Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Андрей Юрьевич Низовский Загадки антропологии

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|

Знаменитая «Белая дама» горы Брандберг

Европейцы, в XIX столетии впервые познакомившиеся с наскальным искусством бушменов, долгое время отказывались верить, что этот «примитивный дикий народ» был способен создавать такие полные блеска и красоты художественные произведения. Истинная ценность и значение этого поистине великого искусства была по достоинству оценена лишь в наши дни. Наскальная живопись бушменов не только изображает конкретные предметы или иллюстрирует фактические случаи, но и передает с помощью символов и метафор сложные нюансы человеческих чувств. Многие росписи имеют религиозное значение. Исследователи считают, что ряд наскальных композиций представляют собой образы видений, которые бушменские колдуны-шаманы наблюдали в состоянии транса. В то же время другие картины вполне реалистичны и посвящены повседневной жизни конкретного племени или семьи.

Наиболее поразительная черта бушменов — их глубокое знание животного мира. Им не только, что называется, «в лицо» известно каждое животное и даже насекомое, но известны и их привычки, характеры, мимика, образ жизни и манера поведения. Подкрадываясь к пасущемуся стаду, охотник-бушмен способен «перевоплощаться» в страуса, маскируясь перьями и до мельчайших деталей подражая походке и повадкам этой птицы. Бушмены любят демонстрировать пантомимы, изображая какое-нибудь животное, при этом до такой степени входя в образ, что у зрителей пропадает чувство реальности: да полно, человек ли это? Конечно, человек, и бушмен, исполняющий пантомиму, не преминет об этом напомнить, юмористически обыграв какую-нибудь смешную черту в поведении изображаемого им животного. Настоящий театр!

Да, театр. Хотя согласно представлениям «цивилизованных» людей — знатоков Фрейда и Дарвина — эти «первобытные дикари» должны целыми днями рыскать по лесам, степям и болотам в поисках пропитания, вечером у костра пожирать добычу, урча и рыгая, а потом быстренько удовлетворять свои сексуальные потребности и заваливаться спать, чтобы утром начать все сначала в надежде, что эволюция когда-нибудь поднимет их до звания «царя природы». Но ничего подобного нет ни в культуре бушменов, ни в культурах других «первобытных» племен, а, следовательно, этого никогда не было и в культуре наших доисторических предков. Духовная сфера занимала в их жизни не менее, а то и более важное место, чем материальная!

В своих пантомимах бушмены изображают не только животных, но и людей. Стандартным сюжетом в их репертуаре является разыгрывание сцены сражения — реального, имевшего место в прошлом, или мифологического. Поводом к войне стало похищение женщины охотниками из другого племени (на память приходит аналогия с Троянской войной — поводом для неё стало похищение Елены).

Антилопы и замаскированные охотники. Бушменский наскальный рисунок из Южной Африки

«Разделившись на две команды, — пишет Л. ван дер Пост, — мужчины расположились на коленях в песке друг против друга на расстоянии приблизительно пятнадцать ярдов. Криками и движениями они вызывали соперников на бой. Крики становились все громче, движения энергичней, пока наконец они не вступили в сражение. Они с силой «метали» копья, натягивали тетивы луков и ловко «уклонялись» от вражеских ударов, как если бы в действительности на них падал дождь стрел и копий. И хотя никто из них за все время действия не поднялся с колен, их жесты, движения тел, выражение лиц, боевые кличи, стоны раненых и сцены смерти позволили воссоздать яркую атмосферу сражения». Но вот неожиданно сражающиеся проникаются отвращением к своему кровавому делу, как будто над их акациевым райским садом Калахари прозвучал гневный голос Бога, укоряющего людей за грех взаимного убийства. Оставив оружие, соперники вступают в переговоры: кровь не должна пролиться снова! Оба племени делят пустыню на две зоны, обещая никогда не пересекать установленную границу…

Что означает эта странная пантомима? Только ли воспоминание о когда-то имевшей место войне? И зачем из поколения в поколения бушмены устраивают этот театр?

Трудно отделаться от мысли, что подобные сценки призваны противодействовать внутриплеменной агрессии. Этот фактор, весьма важный для выживания человеческих групп в доисторическую эпоху, мало кем принимается во внимание — исследователи более склонны рассуждать о межплеменной конкуренции, войнах за охотничьи территории и т. п. А как улаживались отношения внутри той или иной группы? Ведь и сегодня члены одной семьи нередко готовы перебить друг друга, что уж говорить о том, что творилось десятки тысяч лет назад!

Внутриплеменная агрессия — это не замена воинственности, направленной вовне. Она существует независимо от внешних условий. Очевидно, человек очень рано выработал формы поведения, позволяющие избегать таких затруднительных положений. У бушменов, например, эти формы поведения включают в себя традиции взаимного уважения, сложные отношения родства, сильный институт брака и культивирование музыкального и театрального искусства, включающего в себя элементы психологической драмы. Не было необходимости в сильных лидерах, чтобы уладить споры. В других «примитивных» обществах приняты различные виды запретов (табу), жесткая иерархия подчинения (подобная той, что существует в стае обезьян-бабуинов), разные методы морального давления — общественное презрение, насмешки, изгнание и т. п.

Охота в саванне. Бушменский наскальный рисунок

Способность компенсировать внутриплеменную агрессию посредством культуры присуща всем традиционным обществам, живущим в «золотом веке». Это не означает, что агрессия снимается совсем: по наблюдениям антропологов, даже в среде пигмеев, живущих в джунглях Африки, жизнь далека от мирной — мужья, например, часто бьют своих жен, и наоборот. И все же выход отрицательных эмоций через установленные внутри общества каналы позволяет избегать целенаправленной, расчетливой агрессии. «Дикие» охотники каменного века сумели решить эту проблему и установить культурные традиции, позволяющие разряжать внутриплеменную напряженность в максимально возможной степени. Поступить иначе означало гибель для них: «восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его…» (Быт., 4: 8). Искусство снятия внутриплеменной агрессии стало, таким образом, важнейшим шагом на пути эволюционной адаптации человечества — тем более важным, что это была адаптация не генетическая, а культурная.

Бушмены-музыканты. Бушменский наскальный рисунок

Интересно, что именно эти механизмы, защищающие традиционное общество от внутренней агрессии, первыми ломаются под натиском «цивилизации», понимаемой как ничем не ограниченную свободу личности. Необратимая ломка этих механизмов началась, вероятно, шесть-семь тысячелетий назад, когда эпоха «золотого века» завершилась и на смену ей пришла система, основанная на «эго» («я»). С формированием этой системы связано появление первых рабовладельческих государств в Месопотамии и Древнем Египте (IV–III тыс. до н. э.). Эта система в итоге создала то, что мы называем современной цивилизацией. Основанная на потреблении, удаленная от всех биологических основ человечества, эта цивилизация ставит человека перед очень трудной ситуацией. В который раз мы сталкиваемся здесь с глубокой истиной, выраженной в библейской притче о вкушении запрещенных плодов от древа познания: «в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете как боги, знающие добро и зло» (Быт., 3: 5). Но стало ли человечество счастливей, обладая всеми благами технологической цивилизации? Если да, то откуда берутся мечты о том, как хорошо было бы жить простой и естественной жизнью где-нибудь на лоне природы, не заботясь о хлебе насущном и не неся ответственности за что-либо?

За примерами не надо далеко ходить. Одно из последних обществ «золотого века» — бушменское — прекратило свое существование во 2-й половине XX века, буквально на наших с вами глазах, и сегодня мы можем воочию наблюдать последствия этого «изгнания из рая». Современные бушмены, лишившиеся практически всех своих традиционных источников существования и втянутые в орбиту индустриального развития, сегодня ведут оседлый образ жизни, живут в деревнях, занимаются сельским хозяйством и разводят скот. У них появились деньги, которые можно тратить на одежду и предметы массового производства. Исследователи, изучающие жизнь бушменов, отмечают, что внешне многие их ценности фактически не изменились. Они все еще считают себя охотниками, временно занимающимися другими делами. Однако внутри бушменского общества произошли важные сдвиги, свидетельствующие о глубоких внутренних переменах. Например, прежде все хижины в бушменском поселке были обращены к общей центральной площади так, чтобы люди в любое время могли разделять удовольствие взаимного общения. Теперь бушмены стали ставить свои дома поодаль друг от друга, боком или тылом к общественному центру, как будто каждая семья обладает чем-то, что хочет скрыть от соплеменников.

И им действительно есть что скрывать. Бывшие охотники и собиратели диких плодов открыли для себя частную собственность. Сама по себе частная собственность не плоха и не хороша, ловушка таится в вопросе личного отношения к ней. Подобно многим другим народам, бушмены попались в эту ловушку. Женщины-бушменки начали накапливать в сундуках красивые цветные ткани, бусы, эмалированную посуду, одеяла и т. п. в количествах, во много раз превышающих их потребности. Нет нужды говорить, что бушмены, еще недавно ходившие голыми, теперь носят одежду — «и открылись глаза у них… и узнали они, что наги» (Быт., 3: 7). Счастливая жизнь одной большой семьей, с общими заботами и общими радостями, закончилась. И хотя бушмены все еще говорят, что племенные узы важны для них, на практике это ничего не означает. Они часто ссорятся между собой, и их споры улаживаются при посредстве негров-банту, которые по-прежнему относятся к ним как к дикарям, иронически именуя их «нашими бушменами». Оседлая жизнь и возможность владения частной собственностью полностью разрушили баланс, поддерживавший традиционную культуру бушменов. «Золотой век» закончился, система «эго» восторжествовала. Изгнанные из рая, бушмены пытаются найти комфорт в бесполезных, но красочных продуктах цивилизации, которые напоминают им о былой красоте существования в цельности и социальной гармонии… «И выслал его Господь Бог из сада Эдемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят» (Быт., 3: 23).

Эти изменения произошли настолько резко — за считанные годы, что их вполне можно считать революционным скачком подобным тем, которые не раз и не два коренным образом ломали всю историю человечества. То, что случилось сегодня с культурой бушменов, другие народы пережили много тысяч лет назад, и таким образом «изгнание из рая» представляет собой яркий и практический образ сегодняшнего мира. Господствующая в нем система «эго» представляет собой западню, которую традиционная индийская философия определяет понятием «майя» — завеса, закрывающая собой реальную действительность, но именно эту завесу многие люди склонны считать действительностью. В результате логика ситуации подталкивает человека к принятию на себя титула «царя природы». Но наши представления о природе остаются более чем туманными, и все попытки овладеть ситуацией пока выглядят не более чем выстрелами в темноту… Начало Великого диалога

В 1868 году некий кантабрийский крестьянин при случайных обстоятельствах обнаружил близ города Сантан-дер, на севере Испании, обширную известняковую пещеру, вход в которую еще в древности был засыпан обвалом. Это довольно рядовое событие послужило прологом к одной из величайших драм в истории науки, а сама пещера, известная сегодня под названием Альтамира, с годами приобрела всемирную известность. Ее называют «Сикстинской капеллой первобытного искусства». В историю навсегда вошло имя испанского археолога-любителя дона Марселино де Саутуолы, первооткрывателя наскальных росписей Альтамиры.

Изображения животных из Альтамиры

Страстный любитель древностей, Саутуола исследовал пещеры в окрестностях Сантандера, где жил в то время. Альтамиру он впервые посетил в 1875 году. В пещере Саутуола нашел кости и зубы древних животных, скелет пещерного медведя и грубо оббитые обломки кремня, в которых опознал орудия древних людей.

Спустя три года Саутуола побывал на Всемирной выставке в Париже. Осмотрев экспонировавшиеся здесь материалы из раскопок французских археологов, он был особенно поражен миниатюрными изображениями зверей, выгравированных на кости и камне людьми каменного века. Места находок этих изображений позволяли сделать вывод: подобное может таиться и в земле Испании. Саутуола решил еще раз осмотреть Альтамиру.

Возвратившись в ноябре 1879 года в Сантандер, Саутуола начал раскопки в пещере. Он обнаружил новые орудия из камня, кости, оленьих рогов и следы очага. В один из дней он взял с собой девятилетнюю дочь Марию. Ей все здесь было интересно, а рост позволял свободно рассматривать своды пещеры там, где отец мог пройти лишь согнувшись. Поэтому неудивительно, что именно Мария неожиданно обнаружила на низком потолке бокового грота удивительные рисунки, покрывавшие темные своды пещеры. Это были необыкновенно реалистичные изображения быков высотой в полтора-два метра, нарисованные яркими красными и оранжевыми красками.

Изучив рисунки, Саутуола пришёл к выводу, что их автор, несомненно, был человеком сведущим и талантливым, его рука уверенно вписывала изображения в неровности скал. Пройдя из первого зала пещеры во второй, Саутуола и там увидел рисунки зверей и геометрические фигуры. В слое культурных отложений на полу пещеры он нашел куски охры того же цвета, каким выполнялись росписи. И самое главное — Саутуола после тщательных исследований собрал убедительные доказательства того, что в этих залах со времен каменного века никого никогда не было! То есть, авторами рисунков могли быть только те самые голые и волосатые «троглодиты», которые, по представлениям тогдашней науки, лишь нечленораздельно мычали и остервенело бегали за дичью, размахивая корявыми дубинами.

Это была сенсация. Саутуола был убеждён, что живопись Альтамиры — следы неизвестной до сих пор деятельности ископаемого человека. Но, трезво оценивая свои возможности, он понимал, что стоит всего лишь на пороге открытия. Определить точный возраст изображений Альтамиры и вынести окончательный «приговор» ему, любителю, было не под силу.

Саутуола довольно долго раздумывал, стоит ли ему публично выступать с сообщением о своей находке. Лишь год спустя, в 1880 году, преодолев сомнения, он опубликовал небольшую брошюрку и отослал ее в редакцию французского журнала «Материалы по естественной истории человека» — печатного органа, вокруг которого в то время группировались все исследователи первобытности. В своей брошюрке Саутуола с удивительной для дилетанта скромностью писал, что всего лишь «обязан подготовить путь более компетентным лицам, которые захотят раскрыть истоки и обычаи первобытных обитателей этих гор». Объявив на весь мир о том, что найденные им рисунки являются скорее всего художественным произведением палеолитического человека, Саутуола предоставлял более искушенным, чем он, исследователям, вынести окончательное решение по этому вопросу. Забегая вперед, отметим, что собранных им доказательств оказалось вполне достаточным для такого решения. Но это, увы, выяснилось, лишь через двадцать лет…

Известие о сделанном Саутуолой открытии попало в местную печать. Вскоре и мадридские газеты заговорили о находке росписей, принадлежащих доисторическим людям. Жители Сантандера и ближайших окрестностей были взволнованы открытием своего земляка. Альтамира стала местом туристского паломничества. Даже сам король Испании Альфонс XII побывал в пещере, оставив свой автограф на стене подземного зала, сделанный копотью от факела.

И тут, наконец, в дело вступила артиллерия крупного калибра — о находке заговорили крупнейшие учёные мужи того времени. «Дерзкая» брошюрка Саутуолы вызвала их единогласное возмущение. Во всем научном мире поднялась буря гнева и негодования. Саугуолу обвиняли в подлоге и в фальсификации находки. Более миролюбивые говорили, что он сам скорее всего стал жертвой обмана: было высказано подозрение, что автором рисунков мог быть один французский художник, друг Саутуолы, гостивший у него в момент открытия.

В это нелёгкое время рядом с Саутуолой оказался лишь один человек — профессор геологии Мадридского университета Вилланова. Побывав вместе с Саутуолой в Альтамире, он обнаружил новые росписи, куски явно не современной засохшей краски, и даже раковину, служившую когда-то палитрой первобытному художнику. В заложенных в пещере шурфах Вилланова обнаружил кости ископаемых животных, в том числе и пещерного медведя.

Ученый полностью поддержал выводы Саутуолы. Но его голос был одинок в мощном хоре противников великого открытия. «Древность» и «каменный век» даже для многих людей науки были в те годы еще понятиями совершенно неопределенными. Большинство ученых уже находилось под влиянием в высшей степени сомнительных дарвиновских теорий. Для них было невозможным поверить в то, что человек каменного века обладал столь развитым искусством, свидетельствующим о высокой художественной культуре и талантливости первобытных людей. Тогда, в середине XIX века, еще не знали искусства старше древнеегипетского или кельтского, поэтому предполагалось, что любые предшествующие формы, которые могут быть открыты, неизбежно будут более примитивными. Ни кому и в голову не могло прийти, что уже 20 тысяч лет назад в Европе существовало искусство, достойное восхищения. А между тем росписи Альтамиры ясно доказывали, что творческий гений человека не зависит от технического уровня цивилизации и что он был присущ уже охотникам на мамонтов. Иными словами, для существования высокоразвитой культуры вовсе не требуется высокоразвитая цивилизация и тем самым проблема первичности духа и материи однозначно решается в пользу духа.

Восприятие этой, в общем-то, простой идеи, требует, однако, определенной широты взглядов и научной эрудиции. Но в науке тех лет господствовали узкие рационалистические воззрения, и эта зашоренность не позволяла даже светилам первой величины увидеть подлинное значение открытия Саутуолы. Находясь в плену вульгарно-материалистических теорий, они «прозорливо» видели в росписях Альтамиры… происки церковников!

Габриэль де Мортилье — один из величайших археологов, человек светлого ума, ученый, создавший по сути дела современную археологию первобытного мира, — взывал к коллегам: «Будьте начеку! Остерегайтесь испанских клерикалов!» «Картальяк, дружише, будь осторожен, — писал Мортилье своему другу, профессору Эмилю Картальяку. — Это фокус испанских иезуитов. Они хотят скомпрометировать историков первобытности». Но Эмиль Картальяк — один из крупнейших авторитетов той поры и главный редактор журнала «Материалы по естественной истории человека» — и без этих предупреждений встал в первые ряды противников Саутуолы и Виллановы. Впоследствии он вспоминал: «Бесполезно настаивать на моих впечатлениях при виде рисунков Саутуолы — это было нечто абсолютно новое, странное в высшей степени». Картальяком и его последователями руководила боязнь того, что новый факт потребует ревизии «прогрессивной» дарвиновской концепции о происхождении человека. Но вспомним, что археология каменного века делала тогда свои первые шаги. И лишь много лет спустя все новые и новые находки подточили абсурдные воззрения дарвинистов.

Но всё это было ещё впереди, а пока собравшийся в 1880 году в Лиссабоне Всемирный конгресс антропологов наотрез отказался обсуждать доклад Виллановы о рисунках Альтамиры. Испанский ученый надеялся организовать для участников конгресса экскурсию в Альтамиру, но, едва заговорив об этом, увидел презрительные ухмылки. Картальяк демонстративно покинул заседание. Вилланова был вынужден замолчать. В кулуарах конгресса коллеги высказывали весьма нелестные мнения в адрес «изобретателя Альтамиры».

Впрочем, одно решение по проблеме конгресс все же принял: в 1881 году для экспертизы росписей Альтамиры и окончательного разоблачения «фокусов испанских иезуитов» в Сантандер был послан французский палеонтолог Арле, который должен был на месте провести экспертизу изображений. Саутуола с готовностью принял первого специалиста, заинтересовавшегося росписями, и проводил его в Альтамиру. Арле тщательно осмотрел пещеру.

Его заключение было беспощадным: рисунки имеют «новейшее происхождение» и, вероятно, могли быть исполнены в период между открытием пещеры и первым сообщением Саутуолы, то есть в 1875–1879 годах. Древними Арле счел лишь несколько неясных рисунков, но их возраст он определил как гораздо более поздний, чем палеолитический слой в пещере. Основными аргументами в пользу своих выводов Арле назвал следующие:

1. Все изображения на стенах Альтамиры находятся в кромешной тьме, их не достигает дневной свет. Для создания же фресок требовалось долгое искусственное освещение, чего не мог обеспечить человек ледниковой эпохи. В пещере нет следов применения осветительных средств, например копоти от факелов. В то же время фрески на плафоне Альтамиры написаны с величайшим артистизмом. Автор их играл цветовыми и световыми гаммами, явно стараясь передать эффекты освещения.

2. Поверхности пещеры покрыты древними сталактитовыми натёками, росписи нанесены на эти натеки; лишь в нескольких местах (это и явилось основанием считать их древними) наблюдается обратная картина: сталактиты покрывают часть фигур. Краска росписей влажная, свежая, её легко снять пальцем. Нельзя представить себе сохранение таких красочных изображений в течение многих веков.

3. Охра, которой были нарисованы фрески, встречается не только в палеолитическом слое, но повсюду в этой местности, ею даже обмазывают дома местные жители.

Результаты экспертизы Арле укрепили в научном мире скептическое отношение к открытию Саутуолы. Но «изобретатель Альтамиры» и его друг Вилланова еще надеялись убедить ученых в своей правоте. Они послали свой доклад в Берлинское антропологическое общество, где он был зачитан 11 марта 1882 года. Результат — ноль. Члены общества отказались от обсуждения доклада.

28 августа 1882 года на конгрессе Французской ассоциации поощрения наук в Ла-Рошели Вилланова выступил с энергичным протестом против заключения Арле. Он заявил, что рисунки, сопровождающие отчет Арле, грубо искажены и не соответствуют действительности. Вилланова также привел аргументы, полностью опровергающие выводы Арле.

Во-первых, все изображения, выполненные резьбой и красками, одинаково нанесены на поверхности тех же древних пород, кусками которых в результате обвала был закупорен вход в пещеру до момента ее открытия. Резные линии этих изображений сделаны грубыми кремневыми инструментами, которыми не смог бы работать современный художник, но которые находятся в слое с ископаемой фауной. Более того, в этом же слое на костях четвертичных животных такими же кремневыми инструментами нарезаны ряды линий и даже фигурки зверей. Сделать их могли только древние обитатели пещеры. Для росписей ими был использован простейший красочный материал — размолотые натуральные охры разных тонов без последующей обработки, которой подвергаются краски современных рецептов.

Во-вторых, техника исполнения всех наскальных изображений Альтамиры одинакова, поэтому, признавая древними несколько из них, Арле должен перенести это заключение на весь комплекс. О большой его древности говорят несколько случаев перекрывания части изображений прозрачными пластинами сталактитовых натеков, а такие натеки есть в Альтамире лишь на бесспорно палеолитическом слое.

В заключение Вилланова призвал коллег не отметать открытие с порога, а тщательно разобраться в нём. Но его призыв не был услышан.

Изображения животных из пещеры Ласко, Франция

С точки зрения научной аргументации в пользу палеолитического возраста росписей Альтамиры выступление Виллановы было исчерпывающим. Оставался, правда, один нерешенный вопрос — об искусственном освещении Альтамиры. Но это и не очень-то волновало слушателей. Выступление Виллановы просто не было воспринято всерьез. Как вспоминал один из участников конгресса, «Вилланова говорил агрессивно и даже яростно, на плохом французском языке, который смешил всех, так же как ворох сомнительных аргументов, перемешанных с несколькими здравыми мыслями, и как обвинения в намеренных ошибках Арле, которыми он повергал слушателей в еще более громкий смех». То есть, дискуссии не получилось: какая там дискуссия, когда так смешно!

Всласть похохотав, ученые мужи пошли искать «недостающее звено» в цепи эволюции от обезьяны к человеку (самые твердолобые ищут его до сих пор). Альтамирские рисунки без сколько-нибудь серьёзного изучения и без доказательств были осуждены как подделка.

Научная репутация Виллановы повисла на волоске. Испугавшись за свою карьеру, профессор отрекся от своих взглядов. Имя первооткрывателя Альтамиры Марселино де Саутуолы было осмеяно и обесчещено. В 1888 году он умер, уйдя в могилу с репутацией «изобретателя Альтамиры». Пятью годами позже скончался и Вилланова. Стена презрительного осуждения на двадцать лет окружила одно из величайших открытий исторической науки. И уже мало кто помнил, что в громком хоре голосов, осуждавших альтамирскую «фальсификацию», звучали и другие мнения.

Один из крупнейших археологов той поры Э. Пьетт писал: «Я не сомневаюсь, что эти росписи могут быть отнесены к мадленской эпохе» (то есть к периоду верхнего палеолита, около 16 тыс. лет назад. — Авт.). Палеонтолог Гюстав Шове в вышедшей в 1887 году книге «Начала гравюры и скульптуры» поддержал выводы Саутуолы. Вокруг сенсационного открытия возникло что-то похожее на дискуссию. Но это была очень странная дискуссия: критика открытия здесь принималась за аксиому, а аргументация защитников открытия не удостаивалась внимания. Самое поразительное в этой истории было то, что открытие палеолитической живописи не стало чем-то принципиально неожиданным в свете других фактов, накопленных первобытной археологией. Ведь уже были хорошо известны миниатюрные фигурки, созданные первобытным человеком в эпоху верхнего палеолита, и росписи Альтамиры были, по существу, их явной аналогией. Вспомним — именно установленный факт того, что ископаемые люди занимались изобразительным искусством, и натолкнул Саутуолу на мысль искать его следы в Альтамире. И открытие монументальных росписей, подобных альтамирским, можно было предсказать заранее, теоретически. Более того, в год открытия Саутуолы во Франции, в гроте Шабо, были обнаружены наскальные гравюры. Копии и фотографии этих рисунков публиковались в местной печати, но в ученом мире к ним отнеслись так же, как к сообщению Саутуолы. Может быть, и здесь сыграл свою роль фактор «вторжения дилетанта» в высокую науку? Но первооткрывателями грота Шабо были профессиональные археологи Л. Широн и Олье де Марешан. Причем открыли они изображения в гроте Шабо независимо друг от друга.

Произведения верхнепалеолитического искусства — «Оглядывающийся бизон» и «Прыжок лошади». Резьба по кости

Спустя двадцать лет известный палеоантрополог Анри Брейль, оправдывая своих коллег, отказавших Саутуоле в праве на открытие, сказал, что «нужно винить лишь значение самих фактов, которые требовали менее спорных и гораздо более многочисленных избыточных доказательств. Их продемонстрировали только через двадцать лет». Но подобные «избыточные доказательства» имелись задолго до признания Альтамиры. И все же на них не обратили внимания.

Между тем открытия наскальных рисунков в пещерах Европы множились. Одновременно множилось число находок различных скульптур и орнаментированных предметов, залегавших в культурных слоях, относящихся к верхнему палеолиту.

В 1895 году в пещере Ла Мут, расположенной в долине реки Везер (Дордонь, Франция) французский археолог Эмиль Ривьер обнаружил наскальные изображения ископаемых животных. Их древность не вызывала сомнений: они находились в галерее, закупоренной «пробкой» культурного слоя, содержащего палеолитические орудия. Однако судьба альта-мирской находки заставила Ривьера быть предельно осторожным: по иронии судьбы, он сам еще недавно находился в числе яростных противников Саутуолы и хорошо помнил свои собственные инвективы в адрес «изобретателя Альтамиры». А тут судьба посылает ему сомнительный шанс прослыть «изобретателем» Ла Мута!

Голова лошади. Резьба по кости. Арюди, Франция

Тщательно изучив находку, Ривьер закрыл вход в пещеру и пригласил де Мортилье, Картальяка, Пьетта и других авторитетов осмотреть Ла Мут. «Это очень древние рисунки», — уклончиво говорит Ривьер, не желая попасть в положение Саутуолы. Э. Пьетт говорит более определенно: «Палеолитические». Единодушное мнение высоких гостей: древность наскальных рисунков вне сомнений.

Светила науки отбывают восвояси, а через несколько дней появляется слух, что… изображения в пещере Ла Мут нарисовал один из помощников Ривьера! Называется даже фамилия фальсификатора — Бертумейру. В Париже этот слушок принимают за чистую монету. Ривьер в отчаянии: кто ему теперь поверит?

Он старается не появляться в столице. Раскопки в пещере Ла Мут продолжаются, и вскоре Ривьер и его коллеги находят… каменный светильник, относящийся к эпохе верхнего палеолита. Так вот каким образом первобытные художники освещали стены пещеры! Единственное возражение, которое не смогли опровергнуть Саутуола и Вилланова, снимается этой находкой!

Тут можно было бы и поставить точку в споре, если бы… Если бы спор был. Факты, найденные Ривьером, были очевидны — но лишь для того, кто хотел с ними знакомиться. А таких людей насчитывались единицы!

А тем временем…

Тулузский книготорговец и археолог Рейно обнаруживает в гроте Марсула наскальную живопись, сравнимую по технике с росписями Альтамиры. Его сообщение не принимается всерьез: Э. Картальяк отказывается осмотреть грот.

Археолог Дало в 1896 году в пещере Пэр-но-Пэр находит рисунки различных зверей, в том числе мамонта. Этот «зверинец» был хаотически разбросан на площади около 25 квадратных метров по вертикальной известняковой стенке, закрытой ранее культурным слоем древнекаменного века. Возраст рисунков тем самым доказывается неоспоримо. Дало публикует свои наблюдения и приглашает на место раскопок Мор-тилье. Мортилье долго, с сомнением, изучает рисунки и, в принципе, признает, что красочные росписи на скальных поверхностях, в темной глубине пещер, могли быть созданы в палеолите. Значит, и живопись Альтамиры — тоже? Нет, отвечает Мортилье, «точная дата рисунков Альтамиры не может быть определена».

Таким образом, вопрос о существовании наскального искусства в эпоху палеолита остался открытым. Но — только до 1902 года. В этом году на конгрессе французских антропологов в Монтабане профессор Люсьен Капитан и его молодые соавторы Анри Брейль и Дени Пейрони докладывают об открытии ими в 1901 году двух огромных пещер — Ком-барель и Фон-де-Гом — с наскальными изображениями. Древность находки подтверждается тем, что некоторые росписи покрыты прозрачной броней древних кальцитовых натёков…

Аудитория оживляется. Слышатся привычные смешки: вот, опять эти подделки… «Ваши копии сняты хорошо, — шутит Эли Массена. — Но ведь авторы подлинников — не ископаемые люди, а местные крестьяне, пастухи. Вот они-то от нечего делать и рисовали свой скот».

Попытки авторов доклада оправдаться выглядит неуклюжими: «Был прецедент признания палеолитического возраста наскальных рисунков в Пэр-но-Пэр….», — лепечут они — Были наблюдения и находки в пещерах Ла-Мут, Марсула, Шабо. Наконец, Альтамира»… Глупости какие! Смех и негодующие возгласы в зале звучат все громче. Уж этих простаков учили-учили, а они все за свое! Да современные эти рисунки, современные, неужели не ясно! А вот, кстати, и сам Картальяк встает. Допекли-таки маститого ученого эти мальчишки! Ну, сейчас он им врежет…

И Картальяк «врезал». Врезал так, что Эли Массена и другие весельчаки оцепенели с раскрытыми в припадке смеха ртами.

— Я призываю коллег не совершать той роковой ошибки, которую я совершил и продолжаю совершать вот уже на протяжении двадцати лет…

В зале наступила звенящая тишина.

Картальяк заявил, что в ближайшем номере журнала «Антропология» будет опубликовано его раскаяние, а сейчас необходимо идти к самим пещерам и осмотреть те изображения, о которых докладывают доктор Капитан и его коллеги. И в день закрытия конгресса, 14 августа 1902 года, его участники направились сперва в Комбарель, затем в Фон-де-Гом, а оттуда в Ла Мут…

Вскоре весь ученый мир с волнением и изумлением читал статью Картальяка «Моя вина», в которой он публично признавался в своих ошибках. А 1 октября 1902 года Картальяк, сопровождаемый молодым аббатом Анри Брейлем — в будущем одним из крупнейших исследователей культуры каменного века, — стоял у скрытой низким кустарником темной расщелины, ведущей в пещеру Альтамира. Перед этим он встретился с дочерью покойного Саутуолы Марией и попросил ее о прощении за несправедливость к ее отцу и его величайшему отбытию и за то, что поставил под сомнение доброе имя Марселино де Саутуолы.

Вдвоём с Брейлем они спустились в пещеру. И здесь Картальяк впервые увидел то, против чего так решительно боролся на протяжении двадцати лет. Действительность превзошла все его ожидания: перед его взором предстало не менее ста пятидесяти поистине великолепных изображений. «Речь здесь идет об одной из вершин искусства, о вершине, которая попадается раз во многие сотни лет, может быть, раз в тысячелетия» — таков был окончательный вердикт исследователей. В это же время и другой оппонент Саутуолы — Арле, как и многие другие специалисты, также посетил Альта-миру и также отрёкся от своих предыдущих высказываний и признал подлинность рисунков.

«Олени, переправляющиеся через реку». Наскальная гравюра. Лорте, Франция

Открытие рисунков в Альтам ире стало началом изучения пещерной живописи времен палеолита. Многие десятки подобных пещер с палеолитическими рисунками были обнаружены позднее в самых различных местах Европы и Азии. В числе самых значительных открытий палеолитического искусства — пещеры Ласко (1940), Руффиньяк (1956), Дель Ромито (1961), Капова пещера на южном Урале (1959) и Хоит-Цэнкер Агуй (1972) в западной Монголии. На сегодняшний день расписных палеолитических пещер в одной лишь Западной Европе насчитывается более ста пятидесяти, и они многое поведали о людях каменного века.

Орудия труда верхнепалеолитических художников — каменная лампа, охровые стержни, заострённые камни для процарапывания рисунков

Любопытно, что большинство этих картин находятся в местах укромных, плохо освещенных и неудобных, что говорит о том, что они явно не предназначались для широкого обозрения, а служили местом каких-то ритуальных действий или обрядов, в которых принимал участие небольшой круг людей. Интересно и другое: как установили исследователи, живопись в таких местах нередко является многослойной, то есть первобытные охотники, попав сюда, добавляли свои рисунки к тем, что были сделаны их предшественниками. То есть, людям разных племен, живших в разные времена, были понятны смысл этих рисунков и сакральное значение места, где они находились. Это позволяет говорить о существовании единой системы религиозных представлений, по крайней мере, у значительных групп кроманьонских племен. И хотя ясно, что главным элементом этого культа было, вероятно, поклонение неким божествам охоты, картина мира верхнепалеолитического человека еще далека от полной ясности.

Рисунки, гравюры, разнообразные статуэтки свидетельствуют о том, что первобытные охотники были далеко не такими примитивными, какими они представлялись ранее. Эти современники мамонтов и шерстистых носорогов поднялись на такой художественный уровень, который оставался недостижимым для последующих поколений людей в течение многих тысячелетий. И в этом необыкновенном, неслыханном расцвете искусства и таится, вероятно, загадка происхождения современного человека.

Каменный светильник из пещеры Ла-Мут, Франция

Вопреки распространенным ещё недавно заблуждениям, отнюдь не труд сделал обезьяну человеком — «человек умелый» Луиса Лики сотни тысяч лет долбил свои камешки, но человеком так и не стал. И уж тем более не спорт — австралопитек миллионы лет бегал на длинные дистанции и метал камни в цель, но как был обезьяной, так обезьяной и остался. И не в объёме черепа тут дело — у неандертальца была голова, как пивной котёл, но где он сейчас, этот неандерталец?

Одна лишь культура, таинственным образом вдохнутая в тупого троглодита, позволила ему в кратчайшее время лишиться звериных черт и стать человеком в истинном смысле этого слова. Влияние культуры на биологическое развитие человека с самого начала было исключительно сильным, но на последних фазах человеческого становления оно приобрело попросту решающее значение.

Духовной жизни палеолитического человечества, палеолитическому искусству и попыткам реконструкции социальных отношений того времени посвящены тысячи статей и сотни книг. Однако загадка происхождения человеческой культуры не получила никакого удовлетворительного объяснения до сих пор. Можно с большой долей уверенности предположить, что она не будет решена никогда. И, вероятно, правы те религиозные философы, которые утверждают, что история — это диалог человека с Богом, и когда этот диалог прекратится, прекратится и человеческая история. А каким образом еще можно вести диалог с Богом, как не на языке культуры?

Все формы человеческой культуры, включая искусство, представляют собой универсальный язык, на котором люди говорят в любом уголке земного шара. Наскальные росписи, созданные в самые разные времена, найдены сегодня во всех частях мира, и несомненный факт, что эти произведения искусства имеют множество чрезвычайно близких черт, наглядно говорит как об общем происхождении культуры, так и об общих ее задачах. Это также свидетельствует и о том, что как люди мы практически не изменились за последние 50 тысяч лет, и независимо от того, кем мы сегодня являемся — африканцами, европейцами, азиатами, американцами или австралийцами — все мы остаёмся детьми одного Бога.

<p>Глава 3. Повсюду одни берберы… Сахара — колыбель цивилизации?

При слове «Сахара» каждый из нас сразу представляет себе огромную безжизненную пустыню, океан песка, выжженные солнцем, потрескавшиеся скалы, где нет ни былинки, ни травинки… Действительно, такой Сахару человечество знает на протяжении нескольких последних тысячелетий. Поэтому громом среди ясного неба стало открытие французскими учеными в Сахаре огромного количества наскальных рисунков и петроглифов, свидетельствующих о том, что еще сравнительно недавно это был цветущий, полный жизни край!

…Огромное, иссушенное жгучим солнцем пустынное плато Тассилин-Аджер площадью 72 тыс. кв. км расположено в Центральной Сахаре, на юго-востоке Алжира. Протяженность плато составляет 700 км, ширина — 100 км. Выровненную поверхность Тассилин-Аджера с поднимающимися кое-где остроконечными вершинами пересекают каньоны, русла высохших древних рек. В скалах Тассили (так называют плато берберы) имеется множество гротов и пещер, есть здесь и горячие вулканические источники. Повсеместно встречаются геологические образования из эродированного песчаника, образующие так называемые скальные леса.

Этот «марсианский пейзаж» — один из древнейших центров обитания человека в Северной Африке. Древние обитатели Тассилин-Аджера оставили свыше 15 тысяч наскальных рисунков и рельефов, охватывающих огромный период времени — от VI тысячелетия до н. э. до наших дней включительно. Эти изображения животных, людей, колесниц, сцен охоты, войны, перегона стад и т. д. — настоящая летопись Северной Африки.

Первооткрывателем наскальной живописи в Сахаре был французский ученый Анри Лот, который в начале 1950-х годов отыскал в Тассилин-Аджере более 10 000 наскальных рисунков. В результате раскопок им были обнаружены древние захоронения, найдены осколки горшков, каменных инструментов, а также острия стрел и копий, кости разнообразных животных. Открытия Анри Лота побудили ученых многих стран мира начать поиск и исследования древних памятников Сахары. Сегодня число их исчисляется десятками тысяч. Собранный за последние полвека и ежегодно пополняемый огромный археологический материал свидетельствует о том, что именно в Сахаре следует искать разгадку многих тайн древней истории народов Африки, Средиземноморья и Европы.

Наскальные изображения (рисунки и петроглифы) диких животных, одомашненного скота, людей и абстрактных символов найдены во многих областях пустыни Сахара. Сюжеты множества из них свидетельствуют о том, что в эпоху палеолита и неолита в Сахаре были более влажный климат, богатая флора и фауна. Эти образы являются своеобразным окном в давно исчезнувший мир, мир настолько нереальный, что в него порой бывает трудно поверить. Многие наскальные изображения найдены в отдаленных областях пустыни — столь неприветливых и бесплодных, что само предположение, что здесь когда-либо могли обитать люди или животные, кажется сегодня невероятным. А между тем 10–12 тыс. лет назад это был цветущий край, едва ли не «текущий молоком и мёдом»!

Крупнейшие ансамбли наскального искусства в Сахаре расположены главным образом в нагорьях Центральной Сахары — Тассилин-Аджер, Тассилин-Ахаггар, Тибести и в прилегающих к ним районах— Феццане, Адрар Ифорасе, Аире, Борку, Эннеди и т. д., а также в Западной Сахаре (Бу Дейр). Нигде в мире наскальные изображения не достигают такой высокой плотности. Эти рисунки и петроглифы запечатлели всю эволюцию Сахары от некогда цветущей саванны к безжизненной пустыне.

Изучение памятников археологии и наскального искусства Сахары позволило ученым по-новому взглянуть на многие страницы человеческой предистории. Глубокие изменения в климате Северной Африки, произошедшие за последние 12 000 лет, имели колоссальное воздействие на окружающую среду и, следовательно, на условия жизни людей и животных, на род человеческих занятий и способы хозяйствования. Сегодня установлено, что в сравнительно недавние времена Сахара пережила две влажные климатические стадии: одна имела место приблизительно 12 000 — 8 000 лет назад, вторая 7000–5000 лет назад. Периоды засушливости — один между этими двумя влажными стадиями и второй, начавшийся около 5000 лет назад, — и привели в итоге к запустению огромных областей Сахары.

Фрески Тассилин-Аджера наглядно свидетельствуют о том, что Сахара некогда была цветущей саванной

Колебания климата Сахары связаны с последним ледниковым периодом, который достиг максимума приблизительно 18 000 лет назад. Последующее таяние массивных ледников, покрывавших Альпы, вызвало глубокие изменения в воздушном обращении на Севере Африки. Это происходило около 12 000 лет назад. Спустя две тысячи лет результат этих изменений уже начал чувствоваться людьми, жившими в центре пустыни Сахара. А около 7000 лет назад эти племена были вынуждены начать переселение в более влажные места, прежде всего в долины крупных рек Африки — Нила, Нигера и Сенегала.

Свидетельства, встречающиеся повсюду в пустыне Сахара (геологические отложения, археологические памятники, наскальные изображения и т. д.), говорят о том, что в конце последнего ледникового периода, около 10 000 лет назад, прохладный, сухой и ветреный климат уступил место относительно устойчивому влажному климату. Это было связано с усилением африканских муссонов, проникавших глубоко в сахарскую область, вплоть до ее северных и центральных районов, и приносивших с собой частые и обильные ливни. Этот влажный период длился приблизительно до V тысячелетия до н. э. после чего климат Сахары начал меняться. Муссон стал отступать, дожди шли реже и реже. Однако высыхание Сахары не было синхронным процессом: там, где оставались запасы воды (реки, озера), жизнь продолжалась в течение еще нескольких столетий или даже тысячелетий. И в сегодняшней Сахаре сохранились относительно влажные уголки, где еще можно встретить реликтовых животных и влаголюбивые растения, напоминающих о былом расцвете края (например, последний сахарский крокодил погиб только в начале XX века и отнюдь не по причине изменения климата — все поголовье реликтовых крокодилов истребили охотники). Но обширная саванна, служившая естественным пастбищем стадам одомашненного скота, высохла очень быстро. Скорее всего, причиной гибели Сахары и стали эти стада, вытаптывавшие и поедавшие растительный покров — скот буквально «съел» Сахару!

Подобные казусы случались и в более поздние времена (вспомним, как в XIX столетии завезенные колонистами овцы чуть не «съели» Австралию!). Что уж говорить о временах доисторических, когда человечество только-только делало свои первые шаги, осваивая мир! Ранние цивилизации, опиравшиеся исключительно на экстенсивные методы хозяйствования, зачастую оставляли вокруг себя в буквальном смысле слова пустыню. Вспомним хотя бы древнюю цивилизацию долины Инда, строившую огромные города из обожженного кирпича и угробившую на этот кирпич все окрестные леса. Сегодня на этом месте простирается пустыня, а сама цивилизация погибла, как считают, прежде всего из-за резкого ухудшения условий существования.

Стадо скота. Наскальная роспись. Тассилин-Аджер

Все главные периоды сахарской предыстории представлены археологическими материалами. Сегодня имеются свидетельства непрерывного человеческого присутствия здесь, начиная с палеолита. Создателями сахарских наскальных изображений стали многие поколения охотничьих и скотоводческих племен, населявшие теперешнюю пустыню в те далекие времена, когда она была страной с благодатным климатом, пышной растительностью и богатым животным миром. В этой богатой водой местности произрастали разные породы лиственных и хвойных деревьев, дубы, олеандр и мирт, цитрусовые и оливковые деревья. Многочисленные долины, сейчас засыпанные песком, были в то время такими же полноводными реками, как Нил и Нигер. Они изобиловали рыбой и крупными речными животными — бегемотами, крокодилами — кости которых сохранились в местах древних поселений.

Самые ранние памятники наскального искусства, изображающие больших диких животных — слонов, жирафов, носорогов, ископаемую разновидность буйвола, — как считается, были созданы охотниками-собирателями более 7000 лет назад, возможно, уже в X тысячелетии до н. э. 6–7 тысяч лет назад по Сахаре бродили огромные стада одомашненного крупного рогатого скота; в некоторых областях они появились, вероятно, гораздо раньше. Далее памятники наскального искусства демонстрируют появление одомашненных коз и овец (приблизительно с III тысячелетия до н. э.), затем верблюдов (2000–2500 лет тому назад). Сегодня ученые выделяют четыре больших периода развития наскального искусства Сахары, связанных с климатическими изменениями в этом районе:

I. Период древнего буйвола (VIII–VI тысячелетия до н. э.) — «эпоха охотников».

II. Период домашних быков (до 3500 г. до н. э.) — «эпоха пастухов».

III. Период лошади (до 1500 г. до н. э.).

IV. Период верблюда (начиная приблизительно со II века н. э.).

Живопись и петроглифы трёх последних периодов встречаются на территории Сахары повсеместно, но древние памятники, относящиеся к «эпохе охотников», сохранились лишь в нескольких местах — главным образом в Феццане и в горах Сахарского Атласа. Петроглифы Феццана по праву считаются вершиной первобытного искусства. Местность, где находятся эти изображения, в настоящее время представляет собой безжизненную пустыню. По обеим сторонам сухой долины Матенду высятся темно-оранжевые, растрескавшиеся от зноя скалы, на которых ясно различимы изображения слонов, бегемотов, носорогов, жирафов, быков, антилоп, страусов и других животных, а также фигуры лучников, охотников с дротиками и т. д. Размеры фигур достигают нескольких метров.

Региональные различия в художественных стилях сахарского наскального искусства, вероятно, указывают на культурные различия населявших в то время Сахару народов, хотя есть и другие объяснения этому. В то же время различие стилей указывают на долгую традицию наскального искусства в этой области, берущую начало в доисторические времена. Однако мы очень немного знаем о людях, которые населяли эту область до 3000 года до н. э.

Первые гоминиды появились в Северной Африке очень давно — возраст ископаемых останков гоминида вида Homo habilis из Айн-Ханеха в Алжире составляет более миллиона лет. Ряд свидетельств указывает на то, что отдельные человеческие группы кочевали в Сахаре уже в эпоху плейстоцена, от 250 до 60 тысяч лет назад. Плотность населения в это время была невысока, особенно в Западной Сахаре. Одной из древнейших культур Северной Африки является так называемая культура Дабба, возникшая в Тунисе между 12 000 и 10 000 гг. до н. э. Около 7350 года до н. э. (датировка по радиокарбону) эта культура развилась в капсийскую (Capsian) культуру, названную так по имени города Гафса (Капса) в южном Тунисе.

Ранний этап капсийской культуры приходится на IX–VII тысячелетия до н. э., а расцвет этой культуры относится к VI — началу V тысячелетий до н. э. На юге Сахары в VII тысячелетии до н. э. сложилась так называемая сахарско-суданская культура, связанная по своему происхождению с капсийской. Она просуществовала до II тысячелетия до н. э. Характерная ее черта — древнейшая в Африке керамика. Неолит Сахары отличался от более северных районов обилием наконечников стрел, что говорит о сравнительно большем значении охоты в этом регионе.

Капсийская культура, которую исследователи характеризуют как «динамичную», быстро распространилась по всему Северу Африки, вплоть до крайнего востока, доходя до Кении и Танзании. Капсийцы, как и их палеолитические предки, жили в пещерах и фотах и первоначально занимались в основном охотой и собирательством, однако на поздних стадиях развития среди капсийцев пастухи уже преобладали над охотниками. Характерные черты капсийской культуры — костяные и каменные орудия для просверливания и прокалывания, шлифованные каменные топоры, довольно примитивная глиняная посуда с коническим дном. Кое-где на юге Алжира керамика вообще отсутствовала, зато наиболее обычными каменными орудиями были наконечники стрел. Это время было отмечено новым видом силуэтного искусства с очень энергичными человеческими и животными фигурами, которые без труда можно отличить от менее образного кроманьонского искусства. При погребении капсийцы использовали красную охру, которой посыпали тело мертвого.

Около 6500 года до н. э. народы капсийской культуры жили в пещерах или под защитой скал, перемещаясь с места на место в поисках продовольствия. Они делали каменные инструменты, инструменты из кости и использовали для хранения воды раковины и яйца страуса. К 5000 году до н. э. капсийс-кое население Северной Африки становится частью культурного сообщества западного Средиземноморья. Местная глиняная посуда имеет множество общих черт с керамикой, находимой в Испании и Южной Франции. В то же время Северная Африка в изобилии импортирует средиземноморский обсидиан, добывавшийся на островах Липари возле Сицилии, и на острове Пантеллерия, расположенном между побережьем Туниса и Мальтой. Советский исследователь Ю. К. Поплинский считает, что «сосредоточение большей части древнейших караванных путей севера Африки — транссахарских путей — в районе между 7 и 23° в. д. является также следствием постоянных и очень древних контактов населения Африки с народами Восточного Средиземноморья именно в этих районах».

Засуха, начавшаяся около восьми тысяч лет назад, повлекла с собой серьёзные изменения в образе жизни населения, оказав глубокое воздействие на обитателей всей Северной Африки. Капсийская культура оставила после себя огромные поля раковинных куч. Это, по мнению некоторых исследователей, является ясным доказательством того, что моллюски вошли в повседневный рацион жителей Северной Африки из-за оскудения традиционных источников пищи, в первую очередь из-за сокращения поголовья крупных животных, на которых велась охота. Улитки на какое-то время стали едва ли не основной пищей для капсийских охотников, поедавших их миллионами. Одновременно это обстоятельство послужило поводом для перехода к новым методам хозяйствования.

Инвентарь капсийской культуры

В IV тысячелетии до н. э. наскальные изображения крупных толстокожих исчезают. Из диких животных остаются жирафы, страусы, антилопы. Зато появляются изображения хищников и первые фигуры быков. Быки в разных позах и ракурсах, то с длинными, то с короткими рогами, с рогами, загнутыми назад или изогнутыми в виде лиры, становятся основным объектом изображения. Эта тенденция достигает своего апогея примерно в середине IV тысячелетия до н. э. когда в Сахаре господствовали скотоводческие племена.

В это время, вплоть до конца III тысячелетия, климат в этой части Африки был еще теплым и влажным. Травянистые степи, покрывавшие ныне пустынные пространства, представляли собой бескрайние пастбища. В речных долинах сеяли просо, но основные средства существования давало скотоводство в сочетании с охотой и, вероятно, собирательством. Жители плавали по высохшим ныне рекам на тростниковых лодках типа тех, которые позднее были распространены в долине Нила, на озере Чад и озерах Эфиопии. Рыбу били костяными гарпунами, напоминающими те, что обнаружены археологами в долинах Нила и Нигера. Огромные стада крупного рогатого скота паслись на просторах Сахары, способствуя ее дальнейшему превращению в пустыню. Эти стада изображены на знаменитых наскальных фресках Тассилин-Аджера. Главным домашним животным была корова, кости которой обнаружены археологами повсюду, от запада до востока Сахары. На фресках у коров часто обозначено вымя — следовательно, их не только разводили на мясо, но и доили.

В первой половине III тысячелетия до н. э. высыхание Сахары усилилось. На низменных землях сухие степи начали вытеснять высокотравные саванны. Следствием климатических колебаний стал прогрессивный переход к формам сельскохозяйственной жизни. Это было продиктовано прежде всего необходимостью приспособиться к бедственной ситуации. В этот период в наскальном искусстве наряду с жанровыми сценками из повседневной жизни появляются большие панно, изображающие перегон скота, сцены войны, охоты, собирания злаков. Многие картины на мифологические темы — например, посвященные культу плодородия — отличаются неприкрытой откровенностью.

Переход к производящим формам хозяйства ознаменовался появлением на территории современных Марокко, Алжира и Туниса неолитических культур, продолжавших традиции предшествующих иберо-мавританской и капсийской культур. Первая из них, называемая средиземноморской неолитической, занимала в основном прибрежные и горные леса Марокко и Алжира, вторая — юг Алжира и Туниса. В этот период человеческие поселения концентрируются в местах, где можно было найти воду на небольшой глубине. В лесном поясе поселения были богаче и встречались чаще, чем в степном.

Археологический материал дает хорошо заметные связи средиземноморской неолитической культуры с предшествующей ей капсийской культурой. Глиняная посуда обитателей неолитической Сахары IV–II тысячелетий более грубая и примитивная, чем у современных им жителей Северной Африки и Египта. На востоке Сахары заметна связь с Египтом, на западе — с Магрибом. Неолит Восточной Сахары характеризуется обилием шлифованных топоров, что свидетельствует о ведении подсечно-огневого земледелия на местных нагорьях, покрытых в те времена лесами.

Важными памятниками сахарской предистории являются многочисленные надгробные и мегалитические сооружения различных типов, сооруженные из камня и встречающиеся в самых разных местах. Эти памятники появляются уже в VII тысячелетии до н. э., а их «пик» приходится на V–IV тысячелетия до н. э. Радикальная перемена в социальном поведении может быть отмечена начиная приблизительно с 3000 года до н. э. К этому времени относится появление некрополей, которые указывают на иерархическую организацию общества. Доказательством тому может служить гробница Тин-Хиннан — «королевы туарегов», найденная в Абелессе (область Таманрассет, Алжир).

Наиболее обычный тип погребений, распространенный повсюду в Сахаре, — конические «тумули» (tumuli, tumulus). Размер этих погребальных сооружений составляет от 1,5 до 12 м в диаметре и до 1,5 м. в высоту. Тумули встречаются как одиночные, так и в группах, они часто занимают доминирующее положение в пейзаже. Тумули нередко связаны с другого рода памятниками — грубо обработанными каменными столбами-стелами, многие из которых достигают до 2 м в высоту. Широкая распространенность и однородность тумули в центральной и западной Сахаре указывает на культурную связь между доисторическими поселениями на всем двухтысячекилометровом протяжении этой области. Ряд памятников указывает и на связи внутренних областей Сахары со средиземноморским побережьем Северной Африки и с Канарскими островами.

Сахарское наскальное искусство завершается «периодом верблюда», когда это животное, вытеснившее лошадь, стало безраздельно царствовать в Сахаре. Но, несмотря на то что к середине II тысячелетия нашей эры Сахара окончательно превратился в иссушенную пустыню, населенную лишь змеями, ящерицами и пауками, традиции наскальной росписи сохранились у здешних кочевников-туарегов вплоть до середины XX века. Об этом свидетельствуют схематические рисунки, обнаруженные на стенах французских фортов, построенных здесь в начале XX века, и даже на обломках самолета, разбившегося в Сахаре в период Второй мировой войны. Этот многозначительный факт является свидетельством сохранения древней художественной традиции.

Памятники наскального искусства, погребения и археологические находки убедительно говорят о том, что в эпоху неолита население Сахары, несмотря на некоторые региональные различия, представляло собой единый культурный комплекс — то есть речь здесь может идти о некоем этническом единстве. О каком? Некоторые исследователи осторожно называют этот этнический комплекс «протоберберами», намекая на то, что потомков людей, населявших в древности Сахару, следует искать среди берберов — нынешних обитателей Северой Африки. Аборигены Северной Африки

Попытка разгадать тайну Сахары вплотную подвела нас к берберам — коренному населению Северной Африки, или Ливии, как эту область называли в древности. Это название распространялось иногда и на всю Африку.

В наши дни численность берберов, по разным оценкам, составляет от двадцати до пятидесяти миллионов человек, живущих в десяти странах мира: Марокко, Алжире, Мавритании, Тунисе, Ливии, Египте, Нигере, Мали, Испании, Франции. Берберские корни имеет и значительное число арабов, живущих в Северной Африке. Согласно мнению некоторых экспертов, берберы по происхождению и этнические берберы в совокупности составляют 80 процентов населения Марокко и Алжира, более 60 процентов жителей Туниса и Ливии и более 2 процентов египтян. Если же считать только этнических берберов, то ими являются всего 40–45 процентов жителей Марокко, 25–30 процентов алжирцев, 5 процентов тунисцев, 10 процентов ливийцев и 0,5 процентов египтян. Численность этнических берберов в Европе составляет около 2 миллионов.

Причина разногласий в определении нынешней численности берберов кроется в многовековой, начавшейся ещё в VII столетии арабизации Северной Африки. В первые века после завоевания арабами Магриба их число было несопоставимо мало с численностью местного населения. Арабы жили преимущественно в городах, в то время как вся сельская местность и особенно горные районы были сплошь берберскими. Ислам медленно, вплоть до XVI века, завоёвывал здесь прочные позиции, и лишь после этого началась быстрая арабизация коренного населения. Сегодня некоторые специалисты утверждают, что в реальности арабская иммиграция в этот регион была незначительна и несопоставима по сравнению с тем количеством местных жителей, которые сегодня называют себя арабами. Однако на протяжении последних столетий в странах Северной Африки господствовали взгляды, согласно которым арабы представляли собой некую культурную элиту, принадлежность к которой открывала широкие возможности для карьеры и благополучия. «Культурное» население городов Севера Африки, сплошь арабское или арабизированное, противопоставлялось «отсталому» берберскому населению сельской местности. Из главных городов Северной Африки сегодня только Марракеш в Марокко населён по преимуществу берберами.

Едва ли не до последних лет XX века берберы считались «людьми второго сорта», туземцами, требующими опеки со стороны «культурного» большинства, подобно индейцам Северной Америки, аборигенам Австралии, лапландцам Норвегии и т. п. Даже в сегодняшнем Тунисе, самой европеизированной стране Магриба, слово «бербер» прочно ассоциируется с неграмотным крестьянином, облаченным в мешковатое традиционное одеяние. Во всем этом есть, пожалуй, только одно здравое зерно: берберы — действительно аборигены Северной Африки. Корни этого древнего народа уходят вглубь по крайней мере на четыре тысячелетия, и за эти века берберы удивительным образом сумели сохранить свою культуру, традиции и наследие.

Берберов принято считать кочевниками, но это далеко не так

Происхождение берберов остается предметом дискуссий. Иногда высказывается мнение, что их древние предки пришли из Азии или даже из Европы. Геродот в V столетии до н. э. писал, что по крайней мере одно из берберских племен происходит от жителей Трои, нашедших убежище на Севере Африки после того, как их город был захвачен ахейцами. Спустя несколько столетий римский историк Саллюстий утверждал, что берберы пришли из Персии. Византийский историк Прокопий Кесарийский видел в берберах потомков хананеян, изгнанных из Палестины евреями. О том же писал в XIV столетии и Ибн-Халдун, однако он добавлял, что берберы племен санадийя и кутама могли происходить из Йемена. Уже в совсем близкие нам времена, в XIX — начале XX вв., некоторые французские исследователи, занимавшиеся изучением берберов, высказывали предположение, что они могут быть родственны древним кельтам или, возможно, баскам. Однако в последние десятилетия в науке возобладало мнение о том, что берберы являются коренными жителями Северной Африки, в древности известными под общим названием «ливийцы».

В наши дни происхождение берберов исследователи связывают с упоминавшейся выше капсийской культурой. Без сомнения, капсийцев можно считать «протоберберами» — их черепа идентичны черепам современных берберов.[12] Малая степень расхождения между различными берберскими диалектами предполагает их формирование в относительно короткий период времени — то есть в период, когда протоберберы расселялись по обширным пространствам Северной Африки.

Подробное описание народов, населявших в V веке до н. э. Ливию, оставил древнегреческий историк Геродот:

«В Ливии живёт множество разных племён… Начиная от Египта, первое ливийское племя — адирмахиды. Обычаи у них большей частью египетские, а одежда — такая же, как у других ливийцев… Эти адирмахиды обитают в местности от Египта до гавани под названием Плин. За ними следуют гилигамы, занимающие местность к западу до острова Афродисиада. э Обычаи гилигамов подобны обычаям других племен. К гилигамам на западе примыкают асбисты. Среди ливийцев они более всех любят править четверками коней… С асбистами на западе граничат авсхисы. Живут они в области за Баркой и доходят до моря у Евесперид. В центре страны авсхисов живут бакалы — маленькое племя, область которого тянется до моря у Тавхир, города в Баркее…

За этими авсхисами на западе идет многочисленное племя насамонов… Соседи насамонов псиллы. Племя это погибло… После гибели псиллов их землей владеют насамоны. Еще дальше к югу от насамонов, в стране диких зверей, живут гараманты… Это племя живёт к югу от насамонов. На западе по морскому побережью обитают маки… Через их землю протекает река Кинип.

Далее за маками следуют гинданы… На побережье перед этими гинданами обитают лотофаги. Они питаются исключительно цветами лотоса… Далее на побережье живут махлии… Земля из простирается до большой реки под названием Тритон. А река эта впадает в большое озеро Тритонида (совр. Залив Габес (Малый Сирт. — Авт.)) За этими махлиями идут авсеи. Эти последние, как и махлии, живут вокруг озера Тритониды, и река Тритон образует границу между ними…

Это — перечисленные мною прибрежные кочевые ливийские племена. За ними во внутренней части страны начинается область Ливии, где много диких зверей, а за ней лежит холмистая песчаная пустыня, простирающаяся от египетских Фив до Геракловых Столпов… к югу от области диких зверей обитают еще самые отдаленные ливийские племена».

В числе «отдалённых ливийских племен», обитающих в глубине пустыни Сахара, Геродот выделяет многочисленное племя гарамантов, которые разводят быков с большими, загнутыми вперед рогами, и охотятся на «пещерных эфиопов» на колесницах, запряженных четверкой коней. Далее за гарамантами жили атаранты — «безымянные» люди. К западу от атарантов начинались предгорья Атласа. Здесь, по Геродоту, жили атланты — «рассказывают, будто они не едят никаких живых существ и не видят снов». «Названия племён, живущих в этой холмистой пустыне до атлантов, я могу перечислить, а дальше — уже нет, — заключает Геродот. — Как бы то ни было, эта холмистая песчаная пустыня простирается до Геракловых столпов и даже еще дальше» (Геродот. История, кн. IV, 168–185).

Геродот отмечает, что ливийцы, живущие от Египта до озера Тритониды, — кочевники, но «к западу от озера Тритониды ливийцы уже не кочевники, и обычаи у них иные». Среди этих оседлых ливийцев Геродот выделяет обитавших к западу от реки Тритон в пограничной с авсеями области «ливийцев-пахарей» — племя максиев: «Они отращивают волосы на правой стороне головы и стригут их на левой, а тело свое окрашивают суриком. Говорят, будто они — выходцы из Трои» (Геродот. История, кн. IV, 191). С максиями граничили «завеки, у которых женщины управляют колесницами. За этими завеками далее идут гизанты. Все эти племена раскрашивают свое тело суриком… Это — ливийские племена, имена которых я знаю… Об этой части света я хочу еще заметить, что здесь живут четыре племени — не больше, насколько я знаю. Два их этих племени — коренные жители страны, а два других — нет. Ливийцы и эфиопы — коренные обитатели страны. Первые живут на севере, а последние на юге. Финикияне же и эллины — пришельцы» (Геродот. История, кн. IV, 193–197).

Геродотова Ливия (по Ю. К. Поплинскому)

С ливийцами связаны многие страницы истории древнего мира. С ними воевал египетский фараон Нармер, его преемники комплектовали ливийскими (берберскими) наемниками лучшие части своих войск. При Рамсесе II часть ливийцев поселилась в дельте Нила, а в начале I тысячелетия до н. э. потомок ливийских наемников Шешонк захватил египетский трон и стал родоначальником XXII династии фараонов.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua