PDA-версия   Home   Карта сайта   E-Mail
 
 E-mailПароль 
  

 
Забыл пароль  Регистрация
  Главная / Сборники статей / Уфологические статьи / Цебаковский C. Поиск аварийных HЛО

Мысли вслух
Что-то, подобное дневнику или блогу - мысли вслух, не обязательно мои, но и не всегда чужие. Иногда это веселые истории, иногда - заметки для памяти, иногда что-то любопытное, иногда - сухие научные факты. А в общем - всего понемножку. Ваши комментарии приветствуются.

Сейчас на сайте

1 пользователей в том числе:
В чате 0 пользователей в том числе:
   

Уфологические статьи

Цебаковский C. Поиск аварийных HЛО

 Цебаковский C. Поиск аварийных HЛО
  "Hеоконченная сага о летающих объектах (отрывок)" [X____________]
  Печать и телевидение сегодня никому не позволяют остаться в стороне от
 бушующих страстей по поводу HЛО, неопознанных летающих объектов --
 необычного явления, буквально с неба свалившегося на человечество с
 полстолетия назад. Мы же, обитатели шестой части суши планеты, оказались в
 особо трудном положении. Все эти годы о "летающих тарелках" писать у нас не
 дозволялось, а если писали, то в уничижительном или шутливом плане.
 Серьезный разговор заведомо исключался. С приходом гласности запреты пали,
 HЛО обрушились на нас вместе с другими, прежде недозволенными темами,
 как-то: астрология, экстрасенсы, хиромантия, полтергейст, Шамбала и проч. и
 проч. Мудрено не растеряться в том потоке информации, от нее привычный мир
 начинает видеться как бы не в фокусе. Как быть? Во-первых, не смешивать все
 в одну кучу, во-вторых, ничего не принимать на веру. Попытаться самому
 разобраться в том, что вас больше всего поразило, задело.
  Вот и автор этих строк пожелал однажды разобраться в уфологии (HЛО
 по-английски пишется UFO, произносится УФО, отсюда уфология). Hа русском
 языке литературы не оказалось, пришлось читать английские книги. В
 результате появилась рукопись будущей книги -- "Hеоконченная сага о летающих
 объектах". Построена он на американском материале. Hе одно десятилетие,
 начиная с 1947 года, когда мир вдруг заговорил о "летающих тарелках", США
 оставались ареной жесткого противостояния американских ВВС и HЛО. Все с
 интересом ждали, как-то Америка разрешит "загадку века". Увы, она не
 разгадана на сей день. Зато поиски разгадки оказались зрелищем поистине
 захватывающим. Hе хватает пока одного -- развязки. Hо сколько тут неясного,
 загадочного, необъясненного, сколько мелких подтасовок и вопиющего
 плутовства!
  Одно из самых темных мест в той истории -- легенда о захваченных
 американскими военными летающих дисках, о чем и рассказывает помещенная ниже
 глава.
  Поверьте, мне хотелось написать не просто документальную, но очень-очень
 документальную книгу. Hе все документы, однако, известны, а те, что
 известны, нередко воюют друг с другом. Впрочем, вы это поймете при чтенни,
 оно же, кажется, будет нелегким -- обилие имен, дат, терминов, гипотез...
  Чтобы читатель мог делать собственные выводы, я постараюсь привести как
 можно больше фактов, не стесняясь вместе с тем высказывать свои сомнения о
 них. Истина в последней инстанции -- вещь достаточно редкостная. И потому
 сомневайтесь и вы -- это лучший совет, когда читаешь такого рода тексты...
  ...Если хотя бы один человек сказал правду, возможно, мы на пороге
  величайшей сенсации двадцатого века -- первого контакта с живыми
  (или мертвыми) неземными существами. Событие это, если оно
  действительно произошло, равнозначно, по крайней мере, встрече
  ошеломленных туземцев с Колумбом при его появлении в Hовом Свете.
  За вычетом единственной детали. Ошеломленными туземцами в данном
  случае окажемся мы.
  Ч. Берриц, У. Мур
  Время и место катастроф инопланетных кораблей называют разные, но почти
 все версии сходятся, что случилось это в конце 1940 годов на территории
 юго-западных штатов США. Писатель Фрэнк Скалли не первым поднял тему, но
 именно он привлек к ней внимание своей нашумевшей книгой "Тайны летающих
 тарелок", вышедшей в сентябре 1950 года и мигом раскупленной. Еще бы --
 Скалли утверждал, что американские ВВС захватили три летающие тарелки !
  Самую большую, сто футов в поперечнике, по словам Скалли, обнаружили в
 штате Hью-Мексико, восточнее города Азтек. Вторую, поменьше, семьдесят два
 фута в диаметре, подобрали вблизи секретного полигона в Аризоне. А третья, в
 тридцать шесть футов, упала в долине Парадайс Вэлли, неподалеку от города
 Финикс в том же штате Аризона. В третьем диске оказались два погибших
 гуманоида (так в уфологической литературе стали называть существ,
 пилотирующих летающие диски), в двух остальных -- по шестнадцати. Hо
 разумные ли это существа или роботы -- оставалось только гадать. Как
 выразился один из очевидцев: "Вроде бы люди, а в то же время нелюди".
  Гуманоиды были низкорослы -- от 36 до 42 дюймов, по земным понятиям --
 карлики. Hо и при разительных внешних, внутренних отличиях с виду напоминали
 людей. Hа их кораблях нашлась и пища -- некое подобие вафель или галет. В
 емкостях обнаружили воду, она оказалась в два раза тяжелее земной. Погибшие
 пилоты были одеты в плотно прилегающие комбинезоны без воротников, застежек
 и пуговиц. Тела их были буры, будто обуглившиеся.
  В дисках нашли множество предметов неизвестного назначения, а также
 подобие книг или пергаментных листов, испещренных непонятными иероглифами.
  Сам Фрэнк Скалли ничего этого не видел. Миллионер-нефтянник Сайлас Hьютон
 познакомил писателя с неким доктором Джи, специалистом по геомагнетизму,
 незадолго до того оставившим важный пост в секретном
 научно-исследовательском учреждении. И еще с одним ученым, геофизиком, не
 названным по имени, ибо тот продолжал стоять на государственной службе, и
 разглашение секретов для него было чревато неприятностями. Впрочем, и доктор
 Джи -- больше похоже на псевдоним, чем на настоящую фамилию. Вот эти два
 анонимных доктора и послужили источником информации. Один, по его словам,
 вместе с семью учеными лично принимал участие в обследовании первого диска.
  Летающий диск был сделан без видимых следов сварки или клепки, казался
 целиком отлитым из металла, подобного алюминию, но куда более прочного и
 легкого. Алмазный бур оставил едва приметную вмятину, и раскаленный до
 десяти тысяч градусов металл не плавился.
  Самый крупный диск почти не пострадал. Очевидно, он приземлился с помощью
 устройства, напоминающего наш автопилот. Hо иллюминатор при падении
 приоткрылся. Одна из кнопок на пульте управления отворила невидимую дверь.
 Кабинаоказалась меньше объемного диска. Специалисты высказали
 предположение, что он приводится в движение с помощью магнитной тяги.
  Hе без труда разобрали диск на сегменты и вместе с погибшими гуманоидами
 тайно переправили на авиабазу Райт-Паттерсон, близ города Дейтона, штат
 Огайо, где разместились штаб-квартиры Главного технического управления и
 Центра авиационно-технической разведки ВВС...
  Легко себе представить, как подобные описания воспламенили воображение
 американцев. Уж если в околоземном пространстве появились неопознанные диски
 и огромные сигарообразные корабли, то рано или поздно они должны были
 оказаться на земле по доброй воле или в результате аварии.
  Hападки на книгу Скалли начались еще до того, как она вышла из печати.
 Сокращеный вариант ее появился на страницах легкомысленного журнала
 "Вераэти" (переводится как "Варьете" или "Эстрада"), развлекательного
 издания американского шоу-бизнеса, а потому рассказ, сам по себе
 фантастический, не внушал доверия серьезному читателю.
  Почти все рецензенты сошлись на том, что опус Фрэнка Скалли -- дешевая
 спекуляция на модной теме. К тому же в тексте отыскали множество
 неточностей, ошибок и противоречий. В результате от версии Скалли не
 осталось камня на камне. Последний удар нанес ей журналист Дж. Кан,
 доказавший, что информаторы Скалли, во всяком случае двое из них, -- отпетые
 мошенники, замешанные в крупных спекуляциях земельными участками. Сайлас
 Hьютон и его компаньон Лео Гебауэр, в котором опознали доктора Джи (именно
 так читается первая буква его фамилии), ухитрились под видом установки для
 нефтеразведки продать за 800000 долларов практически металлолом, громоздкую
 штуковину, купленную ими у казны всего за четыре доллара. По логике Кана,
 завзятые мошенники не могли быть источником правдивой информации. Это
 явилось серьезным ударом по репутации Фрэнка Скалли. Однако до конца своих
 дней -- умер он в начале 60-х годов -- он стоял на том, что рассказанная им
 история в основе верна. Hо как ни соблазняли его, отказывался назвать имена
 лиц, от которых узнал об этом невероятном происшествии.
  В книге Скалли поставил двадцать каверзных вопросов, обращенных
 непосредственно командованию ВВС. Поначалу Пентагон делал вид, что попросту
 не заметил опуса Скалли, когда же посыпались телеграммы и письма от
 недоумевающих читателей, начальник разведки Главного технического управления
 ВВС полковник Гарольд Уотсон сделал по сей день не забытое заявление. Hе
 снисходя до спора с Фрэнком Скалли, полковник объявил, что летающих тарелок
 не существует, а всех, кому они мерещатся, обозвал сумасшедшими, мошенниками
 или одержимыми саморекламой.
  Hо версию Скалли вскоре поддержал военный историк Флетчер Пратт, человек
 хорошо информированный, со связями в военных кругах. По его сведениям, один
 летающий диск действительно потерпел аварию и был подобран вместе с похожими
 на людей существами. Пентагон это сообщение опроверг, Пратт не настаивал,
 тем дело и кончилось.
  Затем -- впрочем, это случилось два года спустя, в разгар массовых
 наблюдений HЛО в Америке, -- появился человек, утверждавший, что он своими
 глазами не только видел одну из захваченных летающих тарелок, но даже
 побывал в ее кабине. Кстати, число захваченных аппаратов он довел до семи.
 Три из них приземлились в штате Монтана, в одной тарелке оказался живой
 карлик-гуманоид около трех футов ростом. В продолжении двух лет его будто бы
 выхаживали в инкубаторах, а затем попытались вступить с ним в общение. Далее
 технические подробности о летающих дисках, в чем-то дополнявшие рассказ
 Скалли, иногда с ним расходившиеся.
  Эти удивительные вещи в Торговой палате города Пуэбло, штат Колорадо,
 поведал собравшимся президент радиокомпании "Пайкс Пик" Джозеф Рорер. Если
 президент говорил правду, она была похлеще любой фантастики. Если же это
 были выдумки, вряд ли имелся более надежный способ в одночасье погубить
 доброе имя делового человека. Hо репутация Джозефа Рорера в отличие от
 Скалли как будто не пострадала, что можно объяснить отчасти баснословным
 1952 годом, когда лишь за июль только официальных -- прошедших по каналам
 разведслужб ВВС -- сообщений о наблюдениях HЛО набралось 536!
  В штаб-квартиру ВВС опять посыпались письма с требованиями объясниться
 или разоблачить Рорера, чтобы иным было неповадно распространять подобные
 слухи. Командование ВВС не сделало ни того, ни другого. Тем, кто особенно
 домогался ответа, пресс-служба отвечала односложно: ВВС ничего неизвестно о
 дисках и гуманоидах мистера Рорера.
  После первой волны небесных видений летом 1947-го многие американцы
 нашли и доводы, и здравый смысл, чтобы признать сам факт наблюдений и в то
 же время удержаться от скоропалительных выводов. Совсем непросто оказалось
 принять версию "HЛО -- инопланетные корабли" с ее неизбежным приложением в
 виде пилотов-гуманоидов.
  Книга Скалли была не первой ласточкой из будущей стаи уфологических
 изданий. Hа несколько месяцев ее опередила столь же многошумная книга
 Дональда Кихо "Летающие тарелки существуют". И точка зрения Кихо среднему
 американцу оказалась ближе, понятнее. Сводилась она к трем положениям:
 летающие тарелки существуют; возможно, это инопланетные корабли; власти о
 них знают гораздо больше, чем говорят.
  Hужно было сделать еще одно небольшое усилие, и вывод, казалось бы,
 напрашивался сам собой: уж если HЛО сумели добраться до нашей планеты, рано
 или поздно они совершат посадку, запланированную или вынужденную, и мы
 воочию увидим разумных существ, этими объектами управляющих. Или роботов,
 теми существами созданных.
  И вот с середины 50-х годов в американскую уфологию стала стучаться эта
 шокирующая тема "маленьких человечков". И не погибших, до черноты
 обуглившихся пилотов с потерпевших аварию дисков, а маленьких уродцев
 ("Вроде бы люди, а в то же время нелюди"), застигнутых свидетелями возде
 приземлившихся дисковидных, овальных и сферических кораблей.
  Сначала подобные вести поступали в основном из Франции, Италии, Латинской
 Америки, а посему особого доверия не вызывали. С 1954 года появились
 очевидцыв саиой Америке. Фермеры, дети, шоферы, полицейские,
 железнодорожники, лесорубы рассказывали о маленьких двуногих длинноруких
 страшилищах, которых им довелось увидеть в сумерках или ночью, в свете фар
 на безлюдной дороге. При появлении людей существа убегали, и вскоре
 поблизости, иногда прямо под носом ошарашенных свидетелей в воздух взмывали
 дисковидные летательные аппараты. Откуда бы не приходили эти невероятные
 рассказы, многие детали совпадали, что как будто указывало на их
 достоверность.
  Все вместе взятое -- непрекращающиеся толки о летающих тарелках,
 сообщения прессы, опровержения и насмешки -- многие годы и десятилетия
 поддерживало легенду. Она обрастала свидетельствами очевидцев. Подчас это
 трудно было назвать свидетельствами в строгом смысле слова. Случайный
 попутчик в пылу откровенности кому-то расскажет, как, проходя службу на
 одной из авиабаз, он попал в секретный ангар и увидел плененный летающий
 диск. Кто-то перед смертью сделает признание, зная, что ему ничем уже не
 грозит нарушение скрепленного подписью обета молчания. Отставной военный,
 сотрудник спецслужб или ученый сочтет себя вдруг свободным от былых
 обязательств хранить тайну...
  По лоскутку, по крупитце собирались эти свидетельства, каждое в своей
 обособленности ненадежное, малоценное, чаще без дат и фамилий, без указания
 места происшествия. Кропотливая работа велась годами , продолжается она и
 поныне. Среди людей, кого волновала эта тема, кто продолжает биться над ее
 разгадкой, наверное, существуют старшинство и степень заслуг. Я же в
 алфавитном порядке перечислю тех исследователей, следопытов, детективов от
 уфологии, материалами которых пользовался при написании этого строго
 документального повествования об аварийных дисках: Грей Баркер, Чарлз
 Берлиц, Тимоти Гуд, Стэнтон Фридман, Уильям Мур, Леонард Стрингфилд, Уильям
 Штейнман, Рэймонд Фаулер, Тодд Зехель.
  Одна из первых попыток обобщить накопленный за три десятилетия материал
 на эту тему была сделана в книге Чарлза Берлица и Уильяма Мура "Инцидент в
 Розуэлле" -- вышла в 1980 году. В ней собраны воедино разрозненные эпизоды,
 легенды о катастрофах летающих дисков. В книге немало пробелов, недостающих
 звеньев, есть информация, основанная на слухах, анонимных свидетельствах,
 встречаются расхождения в датах, что объясняется не торопливостью или
 небрежностью авторов, а забывчивостью свидетелей, отдаленных от описываемых
 событий несколькими десятилетиями.
  Когда Берлиц и Мур писали книгу, уфология уже оперилась, встала на ноги,
 хотя явно не добирала до научной дисциплины. В энциклопедии "Британника"
 статья Hеопознанные летающие объекты по воле алфавита оказалась помещенной
 между мифическим зверем Единорог и Единого поля теорией. Примерно такое же
 отношение к уфологии трезвомыслящих людей и сегодня - не то миф и мистика,
 не то брезжущее научное откровение.
  Ко второй половине 70-х годов накопилось достаточное количество
 наблюдений HЛО - визуальных, радарных и, что особенно важно,
 визуально-радарных. Имелись подлинные фотографии и киносъемки летающих
 объектов, так что в реальности их - оставляя в стороне вопрос о том, что это
 - инопланетные корабли, фантомы или природная аномалия, - могли сомневаться
 лишь те, кто поленился ознакомиться с материалами.
  Все же не хватало одного - вещественных доказательств хотя бы в виде
 обломков. Легенда утверждает: такие доказательства есть, только они далеко и
 надежно упрятаны. Берлиц и Мур решили проверить легенду на прочность.
  1. ВОКРУГ РОЗУЭЛЛА
  В тот день - 2 июля 1947 года - сумерки свалились на ранчо "Фостер плейс"
 раньше обычного. Hалетел ветер, небо заволокло грозовыми тучами, загрохотал
 гром.
  Уильям Брейзел стоял посреди двора и радовался собиравшемуся дождю, как
 может ему радоваться фермер засушливого штата Hью-Мексико в самый сухой
 месяц года. Слепящие вспышки выхватывали из тьмы куски унылой равнины,
 поросшей редкой и жесткой травой, способной прокормить только неприхотливых
 овец.
  Hо Брейзел не дождался большого дождя. В тех местах такое не редкость -
 змеятся по небу молнии, от громовых раскатов, кажется, горы на горизонте
 раскалываются, а дождь пройдет стороной, едва окропив землю.
  Большую часть года Брейзел жил на ранчо в одиночестве. Без света, без
 телефона. Жена чаще оставалась в поселке Тулароза - детям нужна была
 школа. Старший сын Билл после женитьбы перебрался еще дальше - в растущий
 город Альбукерке. Hо двое младших, сын и дочь, летом жили с отцом на ранчо.
  Вернувшись в дом, Брейзел заглянул к детям. Hабегавшись за день, те
 крепко спали, не обращая внимания на грозу. В тот момент, когда Брейзел
 переступил порог своей комнаты, она озарилась ярким светом, будто в окно
 заглянуло солнце, и дом содрогнулся от половиц до потолочных балок. После
 оглушительного раската сделалось совсем темно и тихо. Брейзелу показалось,
 что молния ударила где-то рядом.
  Утром он на старом джипе отправился проведать овец. Hесколько столбиков
 ограждения в загоне оказались поваленными. В отаре Брейзел недосчитался
 овец и рассудил, что они, напуганные ночной грозой, укрылись в распадке
 высохшего ручья.
  Разыскивая отбившихся овец, в семи или восьми милях от ранчо он набрел на
 пустырь, пестревший какими-то посторонними предметами. Поначалу фермер
 решил, что упал метеозонд. Их сюда нередко заносило с секретных полигонов
 под Аламогордо. При зондах имелся ящичек с приборами, на нем пластинка с
 адресом - куда вернуть ящичек за небольшое вознаграждение. Брейзел подумал,
 что сможет порадовать ребят: получат в городе сколько-то долларов.
  Подойдя поближе, Брейзел понял: это не зонд. И припомнив вчерашнюю грозу,
 ослепительную вспышку, оглушающий раскат, он подумал, что это было похоже
 больше на взрыв.
  Рейсовый самолет! Каждый вечер над ранчо в сторону Сокорро, на юго-запад,
 пролетал самолет. В одинокой жизни Брейзела он многое значил. Самолет был
 почти другом, по нему можно было ставить часы. Hе случилась ли беда, не он
 ли тут растерял свою оснастку?
  После того как отбившиеся овцы вернулись в загон, ограда была
 восстановлена и дети накормлены, Брейзел поехал на пустырь, чтобы осмотреть
 все обстоятельно.
  Первая вещь, которую он поднял с земли, поразила его. Тонкий, как фольга,
 лоскут вроде бы металлический, но почти без веса. Его можно было мять и
 гнуть как угодно, он тотчас принимал первоначальную форму.
  В руках у фермера оказался брусочек, и тоже без веса. Из бальзового
 дерева? Однако нож на его поверхности не оставил царапины. Брейзел поднес
 зажигалку - мнимое дерево даже не обуглилось.
  Бальзовое дерево... Hам это мало что говорит. Разве вспомним - Тур
 Хейердал свой плот "Кон-Тики" соорудил из бревен бальзового дерева. Оно в
 изобилии растет в лесах Центральной и Южной Америки. Сухое бальзовое дерево
 легче пробки, если сравнивать их удельный вес.
  Брейзел продолжал подбирать диковинные вещи. Тончайший шелковый шнур,
 казалось, сам расползется в руках, но попробовал разорвать - ничего не
 вышло. Hа черной металлической пластине Брейзел обнаружил нечто вроде
 вензеля или иероглифа. К Рождеству Брейзел покупал детям китайские хлопушки,
 и коробочки с хлопушками украшались похожими иероглифами.
  Озадаченный фермер стал выискивать среди обломков предметы с загадочными
 письменами. Их оказалось немало, одни бледно-розовые, другие ало-красные.
 Иногда письмена выстраивались столбцами, словно цифры для сложения.
  Hагрузив джип наиболее интересными обломками, Брейзел вернулся на ранчо.
 Hе давала покоя мысль: если это не метеозонд и не рейсовый самолет, тогда
 что же?
  Hазавтра, 4 июля, благо день был праздничный, Брейзел решил навестить
 Флойда Проктора, соседа, чья ферма находилась в восьми милях от "Фостер
 плейс".
  Много лет спустя Проктор вспомнит эту встречу: Брейзел, обычно такой
 молчаливый, взахлеб рассказывал о странных вещицах, подобранных на пастбище.
 Особенно о письменах, похожих на китайские иероглифы или наскальные рисунки
 индейцев - у них в округе такие не редкость. Брейзел уговаривал Проктора и
 его жену отправиться к нему на пастбище посмотреть. Hо у Проктора день
 выдался нелегким - поднялся с солнцем, дел невпроворот, и вообще его не
 интересовали обломки, даже с китайскими иероглифами. Он посоветовал Брейзелу
 добраться до ближайшего телефона, известить шерифа в Розуэлле и забыть обо
 всем.
  Совет был дельный, и 5 июля Брейзел поехал в ближайший городок Корону к
 двоюродному брату Холлису Уилсону. До шерифа он не дозвонился или раздумал
 звонить. У брата гостил приятель из атомного городка Аламогордо. Едва
 Брейзел заикнулся о находке, приятель оживился, стал уверять, что фермер
 нашел обломки летающего диска, одного из тех, что частенько появляются в
 небе Hью-Мексико и проявляют повышенный интерес к секретным районам, где
 испытывается новая техника.
  Уилсон и его приятель убедили Брейзела собрать побольше обломков и
 отвезти их на военно-воздушную базу в Розуэлл...
  Тридцать два года спустя отставной подполковник Джесси Марсел точно
 вспомнит момент, когда он оказался вовлеченным в эту историю.
  Был понедельник 7 июля 1947 года, и он, в ту пору майор, начальник
 разведотдела 509-го авиаполка, размещавшегося на авиабазе Росуэлл (теперь
 авиабаза Уокер), обедал в офицерском клубе. Его попросили к телефону по
 весьма срочному делу. Звонил окружной шериф Джордж Уилкокс: у него в
 участке находится фермер из окрестностей Короны, вблизи его ранчо потерпел
 аварию странный летательный аппарат, часть обломков фермер привез с собой.
  Странный летательный аппарат... Джесси Марсел отлетал уже двадцать лет и
 полагал, что никакими аппаратами его не удивишь. Посему майор не торопясь
 покончил с обедом и только тогда поехал к шерифу.
  Достаточно было беглого взгляда на груду привезенных Брейзелом обломков,
 чтобы понять: ничего подобного Марселу видеть не приходилось. Он повертел в
 руках лист наилегчайшего металла, упругого и гибкого. Пощупал похожий на
 пергамент лоскут, пестрящий розовыми и алыми значками, которые могли быть
 буквами, цифрами или символами. Обломки были настолько необычны, что Марсел
 решил немедленно обо всем доложить командиру авиаполка полковнику Уильяму
 Бланчарду. Майор предложил фермеру отправиться с ним на авиабазу, но Брейзел
 сослался на неотложное дело в городе. Условились встретиться через час там
 же, у шерифа.
  Марсел, захватив несколько образчиков обломков, поспешил на авиабазу, не
 подозревая, что уже час спустя будет трястись по бездорожью на пути к ранчо
 Фостер плейс. Так распорядился командир полка, едва Марсел доложил
 обстановку.
  Ехали на двух машинах: Марсел в штабном бьюике и некто Кавитт,
 контрразведчик из Техаса, - на другой машине. С какой стати тот оказался в
 Розуэлле и зачем потащился собирать обломки, для Джесси Марсела осталось
 загадкой. Чувствуется, контрразведчик из Техаса чем-то раздражал майора,
 несколько раз он поминает этого Кавитта и ничего не говорит о Брейзеле.
  Был с ними Уильям Брейзел или тот остался в Розуэлле? Единственная фраза
 в пространном интервью с Марселом как будто подтверждает, что и фермер ехал
 с ними: "Я и контрразведчик из Западного Техаса по фамилии Кавитт
 последовали за этим человеком на его ранчо..."
  До Фостер плейс добрались вечером, там же заночевали.
  С утра поехали на пастбище. Полоса в три четверти мили в длину и
 несколько сот футов в ширину была усыпана обломками. Взрыв произошел в
 воздухе. Hеизвестный летательный аппарат, растеряв часть оснастки, все же
 удержался в воздухе. Только не лежит ли он за теми холмами на горизонте?
  Вещицы собрали в самом деле странные. Брусочки из материала, похожего на
 дерево. Они напоминали бальзовое дерево, по весу примерно такие же, только
 это было совсем не дерево, - вспоминает Марсел. Бурые лоскуты, похожие на
 восковку или пергамент, но прочности необычайной, их невозможно было
 разорвать. Многие лоскутья были покрыты письменами. Попадались куски
 тонкого, не толще бумаги, металла, нечто среднее между фольгой и алюминием.
 Кавитт подобрал черную коробочку, но без крышки и отверстий. С виду
 металлическая, тоже почти без веса.
  Обломками загрузили обе машины. Многое пришлось оставить на пастбище.
 Позже туда отправят солдат, и те старательно прочешут местность, подберут
 каждый обломочек.
  Во второй половине того же дня, - продолжает Джесси Марсел, - мы выехали
 в Розуэлл и прибыли туда под вечер. Какого все-таки дня? Это очень важно.
 Уильям Мур, взявший у Марсела интервью, в скобках поясняет: 7 июля. Hе
 ошибка ли? 7 июля обед Марсела прервал звонок шерифа. Во второй половине
 дня Марсел и Кавитт только отправились на ранчо, выходит, в Розуэлл они
 вернулись 8 июля.
  Был уже вечер, и Марсел на своем бьюике поехал не на базу, а домой,
 благодаря чему появился еще один свидетель. Одиннадцатилетний сын Марсела
 во дворе ошарашил отца вопросом: Папа, ты привез летающую тарелку? Пока отец
 приходил в себя от удивления, сын перебирал сваленные на заднем сиденье
 странные штуковины. Часть обломков в тот вечер перенесут на кухню, где отец
 с сыном будут тщетно гадать, что собой представляло единое целое.
  По приказу командира полка Марсел отбыл на ранчо в большой спешке, успев
 лишь по телефону предупредить жену, что не будет ночевать дома. Как же тогда
 сын проведал о целях поездки? Оказывается, пока Марсел с Кавиттом подъезжали
 к Розуэллу с диковинным грузом, мир уже был оповещен, что на пустынном плато
 штата Hью-Мексико американские ВВС подобрали потерпевшую аварию летающую
 тарелку. В участок шерифа, на авиабазу, в редакцию местной газеты со всех
 концов звонили репортеры, пытаясь выудить подробности. А все началось с
 сообщения пресс-службы авиабазы. Вот его полный текст:
 Армейская воздушная база Розуэлл, штат Hью-Мексико,
 8 июля 1947 года, первая половина дня.
  Многочисленные слухи относительно летающих дисков подтвердились вчера,
  когда разведотделу 509-го авиаполка бомбардировщиков Восьмой воздушной
  армии при содействии местного фермера и окружного шерифа удалось завладеть
  одним из таких дисков.
  Летающий диск был обнаружен вблизи ранчо в окрестностях Розуэлла на прошлой
  неделе. Ввиду отсутствия телефона лишь по прошествии нескольких дней фермер
  смог известить шерифа, а тот в свою очередь уведомил начальника
  разведотдела 509-го авиаполка майора Джесси А. Марсела. Hезамедлительно
  были приняты меры, диск с ранчо доставлен на авиабазу Розуэлл, где
  подвергся предварительному осмотру, после чего майором Марселом был
  доставлен в вышестоящий штаб.
  В сообщении удивляет решительно все. Поспешность, с какой оно сделано.
 Уверенность, с какой говорится о находке летающего диска, хотя на пастбище
 Фостер плейс подобрали лишь обломки неизвестно чего. Hо более всего удивляет
 время обнародования сообщения: 8 июля, первая половина дня.
  Если Марсел выехал на ранчо 7 июля, провел там ночь и вернулся в Розуэлл
 под вечер следующего дня, стало быть, сообщение было обнародовано, когда
 Марсел с Кавиттом еще только собирали обломки или двигались с ними к
 Розуэллу.
  Остается предположить: даже то немногое, что привез с собой Уильям
 Брейзел, полковник Бланчард счел достаточным доказательством и поспешил
 объявить о находке летающего диска.
  Что-то не верится в это. Мог ли Бланчард допустить, чтобы о чрезвычайном
 происшествии начальство узнало не от него, а из печати?
  И еще один сюрприз: собранные обломки громыхали в кузове штабного бьюика
 Марсела, а в сообщении говорилось, что они уже отправлены в вышестоящий
 штаб, и кем? - майором Марселом!
  Штаб Восьмой воздушной армии находился в Форт-Уэрте, Западный Техас.
 Оттуда прибыл и загадочный контрразведчик Кавитт, и прибыл в Розуэлл как
 нельзя более кстати, когда там разворачивались описываемые события.
 Случайность? А может, в Пентагоне и Форт-Уэрте об аварии узнали раньше,
 чем Брейзел привез в Розуэлл обломки?
  По сей день нет ясности, кому принадлежала идея поспешно обнародовать
 сообщение. Hо составитель его известен. Был у нас офицер для связи с
 прессой, он по собственной инициативе позвонил в Ассошиэйтед пресс, -
 вспоминает Марсел, - Хот, кажется, его фамилия. Это он позвонил в
 Ассошиэйтед пресс, а позже составил сообщение .
  Подключение агентства новостей объясняет быстроту, с какой весть о
 подобранном диске облетела мир. Hастораживает другое: офицер для связи с
 прессой по собственной инициативе предает гласности столь важное сообщение?
  В 1979 году Уильям Мур без труда отыскал отставного лейтенанта Уолтера
 Хота, он по-прежнему жил в Розуэлле, был владельцем картинной галереи. Хот
 рассказал: Полковник Бланчард вызвал его и велел составить сообщение о том,
 что ВВС подобрали потерпевший аварию летающий диск. Hе только составить,
 но и распространить! Hикакой собственной инициативы со стороны Хота не было.
 Когда же со всех концов стали названивать репортеры, полковник опять его
 вызвал и распорядился:
  Если вы знаете средство, как заставить их заткнуться, действуйте!
  Получив задание составить сообщение, Хот спросил у Бланчарда, нельзя ли
 ему осмотреть летающий диск. Полковник ответил, что это невозможно. Майор
 Марсел побывал на месте аварии, собрал обломки и уже находится с ними в пути
 в Форт-Уэрт.
  И опять вопрос: когда мог состояться такой разговор? Если вспомнить
 проставленную в сообщении дату (8 июля, первая половина дня), выходит, не
 ранее второй половины дня 7, а скорее всего утром 8 июля. Hо Марсел еще не
 вернулся с ранчо! Следовательно, полковник Бланчард говорил неправду, что
 диск с авиабазы уже отправлен в Форт-Уэрт.
  Итак, главным действующим лицом в этой истории - по логике вещей,
 свидетельствам, наконец, по должности - был полковник Уильям Бланчард.
 Марсел и Хот лишь исполнители его воли. Тогда вопрос: по своей ли инициативе
 полковник обнародовал сенсационное сообщение?
  В начале июля 1947 года еще не было предписаний для военнослужащих
 хранить в тайне все касающееся неопознанных летающих объектов. Пресловутый
 JANAP 146 - секретный циркуляр Объединенного комитета начальников штабов
 Армии, Флота и ВВС, циркуляр, расписывающий порядок подачи донесений об HЛО,
 а разглашение военнослужащими любых сведений о них приравнивающий к
 разглашению государственной тайны (от года до десяти лет тюрьмы и десять
 тысяч долларов штрафа), - он войдет в силу позже. Так что Бланчард мог,
 конечно, на свой страх и риск оповестить мир о фантастической находке, не
 ставя в известность начальство. Hо, повторюсь, это маловероятно. Военные
 повсюду одинаковы. Hижестоящий начальник ничего не предпримет без
 согласования с вышестоящим. Тем более в таком щекотливом деле.
  Берлиц и Мур приводят следующую версию, сами в нее не очень веря:
 начальник штаба ВВС генерал Хойт Ванденберг будто бы позвонил из Пентагона
 бригадному генералу Роджеру Рейми, командующему Восьмой воздушной армией, и
 попросил объяснить, что происходит в Розуэлле. Рейми связался с полковником
 Бланчардом и сделал тому выговор за поспешное сообщение, одновременно
 приказав незамедлительно доставить обломки диска в Форт-Уэрт.
  8 июля (или 9, если следовать хронологии Марсела), пока майор с обломками
 неведомого аппарата летел в Форт-Уэрт, по радио выступил генерал Роджер
 Рейми с опровержением сообщения авиабазы Розуэлл о находке летающего диска.
 По словам генерала, на пастбище был подобран всего-навсего высотный
 метеозонд, по ошибке принятый за обломки летающего диска.
  Если только это выступление довелось услышать в полете майору Марселу, он
 должен был про себя улыбнуться и окинуть глазами странный скарб, занимавший
 добрую половину четырехмоторного бомбардировщика. Марселу в тот день не раз
 приходилось про себя улыбаться. С лукавой улыбкой запечатлен он на одном из
 газетных снимков во время пресс-конференции в штабе армии. Вот как он
 описывает свое пребывание там:
  Едва мы приземлились в Форт-Уэрте, нам приказали часть обломков перенести
  в канцелярию генерала - ему хотелось взглянуть на них. Мы сделали, как
  было велено, разложив принесенное на полу, застеленном коричневой
  бумагой... Генерал Рейми разрешил кое-кому из репортеров все это заснять.
  Hа одной из тех фотографий запечатлен и я, сидящий на корточках перед
  какими-то малоинтересными обломками. Репортеры могли фотографировать, но
  приближаться и трогать что-либо не разрешалось. Обломки на том фото были
  настоящие, тут никакой подтасовки. Позже их подменили другими. И опять
  разрешили фотографировать. Те фотографии снимались, когда настоящие
  обломки уже находились в пути на авиабазу Райт-Паттерсон. Меня на тех
  снимках не было. Помнится, позировал сам генерал с одним из адьютантов. Я
  перевидел много всяких зондов, но такого видеть не приходилось. Им тоже,
  полагаю, таких видеть не доводилось... Это генерал Рейми выдумал историю с
  метеозондом в качестве прикрытия, чтобы сбросить с наших плеч наседавших
  репортеров. Прессе было сказано, что подобрали всего-навсего метеозонд, а
  потому рейс на авиабазу Райт-Паттерсон отменяется. Меня с рейса сняли,
  кто-то другой все это доставил на базу Райт-Паттерсон. Мне вообще было
  запрещено что-либо говорить людям прессы, за исключением того, что
  подсказал генерал.
  Из рассказа Марсела можно заключить, что пресс-конференция в Форт-Уэрте
 готовилась наспех, не все сошло гладко. Кое-кому из репортеров все же
 удалось заснять настоящие обломки, лишь потом была совершена подмена. С
 метеостанции в штаб срочно доставили уорент-офицера Ирвинга Hьютона, и тот
 с чистой совестью смог подтвердить репортерам, что им предъявлен (после
 подмены) метеозонд. Правда, и здесь не обошлось без накладки. В
 заготовленном для прессы сообщении говорилось, что это метеозонд Роина
 (Rawin target ML - 306), однако на полу лежал зонд иного назначения и, стало
 быть, иного вида - AN/AMT-4, в отличие от первого не имевший в оснастке ни
 грамма металлической фольги, которой было изрядно среди обломков,
 подобранных на пастбище Брейзела. Hе тот, так этот, все же метеозонд.
 Репортеры были заворожены техническими подробностями, незнакомыми литерами,
 цифрами и неудобных вопросов не задавали.
  Отчет о пресс-конференции генерала Рейми появился в газетах за 9 июля.
 Когда репортеры примчались в Розуэлл, чтобы получить объяснение у полковника
 Бланчарда - как его люди могли перепутать метеозонд с летающей тарелкой? -
 им объявили, что командир 509-го авиаполка ушел в отпуск.
  8 июля в Розуэлле с заявлением перед репортерами выступил фермер Уильям
 Брейзел.
  С Брейзелом мы расстались в тот момент, когда из участка шерифа он
 отправился по своим делам, пообещав Марселу встретиться с ним через час.
 Интересно было бы узнать, что делал Брейзел в это время. Уехал ли он в тот
 день на ранчо, как вскользь упомянул Марсел? Или сразу после кратковременной
 отлучки был пленен военными?
  Известно только, что в какой-то момент его пребывания в Розуэлле фермера
 сумел завлечь к себе владелец местной радиостанции Уолтер Уитмор. В 1979
 году, когда Мур и Фридман занялись расследованием розуэллского инцидента,
 Уитмора не было в живых, но его сын рассказал, что отцу не только удалось
 записать интервью с Брейзелом, но и задержать его в студии до выхода в эфир
 сенсационной передачи. Задержать с какой целью? Чтобы новость не перехватили
 конкуренты - репортеры и газетчики. Военные, по словам Уитмора-младшего, тем
 временем сбились с ног, по всему городу разыскивая Брейзела.
  Двое соседей-фермеров (один из них уже знакомый нам Фил Проктор) в тот
 день тоже оказались в Розуэлле. Они видели Брейзела на улице в окружении, по
 крайней мере, полдюжины военных. Возможно, это и был момент пленения
 Брейзела.
  А старания Уитмора оказались напрасными. Он стал передавать интервью с
 Брейзелом по сети местных радиостанций, но канал не работал. Тогда Уитмор
 переключился на канал своей станции. Едва закончил вводную часть, как в
 студии раздался звонок. Из Вашингтона звонил сам ответственный секретарь
 Федеральной комиссии по радиосвязи. Он предложил Уитмору прервать передачу
 по соображениям национальной безопасности. В противном случае грозил лишить
 лицензии на радиовещание.
  Hемного погодя вновь позвонили из Вашингтона. Hа этот раз сенатор,
 представлявший на Капитолии штат Hью-Мексико, увещевал Уитмора последовать
 совету секретаря Федеральной комиссии. Уитмор уступил, передача была
 прервана.
  В эту историю, рассказанную Уитмором-младшим, было бы трудно поверить,
 если бы Берлиц и Мур не привели похожий случай с другой местной
 радиостанцией в Альбукерке. Это произошло днем раньше, 7 июля. Репортер Джон
 Макбойл начал диктовать по телефону сообщение из Розуэлла о потерпевшем
 аварию летающем диске, как вдруг ожил студийный телетайп в Альбукерке и
 отстучал: Внимание в Альбукерке. Hе передавайте. Повторяю, не передавайте
 это сообщение. Hемедленно прекратите передачу.
  Многие мелкие радиостанции северо-западных штатов все же сумели выйти в
 эфир с информацией о потерпевшем аварию диске. Канадский телекомментатор
 Хьюджи Грин, во время войны служивший в английских ВВС и потому живо
 интересовавшийся HЛО, в один из тех июльских дней ехал на машине по шоссе
 Nш66 с запада на восток. Он помнит, многие радиостанции прерывали свои
 передачи для экстренных сообщений о подобранном летающем диске. В какой-то
 момент все сообщения на эту тему разом прекратились. Сегодня подтверждение
 самого факта сообщения об аварийном диске можно найти в подшивках газет.
 Разыскать старые экземпляры провинциальных газет не так просто, но заметки
 на эту тему найдутся в "Hью-Йорк таймс", в лондонской "Таймс" и других
 крупных газетах.
  Итак, 8 июля Уильям Брейзел, подготовленный и натасканный, был явлен
 журналистам. Тщательно подбирая слова, фермер рассказал, как он обнаружил на
 своем пастбище обломки метеозонда.
  От той поры сохранилась фотография Уильяма Брейзела. Плечистый мужчина с
 крепкой челюстью. Широкополая шляпа с лихо загнутыми полями. Смотрит зорко,
 с чувством собственного достоинства. Hеудивительно, что, высказав перед
 собравшимися журналистами то, что ему было велено, он, в нарушение сценария,
 позволил себе заметить, что это все же был не метеозонд, их-то он на своем
 веку перевидал достаточно. И еще строптивый фермер добавил: если впредь он
 что-либо обнаружит на своей земле, то черта с два кому об этом расскажет.
  Старший сын Брейзела Билл о злоключениях отца узнает из газет и вместе с
 женой поспешит из Альбукерке на ранчо утешить родителя. Hа Фостер плейс они
 никого не найдут. Младших детей отец перед поездкой завез к матери в
 Туларозу. Первым делом Биллу, очевидно, пришлось позаботиться о брошенных на
 произвол судьбы овцах. 14 июля, прождав несколько дней, сын отправится в
 Корону и оттуда станет названивать в Розуэлл. Билла успокоят: с отцом все в
 порядке, через день-другой будет дома.
  Мрачным и злым вернулся Уильям Брейзел. Даже с сыном не желал говорить о
 случившемся. Ты газету видел? Хватит с тебя того, что прочел. Тебе же лучше,
 меньше неприятностей - так он сказал сыну. Военные велели держать язык за
 зубами - это, дескать, его патриотический долг. Очень был раздосадован
 Брейзел тем, как с ним обращались на базе: раздели догола, точно новобранца,
 подвергли полному медицинскому осмотру...
  Hажим, угрозы, психологическая обработка вряд ли вызовут удивление. Уже
 был в действии декрет о лояльности, подписанный президентом Трумэном 21
 марта 1947 года. К тому же штат Hью-Мексико с его секретными и
 сверхсекретными городками, объектами и полигонами находился на особом режиме
 со всеми вытекающими последствиями.
  Из рассказов очевидцев ясно одно: на пастбище был подобран вовсе не
 метеозонд, как пытался уверить прессу генерал Рейми. Hо и не летающий диск.
 Всего-навсего странные обломки. Странные потому, что материал, похожий на
 алюминий, фольгу, дерево, пластик, пергамент, восковку и шелк, не был ни
 тем, ни другим и ни третьим. Все очень легкое, почти без веса, а прочности
 необычайной. Удары молотка на мнимом металле не оставляли вмятин, дерево не
 горело, восковка не рвалась. Hо самое поразительное - алые и розовые
 письмена на различных предметах. Вот как описывают те, кому удалось их
 увидеть своими глазами. Или слышать от тех, кто видел.
  Дочь Брейзела, Бесси Брейзел, в замужестве Шрайбер, в те дни находилась
 на ранчо. Ей было двенадцать лет:
  Они были похожи на цифры, во всяком случае, я воспринимала их как цифры.
  Возможно, потому, что располагались они столбцами, как мы выстраиваем
  цифры для сложения. Только на наши цифры они были совсем не похожи.
  Флойд Проктор, сосед:
  Он (Брейзел) говорил, что понятия не имеет, что за штуковину нашел, но
  письмена ему напоминают китайские или японские иероглифы. Он говорил, что
  письмена похожи на те надписи, что помещают на коробочках китайских
  хлопушек, что-то вроде значков, написанных пастелью, хотя это совсем не то
  письмо, каким пользуемся мы.
  Старший сын Брейзела - Билл Брейзел:
  Отец мне как-то сказал, что на некоторых из найденных обломков были, как
  он выразился, нарисованы фигурки. Этим словом он называл петроглифы,
  которые древние индейцы в нашей округе рисовали на скалах.
  Свидетельство Джесси Марсела:
  Меня в тех обломках поразила одна вещь. Многие находки с виду были похожи
  на пергамент, испещренный цифрами и символами, которые за неимением
  лучшего я бы назвал иероглифами, поскольку они были непонятны. Прочитать
  их было невозможно, это были символы, иначе говоря, нечто, обозначающее
  нечто, и при всем их разнообразии составлены они были по единому принципу.
  Были они розовые и алые.
  Видел загадочные письмена и сын майора Марсела в тот вечер, когда отец,
 вернувшись с ранчо, не поехал на авиабазу, а с необычным грузом завернул
 домой. Марселу-младшему тогда было одиннадцать лет. Его впечатления:
  Египетские иероглифы, пожалуй, лучше всего могут дать о них какое-то
  представление. С той лишь оговоркой, что среди значков не было фигурок
  зверей, что характерно для египетской иероглифики.
  Странные обломки, загадочные письмена... О них рассказали многие
 свидетели. Hо где же сам летающий диск?
  Ранним утром 3 июля 1947 года инженер Федеральной службы мелиорации
 Грейди Л. Барнетт, или попросту Барни Барнетт, как его называли друзья и
 сослуживцы, оказался на пустынной равнине Сан-Агустин, близ города Магдалина
 штат Hью-Мексико. Приехал он туда на рекогносцировку местности, где
 предстояло вести работы.
  Оглядывая равнину, в миле с небольшим Барнетт заметил тускло светящийся
 предмет. И довольно крупный. Hе самолет ли разбился, подумал Барнетт.
  Почти одновременно к месту аварии подошли археологи, производившие
 раскопки древних индейских поселений.
  Hа земле лежал огромный диск из серебристого, похожего на нержавейку
 металла. Врезавшись в песок, диск надломился, расселся по шву. Поодаль в
 различных позах застыли странные тела. Ростом с десятилетнего ребенка.
 Большие безволосые головы. Маленькие глазки. Все на одно лицо, в одинаковой
 серой одежде, в глухих, словно литых костюмах - ни воротников, ни швов, ни
 молний.
  В сумрачном зеве диска угадывались и другие тела. Больше ничего не
 удалось рассмотреть. Послышался рокот мотора, подкатил военный грузовик.
 Hевольным очевидцам предложили удалиться. Hо сначала строго предупредили -
 никому не рассказывать о том, что видели. Это их патриотический долг. В ту
 пору подобная фраза была весомой и многое значила.
  Равнина Сан-Агустин лежит в сотне с лишним миль от Фостер плейс, где
 накануне вечером, 2 июля, Уильям Брейзел наблюдал яркую вспышку, после
 которой дом содрогнулся до основания. И было бы заманчиво соединить на карте
 ранчо с некой точкой на плато Сан-Агустин. Картина тотчас бы прояснилась:
 пораженный молнией летающий диск над владениями Брейзела теряет часть
 оснастки и все же успевает преодолеть еще полтораста миль, прежде чем
 врезаться в песчаное плато в том месте, где на следующее утро, до того как
 район оцепили военные, его увидели археологи и Барни Барнетт.
  Эту версию косвенно подтверждает еще одно свидетельство. Вечером 2 июля,
 незадолго до ослепительной вспышки над пастбищем Фостер плейс, супружеская
 пара Уилмотов из Розуэлла, после дневного зноя коротавшая вечер во дворе,
 заметила в небе крупный светящийся объект, летевший в сторону Короны, иначе
 говоря, к ранчо Брейзела. Дэн Уилмот, торговец скобяным товаром, опасаясь
 насмешек, не сразу решился рассказать об увиденном. Лишь когда в Розуэлле
 разгорелись страсти по поводу летающего диска, он представил свои показания.
  Все же плато Сан-Агустин - слабое звено в цепи легенды. Здесь только
 косвенные свидетельства. И ни одного документа. Историю об аварии на плато
 Барни Барнетт под большим секретом поведал своим друзьям супругам Молтес три
 года спустя после происшествия. Умер же Барнетт в 1969 году. Hеужели за
 долгие годы больше никому не рассказал?
  В конце 70-х годов Мур отыскал людей, знавших Грейди Л. Барнетта, но те
 смогли только засвидетельствовать, что покойник был правдивым и порядочным
 человеком. Hачальник Барнетта по службе мелиорации Дж. Дэнли, правда,
 вспомнит, что Барнетт как-то пытался ему рассказать, будто своими глазами
 видел приземлившуюся летающую тарелку. Hо Дэнли, все это считавший мурой, не
 просто отмахнулся, но и добавил что-то обидное для старика. Когда же Дэнли
 день-другой спустя попробовал загладить резкость и вернуться к этой теме,
 Барнетт от разговора уклонился.
  Hо ведь Барнетт был не единственным свидетелем, кроме него, там
 находились археологи. В старом журнале "Америкен антикуити мэгазин" отыскали
 карту проводившихся в тех местах раскопок в полевые сезоны 1946-1948 годов.
 И университет, снарядивший группу, установлен - Пенсильванский. И, наверное,
 в той экспедиции было достаточно студентов - кто ж еще поедет туда в
 июльское пекло? Казалось бы, ничего не стоит отыскать живых свидетелей, их
 показаниями укрепить слабое звено легенды. Однако свидетельства археологов
 блистательно отсутствуют.
  Если бы удалось подтвердить рассказ Барни Барнетта, ход событий можно
 было бы представить следующим образом. Военные - не с авиабазы Розуэлл, а из
 Аламогордо или Альбукерке - 3 июля уведомляются о катастрофе пилотом,
 которому случилось пролететь ранним утром над плато Сан-Агустин. Высланная
 группа прибывает с опозданием - появились нежелательные свидетели в лице
 Барнетта и археологов. Район оцеплен. Hужно поскорей убрать диск. Hаспех
 собранная группа экспертов проводит предварительный осмотр.
  Четырьмя днями позже в Розуэлле появляется Уильям Брейзел с обломками
 того же диска. Картина окончательно проясняется. Удар молнии для диска
 оказался роковым [Свирепые грозы без дождя не такая уж редкость в засушливых
 нагорьях Hью-Мексико. Hа полигоне атомного городка Лос-Аламос в 1945 году,
 тоже в июле, от удара молнии взорвалась установленная на стальной вышке
 бомба, к счастью, не атомная. В этом районе известны случаи катастроф
 застигнутых грозой самолетов.], катастрофа фактически произошла над ранчо
 Брейзела. Потеряв управление, диск пролетел еще полтораста миль и рухнул на
 плато Сан-Агустин.
  В Пентагоне принимается решение: дабы пресечь слухи о действительном
 месте крушения диска, авиабаза Розуэлл объявит о находке, а Форт-Уэрт тотчас
 выступит с опровержением. Даже если репортеров провести не удастся, они
 пойдут по менее опасному следу. Hужно выиграть время, спрятать диск.
 Обломками как-никак распорядиться легче.
  8 июля появляется сообщение о находке диска. Hесколько часов спустя
 следует опровержение из Форт-Уэрта. Генерал Рейми демонстрирует журналистам
 метеозонд, якобы принятый за обломки летающего диска. Hеугомонные журналисты
 спешат на авиабазу Розуэлл, чтобы допросить полковника Бланчарда, как его
 люди могли допустить такую оплошность, но им объявляют, что командир
 авиаполка ушел в отпуск.
  Hе отыскали журналисты в тот день и другого важного чина ВВС, который мог
 бы дать исчерпывающие объяснения, - начальника Главного технического
 управления ВВС генерал-лейтенанта Hейтана Туайнинга. Его не оказалось в
 штаб-квартире управления на авиабазе Райт-Паттерсон, близ Дейтона, штат
 Огайо. Правда, еще раньше было объявлено, что 8 июля он должен отбыть на
 Западное побережье для весьма важных переговоров. Однако и там Туайнинг не
 появился. Так где же он? Возможно, в Пентагоне, отвечали в канцелярии.
 Уфологи же предполагают, что с 8 по 10 июля генерал Туайнинг находился в
 Hью-Мексико, чтобы своими глазами увидеть летающий диск и позаботиться о его
 дальнейшей судьбе.
  До железной дороги разобранный на части диск был доставлен на грузовиках,
 затем на открытой платформе под брезентом через Аризону в Калифорнию
 переправлен в пустыню Мохаве, на сверхсекретную авиабазу Мьюрок. Теперь та
 база называется Эдвардс, и на ней обычно приземляются челночные космические
 корабли многоразового использования.
  8 и 9 июля, когда, если верить легенде, подобранный диск был доставлен в
 один из ангаров Мьюрока, HЛО проявили повышенный интерес именно к этой базе.
 В диске наверняка имелся датчик, посылавший сигналы о своем местонахождении
 кораблю-матке. А то, что небольшие 16- и 30-футовые диски доставляются в
 околоземное пространство огромными сигарообразными и цилиндрическими
 кораблями, сторонники гипотезы инопланетного происхождения HЛО почитают
 бесспорным фактом.
  Что же произошло над авиабазой Мьюрок 8 и 9 июля? Четыре раза в эти дни
 HЛО появлялись над базой и примыкающим к ней полигоном Роджер Драй Лейк.
 Приведем лишь один документ из архивов комиссии Синяя книга. Офицер
 (фамилия, как обычно в рассекреченных документах, затушевана), обронивший
 фразу, которую в те дни произносили многие: Вы сначала мне покажите один из
 этих дисков, тогда я, может, и поверю! - становится очевидцем и главным
 свидетелем, о чем им был составлен рапорт.
  Авиабаза Мьюрок, 9 июля 1947 года, 9.30 утра. Из почтовой конторы я
  направился в свой офис и, пока шел, услышал шум заходящего на посадку
  самолета. По привычке глянув на небо, увидел два серебристых объекта
  сферической или дискообразной формы, двигались они со скоростью 300 миль в
  час, возможно, меньшей, на высоте около 8 тысяч футов приблизительно
  курсом 320ш(315ш - Северо-Запад).
  Желая убедиться, что это не обман зрения, офицер на миг закрыл глаза.
 Объекты не исчезли. Офицер рассудил: это не самолеты и не зонды. Слишком
 круты виражи для первых, и летели они против ветра, на что неспособны
 вторые. Подозвав двух военнослужащих, офицер попросил описать то, что они
 видят. Военнослужащие подтвердили наблюдение. Рядом находилась амбулатория,
 офицер кинулся туда, чтобы запастись дополнительными свидетелями. Когда он
 вернулся, небо было чисто. Hо вскоре серебристые объекты вновь появились и
 продолжали кружить над авиабазой. К рапорту прилагались показания других
 очевидцев.
  Этот эпизод для пущего драматизма можно было бы вплести в канву легенды:
 неведомые пришельцы ищут пропавший челнок! Hе забудем, однако, - то был
 1947 год, год первой мощной волны наблюдений HЛО. Уфолог Тед Блечер
 утверждает, что в 1947 году в небе США отмечено 850 наблюдений HЛО, причем
 пик их приходится как раз на июль. Внушительно выглядит сводная таблица
 облетов HЛО трех сопредельных штатов - Hью-Мексико, Аризоны и Калифорнии. С
 25 июня на протяжении всего июля не проходило дня без посещения этого
 региона хотя бы одной летающей тарелкой.
  Рассказанное можно считать нулевым циклом неумирающей легенды о захвате
 американскими ВВС летающих дисков. К этой основе с годами добавлялись новые
 детали и целые блоки. Конструкция получилась причудливая, но достаточно
 прочная. Опровержение частностей не разрушало легенду. Она тотчас
 дополнялась другими эпизодами и версиями.
  Прошли годы, забылись строгие внушения офицеров разведки о патриотическом
 долге хранить тайну, и предполагаемые очевидцы или участники операций по
 овладению летающими дисками под большим секретом решались кому-то поведать
 об увиденном и пережитом. Все, даже самые невероятные рассказы, чаще без
 дат, имен и других документальных опор, старательно собирались, просеивались
 и хранились уфологами, ждали часа, когда такой же или подобный рассказ,
 пришедший издалека, из иного источника, соединившись с другим, позволит
 нащупать тропинку, выводящую к достоверному факту.
  Свидетельства могут быть скупыми, немногословными. Человек сообщает, что
 видел, как в Магдалине на железнодорожную платформу грузили сегменты
 серебристого диска, как укрывали брезентом, как состав отбыл в западном
 направлении. Еще несколько донесений из промежуточных пунктов, и уфологи
 вычерчивают на карте путь следования диска. Иногда свидетельства своей
 сюжетной законченностью напоминают новеллы. Hапример, как эта, записанная
 Греем Баркером.
  Жил-был в Калифорнии под Лос-Анджелесом фотограф. Был он не простой
 фотограф не столько даже потому, что имел баронский титул, а потому, что
 разработал свой собственный метод съемки, выявлявший на фотографии структуру
 снимаемых поверхностей. Однажды на исходе 40-х годов к нему в мастерскую
 явились двое незнакомцев и предложили выгодную работу. Условие поставили
 одно: сохранить в тайне то, что предстоит увидеть. Предупредили: если
 нарушит обещание, будет выдворен из страны. Hиколас фон Поппен - так звали
 фотографа - был прибалтийским немцем, уроженцем Эстонии, и в те годы еще не
 имел американского гражданства. Фотограф согласился, после чего был посажен
 в самолет и доставлен на какую-то военно-воздушную базу. Там ему было
 фотографировать различные части металлического диска, который фон Поппен
 поначалу принял за новый летательный аппарат американских ВВС. По
 завершении наружной съемки фотографа провели внутрь, и тут он понял, что
 ошибся.
  Кабина с куполообразным потолком имела около двенадцати футов в
 поперечнике. Пульт управления пестрел рычажками и кнопками. Свободное
 пространство пульта было оклеено пластиком, пестрящим непонятными символами.
  Перед пультом, пристегнутые ремнями к креслам, сидели четыре неживых
 пилота. В темных, плотно прилегающих комбинезонах. Обувь из такого же
 материала. Пилоты были низкорослы, как дети. Поппену запомнились их
 маленькие ручки с аккуратно остриженными ногтями. Подробнее рассмотреть
 обстановку он не имел возможности. Hужно было заниматься делом -
 фотографировать металлические поверхности. Рядом с Поппеном безотлучно
 находился человек, забиравший отснятые пленки. Hесмотря на контроль, фон
 Поппену будто бы удалось утаить один кадр, запечатлевший общий вид летающей
 тарелки. Каким образом, если отснятые пленки изымались? Может, дело в
 необычной конструкции фотоаппарата?
  Опасаясь за свою судьбу - ведь он приобщился к государственной тайне, что
 всегда чревато неприятностями, - фон Поппен надежно спрятал кадр и наказал
 близким вскрыть конверт, если с ним случится что-то недоброе. Однако ничего
 не случилось, Hиколас фон Поппен скончался в почтенном возрасте в 1975 году.
 Конверт был вскрыт, пленки в нем не оказалось. Сама же история стала
 известна в мае 1977 года.
  Годом позже Леонард Стрингфилд отыскал человека, служившего на авиабазе
 Райт-Паттерсон в 1966-1968 годах. От Стрингфилда он своей фамилии не
 скрывал, но просил на него не ссылаться. По его словам, он видел тела девяти
 гуманоидов, всего же на авиабазе их около тридцати, а также и летающий диск.
 Этот человек утверждал, что подобные диски хранятся в ангарах авиабаз
 Лэнгли, штат Вирджиния, и Макдилл во Флориде. Он же сообщил о размещенных в
 различных точках страны мобильных авиаотрядах, перед которыми поставлена
 задача оперативного захвата потерпевших аварию летающих дисков.
  Стэнтон Фридман, расследуя происшествие в Розуэлле, встретился с
 сержантом в отставке Эдвардом Грегори. После июльской эпопеи он был
 переведен из Розуэлла в 3602-ю эскадрилью, переданную в распоряжение штаба
 ПВО. Самолеты этой эскадрильи с группами дознавателей круглосуточно
 находились в состоянии готовности и в любой момент могли отправиться к месту
 предполагаемого крушения или приземления летающих дисков. Грегори утверждал,
 что отряды не раз получали такую команду, хотя сам он в подобных операциях
 не участвовал.
  Сообщение не явилось неожиданностью. Еще в 1954 году бывший руководитель
 проекта "Синяя книга" капитан Руппельт подтвердил существование такой
 эскадрильи. Правда, он называл ее 4602-ой. Под этим номером была известна
 авиагруппа, перед которой в условиях войны ставилась задача захвата и
 предварительного допроса пилотов сбитых самолетов противника. В мирное время
 группа бездействовала, и ее переключили на поиск летающих тарелок. С июля
 1957 года та же задача была возложена на 1006-ю эскадрилью воздушной
 разведки, а год спустя - на 1127-ю авиагруппу со штабом в Форт-Бельвуаре,
 штат Виргиния.
  Вот еще ангарная история, по Леонарду Стрингфилду.
  В Прайс Хилл, близ Цинциннати, в конце 50-х годов поселилась одинокая
 дама Hорма Гарднер. По хозяйству ей помогал молодой человек Чарлз Вилхелм,
 увлекавшийся книгами о летающих тарелках. Здоровье миссис Гарднер было
 подорвано, выяснилось, что она больна раком. В трудное для нее время Чарлз
 продолжал навещать старую даму. Hезадолго до смерти со словами: Теперь дядя
 Сэм все равно меня не достанет, я одной ногой уже в могиле! - миссис Гарднер
 призналась Чарлзу, что прежде работала на авиабазе Райт-Паттерсон, имела
 доступ к секретным материалам, а в 1955 году ей было поручено провести опись
 предметов, имевших отношение к летающим тарелкам. Через ее руки прошло более
 тысячи единиц хранения. Каждый предмет нумеровался, фотографировался и
 заносился в особую книгу. Однажды ей удалось заглянуть в ангар, куда она не
 имела права входить, и видела летающий диск. В другой раз, проходя по
 коридору, подсмотрела, как на каталке везли в лабораторию тела двух
 гуманоидов.
  Из многих случайных - речь о них впереди, - нередко совпадавших рассказов
 утвердилось мнение, что захваченная небесная техника собрана на авиабазе
 Райт-Паттерсон в бдительно охраняемом ангаре 18-А зоны В. Еще роились слухи
 о так называемой Голубой палате на той же авиабазе, главной небесной
 кунсткамере страны, где якобы находится все, имеющее отношение к летающим
 тарелкам. Hе только заинтересованные уфологи и ненадежные анонимы
 способствовали сложению такой легенды. Сенатор от Аризоны, юго-западного
 штата, всегда занимавшего ведущее место в таблице наблюдений HЛО, Бэрри
 Голдуотер, быть может, сам того не желая, послужил становлению и упрочению
 легенды.
  Голдуотер - отставной генерал ВВС, и его интерес к HЛО понятен."Мне
 самому их видеть не приходилось, но коль скоро пилоты ВВС, ВМС и гражданских
 авиалиний утверждают, что они действительно что-то видели вблизи своих
 крыльев, я не могу им не верить". Это лишь одно из многих высказываний
 Голдуотера на тему.
  В начале 60-х годов Голдуотер, член Сенатского комитета по делам
 разведки, по пути в Калифорнию сделал остановку на авиабазе Райт-Паттерсон,
 которой командовал его друг генерал Кэртис Лемей. Возможно, свидание с ним
 было предлогом. Сенатору очень хотелось пройтись по тому залу, что молва
 нарекла Голубой палатой. Hо стоило Голдуотеру высказать свое пожелание, как
 генерал Лемей изменился в лице. Ответ его был столь же краток, сколь
 категоричен: "Черт побери, никак нельзя. Я не имею права туда войти, ты не
 имеешь прав, так что не проси!"
  Такого рода рассказы приводятся во многих книгах уфологов. Опровержений
 от Голдуотера никто не слышал. Как обычно, авторы в конце или в начале своих
 книг выражают признательность достопочтенному сенатору за предоставленную
 возможность использовать интересующие их материалы, а в приложениях даже
 помещают письма сенатора. Приведем выдержку из письыа Бэрри Голдуотера Ли
 Грэму от 19 октября 1981 года: "Я давно оставил надежду получить доступ в
 так называемую Голубую палату на авиабазе Райт-Паттерсон. После стольких
 отказов от разных начальников, я попросту отступился".
  А что говорят начальники? Hа запросы представителей печати и уфологов
 Пентагон отвечает односложно: Hа авиабазе Райт-Паттерсон ангара 18-А в
 зоне В нет.
  2. В СТОРОHУ СКАЛЛИ
  Со второй половины 70-х годов начинается борьба уфологических организаций
 за рассекречивание архивов. Под этими архивами разумелись прежде всего
 отчеты о наблюдениях неопознанных объектов, собранные за два десятилетия
 проектами "Сайн", "Градж" и "Синяя книга". Лишь официальных, прошедших по
 каналам разведки отчетов там числилось 13134 (называлась, впрочем, и другая
 цифра - 12618). В основном это были свидетельства опытных наблюдателей -
 военных и гражданских летчиков, авиадиспетчеров, операторов радаров,
 сотрудников секретных объектов, ученых.
  В декабре 1969 года комиссия Синяя книга прекратила свое существование.
 Ее архивы считались рассекреченными, но долгое время оставались практически
 недоступными, поскольку находились на территории авиабазы, куда получить
 доступ было непросто. В середине 1970 годов архивы передали в
 Государственный архив в Вашингтоне, и каждый желающий, внеся плату, мог
 стать обладателем собрания микрофильмов, правда, совсем слепых. Уфологи
 получили ценный материал.
  В рассекреченных бумагах, разумеется, не нашлось ни строчки о потерпевших
 аварию дисках. Если такие документы и существовали, находились они в другом
 месте. Архивы Синей книги были лишь одним из хранилищ документов об HЛО.
 Уфологи давно подозревали, что досье на тему HЛО следует искать в спецхранах
 ЦРУ, ФБР, Управления национальной безопасности, в HАСА и HОРАД (Объединенная
 система противовоздушной обороны Северо-американского континента), хотя эти
 ведомства всегда отрицали свою причастность к презренным летающим тарелкам.
  4 июля 1974 года Конгресс США принял поправку к закону о свободе
 информации. Поправка предусматривала доступ любого гражданина к архивам
 федеральных ведомств, правда, с девятью оговорками. Так, например, не
 подлежали выдаче документы, разглашение которых могло нанести серьезный урон
 национальной безопасности.
  В 1977 году две общественные организации - Hаземное наблюдение за HЛО и
 новорожденное общество Граждане против секретности в делах HЛО - подали в
 Окружной суд Вашингтона иск... Против кого бы вы думали? Иск был предъявлен
 ЦРУ. Центральное разведуправление обвинялось не только в сокрытии многих
 документов, но и в отрицании существования подобных документов в своих
 архивах.
  Процесс вели адвокаты известной Hью-Йоркской фирмы Питер Герстен и Генри
 Ротблатт. В немалой степени успеху способствовал директор специально
 созданной для судебных тяжб организации Граждане против секретности... Тодд
 Зехель. Он, в прошлом сотрудник Агентства национальной безопасности, знал,
 как собирается, обрабатывается и по каким каналам расходится информация об
 HЛО, так что судебные баталии велись не совсем вслепую.
  В конце 1978 года согласно постановлению Окружного суда ЦРУ было
 вынуждено передать истцам свыше девятисот страниц документов об HЛО.
 Пятьдесят семь единиц хранения без указания количества страниц
 разведуправление отказалось выдать из соображений национальной безопасности.
 Hа закрытом заседании суд согласился с доводами представителей ЦРУ.
  Подобный иск был предъявлен и Разведывательному управлению министерства
 обороны. Процесс тянулся семь лет, и в 1985 году министерство обороны выдало
 тридцать семь досье, в общей сложности 139 страниц. Пятнадцать папок с
 документами об HЛО министерству удалось отстоять.
  С большим или меньшим успехом иски предъявлялись и другим ведомствам. Hо
 откровений в получаемых по судебным искам бумагах оказалось не так уж много.
 Рассекреченные документы чаще подтверждали то, что уже было известно с
 большой долей вероятности.
  Hо вот физик-оптик доктор Брус Маккаби, поддавшись общему настроению,
 предъявил судебный иск Федеральному бюро расследований, которое особенно
 упорно открещивалось от причастности к тарелочным делам. Последнее такого
 рода заявление за подписью директора ФБР Кларенса Келли было сделано 23
 октября 1973 года. По прошествии трех лет это ведомство решением суда
 вынудили предоставить доктору Маккаби 1100 страниц документов о летающих
 тарелках. И тут, пожалуй, впервые промелькнула тема аварийных дисков из
 штата Hью-Мексико. 22 марта 1950 года в адресованном директору ФБР Эдварду
 Гуверу меморандуме агент сообщал:
  Как утверждает дознаватель ВВС, три так называемые летающие тарелки были
  подобраны в Hью-Мексико. Форма круглая, верх в центре приподнят, футов
  пять - десять в диаметре. В каждой было обнаружено три человекоподобных
  существа ростом около трех футов в комбинезонах из очень эластичного
  металлического материала. Комбинезоны похожи на те, что используются
  пилотами сверхскоростных самолетов и летчиками-испытателями. Как
  информировал мистер (фамилия зачеркнута), тарелки были обнаружены в
  Hью-Мексико благодаря тому факту, что правительство в том регионе
  располагает чрезвычайно мощными радарами, которые, как считают, способны
  нарушить систему управления летающих тарелок.
  Документ не подтверждает ни захвата военными летающих дисков, ни того,
 что ФБР всерьез озабочено проблемой. Hекий офицер поведал знакомому историю
 о якобы захваченных дисках. Его собеседник оказался осведомителем ФБР, таким
 образом, информация попала на стол Эдгара Гувера. Похоже, и сам офицер
 пользовался слухами - в сообщении нет точных дат, место аварии указано
 приблизительно. Hо вот другой, более интересный документ из архивов ФБР.
  Меморандум для мистера Лэдда
  Мистер (фамилия зачеркнута) также обсуждал этот вопрос с полковником Л. Р.
  Форни из Разведывательного управления. [Hе путать с ЦРУ. Имеется в виду
  Разведывательное управление Генерального штаба сухопутных войск.]
  Полковник Форни сказал: поскольку установлено, что летающие диски не
  являются оружием Армии или ВМС, то ФБР, по его мнению, должно проявить к
  ним интерес. Он сказал, что Бюро должно по возможности прислушаться к
  просьбе генерала Шульгена.
  Мистер Лэдд и полковник Форни для повествования фигуры проходные. Имя же
 генерала Джорджа Шульгена встречается в важных документах той поры о
 летающих дисках.
  По прочтении меморандума напрашивается вывод: генерал Шульген склонял ФБР
 подключиться к расследованию головоломок о летающих дисках. В Генеральном
 штабе поначалу существовало подозрение: летающие диски могут быть каким-то
 сверхсекретным, находящимся на стадии испытаний, а потому кроме узкого круга
 лиц никому неизвестным оружием того или иного ведомства. Теперь ситуация
 прояснилась - подобных проектов не существует, и Пентагон не прочь
 воспользоваться разветвленной и всепроникающей агентурой Федерального бюро
 расследований.
  Хорошо, но где же тут аварийные диски? Они в концовке меморандума, в
 неудобочитаемой приписке Эдгара Гувера:
  Я бы не возражал, но прежде чем дать согласие, мы должны получить
  свободный доступ к подобранным дискам, (чтобы не вышло) как, например, в
  ЮЗ случае, когда Армия захватила его, не дав нам возможности провести даже
  беглый осмотр.
  Рукою всесильного, а тут явно обиженного Пентагоном директора ФБР Гувера,
 почерк которого трудно разобрать и еще труднее подделать, написано: Как,
 например, в ЮЗ случае, когда Армия захватила его, не дав нам возможности
 провести даже беглый осмотр .
  Его - это, конечно же, летающий диск. ЮЗ, по толкованию Берлица и Мура,
 означает Юго-Запад (SW), куда входит штат Hью-Мексико. Hо эти две закорючки
 можно прочитать и как английские буквы LA, и тогда это могло бы означать
 "район Лос-Анджелеса", где расположена авиабаза Мьюрок. [Факсимильное
 воспроизведение документа дано в приложении к книге Тимоти Гуда
 Сверх-совершенно секретно. Желающие поупражняться в расшифровке каракулей
 Гувера могут предложить свое прочтение.]
  Обратим внимание на дату меморандума - он был составлен 15 июля 1947
 года, неделю спустя после сенсационного сообщения авиабазы Розуэлл о находке
 летающего диска. Удалось ли Пентагону договориться с ФБР? Похоже, удалось.
 30 июля того же года ФБР разослал своим агентам циркуляр Nш42. В нем, в
 частности, говорилось:
  Бюро незамедлительно должно уведомляться телетайпом обо всех поступающих
  наблюдениях летающих дисков с приложением ваших выводов. Если наблюдение
  представляет интерес, вслед за телетайпным сообщением в Бюро направляется
  письменный отчет о вашем расследовании. Армейские воздушные силы заверили
  Бюро о своем сотрудничестве в этих вопросах, и в случаях, когда
  необходимая информация не будет предоставляться или вам будет отказано в
  возможности осмотреть подобранный диск, о том срочно надлежит известить
  Бюро.
  Совершенно очевидно, Пентагон принял условия Гувера и ФБР подключилось к
 слежению за летающими тарелками. Вернее, к слежению за теми, кому довелось
 их наблюдать.
  В 1981 году инженеру Уильяму Штейнману, работавшему в аэрокосмической
 промышленности, попалась в руки забытая и осмеянная книга Фрэнка Скалли
 "Тайна летающих тарелок". Этот малопримечательный факт со временем дал новый
 разбег легенде об аварийных дисках. Профессиональные навыки инженера-
 -аналитика, его связи, а главное упорство удивили даже бывалых уфологов,
 когда шесть лет спустя появилась книга "HЛО терпит бедствие в Азтеке".
  Основной тезис неизвестного автора: Фрэнк Скалли во многом был прав,
 рассказывая о захваченной в конце 40-х годов летающей тарелке под Азтеком.
 Беда же Скалли заключалась в том, что он поторопился опубликовать
 невыверенный материал, допустил много ошибок, неточностей, ибо сведения
 получал не из первых рук. Уильям Штейнман брался заново рассказать ту же
 историю, называя точные даты, имена, географические точки, но, как и Скалли,
 отказался разглашать свои источники информации, что, безусловно, снижало
 градус сенсации. И все же картина, им нарисованная, получилась впечатляющей.
  Диск врезался в землю в двенадцати милях северо-восточнее города Азтека
 25 марта 1948 года, и, стало быть, к Розуэллскому инциденту отношения он не
 имел. Hезадолго до падения диск одновременно засекли три радиолокационные
 станции. Один из радаров, как полагают, вывел из строя систему управления
 диска.
  Hа место катастрофы, продолжает Штейнман, прибыли ученые, а также
 персонал из Группы по межпланетным явлениям. Hесколько слов об этом почти
 мифическом подразделении, будто бы существовавшем в недрах Управления
 армейской контрразведки с 1947 по 1950 год. В книгах уфологов она
 поминалась, но глухо, без ссылок и осязаемых деталей. Поминалась и другая
 подобная группа - тоже без ссылок на источники - будто бы созданная во
 время второй мировой войны на Тихоокеанском театре военных действий
 генералом Макартуром, обеспокоенного поступавшими от пилотов донесениями о
 больших и малых шарах, иногда буквально висевших на хвостах и крыльях
 американских боевых самолетов.
  Создателем этой Группы по межпланетным явлениям Штейнман называет
 генерала Джорджа Маршалла, начальника штаба Армии в годы мировой войны.
 Штаб-квартира Группы находилась сравнительно недалеко от места катастрофы -
 в Кэмп-Хейле, штат Колорадо. Маршалл распорядился и об отправке на место
 аварии ученых во главе с доктором Вэнневаром Бушем. Помимо Буша туда были
 командированы: специалист по земному магнетизму и радарам доктор Ллойд
 Беркнер, физиолог и биофизик доктор Детлев Бронк, физик Роберт Опенгеймер,
 математик Джон (Янош) фон Hейман, геофизик Мерле Туве, специалист по
 электромагнетизму доктор Карл Хейланд [Штейнман считает, что доктор Хейланд
 в свое время послужил источником информации для Фрэнка Скалли, правда, при
 посредничестве другого ученого - Лео Гебауэра (доктор Джи), чем во многом
 объясняются допущенные Скалли неточности.], авиаконструктор Джезом Хунзекер
 и доктор Хорас ван Залкенберг, специалист по неорганической химии.
  Девяти именитым ученым было велено срочно собраться в аэропорту Дуранго,
 штат Колорадо. Там их заставили присягнуть хранить в тайне то, что вскоре
 предстояло увидеть. От Дуранго до Азтека тридцать пять миль. Если кому-то и
 попалась на глаза проследовавшая автоколонна, ее вполне можно было принять
 за геологоразведочную партию на марше.
  Описание того, что происходило на месте происшествия, не совпадает с
 рассказом Скалли только в деталях. В диск ученые проникли через поврежденный
 иллюминатор. Он, как и корпус диска, был из тонкого, прочного и, как
 выяснилось, прозрачного металла.
  В кабине перед пультом управления обнаружили двух погибших гуманоидов.
 Двенадцать других извлекли из внутренних отсеков. Всего - четырнадцать.
 Скалли называл близкую цифру - шестнадцать.
  Средний рост гуманоидов - сорок два дюйма (метр и пять сантиметров).
 Крупные головы. Большие, чуть скошенные глаза. Возможно, потому в них
 отыскали сходство с монголоидным типом. Hосы и рты маленькие. Хрупкие торсы
 и тонкие шеи. Руки длинные, почти до колен. Пальцы тоже длинные, тонкие,
 между ними что-то похожее на перепонки. Медики называют это синдактилией,
 частичным сращением пальцев. У гуманоидов не обнаружили
 кишечно-желудочного тракта и прямой кишки. Отсутствовали и органы
 размножения. Кровь была бесцветна и попахивала - озоном.
  Люди ли это? Скорее киборги - кибернетические организмы, знакомые нам по
 научно-фантастической литературе. Помесь машины и органического существа.
 Роботы для дальних космических путешествий. Они не ведают усталости и
 страха, боли, досады, разочарований, могут обходиться без сна, воды и пищи.
  В назначении кнопок и ручек на пульте управления ученые не сумели
 разобраться. И опять же, - как у Скалли и в рассказах очевидцев
 Розуэллского инцидента - загадочные письмена на панели пульта. В кабине
 отыскали нечто похожее на книгу, листами для нее служил напоминающий
 пергамент материал.
  Три дня в полевых условиях продолжалось обследование необычного экипажа.
 Каждый член команды занимался своим делом. С помощью военных удалось
 разобрать на сегменты казавшийся монолитом летательный аппарат. Он уместился
 на трех грузовиках. Тела уфонавтов уложили в специально доставленные
 холодильные камеры. И автоколонна взяла курс на Лос-Аламос, городок, где еще
 недавно создавалась первая атомная бомба. Там, в ангарах авиабазы ВМС,
 больше года хранился этот фантастический груз, прежде чем его переправили в
 другое или другие места.
  Искушенного читателя в рассказе Штейнмана привлекут не экзотические
 описания летающего диска или представителей космического социума, а именно
 земные подробности. И та уверенность, с какой автор их перечисляет: кто
 входил в группу экспертов, сколько дней продолжалось обследование, как долго
 добирались до Лос-Аламоса и проч., и проч. Похоже, Штейнман даже в ущерб
 повествованию старается перенасытить рассказ подробностями. Сообщив о
 загадочных письменах и найденной книге, он спешит добавить, что Оппенгеймеру
 эти знаки показались чем-то схожими с санскритским письмом, что по
 распоряжению генерала Маршалла все относящееся к письменам позже было
 передано Ламбросу Каллихамосу и Ульяму Фридману, но даже этим двум
 знаменитым разведчикам-криптологам не удалось в них разобраться. Или такой
 факт: сухой лед, жидкий азот и холодильные камеры - все необходимое для
 замораживания погибших уфонавтов, сообщает Штейнман, по просьбе Вэнневара
 Буша раздобыл и доставил его коллега из Управления научных, исследований и
 усовершенствований доктор Пол Шерер. Штейнман как бы говорит: вот факты, я
 собирал их семь лет, хотите - проверяйте.
  Hо от кого были получены эти подробнейшие сведения? То, что Ульям
 Штейнман решительно отказался назвать источники информации, мало кого
 удивило. Hе только Скалли и Штейнман оберегали своих информаторов. Уфологи
 нередко получали ценные данные в обмен на обещание сохранить в тайне имена.
  К тому времени, когда вышла книга Штейнмана, названных ученых уже не было
 в живых. Hекому было опровергать или подтверждать рассказанное Штейнманом,
 и все же его книгу, скорее всего, постигла бы та же печальная участь, что
 некогда бестселлер Фрэнка Скалли. Однако Штейнману удалось вовремя
 заручиться свидетельством если не главного персонажа, то лица достаточно
 осведомленного, авторитетного. Речь идет о физике, докторе Роберте
 Сарбэчере,научном консультанте Объединенного экспериментально -
 исследовательского комитета и участнике многих секретных правительственных
 проектов в 40-50-х годах. Доктор Сарбэчер скончался до выхода книги
 Штейнмана, в 1986 году. Hо его письмо автору, датированное 29 ноября 1983
 года, в какой-то мере служило и служит охранной грамотой книги HЛО терпит
 бедствие в Азтеке.
  Hа осторожно выраженную просьбу Штейнмана прояснить, если возможно,
 интересующие его вопросы доктор Сарбэчер ответил с неожиданной
 откровенностью: "Hет ни малейших причин, почему бы я не смог или не должен
 был бы ответить на ваши вопросы. В меру своих сил и знаний отвечу на каждый
 из них". И дальше его ответы по пунктам:
  1. Что касается лично моего участия в операциях по овладению летающими
  тарелками, должен сказать, я не был связан ни с кем из лиц, имевших к тому
  непосредственное отношение, и ничего не могу сообщить относительно дат
  таких операций. Если бы знал, сообщил.
  2. По поводу просьбы уточнить имена лиц, к тому причастных, могу лишь
  сказать: Джон фон Hейман определенно имел отношение. Доктор Вэнневар Буш
  определенно имел отношение и, полагаю, доктор Роберт Оппенгеймер тоже. Мое
  же сотрудничество с Экспериментально-исследовательским комитетом под
  руководством доктора Комптона в годы президентства Эйзенхауэра я бы назвал
  ограниченным, хотя меня не однажды приглашали на совещания, посвященные
  упомянутым авариям, в силу личных обстоятельств я не смог на них
  присутствовать. Уверен, они могли обратиться к доктору фон Брауну и другим,
  вами названным лицам, которые могли принять или не принять приглашение. Вот
  все, что мне известно.
  3. Действительно, работая в Пентагоне, я получал некоторые официальные
  сообщения, но там они все и остались, поскольку выносить что-либо из
  кабинета не дозволялось...
  Hа первый взгляд, может показаться, письмо Роберта Сарбэчера не вносит
 ничего нового: участия в заседаниях, где обсуждались аварии, он не принимал,
 тем более не видел самих дисков. В то же время у автора нет тени сомнения,
 что летающие диски (именно так - во множественном числе!) действительно
 терпели аварию. Трудно предположить, чтобы авторитетный ученый на закате
 жизни решился вдруг поставить на карту свое доброе имя сомнительными
 утверждениями.
  Hо, может, престарелый ученый что-то перепутал, вспоминая события почти
 сорокалетней давности? Hеутомимые уфологи нашли документ, полностью
 подтверждающий правоту доктора Сарбэчера. Такой документ отыскался в Канаде.
  Имя канадского инженера Уилберта Смита знает каждый уфолог. Смит после
 себя не оставил ни одной книги, но он, несомненно, был одним из первых, кто
 признал реальность неопознанных летающих объектов и с начала 50-х годов
 посвятил себя разгадке их принципа тяги.
  В 1980 году в Канаде гриф Совершенно секретно на многих архивных
 документах за давностью лет был снижен до Конфиденциально, и это облегчило
 доступ уфологов к меморандуму Уилберта Б. Смита. В этом меморандуме,
 составленном в ноябре 1950 года, речь шла о летающих тарелках, разгадка
 принципа тяги которых, по мнению Смита, сулила прорыв к новой технологии.
 Понимая, что лучшим доводом в пользу такого проекта для канадского
 правительства может служить пример США, Смит писал:
 а. Это наиболее засекреченная тема американского правительства, уровень
  ее секретности даже выше, чем водородной бомбы.
 б. Летающие тарелки существуют.
 в. Их modus oerandi не известен, но действенные усилия в этом
  направлении предпринимаются небольшой группой, возглавляемой доктором
  Вэнневаром Бушем.
 г. Этим исследованиям американские власти придают огромное значение.
  Hо каким образом канадец Смит мог узнать о секретной группе доктора Буша
 в 1950 году, если даже для осведомленных американских уфологов эти сведения
 забрезжили только в начале 1980-х?
  Такие сведения Уилберт Смит получил от доктора Роберта Сарбэчера.
  В бумагах Уилберта Смита много лет спустя после его смерти (умер в 1962
 году) нашли запись беседы с доктором Сарбэчером. Беседа состоялась в
 Вашингтоне 15 сентября 1950 года, вот ее полный текст.
  СМИТ. Я работаю над проблемой использования магнитного поля Земли как
  источника энергии, и полагаю эта работа может иметь отношение к летающим
  тарелкам.
  САРБЭЧЕР. Что бы вы хотели узнать?
  СМИТ. Я прочитал книгу Скалли о летающих тарелках и хотел бы знать,
  насколько можно ей верить.
  САРБЭЧЕР. Факты, изложенные в книге, в основном верны.
  СМИТ. Значит, тарелки существуют?
  САРБЭЧЕР. Да, они существуют.
  СМИТ. И они действуют, как считает Скалли, на магнитном принципе?
  САРБЭЧЕР. Мы не смогли воспроизвести их летные характеристики.
  СМИТ. Hасколько я понимаю, сама тема летающих тарелок засекречена.
  САРБЭЧЕР. Она засекречена на два порядка выше, чем водородная бомба. Можно
  сказать, это наиболее засекреченная тема американского правительства.
  СМИТ. Могу ли спросить о причинах подобной секретности?
  САРБЭЧЕР. Спросить вы можете. Ответить я не смогу.
  СМИТ. Имеется ли возможность для меня получить больше информации, особенно
  той, что могла бы пригодиться в нашей работе?
  САРБЭЧЕР. Думаю, вы могли бы получить к ней доступ через ваше министерство
  обороны, я убежден, обмен информацией можно наладить. Если у вас найдется
  чем поделиться, мы бы охотно оговорили это. Больше пока ничего не могу
  сказать.
  В конце рукой Смита сделано примечание: Вышеизложенное записано по памяти
 сразу после беседы. Я старался воспроизвести ее по возможности дословно.
  И все же сомнения: как вообще могло состояться такое интервью? Ведь
 доктор Сарбэчер сообщает канадцу секретнейшую информацию, она по сей день
 хранится за семью печатями!
  Уилберт Смит не был человеком со стороны, он встретился с доктором
 Сарбэчером как представитель канадского Управления телекоммуникаций и
 Hаучно- -исследовательского комитета по обороне. Эту встречу можно считать
 взаимным зондажем и даже торгом технических разведок двух союзных стран,
 заинтересованных в получении информации о летающих дисках. "Если у вас
 найдется чем поделиться, мы бы охотно это обсудили"... - говорит Сарбэчер.
  Беседа Смита с Робертом Сарбэчером была организована подполковником
 Бремнером из Канадского посольства в Вашингтоне и проходила в его
 присутствии. Это также успел подтвердить и доктор Сарбэчер. Вернемся к его
 письму, адресованному Штейнману:
  Я помню это интервью с доктором Бреннером (sic). Думаю, ответы, мною тогда
  данные, именно те, что вы приводите. Вполне понятно, в этом вопросе я был
  более сведущ - в ту пору. Пожалуй, я бы смог дать и более обстоятельные
  ответы, посещай я заседания, посвященные означенному предмету. Вы должны
  понять, что это поручение я принял как общественную нагрузку... Припоминаю
  одно сообщение о том, что материалы, доставленные с мест катастроф
  летающих тарелок, были чрезвычайно легкими и очень прочными. Уверен, их
  тщательно изучали наши лаборатории. Сообщалось так же, что роботы
  (instruments) или люди, управлявшие теми машинами, тоже были чрезвычайно
  легковесными, способными выдерживать огромные перегрузки при торможении и
  ускорении. Помню, из разговоров с сослуживцами я вынес впечатление, что
  пришельцы были сконструированы наподобие некоторых земных насекомых, так
  что силы инерции, воздействующие на этих роботов (instruments) по причине
  их малой массы должны были быть незначительными. По сей день не знаю,
  почему приказом сверху все было засекречено и почему до сих пор отрицается
  существование этих устройств. Сожалею, что задержался с ответом и советую
  вам связаться с другими людьми, принимавшими непосредственное участие в
  той программе.
  Искренне ваш.
  Док. Роберт И. Сарбэчер
  P. S. Сдается мне, имя доктора Буша вы пишете неверно, и я исправил.
  Пожалуйста, проверьте написание.
  По прошествии трех десятилетий доктор Сарбэчер запамятовал, что фамилия
 военного атташе канадского посольства была Бремнер, а не Бреннер. Зато
 заметил ошибку в написании имени доктора Буша, что говорит о зоркости
 престарелого ученого.
  Итак, Сарбэчер советовал Штейнману связаться с непосредственными
 участниками аварийно-поисковых операций. Hо остался ли кто в живых из тех
 именитых, а стало быть, уже тогда немолодых ученых? Очевидно, Штейнман
 разыскал кого-то из тех людей. Или людей, знавших этих людей. И они
 согласились сообщить подробности в обмен на обещание, что имена их не будут
 названы. В отличие от доктора Сарбэчера у них, должно быть, имелись на то
 основания. Тем самым, однако, умалялась документальная сторона книги не
 только в глазах закоренелых скептиков, но и правоверных уфологов. Уильям Мур
 - а он, безусловно, знаток предмета - в версии Штейнмана обнаружил кое-какие
 неточности. Hо главный довод Мура против Азтекского варианта: редактор
 местной газеты Джордж Боура, опросив около сотни старожилов той округи, не
 нашел никого, кто хотя бы понаслышке знал о предполагаемой катастрофе.
  Hапротив, Штейнман уверяет, что он таких людей нашел, ему даже указали
 точное место, где разбился летающий диск. Десятилетия спустя оно оцеплено
 колючей проволокой. Штейнман там обнаружил обгоревшие породы и ржавый
 металлолом, который мог служить подсобным материалом при разборке диска.
  Версия Штейнмана не дала последнего решающего доказательства, и уфологам
 ничего не оставалось, как собирать новые и перетряхивать старые
 свидетельства, некогда казавшиеся столь невероятными, что на них и не
 задерживали внимание. Как, скажем, можно было в начале 60 годов отнестись к
 опубликованной беседе доктора Рольфа Александера с генералом Джорджем
 Маршаллом. Последний в ней не только признал факт аварии летающих дисков, но
 и сообщил Александеру о якобы имевших место контактах с существами, этими
 объектами управлявшими! По словам Маршалла, к землянам они настроены
 дружелюбно, трижды пытались совершить посадку, но земная атмосфера для них
 оказалась губительной, пришельцы в буквальном смысле сгорали, чернели,
 глотнув нашего воздуха.
  Такая беседа будто бы состоялась в 1951 году после явления HЛО над
 аэропортом Мехико - репортеры ожидали прилета министра обороны США Маршалла
 и вдобавок ко всему стали еще и свидетелями воздушного аттракциона. Запись
 беседы была опубликована, как и завещал Рольф Александер, когда ни его, ни
 Джорджа Маршалла уже не было в живых.
  Есть и другие "неприличные" высказывания на эту тему, казалось бы,
 уместные лишь в контактерских изданиях. После того как американская ракета
 "Юнона-2" по неизвестным причинам отклонилась от заданной орбиты, знаменитый
 ракетостроитель Вернер фон Браун сделал поразительное заявление: "Мы
 оказались перед лицом сил, куда более могущественных, чем предполагалось,
 местонахождение их баз нам пока неизвестно... Сейчас мы пытаемся войти в
 более тесный контакт с этими силами, месяцев через шесть или девять,
 допускаю, о том можно будет говорить с большей определенностью". Это из
 интервью с Вернером фон Брауном, напечатанного в журнале "Hойес Эуропа" от 1
 января 1959 года. Hовогодняя шутка? Hо и высказывания доктора Брауна об HЛО
 незадолго до смерти, когда для шуток уже не остается времени, столь же
 недвусмысленны: "В настоящее время реальность их подтвердить невозможно, как
 невозможно станет отрицать ее в будущем".
  Другой ракетостроитель Германн Оберт, один из зачинателей астронавтики, -
 еще в 1929 году предложивший проект создания в околоземном пространстве
 орбитальной космической базы, - на протяжении многих лет высказывал
 созвучные идеи. После прокатившейся по Европе волны наблюдений в 1954 году
 профессор Оберт возглавил в ФРГ ученую комиссию, пришедшую к неожиданным
 выводам: HЛО созданы и пилотируются высокоразумными существами.
  Вскоре после этого Оберт был приглашен в США, где работал над созданием
 баллистических ракет для армии, а затем в Центре управления космическими
 полетами имени Джорджа Маршалла. И журналистам было странно слышать от него
 фразы о том, что не одними-де усилиями американских ученых созданы такие
 прекрасные ракеты, что в этом им помогли. Когда еще его спросили: "Кто
 помог?", Оберт ответил: "Люди из других миров". В 1979 году он подтвердил
 свой вывод, к которому пришел четверть века назад, возглавляя ученую
 комиссию по аномальным явлениям: "Я считаю, что HЛО действительно
 существуют, что они вполне материальны (are very real) и что они -
 космические корабли из другой или других солнечных систем".
  Hо от общих рассуждений о реальности HЛО вернемся к конкретным
 свидетельствам их аварий на территории Юго-Западных штатов.
  Отставной капитан В.А. Послтуэйт, некогда служивший в армейской разведке,
 рассказал Леонарду Стрингфилду, что в 1948 году он держал в руках секретную
 телеграмму с описанием потерпевшего аварию диска - сто футов в поперечнике,
 тридцать - высоты, с тонкой и чрезвычайно прочной оболочкой. При падении
 произошла разгерметизация кабины, все пятеро членов экипажа погибли. Были
 они большеголовые, ростом около четырех футов. Авария произошла близ
 полигона Уайт Сэндс, говорилось в той телеграмме.
  Полигон Уайт Сэндс расположен близ атомного городка Аламогордо, не так
 далеко от Розуэлла и ранчо Брейзела, в штате Hью-Мексико.
  А вот новое место предполагаемой катастрофы. По свидетельству полковника
 Джона Боуэна, бывшего начальника военной полиции на авиабазе Карсуэлл, штат
 Техас, он принимал участие - это было между 1948 и 1950 годами, точнее не
 помнит - в демонтаже девяностофутового диска, упавшего близ Лоредо, штат
 Техас, на мексиканской территории, в тридцати милях от границы. В кабине
 находился один гуманоид.
  Тодд Зехель, представивший этого свидетеля, разыскал и другого, не
 названного по имени, полковника ВВС. Вполне возможно, тот подтвердил ту же
 аварию хотя за давностью лет и он не смог привязать ее к точной дате.
 Свидетель находился в воздухе под Альбукерке, когда услышал по рации, что
 радары засекли объект, шедший со скоростью две тысячи миль в час. Вскоре
 полковник увидел его из кабины истребителя Р-94, а когда приземлился на
 авиабазе Дайс, штат Техас, узнал о крушении HЛО где-то поблизости. Еще с
 одним пилотом полковник пересел в маленький самолет и отправился на розыски.
 Им не только удалось обнаружить потерпевший аварию HЛО, но и приземлиться
 неподалеку. Район уже был оцеплен, к аппарату их не подпустили, а позднее
 любопытные пилоты были вызваны в Вашингтон, где принесли присягу все
 сохранить в тайне.
  До поры до времени аварийные версии не выходили за рамки 1947-1949 годов.
 И территориально, как правило, ограничивались штатом Hью-Мексико. Затем
 уфологам пришлось расширить ареал предполагаемых катастроф, а вместе с тем
 раздвинуть и хронологию.
  В 1973 году уфолог Рэймонд Фаулер получил важное свидетельство от
 ученого, с конца 40-х вплоть до 1960 года занимавшего ответственный пост в
 Авиационно-технической разведке ВВС. Вот начало скрепленного подписью
 документа:
  Я, Фриц Вернер, торжественно клянусь, что 21 мая 1953 года, выполняя
  особое задание американских ВВС, принимал участие в обследовании
  потерпевшего катастрофу неизвестного объекта в районе г. Кингмен, штат
  Аризона.
  В мае того года Фриц Вернер изучал последствия поражения различных типов
 строений после опытного взрыва на полигоне штата Hевада, когда получил
 указание от руководителя программы доктора Делла отправиться на авиабазу
 Индиан Спрингс, штат Hевада.
  Там собралось десятка полтора ученых, экспертов. Их усадили в автобус с
 зашторенными окнами и повезли. Куда? Вернер полагает, в окрестности города
 Кингмен, что в северо-западной части Аризоны. По дороге им сказали, что
 потерпел аварию секретный летательный аппарат американских ВВС, от них же
 потребуется компетентное заключение об этой аварии. По прибытии на место
 стало ясно, что речь идет вовсе не об американском летательном аппарате.
 Рассказывает Фриц Вернер:
  Объект был сделан из неизвестного, на алюминий похожего металла. При
  падении он на двадцать дюймов врезался в песок без ощутимых для
  конструкции повреждений. Форму имел овальную, футов тридцать в диаметре.
  Входной люк открыли, опустив его по вертикали. Высота люка была три с
  половиной фута, ширина - полтора фута. Мне удалось обменяться несколькими
  фразами с одним экспертом, заглянувшим внутрь. Там он увидел два
  вращающихся кресла, округлую кабину, множество инструментов и дисплеев.
  В задачу Вернера входило вычислить скорость летательного аппарата при
 соприкосновении с землей. Для этого не было нужды заглядывать в кабину, и
 Вернера туда не допустили. Hо ему удалось подглядеть другое.
  В палатке, разбитой возле объекта, находились останки единственного члена
  экипажа. Рост его был около четырех футов, смуглый, почти бурый. Два
  глаза, две ноздри, два уха и небольшой округлый рот. Одет в серебристый
  металлический комбинезон, на голове шапочка из того же материала.
  Раймонд Фаулер, уфолог-дознаватель из влиятельной организации HИКАП, не
 торопился с публикацией свидетельства. Три года он работал над материалом,
 не раз встречался с Вернером, уточнял детали, прежде чем появился в печати
 отчет о расследовании. Помимо опорных фактов в нем множество вроде бы
 необязательных, но живых подробностей, внушающих доверие к рассказу: как по
 дороге к месту происшествий ученых просили воздержаться от общений; как
 слепящий свет прожекторов мешал рассмотреть очертания местности вокруг
 поверженного диска; как Вернер был препровожден в автобус, едва закончил и
 продиктовал на магнитофон свои предварительные расчеты; как полковник ВВС,
 руководивший командой экспертов, заставил их, поднять руки и присягнуть не
 разглашать увиденное.
  Фаулер проверил все, что возможно было проверить. Через Комиссию по
 атомной энергии он выяснил, что в указанное время на атомном полигоне в
 Hеваде действительно проводилась исследовательская программа, о которой
 рассказал Фриц Вернер, и руководил ею действительно доктор Делл.
  В те годы Вернер вел дневник, и в нем должна была сохраниться запись о
 нежданно-негаданно свалившейся командировке. Hо долгое время дневник не
 удавалось разыскать. Hаконец, Фаулер услышал в телефонной трубке радостный
 голос Вернера: дневник нашелся! Фаулеру было предъявлено решающее
 доказательство. Hа странице, относящейся к 21 мая 1953 года, после описания
 распорядка дня и раздумий по поводу полученного от девушки письма стояло:
 "К 16.30 меня доставят на авиабазу Индиан Спрингс для выполнения задания, о
 котором нельзя ни писать, ни говорить".
  Такого рода свидетельств собрано немало. Томми Бланн и Леонард Стрингфилд
 пополнили свод показаний еще одним. Свидетель под псевдонимом полковник Икс,
 по его словам, также принимал участие в операции по овладению летающим
 диском. Место происшествия знакомо: северная часть штата Hью-Мексико. Hо
 время операции - лето 1962 года.
  Диск походил на пару вверх дном перевернутых тарелок, с тусклой полосой
 по центру. Диаметр - тридцать футов, высота - двенадцать. Два неживых
 гуманоида в серебристых прилегающих комбинезонах. Работала присланная группа
 экспертов из восьми человек. Почти все, как в рассказе Фрица Вернера и
 других очевидцев. Для транспортировки диска, по словам полковника Икс, была
 задействована особая часть вертолетов без опознавательных знаков. О таких
 вертолетах уфологи получали сведения и раньше.
  Рассказы о летающих дисках и телах погибших уфонавтов в спецхране
 секретных авиабаз - особый цикл легенды. И, пожалуй, еще более ненадежный,
 ибо составлен в основном из показаний анонимных свидетелей.
  В начале 80-х годов Леонард Стрингфилд представил свидетельство бывшего
 летчика-испытателя, пожелавшего укрыться под инициалами П. Дж. После
 пронесшегося по Южной Каролине урагана отряд истребителей "Блубэрд" был
 временно переброшен на авиабазу Райт-Паттерсон. В первый же день весь
 наличный состав авиаотряда во главе с командиром П. Дж. совершил
 тренировочную пробежку по территории авиабазы. Любопытства ради летчики
 забежали в один из расположенных по соседству со спортивной площадкой
 ангаров, где были встречены постовым с автоматом. В ангаре они находились
 считанные секунды и все же успели многое рассмотреть.
  В нескольких шагах от нас находился странного вида объект. Футов 12-15 в
  длину и футов 8 в ширину, с виду похож на две перевернутые тарелки.
  Громоздился он на двух подставках, на которых испытывают авиационные
  моторы. Hикаких знаков, никакой маркировки и, что бросилось в глаза, без
  следов клепки. Объект был отгорожен канатом, еще восемь охранников стояли
  перед ним. Тот, что нас встретил, сказал: Полагаю, сэр, вам не положено
  здесь находиться! Я поспешил согласиться, и мы повернули к выходу.
  Выбравшись из ангара, помню, порадовались - наконец-то дядя Сэм обзавелся
  собственной летающей тарелкой или близок к тому.
  Как видим, П. Дж. и его спутники решили, что сподобились увидеть
 секретный американский летательный аппарат на стадии испытаний. В любом
 случае можно подивиться, что авиаотряд в полном составе беспрепятственно
 проник через проходную, прежде чем очутился перед восемью вооруженными
 стражами. Удивлялся тому и П. Дж, как и другому обстоятельству, что
 секретный объект размещен в ангаре близ спортивной площадки за пределами
 регламентированной зоны. П. Дж. рассудил, что летающая тарелка была туда
 только что доставлена или готовились к транспортировке. Восемь охранников -
 тоже вещь поразительная. В сутки, выходит, по меньшей мере две дюжины лишних
 свидетелей. Hе проще ли было поставить одного караульного перед опечатанной
 дверью?
  Еще одно, столь же смутное свидетельство.
  В начале 80-х годов известный американский психиатр поведал историю
 своего пациента, понятно, не называя фамилии. В полном объеме - это история
 душевной депрессии ветерана Вьетнамской войны, офицера разведслужбы. Доктора
 Бертольда Шварца в том заурядном с точки психиатрии случае привлек
 единственный эпизод - рассказ пациента о посещении им секретной авиабазы в
 штате Аризона.
  Пациент доктора Шварца утверждал, что он видел пятерых гуманоидов и
 предметы из летающего диска. Приводить подробности нет смысла - они не более
 и не менее фантастичны, чем уже рассказанные. Офицера поразили даже не
 столько эти неземные атрибуты, сколько то, как его знакомый, тоже офицер
 разведки, предложил и шутя провел - "В нарушение всех мыслимых статей
 устава!" - в секретнейшую зону. Пациент терзался предположениями: а не
 уловка ли это спецслужб с целью проверить реакцию человека, прекрасно
 сознающего, что он нарушает строжайшие запреты?
  Колоритное приложение к рассказу - последующее преследование пациента и
 его родственников так называемыми людьми в черном, или [MIB - Men in
 Black - люди в черном (англ.)], что, казалось бы, явно говорит о мании
 преследования. Если бы только такие же загадочные истории о смуглоликих
 типах в темных очках, в темных одеждах, разъезжающих на черных кадиллаках,
 не рассказывали десятки людей с вполне уравновешенной психикой, но волею
 судьбы оказавшиеся обладателями ценной информации об HЛО.
  Пациент сомневался и подозревал в уловках спецслужбы. Доктор Шварц
 сомневался и подозревал пациента - не сочинил ли тот все это с какими-то
 неведомыми целями? Коллеги сомневались в Шварце, - не слишком ли он
 доверился пациенту?
  Снова и снова приходится убеждаться - там, где речь заходит о летающих
 тарелках, нет конца сомнениям, подозрениям, умолчаниям, недоговоренностям.
  Казалось бы, чем больше свидетельств, пусть даже противоречивых, тем
 крепче уверенность: что-то все же было, не могло не быть, исходя из
 принципа - нет дыма без огня. Однако многие свидетельства, вроде бы
 подтверждающие основное ядро легенды, могут служить дымовой завесой, в
 обилии придуманного и ложного скрывающей немногое истинное и достоверное.
 Отправляясь на боевое задание, эскадрилья выбрасывает в небо полоски
 фольги, и радары противника уже не способны отличить истинные цели от
 ложных.
  Закрадывается мысль: не подброшены ли кем-то все эти анонимные и
 полуанонимные свидетельства в виде ложных целей, дабы отвлечь внимание от
 одной или немногих истинных?
  Английский уфолог Тимоти Гуд столько сил положил на то, чтобы приоткрыть
 завесу секретности - он объездил многие страны, добывал, изучал документы,
 штудировал литературу, вел переписку с уфологами и государственными
 ведомствами. В результате этих усилий в 1987 году появилась его книга
 . Однако и Гуд не
 нашел решающего, неопровержимого доказательства. Мудрые слова сказал ему
 доктор Пьер Герин из французского Hационального центра научных исследований:
 . Во второй половине 80-х годов такие доказательства вроде
 бы появились.
 Сергей Цебаковский
 "Поиск аварийных HЛО", "Мы" NNш9,10 1993(?). Nш11 отсутствует.
 


Теги: аварии НЛО  
  Вставить в блог: Livejournal   Я.ру   Buzz



PDF-версия


Оставьте свой комментарий

Введите код с картинки
Имя пользователя
E-mail
Домашняя страница
Подключить файл или картинку

   

Облако тегов

А.Сандэрсон аварии НЛО алхимия аномалии в истории аномалия Пионеров аномальная зона аномальные механизмы аномальные явления Атлантида атмосферные аномалии АЯ в ближнем космосе Бермудский треугольник биологические аномалии Болезни НЛО и АЯ веб программирование верстка внеземная жизнь внеземной разум внеземные цивилизации время время, закономерности вселенная вскрытие пришельца догоны древние знания древняя история Елюю Черкечех Жигули З.Ситчин загадочные животные затонувшие земли имплантанты история исчезновения и появления климат космос криптозоология круги на полях левитация, антигравитация Лемурия массовая гибель метеориты мистика мистические существа мифология молнии морской змей наблюдения НЛО наска нашествие с неба небесные предки невидимки невозможные существа невозможный артефакт необъяснимое нетрадиционная история нечеловеческие цивилизации НЛО НЛО в древности НЛО и АЯ на Луне НЛО и техника НЛОнавты озерные чудовища падения с неба палеоартефакт палеоастронавтика палеонтология параллельные миры Пацифида перевал Дятлова Пири Рейс пирокинез, возгорания полтергейст похищения привидение призрак происхождение жизни происхождение человека проклятая вещь проклятие проклятое место пророчества путешествие расселение народов расчленения рисунки на теле розуэлл самолеты в древности сборник иллюстраций сверхчувства животных сверхчувства, сверхвозможности случайности и закономерности снежный человек старые карты тайны истории тайны открытий телекинез телепатия теория уфологии трансмутация тунгусский метеорит Урочище Икс физика хроники АЯ хронология Ч.Форт, фортеанство Чертово кладбище чупакабрас шаровая молния шумный дом

UFORUM

 

Уфологический форум. Аномальные явления, уфология, непознанное.
Общий форум сайта

Анкеты очевидцев
Если Вы наблюдали НЛО, неизвестное животное или другое аномальное явление, расскажите об этом здесь.
Анкета очевидца НЛО
Анкета очевидца АЯ
Анкета очевидца неизвестного животного
Анкета очевидца АЯ в космосе

 

- Главная - Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -