Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

5. Причиной странствований греков среди варварских племен можно считать раздробленность последних на мелкие части и независимые с. 154 владения, которые из-за взаимной строптивости были разобщены; отсюда проистекало их бессилие против пришельцев извне. Этот дух строптивости особенно усилился среди иберийцев, так как это племя соединяет с ним еще природное коварство и неискренность. Ибо от этого образа жизни они приобрели склонность нападать и грабить соседей; отваживаясь только на незначительные предприятия, они не предпринимали ничего значительного потому, что никогда не собирали больших сил и не объединялись в союзы. Ведь, конечно, если бы они захотели сражаться плечом к плечу друг с другом, то, во-первых, карфагеняне не смогли бы напасть на них превосходящими силами и покорить большую часть их страны; или еще раньше тирийцы и затем кельты, которые теперь называются кельтиберами и веронами; во-вторых, ни разбойничий атаман Вириаф, ни Серторий позднее не смогли бы напасть на них и даже некоторые другие лица, стремившиеся завладеть большей властью. Римляне, которые вели по частям войну против иберийцев, нападая на каждую область поодиночке, потратили довольно много времени на установление своего владычества, так как им пришлось подчинять сначала одни, затем другие племена до тех пор, пока спустя почти 200 лет или даже больше они не покорили всех. Но я возвращаюсь к моему описанию Иберии.

6. После Абдеры идет Новый Карфаген, основанный Гасдрубалом, преемником Барки, отца Ганнибала, — самый могущественный из городов этой страны; он прекрасно укреплен, обведен отличными стенами, имеет гавань, озеро и серебряные рудники, о которых я уже сказал. Здесь, как и в соседних местах, широко распространен засол рыбы. Кроме того, этот город является более значительной факторией не только по ввозу заморских товаров для жителей внутренних областей, но и по вывозу из глубины страны для всех иностранцев. На побережье от Нового Карфагена до Ибера, приблизительно на полпути между этими двумя пунктами, находятся река Сукрон, ее устье и одноименный город. Река берет начало с горы, прилегающей к горной цепи, которая расположена выше Малаки и областей C. 159около Нового Карфагена, реку эту можно перейти вброд; течет она приблизительно параллельно Иберу и от Нового Карфагена удалена немного меньше, чем от Ибера. Между Сукроном и Новым Карфагеном, недалеко от реки, находятся три городка — колонии массалиотов. Наиболее известный из них Гемероскопий с весьма чтимым святилищем Артемиды Эфесской, которое находится на мысе. Это святилище служило Серторию базой для операций на море, ибо оно является естественной крепостью, местом, приспособленным для пиратства, и заметно издалека подплывающим мореходам. Оно называется также Дианием, что равносильно [греческому названию] Артемисий; поблизости находятся богатые железные рудники и островки Планесия и Плумбария, а над ним лиман с соленой водой (400 стадий в окружности). Затем у Нового Карфагена уже идет остров Геракла, который называют Скомбрарией от имени скумбрий; эту рыбу здесь ловят и приготовляют из нее наилучший соус. Остров отстоит от Нового Карфагена на 24 стадии. Если идти снова по другой стороне с. 155 Сукрона к устью Ибера, то увидим Сагунт, основанный закинфянами. Этот город Ганнибал разрушил, вопреки договору с римлянами, и тем разжег пламя второй войны против карфагенян5. Вблизи Сагунта находятся города Херсонес, Олеастр и Карталия; у самой переправы через Ибер лежит селение Дертосса. Начинаясь в Кантабрии, Ибер течет к югу через большую равнину параллельно Пиренейским горам.

7. Между поворотом Ибера к морю и вершинами Пиренеев, где сооружен Победный памятник Помпея, — первый город — Тарракон, хотя и без гавани, но зато расположенный на заливе и имеющий довольно много других преимуществ, теперь его население не меньше, чем в Новом Карфагене. Действительно, он представляет природные удобства для пребывания наместников, являясь как бы главным городом не только страны по эту сторону Ибера, но и большей части области за Ибером. И Гимнесийские острова, лежащие перед городом, и Эбис — все острова, заслуживающие упоминания, так как обусловливают удобное положение города. По словам Эратосфена, город имеет рейд, хотя Артемидор, возражая ему, утверждает, что городу не особенно повезло даже с якорной стоянкой.

8. Побережье от Столпов до Тарракона имеет мало гаваней, но следующая его часть — от Тарракона до Эмпория — имеет хорошие гавани, и страна отличается плодородием (как область леетанов, так и лартолеетов и других народностей). Эмпорий был основан массалийцами; он находится на расстоянии около 200 стадий от Пиренеев и от общей границы между Иберией и Кельтикой; и это побережье все плодородно и имеет хорошие гавани. Здесь есть Родос, городок, принадлежащий эмпоритам, хотя некоторые C. 160говорят, что он был основан родосцами. И в Родосе, и в Эмпории почитают Артемиду Эфесскую; причину этого я изложу в моем рассказе о Массалии. Эмпориты прежде жили на островке, лежащем напротив, который теперь называется Старым Городом, но в настоящее время они живут на материке. Это — двойной город, так как он разделен надвое стеной; в прежние времена соседями города были какие-то индикеты, которые, хотя и имели собственное правительство, хотели ради безопасности иметь общую стену укреплений с греками, с двойными ограждениями, так как город разделен стеной, проходившей через центр. С течением времени обе народности объединились в одну общину с одинаковым государственным устройством, которое представляло некоторое смешение из варварских и греческих установлений, что имело место и у многих других племен.

9. Поблизости протекает река6, которая берет начало в Пиренеях; ее устье служит гаванью эмпоритам. Эмпориты довольно искусны в обработке льняных тканей. Они занимают область внутри страны, одна часть которой плодородна, тогда как другая поросла дроком или разновидностью еще более бесполезного болотного тростника. Эта часть страны называется Юнкарийской7равниной. Некоторые эмпориты обитают даже на пиренейских высотах вплоть до Победного памятника Помпея, через который проходит дорога из Италии в так называемую Внешнюю Иберию и в Бетику. Эта дорога то приближается к морю, то удаляется от него, особенно в с. 156 западных областях. Она идет к Тарракону от Победного памятника Помпея через Юнкарийскую равнину, Ветеры и так называемую по-латыни «Равнину укропа»8, так как там растет много укропа. Из Тарракона дорога идет к переправе через Ибер у города Дертоссы; отсюда, пройдя через Сагунт и город Сетабий, она немного уклоняется в сторону от моря и соприкасается с так называемой Спартарийской равниной, или с «Тростниковой»9. Это обширная и безводная равнина, где произрастает разновидность дрока, пригодная для плетения канатов; этот дрок вывозят во все страны, преимущественно в Италию. Прежде дорога проходила через центр этой равнины и через Эгеласты, дорога тяжелая и длинная, теперь же ее проложили у прибрежных областей, так что она только соприкасается с «Тростниковой» равниной, хотя ведет в то же самое место, что и прежняя, т. е. в области, лежащие около Касталона и Обулкона; через эти города дорога идет к Кордубе и Гадирам — самым большим торговым центрам страны. Расстояние от Кордубы до Обулкона составляет около 300 стадий. Историки рассказывают, что Цезарь прибыл из Рима в Обулкон и в находившийся там лагерь за 27 дней, когда он собирался дать битву при Мунде10.

C. 16110. Таковы характерные особенности всего побережья от Столпов до общей границы Иберии и Кельтики. Внутренняя же область, лежащая над побережьем — страна между Пиренейскими горами и северной стороной Иберии вплоть до Астурии, — разграничена двумя горными цепями. Одна из этих горных цепей, параллельная Пиренеям, начинаясь в Кантабрии, оканчивается у Нашего моря (название этой горной цепи Идубеда); другая же от середины первой тянется к западу, хотя с отклонениями к югу и к побережью, идущему от Столпов. Эта последняя горная цепь вначале представляет собой холм, лишенный растительности; она проходит через так называемую Спартарийскую равнину, затем соединяется с лесом, который лежит над Новым Карфагеном, и областями вокруг Малаки и носит название Ороспеда. Между Пиренеями и Идубедой, параллельно обеим горным цепям, протекает река Ибер, которая наполняется как стекающими с этих гор реками, так и другими водами. На Ибере расположены город, называемый Цезарь Августа, а также Кельса — колониальное поселение с переправой по каменному мосту. Страну эту населяет много народностей, но наиболее известно из них племя иаккетанов. Их область начинается у предгорья Пиренеев и затем, расширяясь в равнину, соединяется с областями вокруг Илерды и Оски, т. е. областями, принадлежащими иллергетам и расположенными не очень далеко от Ибера. При этих двух городах, затем при Калагурии — городе васконов, при Тарраконе Гемероскопии на побережье давал свои последние битвы Серторий после изгнания из Кельтиберии; конец свой он нашел в Оске11. И под Илердой Афраний и Петрей, полководцы Помпея, впоследствии были разбиты Божественным Цезарем12. Илерда отстоит от Ибера на 160 стадий, если идти приблизительно в западном направлении; от Тарракона — на юг около 460 стадий; от Оски — на север 540 стадий. Через эти области идет дорога от Тарракона в самые дальние земли васконов на океане, которые живут около Помпелона и около с. 157 города Эасона (на самом океане), протяжением в 2400 стадий, к самым границам Аквитании и Иберии. Иаккетания — это страна, где не только Серторий воевал с Помпеем, но также Секст, сын Помпея, позднее сражался против полководцев Цезаря13. За Иаккетанией к северу живет племя васконов, у которых есть город Помпелон, или, как бы сказать, Помпейополь.

C. 16211. Иберийская сторона Пиренеев покрыта лесами самой разнообразной породы, а также вечнозеленой растительностью; кельтская же сторона лишена растительности, хотя ее внутренние части охватывают долины, где может жить многочисленное население. Населяют эти долины большей частью керретаны иберийского племени; они приготовляют превосходные окорока ветчины, не хуже кантабрийской, приносящей жителям немалый доход.

12. Перевалив через гору Идубеду, тотчас вступаем в Кельтиберию — обширную и неоднородную страну. Большая часть ее имеет неровную поверхность и омывается реками, ибо через эти области протекают Ана, а также Таг и многочисленные реки, следующие за ним, которые берут начало в Кельтиберии и затем текут к Западному морю. Из этих рек Дурий течет мимо Нуманции и Сергунтии, а Бетий начинается на Ороспеде, протекает через Оретанию и Бетику. К северу от кельтиберов живут вероны, соседи кантабрийских конисков; они также ведут свое происхождение со [времен] кельтского переселения14; город их — Вария — расположен у переправы через Ибер; их область примыкает к бардиетам, которых наши современники называют бардулами. На западной стороне обитает часть астуров, каллаиков и ваккеев, а также веттонов и карпетанов. На южной — не только оретаны, но и все другие племена бастетанов и эдетанов, живущие на горе Ороспеде. На востоке находится Идубеда.

13. Среди разделенных на 4 племени самих кельтиберов наиболее могущественные арваки; они живут на востоке и на юге, в области, примыкающей к Карпетании и истокам Тага; самый замечательный их город Нуманция. Они проявили доблесть в двадцатилетней кельтиберской войне с римлянами; ибо они уничтожили много римских армий вместе с полководцами, и, наконец, нумантинцы стойко выдерживали осаду своего города, за исключением немногих, которые сдали крепость неприятелю. Лусоны также живут на Востоке, и их область примыкает к истокам Тага. Арвакам принадлежат города Сегеда и Паллантия. Нуманция находится от Цезарь Августы (которая, как я сказал, лежит на Ибере) на расстоянии почти 800 стадий. Города Сегобрига и Бильбилис принадлежат кельтиберам; около этих городов шла война у Метелла с Серторием. Полибий, рассказывая о племенах и областях ваккеев и кельтиберов, причисляет к остальным городам Сегесаму и Интеркатию. По словам Посидония, Марк Марцелл собрал с кельтиберов контрибуцию в 600 талантов, из чего можно заключить о многочисленности и богатстве кельтиберов, хотя они жили в неплодородной C. 163стране. Полибий утверждал, что Тиберий Гракх разрушил 300 кельтиберских городов, а Посидоний, высмеивая его, замечает, что Полибий с. 158 рассказывает об этом только для того, чтобы польстить Гракху; ибо он считает городами башни (как это делается в триумфальных процессиях). Может быть, это замечание Посидония небезосновательно; ведь в самом деле не только полководцы, но и историки легко увлекаются такой подделкой, желая приукрасить описание подвигов. Действительно, и те, кто утверждает, что в Иберии больше тысячи городов, по-видимому, склоняются к подобного рода преувеличению, когда называют городами большие селения. Ведь страна эта по своим природным свойствам не может вместить много городов: по скудости почвы или же вследствие ее отдаленности или дикости; образ жизни и занятия жителей (кроме тех, что живут по берегам Нашего моря) не позволяют предполагать чего-либо подобного; ведь жители сельских мест отличаются дикостью (а таких большинство среди иберийцев), и даже сами города не в состоянии легко привить своим жителям цивилизацию в случае, если обитатели лесов там преобладают численно во вред своим соседям [горожанам].

14. После кельтиберов на юге идут обитатели горы Ороспеды и страны около реки Сукрона, т. е. эдетаны (пределы их простираются до Нового Карфагена), затем бастетаны и оретаны на пространстве почти что до Малаки.

15. Иберы были, собственно говоря, все пельтастами15и носили в соответствии с разбойничьей жизнью легкое вооружение (как я говорил16 это о луситанах), употребляя только дротики, пращи и кинжалы. С пехотными военными силами у них была смешана конница, так как их лошади были приучены ходить по горам и легко сгибать колени по команде, когда это было нужно. В Иберии водится много газелей и диких лошадей. Кое-где встречаются также озера, полные живности; есть там птицы, лебеди и подобные породы птиц, а также в большом числе дрофы; в реках водятся бобры, но бобровая струя их не имеет такого действия, как понтийская; ведь у понтийской бобровой струи есть особое целебное свойство, как и у многих других веществ. Например, по словам Посидония, кипрская медь только одна дает гальмей17, купорос и металлический порошок. В качестве особенности Иберии Посидоний упоминает также, что вороны там нечерные и что слегка пегие лошади кельтиберов меняют свою масть, если их перевести во Внешнюю Иберию. Кельтиберийские лошади похожи на парфянских, добавляет он, потому что они отличаются большей быстротой и более выносливые бегуны.

16. Иберия богата корнями, пригодными для изготовления краски. Что касается маслины, виноградной лозы, фигового дерева и подобных растений, C. 164то иберийское побережье Нашего моря очень богато всем этим, а также и значительная часть внешнего побережья18. Океанский берег на севере лишен этих плодовых деревьев из-за холода, остальная же часть побережья — большей частью только из-за нерадивости жителей и потому еще, что они живут во власти дурных привычек, т. е. стремятся не к тому, чтобы вести разумный образ жизни, а скорее к удовлетворению физических потребностей и животных инстинктов, если не считать ведущими разумный с. 159 образ жизни тех, кто моется застоялой в цистернах мочой и чистит ею зубы (как сами они, так и их жены), как это рассказывают19 о кантабрах и их соседях. Как этот обычай, так и обычай спать на земле является общим у иберов с кельтами. По рассказам некоторых, каллаики не признают богов, а кельтиберы и их соседи на севере приносят жертвы безымянному богу ночью при полнолунии перед воротами домов и всем домом устраивают хороводы всю ночь напролет. Когда веттоны впервые пришли в римский лагерь и увидели каких-то центурионов, которые ходили взад и вперед по улицам только ради одной прогулки, они сочли их сумасшедшими и стали показывать дорогу к палаткам, думая, что те должны либо сидеть спокойно, либо сражаться.

17. Можно признать варварскими по внешнему виду украшения некоторых женщин, описанные Артемидором. По его словам, в некоторых местах женщины носят на шее железные украшения с крючками, загнутыми над головой и торчащими далеко перед лбом; они по желанию спускают свое покрывало с этих крючков, так что в распущенном виде оно служит зонтиком для лица, и все это они считают украшением. В других местах, продолжает он, женщины носят на голове тимпаний20 [шляпу], закругленный на затылке, плотно облегающий голову до ушных мочек и на вершине и по сторонам постепенно загибающийся назад; другие же женщины удаляют21 волосы с передней части головы до такой степени, что она блестит сильнее лба; некоторые помещают на голове палочку около фута высотой и обматывают вокруг нее волосы, а затем драпируют черным покрывалом. Наряду с правдивыми историями такого рода писатели сообщали много наблюдений и передавали рассказы с фантастическим добавлением о всех иберийских племенах вообще, особенно же о северных (рассказы о их храбрости, но и жестокости и зверской бесчувственности22 к страданиям). Так, например, во время Кантабрийской войны23 матери убивали своих детей, прежде чем их захватывали в плен; и даже маленький мальчик, по приказанию отца захватив меч, убил взятых в плен и закованных в цепи своих родителей и C. 165всех братьев; и женщина умертвила своих товарищей-пленников; какой-то кактабриец, когда его призвали к пьяным [солдатам], сам бросился в огонь. Эти нравы кельтских племен также общие с таковыми фракийских и скифских племен; общие черты касаются мужества, именно мужества женщин, так же как и мужчин. Например, эти женщины обрабатывают землю, а после родов укладывают своих мужей вместо себя и ухаживают за ними24; нередко они рожают во время полевых работ и тогда отходят в сторону к какому-нибудь источнику и сами моют и пеленают ребенка. По словам Посидония, в Лигурии его друг Хармолеон из Массалии, у которого он гостил, рассказывал, как он нанял мужчин и женщин копать землю, и как одна из женщин, почувствовав родовые схватки, отошла немного в сторону от места работы и родила; а после родов тотчас же вернулась на работу, чтобы не потерять платы; Хармолеон сам увидел, что женщина работала с трудом, но сначала не понял причины этого, пока под конец дня не узнал и не отпустил ее с работы, заплатив жалование; женщина понесла ребенка с. 160 к ручейку, обмыла его, спеленала тем, что у нее было, и благополучно добралась домой.

18. И следующий обычай не является особенностью одних иберов: они ездят вдвоем на лошади, хотя во время битвы один из всадников сражается пешим; и большое количество мышей25 не является характерной особенностью одной Иберии (отчего нередко возникают заразные болезни). Подобный случай произошел в Кантабрии с римлянами. Хотя те, кто ловил мышей, даже получали награду по количеству пойманных зверьков, римляне едва избавились от них; к этой беде присоединился еще недостаток других продуктов и хлеба, и только с трудом, из-за плохих дорог, им удалось наладить снабжение из Аквитании. Что касается бесчувственности кантабров, то приводят такой пример: несколько пленников-кантабров, распятых на крестах, запели победную песнь. Подобные черты характера, конечно, могут служить до некоторой степени примерами дикости; но другие, пожалуй, в меньшей степени свидетельствуют о их цивилизованности, но по крайней мере не о зверской грубости, например, у кантабров принято, чтобы мужья давали приданое своим женам; дочери у них назначаются наследницами, а сестры женят братьев. В этом есть что-то от господства женщин, что вовсе не является признаком цивилизованности. Также иберийским является обычай постоянно держать при себе наготове на всякий случай безболезненный яд, который они добывают из травы, очень похожей на селерей26; далее, у них принято посвящать свою жизнь тем, с кем их соединяют дружеские узы и даже самим умереть за них.

19. Хотя иные утверждают, что эта страна делится на 4 части, как я уже сказал27, по словам других, однако, она имеет 5 частей. Но в этом C. 166случае точное деление невозможно из-за происшедших перемен и неизвестности этих областей. Ведь только в случае, если страны нам хорошо знакомы и знамениты, известны также и передвижения [племен], деления страны, перемена названий и т. п. Действительно, этим многие прожужжали нам уши, в особенности же греки — самый болтливый народ на свете. Что же касается варварских племен, отдаленных, с небольшой территорией и раздробленных28, то известия о них недостоверны и скудны; но, конечно, наше неведение относительно всех племен, живущих далеко от греков, еще больше. Хотя римские историки подражают греческим, но не идут в своем подражании далеко. Ведь свои сообщения они просто переводят из греческих источников, тогда как сами по себе обнаруживают мало любви к науке, поэтому всякий раз, когда у греков оказываются пробелы, дополнения со стороны римлян незначительны, особенно потому, что большинство самых распространенных имен греческие. Действительно, например, прежние историки называют Иберией29 всю страну за Роданом и за перешейком, заключенным между двумя галатскими заливами, тогда как современные историки считают границей Иберии Пиренеи и называют одну и ту же страну синонимически Иберией и Испанией. Но обычно они называли Иберией только область по эту сторону Ибера30, хотя историки еще раньше называли обитателей этой самой страны иглетами31, которые, по словам с. 161 Асклепиада Мирлейского, занимали небольшую территорию. Хотя римляне синонимически назвали всю страну целиком как Иберией, так и Испанией (одну ее часть потусторонней, а другую — посюсторонней), однако в разные времена они разделяли страну то так, то иначе, приспособляя управление к условиям времени32.

20. В настоящее время, когда одни провинции объявлены народными и сенатскими33, а другие подчинены римскому императору, Бетика принадлежит народу, и для управления ею посылают претора с квестором и легатом, ее граница на востоке установлена поблизости от Касталона. Остальная Иберия принадлежит Цезарю; он посылает туда двух легатов — пропретора и проконсула; пропретора, а вместе с ним легата посылают для судопроизводства у луситанов; страна их примыкает к Бетике и простирается до реки Дурия и ее устьев (в настоящее время название Луситании применяется специально к этой стране). Здесь находится город Августа Эмерита. Остальная часть области Цезаря, а именно большая часть Иберии, управляется наместником [с консульской властью], который имеет под командованием значительную армию, соответствующую трем легионам, и трех легатов. Один из последних с двумя легионами охраняет границу всей страны на север за Дурием; обитателей этой страны в прежнее время люди называли луситанами; наши же современники называют каллаиками. К этой стране прилегают северные горы вместе с обитающими там астурами C. 167и кантабрами. Через Астурию протекает река Мельс; немного дальше на ней лежит город Нега; поблизости находится лиман океана, являющийся границей между [областями] астуров и кантабров. Следующую затем область вдоль гор вплоть до Пиренеев охраняет второй из трех легатов с другим легионом. Третий легат наблюдает за внутренней частью страны, а также защищает интересы упомянутых уже togati34 (как людей мирных и склонных к цивилизации и вместе с римской одеждой перенявших культуру и италийский образ жизни) Эти последние — кельтиберы и племена, живущие поблизости от них по обеим сторонам Ибера вплоть до приморских областей. Что касается самого наместника, то он проводит зиму в приморских местностях, вершит суд, особенно в Новом Карфагене и Тарраконе; тогда как летом он объезжает провинцию, постоянно наблюдая за тем, что требует какого-либо исправления. Там живут также прокураторы Цезаря, принадлежащие к сословию всадников, которые выдают деньги на содержание воинов.

V

1. Из островов, находящихся перед Иберией, два Питиусских и два Гимнесийских, которые также называются Балиаридами1, лежат перед побережьем между Тарраконом и Сукроном, где расположен Сагунт; все они находятся в открытом море, хотя Питиусские имеют больший наклон2к западу, чем Гимнесийские. Один из них носит название Эбус; на этом острове есть и город того же имени; окружность острова составляет 400 с. 162 стадий, а ширина и длина приблизительно одинаковы. Другой остров Офиусса, лежащий рядом с Эбусом, пустынен и значительно меньше. Из Гимнесийских островов больший имеет два города — Пальму и Полентию; один из них — Полентия — расположен в восточной части острова. Другой же — в западной. Длина острова немногим меньше 600 стадий, а ширина немного меньше 200 стадий, хотя Артемидор дает в два раза большие цифры длины и ширины. Меньший остров отстоит от Полентии приблизительно на 270 стадий. Хотя по величине он значительно уступает большему острову, но в смысле плодородия почвы он нисколько не хуже; оба острова отличаются плодородием и имеют хорошие гавани, хотя при входах они и полны подводных камней, так что требуется осторожность при въезде. Вследствие плодородия этих мест и жители их миролюбивы, как и жители Эбуса. Но так как некоторые, правда немногочисленные, среди них преступные элементы вступили в связь с пиратами открытого моря, то все они были заподозрены, и Метелл, прозванный Балеарским, предпринял против них поход3(он и основал эти города). Из-за того же плодородия своих островов жители часто становились жертвами враждебных замыслов, хотя сами отличались миролюбием; тем не менее они считаются лучшими пращниками. В этом искусстве они, как говорят, весьма усердно C. 168упражнялись с тех пор, как финикийцы овладели островами. И финикийцы, говорят, первые надели на них туники с широкой каймой, но в битву они шли обычно неопоясанными, только обернув руку козьей шкурой4, или с дротиком, закаленным на огне, в другой руке, в редких случаях снабженным маленьким железным наконечником; вокруг головы они носят 3 пращи из тростника с черными кистями; это род тростника, из которого плетут канаты; и Филета говорит о нем в своей «Герменее»5:

Жалкий хитон и запятнанный грязью; вокруг же

Тонкой тальи обвит черной тростинки кусок,

как будто речь идет об опоясанном веревкой из тростника. Или же они употребляют пращи волосяные или жильные; одна петля с длинными ремнями для метания на дальние расстояния, другая с короткими ремнями — на близкое расстояние, а средняя праща — для среднего расстояния. Они с детства упражнялись в метании из пращей, так что даже не давали детям хлеба, если те не попадут в него из пращи. Поэтому Метелл, когда подплыл к островам, велел натянуть кожи над палубами кораблей для защиты от пращей. Он привез на острова 3000 римлян из Иберии в качестве колонистов.

2. К плодородию почвы присоединяется еще и то обстоятельство, что на Гимнесийских островах с трудом найдется хотя бы одно вредное животное. Ведь даже кролики, как говорят, здесь не местного происхождения: приплод произошел от привезенных кем-то с противолежащего материка самки и самца; и этот приплод кроликов был вначале столь многочисленным, что они даже портили дома и деревья, подкапывая их, и, как я сказал6, население было вынуждено прибегнуть к помощи римлян. В с. 163 настоящее время, конечно, легкость ловли кроликов не позволяет этому бичу распространиться и взять верх, и землевладельцы благополучно собирают урожай с полей. Эти острова находятся по эту сторону так называемых Геракловых Столпов.

3. У Столпов находятся два островка; один из них называют островом Геры; между прочим, некоторые называют и эти островки также Столпами7. По ту сторону Столпов находятся Гадиры. Относительно Гадир я сказал только, что они отстоят приблизительно на 750 стадий от Кальпы, т. е. расположены вблизи устья Бетия, но о них существует больше рассказов, чем о других городах. Например, передают, что здесь живут люди, снаряжающие множество огромных торговых судов для плавания как по Нашему, так и по Внешнему морям; однако они живут не на большом острове и не владеют значительной частью материка против острова, кроме того, не владеют также многими другими островами, а живут главным образом на море, и только немногие остаются дома или проводят время в Риме. По количеству населения город, по-видимому, не уступает ни одному из городов, C. 169кроме Рима. Во всяком случае я слышал, что при одной из переписей нашего времени было установлено 500 человек гадитанских всадников — столько, сколько нет в других городах, даже в италийских, за исключением Патавии8. Хотя гадитанцы и столь многочисленны, но занимают остров не более 100 стадий длиной, а шириной кое-где даже в 1 стадию. Что касается города, то сначала они жили в своем маленьком городке, но Бальб Гадитанский, который получил триумфальные почести9, основал для них дополнительно другой город, называемый ими Новым; город же, образованный из двух, они называют Дидимой10; хотя он имеет в окружности не больше 20 стадий, но все-таки там не особенно тесно. Ведь постоянно живут в нем лишь немногие, потому что все остальные большей частью находятся в море, хотя некоторые живут на материке, лежащем напротив, особенно на островке11перед Гадирами из-за его удобного расположения; и так как они восхищались его местоположением, то сделали его как бы городом-двойником Дидимы. Тем не менее только относительно небольшое население живет на этом островке или в портовом городе12, который устроил им Бальб на противоположном берегу материка. Город Гадиры лежит в западной части острова; к нему примыкает на краю острова и поблизости от островка святилище Кроноса; святилище же Геракла расположено на другой стороне, обращенной к востоку, как раз там, где остров почти подходит к материку, оставляя пролив шириной около стадии. Говорят, что святилище отстоит от города на 12 [римских] миль, приравнивая число миль к числу подвигов [Геракла]; однако расстояние больше и почти что равняется длине острова, а длина острова — это протяжение с запада на восток.

4. Под Эрифией, куда мифы переносят приключение Гериона, Ферекид, по-видимому, имеет в виду Гадиры13. Другие, напротив, считают Эрифию островом, который расположен поблизости от этого города и отделен от него проливом шириной в одну стадию, т. е. принимая во внимание тучные с. 164 пастбища (потому что молоко пасущихся там овец не дает сыворотки). При изготовлении сыра здесь сначала примешивают к молоку из-за его жирности большое количество воды. В течение 50 дней животные задыхаются, если им, вскрыв вену, не выпустить немного крови. Трава, на которой пасется скот, суха, но делает животных очень жирными; предполагают, что это обстоятельство подало повод к созданию мифа о стадах Гериона. Весь берег заселен совместно14.

5. Рассказывая следующие истории об основании Гадир, гадитанцы упоминают об одном оракуле, данном, по их словам, тирийцам; оракул повелевал выслать колонию к Геракловым Столпам. Когда посланные осмотреть местность, рассказывает история, прибыли к проливу у Кальпы, то они приняли мысы, образующие пролив, за пределы обитаемого мира и Гераклова похода, а сами эти мысы признали именно теми, которые оракул C. 170назвал Столпами; они высадились в одном месте внутри15узкого пролива, именно там, где теперь находится город экситанов; и здесь они совершили жертвоприношение; но так как жертвоприношения оказались неблагоприятными, они возвратились назад. Высланные несколько позже колонисты прошли дальше за пределы пролива на расстояние около 1500 стадий к острову, посвященному Гераклу и расположенному вблизи города Онобы в Иберии; предположив, что здесь именно и находятся Столпы, они принесли жертву богу, но так как жертвоприношение опять оказалось неблагоприятным, то они вернулись домой. Наконец колонисты, прибывшие с третьей экспедицией, основали Гадиры и воздвигли святилище в восточной части острова, а город — в западной. Поэтому некоторые держатся мнения, что мысы пролива и есть Столпы; другие считают Столпами Гадиры, а третьи полагают, что Столпы находятся еще дальше впереди по ту сторону Пролива, чем Гадиры. Далее некоторые считали Столпами Кальпу и Абилик, ливийскую гору, возвышающуюся против Кальпы, которая, согласно Эратосфену, находится в Метагонии — области, занятой кочевым племенем, тогда как иные, наконец, признавали Столпами островки вблизи обеих гор (один из этих островков они называют островом Геры). Артемидор, упоминая об острове Геры и о ее святилище, утверждает, что это какой-то другой остров; однако он не говорит ни о горе Абилик, ни о племени метагонов. Есть и такие писатели, кто переносит сюда Планкты и Симплегады, считая эти скалы Столпами, которые Пиндар называет «вратами Гадир» (и признает их самыми крайними пределами, достигнутыми Гераклом). Дикеарх, Эратосфен и Полибий и большинство греческих писателей предполагают, что Столпы расположены где-то по соседству с Проливом. Наоборот, иберы и ливийцы утверждают, что Столпы находятся в Гадирах, потому что в соседних с Проливом областях нет, по их словам, ничего похожего на Столпы. По утверждению других, Столпы — это бронзовые колонны в 8 локтей высоты в святилище Геракла в Гадирах, на которых начертана надпись с обозначением расходов на сооружение святилища. Посетив по окончании плавания храм с этими Столпами и принеся жертву Гераклу, мореходы наперебой принимались распространять басню о том, что здесь конец земли с. 165 и моря. Посидоний также считает рассказ об этом наиболее достоверным; однако оракул и многократные колониальные экспедиции к Столпам он признает финикийской выдумкой. Относительно колониальных экспедиций, что можно с уверенностью утверждать за или против их достоверности, когда и то и другое мнение одинаково нелепо? Однако отрицать, что островки или горы похожи на Столпы, искать у Столпов в собственном C. 171смысле слова пределов обитаемого мира или похода Геракла — это имеет известный смысл; ведь существовал же древний обычай ставить такого рода пограничные знаки. Например, жители Регия поставили столб — нечто вроде маленькой башни, который стоит у Пролива16; и против этого столба поставлена так называемая башня Пелора17. Далее, так называемые алтари Филенов18находятся в стране приблизительно на полпути между Сиртами. Есть упоминание о столбе, воздвигнутом в прежние времена на Коринфском перешейке теми ионийцами, которые после изгнания из Пелопоннеса завладели Аттикой и Мегаридой вместе с племенами19, захватившими Пелопоннес; они начертали на стороне столба, обращенной к Мегариде:

Здесь не Пелопоннес уж, а Иония,

а на другой:

Здесь уж Пелопоннес, а не Иония20.

Александр же в подражание Гераклу и Дионису воздвиг алтари21, обозначавшие пределы его индийского похода в самых крайних областях, которых он достиг на востоке Индии. Такой обычай действительно существовал.

6. Более того, естественно, что и местности получают одинаковые названия, когда время уничтожает установленные пограничные знаки. Например, алтари Филенов теперь уже не существуют, а место удержало свое старое название. В Индии, как говорят, не видно Столпов Геракла или Диониса, но все же, когда македонянам называли или показывали известные места, они принимали за Столпы только те места, где находили известный знак, намекающий на события из истории о Дионисе или Геракле. Таким образом, без сомнения и здесь в Гадирах первые пришельцы применяли известные пограничные знаки, воздвигнутые человеческими руками, — алтари, башни или столпы, помещая их на самых видных местах в наиболее отдаленных местностях, куда они заходили (самые видные места для обозначения концов и начал местностей — это проливы, горы, расположенные там, и островки)22; когда же исчезли воздвигнутые человеческими руками памятники, их имена получили местности, будь то островки или мысы, образующие пролив, ибо трудно уже определить, к островкам или к мысам следует отнести название, так как термин «Столпы» подходит к обоим. Я говорю «подходит», потому что они расположены в таких местах, которые ясно указывают на пределы; в силу этого пролив называется «устьем», не только этот, но также и многие другие, т. е. при входе в него «устье» является началом, а при выходе — концом. с. 166 Таким образом, островки, лежащие при устье, можно легко принять за столпы; они представляются в виде фигуры с четкими очертаниями и заметны, как знаки; равным образом столпам можно уподобить горы, лежащие у пролива, поскольку у них обнаруживается известный выступ, как C. 172у колонн или столпов. Так и Пиндар, пожалуй, был бы прав, говоря о «вратах Гадир», если бы столпы мыслились находящимися при устье, ведь устья пролива похожи на ворота. Однако Гадиры расположены не в таком пункте, чтобы указывать на конец; они лежат скорее в центре длинного побережья, образующего залив. Но менее основательным будет, как мне кажется, относить эти столпы, которые находятся в Геракловом святилище у Гадир, к Геракловым Столпам. Ведь вероятно, что молва об имени «Геракловы Столпы» распространилась потому, что это имя первоначально вошло в употребление не у купцов, а скорее у полководцев, как это и произошло с индийскими столпами; кроме этого, упоминаемая надпись23свидетельствует против этого мнения, так как она говорит не о посвящении модели24священного дара, а содержит перечисление расходов; ведь Геракловы Столпы должны быть памятником его великих подвигов, а не расходов финикиян.

7. По словам Полибия, в Гераклеоне25, что в Гадирах, находится источник; к его воде, годной для питья, ведет спуск в несколько ступеней, источник являет свойства взаимопротивоположные при изменении уровня воды в реке, так как во время приливов он иссякает, а во время отливов наполняется. В объяснение причины этого явления он говорит, что воздух, прорывающийся из глубины земли на поверхность (если ее покрывает волной во время морского прилива), перестает, как обычно, выходить и, повернув внутрь, запирает проходы источников, отчего и возникает недостаток воды; когда же поверхность обнажится от покрывающих ее вод, то воздух снова проходит прямо и освобождает жилы источника, так что он снова начинает течь стремительно и полноводно. Что же касается Артемидора, то хотя он и возражает Полибию, но вместе с тем выставляет и некоторое собственное объяснение причины, вспомнив мнение историка Силана. Как мне кажется, он не высказал ничего достойного упоминания, так как и сам он, и Силан в этом вопросе можно сказать профаны. Посидоний, хотя и считает рассказ об этом ложным, но все же утверждает, что в Гераклеоне есть два колодца, а третий — в городе; и если черпать непрерывно воду из меньшего из двух колодцев в Гераклеоне, он тотчас же иссякнет, если же прекратить вычерпывание воды, он опять наполнится; из большего же колодца можно черпать воду целый день (хотя он, конечно, уменьшает свой дебит, как и все другие колодцы), и ночью он снова наполняется, если больше не вычерпывать из него воды; но так как нередко время отлива совпадает со временем наполнения колодца, то местные жители безосновательно допускают «обратное действие»26источника. Конечно, не только Посидоний утверждал, что этому рассказу верят, но и я узнал о нем, поскольку его постоянно повторяют в числе парадоксов27. C. 173Я слышал также, что там есть еще и другие колодцы, один в пригородных с. 167 садах, другие — внутри города, но из-за плохого качества их воды в городе много водохранилищ из цистерн. Но все же я не знаю, доказывает ли какой-нибудь из этих колодцев правильность предположения о их «обратном действии». Что же касается приведенных причин, если верно, что все это так, то приходится считать этот вопрос одним из трудных. Ведь возможно, что дело обстоит именно так, как говорит Полибий: и возможно также, что некоторые жилы источников, увлажненные извне, ослабевают и заставляют воду скорее разливаться в стороны, чем идти по прежнему руслу в источник (жилы неизбежно увлажняются, когда местность затопляется приливной волной). Но если, как говорит Афинодор, явления прилива и отлива подобны вдыханию и выдыханию28, то, быть может, существуют какие-нибудь текучие воды, которые естественно по одним путям пробиваются на поверхность (именно их устья мы и называем источниками и ключами); по другим путям эти воды устремляются в глубь моря, т. е. поднимая уровень моря29вместе с собой (так что оно разливается), всякий раз, когда происходит как бы выдыхание, они оставляют свое обычное русло и затем возвращаются к нему всякий раз, когда море отступает.

8. Я не знаю, как Посидоний, который в других случаях представляет финикийцев30умными людьми, в данном случае может приписывать им скорее глупость, чем проницательность. День и ночь измеряются вращением солнца, которое то скрывается под землей, то сияет над землей. Однако Посидоний утверждает, что движение океана является периодическим подобно периодам круговращения небесных тел31; так как оно совершается под воздействием луны и представляет, во-первых, суточный, во-вторых, месячный, в-третьих, годичный периоды. Ведь всякий раз, когда луна поднимается над горизонтом до высоты зодиакального знака32, море начинает вздуваться и заметно наступать на сушу, пока луна находится на меридиане; но когда небесное тело начинает склоняться к горизонту, море снова мало-помалу отступает, пока луна поднимается над закатом на высоте зодиакального знака; затем море остается в таком положении, пока луна не приблизится к закату и даже более того, пока луна, пройдя дальше под землей, не будет отстоять от горизонта на высоту знака зодиака; затем море опять наступает на сушу, пока луна не достигнет меридиана под землей, потом море отступает вновь, C. 174пока луна, обойдя кругом по направлению к восходу, не будет отстоять на высоту знака зодиака от горизонта; затем море остается снова спокойным, пока луна не поднимется на высоту знака зодиака, и затем снова наступает на сушу. Это, продолжает Посидоний, суточный период. Что же касается месячного, то прилив и отлив получают наибольшую силу приблизительно в период конъюнкции33, а затем уменьшаются вплоть до новолуния34; затем снова возрастают до полнолуния и опять уменьшаются до половины ущербной луны35; затем опять идет увеличение до конъюнкции, усиливаются их продолжительность и быстрота36. Что касается годовых периодов, то, по его словам, он узнал о них от жителей Гадир, которые говорили, что прилив и отлив усиливаются в наибольшей степени во время летнего солнцеворота. Из этого сам он делает вывод, что эти явления ослабевают начиная от этого с. 168 солнцеворота до равноденствия37и усиливаются до зимнего солнцеворота, затем ослабевают до весеннего равноденствия, а потом усиливаются до летнего солнцеворота. Но если эти периоды прилива и отлива повторяются каждый день и ночь, в то время как море дважды за оба промежутка времени наступает на сушу и дважды отходит назад, регулярно как в дневное время, так и в ночное, то как возможно, что наполнение источника происходит «часто» во время отлива, а обмеление его не происходит так же часто. Или хотя и часто, но все-таки реже? Или хотя бы даже столь же часто? Но неужели жители Гадир были не в состоянии наблюдать эти ежедневные явления, а, напротив, могли бы наблюдать годовые периоды на основании того, что случается только однажды в год? Но что Посидоний действительно верит жителям Гадир ясно из заключения, которое он прибавляет: очередные ослабления и усиления этих явлений происходят от одного солнцеворота до другого, а от этого последнего снова наблюдается обратное движение. Однако это другое предположение Посидония неразумно именно потому, что хотя жители Гадир и были людьми наблюдательными, но они не заметили действительно происходящих явлений и поверили тому, чего не бывает38.

9. Далее Посидоний сообщает, что Селевк из области Красного моря говорит о некоторой неправильности или правильности в этих явлениях в зависимости от различия знаков зодиака, т. е. если луна находится в знаках равноденствия, то явления прилива и отлива регулярны; если же в знаках солнцеворота, то нерегулярны как в отношении количества, так и скорости, тогда как в каждом из других знаков отношение39пропорционально близости подхода40луны к ним. Хотя, по его словам, он сам провел много дней в Гераклеоне в Гадирах в период летнего солнцеворота, приблизительно во время полнолуния, но все же не мог распознать годичных различий в приливах и отливах; однако приблизительно во время конъюнкции, в течение этого месяца он наблюдал в Илипе значительное изменение уровня поднятия воды после прилива на реке Бетий в сравнении с прежними C. 175изменениями, когда вода не заливала берегов даже до половины; в тот же раз вода разлилась настолько, что солдаты41могли черпать ее на месте в Илипе (Илипа находится от моря на расстоянии около 700 стадий). И хотя приморские равнины внутри страны были покрыты водой во время прилива на пространстве до 3042стадий, до такой глубины, что образовались острова, тем не менее верх фундамента храма в Гераклеоне и мола, который лежит перед гаванью Гадир, как говорит Посидоний, по его собственным измерениям, не был покрыт даже на 10 локтей; и если прибавить двойное количество от этого на дополнительные увеличения, возникающие иногда, то можно представить себе картину явлений, вызывающих на равнинах огромные приливы и отливы. Конечно, этот режим приливов и отливов, по его словам, распространен на всем океанском побережье в окружности, тогда как явление, происходящее на реке Ибер, говорит он, «новое и своеобразное» для этой реки: она разливается в некоторых местах независимо от дождей и таяния снегов, всякий раз, когда усиливается с. 169 северный ветер. Причина этого — озеро, через которое протекает река, так как ветры гонят воды озера вместе с речными из озера.

10. Посидоний рассказывает о дереве43в Гадирах с ветвями, сгибающимися к земле; оно нередко имеет листья в форме меча в локоть длины, шириной же в 4 пальца. Около Нового Карфагена, по его словам, есть дерево44, из шипов которого производят волокнистое лыко; из этого лыка делают прекраснейшие ткани. Я тоже знаю в Египте дерево45, похожее на это дерево в Гадирах по наклону ветвей, но непохожее на него листьями и тем, что не приносит плодов. Дерево же в Гадирах, по его словам, приносит плоды. Материи из шипов ткут и в Каппадокии; однако там не дерево дает шипы, из которых получают лыко, а стелющаяся по земле трава. Относительно дерева в Гадирах передают еще такую дополнительную подробность: если отломать его ветвь, то из нее течет молоко, а если обрезать корень, то выделяется красного цвета жидкость. О Гадирах я сказал достаточно.

11. Касситеридских островов 10; они лежат поблизости друг от друга в открытом море к северу от гавани артабров. Один из них пустынный, на остальных же обитают люди, которые носят черные плащи, ходят в хитонах длиной до пят, опоясывают груди, гуляют с палками подобно богиням мщения в трагедиях. Они ведут кочевой образ жизни, по большей части питаясь от своих стад. У них есть оловянные и свинцовые рудники; эти металлы и шкуры скота они отдают морским торговцам в обмен на глиняную посуду, соль и изделия из меди. В прежние времена только одни финикийцы вели эту торговлю из Гадир, так как они скрывали ото всех путь туда. Когда римляне однажды пустились преследовать какого-то финикийского капитана C. 176корабля, чтобы самим узнать местонахождение торговых портов, то этот капитан из алчности намеренно посадил свой корабль на мель, погубив таким же образом своих преследователей. Сам, однако, он спасся на обломках разбитого корабля и получил от государства возмещение стоимости потерянного груза. Тем не менее римляне после неоднократных попыток открыли этот морской путь. После того как Публий Красс переправился к ним и увидел, что металлы добываются на небольшой глубине и люди там мирные, он тотчас сообщил сведения всем, кто желал вести с ними торговлю за морем, хотя это море шире того моря, которое отделяет Бреттанию от материка. Относительно Иберии и лежащих перед ней островов я сказал достаточно.

ПРИМЕЧАНИЯ

с. 806

К главе I (стр. 135—138)

1См.II, V, 4.

2См.II, V, 26.

3Страбон говорит о двух «Галатских» заливах: один из них «обращен на север и к Бреттании» (II, V, 28), а другой (Лионский) на Средиземном море. Последний содержит в себе также два Галатских залива (IV, I, 6) — «более обширных», т. е. обширнее двух заливов на иберийской стороне Пиренеев.

4«Клин».

5«Созерцание» священнодействий было одним из элементов греческой религии.

6По-видимому, стеклянные шары с водой.

7По Эмпедоклу, зрительные лучи исходят из глаз. Аристотель возражал против этой теории (Аристотель. О чувстве, гл. 2).

8Некоторые издатели полагают, что текст следует изменить: «длиной в 6000 стихов».

9См.I, II, 23 иXVII, I, 9.

10Phosphoros.

11Быть может, текст Танусия, которому следует здесь Страбон, давал lux divina — «божественный свет» вместо lux dubia — «сумерки» (ср.: W. Aly. Strabon von Amaseia. München, 1960, стр. 127).

12Страбон имеет в виду римские мили. 1 римская миля = 8 стадиям.

К главе II (стр. 139—148)

1Страбон имеет в виду «географическую» длину и ширину (II, I, 32).

2Современные ученые отождествляют этот город с Асидигис (Асидо) или с Италика.

3Или Эскуа.

4В 45 г. до н. э.

5По Диону Кассию (LIX, 18), во фригийском городе Мидейе.

6Город Аста был одним из судебных округов (iuris dictiones), куда собирались жители на собрания для суда (ср. Плиний. Ест. ист. III, 1, 3).

7Или, быть может, Констанции.

8III, I, 9.

9Чтение Корэ вместо рукописного «восемь стадий».

10Краситель малинового цвета, добываемый из чешуи насекомыхKermes ilicis.

11Синопская земля — красная краска из Каппадокии; ее доставляли в Грецию через Синопу.

12Ср.XII, VIII, 16.

13Ср. Плиний. Ест. ист. VIII, 73.

14См.III, IV, 18.

15Согласно учению Посидония, «различия» и «особенности» морской флоры и фауны объясняются отчасти воздействием океана (его приливов и отливов).

16Ostracion cornuta — морской моллюск, раковина которого служила сигнальным рожком.

17Котил = 0.2736 л.

18Мина = 436.6 г.

19Талант = 26.196 кг.

20Loligo vulgaris.

21Локоть = 0.492 м.

22Может быть,Quercus coccifera.

23Иберийское слово (ср. Плиний. Ест. ист. XXXIII, 21).

24Содержащей квасцы и серную кислоту.

25Сплав из 1 части серебра и 4 частей золота.

26Действительно, лигатура легче плавится, чем составляющие ее металлы.

27Игра слов: бог подземного царства Аид отождествляется с богом богатства Плутоном (Плутосом).

28В Лаврионе.

29Т. е. с архимедовым винтом.

30Т. е. добывание руды в Аттике после истощения рудников поглощает весь затраченный капитал и еще требует добавочных расходов. Загадка обычно приписывается Геродоту (см.: Жизнь Гомера 35).

31Евбейский талант = 26.196 кг.

32Этот простой способ отделения легких примесей путем грохотов применяется и теперь и носит название jigging.

33Эвритион — пастух Гериона, убитый Гераклом.

34В отрицательном отношении к Пифею Страбон следует Полибию (ср.I, IV, 3—5;II, IV, 1;III, IV, 4).

35В гомеровские времена.

36Од. XII, 61; XXIII, 327.

37Намек на миф о Кадме и драконовых зубах.

38Ил. II, 852.

39Ср. Плиний. Ест. ист. III, 3.

40Т. е. они получили латинские права гражданства — меньшие, чем право римского гражданства.

41Т. е. носящие римскую одежду — тогу. Тога была символом мира.

К главе III (стр. 148—152)

1Рукописная цифра явно не верна. Быть может, надо читать: «210 стадий» (если от Барбария) или «1000 стадий» (от Священного мыса).

2В нашем тексте Страбон нигде выше не упоминает о башне.

3III, II, 3.

4Река «забвения».

5Может быть, испорченное латинское слово oblivio — «забвение».

6По-видимому, место испорчено. с. 807 Издатели предлагали разные слова вместо «восковые» — деревянные, медные, роговые.

7Текст испорчен.

8Геродот приписывает этот обычай ассирийцам (I, 197), как и сам Страбон (XVI, I, 20).

9Возможно, слово испорчено и следует читать «кониски» (о которых было упомянуто —III, IV, 12).

10Неизвестное племя.

К главе IV (стр. 152—161)

1Победные памятники были воздвигнуты недалеко от теперешнего местечка La Junquera.

2По Птолемею, город назывался Секс (II, 4, 7).

3По имени героя-эпонима эллинов.

4Ср.XIV, IV, 3.

5Вторая пуническая война (218—201 гг. до н. э.).

6Клодиан.

7От латинского слова iuncus — «тростник».

8Букв. «равнина Марафона».

9По-латыни Campus Spartarius.

1045 г. до н. э.

11Серторий был убит в 72 г. до н. э.

12В 49 г. до н. э.

13Августа.

14Ср.III, III, 5.

15Пельтасты — легко вооруженные воины.

16III, IV, 6.

17 Гальмей — кремнистая цинковая руда; купорос — соль серной кислоты; металлический пепел — медная окалина.

18 Т. е. атлантического.

19 Ср. Катулл XXXIX, 19.

20 Шляпа в форме бубна (или нечто вроде тюрбана).

21 Т. е. выщипывают или удаляют химическим путем (ср. Феофраст. История растений IX, 20, 3).

22 Или «презрения к страданиям».

23 Окончательно побеждены кантабры были только в 19 г. до н. э. Агриппой.

24 Этот обычай известен у многих племен, стоящих на низкой ступени развития.

25 Полевых мышей (ср.III, II, 6).

26 Может быть, один из диких представителей подсемействаApiaceaeили же ядовитый лютик (Ranunculus sceleratus).

27III, IV, 13.

28 Т. е. (какIII, IV, 5): «на мелкие части и независимые владения».

29 Первые упоминания об Иберии у Гекатея (около 540 г. до н. э.) и Геродота (I, 163). Эратосфен отделил Иберию от Кельтики (см.III, II, 11). По Полибию, название «Иберия» не распространялось на весь Пиренейский полуостров до конца II в. до н. э.

30 Т. е. между Ибером и Пиренеями.

31 Стефан Византийский, по Геродоту, помещает это племя в юго-западной Иберии (s. v. Iberiai).

32 Граница между обеими Испаниями шла по Иберу, но не была постоянной. В эпоху Юлия Цезаря посюсторонняя Испания охватывала весь полуостров, кроме Бетики и Луситании.

33 См.XVII, III, 25.

34 См. III, II, 15.

К главе V (стр. 161—169)

1Первое название греческое, второе — местное и римское.

2Поверхности земли.

3120—121 г. до н. э.

4Вместо щита.

5Сочинения Филеты утрачены; об этой поэме мы знаем только из данного места Страбона.

6III, II, 6.

7Под Геракловыми Столпами в эпоху Страбона понимали Кальпу (гибралтарская скала) и Абилик (на африканском берегу). Что это за островки, неясно, так как в проливе у Кальпы нет островов.

8Ср.V, I, 7.

9В 19 г. до н. э. за победу над гарамантами.

10Город «близнец».

11Некоторые ученые думают, что этот островок теперь исчез.

12У римлян — Portus Gaditanus.

13Ср.III, II, 11.

14Тирийцами и иберийцами.

15«Внутри» означает «к востоку от» и «вне» — «к западу от».

16См.I, VI, 15.

17См.I, I, 17.

18В другом месте (XVII, III, 20) Страбон помещает этот пункт на побережье Большого Сирта. Алтари были воздвигнуты на границе между Карфагенской областью и Киренаикой в честь двух братьев Филенов, которые для того, чтобы установить выгодную для карфагенян границу, дали закопать себя живыми в землю (Саллюстий. Югурта 79).

19Т. е. эолийцами и дорийцами.

20Подробнее об этом см.IX, I, 6—7.

21По Диодору (XVII, 95), Александр воздвиг 12 алтарей в честь 12 богов.

22Именно Кальпа и Абилик.

23На бронзовых столбах (см. § 5).

24Бронзовая модель столбов в память подвигов Геракла, посвященная герою.

25Гераклеон — храм Геракла и священный участок при нем.

26Букв. antipatheia. Посидоний объяснял это явление при помощи своей теории симпатии и антипатии между предметами. Эта теория основана на древней вере в естественную внутреннюю связь между предметами (одушевленными или неодушевленными), которые могут чувствовать склонность или нерасположение друг к другу.

27Парадоксы («противное обычному с. 808 мнению») составляли важную часть учения стоиков.

28См. прим. 7 и 12 кI, III.

29См.I, III, 4—5, теорию физика Стратона

30Т. е. жителей Гадир.

31См. прим. 17 кI, III.

32Т. е. 30 .

33Т. е. когда солнце и луна встречаются или проходят в одном и том же градусе зодиака.

34Первой четверти.

35Третья четверть.

36Т. е. начиная с третьей четверти до новолуния промежуток времени между высокими приливами (и низкими приливами) возрастает, равно как и скорость.

37Осеннего равноденствия.

38Страбон старается доказать непоследовательность Посидония: с одной стороны, Посидоний обвиняет гадитанцев в глупости, а с другой стороны, сам же основывает свою теорию приливов и отливов на сведениях, полученных им от них же.

39Т. е. относительная правильность или неправильность приливов.

40Т. е. подхода к знакам равноденствия или солнцестояния. Из этого места ясно, что Селевк установил закон, объясняющий дневное несоответствие приливов и отливов в Индийском океане.

41Т. е. римские солдаты.

42Некоторые рукописи дают — 50 стадий.

43Может быть,Dracaena Draco.

44По-видимому, европейская карликовая пальмаChamaerops humilis.

45По-видимому, дерево из семейства ивовых (родаSalix).

Страбон

География.

Книга IV.

I

1234567891011121314

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua