Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

IV

1. За Фаселидой идет Ольбия — начало Памфилии, большое укрепление; за ней — так называемый Катаракт, могучая, подобная бурному потоку река, низвергающаяся с высокой скалы, так что шум слышен издалека. Далее следует город Атталия, названный по имени его основателя Аттала Филадельфа, который вывел также другую колонию в соседний городок Корик и окружил его более длинной стеной. Между Фаселидой с. 624 и Атталией, как говорят, виднеются Фива и Лирнесс, потому что, по сообщению Каллисфена, троянские киликийцы частично бежали из Фиванской равнины в Памфилию.

2. Потом идет река Кестр, а в 60 стадиях вверх по ее течению лежит город Перга; вблизи Перги на возвышенном месте находится святилище Артемиды Пергейской, где ежегодно справляют общенародный праздник. Далее, приблизительно в 40 стадиях над морем, высоко расположен город Силлий, который виден из Перги. Затем следует очень большое озеро Каприя, за ним — река Евримедонт, в 60 стадиях вверх по течению которой расположен город Аспенд с довольно многочисленным населением, основанный аргивянами. Над этим городом лежит Петнелисс. Далее идет другая река и много островков перед ней. Потом следует Сида — колония кимейцев со святилищем Афины. Поблизости находится побережье Малых Кибиратов. Затем следует река Мелан с корабельной пристанью на ней. Далее — город Птолемаида, а за ним — границы Памфилии и Коракесий — начало Киликии Трахеи. Все плавание вдоль берегов Памфилии составляет 640 стадий.

C. 6683. По сообщению Геродота1, памфилийцы происходят от народностей, предводимых Амфилохом и Калхантом, какой-то помеси племен, которая последовала за ними из-под Трои. Большинство их осталось здесь, а некоторые рассеялись по разным местам земли. Каллин утверждает, что Калхант окончил свою жизнь в Кларе, а люди его под предводительством Мопса перешли Тавр и частью остались в Памфилии, частью же рассеялись по Киликии, Сирии и даже вплоть до Финикии.

V

1. Что касается Киликии за Тавром, то одна часть ее называется Трахеей, а другая — Педиадой1. Что до Трахеи, то ее побережье почти вовсе не имеет или же только немного равнинной земли; кроме того, она лежит у подошвы Тавра с редким населением вплоть до северных склонов в области Исавров и гомонадов вплоть до Писидии. Эта страна называется также Трахеотидой, а ее обитатели — трахеотами. Киликия же Педиада простирается от Сол и Тарса вплоть до Исса, сверх того, до тех частей, над которыми на северном склоне Тавра живут каппадокийцы. В большей части этой страны много равнин и плодородной земли. Так как одна часть ее лежит по эту сторону Тавра, а другая за Тавром и так как о первой была речь уже выше, то теперь я скажу о части за Тавром, начиная от трахеотов.

2. Итак, первый пункт в Киликии — это сторожевое укрепление Коракесий, расположенное на крутой скале. Укрепление это служило опорным пунктом Диодоту, прозванному Трифоном, когда он поднял в Сирии восстание против царей и, сражаясь с ними, то одерживал победы, то терпел поражения. Наконец Антиох, сын Деметрия, запер его в каком-то месте и вынудил покончить самоубийством. Восстание Трифона вместе с с. 625 ничтожеством царей, преемственно правивших Сирией и одновременно Киликией, послужили киликийцам первым толчком для организации пиратских шаек. Ибо вслед за его восстанием подняли восстание и другие; таким образом, взаимные раздоры братьев отдали страну в жертву нападающим извне. В особенности побуждал к насилиям приносивший огромные выгоды вывоз рабов; ибо поимка рабов производилась легко, а рынок, большой и богатый, находился не особенно далеко, именно Делос, который был способен в один день принять и продать десятки тысяч рабов. Отсюда пошла даже поговорка: «Купец, приставай и выгружай корабль, все продано». Причина этого в том, что после разрушения Карфагена и Коринфа римляне разбогатели и нуждались в большом числе рабов. Ввиду такой C. 669легкости сбыта пираты появились в огромном количестве, они сами охотились за добычей и продавали рабов. Цари Кипра и Египта помогали им в этом, будучи врагами сирийцев. И родосцы не были друзьями с сирийцами, поэтому не оказывали им поддержки. Вместе с тем пираты под видом работорговцев непрестанно продолжали творить свои злодеяния. Римляне тогда еще мало обращали внимания на племена за Тавром. Они послали, однако, Сципиона Эмилиана, а затем несколько других полководцев, чтобы изучить на месте положение племен и городов. Они решили, что пиратство явилось только следствием испорченности правителей, хотя и постыдились устранить последних, так как сами утвердили порядок наследования в роде Селевка Никатора. Такое состояние страны привело к господству парфян; последние завладели областью за Евфратом, а под конец — и Арменией. Парфяне покорили не только страну за Тавром, вплоть до Финикии, но уничтожили даже царей и — насколько могли — весь царский род, а море отдали под власть киликийцев. Затем, когда могущество парфян возросло, римляне были вынуждены сокрушить их войной и военной силой, хотя и не препятствовали раньше их усилению. Впрочем, трудно, обвинять римлян в небрежении: ведь они, занятые более близкими и не терпящими отлагательства делами, были не в состоянии принимать в расчет положение на далекой окраине. Это я решил сказать вкратце в виде отступления от моего описания.

3. После Коракесия идут город Арсиноя2, а затем Гамаксия — поселение на холме с якорной стоянкой, куда свозят корабельный лес, преимущественно кедровый; и эта область, по-видимому, превосходит другие своим корабельным лесом. Поэтому-то Антоний отдал Клеопатре эту область как пригодную для строительства ее флота. Потом следует Лаэрт — сторожевое укрепление с якорной стоянкой, расположенное на холме в форме женской груди. Затем идут Селинунт — город и река, а дальше Краг — обрывистая скала около моря. Потом следуют крепость Харадрунт с корабельной стоянкой (над ней возвышается гора Андрикл) и скалистое побережье под названием Платанист. Затем идет мыс Анемурий, где материк ближе всего подходит к Кипру против мыса Кроммия, на расстоянии 350 стадий. Морским путем вдоль берегов Киликии от границ Памфилии до Анемурия 820 стадий; остальная же часть побережья C. 670с. 626 до Сол составляет около 500 стадий. На этом побережье первый после Анемурия город — Нагид, затем — Арсиноя с якорной стоянкой, далее — местность Мелания и город Келендерида с гаванью. Согласно некоторым авторам (в числе которых и Артемидор), началом Киликии является Келендерида, а не Коракесий. Артемидор утверждает, что расстояние от Пелусийского устья до Орфосии 3900 стадий, до реки Оронта — 1130 стадий, до Сирийских Ворот — 525 стадий, наконец, до границ3Киликии — 1260 стадий.

4. Затем следуют Гольмы, где прежде жили теперешние селевкийцы, но после основания Селевкии на Каликадне они переселились туда; обогнув берег, образующий мыс под названием Сарпедон, тотчас подходим к устью Каликадна. Вблизи Каликадна лежит Зефирий, также мыс. Река судоходна вверх по течению до Селевкии — хорошо населенного города, который сильно отличается обычаями от киликийских и памфилийских. Отсюда родом были наши замечательные современники — философы перипатетической школы Афиней и Ксенарх. Первый из них занимался в родном городе государственными делами и был некоторое время вождем народа. Затем он вступил в дружеские отношения с Муреной, а после раскрытия заговора против Августа Цезаря был схвачен вместе с Муреной во время бегства. Когда обнаружилось, что Афиней не виновен, Цезарь отпустил его на свободу. По возвращении из Рима4на приветствия и расспросы первых встречных философ отвечал стихом из Еврипида:

Я здесь, Аида, своды и ворота тьмы

Покинув…

(Гекаба 1)

Он прожил еще немного времени и погиб ночью при обвале дома, в котором жил. Что касается Ксенарха, учеником которого я был, то он недолго оставался дома, а жил в Александрии, в Афинах и под конец — в Риме, избрав профессию учителя. Будучи в дружбе с Ареем и с Цезарем Августом, он жил в почете до старости. Незадолго до смерти он потерял зрение и скончался от болезни.

5. За Каликадном идет скала под названием Пекила5, с высеченной в камне лестницей, которая ведет в Селевкию. Далее следуют мыс Анемурий, одноименный упомянутому раньше6, остров Крамбуса и мыс Корик; в 20 стадиях над ним находится Корикийская пещера, где растет самый лучший шафран7. Это больших размеров круглая впадина, окруженная со всех сторон довольно высокой скалистой C. 671кручей. При спуске туда находим неровный и большей частью каменистый грунт, покрытый вечнозеленым, выращиваемым в садах кустарником. Среди кустарника рассеяны участки грунта, на которых растет шафран. Там есть также пещера с большим источником, образующим реку чистой и прозрачной воды; река эта тотчас низвергается под землю, а затем течет невидимо под землей, впадая в море. Ее называют «Горькой водой»8.

с. 627 6. После Корика идет лежащий у материка остров Элеусса, который заселил Архелай, превратив его в свою царскую резиденцию после того, как он получил во владение9всю Киликию Трахею, кроме Селевкии, на том же основании, как прежде ею владел Аминта, а еще раньше — Клеопатра. Принимая во внимание то, что эта местность от природы представляла удобства для разбойников на суше и на море (на суше из-за высоких гор и племен, обитающих у подошвы их на широких равнинах и полях, открытых для вражеских набегов; на море же — из-за обилия корабельного леса, гаваней, укреплений и тайных убежищ), римляне предпочитали оставить эту страну под властью царей, чем отдать ее в управление римским префектам, посылаемым для отправления правосудия, которые не всегда могли там находиться или иметь под руками военные силы. Таким образом, Архелай получил вдобавок к Каппадокии Киликию Трахею. Границу последней образуют река Лам и одноименное селение между Солами и Элеуссой.

7. На горных вершинах Тавра лежат пиратское укрепление Зеникета и Олимп — гора и одноименная крепость, откуда можно видеть всю Ликию, Памфилию, Писидию и Милиаду. После взятия горы Сервилием Исаврийским Зеникет сжег себя и весь свой дом. Ему были подвластны Корик, Фаселида и много местностей в Памфилии, но все это завоевал Сервилий Исаврийский.

8. За Ламом следуют Солы — значительный город, начало другой Киликии, что вокруг Исса. Город был основал ахейцами и родосцами из Линда. Ввиду малочисленности его населения Помпей Великий переселил туда оставшихся в живых пиратов, которых он счел наиболее достойными спасения и хотя бы некоторой заботы. Город был переименован в Помпейополь. Знаменитыми людьми из этого города были Хрисипп, философ-стоик, отец которого, происходивший из Тарса, переселился туда; Филемон, комический поэт, и Арат, написавший трактат в стихах под заглавием «Феномены».

9. Далее идет Зефирий, одноименный месту у Каликадна. Немного выше моря лежит Анхиала, по словам Аристобула, основанная Сарданапалом. C. 672Здесь находятся гробница Сарданапала, его каменная статуя (которая так сжимает пальцы правой руки, как будто щелкает ими) и следующая надпись ассирийскими буквами: «Сарданапал, сын Анакиндаракса, построил Анхиалу и Тарс в один день. Ешь, пей, веселись, потому что все остальное не стоит этого» — именно щелчка. Об этой надписи упоминает и Херил; действительно, везде распространены такие стихи:

Яства, утехи любви — все мое — чем неистово я наслаждался,

Все я оставил давно, испив полною чашей богатство.

10. Над Анхиалой лежат Киинды — крепость, в которой когда-то хранилась казна македонян. Богатства, однако, захватил Евмен, подняв восстание против Антигона. Еще выше Киинд и Сол лежит горная страна, в которой находится город Ольба с храмом Зевса, основанный Эантом, с. 628 сыном Тевкра. Жрец храма сделался властителем Трахеотиды; затем многочисленные тираны пытались завладеть страной и там возникли разбойничьи шайки. После уничтожения последних уже в наше время эту страну и жречество стали называть владением Тевкра, и большинство жрецов носили имена Тевкров и Эантов. Когда Аба, дочь Зенофана, одного из тиранов, вошла в эту семью путем брака, она сама захватила власть, которую прежде имел ее отец в качестве опекуна. Впоследствии Антоний и Клеопатра, поддавшись льстивым просьбам, оказали ей милость, но затем она была все-таки свергнута, а власть осталась в ее потомстве. — За Анхиалой идет устье Кидна, вблизи так называемого Регма. Это — заболоченная местность со старинными корабельными верфями; в нее впадает река Кидн, протекающая через середину Тарса; истоки этой реки находятся в лежащем выше городе Тавре. Озеро служит также якорной стоянкой Тарса.

C. 67311. До этого пункта тянется все побережье; начинаясь от области, расположенной против Родоса, оно идет по направлению к равноденственному востоку от равноденственного запада10, затем поворачивает к зимнему восходу11вплоть до Исса, а оттуда уже делает изгиб к югу вплоть до Финикии; остальная его часть тянется на запад до Столпов и там оканчивается. В действительности перешеек описанного мною полуострова — это тот, который тянется от Тарса и устья Кидна до Амиса, так как это самое короткое расстояние от Амиса до границ Киликии. Отсюда до Тарса только 120 стадий, а от Тарса до устья Кидна — не больше. Однако до Исса и до моря поблизости нет другого, более короткого пути из Амиса как через Тарс, а от Тарса до Исса не ближе, чем до Кидна12. Поэтому ясно, что в действительности это и есть перешеек, хотя настоящим перешейком считают линию до Исского залива, искажая факты ради значения залива. По этой причине я считаю линию от Родоса (продолженную мною до Кидна) одинаковой с линией, идущей до Исса, не делая между ними какого-либо различия, а также утверждаю, что Тавр тянется по этой линии прямо до Индии.

12. Тарс лежит на равнине; он был основан аргивянами, которые скитались вместе с Триптолемом в поисках Ио. Река Кидн протекает по середине города мимо самого гимнасия юношей. Истоки реки находятся неподалеку, и ее русло проходит через глубокое ущелье, а затем река устремляется прямо в город, ее струи холодные и быстрые, поэтому она полезна людям и домашним животным, страдающим вздутием жил и ревматизмом.

13. Жители Тарса с таким рвением занимались не только философией, но и общеобразовательными предметами, что превзошли Афины, Александрию и любое другое место, какое ни назовешь, где существуют школы и обучение философии. Отличие этого города от других в том, что здесь все, кто занимается наукой, местные уроженцы, а чужестранцы неохотно переселяются сюда. И сами местные жители не остаются здесь, а отправляются за границу для усовершенствования; закончив образование, они охотно остаются на чужбине, и только немногие возвращаются с. 629 домой. В других городах, как я только что заметил, кроме Александрии, наблюдается обратное явление: много иностранцев приезжают туда и C. 674с удовольствием проводят время; что же касается местных жителей, то только немногих увидишь за границей — тех, кто приехал туда ради науки или же посвятил себя дома научным занятиям. Александрийцы же соединяют у себя и то и другое: действительно, они принимают в свои школы много иностранцев и посылают немало своих граждан за границу. Далее, в городе Тарсе много всевозможных школ риторики. Вообще же Тарс имеет большое и очень богатое население, занимая положение главного города.

14. Родом из этого города были из стоиков Антипатр, Архедем и Нестор, а также 2 Афинодора: один, по прозванию Кордилион, жил в доме Марка Катона, где и умер; другой же, сын Сандона, названный по какому-то селению Кананитом, был учителем Цезаря и пользовался у него большим уважением. По возвращении на родину, будучи уже стариком, он устранил существовавшее там правительство. Среди дурных руководителей этого правительства особенно выделялся Боэф, плохой поэт, скверный гражданин, вошедший в силу главным образом благодаря заискиванию перед народом. Своим возвышением он был обязан и Антонию (который с самого начала благосклонно принял написанную им поэму в честь победы при Филиппах), а еще в большей степени своей способности (распространенной среди тарсийцев) говорить без умолку, не готовясь, на заданную тему. Кроме того, Антоний обещал тарсийцам учредить должность гимнасиарха13и назначил Боэфа вместо гимнасиарха, доверив ему и производство связанных с этим расходов. Но Боэфа уличили в утайке (кроме прочего) еще и оливкового масла. Когда обвинители изобличали его в присутствии Антония, ему удалось смягчить гнев последнего, между прочим, следующими словами: «Подобно тому как Гомер воспел хвалу Ахиллесу, Агамемнону и Одиссею, так и я воспел твои подвиги. Поэтому не подобает возводить на меня перед тобой такие клеветнические обвинения». Обвинитель же, подхватив его слова, возразил: «Это так, но ведь Гомер не украл оливкового масла ни у Агамемнона, ни у Ахиллеса, а ты украл; поэтому ты будешь наказан». Тем не менее Боэфу удалось отвратить гнев Антония какой-то лестью, и он продолжал разорять город вплоть до падения Антония. В таком положении застал город Афинодор и некоторое время пытался словами убедить самого Боэфа и его сообщников изменить их поведение. Но так как последние и не думали удерживаться от своих наглых поступков, то он воспользовался данной ему Цезарем силой и, осудив их на изгнание, заставил покинуть город. Они же сначала написали на стене следующий стих:

C. 675Подвиги юных, советы мужей, извержение ветров у старцев.

Когда же он, приняв надпись в шутку, приказал написать вместо этого «громы старцев», то кто-то, пренебрегши всяким приличием и страдая расстройством желудка, мимоходом ночью сильно запачкал дверь и стену дома с. 630 Афинодора. Афинодор же, выступив против них в народном собрании с обвинением в мятеже, сказал: «Болезнь нашего города и его тяжелое состояние можно распознать многими способами, в особенности же по его экскрементам». Эти люди были стоиками. Академиком же в мое время был Нестор, учитель Марцелла, сына Октавии, сестры Цезаря. Он был главой правительства Тарса в качестве преемника Афинодора и постоянно пользовался уважением у префектов и в городе.

15. Из других философов из Тарса,

Кого я легко бы узнал и поведал бы каждого имя,

(Ил. III, 235)

Плутиад и Диоген принадлежали к числу тех, которые переходили из города в город и основывали прекрасные школы. Диоген импровизировал также стихотворения как бы по вдохновению на заданную тему, главным образом трагического характера. Грамматиками из Тарса, чьи сочинения сохранились, были Артемидор и Диодор. Лучшим трагическим поэтом, одним из тех, кого причисляют к Плеяде14, был Дионисид. Рим как раз такой город, который может дать нам представление о множестве ученых из Тарса; и действительно, он полон тарсийцами и александрийцами. Таков Тарс.

16. После Кидна идет река Пирам, текущая из Катаонии, о чем я упомянул раньше15. Отсюда до Сол, по словам Артемидора, прямым морским путем 500 стадий. Поблизости находится Малл, лежащий на возвышенности; он основан Амфилохом и Мопсом, сыном Аполлона и Манто, о которых сочинено много мифов. Кроме того, я упомянул о них в рассказе о Калханте16и о споре Калханта с Мопсом о пророческом даре. Ведь некоторые писатели, как например Софокл, переносят этот спор в Киликию, назвав ее по обыкновению трагических поэтов Памфилией (подобно тому как он называет Ликию Карией, а Трою и Лидию — Фригией). Софокл, так же как и другие, рассказывает о смерти Калханта здесь. Спор шел, впрочем, как повествуют мифы, не только о пророческом даре, но и о власти. Ведь Мопс и Амфилох, по преданию, прибыв из-под Трои, C. 676основали Малл; затем Амфилох уехал в Аргос, однако недовольный положением дел там возвратился в Малл; здесь его устранили от участия в управлении и он вызвал Мопса на поединок; оба противника пали и были погребены так, что обе могилы не находились в поле зрения друг друга. Еще и теперь их могилы показывают около Магарсов вблизи реки Пирама. Из Малла происходил грамматик Кратет, учеником которого, говорят, был Панеций.

17. Над этим побережьем расположена Алейская равнина, через которую Филота провел конницу Александра, в то время как Александр вывел свою фалангу из Сол по побережью и области Малла против Исса и полчищ Дария. Говорят, Александр совершил жертвоприношения Амфилоху из-за своего родства с аргивянами. По словам Гесиода, Аполлон убил Амфилоха в Солах, согласно другим авторам, вблизи Алейской с. 631 равнины, наконец, согласно третьим, в Сирии, когда тот из-за ссоры покинул Алейскую равнину.

18. После Малла следуют городок Эгеи с якорной стоянкой, затем Аманские Ворота также с якорной стоянкой, где оканчивается гора Аман, отрог Тавра, которая возвышается над Киликией к востоку. Гора эта постоянно находилась под властью нескольких тиранов, которые имели там укрепления. В наше время властителем над всеми сделался Таркондимот, человек замечательный, которого римляне провозгласили царем за его доблести; он передал власть преемственно своим потомкам.

19. За Эгеями идут городок Исс с якорной стоянкой и река Пинар. Здесь произошла битва Александра с Дарием. Залив называется Исским; на нем лежат города Рос, Мириандр, Александрия, Никополь, Мопсуестия и так называемые Сирийские Ворота, граница между Киликией и Сирией. В Киликии находятся также святилище и оракул Артемиды Сарпедонской; пророчества изрекают боговдохновенные прорицатели.

20. После Киликии первый сирийский город — Селевкия в Пиерии, а поблизости устье реки Оронта. От Селевкии до Сол прямым морским путем немного меньше 1000 стадий.

21. Так как киликийцы в Троаде, о которых упоминает Гомер, находятся далеко от киликийцев за Тавром, то некоторые писатели считают троадских киликийцев родоначальниками последних и указывают здесь на некоторые одноименные местности, как например Фива и Лирнесс в Памфилии; другие же утверждают противное и указывают там Алейскую равнину. Описав части упомянутого полуострова по ту сторону Тавра, я должен добавить еще следующее.

C. 67722. Аполлодор в своей книге «О списке кораблей» утверждает следующее: все союзники троянцев из Азии, перечисленные Гомером, были жителями полуострова, самый узкий перешеек которого находится между самым отдаленным углублением у Синопы и Иссом. «Наружные стороны этого треугольного по форме полуострова, — продолжает он, — не равны. Одна сторона тянется от Киликии до Хелидониев, другая — отсюда до входа в Евксинский Понт, а третья — опять отсюда до Синопы». Таким образом, утверждение о том, что все упоминаемые Гомером союзники были «только жителями полуострова», оказывается, пожалуй, ложным на том же основании, как я уже прежде показал, что союзниками троянцев были не только жители областей по эту сторону Галиса. Потому что местности около Фарнакии, где живут гализоны, находятся как по ту сторону Галиса17, так лежат и по ту сторону перешейка, хотя бы даже в самом узком месте между Синопой и Иссом, а именно не только по ту сторону его, но также и по ту сторону настоящих теснин между Амисом и Иссом. Ведь Аполлодор неправильно определяет перешеек и его теснины, потому что принимает первые теснины между Синопой и Иссом вместо последних между Амисом и Иссом. — Но нелепее всего то, что Аполлодор называет полуостров треугольником и насчитывает 3 внешних стороны. Ведь тот, кто говорит о «внешних сторонах», по-видимому, исключает сторону вдоль с. 632 теснин, как будто это также сторона, но не внешняя и не на море. Итак, если бы эти теснины были так узки, что «внешние стороны», оканчивающиеся у Исса и Синопы, почти что сходились бы, тогда можно было, пожалуй, назвать этот полуостров треугольным. Но так как упомянутые им теснины между Иссом и Синопой отстоят друг от друга на 3000 стадий, то называть такую четырехстороннюю фигуру треугольником — невежество, а вовсе не знание хорографии. Аполлодор, однако, издал труд по хорографии, написанный размером комедии18под заглавием: «Описание земли». То же самое невежество остается даже и в том случае, если длину перешейка свести к кратчайшему расстоянию — к половине всей длины, именно к 1500 стадий, как принимают те, кто больше всего извращает факты (среди них и Артемидор), однако даже и это не сокращает сторону вдоль теснин настолько, чтобы превратить полуостров в треугольную фигуру. Неправильно определяет Артемидор внешние стороны, говоря о «стороне, которая тянется от Исса до Хелидонских островов»; ведь еще остается целое ликийское побережье, которое тянется по прямой линии с той упомянутой им стороной, а также побережье против Родоса вплоть до Фиска. Отсюда материк делает изгиб и начинает образовывать вторую, или западную, сторону до Пропонтиды и Византия.

C. 67823. Эфор утверждал, что на этом полуострове обитало 16 племен, из них 3 эллинских, а остальные — варварские, исключая смешанные; на море: киликийцы, памфилийцы, ликийцы, вифинцы, пафлагонцы, мариандинцы, троянцы и карийцы; писидийцы же, мисийцы, халибы, фригийцы и милийцы — в глубине страны. Обсуждая эти данные, Аполлодор замечает, что племя галатов — семнадцатое племя — моложе времени Эфора и что из упомянутых племен эллинские еще не поселились здесь в эпоху Троянской войны, а варварские с течением времени подверглись сильному смешению. Гомер называет в «Списке» племена троянцев и так называемых теперь пафлагонцев, мисийцев, фригийцев, карийцев и ликийцев, затем меонийцев вместо лидийцев и другие неизвестные народности, как например гализонов и кавконов. Помимо тех, что в «Списке», упоминаются еще китии, солимы, киликийцы с равнины Фивы и лелеги. Памфилийцев же, вифинцев, мариандинов, писидийцев, халибов, милийцев и каппадокийцев поэт даже не упоминает, потому что одни еще не поселились в этих местностях, другие же входили в состав других народностей, например гидрии и термилы были смешаны с карийцами, а долионы и бебрики — с фригийцами.

24. Однако Аполлодор, видимо, недостаточно разобрал данные Эфора, а также перепутал и исказил слова Гомера. Ведь ему следовало сначала задать Эфору такой вопрос: почему тот помещает халибов внутри полуострова, тогда как они находятся так далеко к востоку от Синопы и Амиса? Те же, кто принимает линию от Исса к Понту Евксинскому за перешеек этого полуострова, считают эту линию как бы меридианом, который, по мнению одних, идет к Синопе, а по другим — к Амису. Никто, однако, не думает, что этот меридиан идет к области халибов, ибо он с. 633 совершенно кривой. Действительно, меридиан через страну халибов можно провести только через Малую Армению и Евфрат, оставляя на этой стороне его всю Каппадокию, Коммагену, гору Аман и Исский залив. Если допустить, что перешеек ограничен этой кривой линией, то большинство этих местностей, особенно Каппадокия, останется по эту сторону, а также так называемый теперь Понт в особом смысле слова, который является частью Каппадокии у Евксинского Понта. Если нужно считать страну халибов частью полуострова, то с большим правом следует причислить туда же Катаонию и обе Каппадокии, как и Ликаонию, которые Эфор C. 679опускает. Зачем же Эфор поместил халибов, которых Гомер назвал гализонами, среди народов внутренней части страны, как я показал выше?19Ведь лучше было бы их разделить, одну часть поместить на море, а другую — внутри страны, так же как это следует сделать с Каппадокией и Киликией. Но Эфор даже не упоминает Каппадокии, а говорит только о приморских киликийцах. А народности, подвластные Антипатру Дербету, гомонады и некоторые другие, граничащие с писидийцами:

…те, что моря не знают

И с солью смешав, яства они не вкушают.

(Од. XVIII, 122)

Куда же их поместить? Он не называет ни лидийцев, ни меонийцев; две ли это народности или одна, живут ли они самостоятельно или входят в состав другого племени? Ведь нельзя же скрыть столь значительную народность? И если Эфор ничего не говорит о ней, то не очевидно ли, что он опустил нечто весьма важное?

25. Далее, что это за «смешанные» народности? Ведь, кроме приведенных выше местностей, я не могу сказать, назвал ли он или же опустил другие, которые мы припишем «смешанным» народностям; так же мы не можем назвать «смешанными» некоторые из тех самых народностей, которые он назвал или опустил. Действительно, если бы они даже были «смешанными», то все же перевес в ту или другую сторону сделал бы их эллинами или варварами. Третьего племени «смешанного» рода я не знаю.

26. Как же, наконец, могли 3 эллинских племени жить на полуострове? Если только потому, что в древности ионийцы и афиняне составляли одну народность, дорийцев с эолийцами приходится также считать одним племенем, тогда эллинских племен было бы 2. Если же, напротив, принимать деление соответственно их обычаям позднейших времен, как и по диалектам, тогда племен, как и диалектов, будет 4. Однако на этом полуострове живут не только ионийцы (согласно делению Эфора), но и афиняне, как я указал при перечислении отдельных городов20. По всем таким вопросам можно считаться с мнением Эфора, однако Аполлодор вовсе не обратил на это внимания; напротив, он прибавляет к 16 племенам еще семнадцатое — галатов, делая замечание, вообще полезное, но вовсе не нужное для суждения о том, что говорит Эфор или же о чем умалчивает. Аполлодор сам приводит причину этого, именно что все это позднее времени Эфора.

с. 634 27. Перейдя к Гомеру, Аполлодор высказывает совершенно верную мысль о том, что со времен Троянской войны до настоящего времени в силу различных перемен произошло значительное смешение варварских племен: некоторые племена присоединились, другие исчезли, третьи рассеялись, четвертые, наконец, объединились в одно племя. Однако он неверно приводит двойную причину, почему поэт не упоминает некоторых C. 680из них: потому что эти племена еще не жили тогда в этой стране или входили в состав другого племени; так, например, поэт не упоминает Каппадокии, Катаонии, как и Ликаонии, но ни по одной из этих причин; по крайней мере у нас нет подобных сведений об этих странах. Далее, смешно было бы искать причины, почему Гомер пропустил каппадокийцев и ликаонцев, и находить этому извинение; самому, однако, не говорить, почему Эфор делает то же самое, притом приводить мнение Эфора с целью разобрать и обсудить его. Смешно поучать нас, почему Гомер называет меонийцев вместо лидийцев, и не замечать, что Эфор не упоминает ни лидийцев, ни меонийцев.

28. Сказав далее, что Гомер упоминает о некоторых неизвестных племенах, Аполлодор правильно называет кавконов, солимов, китиев, лелегов и киликийцев с Фиванской равнины; что же до гализонов, то он сам их выдумывает или же скорее те, кто, не зная сначала, кто такие гализоны, изменял их имя на разный манер21и выдумывал «месторождение серебра»22и много других совершенно исчезнувших рудников. При пылком желании обосновать свое мнение они собрали сказания, которые Деметрий Скепсийский привел из Каллисфена и некоторых других авторов, не свободных от ложных представлений о гализонах. Например, что источником богатства Тантала и Пелопидов были рудники во Фригии и Сипиле; богатства Кадма произошли от рудников во Фракии и на Пангее; богатства Приама — от золотых россыпей в Астирах вблизи Абидоса (незначительные остатки их сохранились еще и теперь; признаками древней разработки служат большие отвалы и шахты); богатства Мидаса — от рудников около горы Бермия; богатства Гигеса, Алиатта и Креза — от рудников в Лидии и в области между Атарнеем и Пергамом, где находится покинутый городок, на территории которого есть истощенные копи.

29. Далее, Аполлодора можно упрекнуть еще и в том, что он (в то время как новейшие авторы вносят много нового против гомеровских высказываний), выступая обычно с более обстоятельными возражениями против нововведений, на этот раз не только придает им мало значения, но даже соединяет в одно разноречивые высказывания. Так, например, Ксанф Лидиец говорит, что фригийцы пришли из Европы после Троянской войны и с левой стороны Понта, а Скамандрий привел их из области берекинтов и из Аскании. Аполлодор добавляет к этому, что об этой Аскании, о которой говорит Ксанф, упоминает и Гомер:

C. 681Форкис и храбрый Асканий вели из Аскании дальней

Рати фригиян.

(Ил. II, 862)

с. 635 Если бы это было так, то переселение их должно было произойти позднее Троянской войны, между тем как упомянутые Гомером вспомогательные отряды пришли уже во время Троянской войны из области берекинтов и из Аскании. Но кто же были те фригийцы, когда

Станом стояло их воинство вдоль берегов Сангария,

(Ил. III, 187)

а Приам говорит о себе:

Там находился и я, и союзником оных считался.

(Ил. III, 188)

Как же мог Приам вызвать фригийцев из области берекинтов, с которыми у него не было никаких договорных отношений, и обойти соседей, которым он сам прежде помогал? После такого рассуждения о фригийцах Аполлодор прибавляет несоответствующее этому сообщение о мисийцах. Так, по его словам, Асканией зовется селение в Мисии около одноименного озера, из которого вытекает река Асканий, упоминаемая Евфорионом:

В Мисии, там, где льются Аскания воды…

И Александр Этолиец говорит о нем так:

Те, чьи жилища стоят, у светлых Аскания струй.

И на брегах Асканийского озера, там, где Долион

Жил, славный Мелии сын, тот, что Силену рожден.

По его словам, область около Кизика по дороге на Милетуполь называется Долионидой и Мисией. Если это действительно так, и подтверждается местами, которые еще и теперь показывают, и свидетельствами поэтов, то что же помешало Гомеру упомянуть об этой Аскании, а не о той, о которой говорит Ксанф? Об этом, однако, мне пришлось говорить уже раньше, в моем рассказе о мисийцах и фригийцах23. Поэтому здесь достаточно об этом предмете.

VI

1. Теперь осталось еще описать остров Кипр, лежащий к югу от этого полуострова. Как я уже сказал, море, окаймляемое Египтом, Финикией, Сирией и остальным побережьем вплоть до Родоса, состоит как бы из Египетского и Памфилийского морей и моря у Исского залива. В последнем море лежит Кипр; северные части острова, где он ближе всего подходит к материку, примыкают к Киликии Трахее, восточные же части омываются водами Исского залива, западные — Памфилийским морем, а южные — Египетским. Это последнее сливается на западе с Ливийским и Карпафийским морями, а с южной и восточной сторон граничит с Египтом и с непосредственно следующим побережьем до Селевкии и Исса; к северу — с Кипром и Памфилийским морем. Памфилийское море с с. 636 севера окаймляется оконечностями Киликии Трахеи, Памфилии и Ликии до Родосской области, с запада — островом родосцев, с востока — частью C. 682Кипра около Пафоса и Акаманта, на юге оно сливается с Египетским морем.

2. Кипр занимает в окружности 3420 стадий, считая и изгибы заливов. Длина острова от Клидов до Акаманта, если идти по суше с востока на запад, 1400 стадий. Клиды — это 2 островка, лежащие перед Кипром, против восточной части острова, на расстоянии 700 стадий от Пирама. Акамант же — мыс с 2 полукруглыми вершинами и большим лесом. Мыс этот расположен у западных частей острова и простирается к северу; лежит он ближе всего к Селинунту в Киликии Трахее, на расстоянии 1000 стадий, тогда как переезд до Сиды в Памфилии составляет 1600 стадий, а до Хелидониев — 1900 стадий. Форма острова продолговатая; кое-где он образует перешейки, на сторонах, определяющих его ширину. Остров делится на отдельные части, описание которых я дам вкратце, начиная с пункта, ближайшего к материку.

3. Я сказал уже где-то1, что против Анемурия — мыса в Киликии Трахее — находится мыс киприотов, именно мыс Кроммия, на расстоянии 350 стадий. Отсюда морской путь до Клидов (имея остров справа, а материк — слева) идет по прямой линии к северо-востоку, составляя 700 стадий. В этом промежутке находится город Лапаф с корабельной стоянкой и верфями; он основан лаконцами и Праксандром; напротив него лежит Нагид. Далее идет Афродисий, где остров узок, так как переезд до Саламина равен 70 стадиям. Затем следует Побережье ахейцев, где Тевкр, основатель Саламина на Кипре, впервые высадился, будучи изгнанным, как передают, своим отцом Теламоном. Потом идет город Карпасия с гаванью, расположенный против мыса Сарпедон. Переезд от Карпасии через перешеек до Карпасийских островов и Южного моря составляет 30 стадий. Затем идут мыс и гора, вершина которой называется Олимпом. На ней находится храм Афродиты Акрейской, недоступный для женщин, которым запрещено даже смотреть на него. Напротив мыса поблизости лежат Клиды и несколько других островов. Затем идут Карпасийские острова, а после них Саламин, откуда родом историк Арист. Потом следуют город Арсиноя и гавань. Затем другая гавань — Левколла. Далее — мыс Педалий, над которым возвышается скалистый высокий трапециевидный холм, посвященный Афродите; до этого холма от Клид 680 стадий. Затем идет морской переезд до Кития, большей частью C. 683извилистый и скалистый. Китий имеет закрытую гавань. Отсюда родом Зенон — основатель стоической школы и врач Аполлоний. Отсюда до Берита 1500 стадий. Еще далее следуют город Амафунт и в промежутке — город под названием Палея и гора Олимп полукруглой формы. Потом следует мыс Куриада в виде полуострова, до которого от Фронов 700 стадий. Затем — город Курий с корабельной стоянкой, основанный аргивянами. — Здесь можно заметить небрежность автора элегии, начало которой:

с. 637

Феба священные лани, чрез шумные волны пробившись,

Быстро пришли мы, дабы гибельных стрел избежать;

(Ил. II, 824)

был ли ее автором Гедил или кто-нибудь другой? Ведь он говорит, что лани пришли с горного хребта Корикии и переплыли от киликийского берега к куриадскому побережью, и дальше прибавляет:

Чудо великое людям: как вдаль без дорог по потоку

Быстро весенний зефир нас перенес на крыле.

На самом же деле можно плыть вокруг острова морским путем от Корика до куриадского побережья, но не с зефиром и не имея остров ни справа, ни слева, так как через море нет переправы между двумя этими пунктами. Во всяком случае началом западного морского пути на Родос является Курий; затем тотчас идет мыс, откуда сбрасывают святотатцев, коснувшихся алтаря Аполлона. Далее идут Трета, Боосура и Палепаф; последний приблизительно в 10 стадиях над морем с корабельной стоянкой и древним святилищем Афродиты Пафии. Затем следуют мыс Зефирия с корабельной стоянкой и другая Арсиноя, также с корабельной стоянкой, со святилищем и священным участком. Неподалеку от моря находится Гиерокепида. Далее идет Пафос, основанный Агапенором, с гаванью и прекрасно построенными святилищами. Город находится на расстоянии 60 стадий пути по суше от Палепафа; на этой дороге мужчины и женщины из других городов ежегодно сходятся на торжественные процессии к Палепафу; некоторые считают от Пафоса до Александрии 3600 стадий. После Пафоса следует Акамант. После Акаманта на восток идет морской путь к городу Арсиное и к священному участку Зевса. Далее идет город Солы с гаванью, рекой и святилищем Афродиты и Исиды. Город был основан афинянами Фалером и Акамантом; жители его зовутся солийцами. Отсюда родом был Стасанор — один из гетеров2Александра, удостоенный звания полководца. Над Солами в глубине страны лежит город Лимения. Затем следует мыс Кроммия.

C. 6844. К чему нам удивляться поэтам и в особенности таким писателям, которые главное внимание обращают на стиль, если мы сопоставим с ними известия Дамаста? Ведь он измеряет длину острова с севера на юг, от Гиерокепии, как он говорит, до Клид. И мнение Эратосфена также неправильно. Дело в том, что, критикуя Дамаста, он утверждает, что Гиерокепия3находится не на севере, а на юге; ведь она расположена не на юге, а на западной стороне острова, там же, где Пафос и Акамант. Таково географическое положение Кипра.

5. В отношении плодородияКипр не уступает никакому острову. Действительно, он богат и вином, и оливковым маслом, имеет достаточно хлеба для собственного употребления. На острове находятся богатые медные рудники у Тамасса, где добывают медный купорос и медянку, полезную в силу ее лечебных свойств. Согласно Эратосфену, в древности равнины острова поросли столь густым лесом, что не были годны для с. 638 земледелия; немного помогла делу и разработка рудников, так как население рубило деревья для выплавки меди и серебра; впоследствии присоединилось также строительство флотов, так как плавание по морю было уже безопасно, когда появились военные корабли. Однако киприоты не могли справиться с лесами, и им пришлось разрешить всем, кто желал или мог вырубать леса, очищенное пространство обращать в собственность, свободную от налогов.

6. В прежние времена в каждом отдельном городе киприотов были тираны, но с того времени как цари Птолемеевой династии стали владыками Египта, под власть их при неоднократном содействии римлян попал и Кипр. Поскольку последний правивший там царь Птолемей, дядя современной нам царицы Клеопатры, оказался человеком плохого характера и неблагодарным по отношению к своим благодетелям, то его свергли с престола, а римляне заняли остров, который был обращен в особую преторскую провинцию. Главным виновником низвержения царя был Публий Клавдий Пульхер. Последний попал в руки пиратских шаек (так как киликийцы находились тогда на вершине могущества); когда от него потребовали выкупа, то он послал к царю с просьбой прислать выкуп и освободить его. Царь прислал выкуп, но совершенно ничтожный, так что пираты постыдились его принять и, отослав назад, освободили пленника даром. Благополучно избежав опасности, Клавдий затаил злобу и решил отблагодарить обе стороны; став народным трибуном, он получил такую силу, что послал Марка Катона отнять Кипр у владевшего им царя. Царь успел покончить с собой; Катон, прибыв на остров, захватил его, распорядился C. 685продать царское имущество, а вырученные деньги увез в римскую казну. С этого времени остров стал (как еще и теперь является) преторской провинцией. Только на короткий промежуток времени Антоний передал остров во владение Клеопатры и ее сестры Арсинои. После падения Антония, однако, вместе с ним были уничтожены и все его распоряжения.

ПРИМЕЧАНИЯ

с. 827

К главе I (стр. 592—608)

1XII, I, 3.

2Фрг. 10. Бергк.

3Т. е. область «позади Лепры».

4«Неровной» или «каменистой» страной.

5Т. е. в Дидиме.

6«Зажившая рана», «шрам».

7artemeas.

8Ил. II, 868.

9§§ 34—40.

10Ср.: Геродот III, 40—43 и 120, 125.

11Молодые люди в Афинах — эфебы — по достижении 18-летнего возраста подвергались проверке и затем зачислялись в число граждан.

12VIII, VII, 2.

13Pygalgéas.

14«Клеветник», «хулитель».

15Александру.

16Вероятно, ошибка, вместо Динократа (Витрувий I, 1, 4).

17Для преступников и беглых рабов.

18Светильник.

19Сатирические стихи против Гомера и Гесиода.

20Актеров-исполнителей трагедий и с. 828 комедий.

21XIII, I, 54.

22«Кони».

23«Черный».

24131 г. до н. э.

25В 129 г. до н. э.

26Т. е. западных ливийцев.

27Непристойного характера сатирические песни.

28Грубокомические, непристойные песни.

29Непристойный болтун.

30Т. е. audē или audēi.

31Т. е. «начальниками асийцев». Вероятно, подобно вифинархам и каппадокиархам это была высшая жреческая должность в культе императора [по разъяснению Модестина (Dig. XXVII, 1, 6, 14); ср.: А. Ранович. Восточные провинции римской империи в I—III вв. 1949, стр. 48].

32XIII, III, 29, 31, 37.

33«Луг».

34Текст испорчен; следую чтению Джоунза.

К главе II (стр. 608—620)

1Неизвестный.

2Вода мифической реки Стикса считалась смертоносной.

3Слово испорчено.

4I, X, 3, 7, 19.

5III, IV, 8.

6Легковооруженные воины.

7Олимп. VII, 61.

8Страбон принимает (по Эратосфену), что Родос и Александрия лежат на одном меридиане.

9X, V, 14.

10Molōn — «пришелец» или «пришедший» — поэтическое слово вместо обычногоelthṓn.

11Букв. «Собачья могила».

12Отсюда наше слово «мавзолей».

13«Выходящая из моря» — картина Апеллеса.

14Т. е. Аристона Перипатетика из Кеоса (III в. до н. э.).

15«Человек допотопный», «впавший в детство старик».

16Брут 91 (315).

17См. § 13.

18I, 3.

19Родительного (barbárōn).

20bárbaroi.

21dardanoi.

22«Запинаться», «шепелявить» и «бормотать».

23«Булькать», «звук», «стук», «крик» и «треск».

24«Говорить по-гречески на карийский манер».

25Т. е. неправильно говорить по-гречески подобно жителям города Сол в Киликии.

26Т. е. Фригии, простирающейся вдоль горной цепи.

27«Выжженная» область.

К главе III (стр. 620—623)

1Букв. «начальник ликийцев».

2§ 5.

3Т. е. на одном меридиане с Канобом в Египте.

4Через Красное море.

5XII, VIII, 5 иXIII, IV, 7.

К главе IV (стр. 623—624)

1VII, 91.

К главе V (стр. 624—635)

1Трахея — «неровная», «скалистая»; Педиада — «равнинная».

2Слово испорчено; может быть, надо читать «Сидрия», «Сиедра» или «Аунесис».

3Т. е. до западных границ.

4В рукописи явная ошибка «в Рим».

5«Пестрая».

6§ 3.

7Crocus sativa.

8Pikron hydōr.

9От римлян (см.XII, I, 4).

10Т. е. с запада на восток.

11На юго-восток.

12Т. е. до устьев Кидна.

13Начальник гимнасия, руководитель физической подготовки юношей.

14Один из семи александрийских «поэтических звезд», названных по мифическим Плеядам, дочерям Атланта, которые были превращены Зевсом в созвездие Плеяд.

15XII, XXI, 4.

16XIV, I, 27.

17XII, 3, 24.

18В ямбических стихах. Сочинение не сохранилось. (Здесь имеется в виду карта, к которой Аполлодор приписал стихотворную легенду).

19XII, III, 20.

20XIV, I, 3 сл.

21См.XII, III, 21.

22XII, III, 24.

23VII, III, 2—3;XII, III, 3;XII, IV, 5.

К главе VI (стр. 635—638)

1XIV, V, 3.

2«Дружинники» — при дворе македонских царей.

3В § 3 названная Гиерокепидой.

Страбон

География.

Книга XV.

I

12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455565758596061626364656667686970717273

II

1234567891011121314

III

123456789101112131415161718192021222324

с. 639

I

1. Оставшиеся еще страны Азии — это земли, лежащие по ту сторону Тавра, кроме Киликии, Памфилии и Ликии, все области от Индии до Нила между Тавром и Внешним морем1на юге. После Азии следует Ливия, о которой я скажу после. Теперь же приходится начать с Индии, потому что это первая и самая большая страна, лежащая к востоку.

2. Читателям приходится снисходительно принимать сведения об этой стране, так как она находится дальше всех от нас и только немногим из наших современников удалось ее увидеть. Однако даже и те, кто видел, видел только какие-то части этой страны, а большинство сведений передают по слухам. Более того, даже то, что они видели мимоходом во время военного похода, они узнали, подхватив налету. Поэтому-то они и сообщают разноречивые сведения об одном и том же предмете, записав, однако, все факты так, как будто они были тщательно проверены. Некоторые из них писали даже после совместного участия в походе и пребывания в этой стране, как например спутники Александра, которые помогали ему покорить Азию. Тем не менее нередко все эти писатели противоречат друг другу. Но если они так расходятся в своих отчетах о виденном, то что же следует думать о том, что они сообщают по слухам?

C. 6863. Большинство писавших что-либо в позднейшие времена об этих странах и люди, плававшие туда в наше время, не дают никаких точных сведений. Так, например, Аполлодор, автор «Парфянской истории», упоминает о греках, поднявших восстание в Бактриане против сирийских царей — преемников Селевка Никатора. Он передает затем, что эти цари, возвысившись, напали даже на Индию; не открывая никаких новых фактов, кроме прежде известных, он даже противоречит этим фактам; так, он утверждает, что они покорили даже большую, чем македоняне, часть Индии. Евкратиду, например, по его словам, были подвластны 1000 городов. с. 640 Другие же писатели утверждают, что между Гидаспом и Гипанисом ему были подвластны 9 племен и 5000 городов, из которых не было ни одного меньше Коса в Меропии, и что Александр покорил всю эту страну и передал Пору.

4. Современные купцы, совершая плавание из Египта по Нилу и Аравийскому заливу до Индии, редко доходили до Ганга, но это люди необразованные и вовсе не пригодные для исследования страны. Однако оттуда, из одной области и только от одного царя, именно Пандиона (или другого Пора), прибыли послы с дарами к Цезарю Августу и индийский мудрец, который сжег себя в Афинах2, подобно тому как это уже сделал Калан, доставив подобное зрелище Александру.

5. Если, опустив такие рассказы, бросим взгляд на описания страны до похода Александра, то, пожалуй, найдем их еще гораздо более невразумительными. Конечно, Александр, упоенный столь великим счастьем, как это и естественно, поверил таким россказням. По крайней мере Неарх сообщает, что Александр, движимый честолюбием, упорно стремился провести свое войско через Гедросию, узнав, что Семирамида и Кир совершили поход на индийцев; однако первой пришлось, спасаясь бегством, повернуть назад лишь с 20 человеками, а последнему — с 7. Сколь же великая слава ожидает его, думал Александр, если он проведет победоносно свое войско целым и невредимым через те племена и земли, где его предшественников постигли столь великие несчастья. Следовательно, Александр поверил этим рассказам.

6. Но какое же у нас может быть основание доверять рассказам об Индии, источником которых является подобный поход Кира или Семирамиды? Впрочем, и Мегасфен до некоторой степени согласен с нашим взглядом, так как он предлагает не верить старинным рассказам об индийцах. Ведь никогда индийцы, по его словам, не посылали своего войска за пределы страны и никогда [войско] из-за рубежа не нападало и не покоряло их, за исключением военной силы под предводительством Геракла и Диониса, а в последнее время — македонян. Впрочем, Сесострис египтянин и Теаркон эфиоп дошли до Европы. Набокодросор же, который у халдеев C. 687прославился еще более Геракла, доходил даже до Столпов; этих мест, по словам Мегасфена, достигал и Теаркон, а Сесострис даже из Иберии ходил походом во Фракию и на Понт. Наконец, Иданфирс скиф прошел Азию вплоть до Египта. Однако никто из них, говорит этот писатель, не достигал Индии, и Семирамида умерла, не успев совершить похода. Правда, персы приглашали наемников из Индии — гидраков, — но сами не ходили туда войной, а только подходили близко во время похода Кира на массагетов.

7. Что касается рассказов о Геракле и Дионисе, то Мегасфен с немногими другими писателями признает их достоверность, но большинство — и среди них Эратосфен — считает их лживыми и баснословными, как сказания, распространенные у греков; например, в «Вакханках» Еврипида Дионис по-юношески похваляется, что

с. 641

Покинув пашни Лидии златой

И Фригии и Персии поля,

Сожженные полдневными лучами,

И стены Бактрии и мидян,

Изведав холод зимний, я арабов посетил,

И всю страну асийцев.

(Вакханки 13 сл.)

У Софокла кто-то воспевает Нису как гору, посвященную Дионису:

Отсель безумным смертных исступлением

Увидел Нису славную охваченной.

Иакх рогатый взял ее себе в кормилицы,

Не слышно там и птиц крикливых гомона.

(Фрг. 874. Наук)

И так дальше. И его тоже называют «Меротрафес»3. Так же и Гомер говорит об эдонийце Ликурге:

Некогда, дерзкий, напав на питательниц буйного Вакха,

Их по божественной Нисе преследовал.

(Ил. VI, 132)

Таковы сказания о Дионисе. Что же касается Геракла, то некоторые писатели рассказывают только о его походах в противоположную сторону — до крайних пределов земли на западе, тогда как другие, напротив, сообщают, что он доходил до пределов земли в обе стороны.

8. Взяв из таких сказаний какое-то племя, писатели назвали его нисеями, а город их Нисой, основанной Дионисом; горе же, что над городом, они дали имя Мерос, выставив причиной такого названия произрастающие там плющ и виноградную лозу, хотя плоды последней в этой стране не созревают. Действительно, из-за сильных дождей виноградные гроздья опадают, не успев почернеть при созревании. Сидраков они считают потомками Диониса из-за того, что в их стране произрастает виноградная C. 688лоза и существуют пышные процессии, так как их цари не только выступают в зарубежный поход наподобие вакхической процессии, но и другие шествия совершаются у них под звуки тимпанов и в цветных одеждах — обычай, впрочем, свойственный и прочим мидийцам. Когда Александр одним только приступом взял скалу Аорн, у подошвы которой протекает Инд, вблизи своих истоков, то его хвалители заявили, что Геракл трижды ходил на приступ этой скалы и трижды был отбит. Потомками участников похода Геракла были сибы, которые, по их словам, сохранили как знак своего происхождения обычай одеваться подобно Гераклу взвериные шкуры, носить дубины и выжигать на быках и мулах тавро в виде палицы. Этот миф они стараются подкрепить рассказами о Кавказе и Прометее. Действительно, они переносят сюда место действия этих мифов с Понта на совершенно незначительном основании: потому что они разыскали какую-то священную пещеру в области паропамисадов. Эту пещеру с. 642 они выдавали за темницу Прометея; сюда-то, по их словам, приходил Геракл для освобождения Прометея, и это место будто бы и есть Кавказ, который греки объявили темницей Прометея.

9. Что все эти рассказы — только вымыслы льстецов Александра, ясно прежде всего из того факта, что историки не согласны друг с другом. Одни сообщают о них, а другие даже не упоминают. Ведь невероятно, чтобы о таких славных и полных вымысла подвигах не узнали историки, а если и узнали, то считали бы их не стоящими упоминания, притом даже люди, заслуживающие среди них наибольшего доверия. Это ясно из того, что даже народности, находящиеся между греками и индийцами (через земли которых Дионис, Геракл и их спутники должны были совершить поход в Индию), не могут представить никакого доказательства их прохода через свою землю. Наконец, такое одеяние Геракла значительно позднее традиции о Трое и является выдумкой сочинителей «Подвигов Геракла», будь то Писандр или кто-либо другой. Древние статуи Геракла не представляют героя в таком одеянии.

10. В подобных случаях приходится принимать сообщения, наиболее близкие к достоверности. Я уже исследовал в пределах возможности этот вопрос в первых разделах моей «Географии»4. Теперь я хочу сразу же принять установленные там положения как доказанные и прибавить другие, насколько это необходимо для объяснения. На основании предшествующего нашего исследования наиболее достоверным представляется краткий рассказ Эратосфена о земле, которую в его время считали Индией, т. е. когда Александр напал на эту страну; река Инд была тогда C. 689границей между Индией и лежащей дальше к западу Арианой, которая принадлежала персам. Действительно, впоследствии индийцы завладели большой частью Арианы, получив ее от македонян. Рассказ Эратосфена об Индии следующий.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua