Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Мария Павловна Згурская Древний египет

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|

Что же произошло? Как решить эти загадки? Ведь стало совершенно ясно, что в данном случае «очернителями» работали не жрецы, а торопливые слуги самого Эхнатона. И сделано это было, безусловно, в годы его правления.

Учитывая собранные данные, египтологи пришли к убеждению, что в счастливом доме произошла семейная драма. Появился простор для гипотез и версий. Воображение ученых разыгралось. Поток предположений изливался на страницах научных изданий несколько десятилетий. Раскусить этот орешек оказалось непросто. Разобраться во всем этом помогли новые данные и углубленные исследования египтологов, работа которых походила подчас на труд криминалиста.

«Ищите женщину!» – воскликнули французские археологи как бы в шутку. И оказались правы! Действительно, вскоре нашлись источники, доказывающие, что легендарная красавица разделила участь многих близких фараону людей, стала жертвой его переменчивого характера.

Кто же она, таинственная незнакомка, ставшая причиной столь печальной развязки? Кто перешел дорогу судьбы Нефертити? Истину восстановили по крупицам, хотя многим ученым не хотелось разрушать красивый миф.

Продолжая раскопки в Амарне, английские и немецкие археологи откопали часть дворцовых построек. И тут оказалось много свидетельств того, что имя жены фараона вдруг изменилось. Перебитые, зачищенные, грубо исправленные надписи под изображениями уже распавшейся семьи подверглись тщательному анализу. Знатоки иероглифического письма вдруг увидели, что пожелание фараона «жить вечно-вековечно» начало относиться к другой женщине, имя которой было короче, чем у Нефертити. Звали ее – Кийа, та самая Кийа, о которой упоминалось выше, она же принцесса Тадучепа.

Далее в руки ученых попало любопытнейшее свидетельство спешных переделок: прописи или даже шпаргалки для неграмотных каменотесов, где грамотные слуги фараона четко проинструктировали, что на что следует заменить. Эти известковые пластины нашли в куче строительного мусора за оградой летнего дворца Нефертити. Египтологи склеили их и снова увидели имя второстепенной супруги Кийа.

Картина стала проясняться и после того, как в запаснике одного из музеев Нью-Йорка обнаружили керамический сосуд с именами Эхнатона и его новой жены Кийа. Нефертити там не значилась. А в 1957 году был исследован сосуд с изображением головы молодой женщины. Он был найден французами еще до Первой мировой войны в одном из тайников Долины царей. При более внимательном рассмотрении египтологи установили, что тут – портрет Кийа.

Тем временем англичане на окраине Амарны вскрыли площадку, оказавшуюся следами довольно внушительного поместья с бассейном, винными подвалами и отдельной опочивальней. Это был щедрый подарок Эхнатона новой жене, сумевшей, несмотря на очарование Нефертити, покорить сердце фараона. И не просто покорить. Найденные каменные рельефы показали, что Эхнатон в последние годы своего правления в Ахетатоне сделал Кийа соправителем. Для нее царь заранее, как для всякого члена семьи правителей Египта, приказал изготовить роскошно инкрустированный гроб. На него ушло золота больше, чем на знаменитый саркофаг Тутанхамона. Однако воспользоваться им Кийа не пришлось. Она исчезла на шестнадцатом году правления супруга. У Эхнатона примерно за год до смерти опять поменялось настроение, он отказался от второй жены и ниспослал ее в полное забвение. Золотой гроб через год-другой был переделан жрецами для одного из преемников египетского престола.

Придя к власти, старшая дочь Нефертити – Меритатон, тотально уничтожила не только изображения, но и практически все упоминания о ненавистной Кийа, заменив их своими собственными изображениями и именами. С точки зрения древнеегипетской традиции, подобный акт был самым страшным проклятием, какое можно было осуществить: не только имя умершего стиралось из памяти потомков, но и его душа лишалась благополучия в жизни загробной.

В чем же была причина неожиданной опалы Нефертити и крушения союза, любовь и взаимные чувства которого воспевались в десятках гимнов? Возможно, основной проблемой царственной четы стало отсутствие сына, который мог бы унаследовать престол. Дочери Нефертити не обеспечивали надежность продолжения династической смены власти. Желая иметь сына, Эхнатон вступил в браки со своими дочерьми. Судьба посмеялась над ним: старшая дочь Меритатон родила собственному отцу еще одну дочь – Меритатон Ташерит («Меритатон-младшую»); позже одна из младших Анхесенпаатон – еще одну дочь. Однако и триумф Кийа, родившей царю сыновей, был недолог.

Но вот что странно: можно допустить, фараон разлюбил Нефертити, самую прекрасную женщину Египта. Но никогда прежде ни один фараон не приказывал уничтожать имя первой жены, чтобы и память о ней умерла. Ясно, что это не просто семейная размолвка. И вот проходит еще несколько месяцев, и Эхнатон объявляет, что, согласно традициям египетских фараонов, берет себе соправителя. Но обычно фараоны брали себе соправителя, как мы уже отмечали, отметив тридцатилетие своего правления. Тут же только-только начался пятнадцатый год – половина срока. Эхнатон взял в соправители сводного брата Сменкхара, который до того жил с ним в столице. При этом фараон выдал за него свою дочку Меритатон. Эхнатон явно готовил себе смену. Нефертити при этом не присутствует. И тут же еще одна необычайная новость: соправитель Сменкхара с молоденькой женой покинул столицу, город Атона, и уехал в центр жреческой оппозиции – в старую столицу Фивы. Там они и остались до самой смерти. Эхнатон же, оставшись один и отделенный от Нефертити каменной стеной в прямом и переносном смысле, в том же году женился на своей второй дочери Анхесенпаатон.

Что же произошло? Почему все так получилось? Некоторые ученые-египтологи думают, что главным вдохновителем революции атонизма был фараон Эхнатон, а когда он умер – молодая Нефертити. Пока Эхнатон обожал ее и ценил ее ум, он следовал советам жены. То есть смена богов, выбор Солнца единственным богом, создание новой идеологии и нового искусства – все это Нефертити. Если мать фараона Тийи сломила Эхнатона, уговорила сменить политику и вернуться в лоно официальной религии, то, конечно же, Нефертити должна была броситься в бой. Она не хотела оставлять врагам то, чему посвятила жизнь. Нефертити была отстранена от власти, наследником объявляется Сменкхара. Но вот еще одна загадка – до сих пор историки спорят о том, могла ли Нефертити по примеру Хатшепсут-Мааткара сама взойти на трон под именем Сменкхара…

<p>Нефертити и Тутанхатон. Смерть Нефертити

На семнадцатом году своего правления Эхнатон умер. Была ли причиной этого болезнь или покушение врагов, которых у фараона было немало, неизвестно. Но Нефертити тут же принимает меры. Есть версия о том, как Нефертити смогла бы взять реванш с помощью другого наследника.

Имя Нефертити было вычеркнуто из истории Египта, но у нее оставался еще один козырь – она воспитывает своего племянника Тутанхатона, который, возможно, приходился ей и сводным братом и который имел права на престол. Нефертити тщетно пыталась обратить Тутанхатона в свою веру. Пока идут приготовления к похоронам и бальзамированию мужа, она короновала в столице Тутанхатона, совсем еще мальчика. Ведь до Фив триста километров, и если придержать гонцов, то соперники могут опоздать. Чтобы увеличить солидность прав племянника на престол, царица срочно женила его на своей дочери и вдове Эхнатона Анхесенпаатон, совсем еще юной девушке – ей тогда было не больше пятнадцати лет. Тутанхатон вступил на престол подростком и умер юношей. И тут судьба улыбнулась Нефертити. Еще во время коронации Тутанхатона неожиданно умер соправитель Эхнатона Сменкхара. Какое-то время правил Тутанхатон, хотя фактически Египтом вновь правила Нефертити.

Но и она вскоре умерла (это произошло около 1354 г. до н. э.). За два года умерли почти все, у кого были права на престол. После смерти Нефертити Тутанхатона перевезли в Фивы. Хотел ли он этого, мы не знаем, но в любом случае Нефертити и ее поддержки больше не было. Под влиянием фиванской знати Тутанхатон возродил культы традиционных богов и изменил имя на Тутанхамон – «Живое подобие Амона». Религиозная реформа рухнула и исчезла, как мираж пустыни. Жрецы вернулись к власти, сначала в Фивах, а потом и по всей стране. Столица Эхнатона была покинута жителями и заброшена. А потом жрецы взялись за обычное для всех революционеров и контрреволюционеров дело – они принялись сбивать и соскабливать надписи, замазывать картины и разбивать статуи. Ахетатон был разрушен.

Круг замкнулся. Сначала Эхнатон расправился с Амоном и другими старыми богами. Прошло несколько лет, и пришлось безутешной Нефертити наблюдать за тем, как уничтожалось все, связанное с ее именем. А теперь наступила очередь и самого великого фараона. Это была грандиозная работа, сравнимая только со строительством Ахетатона. Тысячи рабочих несколько месяцев стирали память о великом периоде в жизни Египта. Мумии Эхнатона найти не удалось, и поэтому ученые почти уверены в том, что жрецы вскрыли его гробницу, осквернили и ограбили ее, а затем сожгли и саму мумию фараона. Не отыскалось и следов Нефертити, неизвестно и то, как она закончила свои дни. Ее мумия не найдена.

Хотя новые исследования, возможно, уже позволили разгадать эту загадку. Британский египтолог Джоан Флетчер в 2003 году сообщила, что команде ученых под ее руководством удалось идентифицировать мумию Нефертити. Как утверждает Флетчер, специалист по мумификации из университета Йорка, предполагаемая мумия Нефертити была найдена в секретном склепе в одном из захоронений в Долине царей еще в 1898 году. Она была замурована в боковой камере гробницы Аменхотепа IV. Тело довольно плохо сохранилось, а потому почти не привлекло к себе внимания. Его сфотографировали единственный раз в 1907 году, прежде чем снова замуровать. «После 12 лет поисков Нефертити, это, вероятно, самое чудесное открытие в моей жизни. Хотя пока мы можем лишь с большой вероятностью предположить то, что мумия идентифицирована верно, находки, очевидно, в любом случае будут иметь большое значение для египтологии», – заявила Флетчер.

После обследования Джоан Флетчер смогла представить довольно весомые доказательства своей правоты. Рентген показал сходство мумии с известными описаниями Нефертити, которая славилась своей лебединой шеей. Другое доказательство – следы от плотно впивавшегося в кожу лобного ремешка. Помимо этого, Флетчер указывает, что голова была обрита, а в одной из ушных мочек сделано два отверстия для сережек, как и на дошедших до нас портретах царицы.

Позднее ученые обнаружили отделенную от мумии правую руку, в ссохшихся пальцах которой был королевский скипетр. Она была согнута в жесте, позволенном только монархам. Кроме того, в одной из ниш гробницы были найдены драгоценности, которые подкрепили предположения Флетчер о том, что найдена действительно мумия Нефертити. Однако утверждать это однозначно пока еще рано. Загадочная Нефертити по-прежнему хранит свои тайны.

<p>Загадки царицы Анхесенпаатон

Судьба Священной правительницы Анхесенпаатон – третьей совместной дочери Эхнатона и Нефертити – сложилась, наверное, трагичнее судьбы всех других героинь этой статьи. Она стала супругой юного Тутанхамона, изменив, подчиняясь «новой» идеологии, свое имя на Анхесенпаамон – «Живет она для Амона». Супруги-дети процарствовали всего шесть лет, после чего Тутанхамон умер при загадочных обстоятельствах. После смерти мужа и брата по отцу Тутанхамона Анхесенпаамон всходит на трон.

Всего лишь за полгода своего правления (под своим именем и формально полновластно) она проявила себя тонким дипломатом и мастером политических интриг. Но в итоге все-таки не смогла переиграть опытнейшего царедворца Эйе, свергнувшего поочередно ее родителей, а затем, возможно, убившего Тутанхамона.

Анхесенпаамон, молодая девушка, воспитанная в неге и роскоши дворцов Ахетатона, вдруг решилась на невероятный для египетской царицы шаг. Юная, но мудрая правительница решила заручиться военной и политической поддержкой царства Хатти, выйдя замуж (в статье про пирамиду Тутанхамона мы уже рассказывали об этом эпизоде). В архиве города Хаттусы, столицы государства Хатти, на территории которого сейчас находится Турция, сохранилось письмо дочери Нефертити царю хеттов: «Мой муж умер. Слышала я, что у тебя есть взрослые сыновья. Пришли мне одного из них. Я выйду за него замуж, и он станет владыкой Египта».

Спустя несколько месяцев царь Хатти согласился с беспрецедентным предложением египетской царицы и послал к ней сына. Но наемники Эйе убили хеттского царевича – жениха Анхесенпаатон. Принц Заннанза погиб по дороге к своей супруге, став причиной египетско-хеттской войны (которую остановила лишь страшная эпидемия чумы, разразившаяся в хеттском войске). Узнав о смерти сына, хеттский царь выступил на Египет войной, в результате чего верховный военачальник Хоремхеб, верно служивший еще Эхнатону, покинул столицу, а значит – охраняемую им Священную правительницу. И ей пришлось выйти замуж за верховного жреца Амона Эйе, занимавшего в это время важнейшие государственные посты. Вероятно, по приказу Эйе она и была убита, пока Хоремхеб сокрушал хеттов на севере и нубийцев на юге. Когда Хоремхеб вернулся с победой, правительница была уже погребена, а Эйе, успевший объявить себя ее супругом, стал фараоном. Случилось то, к чему жрецы стремились уже много лет: фараоном стал один из них. Имя Анхесенпаамон исчезает из истории. Возможно, косвенное последнее упоминание о ней, самое трогательное из всех, было обнаружено в 1922 году при раскопках знаменитой гробницы Тутанхамона: змея и коршун – символы царской власти на лбу одного из золотых саркофагов царя были оплетены маленьким скромным венком из полевых васильков. Положить его могла только несчастная жена фараона, овдовевшая в неполные двадцать лет. Видно, она любила своего мужа и осталась после его смерти совсем одна во враждебном окружении жрецов, уничтоживших весь тот мир, в котором она выросла.

Вероятно, Египет вновь был бы ввергнут в хаос, если бы не Хоремхеб. По одной из гипотез, он убил заговорщика и цареубийцу Эйе. По другой, более популярной версии, старый интриган Эйе умер своей смертью, повластвовав всего 4 года. Но все равно – Хоремхеб, прямой потомок великого Тутмоса III, занял трон как основатель XIX династии – великой династии Рамсессидов.

<p>Загадки царицы Таусерт

XIX династию на троне снова завершила женщина. Звали ее Таусерт, она была дочерью фараона Мернептаха и царицы Тахат. Согласно Манефону, Таусерт правила Египтом в течение 7 лет, но этот период включает почти шестилетнее господство Сиптаха, ее предшественника. Следовательно, независимое правление Таусерт продлилось немногим более одного полного года, с 1191 до 1190 год до н. э. Ее тронное имя Сатра Таусерт Меренмут означает «Дочь Ра, возлюбленная Амона». Мужем Таусерт был Сети II. Он, как фараон, имел нескольких жен, Таусерт, наверное, наиболее известная из них, была старшей женой и соправительницей фараона.

Гораздо меньше мы знаем о царице (точнее, царицах) Тахат. Сложность заключается в том, что во второй половине периода Нового царства существовало несколько цариц с этим именем. Среди пяти известных памятников, относящихся к царицам, носившим имя Тахат, два – царские статуи, картуши на которых были повреждены. Все эти памятники «распределяются» между тремя или четырьмя различными персонами: матерью Рамсеса IX, «дочерью царя», ставшей супругой Сети II, другой «дочерью царя», «великой царской супругой, которая соединяется с Гором» – возможно, супругой одного из предшественников Сети II, и, наконец, одной из дочерей Рамсеса II, которую отождествляют с Тахат, супругой Сети II.

Одна из Тахат родила от Сети II сына Аменмесеса, в то время как главная царица, Таусерт, к моменту наследования престола не имела сына. У Сети II и Таусерт были дочери, на что указывают надписи, упоминающие их воспитательницу.

После смерти мужа Таусерт стала первым регентом при наследнике – малолетнем сыне ее мужа от другой жены – Рамсесе-Сиптахе Сети. Регентствовала она совместно с первым министром Ирсу (он упомянут в папирусе Харриса). Когда Сиптах умер (он был слабым и болезненным), Таусерт официально приняла трон, как «Дочь Ра, Жена Та-Мерит, Таусерт Мут», и приняла титул фараона.

Господство Таусерт закончилось во время гражданской войны, информация о которой была обнаружена на стеле ее преемника Сетнахте, ставшего основателем XX династии.

Очевидно, именно при Таусерт сириец Ирсу, воспользовавшись народным недовольством, попытался захватить египетский трон, однако эта попытка провалилась.

Неизвестно, была ли Таусерт фактически свергнута Сетнахте или умерла мирно. Но период ее правления был короток. Если смерть ее была естественной, то, должно быть, среди различных фракций последовала борьба за трон, в которой Сетнахте и вышел победителем. Во всяком случае не найдено ни одного свидетельства о непосредственной передаче трона фараонов от Таусерт Сетнахте.

<p>Загадки царицы Клеопатры

И наконец пришло время рассказать о последней женщине на троне великого Египта, одной из самых легендарных женщин мира. В ее руках уже почти была величайшая в истории человечества сверхимперия, но в итоге именно при ней Египет окончательно потерял величие древней цивилизации и превратился в провинциальную территорию. Имя этой царицы – Клеопатра.

Злой рок продолжал преследовать правительниц Египта. Судьба цариц Нейтикерт, Нефрусебек, Таусерт постигла и последнюю царицу Египта из династии Птолемеев. Но период правления царицы Клеопатры, в отличие от правления других женщин на престоле Египта, известен гораздо лучше благодаря множеству исторических источников, по которым мы можем составить портрет этой женщины.

Но при этом мнения о ней диаметрально противоположны. Клеопатра умна и образованна, она овладела редчайшим искусством очаровывать людей, а так как сила была все-таки в руках у мужчин, то правители величайшей империи один за другим падали к ее ногам. Она же – царица-куртизанка, злой гений Египта, хитрая, жестокая, малодушная и коварная, строившая свое благополучие на несчастьях других, в конце концов она должна была погибнуть, запутавшись в сетях собственных интриг. Обладая красотой, страстностью и умом, она могла быть второй Хатшепсут или Семирамидой. Но, будучи рабой своих желаний, потеряла все… Где истина, может быть, как и положено, где-то посередине?

Вот уже две с лишним тысячи лет не утихают страсти вокруг знаменитой царицы. За давностью лет уже трудно судить, какой на самом деле была Клеопатра. К сожалению, в первую очередь мы узнаём о целых легионах ее возлюбленных, готовых отдать жизнь за ночь, проведенную с царицей (понятие «ночи Клеопатры» даже стало нарицательным), нам рекомендуют экзотические косметические средства, которыми пользовалась царица (наверное, от этого повышается их популярность), и так далее, и тому подобное. Мы имеем дело с Клеопатрой-мифом, и, как это бывает со всяким мифом, со временем он меняется, «подстраиваясь» под взгляды общества.

О Клеопатре упоминали еще античные классики, позже ее образ воспели Шекспир, Пушкин и Бернард Шоу, и сегодня Клеопатре посвящается множество произведений разных жанров и размеров. Клеопатра любима в первую очередь не столько историками, сколько романистами, поэтами, художниками. Она из тех фигур, чья реальная биография весьма похожа на авантюрный роман. Неизвестно, была бы Клеопатра так знаменита, если бы ее не поддержал Цезарь. Также неизвестно, потерпел ли бы в борьбе с Октавианом Августом поражение Марк Антоний, не познакомься он с Клеопатрой. И неизвестно, была бы столь красивой смерть Клеопатры, сумей она очаровать Октавиана.

Но все это «если бы», а история, как мы знаем, не терпит сослагательного наклонения. Что же было на самом деле в те далекие времена?

В I столетии до н. э. в Египте подходила к концу эпоха владычества Птолемеев (Лагидов) – наследников Александра Великого, македонских греков. К их роду принадлежала и Клеопатра. Как они сумели стать фараонами Египта? Первый Птолемей Сотер (Спаситель) был полководцем (диадохом) в македонской армии Александра. В IV столетии до н. э. ослабевший от иностранных завоеваний Египет сдался Александру Македонскому без боя. Жрецы Египта дипломатично признали Александра сыном бога Амона. В 332 году до н. э. Александр решил основать на берегу Средиземного моря столицу своей будущей империи. Рядом с египетским селением Ракотис он велел очертить контуры будущего города. Спустя четыреста лет древнеримский историк Страбон писал об Александрии: «Теперь отправляются большие флоты даже до Индии и оконечностей Эфиопии, откуда привозят в Египет наиболее ценные товары, а отсюда снова рассылают их по другим странам; поэтому взимаются большие пошлины – на ввоз и вывоз; на дорогостоящие товары и пошлины дорогие… Александрия не только является в большей части складом таких товаров, но и снабжает ими чужие края».

Когда Александр умер в Вавилоне, Птолемей повез хоронить его в Мемфис – рядом с гробницами древних фараонов. Но местные жрецы завернули кортеж. «Похороните его в городе, который он построил в Ракотисе, – сказали они. – Ибо тот город, где он найдет свое последнее пристанище, станет местом войн и сражений». И они не ошиблись – многие войны не миновали Александрии, но все же город с великим именем дошел до нашего времени. А вот Мемфис давно превратился в развалины.

Птолемею при дележе огромных завоеваний своего царя достался Египет. В 305 году до н. э. он провозгласил себя фараоном. Птолемей царствовал в городе, названном именем великого царя, сына великого египетского бога, и на территории которого располагалась его гробница. Это должно было показать Востоку и Западу, что именно Птолемеи способны и должны владеть всем миром. К сожалению, его потомки не оправдали этих надежд. Они вступали в кровосмесительные связи с родными сестрами и убивали родных братьев и даже матерей. Они были очень жадными – один из них даже расплавил золотой гроб Александра Македонского.

Династия Птолемеев постепенно вырождалась, хотя она и продержалась на троне дольше всех династий, основанных диадохами. Часто Птолемеи прибегали к военной помощи быстро набирающего мощь Рима. Птолемей XII, изображенный на могучем пилоне храма Хора в Эдфу в древней позе фараона, побивающего булавой врагов долины Нила, правил в Египте лишь с разрешения и по воле Рима.

После его смерти, согласно составленному завещанию, престол должны были разделить его дети – двенадцатилетний Птолемей XIII и его сестра, семнадцатилетняя царевна Клеопатра. Правда, согласно некоторым версиям, Клеопатра была дочерью Птолемея XII и наложницы (законной дочерью его была Береника IV). Сомнительным было и происхождение самого царя. Отец Клеопатры был незаконнорожденным (ее мать, тоже Клеопатра, умерла, когда ей было всего несколько месяцев от рождения). По слухам, Птолемей XII родился от неизвестной куртизанки и только по воле случая стал фараоном, когда не осталось других наследников. Царь любил театр и играл на флейте, за что египтяне и дали ему прозвище Авлет – Флейтист. Но правил он целых 30 лет с большим искусством. Египетские феллахи исправно платили налоги с урожаев, а Рим всегда удавалось вовремя задобрить.

Возможно, что такое происхождение и обусловило страсть Клеопатры к авантюрам и диктовало жизненное кредо – «победа любой ценой».

С другой стороны, горячая кровь уравновешивалась незаурядным умом. Все-таки Клеопатра была дитя ученой Александрии. В отличие от других Птолемеев, она любила Египет, знала «божественные слова» – его древний язык. Символ эллинизированного Востока, она вела себя как преемница фараонов и их медленно уходящей в забвение культуры. Окруженная лучшими умами своего времени, Клеопатра постигала прошлое своей страны и, не будучи по крови египтянкой, всячески демонстрировала свое единение с древними богами и владыками страны пирамид. Она прекрасно знала языки и беседовала с эфиопами, евреями, арабами, сирийцами, мидийцами, парфянами на их родных языках. Птолемеи, правившие до нее, не знали даже египетского, а некоторые забыли и македонское наречие. Не учила юная Клеопатра только латынь – настолько она ненавидела римлян, которые пытались прибрать к рукам ее родину, ее Египет.

После плеяды слабых и безвольных царей на троне Египта наконец воцарился сильный правитель. Однако Клеопатра пришла к власти, когда звезда Египта уже фактически закатилась. В мире решающую роль играл Рим, который захватывал соседние государства и превращал их в свои провинции. Дни свободы Египта были сочтены, но Клеопатра, понимая это, тем не менее, боролась, используя любые возможности, за свой трон и за независимость своего государства. Египет не имел достаточно сильной армии, чтобы сражаться с римской, и мог лишь выкупить свою независимость (в Риме еще ходили легенды о несметных египетских сокровищах), а также проявить лояльность к римской политике, поставляя свой флот и войска римским полководцам.

Итак в 51 году до н. э. Птолемей XII умер. Александрийцы возвели на престол Клеопатру и малолетнего царя, которые по обычаю стали супругами. Клеопатре приходилось вести жесточайшую борьбу за египетский трон со своими братьями и младшей сестрой Арсиноей. Согласно египетским законам, Клеопатра не могла править одна – ее соправителями были младшие братья.

Трон тяжело делится на двоих, а тем более на троих. Неудивительно, что началась беспощадная борьба между детьми Птолемея XII. Год единолично правила Клеопатра. Ее мужу Птолемею XIII исполнилось лишь десять лет, и брак был условным. Трое придворных, советников юного царя, решили убрать царицу, чтобы править страной вместо своего воспитанника. Но советник Клеопатры Аполлодор узнал о заговоре и вместе с Клеопатрой скрылся в надежном убежище в Сирии.

Оказавшись в безопасности, молодая царица принимает решение – собрать армию для борьбы с собственным мужем-братом и сестрой. Трудно сказать, что руководило действиями Клеопатры – великая любовь или трезвый расчет; скорее верно последнее. Однако она проявила себя очень мудрым и тонким политиком, сделав ставку на двух величайших людей своего времени – сначала на Гая Юлия Цезаря, а затем на Марка Антония. Рим в это время переживал трудный переход от республики к империи, сопровождавшийся борьбой в сенате и между консулами. Этим и воспользовалась царица, чтобы отвоевать независимость Египта.

<p>Цезарь и Клеопатра

Знакомство с Цезарем произошло в тот момент, когда Клеопатра, изгнанная жрецами, собирала в Сирии оппозиционные войска, чтобы вернуть себе египетский трон. Ее малочисленное войско, конечно же, не смогло бы противостоять армии ее брата Птолемея XIII. Но Клеопатру спасла вера в победу и удача. В Александрию во главе большого флота прибыл Цезарь – выдающийся политический деятель и победитель галлов, оставшийся после гибели своего противника Помпея единственным символом римского могущества. И тогда Клеопатра решила сделать свою ставку…

«Где же Клеопатра?» – этот вопрос Цезаря, попытавшегося мирным путем разрешить противостояние между братом и сестрой, не находил ответа при александрийском дворе. Но царица сумела дать такой необычный ответ на вопрос Цезаря, что тот уже не смог ее забыть. Ей нужно было совершить смертельно опасное мероприятие – пройти сквозь вражескую стражу и проникнуть во дворец. И юная Клеопатра решается на этот шаг.

По легенде, в комнату Цезаря вошел раб с мешком на плече. С такими мешками целый день снует обслуга по дворцу, и никто не обратил на раба внимание. Но вдруг из него выбиралась невысокая молодая девушка. Слуга, склонившись перед незнакомкой, произнес: «Клеопатра, царица Египта».

Цезарь пришел в восхищение и от этого появления, и от хитрости Клеопатры, и от ее красоты. Еще никогда женщины не представлялись ему таким образом, и неудивительно, что он не устоял. Цезарь послал за Птолемеем XIII. Но Клеопатре мало было примирения: она хотела сделать Цезаря своим союзником в укреплении ее личной власти – без всяких братьев-соправителей. И, надо сказать, преуспела в этом.

Чтобы удержать настоящего мужчину, его надо каждый день удивлять и очаровывать. Цезаря, весьма искушенного в делах любви, привязать надолго было невозможно. Но Клеопатра смогла это сделать: ей удавалось быть всегда неотразимой, всегда новой, каждое утро она просыпалась радостной, умела рассмешить Цезаря, как никто другой. Когда Цезарь был нужен в Риме, прекрасная египтянка увлекла его в совместное путешествие по Нилу. Как? Она просто загадала ему загадки, на которые не было ответа. Где находятся истоки великой реки и в чем «механизм» ее половодья? И Цезарь, что называется, попался. Клеопатра отправилась с ним в путешествие по Нилу в сопровождении 400 кораблей и лодок: пусть он увидит, какие почести им оказывают, пусть убедится в величии Египта…

По-видимому, чувства Цезаря к Клеопатре были действительно сильными. Историки свидетельствуют, что в ту пору, когда для Цезаря был дорог каждый день (как раз в это время он вел борьбу за единовластие в Риме), он позволил себе провести с Клеопатрой, путешествуя к верховьям Нила, несколько месяцев, а позже пригласил египетскую царицу в Рим, где она жила на его вилле.

В 47 году до н. э. двадцатидвухлетняя Клеопатра родила 48-летнему Цезарю сына Цезариона – маленького Цезаря. До этого ни одна из трех законных жен Цезаря не сумела родить ему наследника. Диктатор вынашивал планы стать владыкой Рима, а своей супругой и соправительницей сделать Клеопатру, потомка действительно очень древних царей. Если бы планы Цезаря удались, вопрос о суверенитете Египта и царской власти для Клеопатры не стоял бы; более того, Египет мог бы стать культурным центром огромного Римского государства.

Но при этом Цезарь не собирался разводиться с Кальпурнией, своей законной женой. Ходили слухи, что у него уже был готов проект закона, согласно которому ему – властелину мировой монархии – позволялось брать для рождения наследников сколько угодно жен. Благодаря этому он мог бы усыновить своего ребенка от Клеопатры (который вскоре станет Птолемеем XV Цезарем, соправителем матери). Однако мартовские иды 44 года до н. э., когда великий Цезарь был убит, положили конец надеждам царицы…

<p>Клеопатра и Марк Антоний

После смерти Цезаря власть в Риме разделили два его «наследника»: Октавиан взял под свое управление Запад империи, а Марк Антоний – Восток. Выбор Клеопатры пал на Марка Антония, лучшего по тем временам римского полководца. Надо отметить, что Марк Антоний, судя по описаниям, был человеком простым, грубоватым, любителем выпить и покутить, из-за чего на Востоке его окрестили Дионисом. Воспользовавшись этим, Клеопатра сумела представить свой визит к наместнику Востока так, что прошел слух, будто «сама Афродита шествует к Дионису на благо Азии».

Когда Антоний звал Клеопатру на первую, так сильно необходимую ей встречу, она несколько раз откладывала рандеву, рискуя, что тот в конце концов махнет на нее рукой. Но в это время по приказу Клеопатры тайно строился грандиозный корабль-сюрприз. Огромное судно из драгоценной древесины под алыми парусами, источающее фантастическое благоухание, приплыло к Антонию в сумерках под звуки нежнейшей музыки.

Когда Антоний пришел в себя от потрясения, сумерки сгустились и на корабле зажглась грандиозная иллюминация. У полководца вновь перехватило дыхание, и он еще до переговоров понял, кто из них двоих главный и великий. Клеопатра покорила римлянина, пустив в ход все свои женские чары, и даже ходили слухи о колдовских настоях и напитках, приготовленных по магическим рецептам фиванских жрецов. Римский историк Аппиан дает этой встрече такую оценку: «Клеопатра, царица Египта, встретилась с ним и сразу, с первого взгляда, завладела его сердцем. Эта любовь довела до крайних бедствий их обоих, а за ними и весь Египет».

Но до «крайних бедствий» было еще далеко, а пока Клеопатра стремилась обеспечить себе могущественного защитника от соседних стран. Видимо, она еще не перестала мечтать о двойной короне Запада и Востока, которую с ней мог разделить лишь Марк Антоний. Этот союз был выгоден и Антонию, и Клеопатре. Антонию в его борьбе за власть в Риме необходимы были египетские богатства, а для Клеопатры это был еще один шанс стать правительницей Римского государства.

Прославившийся на весь мир роман полководца и царицы, собственно, и послужил источником последующих сплетен. Безусловно, здесь не было благородства и возвышенности, отличавших отношения Клеопатры и Юлия Цезаря. Но царица, прекрасно понимавшая человеческую натуру, не могла не видеть культурного уровня и интересов своего возлюбленного и охотно подыгрывала ему. Историки упоминают и пышные пиры, в которых проводила время царственная чета, и их забавы – вроде прогулок в одежде простолюдинов по ночному городу.

Однажды Антоний сидел у воды с удочкой, клев был никудышный, и он сердился, что его Клеопатра видит, какой он неудачливый рыболов. Тогда Антоний приказал слугам незаметно подплывать под водою и насаживать на крючок рыб. Клев пошел лучше. Царица, конечно, поняла, что ее обманывают. Египтянка разгадала его хитрость, но виду не подала. На следующий день она подготовила хитрость, велев одному из рабов нырнуть и насадить на крючок Антония вяленую рыбку. Антоний вытянул лесу под общий хохот друзей царицы. Клеопатра сказала: «Удочки, император, оставь нам, египетским фараонам. Твой улов – города, цари и материки».

Клеопатра применяла ту же тактику, что и с Цезарем: всегда стремиться к новизне, тонко льстить, удивлять, быть ни на кого не похожей, изобретать события жизни. Египтянка заманила Марка Антония к себе в Александрию как раз тогда, когда море было закрыто для навигации, Антоний просто не мог вернуться в Рим. Тут-то и устроила ему царица «зимние каникулы». Она создала кружок из двенадцати близких друзей – «Общество неподражаемого образа жизни». Эти люди старались сделать каждый день таким, чтобы его никто не мог повторить. Им подавали изысканные яства в огромных количествах. От каждого кушанья пирующие отведывали самую малость и запивали лучшими египетскими и заморскими винами. Молва об этом гастрономическом безумии дошла и до Рима. Между переменами блюд – песни, музыка, знаменитые артисты. Нередко участники этих пиров переодеваются и обходят притоны. «Нильская сирена» Клеопатра, как ее называли римляне, сбила полководца с пути. Каждое утро и на весь день она придумывала наслаждения – настоящий театр удовольствий с ежечасно обновляемым репертуаром. Восемнадцать месяцев Антоний купался в этой жизни. Очарованный, он постепенно забывал свою Октавию и Рим.

Кстати, знаменитый миф о растворенной в уксусе и выпитой жемчужине – более позднего происхождения. По этой легенде, Клеопатра заключила с Антонием пари, что сможет истратить на один ужин огромную сумму. Третейским судьей выбрали некоего римлянина. Ужин, столь же пышный, как и обычно, подходил к концу, но счет еще не доходил до оговоренной суммы. Антоний уже радовался предстоящей победе, но тут царица велела принести кубок с уксусом и бросила в него большую жемчужину (жемчуг растворяется в кислой среде), а затем отпила глоток жидкости, в которой она растворилась. Судья признал ее победительницей.

У Клеопатры родилась двойня – Клеопатра Селена и Александр Гелиос («дочь Луны» и «сын Солнца»). Роман Антония и Клеопатры продолжался почти 14 лет и мог бы иметь счастливое завершение, однако судьба распорядилась иначе. Ослепленный любовью Антоний совершил ряд опрометчивых шагов, раздарив своей египетской супруге и детям большую часть римских владений на Востоке. Октавиан, который уже давно искал повод объявить Египту (и Клеопатре с Антонием) войну, обнародовал в сенате завещание Марка Антония, где римский гражданин и полководец просил похоронить себя в Египте, рядом с царицей, называл своим наследником сына Клеопатры от Юлия Цезаря и признавал за Клеопатрой право не только на Египет, но и на многие другие владения, которыми он ее наделил. Это завещание вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Сенат разрешил Октавиану начать военные действия, но, поскольку гражданская война в Риме была непопулярна, войну объявили не непосредственно Марку Антонию, а Клеопатре.

Они начали готовиться к сражениям: на верфях Сирии и Греции срочно строились линейные корабли, огромные плавучие крепости с металлическими таранами, полководцы Антония набирали и обучали новую армию. И все же победа осталась на стороне Октавиана Августа.

Решающая битва, в которой победил флот Октавиана, произошла в 31 году до н. э. у мыса Акций, возле берегов Западной Греции. Клеопатра настояла на том, чтобы войну решила битва на море. Во-первых, она больше доверяла морю, которое плескалось у стен александрийского дворца. Во-вторых, в случае поражения морем легче всего ускользнуть. В-третьих, на море Клеопатра с египетскими кораблями выступала в роли военачальника, и получила бы немалую долю славы в случае победы, тогда как победу на суше приписали бы Антонию. Клеопатра опасалась, что ее лишат триумфа, который она надеялась разделить со своим супругом. Просчетом Антония было, что он согласился с Клеопатрой. Флот Октавиана состоял в основном из либурн – легких удлиненных судов с двумя рядами гребцов, которые были быстроходнее и маневреннее кораблей Антония.

Битва началась. Вскоре она превратилась в обычную схватку галер. Римляне преследовали, по сути, единственную цель – перевести морской бой в рукопашный. Они перекидывали мостки на палубы вражеских судов. Казалось, что более мощные и многочисленные галеры Антония должны были одержать верх. Но его моряки и воины уступали в подготовке воинам Октавиана. Чтобы заменить раненых, Антонию пришлось наскоро набирать в солдаты греческих крестьян, которым вовсе не хотелось участвовать в этой битве. Римские суда начали теснить строй египетских галер. Правда, исход боя был еще не решен. Но неожиданно позади линии тяжелых судов Антония на одной из египетских галер был поднят пурпурный парус, означавший сигнал к отступлению. А затем и все галеры Клеопатры подняли паруса и направились в открытое море. Клеопатра, видимо, решила, что битва проиграна.

Антоний бежал с поля боя вслед за Клеопатрой. Он пересел на быстроходную галеру, не отдав никакого приказания, ничего не сказав своим воинам. Триста судов из его флота попали в руки Октавиана. Многочисленная сухопутная армия шесть дней ждала возвращения своего вождя, а затем без боя сдалась. Никто никогда не слышал из уст Антония объяснения, что заставило его бросить флот. Своеобразным приговором ему могут служить слова Плутарха: «В этот момент Антоний показал миру, что его поступками перестали руководить мысли и побуждения вождя и мужчины… Антоний, поспешая за Клеопатрой, упустил победу из рук».

<p>Тайна смерти Клеопатры

Антоний и Клеопатра снова оказались в Александрии, они ждали развязки. До нее оставалось долгих десять месяцев. У них еще было время, пока Октавиан не пришел со своей армией в Александрию. Сообразно настроению сменились и развлечения Клеопатры: она распустила кружок «неподражаемых» и основала «Общество совместно стремящихся к смерти», в составе которого – опять же 12 членов. Цель – приручать смерть, «лелеять ее, как домашнего зверька, каждый день кормить с руки своими мыслями». Клеопатра устраивала праздники в склепах, препарировала трупы и бальзамировала их, своими руками вынимая из тел внутренности, как делали жрецы-бальзамировщики из столь любимого ею великого египетского прошлого. Она изучала на приговоренных к смерти действие ядов, продумывала до деталей сценарий своего ухода из жизни и выбрала для самоубийства свой личный способ – укус ядовитой змеи. Можно спросить, почему укус аспида (или гадюки, тут мнения расходятся), ведь это далеко не самый безболезненный или приятный способ. Но ответ поражает своей чисто женской предусмотрительностью: труп человека, укушенного змеей, сохраняет прижизненные краски, румянец и очарование. Клеопатра как истинная женщина и после смерти хотела быть прекрасной.

В августе 30 года до н. э. флот Октавиана наконец появился около Александрии. Войска римлян осадили город. В разгар боя в бухте на сторону римлян неожиданно перешел египетский флот, и у осажденных не осталось ни малейших надежд на спасение. Антоний был взбешен, он во всем винил Клеопатру. Зная его необузданный нрав, Клеопатра сделала неожиданный шаг – послала к Антонию гонца с вестью о своей смерти. Антоний, забыв о гневе, в отчаянии пытался убить себя мечом, но у него дрогнула рука. Тяжело раненного Антония внесли через окно в храм Исиды, где на руках Клеопатры он в страшных мучениях испустил последний вздох. Тем временем римляне уже захватили город и ворвались в царский дворец. Клеопатра последовала примеру своего возлюбленного и пыталась ударить себя кинжалом, однако ловкий солдат, стоявший рядом с ней, успел перехватить ее руку.

Неожиданно для всех Октавиан разрешил похоронить Антония, и Клеопатра устроила ему царские похороны. После смерти Антония она поняла, что все кончено, у нее уже нет сил бороться с судьбой. Ей, «вселенской царице», триумфы, мудрость и роскошь двора которой не могли забыть Рим, Афины и, конечно же, ее столица – Александрия, исполнилось тогда тридцать девять лет.

Октавиан всячески заботился о ее здоровье, но отнюдь не из человеколюбия – он собирался прибыть в Рим с почестями, и среди рабов, сопровождающих его колесницу, должна была бы идти и Клеопатра, гордая царица Египта. Но его планам не суждено было сбыться. Неожиданно Октавиан получил от Клеопатры письмо, в котором она просила похоронить ее рядом с Антонием.

Клеопатра ускользнула из рук Октавиана. Он так и не смог с позором провести гордую царицу в цепях по улицам Александрии. Знаменитая легенда рассказывает о корзине с винными ягодами, в которой Клеопатре тайно принесли ядовитую змею. Когда 12 августа 30 года до н. э. римские войска взяли штурмом царскую гробницу, они увидели лежащую на роскошном ложе мертвую Клеопатру в золотых одеяниях богини Исиды. Один из римлян спросил рабыню Хармиону, которая, слабея на глазах от укуса змеи, оправляла царскую корону: «Хорошо ли поступила твоя госпожа, Хармиона?» «Превосходно, ибо стала достойной преемницей многих владык», – ответила верная служанка и упала замертво у ног своей царицы. Легенда красивая и почему бы в нее не поверить?…

Октавиан был разочарован, однако все-таки разрешил похоронить царицу Клеопатру VII рядом с Антонием. А его триумф все же состоялся, только вместо живой Клеопатры пленники несли ее портрет, где она была изображена с прильнувшей к ней змеей…

<p>Секреты очарования Клеопатры

Наверное, одна из самых интересных загадок Клеопатры – это собственно «портрет» легендарной царицы. Легенды и романы рисуют ее ослепительной красавицей. Но, по словам современников, она не обладала какой-то особенной красотой, однако, что более важно, была очень умна, образованна, утонченна, знала девять языков и блестяще владела искусством обольщения. «Наслаждение слышать ее голос, – говорили о ней. – Ее речь подобна многострунной лире, на каком бы языке она ни говорила».

Значит ли это, что «знаменитая и легендарная» Клеопатра VII (перед ней было еще шесть правительниц XXXI династии в Древнем Египте, носивших это тронное имя) вовсе не была красавицей? Во всяком случае, похожее впечатление может сложиться, если посмотреть на «достоверную» компьютерную реконструкцию ее внешности и «подлинные» прижизненные изображения последней суверенной правительницы Египта, предъявленные публике не столь давно. Уже заговорили и о новой, также «подлинной», тайне Клеопатры, заключавшейся якобы в том, что при такой, откровенно скажем, не блестящей внешности, ей каким-то образом удавалось производить неотразимое впечатление на мужчин. Но не будем спешить с выводами.

Относительно внешности царицы мнения современных авторов разделились. Часть из них утверждают, что Клеопатра была прекрасна, как троянская Елена, а также «умна, как Аспазия», и «страстна, как Сафо». Однако встречаются мнения, что царица была не просто некрасива, а очень некрасива (некоторые упоминают даже длинный крючковатый нос).

Самое любопытное в этом то, что достоверного описания внешности Клеопатры нет. Античные авторы упоминают лишь, что она обладала необычайным обаянием и привлекательностью, умом, талантом истинного дипломата. Поэтому источником информации современных авторов является, по-видимому, художественная литература или некоторые сохранившиеся на рельефах, монетах и в статуях изображения царицы, которые поражают своим разнообразием и отсутствием сходства между собой.

Слова о «достоверности» и «подлинности» новых фактов взяты в кавычки не случайно. Дело в том, что на самом деле они не являются ни «достоверными», ни «подлинными». То есть, с точки зрения антикварной и археологической ценности, найденные статуи, конечно, являются подлинными и действительно изображают Клеопатру и изготовлены не самыми худшими ваятелями античной Александрии. Но все дело в том, что их нельзя считать исторически достоверными, передающими реальный облик царицы.

Европейцы привыкли к такому жанру, как «парадный портрет». На нем важный и богатый заказчик всегда выглядит несколько приукрашено – с гордой осанкой, без брюшка, если таковое имеется, с превосходным цветом лица и т. д.

А в Древнем Египте со времен фараона-еретика Эхнатона дело обстояло иначе. Тогда в египетской скульптуре возникла необычная тенденция, которую иногда называют «гиперреализмом». Странный правитель требовал от своих скульпторов не просто изображать себя – «живого бога» – и простых смертных в их подлинном облике, но, более того, всячески подчеркивать особенности внешности «оригинала», даже если эти особенности были совсем уж малопривлекательными. В своем скульптурном воплощении человек посредственной внешности казался просто уродом, а уж как выглядел от природы некрасивый – и подумать страшно. Фараон ушел в вечность, само имя его прокляли и забыли, а вот скульптурный стиль привился, хотя и в несколько смягченном виде. Поэтому парадные статуи древних египтян после Эхнатона и выглядят хуже, чем «первоисточник». Своего рода «парадный портрет наоборот».

Еще яснее ситуация с компьютерной реконструкцией. Особенность «электронного портрета» в том, что он, подобно египетскому «солнечному стилю», всегда несколько выпячивает особенности человеческой внешности, тем более особенности, с точки зрения компьютера, нестандартные. Это «врожденный порок» всех электронных антропологических реконструкций. А если принять во внимание, что компьютер положил в основу своих выводов упомянутые статуэтки, становится понятным, почему «электронный портрет» Клеопатры VII выглядит еще более несимпатичным, чем ее скульптурные изображения. Впрочем, кое-что подмечено верно. Египетская царица была действительно полноватой женщиной очень маленького роста. Но это с нашей точки зрения, для своего времени она была человеком среднего, а может, и чуть выше среднего роста и нормальной комплекции.

Нельзя забывать и об акселерации. Средний рост жителей Древнего Египта не превышал 154 см. К этому можно добавить лишь, что худоба (на современном языке – стройность) тоже является следствием акселерации, и наши древние предки были не только низкорослыми, но и более массивными. Но все-таки, даже с поправкой на странные традиции египетской скульптуры и на акселерацию, во внешности Клеопатры не было ничего из ряда вон выходящего. Откуда же то потрясающее впечатление, которое она производила на мужчин своего времени?

Здесь нужно заметить, что слухи об этом потрясающем впечатлении, вполне возможно, преувеличены. Любили ли Клеопатру Цезарь и Антоний, мы со стопроцентной уверенностью не знаем и уже никогда не узнаем. Зато мы можем утверждать: как бы эти два выдающихся государственных деятеля и полководца Древнего Рима ни относились к египтянке, им был необходим союз с ней, в том числе и союз династический (брачный) для реализации собственных политических и военных планов. Об Антонии сказать труднее, но, насколько можно судить из его биографий, он также стремился к этому союзу. Ибо в жизни этого человека власть и слава играли главенствующую роль…

Впрочем, все изложенное совсем не исключает того, что Клеопатра была желанна как женщина для большинства мужчин своей эпохи. И сейчас любая представительница слабого пола знает, что можно сделать из самой банальной внешности при помощи удачно подобранной одежды, косметики, прически и парфюмерии. Особенно, если к этому добавить личное обаяние и темперамент. И две тысячи лет тому назад индустрия «женских прелестей» была немногим хуже нынешней (если вообще была хуже), хотя и не столь совершенной технологически. Во всяком случае секреты многих древних красителей и благовоний не раскрыты до сих пор и, возможно, уже не будут разгаданы никогда. Рецепты выкристаллизовывались в буквальном смысле тысячелетиями, «коллективным разумом» жреческой касты и ремесленных корпораций.

Вот, к примеру, один из таких «секретов». Смесь в виде слабого раствора ртути и сурьмы в растительном масле очень вредна для здоровья, но будучи втертой в кожу придает ей, во-первых, характерный «ртутный» блеск, а во-вторых (что важнее), создает вокруг женского тела неуловимую, но ощущаемую организмом «микроатмосферу», вызывающую у мужчины непреодолимое влечение к противоположному полу. И это только один из десятков подобных «коктейлей», широко распространенных среди «высшего общества» древности и Средневековья (и пробовать который настоятельно не рекомендуется, так как незнание точных пропорций легко приводит к летальному исходу для неудачливой обольстительницы).

В любом случае, была ли Клеопатра неотразимой красавицей или нет, 2 августа 30 года до н. э. в ее лице безвозвратно погиб независимый Египет, хотя его культура и просуществовала еще почти шесть веков. Развалины дворца Клеопатры давно ушли на дно моря при изменениях рельефа. Гробница царицы так и не была найдена. Вместе с прибрежной частью Александрии она медленно опустилась на дно Средиземного моря, которое Клеопатра так любила. Где-то там под его изумрудными волнами она поныне и покоится, легендарная царица, наследница великих фараонов древности и просто верная дочь египетской земли, всеми силами своего сердца боровшаяся за будущее страны на берегах Нила…

<p>Кто такие гиксосы?

Вопрос об идентификации неуловимых и загадочных гиксосов действительно очень интересен. Энциклопедии сходятся во мнениях по этому поводу в одном: «Гиксосы – кочевые племена, „властители пустынных нагорий“, в переносном смысле – властители чужих земель (гиксосы, греческая форма египетского термина „хека-хасут“), вторгшиеся в Египет около 1700 гг. до н. э.». Но если прочие феномены египетской цивилизации (пирамиды, храмы, фараоны, зооморфные божества, загадочные мумии, иероглифы и другие таинственные вещи), на первый взгляд, не вызывают сомнений в своей явной «актуальности» и «интересности» (ну кто, например, поспорит, что загадка Сфинкса или пирамид – вещь, действительно, интригующая) – то загадка гиксосов может сразу и не впечатлить. Действительно, кочевники себе и кочевники, мало ли их путешествовало по просторам древнего мира. Но сведения о гиксосских племенах сразу приобретут весомость, если уточнить, что гиксосы не просто вторглись в Египет, но и правили им более 100 лет и даже основали целую династию гиксосских царей.

<p>Информация к размышлению

Напомним, что историю Древнего Египта принято делить на три периода, ранний из которых называют Древним царством; к нему относятся первые десять династий правителей, строивших пирамиды. Этот период заканчивается 2500 годом до н. э. Второй период называют Средним царством; к нему относят время правления XI–XVII династий (2500–1587 гг. до н. э.). Это эпоха больших перемен, именно тогда кочевники-гиксосы мощным потоком вторглись в Египет из Аравийской пустыни. Они завоевали страну и установили свою власть. Гиксосы были изгнаны основателем XVIII династии Яхмосом I в 1587 году до н. э. С этого момента начинается третий период египетской истории, который принято называть Новым царством; он продолжался вплоть до 1100 года до н. э., когда заканчивалось время правления XX династии, и с этих пор Египет утратил независимость.

Время правления гиксосов в истории Древнего Египта принято называть Вторым переходным периодом, или Вторым периодом полицентризма. Длился он почти два века, на него пришлось почти 200 фараонов. Север Египта захватили гиксосы, часть их осталась в низовье, часть группировалась вокруг Мемфиса. Кто-то из фараонов скрывался в Фивах, кто-то – в Фаюмском оазисе[45]. Это был очередной период полицентризма, и центров тут было гораздо больше, чем в первом периоде. Есть еще одно название – «самый темный период египетской истории». И как мы увидим далее, это отнюдь не преувеличение. Кто только ни правил Египтом в это время: и полководцы, и аристократия, и потомки фараонов, и иноземцы всех мастей. Причем это началось еще перед гиксосами. Идея полицентризма снова овладела египтянами. Кстати, собрали Египет воедино иноземцы, и начали этот процесс пресловутые гиксосы. Им идея моноцентризма была близка, тем более сами они пришли из маленьких, но унитарных государств.

<p>Вопросы без ответов

Так как такую могучую державу, как Древний Египет, могли завоевать племена кочевников? Кем должны были быть эти гиксосы, чтобы Египет пал перед ними? Кто они? Откуда пришли? На каких просторах взращивали свою военную мощь и почему обрушили ее не на более слабых соседей, а именно на Египет? И наконец после всех вышеперечисленных «как» и «почему» возникает еще один, и вполне закономерный вопрос: а действительно ли гиксосы покоряли Египет? Единственное, относительно чего единодушны все востоковеды вообще и египтологи в частности, так это тот факт, что действительно покоряли и даже господствовали над ним. Что же касается всего остального, то сколько специалистов – столько и мнений. Науке точно неизвестно, ни когда это случилось, ни кто такие гиксосы, также неизвестна причина, побудившая это кочевое племя пренебречь чувством самосохранения и, обходя стороной все ближневосточные страны и народы, напасть на могущественный Египет и… без труда овладеть им.

Известно, что вторжение гиксосов в Египет совпало с временами, которыми датируются библейские события (если допускать, что эти события имели место в истории, в том или ином виде). Более того, пребывание гиксосов в Египте сошлось с пребыванием там евреев. То есть период гиксосского правления, по сути, и есть то время, которое описывается в тексте Библии, где речь идет о пребывании евреев в Египте – от Иосифа (приход в Египет) до Моисея (Исход). Упоминание в Библии Египта всегда вызывает особый интерес, в первую очередь потому, что древнеегипетская история достаточно хорошо задокументирована, во всяком случае гораздо лучше, чем древнееврейская. Именно поэтому стоит внимательнее присмотреться к ключевым персонажам текста. Но если имена еврейских патриархов Исаака, Иакова, Иосифа, Моисея известны всем, многие могут вспомнить названия народов амалекитян, ханаанейцев и других, то народ с названием «гиксосы» в каноническом тексте Библии не упоминается.

По поводу взаимоотношений исторических свидетельств и текста Библии существует огромное количество мнений, диапазон которых колеблется от категорического неприятия Священного Писания как источника до более менее лояльных, признающих достоверность отдельных фактов. Когда историки подвергают критике сведения, содержащиеся в Библии, – как относящиеся к этому периоду, так и к более ранним или, напротив, более поздним временам, – у неискушенного человека создается впечатление, будто наука об этих временах знает так же достоверно, как и о дне вчерашнем. Но на самом деле ничего подобного: древняя история – это скорее область догадок и гипотез, чем древнее – тем гипотетичнее. Даже в том случае, если имеется памятник древней письменности, то его интерпретация часто является полигоном для гипотетических предположений и просто фантазии.

Библейская критика может принять к рассмотрению вопрос о пребывании в Египте Авраама, Иосифа и Иакова с сыновьями и соплеменниками и вынести свой вердикт на предмет исторической достоверности или недостоверности этих библейских фактов. И чаще ответ отрицательный – не было таких, и все. Но при всем этом критики почему-то ничего не могут сказать о завоевании этой вполне реальной страны целым народом и притом в то же самое время, когда там были или, как утверждают историки, не были патриархи еврейского народа. Оглядываясь на четыре тысячи лет назад и рассматривая Древний Египет, наука говорит, что никто из библейских лиц не попадает в поле ее зрения. Гиксосы, правда, «просматриваются», но из-за «плохой видимости» не удается рассмотреть, ни кто они, ни откуда пришли: видно только, что именно они овладели Египтом, – и более ничего.

Так откуда же историческая наука взяла сведения о воинственных кочевниках-гиксосах? Из каких источников? И почему связывает их с евреями в Египте соответствующей эпохи? А может быть, под именем гиксосов скрывается какой-нибудь совершенно другой народ?

<p>Свидетельства реальности гиксосов. Миф или история?

В иероглифических текстах нет упоминания о гиксосах. Скудные свидетельства об их владычестве содержатся в ряде египетских памятников и в трудах Манефона, которому принадлежит наиболее полный рассказ о них.

Иосиф Флавий в сочинении «Против Апиона: о древности иудейского народа» приводит фрагменты из труда Манефона. Манефон пишет следующее во второй книге своей «Египетской истории» о нас. [Передаю собственные его слова, выводя как бы его лично свидетелем]: «Был у нас царь по имени Тимеос. В его царствование Бог, неизвестно почему, прогневался, и из восточных стран внезапно напали на нашу страну люди бесславного происхождения, полные отваги, и завладели ею легко, без боя и насильно. Они покорили всех бывших в ней князей, затем беспощадно сожгли города и разрушили храмы богов. С жителями они поступили самым жестоким образом, убивая одних, а других вместе с женами и детьми обращая в рабство. После всего этого они избрали царя из своей среды, имя которого было Салитис. Последний основал свою резиденцию в Мемфисе, обложил данью Верхнюю и Нижнюю землю и поставил гарнизоны в более подходящих пунктах. Но в особенности он укрепил восточные окраины, в ожидании, что ассирийцы когда-либо, собравшись с силами, сделают нападение на его царство, желая завладеть им. Найдя в Сетроитском номе, на востоке от Бубастийского рукава Нила, весьма удобно расположенный город, который, согласно древнему сказанию, назывался Аварис (Хут-Уарт), он обстроил его, укрепил его весьма сильными стенами и поместил в нем многочисленный гарнизон, состоявший из двухсот сорока тысяч тяжеловооруженных воинов. Туда он направлялся летом как для раздачи продовольствия и жалованья, так и для того, чтобы с целью внушения страха соседним народам заставлять воинов усердно заниматься военными упражнениями. Он умер, процарствовав девятнадцать лет… Весь их народ назывался гиксос, что значит „цари-пастухи“. Ибо „гик“ означает на священном языке „царя“, а „сос“ в народной речи – „пастух“ или „пастухи“.»

Надо сказать, что слово «гиксосы» многими исследователями толковалось по-разному: когда-то считали, что оно означает «вожди пустыни» или «цари пастухов». Более современные исследования показали, что слово это скорее следует переводить как «цари чужеземных стран».

Гиксосы почти не оставили после себя памятников, если не считать картуша царя Апопи на танисском сфинксе неизвестного происхождения. Им приписывается постройка пограничной с Сирией крепости Аварис (современный египетский Гауар).

О реальности гиксосов свидетельствуют тексты периода борьбы с ними: стела Бабаи из Эль-Каба, так называемая табличка Карнарвона I из Фив, стела фараона Камоса из Фив, «Жизнеописание Яхмоса Пеннехеба из Эль-Каба», так называемые «Стела Бури» и «папирус Ринд». Существуют и немногочисленные более поздние тексты: надпись царицы Хатшепсут в Спеос Артемидос, папирус Саллье с историей о гиксосском царе Апопи и фараоне Секненра, «Стела 400 лет» из Таниса. И это в принципе все, что касается прямых свидетельств. Прочее относится к области «косвенных улик» и умозаключений.

<p>Как это было?

Более чем двухсотлетний Второй переходный период был темным временем внутренней нестабильности, борьбы династий и иноземного завоевания. Дошедшие до нас царские списки, сохранившие имена фараонов того времени, более чем красноречивы – они содержат более двух сотен имен. Такое обилие царствующих особ свидетельствует о том, что трон стал игрушкой в руках враждующих придворных группировок. Временами фараонами оказывались и люди нецарского происхождения – прежде всего выдвинувшиеся во время смут военачальники.

И в это тяжелое для государства время на рубеже XVIII и XVII столетий до н. э. с востока, через Синайский полуостров, на Египет обрушились захватчики-гиксосы. Ослабленные египтяне не смогли тогда оказать серьезное сопротивление пришельцам. Гиксосы были не слишком многочисленны, но их военная организация превосходила египетскую, а применение запряженных конями колесниц и луков новой системы определило победу над Египтом. Вообще, совершенство военных достижений гиксосов достойно удивления – как этот немногочисленный кочевой народ сумел придумать и воплотить столько эффективных стратегических и технических «ноу-хау» (тяжелые колесницы, составные, особым образом изогнутые луки, другое оружие, специальное построение пехоты и многое другое), которые могли сделать честь большой и могущественной военной империи? Это может быть отдельной загадкой, а может являться частью ответа на вопрос о происхождении гиксосов, о том, откуда они пришли.

Число гиксосских правителей, последовательность их правления и имена точно не известны. По Манефону, XV династия (Великие гиксосы) выглядит следующим образом: Салитис (Шалик) (1650–1634 до н. э.), Шеши (1634–1620 до н. э.), Якубхер (1620–1612 до н. э.), Хиан (Хиану, Сеусеренра) (1612–1592 до н. э.), Апопи I (Ааусерра I, Апапи I) (1592-? до н. э.), Апопи II (Ааусерра II, Апапи II) (?-1551 до н. э.), Хамуди (Хамуду) (1551–1542 до н. э.). XVI династия (так называемая Малые гиксосы): (1650–1540 до н. э.): Нубусер, Якбоам, Ваджед, Якбаал, Нубанхер, Анатхер и Хаусер.

Гиксосы оккупировали только Нижний Египет с дельтой Нила (правда, провинциальные правители Верхнего Египта тоже стали их данниками). Цари гиксосов не могли полностью подчинить страну. Лишь при двух царях, Хиане и Апопи I, власть гиксосов распространилась достаточно глубоко на юг Египта, в основном сохранивший свою независимость. Вероятно, и Западная Дельта не совсем подчинилась гиксосам.

Инициатором освободительной борьбы египтян против гиксосов стал Фиванский ном, расположенный на расстоянии почти 800 км к югу от Дельты. Слабые вначале, но самостоятельные цари фиванской XVII династии постепенно сплотили вокруг себя большинство номов Верхнего Египта и, опираясь на значительные материальные и военные силы, возглавили борьбу за изгнание гиксосских завоевателей.

Поводом к войне явилась религиозная реформация, задуманная царем Апопи, решившимся принудить египтян забыть своих богов и поклоняться Сутеху, которого отождествили с Сетом. Выбор главного божества, мягко говоря, был не очень удачным. Египетский Сет имел довольно неприятную репутацию и занимал в пантеоне место «главного злодея». Война продолжалась три царствования (описание этой войны сохранилось в надгробной биографии участвовавшего в ней адмирала Аагмеса).

Где должно было начаться формирование сил сопротивления? Чем дальше от гиксосов, тем лучше. Какой самый южный центр? Фивы, старый город, храмовый центр, столица культа Амона-Ра. Чтобы начать борьбу, нужно было создать династию.

Египетская легенда, частично сохранившаяся в поздней новоегипетской летописи, связывает начало освободительной борьбы с именем предпоследнего царя XVII династии Секененра, который, по-видимому, погиб в этой борьбе, о чем свидетельствует его мумия, найденная со следами смертельных ранений, которые были нанесены боевыми топорами.

Более успешными оказались действия его сына, царя Камеса, снарядившего большой флот, отряды лучников и другие маневренные войска и с боями продвинувшегося от Гермопольского нома, находившегося на полпути между Фивами и Дельтой, к стенам самого Авариса. Однако захватить столицу гиксосов Камесу было не суждено. Этому помешали волнения на крайнем юге страны и возможно, выступление против Камеса независимых нубийских правителей, что заставило фиванского царя срочно прекратить осаду Авариса и перебросить свои войска на юг.

Египтяне постепенно собирались с силами. Большую часть правления XVII династия провела в борьбе с переменным успехом в средней части Египта. Только последние два фараона имели значительные успехи. Фараон Камес ворвался в Низовье, осадил Аварис, таким образом, инициатива перешла к египтянам. У Камеса был брат, Яхмос, вступивший на египетский престол около 1600 года до н. э. Он применил довольно старое успешное средство для решения государственных проблем: переворот. Яхмос основал следующую, XVIII династию как Амасис I. Династию сменили, и это помогло. С этого времени начинается история Нового царства.

Около 1580 года до н. э. (дата была определена приблизительно) Яхмосу удалось вытеснить гиксосов из Египта. Разбить их он не смог, а вот изгнать получилось. Они двинулись обратно к себе, но ушли недалеко, где-то за 150 км, и засели в непосредственной близости от Египта вокруг своей новой столицы, города Шарухен – около современного города Газы.

С момента ухода гиксосы перестали быть угрозой для Египта. Они оставили после себя в Египте самую дурную память и в текстах называются именами вроде «язва», «злодеи» и т. п.

<p>Гиксосы: кто есть кто?

Но остается вопрос: может быть, гиксосы упоминаются под иным именем? С кем из известных народов их можно соотнести?

Энциклопедия Брокгауза и Эфрона сообщает: «По всей вероятности, это был союз азиатских племен, называемых в египетских памятниках Сати (жители восточной Сирии), Ментиу (кочевники Синайского полуострова) и Аму. Последние, будучи северными сирийцами вообще, заключали в себе и хеттов, составлявших… главный элемент в этом союзе, чем объясняются, с одной стороны, многочисленные силы нападающих, с другой – влияние египетской культуры на хеттов. Сутех, главный бог гиксосов, является таковым же у хеттов».

Манефон, как свидетельствуют Юлий Африканский и Евсевий Кесарийский, считал гиксосов финикийцами, но при этом отождествлял с иудеями. На печатях некоторые правители гиксосов имеют семитские имена (Иаковэль и др.). Семитическое происхождение гиксосов и их пастушеский образ жизни были, по одной из гипотез, причиной того, что израильтяне нашли во время их владычества радушный прием в Египте: эпоху Иосифа относят к царствованию Апопи I.

Впрочем, существует и абсолютно противоположное мнение, гласящее, что гиксосы – не иудеи, а как раз наоборот, так сказать, «ярые антисемиты». Тот самый фараон (анонимный Паро Ветхого Завета, где Паро – не имя собственное, а титул «фараон» на иврите), притеснявший евреев и сделавший из них рабов, и был гиксосом, представителем гиксосской династии, не любившей евреев.

Относительно происхождения гиксосов существуют и другие, можно сказать, экзотические версии. Армянский историк Сурен Айвазян считает, что гиксосы – это древние армяне. А академики Фоменко и Носовский вообще утверждают, что гиксосы – на самом деле казачьи войска с территории Руси. Но оставим подобные гипотезы за скобками.

Так как же могли обстоять дела в реальности? По-видимому, этнический состав завоевателей-гиксосов был смешанным при господстве семито-хурритского элемента и присутствии касситов, ханаанеев, и других. Возможно, что часть из них действительно были хурритского происхождения, но еще раньше ассимилировались среди семитов.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua