Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Андрей Юрьевич Низовский Загадки антропологии

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|

Нетрудно заметить, что все, что кикапу рассказывают про Висаку, является отражением христианского, а точнее дона-тистского, учения об Иисусе Христе. Правда, здесь нет упоминая о распятии Висаки на кресте, но кикапу традиционно используют распятие на кресте в качестве наказания для своих провинившихся соплеменников. Кикапу признают существование дьявола и говорят, что дьявол стал дьяволом, убив своего собственного брата, — возможно, это путаница с историей Каина и Авеля.

Другой параллелью с евангельскими сюжетами может быть рассказ кикапу о том, брат Висаки, по имени Пепаче (Pepazce), был замучен до смерти злыми существами, после чего Висака поместил Пепаче на небеса в сонм праведных душ. Это удивительно напоминает раннехристианское предание о святом апостоле Иакове, брате Иисуса, замученном до смерти толпой израильтян.

Религиозная жизнь кикапу находится в ведении класса «священников», обладающих некоей особой духовной харизмой, подобно тому, как в традиционном берберском обществе эту роль играют так называемые учителя-«марабу», обладающие «барака» — благодатью, божественным благоволением. Эквивалентом марабу являются экзальтированные донатистские священники.

Центром религиозных церемоний кикапу служит особая трапеза, внешне являющаяся подобием христианской евхаристии. Она состоит из священной пиши, раздаваемой священником верующим. Перед ее приемом верующие кикапу постятся. Обряд происходит в закрытом помещении, причем внутрь святилища допускаются только мужчины, в то время как женщины должны ждать снаружи.

Другие параллели с донатизмом могут быть усмотрены в почитании кикапу святых мощей. Их здесь ещё называют «лечебными узелками». Они представляют собой маленькие упаковки, которые содержат священные объекты типа человеческих костей, принадлежащих «старикам», и которые сохраняются в секрете. Гипертрофированное почитание святых мощей было одной из характерных черт донатизма. Подобно донатистам, кикапу постятся по религиозным причинам и верят в возможность получения прямого откровения от Бога и в наши дни.

Высокомерная убежденность кикапу в собственной богоизбранности полностью соответствует донатистской традиции. Кикапу убеждены, что находятся в особых отношениях с Богом, в то время как другие народы, «особенно христиане», давно отошли от заветов Бога.

Все эти параллели между верованиями кикапу и христиан-донатистов, к числу которых полтора тысячелетия назад принадлежали берберы, подкрепляются еще одним, самым неожиданным свидетельством: у кикапу существует… «язык свиста»! С помощью этого языка — он называется «onowechikepi» и имеет определенную грамматику и словарь — кикапу передают сообщения на большие расстояния. Эта уникальная традиция имеет точный аналог у гуанчей Канарских островов… Белые эскимосы

В 1905 году на острове Хершель, входящем в Канадский Арктический архипелаг и служившем в ту пору одной из китобойных баз, появился молодой датчанин Карл Йоргенсен Клинкенберг — охотник и авантюрист. Зафрахтовав небольшую шхуну, он вскоре ушел на промысел, как ожидалось — на несколько дней, однако проходили недели, а Клинкенберг не возвращался. Он объявился на острове Хершель только год спустя и рассказал историю, столь удивительную, что ей просто отказались верить.

…Отправившись от острова Хершель на восток, Клинкенберг высадился на пустынном побережье Земли Виктории, в месте, которое было названо позже бухтой Минто. Здесь он повстречал странных людей, называвших себя инуитами (инуит — самоназвание эскимосов), но выглядевших абсолютно как скандинавы: белокурые или рыжие, голубоглазые, коренастые, бородатые. Это были белые эскимосы, эскимосы-европеоиды!

Клинкенберг прожил у них несколько месяцев. По его наблюдениям, эти люди, очевидно, никогда не видели белого человека, хотя сами, несомненно, имели европейское происхождение. Из всех металлов они знали только медь. В доказательство тому Клинкенберг привез несколько эскимосских орудий, сделанных из меди.

Эта история выглядела слишком романтичной, чтобы быть истинной. Сообщение Клинкенберга могло бы остаться совершенно незамеченным, если бы случайно не дошло до человека, с именем которого отныне будет навсегда связываться загадка белых эскимосов. Это был Вильялмур Стефанссон (1879–1962), канадец исландского происхождения. По поводу оценки деятельности этого неординарного, действительно выдающегося человека, хотя и склонного к авантюрам, до сих пор идут споры. По мнению некоторых историков, Стефанссон — один из трех величайших исследователей Арктики в истории человечества. По мнению других, Стефанссон был шарлатаном, манипулятором, а в некоторых случаях даже лгуном. Как бы то ни было, Стефанссон был одним из последних исследователей Арктики, использовавших не самолет или ледокол, а более «традиционные» средства передвижения — собачьи упряжки и парусно-моторные суда. В 1915–1916 годах он открыл острова Макензи-Кинг, Борден и Брок — это стало последним крупным открытием в Канадском Арктическом архипелаге. Стефанссона не раз обвиняли в том, что для того, чтобы собрать средства для своих экспедиций, он устраивает рекламную шумиху в прессе и рассказывает о вещах малодостоверных или совсем фантастических, а также пускается на всякого рода скандальные авантюры — например, в 1922 году он пытался колонизовать остров Врангеля, принадлежащий России, и присоединить его к Канаде. В то же время авторитет Стефанссона как ученого был и остается весьма высок, а его любовь к Северу не знала границ. О Севере и его людях он написал 24 книги и более четырехсот статей. Гонорары от этих публикаций, а также от чтения лекций служили источником финансирования его экспедиций в Арктику. На могиле Стефанссона в Хановере (штат Нью-Гэмпшир, США) сегодня высечена эпитафия: «Пророк Севера».

Рассказ Клинкенберга не мог не заинтересовать Стефанссона. В 1908 году он в сопровождении доктора зоологии Мартина Андерсена отправляется на поиски загадочных эскимосов. Экспедиция продолжалась четыре с половиной года — с мая 1908 по август 1912 года. Ее результатом стала нашумевшая книга «Моя жизнь с эскимосами», опубликованная Стефанссоном в 1913 году.[42]

Стефанссон не ставил себе задачи изучения исключительно белых эскимосов. Его интересовал сам народ инуитов, его традиции, способ жизни, обычаи и культура. Он хорошо владел языком эскимосов и без труда устанавливал с ними контакт. Эта легкость иногда даже удивляла самого Стефанссона. Однажды он спросил об этом своих эскимосских собеседников. Ответ, который он получил, совершенно потряс его: оказывается, эскимосы… попросту принимали его за своего соотечественника!

«Неужели вы не видите, что я никакой не инуит?» — удивленно спросил Стефанссон. «Почему не инуит? — в свою очередь удивились эскимосы. — Ведь точно такие инуиты — с серыми глазами, светло-коричневыми бородами — живут на Земле Виктории!»

Долгожданная встреча с загадочными аборигенами произошла летом 1911 года на мысе Баксли. Вот как описывает ее Стефенссон в своей книге «Моя жизнь с эскимосами»:

«Наш проводник сказал нам, что на Виктории мы найдем светлокожих островитян, с пепельно-русыми бородами, но мы все еще не были готовы к этому. Мы верили тому, что нам говорили, но представить себе это мы не могли. Между тем Наткусиак продолжал объяснять: «Они — не эскимосы; они просто одеваются, говорят и живут подобно эскимосам»…

Сейчас, спустя годы, трудно вызвать из памяти те чувства, с которыми мы встречали этих людей… Тем утром, когда девять мужчин и юношей предстали передо мной на линии льда перед их хижинами из снега и кож, я знал, что стою лицом к лицу с важным научным открытием. С детства я был знаком с литературой Севера; я знал, что сотни и тысячи людей из Скандинавии и Англии исчезли в северных туманах, навсегда скрывшими их от глаз Европы; и когда я увидел перед собой этих людей, которые, несмотря на их одежду из меха, несомненно напоминали европейцев, я понял, что открываю последнюю главу одной из исторических трагедий прошлого, или же задаю науке новую загадку. Но если эти люди не европейского происхождения, то почему они так похожи на европейцев?»

Между тем эти загадочные белые инуиты прежде никогда не видели европейцев и жили практически в каменном веке. Единственный металл, который они знали и который частично использовали, была медь. Из нее белые эскимосы делали ножи, топорики для льда и наконечники гарпунов. Стефанссон так и назвал их — «медные люди». Соседи-эскимосы именовали их «Haneragmiut». Племя насчитывало около 200 человек. Они жили на юго-западе острова Виктория, который на картах того времени значился необитаемой территорией.

Оценивая результаты своего открытия, Стефанссон пришел к выводу, что белые эскимосы скорее всего являются потомками норманнов — выходцев из Исландии и стран Скандинавии, заселивших после 1000 года юго-восток и юго-запад Гренландии. Основателем норманнской колонии в Гренландии был легендарный Эйрик Рыжий (985/986 гг.), Отсюда его сын Лейф Эриксон в 1000 году отправился к берегам неведомой страны, которую за пятнадцать лет до этого видел на западе исландец Бьярни Херьюлфсон. Норманны назвали эту страну Винланд, и лишь много позже она стала называться Америкой.

Отсюда, из Гренландии, корабли норманнов отправлялись к северо-восточному побережью Северной Америки. Отсюда они распространили свое влияние на Ньюфаундленд — остатки норманнской колонии в Ланс-о-Мидоуз были в 1960-х годах раскопаны и подробно изучены Хельге Ингстадом. Однако в XIV веке экономическая, политическая и церковная жизнь гренландской колонии, отличавшаяся большим разнообразием, пришла в упадок. Из-за сдвигов в европейской экономике и по многим политическим причинам связи с Европой оказались прерванными. Когда в 1540 году после долгого перерыва корабль исландского моряка Иона Гренландца пришел к берегам Гренландии, он нашел здесь только руины домов и церквей и пустые сараи для лодок. На одном из островков моряки обнаружили мертвого мужчину-европейца, лежавшего на животе. Его одежда была сшита частью из сукна, частью из тюленьих шкур. Рядом лежал стальной нож. От частого затачивания он превратился в узкую полоску, и все же хозяин, видимо, очень дорожил им — ведь ножи привозили только из далекой Европы, связи с которой оборвались ещё сто лет назад…

Куда исчезли три тысячи норманнов, населявших Гренландию? Это до сих пор остается неразрешенной до конца загадкой. Мужчины и женщины, жители ста поселков, насчитывавших в совокупности 280 дворов — рыбаки, охотники, добывавшие моржовую кость и пушнину, фермеры-скотоводы, производившие прекрасное сукно из овечьей шерсти, которое охотно покупалось в Европе, священники кафедрального собора и пятнадцати церквей, монахи и монахини двух монастырей — мужского августинского и женского бенедиктинского — все они пропали без следа, оставив брошенными прочные каменные дома, церкви, хозяйственные постройки, могилы предков… «После 1418 года норманнская колония в Гренландии как сквозь землю провалилась, и ее судьба стала одной из великих загадок истории».[43]

Исследователи предлагали самые противоречивые объяснения этой загадке: колонисты погибли от эпидемии или от сильных морозов; их перебили английские пираты или эскимосы. В пользу последнего предположения будто бы говорил череп европейца, пробитый эскимосской стрелой, найденный в одной из могил на Гренландии. Но все крупные специалисты во главе с Ф. Нансеном выступили против этой гипотезы: они считали немыслимым, чтобы эскимосы, самые миролюбивые люди на земле, могли затеять войну с потомками викингов.

Тогда оставалось одно: предположить, что оставшееся в изоляции малочисленное население колонии, исчерпав все ресурсы, ушло на запад — в страну эскимосов…

Стефанссон не сомневался, что он нашёл потомков этих людей. Вернувшись в сентябре 1912 года в США, он опубликовал свои выводы в книге «Моя жизнь с эскимосами». В короткое время новость об обнаружении белых эскимосов стала международной сенсацией. На Стефанссона немедленно обрушился шквал критики и насмешек. Некоторые его оппоненты утверждали, что Стефанссон просто выдумал белых эскимосов, чтобы прославиться. Их не убеждало даже то, что Стефанссон привез с собой множество костяных, каменных и медных инструментов, меховую одежду и обувь «медных людей».

Напомним, что это было время, когда одним из самых популярных в мире романов являлся «Затерянный мир» А. Конан Дойла. Антропологи тех лет были увлечены регулярными открытиями ранее неизвестных племен, публика с жадностью ловила сообщения о новых «затерянных мирах», обнаруженных в труднодоступных уголках земного шара. На этой волне многие скептики восприняли сообщение Стефанссона как очередную дешевую сенсацию. Понятно, что Стефанссону пришлось прибегнуть к некоторым рекламным уловкам, в надежде найти необходимое финансирование для последующих экспедиций, но критики были несправедливы к нему: факт существования европеоидной группы эскимосов не подлежит сомнению.

Уже позднее выяснилось, что ни Стефанссон, ни Клинкенберг не были первыми, кто сообщил миру о белых эскимосах. Еще в 1656 году английскому капитану Николасу Тюнсу при посещении Баффинова залива бросилось в глаза, что на берегах Баффиновой Земли наряду с типичными эскимосами жили другие, высокие, статные и белокурые туземцы. Позднее в этой же местности исследователи узнали об эскимосском сказании, повествующем о некоем чужом народе, который пришел сюда в давние времена. Эскимосы называли его «туннит», или «тормит». Инуиты северного Лабрадора тоже рассказывали о чужеземцах, пришедших с севера. Они также называли их туннитами. Эти тунниты были не эскимосами. Повсюду на побережье они считались людьми, «привычными к мореходству».

В 1744 году французский путешественник Шарльвуа писал о племени так называемых лабрадорских эскимосов, у которых в противоположность всем прочим эскимосам, отличающимся черными волосами и скудной растительностью на лице, была густая борода и нередко белокурые волосы и белая кожа. Но достоверных сведений о них удалось собрать очень мало.

В 1828–1831 гг. датский исследователь Гро обнаружил белых эскимосов в малонаселенной восточной Гренландии, которой всемерно избегали древние норманны. Спустя восемьдесят лет американский генерал Э. Грили обнаружил на западе Гудзонова залива представителей племени, происшедшего от смешения белых с эскимосами. Кроме того, в разные времена «белых» эскимосов встречали или слышали о них:

1821 г. — сэр Эдвард Парри (на побережье бухты Лион); доктор Александр Фишер, хирург экспедиции Парри; сэр Джон Франклин (близ устья реки Коппермайн).

1824 г. — капитан Дж. Ф. Лион (около мыса Пембрук на о. Саутгемптон).

1825–1827 гг. — сэр Джон Франклин (в районе мыса Батерст).

1833 г. — капитан Джон Росс (во время его путешествия по Бэк-Ривер).

1837 г. — Томас Симпсон (к западу от реки Маккензи).

1838 г. — Джон Дез (в низовьях реки Коппермайн) и Томас Симпсон (близ устья реки Коппермайн).

1848 г. — доктор Ричардсон (во время его путешествия на лодках через Землю Руперта).

1851–1852 гг. — капитан Р Колинсон (в Уолкер-Бей, пролив Принца Альберта).

1865 и 1868 гг. — Пер Эмиль Петито (в районах мыса Батерст и Форт-Макферсон на Пил-Ривер).

Из этих сообщений видно, что группы белых эскимосов встречаются практически повсеместно на островах Канадского Арктического архипелага, прилегающей к нему части материка и в Гренландии. Неясно, правда, количество этих групп — речь может идти в действительности о двух-трех кочующих племенах. Не исключена и возможность того, что причиной появления некоторых таких смешанных групп могли стать белые моряки, потерпевшие кораблекрушение в течение последних столетий. Но в случае с загадочными туннитами речь идет о целом народе! В эскимосских сказаниях ясно говорится о том, что тунниты пришли с севера, то есть из Гренландии. Тут исключается всякая возможность того, что какие-то потерпевшие кораблекрушение европейцы нового времени случайно попали на остров и, будучи не в состоянии вернуться на родину, стали причиной несомненного смешения рас. В эти малодоступные воды никогда не могли случайно попасть какие-либо корабли. Между тем Стефанссон особенно подчеркивал, что «не только светлый цвет волос жителей Виктории создает впечатление, что мы имеем дело с европейцами, но и форма головы, как это выяснилось при измерении взрослых мужчин».

Область распространения «белых эскимосов»

Дотошный, как и большинство этнологов того времени, Стефанссон предпринял все, чтобы выяснить происхождение этих людей. В одном из своих писем он пишет об обнаруженном им лингвистическом сходстве исландского языка и языка белых инуитов и делает вывод: это говорит о возможной связи последних с тремя тысячами исчезнувших в XV веке гренландских колонистов. По мнению Стефанссона, остатки гренландцев ушли на запад, где постепенно смешались с эскимосским населением. Расстояние между Гренландией и Землей Виктории действительно настолько коротко, что не было никакой практической трудности для перемещения норманнов в эту область. То, что немногочисленные колонисты очень скоро оказались перед необходимостью расового смешения, не подлежит сомнению — в противном случае им пришлось бы заключать браки с близкими родственниками, что неминуемо привело бы к быстрому вырождению и без того деградировавшей группы.

Мнение о «переходе гренландцев к эскимосам» высказал еще на рубеже XIX–XX веков Ф. Нансен. По всей видимости, этот процесс протекал постепенно, и начался еще в XIV веке. Во всяком случае, исландский хронист Гисле Оддсон в 1342 году сообщал, что «жители Гренландии по доброй воле отпали от истинной веры и христианской религии и после того, как отказались от всех праведных обычаев и истинных добродетелей, обратились к народам Америки».[44]

В 1913 году Стефанссон вновь отправляется на Север. В 1913–1918 годах он во главе большой междисциплинарной научной экспедиции работал в Канадской Арктике. Побывал он в заливе Коронации и на острове Виктория, где снова встретился с «медными людьми». Новые полученные им данные лишь укрепили его предположения, хотя от некоторых своих прежних взглядов ему пришлось отказаться, по крайней мере, в отношении цвета глаз «белых эскимосов» и широты распространения европеоидных черт у местного населения. В письме к известному американскому историку X. Холаццу от 25 февраля 1920 года. Стефанссон писал: «В этой местности я обнаружил среди 200 человек 15 или более с глазами, которые были явно светлее, чем коричневые, типичные для эскимосов. У некоторых глаза были зеленовато-серые. Но голубых и серо-голубых глаз, насколько мне известно, у них не встречается». Вместе с тем Стефанссон настаивал на том, что это племя, «несомненно, произошло от смешения эскимосов с североевропейцами», и в качестве одного из доказательств приводил «совсем европейскую форму головы» белых эскимосов.

В то время как критики обвиняли Стефанссона в вульгарной погоне за сенсацией, другие восприняли его гипотезу с большим интересом. Один из самых авторитетных американских антропологов У. Ховгард писал:

«Широкое распространение типичных признаков европейской расы среди этих племен, очевидно, указывает на то, что смешение произошло в давнее время, а стойкость его последствий позволяет сделать вывод, что в нем принимали участие как европейские женщины, так и европейские мужчины. Однако после Колумба, насколько нам известно, не было такого общения между[45] эскимосами и европейцами, которым можно было бы объяснить так далеко зашедшее смешение. Поэтому единственным, но, безусловно, самым убедительным объяснением фактов, установленных Стефанссоном, может быть то, что белокурые эскимосы происходят от гренландских норманнов».[46]

В 1921 году на Север отправилась Пятая Тулеская экспедиция знаменитого датчанина Кнуда Расмуссена (1879–1933). На нартах с собачьими упряжками Расмуссен пересек всю Американскую Арктику. Естественно, что его интересовала и тайна загадочных «медных людей». В 1922 году в северной части Гудзонова залива на берегу бухты Репалс у Науяна экспедиция Расмуссена обнаружила и раскопала остатки древнего поселения, которое эскимосская традиция связывала с таинственными туннитами. Археолог Торкель Маггиассен, участник экспедиции, писал впоследствии: «Когда мы расспрашивали эскимосов о старых руинах, они рассказывали, что это дело рук туннитов, чужого народа, ушедшего из страны на север, между тем как они сами пришли на побережье из глубины страны. Туннитов пришло немного, это были сильные люди; мужчины носили штаны из медвежьей шкуры, а женщины — очень высокие сапоги».

Экспедиция Расмуссена побывала и на Земле Виктории, у белых эскимосов, обнаруженных Стефанссоном. Загадочных людей изучал антрополог Даймонд Дженнесс. Выводы Расмуссена и Дженнесса были не в пользу Стефанссона: они заключили, что необычный цвет волос и глаз «медных людей» следует объяснять скорее генетической мутацией, европейским влиянием.

«Я допускаю, — писал Кнуд Расмуссен, — что среди «медных эскимосов» имеется некоторое число удивительных типов, которые отличаются от обычных эскимосов, хота это не подразумевает, что имеется какое бы то ни было их сходство с европейцами. Но на основе этого факта едва ли возможно построить гипотезу о том, что это потомки норманнов». В то же время Расмуссен признает, что нет оснований связывать европеоидные черты «медных эскимосов» с пропавшими членами экспедиции Франклина и других мореплавателей последних столетий: совершенно невероятно, чтобы taKoe смешивание могло произойти за одно или даже два-три поколения.

По мнению Расмуссена, пропавшие в XV веке гренландские колонисты не могли проникнуть так далеко на север: норманны действительно были отличными мореходами, но для того, чтобы перебраться на остров Виктории, им требовались скорее сани, а не корабли. Между тем норманны были плохо приспособлены к «культуре зимнего типа». Северная граница проникновения норманнов в Канадскую Арктику может быть прослежена по находкам рунических камней в Упернивике и руинам каменных построек в проливе Джонса, найденных О. Свердрупом; некоторые промысловики, возможно, достигали залива Мелвилл. Все области, которые осваивали норманны, были субарктическими, и нет никаких доказательств тому, что они восприняли у северных эскимосов традицию использования саней. А без знания методов арктических путешествий «короткое» расстояние от Гренландии до Земли Виктории становится, увы, слишком большим, и судьба многих более поздних экспедиций, искавших Северо-Западный проход, наглядно демонстрирует это.

Наконец, антропологические исследования Д. Дженнеса показали, что разговоры о присутствии европеоидных признаков у «медных людей» следует считать преувеличением. «Эскимосы-блондины» с серыми, зачастую даже голубыми глазами и удивительно густыми бородами действительно встречаются среди жителей острова Виктория, как и среди обитателей Земли Короля Уильяма и Грейт-Фишривер. Однако все измерения черепов показали, что это — явно эскимосы, без малейших примесей другой расы. На основании этого Расмуссен и Дженнесс пришли к выводу, что тип эскимоса-блондина — результат биологических условий, патология, случайная мутация, противоречащая любому правилу.

Этот вывод фактически дискредитировал профессионализм Стефанссона как антрополога, но, при ближайшем рассмотрении, сам оказался далеко не бесспорен. Ряд ученых отказался принять заключения Расмуссена и Дженнесса и поставил под сомнение научность методов Дженнесса и точность его наблюдений. Эти дискуссии продолжаются и по сей день, и единственное, в чем сходятся стороны — это то, что сама антропология эскимосов является предметом малоисследованным и содержащим много спорных моментов (есть надежда, что современные изучения генетического дрейфа прояснят их). Тем более спорными представляются выводы, сделанные для очень маленькой — всего 200 человек — группы. И даже если первоначальные выводы Стефанссона можно поставить под вопрос, то трудно отклонить сообщения о белых эскимосах, с которым сталкивались ранние арктические исследователи.

Новые данные, полученные в последующие годы, не только восстановили доверие к гипотезе Стефанссона, но и придали ей новое измерение. Сейчас уже высказываются предположения о том, что процесс смешивания скандинавов с эскимосами мог начаться гораздо раньше — уже в конце I тысячелетия, практически одновременно с появлением в Гренландии Эйрика Рыжего и его дружины.

Конец I тысячелетия был примечателен не только приходом викингов на западное побережье Гренландии. Приблизительно в это время загадочно исчезли арктические народы так называемой культуры Дорсет, которых иногда называют палеоэскимосами. Вместо них север Канады и Гренландии начали заселять народы культуры Туле — «неоэскимосы», предки современных эскимосов. Согласно господствующему сегодня в науке мнению, эти охотники на китов пришли с Аляски, переместившись через Арктический Архипелаг в область Гудзонова залива, а оттуда далее на восток и север — к Баффиновой Земле, острову Девон, восточному побережью острова Эллсмир, в конечном счёте достигнув Туле на северо-западном побережье Гренландии. Вероятно, здесь и произошла первая встреча инуитов с европейцами.

В 1919–1927 годах исследователи вели горячий спор по поводу происхождения так называемого наскального искусства плато Колумбия. Одни приписывали его авторство индейцам, другие — эскимосам-инуитам. Однако в этом хоре голосов выделялся голос профессора Олафа Опсьйона, который энергично утверждал, что петроглифы плато Колумбия представляют собой скандинавские руны, свидетельствующие о проникновении сюда норманнов около 1000 года. Эта проблема так и осталась спорной, как и вопрос о поселениях викингов в заливе Унгава и на острове Саутгемптон, активно обсуждавшийся в 1950-х годах. Единственным полностью достоверным фактом существования норманнских колоний в Америке сегодня является поселение Ланс-о-Мидоуз, раскопанное в 1960-х годах Хельге Ингстадом на северной оконечности Ньюфаундленда, недалеко от залива Унгава.

Вряд ли норманны, обосновавшись в Ньюфаундленде, отказались от попыток исследовать промысловый потенциал полуострова Лабрадор и залива Унгава. Охота на морских животных и добыча пушнины являлись одной из главных статей дохода гренландской колонии, и с этой точки зрения поселение в Ланс-о-Мидоуз следует рассматривать как промысловую факторию. А что мешало норманнам устанавливать такие фактории в других местах восточного побережья Канады? Эти маленькие полупостоянные поселения, вероятно, стали местами постоянных контактов европейцев с эскимосами.

В 1980-х годах археолог Патрисия Сазерленд нашла на стоянке Нангавик (север Баффиновой Земли) фрагменты шерстяной пряжи и обломки древесины со следами работы пилой. Несколько позднее ей удалось найти пряжу еще в трех местах на Баффиновой Земле, более чем в тысяче километрах к югу от Нангавика. Подобные находки были сделаны и на севере Лабрадора. Все эти участки относятся к Дорсетской культуре палеоэскимосов, населявших Арктику до прихода инуитов на рубеже X–XI веков. Но ни палеоэскимосы, ни инуиты не пряли пряжу и не знали пилы. Эти технологии характерны скорее для средневековой Европы, в том числе и для скандинавов.

Находки П. Сазерленд долгое время пролежали без внимания, и только в апреле 2000 года информация об этом была опубликована. Предыдущие свидетельства связей средневековых европейцев с коренными народами Арктической Канады были ограничены фрагментами металла и незначительным числом других артефактов, которые могли быть получены через редкие контакты на побережье. Материал, обнаруженный П. Сазерленд, свидетельствует о более широких связях норманнов (или другого европейского народа, например, ирландцев) с коренными жителями Баффиновой Земли. Вероятно, европейцы появились в Арктической Канаде гораздо раньше, чем это было принято считать.

С вопросом взаимодействия норманнской и эскимосской культур тесно связан и вопрос межрасового смешивания. Когда две различные расы живут на разных территориях, они стараются сохранять культурные и экономические различия. Но как только они оказываются на одной территории, многие из «табу» против межплеменных браков исчезают. Особенно это касается норманнов. В их поселениях на Американском континенте женщин скорее всего не было совсем или было очень мало, что неизбежно заставляло молодых воинов вступать в контакт с аборигенками. Такая же картина наблюдается даже в относительно «благополучных» в этом отношении норманнских поселениях в Гренландии. В 1942 году археолог Кнуд Фишер-Мёллер обнаружил на кладбище при одной из древних гренландских церквей два скелета, имеющие как европеоидные, так и монголоидные (эскимосские) признаки.

Ещё во второй четверти XX века многие немецкие ученые по политическим соображениям отказывались принимать тезис о поглощении гренландских колонистов-норманнов с эскимосами в результате смешения рас, хотя уже тогда у этой версии имелось много сторонников. Сегодня уже нет даже и таких шатких оснований отвергать эту гипотезу. Единственное, чего как всегда не хватает, — это фактов… Баски — родственники эскимосов?

Ключ к решению загадки «белых эскимосов» может таиться не только в истории скандинавских плаваний к берегам Лабрадора. На роль тех, кто привнес европеоидные элементы в облик жителей Канадской Арктики, претендуют и баски — древнейший народ Европы. Об этом свидетельствуют, в частности, следы присутствия баскского языка в наречиях некоторых эскимосских племен.

Сегодняшняя численность эскимосов невелика — приблизительно 100 тысяч человек, но они рассеяны по огромной территории от Восточной Сибири до Гренландии. Большое число и разнообразие эскимосских диалектов и подциалектов указывает на столетнюю, если не тысячелетнюю, изоляцию различных групп эскимосов. Даже диалекты, на которых говорят племена, живущие в относительной близости, могут демонстрировать сильнейшие различия, и их носители зачастую имеют трудности в общении с соседями. Некоторые из диалектов сохраняют в себе элементы каких-то иных, неэскимосских наречий (чаще всего индейских). Но о присутствии в языке эскимосов восточного побережья Канады следов чужого языка, который, возможно, был баскским или связанным с баскским, впервые стало известно лишь в 1989 году. Об этом сообщил лингвист из Амстердамского университета Петер Баккер.[47] Сегодня энтузиасты уже отыскивают следы баскского языка повсюду от Лабрадора до Аляски.

Баскский язык обладает уникальными, весьма характерными свойствами. В нем имеются только существительные, глаголы и около двухсот стандартных суффиксов, с помощью которых происходит образование сложных языковых конструкций. Баскский относится к числу так называемых агглютинативных языков: разные лингвистические элементы, каждый из которых существует отдельно и имеет установленное значение, часто соединяются вместе, чтобы сформировать одно слово. Баскский язык еще и полисинтетический: множество слов в нем могут объединяться вместе, формируя сложносоставное слово, которое в других языках соответствует целому предложению или фразе. Например, баскский глагол «iparsortalderatu» означает «идти в северовосточном направлении». По этому же принципу сформированы некоторые слова, встречающиеся в эскимосских диалектах.

Само название эскимосов (обычно оно переводится как «пожиратели сырого мяса» — так называют эскимосов индейцы-алгонкины) может происходить от баскского «ezkibel» (легко оскорбляющийся) и «molde» (поведение). Эскимосы действительно легко ранимы и склонны обижаться на самые безобидные слова и поступки. Множество топонимов в Арктической Канаде, традиционно считающихся эскимосскими, возможно, происходит из баскского языка. Например, название залива Унгава на севере полуострова Лабрадор может быть связано с баскским «Ungaba», «Unagaba» — от unagarri (скучный, тоскливый) и gaba (ночь). Довольно точный эпитет для полярной ночи! Название североамериканского оленя карибу («cariboo»), возможно, происходит от баскского kari (цель, предназначение) + burdun (жаркое) = «предназначенный для жаркого». Американские индейцы, живущие в субарктических широтах, называют себя Dene; по-баскски «dena» означает «все из нас». Имя Аляска может происходить от баскского от alatz- (чудеса) + суффикс — ка, означающий непрерывность действия, бесконечность; таким образом, «Аляска» — «край чудес», «чудесная страна».

Многие слова в эскимосском и баскском языке не только близки фонетически, но и имеют одинаковый или близкий смысл: «amaamak» (эскимосск.) / «ата» (баскск.) — мать; «aming»/«mintz» — кожа; «angi»/«andi» — высокий; «ania»/ «anaia» — брат; «iloga»/«ilagun» — друг; «isurtuq» (эскимосск. — вода) /«isuri» — (баскск. — течь); «kukiktuq» (эскимосск. — украсть) /«kukuka» (баскск. — скрыть) и т. д.

Каким образом элементы баскского языка могли попасть в язык эскимосов? Чтобы ответить на этот вопрос, следует вспомнить все, что мы знаем о происхождении басков. Выше мы уже говорили о том, что в науке долгое время господствовало мнение, что баски — это потомки древних иберов, выходцев из Северной Африки, родственных современным берберам. Исследования последних лет показали, что это не так и проблема басков гораздо сложнее, чем это казалось первоначально.

В наши дни баски живут в Пиренеях, на севере Испании и юго-западе Франции. В Испании их насчитывается приблизительно 2 млн., во Франции — около 250 тыс. («французскими» басками являются гасконцы). Крупные общины басков существуют в некоторых странах Центральной и Южной Америки и других частях света. Известные на протяжении столетий как народ землепашцев, пастухов, рыбаков, мореплавателей, шахтеров и искусных металлургов, баски дали миру множество выдающихся исторических фигур, таких, например, как Св. Игнатий Лойола — основатель ордена иезуитов и Св. Франциск Ксаверий — «апостол Азии». Множество известных испанских фамилий, рассеянных сегодня повсюду в Старом и Новом Свете — Агирре, Очоа, Ортис, Перес, Салазар и т. д. — имеют баскское происхождение. Баском был и легендарный гасконец Д'Артаньян.

Происхождение басков и баскского языка окутано тайной. Эта загадка не давала покоя еще древнеримским авторам, от которых на рубеже эр мир узнал о существовании этого древнейшего народа Европы. По сведениям Тита Ливия (77–74 гг. до н. э.), на севере Испании в ту пору жил загадочный народ, говоривший на языке, который его соседи не понимали. Это племя называлось различными именами — иберы, драганы, турдетаны, кантабрии, калагуррита-ны, астурии. Птолемей писал, что его границы простирались от берегов реки Эбро до Пиренейских гор.

В I веке до н. э. баски упорно сопротивлялись римскому завоеванию. До этого так же упорно, укрепившись в своих неприступных горах, они отбивались от иберов и кельтов, а позже — от готов, франков и мавров. Они не покорялись никому, вплоть до XIII столетия сохраняя свою автономию и живя по собственным законам и обычаям, установленным в незапамятные времена. В конце VI века группы испанских басков мигрировали на юг Франции, в Аквитанию, — так здесь образовалась баскская область, позже известная как Гасконь (Gascony, Gascognes).

Приходившие на Иберийский полуостров захватчики всегда хотели знать, что же это за странные люди. Римляне называли их Vascones — отсюда происходят испанское Vascos и французское Basques. Сами баски не называли себя никак. Они отличали себя от окружающих народов только по своему языку, который они называют эускера (Euskera). Это название может быть связано с баскским «эускаль» — солнце. Людей, говорящих на этом языке, они именуют эускалдун (Euskaldun) — «человек, говорящий на эускера», а страну, в которой живут, — Эускаль Эрриа (Euskal Herria) — «земля людей, говорящих на эускера». Латинский корень «vase» в слове «баск», наиболее вероятно, происходит от баскского корня «eusk».

Древность народа басков никогда не подвергалась сомнению. Для римлян, захвативших во II столетии до н. э. Пиренейский полуостров, баски уже были древним народом. Аббат Доминик Лаэтхусан (1766–1818), сам баск по происхождению, писал, что баскский язык был первым языком человечества, на котором говорили первые люди в Эдеме, и выводил происхождение библейских имен Адам, Ева, Авель и Каин из баскского языка. Другие ранние авторы утверждали, что на баскском языке люди говорили до печально известного строительства Вавилонской башни и связанного с этим разделения языков. Позже в науке возобладала точка зрения, что баски — потомки иберов, прибывших на Пиренеи с Севера Африки.

Охотник-баск. Гравюра XVI века

Сегодня совершенно точно установлено, что баски ни генетически, ни культурно не связаны ни с одним ныне живущим народом. Это самая древняя этническая группа в Европе: баски жили на Пиринеях ещё до прихода иберов, то есть до VIII тысячелетия до н. э. Судя по всему, предки басков обитали здесь уже в эпоху палеолита и развивались, находясь в изоляции от других групп людей. Древний язык басков, на котором они говорят и сегодня, их обычаи и традиции отличают басков от всех других народов Европы.

Баскский язык, насчитывающий сегодня восемь диалектов, не имеет ничего общего с индоевропейскими языками. Этот язык очень консервативен: за тысячелетия своего существования он воспринят лишь несколько иностранных слов. Корни баскского языка безуспешно искали в Древнем Египте и Месопотамии. Одни исследователи пытались связать его с древними доинцоевропейскими языками — этрусским, крито-минойским, иберо-ливийским, пиктским, другие — с современными африканскими, финно-угорскими, семитскими языками, но все эти попытки отвергнуты большинством лингвистов. Баскский язык действительно имеет несколько общих слов с древними иберо-ливийским и этрусским языками, но ученые объясняют это скорее совпадением. Некоторые исследователи полагают, что баскский язык родственен некоторым кавказским языкам, в частности грузинскому, и считают, что предки басков прибыли из Малой Азии в Испанию около 2000 года до н. э. Однако в реальности никакие связи баскского языка ни с одним другим языком мира, живым или мертвым, не выявлены.

Сегодня антропологи склонны считать басков «протоевропейцами», автохтонными обитателями континента. Возможно, что их непосредственными предками были те самые кроманьонские охотники верхнего палеолита, что создали великое франко-кантабрийское искусство — Альтамиру, Ласко и другие памятники наскальной живописи. Во всяком случае, ничто не противоречит этому. Другие исследователи идут дальше и считают, что баски — потомки… неандертальцев!

С аргументированной гипотезой по этому поводу выступил американец Дэвид Ноэль. Он опирается прежде всего на новейшие генетические и антропологические исследования, пролившие свет на степень родства современного человека и неандертальца.

За басками у окружающих народов издавна закрепилось отношение как к «иным». Баски действительно имеют ряд отличительных характеристик в строении скелета. Марк Кур-лянски, изучавший этот предмет, пришел к выводу, что «баски — физически отличающаяся группа. Имеется тип баска с длинным прямым носом, широкими бровями, массивным подбородком и большими ушами с длинными мочками».[48] По типу черепа баски преимущественно брахикефалы, т. е. круглоголовые. Однако в их среде прослеживаются еще два древних антропологических типа — средиземноморский (берберо-ливийский) и долихокефальный европейский.

Доказано, что баски имеют ряд генетических отличий от других европейцев. Относительно недавно генетик Луиджи Лука Кавалли-Сфорца закончил работу над генетической картой народов Европы, и его исследования показали, что баски поразительно отличаются от своих соседей.

Любопытные результаты дали анализы крови. Около 55 % басков имеет группу крови О — это один из самых высоких показателей в мире. Остальные 45 % имеют преимущественно кровь группы А, тип В чрезвычайно редок. Среди всех человеческих групп баски имеют самый высокий процент (около 33 %) резус-отрицательной крови и их считают первоначальным источником этого фактора.

Филип Либерман, изучая останки неандертальцев, обратил внимание на конструкцию костей, связанных с речевым аппаратом. По его мнению, неандертальцы скорее всего не могли произносить гласная «е» или произносили ее с большим трудом. Гласная «е» в баскском языке действительно, отсутствует. Таким образом, сегодняшние баски говорят на языке, предком которого, возможно, был язык неандертальцев! Может быть, именно в этом кроется причина того, что баскский язык с трудом заимствовал слова из других языков, а у соседних народов закрепился стереотип, что язык басков намного «худший», чем их собственные.

Отношения басков с окружающим их миром во все времена были весьма необычны для обособленной человеческой группы. Упорно защищая свою идентичность, баски всегда оставляли «окно» для взаимодействия и сотрудничества с другими народами, иногда даже возглавляя культурные процессы, имевшие общечеловеческое значение. Баски были прекрасными металлургами, судостроителями, мореплавателями, они шли в первых рядах исследователей, открывших для Европы другие континенты. Ряд ученых предполагает, что именно баски были основателями мегалитической культуры неолита, и это они построили Стоунхендж и другие великие памятники древности. В этих сооружениях использована уникальная система измерений, основанная на числе 7 (а не более традиционные 10,12 или 60), что говорит о изолированном происхождении математической системы народа мегалитов.

На каком этапе своей истории баски могли вступить в контакт с эскимосами? Плавания басков к берегам Канады, по-видимому, начались в довольно ранние времена. Предметом промысла, за которым баски устремлялись в неизведанные просторы океана, являлись киты. Баски были первыми китобоями в истории Европы.

Ещё древнеримский географ и историк Плиний Старший описывал китов, приходивших к северным берегам Иберии. Самым популярным объектом промысла был баскский кит — Eubaleana glacialis. Лето он проводил среди айсбергов и ледников Исландии, Гренландии и Лабрадора, а на зиму приходил в Бискайский залив. По-видимому, разделка туш выброшенных на берег китов и легла в основу баскского китобойного промысла.

Первое дошедшее до нас известие о торговле китовым жиром, которую вели баски, относится к 670 году: тогда с побережья Бискайского залива в Северную Францию было продано 40 горшков этого продукта. Китовый жир и китовое мясо довольно быстро завоевали популярность в Европе, и спрос на него стабильно рос все последующие годы. В VII веке в поисках китов баски отважились выйти в море. За два столетия они приобрели славу лучших мореходов Европы. В IX столетии, однако, им пришлось делить эту славу с викингами. От скандинавов баскские судостроители восприняли новый метод конструкции корпуса судна. Так родилась знаменитая баскская «дорис» (doiys) — рыболовецкая шхуна, которая использовалась большинством рыбаков в Атлантике вплоть до 1950-х годов.

Улучшение конструкции кораблей позволило баскским морякам совершать более далекие рейсы. Новым объектом их промысла стала атлантическая треска, которую баски сушили и солили подобно тому, как они это делали с китовым мясом. В эпоху средневековья баски являлись главными поставщиками китового мяса и трески на европейский рынок. Король Альфонсо XI Кастильский в 1334 году наложил на баскских рыбаков дань в размере 18 китов ежегодно. От северного побережья Галисии и Бискайского залива баскские «дорис» уходили все дальше на север и запад, к берегам Исландии, Норвегии, Гебридским и Фарерским островам, достигая опасных субарктических вод. По всему северному побережью Испании строились верфи. Источником материалов для них служили баскские железные рудники и дубовые леса в Пиренеях.

Нет никакого сомнения в том, что баски довольно рано, вероятно в XIII–XIV веках, открыли Большую Ньюфаундлендскую банку — главное место ловли трески в Атлантическом океане. Знаменитый немецкий ученый Альфред Брем ещё в 1877 году писал, что баски начиная с 1372 года занимались китобойным промыслом у побережья Лабрадора и в заливе Святого Лаврентия. Французский исследователь П. Маргри считал, что начало регулярных плаваний баскских китобоев к побережью Канады относится к 1392 году. В испанском «Энциклопедическом словаре» безапелляционно утверждается, что «открытие Тресковой банки приписывают рыбакам из Гаскони (т. е. баскам. — Авт.), которые, преследуя китов, побывали там за 100 лет до Колумба».[49] Факт доколумбовых плаваний басков к северо-восточному побережью Канады сегодня не оспаривается практически никем из исследователей.

Баскские китобои ходили в поисках добычи еще дальше на север, вдоль побережья Лабрадора. Множество ранних исследователей свидетельствует, что в XVII–XVIII веках индейцы, жившие в устье реки Святого Лаврентия, и эскимосы, обитавшие далее к северу, использовали в разговоре с европейцами жаргон, состоявший из смеси местных наречий и баскского языка («баскский пиджин»), что объяснялось многолетними контактами с баскскими рыбаками и китобоями. Вероятно, именно тогда в эскимосский язык вошли элементы баскского. Но возможно… и гораздо раньше!

В исторической литературе почему-то принято считать, что одни лишь европейцы распространяли свое влияние и свою культуру на все прочие континенты, в то время как остальным народам отводится роль пассивных восприемников европейских влияний. Это далеко не так. Например, неизвестно в точности, когда первые выходцы Европы попали на Американский континент. Зато довольно точно известно, когда жители Америки «открыли» Европу!

Римский писатель I века до н. э. Корнелий Непот писал о загадочных «индийцах», прибитых на своем корабле к побережью Германии. Эти «индийцы» были отосланы королем свевов римскому проконсулу Галлии Квинту Метеллу Целеру. Другой подобный случай имел место в 1353 году, во времена императора Фридриха Барбароссы — в немецкий город Любек прибыло «каноэ, напоминающее большую барку, с некими индийцами. Они прибыли, по-видимому, с побережья Баккала (Ньюфаундленд и Лабрадор. — Авт.), которое находится на той же широте, что и германский берег».

То, что в обоих случаях речь идет не об «индийцах», а о жителях Америки, сомнений нет — и во времена Корнелия Непота, и во времена Фридриха Барбароссы в европейской науке господствовало мнение, что один и тот же океан омывает берега Индии и Восточной Азии на западе и берега Западной Европы на востоке. Слово «Индия» служило собирательным названием для всего экзотического. Но точно также загадочными «индийцами» не могли быть и североамериканские индейцы, которые никогда не были мореплавателями и крайне редко выходили в море. Речь здесь может идти только об эскимосах!

«История знает немало случаев, — пишет Р. Хенниг, — когда потерпевших кораблекрушение туземцев из Северной Америки или Гренландии относило в западноевропейские воды. В Норвегии, на островах к северу от Великобритании и в других местах побережья Европы нередко прибивало к берегу эскимосские каяки, пустые или с мертвым и живым экипажем. Эти примитивные лодки, угнанные и море штормом, попав в незнакомые воды, не могли вернуться обратно и их носило по океану до тех пор, пока ветер и волны не выбрасывали их где-нибудь на берег. Такие выброшенные на берег эскимосские каяки хранятся, например, в этнографическом музее в Мюнхене, а также в музеях Эдинбурга и Абердина. Некоторые из них находятся в Тронхеймском соборе, в церкви в Бурра на Оркнейских островах и в других местах… Подобные происшествия известны нам только из истории. Один случай произошел во времена императора Барбароссы, другой — в 1507 или 1509 г. у Руана, где была подобрана лодка с одним живым эскимосом и 6 трупами, третий — в 1577 г. у побережья Нидерландов. О других происшествиях сообщает Гумбольдт, причем два из них, относящиеся к 1682 и 1684 гг., представляют особый интерес. Гумбольдт упоминает также о найденном эскимосском каяке, хранящемся в Обществе рыбаков в Любеке».[50]

Таким образом, эскимосы были не совсем редкими гостями в Европе времен античности и средневековья. Но только ли в это время? И гостями ли? Стоит вспомнить давний спор по поводу останков кроманьонцев, находимых во Франции, — многие исследователи видят в этих людях предков эскимосов. Стоит вспомнить и о том, что вопрос о происхождении культуры народов Севера Канады еще до конца не решен и что некоторые учёные, опираясь на сходство методов добычи пропитания и художественных стилей, высказывают мнение о близости культуры палеоэскимосов с поздне-палеолитическими культурами Европы (т. е. с теми же кроманьонцами). Речь здесь идет прежде всего о так называемой арктической культуре микролитов, распространенной в 5000–3500 гг. до н. э. на всем севере Канады вплоть до Аляски, и о культуре древних охотников на китов, датируемой II тысячелетием до н. э. Народы, создавшие эти культуры, в науке принято именовать палеоэскимосами. Они отдаленно могут быть связаны с современными инуитами, но не являются их прямыми предками.

Палеоэскимосы появились в Гренландии и на северо-востоке Канады приблизительно в 3800 году до н. э. — к этому времени относятся самые их ранние артефакты, найденные на севере полуострова Лабрадор. Около 3000 года до н. э. население Лабрадора резко увеличивается из-за появления здесь волны каких-то новых пришельцев, с которыми археологи связывают так называемую культуру Гросуотер (названа по имени залива Гросуотер на побережье центрального Лабрадора). Многие из инструментов, используемых людьми этой культуры, подобны тем, что использовали палеоэскимосы на самой ранней стадии своего развития. Такое впечатление, что «гросуотерцы» представляют собой какой-то осколок палеоэскимосского населения Лабрадора, на время неизвестно куда уходившего, а затем вернувшегося в родные пенаты.

Куда могли уходить эти люди? Ответ прозвучит, возможно, неожиданно: в Европу! А точнее — на Британские острова и на северо-западное побережье Франции. Отголоски пребывания здесь иного народа с иной культурой сохранились в мифах и в материальной культуре кельтов. В средневековой «Книге завоеваний Ирландии» рассказывается о том, что до прихода кельтов на ирландской земле жили фоморы — люди с отвратительной внешностью, чародеи и волшебники. С точки зрения кельта, да и любого европейца, эскимосов, конечно, нельзя назвать красавцами (и, очевидно, наоборот), а все обитатели Севера в мифологии народов Центральной и Южной Европы традиционно считались волшебниками и колдунами.

Широко известен факт, что кельтское население Британских островов использовало для плавания по морю лодки, сделанные из кожи. Об этом свидетельствуют Юлий Цезарь и ряд других римских авторов. «Народу много тут живет, по духу гордого, настойчивый и ловкий он; им всем прирождена любовь к торговле, — пишет Руфий Фест Авиен. — На сшитых своих судах они широко бороздят и море бурное, и бездны океана, чудищ полные. Не из сосны они сбивают корабли, и не из клена, не из ели, как обычно, они сгибают кили челноков, но — чудное дело — они готовят себе корабли из сшитых шкур, и часто на таких судах из твердой кожи они переплывают широкие моря».[51]

Спрашивается: откуда у кельтов, пришедших на острова, изобиловавшие древесиной (в III тысячелетии до н. э. 95 % территории Ирландии было покрыто лесом), появилась традиция строить не деревянные, а именно кожаные лодки? Скорее всего, они восприняли ее от местного населения — фомо-ров. Если принять, что фоморы были палеоэскимосами, то тогда все встает на свои места: эскимосы действительно испокон века используют кожаные лодки. Доказано, что эти кожаные лодки, аналогичные средневековым ирландским каррам (curragh), использовались на Британских островах даже раньше, чем туда пришли носители культуры мегалитов!

Но если фоморы действительно являлись палеоэскимосами, то они населяли Британские острова как раз в то время (III тысячелетие до н. э.), когда с Иберийского полуострова сюда пришли носители мегалитической культуры, в числе которых были и баски. Именно здесь, вероятно, и произошел первый контакт басков и выходцев с Севера Канады. Этот контакт, будучи довольно длительным — не менее пятисот лет, — оставил свои следы в языке палеоэскимосов-фоморов. Изгнанные из Ирландии кельтами, остатки фоморов вернулись на Лабрадор как носители культуры Гросуотер, принеся с собой новые культурные импульсы.

Это не самая фантастическая гипотеза, объясняющая родство басков и эскимосов. Ещё более фантастическое предположение состоит в том, что баски приходятся родственниками эскимосов через… айнов, коренных жителей Японских островов! По мнению профессора университета канадской провинции Альберта Эдо Нюланда[52] — геофизика, занимающегося на досуге лингвистикой, — айны, как и баски, являются выходцами из Северной Африки и представляют собой потомков протоберберов. Таким образом, айны, эскимосы и баски имеют общие протоберберские корни…

Это, конечно, выглядит нелепо, однако не настолько, как это может показаться на первый взгляд. Дело в том, что в Северной Америке действительно найдены останки древнего человека, удивительно похожего на айна. И находка этих останков вновь привлекла внимание ученых к проблеме айнов — древнего дальневосточного народа, чье происхождение до сих пор остается загадкой. Человек из Кенневика и проблема айнов

28 июля 1996 года близ города Кенневик (штат Вашингтон, США) двое учащихся местного колледжа, Уилл Томас и Дейв Дирси, нашли на песчаной отмели реки Колумбия человеческий череп. О своей находке они немедленно сообщили в полицию. Новые розыски позволили обнаружить другие фрагменты скелета неизвестного человека. Привлеченный к следствию в качестве эксперта доктор Джеймс Чатгер сделал заключение: останки принадлежат взрослому мужчине европейского происхождения.

А дальше… Дальше разразилась сенсация: специалисты Калифорнийского университета методом радиокарбонного анализа установили возраст останков: 9300–9600 лет!

Европеец в Америке в VIII тысячелетии до н. э. — каково? До сих пор наука пребывала в уверенности, что Новый Свет заселялся в конце палеолита (ок. 20 тысяч лет назад) монголоидными выходцами из Восточной Азии через Берингов пролив и цепочку Алеутских островов. Один из первых и наиболее авторитетных исследователей этой проблемы А. Хрдличка утверждал, что «человек появился в Северной Америке самое позднее к концу четвертичного периода, т. е. лишь к окончанию оледенения». При этом, по мнению Хрдлички, все индейские народы континента имеют «общее и единое происхождение», а необычайное многообразие народов, цивилизаций и языков Америки он объяснял «последовательной метисизацией».

Эта весьма спорная точка зрения подверглась справедливой критике: народы и языки коренных обитателей Нового Света настолько многообразны, что одной «метисизацией» это не объяснишь: на их формирование в этом случае потребовались бы десятки тысячелетий. Французский исследователь П. Риве, в противоположность А. Хрдличке, в 1950-х годах выдвинул гипотезу о том, что не все американские народы происходят из Азии и не все они пересекали Берингов пролив. Часть индейских племен, по мнению П. Риве, имеют австралийское происхождение. Сегодня ряд неоспоримых фактов, включая результаты анализов крови, ясно показывают родство некоторых индейских народов с выходцами из Океании — меланезийцами и полинезийцами.[53]

Таким образом, теория многорасового заселения Америки подкреплена фактами и имеет право на жизнь. Но останков древних кавказоидов здесь еще никогда не находили! «Человек из Кенневика» стал загадкой, грозившей перевернуть все прежние представления о заселении Америки. Эта загадка требовала скорейшего разъяснения.

В феврале 1999 года началось тщательное изучение останков человека из Кенневика. Выяснилось, что это был мужчина 45–50 лет, ростом приблизительно 175 см. Несмотря на несколько травм, полученных им в подростковом возрасте — перелом двух ребер, и т. п., — он не испытывал проблем со здоровьем, и всю жизнь имел дело со значительными физическими напряжениями. Умер он скорее всего своей смертью. По всей видимости, он был похоронен с использованием ритуала посыпания останков красной охрой: об этом говорят остатки красной краски на костях…

Официальный отчет о результатах исследований, которыми руководили весьма авторитетные ученые Джозеф Пауэлл и Джером Роуз, был опубликован несколько месяцев спустя. Исследователи пришли к неожиданному результату: человек из Кенневика был скорее всего… айном!

Череп человека из Кенневика не находит аналогий среди ныне живущих индейских племен Северной Америки и имеет явные кавказошшые признаки. Ни о каком родстве с индейцами не может быть и речи. Морфология черепа и ряд других признаков указывает на поразительную близость человека из Кенневика с айнами — древним коренным населением Японских островов, и в меньшей степени — с некоторыми группами населения Южнотихоокеанских островов, прежде всего мориори и частью жителей острова Пасхи. По этим признакам нельзя судить о месте происхождения человека из Кенневика. Следует, однако, отметить, что элементы антропологического сходства айнов и некоторых индейских племен Северной Америки, в частности арикара, отмечались и ранее.

Итак, айны… Что же это за люди?

Один из самых загадочных народов мира, айны (айну) являются коренными обитателями Японских островов, Сахалина и Курил. «Это народ кроткий, скромный, добродушный, доверчивый, общительный, вежливый, уважающий собственность; на охоте смелый и… даже интеллигентный», — писал о сахалинских айнах А.П. Чехов. На протяжении многих столетий айны вели полукочевой образ жизни, занимаясь охотой, рыбной ловлей, сбором диких плодов и довольно примитивным сельским хозяйством, навыки которого они, возможно, восприняли уже в поздние времена от соседних народов.

Главная особенность айнов, которая во все времена ставила в тупик европейцев — они не монголоиды. Эти высокие, белокожие, с густыми волнистыми волосами люди относятся к явно кавказоидному типу. Мужчины-айны носят окладистые бороды. Айны — мезокефалы (среднеголовые), многие из них имеют серые или голубые глаза. Однако по типу крови айны ближе к монголоидам; возможно, это результат смешанных браков.

Сегодня археологи находят следы древней культуры айнов повсюду от Окинавы до Сахалина. На этой огромной территории айны жили по крайней мере 7 тысяч лет назад, а скорее всего, и намного раньше — некоторые ученые полагают, что предки айнов проживали на территории островов уже в эпоху мезолита, в XII тысячелетии до н. э. Их характерная керамика типа «дзёмон», изготовленная без применения гончарного круга, датируется VIII–V тысячелетиями до н. э. и отличается весьма изящным художественным оформлением. Узоры на ней выполнялись с помощью шнура или соломенного жгута. Одними из наиболее поразительных находок, относящихся к культуре Дзёмон, являются антропоморфные глиняные и каменные статуэтки, изображающие женщин. Предполагают, что они символизировали «Мать богов». Эти статуэтки (особенно те, что изготовлены в ранний период) весьма подобны аналогичным произведениям палеолитических охотников Европы. К эпохе Дзёмон относятся также загадочные каменные круги и менгиры («нонакадо»), сходные с теми, что обнаружены в Корнуэлле (Англия) и Сенегале (Северо-Западная Африка).



Айнская керамика типа Дзёмон

В нашей отечественной литературе иногда можно встретить утверждение, что культура Дзёмон создана предками современных японцев. Это мнение, заимствованное из арсенала японских националистов, не соответствует действительности. Культура Дзёмон имеет айнское происхождение. На Курильских островах айны вплоть до конца XIX века жили в полуземлянках дзёмонского типа.

Около 300 года до н. э. народы тунгусо-манчжурской группы — предки нынешних японцев — продвинулись из Кореи на Японские острова, настойчиво тесня айнов к северу. Это подтверждается многочисленными археологическими свидетельствами: около 300 года до н. э. на Японских островах появляется так называемая культура Яёй. Люди этой культуры умели обрабатывать бронзу и железо, пользоваться гончарным кругом и выращивать рис. Хорошо прослеживаются связи культуры Яёй с материком — с Корейским полуостровом и Китаем. Люди Яёй (предки японцев) оттеснили народ Дзёмон на север и юг. Керамика Яёй быстро распространилась по всем Японским островам, лишь на севере еще какое-то время сохранялись следы древней культуры Дзёмон.

Японцы называли айнов «эзо» — «нежелательные». Это не помешало им воспринять многие элементы древней культуры айнов, в первую очередь — анимистическую религию, которую сегодня принято называть синтоистской и которая так умиляет поклонников японской «самобытности». Многие из географических названий в современной Японии — Хоккайдо, Фудзияма, Кюсю и другие, общим числом не менее шестидесяти — имеют айнские корни.

Айнское происхождение скорее всего имеют и легендарные самураи — военно-феодальное сословие средневековой Японии. Американский антрополог Л. Лоуриндж Брейс из университета штата Мичиган, изучив скелеты 1100 японцев, айнов и другие азиатских этнических групп, заключил, что самураи — фактически потомки айнов, а не народа Яёй, от которого происходят современные японцы. Эта интерпретация также объясняет, почему антропологические особенности представителей японского правящего класса, включая императорскую фамилию, так часто отличаются от «типично» японских. По всей видимости, самураи, составлявшие верхушку средневекового японского общества, в результате межэтнических браков распространили дзёмон-айнский этнический тип среди высших классов, в то время как японцы более низкого происхождения действительно являются потомками народа Яёй.

Выводы доктора Брейса вызвали настоящий шок у японских ученых. Один их японских антропологов лишь робко смог возразить американскому исследователю: «Я надеюсь, что вы неправы». Такая реакция вполне объяснима: айны в Японии до сих пор остаются «эзо» — «нежелательными»…

Вытесненные с Японских островов айны остались жить лишь на севере — на Хоккайдо, Сахалине и Курилах (хотя еще в середине XVIII века отдельные семьи айнов жили на острове Хонсю). Однако в XIV столетии волна японской экспансии докатилась и сюда. На протяжении четырех веков айны отчаянно сопротивлялись японскому проникновению, нередко вступая в жестокие схватки. Самые крупные сражения айнов с японцами произошли в 1457, 1669 и 1789 годах. В итоге японцы все же покорили Хоккайдо и начали интенсивную колонизацию острова. В эру Мэйдзи (1868–1912) правительство без каких-либо формальных соглашений или переговоров конфисковало все земли айнов и раздало их японским переселенцам, число которых к началу XX века достигло миллиона. Русские поселенцы столь же активно выдавливали айнов с Сахалина и Курил.[54] Айны стали меньшинством на их собственной земле. Их число резко сократилось; причиной тому стали распространившиеся среди них в 1822–1854 годах «европейские» болезни — оспа, корь, холера, туберкулёз и сифилис.

Японское правительство, последовательно проводя политику принудительной ассимиляции, запретило айнам заниматься их традиционными промыслами — охотой и рыбной ловлей — и заставило их взяться за сельское хозяйство, но все лучшие земли к тому времени уже были заняты японскими фермерами. Айнский язык и обычаи были запрещены. Дети айнов были вынуждены посещать японские школы, где преподавание велось только на японском языке. В 1869 году остров Эзоши (Ezoshi — «Земля Эзо», т. е. айнов) был официально переименован в Хоккайдо. На следующий год все айны были объявлены японцами. Впрочем, в 1899 году японское правительство подписало так называемый «Акт по защите аборигенов Хоккайдо», предусматривавший некоторую помощь айнам, прежде всего в ведении ими сельского хозяйства. Однако реальная цель акта состояла в узаконении политики ассимиляции. Акт фактически законодательно закреплял отрыв айнов от их родины и лишал их права на культурную идентичность.

Начавшаяся после Второй мировой войны демократизация Японии и принятие в 1946 году новой конституции позволили айнам начать борьбу за свои права. В эти годы возникли несколько айнских организаций, призванных защитить культурное наследие древнего народа. Однако «Акт по защите аборигенов Хоккайдо» сохранил свою силу, и вплоть до 1991 года Япония продолжала официально заявлять, что на территории страны нет никаких этнических меньшинств. Лишь в 1991 году японское правительство на международном уровне было вынуждено признать айнов этническим меньшинством. Между тем внутри страны все осталось по-старому, несмотря на то что 27 марта 1997 года окружной суд Саппоро в ответ на иск айнских организаций признал айнов этническим меньшинством Японии, имеющим право на развитие и защиту своей культуры. Проблема дискриминации айнского меньшинства сохраняется по сей день. В июле 1998 года группа экспертов ООН заявила, что в Японии с айнами продолжают обращаться как с «варварским меньшинством».

В наши дни большинство айнов живет на острове Хоккайдо. Здесь их насчитывается около 20 тысяч. Столетия принудительной ассимиляции привели к тому, что древняя культура этого народа практически утрачена, хотя сегодня молодые айны прилагают большие усилия, чтобы сохранить язык, традиции и обычаи своих предков.

Анимистическая религия айнов во многом подобна синтоизму японцев; правильнее сказать, религия синто во многом подобна религии айнов, поскольку заимствована у них японцами. Айны определяют все вещи, как одушевленные так и не одушевленные, как используемые ими, так и находящиеся вне их контроля, как «kamuy» («боги»). Все эти божества взаимосвязаны, и человек — часть этих всепроникающих связей, поэтому айны превратили всю свою повседневную жизнь в непрерывный ритуал поклонения богам. Их быт наполнен различными церемониями, обращенными к божествам. В их число входят духи природных стихий — огня, воды, ветра и грома; божества-животные — медведи, лисы, совы, киты и рыбы; божества-растения; божества-грибы; боги-лодки и боги-горшки, боги-окна и боги-инструменты; боги-покровители домашнего очага, боги гор и боги озер.

По верованиям айнов, все живущие существа имеют бессмертную душу. Смерть представляет собой разделение души и тела. Тело остается в этом мире, а душа уходит в другой мир, подземный, где встречается с душами предков и ведет тот же самый образ жизни, что и в этом мире — охотится, ловит рыбу. Однако этот подземный мир — зеркальное отображение нашего. Люди там ходят вверх ногами, то, что у нас лево — там право, и наоборот, лето в этом мире — зима, день — это ночь, и т. д. Души остаются в этом мире до тех пор, пока не будут готовы возвратиться в наш. Тогда они повторно рождаются на свет. Все живущие существа повторяют этот бесконечный цикл смерти и возрождения, вечного перемещения между двумя мирами.

Айны никогда не имели письменности. Хранителями их устной исторической традиции, знатоками эпоса («yukar») и многочисленных легенд были профессиональные сказители. Их выступления в присутствии членов всего рода или племени сопровождались сложной системой ритуалов и театрализованной демонстрацией сцен из эпических сказаний.

Язык айнов насчитывает 10 диалектов. Вопрос его происхождения спорен. Сегодня исследователи склонны считать этот язык изолированным, не имеющим внутренних связей ни с одним другим языком на земле. Попытки выявить его связи с языками уральской и алтайской языковых семей и языками народов Юго-Восточной Азии не приняты большинством ученых.

С тайной айнского языка тесно связана загадка происхождения айнов, которая до сих пор не разрешена. Средневековые японские хроники «Kojiki» и «Nihonsyoki» называют их потомками древних людей, называвшихся эмиши (Emishi). Но что это были за древние люди?

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua