Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Андрей Юрьевич Низовский Загадки антропологии

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|

Сами айны убеждены, что их предки прибыли из космоса и называют себя «люди Неба».[55] Учёные всё-таки больше склонны искать предков айнов на Земле. Недостатка в гипотезах нет: айнам приписывают европейское, монголоидное, океанийское (малайско-полинезийское), палеоазиатское происхождение. Некоторые учёные даже считают айнов особой расой — потомков древнего населения ледникового периода (неандертальцев?), изолированно развивавшихся на протяжении тысячелетий.

Другие исследователи решают загадку айнов в русле довольно сложной теории о происхождении монголоидных народов, согласно которой монголоиды рано разделились на южную и северную подгруппы. Несколько десятков тысяч лет назад южные монголоиды начали перемещаться к северу и заселили Японский архипелаг, включая Окинаву. Позже, в эпоху культуры Дзёмон, эти южные монголоиды доминировали на Японских островах. Однако затем острова были заселены северными монголоидами. Нынешние этнические японцы являются результатом смешивания обеих подгрупп, в то время как айны представляют собой остаток древнего населения, которое этот процесс смешивания не затронул.

Наиболее интересны попытки связать происхождение айнов с палеолитическим населением Европы. По мнению канадского исследователя Эдо Нюланда, айнский язык генетически связан с универсальным сахаро-баскским языком, на котором в эпоху неолита говорили жители Северной Африки и Западного Средиземноморья, а возможно, и других регионов.[56] Язык айнов откололся от этого единого «праязыка», вероятно, не ранее восьми тысяч лет тому назад. Множество айнских слов (Э. Нюланд насчитывает их несколько сотен) сохраняет свое сходство с баскскими, обозначая одни и те же понятия. В их числе — «taspare» — вздохнуть (баскск. «asparen»), «kokor» — ругать (баскск. «gogon»), «tasum» — болезнь (баскск. «eritasun»), «hera» — хромать (баскск. «herren» — калека), «kiski» — волосы (баскск. «kizkur» — вьющиеся, волнистые волосы), «tur» — грязь (баскск. «lur»), «hotkuku» — наклоняться (баскск. «kukutu»), «mokor» — спать (баскск. «makar» — сон), «kusunkur» — враг (баскск. «kuskusean» — шпион), «uraiki» — воевать (баскск. «jarraiki» — нападать), «kotan orake» — разрушать (баскск. «orakа» — финансовое крушение, банкротство), «itah» — язык (баскск. «itano» — говорящий), «ese» — отвечать (баскск. «esetsi» — спорить), «umusa» — кланяться (баскск. «kilimusi»), «iska» — украсть (баскск. «xiskatu»), «ikoro» — деньги (баскск. «koro») и т. п.

Ряд исследователей указывает на культ медведя, существовавший у айнов. Череп медведя, насаженный на шест, служил своеобразным «духовным центром» айнских деревень, а обряд принесения в жертву медведя — «иоманде» — был главной религиозной церемонией. Этот чрезвычайно древний культ уходит своими корнями в палеолит и насчитывает не менее двухсот тысяч лет. Культ медведя был распространен во всех регионах, где обитает или обитал этот могучий зверь. Позже медвежий культ был практически везде вытеснен другими религиями, но какое-то время ещё сохранялся в периферийных областях северной Европы и Сибири. Это заставило некоторых ученых предположить, что айны, возможно, двигались из Европы в восточном направлении через Сибирь. Однако культ медведя существовал и в Юго-Восточной Азии, в частности в Индонезии, где до сих пор говорят на языках, близких айнскому, так что проблема происхождения культа медведя у айнов остается нерешённой.

С Юго-Восточной Азией, возможно, связан и бытовавший у айнов культ змеи. В Сибири этот культ не замечен, зато широко распространён во всех странах юго-востока Азии. Однако культ змеи существовал в древности и у многих народов Средиземноморья, в частности критян. Так что здесь мы снова сталкиваемся с возможностью двусмысленного толкования фактов.

Вероятно, южноазиатское происхождение имеет и культ меча, которому также поклонялись айны. Сторонники «южной» версии указывают и на то, что материальная и духовная культура айнов, включая одежду, инвентарь, домашние орудия, оружие, украшения и религиозные церемонии, находит заметные аналоги в культуре населения Филиппин, Индонезии и Меланезии. Хотя у айнов имеется несомненная монгольская примесь, они, возможно, близки к австралоидам. Неоднократно высказывалось мнение, что айны и полинезийцы происходят от одного общего корня.

Находка останков человека из Кенневика в полный рост поставила перед научным сообществом проблему отношений айнов с Новым Светом. Самая первая гипотеза, которая родилась при обсуждении загадки человека из Кенневика — это то, что айны, вероятно, могли участвовать в заселении Америки, вместе с группами монголоидов переправляясь через Берингов пролив, а цепь Алеутских островов вообще представляла для них готовую тропу к Аляске. Имеются тому и материальные свидетельства: так называемый коленчатый гарпун, который встречается на всем протяжении Северотихоокеанской дуги (Япония, Курилы, Алеутские острова, Аляска). Эти гарпуны имеют несомненно айнское происхождение. Они называются «apriniap» и используются японскими рыбаками и сегодня.

Лингвисты даже нашли подобия в языке айнов и эскимосов (что неудивительно, если вспомнить теории о сходстве баскского и эскимосского, айнского и баскского языков). Например, айнское слово «kaya» — «плыть» вполне соответствует эскимосскому «каяк» — так называется небольшая кожаная лодка, традиционное средство передвижение эскимосов и алеутов по морю. Сходство айнского, эскимосского и баскского языков не отрицает и крупнейший в сегодняшней Японии знаток айнской проблемы Киосуке Киндаичи. Однако, по его мнению, все было как раз наоборот: айны мигрировали в Азию из Северной Америки! Путь айнов, по его мнению, начался из Аляски и вел через Берингово море в Восточную Сибирь и вниз к Сахалину. Но какой кавказоидный народ мог прийти из Америки в Азию? Только… те самые загадочные «белые эскимосы», о которых мы говорили в одной из предыдущих глав!

Если гипотеза об американском происхождении айнов выглядит пока достаточно непривычно, вопрос о том, были ли айны в Америке, благодаря находке останков человека из Кенневика вполне разрешен: да, были! Причем миграция айнов в Америку, по всей видимости, шла не только через Берингов пролив: айны были неплохими мореплавателями и регулярно посещали Алеуты и Аляску. Они вполне могли достигать и побережья Америки.

Чрезвычайно интригующе в этой связи выглядит открытие, сделанное в 1956 году эквадорским археологом Э. Эстрадой и его коллегами из США Б. Меггерсом и К. Эвансом. Раскапывая древнюю стоянку Вальдивия на южном побережье Эквадора, относящуюся к IV–III тысячелетиям до н. э., они обнаружили здесь прекрасную глиняную посуду. Однако другие культуры американских индейцев, существовавшие одновременно с Вальдивией, в то время керамику не знали, т. е. переживали еще «докерамический» период. Вопрос о происхождении керамики Вальдивии очень заинтересовал исследователей. И оказалось, что она имеет поразительное сходство с… керамикой культуры Дзёмон — то есть с древнеайнской!

Археологи, работавшие в Новом Свете, плохо знали культуру Дзёмон. Для изучения айнских древностей Б. Меггере и К. Эванс специально отправились за океан, в Японию. Результаты превзошли все ожидания: им удалось не только выявить сходные элементы в керамике двух культур, находившихся на расстоянии 15 тысяч километров друг от друга, но и найти тот район в Японии, где общих черт было особенно много! Это был остров Кюсю.

«Сходство некоторых типов глиняной эквадорской посуды с изделиями из Японии было настолько близким, что вывод мог быть лишь один: древнейший керамический комплекс Вальдивии имеет азиатское происхождение, — пишет В. И. Гуляев. — Но каким образом японская керамика могла попасть на берега Эквадора? Собрав всю доступную информацию, американские ученые объяснили это так. Около 5 тысяч лет назад побережье Японии и Южной Америки населяли небольшие группы рыболовов и собирателей моллюсков, которые дополняли свой рацион охотой и сбором диких плодов и растений. Их орудия и утварь, хотя и отличались по некоторым конструктивным деталям, были в целом очень похожи: рыболовные крючки из раковин, костяные шилья, каменные рубила, отщепы, грузила, молотки и т. д. — что говорит об одинаковом уровне развития японских и американских племен. Множество костей морских рыб, найденных при раскопках поселений эпохи Дзёмон, свидетельствует о том, что рыболовство давало значительную часть продуктов питания местным жителям. Вероятнее всего, для этого опасного промысла использовались челны, выдолбленные из целого ствола дерева. Если бы в древности такую лодку с рыбаками унесло тайфуном от побережья острова Кюсю в открытое море в октябре или ноябре, то она попала бы в зону сильнейших течений северной части Тихого океана и двигалась бы со скоростью 24–32 мили в день в направлении на северо-восток. Время, необходимое для того, чтобы пройти путь от Японии до Эквадора протяженностью 9450 миль, вычислить с абсолютной точностью, конечно, нельзя. Однако можно с уверенностью сказать, что плавание длилось много месяцев и что часть членов экипажа рыбачьей лодки вполне могла выдержать все тяготы подобного путешествия. Попав на эквадорское побережье, они были дружески встречены индейцами. Азиатские пришельцы и научили местных жителей искусству изготовления керамики. Очень скоро вальдивийцы сами стали отличными гончарами и превзошли своих учителей и в оформлении, и в качестве изделий».[57]

Факт находки керамики культуры Дзёмон в Эквадоре, находка останков человека из Кенневика и гипотеза о возможных родственных связях айнов с полинезийцами могут объяснить многие антропологические загадки Америки и Океании. Например, тайну так называемых белых индейцев… Белые индейцы

Всё началось с Колумба.

«Мои посыльные сообщают, — писал великий путешественник 6 ноября 1492 года, — что после долгого марша нашли деревню, состоящую из 1000 жителей. Местные встретили их с почестями, поселили в самых лучших домах, позаботились об оружии, целовали им руки и ноги, пытаясь дать понять любым способом, что они (испанцы. — Авт.) — белые люди, пришедшие от бога. Около 50 жителей попросили моих посыльных взять их с собой на небеса к звездным богам».

Это первое упоминание о почитании белых богов среди жителей Нового Света. Бесчисленные легенды индейцев обеих Америк повествуют о том, что некогда к берегам их континента прибыли на больших странных судах белые бородатые боги, голубоглазые и светловолосые. Они принесли индейцам основы знаний, законы, зачатки культуры. Ацтеки и тольтеки Мексики называли своего белого бога Кецалькоатль, инки — Кон-Тики Виракоча, а майя — Кукулькан.

В письме Колумба ясно видны те благоговение и почтение, которые были оказаны первым европейцам на американской земле. Могучая цивилизация ацтеков с прекрасной военной организацией и многомиллионным населением пала перед горсткой испанцев. В 1519 году отряд Кортеса свободно прошел через джунгли к столице ацтеков. Ему не препятствовали. Конкистадоры Писарро, покорившие Перу, также использовали заблуждения инков, поражаясь странному поведению индейцев — те почти не оказывали сопротивления белым пришельцам.

Индейцы видели в европейцах вернувшихся «белых богов»

Много лет занимаются этой проблемой ученые. Собраны обширные данные устной традиции индейских племен Центральной и Южной Америки, археологические свидетельства и материалы средневековых испанских хроник. Одна за другой рождаются гипотезы. Многие исследователи либо пытаются связать «белых богов» с древними народами Средиземноморья (крито-минойцами, египтянами, финикийцами, греками, римлянами и т. д.), либо углубляются в дебри, ими самими придуманные (Атлантида, пришельцы из космоса и прочий бред). Но в последние десятилетия в поисках места происхождения «белых богов» учёные всё чаще начинают обращать свои взоры к Тихому океану…

В Перу, на пустынном тихоокеанском побережье, археологи обнаружили многочисленные древние некрополи. Сухой климат позволил ученым детально изучить найденные там останки. По первоначальным предположениям, древние мумии должны были дать исследователям исчерпывающий ответ на вопрос: каков был тип древнего доинкского населения Перу? Однако все произошло с точностью «до наоборот»: мумии загадали ученым новые загадки. Вскрыв захоронения, антропологи обнаружили там типы людей, доселе не встречавшихся в древней Америке.

В 1925 году археологи открыли два больших некрополя с сотнями мумий на полуострове Паракас в южной части центрального перуанского побережья. Радиокарбонный анализ определил возраст этих захоронений — 2200 лет. Радом с могилами исследователи в больших количествах нашли обломки твердых пород деревьев, которые обычно использовались при постройке плотов. Когда захоронения вскрыли, то обнаружилось разительное отличие мумий от основного физического типа древнеперуанского населения.

По мнению американского антрополога Стюарта, «это была обособленная группа людей, абсолютно нетипичных для населения Перу». Пока Стюарт изучал останки этих людей, перуанский антрополог М. Тротгер делала анализ волос девяти мумий. По ее данным, цвет их в целом был красно-коричневый, но в отдельных случаях пробы дали очень светлый, почти золотой цвет волос. А волосы двух мумий вообще отличались от остальных — они вились! Далее Тротгер установила, что срез волоса у различных мумий разный, и в захоронении встречаются практически все формы…

Ещё один показатель — толщина волос. Она здесь меньше, чем у остальных индейских, но и не такая маленькая, как у средней европейской популяции, например голландцев. Сама Тротгер, сторонница теории монорасового заселения Америки, попыталась оправдать столь неожиданное для нее самой наблюдение тем, что смерть-де меняет форму волос. Но ей возразил другой авторитет в этой области, английский антрополог Доусон: «Я считаю, что после смерти с волосами не происходит сколь-нибудь значительных изменений. Вьющиеся остаются вьющимися, прямые — такими же прямыми. Да, после смерти они становятся ломкими, но цветовых изменений не происходит».

Находки на полуострове Паракас заставили ученых вспомнить то, что писал об инках знаменитый конкистадор Франсиско Писарро: «Правящий класс в перуанском королевстве был светлокожим, с кожей цвета спелой пшеницы. Большинство вельмож удивительно походили на испанцев. В этой стране я встретил индейскую женщину такую светлокожую, что поразился. Соседи зовут этих людей детьми богов»…

Таких «вельмож» — членов королевской семьи — к приходу испанцев наситывалось около пятисот человек. Хронисты сообщают, что восемь правителей инкской династии были белыми и бородатыми, а их жены — «белыми, как яйцо». Один из хронистов, Гарсильясо де ла Вега, имевший инкское происхождение, оставил описание того, как однажды, когда он был еще ребенком, один сановник водил его в царскую усыпальницу. Он показал мальчику одну из комнат дворца в Куско, где вдоль стен лежало несколько мумий, и сказал, что это бывшие инкские императоры, и он спас их тела от разложения. Мальчик остановился перед одной из мумий. Волосы ее были белы как снег. Сановник объяснил ему, что это мумия Белого инки, 8-го правителя страны Тауантинсуйу. Известно, что умер он в юном возрасте, и белизна его волос никак не может быть объяснена сединой…

Сопоставив данные о светлопигментированном элементе в Америке и Полинезии с легендами острова Пасхи, ряд исследователей предположил, что белокожие люди шли из Америки в Полинезию, но не наоборот. Одно из доказательств тому — сходный обычай мумификации тел умерших в Полинезии и Южной Америке и полное отсутствие его в Индонезии. Распространившись на берегах Перу, способ мумификации тел знати был перенесен мигрантами на острова Полинезии. Две мумии, найденные на Гавайских островах, «продемонстрировали» в деталях все подробности этого обычая в Перу.

Значит, источником распространения «белых богов» было Перу? Достаточно поверхностного знакомства с огромной и разножанровой литературой по истории этой страны, чтобы обнаружить там множество упоминаний о бородатых и белокожих индейских богах, и прежде всего о Кон-Тики Виракоче. Писарро и его люди сообщали, что в храме Куско стояла огромная статуя бога Виракочи, изображавшая человека в длинном одеянии и сандалиях, «точно такая же, что рисовали испанские художники у нас дома…». Современник событий писал, что когда испанцы увидели эту статую, то подумали, что святой Бартоломей дошел до Перу и индейцы создали монумент в память об этом событии. Конкистадоры были так поражены странной статуей, что не разрушили её сразу, и храм на время миновала участь иных культовых сооружений. Но скоро и его обломки растащили в разные стороны нищие крестьяне.

Когда хронист Бетансос, принимавший участие в перуанских походах испанцев, спросил у индейцев, как выглядел Виракоча, те ответили, что он был высокого роста, в белом одеянии до пят, волосы на голове собраны в пучок, ходил он важно и в руках держал нечто напоминающее молитвенник. Озеро Титикака оказалось в самом центре деятельности Виракочи. Там, на озере и в соседнем городе Тиауанако, находилась его резиденция.

Обследуя территорию Перу, испанцы наткнулись и на огромные мегалитические сооружения доинкских времен, лежавшие в развалинах. «Когда я спросил местных индейцев, кто построил эти древние памятники, — писал испанский хронист Сьеса де Леон в 1553 году, — они отвечали, что это сделал другой народ, бородатый и белокожий, как мы, испанцы. Эти люди прибыли задолго до инков и осели здесь». Насколько сильно и живуче это предание, подтверждает свидетельство перуанского археолога Валькарселя, который через 400 лет после Леона слышал от индейцев, живших близ руин, что «эти сооружения были созданы народом-чужестранцем, белым, как европейцы».

«Они рассказали также, — продолжает Леон, — что на озере Титикака на острове в прошлые века жил народ белый, как мы, и один местный вождь по имени Кари со своими людьми пришел на этот остров и вел войну против этого народа и многих убил…» В отдельной главе своей хроники, посвященной древним сооружениям Тиауанако, де Леон сообщает следующее: «Я спросил местных жителей, были ли эти строения созданы во времена инков. Они посмеялись над моим вопросом и заявили, что им доподлинно известно, что все это сделано задолго до власти инков. Они видели на острове Титикака бородатых мужчин. То были люди тонкого ума, пришедшие из неведомой страны, и было их мало, и убито много в войнах…

Инка Гарсильясо де ла Вега расспрашивал своего царственного дядю о ранней истории Перу. Тот отвечал: «Племянник, с удовольствием отвечу на твой вопрос, и то, что я скажу, ты навеки сохрани в своем сердце, знай же, что в древние времена весь этот район, тебе известный, был покрыт лесом и зарослями и люди жили как дикие животные — без религии и власти, без городов и домов, без обработки земли и без одежды, ибо они не умели выделывать ткани, чтобы сшить платье. Они жили по двое или по трое в пещерах или расселинах скал, в горах под землей. Они ели черепах и коренья, фрукты и человеческое мясо. Тело свое они прикрывали листьями и шкурами животных. Они жили как звери и с женщинами тоже обращались как животные, ибо не умели жить каждый с одной женщиной». Де Леон продолжает рассказ Гарсильясо: «После этого появился белый человек высокого роста, и обладал он большим авторитетом. Говорят, он во многих поселках научил людей нормально жить. Везде они называли его одинаково — Тикки Виракоча. И в честь него создали они храмы и воздвигли в них статуи…

Откуда пришел Виракоча? «Многие считают, что его имя Инга Виракоча, и означает оно «морская пена», — замечает хронист Сарате. Другой хронист, Гомара, утверждает, что, по рассказам старых индейцев, он перевел своих людей через море. Легенды индейцев чиму повествуют о том, что белое божество пришло с севера. Многие легенды сходятся на том, что Виракоча с соратниками приплыл на камышовых лодках по озеру Титикака и построил мегалитический город Тиауанако. Отсюда он посылал своих бородатых «апостолов» во все уголки Перу, чтобы те учили людей и говорили, что он — их творец. Но, в конце концов, недовольный поведением жителей, он решил покинуть их земли.

Виракоча. Рельеф на воротах Солнца в Тиуанако, Перу

Во всей огромной инкской империи вплоть до прихода испанцев индейцы единодушно называли путь, по которому уходил Виракоча и его сподвижники. Они спустились к Тихоокеанскому побережью и ушли по морю на запад вместе с солнцем в сторону Полинезии.

На севере инкского государства, в горах Колумбии, жили индейцы чибча, достигшие к приходу испанцев высокого уровня культуры. Его легенды также содержат сведения о белом учителе Бочика. Описание его то же, что и у инков. Он правил ими много лет, и его назвали также Суа, то есть «солнце» на местных диалектах. К ним он пришёл с востока.

К востоку от области чибча, в Венесуэле и соседних областях мы снова наталкиваемся на свидетельства пребывания таинственного странника. Его назвали здесь Тсума, или Суме. Он обучил местных индейцев земледелию. По одной из легенд, он велел всем людям собраться вокруг высокой скалы, встал на нее и поведал им законы и наставления. Пожив здесь какое-то время, он покинул эту страну.

К северу от Колумбии и Венесуэлы, в области сегодняшнего Панамского канала живут индейцы куна. Они сохранили легенды о том, что давным-давно, после сильного наводнения, к ним пришел некто и обучил людей ремеслам. С ним было несколько его сподвижников. Любопытно, что в 1920-х годах американский исследователь Ричард Марш, много общавшийся с индейцами куна, слышал от них рассказы о загадочном племени «белых индейцев», которое в прежние времена жило по соседству с куна. Марш даже отыскал среди куна несколько индейцев, явно с белой кожей; позднее исследователи объяснили этот феномен наследственным альбинизмом.

Ещё дальше на севере, в Мексике, к моменту испанского вторжения процветала цивилизация ацтеков. От Анаука (современный Техас) до Юкатана ацтеки рассказывали о белом боге Кецалькоатле. По преданиям, он был пятым правителем тольтеков, прибыл из страны восходящего солнца (конечно, ацтеки имели в виду под этим названием не Японию) и носил длинную накидку. Он долго правил в Толлане, запретив человеческие жертвоприношения и проповедуя мир. Люди больше не убивали животных и питались растительной пищей. Но это длилось недолго. Дьявол заставил Кецалькоатля предаться тщеславию и погрязнуть в грехах. Однако скоро ему стало стыдно за свои слабости и он решил покинуть страну. Перед уходом бог заставил улететь всех тропических птиц и превратил деревья в колючие кустарники. Он ушёл в южном направлении…

«Карта Секунда» Э. Кортеса содержит отрывок речи Монтесумы: «Мы знаем из письмен, доставшихся нам от предков, что ни я, ни кто-либо другой, населяющий эту страну, не являются ее коренными жителями. Мы пришли из других земель. Мы знаем также, что ведем свой род от правителя, подчиненными которого являлись; он пришел в эту страну, он снова захотел уйти и забрать с собой своих людей. Но они уже женились на местных женщинах, построили дома и не хотели идти с ним. И он ушел. С тех пор мы ждем, что он когда-нибудь вернется. Вернется как раз с той стороны, откуда пришел ты, Кортес… Какой ценой расплатились ацтеки за свою «сбывшуюся» мечту, нам известно.

Соседи ацтеков — майя — рассказывали, что их предки пришли на Юкатан двумя волнами. Первый раз — это была наиболее крупная миграция — из-за океана, с востока, под предводительством культурного героя Ицамны. Другая группа, меньшая, пришла с запада, и ее привел белый и бородатый Кукулькан. О Кукулькане вспоминают как о строителе пирамид и основателе городов Майяпан и Чичен-Ица. Он же научил майя пользоваться оружием, а затем покинул их и ушёл на запад…

Путешественник, едущий из Юкатана на запад, непременно должен проехать через область Цельталь в джунглях Табаско. Легенды населения этих мест хранят сведения о Вотане, в давние времена пришедшем сюда с востока. Его послали боги, чтобы разделить землю, раздать ее человеческим расам и каждой дать свой язык. Страна, откуда он пришел, называлась Валум. Когда Вотан прибыл в Цельталь, люди находились «в плачевном состоянии». Он распределил их по деревням, обучил сельскохозяйственным навыкам и изобрел иероглифическое письмо, образцы которого остались на стенах их храмов. Говорят также, что он написал там свою историю. Миф кончается очень странно: «Когда наконец подошло время печального ухода, он не ушёл через долину смерти, как все смертные, а прошёл сквозь пещеру в подземный мир».

Но в действительности таинственный Вотан ушёл не под землю, а на плоскогорье Соке и получил там имя Кондой. Индейцы Соке, о мифологии которых почти ничего не известно, были соседями жителей Цельталя. По их легенде, пришел «отец-бог» в легком золотом одеянии и научил их правильно жить. Они тоже не верили в его смерть, а считали, что он удалился в пещеру и, заделав отверстие, ушел к другим народам…

К югу от майя жили племена киче, по культуре близкие к майя. Из их священной книги «Пополь Вух» мы узнаем, что их народ также был знаком с белым странником, проходившим через земли. Киче называли его Гугумац…

Как мы видим, легенды о белых бородатых богах распространены во всей Центральной Америке — от Юкатана до перуанского побережья. Помимо легенд, в Мексике, Перу в Эквадоре, Колумбии, Гватемале, Мексике, Сальвадоре встречаются многочисленные изображения белых людей. На фресках одного из храмов Чичен-Ицы изображена даже битва индейцев с белыми людьми. Таким образом, широкий круг источников указывает на распространение в Новом Свете светло-пигментированного населения. Но что это за население? Откуда оно появилось? И как могло это кавказоидное меньшинство сохранить свой расовый тип, будучи окруженным многочисленными индейскими племенами?

Легче всего ответить на последний вопрос. Тут достаточно вспомнить цыган — аналогия весьма уместная. Строгое соблюдение эндогамии — браков внутри этнической группы — способствовало сохранению антропологического типа. О существовании эндогамии в среде «белых богов» свидетельствуют индейские легенды и сообщения средневековых хронистов.

Кем были эти белые бородатые боги? Не инопланетянами — это точно. Их происхождение явно земное. Были ли они древними протоберберами — строителями мегалитов Старого Света, «народами моря», крито-минойцами, греками или финикийцами? А может быть, пришельцами с другой стороны мира — китайцами, японцами, индусами, полинезийцами? На этот счет существует масса гипотез, имеющих один общий недостаток: они беспочвенны. Давайте лучше задумаемся вот над каким простым вопросом: насколько древними являются эти легенды? Ведь большинство из них известно нам только в пересказе испанских авторов XVI века. Вполне вероятно, что подобные легенды были изобретены европейскими миссионерами уже после испанского завоевания, чтобы облегчить христианизацию индейцев.

Образ культурного героя, насаждающего у отсталых народов зачатки цивилизации, широко распространен среди народов как Америки, так и Африки, Азии и Океании, и нет оснований считать его специфически американским явлением. А по поводу «бородатости» индейских культурных героев стоит заметить, что борода — естественная или искусственная — являлась у доколумбовых индейцев символом мудрости. Как культовый атрибут борода неоднократно изображалась на рисунках ольмеков (I тыс. до н. э.) и майя (I–XV вв.). Вполне естественно, что мифология наделяла культурного героя бородой — кому же еще быть мудрым, как не ему?

Остаётся вопрос белокожести — самый интересный, и, пожалуй, самый трудный. А может быть, и наоборот — самый лёгкий. Дело в том, что существует ряд свидетельств того, что в Америке жили и продолжают жить в наши дни группы белых индейцев!

Когда немецкий путешественник XIX века Генрих Барт впервые обнаружил в иссушенной Сахаре наскальные изображения слонов и бегемотов и рассказал об этом в Европе, его подняли на смех. Когда другой немецкий исследователь, Карл Маух, поделился с коллегами своими впечатлениями о гигантских сооружениях Зимбабве, его окружила стена холодного молчания и недоверия. Англичанина Перси Фоссета, путешествовавшего по Бразилии в начале XX века, очевидно, ждала та же неблагодарная участь, если бы он не исчез навсегда в джунглях, оставив лишь книгу путевых заметок, названную потом «Неоконченное путешествие».

««На Кари живут белые индейцы», — сказал мне управляющий, — пишет Фоссет. — Мой брат однажды отправился на баркасе вверх по Тауману, и в самых верховьях реки ему сказали, что поблизости живут белые индейцы. Он не поверил и только посмеялся над людьми, которые это говорили, но все-таки отправился на лодке и нашел безошибочные следы их пребывания… Потом на него и его людей напали высокие, красивые, хорошо сложенные дикари, у них была чистая белая кожа, рыжие волосы и голубые глаза. Они сражались как дьяволы, и, когда мой брат убил одного из них, остальные забрали тело и убежали».

Свидетельству Фоссета верят немногие. Может быть, это объясняется таинственностью и кажущейся нереальностью событий, описываемых в книге?

«Здесь я снова услышал рассказы о белых индейцах… «Я знал человека, который встретил такого индейца», — сказал мне британский консул. — «Эти индейцы совсем дикие, и считается, что они выходят только по ночам. Поэтому их зовут «летучими мышами» «Где они живут?» — спросил я. «Где-то в районе потерянных золотых приисков, не то к северу, не то к северо-западу от реки Диамантина. Точное местонахождение их никому не известно. Мату-Гроссу — очень плохо исследованная страна, в гористые районы на севере еще никто не проникал… Возможно, лет через сто летающие машины смогут это сделать, кто знает…»»

«Летающие машины» смогли сделать это через три десятка лет. Никаких белых индейцев, о которых пишет Фосетт в своей книге, они не обнаружили. Но это не значит, что их нет. В 1926 году американский этнограф Гаррис изучал индейцев Сан-Бласа и писал, что волосы у них цвета льна и соломы и комплекция белого человека. Французский исследователь Омэ описал встречу с индейским племенем вайка, волосы у которых были каштанового цвета. «Так называемая белая раса, — писал он, — имеет даже при поверхностном обследовании массу представителей среди амазонских индейцев». Отметим, что американская сельва обладает способностью изоляции не меньшей, чем острова Тихого океана, причём изоляции многовековой…

Белые индеанки. Рисунок XIX в

Одно из преданий о белых индейцах связано с загадкой манданов — племени, принадлежащему к группе североамериканских племен сиу. Манданы, коренные обитатели верховьев Миссисипи, некогда жившие на территории, поделенной теперь между штатами Висконсин, Миннесота и Дакота — пожалуй, самое необычное из всех индейских племен Северной Америки. Населенные майданами земли стали ареной деятельности белых переселенцев только после 1850 года. Однако уже на протяжении 200 лет манданы привлекали к себе внимание этнографов в связи с тем, что они очень сильно отличались от всех остальных индейских племен внешним обликом, обычаями и религиозными воззрениями. Притом в их физическом облике проявлялись признаки, наводившие на мысль о смешении с какой-то северной расой, ибо у одной пятой или одной шестой части этих индейцев была почти белая кожа и светло-голубые глаза. Среди манданов часто встречались люди с белокурыми волосами и таким необычным для индейцев выражением лица, что этот «более чем наполовину белый народ» некоторые этнографы даже отказывались считать индейцами. Жилища манданов сильно напоминали древние строения североевропейских народов. Ближайшее подобие их архитектуры мы находим только в средневековой Норвегии и Швеции. А в одном из преданий манданов говорилось, что отцом племени был белый человек, прибывший в их страну на каноэ. Еще в те времена, когда ни один европеец не побывал в этих местах, манданы уже были знакомы с основными догматами христианства: они рассказывали о Спасителе, о непорочном зачатии, крестных муках, чудесном насыщении 5 тысяч человек, о грехе прародительницы рода человеческого, о потопе, спасшемся ковчеге и посланном из него голубе, который принес ветку ивы, и т. д.

Подобные представления ещё 200 лет назад поразили первого европейского исследователя, проникшего в эти отдаленные области, — француза Ла-Верандри. Этот исследователь в 1738 году по поручению французского генерал-губернатора предпринял путешествие по суше из Канады до Тихого океана. Он захотел воспользоваться этим случаем, чтобы лично познакомиться со странными «белыми индейцами», слухи о которых дошли до него. Побывав у манданов, француз заключил, что на территорию этого племени когда-то давно была предпринята «большая военная экспедиция из известных стран земного шара», и манданы «произошли от смешения туземцев с цивилизованным народом». Но Ла-Верандри не мог понять, как в эти отдаленные местности, находящиеся на расстоянии более 1500 км от Атлантического океана и заселенные белыми только во второй половине XIX века, в давние времена могли попасть европейцы?

Загадку манданов многие исследователи связывают с плаваниями средневековых викингов-скандинавов. Но загадку «белых индейцев» в целом с помощью викингов не разрешить. На помощь здесь могут прийти… полинезийцы, или, как их называют, «викинги Тихого океана».

Современные учёные сходятся во мнении, что расовая принадлежность полинезийцев до сих пор неясна. Судя по всему, они обязаны своим происхождением двум, а может быть, и нескольким расам, смешавшимся между собой. Среди полинезийцев и поныне часто встречаются люди с ярко выраженной долихокефалией и светлой, как у южных европейцев, пигментацией кожи. По всей Полинезии обнаружен так называемый арабо-семитский тип (термин Тура Хейердала) — с прямым носом, тонкими губами и прямыми рыжими волосами. Эти черты отмечали еще первые европейские путешественники на всем протяжении от острова Пасхи до Новой Зеландии, так что говорить о поздних смешиваниях с европейцами в данном случае нельзя.

Антропологические данные указывают на юго-восточно-азиатские корни обитателей Полинезии, однако первые европейские исследователи Полинезии отмечали в своих трудах, что на островах Тихого океана много людей со светлой кожей и рыжими волосами. В то время и родилась версия о европеоидных (кавказоидных) элементах в океанийском расовом типе. В последнее время антропологи установили, что светлая кожа и рыжие (или светлые) волосы встречаются не только у коренных жителей Полинезии, но и у коренных жителей Австралии и Новой Гвинеи.

Жители острова Пасхи, наиболее приближенного к Америке клочке суши, утверждают, что часть их предков имела белую кожу и рыжие волосы, в то время как остальные были темнокожими и черноволосыми. Это засвидетельствовали первые европейцы, побывавшие на острове. Когда в 1722 году остров впервые посетил голландский корабль, то европейские путешественники с удивлением отметили у островитян следующее: «Среди них есть и темно-коричневые, как испанцы, и совсем белые люди, а у некоторых кожа вообще красная, будто ее жгло солнце…» Заинтригованный этими сообщениями, Тур Хейердал в 1950-х годах отправился на остров Пасхи и, после проведенных здесь исследований, заявил, что остров был впервые заселен в IV–XI веках кавказоидами (европеоидами), выходцами из Перу — из Тиауана-ко. Затем, в начале среднего периода, сюда прибыли новые переселенцы из Перу, принесшие с собой культ человека-птицы и культ предков (отсюда возведение гигантских статуй вождей на каменных платформах). Чуть позже, но в том же среднем периоде, на острове Пасхи появились собственно полинезийцы. Обе группы долго сосуществовали друг с другом, пока, наконец, в позднем периоде полинезийцам не удалось уничтожить всех потомков южноамериканских индейцев.

Эта гипотеза долго не просуществовала — ее смела волна критики. На острова Океании отправились десятки археологических, этнографических и других экспедиций, было предпринято множество экспериментальных плаваний на судах, построенных по полинезийским образцам, с помощью методов математического моделирования удалось понять различные аспекты процесса заселения Полинезии. Результаты этих исследований полностью опровергли основные положения концепции Хейердала. Гораздо более обоснованно выгладит сегодня другая концепция — о том, что именно полинезийцы (а среди них — и белокожие и светловолосые или рыжеволосые элементы) первыми высадились на побережье Южной Америки. «В настоящее время ни один серьезный ученый не будет отрицать, что задолго до Колумба между жителями Полинезии и Южной Америки, несмотря на разделяющие их невообразимые океанские просторы, существовали реальные связи».[58]

Французский ученый и путешественник Э. Бишоп, многие годы своей жизни посвятивший изучению тайн Тихого океана, всесторонне обосновал гипотезу о том, что полинезийцы, осваивая океан, добирались и до берегов Америки — вспомним, ведь перуанские индейцы говорили, что их Виракоча пришел «из моря», и само имя его означает «морская пена». Учитывая высокое мореходное искусство полинезийцев, большинство ученых сегодня считает, что именно они первыми пересекли Тихий океан и достигли берегов Америки. По мнению известного советского американиста Ю.В. Кнорозова, «полинезийские экспедиции должны были, конечно, попасть и на побережье Америки, базируясь, скорее всего, на островах Маркизского архипелага. В Полинезии бывают сезоны, когда дуют достаточно сильные западные ветры. Кроме того, экспедиции следовало предпочесть идти против обычно господствующих восточных пассатов, чтобы в случае истощения съестных припасов можно было с попутным ветром быстро вернуться назад. Берега Америки, сравнительно густо населенные, вряд ли подходили для основания там колоний. Возможно, контакты ограничивались только разведочными экспедициями. Запасаясь на американском берегу съестными припасами, полинезийцы вывезли оттуда местные культурные растения. Перуанский сладкий картофель — кумар — попал в Полинезию под тем же названием, что свидетельствует о прямых контактах полинезийцев с местными жителями… Наиболее благоприятный маршрут на восток для полинезийцев пролегал в непосредственной близости к экватору, между встречными Северным и Южным Экваториальными течениями, где возникает восточное противоэкваториальное течение, хотя и ненадежное. Однако, возвращаясь на свои острова, полинезийцы могли проплыть на юг вдоль американского берега примерно до широты города Лимы, чтобы воспользоваться попутным Южным Экваториальным течением, хорошо им известным».

Можно привести и другие интересные сведения о контактах полинезийцев с жителями Южной Америки — как фольклорные, так и археологические. Например, в Перу в древних погребениях обнаружены две боевые палицы полинезийского происхождения — «пату». Здесь же найдены обсидиановые наконечники копий. Поразительное сходство имеют каменные тесла, найденные в Полинезии, Чили и Аргентине. Таким образом, вряд ли приходится сомневаться в том, что задолго до открытий Колумба отважные полинезийские мореплаватели неоднократно пересекали величайший океан планеты и высаживались на южноамериканском побережье. Впрочем, «о результатах подобных «визитов» можно только гадать, — отмечает В.И. Гуляев, — хотя маловероятно, что они оказали сколько-нибудь заметное влияние на развитие культуры как индейцев, так и жителей Полинезии».

Но как же тогда быть с рассказами о том, что «белые боги» принесли на Американский континент многочисленные культурные достижения? Нет сомнения в том, что основа этих рассказов скорее всего сильно мифологизирована. Но реальной, не мифической основой преданий о белых и бородатых культурных героях может служить (это не более чем версия!) факт удивительного сходства айнской культуры Дзёмон с находками в Вальдивии (Эквадор), о чем мы говорили выше. То, что айны «белые и бородатые», никто, кажется, отрицать не станет. Интересно и другое: схожая с айнской керамика Вальдивии представляет собой настоящий «культурый очаг» в стране, население которой в то время не знало керамики!

Первооткрыватели вальдивийской керамики — эквадорский археолог Э. Эстрада и его американские коллеги Б. Меггере и К. Эванс и Э. Эстрады объяснют это так: около 5 тысяч лет назад лодку с рыбаками-айнами могло унести тайфуном от побережья острова Кюсю в открытое море. Если это произошло в октябре или ноябре, то она попала в зону течений северной части Тихого океана, двигаясь со скоростью 24–32 мили в день. Плавание длилось много месяцев, но экипаж лодки или его часть выдержала тяготы путешествия, и в итоге айнов принесло к эквадорскому побережью, где они были дружески встречены индейцами. Азиатские пришельцы научили местных жителей искусству изготовления керамики дзёмонского типа. Скоро вальдивийцы и сами стали отличными гончарами и даже во многом превзошли своих учителей. По мнению авторов гипотезы, происхождение керамики Эквадора и всей доколумбовой Америки восходит к гончарным традициям культуры Дзёмон.

«Если основные положения гипотезы Эстрады и его коллег справедливы, — пишет советский этнограф С.А. Арутюнов, — то каково же принципиальное научное значение их открытия? Сам по себе эпизод с появлением древних жителей Японии в Южной Америке сыграл сравнительно небольшую роль в ее этнической и культурной истории, хотя, возможно, он дал первый толчок распространению керамики на побережье Эквадора».

Как бы то ни было, сам по себе факт, что пришедшие из-за моря «белые и бородатые» айны — носители культуры Дзёмон — научили индейцев изготавливать керамику и тем самым дали толчок новым культурным традициям в Новом Свете, вполне мог лечь в основу преданий о «белых богах». Загадка меланжонов

В 1654 году английские путешественники обнаружили в Аппалачских горах (юго-восток США) загадочное племя, культура которого заметно отличалась от соседних индейских племен. Представители этого племени были описаны ими как «темнокожие с ярко выраженными европейскими чертами». В апреле 1673 года в гостях у загадочных «темнокожих» побывали исследователи Джеймс Нидем и Габриэль Артур, в сопровождении восьми индейцев изучавших долину реки Теннесси. Нидем с удивлением констатирал, что это были «белые люди, которые имеют длинные бороды и бакенбарды». У многих их них были рыжие волосы, голубые или зеленые глаза. На индейцев эти люди были совершенно не похожи. Они носили одежду, жили в бревенчатых хижинах со специфическими арочными окнами, исповедали христианскую религию и даже могли объясняться на ломаном староанглийском языке! Впрочем, между собой они говорили на языке, который не был похож ни на английский, ни на один из индейских диалектов. Регулярно два раза в день вся обшина собиралась на сход: «у них есть колокол высотой шесть футов, в который они звонят утром и вечером и в это время большое число людей собираются вместе и обсуждают свои дела», — писал Нидем.

Естественно, что англичане попытались как можно больше узнать у загадочных людей об их происхождении. С трудом изъясняясь на архаичном английском языке, на котором, должно быть, говорили во времена королевы Елизаветы I, они объяснили, что их предки были «Portyghee» — португальцами. Когда-то португальский корабль потерпел крушение у Атлантического побережья и уцелевшие матросы будто бы и стали родоначальниками этого загадочного племени.

Нидем вполне удовлетворился этим разъяснением. В последующие годы американская наука и официальная статистика традиционно делили население США на белых, черных, краснокожих и метисов, и в прокрустово ложе этой схемы существование каких-то иных расовых групп не укладывалось. Лишь в середине XX века начали звучать сперва одиночные, а затем все более и более многочисленные голоса в пользу того, что в Аппалачских горах, возможно, сохраняются остатки загадочного народа, который не принадлежит ни к одной из четырех «традиционных» групп населения США!

Сегодня их называют меланжонами. Их родной дом — Южные Аппалачи, территория, распространяющаяся на восток штата Кентукки, юго-западную Вирджинию, восток Теннесси и запад штата Северная Каролина. Близкие меланжонам группы, отличающиеся разной степенью родства, живут в штатах Огайо, Кентукки, Вирджиния, Делавэр, Северная Каролина, Южная Каролина, Индиана, Мэриленд, Алабама, Миссисипи и Луизиана. По всей видимости, эти группы представляют собой отколовшиеся в разное время этнические анклавы. Во всех без исключениях группах меланжонов присутствует в той или степени компонент индейской крови, происходящий от алгонкинских племен юго-востока США — чероков, крик и других. В то же время каждая из подгрупп меланжонов обладает собственной уникальной историей и культурой, что не исключает близкую степень родства между ними и, вероятно, общее происхождение, хотя столетия рассеяния и межрасовых смешиваний повлияли на этнический и социальный характер каждой из подгрупп. Но, независимо от современного их состояния, во всех ответвлениях народа меланжонов неизменно присутствует белый кавказоидный компонент. Причем этот компонент присутствовал здесь уже в XVI веке — до массового переселения англосаксов в Америку. Кроме того, у части меланжонов имеются явные негроидные черты, и эти черты были привнесены задолго до появления чернокожих рабов в Северной Америке!

Сегодня считается, что народ меланжонов представляет собой продукт смешения трех рас — монголоидной (индейцы), европеоидной и негроидной. Если с индейцами все понятно, то вопрос — кем, как и когда европеоидные и негроидные элементы были занесены на юго-восток США, остается пока без ответа.

Устная традиция, культурные свидетельства, данные антропологии и лингвистики показывают у большинства групп меланжонов сильное присутствие средиземноморского и средневосточного компонента. Результаты генетических и медицинских исследований подтверждают эту версию. В 1990 году американские антропологи на основе анализа 177 образцов крови обнаружили, что между меланжонами штатов Теннесси и Вирджиния и современным населением Испании, Португалии, Северной Африки, Мальты, Кипра, Греции, Ирана, Ирака и Леванта (юго-восточная Турция, Сирия и Ливан) нет никакой разницы. А практически все наследственные болезни, которые встречаются у меланжонов, имеют средиземноморское происхождение!

Естественно, что в свете этих исследований многие энтузиасты кинулись искать корни происхождения меланжонов в доколумбовых плаваниях древности. Предками этого загадочного народа называли шумеров, египтян, финикийцев, критян. Но, возможно, все не так сложно, и вместе с тем не совсем просто. Дело в том, что современные исследователи практически единодушны во мнении, что в формировании этнической общности меланжонов на разных этапах принимали участие… турки, испанцы, португальцы, берберы, евреи и арабы!

Как такой «этнический компот» мог «свариться» на юго-восточном побережье США? И когда? Относительно даты мнение большинства исследователей сходится: XVI век. Эта эпоха довольно хорошо документирована, что позволяет отыскать многие корни происхождения меланжонов.

Самое раннее сообщение Нидема о том, что встреченные им меланжоны называли себя потомками португальских моряков, заставило исследователей обратиться к истории португальских плаваний к берегам Северной Америки. Известно, что в 1501–1502 гг., предположительно — у побережья Канады, бесследно пропали корабли португальцев Гашпара и Мигеля Кортириалов. Не являются ли меланжоны, или по крайней мере часть их, потомками моряков с этих кораблей? Кроме того, хорошо известно, что в XVI столетии португальцы и испанцы неоднократно высаживались на атлантическом побережье Северной Америки. Испанцы даже основали в Южной Каролине колонию Санта-Элена, распространившую свое влияние на территории нынешних штатов Южная Каролина, Северная Каролина, Джорджия и Теннесси, где были построены пять испанских фортов. Среди колонистов было много так называемых конверсос (conversos — обратившиеся) — этнических евреев и «мавров» (берберов и арабов), принявших христианство в надежде избежать преследований инквизиции. Однако это их не спасло — на родине их по-прежнему продолжали считать «подозрительными», и дамоклов меч продолжал висеть над каждым из «обратившихся». Поэтому многие из них охотно отправлялись в заокеанские колонии, где инквизиция трудилась не столь усердно. Вероятно, именно эти колонисты и привнесли еврейские и берберские (мавританские) элементы в начавшее формироваться в ту пору сообщество меланжонов.

В наречии меланжонов американские лингвисты выделили более тысячи слов и терминов, имеющих турецкое и арабское происхождение, с абсолютно с идентичными произношением и значением. Даже само название «меланжон» («Melungeon»), по-видимому, происхожит от арабского «Melun jinn» — «проклятая душа». Этот термин использовался в XVI столетии турками, арабами и мусульманами Испании и Португалии, и его значение сохранилось до сего дня у современных арабов и турок: так обычно называют себя мусульмане, которые в минуты отчаяния чувствуют себя оставленными Богом. Английский историк Дэвид Бирс Квинн установил, что в 1586 году знаменитый корсар сэр Фрэнсис Дрейк отбил у испанцев в Карибском море несколько сотен пленных турецких моряков — турок, арабов и берберов («мавров»), захваченных испанским флотом в Средиземном море. Их везли работать на плантации и рудники Нового Света. Освобожденных пленных Дрейк высадил на побережье Северной Каролины, на острове Роанок. Когда позднее английские корабли снова бросили здесь якорь, никаких следов турок и «мавров» они не нашли… Присутствие турецкой и арабской составляющей в крови меланжонов может быть также связано и с тем, что в XVI веке, как подтверждают документы, англичане и испанцы активно вербовали выходцев из Восточной Турции, Леванта и даже Армении для работы в своих колониях в Америке.

Все вышеприведенные гипотезы пока приняты исследователями условно. Изучение загадочных меланжонов продолжается, и, как полагают оптимисты, тайна их происхождения будет окончательно раскрыта в течение пяти ближайших лет. Одной из главных загадок является то, что в истории этногенеза меланжонов отмечено несколько «вливаний» европеоидных элементов, и когда произошло самое раннее из них, неясно. Не исключено, что разгадка тайны меланжонов в итоге всё-таки приведёт нас к доколумбовым плаваниям мореходов древнего мира. Чёрные индейцы

Рассказывая о меланжонах, мы упомянули о том, что в антропологии этих людей присутствует весьма значительный негроидный элемент. Тема негроидов в Новом Свете сама по себе настолько значительна, что требует отдельного разговора.

«Ex Africa semper aliquid novi» («Африка всегда преподносит что-нибудь новое»). Это изречение древних греков, переданное Плинием, можно было бы предпослать в качестве эпиграфа к любому рассказу о новейших открытиях в истории, археологии, этнографии, антропологии и лингвистике, которыми так богаты последние годы. А слово «Африка», если отвлечься от Плиния, можно заменить словом «Америка»: Американский континент богат открытиями не меньше Африканского.

Африка и Америка… Два огромных материка расположились параллельно друг другу по обе стороны Атлантики. Сведите мысленно линии их побережий, и они совпадут до мельчайших подробностей. Разбираться в этом дело геологов, да они и сделали уже очень много, гораздо больше, чем историки, археологи и лингвисты. Но события, о которых в этой связи стоит задуматься, происходили отнюдь не в отдаленные геологические эпохи, однако по ним можно судить о том, до какой степени не исследованы ещё целые пласты этнической истории обоих континентов…

В конце 1975 года в газете «Правда» появилось следующее сообщение:

«Национальный фонд защиты индейцев Бразилии объявил о том, что антрополог Валерия Паризе обнаружила в штате Мараньян, на северо-востоке Бразилии, таинственное племя индейцев «номадес гуахас» («кочующие гуахас»), больше известных как «черные индейцы». «Черными индейцами» их прозвали потому, что они обладают всеми чертами негров. Полагают, что это потомки бразильских негров, — на протяжении последних ста лет племя избегало каких-либо контактов с «белой цивилизацией». Гуахас живут небольшими группами по десять-двенадцать человек в плетеных хижинах. Они остаются на одном месте всего несколько дней. Валерия Паризе в сопровождении индейцев другого племени на протяжении восьми дней преследовала группу гуахас, прежде чем ей удалось установить с ними контакт. Это первый контакт с племенем, о котором ученым до сих пор ничего не известно.

Открытие племени «чёрных индейцев» в бразильской сельве заставило многих учёных задуматься. Если это действительно потомки бразильских негров, насильно привезенных сюда из Африки португальскими работорговцами в XVI–XVII вв., то исследователям остается лишь изучить развитие этого племени в условиях изоляции. А если это не бразильские негры? Ответом на этот вопрос может стать гипотеза о контактах между Африкой и Америкой в доколумбову эпоху…

…В 724 году хиджры (1324 г. от Рождества Христова) в Каир прибыл Муса, великий султан Мали — большого, могущественного и богатого золотом африканского государства, расположенного в бассейне Нигера. Как надлежит благочестивому мусульманину, султан Муса совершал хадж — паломничество в Мекку, а путь всех паломников из Северной и Западной Африки в Аравию пролегал тогда через столицу Египта.

В Каире султан Муса встретился и беседовал со многими уважаемыми людьми города. Среди них был каирский вали[59] Ибн-Амир Хаджиб. Беседуя с высокопоставленным чиновником, султан рассказал ему необыкновенную историю, которую потрясенный Ибн-Амир Хаджиб впоследствии с максимальной точностью передал каирскому ученому-географу Ибн-Фадлаллаху ал-Омари, а тот включил ее в свой обширный энциклопедический труд «Масалик ал-абсар фи мама-лик ал-амсар», что буквально означает «Пути взоров по государствам крупных центров», а проще — «Обозрение крупнейших государств».

«Мы происходим из семьи, в которой монарший сан передается по наследству, — говорил султан Муса. — И вот предшествовавший мне правитель решил, что нет ничего невозможного в том, чтобы убедиться в наличии противоположного берега у моря ал-Мухит.[60]

Одержимый этой мыслью и воодушевленный желанием доказать свою правоту, он приказал снарядить несколько сот судов, набрал для них команды и присоединил к ним также много других судов, снабженных золотом, съестными припасами и водой в таком изобилии, что все это могло удовлетворить потребности команды в течение многих лет. При отплытии он обратился к командирам судов со следующей речью:

«Не возвращайтесь, прежде чем вы достигнете самой крайней границы океана или прежде чем не будут исчерпаны ваши съестные припасы или питьевая вода!»

Они отплыли и долго отсутствовали. Прошло много времени, но никто не возвращался. Наконец вернулось одно судно. Мы спросили кормчего этого судна, что же случилось. Он ответил:

«Государь, мы долго плыли, пока не встретили мощного течения, подобного реке. Я шел последним за другими судами. Все суда, шедшие впереди, продолжали плавание, но едва подошли к этому месту, как начали исчезать одно за другим, и мы так и не узнали, что с ними случилось. Я же не захотел оказаться во власти этого водоворота и вернулся».

Султан не захотел поверить этому сообщению и не одобрил поведения кормчего. Затем он приказал снарядить две тысячи судов, из которых одна половина была предназначена для него самого и его спутников, а другая — для припасов и питьевой воды.

Он доверил мне правление и со своими спутниками вышел в море ал-Мухит. При таких обстоятельствах мы видели его и других в последний раз.

Я остался неограниченным властелином государства[61]».

Этой странной истории на долгие годы суждено было стать одной из загадок Африки. Средневековое государство Мали находилось в 1000 км от морского побережья. Даже во времена своего расцвета оно не доходило до берегов Гвинейского залива, и вдруг огромный флот в две тысячи вымпелов, предводительствуемый султаном, который, возможно ни разу не видел моря, отправляется на покорение Атлантического океана… Кстати, с кем и на чём? Ведь африканцы были очень плохими мореплавателями, их скромный опыт ограничивался только каботажным рыболовным промыслом. Где султан Мали мог набрать такое количество моряков? И на судах какого типа он отправился в это далекое путешествие? Считается, что максимум, что могло быть в его распоряжении — это большие крытые лодки для плавания по реке Нигер, либо такой «корабль», который, по словам арабского средневекового путешественника Ибн-Баттуты, «состоял из одного-единственного выдолбленного ствола дерева». Если экспедиция султана в самом деле ушла на таких судах, то ее трагический исход никого не должен удивлять.

Но на самом деле в этой истории далеко не все так просто. Если африканцы вышли в плавание под парусами (хотя считается, что у коренных народов Западной Африки никогда не было парусных судов), гонимые попутными пассатами, то исход ее был бы предсказуем: они не смогли бы вернуться назад, и наиболее вероятным результатом экспедиции была бы ее гибель. Но султан и его люди ушли скорее всего на веслах! И тут можно только гадать, как далеко они могли забраться. Да, африканцы абсолютно не знали условий, в которых им предстоит оказаться, не знали, что их ждет, не знали ничего из того, что полагается знать опытным мореходам, но практика показывает, что иногда именно таким простецам Бог открывает путь, закрытый для других. И неудивительно, что когда каравеллы Колумба подошли к берегам Кубы, то они столкнулись с удивительными фактами….

В третьем путевом журнале Колумба есть упоминание о том, что «адмирал хотел выяснить, правда ли все сказанное жителями». А жители рассказывали вот что:

«С юго-востока к нам приходил чёрный народ, он принёс наконечники копий из металла под названием «куанин»; они состоят из 32 частей золота, 6 — серебра и 8 — меди». Если мы полистаем один из словарей африканских языков, то легко обнаружим там слово «гуани». На языках группы манде оно означает «золото». Простое созвучие? Но в записках голландского путешественника по Африке начала XVIII века Босмана есть следующее место:

«Золото, принесенное нам местными жителями, очень чистое. Но есть у них еще одно, искусственное, состоящее из нескольких компонентов: на треть оно подлинное, а остальное — серебро и медь. Стоит оно конечно же дешевле. Мы встречали его по всему побережью[62]».

В легендах перуанских индейцев сохранились воспоминания о приходе темнокожих людей с востока. А в 1513 году испанский конкистадор Васко Нуньес де Бальбоа обнаружил в Панаме, на Дарьенском перешейке, необычных индейцев с черным цветом кожи. Это явно были потомки африканцев! В испанских хрониках, относящихся к временам первых конкистадоров, вообще часты упоминания и о «черных карибах», и о «черных антильцах». Хронист XVI века Франко Гарсия, проведший много лет в Америке, сообщает, что видел на острове близ Картахены (Колумбия) африканское племя. Английский историк Ричард Идеи уверен, что ошибки быть не могло: когда европейцы впервые прибыли в Новый Свет, то они явно отличали длинные черные волосы индейцев от вьющихся волос «мавров». В 1775 году испанский естествоиспытатель Гарсес обнаружил отдельные группы негроидов среди индейцев зуни в штате Нью-Мексико (США).

Сосуд в форме головы негра. Мексика, XIV–XV вв.

А вот что писал весьма авторитетный английский «Journal of Royal Anthropological Institute of Great Britain and Ireland» в № 12 за 1883 год:

«В 1870 году в Северной Каролине, США, в цепи Аллеганских гор, была обнаружена неизвестная стоянка. Вообще находка подобного рода не редкость в этих местах, но это была необычная стоянка. Во-первых, она очень старая, а во-вторых, не индейская. Там найдены керамика, резьба по дереву, рисунки на скалах. Все человеческие фигурки однотипны: они закругленные, правильных форм, некоторые плоские, одежда закрывает их с головы до пят. Некоторые находятся явно в возбужденном состоянии, другие сидят в креслах, третьи скачут без седла, уздечки и стремян на животных, определить вид которых до сих пор не удалось. Остальные животные видны хорошо — это одногорбые верблюды, гиппопотамы, носороги. Найдены чаши, блюда различных форм, многочисленные курительные трубки, резьба на которых не имеет ничего общего с аппалачской (Аллеганы — часть горной ситемы Аппалач. — Прим. авт.). Кажется, она сделана металлическим предметом».

Южноафриканский ученый М Джеффрис тщательно изучил коллекцию находок из Северной Каролины и пришел к следующему заключению. Материал (терракота, камень, дерево), формы и способы передачи движений, черт лица и фигуры — все полностью совпадает с изделиями, применяемыми по всей Западной Африке. Эти фигурки из Америки имеют такие же плоские основания, как и большинство соответствующих находок в центре йорубской цивилизации — городе Ифе (Западная Африка). Множество образцов подобного рода ученый собрал во время поездок по Африке. Курительные трубки, найденные в Аллеганах, непохожи на индейские. Специфику создают многочисленные дырочки на конце трубки — там, куда обычно засыпают табак. Можно понять волнение М. Джеффриса, купившего наугад несколько трубок у жителей долины Нигера: он обнаружил их полное сходство с северокаролинскими!

В конце 1930-х годов на Виргинских островах (Вест-Индия) были найдены останки людей с типично негроидными чертами. Т. Стюарт, автор сообщения, опубликованного вскоре после этого в одном из американских антропологических журналов, сравнил эти находки с результатами своих раскопок в Габоне и выявил поразительное сходство по многим показателям. По своему возрасту эти находки относятся к доколумбовой эпохе. Раскопки Р. Диксона в устье реки Огайо (США) дали еще несколько скелетов древних африканцев. Предположительно, они относятся к раннему средневековью. Находки костных останков негроидов в Америке продолжаются: в долине Пекос, в Мексике, археологи обнаружили скелеты людей негроидного и средиземноморского типов: возраст останков — 1000 — 500 лет…

Неужели султан Мали и его люди за двести лет до Колумба сумели достичь Америки? И было ли это единственным плаванием африканцев к берегам Нового Света? Эти вопросы не раз ставили в тупик исследователей. Но некоторые из них не видели никаких препятствий для такой возможности. Ещё в 1919 году арабский историк Ахмед Зеки-паша предположил, что «некоторые из этих храбрых исследователей, унесенных волнами, могли достигнуть Америки, а затем или слились с аборигенами, или основали первую черную колонию в Новом Свете». По мере накопления фактов у ряда исследователей-африканистов начало формироваться твердое убеждение в том, что жители Чёрной Африки побывали в Новом Свете за много веков до Колумба. Филолог из Гарвардского университета (США) Л. Винер в 1920–1923 годах выпустил трёхтомник «Африка и открытие Америки», где попытался на основе свидетельств письменных источников доказать существование непрерывного и длительного воздействия Черного континента на доколумбовы культуры американских индейцев. Однако число учёных, отстаивающих идею о подобного рода контактах, до сего дня остается незначительным. «Объяснить это можно следующим образом, — пишет доктор исторических наук В. И. Гуляев. — Во-первых, исследование доколониального прошлого африканских народов по-настоящему еще только начинается; весьма далекими от окончательного решения остаются многие, даже кардинально важные проблемы. Во-вторых, в ученых кругах широко распространено мнение о том, что жители Черного континента, обитавшие к югу от Сахары, всегда были сухопутными людьми, неспособными совершать далекие океанские плавания. И наконец, в-третьих, не приходится сбрасывать со счетов и популярные до сих пор в исторической науке стран Запада европоцентрические взгляды, согласно которым негритянским племенам и народам от природы не дано быть искусными мореходами и строителями процветающих государств».[63]

Между тем стоит вспомнить, что западноафриканские государства, и прежде всего Мали — преемник древней Ганы — в эпоху средневековья и в более ранние времена жили транссахарской торговлей. Торговля влекла за собой культурные контакты с арабским миром. Мирная жизнь продолжалась до 1054 года, когда войска Альморавидов (династии, образовавшей государство в Северо-Западной Африке и Испании) опустошили великую Ганскую державу. Но в XIII веке африканские правители вновь установили прочные отношения с марокканскими султанами, подданные которых уже давно знали систему долгот и широт, компас, квадрант и секстант. В XI–XIII вв. арабы обследовали побережье Африки и открыли часть Канарских островов, острова Зеленого Мыса и, возможно, Мадейру и несколько островов Азорской группы.

Может быть, именно от арабов африканцы получили первые навигационные познания? Может быть, от арабов узнали правители Ганы и Мали о каких-то северных походах к неизвестным землям на западе? В любом случае арабский и африканский мир следует считать единым центром отправки людей в Новый Свет: исторические судьбы этих регионов настолько переплелись, что это повлекло за собой кроме всего прочего сильное антропологическое смешение, так что определять африканские типы людей, обнаруженные в Новом Свете, можно весьма приблизительно.

Большинство прежних исследователей отрицали наличие плавучих средств у африканцев. Между тем говорить об их отсутствии — глубокое заблуждение. Господство над водным пространством было одним из первых условий существования человека в Западной Африке с ее многочисленными реками, озерами, лагунами и, наконец, океанским побережьем. Существует мнение, что африканцы боялись водного пространства. Доказательство сторонники подобных взглядов приводят одно: африканец, которого Д. Ливингстон в свое время вывез из Центральной Африки, потерял голову от страха, увидев океан и побывав на борту корабля. Это неудивительно: человек из внутренних районов континента, никогда не видевший моря, с недоверием и опаской отнесся к неведомой ему стихии.

Можно констатировать ряд бесспорных фактов того, что водный транспорт играл огромную роль в жизни западноафриканских народов. Это известно из многих источников. Их-то и забывают некоторые исследователи.

Португальский путешественник Валентин Фернандиш сообщал в 1506 году об «огромных каноэ, вмещавших до 120 воинов»; а другой его современник видел лодки около 10 метров в длину, рассчитанные на 60 человек. А вот что говорит Америго Веспуччи: …мы увидели каноэ, идущее от островов Зеленого Мыса, со многими людьми на борту. Увидев нас, подходящих к ним с легким бризом, они замерли. Их судно было 26 шагов в длину и более двух в ширину, сделано из цельного ствола дерева».

Есть упоминание о 22-метровых лодках, имевших в ширину до трех метров. Строились они способом, мало изменившимся за столетия. «Они делают лодку из цельного ствола дерева, вырубая сердцевину железными рубилами, оставляя дно в два пальца толщиной и борта в один палец. Борта укрепляют подпорками. Делаются эти лодки из огромных деревьев в 17–18 обхватов» — так описывает сооружение судов в Западной Африке голландский географ XVIII века О. Даппер. Он видел африканские суда со 180 пассажирами на борту, способные плыть, по его словам, с 1800–2000 рабами на палубе и внутри судна. А в районе Сьерра-Леоне не раз отмечались крупные перевозки и скота и провизии на больших лодках.

Флотилия африканских судов на озере Виктория. Рисунок XIX в.

Кажется, уже можно отвергнуть утверждение о том, что трансатлантические плавания были невозможны лишь из-за отсутствия плавучих средств. Средства были, и это видно из многочисленных упоминаний путешественников. Было и еще одно: удобный навигационный режим плавания. Ещё Ибн Халдун в XIV веке предупреждал мореплавателей, что есть огромное море без пределов, где корабли не решаются плавать, упустив из поля зрения берега, ибо никто не знает, как там дуют ветра, не знает земли, которая была бы заселена. Но, как видно, древние мореплаватели не боялись ничего.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua