Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Иван Калинский Церковно-народный месяцеслов

0|1|2|3|4|5|6|7|

Неделя Пятидесятницы. По древнерусскому народному месяцеслову, неделя эта ставится в тесной связи с предшествующею неделею Святых Отец и Семиком. Те же самые названия, какие у нашего народа носит неделя Святых Отец, усвояются неделе Пятидесятницы, как, например, названия Русальной, Зеленой, Клечальной. В северо-западной Руси и в Малороссии, впрочем, праздник Пятидесятницы известен под именем зеленых свят. Характер народных обрядов и верований, которые исстари приурочены к празднику Пятидесятницы, слишком близок к неделе Русальной или Семику. В праздновании нашим народом Троицы тоже резко бросается в глаза смешанность древ-неязыческих обычаев и представлений с понятиями, имеющими близкое отношение к христианству. По обычаю дни Пятидесятницы издавна посвящались русским народом так называемому развиванию и пусканию на воду венков. Девицы и молодые парни, которые обыкновенно принимались за это дело, занимали всех гаданиями, особенно о брачном союзе, супружеской любви, жизни, смерти и т. п. Так, если венок, сбереженный от Семика до Троицына дня, уцелел свежим, рассчитывают на долголетие и счастливое супружество; если иссох, ожидают скорой смерти. Если брошенный венок уплывал, не коснувшись берега, это предвещало исполнение желаний, счастливый брак, долголетнюю жизнь; если венок кружился на одном месте, это знак неудачи, свадьба расстроится, любовь останется без ответа; если потонет – знак смерти, вдовства, бездетной жизни и т. п. Нужно заметить, что венки как средство гадания употреблялись не только у нас, но и у других народов древности. В Греции цветы и венки древесные также употреблялись для волхвования, греки, подобно нашим предкам, бросали их в воду – море, ручьи и реки. Вообще венок имел значение любви и брака, каковое, без сомнения, он имел и у наших предков в праздничных гаданиях на Троицу.

К празднику Троицы приурочен был еще на Руси благочестивый обычай убирать храмы разными деревьями или ветками, травами и цветами. Для этого обыкновенно еще накануне этого праздника благочестивые прихожане привозили деревья, расставляли их около перил, столбов, клиросов и по углам церквей, прикрепляли их за образа, подсвечники и люстры, пол усыпали травою, а местные иконы украшали цветами. Утром на самый праздник женщины, девушки и дети приходили к обедне с пучками цветов и пахучих трав, и потом вся эта растительность, особенно цветы, которые находились под книгою, читавших молитвы священников, брались некоторыми в дома и сохранялись как святыня и лекарственное средство против разного рода недугов. Обыкновение это со всеми указанными особенностями наблюдается большею частью и ныне, особенно в сельском простом быту. Что касается основания для такого церковного употребления на Троицу древесных ветвей, цветов, трав, то нужно полагать, что церковь наша заимствовала этот обычай от ветхозаветной церкви. На праздник Пятидесятницы древние евреи, по закону Моисееву, приносили во храм начатки жатвы, которая в Палестине оканчивалась около этого времени, т. е. в половине нашего мая. Так же, еще в память синайского законодательства, у иудеев принято было украшать дома, стогны, грады и синагоги цветами и ветвями, которые в весеннее время представляли одно из самых естественных приличных украшений.

Сообразно указанному установлению и обычаю церкви ветхозаветной и у нас на праздник св. Троицы приносятся народом своего рода начатки обновляющейся весны в дар Святому Духу, зиждителю всего. Кроме того, употребление в этом случае зелени в новозаветной церкви служит знамением новой духовной жизни, открывшейся в новозаветной церкви с сошествием Святого Духа на апостолов и выражением веры в воскресение мертвых, поминаемых в Троицын день. Но нельзя, кажется, отрицать того, что благочестивый обычай этот получил у нас особенную силу под влиянием соответственных ему обычаев чисто народных. Кроме того, что было сказано нами выше об этих обычаях, известно, что в дохристианской Руси, как и у других народов древности, древесные ветви и цветы служили украшением храмов в дни праздничные во время торжественных жертвоприношений; древесными ветвями тоже сопровождались важнейшие церемонии. В древние времена общеизвестными символами были масличная ветвь – символ мира, лавровая – победы и славы, дубовая – мужества. Относительно березы, которая получила у нас на праздник св. Троицы преимущественное значение пред другими деревьями, заметим, что она была символом весны. Если поэтому сопоставим это употребление березы с известными нам обрядами Семика, то легко отсюда заключить, что наши чисто народные обычаи могли способствовать усвоению и укреплению в древней русской жизни подобных церковных обычаев и слишком незаметно могли смешаться с ними, приняв христианское значение. Но в народе смесь церковных обычаев с дохристианскими представляет грубый характер, как видно, например, из следующей песни, распеваемой на Троицу в хороводах:

Благослови,

Троица,

Богородица;

Нам в лес пойти

Нам венки завивати,

Ай дидо, ай ладо,

Нам венки завивати

И цветы соривати и т. д.

Наконец, заметим, что праздник св. Троицы в Древней Руси имел немаловажное значение юридическое. Известно, что до XII в. он служил на Руси одним из сроков, когда наши предки ставились в Москве на царский суд и вносили разные подати, как это видно из судебных грамот.

<p>Заключение

Обозрев содержание русского церковно-народного месяцеслова, мы видим таким образом, что оно слагается, с одной стороны, из элемента религиозного, в основе которого лежит церковный месяцеслов в обширнейшем смысле этого слова, и с другой – из элемента народного, предметом которого служат разные древнерусские верования и предания, обычаи и обряды. Конечно, если возьмем в отдельности какую-либо из его частей, то как та, так и другая, будучи рассматриваемы сами по себе, представляют свои особенности. Но из этого еще нельзя вывести понятие о характере общего содержания русского цер-ковно-народного месяцеслова.

Для полной оценки всего его содержания необходимо определить, насколько была возможна сама по себе связь между составными его элементами, и если она осуществилась на деле, то насколько она состоятельна.

Лучшими данными для суждения о том могут быть для нас основания, по которым совершалось развитие русского церков-но-народного месяцеслова, а потому разберем их обстоятельнее, чтобы видеть связь составных частей его содержания.

Первое основание, выразившееся в образовании русского церковно-народного месяцеслова, названо было у нас церков-но-историческим, так как связь в этой части его обусловливается исключительно данными историческими.

Здесь все почти религиозно-народные верования относительно святых вытекают из их жизнеописаний, сказаний о чудесах, церковных молитв и песнопений, иконных изображений, народных преданий и легенд, а потому многие из этих верований, имея под собой некоторую историческую почву, могут быть в известной степени оправданы и догматическими данными христианской церкви. В Послании к коринфянам апостол Павел ясно говорил, что в церкви признаются действительными разные дары благодати, источником которых служит действующий в церкви Дух Святый: отсюда, естественно, становятся возможными и верования в божиих угодников, особенно по их религиозно-нравственному значению в жизни народной.

Впрочем, нельзя не заметить, что значительная часть указанных верований в особенные действия и чудеса святых отличается у русского народа довольно утилитарным взглядом: по понятию его, почти все церковно-народные святые являются преимущественно покровителями и хранителями материального состояния людей, и именно эта особенность в народных воззрениях весьма нередко составляет плод собственно народной фантазии.

Другое основание в развитии древнерусского церковно-на-родного месяцеслова мы назвали филологическим или звуковым, так как в нем исключительное значение имеет слово, будь оно взято отдельно само по себе, или по отношению к другому, с ним сходному.

Нужно вообще заметить, что слово человеческое, по мнению наших предков, наделено было какою-то творческою, властительною и чародействующею силою. Конечно, само по себе слово не могло иметь такого сильного значения по отношению к внешней природе, не могло заставить светить солнце, падать дождь; но зато оно всецело владело внутренним миром человека и там проявляло свое чарующее влияние, создавая небывалые отношения и образы, заставляя наших предков основывать на них свои религиозно-нравственные убеждения. Очевидно, что истекающие из этого основания народные представления и понятия еще менее могут быть приурочиваемы к почитанию христианских святых.

Наконец, третье основание русского церковно-народного месяцеслова – совпадение христианских праздников и дней памяти святых с древнерусскими народными празднествами и вообще с разными явлениями и обстоятельствами сельскохозяйственного быта. Что касается примет и сельскохозяйственных наблюдений и замечаний, связанных с церковным месяцесловом, то они кажутся нам явлением вполне естественным и почти неизбежным в быту наших предков, которые не имели самостоятельно выработанного хозяйственного месяцеслова. По самому характеру своему они настолько просты и невинны, что с первого взгляда не заключают в себе ничего предосудительного для церковной стороны в древнерусском месяцеслове. Но мы видим, что во многих случаях подобного рода наш народ придает слишком большое значение этому чисто случайному сближению, так что некоторые из святых становятся в глазах его как бы исключительными покровителями известного рода сельскохозяйственных занятий, распорядителями тех или других явлений окружающей природы. Очевидно, что это уже не крайность, которая, как можно думать, обязана своим происхождением главным образом разным апокрифическим сказаниям о влиянии святых на все существующее в мире, начиная от сил благодетельных и до самых незначительных его явлений. Кроме того, при самом поверхностном взгляде на эту часть церковно-народного месяцеслова резко бросается в глаза странная смесь христианских и языческих представлений и понятий, обусловливаемая совпадением некоторых церковных праздников и дней святых с древнейшими празднествами древнеязычески-ми; а в приурочиваниях последнего рода особенно ясно видны такие черты, по которым вся совокупность этих представлений и понятий не может быть не признана остатками русского язычества и преданиями глубокой русской старины. Так можно думать, во-первых, потому, что наши древние летописцы и вообще церковные писатели, упоминая об этих верованиях, преданиях и обрядах, прямо считают их остатками старины дохристианской, обыкновенно называя их языческими, еллинскими, погаными, идольскими, бесовскими и т. п.; во-вторых, потому, что приурочивания эти обыкновенно обставляются разными мифическими обрядовыми песнями, сказками, заговорами, в которых имена и понятия христианские смешиваются с названиями и суевериями древнерусского язычества; в-третьих, потому, что в верованиях и обрядах этих резко выдвигается особенное внимание и благоговение народа пред могущественным влиянием сил и явлений окружающей природы, которая представляется ему жилищем каких-то темных существ и духов, кои живут и действуют в мире; в-четвертых, потому, что в исполнении самих обрядов заметна в нашем народе какая-то детская склонность к олицетворению, по которому он кругом себя везде видит действие живых грозных и благодетельных сил; наконец, в-пятых, доказательством языческого происхождения указанных верований и обрядов служит особенное обилие разных суеверных примет и предзнаменований, чародейств, заговоров и гаданий, какими особенно обставлены русские Святки, Масленица, Семик и т. п. Поэтому-то вся эта масса народных верований и преданий, обычаев и обрядов, вышедшая из древнерусского язычества, не могла не быть враждебною христианству, а отсюда само собою понятно, что церковь, требуя всегда и везде забвения языческих представлений и понятий, обрядов и обычаев, должна была вооружаться против них и заботиться об истреблении веры в языческие божества, жертвоприношений и обрядов языческого богослужения и вообще всего, что носило на себе более сильный характер дохристианского культа. Но несмотря на это, второстепенные остатки древней религии, как, например, вера в предзнаменование, и некоторые народные обычаи и обряды все-таки довольно упорно держатся в народе, чему, с одной стороны, послужило то, что они имели гораздо более приложения к жизни и оттого более срастались с нею, а с другой – еще и то, что, потеряв свой религиозный характер, они были более терпимы, чем вера в божество.

Поэтому-то все наши приметы и заговоры, многие обычаи и обряды недаром живут в русском народе и доселе, хотя теперь простой наш люд далеко не может дать себе отчета, почему делает он все это, и непременно в урочное время, почему он обставляет известные свои празднества теми или другими обычаями или обрядами и какое они имеют значение. Мало того: весьма многое, что прежде имело цель религиозную, стало теперь простым народным увеселением или забавою.

Одним словом, при более или менее внимательном и беспристрастном взгляде современного исследователя вся эта масса чисто народных верований и преданий, празднеств и обрядов, составляющих содержание древнерусского церковно-народного месяцеслова, представляет в настоящее время довольно своеобразную, более народную, чем языческую, картину церковного элемента. С одной стороны, в ней ясно отражаются древне-бытовые черты и особенности народного характера, а с другой – чрез нее придается какая-то особенная художественная рельефность и живость церковно-народной жизни, представляющейся как бы в своего рода картине, с постоянными отливами истины и фантазии, заблуждений и высокой правды. Явление это, само по себе странное, есть, однако, самый естественный и неминуемый результат столкновения и борьбы двух противоположностей – ограниченной, наивной народности и безграничных, общечеловеческих стремлений и идей христианского мира.

<p>Перевод иностранных выражений

С. 21 Эй! Святой Валентин из крови злые силы выпускает. . В честь Матки Боски. . при содействии святого мученика храни, Боже, пчельник от вредителя. . День святого Приска – трясогузка пробивает лед… Агнешка милостивая из рукава жаворонка выпускает. . В день св. Дороты высохнут платки на заборе. . На св. Вальку нет подо льдом балки ‹т. е. лед не держит. – Ред.›… св. Матвей зиму убавляет или прибавляет… На св. Георгия реки идут в море ‹начинается таяние льда на реках. – Ред. ›.. св. Георгий Гри-гри-григорий, идите, дети, в школу… гром гремит на св. Войцеха – земледельцам растет утеха ‹т. е. будет хороший урожай. – Ред.›… На св. Марка сеять овес поздно, а гречиху рано; св. Марк бросит в воду огарок… св. Софья хлеба колосит… От Медарда сорок дней слякоти… на св. Вита соловей уже молчит… Как на св. Якуба тепло, так на Рождество холодно… Со св. Анки холодные вечера и утра… На св. Вавщинца можно брать орехи на венок ‹вероятно, свадебный. – Ред. ›. . св. Бартоломей завтрак уменьшает… На св. Бартоломея – руки на пламень ‹т. е. надо руки греть. – Ред.›… На св. Христа – стриги овец… После св. Матвея даже каждый простак в шляпе… Св. Михаил изгороди с поля убрал… Гром на св. Михаила – слава Богу, пища будет… Овес, посеянный на Гавла-Урбана, а рожь на Гавла – надо палачу отдать ‹т. е. ничего не стоит. – Ред.›… св. Урсула жемчуг высыпала… св. Лукаш, что в поле идешь?., св. Мартин на белом коне едет… если подморозит на св. Мартина, оттепель будет на Рождество… На св. Барбару стирать лучше всего… св. Катерина – пост начинается… На св. Степана каждый себе пан. На Вознесение Бог – в небо, червь – в мясо, квас – в пиво, а дьявол – в бабу… (польск.).

С. 22. Пройдут громницы – конец санному пути… На св. Ржегория жаба открывает пасть (или: аист летит с моря)… св. Буриан – градобитие во время гроз… Симон Юди – зима наступает… На св. Лукаржа – изобилие хлеба и каш… Климент зиму выбирает, а св. Петр… причесывает (чешск.).

С. 50 вместе пришли вышеназванные, по нраву братья бессребреники, по мастерству врачи и скорее чудотворцы. Проси у них безвозмездно какой хочешь милости, потому что их мастерство почти божественно и почти всегда успешно (греч.).

С. 61. Некоторые верят, что после чтения молитвы св. Варваре, которую во многих источниках называют матерью исповеди, они не умрут, не исповедавшись в том, как они прожили жизнь. Другие молятся св. Кристоферу: они воображают, что если утром посмотрят на его образ, не умрут ни в этот день, ни в следующую ночь (фр.).

С. 102. Греки много рассказывают о том, что эта евангельская самаритянка с сыном Иосифом (Иорефом) рассказывала об обоих, что едва ли достойно для передачи (лат.).

<p>Календарь народных примет, обычаев и поверий на Руси<a xmlns:xlink="http://www.w3.org/1999/xlink" xmlns:fb="http://www.gribuser.ru/xml/fictionbook/2.0" xmlns:fo="http://www.w3.org/1999/XSL/Format" xlink:href="#n_41" type="note">[41]</a>
<p>ЯНВАРЬ

1. Св. Василия Великого.

Васильев вечер. На Васильев вечер день прибавляется на куриный шаг. В этот вечер девушки гадают о замужестве.

6. Богоявление Господне.

Крещенские морозы. Трещи, трещи, пока не пришли водо-крещи.

10. Св. Григория Нисского.

Григория летоуказателя. Если в этот день на скирдах хлеба ляжет иней, то лето будет дождливое.

12. Св. мученицы Татьяны.

Татьяны крещенской. Крещенские морозы. Если в этот день идет снег, то лето будет дождливое.

16. Поклонение веригам св. апостола Петра. Петра Полукорма. Коль есть метла до костра, то будет хлеба до Петра, а синец и звонец доведут хлебу конец.

18. Свв. Афанасия и Кирилла, архиепископов Александрийских.

Афанасия Ломоноса. Афанасьевские морозы. Афанасий и Кирилло забирают за рыло.

22. Св. апостола Тимофея.

Тимофея Полузимника. Тимофеевские морозы.

24. Преподобной Ксении.

Аксиньи Полухлебницы. Если в этот день на рынках хлеб подешевеет, то и новый хлеб будет дешев. Если в этот день погода хорошая, то и весна будет красная.

28. Преподобного Ефрема Сирина.

Ефремов день. Полагают, что в эту ночь домовой глумится на дворах, для него ставят на загнетке кашу.

<p>ФЕВРАЛЬ

1. Св. мученика Трифона.

Трифонов день. В этот день заклинают мышей, чтобы не портили скирды с хлебом.

2. Сретение Господне.

Встретение. Встретенские морозы. На Сретение зима с летом встретились. Коли на Сретение метель дорогу заметет, то корм весь подберет.

3. Свв. Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы.

Полагают, что в эту ночь домовой заезжает лошадей.

5. Св. мученицы Агафии.

Агафии Коровницы. Полагают, что в этот день по городам и селам бегает коровья смерть.

6. Св. Вукола, епископа Смирнского.

Вукола Телятника. На день Вуколы телятся жуколы (т. е. черные коровы).

11. Св. священномученика Власия, епископа Севастий-ского.

Власьев день. Пришел Власьев день, пришли и Власьев-ские морозы.

13. Св. апостола Онисима.

Онисима Овчарника. В эту ночь овчари окликают звезды для обильного плодородия овец.

25. Св. Тарасия, архиепископа Константинопольского. Тараса Кумашника. Полагают, что в этот день опасно ложиться спать: можно наспать кумаху (лихорадку).

28. Преподобного Василия Исповедника.

Василия Капельника. Полагают, что в этот день бывает всегда оттепель.

29. Преподобного Кассиана.

Касьяна грозного. Зинул Касьян на крестьян. Наш Касьян на что ни взглянет – все вянет.

<p>МАРТ

И март на нос садится (и в нем морозит). Мартовская вода пользительна (из снега) от веснушек и загара. Мартовское пиво (лучшее).

1. Преподобно мученицы Евдокии.

Авдотьи Весновки. В этот день встречают весну и поют: «Весна красна, что ты нам принесла? – Красное летечко?»

4. Преподобного Герасима.

Герасима Грачевника. Полагают, что в этот день прилетают из-за моря грачи.

5. Мученика Конона Градаря.

Конона Огородника. Полагают, что с этого дня должно начинать копать огород.

7. Св. мученика Василия.

Василия Капителя или Капельника.

9. Святых сорока мучеников.

Полагают, что в этот день прилетают из-за моря жаворонки. На 40 мучеников день с ночью меряется, зима кончается, весна начинается.

17. Преподобного Алексия человека Божия.

Алексея – с гор потоки. Сани покинь, в телегу подвинь.

19. Свв. мучеников Хрисанфа и Дарии. Дарьи – грязные проруби.

22. Св. мученика Василия Анкирского.

Василия Солнечника. Если в этот день, при восходе солнца, будут видны на небе красные круги, то этот год обещает плодородие.

22. Похвалы Пресвятой Богородицы.

На Похвалу Богородицы и птица похвалится первым яичком.

25. Благовещение Пресвятой Богородицы.

Благовещенье – птиц на волю отпущенье. На Благовещенье весна зиму поборола. На Благовещенье под дымом не сидят (перебираются спать в сени и клети). На Благовещенье медведь встает. Покров – не лето, Благовещенье – не зима. Каково Благовещенье, такова и Святая. На Благовещенье птица гнезда не вьет, а завьет – станет на все лето пешею, как кукушка (что на Благовещенье гнездо завила). На Благовещенье воры заворовывают для счастья на весь год. Если на Благовещенье красный день, то год будет грозный и пожарный.

26. Собор архангела Гавриила и преподобного Василия Нового.

Что ни родится на день Гаврила – уродливо и неспоро. Василия – выверни оглобли. Пряжа после Васильева дня – не идет впрок.

27. Св. мученицы Матроны Селунской.

Матрены Полурепицы, Настовицы (наст – окреплый снег).

Щука хвостом лед разбивает, а овсянка поет: «Покинь санки, возьми воз!»

30. Преподобного Иоанна, спасителя Лествичника.

Ивана Лествичника. В этот день пекут из теста лестницы, для восхождения в будущей жизни на небо, и полагают, что в то время домовой начинает беситься до рассвета, как запоют петухи.

<p>АПРЕЛЬ

В апреле земля преет.

1. Преподобной Марии Египетской.

Марьи – пустые щи (запас капусты вышел). Захотел в апреле кислых щей! Если в этот день вскроется вода, то будет большая трава и ранний покос. Полагают, что в этот день просыпается домовой, и для него нужно обманывать друг друга.

3. Преподобного Никиты исповедника.

Никитин день. Водяной просыпается. Если у кого скотина не ко двору или не ведется, то полагают, что в этот день нужно водяному принести на жертву лошадь (утопить), чтобы умилостивить его: «Вот тебе, дедушка, гостиниц на новоселье, люби да жалуй нас!»

5. Св. мученика Феодула.

Федула Ветреника. Пришел Федул – теплый ветер подул. На Федула пораньше вставай и оконницу отворяй (т. е. рамы выставляй)! Федул губы надул (ненастье). На Федула сверчки просыпаются.

8. Св. апостола Иродиона.

Родиона Ледолома. Родион воды принес, уставь соху перепахать овес. Полагают, что в этот день солнце встречается с месяцем и реки вскрываются. Коли встреча добрая – хорошее лето, а худая – плохое.

11. Св. мученика Антипы.

Антипы Водопола. Полагают, что в это время реки очищаются ото льда.

12. Св. Василия, епископа Парийского.

Василий Парийский землю парит. Выверни оглобли, а сани на поветь!

23. Св. великомученика Георгия Победоносца.

Юрьев день весенний. Егория вешнего. Егорий с теплом, а Никола с кормом. Егорий с водой (росой), а Никола с травой. Егорий с мостом, а Никола с гвоздем. Егорий с ношей (с кузовом), а Никола с возом. Не хвались на Егорьев день посевом, а на Николин день травой! В Егорьев день разве ленивая соха не выезжает. На Егория прилет ласточкам. На Юрия – роса – не надо коням овса. Юрий запасает коров, Никола коней. Юрий – праздник пастухов (так как в его день выгоняют в первый раз скот в поле вербою с Вербного воскресения). Юрьева роса от сглаза, от семи недугов. Будь здоров, как Юрьева роса! Коли на Юрья березовый лист в полушку – к Успению клади хлеб в кадушку. Яровой сей до Егорья или с Его-рья. Богатый сыт и в Егорьев день, а бедный терпит до Спаса. Под Егорья вешнего не работают, чтобы волк овец не поел. На Юрья св. Егорий разъезжает по лесам на белом коне и зверям раздает наказы. Всяк зверь у Егорья под рукой. Что у волка в зубах, то Юрий дал. Егорий весну начинает, Илья лето кончает. Юрий работы починает, Юрий и кончает. На Руси два Егорья: холодный (26 ноября) и голодный (23 апреля). С Егорья хороводы, с Дмитрия посиделки. С Юрья по Семен день, Покров (сроки сделкам и наймам).

25. Святых жен мироносиц и св. апостола и евангелиста Марка.

Бабий праздник. На Марка прилет певчих птиц стаями.

27. Св. мученика Симеона, сродника Господня. Семена Ранопашца.

28. Апостола Ясона и мученика Максима. На Ясона ветер тепляк – здоровяк. На Максима больных отпаивают березовым соком.

30. Апостола Иакова.

Теплая ночь и звездная – к урожаю, а ясный восход солнца – ведрое лето.

<p>МАЙ

Май смаит. Месяц май не холоден, так голоден. В мае жениться – век маяться. Май холодный – год хлебородный. Майская трава и голодного кормит.

10. Св. апостола Симона Зилота.

На Симона Зилота зима именинница, грех пахать, собирают зелья у болота, копают коренья на зельях.

11. Св. мученика Мокия.

Мокия Мокрого. Если этот день мокрый, то и лето будет мокрое. В этот день не работают, боясь, чтобы град не побил полей.

13. Св. мученицы Гликерии девы.

Лукерьи Комарницы. Полагают, что в этот день прилетают комары.

14. Св. мученика Исидора.

Сидора Огуречника. На Сидора еще сиверко (северно). Придут Сидоры, минуют и сиверы (заморозки), прилетят стрижи и касаточки и принесут тепло. Полагают, что в этот день должно сажать огурцы и сеять лен.

15. Преподобного Пахомия.

Пахома Теплого, Бокогрея. Пришел Пахом – запахло теплом. На Пахома поздний посев овса и пшеницы.

16. Преподобного Феодора Освященного. Федора Житника. Кто сеет после Фита, прост будет жита. Полагают, что в этот день должно непременно сеять житарь.

18. Св. мученика Феодота Анкирского и св. мучениц седьмидев.

Федота Овсянника. Коли на Федота на дубу макушка с опушкой, то будешь мерить овес кадушкой. Если на Федота дубовый лист развернулся, то земля принялась за свой род. Пришел Федот – берется земля за свой род. Семь дев сеют лен.

Св. мученика Фалалея. Фалалея Огуречника.

Св. царя Константина и царицы Елены.

Алены Леносейки. Алены – длинные льны. На Алену сей лен, также ярицу, гречу, ячмень и позднюю пшеницу; также сади огурцы. Алене льны, Константину огурцы.

23. Обретение мощей святого Леонтия, епископа Ростовского.

Левона Огуречника.

25. 3-е Обретение главы св. пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Ивана – медвяны (вредные) росы. Если в этот день на рябине много цветов, то будет хороший урожай хлеба. Лечебные зелья кладут под Иванову росу.

Преподобного Никиты, епископа Халкидонского. Никиты Гусятника.

Св. мученицы Феодосии.

Федосьи Колосяницы. Полагают, что с этого дня рожь начинает колоситься. День Федосьи стоит всех понедельников (несчастный).

30. Преподобного Исаакия Далматского.

Исакия Змеевника. Полагают, что в этот день змеи станицами ходят по лесам. На Исаакия сажают бобы.

31. Апостола Ерма и мученика Ермия.

Ермия Распрягальника. Как Еремия (1 мая) Запрягальника, потому что на Еремия подыми сетево (севалку), так и на Ермея же (Ермия, 31 мая) Распрягальника, потому что опусти сетево (т. е. начало и конец посевов).

<p>ИЮНЬ

Конец пролетия (весны), начало лета. 1. Св. мученика Иустина Философа.

Устинов день. Если в этот день чист восход солнца, будет хороший налив ржи. Если же этот день дождливый и мрачный, то будет хорош урожай льна и конопли.

3. Св. мученика Лукиллиана.

Лукьяна Ветреника. В этот день гадают по ветрам.

8. Св. мученика Феодора Стратилата.

Феодора Колодезника. Праздник колодезников, которые опрокидывают сковороды, чтобы узнать, где есть водяная жила, и коли сковорода сыра, тут и вода. Гроза на Федора летнего – плохая уборка сена.

9. Св. Кирилла, архиепископа Александрийского, и святых

мучениц Феклы, Марфы и Марии.

На Кирилу конец весны, почин лету. Марфы Рассадницы.

10. Св. мученика Тимофея.

Коли на Тимофея знамения – будет голод.

12. Преподобных Онуфрия и Петра Афонского. Петра Поворота, Солнцеворота, Капустника. Солнце на зиму, а лето на жары, солнце укорачивает ход, а месяц идет на прибыль.

13. Св. мученицы Акулины.

Акулины Гречишницы. Акулины-задери хвосты (скот бесится от оводов, строчится). Полагают, что с этого дня должно начинать сеять гречиху, а по другим либо за неделю до Акули-ны, либо спустя неделю. В этот день мирская каша для нищих. Праздник каш.

15. Св. мученика Вита.

Кто сеет после Фита, тот будет просить жита.

16. Св. Тихона, епископа Амафунтского.

На Тихона и птицы затихают (кроме соловья).

17. Св. мученика Мануила.

На св. Мануила солнце застаивается.

20. Священномученика Мефодия, епископа Патарского. Праздник перепелятников.

23. Св. мученицы Агриппины.

Аграфены Купальницы. Начало купанья (на севере), заку-пываются. Травы в соку, и потому сбор лечебных кореньев и зелий накануне Ивана Купала. Моются и парятся в банях. Общее купанье с песнями и т. п.

24. Рождество св. пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Ивана Купалы. Иванов день пришел, траву собирать пошел. В этот день тоже собирают травы. В Иванов день, как и накануне его, раскладывают костры, зажигают, прыгают через них, а также купаются в воде и росе, пляшут вокруг дерева, а ведьмы собираются на лысой Киевской горе: этот день их, ведунов, колдунов и т. п., проказы домовых, водяных, русалок, леших и т. п. Папоротник расцветает в полночь на Ивана Купалу и им открывают клады. На Ивана Купалу кого побьют (на игрищах), пиши пропало. Просите, детки (либо попы), дождя до Ивана, а после Ивана и сам я упрошу.

26. Явление иконы Пресвятой Богородицы Тихвинской. Преподобного Давида.

Тихвинской Ягодочницы. Давида Земляничника. Полагают, что в этот день поспевает земляника.

27. Преподобного Сампсона Странноприимца.

Самсона Сеногноя (сено загнивает). Коли на Самсона будет дождь, то и летом будет то ж. На Самсона дождь – семь недель дождь, до бабьего лета мокро.

29. Св. апостолов Петра и Павла.

С Петрова дня красное лето, зеленый покос. Женское лето по Петров день. В Петров день барашка в лоб. В Петра зарница хлеб зорит. С Петрова дня в поле пожня (покос). Прошла Петровка – опало по листу, прошел Илья – опало два. Соловьи поют до Петра, а кукушка кукует. Петр и Павел полчаса сбавил. Не хвались бабка, что зелено, а смотри, каков Петров. Петровка – голодовка. Утешили бабку Петровские жары голодухой. Ладь косы и серпы к Петрову дню!

30. Блаженного Петра-царевича и собор двенадцати Апостолов.

Полупетра. В этот день, собираясь на покос, провожают весну.

<p>ИЮЛЬ

Месяц июль – страдник (от страды при жниве). В нем хоть разденься – легче не станет. Макушка лета. Плясала б бабка, да макушка лета настала.

1. Свв. мучеников, чудотворцев и бессребреников Косьмы и Дамиана.

Кузьмы и Демьяны пришли – на покос пошли.

4. Св. Андрея, архиепископа Критского. Озими в наливах, а греча в исходе, т. е. на выходе; или: и рубахи нет, а овес до половины дорос.

5. Преподобного Афанасия Афонского.

Если в этот день вечером играет месяц, то обещает хороший урожай.

6. Мученика Ермия.

Всякий Еремей про себя разумей: когда сеять, когда жать и когда в скирды убирать. Полагают, что в этот день непременно нужно окончить посев.

8. Явление образа Пресвятой Богородицы Казанской и Великомученика Прокопия.

Казанская. Прокофья Жатвеника (зажинают рожь).

12. Св. мученицы Евфимии. Афимьи Стожарницы.

16. Св. мученика Прокла. Прокла – великия росы.

15. Свв. мучеников Кирика и Улиты.

Не жни на Кирика и Улиты – маньяки (видения) увидишь.

16. Св. мученика Афиногена.

Финогена володки. В этот день, когда начинают жать, оставляют на ниве несколько колосьев на корню, и этот несжатый клочок называется: володка на бородку. На Афиногена пташки задумываются.

19. Преподобной Макрины.

Макрида мокра – и осень мокра. Смотри осень по Макриде.

20. Св. славного пророка Илии.

Илья зажинает, лето кончает; первый сноп – первый осенний праздник. Петр с колоском, Илья с колобком (круглым хлебцем из новой ржи; колоб – шар, ком). Новая новина на Ильин день. Сеять на Ильинской поляне. На Илью лето до обеда, осень после обеда. До Ильи тучи по ветру, после Ильи против ветру.

Придет Илья – принесет гнилья (дождей). Ильинским дождем умываются от призора, окачиваются. До Ильи и под кустом сушит, а после Ильи и на кусту не сохнет. На Ильин день дождь – мало пожаров, ведро много. Илья грозы держит, на огненной колеснице ездит. Вознесенье с дождем, Илья с грозой, потому скот не выгоняют на поле. На Ильин день где-нибудь да загорается от грозы. На Ильин день перегоняют пчел, подчищают улья, подрезывают первые соты, которые, впрочем, не в корысть; оттого говорят: богат как Ильинский сот (беден). Муха до Ильи кусается, а после запасается. С Ильина дня ночь длинна, а вода холодна. До Ильи мужик купается, а с Ильи с рекой прощается. На Илью зверь и гад бродят по воде. В Ильин день собак и кошек в избы не впускают (боясь грозы). Во что Илья, в то и Воздвиженье.

22. Св. мироносицы Марии Магдалины. Марьи – добрый день. Коли на Марьин день росы, то льны будут серы и косы.

24. Свв. благоверных князей Бориса и Глеба.

Бориса и Глеба – грозных Паликопов. На Бориса и Глеба за хлеб не берися (за жнитво, не жни).

25. Успенье святой Анны, матери Пресвятой Богородицы.

Анны – холодные утренники. Если утренник холодный – и зима холодная.

27. Святого великомученика Пантелеймона и Блаженного Николая.

Пантелеймона Целителя, Палея, Паликопы (т. е. кто на него работает, гроза спалит того хлеб). Николая Кочанника. Полагают, что в этот день капуста свертывается в кочаны.

29. Св. мученика Каллиника.

Каллиник день. Коли на Каллиника туманы, то припасай косы (или закром) на овес с ячменем. Пронеси, Господи, Кал-линика мороком, а не морозом.

30. Свв. апостолов Силы и Силуана.

Силин день. На Силы и Силуяна рожь бывает пьяна (т. е. полна зерном и клонится к земле). На Силу рожь посеянная родится сильно, а ведьмы обмирают, опившись молока.

<p>АВГУСТ

Август крушит и круглит. В августе каторга, т. е. три заботы мужику: косить, пахать да сеять. Овсы да льна в августе смотри! В августе серпы греют, вода холодит. Бабам и в августе праздник.

1. Происхождение Честных Древ животворящего Креста Господня.

Первый, мокрый, медовый Спас. Пчелиный праздник. На Маковея собирают мак. Дождь на Маковея – мало пожаров. Во что Маковея, в то и разговенье. На первый Спас святи колодцы, венки! С первого Спаса отцветают розы, падают хорошие росы. На мокрый Спас лошадей купают, а пчелы перестают носить медовую взятку.

2. Пренесение мощей первомученика архидиакона Стефана.

Степана Сеновала. Каково второе число августа, таков и сентябрь. На Степана поят лошадей через серебро.

3. Преподобного Исаакия.

Исакия Малинника. Каково третье число августа, таков и октябрь. На Исакия вихри – крутая зима.

4. Свв. седьми отроков в Ефсее и преподобной мученицы Евдокии.

Семь отроков сено гноят. Авдотьи Сеногнойки. Каково четвертое число августа, таков и ноябрь.

5. Св. мученика Евсигнея.

Евсигнея Житника. Каково пятое число августа, таков и декабрь. В этот день заклинают жито, обращаясь на все четыре стороны и призывая мать сыру землю.

6. Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

Яблочный Спас. Второй Спас всему час (плоды зреют), шубу припас; или: бери рукавицы про запас (на второго Спаса освящают плоды и мед, едят яблоки, а до него только огурцы). Встреча осени, осенины, провожая закат солнца в поле с песнями; подрезывают соты и снимают плоды. Каково шестое число августа, таков и январь.

10. Св. мученика Лаврентия.

Коли на Лаврентья вода тиха, то и осень будет тиха и зима невьюжная.

11. Св. мученика архидиакона Евила.

Полагают, что в эту ночь на могилах ходят разные привидения, слышны свист, вой и песни и бегает белый конь.

15. Успение Пресвятой Богородицы.

Успенье. С Успенья солнце засыпает. Успенщина, Госпожинки (Оспожинки), Спожинки, Вспожинки, Дожинки, Обжинки. Жнив-ка, жнивка, отдай мою силку на пест, на колотило, на молотило, на кривое веретено (приговаривают жницы, катаясь по ниве). Конец жатвы; складчины, братское пиво, последний, именинный сноп. До Успенья пахать – копну лишнюю нажать. На Успенье огурцы солить, на Сергия капусту рубить. Молодое бабье лето с Успенья по Семен день.

16. Праздник нерукотворенному образу Господа нашего, Иисуса Христа.

Спас на полотне, третий Спас, хлебный Спас. Третий Спас хлеба припас. Первый спас – на воде стоят, вторый – яблоки едят, третий – полотна продают, хлеб припасают. Ласточки отлетают в три раза, в три Спаса.

18. Свв. мучеников Флора и Лавра.

Лошадиный праздник, кропят их на Флора и Лавра. На лошадях не работать, чтоб падежа не было. Сей озимь от Преображения до Флора, чтоб не было флоровых цветиков. С Флора и

Лавра осенние утреники. С Флорова дня засиживают ретивые, а с Семена – ленивые.

19. Св. мученика Андрея Стратилата.

Стратила Тепляка. Стратилатов день приспел, овес поспел.

22. Св. мученика Агафоника.

Агафона Огуменника. Полагают, что в эту ночь леший выходит из лесу и бегает по селам и деревням, дурит и раскидывает снопы по гумнам. Поэтому его стерегут, тулуп надев навыворот и с кочергою в руках.

23. Св. мученика Лупа.

Лупа Брусничника. Луповские морозы. На Лупа мороз лупит овес. Первые заморозки.

Пренесение мощей св. апостола Варфоломея. Варфоломеев день. Пришел Варфоломей, жито на зиму сей!

Свв. мучеников Адриана и Наталии.

Натальи Овсянницы. Полагают, что в этот день должно начинать косить овес.

28. Святой Анны.

Анны Скирдницы (хлеб складывают в скирды, одонья и т. п.).

29. Усекновение Честной Главы Крестителя Господня Иоанна.

Ивана Постного. На Ивана Постного собирают коренья рослые, а на Ивана Купалу собирают травы. В этот день не едят ничего круглого, как-то: яблок, картофеля и т. п. (что только напоминает голову), и щей не варят, а также не рубят капусты, не срезывают мака, не рвут яблок, не копают картофеля, не берут в руки косаря, топора и т. п.

<p>СЕНТЯБРЬ

Холоден сентябрь, а сыт, сиверко да сытно. В сентябре одна ягода, и та горькая рябина. С сентября огонь и в избе, и в поле.

1. Преподобного Симеона Столпника.

Семена Летопроводца. Семен день. Грыбье, бабье, старое бабье, лето. Бабье лето – две недели. С бабьего лета севалка с плеч. На Семен день до обеда паши, а после обеда руками маши! По Семен день вечерком гасят старый огонь, а утром вытирают новый из дерева. Начало посиделок, засидок, супрядок, досве-ток. Переходи в Семен день на новоселье – счастье и веселье. На Семена постригай и на коня сажай (дитя), на ловлю в поле выезжай! Первый праздник охотников с псами. На Семена ласточки ложатся вереницами в колодцы и т. п., мух и тараканов хоронят. Коли бабье лето ненастно – осень сухая, а коли на Семена ясно – осень ведряная, много тенетника – к ясной осени, к холодной зиме; дикие гуси садятся, а скворцы не летят.

2. Св. мученика Мамонта.

Мамонта Овчарника.

6. Чудо архистратига Михаила в Хонех. Михайлов день. Михайловские морозы.

8. Рождество Пресвятой Богородицы.

Малая Пречистая (На Успенье большая), Аспасов день. В этот день женщины встречают осень у воды (вторая встреча осени). Убирают пчел, собирают лук, оттого пасиков, луков день.

11. Преподобной Феодоры Александрийской.

Федоры – замочи хвосты. Полагают, что в этот день осень ездит на гнедой кобыле. На Федору лето кончается, осень начинается. И бабье лето до Федоры не всегда дотянет.

12. Св. мученика Автонома.

Полагают, что в этот день змея в лесах уходит в землю.

14. Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня.

Вздвижение. На вздвиженье кафтан с шубой здвигаются. На Здвиженье у доброго молодца капуста у крыльца. Капустенские вечорки на две недели. На Вздвиженье хлеб с поля двинулся

(последняя копна с поля), птица в отлет двинулась, гад не движется.

20. Св. великомученика Евстафия.

Астафьев день. В этот день гадают по ветрам о погоде: северный – к стуже, южный – к теплу, западный – к ненастью, а восточный – к вёдру.

24. Св. первомученицы и равноапостольной Феклы.

Феклы Заревницы (зарева от осенних огней). Именинник овин (замолотки). Хозяину – хлеба ворошок, а молотильщикам – каши горшок.

25. Преставление преподобного Сергия, Радонежского чудотворца.

Сергиев день. Сергия Курятника, Капустника. Если в этот день выпадет первый снег, то зима уставится на Михайлов день. Путь зимний устанавливается в четыре семины (седмицы) от Сергия.

27. Преподобного Савватия, Соловецкого чудотворца.

Савватия Пчельника. Полагают, что в этот день должно убирать улья в омшаник.

28. Преподобного Евмения.

Отлет журавлей на Евмена – на Покров мороз. «Колесом дорога!» – кричат журавлям, чтоб их воротить (чтоб подольше остались и зима попозже пришла).

<p>ОКТЯБРЬ

Грязник. Ни колеса, ни полоза Грязник недолюбливает. С половины Грязника мни и топчи льны!

1. Покрова Пресвятой Богородицы.

Покров, натопи избу без дров! Покров не лето, Встретенье не зима. Первое зазимье. Срок наймам и сделкам. На Покров ветер с востока – к холодной зиме. Покров землю покроет то листом, то снежком. Покров – конец хороводам, начало посиделкам. Матушка Покров, покрой землю и меня молоду! Снег на Покров – к счастью молодым. Не покрыл Покров, не покроет и Рождество. Спереди – Покров, сзади – Рождество. Захвати тепла до Покрова (вычини избу), а не захватишь до Покрова – не будет такова. Успенье засевает, а Покров собирает (сбор последних плодов). Между Покрова и Родительской субботы зима не становится.

4. Св. мученика Иерофея.

Ерофеев день. Полагают, что в этот день лешие дурят по лесам: бродят и кричат, хлопают в ладоши и хохочут, а к утру, после пения первых петухов, проваливаются сквозь землю. Поэтому люди в лес не ходят: леший бесится.

Св. апостола Фомы. Фома – большая крома.

Св. мученика Сергия.

С Сергия зима начинается, с Матроны устанавливается.

9. Апостола Иакова Алфеова.

Ияков, брат Божий, крупицу пошлет (град, крупу).

10. Св. мученика Евлампия.

В этот день гадают по месяцу о погоде.

12. Праздник образа Пресвятой Богородицы Иерусалимской.

В этот день гадают по звездам о погоде и урожае. 14. Преподобной Параскевы.

Прасковьи Трепальницы. Полагают, что с этого дня должно трепать лен. Прасковьи Льняницы. Прасковьи Грязнихи, Поро-шихи. На Грязниху грязь – четыре смены до зимы. Прасковья пятница, Христовым страстям причастница.

22. Праздник иконы Пресвятой Богородицы Казанской.

Казанская. Коли на Казанскую дождь пойдет и все луночки нальет, то зиму скоро приведет. На Казанскую добрые люди вдаль не ездят. Кто на Казанской женится, счастлив будет.

26. Св. великомученика Димитрия Селунского.

Димитров день. Димитров день перевоза не ждет. Коли Димитров день будет по голу, то и Святая, а по снегу, и Святая по снегу. Димитрова суббота – кутейникам работа.

28. Великомученицы Параскевы, нареченной Пятницы.

Прасковеи Пятницы, Прасковеи Льняницы (мнут лен и приносят первинку в церковь). На Прасковею молятся о хороших женихах.

29. Преподобных мучеников Анастасии Римляныни и Авраамия Затворника.

Настасьи Стригальницы. Овчарный праздник. Полагают, что с этого дня должно стричь овец. Авраамия Овчара, Настасьи Овечницы.

30. Св. мученика Зиновия.

Юровая. Праздник рыбаков и охотников. Коли на Юровую волки стаями ходят, будет голод, мор, либо война.

<p>НОЯБРЬ

Курятник. Братошник.

1. Свв. бессребреников Косьмы и Дамиана.

Кузьмы и Демьяны. Курячий праздник. На Кузьму и Да-мьяна курячьи именины, куриная смерть. На Козьмо-Демьяна курицу на стол, цыпленка попу. Если Кузьма и Демьян с мостом, то Никола с гвоздем, а то и сам с гвоздем (начало зимы). Коли Кузьма и Демьян закует, то Михаил (8-го) раскует (оттепели). На Кузьму и Демьяна лист на дереве – через год мороз.

8. Собор Архистратига Михаила.

Михайлов день. Михайловские заморозки. День Архистратига с полумостом. С Михаила зима не стоит, земля не мерзнет. Михайловские оттепели, грязи. Во что Михаила, в то и Никола. С Михаила зима морозы кует.

9. Преподобной Матроны.

Матренин день. С зимней Матрены зима встает на ноги, налетают морозы. С Сергия (25 сентября) зима починается, с Матрены устанавливается. Иней на Матрену на деревьях – к морозам, туман – к оттепелям.

11. Преподобного Феодора Студита.

Со дня Феодора Студита стало холодно и сердито. Феодор Студит землю студит.

12. Иоанна Милостивого.

Дождь на Милостивого – оттепели до Введения.

14. Св. апостола Филиппа.

Иней на Филиппа – урожай на овес.

15. Св. мученика Гурия.

Гурий на пегой кобыле (грязь либо снег).

Св. апостола и евангелиста Матфея. На Матфея земля потеет, преет.

Св. Григория Неокесарийского. Приехала зима на пегой кобыле.

Свв. мучеников Платона и Романа. Каков Платон да Роман, такова и зима.

21. Введение во храм Пресвятой Богородицы. На Введенье – леденье. Введенье ломает леденье. Введе-нье пришло – зиму привело. Введенье не ставит зимы.

24. Св. великомученицы Екатерины. Катерины Женодавицы. Катеринин день. Первое катание на санях.

26. Освящение храма свв. великомученика Георгия в Киеве.

Юрьев день осенний. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Срок перехода крестьян при царе Борисе. Крепки ряды Юрьевым днем. Мужик и болит, и сохнет по Юрьев день. Мужик не тужит, знает, когда Юрья. Юрий холодный оброк собирает. Юрьевский оброк. Осенью Юрий с мостом, Никола с гвоздем.

30. Св. апостола Андрея Первозванного. Андрею молятся о хороших женихах. Наслушивают воду: коли тиха – хорошая зима, коли шумна – морозы, бури и вьюги.

<p>ДЕКАБРЬ

Студень. Год кончается, зима начинается.

1. Св. пророка Наума.

Наума Грамотника. Батюшка Наум, наведу на ум! В этот день начинают учить детей грамоте.

4. Св. великомученицы Варвары.

Варварин день. Варварины морозы. Трещит Варуха, береги нос да ухо! Варвара заварит, Савва засалит, Никола загвоздит. Варвара ночи урвала, украла, день приточила.

Св. преподобного Саввы Освященного. Саввин день. Савва стелет, гвозди острит, засалит.

Святителя Николая, Чудотворца Мирликийского. Никола зимний, морозный. Два Николы: один травный,

другой морозный; или: одни с травой, другой с зимой. Никола зимний лошадь на двор загонит, а летний откормит. Егорий с мостом, а Никола с гвоздем. Егорий мостит, Никола гвоздит. Никольские морозы. Зима на Николу заметает – дороги не бывает. Хвались зимой по Николе! Красна Никольщина пивом да пирогами. Никольскую брагу пьют, а за похмелье бьют. Никола строит цену на хлеб. Благому Чудотворцу два праздника в год, а Касьяну немилостивому в четыре года один. Всем богам по сапогам, а Николе боле, затем, что ходит доле, а это потому, что от Холмогор до Колы тридцать три Николы.

9. Зачатие св. Анны.

На Зачатие Анны беременным бабам пост. На Зачатие волки сходятся, а после Крещенья разбегаются.

12. Преподобного Спиридона, епископа Тримифунтского.

Спиридона Поворота. Солнце на лето, а зима на мороз. Полагают, что в этот день медведь повернется на другой бок и корова на солнце нагреет один бок. С Солнцеворота дня прибудет хоть на воробьиный скок. Кормят кур гречихой из правого рукава, чтоб раньше неслись они. Спиридонов день, подымайся вверх! (приговаривают садовники, встряхивая яблоки).

24. Св. мученицы Евгении.

В этот день с вечера поют коляду.

25. Рождество Господа Бога и Спаса нашего, Иисуса Христа.

Святки. На Святки Христа славят с вертепами, со звездой, гадают, колядуют. Темные Святки – молочные коровы, светлые – ноские куры. Небо звездисто – к гороху, метель – пчелы роиться будут, иней – к урожаю хлеба, путь хорош – к урожаю гречи. На Рождество не надевай чистой рубахи, а то жди неурожая. На Святой рубаха хоть плохонька да беленька, а к Рождеству хоть сурова да нова: суровую и можно обновить. Пост холодный (Рождественский), пост голодный (Петровский), пост Великий (к Святой) да пост Малый-лакомка (Успенский). Пять раз солнышко в году играет: на Рождество, на Богоявленье, Благовещенье, Воскресенье (Светлое) и Иваново рожденье.

26. Собор Пресвятой Богородицы.

Бабьи каши.

30. Св. мученицы Анисии.

Анисьи Желудочницы: в этот день гадают по свиной печени о зиме.

31. Преподобной Мелании Римляныни.

Меланки. Щедрый вечер, Васильев вечер. Свинку да боров для Васильева вечерка. Авсен. Таусень. Гадания. Васильева ночь звездиста – лето ягодисто. Под Василья ведьмы крадут месяц.

<p>ПЕРЕХОДЯЩИЕ ПРАЗДНИКИ

Какова Всеедная, такова и Масленая (погодою).

Какова Пестрая, такова и Масленая.

На Пестрой жениться – с бедой породниться.

Оттого и баба пестра, что на Пестрой замуж шла.

На Заговенье не шьют – ногтоед пристанет.

Масленая: честная, веселая, широкая, всемирный праздник. Понедельник – встреча, вторник – заигрыши, среда – лакомка, четверг – широкий, пятница – тещины вечерки, суббота – золовкины посиделки, воскресенье – проводы, прощанье, прощеный день, целовальник. Масленица – Семикова племянница. Масленица – объедуха, деньгам приберуха, тридцати братьев сестра, сорока бабушек внучка, трех матерей дочка. Не житье, а Масленица: неделю гуляет. Пили на Масленой, а ломало на Радуницу. Отдадим почтенье на Сырной в Воскресенье. Не все коту Масленица, придет и Великий Пост.

Пришел пост, редька да хрен, да книга Ефрем. Заговляюсь на хрен, на редьку да на белую капусту. Великий Пост всем прижал хвост. В Чистый Понедельник рот полощат. Даровая Суббота на 1-й неделе поста. Средокрестная – перелом поста: щука хвостом лед разбивает. В среду Средокрестной кресты пекут. Вербная: верба хлест, бьет до слез: не я бью, верба бьет; верба красна бьет напрасно; верба бела бьет за дело. Св. Лазарь за вербой лазил. На Вербной мороз – яровые хлеба хороши. Плотва трется в первый раз на Вербной. На Лазареву Субботу сеют горох. Когда воскресенье в субботу? В Страстную Среду обливают скотину снеговой водой. В Великий Четверг стегают скот вереском, чтобы не лягался. Кто в Великий Четверг рано и легко встает, тот встает рано и целый год. В Великий Четверг холодно – весна до седьмой недели холодна, а коли дождь – мокрая. В Великий Четверг приговаривают: «Мороз, мороз, не бей наш овес!» Каково в Великий Четверг, таково и на Вознесенье. Четверговая соль целебна. В Чистый Четверг золу выносят в курятник, чтоб куры неслись. Печная зола со Страстного Четверга, Пятницы и Субботы охраняет капусту от червей. Свеча от трех заутрень (на пятницу, субботу и воскресенье) зажигается при родах. Великая, Страстная, Красильная Суббота.

Святая, славная, великоденская, великая, радостная Неделя (Пасха). После утрени в первый день Святой христосоваться с усопшими, зарывая яйцо в могилу. В Светлый Праздник огня в домах не разводят, с вечера не гасят. Кто проспит заутреню в первый день Святой, того в Понедельник обливают водой либо купают. На Святой дождь – добрая рожь.

Неделя Радуницкая, Радуница, Красная Горка, Новая Неделя, Проводы, Поминки, Могилки, Фомина. Начало хороводов на Святой, затем хороводы: Радуницкие, Троицкие, Всесвятские, Петровские, Ивановские, конец в страду, потом Успенские, Се-менинские, Капустинские, Покровские.

В Преполовение крестный ход и молебствие на полях.

На Вознесенье завивают березку: не завянет до Троицы – проживет целый год тот, на кого она завита, а девка до году выйдет замуж. На Вознесенье пироги с зеленым луком.

Седьмая неделя по Святой – Семик, Русальная, Зеленая, Задушная (поминки): на ней завивают венки. В Семик сей ячмень!

Троица с кормом. На Духов день развивают березки, бросают венки в воду: потонет – к несчастью, поплывет – к счастью. До Св. Духа не снимают кожуха, а пришел Св. Дух – опять за кожух; или: После Св. Духа кожуха не мечи, а хоть за рукав да волочи!

Всесвятская – проводы весны. Крапивное заговенье (перед Петровками).

Кто все четыре года постится, за того и четыре евангелиста.

Свадьбы: с Крещенья до Масленой, на Красной Горке, с Семена дня (1 сентября) до Гурья (15 ноября).

<p>СВЯТКИ

Святые вечера, страшные вечера

Святки: дня прибыло на куриную ступню.

В ночь с 24 на 25 декабря – рождественский сочельник, который подводил черту под прожитый год, завершал рождественский пост и открывал двухнедельные новогодние празднества – святки.

В рождественский сочельник не едят до первой звезды.

Торжественный ужин не отличается большим разнообразием блюд. Главное и необходимое кушанье на этом столе – кутья. «Для вечерней трапезы готовится доселе из круп каша, а из пшена и ячменя – кутья сочельницкая», – писал еще в начале прошлого века И. Сахаров. Обязательной принадлежностью рождественского стола были и фигурки из теста: «В каждом доме приготовляли к празднику Рождества Христова из пшеничного теста фигуры, изображающие маленьких коров, быков, овец и других животных и пастухов. Такие фигурки ставились на окна и столы, посылались в подарок родным». Это сведения по Архангельской губернии, но практически то же самое с незначительными местными вариациями зафиксировано и в других русских губерниях. В Подмосковье, к примеру, «в первый день Рождества печется ряд мелких коров, одна большая фигура коровы и две большие фигуры овец. Эти фигуры хозяйка хранит до Крещения, в Крещение же после водосвятия размачивает в святой воде фигурки и дает скоту».

После серьезной части за домашним столом – начиналось святочное веселье. «Пришли колядки – блины да ладки (оладьи)», то есть наступила пора взаимных угощений, веселия и радости.

Зима – за морозы, а мужик – за праздники.

Святки праздновались всеми, но в основе своей это был праздник молодежи: ее игры, песни, обходы домов, посиделки, гадания создавали неповторимую атмосферу святочного веселья.

По всей территории России был распространен обычай новогоднего обхода домов молодежью или детьми. «В Рязанской губернии ходят толпами под окна просить пирогов. Впереди всех идет девица, называемая мехоноскою; она-то несет кошель для пирожного сбора; она-то предводит толпу и распоряжается дележом сбора».

Подобные обходы в течение святок проводились трижды: в рождественский сочельник, под Новый год и накануне крещения. Каждая семья ожидала колядовщиков, приготавливала для них угощение и с неподдельным удовольствием выслушивала колядки:

Коляда, коляда!

А бывает коляда

Накануне рождества.

Коляда пришла,

Рождество принесла. (Оренбургская губ.)

Коляда-моляда!

Ты пришла на двор

Накануне Рождества

По снежному полю,

Гулять на просторе!

Забежала во двор

К Иван Иванычу,

К тетушке Прасковье.

Иванов-то двор

Виноградьем оброс,

У Ивана-сударя

Высок терем,

У Прасковьюшки на дворе

Полным-полно.

Гуси-лебеди летели!

Мы малёшеньки,

Колядовщики,

Мы пришли

прославлять,

Хозяев величать!

Иван Иванычу

Житья сто лет!

Прасковьюшке

Всегда здравьице!

Всем детушкам,

Зятьям, снохам,

Сыновьям, дочерям

– Боярышням! (Владимирская губ.)

… А дай бог тому,

Кто в этом дому!

Ему рожь густа,

Рожь ужиниста!

Ему с колосу осьмина,

Из зерна ему коврига,

Из полузерна – пирог.

Наделил бы вас господь

И житьем, и бытьем,

И богатством… (Тверская губ.)

В Пинежском уезде Архангельской губернии ребятишки, когда колядовали, пели:

Дай тебе, господи,

На поле природ,

На гумне примолот,

Квашни гущина,

На столе спорина,

Сметаны ти толсты,

Коровы ти дойны!

Под Москвой, благодаря хозяев за подаренное печенье – «коровку, мазану головку», колядовщики сулили дому полное благополучие и счастье (существовало поверье, что в доме, где ласточка совьет гнездо, не будет несчастий и неприятностей):

Дайте коровку,

Мазану головку!

Уж ты ласточка,

Ты касаточка,

Ты не вей гнезда

Во чистом поле,

Ты завей гнездо

У Петра на дворе!

Дак дай ему бог

Полтораста коров,

Девяносто быков.

Они на реку идут,

Все помыкивают,

А с реки-то идут,

Все поигрывают.

По традиции колядовщики требовали платы, угощения, подчас очень настойчиво:

…Нам же, славцам,

Не рубь-полтина, —

Единая гривна,

Пива братыня,

Яиц коробица,

Скляница вина,

Бочка квасу,

Морда рыбы.

Блюдо шанег,

Ставец оладий

И масла крыница!

Если хозяйка выносила угощение, благодарили:

У доброго мужика

Родись рожь хороша:

Колоском густа,

Соломкой пуста!

Если же ничего не подавали, могли пропеть и такое:

У скупого мужика

Родись рожь хороша:

Колоском пуста,

Соломкой густа!

На двор чертей; на огород червей!

Коляда, Моляда,

Уродилась Коляда!

Кто подаст пирога —

Тому двор живота,

Еще мелкой скотинки

Числа бы вам не знать!

А кто не даст ни копейки

Завалим лазейки.

Кто не даст лепешки —

Завалим окошки,

Кто не даст пирога —

Сведем корову за рога,

Кто не даст хлеба —

Уведем деда,

Кто не даст ветчины —

Тем расколем чугуны!

Угрозы в адрес скупых хозяев могли быть и страшнее:

На Новый год

Осиновый гроб,

Кол да могилу,

Ободрану кобылу!

До выкрикивания таких угроз, как правило, не доходило. Общее праздничное настроение и желание, чтобы в наступающем году жилось хорошо, делали людей щедрыми, терпимыми, гостеприимными.

После шумного, веселого обхода домов молодежь собиралась в посиделочной избе и устраивала общую пирушку – съедали все, чем их одарили односельчане.

До сих пор у нас представление о святках связывается с посиделками. Посиделки, вечерки, беседы устраивались еще с Николина дня или Покрова, но приобретали праздничный характер с Рождества.

В Забайкалье, к примеру, на рождественские посиделки «девушки и парни приходили из разных деревень, разодетые в лучшие платья, иногда приносили их с собой в узелках и несколько раз переодевались. У русских в Забайкалье на святках проводилось восемь праздничных игрищ, и к каждому из них меняли сарафан и атлас (платок). Девушки, не имевшие большого числа сарафанов и шуб, занимали их у более богатых людей, а потом за это отрабатывали хозяевам, дававшим одежду на время святочных игрищ».

Лето – для старания, а зима – для гуляния.

Молодежь, «разодетая в новые рубахи, чтоб избежать неурожая, собравшись в избе, пляшет под дуду, слушает сказки, перекидывается загадками, а главное – рядится, или „окручивается“, и гадает о своей судьбе».

Загадывание загадок, видимо, когда-то носило магический характер, исконный смысл такого действа постепенно забылся, но традиция сохранила и сам тип вопросно-ответных песен и древнейшую форму исполнения их: двумя группами девушек в виде своеобразного диалога.

«Вопросы поются одной стороной, а другая только отпевает (отвечает):

Это певает:

Загануть ли,

Загануть ли,

Да красна девка,

Да краснопевка,

Да семь загадок,

Да семь мудреных,

Да хитрых мудрых,

Да все замужеских

Да королецких

Да молодецких?

Это вопрос, который поется одной стороной. Другая же отпевает:

Да загони-ко,

Загони-ко,

Да красна девка,

Да краснопевка,

Да семь загадок,

Да семь мудреных, – и т. д.

Когда вторая сторона пропоет свой ответ, первая предлагает вопрос-загадку:

Еще гриет,

Еще гриет,

Да во всю землю,

Да во всю руську,

Да во всю святоруську?

Вторая отвечает:

Солнце гриет,

Солнце гриет,

Да во всю землю,

Да во всю руську,

Да святоруську» и т. п.

Нет посиделок без хороводов. Например: девушки образуют круг (весь хоровод – это «царевна»), по-за кругу ходит одна девушка – «царевень» (царевич):

Ц а р е в е н ь: Ты пусти во город,

Ты пусти во красен.

Ц а р е в н а: Те по ще во город,

Те по ще во красен?

Ц а р е в е н ь: Мне девиц смотреть,

Красавиц выбирать.

Ц а р е в н а: Тебе коя люба,

Коя прихороша,

Коя лучше всех?

Ц а р е в е н ь: Мне-ка эта люба,

Эта прихороша,

Эта лучше всех.

С этими словами «царевень» выводит из круга выбранную девушку и, взявши своей левой рукой ее правую руку, с пением быстро ведет по-за кругу. Когда песня кончится, ее начинают сызнова и поют до тех пор, пока «царевень» не выберет из круга всех девиц, затем вереница девушек делает несколько спиралевидных поворотов, хороводных зигзагов, и на том игра кончается.

В Псковской губернии на второй день святок принято было петь под тальянку припевки:

Если б не было погоды —

Не пошел бы снег.

Если б не было миленка —

Не пошла бы сюда ввек.

С горы камушек свалился

В быстру реченьку попал.

Мой миленочек женился,

Не богаче меня взял.

Сшей-ка, батюшка, сапожки —

Вдоль деревни мне ходить:

Накладу часты следочки —

Пускай миленький глядит.

Звучали веселые, озорные песни про старого мужа, про свекра со свекровью, с которыми (в песне!) молодая невестка не считается, не церемонится:

Нынче святки – все святые вечера! Все мои подруги на игрища пошли, Мене, молоду, свекор не пустил. Заставил мене свекор овин сушить. И я-то со зла овин сожгла, Овин сожгла и туды ж пошла. Нынче святки, все святые вечера! Все мои подружки на игрища пошли, Мене, молоду, свекры не пустила, Заставила свекры кросен наткать. Я со зла кросна изорвала, берды выломала, Берды выломала да и туды ж пошла. (Тульская губ.)

Э-э, прялочку взяла да во поседочки пошла, Прясь-то не напряла, только время провела, Прялочку – под лавочку, сама гулять пошла. Кочеты запели – я не думала домой. Други запели – я умом-то не веду, Третьи-то запели – я в головку не беру, Четверты запели, да заря бела занялась, Пяты ти запели – я домой собралась, Пяты ти запели, д я домой собралась, Шесты запели – я домой пришла. Сёдмые запели, д я за старого легла, Сёдмые запели – я за старого легла, «Ну-ка, старый шут, да поворачивайся, Седа борода, да пошевеливайся». «Женушка-жена, да сейчас ли ты пришла?» «Что ты, старый шут, да ты не бредишь ли? Седа борода, да не во сне ли говоришь? Я давно пришла, да давно выспалася, Я хочу вставать да избушку топить, Избушку топить да щи да кашу варить, Щи-кашу варить да шута старого кормить». (Нижегородская губ.)

Та же ситуация «старый муж и молодая жена» обыгрыва-лась и в святочных играх. Об одной из них вспоминал С. Т. Аксаков, не раз видевший ее в своем имении Аксакова Казанской губернии еще в начале XIX века:

«Посреди избы, на скамье или чурбане, сидит старик (разумеется, кто-нибудь переряженный), молодая его жена в кокошнике и фате, ходя вокруг и приплясывая, поет жалобу на дряхлость мужа, хор ей подтягивает. Пропев куплет, кажется, из восьми стихов, из которых я помню две начальные строчки во всех куплетах:

Ох ты горе мое, гореванье,

Ты тяжелое мое воздыханье… —

жена подходит к мужу и посылает его пахать яровую пашню. Старик кашляет, стонет и дребезжащим голосом отвечает: «Моченьки нет». Зрители хохочут. Молодая женщина опять поет вместе с хором новый куплет, ходя и приплясывая вокруг старика. Таким образом перебираются все полевые работы, и на все приглашения сеять, пахать, косить, жать и проч. старик отвечает словами «Моченьки нет», разнообразя отказ прибаутками и оханьем. Наконец, жена поет последний куплет, в котором говорится, что все добрые люди убрались с полей и принялись варить пиво, потом подходит к мужу и зовет его к соседу «бражки испить». Старик проворно вскакивает, бодро отвечает: «Пойдем, матушка, пойдем», – и бежит стариковской рысью, утаскивая за руку молодую жену. Громкий веселый хохот зрителей заключает эту игру».

Со всем азартом молодости собравшиеся на посиделки играли «в молчанку». «По команде „раз, два, три“ все парни и девушки должны хранить самое серьезное молчание… Не выдержавшие молчания подвергаются какой-нибудь условленной каре, например, съесть пригоршню угля, поцеловать какую-нибудь старуху, позволить облить себя водой с ног до головы, бросить в рот горсть пепла, сходить на гумно и принести сноп соломы (последнее наказание считается одним из тягчайших, так как ночью на гумно не ходят из опасения попасть в лапы „огуменника“…). Исполнение штрафов за нарушенное молчание производится по всей строгости уговора».

Песни, танцы, разговоры обыкновенно прерывались приходом ряженых.

Любимыми масками ряженых на Псковщине были «медведь, ломающийся, показывающий, как бабы ходят по воду, как девушки глядятся в зеркало, как ребятишки воруют чужой горох; и „журав“, т. е. представляющий из себя подобие журавля… Чтобы изобразить журавля, парень набрасывает на себя вывороченную шерстью вверх шубу, в один из рукавов которой продевает палку с крючком на конце. Палка изображает клюв журавля, и этим клювом ряженый бьет присутствующих на вечеринке девушек, а те, чтобы откупиться от назойливой птицы, бросают на землю орехи, конфеты, пряники, которые журавль и подбирает».

Иной раз на посиделки врывалась целая ватага «нечисти» – парни любили наряжаться в белые длинные рубахи с рукавами до пола, вывернутые тулупы, надевать изготовленные загодя страшные маски и в таком виде с шумом и гиком заскакивать в избу и пугать девушек. Когда первый испуг проходил, девушки, конечно же, знавшие о возможности прихода подобных «гостей», начинали обороняться и выгонять нечистую силу. Поскольку игра носила не только веселый и развлекательный характер, но имела и магический смысл (выгнав из дома нечисть, пусть ряженую, были уверены, что обезопасили наступающий год, расчистили дорогу приближающемуся Новому году), ряженые не очень долго сопротивлялись и под радостные крики победителей отступали в сени или тут же разоблачались, как в случае с кикиморой, которую изображал парень, одетый по-старушечьи, в лохмотья, с горшком на голове вместо кокошника: горшок разбивали, и «кикимора» тут же превращалась в обычного парня.

Святочные забавы, ряжение продолжались и днем. Так, в Ярославской губернии «все девицы и молодые мужчины, холостые и женатые, наряжаются цыганами и цыганками, ходят в селе по всем домам ворожить на ладони и собирать яйца; или нарядятся в красные мужские рубахи, возьмут косы и грабли и отправятся с песнями по соседним деревням, как будто во время сенокоса».

Костромская молодежь рядилась «стариками со страшными горбами, коновалами, шерстобитами, Петрушкой, разными пугалами в виде стариков, чертом – навязывая на голову кудели, чтобы быть хохлатым, косматым, и вычернив рожу сажей».

Новгородцев на святках из года в год потешала излюбленная комическая пара – старик и старуха:

«Войдя в избу, дед обращается к бабе со словами: – Полно, Афимья, артачиться-то, пойдем! Аль не знаешь, что хозяева добрых людей пущают? Эй, развернись, хозяюшкам в пояс поклонись – любите и жалуйте, добрые люди!

О д и н и з п р и с у т с т в у ю щ и х: Что это она у тебя сегодня больно примахрилась? Аль поминки по бабушке Акулинке справляет?

С т а р и к: Глупый ты человек! Аль не смекаешь? Понравиться, вишь, вам, молодцам, хочет; оно и знать, что женихов выбирать пришла.

О д и н и з п р и с у т с т в у ю щ и х: А сколько ей годков? Коли больно молода, так я не возьму; чай, деда моего махоньким помнит?

С т а р и к: Что ты еще, братец! Баба, вишь, молодая, здоровенная, да вот, нишкни – посмотри! (Смотрит ей зубы, как лошади, желая узнать ее возраст.)

О д и н и з п р и с у т с т в у ю щ и х: И впрямь, брат цыган!

Бабе, оказывается, «два ста без десятка» – плясать еще может. Старик заставляет бабу плясать. Танцуя, она то падает, то встает, чем вызывает одобрительный смех присутствующих. Наконец падает и умирает.

С т а р и к (припадает к ней и причитает): Ой, баба моя работящая была, уважительная, а вишь, и померла! Желанная моя, касатка моя, раскрасавица ты эфтакая!

Но вот приходит музыкант, и под звуки гармони старуха оживает и вновь пускается в пляс».

Некоторые представления, вроде знаменитой народной драмы «Царь Максимилиан» или «Лодка», разыгрывались в специально отведенном для этих целей амбаре. Здесь же разыгрывались и небольшие сценки с участием зрителей и доморощенных актеров-импровизаторов. Одна из популярнейших святочных игр, которую с таким же успехом можно назвать и представлением, – «В кузнеца»:

«В избу, нанятую для бесед, вваливается толпа парней с вымазанными сажей лицами и с подвешенными седыми бородами. Впереди всех выступает главный герой – кузнец. Из одежды на нем только портки, а верхняя голая часть туловища разукрашена симметрично расположенными кружками, изображающими собой пуговицы. В руках у кузнеца большой деревянный молот. За кузнецом вносят высокую скамейку, покрытую широким, спускающимся до земли пологом, под которым спрятано человек пять-шесть ребятишек. Кузнец расхаживает по избе, хвастает, что может сделать все что угодно: замки, ножи, топоры, ухваты и, сверх того, умеет „старых на молодых переделывать“. – „Не хочешь ли, я тебя на молодую переделаю?“ – обращается он к какой-нибудь девице не первой молодости. Та, разумеется, конфузится и не соглашается. Тогда кузнец приказывает одному из ряженых стариков: „Ну-ка ты, старый черт, полезай под наковальню, я тебя перекую!“ Старик прячется под пологом, а кузнец бьет молотом по скамейке, и из-под полога выскакивает подросток. Интерес игры состоит в том, что при каждом ударе у кузнеца сваливаются портки, и он остается совершенно обнаженным. Когда всех стариков перекуют на молодых, кузнец обращается к девушкам, спрашивая у каждой: „Тебе, красавица, что сковать? Тебе, умница, что сковать?“ И каждая девица должна что-нибудь заказать, а затем, выкупая приготовленный заказ, поцеловать кузнеца, который старается при этом как можно больше вымазать ее физиономию».

В Васильев вечер, накануне Нового года, почти во всей центральной России молодежь устраивала еще одно колядование, теперь исполнялись по большей части «овсени» («таусени»).

Ай во боре, боре Стояла там сосна Зелена, кудрева. Ой овсень, ой овсень! Ехали бояре, Сосну срубили, Дощечки пилили. Ой овсень, ой овсень! Мосточек мостили, Сукном устилали, Гвоздьми убивали. Ой овсень, ой овсень! Кому ж, кому ехать По тому мосточку? Ехать там Овсеню Да Новому году Ой овсень, ой овсень!

В Рязанской губернии записана такая колядка:

Ой авсень,

Ой коляда!

Дома ли хозяин?

Его дома нету!

Он уехал в поле

Пашеницу сеять.

Сейся, сейся, пашеница,

Колос колосистый!

Колос колосистый,

Зерно зернисто!

Владимирские девушки пели под окнами «таусень»:

Как у нашего хозяина

Дорогие ворота,

Золотая борода,

Золотой усок,

По рублю волосок!

Таусень, таусень!

На Тамбовщине, переходя от избы к избе, «славши авсень»:

Авсень, авсень, Шелковая борода, Золотая голова, Подай пирога Или курочку с хохолком, Петушка с гребешком; Подай денежку с орлом И копеечку с копьем!

В Уфимской губернии специальный таусень исполнялся дочери хозяина, если она была в возрасте невесты:

Уж ты ягодка красна,

Земляниченька красна!

Таусень!

Отчего она красна?

Во сыром бору росла.

Таусень!

Уж ты Катенька умна,

Свет Ивановна умна!

Таусень!

Отчего она умна?

Что у батюшки росла,

Таусень!

У сударыни матушки

Нежилася,

Таусень!

Что и нежилася

Да лелеялася.

Таусень!

В некоторых местах под Новый год колядовать ходили девушки-невесты в праздничных нарядах или в масках. Они исполняли колядные величания только в тех домах, где есть жених:

У Ивана на дворе Стоят сорок коней Таусень, таусень! Ему в Москву ехать, Ему солод закупать. Таусень, таусень! Ему пиво варить, Ему сына женить. Таусень, таусень! Ему сына женить, Ивана Иваныча! Таусень, таусень! Ему брать ли не брать Настасью Лукиничну. Таусень, таусень!

В ответ каждый жених или его мать одаривали девушек лепешками, пирогами, конфетами.

На Севере России распространен был особый тип колядок – «виноградья», отличавшиеся эпическим размером, развернутым сюжетом, пространными поэтическими сравнениями и образами.

Да виноградиё да красно-зеленоё!

Да уж мы ходим не ходим спо Нову-городу,

Уж мы ищем не ищем господинов двор.

Господинов двор да высоко на горе.

Да высоко на горе да далеко в стороне,

На семидесят верстах да на восьмидесят столбах.

Да на каждом ли столбе по маковке,

Да на каждой на маковке по замчужке (жемчужине),

Да на каждой на замчужке по ленточке,

Да на каждой на ленточке по кисточке,

Да на каждой на кисточке по свечке горит,

Да этот чей стоит дом, да чей высок новой терем?

Да этот дом стоит Филиппа Ивановича,

Да это горницы Ирины Ивановны.

Да ты позволь, сударь хозяин, ко двору прийти,

Да ко двору прийти да на круто крыльцо взойти,

Да на круто крыльцо взойти да за витое кольцо взять,

Да за витое кольцо взять да спо новым сеням пройти,

Да спо новым сеням пройти да в нову горницу взойти,

Да в нову горницу взойти да против грядочки встать,

Да нам еще того повыше – на лавочку сесть.

Да нам на лавочку сесть да виноградиё спеть,

Да виноградиё спеть, в дому хозяина опеть,

В дому хозяина опеть, в дому хозяйку припеть…

Да виноградиё да красно-зеленоё»!

Это «виноградиё» (мы привели лишь отрывок, самое начало его) исполнялось на Печоре семейным хозяевам, припев повторялся после каждой строки. Существовали специальные «виноградья» и для молодых, недавно поженившихся пар, и для семей, где было много детей, и для невест, женихов и т. п.

Повсюду свои колядки прикрикивали ребятишки, ходившие ватагами от дома к дому. Детей-колядовщиков угощали печеньем, орехами, сладостями. Детские колядки коротенькие и часто носят шутливый характер:

Уж ты сивая свинья, Таусень!

На дубу гнездо свела, Таусень!

Поросят вывела.

Поросята полосаты

По сучкам пошли,

А один упал,

Ко мне в кузов попал,

Веретена перломал.

Веретена неточёны —

У них пятки золочёны.

Таусень!

(Пензенская губ.)

Ой, баусень!

Наш хозяин богатый,

Гребет денежки лопатой,

Сидит на скамейке,

Считает копейки,

Сидит на лавке,

Считает булавки.

Ой, баусень! (Тульская губ.)

Святок не бывает без гаданий. Для девушек в этом главный смысл и цель святочных вечеров. В одной из песен Пермской губ. поется:

К нам наехали святые вечера, На конях, на соболях, На лисицах, горностаях! Уж вы, кумушки, подруженьки мои, Вы придите, посидите у меня, Пособите думу думати, Пособите мне отгадывати, Отгадаете – не сказывайте.

О том же и песня, записанная в Пошехонье Ярославской губ.:

Гадай, гадай, девица, В коей руке былица, Былица достанется, Жизнь пойдет, покатится, Попригожей срядится, Молодцу достанешься, Выживешь, состаришься…

Гадали во все дни святок, но наиболее важными и значимыми считались гадания накануне Рождества, Нового года и в особенности Крещения. Сохранилось воспоминание писательницы К. Авдеевой о том, как гадали в начале прошлого века в Сибири: «Собирали кольца, запонки, сережки, клали их в блюдо и накрывали салфеткою; нарезывали маленькие кусочки хлеба и клали сверх салфетки. Сначала пели песню хлебу и соли и брали кусочки; ложась спать, клали их под головы, загадывая что приснится. Потом пели песни; по окончании каждой из них трясли блюдо, и один ловил, что попадалось, по одной вещице». Владелец вещи по песне определял, какая судьба ему нагадалась.

Спустя четверть века в другом конце России – Ржевском уезде Тверской губернии – гадали совершенно так же: в вечер под Новый год все, «даже пожилые, собравшись, только гадают о своей участи на следующий год. Для этого берут шапку, и каждый кладет в нее кольцо, серьгу или что-либо такое; после шапку встряхивают и поют подблюдные песни-стишки», под которые вынимают вещицы.

Гадания под подблюдные песни начинались, как нам уже подсказала Авдеева, с обязательной песни хлебу и соли:

Хлебу да соли Долог век, Слава!

Барышне нашей Боле того, Слава!

Кому мы спели, Тому добро, Слава!

Кому вынется, Скоро сбудется, Слава!

Скоро сбудется, Не минуется, Слава!

После этой, ничего не предвещающей песни, исполнялись остальные, каждая из которых имела свой смысл, предсказывала разные повороты судьбы. Наибольшее количество песен было, конечно же, о благополучии во всех его проявлениях:

Катилось, валилось Одонье ржи,

Погодя маленько – Скирд овса.

Кому мы спели, Тому добро.

Кому вынется, Тому сбудется,

Не минуется, Слава!

Ползет ежик По завалинке,

Тащит казну На мочалинке.

Диво ули ляду! Кому спели,

Тому добро!

(К богатству.)

Летел соловей

Через житенку,

Несет соловей

Жита горсточку.

Ладо, ладу!

Кому мы поем,

Тому честь воздаем.

(К богатству и счастью.)

Мышь пищит,

Сто рублей тащит,

Диво ули ляду!

Кому спели, тому добро!

(К деньгам, богатству.)

На печи дежа

Высоко взошла.

Кому мы же спели,

Тому добро.

Кому вынется,

Тому сбудется!

(Предвещает благополучие, счастье, богатство.)

Рылся кочеток

На завалинке,

Вырыл кочеток

Жемчужинку.

Кому спели,

Тому добро!

(К счастью и богатству.)

Медведь-пыхтун Слава!

По реке плывет. Слава!

Кому пыхнет во двор, Слава!

Тому зять в терем, Слава!

Кому мы спели, Тому добро, Слава!

Кому вынется, Тому сбудется. Слава!

Скоро сбудется, Не минуется. Слава!

(Предвещает замужество.)

Рылась курочка На завалинке,

Вырыла курочка Золот перстень.

Мне тем перстом Обручатися.

Кому вынется, Тому сбудется,

Не минуется, Слава!

Идет кузнец Из кузницы. Слава!

Несет кузнец Три молота. Слава!

«Кузнец, кузнец! Ты скуй мне венец! Слава!

Ты скуй мне венец

И золот, и нов. Слава!

Из остаточков Золот перстень. Слава!

Из обрезочков

Булавочку.

Слава!

Мне в том венце

Венчатися.

Слава!

Мне тем перстнем

Обручатися.

Слава!

Мне тою булавкой Убрус притыкать». Слава!

Да кому мы спели, Тому добро! Слава!

Вился клен с березою – Не развился.

Ладу, ладу! Кому выйдется, Правда сбудется,

Тому добро!

(К свадьбе.)

На дубчике Два голубчика

Целуются, Милуются.

То диво, то слава!

Кому выльется, Тому сбудется,

Тому сбудется, Не минуется.

(К свадьбе.)

Существовало немало песен, означающих печаль, разлуку, неприятности, бедность:

Стоят санки у лисенки,

Хотят санки уехати.

Ладу, ладу,

Кому мы поем,

Тому честь воздаем.

(Песня предвещает дорогу, разлуку.)

Ходит старушка Посереде,

На ней сарафан Весь истрескался,

Изверескался.

Илею, илею!

Кому песню поем, Тому сбудется,

Тому сбудется, Не минуется.

Илею, илею!

(К бедности.)

Заинька-ковыляинька, Слава те!

Ковылять тебе на чужу сторону! Слава те!

Кому кольцо вынется, Тому сбудется, Не минуется.

(Дорога мужчине, женщине – далекое замужество.)

На загнетке сижу,

Долги нитки вожу,

Еще посижу,

Еще повожу.

(Обещает девичество.)

Были среди подблюдных песен и такие, которые предвещали смерть, вдовство, какое-то иное непоправимое горе. От подобных песен становилось по-настоящему страшно, и нередки бывали случаи, когда девушки, услышав для себя такие слова, серьезно и надолго заболевали. Вот примеры страшных подблюдных:

Сидела я

У окошечка,

Ждала себе

Милого,

Не могла

Дождатися.

Спать ложилася.

Утром встала —

Спохватилася,

Гляжу на себя —

Вдова.

Кому мы поем,

Тому добро будет,

Тому сбудется

И не минуется.

Идет смерть по улице,

Несет блин на блюдце.

Кому кольцо вынется,

Тому сбудется,

Скоро сбудется,

Не минуется.

(Блин – поминальная еда.)

Стоит корыто

Другим накрыто.

Диво ули ляду!

Кому спели,

Тому добро!

(Песня предвещает смерть, т. к. корыто в фольклоре означает гроб.)

Надо сказать, что в действительности песни пелись в свободной последовательности, страшные и доброжелательные чередовались, а заканчивали гадание всегда на светлой, радостной ноте. Исчерпав весь репертуар подблюдных песен, выходили из избы во двор «примечать звезды», просить их об ускорении свадеб:

Ай звезды, звезды,

Звездочки!

Все вы, звезды,

Одной матушки!

Белорумяны вы

И дородливы!

Засылайте сватей

По миру крещеному,

Состряпайте свадебку

Для мира крещеного,

Для пира гостиного,

Для красной девицы,

Свет родимой Анны Ивановны!

На Святках (обычно во второй половине их, в «страшные вечера между Новым годом и Крещением) девушки гадали особенно много и по-разному, ночи напролет, меняя способы и формы испытания судьбы.

Ходили «слушать» за деревню на перекресток дорог: в какой стороне залает собака – туда и замуж идти. Подслушивали под окнами: если ругаются – в плохой дом выйдешь, смеются – в хороший. Сняв крест и не благословясь, девушка одна или с подругой шла к конюшне, становилась спиной к дверям и ударяла три раза по ним левой пяткой, приговаривая: «Если выйду замуж, то оцепайте лошадей» (то есть надевайте узду). Если лошади забренчат уздами, то гадающая в этом году выйдет замуж.

Отправлялись и к амбару, тоже предварительно сняв крест. Сказав: «Суженый-ряженый, приходи рожь мерить!», прислушивались к звукам внутри амбара: если послышится, что там пересыпают зерно, то девушка выйдет замуж за богатого, если же почудится, что метут пол веником – быть ей за бедным.

Повсеместно девушки на святках выходили «снег полоть». «Снег собираешь в полу пальто и говоришь: „Полю, полю снежок на собачий следок!“ Потом снег из полы пальто перекинешь через левое плечо и скажешь: „Наша клята, ваша свята. Миленький, ау!“. Приговаривали и так: „Полю, полю белый снег, полю, приговариваю: взлай, взлай, собачка, на чужой стороне, у свекра на дворе, у свекрови на печном столбе, у ладушки на кроватушке“.

Очень распространено было гадание с помощью петуха. Гадальщицы раскладывали на полу (на столе) щепотку крупы, кусок хлеба, ножницы, золу, уголь, монетки, ставили зеркало и миску с водой. Затем вносили петуха и смотрели, что он начнет клевать в первую очередь: крупу – к богатству, хлеб – к урожаю, ножницы – суженый будет портной, золу – табачник, уголь – к вечному девичеству, монетки – к деньгам, если петух клюнет зеркало – муж будет щеголем, если начнет пить воду – быть мужу пьянице и т. д.

На ночь девицы подвешивали в сарае гребень: жених ночью чешется, и его узнают по масти оставшихся волос.

«Богатый, бедный, вдовец, холостец» – перечисляет девушка, считая колья в тыну.

Выдергивали из стога колосок: если попадется с зерном, замужем быть за богатым.

На святки тверские девушки «веник» привязывали, чтоб разметало жениху дорогу к сватам ехать.

Костромские девки «сковородник маме под подушку клали – блинами жениха кормить. Сковородку под матрац, сковородник вдоль кровати».

Из рассказа пожилой женщины: «Научили меня, когда спать ложиться – бросить пояс на трубу или на брус и сказать: „Пояс, пояс, покажи мне поезд с суженым-ряженым, не с которым повидаться, а с которым повенчаться“. Вот я так сделала, и приснился мне сон: иду я и вижу пруд, на нем гуси, утки плавают и парень загоняет их белобрысый, а жених у меня в этой деревне был черный волосом. А замуж вышла в другую деревню. Смотрю – пруд под окном и мужик мой белобрысенький. Серафимом звали».

Страшным, но «самым верным» считалось гадание ночью в пустой бане с помощью зеркала и свечей. Решалась на такое высматривание суженого далеко не каждая девушка.

В «страшные вечера», по представлениям крестьян, нечистая сила становилась очень активной. Как бы в подражание разыгравшейся нечисти, парни от Нового года до кануна Крещения вовсю чудили: опрокидывали поленницы дров, закладывали чем попало ворота, так что хозяевам было не выйти на улицу; забирались на крыши и закрывали досками трубы – при топке печи избы наполнялись дымом. Об этих праздничных проказах знали и относились к ним снисходительно, тем более что сразу после Крещения они прекращались.

По деревеньке пройдём, Что-нибудь да сделаем: Дров поленницу рассыплем Или двери закладём.

Нечистая сила настолько наглела, что являлась даже на посиделки. От поколения к поколению передавался с разными подробностями и деталями рассказ о том, как черти чуть не завладели девками. В Сибири такой рассказ был записан сравнительно недавно:

«. .Вечерку делали черти. На Крещенье было это. Сделали вечерку, и черти омрачили девок. Девки с имя пляшут. А девчоночка за печкой сидела. Ее не омрачили, не увидали ее. Она взревела:

Няня, няня! Иди сюды! Та подошла. Она:

У них же конски копыты, а в роте огонь! У парней-то!

Девки-то выскочили, побежали. До бани добежали. Забежали и сидят, за скобу держатся. Перекрестили баню с нижнего бревна до верхнего. Ну, и потом петухи запели. Когда петухи запели, то оказалось: где была вечерка, там стало озеро…

Говорят, что правда было все это».

Чтобы избавиться от нечисти, в богоявленскую ночь накануне Крещения «толпа молодых парней верхом на лошадях носится по всем дворам, бьет метлами и кнутами по всем темным углам и закоулкам с заклинанием, криком и визгом». Вдобавок к этому на окнах, дверях, ставнях рисуют мелом кресты.

Заканчиваются святки с их весельем, гаданиями, ряжением, праздничным беспутством и озорством Иорданью – водосвятием на Крещение.

«Грешные и смелые люди считают своею святою, непременною обязанностью окунуться в прорубь возле Иордани и смыть с себя тяжкие грехи святочных игр, ряжения и маски».

Несколько недель, отделяющих Крещение от масленицы, назывались «мясоедом» и считались свадебными. В народном календаре выделяется неделя «всеядная», или «сплошная», названная так в силу того, что церковь разрешает употребление скоромной пищи в течение всей этой недели, даже в среду и пятницу – традиционные постные дни.

Иногда погоду масленицы определяли по «пестрой» неделе.

Какова пестрая, такова и маслена.

По церковному уставу в среду и пятницу на «пестрой» неделе полагается пост, т. е. вводится пестрота – «мясоястие перемежается с постом».

Название недели, придуманное народом, было обусловлено церковными правилами, но, закрепившись, оно (название) «потянуло» за собой комплекс значений, которыми наделено слово «пестрый» в русском языке, – ненадежный, неоднородный. Это привело к некоторым запретам, оценкам действий, совершаемых на данной неделе:

«Пестрая» неделя считается не вполне счастливым временем, особенно для тех, кто вступает в брак, поэтому в эти дни старались не свататься, не венчаться.

На «пестрой» жениться – с бедой породниться.

На «пестрой» жениться – голь да беда.

Оттого и баба пестра, что на «пестрой» замуж шла.

<p>МАСЛЕНИЦА

честная, широкая, весёлая, семикова племянница, объедуха, сырная неделя

Масленица (сырная неделя) справляется за семь недель до Пасхи и приходится на период с конца февраля до начала марта.

Масленицу повсюду ожидали с большим нетерпением. Это самый веселый, самый разгульный и поистине всеобщий праздник.

В некоторых местах о подобающей встрече и должном проведении всей масленицы заботились еще с субботы предшествующей недели. В Калужской губернии, начиная печь заранее блины, хозяйка посылала мальчика лет 8-10 «встречать масленицу»: давала ему блин, с которым он скакал верхом на ухвате или кочерге по огороду и кричал:

Прощай, зима сопливая!

Приходи, лето красное!

Соху, борону —

И пахать пойду!

С субботы же начинали праздновать «малую Масленку» и кое-где на Владимирщине. Ребятишки группами бегали по деревне и собирали лапти, потом встречали возвращающихся с покупками из города или с базара вопросом «Везешь ли Масленицу?» Кто отвечал: «Нет», того били лаптями. В этот же день ребята здесь с особым азартом катались с гор: существовала примета – кто дальше прокатится, у того в семье лен уродится длиннее.

Последнее воскресенье перед масленицей носило название «мясного воскресенья». В вологодских деревнях принято было наносить визиты родственникам, друзьям, соседям и приглашать в гости на масленицу. В «мясное» воскресенье тесть ездил звать зятя «доедать барана».

«Заговляюсь на сыр да на масло», – говорит вечер перед масляной.

Ненастье в воскресенье перед масленой – к урожаю грибов. Какой день маслены красный, в такой сей пшеницу. (Ярославская губ.)

Если на масленицу идет снег, будет урожай гречихи. Масленица – объедуха, деньгам приберуха. Не житье, а масленица.

Ищет, где сорок лет масленица и по три года мелкие праздники.

Масленичная неделя была буквально переполнена праздничными делами; обрядовые и необрядовые действия, традиционные игры и затеи, обязанности и поступки до отказа заполняли все дни. Сил, энергии, задора хватало на все, поскольку царила атмосфера предельной раскрепощенности, всеобщей радости и веселья.

Каждый день масленицы имел свое название, за каждым закреплены были определенные действия, правила поведения и пр.:

Понедельник – «встреча»,

вторник – «заигрыш»,

среда – «лакомка», «разгул», «перелом»,

четверг – «разгуляй-четверток», «широкий»,

пятница – «тещины вечера», «тещины вечерки»,

суббота – «золовкины посиделки», «проводы»,

воскресенье – «прощеный день».

Вся же неделя именовалась «честная, широкая, веселая; боярыня-масленица, госпожа масленица».

По материалам прошлого столетия, масленицу нередко открывали ребятишки, которые сооружали снежные горы и скороговоркой произносили такое приветствие масленице: «Звал-позывал честной Семик широкую Масленицу к себе в гости во двор. Душа ль ты моя, Масленица, перепельные косточки, бумажное твое тельце, сахарные твои уста, сладкая твоя речь! Приезжай ко мне в гости на широк двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешиться. Уж ты ль, моя Масленица, красная краса, русая коса, тридцати братов сестра, сорока бабушек внучка, трехматерина дочка, кеточка-ясочка, ты ж моя перепе-лочка! Приезжай ко мне в тесовый дом душою потешиться, умом повеселиться, речью насладиться. Как навстречу Масленицы выезжал честной Семик в салазочках, в одних портяночках, без лапоток. Приезжала честная Масленица, широкая боярыня, к Семику во двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешиться. Ей-то Семик бьет челом на салазочках, в одних портяночках, без лапоток. Как и тут ли честная Масленица на горах покаталася, в блинах повалялася, сердцем потешалася. Ей-то Семик бьет челом, кланяется, зовет во тесовый терем, за дубовый стол, к зелену вину. Входила честная Масленица, широкая боярыня, к Семику во тесовый терем, садилась за дубовый стол, к зелену вину. Как и она ль, честная Масленица, душой по-тешалася, умом повеселилася, речью наслаждалася».

После этой встречи ребятишки сбегают с гор и кричат: «Приехала Масленица! Приехала Масленица!»

В Дмитровском районе под Москвой «в понедельник в семьях, где есть молодежь, делают из тряпок женскую фигуру с длинной косой, одетую в девичий наряд. Фигура изображает девушку; в руки этой фигуры дается помазок и блин» – главные символы Масленицы.

Без блинов не масленица, без пирогов – не именины.

Во многих семьях блины начинают печь с понедельника. «Накануне вечером, когда появятся звезды, старшая в семье женщина выходит на реку, озеро или к колодцу потихоньку от прочих и призывает месяц выглянуть в окно и подуть на опару:

Месяц ты месяц,

Золотые твои рожки!

Выглянь в окошко,

Подуй на опару!»

Каждая хозяйка имела свой рецепт приготовления блинов и держала его в секрете от соседей. Обычно блины пеклись из гречневой или пшеничной муки, большие – во всю сковородку, или с чайное блюдце, тонкие и легкие. К ним подавались разные приправы: сметана, яйца, икра, снетки и пр.

На масленице – первый блин за упокой.

Действительно, первый блин, испекаемый на масленой неделе, кладут на слуховое окошко «для душ родительских» со словами:

– Честные родители наши, вот для вашей душки блинок! Кое-где первый блин отдается нищим, чтобы они помянули всех усопших.

Русская масленица всегда славилась блинами, их качеством и количеством.

Блин добро не один.

Блины брюха не портят.

Блин не клин, брюха не расколет.

Руководствуясь такими поговорками, поедали огромное количество блинов, так что многие потом расплачивались за подобное обжорство плохим самочувствием, болезнями.

Как на масленой неделе

Из трубы блины летели!

Уж вы блины мои,

Уж блиночки мои! —

припевали хозяйки и гости и продолжали масленичное блинное чревоугодие.

Пришла маслена неделя,

Была у кума на блинах.

У кума была сестрица,

Печь блины-то мастерица.

Напекла их кучек шесть,

Семерым их не поесть.

А сели четверо за стол,

Дали душеньке простор,

Друг на друга поглядели

И… блины-то все поели!

Так шутили и посмеивались сами над собой.

Загадки о блинах

Ток железный, посад яровой. (Блин на сковороде.)

На плешь капнешь, вставишь, попаришь, вынешь, поправишь. (Пекутся блины.)

Берега железны, рыба без костей, вода дорога. (Сковорода, блин и масло.)

Сидит царь-птица на золотых яичках. (Сковорода на углях.) В первый день праздника дети обходили избы деревни, поздравляли с наступлением масленицы и выпрашивали блины.

Тин-тинка, Подай блинка, Оладышка-прибавышка, Масленый кусок! Тетушка, не скупися, Масленым кусочком поделися!

Ах ты Домнушка, Красно солнышко! Вставай с печи, Гляди в печь, Не пора ли блины печь! —

пропев под окнами такую песенку, владимирские ребятишки входили в дом и просили: «Подайте широкой Масленице!» Если хозяйка подавала мало, ребята убегали со словами:

Паршивые блины

По аршину длины!

После обеда дети собирались на горе и, скатываясь, выкрикивали:

Широкорожая Масленица,

Мы тобою хвалимся,

На горах катаемся,

Блинами объедаемся!

Не отставали от ребят и взрослые. В один из первых дней они тоже ходили от дома к дому и собирали «на Масленицу», припевая:

Масленица-кривошейка,

Состречаем тебя хорошенько!

С блинцами, С каравайцами,

С вареничками!

(Курская губ.)

Ой да Масленица на двор въезжает,

Широкая на двор въезжает!

А мы, девушки, ее состречаем,

А мы, красные, ее состречаем!

Ой да Масленица, погостюй недельку,

Широкая, погостюй другую!

Масленица: «Я поста боюся!»

Широкая: «Я поста боюся!»

«Ой да Масленица, пост еще далече,

Широкая, пост еще далече!»

(Калужская губ.)

Прошли дворы, Наполнили сумы.

Ах, Масленица, обманщица!

С конями пошли,

Со двора свели,

Ах, Масленица, обманщица![42]

Надели зипуны,

По гостям пошли,

Кати домой,

Шевели ногой,

Шевели ногой,

Вовсю рысцой!

(Владимирская губ.)

О, мы Масленицу устречали, Устречали, лёли, устречали, Мы сыр с масельцем починали, Починали, лёли, починали, Мы блинками гору устилали, Устилали, лёли, устилали, Сверху масельцем поливали, Поливали, душа, поливали. Как от сыра гора крута, Гора крута, лёли, гора крута, А от масла гора ясна, Гора ясна, лёли, гора ясна. А на горушке снегй сыплют, Снеги сыплют, лёли, снеги сыплют, А нас мамочки домой кличут, Домой кличут, лёли, домой кличут. А нам домой не хотится, Не хотйтся, лёли, не хотйтся, Нам хотится прокатиться, Прокатиться, лёли, прокатиться, С горушки да до елушки! До елушки, лёли, до елушки! Наша горушка всё катлива, Всё катлива, лёли, всё катлива, Наши бабушки воркотливы, Воркотливы, лёли, воркотливы. Они день и ночь всё воркочут, Всё воркочут, лёли, всё воркочут. Припев после каждых двух строк. Они на печке лежат, всё про нас говорят, Гоголечек, гоголечек, лёли, гоголечек! «Не пришел бы к нам кто, не принес бы чего, Гоголечек, гоголечек, лёли, гоголечек! Или сыра кусок, или мыла брусок». Гоголечек, гоголечек, лёли, гоголечек!

(Торопецкий уезд Тверской губ.)

Дети катались с гор во все дни масленицы, взрослые же присоединялись к ним позже, примерно со среды – четверга. Съезжали с гор на санях, на салазках, на обледенелых рогожах.

Катанию с гор придавался особый смысл. В старину, например, существовал обычай «лучшим пряхам в семье кататься с гор на донцах, причем у той, которая дальше прокатится, думали, будет самый лучший лен».

В Архангельской губернии долго сохранялась традиция на масленицу скатываться с горы парам, которые поженились в этом году.

Сани с молодоженами подъезжали к горе в то время, когда там собиралось много мужиков и холостых парней. Как только молодой поднимался на гору, мужики кричали: «Молоду такого-то на горку!» «Она, услышав приглашение, выходит из саней и, поклонившись на ту и другую сторону в поле, идет к ожидающему ее мужу, беспрерывно кланяясь, а зашедши на горку и еще отмерив в одну сторону три низких поклона и севши к супругу на колени, целует его два или три раза; но стоящие тут зеваки, не довольствуясь такою малою любезностью новобрачных, держат санки, говоря: „Еще, еще раз подмажь, ходче пойдет!“ – и заставляют ее таким образом целовать 10 раз и более и тогда только спускают их катиться. Скатившись, молодая опять целует мужа один раз». Все поженившиеся пары деревни должны скатиться по одному разу.

Катание с гор молодоженов сопровождалось песнями, которые пели в основном девушки, собравшиеся на горе и ожидающие своей очереди покататься.

Вот не с гор на гору снеги сыплют, Снеги сыплют, люли, снеги сыплют. На меня, молоду, свекор смотрит, Свекор смотрит, люли, свекор смотрит. «Хороша была у девицах, У девицах, люли, у девицах, Теперь хуже того в молодицах, В молодицах, люли, в молодицах!» Вот не с гор на гору снеги сыплют, Снеги сыплют, люли, снеги сыплют. На меня, младу, свекор смотрит, Свекор смотрит, люли, свекор смотрит. «Плоха была у девицах, У девицах, люли, у девицах, Хуже того в молодицах, В молодицах, люли, в молодицах!» Вот не с гор на гору снеги сыплют, Снеги сыплют, люли, снеги сыплют, На меня, младу, мужик смотрит, Мужик смотрит, люли, мужик смотрит. «Хороша была у девицах, У девицах, люли, у девицах, Лучше того в молодицах, В молодицах, люли, в молодицах». (Торопецкий уезд.)

Как правило, со среды к катанью с гор и на лошадях активно подключается и неженатая молодежь. Вообще катание на тройках наперегонки, под песни и гармонь, с шутками, поцелуями и объятьями – типично русское масленичное увеселение, в котором не принимали участие только младенцы да старики, уже не выходившие из дому.

Запрягу я коня вороного,

Посажу я кума молодого.

Масленица счастливая,

Протянися подольше!

Девки, масленка идет,

Кто нас покатает?

У Петруни за двором Сивка пропадает.

Я о масленке катался,

Трое саней изломал,

Ворона коня замучил,

А милашку покатал.

Не целуй меня на улице —

Целуй меня в сенях!

Не целуй меня в сенях —

Целуй на маслену в санях!

Целый ряд масленичных обычаев был направлен на то, чтобы ускорить свадьбы, содействовать холостой молодежи найти себе пару.

Например, костромичи «выборанивали девок» – таскали борону вдоль домов, чтобы девкам легче было выйти замуж. В Острогожском уезде Воронежской губ. женщины привязывали неженатым парням колоды – это шуточное наказание за то, что не женился в прошедший мясоед. От колоды и от довольно откровенных насмешек приходилось откупаться вином, блинами, конфетами.

Больше всего внимания и почестей оказывается на масленицу молодоженам. Традиция требует, чтобы они, нарядные, выезжали «на люди» в расписных санях, наносили визиты всем, кто гулял у них на свадьбе; чтобы торжественно, под песни скатывались с ледяной горы. Молодые супруги должны были принять участие и в обычае, который известен под названием «Столбы». «Состоит этот обычай в том, что молодые, нарядившись в свои лучшие костюмы (обыкновенно в те самые, в которых венчались), встают рядами („столбами“) по обеим сторонам деревенской улицы и всенародно показывают, как они любят друг друга; при этом кричат: „Порох на губах!“ – и предлагают целоваться. „Покажите, как вы любитесь!“ ‹…› Иной подкутивший гуляка отпустит столь полновесную шутку, что молодая зардеется, как маков цвет ‹…› „Столбы“ продолжаются час, потом едут кататься».

В Тверской губ. «к молодухе, вышедшей замуж в течение прошедшего года, приводят борону и сани. Молодая должна была выкупить шелыгу. Если молодуха выкупит шелыгу, выставит угощение, то поедет на гулянье на санях, а если поскупится, то поедет на бороне».

У владимирцев был свой обычай: утром вытаскивали на улицу молодого мужа и закидывали его снегом, а то и прямо зарывали в снег (говорили: «Молодых зятьев зарывать пойдем!»). Жена должна была выкупить своего мужа, поднести «зарываль-щикам» угощение и столько раз целоваться с мужем, сколько просили.

Традиционный вятский «целовник» имел место в масленичную субботу, когда «подгулявшая деревенская молодежь ездит целовать молодушек, которые живут замужем первую масленицу… Молодая подносит каждому из гостей ковш пива, а тот, выпив, трижды целуется с ней».

Однако самым главным событием, связанным с молодоженами и справляемым по всей Руси, было посещение тещи зятьями, для которых она пекла блины и устраивала настоящий пир (если зять был по душе, разумеется). Этому обычаю посвящено огромное количество пословиц, поговорок, песен (в основном шуточных), анекдотов и пр. В некоторых местах «тещины блины» происходили на «лакомки», т. е. в среду на масленой неделе, но могли приурочиваться к пятнице.

Зять на двор – пирог на стол.

У тещи про зятя и ступа доит.

Придет зять, где сметанки взять?

Было у тещи Семь зятьев:

Хомка зять, И Пахомка зять, И Гришка зять,

И Гаврюшка зять, И Макарка зять,

И Захарка зять, Зятюшка Ванюшка

– Милей всех зятьев!

И стала теща

Зятьев за стол сажать.

Хомка сел, И Пахомка сел,

И Гришка сел, И Гаврюшка сел,

И Макарка сел, И Захарка сел,

«Зятюшка Ванюшка, Поди вот тут сядь!»

Стала теща зятьев Вином потчевать:

Хомке рюмка, И Пахомке рюмка,

И Гришке рюмка, И Гаврюшке рюмка,

И Макарке рюмка, И Захарке рюмка,

Зятюшке Ванюшке – Рюмочка с винцом!

И стала теща Зятьев в гости звать.

Хомка идет, И Пахомка идет,

И Гришка идет, И Гаврюшка идет,

И Макарка идет, И Захарка идет.

«Зятюшка Ванюшка, Иди поскорей!»

Стала теща с зятьев Деньги обирать:

С Хомки – рубь, И с Пахомки – рубь,

И с Гришки – рубь, И с Гаврюшки – рубь,

И с Макарки – рубь, И с Захарки – рубь,

С зятюшки Ванюшки – Пара серебра!

Стала теща Зятьев провожать:

И Хомке – в шею, И Пахомке – в шею,

И Гришке – в шею, И Гаврюшке – в шею,

И Макарку – в шею, И Захарку – в шею,

А зятюшку Ванюшку – За святые волоса!

Ой, куры вы, куры, Кочеты молодые, Гребни вы золотые! Что не пойте вы рано, Не будите мово зятя. Зять у тещи гуляет, Теща у зятя пытает: «Что зять ты, зятечек, Дорогой сын гостечек, Скажи мне всю правду, Что на свете милее: Али тесть, али теща, Али жена молодая, Али матушка родная?» «Теща милая – для привета, Жена молодая – для совета, А маменька родная Милей всего свету».

Был у тещи, да рад утекши.

У тещи зять – первый гость, а принят в дом – первый разбойник.

Нет черта в доме – прими зятя. Зять в дом – и иконы вон.

Теща про зятя пирог пекла.

Соли да муки – на четыре рубли,

Сахару-изюму – на восемь рублей,

Встал этот пирог – в двенадцать рублей.

Думала теща про всех про гостей —

Зятюшка сел – да в присест пирог съел.

Теща по горенке похаживает,

На мила на зятюшку поглядывает:

«Как тебя, зятюшка, не розорвало?

Как тебя, родимого, горой не навело?» —

«Розорви, розорви тещу мою,

Тещу мою да свояченицу.

Пойдем-ка, тещенька, отгащивать ко мне.

Есть у меня про тещу много пива и вина,

Есть еще про тещеньку три дубины:

Первая дубинушка – березовая,

Вторая дубинушка – еловая,

Третья дубинушка – осиновая».

(Нижегородская губ.)

Если в среду зятья гостили у своих тещ, то в пятницу зятья устраивали «тещины вечерки» – приглашали на блины. «Являлся и бывший дружка, который играл ту же роль, как и на свадьбе, и получал за свои хлопоты подарок». Званая теща (существовал и такой обычай) «обязана была прислать с вечера все необходимое для печения блинов»: таган, сковороды, половник, кадушку для опары, а тесть присылал мешок гречневой крупы и коровье масло. «Неуважение зятя к этому обычаю считалось бесчестием и обидой и было поводом к вечной вражде между ним и тещей».

С четверга, недаром называвшегося «широким», масленичный разгул развертывался во всю ширь. Всем миром, в качестве участников или активных, заинтересованных зрителей, выходили на кулачные бои, возведение и взятие снежного городка, на конские бега.

Масленица-пышка на улицу вышла, На гору катиться, с ребятами драться! Ребята – дураки, нажимали кулаки, Нажимали кулаки все на Масленицы на боки! (Ярославская губ.)

Центральной фигурой все же оказывалась сама Масленица – кукла из соломы, которую наряжали в кафтан, шапку, опоясывали кушаком, ноги обували в лапти, усаживали на сани и везли в гору с песнями: встречали Масленицу.

Дорога наша гостья Масленица, Авдотьюшка Изотьевна, Дуня белая, Дуня румяная, Коса длинная, триаршинная, Лента алая, двуполтинная, Платок беленький, новомодненький, Брови черные, наведенные, Шуба синяя, ластки красные, Лапти частые, головастые, Портянки белые, набеленные! (Подмосковье.)

Наша Масленица годовая, Наша Масленица годовая! Наша Масленица годовая, Она гостика дорогая, Она гостика дорогая, Она пешею к нам не ходит, Она пешею к нам не ходит, Всё на комонях разъезжает, Все на комонях разъезжает! Чтобы коники были вороные, Чтобы коники были вороные, Чтобы слуги были молодые! Здравствуй, Масленица! (Псковская губ.)

Сопровождает Масленицу ряженая молодежь. Чаще всего рядятся цыганами. Иногда рядом с Масленицей-чучелом садилась в сани женщина, изображающая Масленицу, которая за прядильным станком крутит масло.

В пошехонском селе Давшино (Ярославская губ.) масленичный поезд выглядел следующим образом: «запрягают десять лошадей и более в нарочно для того приготовленную большую повозку своего рукоделья: лошади впрягаются гусем одна за другою; на каждую из них сажают вершника в рубище, разодранном с ног до головы, всего выпачканного сажею; один вершник держит большой кнут своего изделия, другой – метлу; везде и даже на свои шеи навешивают коровьи колокольчики и всякие погремушки; рогожную кибитку, всю испачканную, увешивают вениками, как будто унизывают жемчугом, и сажают в нее пьяного человека, тоже испачканного сажею и в разодранном рубище, облитом пивом; подле него стоит бочонок с пивом, против него – раскрытый сундук со съестными припасами – пирогами, рыбою, яйцами, оладьями и пряженцами». Поезд под смех и шутки односельчан проезжал по всей деревне и затем отправлялся в соседнее село.

В Сибири масленичный поезд создавали на свой манер: «„Робята“, заготовив соломенное чучело с мужскими атрибутами и принарядив его в „мужичье“ платье, усаживали в специальный экипаж, составленный из связанных в ряд двух-трех саней; в них впрягалось по одной лошади; в передок саней ставилась пустая бочка, рядом – стол с закуской, пустыми бутылками и винными стаканчиками; посредине водружалась жердь (в 9-10 аршин высоты), на нее надевалось на некотором возвышении колесо, а на нем привязывалось чучело в сидячем положении, с привязанными к нему куском коровьего масла и бутылкой со стаканами; на тот же экипаж клалось еще корыто».

Ой, Масленица-кривошейка,

Состречаем тебя хорошенько!

Хорошенько!

Сыром, маслом, калачом

И печеным яйцом!

Сударыня наша Масленица!

Протянися до Велика дня,

От Велика дня До Петрова дня!

В воскресенье – «прощеный день» устраивали проводы Масленицы. С утра ребятишки собирали дрова для костра жечь Масленицу:

Ельник, березник На чистый понедельник! Уж то ли не дрова – Осиновы дрова, Березовы дрова!

Подавайте их сюда На Масленицу, На горельщицу!

В подмосковных селах в воскресенье молодежь в санях с чучелом Масленицы ездила по деревне до темноты, с песнями и шумом. А поздно вечером выезжала на озимь и здесь на приготовленном костре чучело сжигала.

Калужские девки и бабы разыгрывают целое представление – похороны Масленицы: «Делают из соломы куклу с руками, надевают на нее бабью рубашку и сарафан, а на голову навязывают платок. В таком виде кукла эта изображает собою Масленицу. Затем одну бабу нарядят попом, наденут на нее рогожу наместо ризы и в руки дадут ей навязанный на веревке осметок – на место кадила. Двое из участвующих в обряде берут Масленицу под руки и в сопровождении толпы, под предводительством „попа“ пускаются в путь из одного конца деревни в другой, при пении различных песен. Когда же процессия выступает в обратный путь, то Масленицу сажают на палки вместо носилок, накрывши ее пеленкой. Дошедши до конца деревни, процессия останавливается. Тут куклу-Масленицу раздевают, разорвут и растреплют всю. Во время шествия с Масленицей „поп“, размахивая кадилом, кричит „аллилуя!“, а за ним кричит, шумит вся толпа – кто во что горазд: кто плачет, кто воет, кто хохочет и т. д. А когда Масленицу хоронят, то поют песни».

Прощай, Масленица-вертушка, Настает великий пост. На деревне всё приели, Подают селедки хвост! Как на масляной неделе В потолок блины летели!

И-их!

Уж ты Масленица, ты обманщица, Говорила семь недель, а остался один день! (Калининская обл.)

Прощай, Масленица,

Прощай, красная!

Наступает великий пост,

Дадут нам редьки хвост.

А мы редьку не берем,

Кота за уши дерем!

Масленица-ерзовка,

Обманула нас, плутовка!

Оставила нас

На кислый квас,

На постные щи,

На голодные харчи.

Ай, Масленица,

Обманщица!

До поста довела —

Сама удрала!

Масленица, воротись!

В новый год покажись!

(Владимирская губ.)

Масленица, Масленица, Семенова племянница, Обманула-провела, Нагуляться не дала. Через семь недель Будет светлый день, Будем пасху святить, Будем яйца красить, Ура!

(Ярославская губ.)

А маслена, маслена полизуха! Полизала блинцы да стопцы, – На тарельцы.

А мы свою маслену провожали, Тяжко-важко да по ней воздыхали. «А маслена, маслена, воротися, До самого Велика дня протянися!» (Курская губ.)

Маслена неделя В Ростов полетела, На пенечек села, Оладышек съела, Другой закусила, Домой потрусила.

Масленица загорела, Всему миру надоела, Обманула, провела, Годика не дожила, До поста довела. Шла сторонкою к нам, По заулочкам, закоулочкам, Несла блинов чугуны, Надорвала животы! Блинов напекла, Сама все пожрала, А нам редьки хвост Дала на пост! Весело гуляла, Песни играла, Протянула до поста, – Гори, сатана! (Владимирская губ.)

У масленичного костра собиралось всегда много народу, было весело, звучало много песен. С Масленицей прощались и в шутку, и всерьез. Подбрасывая солому в огонь, дети усердно повторяли:

Масленица, прощай!

А на тот год опять приезжай!

Молодежь вела себя более бурно и выкрикивала: – Убирайся вон, рваная старуха, грязная! Убирайся вон, пока цела!

Кидали в костер блины – «Гори, блины, гори, Масленица!»; парни, перемазанные сажей, старались и других выпачкать, в первую очередь, конечно же, девушек, а с ними и тещ – «Теща, люли, поджаривай блины!».

Не все коту масленица, будет и великий пост.

И в преддверии великого поста, стремясь очиститься от всего греховного, люди просили друг у друга прощения. С той же целью в прощеное воскресенье ходили на кладбище, оставляли на могилах блины и поклонялись праху родных.

<p>ВЕЛИКИЙ ПОСТ

Сразу за семью днями разгульного масленичного веселья начинался семинеделъный период строгости, святости, воздержания – великий пост.

Пили о масленой, а с похмелья ломало на радуницу.

Великий пост всем прижмет хвост.

В великий пост и поп-от прост.

Пришла редька да хрен, да книга ефрем.

Заговляемся на хрен, на редьку да на белую капусту.

Через семь недель будет светлый день (Пасха).

Первая неделя великого поста – «сборная», о ней говорят: «Неделя сбор – течет вода с гор», поскольку великий пост обычно приходится на март, даже если начало его выпадает на конец февраля.

Великий пост обмочит хвост (ожидают оттепелей).

Понедельник «сборной» недели называется «чистым». В «чистый» понедельник крестьяне совершают по масленице «ту-жилки, которые сопровождаются… полосканием зубов, кулачными боями для вытряхивания блинов, мытьем в банях и т. п.».

Утром «чистого» понедельника ребята в некоторых местностях окончательно прощались с Масленицей. Они собирались толпами у каждого дома, «вооруженные» ухватами, кочергами, помелами, сковородами, и кричали: «Мы Масленицу прокатали, святы вечеры проиграли, мы рождествен пост пропряли. „Свет наш Масленица дорогая! Где ты ночь ночевала?“ – „Под кустом на дорожке“. Ехали скоморошки, вырезали по пруточку, сделали по гудочку, и вы, гудушки, не гудите, и вы Масленицу не будите!»

В «чистый» понедельник рот полощут. У кого в зубах «скором» навязнет, тот во сне чертей будет видеть.

«Сборное» воскресенье (на сборной неделе) особым образом отмечалось только в Москве. Здесь устраивался знаменитый торг певчими птицами и собаками, а также выставка говорящих скворцов и умных собак.

<p>СРЕДОКРЕСТИЕ

Из сорока девяти дней великого поста в русском земледельческом календаре оказались выделенными не более десяти. Одной из самых значительных вех была ночь со среды на четверг в середине великого поста, когда «пост ломается пополам». Предки наши верили, что перелом этот происходит так осязательно, что можно его услышать ровно в полночь.

Четвертая – серединная – неделя поста называлась «сре-докрестной», или «крестопоклонной». В среду на этой неделе во всех крестьянских домах пекли специальное печенье в виде креста, а также «наподобие разных земледельческих орудий, например, в виде сохи, косы, бороны». В кресты, которые пеклись по числу членов семьи, хозяйка закладывала куриное перышко, «чтобы куры велись», или ржаное зерно, «чтобы хлеб уродился», или даже человеческий волос, «чтобы голове легче было». Кому попадался крест с каким-либо из этих предметов, считался счастливым.

Средокрестное печенье хранили до первого весеннего выезда в поле, с ними начинали засевать свои поля и огороды.

Кое-где кресты использовали для гадания, тогда в них запекали кусочек угля, монетку и пр. и по доставшемуся печенью (по его «начинке») судили о предстоящих событиях, изменениях в жизни, об урожае и т. д. Так, уголек сулил печаль, зерно – хороший урожай, лучина – гроб, чаинка – нечаянную жизнь, кусочек кирпича – плохое житье, овсяное зернышко – благополучие, монетка – богатство.

В среду ребятишки ходили по деревне поздравлять всех с окончанием первой половины поста, пели (выкрикивали) специальные песни и получали за это угощение – те же «кресты», пироги.

Кресты-пророки, Побежали по дороге, Увидали Христа, Заиграли в три листа! Хрен да редька обломились, Под гору покатились!

Хозяин с хозяйкой выходите, По крестику выносите! (Костромская губ.)

Половина говенья переломилася, А другая под овраг покатилася. Подавайте «крест», подавайте другой, Обмывайте водой!

Тетушка-лебедушка, Поветь-то упала, Коров-то задавила, Кадка молока опрокинулась, Христов-от день пододвинулся! Подавайте крест, Поливайте хвост! (Нижегородская губ.)

Тетушка Анна, Садись на окошко, В осиново лукошко, Чем хошь поливай, Только крест подавай! Кто не даст креста – Упадет изба! (Нижегородская губ.)

Известен и такой оригинальный обычай: ребятишек-поздравителей сажают, «как цыплят, под большую корзину, откуда они тоненькими голосами поют: „Здравствуй, хозяин – красное солнышко, здравствуй, хозяюшка – светлый месяц, здравствуйте, дети – яркие звездочки!.. Половина говенья переломилась, а другая наклонилась!“

Пятая неделя великого поста называется «похвальной» (от «Похвалы», которая в субботу читается в церкви).

На Похвалу сорбка яйцом похваляется (то есть начинает в этот день класть яйца или успевает уже снести первое яйцо).

В среду на «похвальной» неделе в церкви совершается всенощное бдение с каноном Андрея Критского, в народе именуемое «Андреевым стоянием» или просто «поклонами».

Девушки считают обязательным выстоять эту службу в церкви, причем полагают, что Андрей Критский за такое рвение поможет им заполучить хороших женихов, о чем они ему усердно молятся.

<p>ВЕРБНАЯ НЕДЕЛЯ Вербное воскресенье

Вербная неделя, «вербница» – предпасхальная неделя, шестая неделя великого поста.

Если хорошо цветет верба – пашня будет удачной. На вербной мороз – яровые хлеба Хороши будут. (Новгородская губ.)

Если вербная неделя ведреная, утренники морозные, то яровые будут хорошими. (Ярославская губ.)

Без вербы – не весна.

Верба распутицу ведет, гонит с реки последний лед.

Где вода, там верба, а где верба, там и вода.

Плотва трется в первый раз на вербной,

В другой – когда распустится береза,

В третий – на вознесенье.

(Южн.)

Лазарева суббота

Канун вербного воскресенья

Святой Лазарь за вербой лазил. На Лазареву субботу сеют горох.

Когда воскресенье бывает в субботу? (Шуточный вопрос обусловлен тем обстоятельством, что церковный праздник «воскресение святого Лазаря» приходится на субботу вербной недели.)

В воронежских деревнях в день «Лазарева воскресенья» пекут хлебцы в количестве, соответствующем членам семьи, в один из хлебцев запекают грош; у кого этот хлебец окажется, тот считается счастливым или будет счастлив в будущем году, для девушки это предвещает выгодное и счастливое замужество.

Основные обряды, поступки, действия, связанные с вербной неделей, совершались в воскресный день.

Вербное воскресенье проходит под знаком освященной вербы. Растение это, особенно сережки, распустившиеся почки, повсеместно считалось целебным, наделенным особой силой.

В Вербное воскресенье бабушки запекали в хлебцы шишечки вербы и обязательно скармливали его скотине (Ярославская губ.). В костромских селениях пекли «барашки» – печенье в форме вербных почек.

По верованию крестьян, если съесть девять вербных сережек, то это предохранит от лихорадки.

Почки освященной вербы советовали есть бесплодным женщинам.

Ветками принесенной из церкви вербы хлестали друг друга, и в первую очередь детей, приговаривая:

Верба, верба, Верба хлёст, Верба хлёст Бьет до слез. Верба синя Бьет несильно, Верба красна Бьет напрасно, Верба бела Бьет за дело, Верба хлёст Бьет до слез!

Не я бью – верба бьет! Верба хлест бьет до слез!

Повсюду принято было выгонять в первый раз скотину в поле вербой с вербного воскресенья.

«Ветки вербы, принесенные из церкви, обыкновенно прячутся и в случае летней грозы, а в особенности града, их выбрасывают на двор в уверенности, что от этого гроза прекращается и град перестает идти».

Придя от заутрени, хозяин бросает веточки вербы в пищу домашней скотине в надежде на то, что это предохранит скот от падежа. Несколько веток втыкают под крышу дома или хлева, чтобы скотина не только сохранилась в целости, но и домой возвращалась исправно, не терялась бы в лесу.

«Наряду с этими общепринятыми обычаями, связанными с освященной вербой, в некоторых местах, например, в Козловском уезде Тамбовской губ., существует мнение, что освященная верба, брошенная против ветра, прогоняет бурю и, брошенная в пламя, останавливает действие огня, а воткнутая в поле – сберегает посевы.

В том же Козловском уезде распространено верование, что всякий трус, желающий избавиться от своего недостатка, должен в Вербное воскресенье по приходе от заутрени вбить в стену своего дома колышек освященной вербы – средство это, если не превратит труса в героя, то, во всяком случае, прогонит природную робость».

<p>СТРАСТНАЯ НЕДЕЛЯ

Последняя неделя великого поста.

Страстная среда – обливают скотину снеговой водой.

Четверг на страстной неделе – «великий четверг» – сосредоточил вокруг себя огромное число поверий, примет, действий, представлений. Великий четверг называют также «чистым четвергом».

Какова погода в чистый четверток, такова и в Вознесенье.

В великий четверг мороз, так и под кустом овес.

В четверг перед Пасхой варили кисель (обычно овсяный), выносили его в миске на улицу и кричали: «Мороз, мороз! Иди кисель есть! Не бей наш овес, нашу рожь, а бей быльник да крапивник!» или: «Мороз, мороз, не морозь наш овес! Киселя поешь, нас потешь!»

В этот день хозяин перед восходом солнца выходил на улицу и потряхивал соху, чтобы хлеб лучше родился. В иных деревнях выходили взрослые мужчины и женщины и изображали пахоту, молотьбу, косьбу, даже разыгрывали сцены полевых работ в доме, полагая, что это скажется лучшим образом на самих работах и на урожае. Тверские мужики в великий четверг садились верхом на кочергу и трижды объезжали вокруг избы, огорода и поля, произнося при этом: «Крот, крот, не ходи в мой огород, в день чистого четверга тебе в… кочерга». Хозяйки, заботясь о курах, четверговую золу выносили в курятник.

По отношению к домашнему скоту тоже проделывается целый комплекс действий. Мальчики с восходом солнца бегали с колокольчиками на шее вокруг деревни, «чтобы скотина прямо с пастбища ходила домой, а не плутала». У лошадей и коров подрезали хвосты. Клочок обрезанной шерсти затыкали за матицу, чтобы скотина знала дорогу домой. Чесали лошадей, чтобы «чище и здоровее были». На Пинежье в великий четверг хозяйка открывала трубу и кричала: «Пар божья скотинка, коровушка Пестронюшка, в чистом поле – обед, дома – ночлег. Не ночуй на бору, ходи ко двору!» Костромичи с той же целью разыгрывали сценку-диалог: один из домочадцев забирался на печь, другой на чердак к трубе. «С печи кричат в трубу: „Дома ли теленки?“ С чердака отвечают: „Дома, дома!“ – „Дома ли лошадушки?“ – „Дома, дома!“

И так перебирается вся скотина».

Еще в конце прошлого века в Вятской губернии происходило следующее: «В великий четверг до восхода солнца хозяйка дома, нагая, бежит со старым горшком в руке на огород и опрокидывает горшок на кол; горшок остается опрокинутым на колу в течение всего лета – он предохраняет кур от хищной птицы».

0|1|2|3|4|5|6|7|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua