Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Мария Павловна Згурская Древний египет

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|
<p>Вопросы

Конечно же, их немало. Что все-таки скрывается за мифом о Фениксе? И только ли у древних египтян существует эта таинственная птица? Когда появился первый Феникс? Что символизирует таинственный шар – это странное «яйцо» или «гнездо» Феникса? Есть ли зерно истины в гипотезах, связывающих Феникса и различные астрономические явления?

Что такое камень Бен Бен, откуда он взялся, куда делся, и как египтяне соотносили его с Фениксом? Быть может, с Бен Беном связана тайна неразгаданных чисел Тота, которые все не дают покоя различным адептам эзотерических знаний (масонам, теософам и прочим)?

Какие загадки скрывает древний город Гелиополь (Иуну, «Город Столбов»), его Великая Обитель Атума-Ра, Храм Феникса и не менее загадочная Обитель Бен Бена? Об этих культовых местах сохранились довольно противоречивые сведения. Один ли это храм с различными названиями или разные? И где тогда находился загадочный священный Бен Бен? Как мистерии Осириса связаны с культом птицы Бенну (Феникса)? Что они скрывают и что открывают?

И вообще, при чем тут обелиски? И, кстати, зачем они вообще были нужны? Ведь обелиски хранят не меньше тайн, чем пирамиды.

<p>Огненные птицы – близкие и дальние родственники феникса

Феникс – птица, безусловно, редкая, но не одинокая. Вообще, в культурном наследии народов разных стран и континентов гнездится множество огненных птиц. Феникс в его типологических чертах – универсальное сказочное существо. Во многих культурах, отстоящих друг от друга на века и тысячи километров, описываются пернатые существа, очень похожие на Феникса. Возможно, яркие птицы, существующие в естественной природе, очень часто обожествлялись. А для многих священных птиц был характерен мотив очищающего сгорания.

В культуре южноамериканских индейцев образ реальной красно-сине-зеленой птицы кецаль смешивался с образом дракона, образуя пернатую змею Кецалькоатль – величайшее божество, некогда сотворившее человечество из своей крови. Кецалькоатль был символом мудрости, бессмертия, ветра и «утренней звезды» Венеры. Одна ацтекская легенда гласит, что злой бог Тецкатлипока решил погубить Кецалькоатля и опоил его допьяна. После этого Кецалькоатль согрешил с целомудренной жрицей, а наутро, обнаружив это, сжег себя на костре. Его сердце не поддалось пламени и стало утренней звездой. (Последнее очень похоже на символику Феникса.) Отличительным символом индейских правител ей и высших священнослужителей являлся головной убор, сделанный из перьев птицы кецаль. До недавних пор считалось, что кецаль непригоден для разведения в неволе, так как, попав в клетку, он сразу же убивает себя (хорошо, что без пиротехнических эффектов). Этот факт нашел отражение в южноамериканской геральдике: кецаль – символ свободы; он, например, изображен на флаге и гербе Гватемалы. Однако в 1992 году зоопарку Мехико удалось разработать методику разведения кецалей, и в 2004 году они таки дали потомство.

Один из самых старых представителей племени «огненных птиц» – китайский фэнхуан, царствующий над всеми своими сородичами. Фэнхуан появился в азиатской мифологии свыше 7000 лет назад. Это были простые нефритовые фигурки, располагаемые поверх тотемов удачи племен восточного Китая. Некоторые исследователи предполагают, что каменные фэнхуаны создавались по образу и подобию доисторических птиц (возможно, родственников страусов), ныне вымерших. Чудесная птица фэнхуан упоминается в гадательных надписях Древнего Китая. Его «мозаичный» облик соответствовал лучшим традициям средневековых бестиариев. Китайский словарь I века «Толкование знаков» («Шовэнь») так описывал птицу фэнхуан: «Спереди напоминает лебедя, со спины – единорога (цилиня), шея змея, хвост рыбы, окраска дракона, туловище черепахи, клюв петуха». В древние времена женские особи назывались Фэн, а мужские, как нетрудно догадаться, Хуан. Впоследствии тендерные различия между ними стерлись. Тело символизировало шесть природных элементов: голова была небом, глаза – Солнцем, спина – Луной, крылья – ветром, лапы – землей, а хвост – планетами. Фэнхуан был раскрашен в несколько цветов – черный, белый, красный, зеленый, розовый и желтый. Повествует о птице и китайский «Каталог морей и гор»: «В пятистах ли[38] к востоку от горы Небесного Тигра находится гора Киноварной пещеры. На ее вершине много золота и нефрита. Там водится птица, пятицветная, с разводами. Называется фэнхуан. Узор на ее голове напоминает собою иероглиф „дэ“, что значит „добродетель“, на крыльях – иероглиф „и“ („справедливость“), спине – иероглиф „ли“ („благовоспитанность“), груди – „жэнь“ („совершенство“), животе – „синь“ („честность“). Она ест и пьет, как обычная птица. Сама поет и сама танцует». Птица появлялась во времена спокойствия и исчезала с началом смуты.

Символика фэнхуана была стопроцентно позитивной. Он представлял из себя воплощение добродетели и красоты, слияние Инь и Ян (прежде всего – мужского и женского начала). Для средневековых китайцев фэнхуан олицетворяла супружескую верность и жизнь в благоденствии. Поэтому она нередко изображалась на свадебных нарядах, была символом невесты. В паре с драконом (императором) фэнхуан мог символизировать императрицу или женское начало Инь. Во времена династии Хан (2200 лет тому назад) фэнхуаны – мужские и женские особи – использовались для обозначения сторон света. Если его изображение использовалось в домашнем декоре, это говорило о честности и преданности хозяев.

В индийской и буддийской мифологии очень популярен образ птицы Гаруда – священного животного, на котором ездил бог Вишну. Обычно о нем говорится как о существе мужского пола. Его тело пылает золотом (когда Гаруда родился, ему по ошибке стали поклоняться как богу огня Агни), белое лицо украшено орлиным клювом, а крылья кроваво-красные. На голове у Гаруды корона, а сам он так стар и велик, что заслоняет собой Солнце. В верованиях буддистов Гаруда – это не одно существо, а особая разновидность разумных хищных птиц, которые настолько велики, что человек может спрятаться среди их перьев и остаться незамеченным. Гаруды живут в собственных городах под управлением царей, воюют со змеями Нагами и обладают рядом магических способностей. Некоторые из них умеют превращаться в людей и охотно завязывают тесные отношения со смертными женщинами.

В мифологии тюркско-язычных народов Саяно-Алтая известна богиня Умай, которая в культуре хантов и манси признана прямым прототипом богини Пугос Анки – праматери всего живого, которая «родила сама себя». Та же характеристика, как мы увидим впоследствии, дается фениксам. «Анки» в переводе с хантыйского означает «мать». В сакральном смысле «Анки» может обозначать «мать всех матерей», «мать огня», «мать Солнца», поэтому в картине мироустройства хантов ей отведено место недалеко от восходящего светила. Согласно легенде, Умай имеет непосредственное отношение к деторождению, потому что зачатие зависит только от нее. На кончике солнечного луча Умай посылает новорожденному душу (кстати, близнецам дает одну на двоих), она же определяет срок жизни каждому человеку. Предполагалось, что Умай участвует в совместной трапезе с членами рода, точнее сказать, обоих родов – отца и матери, чем символически их объединяет.

Огненная птица в чувашской мифологии – птица, переносящая огонь, предвестница пожара, который она сама и прекращает. Как видим, и она имеет нечто общее с птицей Феникс.

Ирландский мифический Феникс внешне напоминает тощего грифа, с перьями зеленовато-черного цвета, которые не смачиваются водой. Эта птица вьет гнезда каплевидной формы в колючих кустарниках, летает только в проливной дождь (в остальное время прячется в гнезде). Питается ирландский Феникс насекомыми и эльфами.

В еврейских мидрашах (аллегорических притчах) Феникс называется «мильхам», его бессмертие объясняется следующим образом. Когда прародительница Хава (Ева), отведав от запретного дерева, совершила грехопадение, ее охватила зависть к безгрешности других творений, и она соблазняла животных тоже вкусить от «запретного плода». Только птица мильхам не послушалась ее, и в награду за это ангелу смерти был передан божественный приказ, согласно которому богопослушный не должен знать смерти. Мильхам получила укрепленный город, в котором безмятежно жила каждую тысячу лет. «Тысяча лет является сроком ее жизни, и когда переваливает за тысячу, из ее гнезда вырывается огонь и сжигает птицу. Остается только одно яйцо, оно превращается в цыпленка, и птица продолжает жить дальше. Однако другие говорят, что когда она достигает возраста тысячи лет, ее тело сморщивается и крылья теряют перья, так что она снова начинает выглядеть, как цыпленок. После этого ее оперение восстанавливается, и она взлетает ввысь, как орел, и над ней уже не витает смерть».

Симург, бессмертная птица, гнездящаяся в ветвях Древа Познания, с оранжевым металлическим оперением, с человеческой головой, с четырьмя крыльями, ястребиными когтями и огромным павлиньим хвостом – родом из древнего Ирана.

В поэме I века «Шахнаме» Симург описан поэтом Абулькасимом Фирдоуси так:

Увидишь ты гору главою до туч,

Там – птицу, чей облик суров и могуч.

Симургом зовут его; полного сил,

Его я с крылатой горой бы сравнил.

Фарид-ад-Дин Аттар в XIII веке возвышает Симурга до символа или образа божественности. Это изложено в «Мантикаль-Тайр» («Беседе птиц»). Обитающий где-то далеко, царь птиц Симург роняет в центре Китая великолепное перо; птицы, которым опостылели раздоры, решают отыскать его. Они знают, что имя царя означает «тридцать птиц», знают, что его дворец находится на Кафе, горе, или горной кольцевидной гряде, окружающей землю. Вначале некоторые птицы выказывают малодушие: соловей ссылается на свою любовь к розе; попугай – на свою красоту, ради которой он должен жить в клетке; куропатка не может расстаться со своими холмами, цапля – с болотами, сова – с развалинами. Но в конце концов они пускаются в путешествие, преодолевают семь долин или морей. Многие не выдерживают и возвращаются, другие погибают при перелете. Тридцать же, достигших благодаря своим трудам очищения, опускаются на гору Симурга. Наконец они его узрели, и тут они понимают, что они-то и есть «Симург» и что «Симург» – это каждая из них и все они вместе.

Арабский ученый и литератор аль-Казвини в своих «Чудесах творения» утверждает, что Симург Анка живет семьсот лет, и когда у него подрастает сын, отец разжигает костер и бросается в огонь.

Симург – вещая птица огромных размеров. Она обладала даром предвидения, но натура ее была двойственна, заключая в себе «добрую» и «вредоносную» половины. При гаданиях и заклинаниях рекомендовалось держать под рукой перья Симурга: считалось, что они помогают в этих сложных делах.

В суфизме Симург символизирует Совершенного Человека, обладающего знанием Божественной Сущности. Эту Сущность, как и легендарную птицу, невозможно увидеть. Одно время изображение этой гигантской птицы было даже эмблемой Ирана.

Довольна интересна персидская Хума – огненная птица, очень похожая на свою египетскую «сестру». В ней также совмещены две половины – мужская и женская, причем их единство следует понимать буквально (по одной лапе и крылу на мужскую и женскую часть). Прикосновение Хумы либо попадание человека в ее тень приносит удачу и благословение. Если она сядет кому-нибудь на голову, то этому счастливцу суждено быть королем.

Рарог (рариг, рарашек) – тотемное имя сокола у славян. Он представляет собой огненный дух в виде хищной птицы или дракона с искрящимся телом, испускающей жар, пламенеющими волосами и сиянием, вырывающимся из клюва или пасти, а также в виде огненного вихря. Согласно чешским поверьям, Рарог может появиться на свет из яйца, которое девять дней и ночей человек высиживает на печи.

Знали «Феникса» и на Руси. Русская Жар-птица похожа на Феникса. В сказках про нее сообщается довольно много информации: она не отличается интеллектом, хотя умеет говорить. Клюет как золотые яблоки, так и обыкновенную пшеницу. Ярко светит, но не жжет – ее можно легко положить за пазуху, а перья использовать ночью вместо лампы. Полет Жар-птицы сопровождается сильным ветром и волнением на море. В некоторых историях она способна переносить на себе человека.

Вот полночного порой

Свет разлился над горой,

Будто полдни наступают:

Жары-птицы налетают;

Стали бегать и кричать,

И пшено с вином клевать. П. П. Ершов, «Конек-Горбунок».

В «Голубиной книге» прямо говорится: «Феникс-птица – всем птицам мати». У нее «перья крепче стали и булату, режут ими кости и камни, а когда из-за моря гости приезжают – перья покупают и кроют ими бархаты и атласы». Возможно, в русских сказаниях есть намек, что эта птица искусственного происхождения. А может быть, это рассказ о некоем отголоске информационного послания от предшествующих нам технически развитых цивилизаций (например, резка твердых материалов с помощью какого-то пламени)? Впрочем, взаимоотношения Фениксов и цивилизаций – это тоже вопрос, достойный более широкого рассмотрения.

<p>Миф или реальность?

Относительно реальности Фениксов (и не только их) высказываются различные мнения: некоторые специалисты полагают, что нечто похожее действительно было, якобы существовала какая-то реликтовая птица с ярким оперением, только вымерло это чудо еще очень-очень давно. Да и вообще считается, что большая часть сказочных животных, вполне возможно, действительно существовала. В наше время есть такая наука под названием «тератология», изучающая подобные аномалии развития. Сказки сказками, но ведь можно сказать, что и сейчас появляются на белый свет «змеи-горынычи» – рептилии о нескольких головах, «единороги» – копытные с аномалией развития рожек и т. д. Вполне возможно, что многие мифы и сказки родились не на пустом месте, просто от того, что у кого-то была чересчур богатая фантазия. Многим мифическим существам, как в образе животных, так и в образе людей, есть те или иные научные объяснения. Как писали братья Стругацкие в романе «Град обреченный»: «Возьмем, например, мифы! Как известно, дураков – подавляющее большинство, а это значит, что всякому интересному событию свидетелем был, как правило, именно дурак. Миф есть описание действительного события в восприятии дурака и в обработке поэта».

<p>Феникс и сотворение мира. Когда и как родился первый Феникс?

Таинственная птица упоминается еще в древнейших из дошедших до нас мифах – в сказаниях о сотворении мира. Разные теологические центры Древнего Египта, крупнейшими среди которых были города Гелиополь, Мемфис, Гермополь и Фивы, выдвигали каждый свою космогоническую версию, объявляя своего главного бога творцом мира, а всех наиболее популярных в стране богов – созданными им или ведущими от него происхождение (общей для всех являлась только идея об Изначальном Хаосе). Поэтому существуют четыре космогонические концепции: соответственно гелиопольская, мемфисская, гермопольская и фиванская.

Город Гелиополь никогда не был политическим центром Египетского государства, однако с эпохи Древнего царства и вплоть до конца Позднего периода он оставался важнейшим теологическим центром и главным культовым центром солярных богов. Гелиопольская космогония бога Ра – древнейшая космогоническая концепция Египта. Космогонические идеи раскрываются в «Текстах пирамид» и в «Книге познания воссуществований Ра и низвержения Апопа». Развитие гелиопольской космогонии представлено в «Текстах саркофагов».

Космогоническая версия Гелиополя, сложившаяся во времена V династии, была наиболее распространенной, а главные боги гелиопольского пантеона – самыми популярными во всей стране. Египетское название города – Иуну (Город Столбов) связано с культом обелисков, а обелиски напрямую связаны с культом птицы Бенну-Феникс. В гелиопольской версии собственно впервые и рассказывается о птице Бенну.

Согласно гелиопольской концепции, давным-давно, много миллионов лет назад, был Хаос – бескрайняя, неподвижная и холодная водная гладь, окутанная темнотой. Этот океан назывался Нун, он представлял собой довольно мрачное зрелище. Окаменевшие холодные воды Нуна, казалось, навечно застыли в неподвижности. Не было ни воздуха, ни тепла, ни света: все окутывал первозданный мрак, всюду царила тишина. Проходили столетия, тысячелетия, но ничто не нарушало покоя: Первозданный Океан Нун оставался незыблемым и неподвижным.

Но однажды свершилось чудо. Вода вдруг заплескалась, заколыхалась, и на поверхности появился великий бог Атум – первый бог во Вселенной. «Я существую! – воскликнул он, и Вселенная содрогнулась от громоподобного голоса, возвестившего начало жизни. – Я сотворю мир! Я сделаю это, ибо мое могущество настолько велико, что я сумел сам себя создать из вод океана! Нет у меня отца и нет матери; я – первый бог во Вселенной, и я сотворю других богов!

Привет тебе, Атум. Привет тебе, Хепри, породивший сам себя. Ты поднялся ввысь под именем Холм – Тот, который высок. Ты возник под своим именем Хепри – Тот, кто возникает».

А вокруг Вселенную по-прежнему сковывал холод, все было объято мертвенным безмолвием и погружено во тьму. Атум стал искать в Первозданном Океане твердое место – какой-нибудь островок, но вокруг не было ничего, кроме неподвижной воды Хаоса Нуна. В океане не было ни одного даже самого крошечного клочка суши, куда можно было бы ступить ногами – все затопляла вода. Мрачная пучина уже клокотала, готовясь поглотить Атума: уже пенился внизу похожий на разинутую пасть чудовища водоворот и неумолимо затягивал бога в свое жерло. Надо было как можно скорей создать землю, хоть какой-нибудь островок. Спасение от гибели было только в этом. С неимоверным усилием Атум оторвался от воды, воспарил над бездной и, воздев руки, произнес волшебное заклинание. В тот же миг раздался оглушительный грохот, и среди пенных брызг из пучины вырос холм Бен Бен – Изначальный Холм. (Согласно другому варианту этого мифа, Атум сам был Холмом. Луч бога Ра достиг Хаоса, и Холм ожил, став Атумом.)

Обретя под ногами землю, Атум опустился на холм и стал размышлять, что ему делать дальше. «Конечно, сперва я создам других богов, – думал он. – Только вот кого именно? Может быть, бога плодородия? Но ведь нет еще земли, на которой выросли бы травы и злаки, и нет людей, которые могли бы обрабатывать землю, сеять зерно и собирать урожай… Лучше я создам ветер. Без ветра этот океан вновь замрет и останется навсегда неподвижным. И еще я создам богиню дождя и влаги – чтоб вода океана подчинялась ей». Однако если мир придет в движение, то все, что бы Атум после этого ни сотворил, будет немедленно разрушено и вновь превратится в Хаос. Творческая деятельность совершенно бессмысленна до тех пор, пока в мире нет стабильности, порядка и законов. Поэтому Атум решил, что одновременно с ветром надо создать богиню, которая будет охранять и поддерживать раз и навсегда установленный закон.

Приняв после многолетних раздумий это мудрое решение, Атум наконец приступил к сотворению мира. Он изверг семя себе в рот, оплодотворив сам себя, и вскоре выплюнул изо рта Шу, бога ветра и воздуха, и Тефнут – женщину с головой свирепой львицы, богиню мирового порядка. Это была первая божественная пара на земле.

Нун, увидав Шу и Тефнут, воскликнул: «Да возрастут они!»

«… и так родились близнецы – Шу и Тефнут. О Атум-Хепри, ‹…› ты воссиял [в образе] Бенну на предвечном холме Бен Бен в храме Бенну в Гелиополе, выплюнул Шу и изрыгнул Тефнут. Ты обнял их своими руками Божественного Ка, дабы твое Божественное Ка пребывало в них» («Тексты пирамид»).

Но свет еще не был создан. И случилось несчастье. Непроглядный мрак все еще окутывал Вселенную, и в темноте Хаоса Атум потерял своих детей в Первозданном Океане. Сколько он ни звал их, сколько ни кричал, оглушая водную пустыню плачем и стенаниями, ответом ему было безмолвие. А это могло означать все, что угодно, даже самое худшее. Может быть, Шу и Тефнут заблудились и погибли в Хаосе.

В полном отчаянии Атум вырвал свое Око и послал его на поиски Шу и Тефнут. «Сделай то, что я тебе скажу. Иди в океан, разыщи моих детей Шу и Тефнут и верни их мне». Глаз отправился в океан, а Атум уселся и стал дожидаться его возвращения. Медленно тянулось время, дни проходили за днями, столетия за столетиями. Всюду был мрак, тишина, холод. Терпение бога наконец иссякло. И, потеряв всякую надежду вновь увидеть своих детей, Атум закричал: «О горе! Что же делать мне? Мало того, что я навеки потерял своего сына Шу и свою дочь Тефнут, я вдобавок еще лишился Глаза!» И он создал новое Око, поместил его в свою пустую глазницу и назвал его «Великолепным».

Старый Глаз тем временем бродил по водной пустыне и после многолетних поисков нашел таки Шу и Тефнут, и привел их обратно к холму Бен Бен. Но едва Шу и Тефнут ступили на холм и бог бросился им навстречу, чтобы поскорей их обнять, как вдруг Старый Глаз, весь пылая от ярости, подскочил к Атуму и гневно прохрипел:

– Что это значит?! Не по твоему ли слову я отправился в океан Нун и вернул тебе потерянных детей! Я сослужил тебе великую службу, а ты – и это благодарность! – ты тем временем создал себе новый Глаз и поместил его туда, где по праву должно находиться мне!

– Не гневайся, – сказал Атум. – Я помещу тебя на лоб, и ты оттуда будешь созерцать мир, который я создам, будешь любоваться его красотой.

Но оскорбленный Глаз не желал слушать никаких оправданий. Стремясь во что бы то ни стало наказать бога за предательство, он превратился в ядовитую змею кобру. С угрожающим шипением кобра раздула шею и обнажила смертоносные зубы, нацеленные прямо в Атума. Однако бог взял спокойно змею в руки и поместил к себе на лоб. Чтобы успокоить Око, Атум поручил ему великую миссию – быть хранителем его и установленного им и богиней Тефнут-Маат миропорядка, и если на их пути встретятся враги, уничтожать их. С тех пор Солнечное Око в виде змеи-кобры стали носить на коронах все боги, а потом и фараоны, унаследовавшие от богов земную власть. Солнечное Око в виде кобры называется урей. Помещенный на лоб или на корону, урей зорко смотрит вдаль и испускает ослепительные лучи, которые испепеляют всех встретившихся на пути врагов. Тем самым он защищает и оберегает законы мироздания, установленные богиней Маат.

Из вод океана вырос белый лотос. Бутон раскрылся, и оттуда вылетел бог солнца Ра, который принес миру долгожданный свет. Увидев Атума и его детей, Ра заплакал от радости. Его слезы упали на землю и превратились в людей.

По другой версии мифа, люди родились от слез самого Атума, который, не в силах поверить в счастье обретения детей, заплакал от радости. Его слезы дождем упали на холм Бен Бен и превратились в людей.

В некоторых вариантах гелиопольского космогонического мифа упоминается изначальная божественная птица Бенну, как и Атум, никем не сотворенная. Бенну – «Тот, который из себя возник» («бен» означает «возникать»). В начале мироздания Бенну летала над водами Нуна и свила гнездо в ветвях вербы на холме Бен Бен (поэтому верба считалась священным растением).

Шу женился на Тефнут. От брака Шу и Тефнут родилась вторая божественная пара: бог земли Геб и его сестра и жена, богиня неба Нут. Нут родила – Осириса (егип. Усир), Хора, Сета (Сутех), Исиду (Исет) и Нефтиду (Небтот, Небетхет). Атум, Шу, Тефнут, Геб, Нут, Нефтида, Сет, Исида и Осирис составляют Великую Гелиопольскую Эннеаду, или Великую девятку богов.

Геб и Нут очень любили друг друга и появились на свет крепко обнявшимися. Поэтому в начале творения небо и земля были слиты воедино. Но однажды Геб и Нут поссорились. Причиной ссоры послужило то, что богиня неба пожирала своих детей – звезды. Разгневанный Геб напустился на свою супругу и принялся осыпать ее проклятиями. Желая положить конец их разладу, солнечный бог Ра велел Шу: «Ступай и разлучи их! Раз они не могут жить в мире, пусть живут врозь». Богу ветра ничего не оставалось делать, как выполнить приказ владыки. Он взмахнул руками, произнес заклинание, и в тот же миг по всей Вселенной разразилась страшная буря, забушевал ураган. Сколько ни противились Геб и Нут, сколько ни напрягали силы, ветер разорвал их объятия. Небо отделилось от земли. По всему океану зачернели маленькие острова и огромные материки, вздыбились горные хребты, потекли реки.

Родившиеся из слез Ра люди с радостными криками покинули холм Бен Бен и разошлись по зеленеющим долинам. Они построили города, воздвигли величественные храмы для богов и дворцы для вельмож, стали обрабатывать пашни и построили город Иуну (Гелиополь). А на самом холме соорудили святилище. Наступил золотой век – время, когда люди и боги жили на земле совместно.

На холме Бен Бен люди впоследствии построили главный храм Ра-Атума в Иуну «Хут Аат», или «Великая обитель», главное святилище Египта. Некогда оно было самым значительным храмом на территории страны, более чем в два раза превосходившим по размерам территорию Карнакского комплекса бога Амона в Фивах. Это место считалось египтянами одним из самых священных.

Эту легенду отчасти подтверждают историки и археологи. Они нашли множество интересных доказательств того, что легендарный храм на холме Бен Бен существовал. По данным археологии, первое поселение на месте будущего Гелиополя существовало еще в додинастическую эпоху. Жилища этих людей все еще не обнаружены, если вообще от них сохранилось хоть что-то, однако их погребения известны; они находятся в некрополе на границе с пустыней к юго-востоку от храма Ра-Атума. Вместе с останками было обнаружено много керамических сосудов, которые по декору заметно отличаются от современных им керамических изделий Верхнего Египта и даже от тех сосудов, что найдены неподалеку, в Маади, где сходились торговые пути Египта и Азии.

Проработав в 1912 году четыре недели в Иуну, сэр Флиндерс Питри выявил в центральной части города огромный холм почти квадратной формы со скругленными углами, который служил платформой для сооружения, которое было давно разрушено. Он посчитал, что нашел крепость Второго Переходного периода, но ошибся, приняв за следы военной деятельности фараонов основу большого храма Атума-Ра. Именно здесь в основании большого храма еще в 1903–1904 годах была обнаружена шахта, заполненная обломками статуй и царских надписей. Находки были сделаны египетскими археологами совместно с европейскими коллегами неподалеку от того места, где некогда располагалось главное святилище бога солнца.

Но вернемся во времена славы Иуну, во времена расцвета «Великой обители» Атума-Ра.

<p>Атум или Ра?

А кстати, при чем тут Ра, если во времена сотворения мира его, что называется, «рядом и близко не было»? Почему «Великая обитель» стала святилищем Атума-Ра, если мир и холм Бен Бен сотворил именно Атум, причем совершенно единолично? И вообще, об одном ли храме идет речь?

Атума стали ассоциировать с солнечным богом Ра в эпоху пирамид, а впоследствии Ра полностью занял место Атума. Однако в более ранние времена именно Атум считался «первым богом», чем-то вроде Бога-Отца в христианстве. Атуму принадлежала главная созидательная роль после Солнца. На рубеже III тысячелетия до н. э. Солнце и его культ еще не играли той роли в жизни Египта, которая будет ему отдана в классические эпохи Египта фараонов. Лишь на заре строительства пирамид, при III династии, Солнце постепенно заняло главенствующее место в представлениях египтян о верховном божестве. Культ Ра начал формироваться параллельно с объединением Египта и стал доминировать в период Древнего царства, вытесняя более архаичный культ Атума. Фараоны IV династии, возводившие пирамиды, придали поклонению Ра статус государственной религии, а трое из них даже носили имя, включающее слово «Ра» (Джедефра, Хафра, Менкаура). Однако действительно высочайшего положения в стране жречество Ра добилось при фараонах V династии, которая, вероятно, установилась не без помощи влиятельных гелиопольских жрецов. В позднейших древнеегипетских сказаниях, в первую очередь «Хуфу и чародеи», утверждалось, что первые три фараона этой династии (Усеркаф, Сахура, Неферикара) были сыновьями Ра.

<p>Бен Бен и обелиски

Солнечная символика касается Атума так же, как и Ра. С этим связан еще один феномен, еще один объект культа как Бенну-Феникса, так и солнечных богов Египта – то, что египтяне называли Бен Бен (так же как и Священный холм, поскольку этот объект – символ Изначального холма), а нам известно под названием «обелиски». В Иуну, там, где Солнце впервые поднялось со Священного холма (или, согласно другим надписям, этого места впервые коснулся солнечный луч), в «допирамидные» времена была возведен первая священная колонна – обелиск. Точнее, более простая грубо обработанная форма, типа менгира[39], еще не классический геометрически правильный обелиск с вершиной в форме пирамидиона (небольшой пирамидки). Эта священная колонна, по всей видимости, и дала городу его древнее имя Иуну – Город Столбов. Позже обелиски стали символами холма Бен Бен. Пирамидальные вершины обелисков, покрытые листовой медью, электрумом (сплавом серебра и золота) или золотом, считались местом пребывания Солнца в полдень.

В начале эпохи пирамид вершина первого обелиска в священной столице была заменена еще более священной реликвией. Этой реликвией был Бен Бен, таинственный камень конической, точнее пирамидоообразной формы (не следует путать с мифологическим Изначальным холмом). Отсюда и геометрическая форма всех последующих вершин обелисков. Все египетские обелиски так или иначе повторяют форму священного Бен Бена: это столбы правильного квадратного сечения с пирамидальной вершиной, которая обычно покрывалась отражающим слоем. Обелиски ставились, как правило, парами. Практически все известные обелиски изготовлены из розового гранита. Камень этот играл особую роль в жизни египтян: из него делали порталы храмов, саркофаги, статуи царей и, как уже упоминалось, массивные обелиски. Там, где Нил прорезает Нубийское нагорье и вырывается на равнину, расположены знаменитые асуанские каменоломни. Розовый гранит, начиная с эпохи Древнего царства, а возможно, и раньше, добывали в этих каменоломнях.

Примерно треть из сохранившихся до наших дней 27 каменных изваяний не превышает в высоту 10 метров. Практически все известные на сегодня обелиски покрыты по всей поверхности надписями, славящими царей и их деяния. Любопытно, что немалое число обелисков находится за пределами Египта. После установления своего господства римляне активно вывозили их в Италию. Сегодня Вечный город украшают тринадцать обелисков из Египта. А в XIX веке настоящую охоту за древнеегипетскими древностями устроили французы и англичане. Не обошли они своим вниманием и обелиски, поэтому их можно увидеть и в Париже, и в Лондоне, и в Нью-Йорке.

Таинственный камень Бен Бен сыграл в религиозных мировоззрениях древних египтян огромную роль. Геродот писал о нем следующее: «Согласно поверью, Бен Бен упал с неба. К сожалению, он был утерян так давно, что к моменту воцарения Сунусерета [в 1971 году до н. э.], никто уже не помнил его внешнего вида. В это время [эпоха XII династии] в памяти сохранилось только, что он имел форму пирамиды».

Более или менее уверенно можно сказать, что Бен Бен все еще хранился в храме во времена фараона Пи-Анхи (примерно 750 год до н. э.), поскольку была найдена запись, рассказывающая о посещении фараоном этой святыни. Намереваясь войти в святая святых и лицезреть небесный объект, фараон на восходе Солнца на переднем дворе храма принес обильные жертвы. Затем он вошел в храм, по обычаю низко кланяясь великому богу. После этого жрецы прочли молитву о безопасности фараона, чтобы он мог без вреда для себя войти в святилище, а затем выйти из него. Вслед за этим были совершены церемонии подготовки для вступления в «Звездную комнату» – так почтительно именовалось святилище. Эти церемонии включали в себя омовение фараона, очищение и натирание благовониями. Затем владыке вручили редкие цветы или ветви растений, которые он должен был преподнести богу, положив их перед камнем Бен Бен. После этого он поднялся по ступенькам к «великому шатру», в котором находилась святыня. Достигнув верхних ступенек, фараон отодвинул засов, открыл двери и «увидел своего праотца Ра в обители Бен Бен». В завершение церемонии он отступил назад, закрыл за собой двери и опечатал их глиняной печатью.

<p>Загадки пирамидионов и тайна чисел Тота

Доподлинно неизвестно, откуда именно взялся таинственный камень: он исчез задолго до того, как Геродот посетил Египет. Но его название перешло на камни-пирамидионы (пирамидки), которые обычно ставились на вершины пирамид и, позднее, на верхушки обелисков. Когда «смотритель всех работ царя» завершал строительство пирамиды, на ее верхушке устанавливался пирамидион, что означало окончание грандиозной работы, символизировало начало празднества, во время которого радовалась и ликовала вся страна. Он обычно изготавливался из полированного гранита и покрывался медью или позолотой, точнее, электрумом (разумеется, металлическое покрытие до сегодняшнего дня не сохранилось), мог иметь высеченные в камне надписи или изображения. Очень часто на пирамидионах изображалась птица Бенну. Она представляет «душу» («божественную искру», «жизненную силу»), которая находится у каждого человека в центре черепа.

Высота пирамид, по всей видимости, колебалась: от метра-двух для маленьких до 5–6 метров для самых крупных. Угол наклона граней пирамидиона точно соответствовал углу наклона граней самой пирамиды. Для предохранения от сползания в сторону камень имел квадратный выступ на основании, укладывавшийся в соответствующую выемку на верхних камнях кладки пирамиды. На восходе и на закате солнца, когда оно было еще за горизонтом, пирамидионы ярко сияли отраженным светом в сумерках. Ни на одной пирамиде в наши дни пирамидион не сохранился наверху, но некоторые дошли до наших дней в очень хорошем состоянии и хранятся в Египетском музее в Каире.

В Древнем Египте форма пирамиды считалась священной. Пирамидионами размером от нескольких сантиметров до десятков сантиметров украшали некоторые здания. В форме маленьких пирамид готовили праздничную еду. Настенная роспись в храмах изображает нубийцев, приносящих дары и жертвенную еду, включая ладан, в священной форме пирамиды. Хлеб также иногда выпекался в виде пирамидальных хлебов.

Есть устойчивое мнение, что необъяснимые свойства египетских пирамид (особый микроклимат внутри, изменение физических и биологических характеристик помещенных объектов и прочее, о чем мы говорили в статье про пирамиды) обусловлены тем, что они не просто сами имеют такую форму, но и содержат в своей конструкции встроенные пирамидионы.

Вполне возможно, что изначальный Бен Бен не был утрачен, наоборот, почитая его великую ценность, египтяне скрыли его в священном хранилище. И именно он активизирует таинственную силу пирамид. Есть гипотеза, что Бен Бен спрятан в пирамиде Хеопса. То есть до IV династии Бен Бен находится в Иуну, потом была построена Великая пирамида (в форме этого самого Бен Бена), камень спрятали в «тайную комнату», а начиная с V династии активно возводятся обелиски, изображения Бен Бена на столбе, призванные как-то заместить «пропавшую» (на самом деле спрятанную) реликвию.

В хранящемся ныне в Берлинском музее древнем «Весткарском папирусе» (он был написан во времена Нового царства, но, без сомнения, являлся копией документа времен V династии), среди прочих упоминается и волшебная история «Царь Хеопс и чародеи». «Весткарский папирус» свидетельствует: «Его величество царь Хеопс потратил все свое время, пытаясь отыскать тайные гробницы святилища Тота, чтобы создать такие же в своем собственном „горизонте“ (пирамиде)». Это очень старая легенда, которую, возможно, рассказывали бродячие сказители. История начинается с того, как Хеопс просит своих сыновей поведать ему предания о великих чародеях прошлого. Первый принц – Хефрен – рассказал отцу о маге (херихебе) по имени Убаонер, который жил во времена фараона Небки (предка Хеопса). Он подозревал свою жену в неверности и смастерил крокодила из воска. Потом он приказал слуге в момент, когда его неверная супруга будет принимать в беседке у пруда тайного возлюбленного, бросить в пруд воскового крокодила. Наступил вечер, к жене Убаонера пришел ее возлюбленный (бывший к тому же простолюдином), он спустился в пруд, и тогда слуга бросил туда воскового крокодила. Крокодил ожил, превратившись в настоящего гиганта, и схватил несчастного. Неверность жены была доказана, а простолюдин наказан. Свидетелем этого чуда был сам фараон Небка.

Вторую историю Хеопсу рассказал принц Бауфра. Это чудо произошло во времена его отца Снофру. Некий херихеб по имени Джаджаеманаха сумел свернуть воду, как сукно, по одному повелению фараона, а затем могучий жрец снова произнес волшебное слово, и вода вернулась на свое место. Четвертый же сын царя, Хардедеф, пообещал привести к отцу человека, обладающего сверхъестественными способностями. Этим человеком оказался некий Джеди, которому уже исполнилось сто десять лет. Он мог оживить человека после того, как ему отрубят голову, усмирить львов, которые при нем вели себя, словно невинные котята, и, наконец, что наиболее важно, он знал полные числа Тота (ученые до сих пор ломают голову над вопросом, что они собой представляют, то есть что именно обозначают эти иероглифы).

Последний отрывок повествует: «Тогда сказал царь Хеопс (обращаясь к Джеди): „Мне говорили, ты знаешь числа Тота?“ И Джеди ответствовал: „Прошу, прости, я не знаю их, о государь, знаю, что числа в Гелиополе; в том ящике!“» Затем рассказывается о том, что не Джеди доставит ящик фараону, но последний из сыновей, который еще находится в чреве Редджедет (жены Хеопса), и наконец следует история о рождении трех мальчиков, ставших позже основателями V династии.

Какие загадочные числа Тота фараон так мучительно искал? По одной из версий, эти числа обозначали количество тайных камер в хранилище или же усыпальнице Тота. И Хеопс искал не все из них, а лишь тайную, дабы самому возвести подобное скрытое убежище для себя в своем «горизонте». Возможно, Хеопсу удалось осуществить свои намерения и отыскать тайные гробницы Тота и его зашифрованные числа.

Некоторые исследователи пирамид полагают, что камень Бен Бен являлся тем самым ящиком-саркофагом (т. е. архивом), где хранятся книги Тота, написанные в «первое время», когда Египтом правил сам Осирис. По версии ученых, в не так давно обнаруженной камере в шахте пирамиды Хеопса вполне может находиться что-то настолько невероятное, что это перевернет наши знания о мире. В общем, откроют тайник в пирамиде Хеопса, намеки на который вроде бы у археологов есть, и все выяснится.

<p>Загадка храма Атума-Ра, храма Бену и обители Бен Бена

Есть версия, на первый взгляд противоположная высказанной выше, что камень Бен Бен находился не в храме Атума-Ра, а в другом святилище (тоже в Иуну) – в Храме Бенну-Феникса (возможно, он тоже стоял на некоей священной колонне), и служил символом этой легендарной космической птицы, олицетворяющей цикличность, способной к воскрешению и повторному рождению.

Так что же – храм Атума-Ра это и есть «Обитель птицы Бенну»? А еще в «Текстах пирамид» также упоминается некая «Обитель Бен Бена». Это одно место или разные? И где все-таки находился таинственный камень? Попробуем разобраться. Помогут нам в этом опять же археологические находки и обелиски, которые, возможно, являются ключами к загадке.

В 1972 году египетские археологи нашли на территории древнего Иуну следы святилища и верхушку обелиска царя Тети; этот фрагмент обелиска является в настоящее время древнейшим дошедшим до наших дней образцом памятников такого рода. Из биографической надписи одного из правителей области Элефантина[40] – Сабни, управляющего южными границами Египта, мы знаем, что пара обелисков была установлена в Иуну около века спустя, при фараоне Пепи II. Сабни повествует о том, как под его руководством были сооружены две баржи для транспортировки монолитов из одного конца страны в другой. Обелиски, по-видимому, были колоссальными, если для каждого из них потребовалось отдельное судно.

Американский инженер Роберт Хекекян в еще XIX веке обнаружил массивный пьедестал, лежащий в 20 метрах от единственного сохранившегося в городе Иуну обелиска – монолита, надписанного именами Сенусерта I, который, естественно, в древности был частью как минимум пары «каменных игл».

Уже упоминавшийся нами арабский ученый Абдель Латиф так описывал эти обелиски: «Именно в этом городе находятся два обелиска, которых называют „иглы фараона“. Оба эти обелиска состоят из квадратного основания десяти локтей в ширину и почти такой же высоты, укрепленного на массивном фундаменте в земле. Над этим основанием возвышается квадратный столб пирамидальной формы и высотою в сто локтей, который имеет в основании диаметр в пять локтей и кончается точкой. Верхушка покрыта точно шапочкой из меди… Эта медь в результате дождя и лет испортилась и приняла зеленый цвет; часть этой окиси потекла по самому обелиску. Вся поверхность обелиска покрыта надписями. Медь, которая покрывала вершину этого обелиска, сняли. Вокруг этих обелисков имеется множество других, которых нельзя сосчитать. Эти имеют только половину или треть высоты больших».

Благодаря этому отрывку понятно, что между обелисками некогда находился вход в храм, который, если он находился к западу от обелисков, занимал центральную часть большого холма. В стене, некогда окружавшей комплекс, были найдены блоки больших ворот. Из иероглифической надписи, запечатлевшей завоевание Египта в VIII веке до н. э. нубийским царем Пи-Анхи, следует, что победивший царь двигался от Хераха (местности в районе современных кварталов южного Каира) к Красной горе, кварцитовой «сокровищнице» Иуну, а затем прошел с запада в храм Ра. Один из входов храма должен был находиться у реки, с запада, однако ясно, что другой был расположен со стороны пустыни, откуда добывали камень для построек.

Солнечный храм должен был быть ориентирован пилонами[41] на восток, дабы встречать первые лучи Солнца. Святилища, подобного храму Ра в Иуну, не существовало, однако для других храмов, как говорят отдельные надписи, он был непререкаемым образцом. Поэтому можно, глядя на структуру сохранившихся построек, делать определенные экстраполяции. Например, такой же план имеет конструкция храма в Карнаке, где солнечное святилище с колоссами Рамсеса II и единственный обелиск были ориентированы на восток и находились у задних, т. е. восточных ворот храма Амона, позади святилищ его основной оси.

О том, что в Иуну существовало грандиозное святилище, говорит и еще один любопытный факт, подмеченный археологами. Все гробницы царей II–VI династий были расположены так, что от них была видна вершина центрального обелиска в Иуну: зримое присутствие культового образа солнечного божества было необходимо для посмертного существования фараона. Массивность «персональных» царских солнечных святилищ в Абу Гуробе и гигантские пирамиды IV династии, возможно, были лишь отголоском истинных размеров «национального» солнечного храма, грандиозный золоченый обелиск которого, с более покатыми, чем у обычных обелисков, склонами, возвышался когда-то над песчаным пространством Мукаттамского нагорья. Пирамиды, пирамидионы, обелиски и солнечные храмы в Абу Гуробе – все это отголоски форм культа Атума-Ра в Иуну.

К сожалению, до нашего времени не дошло ни одного египетского документа, который в точности передавал бы внешний облик «Великой обители». Однако приблизительная реконструкция все же возможна по имеющимся сейчас археологическим доказательствам, само место расположения храма Атума-Ра в Иуну, его гигантский размер позволяют получить о нем определенное представления.

Большая платформа с лежащими на ней обелисками находилась внутри обширной внешней стены, которая длиной с востока на запад более километра. В целом весь комплекс, огороженный внешней стеной, напоминал в плане грубо очерченный квадрат, одна из граней которого в северо-западном углу срезана наискосок, неподалеку от современного местоположения заболоченного рукава реки. Внешняя стена разделяла это пространство почти ровно пополам с востока на запад. К северу от этой стены, возможно, находилась вспомогательная, так сказать, менее сакральная часть комплекса. Южная часть территории, несмотря на то что это была половина всего комплекса, столь велика, что превосходит самые большие храмовые территории святынь Нового царства.

Некоторое представление об этом святилище могут дать воздвигнутые здесь обелиски. На своем исконном месте в Иуну сегодня стоит лишь «игла» Сенусерта I, однако другие, вывезенные отсюда в иные места мира, могут быть идентифицированы как по сохранившимся на них надписям, так и благодаря античным авторам. Два обелиска, установленные в Иуну Тутмосом III, имели высоту 20,88 и 21,21 м; еще в древности они были перевезены в Александрию, чтобы украсить новый храм, сооруженный в честь Цезаря, а в XIX веке покинули Египет: один находится в Лондоне, на берегу Темзы, другой – в Нью-Йорке.

Очень важная информация о гелиопольском храме содержится в уже упоминавшейся триумфальной надписи нубийского царя Пи-Анхи. Захватив почти всю страну, он подошел к храму Ра с юга. Как указывает текст, сначала он совершил церемонии очищения к западу от канала Ити, который во многих источниках описывается как главная водная артерия, связывающая город с рекой. Отсюда он проследовал к «высокому песку» Иуну, следуя навстречу восходящему Солнцу, на территорию храма и принял участие в ритуале уничтожения врагов. Надпись упоминает о создании помещения под названием «Дом утра» для очистительных церемоний и почитания Солнца. Было поднесено и надето соответствующее случаю одеяние, воскурены благовония и затем были принесены ветви из «Обители Бен Бена». После этого царь взошел по лестнице, чтобы увидеть Ра в «Обители Бен Бена».

Для того чтобы увидеть своего «солнечного отца», царю было необходимо снять печати и открыть двери святилища. Скорее всего, речь идет не об обычном святилище, где покоится культовая статуя божества, а о том, что царь прошел в другое, более обширное пространство, скрытое от посторонних взглядов стеной. Во всяком случае ритуалы, которые совершал царь, ничем не отличаются от традиционного священнодействия в других египетских храмах. В этом месте говорится об утренней ладье Ра и вечерней ладье Атума, размер которых также не указан. После того как «Обитель Бен Бена» была вновь запечатана, царь прошел в храм Атума, чтобы воскурить благовония своему отцу Атуму-Хепри, «старшему в Иуну».

Главный вопрос, главная тайна заключается в том, посетил ли Пи-Анхи два разных храма, или же все происходило внутри одного святилища? Стела указывает, что ритуал начался в храме Ра, затем действие перешло в «Обитель Бен Бена», откуда царь перешел в храм Атума. Скорее всего, речь идет о едином храмовом здании, поскольку еще Рамсес III в тексте «Большого папируса Харриса»[42] говорит о жречестве «храма Атума, владыки Обеих Земель, бога Иуну Ра-Хорахте».

Возможны разные интерпретации, однако наиболее интересной и серьезной представляется гипотеза, высказанная американским ученым С. Керке, согласно которой речь идет о двойном храме, состыкованным задними частями друг к другу. В таком случае, фасад храма Ра выходил на восток, к восходящему Солнцу и холмам пустыни, тогда как вход в храм Атума был на западе, там, где заходило Солнце, протекал Нил и открывались пути в загробное пространство.

Можно предположить, что «Обитель Бен Бена», также упоминавшаяся еще в «Текстах пирамид» как «Обитель птицы Бенну», была центральным святилищем, которое находилось между территориями святилищ Ра и Атума. «Обитель Бен Бена» была наивысшим участком территории храма, к которому вели пандусы. В центре этого храма, таким образом, существовала особая сакральная зона, где стоял таинственный камень Бен Бен, объект земного почитания Солнечного творца. На самом камне находилась фигура Бенну-Феникса. По мнению некоторых ученых, Бен Бен являлся не чем иным, как «каменным гнездом» птицы.

<p>Камень Бен Бен – метеорит, <p><emphasis>или</emphasis> <p>Летающая тарелка, <p><emphasis>или</emphasis> <p>Что было раньше – феникс или яйцо?

Исходя из многих дополнительных источников, можно также предположить, что первое появление Феникса на исторической, а точнее мифологической сцене, судя по всему, послужило причиной возникновения культа камня Бен Бен, который рассматривался как «яйцо», или «семя», космической птицы. Можно ли исключать, что камень попал в Древний Египет с небес, из космоса? Может ли Бен Бен считаться предметом внеземного происхождения?

Многие египтологи нашего времени считают, что камень Бен Бен имел коническую форму. В самых ранних известных изображениях Бен Бена с сидящим на нем Бенну-Фениксом камень имеет не пирамидальную форму: его концы слегка округлены, и он больше напоминает конус, и только позднее его заменил пирамидион. Эта форма, возможно, указывает на метеоритное происхождение священного камня. Существует два типа метеоритов: железные и каменные. Первые, как правило, имеют черный цвет и размеры, превышающие габариты каменных метеоритов, поскольку при ударе о землю они практически не раскалываются или вовсе остаются целыми. Входя в земную атмосферу, некоторые железные метеориты сохраняют положение и не вращаются, после падения передняя их часть расплавляется и смещается назад, и потому метеорит приобретает характерную форму конуса.

Египтяне называли железо «металлом небес», поскольку на протяжении долгого времени они знали только метеоритное железо (содержавшее большой процент никеля). По причине «божественного» происхождения металла метеоритное железо использовалось, в частности, при изготовлении охранительных амулетов и магических инструментов. Жители Древнего Египта называли такое (а другого они и не знали) железо «бья». Слово «бья» часто встречается в «Текстах пирамид»: «Я чист, беру с собой мои железные (бья) кости, я расправляю свои нетленные члены, которые находятся в чреве Нут»; «Мои кости – железо (бья), и мои члены – неугасимые звезды»; «Кости царя – железные (бья), и его члены – неугасимые звезды». Как показывают эти отрывки, существовало убеждение, что когда ушедшие цари перевоплощались в звезды, их кости становились «бья», то есть железным «небесным материалом», из которого некогда были созданы звездные боги. Такие космические железные объекты, как метеориты, являлись единственным материальным свидетельством реальности Земли в небесах, населенных звездами-душами царей, и легко понять, почему, по мнению древних, звезды состояли из «бья». Поскольку души ушедших царей – звезды, то их кости должны быть тоже из железа. Железо для египтян было одним из металлов мистического характера. Например, согласно легенде, скелет Сета был сделан из железа.

Это возвращает нас к камню Бен Бен в Гелиополе, который многие египтологи ассоциируют с метеоритом. Вообще-то метеориты по деталям своего появления вполне вписываются в эту теорию. Полет метеорита – очень впечатляющее зрелище. Они иногда оставляют за собой светящийся след, а их падение сопровождается громом. Метеорит входит в земную атмосферу на большой скорости, но затем замедляет свой ход из-за сопротивления воздуха и раскаляется до высокой температуры. Он приобретает вид огненного шара, а облако раскаленных газов делает шар еще больше. Ассоциация с огненной птицей напрашивается сама собой. При прохождении через атмосферу возникает также ударная волна, которая производит звук, похожий на пушечный выстрел или удар грома, и, видимо, именно поэтому в древности метеориты ассоциировались с богами грозы, такими как Надцад в Финикии или Зевс в Греции.

Существует много свидетельств о почитании метеоритов в самых разных местах планеты. Подобный культ легко понять, поскольку человек в древности видел в метеоритах материальное воплощение небесных богов и, в частности, богов звездных. Конечно, в этом ряду убедительным звучит предположение, что и камень Бен Бен мог быть метеоритом конической формы. Можно ли считать Бен Бен, а стало быть, и птицу Феникс как его символ, не чем иным, как метеоритом? Вполне возможно, что во времена II или III династий в районе окрестностей Мемфиса упал железный метеорит конической формы. Когда он пролетал по небу, жители города наверняка наблюдали движение яркой точки с длинным перистым «хвостом». Это зрелище позже стало ассоциироваться с образом птицы. На месте падения метеорита ими был обнаружен камень, который посчитали семенем (яйцом) этой самой птицы. Священная птица якобы оставила в Египте свое семя-яйцо как некий знак богов.

Конический метеорит играл большую роль в формировании религиозных воззрений и в культе возрождения. Британский египтолог Г. А. Уэйнрайт проследил эволюцию египетского «метеоритного» культа и его связь с почитанием некоторых богов; в частности, он доказал, что подобная конусу форма бога Амуна говорит о том, что сам «бог» был метеоритом, известным под названием Ка-мут-ф, причем, замечает Уэйнрайт, коническая форма очень характерна для метеоритов малой величины.

Любопытно, что, согласно Уэйнрайту, с метеоритным культом был тесно связан еще один город, носивший название «Город удара молнии». Километрах в двадцати к северу от Гизы в дельте Нила, примерно на той же широте, что и Гелиополь, расположен еще один важный центр: древний город Кхем, названный позднее греками Летополем. Он был ориентирован строго на запад от храма Феникса в Гелиополе. Кхем когда-то был связан с именем Гора – бога с головой сокола, и в нем сохранился древний храм (старше пирамид). Известно, что Кхем существовал еще до эпохи строительства пирамид, и многие египтологи, в том числе и Г. А. Уэйнрайт, считали, что он был географическим центром, относительно которого измерялись расстояния в Древнем Египте. Таким образом, город Летополь являлся геодезической точкой, к которой по меридиану была «привязана» Великая пирамида, а по широте – Гелиополь-Иуну, где хранился камень Бен Бен. Летополь служил своеобразным «дорожным знаком», указывающим «дорогу Осириса на небо», и связывал, по меридиану и широте, Бен Бен и Великую пирамиду.

Интересное дополнение к теме внеземного происхождения Бен Бена и его культа дает «Весткарский папирус». Он повествует о начале царствования V династии, власть которой была освящена божественной волей самого Ра, бога солнца. Вмешательство бога имело место во времена предыдущей IV династии, когда правил Хуфу (Хеопс). Может, это и есть отражение искомого (хотя и происшедшего раньше) события – появления Бен Бена, например, падения метеорита или даже прибытия корабля пришельцев. А Феникс вполне мог стать воплощенным образом такого объекта.

Возможно, что именно эти древние отголоски прослеживаются в иероглифах, напоминающих летательные аппараты, или древней модели планера, найденной, в частности, в Саккаре. Доктор Джордж Витт из США по этому поводу пишет следующее: «К категории НИО (неопознанных ископаемых объектов) мы уверенно можем отнести уникальные находки под общеизвестным в науке названием „Египетский планер“. Эту изготовленную из редкого эбенового дерева фигурку, пропитанную для предохранения от порчи специальным составом неизвестной нам рецептуры, принципиально отличает от огромного количества сохранившихся древних изображений птиц форма хвоста – вертикальный киль, как у винтомоторных самолетов, подобие которому в животном мире не встречалось. Египетские специалисты по исследованию НИО во главе с профессором Каирского научного центра Халилем Мессиха сразу же предположили в этой реликвии искусно выполненную модель планера, хотя ее возраст более 2200 лет! Но как и кто сможет это доказать? Время как будто специально лишило нас возможности сделать объективный вывод о том, что эта таинственная фигурка – действительно копия правильно сконструированного и нормально летавшего планера. Каким образом прояснить ситуацию? Очевидно, необходимо сопоставить „египетский планер“ с находками в других регионах планеты, но имеющими аналоги. Специалисты единогласно избрали аналогом не менее знаменитый „колумбийский золотой самолетик“ – такое название получил изящный 4-сантиметровый предмет, использовавшийся, вероятно, в роли амулета или подвески-украшения и изготовленный не позднее середины I тысячелетия до н. э. Вообще-то, к счастью исследователей, это изделие отнюдь не единственное: всего таких предметов на сегодня обнаружено 33, и найдены они не только в Колумбии, но и на территории Перу, Коста-Рики, Венесуэлы».

Отметим, что аэродинамические свойства этой «летающей птицы» древних исследовались в лабораториях НАСА американскими учеными, которые пришли к выводу, что это точная копия (только уменьшенная в тысячу раз) некоего настоящего летательного аппарата.

<p>Феникс, мистерии Осириса и что сказал бы по этому поводу Зигмунд Фрейд?

Кроме прочего, Бенну-Феникс, как считали древние египтяне, выполнял еще одну важную функцию: эта космическая птица якобы приносит в Египет из отдаленной волшебной страны, находящейся за пределами земного мира, некую субстанцию «нике» (во всяком случае, так ее назвал Геродот со слов египетских жрецов), дающую жизнь. Где находится эта таинственная страна, во внеземном или в метафизическом пространстве? Нужно ли ее искать в космических просторах или в мире египетских мифов?

Тут нужно вспомнить о символической двойственности птицы Бенну-Феникс, она является как символом солнечного Ра, так и повелителя загробного мира – Осириса. Легенды гласят, что Бенну вырвалась из его сердца. Осирис был одним из самых популярных богов египетского пантеона, он почитался как бог производительных сил природы и бог царства мертвых. Считалось, что, подобно всему растительному миру, Осирис ежегодно умирает и возрождается к новой жизни, жизненная сила сохраняется в нем всегда, даже в мертвом. На изображениях можно увидеть, как сквозь гроб Осириса прорастает дерево или из мумии бога растут стебли злаков, которые поливает жрец. Феникс с его способностью возрождаться подходил Осирису как никто.

В Древнем Египте существовала легенда об Осирисе и Исиде, которая была одновременно женой и сестрой Осириса. Варианты этой легенды со временем менялись, дополнялись деталями. Осирис бы четвертым из богов, царствовавших на земле в изначальные времена, унаследовав власть Атума, Шу и Геба. Царствуя в Египте, Осирис и Исида учили людей земледелию и оседлой жизни, врачебному искусству, строили города, вводили браки. В этом им содействовал главным образом Тот – олицетворенная премудрость. Затем Осирис предпринял поход в Азию. После победоносного возвращения Осирис устроил пир. Сет – младший брат Осириса – завидовал его власти и желал править сам. Он придумал способ погубить Осириса. Явившись на пир со своими 72 соумышленниками, Сет велел внести роскошно украшенный ящик (как оказалось, саркофаг) и заявил, что он будет подарен тому, на чей рост придется. Когда очередь дошла до Осириса, тот лег на дно ящика (сделанного специально по его мерке), заговорщики захлопнули крышку, залили ее свинцом и бросили ящик в воды Нила. Течением ящик прибило к берегу, и растущий там куст вереска охватил его своими ветвями. Супруга Осириса Исида нашла тело мужа, извлекла чудесным образом скрытую в нем жизненную силу и зачала от Осириса сына, который был назван Гором. (Согласно другому варианту легенды, она оживила Осириса и зачала от него сына.)

Когда Гор вырос, он победил Сета. Вырванное у Сета в начале битвы Око Гор дал проглотить мертвому отцу. Осирис ожил, но не захотел оставаться на земле, а, оставив трон Гору, стал царствовать и вершить суд в загробном мире.

Существует еще один вариант мифа, так называемый миф о 14 частях тела Осириса, возникновение которого связывают с существованием гробниц этого бога в разных городах Египта. В каждой из них якобы покоилась лишь одна часть божественного тела. Однако такому толкованию противоречило повествование о том, что Исида собрала все части тела Осириса и погребла в Абидосе. Согласно этому мифу, Сет не заключил Осириса в ящик, а разрубил его тело на 14 частей и разбросал эти части по всему Египту.

Также существуют различные версии о воскрешении и погребении Осириса. По некоторым из них, Осирис оживлялся не Гором, а самой Исидой. Погребение Осириса приписывается то Исиде, то Анубису.

Сойдя в царство мертвых, Осирис стал богом преисподней и загробным судьей, каковым он и выступает в «Книге мертвых». Перед Осирисом происходит взвешивание сердца умершего на весах, уравновешенных истиной. Оправданный попадал на «райские поля Иалу». Каждый покойник должен был записаться в число последователей Осириса и даже принять его имя, которое стало в этом случае нарицательным. Осирис является добрым началом и первым человеком; миф его объяснял происхождение зла и смерти, а также борьбу плодородия с разрушением, Нила – с пустыней. С конца Нового царства Осириса связали с Ра и стали изображать с солнечным диском на голове.

Трагическая смерть и чудесное воскрешение Осириса послужили основой для мистерий Древнего Египта и источником происхождения культа возрождения для вечной загробной жизни. Эту тему впоследствии развивали масоны. В книге «Великая пирамида расшифрована» современный французский исследователь этого направления Питер Лемесье пишет: «В древних текстах имеются указания на то, что возможное навершие пирамиды пирамидион Бен Бен (и, таким образом, завершение пирамиды в полном объеме) символически отображает возвращение в мир Света, приход Мессии в образе возрожденного Осириса. Возьмите символическое расположение стеклянной пирамиды в Париже: пирамида была построена на бывшем нулевом Парижском меридиане. Случайно ли это»? Древнеегипетские образы – обелиски и пирамиды – были активно восприняты в масонской символике и не только в ней.

Существует любопытная теория, связывающая мистерии Осириса, птицу Бенну, загадочный камень Бен Бен и культ обелисков через этимологические связи. Джон Байнс, профессор египтологии Оксфордского университета, отметил, что корень «бен» использовался для выражения сексуальных, созидательных или связанных с оплодотворением понятий, к примеру «оплодотворение», «осеменение», «копуляция» и т. д. Интересно, что в языках семитских групп корень «бен» означает «потомок», «сын». Поскольку Осирис, его душа, отождествлялся с Фениксом, а Феникс – с камнем Бен Бен, можно предположить, что Бен Бен символизирует, помимо прочего, семя космической птицы, или семя Осириса, и, таким образом, оплодотворяющую силу, которая дала возможность Исиде родить сына Гора.

Если мы вспомним вышеприведенную историю Геродота о Фениксе, то огненная птица прилетает в Египет отложить свое яйцо (или «шар»). У Геродота слово «шар» имеет довольно широкий смысл. «Отец истории» также пишет, что шар сделан из мирры, растения, которое часто использовали при мумификации, процедуры, подготавливающей для вечной жизни в мире Осириса. Смерть и воскрешение Осириса служили основой для мистерий египтян, этот миф явился источником культа возрождения фараонов в загробной жизни. Камень Бен Бен как божественное семя Осириса ставили на вершину пирамид. Это был символ божественного созидания и возрождения.

Впрочем, подобной символикой насыщена практически вся египетская космогония. Например, из вод изначальной водной пустыни Нун появился холм Бен Бен – творящее мужское начало. Холм – метафора возникшей из собственного центра всеобщей энергии. Этот миф также объясняет происхождение древнеегипетского символа Солнца – круга с точкой в центре.

Именно с этого фаллического холма Атум-Ра выбросил свое семя и породил Вселенную и жизнь в ней. Из этой точки Вселенная расширилась во всей своей многосложности, развернувшись подобно цветку. Кстати, не правда ли, что этот мифический акт создания подобен созданию Вселенной по популярной в науке теории «Большого взрыва». Согласно этой истории, Вселенная возникла из одной точки, прото-атома потенциальной энергии и информации, который, взорвавшись, расширился по всем направлениям. Затем образовались мельчайшие энергетические центры, которые мы называем атомными и субатомными частицами, ставшие основой всего сущего.

Атум-Ра больше не был более чистым по природе или нейтральным, а затрагивал обе противоположности (мужскую и женскую) и их принципы. Сразу после «Большого взрыва» создания появились две противоположных сущности – бог Шу и женская богиня Тефнут. Шу – «активная сила» Вселенной – «мужской принцип», который производит явления вещей, Тефнут – «женский принцип», который ограничивает, регулирует и направляет мужскую энергию.

В контексте темы размножения мифологических сущностей нельзя обойти вниманием такие семантически насыщенные объекты, как обелиски, то есть те же символы изначального Бен Бена. Плиний Старший пишет: «Цари, словно соперничая друг с другом, делали из камня столбы, которые называли обелисками, и посвящали их Солнцу. Они изображали его лучи, что и значит их египетское название». На самом деле в символике обелисков Плиний допускает неточность, обелиск назывался Бен Бен, а это не луч, а холм. Но в одном он прав: похоже, что практически у каждого египетского фараона после восшествия на престол на уме было одно – затмить и превзойти предшественника. Действовали они по принципу «все средства хороши», среди таких средств были: соскребание с картушей имени перешедшего в мир иной владыки, разбивание его статуй или переделка их под свои и строительство новых храмов, повыше и помасштабнее. Ну и, конечно, обелиски и пирамиды.

Не нужно обладать большой фантазией, чтобы увидеть в них фаллические символы. И естественно, Зигмунд Фрейд и его последователи их и увидели, развили тему, интерпретировали ее и экстраполировали. Размер, как известно, имеет значение, отсюда повышенное внимание к пирамидам и обелискам как объектам, в которых выражается подсознание построивших их фараонов. Кто-то меряется «прототипами символов» (во всяком случае, Фрейд считал, что стремление к этим сравнениям заложено в каждом человеке), а кто-то фигурально – обелисками.

К фрейдизму можно относиться по-разному, можно и серьезно, но при этом не забывая о здоровой иронии. Как бы то ни было, а картина вырисовывается и впрямь презанятная, а именно следующая.

Самым ранним из известных сохранившихся обелисков является обелиск фараона Сесостриса I (царствовавшего с 1972 по 1928 г. до н. э.) на территории Иуну-Гелиополя. Высота его 20 метров, а вес – 120 тонн.

Фараон Тутмос I (1525–1512 гг. до н. э.) возвел еще один 20-метровый обелиск в храмовом комплексе Карнак, на территории современного города Луксора, весит он 143 тонны.

Наибольшего расцвета производство обелисков достигло в период Нового царства (XVI–XI вв. до н. э.). Особенно отличились в этом отношении фараоны Тутмос III и Рамсес II. Последний, как считается, за время своего правления успел воздвигнуть 23 обелиска. Средняя высота больших обелисков равнялась 20 метрам, вес каждого превышал 200 тонн. Также Рамсес II выстроил рекордный для того времени обелиск высотой в 25 метров и весом в 254 тонны. Стоит этот монумент в им же отстроенном Луксорском храмовом комплексе, самом крупном из сохранившихся культовых сооружений.

Но самый большой из находящихся в Египте обелисков принадлежит… царице Хатшепсут. В храмовом комплексе Карнак она возвела четыре обелиска, рядом с обелисками ее отца Тутмоса I. Из них под натиском времени устоял только один – гигант высотой под 30 м и весом в 323 тонны (его брат-близнец лежит рядом на земле). Про этот проект Хатшепсут писала следующее: «Я сидела во дворце и вспомнила Его, Единого, кто создал меня; сердце мое направило меня на то, чтобы возвести в его честь два обелиска из электрума, чтобы их пирамидионы могли соседствовать в небе с […] великими колоннами [Тутмоса I]… Мое величество начало работать над ними в 15-й год, второй месяц зимы, 1-го дня, и продолжало до 16 года, четвертого месяца лета, 30-го дня, затратив 7 месяцев на то, чтобы вырезать [их] из скалы». Чтобы пресечь ненужные мысли, Хатшепсут добавляет: «Я действовала для него с чистым сердцем, как правитель для любого бога. Пусть те, кто считает мои слова хвастовством, вместо этого скажут, „как это похоже на нее, ту, что верна своему отцу“. Бог видит то, что во мне [а именно] Амон, повелитель тронов двух земель… Я воистину его дочь, которая прославляет его».

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua