Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Мария Павловна Згурская Древний египет

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|

Фрейд скорее всего сразу же диагностировал у царицы целый букет комплексов и фобий: и комплекс Электры[43], и переживания по поводу отсутствия у себя искомой важной части тела, и компенсаторные проблемы, и даже тендерные сомнения можно увидеть в фальшивых фараонских бородках и более поздних андрогинных статуях Хатшепсут. Но такая трактовка слишком примитивна, с царицей Хатшепсут все было гораздо интереснее. Впрочем, это уже совсем другая история…

На момент смерти Тутмоса II, чьей женой была Хатшепсут, наследник Тутмос III был слишком мал, поэтому Хатшепсут взяла на себя обязанности регентши, а потом провозгласила себя фараоном. Правила она долго и весьма разумно (более подробно о ней – в статье о женщинах-фараонах). Но пасынок Хатшепсут Тутмос III эти годы пережил вдали от трона, скорее всего, совершенствуясь в военном деле и путешествуя по экзотическим странам, например в Пунт. После смерти Хатшепсут он наконец-то стал полноправным правителем и сделал все, чтобы стереть память о мачехе и само ее имя с лица земли. И возвеличить свое, естественно. В возведении обелисков Тутмос III решил во чтобы то ни стало превзойти мачеху. Поэтому рядом с построенным новым храмом Амона в комплексе Карнак он запланировал возведение так называемого «текхен вати» – уникального обелиска-одиночки (как говорилось выше, обелиски ставили парами). Вырезанный по приказу фараона монолит из красного гранита в высоту достигал 36 метров и весил, по некоторым данным, до 455 тонн. Но поставить его Тутмос III так и не смог. По неизвестным причинам этот обелиск пролежал больше 35 лет в мастерской в Карнаке, и работы по его возведению закончил Тутмос IV, внук Тутмоса III. Конечная конструкция, по-видимому, представляла собой величественное зрелище. Римский император Октавиан Август планировал переправить обелиск в Рим, но отказался от этой идеи, и вместо этого увез два обелиска из Храма Солнца в Гелиополисе. Триста с лишним лет спустя император Константин I срезал обелиск Тутмоса III для того, чтобы перенести его в свою новую столицу, Константинополь. Но он умер еще до того, как обелиск покинул Египет; и из Александрийского порта его преемник Константин II перевез обелиск в Рим. Там он теперь и находится. При перевозе Латеранский обелиск (под этим названием он известен сейчас) был немного урезан, но остается одним из самых крупных древних обелисков в мире, достигая 32 метров в высоту.

Но самым крупным и загадочным из египетских обелисков является знаменитый Асуанский обелиск, до сих пор вызывающий интерес у ученых-египтологов.

<p>Загадки обелисков как частного случая мегалитических конструкций. Следы исчезнувшей сверхцивилизации?

Асуанский исполин не был завершен и потому не покинул пределов каменоломен. На нем нет никаких надписей, что не дает возможности определить дату его изготовления. Но специалисты относят его ко времени Древнего царства, то есть к эпохе Великих пирамид. Сегодня называют разные цифры его веса, но чаще всего можно услышать о 1200 тоннах. Хотя не очень понятно почему. Конечно, взвесить такого великана никто не в состоянии, и его вес вычисляется чисто арифметически. Но хотя обелиск остался не отделенным от скалы, его запланированные размеры хорошо известны. Высота должна была бы составить 41,8 метра, а основание представляет собой квадрат со стороной в 4,2 метра. Стороны идут параллельно на всем протяжении, только в верхней части сужаются, образуя вершину. Если принять среднюю плотность гранита за 2600 кг/м3, то легко можно вычислить вес монумента. И если не учитывать небольшое сужение у вершины, то расчетный вес Асуанского обелиска должен был бы составить примерно 1900 тонн. Однозначно можно утверждать, что это самый тяжелый в мире искусственный монолит. Ничего подобного не было создано ни в Древнем мире, ни в новейшей истории человечества.

Способ его изготовления до сих пор неясен, обелиск словно вырезали из гранитного монолита гигантской стамеской. Предполагается, что в Древнем Египте вырубка камня для производства обелисков производилась следующим образом: вначале в скале вырубали отверстия, располагая их по прямой, затем в них забивали деревянные клинья, которые поливали водой. Дерево разбухало и разламывало породу. Получившиеся блоки выравнивали и при необходимости шлифовали. Еще Плиний Старший упоминал, что разделка камня осуществлялась при помощи тонких пил, под полотно которых постоянно подсыпали мелкодисперсный песок, служивший абразивом.

Но с Асуанским обелиском дело обстоит несколько иначе. Он расположен на поверхности и лежит под небольшим углом к гранитному массиву. По всему периметру монолит окружен узкой траншеей шириной менее одного метра, которая повторяет контур обелиска. Таким образом получается, что обелиск выдолблен в скале и работы велись сверху, а не с боков. Какой инструмент использовался при этом? Понятно, что о применении пил говорить здесь не приходится. Боковые стороны обелиска и окружающей его траншеи имеют следы большого округлого инструмента. Ширина следа – 27 сантиметров. В конце 80-х годов прошлого века была выдвинута гипотеза, что следы оставлены вращающейся фрезой, которую древние египтяне использовали для вырезания монолита из скалы. Но откуда у древних такой инструмент? Впрочем, аналогичные следы во множестве встречаются на горизонтальных поверхностях вокруг обелиска и похожи они скорее на следы от гигантской стамески. Но можно ли представить себе стамеску с рабочей кромкой в 30 сантиметров, режущей гранит, словно пластилин? На самом монолите, кстати, имеются многочисленные следы пропилов и традиционной техники колки при помощи клиньев. Однако они оставлены явно в более поздние времена, и эти попытки не нанесли существенного урона монолиту. Ни расколоть, ни распилить его не удалось.

Можно предположить, что Асуанский обелиск остался незавершенным, поскольку в ходе работ была допущена ошибка и монолит треснул. Действительно, верхнюю часть обелиска пересекает продольная трещина, нарушившая его цельность. Но причины такого «брака» не обязательно кроются в просчетах строителей. Это мог быть, к примеру, результат землетрясения. Интересно другое. Если древние египтяне начали вырезать подобный обелиск, значит, они собирались его куда-то транспортировать и устанавливать. И тогда возникает ряд вопросов. Во-первых, каким образом монолит, расположенный внутри скалы и окруженный узкой траншеей по периметру, можно было отделить от каменного массива? Ведь обелиск словно лежит на скале, а неотделенной осталась только его нижняя грань. Можно ли в такой ситуации использовать пилы? Сомнительно, поскольку вряд ли возможно пропилить по горизонтали сорок метров гранитной породы, не нарушив при этом прямой плоскости и избежав надлома монолита под собственным весом.

И представьте себе, древние инженеры собирались такой монолит куда-то двигать и затем устанавливать… Каким же образом можно было решить задачу транспортировки по неровной гористой местности цельного монолита весом почти в 1900 тонн?

Но этим не исчерпываются загадки, окружающие знаменитый обелиск. В десятке метров от него расположены два овальных колодца, пробитых вертикально в гранитной скале. Их глубина составляет примерно 3–4 метра, диаметр – около 80 сантиметров. Египетские ученые, работающие в Асуане, объясняют, что эти колодцы были выдолблены с целью выяснения направления трещин в скальном массиве. Может быть, такое объяснение верно, поскольку подобных колодцев на территории каменоломен около десяти. Но остается непонятным, какой же инструмент использовался для бурения таких колодцев? Дело в том, что их стенки имеют ровную, гладкую поверхность без всяких следов сколов. Создается впечатление, что породу просто вынули при помощи установки, аналогичной той, что используется для бурения скважин. Но здесь речь идет о граните!

Искусство обработки этой твердой вулканической породы достигло в Древнем Египте небывалых высот. И оно вызывает не только уважение, но и изумление. Действительно, нельзя же объяснить все принципом «упорство и труд все перетрут», этого явно недостаточно. Дошедшие до нас образцы древнеегипетской гранитной архитектуры демонстрируют высочайший уровень технологии обработки и строительства. Причем чем дальше к истокам египетской цивилизации мы уходим, тем, как ни странно, уровень этот выше. Мастерство создателей памятников Гизы так и осталось непревзойденным. Наоборот, налицо определенная деградация, начавшаяся после эпохи Древнего царства, то есть после III тысячелетия до н. э. Поражает сам феномен возникновения такого культурного комплекса с упорядоченной системой иероглифического письма, разработанным календарем, с развитой технологией монументального строительства. Может быть, есть рациональное зерно в гипотезах тех исследователей, которые считают Древний Египет наследником еще более древней цивилизации, следы которой до нас не дошли? Не исключено, что обелиски – еще одно свидетельство в пользу таких гипотез.

Такая же гипотеза о некоей древней и развитой цивилизации высказывается в контексте загадки мегалитических сооружений вообще, частным случаем которых являются обелиски и пирамиды. Каменные монументы из крупных глыб или плит известны под названием мегалиты. Они распространены во всем мире, кроме Австралии, преимущественно в приморских областях, существуют на побережье Дании, Франции, Англии, Испании, в Северной Африке, Иране, Индии, Турции, Болгарии, на Кавказе и во многих других местах. В Европе они в основном датируются эпохой энеолита и бронзового века (III–II тыс. до н. э.), за исключением Англии, где мегалиты относятся к эпохе неолита. По неизвестной причине приблизительно в первой половине II тыс. до н. э. их строительство прекратилось.

С какой целью они были построены? Считается, что мегалитические сооружения предназначались для совершения культовых церемоний. Происхождение этих памятников все еще остается таинственным и не совсем понятным. В начале XX века было распространено мнение, что все мегалиты принадлежали к одной глобальной мегалитической культуре, но современные исследования и методы датировки опровергают это предположение. Многие из мегалитических сооружений являют собой воплощенные загадки, например известный Стоунхендж, дольмены на Кавказе, статуи острова Пасхи и, естественно, египетские пирамиды и обелиски.

Мегалиты сооружались десятки, а то и сотни лет. Из этого следует, что их строители должны были на несколько веков вперед задумать планировку комплекса и последовательность выполняемых работ. Кто мог составить такой план?

Каким образом он передавался из поколения в поколение? Нет ни исторических данных о том, что 40 веков назад жители Земли имели какие-либо научные знания о своей родной планете, о параметрах нашей Солнечной системы. Тем более у них не было топографо-геодезических приборов, без которых точнейшая расстановка камней была невозможной. И самое главное: для чего все это было нужно племенам, занимавшимся исключительно охотой и примитивным земледелием? Может, им действительно, как говорится, «помогли»? Несомненно одно: в мегалитических памятниках древних эпох можно открывать еще долгие годы много необыкновенного и значительного.

<p>Загадка феникса и астрономия

Астрономические знания в Древнем Египте были развиты на весьма приличном уровне. Известно, что храмы Бенну славились устройствами, измеряющими время. Чудесная птица, ассоциирующаяся с периодическими природными явлениями (ежегодно разливался Нил и ежедневно восходило Солнце), также была связана с календарем. Храм Феникса в Иуну стал центром определения календарных дат. Американский исследователь Рэнделл Кларк приводит цитату из древнего папируса: «Когда Феникс издает свой крик, он устанавливает все [календарные] циклы, именно он определяет все деления времени».

Неизвестно, когда именно египтяне создали свой календарь. Но, безусловно, это произошло задолго до эпохи пирамид. Египтяне делили год на двенадцать месяцев, каждый месяц – на три декана по десять дней. Всего в году, соответственно, было тридцать шесть деканов. Помимо этого, к календарю добавлялись «пять дней сверху года», и в эти пять дней рождались боги – дети богини неба Нут и бога земли Геба: Осирис, Исида, Сет и Нефтида, и сын Осириса и Исиды – Гор. Таким образом, боги превращали 360 дней в году в 365. Птица Бенну и символизирующий ее камень служили неким связующим звеном между пирамидами и местом, где рождаются и возрождаются боги и откуда они посылаются в мир. А если вспомнить, что камень Бен Бен, вполне возможно, имел космическое происхождение, то место, где рождаются боги, было связано со звездами, во всяком случае с теми, которые древние египтяне могли наблюдать на своем небе.

Священный Бен Бен, «гнездо Бенну», являлся главным предметом государственного культа, и этот культ и привел к возведению пирамид. Сам город Иуну принадлежал жрецам, располагавшим в эпоху пирамид колоссальной властью, и нет сомнения, что сооружение пирамид происходило под их руководством. Жрецы были весьма образованными людьми, посвященными в тайные знания – не только религиозные, но и астрономические, и архитектурные (в том числе, возможно, и символической архитектуры), они знали иероглифы, «священное письмо» египтян.

Наверняка слишком простые объяснения загадочных явлений не всегда исчерпывающе правильны. Опираясь на них, мы тем самым игнорируем то, что многие символы, знаки, сообщения в текстах, искусстве и архитектуре древности и современного мира несут в себе скрытый смысл. Впрочем, другая крайность тоже может весьма далеко увести от правильного истолкования. Наверное, истина, как всегда, лежит где-то посредине…

<p>Женщины-Фараоны на египетском троне

Женщины, когда-либо занимавшие ключевые государственные должности или бывшие монархами, всегда привлекали внимание историков; даже в наше время женщина-политик или государственный деятель – менее распространенное явление, чем мужчина на таком поприще. А в Древнем мире женщина, которая играла крупную политическую роль в жизни страны или была связана с людьми, находящимися у власти (подобно жене Перикла Аспазии), вызывала не только восхищение, но и порой неодобрение современников. Древние общества с практически полным доминированием мужчин в общественной жизни не оставляли женщинам никаких шансов на индивидуальное проявление себя в ней. «Культивируя образ жизни, который, с точки зрения закона и социальных отношений, был более благоприятен для мужчины, народы Ближнего Востока создали атмосферу, в которой мужчине было легче господствовать над женщиной», – отмечал американский писатель Теннехилл Рей в своем труде «Гендерный фактор в истории». Классическая эллинская цивилизация также ставила женщин в более приниженное по сравнению с мужчинами положение. Так Сократ снисходительно замечал по поводу женщин: «Женская природа нисколько не ниже мужской, только ей не хватает силы и крепости».

В определенной степени такой подход к женщине существовал и в Древнем Египте, хотя в целом, например, по сравнению с Вавилонией или Иудеей, общественное и юридическое положение представительниц слабого пола было более высоким. Как же обстояли дела в Египте?

<p>Информация к размышлению

Когда речь идет о египетских царицах, то в большинстве случаев приходят на ум имена Нефертити, чье имя стало символом женского совершенства, и Клеопатры, со смертью которой Древний Египет навсегда сошел со сцены Большой Истории. Обе эти царицы широко известны благодаря приписываемой им красоте и окружающей их личности тайне. Между тем, эти царицы отнюдь не были единственными заметными женщинами в древнеегипетской истории. История египетской цивилизации знает еще несколько примеров женщин – Священных правительниц: Мернейт – регент при малолетнем фараоне Дене, Нейтикерт, правившая на закате Древнего царства в конце VI династии, Нефрусебек в конце XII династии и др.

Также не следует забывать о том, что ни Нефертити, ни Клеопатра, в отличие от вышеупомянутых правительниц, не обладали всей полнотой власти. (Клеопатра боролась за власть и некоторое время управляла Египтом, но она никогда, как, впрочем, и Нефертити, не имела полных титулов и полномочий фараонов.) А вот имя Хатшепсут знакомо только тем, кто хорошо знает историю Древнего Египта. И это при том, что ни одна из Священных правительниц Египта не добивалась абсолютной власти, которой обладали не все фараоны, ни при одной из них Египет не возвышался и не процветал так, как при Хатшепсут. Она, и в этом уникальный даже для Древнего мира прецедент, взошла на трон как фараон-мужчина. Хатшепсут, бесспорно, была самой величайшей женщиной-правительницей в истории величайшей цивилизации. Следует добавить, что ни в какой другой период египетской истории, как во времена XVIII династии, женщины из царского дома не занимали столь высокого положения.

<p>Вопросы

Чем же можно объяснить тот факт, что в Египте за двухтысячелетий период насчитывалось целых шесть полновластных Священных правительниц, когда, фактически, во всем Древнем мире известна лишь одна полновластная правительница – царица Вавилона Семирамида, при том, что одни историки считают ее правление марионеточным, а другие – вообще недостоверной легендой? Почему не менее древние Индия, Финикия, Эллада, Персия, Рим, несмотря на свои традиции матриархата, не знали женщин на троне?

Роковым ли совпадением или следствием неумолимой логики Истории объясняется тот факт, что властвование всех Священных правительниц Египта, начиная с Нейтикерт и заканчивая Клеопатрой, почти всегда трагически оканчивалось для самой царицы или несло негативные последствия для страны, а часто сочетало и первое и второе? Почему почти каждая женщина-правитель была последней в своей династии? Во всяком случае, правление цариц всегда было окутано большим ореолом тайны и несло с собой большое количество загадок, так до конца и не разгаданных потомками.

Какие цели ставили перед собой женщины, всходя на египетский трон? Какие средства использовали для их достижения? Как вели государственные дела? Были ли они по-настоящему облеченными властью царицами или просто марионетками в руках мужчин у трона? Насколько «королев играла свита»?

И, безусловно, не может не интересовать вопрос о том, как обстояли у Священных правительниц Египта дела сердечные и брачные, имели ли они право любить и быть любимыми. Или им разрешалось руководствоваться лишь династическими интересами и политической целесообразностью?

<p>Особенности «египетского пути» и традиции наследования трона фараонов

Отчасти возможность легитимного женского правления в Египте была вызвана тем, что в культуре и религиозной традиции Древнего Египта (в отличие от других известных культур Древнего мира, античности и, тем более, Средневековья) миропорядок Маат – основной закон мироздания древнеегипетской космогонической и этической концепции – предполагал пусть и относительное, но все же равенство между мужчиной и женщиной.

В шумеро-аккадской или ассирийско-вавилонской цивилизациях предел социального статуса женщины – быть верховной жрицей Иштар (богини любви), но уже в Элладе женским божествам, включая богинь любви и плодородия – Афродиту и Деметру, служили жрецы-мужчины. А в управленческой структуре Древнего мира всюду, кроме Египта, женщинам и вовсе не было места.

В Древнем Египте же аристократки не только становились жрицами женских божеств, но и чиновниками, в истории страны было немало женщин-номархов (правителей номов – областей Египта), писцов, учителей, послов и т. д. Единственными сферами общественной жизни, куда древние египтянки не допускались, были армия (по понятным причинам) и медицина. Медицина – исключительно потому, что покровителем врачевателей был «мужской» бог Анубис, и лекари были его жрецами. Для Древнего Египта любое лечение – травами, минералами, путем хирургического вмешательства – без сакрального знания считалось бесполезным и даже опасным для больного, ибо исцеление должен был одобрить сам Анубис.

Говоря о равенстве мужчин и женщин в Древнем Египте, следует развеять миф об общепринятой традиции многоженства. Об этом свидетельствуют так называемые «поучения писцов» – это целый ряд письменных артефактов, собственно говоря, представляющих из себя «классные работы» учеников древнеегипетских школ. Поскольку в Египте грамотность была очень широко распространена, а к написанному слову относились трепетно, все папирусы, написанные человеком с самого детства, после его смерти собирались и укладывались в гробницу. А чтобы совмещать обучение с воспитанием, писцы-учителя диктовали (или заставляли копировать) тексты, содержащие преимущественно моральные поучения.

Так вот, согласно этим текстам, полигамия не приветствовались. То, что у фараонов было много наложниц и даже не одна жена, отнюдь не означало, что власть имущим все было разрешено, повторные браки фараонов часто диктовались внешнеполитической (для скрепления альянса между державами) или внутриполитической (династической или же для получения поддержки жреческой или военной аристократии) необходимостью. Приводимый часто пример «главного многоженца Египта» – Рамсеса Великого – говорит не о похоти, а о подчинении требованиям политики. Не исключение и женитьба Рамсеса на хеттской царевне, дочери вассального царя Хаттусили III, после гибели Священной супруги фараона, нежно любимой Нефертари. Несмотря на то что Рамсес любил царевну хеттов и она родила фараону сына и дочь, тем не менее, хеттская принцесса де-факто была заложницей и гарантией лояльности Хаттусили. Так что часто многоженство фараонов было не распущенностью, а политикой.

Кстати, в поддержку неодобрения любвеобильности те же «поучения писцов» однозначно говорят о традиции моногамии: «Сущие Вечно (т. е. боги) положили иметь одну жену, как Геб, Осирис, Сет, Гор и Анубис имели по одной жене. Суть праведные люди имеют одну жену, посмотрите: жрец и жрица, землевладелец и его супруга. Но некоторые богатые люди, помимо Священной супруги, заводят множество наложниц, что не угодно богам». То есть, несмотря на реалии, идеальным с точки зрения нравственности в Египте считался все-таки моногамный брак.

Также не все так просто обстояло и с вопросом кровосмесительных связей. Благодаря отношениям между богами в египетской мифологии, а также тому факту, что инцест в Египте не был под запретом, можно на первый взгляд решить, что браки между близкими родственниками (братьями и сестрами, родителями и детьми) были обычным делом.

Но, как говорят физики, «давайте договоримся о терминах», то есть о том, как обозначали степень родства древние египтяне. Скорее всего, существовали браки между братом и сестрой, но не всегда это были родные братья и сестры в нашем понимании. Причина этого – в многозначном обозначении родства в египетской терминологии. Отцом мог считаться как настоящий отец, так и дед или предки по мужской линии, матерью – аналогично по женской линии родства. Сестрой называли подругу, любовницу, жену, госпожу или наложницу, племянницу или тетю. Того же Рамсеса Великого обвиняют в том, что его женами были четыре его дочери. Но это как раз таки следует толковать в пользу Рамсеса как политика – он таким образом повышал статус дочерей в обществе, добавляя к титулу царской дочери титул жены фараона, и многих своих титулованных «жен-дочерей» после выдавал за наследных принцев соседних стран и Месопотамии.

Близкородственные браки в семьях фараонов объяснялись священным союзом, по примеру богов Исиды и Осириса – брата и сестры. Браки с сестрами вообще касались только фараонов (воплощений божества), считалось, что королевская кровь текла в жилах женщин, а не мужчин. Чтобы стать фараоном, мужчина должен был жениться на царской принцессе, которая могла быть его сестрой или кузиной. Широкое распространение браков между братьями и сестрами, особенно среди царских семей Нового царства, вероятно, было попыткой укрепить связи между королевской семьей и богами, которые сами нередко прибегали к таким союзам.

Касательно обычных египтян, даже аристократов и жрецов, историки с уверенностью заявляют, что не было зафиксировано случая, чтобы египтянин «не фараонских кровей» был женат на своей единокровной и единоутробной сестре, хотя браки между кузенами и кузинами были. Союзы между аристократами Египта и аристократами соседних земель тоже встречались. В Берлинском музее, например, хранится изображение, где муж – сирийский номарх, а жена – египтянка. Так что простым смертным, возможно, запрещались браки с сестрами, поскольку это было лишь священным правом фараонов.

А как же обстояли дела с легитимным правом «носительниц королевской крови» на престол? На верховную власть над Египтом правительницы, от правления Нейтикерт, могли претендовать только при строго определенных обстоятельствах: в случае, если Священная супруга переживала фараона, а фараон не оставлял наследников мужского пола. Тогда правительница и получала титул Священной, что было почти аналогично титулу фараона, и становилась полновластной царицей Египта. В случае же, если умерший фараон оставлял наследников мужского пола младше девяти лет, вдовствующая царица получала статус правительницы-регента, что также давало ей абсолютную власть. Однако, в отличие от первого случая, ее власть была не пожизненной, а длилась до достижения наследником (титуловавшимся Юным правителем) двенадцатилетнего возраста. Когда наследник по достижении положенного возраста занимал трон, он объявлялся фараоном, а вдовствующая правительница, потеряв свой статус, оттеснялась на периферию, буквально выживалась окружением нового фараона.

Так выглядела общая картина пребывания женщин-фараонов на египетском престоле. Теперь же от общих слов перейдем к более подробным портретам женщин, правивших Египтом, и загадкам, сопровождавшим их правление.

<p>Загадки царицы Мернейт

Первой из известных нам женщин-правительниц была царица Мернейт. Она была женой третьего фараона I династии Уаджи и матерью четвертого фараона династии Дена (Удиму), правившего около 2950 года до н. э. Личное имя Дена, известное из Абидосского списка (список фараонов Древнего Египта, высеченный на стене храма Сети I в Абидосе) как Сепати, Манефон прочел и передал по-гречески как Усефай. Интересно, что именно Ден, а не предполагаемый объединитель Египта Хор-Аха (Менес) или предшественники Дена – Джер и Джет – впервые носил двойную корону, состоящую из белой верхнеегипетской, вставленной в красную нижнеегипетскую, и титул «Царь Верхнего и Нижнего Египта». Длительность царствования, изобилие новшеств, насыщенность периода правления Дена событиями дают возможность создать представление об этом царе как о важнейшем представителе I династии. И именно его мать Мернейт выделяют в мировой истории как первую женщину, которая занимала пост регента – правителя при малолетнем наследнике престола.

Жизнь Мернейт представляет собой практически сплошную загадку, поскольку о ней практически ничего не известно, кроме самого факта ее существования. О периоде правления Мернейт свидетельствуют погребальные комплексы в Саккаре и Абидосе, по сути, единственные сохранившиеся материальные свидетельства. Имя Мернейт также сохранилось на одной стеле периода Раннего царства. Гробница царицы находилась у гробницы фараона Дена на царском кладбище в Умм эль-Кабе вблизи Абидоса и по пышности была достойна захоронения самого царя. Вместе с ней было похоронено около 20 человек. Неизвестно, были ли они убиты после смерти царицы или умерли естественной смертью и пожелали быть похороненными рядом с ней. Есть также версия, основанная на иероглифах гробницы в Умм эль-Кабе, что Мернейт была не матерью, а женой Дена (хотя, как мы знаем, близкородственные браки не были у египетских фараонов табу и одно другому не мешало).

На этом информация о Мернейт исчерпывается. К счастью, о следующей женщине-правительнице в истории Египта – царице Нейтикерт, нам известно гораздо больше.

<p>Загадки царицы Нейтикерт

Считается, что Нейтикерт (Нитокрис, Нитигрет или Нитокрида в греческой транскрипции), седьмая правительница VI династии Древнего царства, была второй женщиной-правителем Древнего Египта, принявшей титул фараона и правившей самостоятельно, и второй женщиной-регентом в мировой истории. Ее не стоит путать с более молодой тезкой – имя Нейтикерт носила также египетская царевна периода Позднего царства, выданная замуж за Навуходоносора (Навухаднецара) П.

Последние цари VI династии остались практически неизвестными для истории. Сначала долго правил фараон Пиопи II, ему наследовал юный Меренра II, но он правил совсем недолго (1 год и 1 месяц). Нейтикерт получила корону Египта после трагической гибели Меренра II, по версии Геродота, своего брата. Юный фараон был убит заговорщиками из числа знати, которые намеревались править Египтом за спиной слабой царицы.

Исторические сведения о царице Нейтикерт, как ни странно, сохранились более полно, чем о царях. Ее деяния описываются в «Истории» Геродота и сочинениях Манефона. Но здесь мы вступаем в область гипотез и противоречий, когда одно утверждение не очень согласуется с другим. Если верить древним источникам, фараон Пиопи II правил 94 года! И если признать это за реальный исторический факт, то получается некоторое количество нестыковок.

Геродот настаивал на том, что последним монархом династии была женщина. «Царицу же эту звали – Нитокрис, – писал он в своей „Истории“. – По рассказам жрецов, она мстила за своего брата, убитого египтянами, который был до нее царем Египта. После убиения Юного правителя египтяне передали царскую власть ей, а она в отмщение за брата коварно погубила много египтян. Царица велела построить обширный подземный покой. Затем под предлогом его торжественного открытия, а на самом деле с совершенно другой целью, она пригласила на торжество главных виновников (кого она знала) убиения брата. Пока гости пировали, Нитокрис велела выпустить в покой воды Великой реки через большой потайной канал… Вот все, что рассказывали жрецы об этой царице. Впрочем, как говорят еще, она сама после такого деяния, чтобы избежать возмездия, бросилась в какой-то покой, полный пепла…» Свершив свою месть, царица Нейтикерт покончила жизнь самоубийством, возможно, вбежав в горящую комнату.

Все это звучит драматично, но вызывает некоторые вопросы. Если предшественник Меренра II Пиопи (Пепи) II умер в почтенных летах, то почему его сына Геродот назвал Юным правителем? По египетским законам, Юный правитель – это мальчик лет 12, не старше. Возможно ли, что у фараона в девяносто или даже девяносто четыре года мог быть такой наследник? Да и зачем сестре, отомстив за смерть брата, кончать жизнь самоубийством?

А если предположить что Меренра II не сын Пиопи II, а его внук? Тогда получается, что мать отомстила за убийство своего сына и сама покончила жизнь самоубийством. Это звучит более правдоподобно. По этой гипотезе, Меренра II вполне мог быть сыном Нейтикерт, а она могла занимать пост регентши при малолетнем наследнике престола. Поскольку, как мы уже отмечали, египтяне весьма вольно пользовались терминами, обозначающими родство, брат мог быть и сыном, а сестра – матерью. Тогда понятен и мотив самоубийства Нейтикерт – мать не захотела жить без сына. Но тогда Нейтикерт не могла быть молодой царицей. И по возрасту на сохранивших изображениях она отнюдь не юная, а лет сорока-сорока пяти. В этом случае она вполне могла быть дочерью фараона Пиопи П.

Манефон приписывал Нейтикерт сооружение некоей «третьей» пирамиды в Гизе, он писал о ней: «Она была благороднейшей и прекраснейшей из женщин своего времени, светловолосой строительницей Третьей пирамиды».

Что это значит? Снова загадка? Ведь известно, что строителем Третьей пирамиды в Гизе был фараон Менкаур. Но Манефон, очевидно, имел в виду иное гигантское сооружение, расположенное неподалеку, которое иногда называют «Четвертой пирамидой». Это громадная мастаба, и точно известно, что ее строительницей была женщина. Но эта женщина принадлежала к IV династии, а не к VI, и звали ее Хенткаус. Вывести греческую форму Нитокрис (Нитокрида) из имени Хенткаус совсем уж маловероятно.

Насколько достоверна романтическая легенда, рассказанная Геродотом, сказать трудно. По мнению многих более поздних историков, он был большим любителем «литературизировать» реальные события. Ведь свои книги «отец истории» писал по рассказам египетских жрецов, которые говорили о деяниях далекого и великого прошлого и которые тоже могли приукрасить «преданья старины глубокой», ведь, по сути, они рассказывали грекам, чужакам, о том, как велика была когда-то их страна, не менее, а то и более великая, чем Эллада. И оттого могла произойти путаница.

Еще любопытно, что Манефон называет Нитокрис светловолосой, а это весьма нетипично для черноволосых египтянок, блондинки в Египте были большой редкостью. Правда, была одна царица IV династии по имени Хетефер II, она построила для своей дочери великолепную гробницу, в которой сохранились цвета первоначальных рельефов. И на этих рельефах Хетефер II изображена с желтыми волосами. Значит, Нитокрида вполне могла быть «сборным» образом нескольких цариц Египта, и слепо доверять истории Геродота не следует, тем более что этот период для историков по-прежнему остается уравнением со многими неизвестными.

Современные исследователи полагают, что реальная Нейтикерт была одной из наследников древнеегипетского трона в период смуты, наступивший после 94-летнего правления фараона Пиопи II (если, опять же оговоримся, таковое имело место). Она, как и ее предшественник Меренра II, не смогла удержать ситуацию в своих руках и, возможно, была свергнута. В собственно древнеегипетских источниках имя Нейтикерт не упоминается, и потому отдельные египтологи считают ее вымышленным персонажем. Долгое время считалось, что имя этой царицы фигурирует в Туринском списке фараонов (написанном при XIX династии Нового царства) под именем Нитикрети. Однако эта загадка сейчас получила свою разгадку: новейший микроскопический анализ фрагмента папируса с именем Нитикрети показал, что хотя это имя и относится к списку правителей VI династии, но, скорее всего, является лишь неправильной транскрипцией тронного имени мужчины-фараона по имени Неджеркара Сиптах I, названного в Абидосском списке фараонов наследником фараона Меренра Немтиемсафой П.

Со смертью Нейтикерт в Египте начался хаос: ближайшие родственники покойного фараона – жреческая, административная и военная верхушка – боролись за власть, используя известный принцип «все средства хороши». Из-за этого период Древнего царства ушел в небытие, оставив нам множество неразрешенных тайн и величественных памятников, и начался тяжелый для страны так называемый Первый переходный период, длившийся полтора века, за которые сменились целых три династии и четырнадцать фараонов.

<p>Загадки царицы Нефрусебек

Священная правительница Нефрусебек (Себекнофру, Себекнефрура, Касебекра, греческий вариант Скемиофрис), взошла на престол тремя столетиями позже. Ее имя означает «Прекраснейшая для Себека (бога-крокодила)». Нефрусебек – женщина-фараон, единолично правившая Египтом, согласно Туринскому папирусу, в конце XII династии Среднего царства на протяжении 3 лет 10 месяцев и 24 дней (предположительно, 1799–1796/1795, 1792–1788 или 1789–1785 гг. до н. э.). Тот факт, что она была внесена в Туринский папирус, сам по себе интересен, поскольку показывает, что она не рассматривалась в качестве простого регента или узурпатора. Во-первых, известно, что Нефрусебек как женщина-правитель имела полный номинальный титул фараона. В ее титуле отображалось типичное окончание для слов женского рода, таким образом традиционный мужской титул комбинировался с реальностью, в которой Нефрусебек была женщиной. Она была последней правительницей – представительницей своего великого рода, династии, оставившей значительный след в истории Древнего Египта.

Как мы уже отмечали, правлением женщин-фараонов практически всегда заканчивалась эпоха той или иной династии. Так было и в случае с Нефрусебек. Ее далекая предшественница Нейтикерт «подвела итог» периоду Древнего царства, а Нефрусебек – блистательной эпохе Среднего царства. Загадочна и личная жизнь царицы Нефрусебек. Известно, что она состояла в формальном браке с несовершеннолетним наследником, регентшей которого она стала, но были ли у нее еще мужья? Достоверно известно, что у нее не было потомков, однако говорит ли это о том, что у нее не было настоящего мужа? Ведь она могла бы выйти замуж и вместе с мужем стать основательницей новой династии фараонов. Желающих заполучить ее в качестве жены было наверняка более чем достаточно. Почему же она никого не выбрала? Или все же выбрала, но не «того, кого надо»?

Более подробной информации об этой царице практически нет. О временах Нефрусебек не сохранилось письменных свидетельств, однако в Лабиринте фараонов Сенусерта III и Аменемхета III было найдено несколько статуй, у которых отсутствовала голова и которые считаются изображениями именно этой царицы. Также на стенах крепости в Кумме было найдено относящееся к третьему году правления этой царицы свидетельство о наводнении, в ходе которого Нил поднялся на 1,83 м.

Надо сказать, что Египет времен Среднего царства очень изменился по сравнению с периодом Древнего царства. И эти изменения прежде всего коснулись браков правителей. Теперь они стали заключать так называемые «дипломатические» брачные союзы, целью которых было умиротворение соседей и заключение политических альянсов. Иностранные невесты занимали места рядом с фараонами, и тем самым в каком-то смысле нарушались древние права коренных египтянок. У фараона Сенусерта II в ранге любимой жены была хеттская принцесса по имени Неферт. И эта самая прекрасная иностранка стала матерью величайшего правителя XII династии Сенусерта III. После Сенусерта III фараоном стал его сын Аменемхет III, прославившийся многими великими делами. Аменемхет III правил Египтом долгий период времени, о чем говорит большая стела в Эль-Кабе, на которой указано, что она воздвигнута в 44-й год его царствования. Но принц-наследник этого фараона по имени Эвибра умер раньше своего отца. Аменемхет III похоронил его рядом со своей пирамидой.

После смерти наследника Аменемхет III назначает наследником второго сына – принца Аменемхета, который после короткого периода соправления стал фараоном Аменемхетом IV. Но царствование этого царя было коротким – всего 8 лет. Манефон называет Нефрусебек сестрой и женой Аменемхета IV, то есть она считается дочерью (возможно, что не кровной, а «названной») Аменемхета III. После смерти Аменемхета IV, не оставившего наследника, на трон взошла Нефрусебек. Существует версия, что фараон, очевидно, пал жертвой дворцового переворота и ему наследовала его царственная сестра и супруга.

То есть снова фактически повторилась история, что произошла в конце VI династии, когда фараон Меренра II был убит и ему наследовала мать царица Нейтикерт (по некоторым сведениям, она была сестрой Меренра II). Почему же произошло именно так?

Наследование по женской линии не было чем-то неслыханным в Египте, прецеденты были. Но стоит обратить внимание на имя новой царицы. Она была названа в честь бога-крокодила Себека, посвящена ему. Что же это было за божество? Следует отметить, что бог Себек ассоциировался с хеттским богом Сутехом, которого в Египте называли Сетом. Но не как известного нам Сета – врага Осириса, а другого бога, хотя в религиозной литературе некоторых египетских номов жестокий Себек-крокодил представлен врагом доброго бога Осириса.

При фараонах V династии Себек упоминался как сын Нейт, которая олицетворяла женское начало и была богиней, создавшей саму себя. Себек забирал души умерших, которые не прошли суд и душа которых тяжелее пера Маат. Поклонение Себеку было основано на страхе перед этим богом, а не на любви к нему. В этом было его отличие от Осириса или Ра.

Но уже при VI династии была сделала попытка отождествить Себека с солнечным богом, в «Книге мертвых» есть упоминание его жилища на Холме Восходящего Солнца (Изначальном холме Бен Бен). Себек входит в число первых и главных богов Египта, и отношение к нему меняется во всей стране, а это практически религиозная реформа, что, впрочем, было для Египта делом не таким уж редким.

Надо сказать, что крокодилов почитали далеко не во всех номах Египта. В одних им поклонялись как богам, а в других на крокодилов попросту охотились. Геродот писал: «Те, кто живет в районе Фив и озера Мерис, относятся к крокодилу с религиозным почтением… Жители Элефантины сделали из этого зверя предмет пищи».

Не секрет, что имя человеку в древних культурах давалось «не просто так», и египтяне, называя кого-то, а тем более людей, облеченных властью, именем определенного божества, учитывали влияние имени на судьбу. Себек дал царице свою силу и волю к власти. Считалось, что он является покровителем людей, которые не боятся никого и ничего, достаточно беспринципных и амбициозных, тех, кто, идя к цели, не обращает внимания на препятствия. Посвященная Себеку царица, видимо, использовала энергию своего имени с «высоким КПД». Верховная Жрица и воительница (что было редчайшим исключением), она совершила победоносный поход в Землю Куш (Нубию). Нефрусебек объединила с верховной еще и административную (она была одним из двенадцати номархов, еще до брака с фараоном Аменемхетом IV), религиозную и военную власть, пользовалась безусловной поддержкой всего Египта.

Взошла на престол Нефрусебек как регент, формально выйдя замуж за наследника. Но Аменемхет IV умер, по древнеегипетским меркам, до совершеннолетия. Существует гипотеза, что Нефрусебек вышла замуж вторично, по одной из версий, чтобы укрепить свою власть, за одного из номархов. Но это стало для нее роковым. Брак царицы был окружен почти шекспировскими страстями. Ее муж тоже имел стратегическое мышление и не хотел довольствоваться малым (титулом Соправителя), он возжелал сам стать фараоном. Хотя Нефрусебек опротестовала право младшего наследника на престол и была поддержана армией, жречеством, региональной аристократией и всем народом, получив абсолютную власть, однако и это не спасло ее – царица была убита на охоте наемником своего мужа.

Существует также версия, что Нефрусебек так и не вступила в брак после смерти Аменемхета IV и умерла бездетной, возможно, тоже в результате какого-то заговора.

Гробницы царицы Нефрусебек не найдено, хотя сэр Флиндерс Питри обнаружил незаконченный комплекс пирамид между Дахшуром и Лиштом в Мазгуне, сходный с построенным для Аменхотепа III. Какие же неразгаданные тайны хранят немые каменные развалины? Возможно, эти две неизвестно кому принадлежавшие гробницы предназначались именно для Нефрусебек. Ныне египтологами высказывается гипотеза о том, что южная из двух пирамид в Мазгуне (размеры ее 52,5x52,5 м) принадлежит Нефрусебек. От этой пирамиды сохранилась только подземная часть. Возможно, царица начала строить пирамиду, но не успела закончить.

Было найдено также несколько частей статуи Нефрусебек. Подобно ее титулу, статуи соединяли в себе традиционные аспекты королевского статуса с объективной реальноетью, в которой этим «фараоном» была женщина. Безголовые статуи Нефрусебек сейчас находятся в Лувре, они имеют покрытие плеч, являющееся продолжением покрытия головы, его части являются фрагментами головного убора и представляют собой типично женскую одежду.

Гибель Нефрусебек обернулась для Египта гражданской войной: новому потенциальному фараону – ее мужу и, возможно, убийце – противопоставили наследника, власть которого правительница оспорила сама. С концом правления Нефрусебек обычно связывают крупное восстание несвободных египтян (преимущественно общинников, «царских хемуу», при участии небольшого количества рабов), свидетельством которого является папирус Ипувера. Это восстание и привело к концу XII династии и Среднего царства.

Начался Второй переходный период – самый драматичный, если не сказать – катастрофический период в истории величайшей цивилизации древности, длившийся два с половиной века. За гражданской войной пошла волна переворотов (так как власть фараонов потеряла династическую легитимность), закончившаяся новой гражданской войной, расколовшей Египет на два государства – Верхние и Нижние Земли. Вскоре Египет вновь стал единым, но силы государства были подорваны – через три десятилетия пришли кочевники гиксосы, захватившие большую часть Нижнего Египта. Гиксосы основали в Дельте свое государство со столицей Аварисом. На их изгнание ушло столетие. Только Яхмос I – родоначальник Нового царства и XVIII династии (к которой, кстати, принадлежала царица Хатшепсут), разбил армии гиксосов, сокрушил Аварис и истребил кочевников.

<p>Загадки царицы Хатшепсут

Эта египетская царица эпохи XVIII династии Нового царства (1479–1458 гг. до н. э.) оказалась исключением из довольно печального списка фатальных женских царствований. Хатшепсут в течение 20 лет правила Древним Египтом. О ее правлении известно достаточно много.

Хатшепсут была дочерью фараона Тутмоса I (1504–1492 гг. до н. э.) от дочери Аменхотепа I царицы Яхмос-Нофретари, а также сводной сестрой и женой Тутмоса II (его отцом был Тутмос I, а матерью – супруга фараона Мут-Нофрет) и мачехой Тутмоса III (1492–1425 гг. до н. э.). Она была единственной пережившей детский возраст наследницей династии, что и заставило Тутмоса I приблизительно в середине своего царствования назначить Хатшепсут своей преемницей.

Тутмос II и Хатшепсут, царь и царица Египта, по рождению сводные брат и сестра, начинали свое правление так же, как и другие правители Древнего Египта. Хатшепсут вела себя, как и подобает порядочной жене, и на всех ранних изображениях ее всегда запечатлевали стоящей позади ее мужа Тутмоса II и ее матери Яхмос. Брак оказался вполне удачным, но недолгим.

В 1525 году до н. э. Тутмос II умер, оставив двух дочерей от своей единокровной сестры и Священной супруги – правительницы Хатшепсут, и восьмилетнего сына-наследника Тутмоса, который сразу же после погребения отца и траура, вопреки традиции, требующей достижения наследником двенадцатилетнего возраста, был наречен фараоном Тутмосом III. При этом наследник Тутмос был побочным сыном от наложницы Исиды, не имеющей отношения к XVIII династии, а в египетской традиции считалось, что именно через материнское чрево передается «фараонская» кровь.

Хатшепсут, не препятствуя ранней коронации Тутмоса, ибо фактически она становилась правительницей, все же добилась неположенного ей при малолетнем, но уже возведенном на трон фараоне титула правительницы-регента. Скорее всего, имела место борьба партий, в результате чего сошлись на компромиссном варианте – малолетнего Тутмоса объявили фараоном, а вдовствующую Хатшепсут – регентом. Но затем энергичная властительница фактически отстранила юного фараона от власти и впоследствии официально объявила фараоном себя (известно, что художники изображали Хатшепсут с подвязанной церемониальной бородой и в мужской одежде). Примерно через год своего регентства Хатшепсут была избрана жрецом Амона.

Почему спустя 7 лет регентства Хатшепсут вдруг начала называть себя фараоном и правила Египтом еще 22 года после того, как ее сын достаточно вырос, чтобы вступить в права наследования? Почему она узурпировала трон и почему Тутмос позволил ей сделать это?

Во многом это остается загадкой: конец царствования Тутмоса II окутан глубоким мраком, и установление истины не лишено трудностей. Следы семейных раздоров, сохранившиеся в надписях на стенах храмов, недостаточны для того, чтобы мы могли спустя 3500 лет проследить запутанную борьбу за власть. Одно совершенно ясно – Тутмос III вовсе не был «маменькиным сынком». Он провел в Азии более полутора десятков военных кампаний и долго и довольно успешно царствовал после смерти Хатшепсут.

Скорее всего, Хатшепсут была слишком умна и амбициозна, чтобы управлять от чьего-либо имени, поэтому она и провозгласила себя единственной и полноправной владычицей Египта. Соперничество между Хатшепсут и Тутмосом III превратилось в открытую вражду. За Тутмосом стояла армия, состоявшая, впрочем, фактически из одних наемников, за Хатшепсут – аристократия и жрецы. А значит, положение Хатшепсут было намного прочнее – ибо власть жрецов распространялась не только на земную, но и на загробную жизнь. Вскоре ее сторонники стали настолько сильны, что царь оказался серьезно урезан в своих правах и даже в конце концов отодвинут на задний план. Таким образом, Хатшепсут стала фараоном – факт невероятный и вовсе не гармонировавший с государственной легендой о происхождении фараона.

Конечно, каждому ясно, что любая попытка выступить против традиционной концепции царской власти в Египте могла закончиться трагически для любого претендента женского пола. Кто бы ни был инициатором провозглашения царицы фараоном, это было бы невозможным без участия влиятельных и заинтересованных в воцарении Хатшепсут царедворцев, которые нашли ее наиболее подходящей фигурой на роль фараона, даже несмотря на ее «неподходящий» пол. Еще в детстве вокруг Хатшепсут сложился круг сподвижников, усиливавший свое влияние по мере ее продвижения к трону. Самыми влиятельными сторонниками царицы являлись высокопоставленные сановники Сенмут и Хапусенеб. Во всяком случае, причиной признания политической роли Хатшепсут современниками-вельможами было фактом признания того, что после смерти ее мужа Тутмоса II она была старшей представительницей царского рода.

Несомненно, что Хатшепсут заняла свое прочное положение на троне и место в истории не по воле случая. Она обладала очень ценным для государственного деятеля талантом: умела делать выводы из опыта своих предшественников. До трагедий Нефертити и Анхесенпаатон – еще столетия, до Клеопатры – полтора тысячелетия, но Хатшепсут хватает примеров Нитокрис и Нефрусебек. «Первенствующая достоинствами [своими]» – так переводилось имя Хатшепсут – позаимствовала у своих предшественниц на троне Египта и положительный, и отрицательный опыт использования женщиной-политиком потенциала своего окружения, которое, естественно, было мужским.

Прежде всего Хатшепсут осознала, отчего положение на троне двух предшествующих Священных правительниц было столь шатким. После смерти фараона и в случае отсутствия наследника право вдовы владыки Египта на абсолютную власть формально не оспаривалось. Но Священная правительница неизбежно оказывалась зажатой в тисках придворных интриг со стороны ближайших родственников покойного фараона – его родных и двоюродных братьев, назначенных верховными жрецами и военачальниками. Каждый из них хочет власти, а путь к ней лежит через женитьбу на правительнице. Если она отказывает всем, враждующие представители царской семьи объединяются, все – против одной. Если правительница соглашается и принимает предложение одного, то настраивает против себя остальных, становясь при этом и для собственного мужа помехой на пути к абсолютной власти.

Хатшепсут не стала повторять ошибку Нефрусебек относительно повторного замужества, хотя, в принципе, имела значительно больше прав на такой шаг, да и грозило ей это меньшими последствиями – ибо Нефрусебек была просто вдовствующей правительницей-регентом, происходящей из знатного аристократического рода, но, скорее всего, не из царской семьи. Хатшепсут же, как и ее покойный царственный супруг и брат, была не просто из царской семьи, она была дочерью Тутмоса I, его наследницей, следовательно, ее супруг, решись она выйти замуж, будучи ей не ровней, мог бы и не приобрести титула Соправителя. Тем не менее, Хатшепсут решает, что создавать самой еще одного претендента на трон ей не следует, и делает неожиданный «ход конем», а точнее – последовательность ходов.

По примеру Нефрусебек царица организовала пышную церемонию, в результате которой приобрела титул «Жены Бога». Правда, в отличие от Нефрусебек, Хатшепсут объявила себя Женой Бога уже после смерти супруга-фараона – казалось бы, неслыханно, но высокое происхождение позволяет ей это.

Получив необходимый статус, Хатшепсут заручилась поддержкой жречества. И она делает следующий шаг – на третьем году правления, практически без сопротивления жречества, а скорее, при его поддержке, против армии (опять же играет роль ее происхождение), объявляет себя дочерью бога Амона-Ра.

Согласно древнеегипетской религиозной традиции, получившей развитие в XVIII и более поздних династиях, в момент зачатия наследника, которому в будущем суждено стать фараоном, сам бог Извечного Солнца Амон-Ра принимает облик фараона или же (в разных текстах и трактовках) вселяется в его тело и приходит к супруге, матери будущего фараона.

Царица постаралась закрепить свои права на трон, приказав описать в своем заупокойном храме ритуал теогамии (брака между женой правящего царя и Амоном-Ра в образе ее мужа, в результате которого рождается будущий царь, в данном случае Хатшепсут). «Хатшепсут должно быть имя моей дочери (долженствующей родиться)… Она будет прекрасной царицей надо всей этой страной», – произносит величайший из богов Египта Амон-Ра при расставании с царицей Яхмос – так записано на стеле храма Амона в Дейр-эль-Бахри. Древнеегипетскую традицию это не нарушает, хотя ранее такой мифопоэтический образ использовался лишь в отношении наследников мужского пола, но и «тихий переворот» четвертого года правления Хатшепсут уже подготовлен. Она – правительница-регент, Жена Бога и Дочь Солнца.

И вот наступает момент кульминации, момент, которого никто не ожидал, за исключением части высшего жречества, поддерживавшего Хатшепсут. Двенадцатилетнего Тутмоса III готовятся лишить титула фараона, переведя в статус наследника и Юного правителя, а Хатшепсут должна быть объявлена Священной правительницей, к тому же имеющей титулы Жены Бога и Дочери Амона-Ра. Но мудрая царица понимает, что и со статусом Священной правительницы, несмотря на ее титулы, она останется всего лишь женщиной на троне, желанной добычей высшей египетской знати, а значит, ей придется принимать решение – идти по пути Нейтикерт, лишаясь реальной власти, деля ее с многочисленными советниками – представителями царской семьи из жречества и генералитета, или идти по пути Нефрусебек: получить все, но и рисковать всем, в том числе – жизнью.

И Хатшепсут разыгрывает свою козырную карту, делая то, чего никто не ожидал. Дело в том, что еще при Тутмосе I ей было дано мужское тронное имя Мааткара, переводящееся как Истина (Маат) – двойник (Ка) бога Солнца Ра. Ключевое слово здесь Маат – древнее египетское выражение порядка и правосудия, которое было установлено богами. Поддержание и увековечивание Маат, как гарантии процветания и стабильности страны, требовали законного фараона, который мог взаимодействовать (как это могли только фараоны) непосредственно с богами. Называя себя Мааткара, Хатшепсут, вероятно, заверяла своих людей, что они имели более чем законного правителя на троне.

Вопреки ожиданиям даже своих сторонников, царица объявила себя не Священной правительницей с высочайшими сакральными титулами, она отказалась от них и стала называть себя «фараоном Мааткара». Изумленным жрецам ничего не оставалось, как увенчать голову Хатшепсут не короной Священной правительницы и пекторалью Жены Бога, а двойной короной фараона Египта. Хатшепсут впоследствии, как правило, изображали в мужской одежде и с церемониальной подвесной бородкой. И делалось это не для того, чтобы скрыть ее настоящий пол: царедворцы прекрасно знали, что Хатшепсут – женщина, а что думал простой народ, большого значения не имело. Фараоны в Древнем Египте никогда не ставились на одну доску с простыми людьми, они считались воплощением бога-мужчины Гора, сына Ра, приравнивались к богам. И слова «фараон», «царь» в Древнем Египте имели только мужской род. Естественно, на изображениях фараон должен был выглядеть, как фараон. Поэтому Хатшепсут и изображали в одеяниях фараона, то есть в мужской одежде.

Вся полнота власти сильнейшего в то время в мире государства сосредоточилась в руках одной женщины. Теперь власть Хатшепсут пожизненна, а родственники Тутмоса II не могут претендовать на ее руку и статус Соправителя. Таким образом, женщина-фараон обезоружила всех своих врагов.

Но Хатшепсут этого показалось мало, она, возможно, собиралась ввести в Египте матриархат: некоторые источники указывают на ее намерение объявить наследницей свою дочь Нефрура. Во всяком случае малолетняя принцесса была провозглашена «божественной супругой Амона». Но полное исчезновение ее имени из каких-либо документов в 1470 году до н. э., очевидно, свидетельствует о том, что девочка, скорее всего, умерла до совершеннолетия.

Благодаря этому Тутмос III остался единственным полноправным наследником и в свое время взошел-таки на трон Египта «полноценным» фараоном. Как бы то ни было, после смерти Хатшепсут произошла легитимная смена власти, царица, так или иначе, позаботилась не только о себе, но и о стране. У Тутмоса III не будет многочисленных соперников-претендентов, воюющих тайно или явно друг с другом.

Правда, мудрая правительница при всей ее прозорливости упустила в итоге из поля зрения человеческий фактор: постепенно взрослеющий и отстраненный от власти наследник, талантливый полководец, ученый и политик Тутмос III станет ее злейшим врагом, армия и жречество с административной аристократией войдут в непрекращающийся десятилетний конфликт.

Но это будет после, а пока Хатшепсут одержала блестящую победу, добившись власти, какой, наверное, не было ни у одной женщины ни до ни после нее, включая английских королев и русских императриц XVII–XIX веков. Победу, открывшую Хатшепсут путь к реализации власти, укреплению и расширению Египта.

В правление Хатшепсут серьезнейшим образом изменилась египетская внешняя политика – прекратились захватнические походы, которые активно совершали предшественники Хатшепсут. Яхмос – основатель XVIII династии – не только освободил страну от гиксосов, изгнав их из Нижнего Египта, но и восстановил северные границы Египта. В захваченном и разрушенном им Аварисе – столице империи гиксосов – были сосредоточены богатства, награбленные ими за столетия в Нижнем Египте и в других странах, через которые пролегал их путь с Армянского нагорья – Вавилоне и Хатти. Золото и другие ценности разграбленной на пути в Египет столицы хеттов, десятки тонн золота – отступная дань Вавилона, заплаченная гиксосам, чтобы те не продолжали наступление на Двуречье, драгоценные камни, сотни тонн серебра и меди, редчайшее и сверхдорогое в Древнем мире доантичного периода железное оружие, обеспечившее когда-то гиксосам их победы, пополнили казну Египта при Яхмосе. Его преемник на троне – фараон Аменхотеп I – совершил победоносный поход на юг, покорив нубийцев. Он не смог удержать Куш в составе Империи, но нубийское золото (по-древнеегипетски золото – «нуб», от чего произошло современное название Нубии; когда страна Куш входила в состав Египта, ее называли «Золотыми землями» – Те Нуб) в качестве ежемесячной дани потекло в сокровищницы Египта.

Возможно, нежелание экспансии в правление Хатшепсут объясняется не столько непрочностью ее положения, сколько тем, что благодаря предшествовавшим фараонам Египет не испытывал внешнего давления. Кроме того, от активной завоевательной политики царицу мог удерживать не страх перед усилением войска и подрастающим Тутмосом, а заинтересованность в мире для реализации честолюбивых замыслов, таких как, например, строительство храмов и путешествие в страну Пунт.

Из внешних активных действий, имевших место в правление Хатшепсут, можно назвать только то, что она провела военные акции в Нубии и Азии, результатами которых стали победы египетских войск над народами нехси (Нубия) и речену (Сирия). Тем не менее, это не исключает того, что после военного похода в Нубию царица сама награждала отличившихся воинов, как это было принято делать фараонами. При этом следует иметь в виду, что Хатшепсут являлась выразительницей интересов довольно широкого слоя высокопоставленных вельмож и жречества, по-видимому, не заинтересованных в крупных военных действиях. Реально пошатнувшимся положение Хатшепсут можно считать только после смерти ее дочери Нефрура, с которой, как мы уже отмечали, она связывала планы укрепления своего влияния.

К началу правления Хатшепсут Египет стал чрезвычайно богатым, но столь же истощенным последствиями набега гиксосов и последующих войн царством. Все четыре предшественника Хатшепсут на троне XVIII династии вели войны, восстанавливая прежние границы Великой империи и пополняя ее казну. Но ни Аменхотепу I, ни ее отцу, ни ее мужу не было дела до разрушенных кочевниками и землетрясениями великих храмов додинастического периода, Древнего и Среднего царств, великих памятников оазиса Саккары – оскверненных Сфинкса и комплекса пирамид восемнадцати властителей Древнего царства, которые еще тысячелетия и тысячелетия будут говорить о былом величии древнейших фараонов. Им не было дела и до того, что пахотные земли сокращаются, наступают саванна и пустыня, а урожаи зерновых, маслин и фиников падают из года в год. Ибо крестьяне охотно покидают свои земли, идя внаем в армию за щедрую плату из казны, пополненной собранными с полмира сокровищами гиксосов и золотом кушитов. Но чтобы поток нубийского золота не истощался, фараонам было необходимо содержать на юге крупный воинский контингент. Нужно было держать две малых пограничных армии на севере, поскольку не затронутая набегом гиксосов Ливия окрепла, восстановило свои силы и Хеттское царство. И, конечно же, необходима была немногочисленная, но непобедимая регулярная армия с легендарными боевыми колесницами, заимствованными у гиксосов, и лучниками Египта, способными сокрушить превосходящего по численности врага. Землевладельцы пополняли ряды военачальников, их услуги оплачивались фараонами безмерно щедро, ведь землевладелец приводил в армию своих крестьян. В случае внезапного нападения ливийцев или хеттов эта армия сокрушила бы их, но главное – сам факт ее существования заставлял соседей относиться к Египту с трепетом и уважением. Хатшепсут достались и мощная армия, и богатейший золотой запас. Но избыток золота и «военная экономика» приводили в упадок сельское хозяйство Египта.

Как государственный деятель Хатшепсут была очень смелым стратегом для своего времени, ее экономические реформы прямо-таки революционны. Она не побоялась вложить огромные средства в восстановление сельского хозяйства, дестабилизированного огромными расходами на армию. Хатшепсут резко подняла во всех номах закупочные цены на зерно, мясо и финики, стимулируя сельское хозяйство, несмотря на то что цены были и без того очень высокими. Завышенные цены – тяжкое наследство, которое вместе с огромным запасом золота досталось Хатшепсут от предшественников на троне. Землевладельческая аристократия сильно поредела, пополняя ряды аристократии армейской, количество пахотных земель снизилось. Самые богатые и плодородные земли Дельты в результате владычества гиксосов были заброшены вовсе, а достаточно большая армия, не производя ничего, требовала не только золота, но и огромного количества провизии. Из-за этих факторов предшественникам Хатшепсут и – поначалу – ей самой приходилось даже импортировать зерно и некоторые другие продукты, закупая их в Хеттском царстве.

Колоссальные средства были потрачены на восстановление городов Нижнего Египта, но стимулирование сельскохозяйственного производства, а также восстановление городов Дельты были жизненно необходимыми. Города Дельты и побережья севера Красного моря были важнейшими торговыми центрами Средиземноморья. Хатшепсут за пятилетний срок, к девятому году своего царствования, на две трети опустошила казну Египта. Но женщина-фараон восстановила разрушенную почти за три столетия усобиц и войн экономику своей страны.

При всех экономических и политических сложностях Хатшепсут мудро распорядилась своей казной. Прежде всего, следует сказать, что она – первый, а может быть, и единственный фараон в истории Египта, рискнувший расходовать казну значительно больше, чем она пополнялась. Даже Хуфу (Хеопс), построивший самое величественное и самое дорогое в истории Египта сооружение – свою великую пирамиду с погребальным комплексом, как и его предок Джосер, с которого, собственно, началось строительство пирамид и массовое строительство великих храмов, не расходовал (хотя и щедро оплачивал высококвалифицированный труд тысяч рабочих) золота больше, чем позволял постоянный приток из Нубии. В отличие от них, Хатшепсут не просто строила себе памятники, которых, согласно древней пословице, боится само Время, восстанавливая или перестраивая храмы или сооружая новые, она, по сути, производила инвестиции в укрепление своей власти.

Приняв на себя обязанности фараона, Хатшепсут развернула активную строительную деятельность по всему Египту и в подвластной ему Нубии. Условия царской власти требовали проведения определенной пропаганды личности – носителя этой власти в сфере изобразительно искусства и архитектуры, что с успехом и делала Хатшепсут, следуя традиции своих предшественников. Так, царица никогда не упускала возможности восхвалить свое правление и укрепить в сознании подданных свой авторитет законного фараона.

Во время полновластного правления Хатшепсут расцвели прикладные науки и прежде всего архитектура. Были восстановлены древние и недавние памятные постройки и храмы, некоторые обновлены и перестроены. В правление царицы вообще велось активное храмовое строительство. Были возведены заупокойный храм Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри, в Карнаке – храм Амона-Камутефа, «Красная капелла» (предназначавшаяся для ладей Амона, Мут и Хонсу), обелиски в центральной части храма, храм богини Сатет на острове Элефантина, храм Гора в Бухене, скальный храм богини Пахет в Спеос Артемид ос. Проводилась реставрация памятников в Ашмунейне, Кусе, Хебену.

Но прежде всего Хатшепсут, как и все жители Древнего Египта, заботилась о своем бессмертии. Религиозно-философская традиция, космогонический и этический миропорядок Маат – Истина, лежащая в основе Мировой Гармонии, диктовали египтянам жить на земле ради Вечности. Естественно, это традиция предписывала древнеегипетским властителям, начиная с Джосера, оставлять после себя храмово-погребальные комплексы, которым будет суждено простоять тысячелетия, прославляя в веках их имена.

Строительные планы Хатшепсут были весьма честолюбивы. Она, безусловно, выполнила свою программу государственных работ на территории страны, но это было сконцентрировано, в основном, в области вокруг Фив, где она построила сеть внушительных процессионных дорог и святилищ.

«Джесер Джесеру», «Святейший из Святейших», «Священнейший» – так Хатшепсут назвала свой храм на скалах Ливийского плоскогорья, которые не только служат небывалым фоном для архитектуры, но и сливаются с ней в неповторимое целое. Подобный гигантской лестнице, храм расположен на трех террасах, соединенных пандусами и обрамленных столбами и колоннами.

Сам храм был поистине чудом инженерной мысли. Вырубленный в известняковых скалах, он состоял из трех огромных террас, расположенных одна над другой. На каждой из них находились открытый двор, крытые помещения с колоннами – портики – и уходившие в толщу скалы святилища.

Уникальное для тех времен и современное в плане уникальных архитектурных решений (квадратные в сечении колонны, ступенчатое террасирование и многое другое) сооружение, детище гениального архитектора Сенмута, действительно прославилось в веках. И не только как архитектурный памятник – в начале XX века элементы погребального храма Хатшепсут в той или иной степени были использованы при возведении столь знаменитых сооружений, как Эмпайрстейт-билдинг, Рокфеллер-центр в США, Мавзолей Ленина в Москве и др.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua