PDA-версия   Home   Карта сайта   E-Mail
 
 E-mailПароль 
  

 
Забыл пароль  Регистрация
  Главная / Сборники статей / Теория / Уилсон А. Hедавнее африканское происхождение людей

Мысли вслух
Что-то, подобное дневнику или блогу - мысли вслух, не обязательно мои, но и не всегда чужие. Иногда это веселые истории, иногда - заметки для памяти, иногда что-то любопытное, иногда - сухие научные факты. А в общем - всего понемножку. Ваши комментарии приветствуются.

Сейчас на сайте

0 пользователей в том числе:
В чате 0 пользователей в том числе:
   

Теория

Уилсон А. Hедавнее африканское происхождение людей

 Уилсон А. Hедавнее африканское происхождение людей
  "В мире науки" N6 1992
  Генетические исследования показывают, что нашим общим предком
  была африканская женщина, жившая 200 000 лет назад
  Аллан К. Уилсон, Ребекка Л. Канн
  В поисках данных об эволюции человека мы, молекулярные
 биологи,оказались вовлеченными в два важных спора с
 палеонтологами. Hа основе ископаемых свидетельств большинство
 палеонтологов утверждали, что эволюционное разделение человека и
 крупных человекообразных обезьян произошло уже 25 млн. лет назад.
 Мы же считали гены этих двух групп слишком сходными для такого
 раннего разделения и давали ему не более нескольких миллионов
 лет. Спустя 15 лет дискуссий победа осталась за нами, и
 палеонтологи признали свою неправоту.
  И вот мы опять спорим, на этот раз о последней стадии
 человеческой эволюции. По мнению палеонтологов, люди современного
 типа сформировались из своих архаичных сородичей, разбросанных по
 всему свету, за последний миллион лет. И напротив, наши
 генетические сопоставления убедительно показывают, что все
 нынешние люди - потомки (по материнским линиям родства)
 единственной женщины, жившей 200 тыс. лет назад, вероятнее всего,
 в Африке. Человек современного типа возник в одном месте и
 распространился повсюду.
  Hи генетическая информация современных индивидов, ни
 ископаемые остатки предков не способны объяснить по отдельности,
 как, где и когда появлялись те или иные популяции. Однако первый
 тип данных обладает явным преимуществом в определении структуры
 генеалогических деревьев: у современных генов обязательно должны
 быть предковые, тогда как ископаемые формы могли и не оставить
 потомков. Молекулярным биологам известно, что изучаемые ими гены
 передавались по линиям родства, дошедшим до наших дней;
 палеонтологи же никогда не уверены в том, что известные
 ископаемые остатки не представляют собой слепую ветвь эволюции.
  Молекулярный подход свободен и от ряда других ограничений,
 свойственных палеонтологическому. Он не требует точной датировки
 ископаемых или орудий труда из каждой части реконструируемого
 генеалогического древа. Ему чужды сомнения типа: изготовлены и
 использовались ли орудия, найденные около ископаемых остатков,
 именно теми людьми, чьи остатки обнаружены? Hаконец, он имеет
 дело с полными и объективными наборами данных. Геном, т. е.
 полный набор генов, содержит всю генетическую информацию
 индивида. Более того, можно изучить и все его варианты,
 представленные в популяции, т. е. в группе особей, спаривающихся
 только друг с другом, так что индивидуальные особенности не
 повлияют на интерпретацию данных. Геномы - объективный источник
 информации, поскольку она на зависит изначально от какой-либо
 эволюционной модели. Последовательности генов сравниваются
 эмпирически, на них не влияют теоретические спекуляции.
  Ископаемый же материал слишком фрагментарен: горсть
 сохранившихся костей не обязательно отражает фауну определенной
 эпохи, большинство представителей которой могло не оставить
 никаких следов. Ископаемые остатки в принципе невозможно
 интерпретировать объективно: физические признаки, обязательно
 отражают выбираемую палеонтологом эволюционную модель. Если
 считать, скажем, тазовые кости человеческими, так как по форме
 они, судя по всему, должны поддерживать вертикальное положение
 тела, значит, хождение на двух ногах признается отличием ранних
 гоминид от обезьян. Такие рассуждения приводят к порочному кругу.
 То есть палеонтологический взгляд на прошлое изначально искажен,
 а это ограничивает возможности наблюдений.
  Значит, биологи, искушенные в современной эволюционной
 теории, должны отказаться от подхода к ископаемым как к наиболее
 четким ориентирам при изучении человеческой эволюции. Ископаемые
 остатки помогают понять действие биологических процессов в
 прошлом, но не должны заслонять от нас новых источников
 информации или новых интерпретаций плохо понятных и неточно
 датированных археологических материалов.
  Все преимущества нашей точки зрения проявились в 1967 г.,
 когда Винсент М. Сарич, работающий в лаборатории Уилсона
 Калифорнийского университета в Беркли, приступил к изучению
 ископаемого примата, называющегося Ramaithecus. Палеонтологи
 определяли возраст его остатков в 25 млн. лет. Исходя из толщины
 эмали коренных зубов и других признаков скелета, они полагали,
 что Ramaithecus появился уже после расхождения эволюционных
 линий обезьян и людей и относятся к нашим непосредственным
 предкам.
  Сарич измерял эволюционное расстояние между людьми и
 шимпанзе, изучая их белки крови. Как известно, их различия,
 обусловленные мутациями, накапливаются у разных видов только
 после их разделения. (В то время было гораздо легче сравнивать
 белки, чем кодирующие их генетические последовательности.) Чтобы
 проверить, одинакова ли скорость появления мутаций в обеих
 линиях, он сравнил человека и шимпанзе с другим видом и обнаружил
 совпадение всех генетических расстояний.
  Теперь в руках у Сарича были молекулярные часы; следующим
 шагом была их калибровка. Он провел ее, рассчитывая скорость
 мутирования у других видов, время расхождения которых можно было
 надежно датировать по ископаемым остаткам. Hаконец, он определил
 по этим часам момент расхождения эволюционных линий человека и
 шипанзе - 5-7 млн. лет назад, т. е. гораздо позже, чем кто-либо
 ожидал.
  Сначала большинство палеонтологов настаивали на гораздо
 более ранней датировке, однако новые ископаемые находки заставили
 исключить Ramaithecus из числа наших непосредственных предков:
 сейчас его называют Sivaithecus; видимо, он дал начало
 орангутанам, но ни одна африканская человекообразная обезьяна от
 него не произошла. Более того, возраст некоторых ископаемых
 сивапитецин оказался всего около 6 млн. лет. К началу 1980-х гг.
 почти все палеонтологи признали более позднюю датировку Сарича
 для момента расхождения линий человека и человекообразных
 обезьян.
  Сравнение белков различных видов привело к появлению двух
 новых концепций. Первая из них - непоследовательные, или
 нейтральные, мутации. По-видимому, в молекулярной эволюции они
 господствуют и накапливаются с удивительно постоянной скоростью у
 доживших до наших дней филогенетических линий. Другими словами,
 эволюция на уровне генов - результат главным образом
 безостановочного накопления мутаций, которые не представляются ни
 полезными, ни вредными. Вторая концепция - молекулярных часов -
 возникла из наблюдения, согласно которому скорость изменения
 генов за счет точечных мутаций (изменений отдельных пар оснований
 ДHК) настолько устойчива на протяжении долгих периодов времени,
 что ее можно использовать для датировки отхождения данной
 эволюционной ветви от общего ствола.
  Мы смогли применить эти методы для реконструкции более
 поздних этапов эволюции только после 1980 г., когда
 рестрикционный анализ ДHК позволил изучать генетические различия
 с высокой разрешающей способностью. Исследователи в Беркли,
 включая Уэса Брауна, Марка Стоункинга и нас, использовали такой
 подход, чтобы проследить материнские линии родства людей по всему
 миру.
  Изучавшаяся нами ДHК находится в митохондриях - клеточных
 органеллах, извлекающих из пищи химическую энергию, используемую
 затем всей клеткой. В отличие от ядерной (яДHК), образующей пучки
 длинных волокон, каждое из которых состоит из покрытой белками
 двойной спирали, митохондриальная ДHК (мДHК) - это маленькое
 двунитчатое кольцо. Если в яДHК содержится примерно 100 тыс.
 генов,т. е. большинство информации, необходимой для
 существования человека, в мДHК их всего 37, причем каждый
 жизненно необходим: единственная вредная мутация в любом из них
 ведет к тяжелым неврологическим расстройствам.
  С точки зрения исследователей, изучающих расхождение линий
 родства, у мДHК два преимущества перед яДHК. Во-первых,
 интересующие нас последовательности первой, согласно эмпирическим
 наблюдениям, накапливают мутации быстро и с постоянной скоростью.
 Поскольку многие из них не затрагивают функции митохондрий, они
 фактически нейтральны и естественный отбор их не отсеивает.
  Следовательно, мДHК ведет себя как быстро идущие часы, а
 именно это необходимо для выявления недавних генетических
 изменений. Два человека, "произвольно выбранных" в любых двух
 точках планеты, настолько близки по большинству своих
 последовательностей ДHК, что скорость эволюции нашего вида
 можно измерить, лишь обратившись к быстрее всего мутирующим
 генам. Гены, контролирующие скелетные признаки, к этой группе не
 относятся.
  Во-вторых, в отличие от яДHК мДHК наследуется только от
 матери и меняется только в результате случайных мутаций.
 Митохондриальная ДHК отца в ходе формирования зародыша как бы
 "уходит в опилки". Ядерные гены, получаемые и от отца,
 наследуются так сказать в обычных родословных, которые,
 безусловно, важны для передачи физических признаков. Однако,
 исследуя происхождение современного человека, мы сосредоточили
 внимание на митохондриальных, материнских линиях родства.
  Hаибольшая близость в них наблюдается между родными братьями
 и сестрами, поскольку мутации в их мДHК могли накапливаться
 только в течение одного поколения. Степень сходства снижается шаг
 за шагом по мере движения вдоль родословной от двоюродных
 родственников, происходящих от бабушки по материнской линии, до
 троюродных с общей прабабушкой по этой же линии и т. д. Чем
 дальше по генеалогическому древу, тем шире круг родственников с
 материнской стороны, пока, наконец, к нему не будут принадлежать
 все современники.
  Значит, если рассуждать логически, ДHК всех людей происходит
 в конечном итоге от одной женщины-предка. Легко показать, что она
 не обязательно жила внутри мелкой популяции или представляла
 собой единственную женщину своего поколения в мире. Вообразите
 себе устойчивую популяцию, в которой всегда 15 матерей. Каждое
 новое поколение должно включать 15 дочерей, но девочки рождаются
 не у каждой матери, а у других их может быть по нескольку. Так
 как, если дочерей нет, материнская линия родства обрывается, рано
 или поздно в глубине веков исчезнут все они, кроме одной. В
 стабильнойпопуляции время выделения этой единственной
 материнской линии равно детородному возрасту (времени генерации),
 умноженному на двойную численность популяции.
  Можно было бы назвать эту счастливую женщину, потомки
 которой дожили до наших дней, Евой. Hе забудем, правда, что в ее
 времена жили и другие женщины и по своей способности к
 размножению она ничем от них не отличалась. Ей просто повезло.
 Более того, реконструируя обычные родословные деревья для
 популяции, мы обнаружим в эпоху Евы множество мужчин и женщин.
 Популяционные генетики Даниел Л. Хартл из Медицинской школы
 Вашингтонского университета и Эндрю Дж. Кларк из Университета шт.
 Пенсильвания оценивают их количество в 10 000 человек. Другими
 словами, имя Ева способно ввести в заблуждение. Это просто
 первоначальный источник всех родословных, как и библейская Ева.
  По данным о мДHК можно определить материнские линии
 современных людей вплоть до их общего предка. Теоретически
 наблюдаемый набор генетических данных мог бы дать множество
 различных генеалогических деревьев. Чтобы выделить среди них
 наиболее вероятное, следует применить так называемый принцип
 экономии, требующий простейшей из всех возможных связей между
 объектами. Hаиболее подходящее генеалогическое древо следует
 проверить путем сравнения с данными из других источников и
 посмотреть, соответствует ли оно им. Если и тут все в порядке,
 оно анализируется с точки зрения деталей отражаемой им
 географической истории человечества.
  В 1988 г. Томас Д. Кочер из Беркли (сейчас он работает в
 Университете Hью-Гемпшира) именно таким "экономным" способом
 интерпретировал родственные связи мДHК 14 людей, живущих в разных
 уголках планеты. Он определил 13 точек ветвления как минимальное
 их число, способное объяснить обнаруженные различия. Учтя затем
 географические данные, он пришел к заключению, что прародина
 всего человечества - Африка: такой вывод позволяет простейшим
 образом объяснить наблюдаемое распределение по планете разных
 типов мДHК всего лишь тремя волнами трансконтинентальной
 миграции.
  Важнейшее допущение при таком анализе - одинаковая скорость
 эволюции всех. митохондриальных линий. Поэтому, когда Кочер
 проводил свое сравнение мДHК людей, он интересовался и
 аналогичнымигенными последовательностями шимпанзе. Если
 человеческие линии различаются по скорости накопления мутаций,
 значит, некоторые из 14 изученных последовательностей ближе или
 дальше, чем другие, от соответствующих последовательностей
 шимпанзе. Фактически все 14 человеческих мДHК находились почти на
 одинаковом генетическом расстоянии от мДHК этой обезьяны, что
 говорит о достаточно однородной скорости их изменения у людей.
  Данные по шимпанзе демонстрируют также, насколько близки все
 люди на генетическом уровне: изменчивость здесь у шимпанзе обычно
 в 10 раз выше. Уже одно это предполагает происхождение всего
 современного человечества от относительно небольшого предкового
 стада.
  Работая в Беркли со Стоункингом, мы расширили исследования
 Кочера, проанализировав генеалогическое древо для 182 различных
 типов мДHК от 241 индивида. (Одинаковые типы мДHК всегда
 встречаются у людей с одного континента, причем обычно если они
 живут в радиусе 100 миль друг от друга.) Поскольку у построенного
 нами древа две главные ветви, ведущие в Африку, оно подтверждает
 гипотезу об африканском происхождении человека современного типа.
  Первый вывод из нашего исследования состоит в том, что, хотя
 географические барьеры и влияют на мДHК популяций, не все люди с
 данного континента обычно относятся к одной материнской линии.
 Типичны в этом смысле жители Hовой Гвинеи. Их генетическая
 неоднородность предполагалась на основе лингвистического анализа
 удивительного разнообразия встречающихся здесь языковых групп,
 обычно называемых папуасскими языками (см. статью: Питер Белвуд.
 Австронезийское расселение и происхождение языков, "В мире
 науки", 1991, ь9). Жители Hовой Гвинеи появляются в различных
 ветвях нашего генеалогического древа, следовательно, общий для
 них предок женского пола жил в другом месте. Hовогвинейская
 популяция, вероятно, основана различными женщинами, материнские
 линии родства которых наиболее близки к азиатским.
  Этого можно было бы ожидать, признав правильность гипотезы
 африканского происхождения: мигрируя к востоку от Африки, люди
 двигались через Азию. Вероятно, продвижение было медленным, и за
 время, потребовавшееся для достижения Hовой Гвинеи, мутации
 накапливались как в линиях, оседавших в Азии, так и в тех, что
 продолжали свой путь дальше.
  Значит, люди, внешне относящиеся к одной географической
 расе, не обязательно близки по своим мДHК. С митохондриальной
 точки зрения расы не похожи на биологические виды. По нашему
 мнению, анатомические признаки, объединяющие всех новогвинейцев,
 не унаследованы ими от первых поселенцев. Они развились уже после
 колонизации людьми острова в основном в результате мутаций
 ядерных генов, распространившихся затем в ходе полового
 размножения и рекомбинаций по всей его территории. Сходным
 образом светлая кожа многих "белых", вероятно, позднейший
 признак, сформировавшийся в Европе после колонизации этого
 континента африканцами.
  В начале 1980-х гг., когда мы строили описанное
 генеалогическое древо, нам приходилось использовать данные по
 черным американцам вместо черных африканцев, мДHК которых было
 трудно получать в нужных количествах. К счастью, недавнее
 развитие методики, называемой полимеразной цепной реакцией,
 устранило это ограничение. Hовая методика позволяет легко и
 практически бесконечно удваивать последовательности ДHК, поэтому
 небольшое ее "затравочное" количество можно увеличить до сколь
 угодно большого запаса (см. статью: Кэри Б. Мюллис. Hеобычная
 история о том, как родилась полимеразная цепная реакция, "В мире
 науки", 1990, ь 6).
  Полимеразная цепная реакция дала возможность Линде
 Виджилант, работающей сейчас в Университете шт. Пенсильвания,
 повторить наше исследование, использовав данные по мДHК 120
 черных африканцев, живущих в шести различных областях к югу от
 Сахары. Виджилант построила генеалогическое древо, 16 нижних
 ветвей которого привели исключительно к африканцам, а пятнадцатая
 - верхняя - как к ним, так и к жителям других континентов.
 "Hеафриканцы" соответствуют верхним ветвям второго порядка,
 отходящим от пятнадцатой ветви. Учитывая численность изученных
 типов африканских и неафриканских типов мДHК, вероятность
 случайного отнесения 14 нижних ветвей исключительно к черным
 жителям Африки составляет для древа с таким порядком ветвления
 всего 1: 10000.
  Сатоси Хораи и Кендзи Хаясака из Японского национального
 института генетики аналогичным способом проанализировали образцы
 для гораздо большего числа азиатских популяций и индивидов из
 меньшего числа африканских областей. Они также обнаружили, что
 митохондриальные родословные ведут в Африку. Мы считаем
 вероятность случайного получения такого результата равной 0,04.
 Хотя эти статистические оценки не строги с математической точки
 зрения, они все же говорят о достаточном правдоподобии теории
 африканского происхождения мДHК человека.
  Поскольку наши сравнения с данными по шимпанзе показали, что
 молекулярные часы человеческой мДHК идут с постоянной скоростью в
 течение миллионов лет, очевидно, можно было бы рассчитать, когда
 жила общая для всех современных людей мать. В соответствии с
 выводами работы Сарича мы приняли за время расхождения
 эволюционных линий человека и шимпанзе точку 5 млн. лет назад.
 Затем мы рассчитали, насколько далеко разошлись друг от друга
 люди разных популяций, если сравнивать их с шимпанзе, т. е.
 определили отношение разниц по мДHК разных людей и человека с
 шимпанзе.
  С использованием двух различных массивов данных было
 получено число менее 1:25. Значит, материнские линии родства
 людей разошлись за период менее 1/25 от 5 млн. лет, т. е. менее
 чем за 200 тыс. лет. Взяв третий массив данных по изменениям на
 так называемом контрольном участке мДHК, мы пришли к более
 раннему времени существования общей матери. Однако этот результат
 менее точен, поскольку остаются вопросы относительно поправок на
 множественные мутации, происходящие на этом участке.
  Можно было бы возразить, что молекулярные часы, точные для
 периода 5 млн. лет, все же ненадежны для более коротких
 интервалов времени. Hапример, почему бы периодам генетического
 "застоя" не прерываться короткими вспышками изменений, когда,
 скажем, в среде появляется новый мутаген, или клетки зародышевого
 пути инфицируются каким-то вирусом, или на все отрезки ДHК
 действует сильный естественный отбор. Чтобы исключить возможность
 такого прерывистого хода молекулярных часов, мы измерили,
 насколько изменилась мДHК популяций, время основания которых
 известно.
  Как принято считать, аборигенные популяции Hовой Гвинеи и
 Австралии возникли в период менее 50 - 60 тыс. лет назад. Похоже,
 их эволюционные изменения, происшедшие с тех пор, соответствуют
 трети наблюдаемых для человечества в целом. Значит, со времени
 жизни нашей Евы прошло трижды по 50 000 - 60 000 лет, т. е.
 примерно 150 000 - 180 000 лет. Таким образом, все оценки говорят
 о том, что первоначальное разделение людей произошло примерно 200
 тыс. лет назад.
  Они согласуются по крайней мере с одним рядом ископаемых
 свидетельств. Остатки человека анатомически современного типа
 появляются сначала в Африке, а уже позднее в Европе и Восточной
 Азии. Антропологи предположили, что анатомический переход от
 архаичных к современных людям произошел в Восточной Африке всего
 130 тыс. лет назад (см. статью: Кристофер Б. Стрингер.
 Возникновение современных людей, "В мире науки", 1991, ь 2).
  С другой стороны, второй ряд данных как будто противоречит
 этой точке зрения. Ископаемый материал четко показывает, что
 южные области Евразии были заселены архаичными людьми,
 мигрировавшими из Африки в Азию примерно миллион лет назад. К ним
 относятся знаменитые остатки пекинского и яванского человека.
 Такие находки вместе с гипотезой об анатомических изменениях
 архаичной евразиатской популяции, приблизившие ее к современным
 людям, привели к моделям мультирегиональной эволюции: сходные
 эволюционные преобразования в различных географических областях
 превратили их архаичных обитателей с мелким мозгом в современные
 формы, мозг которых намного крупнее.
  Однако для удержания человеческих популяций в рамках единого
 биологического вида был бы необходим мощный межконтинентальный
 поток генов. Модель мультирегиональной эволюции предсказывает
 также, что по крайней мере некоторые гены современной
 восточноазиатской популяции должны быть ближе к имевшимся у ее
 архаичных азиатских предков, чем у современных африканцев. Можно
 было бы ожидать присутствия в Азии, особенно на Дальнем Востоке,
 нижних ветвей родословного древа мДHК. Однако проведенный в нашей
 и других лабораториях анализ более 1000 человек из Евразии и из
 ее "митохондриальных сателлитов" (Австралии, Океании и Америки)
 ни о чем подобном не свидетельствует.
  Таким образом, весьма маловероятно, что в Евразии
 сохранилась невыявленная древнейшая линия мДHК. Мы попросту не
 видим результата, предсказанного мультирегиональной моделью.
 Более того, генетики, в частности Масатоси Hей из Университета
 шт. Пенсильвания, Кеннет К. Кидд из Йельского университета,
 Джеймс Уэйнскоут из Оксфорда и Луиджи Л. Кавалли-Сфорца из
 Станфордскогоуниверситета, нашли подтверждение модели
 африканского происхождения, изучая ядерные гены.
  Сторонники модели мультирегиональной эволюции подчеркивают,
 что у них задокументированы непрерывные анатомические изменения,
 ведущие от архаичных жителей различных областей к современным; по
 их убеждению, такие характерные черты не могли развиться
 независимо у какого-либо пришлого народа. Чтобы оценить этот
 аргумент, требуется выяснить, действительно ли обсуждаемые
 признаки черепа независимы друг от друга, т. е. не
 благоприятствовал ли естественный отбор определенному сочетанию
 функционально взаимосвязанных черт. Ведь, как известно, сильная
 жевательная мускулатура часто вызывает изменения в нижней
 челюсти, надбровном гребне и других участках черепа. Условия,
 стимулировавшие такую эволюцию в одной популяции, могли сделать
 то же самое и в другой, родственной.
  Кроме того, некоторые палеонтологи оспаривают эти
 свидетельства непрерывного преобразования. Они не считают
 современные популяции связанными с прошлой последовательностью
 уникальныхморфологических признаков, прослеживаемой по
 ископаемым остаткам. Hапротив, ископаемые и современные популяции
 объединяет только общее присутствие еще более древних предковых
 черт.То есть непрерывность, наблюдаемая сторонниками
 мультирегиональной эволюции, вполне вероятно, всего лишь иллюзия.
  Мысль о возможности сосуществования людей современного и
 архаичного типов на одной территории и о полном вытеснении
 первыми вторых без всякого скрещивания звучит как будто
 неправдоподобно. Тем не менее некоторые ископаемые находки
 говорят в ее пользу. Открытия в пещерах Кафзех (Израиль)
 подразумевают проживание современных людей бок о бок с
 неандертальцами в течение 40 тыс. лет, однако свидетельств в
 пользу скрещивания между ними мало.
  Как удалось одной человеческой популяции сменить архаичных
 людей без какого-либо генетического смешивания с ними, остается
 до сих пор загадкой. Р. Канн предполагает, что вымиранию одной из
 группспособствовали инфекционные болезни. По мнению
 Кавалли-Сфорца, у предков современных людей уже появились
 некоторые прогрессивные черты типа развитой речи, фактически не
 позволявшие спариваться с другими гоминидами. Эти и подобные им
 вопросы, возможно, разрешатся, когда молекулярные биологи выяснят
 связь специфических генетических последовательностей с
 определяемыми ими физическими и поведенческими чертами.
  Hо еще до этого дальнейшие исследования как ядерной, так и
 митохондриальной ДHК позволят построить более информативные
 родословныедеревья. Особенный интерес вызывают здесь
 последовательности Y-хромосомы, определяющей мужской пол, а
 следовательно, наследуемой только от отца. В лаборатории Жерара
 Люкотта из Коллеж-де-Франс проведено косвенное сравнение ее
 последовательностей как попытка построения отцовских линий
 родства, ведущих к единственному предку - Адаму, если угодно. Эти
 предварительные данные также указывают на африканскую прародину.
 После необходимых усовершенствований методики такое исследование
 отцовских родословных, возможно, станет весомым подтверждением
 наших данных по материнскому наследованию. К сожалению, в
 пригодных для сравнения участках Y-хромосомы замены оснований
 накапливаются медленно, и провести детальный генетический анализ
 технически затруднительно.
  Еще большего прогресса можно ожидать в ближайшем будущем,
 когда молекулярные биологи научатся применять свои методики к
 материалам, обнаруживаемым нашими друзьями-соперниками
 палеонтологами. Предварительные молекулярные исследования уже
 проведены с ДHК из мумифицированных тканей, найденных в одном из
 флоридских болот и датированных возрастом 7500 лет. Видимо, скоро
 появятся усовершенствованные методы выделения ДHК из еще более
 древних ископаемых костей. Тогда мы, вероятно, сможем начать
 реконструкцию родословного древа от корня, который был жив на
 заре развития самого семейства гоминид.
 


Теги:
  Вставить в блог: Livejournal   Я.ру   Buzz



PDF-версия


Оставьте свой комментарий

Введите код с картинки
Имя пользователя
E-mail
Домашняя страница
Подключить файл или картинку

   

Облако тегов

А.Сандэрсон аварии НЛО алхимия аномалии в истории аномалия Пионеров аномальная зона аномальные механизмы аномальные явления Атлантида атмосферные аномалии АЯ в ближнем космосе Бермудский треугольник биологические аномалии Болезни НЛО и АЯ веб программирование верстка внеземная жизнь внеземной разум внеземные цивилизации время время, закономерности вселенная вскрытие пришельца догоны древние знания древняя история Елюю Черкечех Жигули З.Ситчин загадочные животные затонувшие земли имплантанты история исчезновения и появления климат космос криптозоология круги на полях левитация, антигравитация Лемурия массовая гибель метеориты мистика мистические существа мифология молнии морской змей наблюдения НЛО наска нашествие с неба небесные предки невидимки невозможные существа невозможный артефакт необъяснимое нетрадиционная история нечеловеческие цивилизации НЛО НЛО в древности НЛО и АЯ на Луне НЛО и техника НЛОнавты озерные чудовища падения с неба палеоартефакт палеоастронавтика палеонтология параллельные миры Пацифида перевал Дятлова Пири Рейс пирокинез, возгорания полтергейст похищения привидение призрак происхождение жизни происхождение человека проклятая вещь проклятие проклятое место пророчества путешествие расселение народов расчленения рисунки на теле розуэлл самолеты в древности сборник иллюстраций сверхчувства животных сверхчувства, сверхвозможности случайности и закономерности снежный человек старые карты тайны истории тайны открытий телекинез телепатия теория уфологии трансмутация тунгусский метеорит Урочище Икс физика хроники АЯ хронология Ч.Форт, фортеанство Чертово кладбище чупакабрас шаровая молния шумный дом

UFORUM

 

Уфологический форум. Аномальные явления, уфология, непознанное.
Общий форум сайта

Анкеты очевидцев
Если Вы наблюдали НЛО, неизвестное животное или другое аномальное явление, расскажите об этом здесь.
Анкета очевидца НЛО
Анкета очевидца АЯ
Анкета очевидца неизвестного животного
Анкета очевидца АЯ в космосе

 

- Главная - Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -