по себе является делом трудным, если не сказать невозможным.
 
 
 
 
 
 
 Рис. 9. Нижние челюсти похожих на млекопитающих рептилий (Cynognathus и Суnarioides) и млекопитающих (Canis, собака). Слева показан внешний вид, справа - разрез. А - Articulare, С - Coronoid, D - Dentate, P - Praearticulare, Sa - Suraangulare, S - Sleniale. Явно вид­ны скачки в предполагаемом ряду эволюции развития. При условии наличия эволюции, хотя и можно постулировать соответствующий процесс кладогенеза, это далеко не единственная воз­можность толкования фактов. (По Romer, Parsons)
 
 Основные виды рептилий, похожие на млекопитающих: Thrinaxodon (нижний триас), Probainognathns (ранний средний триас), Diarthrognathus (верхнетриасовый период) и Cynognathus (стозубый ящер, триас, рис.9). Последний из перечисленных животных - Cynognathus - должно быть, был теплокровным и имел подвижный нос с волосяным покровом. Не представляется возможным точно доказать это, но подобные признаки в совокупности со скелетом, однозначно характерным для рептилий, говорят в пользу того, что это была мозаичная форма. У так называемых переходных форм между рептилиями и млекопитающими многократно встречаются формы с пестрой мозаикой "высокоразвитых" и "примитивных" признаков.
 
 Важнейшим аргументом в пользу происхождения млекопитающих от рептилий является сходство ряда признаков челюсти современных и ископаемых животных. Кость нижней челюсти, несущая на себе зубы, у млекопитающих и у рептилий называется Dentate, и у млекопитающих, в отличие от рептилий, она является единственной костью в нижней челюсти. Если сравнить строение черепа современных млекопитающих и рептилий, то мы увидим значительную разницу. Так как происхождение млекопитающих от рептилий было постулировано уже довольно давно, то за это время успели выстроить целый теоретический ряд перехода различных форм черепа, выводя при этом две слуховые косточки млекопитающих из челюстных костей рептилий. Считается, что эту теорию удалось впоследствии подкрепить как данными об эмбриональном развитии, так и находками ископаемых черепов. Это расценивается как чрезвычайный успех эволюционного учения. На некоторые несоответствия и сложности, связанные с превращением челюстных костей в слуховые косточки. И в данном учебнике мы, к сожалению, не можем подробно изложить противоположные взгляды палеонтологов на оценку и классификацию сходных с млекопитающими рептилий, а также форм, которые должны были бы, по большому счету, уже относиться к ранним формам млекопитающих. Приведенных далее доказательств должно быть достаточно (см. рис.11).
 
 Во-первых, между различными ступенями сходства можно отметить скачки, которые, согласно эволюционной теории, тоже должны считаться проявлениями непрерывности развития форм. Но об этом не может быть и речи. Абсолютно невозможно на основании ископаемых данных выстроить, к примеру, ряд плавного ступенчатого развития форм между Cynarioides и Cynognathus (рис.9). К этому следует добавить, что в сходных с млекопитающими рептилиях были обнаружены признаки анатомии современных ящериц, однако являться предками ящериц эти виды рептилий не могут. Ящерицы должны быть представителями другой ветви предполагаемого родословного дерева рептилий. Другая сходная с млекопитающими рептилия, в челюстном суставе которой наблюдаются две кости: верхне- и нижнечелюстная (говорить, как это обычно употребляют, о "двухсуставной" челюсти не совсем корректно, так как речь в данном случае может идти только об одном суставе), также не может быть прямым предком млекопитающих, так как ее останки найдены в тех же геологических слоях (верхний триас), что и останки (с оговорками, см. далее в тексте) млекопитающих.
 
 
 
 
 
 
 Рис. 10. А - "Родословное дерево" плацентарных млекопитающих. Представители отдельных групп по­являются непосредственно в истории Земли. Точки, а также искривления "колонок" указывают на предполагаемые, согласно эволюционной надели родственные отношения. В - воспроизведен палеонтологический материал без зволюционно-теоретической интерпретации (По Komer, 1966)
 
 Во-вторых, эти самые древние "млекопитающие" (Morganucodon, Kuehneotheriium и Haramiya) были взяты известным палеонтологом, специалистом по млекопитающим Е. Tениусом в кавычки. По поводу строения нижней челюсти и челюстного сустава он считает, что вряд ли имеется какое-либо коренное отличие от Probainognathus в случае Therasid (1979, с. 44). И все же, наряду с другими признаками, зубы относятся к разряду признаков сходства с млекопитающими. Далее он пишет: "Не существует единодушия относительно систематической классификации Morgamicodontd, при том, что устанавливают их связь как с Docodonta, так и c Tricodonta, не признавая, однако, их общей группой, из которой произошли эти виды. Docodonta появляются, однако, лишь в верхнеюрском периоде, Triconodonta - лишь в среднеюрском" (с. 45). Обе эти формы обладали вторичным челюстным суставом, однако, по остальным признакам скелета их не признают предшественниками "истинных" млекопитающих (это Marsuialia = сумчатые животные и Eutheria = Placentalia = плацентарные млекопитающие), но вместе г еще одним "дальним" отрядом, Multituberculata, их относят к "Prototheria в широком смысле слова" (Тениус). Multituberculata (верхнеюрский период - древнетретичный период) имели, вероятно, - данные ископаемых не дают судить об этом однозначно, - челюстной сустав, но при этом только одну слуховую косточку, а также полые кости: судя по этим признакам, они были типичными мозаичными формами. В классификации они стоят изолированно и упоминаются в связи с выведением происхождения млекопитающих лишь исключительно из-за фактов обнаружения зубов у ископаемых животных верхнего триаса, "утверждение, которое никоим образом не может считаться общепризнанным" (Thenius, с. 46).
 
 Ехидны и утконосы (отряд Monotremata) вместе с вымершими Multituberculata определяются в один подкласс. Среди живущих ныне млекопитающих, как и среди ископаемых форм, они стоят изолированно. Даже в случае с утконосом мы имеем дело с типичной мозаичной формой. Куншнайдер, Рибер (1984, с. 262) насчитали 9 признаков рептилий и 10 признаков млекопитающих. Эти авторы считают, что "его ископаемая история остается неясной" (там же).
 
 В качестве наиболее близко стоящих к истинным млекопитающим называют животных со вторичным челюстным суставом Panthoteria (юрско-меловой период), и из-за строения коренных зубов их относят к . В вопросе происхождения этих животных "нет единодушия. Некоторые авторы выводят их происхождение от Kuehneotheriidium, относящихся к более раннему периоду лайеса (основание нижней юры), другие ученые предполагают, что они принадлежат к отдельной, до сих пор не известной группе" (Thenius, с. 53). По крайней мере, частично они имели полые кости. Треугольные коренные зубы нижней челюсти Panthothena, должно быть, развили некое дополнение - талонид, на которое должны были попадать бугорки треугольных коренных зубов верхней челюсти. Таким образом, они, вероятно, развили в себе способность к пережевыванию, свойственному млекопитающим. Этот процесс развития, наряду с преобразованием челюстного сустава, а также среднего уха, считается вторым основополагающим доказательством в пользу эволюции от рептилий к млекопитающим.
 
 В-третьих, следует учитывать, что и это развитие коренных зубов не полностью отражено и задокументировано в ископаемом материале. "Начальная история развития образцов зубов у ископаемых экземпляров не вполне ясна, и некоторые ископаемые находки не поддаются однозначному толкованию", - пишет А. Ш. Ромер, один из наиболее значительных и авторитетных палеонтологов, специалист по позвоночным животным (1976, с. 291). Леманн (1977, с. 393) утверждает, что вид перехода трансформации различных типов зубов с самого начала был спорным, и автор пишет в заключение: "Вероятно, это были вообще отдельные, параллельно развившиеся, друг от друга не зависимые типы челюстей". Стадии процесса изменения челюсти, распределенные с большими временными интервалами (по представлениям исторической геологии), приписываются иногда абсолютно разным (гетерогенным) формам млекопитающих, которые в предполагаемом родословном дереве никоим образом не могли стоять в простейшей, (неположенной по прямой линии последовательности выведения происхождения. Кроме того, вряд ли можно понять необходимость эволюции коренных зубов на протяжении десятков миллионов лет вплоть до выработки способности пережевывания, если одновременно с этим в течение огромных периодов времени другие "ранние" млекопитающие не использовали свои коренные зубы (отсутствие давления отбора).
 В-четвертых, для классификации ископаемых млекопитающих зубы имеют, конечно, большое, но далеко не исчерпывающее значение. Так, например, Тениус писал о Pantotheria (с. 53): "Для того, чтобы установить филогенетические связи с более поздними формами млекопитающих, следует еще глубже изучить строение черепа". Установление происхождения в рамках эволюции и "классификация по зубам оставляет в стороне все другие возможности оценки множества других признаков - посткраниальный и черепной скелет, что и приводит порой к взаимоисключающим высказываниям" (Krumbiegel и др., 1983, с. 155).
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 11. Нижняя челюсть, тип зубов и появление важных групп млекопитающих мезозойского периода. Являются ли находки периода триаса, юрского и других пограничных периодов действительно млекопитающими животными - вопрос спорный. Проведенные линии указывают на формации, в которых группа оформилась в качестве ископаемого (По Kress из Teneus, 1979)
 
 Если при оценке ископаемых млекопитающих ограничиваться только формой челюстей и зубов, то это может ввести в серьезное заблуждение, о чем свидетельствует Chriacus, животное весом 5-10 кг эпохи раннего эоцена. По челюстно-зубным признакам оно было поставлено в непосредственную близость по (неизвестному) происхождению к Articxlactyla (парнокопытному). После того как Д. Розе извлек из пород на свет почти полностью сохранившийся скелет, выяснилось, что Chriacus представляет собой форму, явно приспособленную к лазанью (карабканью) и которую вряд ли можно причислить к предшественникам парнокопытных, таким образом, "это животное остается "неохваченным" классификацией и, вероятно, место для него придется искать в некой группе, еще не попавшей в поле зрения ученых" (Rose, 1987).
 
 Итак, в чем же коренятся сложности классификации в рамках эволюционно-теоретического исследования? Тениус отвечает: "Существенной для классификации опять-таки является оценка признаков" (с. 57). В зависимости от того, как отдельный палеонтолог оценивает анатомические признаки ископаемого, он и располагает это ископаемое в том или ином месте родословного дерева. Различия в оценке признаков могут привести к тому, что ископаемые животные будут по-разному классифицироваться в родословном дереве. При подобном подходе кажется вовсе неудивительным, что Кун-Шнайдер, Рибер коротко и ясно пишут: "Непосредственное происхождение Theria пока еще неясно" (с. 268). Таким образом и оказываются, в конце концов, на боковых ветвях предполагаемого родословного дерева как рептилии, имеющие признаки млекопитающих, так и |мяличные группы "древнейших млекопитающих", включая Pantotheria.
 
 Появление у млекопитающих волосяного покрова также остается необъясненным: его нельзя гомологизировать ни с чешуей рептилий, ни с перьями птиц, поскольку, в отличие и от того и от другого, волосяной покров формируется из луковиц эпидермиса, а не из зачатков дермиса. С учетом также и этих данных становится понятным осторожное высказывание Штарка (1979, с. 328) о том, что "прямые предки млекопитающих животных неизвестны". И это касается не только перехода от рептилий к млекопитающим. Ископаемое наследие, в общей сложности - 30 отрядов млекопитающих, располагается отдельно друг от друга в слоях древнетретичного и, соответственно, верхнемелового периодов (рис. 10А,В). Истинная взаимосвязь между отдельными линиями Eutheria, в конечном итоге, не доказана" (Krumbiegel и др., 1983, с. 155).
 
  Эволюция лошадей
 
 Из всех млекопитающих животных остановимся на лошадях, так как они являются наиболее распространенным примером. Почти в каждом учебнике, излагающем эволюционную теорию, можно прочитать, что история эволюционного развития непарнокопытных (Perissodactyla) из всех млекопитающих (и даже среди всех позвоночных животных) лучше и в большем объеме снабжена ископаемыми доказательствами. Их даже называют иногда "триумфальным конем" эволюции. К непарнокопытным относятся лошади, тапиры и носороги, а также другие формы, встречающиеся в ископаемом виде.
 
 "Лошади утренней зари"
 Все непарнокопытные должны были произойти от одного предка (Tetraclaenodon), форма, которая датируется палеоценом. Между этой формой и самыми древними непарнокопытными (Нуracotherium) не найдено, однако, никаких промежуточных звеньев. Ископаемые представители отряда Hyracotherium встречаются как в Европе, так и в Соединенных Штатах Америки, они назывались там ("утренней зари"). Это животное считается первым общепризнанным предшественником современных лошадей (древняя "пралошадь"). Оно обладало на передних ногах четырьмя, а на задних ногах - тремя пальцами. Обнаруженный на руднике Мессель близ Дармштадта Proaleotherium классифицируется как более близкий родственник Hyracotherium.
 
 Но действительно ли Hyracotherium являлся "пралошадью"? Будет поучительным узнать, что поначалу палеонтологи сравнивали эту находку с тапирами, носорогами, грызунами, даманами (Hyracoidea), а позже сравнивали по внешнему виду с дукерами (хохлатыми антилопами), но не с лошадью. В учебниках распространено мнение о том, что от древнейших видов Hyracotherium произошли не только лошади, но и тапиры, и носороги, а также другие виды вымерших непарнокопытных. Таким образом, нельзя ответить однозначно на вопрос, почему Hyracotherium называют "пралошадью", а не "пратапиром" или "праносорогом". В действительности же известный специалист по эволюции млекопитающих животных из Вены Эрих Тениус пишет, что у Hyracotherium отсутствуют типично лошадиные признаки. Известнейший современный исследователь эволюции лошадей Дж. Симпcон констатирует, что Hyracotherium больше похожи на даманов, также имевших спереди четыре, а сзади - три пальца на конечностях, чем на современных лошадей. Почему же тогда Hyracotherium попадает по классификации в семейство лошадей (Equidae) (Romer, 1966, с. 386), а даман (Нутах) - совсем в другой, свой собственный отряд? В этом вопросе мы хотели бы обратить внимание читателей, во-первых, что название "пралошадь" основывается не на анатомии ископаемого, а на предполагаемых филогенетических взаимосвязях.
 
 Речь идет в данном случае о названии, с помощью которого внушается эволюционная взаимосвязь. Этому же служит явно выраженное стремление некоторых палеонтологов более раннее (и, таким образом, по правилам номенклатуры законное) наименование поменять на более позднее (что может быть переведено приблизительно, как "лошади утренней зари") с тем, чтобы "названием Hyracotherium не вводить в заблуждение неподготовленного читателя" (Davies, 1977, с. 54, из Nilsson, 1954, с. 548). Симпсон выразил свое мнение, подчеркивая, как "неудачно" выбрано название Hyracotherium. Мы касаемся так подробно этой тенденции, чтобы продемонстрировать, как предвзятое мнение, иногда вопреки очевидным фактам, может повлиять на биолого-таксономическую направленность мышления.
 
 Зигзагообразная эволюция?
 В начале исследований процесс эволюции лошадей, казалось, можно было толковать однозначно и прямолинейно, однако, с накоплением данных результатов раскопок ископаемых положение становилось все более сложным, и из родословного дерева образовался целый родословный "кустарник" с многочисленными побочными ветвями и линиями, обозначающими вымершие группы. Следует предположить, что развитие предполагаемых предков лошадей между Америкой и Европой шло извилистым путем и что были, вероятно, периоды вымирания. Кроме всего прочего, следует признать, что отдельные признаки (величина, зубы, пальцы на ногах), во-первых, не всегда развивались в "желаемом" направлении и, во-вторых, развивались в различных формах независимо друг от друга. Так, например, Neohiarion, трехпалая форма с челюстью травоядного, появляется рядом с Pliohius (однопалое, имеющее также челюсть травоядного). Как же это возможно, если однокопытная форма имеет для обитания в степи явное селективное преимущество перед трехпалой формой?
 Имеются и такие признаки, которые совсем не вписываются в предложенную эволюционную схему, - здесь следует назвать такой признак, как количество ребер, которое регулярно колеблется от 15 до 19. (Можно возразить, что даже при планомерном выведении пород число ребер колеблется в гораздо меньшем масштабе, и поэтому не может служить достаточным доказательством. Однако именно этот факт приводится все время в качестве серьезного доказательства возможных несоответствий). Подобные факты дали повод авторам говорить о "зигзагообразной" эволюции, иногда даже эволюционный ряд лошади привлекают в качестве доказательства обратимости эволюции.
 
 Отсутствующие переходные этапы
 Итак, переходы между "станциями" на предполагаемом эволюционном пути лошади представляют собой отнюдь не непрерывный сплошной путь: на нем можно обозначить скачкообразные этапы. Прогрессирующее увеличение можно наблюдать не всегда, так как Orohius, Archaeohius и Nannias были меньше по размерам, чем их предполагаемые предки. Из всех форм как раз самая древняя и является самой большой по величине (величина до подмышечной впадины 30 см). Следующий род Mesohius скачкообразно увеличил свой рост приблизительно на 60 см (до подмышечной впадины), промежуточные формы неизвестны, Плавного перехода от Miohius к Merychius (первая форма питалась листвой, вторая - травоядная форма) тоже не наблюдается, хотя иногда к переходной форме причисляют Parahius.
 Однако это животное обладало формой челюсти, характерной для форм, питающихся листвой, и строением стопы, приспособленной для лесных условий. Поэтому переход к челюсти Merychius, характерной для травоядных, остается без промежуточного звена. И эволюция высоты коронок также не представляется нам плавно протекавшим процессом, и здесь (например, от Merychius до Pliohius) наблюдаются скачки именно там, где, согласно эволюционной теории, мы должны наблюдать многочисленные плавные переходы. Во всех схемах родословного дерева, приведенных в учебниках, бросается в глаза, что в процессе "редукции" (обратного развития) количества пальцев на ногах имеются скачки, в процессе развития от Hyracotherium к Mesohius без перехода и какого-либо промежуточного звена исчезает четвертый палец на передней ноге - основания для этого, неизвестны.
 От Merychius к однокопытной (непарнокопытной) истинной лошади Pliohius происходит редукция стопы от четырехпалой до однопалой (однокопытной) стопы "с достаточно большой скоростью" (Simson, 1977, с. 199), другими словами, с перерывами и без истинно промежуточных форм. Относительно эволюции ноги и стопы Симпсон пишет в заключение (1970, с. 203), что это развитие нельзя рассматривать как "широкую проторенную дорогу от Eohius к Equus", но, напротив, как серию четко разграниченных, явно различающихся стадий".
 
 У вымершего южноамериканского отряда непарнокопытных Litoterna обнаруживается странным образом обратное предполагаемому по родословному древу развитие: Thoatherium (нижний миоцен) имеет однокопытные конечности, род такого же возраста Diadiahorus - ослабленные боковые пальцы на стопе (почти как у Merychius), а у Macrauchenia - формы ледникового периода - наблюдается полностью сформированная трехпалая стопа (сравнимая со стопой Mesohuus). Неужели у Utoterna, несмотря на увеличение в росте, произошла эволюция от "высокоспециализированной" однокопытной стопы к "более примитивной" трехпалой? Если даже переместить Tlioatherium и Diadiahorus в другое семейство, чем Macraucnenia, и не предполагать прямолинейного происхождения Litotema - непарнокопытных животных друг от друга, то остается явным, что более ранние (третичный период) формы представляют собой высокоспециализированных однокопытных, в то время как более поздние (ледниковый период) виды имеют полностью функционирующие трехпалые (и, таким образом, неспециализированные) конечности. Конечно, можно в рамках эволюционной теории обосновать и эту тенденцию в развитии непарнокопытных южноамериканских, противоречащую тенденциям развития лошади. Ведь в эволюционной теории речь всегда идет о гипотетических строениях, с помощью которых могут быть впоследствии объяснены все мыслимые направления развития. Так может ли это вообще служить аргументированным доказательством?
 
 Рассматривая проблему в общем и целом, Риппель пишет (1983, с. 74), что "только начальные стадии Hyracotherium и Mesohius в Северной Америке могут представлять собой до некоторой степени последовательный процесс развития. Более поздний этап развития лошади должен быть поделен на множество независимых линий эволюционного развития, с периодически проявляющимися тенденциями обратного хода развития, которые могли бы оправдать противоречивость развития признаков" Симпсон выражает мнение, что, "вероятно, не существует ни одного признака, который бы развивался постепенно в русле единой тенденции у всех видов лошадеобразных в равной степени одним и тем же образом" (1944, с. 159).
 
 Несмотря на контраргументы, приведенные выше против эволюционного ряда, ведущего к современной лошади, можно, исходя из постулатов эволюционной теории, классифицировать и выстроить в ряд все обнаруженные учеными ископаемые. Мы же, однако, старались довести до вашего сведения, что этот ряд имеет достаточно весомые провалы, и банк данных ископаемых никоим образом не является банком бесспорных аргументов в пользу этого ряда.
 
  Почему не существует истинных промежуточных звеньев?
 
 В прошлых разделах мы уже перечисляли факты, касающиеся постоянных ссылок на промежуточные звенья, факты, которые не принимаются во внимание в общеупотребительных учебниках. Мы придерживаемся точки зрения, что вообще не существует никаких промежуточных звеньев, которые могли бы убедительно подтвердить эволюцию от простейших живых существ до сложных. Эта точка зрения не нова - наоборот, этот факт относится к разряду "секретов Полишинеля" в палеонтологии. И несмотря на это, на протяжении многих десятилетий стараются сохранить классическую эволюционную модель и через 100 лет после Дарвина надеются, как и он в свое время, найти убедительные доказательства эволюционного процесса - промежуточные звенья. Опираясь на неисчислимые миллионы исследованных ископаемых, ученые на сегодняшний день каталогизировали свыше 250 000 видов ископаемых животных, которые выставлены в музеях всего мира. И среди них невозможно встретить ни одного неоспоримого промежуточного звена. В последнее десятилетие научная общественность стала свидетелем того, как эти надежды (на то, что промежуточные звенья в цепи эволюции все-таки обнаружатся), по всей видимости, окончательно рухнули. В "новой" палеонтологии (основное понятие - "прерывистое равновесие", что приблизительно соответствует "неустойчивому" или "скачкообразному" равновесию, пунктуализм) официально признано систематическое отсутствие промежуточных звеньев, и предпринимается попытка построить новую эволюционную модель, которая больше соответствовала бы палеонтологическим данным. Некоторые части этой пунктуалистической теории хорошо сочетаются с более ранними теориями быстрого превращения видов в совсем малых пограничных популяциях, что как раз и должно было привести к тому, что промежуточные звенья совсем не сохранились среди ископаемых:. Зато возникшие таким образом "успешные" виды существовали бы потом в течение многих миллионов лет, сохраняясь почти неизменными. Под давлением фактов палеонтология приходит в своем развитии к позиции, которая раньше подвергалась сильным наладкам со стороны теоретиков, сторонников эволюционного учения, к позиции, сформулированной в теории сотворения, сторонники которой всегда утверждали: "Никаких промежуточных звеньев не существует".
 
 Может быть, новая теория сможет вполне достоверно ответить на вопрос, почему между отдельными видами и родами не имеется переходов. Формирование видов в малых популяциях может, конечно, благодаря данным, полученным в ходе экспериментов или благодаря изучению исторического аспекта, стать, по крайней мере, понятней и наглядней. Однако эта теория не объясняет, как в царстве живых организмов смогли возникнуть большие основные типы (млекопитающие, птицы, четвероногие, а также отряды и семейства), так как подобные скачки развития в течение кратчайшего геологического периода (при современном уровне биологических знаний) даже и в малых популяциях представить невозможно.
 
 Если мы ближе рассмотрим пример эволюции лошади, эволюционный ряд которой насчитывал уже к 1943 году 660 скелетов, то мы увидим, что он находится в явном согласии с теорией сотворения и без каких бы то ни было промежуточных звеньев. Ведь вопрос в том, почему в ископаемом наследии прошлого Земли существуют провалы, в рамках эволюционной теории, даже в новой ее модели, остается без ответа. Наличие же факта прерывистости в развитии само по себе вряд ли уже можно отрицать. Таким образом, мы можем констатировать, что эти факты подтверждают положения модели сотворения.
 
 Все формы, рассматриваемые как промежуточные звенья, проявили себя типичными мозаичными формами, комбинацией признаков из двух и более групп. Так, например, археоптерикс (Archaeoteryx) проявляет признаки рептилий и птиц. Ichthyosteya представляла собой амфибию, но одновременно с этим животное обладало и признаками рыб, то же самое касается Seymouria - млекопитающеподобных рептилий. В данном случае уместно процитировать учебник по биологии (Knodel, Bayrhuber, 1983, с. 384):
 
 "Между различными группами существуют ископаемые переходные формы, которые соединяют в себе признаки обеих групп. По времени они всегда появляются в начале жизни некой новой группы, признаки которой в этих формах впервые проявляются... Переходные формы представляют собой мозаичные типы, так как в них проявляется мозаика признаков двух различных групп".
 
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 12. Утконос
 В этой цитате содержатся два сомнительных высказывания. Во-первых, мозаичные типы располагаются между двумя группами не в качестве переходных форм. От истинно переходной формы следует ожидать, что она продемонстрирует медленное изменение отдельных признаков. Приведенные же признаки не являются бесспорными. Известный биолог, сторонник эволюционной теории Гэвин де Бир писал еще 20 лет назад по поводу праптицы (1966, с. 57): "Археоптерикс имеет типичные признаки рептилий и типичные признаки птиц, но ни одного, о котором можно было бы сказать, что он находится точно между птицей и рептилией". Во всяком случае, встречаются авторы, которые это оспаривают. В мозаичных формах проявляется сходство между общими признаками двух больших групп, и они менее всего предрасположены выступать в качестве переходных форм. Во всех случаях после детального исследования их вынуждены были впоследствии размещать на вымерших боковых ветвях родословных деревьев, а "недостающие звенья" не обнаружены и до сей поры.
 
 Второе сомнительное высказывание в процитированном выше фрагменте касается времени появления этих мозаичных форм: совсем не обязательно, что они появляются среди ископаемых именно тогда, когда должна появиться новая группа. В школьном учебнике Linder Biologie перечисляются некоторые и в настоящее время существующие мозаичные формы (с. 381); в качестве примера мы хотели бы взять утконоса (рис.12). Из признаков млекопитающих у него присутствуют волосяной покров и молочные железы, а признак рептилий, например, откладывание яиц как способ продолжения рода. Среди ископаемых утконос известен с периода плейстоцена, класcифицируемого как один из самых "молодых" геологических эпох Земли, в то время как "предки" млекопитающих известны уже с пермского периода (280-225 миллионов лет по традиционному летоисчислению). И умозрительные размышления об эволюционных ступенях развития, которые могли, якобы, исходить от утконоса, являются праздными, досужими домыслами. (Вспомните современных птиц, которые также проявляют мозаичные признаки). Другие примеры ископаемых - это археоптериксы, так как в почти одинаковых по возрасту слоях пород были найдены кости "современных птиц", Eusthenoteron в тех же слоях, что и амфибии, или Seymouria в более молодых слоях, чем останки рептилий.
 
 Совершенство ископаемых живых существ
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 13. Окаменевшие стрекозы
 
 В эволюционном учении об ископаемых, даже и о тех организмах, которые существуют в настоящее время, зачастую говорят как о "примитивных живых существах". Некоторые употребляют термин "древние" или "первоначальные". Это может у читателей легко создать впечатление, как будто это были не совсем завершенные формы живых существ, что, однако, совсем неправильно. Каждая жизненная форма уже при первом своем появлении полностью "готова", это означает, что она к своему жизненному пространству и потребностям превосходно приспособлена. И красноречивым свидетельством этого являются ископаемые. Так, например, ископаемые мечехвосты не более примитивны, чем ныне живущие; летучая мышь из карьера Мессель представляет собой совершенную летучую мышь с полностью сформированным летательным аппаратом и сонарной системой (рис.14). Первые насекомые по сложности своей не уступят соответствующим им современным формам. Золнхофенские стрекозы из юрского периода похожи на современные формы до мелочей. Известными "живыми ископаемыми" являются кистеперые рыбы Latimeria или головоногие моллюски Nautilus. То же самое можно сказать ио других многочисленных ракообразных, морских ежах, морских звездах, моллюсках и улитках или двустворчатых плеченогих лингул.
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 14. Окаменевшая летучая мышь из карьера Мессель
 По сути, все живущие в настоящее время организмы можно рассматривать в качестве "живых ископаемых", так как в основе своей конструкции их первые предшественники подобны им. В связи с этим следует упомянуть, что в последнее время некоторые ученые стали называть орангутана живым ископаемым, так как он проявляет множество общих признаков с Ramaithecus. Это касается даже живых существ самых нижних слоев, таких как микроископаемые голубые водоросли. Сохранившиеся ископаемые клеточные цепочки нитевидных голубых водорослей в совокупности с клетками, специализирующимися на фиксации азота, практически идентичны современных формам, хотя их возраст оценивается, по меньшей мере, в 2,3 миллиарда лет.
 
 В рамках эволюционной модели объяснить факт существования живых ископаемых совсем не просто. Сторонники эволюции аргументируют это тем, что жизненное пространство этих организмов на протяжении сотен миллионов лет оставалось неизменным и поэтому превалировало воздействие стабилизирующего отбора. Однако эта аргументация вызывает сомнения, так как именно в этом жизненном пространстве должна была развиваться параллельно (напр., с кистеперыми Lutimeria) абсолютно "современная" фауна рыб. Мы не можем в рамках учебника подробно обсудить разнообразную аргументацию "за" и "против" изменяющихся или стабильных ареалов и связанных с этим направлений отбора, однако "живые ископаемые никак не могут служить аргументом в пользу эволюционного учения. Поскольку, как было уже сказано в этой главе, не существует подтвержденных фактов о наличии "более примитивных" предков, то "живые ископаемые" - это аргумент в пользу модели сотворения, в рамках которой их наличие получает достойное толкование.
 
 Вымирание
 И, наконец, имеется множество известных ископаемых существ, которые в настоящее время не существуют. Почему они вымерли? Чрезвычайно трудно дать на этот вопрос исчерпывающий ответ. Особенно много противоречивых теорий существует насчет вымирания ящеров, и, по всей видимости, в рамках традиционной актуалистической модели эту проблему разрешить невозможно. Эволюционное учение допускает, что живые существа вымирали, потому что они не достаточно хорошо были приспособлены к условиям окружающей среды и, таким образом, но могли противостоять конкурентной борьбе. Однако изучение ископаемых показывает, что все фор мы были "высокоразвиты". Возьмем ли мы в качестве примера сложное строение глаза у трилобитов, в высшей степени специализированных летающих ящеров, или богатство форм аммонитов: все они были "самым наилучшим образом" приспособлены к условиям окружавшей их среды и к своему образу жизни. Их исчезновение, вероятнее всего, можно объяснить глобальными изменениями экосистемы прошлых времен.
 
 Знаменательный факт из истории науки: библейски обоснованная модель катастрофы была положена в основу современной геологии и палеонтологии. Последним крупным и признанным в мире науки сторонником этой точки зрения был Ж. Kювье. Затем, однако, на первый план выступила концепция униформизма (соотв. актуализма), и на протяжении свыше ста лет все геологические и палеонтологические данные трактовались с этих позиций.
 
 Но в настоящее время, кажется, происходит удивительное превращение: концепция катастроф при новом рассмотрении становится опять актуальной. Приведем пример: в ведущих международных журналах по естествознанию, таких как Естественные науки" , почти каждый месяц можно встретить публикации о катастрофах, имевших место в прошлом развитии Земли, которые с определенной периодичностью или. напротив, нерегулярно должны были приводить к массовому уничтожению живых существ. Так современная наука с уже несколько иных позиций приближается к старой, изначально обоснованной в Библии, теории катастроф. Мы не утверждаем, что современные геологи широким фронтом вернулись в ряды сторонников модели сотворения! Да и сторонники теории сотворения из числа геологов и палеонтологов представляют уже не теорию Кювье, так как с 19 века наука не стояла на месте.
 
 При исследовании геологических и палеонтологических фактов чем дальше, тем яснее становится то, что живые существа медленно исчезали не вследствие своей "примитивности" или в ходе конкурентной борьбы, а в результате того, что наша Земля явилась в прошлом местом огромной катастрофы, которая по своим масштабам не может сравниться ни с одним происходящим в настоящее время геологическим процессом. Она-то и является, согласно модели сотворения, причиной гибели единственных в своем роде, высокоразвитых и с самого начала завершенных форм растений и животных и даже целых экосистем.
 
  Заключение
 
 Являются ли ископаемые аргументами в пользу эволюции? Вопреки распространенному мнению, эта глава подводит нас к четкому выводу, что в основу определения временных периодов процесса отложения ископаемых пород, равно как и в основу классификации ископаемых, могут быть положены совсем иные признаки. Во всяком случае, находящиеся еще на начальной стадии экспериментальные исследования геологов и палеонтологов, стоящих на позиции теории сотворения, привели к интересным альтернативным выводам, которые частично нашли уже свое подтверждение в полевой геологии, а частично еще должны будут подтвердиться в ходе дальнейших исследований.
 
 Мы вновь открываем дискуссию по поводу геологических отложений и содержащихся в них ископаемых. В заключение предоставим еще раз слово палеонтологу эволюционно-теоретической ориентации:
 
 "... действительно, палеонтологию не обязательно трактовать исключительно с позиций эволюционного учения... при ближайшем рассмотрении мы видим, что она является поставщиком представителей определенного отрезка прошлого, которые требуют какого-то объяснения... Ископаемые не могут доказать эволюцию, они лишь могут быть объяснены с помощью эволюционного учения" (Rieel, с. 130, 114).
 
 Основные положения теории сотворения, касающиеся отложений пород с содержащимися в них ископаемыми, состоят в следующем:
 
 1. Слои пород, лежащие над основной кристаллической породой, откладывались не в течение многих миллионов лет, а в довольно короткий период, вследствие наступления катастрофы.
 2. В различных слоях находятся различные виды ископаемых не потому, что на Земле произошла эволюция от низших форм к высшим, но потому, что вследствие катастрофических явлений вымирали целые жизненные сообщества, погребение которых и происходило друг за другом. Так, в зависимости от меняющихся в результате катастрофы условий окружающей среды, сменялись друг за другом быстрой чередой различные сообщества (мегасукцессионная модель).
 3. Все ископаемые формы с самого начала были превосходно приспособлены к окружающей их среде. Не существует "промежуточных форм" между основными группами живых существ. Попытка обозначить мозаичные формы как промежуточные звенья имеет в своей основе не палеонтологические факты, но обусловлена заранее предопределенными эволюционными предпосылками.
 
 На основании всего, изложенного выше в этой главе, мы вывели тезис, который можно противопоставить второй части цитаты, приведенной из Rieel:
 
 "Сами по себе ископаемые не являются доказательством сотворения, но факты, которые они предоставляют в наше распоряжение, можно объяснить только при помощи учения о сотворении".
 
  Палеонтология - наука о происхождении
 
 Наука, которая занимается исследованием ископаемых остатков животных и растений, называется палеонтологией. В то время как биология занимается изучением многообразия существующих на сегодняшний день видов и их образа жизни вплоть до молекулярного уровня, палеонтология исследует животный и растительный мир прошлого нашей Земли, который по времени находится ближе к началу всех начал. Поэтому палеонтологию можно рассматривать как науку о происхождении.
 
 При исследовании ископаемых остатков можно исходить из различных предположений: либо все живые существа были созданы сразу (модель сотворения), либо они последовательно развивались (эволюционная модель). От палеонтологии ждут, что она подтвердит правильность или докажет ошибочность этих противоположных взглядов
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 1. При постепенной и относительно равномерно протекающей эволюции ископаемые находки, вероят­но, могут быть систематизированы в виде родового дерева, как это показано на рис. А. При эволюции, протекающей скачкообразно или в рамках модели сотворения, "родовое дерево", напротив, должно выг­лядеть так, как это изображено на рис. В. Линии или, соответственно, перпендикуляры должны обозначать не виды, а более крупные таксоны на уровне основных типов
 Наряду с объективными выводами палеонтология допускает, однако, некоторые предположения, которые в зависимости от точки зрения могут быть истолкованы абсолютно по-разному. В рамках модели сотворения палеонтология приходит к выводам о том, что среди ископаемых нельзя найти никаких промежуточных звеньев между классификационными типами (далее мы будем называть их основными типами). В рамках эволюционной модели, напротив, встречаются предположения, что такие промежуточные звенья есть, и с увеличением количества вновь открытых ископаемых видов их будет все больше и больше. Поэтому основной вопрос, которым мы должны заняться, можно сформулировать так: можно ли по ископаемым определить наличие предполагаемого развития от низших форм, к высшим (рис.1)?
 
 Палеонтология делает вывод также и о длительности различных периодов исторического развития Земли. В ходе палеонтологической проверки предполагаемых, моделей мы должны затронуть и такой вопрос: можно ли по окаменелостям определить, что для развития жизни от низших форм к высшим необходимы миллионы лет?
 Если да, то модель сотворения, которая предусматривает более молодой возраст Земли, была бы опровергнута.
 
 Здесь следует напомнить о том. что существует не одна, а несколько моделей сотворения, равно как и не одна, а несколько эволюционных моделей. В этой главе представлены (изъяснения концепции толкования последовательности залегания слоев с окаменелостями, лежащей в основе теории формирования Земли в результате катастрофы. Однако в рамках теории сотворения существуют модели, которые предполагают более поздний возраст Земли. Существование различных моделей сотворения основывается на различных мировоззренческих постулатах, остановиться подробнее на которых мы не можем (это касается и различных эволюционных моделей).
 
 И, напротив, если выяснится, что слои осадочных пород сформировались за более короткий промежуток времени, нежели это предусматривается теорией эволюции, то она окажется неубедительной.
 Чтобы иметь возможность рассмотреть ископаемые на предмет их происхождения, необходимо иметь представление о процессах образования осадочных слоев.
 
  Основные понятия, которыми характеризуется история Земли
 
 Закон отложения слоев
 Чтобы определить относительный возраст ископаемых остатков, необходимо знать, к какой части разреза осадочных пород они относятся. Описанием осадочных слоев занимается стратиграфия - область науки на стыке геологии и палеонтологии, которая определяет временную последовательность образования пород с учетом всех их органических и неорганических признаков. Прежде всего, стратиграфия опирается на составленный еще в 1669 году
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 2. Иллюстрация закона залегания пород: "При залегании слой следует за слоем, при этом более молодой накладывается на более древний"
 Николаусом Стено закон залегания пород: "При залегании слой следует за слоем, при этом более молодой накладывается на более старый. В неповрежденном разрезе пород направление от нижележащих к вышезалегающим соответствует временной последовательности залегания от более древних пород к более молодым" (рис.2). Если ископаемые остатки найдены в различных слоях, следующих друг за другом, то можно с уверенностью сказать, что остатки, найденные в нижней части разреза, имеют более древний возраст, чем те, которые найдены в верхней части. Существуют значительные расхождения во мнениях относительно скорости образования слоев и тем самым относительно проблемы абсолютного геологического времени
 
 Фации - окружающая среда ископаемых
 Осадочные слои содержат в себе информацию об экосистемах прошлого. Иногда оказываются погребенными вместе представители разных сред обитания: сухопутные существа и обитатели моря. Однако в породах, содержащих останки морских обитателей, не следует ожидать находок ископаемых пресноводных видов и среди остатков тропических живых сообществ не встретить видов, обитавших в областях с умеренным климатом.
 
 Понятие "фаций" отражает качественный состав осадка и условия его накопления, будь то петрографический состав (литофации) или содержание ископаемых (биофации). Они дают возможность (иногда только гипотетическую) сделать вывод о том, в какой окружающей среде обитали в свое время окаменевшие ныне организмы. И наоборот, наличие в породах определенных ископаемых, условия обитания которых известны, указывает на фацию данной породы. Но следует учесть, что порода морской фации не обязательно будет находиться на том же месте, где характерные ископаемые организмы обитали в прошлом. Подобное место, должно быть, существовало на большем или меньшем отдалении от места захоронения породы. Если породы различных фаций следуют одна за другой, это значит, что менялась среда обитания организмов.
 
 Почему вообще одни типы фаций сменяются другими? Одним из объяснений могло бы послужить разрушение жизненного пространства в результате катастроф, которые в несколько меньшем масштабе наблюдаются и в настоящее время. Результатом подобных поворотных моментов и могло быть заселение изменившегося окружающего мира сообществами живых существ новых типов, что потом предстает перед палеонтологами в качестве разных фаций.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 3 и 4. Окаменевшие остатки морских организмов - спрессованные ракушки и трилобиты. Фото: c Palaeontological Museum University of Oslo, Norway
 Возникновение ископаемых
 Осадочные отложения - это конечный результат сноса. Размельченная порода сносится водой в озерные и речные бассейны, где в результате физических и химических процессов происходит процесс окаменения. Если растения или животные попадают в движущийся поток или оказываются на месте отложений, они могут быть погребены и подвергнуться процессу окаменения. Погребение остатков способствует прекращению доступа к ним кислорода и предотвращает бактериальное разложение тканей погребенных организмов. Впоследствии в преобразовании органических останков участвуют анаэробные бактерии, которые сохранили соматические структуры В большинстве случаев погребение происходит мгновенно. Природные процессы обратного перевода органических веществ в неорганические или полное разрушение внешней формы прерывается при этом неестественным образом. Поэтому встречаются ископаемые различной степени сохранности: с полным сохранением первоначальной формы (органические ткани полностью заменены неорганическим веществом, рис.5) отпечатки, окаменевшие корни, а также следы пребывания. И в настоящее время при определенных условиях происходит процесс консервации структуры живой материи, например, когда листья попадают в обогащенный карбонатом кальция водоем. Но это ни в малейшей степени не сравнимо с грандиозным масштабом процессов, которые происходили на Земле в прошлом. Как следует из приведенных в книге материалов, образование ископаемых, как правило, объясняется глобальными или локальными катастрофами.
 
 Скорость геологических процессов
 При рассмотрении вопроса о скорости протекания геологических процессов можно исходить из различных позиций. Если предположить, что процессы сноса и накопления, имеющие место и в настоящее время, протекали относительно медленно, то можно сделать вывод о том, что средняя скорость этих процессов во все времена была одинаковой, - это воззрения униформизма, сформулированные Чарльзом Лайелем. Наряду с этим сейчас преобладает и теория актуализма, основывающаяся на сходных положениях, согласно которым история Земли протекала длительно и относительно спокойно, однако она акцентирует внимание на отдельных происходящих в короткий временной период катастрофических явлениях или выделяет некоторые другие обстоятельства, тем более, что отдельные из них встречаются и в настоящее время (например, падение космических тел, извержения вулканов, относительно быстрые процессы образования островов в результате вулканических извержений, разрушение пород в ходе землетрясений или аномальные процессы сноса и отложения пород вследствие наводнений). В противовес этим теориям (которые в дальнейшем при несколько упрощенном рассмотрении не различаются между собой) отдельные формы и свойства отложений пород и органических останков позволяют, по мнению авторов, сделать вывод о более или менее быстром протекании геологических процессов на протяжении всей истории Земли и, тем самым, об относительно молодом ее возрасте. Эти воззрения могут быть названы теорией катастроф.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 5. Отличная сохранность ископаемых останков и окаменелые следы присутствия животных указывают на их моментальное катастрофическое захоронение, а структуры геологических пород - на быстрый процесс образования. Приведенные примеры не являются единичными случаями, а носят массовый характер. 1 - самка ихтиозавра, застигнутая катастрофой в процессе рождения детеныша; 2 - окаменевшие следы ряби на прибрежном песке или морском дне; 3 - полистратная окаменелость дерева, пронизывающая сразу несколько угольных слоев, 4 - окаменевший отпечаток медузы, 5 - цепочка окаменевших птичьих следов; 6 - рыба, захороненная в момент заглатывания другой рыбы; 7 - стайка рыб, моментально захороненная в меловом пласте; 8 - слои пород, отложенные за короткий период времени при быстро изменяющихся физических условиях осадконакопления (для увеличения изображения щелкните на любой из миниатюр).
 Фото c Bible.ca, c Creationscience.com, c Palaeontological Museum University of Oslo, Norway
 
  Геологические системы
 
 Однотипность относительного расположения отложений пород по всей Земле
 Последовательность появления друг за другом ископаемых, связанных с отложениями того или иного периода, позволяет в основных чертах провести параллели между характером отложений по всей поверхности Земли. В породах под слоями эокембрия находится так называемый докембрий (рис.6). В них встречались до сих пор только бактерии, очень мало грибковых образований, организмов неизвестного происхождения, а также водоросли и многочисленные известняковые образования подобного характера. Отложения так называемого палеозоя, часто представляющие собой многокилометровые песчаники типа серой вакки, песчаные и глинистые сланцы, а также известняки кембрийского, ордовикского и силурийского периодов и большей части девонского периода, содержат почти все без исключения морские организмы, такие как, например, трилобиты (см. рис.4).
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 6. Слабосочлененный скелет этих морских звезд очень быстро разрушается после смерти. Прекрасная сохранность указывает на внезапное погребение еще живых или только что умерших организмов. Это подтверждается еще и тем, что они не лежат в одной плоскости, а нагромождены друг на друга и в таком виде окаменели (Юрский период, Швейцария)
 Затем следуют породы карбонового периода с многочисленными превратившимися в уголь растительными остатками (см. главу "Каменноугольные леса карбона"). Завершение отложений каменного угля приводит к значительным изменениям ископаемых других последующих отложений пород. Во многих случаях они принимают, выражаясь обобщенно, ватообразный или соответственно сходный с пустынным ландшафт (подобный встречался до этого только в девонских отложениях древнего красного песчаника в некоторых областях Северного полушария). Часто встречающиеся сухие илистые поверхности, обширно окрашенные в красный свет, представляют собой конгломератные песчано-мергелистые глинистые слои, которые можно опознать по часто встречающимся "законсервированным" следам, а также по появлению кристаллов соли.
 Отложения эпиконтинентального мелководного моря (моря, которое временами заливало части континента) пермского, триасового, юрского, а также мелового и третичного периодов залегают вперемежку с красными отложениями или выделяются из них. Эти морские известняки, мергелистые отложения, темные глины и песчаники погребают под собой богатую фауну. Принадлежность к тому или иному разделу этой системы определяется на основании находок в осадочных отложениях руководящей фауны, то есть ископаемых останков, характерных именно для этой части разреза. Требования к руководящим ископаемым следующие: частая встречаемость, легкая узнаваемость, краткое время существования вида, широкое территориальное распространение. Появление руководящей фауны в различных по составу и географически удаленных друг от друга отложениях пород (например, песчаниках и известняках) позволяет их коррелировать, то есть предполагается, что они образовались в одно и то же время в соответствии с законом о залегании пород. Таким образом, слои пород с одинаковыми руководящими окаменелостями представляют собой слои, относящиеся к определенным временным периодам, продолжительность которых по представлениям теории сотворения иная, чем по представлениям теории эволюции.
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 7. Происходящая в процессе отложения деформация слоев (докембрий, Апелькрос, Шотландия). Причиной подобных деформаций могут служить напряжения, вызванные различными нагрузками или разрушения, вызванные внезапными толчками в земной коре.
 Самое молодое и самое высокое горное образование было обнаружено в альпийских складках. Предположительно они были образованы сдвигом и столкновением литосферных плит. В рамках теории актуализма. которая пытается проецировать процессы современности на прошлое и, основываясь на наблюдаемых в настоящее время тектонических движениях плит, создать модели исторического прошлого Земли, попытки подобного толкования носят чисто умозрительный характер. В настоящее время можно проследить за медленным движением континентальных плит. Однако невозможно доказать, допустимо ли в данном случае говорить о более или менее постоянном движении, которое одинаково равномерно происходит на протяжении сотен миллионов лет, или же речь идет о фазах затухания более значительных в прошлом движений земной коры. Наряду с доказательствами быстрого вертикального движения земной коры (например, образование бассейнов каменного угля - см. главу "Каменноугольные леса карбона") в истории развития Земли имеются примеры и существенно более быстрого горизонтального движения. Обрабатывающиеся в настоящее время данные могут иметь абсолютно разное толкование.
 
 Последовательность отложения пород в ходе исторического развития Земли изображена в стратиграфической таблице. Если принимать во внимание широкомасштабное применение закона о залегании пород (распространение его на любую точку поверхности Земного шара, в сочетании с фактом наличия руководящих окаменелостей), то можно считать эту таблицу достаточно достоверной.
 
 Последовательность отложения ископаемых
 Известная закономерность отложения пород в рамках эволюционной теории и теории сотворения интерпретируется абсолютно по-разному
 
 Толкование в рамках эволюционной модели. Ископаемые остатки, идентичные по всему разрезу осадочных отложений, свидетельствуют о длительном всеобщем процессе развития органического мира. Отсутствие ископаемых остатков животных и растений, известных в настоящее время, например, в породах палеозойского и мезозойского периодов объясняется тем, что эти виды тогда еще просто не существовали. Например, останки плацентарных млекопитающих можно обнаружить исключительно в третичном периоде, т. к. они должны были развиться лишь к этому времени. Все сказанное выше подходит и для других групп организмов.
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 8. Быстрое образование известняковой конкреции на лестнице в горячем водоеме около 5 см толщины. (Музей Бергау, Германия)
 Трудности толкования в рамках эволюционной модели. Основной проблемой является необходимость признания факта медленного образования слоев земной коры, содержащих ископаемые. Без этого эволюционное толкование невозможно. Кроме того, при эволюционном толковании предполагается наличие огромного числа переходных форм между основными типами организмов. В главе "Существуют ли переходные формы?" подробно говорится о том, что таковые до настоящего времени не обнаружены. Иногда некоторые ископаемые находки пытаются представить в качестве промежуточных звеньев, однако скоро становится ясно, что подобное толкование можно оспорить. Отсутствие промежуточных звеньев можно объяснить лишь тем, что все эволюционные процессы протекали в настолько малых пограничных популяциях, что вероятность их превращения в ископаемые слишком мала.
 
 Толкование в рамках модели сотворения. После того, как Земля была опустошена в результате всемирного потопа, новое заселение могло происходить неоднократно. Распространившимся по всему свету новообразованным сообществам живых существ (биоценозам) были свойственны высокая плодовитость и непродолжительное время жизни. Можно предположить, что они по прошествии небольшого периода времени распадались и заменялись другими. Известно, что современные сильно измененные экологические районы имеют тенденцию к изменению в течение короткого периода времени. Сначала происходит смена одних кратковременно существующих сообществ другими (сукцессия) до тех пор, пока не достигается конечная стадия (климакс) с ее разнообразием биоценоза.
 
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 9. Горы, образованные горизонтальным сжатием осадочных пород - в тот момент, когда они еще не затвердели (Канада)
 Примером подобного заселения живыми существами могут служить фазы восстановления лесного массива после вырубки: сначала восстанавливается поросль кипрея, за ной следует сообщество песчаного вейника. оно сменяется зарослями осины, ивняка и березняка, которые, в конце концов, освобождают место для дубовых и буковых лесов (по Scamoni, 1963, с. 137). факторами, обуславливающими сукцессию, являются: структура почвы, различная всхожесть на местах, незанятых растительностью, возможности размножения, условия конкуренции с соседями и т.д.
 
 По такой же схеме могло происходить отложение ископаемых морского мелководья. Шин (1988) предполагает возможность более или менее синхронно протекающих (мегасукцессионных) процессов смены биоценозов в масштабе планеты После гибели всей земной биосферы в результате глобальной катастрофы именно эти процессы и получили развитие, завершившие формированием сообществ организмов третичного и четвертичного периода. Поскольку многие отложения мелководных частей моря содержат известь, то часто в них содержатся микроскопические частички ископаемых, которые указывают на значительное преобладание массы отдельных морских организмов, для развития которых имелись благоприятные условия. Подобный ход развития мог привести к значительному увеличению числа моллюсков, рыб и т. д. Поскольку во всем мире исходные условия для сукцессии были одинаковыми, то следствием этого явилось изначально схожее в мировом масштабе явление захоронения живых сообществ, которые снова и снова "консервировались" в ходе процессов захоронения, носивших характер катастроф и были последовательно друг за другом погребены. Одинаковое появление и исчезновение различных групп организмов в "летописи" ископаемых объясняется большей частью экологическими причинами, что в известной степени дает возможность проверить эти гипотезы.
 
 Широко распространено предположение, что следующие друг за другом во времени биоценозы со своими расположенными в произвольном порядке системами организмов находят отражение в чередовании окаменелостей, образовавшихся в ходе исторического развития Земли. Их возникновение могло быть обусловлено, кроме всего прочего, следующими факторами:
 
 наличием в период после всемирного потопа жизненного пространства (сначала это были, вероятно, только морские, затем пресноводные, и только потом во все возрастающем объеме материковые ареалы обитания),
 временной период смены генераций и максимальная скорость распространения,
 разнообразные экологические причины,
 многочисленные, однако с течением времени затухающие катастрофы геологического и биологического характера, которые привели к мгновенному переходу в ископаемые, к консервации их и к своего рода "моментальной фотографии" тех или иных ареалов обитания,
 распространение выживших в результате катастроф популяций и распространение организмов в эти подвергшиеся воздействиям катастроф области.
 Трудности, встречающиеся при попытках толкования этих гипотез в рамках модели сотворения. Наиболее уязвимое место модели сотворения в том, что все основные типы живых существ должны были быть созданы одновременно. И хотя на основании мегасукцессионной модели невозможно по экологическим причинам ожидать в породах отложений, например, мезозойской эры присутствия окаменелостей современных форм, ясно, что одновременно с ареалом обитания древних рептилий должен был существовать биотоп с привычными для нас формами. То есть среди ископаемых мезозойской эры, пусть даже в качестве редкой находки, должны встречаться останки этих форм и даже человека.
 
 
 
 
 
 
 
 Рис. 10. На этих снимках изображены: А - пробы пыльцы, взятой из докембрийской формации, В - современная пыльца. Разные пробы брали из определенного горизонта раскопок, и только в одном случае в пробе не было обнаружено пыльцы. Были предприняты все меры предосторожности против загрязнения современной пыльцой, т.о. современное загрязнение пород исключено (По Е. Williams и др.)
 Сообщения о подобных находках публикуются постоянно. В качестве примеров можно привести, например, находки человеческих останков в отложениях третичного периода (миоцен) (см. "Неизвестную историю человечества" М. Кремо и Р. Томпсона. - А.М.) или обнаружение цветочной пыльцы высокоразвитых растений в докембрийских отложениях (рис.10). Следует упомянуть также о частых случаях залегания слоев в обратном порядке, когда более "древние" отложения оказываются над более "молодыми", если судить об их возрасте по найденным в них органическим останкам. В ряде случаев такое необычное залегание пород никак нельзя объяснить тектоническими (сдвигами. В постановке проблемы проявляется известное сходство. Подобно тому, как подвергаются сомнениям промежуточные звенья в эволюционной модели, сообщения о явлениях этих нетипичных по очередности расположения слоев пород подвергаются сильным нападкам отчасти и со стороны приверженцев учения о сотворении. В таких случаях необходима тщательная проверка учеными, придерживающимися различных точек зрения Но даже если некоторые из этих сообщений будут признаны достоверными, ясно, что подавляющее большинство палеонтологических данных не содержит этого нетипичного расположения останков фауны и флоры. Обычно преобладает нормальная последовательность слоев отложения. Это требует объяснения в рамках теории сотворения. Следует предположить, что существа, вначале типичные лишь для третичного периода, пережили и выдержали катастрофические перемены в виде очень небольших групп. Вероятно, они могли сильно размножиться и распространиться в мировом масштабе лишь в более поздний и благоприятный для них период мегасукцессии (третичный). Именно тогда, видимо, и мог происходить процесс их перехода в отложения. Вероятность минерализации для представителей небольших популяций настолько мала, что их останки не сохранились. Такие малые сообщества имеют очевидное сходство с постулируемыми в эволюционной теории сверхмалыми и также не попавшими в число окаменелостей переходными пограничными популяциями, в которых должна протекать так называемая "быстрая эволюция" (образование новых крупных таксонов). Доля иронии заключается в том, что для защиты основных спорных вопросов как в теории сотворения, так и в эволюционной теории используется одна и та же аргументация.
 
 Признание факта всемирного потопи как постулат, принимаемый на веру
 Итак, модель единовременного создания живых организмов, процесс дальнейшего распространения и выживания которых контролировался экологическими катастрофами, противопоставляется модели медленного, длительного по времени процесса эволюции. Решение, какая из них справедлива, зависит от того, сколько времени требовалось на образование осадочных отложений.
 
 Структура отложений пород дает явные доказательства катастрофического характера их образования. Но на этом уровне невозможно сделать вывод о причинах катастроф. Если в этой книге предположить, что причиной всего этого был библейский всемирный потоп, последствия которого сказывались еще многие столетия спустя во все менее значительных "затухающих" катастрофах, то авторы вполне сознательно подводят читателя к этой проблеме, чтобы дать ему в большей степени почувствовать "аргументационный водораздел".
 
  Из истории составления геологической шкалы времени
 
 Последовательность располагающихся друг за другом геологических систем (формаций) - кембрий, ордовик, силур и т. д. - в дальнейшем мы будем именовать "геохронологическая таблица", а стоящие рядом числа (напр. 600 106 лет - нижняя граница кембрия) "геохронологическая шкала".
 Общий порядок следования геологических систем друг за другом (геологическая шкала времени) с характерными комплексами ископаемых был известен уже в XVIII веке.
 
 Среди первых создателям геологической шкалы следует назвать ученых из Германии: И. Г. Лехманна, Г. С. Фюсхели, А. Г. Вернера и А. Гумбольдта, Италии: Г. Ардуино, Англии: У. Смита, Р. И. Марчисона, А. Седжвика.
 
 В ходе этой первоначальной деятельности в области геологии все больше выявлялось постепенное изменение содержания ископаемых находок. Идея геологической шкалы времени принадлежит английскому инженеру У. Смиту (1769 - 1839). По роду своей деятельности он занимался строительством каналов и дорог, имея возможность многократно наблюдать богатые ископаемыми слои пород в своей родной Англии. При этом он открыл, что определенные виды ископаемых, такие как, например, двустворчатые или аммониты, всегда появляются в определенных слоях. В 1796 году он писал: "Ископаемые уже давно рассматриваются и изучаются как некие интересные курьезы... Этим занимались тысячи, но никто не обращал внимания на тот порядок, в котором природа расположила эти замечательные свидетельства прошлого и каждому классу указала его особый слой". Большое значение для понимания этого беспристрастного и непредвзятого открытия Смита имеют некоторые как бы поясняющие его высказывания Хелдера: "Но Смит не присовокупил к этому оставшиеся вопросы, поскольку его интересовала практическая сторона дела. Он мог под "руководящими окаменелостями", как мы их теперь называем, всякий раз открывать новые виды ископаемых независимо от того, использовались ли они как технический материал или представляли препятствия при прокладывании дорог, строительстве мостов, каналов. Смит находился с геологическими материалами "на короткой ноге" (в отличие от остальных) и мог поэтому, как он сам писал, "экономить много бессмысленно разбазариваемых денег".
 
 Уже к 1799 году Смиту в общих чертах были известны на территории Англии отложения слоев от карбонового до мелового периода. В 1815 году он опубликовал первую, насчитывающую 15 листов цветную геологическую карту, на которой была воспроизведена последовательность расположения слоев окаменелостей на территории Англии и Уэльса. В дополнении к ней публиковались названия и обозначения пород.
 
 После того как определенная последовательность залегания слоев была принята в Европе, стало возможным, начиная с прошлого столетия, распространить ее повторяющийся в общих чертах порядок на весь мир. Одновременно с этим параллельно шел процесс дифференциации отдельных систем. В 1878 году Хаугтон сформулировал теорию о том, что временная длительность каждой геологической формации пропорциональна максимальной толщине ее отложений. Эта теория предполагает, что скорость формирования отложений оставалась одинаковой за всю историю развития Земли. Однако последнее маловероятно, поскольку толщина отложений сильно зависит от оседания почвы. При значительном оседании возможен заметный снос материала под воздействием воды. Скорость же отложения пород может варьировать в широком диапазоне: от нескольких метров за считанные секунды (при наплыве слоев) до одного миллиметра за тысячу лет (в океанских глубинах)
 
 
 
 
 
 
 
 СХЕМА ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПЕРИОДОВ
 
 ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ ШКАЛА (млн. лет)
 
 
 Система
 Период
 
 Длительность периода
 
 КАЙНОЗОЙ
 
 Четвертичный
 
 1,8 - наши дни
 
 Третичный
 
 Плиоцен
 
 5-1,8
 
 3
 
 
 Миоцен
 
 25-5
 
 20
 
 
 Олигоцен
 
 40-25
 
 15
 
 
 Эоцен
 
 60-40
 
 20
 
 
 Палеоцен
 
 70-60
 
 10
 
 МЕЗОЗОЙ
 
 Меловой
 
 135-70
 
 65
 
 
 Юрский
 
 195-135
 
 60
 
 
 Триасовый
 
 225-195
 
 30
 
 ПАЛЕОЗОЙ
 
 Пермский
 
 280-225
 
 35
 
 
 Карбоновый
 
 345-280
 
 65
 
 
 Девонский
 
 400-345
 
 55
 
 
 Силурийский
 
 440-400
 
 40
 
 
 Ордовикский
 
 500-440
 
 60
 
 
 Кембрийский
 
 600-500
 
 100
 
 
 Докембрийский
 
 .
 
 " 3000
 
  По теории Хаугтона, которая так и не прижилась, для того, чтобы по максимальной мощности слоя вычислить его абсолютный возраст, достаточно знать лишь скорость отложения пород.
 Подобное абсолютное число вывел М. Рид в 1879 году за 17 лет до открытия радиоактивного распада. По скорости отложений и их толщине он вычислил возраст для нижней границы кембрия в 600 106 лет.
 
 В 1896 году был открыт радиоактивный распад, а в 1905 году Резерфорд впервые предложил применить данные по скорости радиоактивного распада для точных датировок в геологии. Однако, достаточно точные измерения количества нуклидов химических элементов в породах стали технически возможны лишь с 1937 года.
 Артур Холмс опубликовал в 1913 году книгу "Возраст Земли". Там он описал "абсолютную временную шкалу" и границы периодов на основании последних изысканий в этой области. Во второй книге с тем же названием (1927) он привел свои данные относительно временных границ геологических периодов и, среди прочих, - нижнюю границу кембрия в 600 106 лет. И это до того, как стали возможными измерения концентраций нуклидов.
 
 Радиометрические часы
 Способы, которые пытаются использовать для определения возраста Земли, включают в себя и метод определения по радиоактивному распаду (спонтанному расщеплению) определенных атомных ядер (нуклидов). Их называют радиометрическими, изотопными или абсолютными методами датировки. Радиоактивный распад подчиняется определенному закону, однако для однозначного определения возраста неизвестны исходные данные (в расчетах всегда имеется по крайней мере одно неизвестное). Это верно и для тех случаев, когда в нашем распоряжении имеется множество "часов".
 Неопределенность исходных данных приводит к неопределенности результатов. Так, множество различных проб пород лавы с Гавайских островов, возникновение которых докумен­тируется 1800-1801 годами, по калиево-аргоновому методу дают возраст 160 106 - 2 109 лет, в то время как их истинный возраст достигает 166-167 лет.
 
 Смоделированный возраст
 Порода сама по себе не может никоим образом указывать неопровержимо на свой возраст. Определенное представление о возрасте можно получить лишь из совокупности данных о характере породы, из стратиграфии (геологического слоя), места ее нахождения в сочетании с геохронологической шкалой. Приведем два примера:
 
 Пример 1. Предположим, что минерал содержит только 206Pb (свинец), но не содержит урана. Согласно этому он должен иметь возраст во множество периодов полураспада (более 10) 238U (урана), т. е. более 45 109лет. Однако, большой возраст должен быть тотчас исключен, если предположить, что 206Pb (свинец) содержался в минералах с самого начала или что он был внедрен лишь впоследствии, либо что сначала в минерале присутствовал уран и лишь впоследствии он был оттуда выделен (открытая система).
 
 Пример 2. Другой минерал содержит 238U (уран), но не содержит 206Pb (свинец). Это свидетельствует о том, что проба должна иметь небольшой возраст. И опять-таки в рамках теории исторической геологии более или менее приемлемый возраст доказан быть не может, ведь предполагается, что или другие элементы того же периода распада что и 238U не могли присутствовать при этом, или что уран внедрился в породу лишь недавно.
 
 Неизвестные начальные величины N0 или D0 (см. подробнее здесь) можно было бы вычислить лишь в одном случае - если был бы известен возраст пород. Приходится довольствоваться тем, что нам предоставлена для определения возраста некая абстрактная модель с ее выдуманной историей происхождения и развития. В каждой подобной абстрактной модели даются абсолютно конкретные представления о возрасте (самый высокий и самый низкий, какой только возможен в геохронологической шкале). Из этой модели изымают величины N0 или D0. Вычисленные значения возраста, совпадающие с заданными параметрами модели, называются возрастом модели.
 
 Имеются и другие методики оценки возраста, которые напрямую не нуждаются в рассматриваемых нами неизвестных начальных величинах. Такая методика оценки возраста, как, например, изохронная методика, в некоторой степени более сложная, а поэтому мы здесь ее описывать не беремся. Однако, она также страдает от нерешенных проблем и не обходится без абстрактных умозрительных допусков и предположений, так что возраст, вычисленный по изохронной методике, также может считаться смоделированным.
 
 Вероятный возраст
 В книге " Геохронологическая шкала" (Кохе и др., 1978) дается расширенное определение этого понятия (с. 26):
 
 "Вероятный возраст - это действительное значение геохронологического возраста, который получен в радиометрической лаборатории в результате проведения стандартных поправок...".
 
 То, что может дать радиометрия, это исключительно "вероятный возраст". К "истинному" или "принятому" он может быть приближен, только если совпадает интервал, предусмотренный положением соответствующего минерала в геологической временной шкале и его стратиграфическим положением В противном случае результат датирования истолковывается иначе - как "более позднее явление" (например, в случае разогревания породы после ее образования) или как "унаследованный возраст" (часы при образовании породы не были "установлены на ноль"), либо этот результат отбрасывается вовсе (например, если предполагается наличие открытой системы).
 
 По сравнению с данными радиометрии абсолютное предпочтение отдается результатам стратиграфических исследований в сочетании с нормами геохронологической шкалы. Однако если геохронологическая шкала дает возможность сделать вывод о степени достоверности выведенной датировки, то радиометрия в своих исследованиях не способна судить о точности геохронологической шкалы. Числовая система геохронологической шкалы необходима в практике определения датировки, но и ее числовую систему нельзя рассматривать как абсолютную.
 
 Из исследований, проведенных до настоящего времени, стало ясно, что в основе радиометрического способа определения возраста тою или иного явления лежит целый ряд предположений, которые не поддаются доказательствам что, в свою очередь, не дает оснований полученный подобным образом "смоделированный возраст" рассматривать как "абсолютный". Наряду с этим, стали известны многочисленные радиометрические измерения, которые давали возможность получить смоделированный возраст", но результаты этих измерений не вписывались в рамки геохронологической шкалы, а потому не могли быть признаны. Однако эти существенные недостатки методики в своей совокупности не могут свести на нет тот факт, что в толще геологического пласта наблюдается некая регулярность распределения разных изотопов в различных геологических системах.
 
 Приведенная выше критика ставит радиометрические теории, как таковые, под сомнение, однако, это не дает нам объяснения различного распределения изотопов в той или иной геологической системе. Поэтому какое-либо конструктивное разъяснение явления различного распределения изотопов в породах в период раннего развития Земли в настоящее время должно рассматриваться как одна из нерешенных проблем учения о сотворении, хотя в других областях естественных наук можно найти доказательства более молодого возраста Земли (См. также раздел из книги Д. Баттена. - А.М.)
 
  Заключение
 
 1. Методы радиометрического измерения возраста основываются, наряду с измерением изотопного распада, на некоторых предположениях, являющихся отчасти недоказуемыми Поэтому эти методы не могут определить абсолютный возраст Земли, но лишь приблизительный, допустимый или смоделированный
 2. Во многих случаях радиометрический возраст не абсолютно совпадает с геологическим возрастом, и потому его зачастую стараются не указывать. Геохронологическая шкала имеет преимущественное право перед радиометрическими методиками определения возраста, поэтому ее данные необязательно должны подтверждаться результатами других методик.
 3. Конструктивное толкование распада изотопов в рамках модели сотворения следует рассматривать как нерешенную проблему в учении о сотворении.
 4. Имеются данные, которые независимо от явлений, связанных с изотопным распадом, указывают на относительно небольшой возраст Земли, и тем самым на достаточно небольшой возраст слоев, содержащих ископаемые.
 
  * * *
 
 Примечание А. Милюкова: Эта глава воспроизводится по изданию Р. Юнкер, З. Шерер, История происхождения и развития жизни. Изд-во "Кайрос", С-Пб., 1997.
 По материалам htt://www.goldentime.ru


Теги: палеонтология   теория уфологии  
  Вставить в блог: Livejournal   Я.ру   Buzz



PDF-версия


Оставьте свой комментарий

Введите код с картинки
Имя пользователя
E-mail
Домашняя страница
Подключить файл или картинку

   

Облако тегов

А.Сандэрсон аварии НЛО алхимия аномалии в истории аномалия Пионеров аномальная зона аномальные механизмы аномальные явления Атлантида атмосферные аномалии АЯ в ближнем космосе Бермудский треугольник биологические аномалии Болезни НЛО и АЯ веб программирование верстка внеземная жизнь внеземной разум внеземные цивилизации время время, закономерности вселенная вскрытие пришельца догоны древние знания древняя история Елюю Черкечех Жигули З.Ситчин загадочные животные затонувшие земли имплантанты история исчезновения и появления климат космос криптозоология круги на полях левитация, антигравитация Лемурия массовая гибель метеориты мистика мистические существа мифология молнии морской змей наблюдения НЛО наска нашествие с неба небесные предки невидимки невозможные существа невозможный артефакт необъяснимое нетрадиционная история нечеловеческие цивилизации НЛО НЛО в древности НЛО и АЯ на Луне НЛО и техника НЛОнавты озерные чудовища падения с неба палеоартефакт палеоастронавтика палеонтология параллельные миры Пацифида перевал Дятлова Пири Рейс пирокинез, возгорания полтергейст похищения привидение призрак происхождение жизни происхождение человека проклятая вещь проклятие проклятое место пророчества путешествие расселение народов расчленения рисунки на теле розуэлл самолеты в древности сборник иллюстраций сверхчувства животных сверхчувства, сверхвозможности случайности и закономерности снежный человек старые карты тайны истории тайны открытий телекинез телепатия теория уфологии трансмутация тунгусский метеорит Урочище Икс физика хроники АЯ хронология Ч.Форт, фортеанство Чертово кладбище чупакабрас шаровая молния шумный дом

UFORUM

 

Уфологический форум. Аномальные явления, уфология, непознанное.
Общий форум сайта

Анкеты очевидцев
Если Вы наблюдали НЛО, неизвестное животное или другое аномальное явление, расскажите об этом здесь.
Анкета очевидца НЛО
Анкета очевидца АЯ
Анкета очевидца неизвестного животного
Анкета очевидца АЯ в космосе

 

- Главная - Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -