Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

23. После окончания постройки храма, который, как говорит Артемидор, был созданием Хирократа16(того самого, кто построил Александрию; он же предложил Александру превратить гору Афон в его портретную статую, представив царя совершающим возлияние из какого-то сосуда в чашу, а также построить два города: один — на правой стороне горы, другой — на левой — и пустить от одного города к другому текущую реку), повторяю, после окончания постройки храма, по словам Артемидора, большинство прочих посвятительных даров для украшения с. 600 его было получено от местных художников в силу уважения их к святыне, тогда как алтарь, можно сказать, почти целиком был уставлен произведениями Праксителя. Впрочем, мне показывали несколько произведений Фрасона, которому принадлежат статуя Гекаты, восковая статуя Пенелопы и «старуха Евриклея». Жрецами при храме были евнухи, которые назывались мегабизами. Эфесцы постоянно приглашали из других мест некоторых лиц, достойных занимать эту высокую должность, и оказывали им великий почет; вместе с ними должны были быть жрицами девушки. В настоящее время только некоторые из этих обычаев соблюдаются, другие же вышли из употребления. Храм же остается местом убежища17и теперь, хотя пределы убежища часто менялись; так, Александр расширил их на 1 стадию, Митридат же пустил стрелу с угла крыши и думал, что длина ее полета немного превзойдет 1 стадию; наконец, Антоний удвоил это расстояние и включил в пределы убежища некоторую часть города. Однако такое расширение убежища оказалось вредным, так как отдавало город во власть преступных элементов; поэтому Август Цезарь снова отменил его.

24. В городе есть верфь и гавань. Строители сделали вход в гавань более узким, но они ошиблись вместе с царем, который повелел им это (именно Атталом Филадельфом). Ибо царь этот думал, что вход будет достаточно глубоким для больших грузовых судов (так же как и самая гавань, которая прежде была мелководной вследствие наносов реки Каистра), если насыпать мол у входа, в то время очень широкого, и поэтому приказал построить плотину. Однако случилось обратное: заключенные внутри гавани наносы сделали ее мелководной вплоть до входа. Прежде морские приливы и отливы в достаточной степени уменьшали наносы, унося их во внешнее море. Таковы особенности гавани. Что касается города, то он в силу удобств местоположения и в прочих отношениях день ото дня растет, являясь самым большим портом в Азии по эту сторону C. 642Тавра.

25. Знаменитые люди родом из этого города следующие: в древние времена Гераклит, по прозванию Темный, и Гермодор, о котором сам Гераклит говорит: «Всех тех эфесцев до одного стоит повесить, которые изгнали Гермодора, самого полезного среди них человека, говоря: пусть не будет среди нас самого полезного; если же такой человек найдется, то пусть он живет в другом месте и среди других людей». Этот человек, кажется, написал для римлян некоторые законы. Из Эфеса происходили также поэт Гиппонакт, живописцы Паррасий и Апеллес, а из позднейших — оратор Александр, по прозвищу Лихн18, который был государственным человеком, написал историю и оставил после себя дидактические поэмы, в которых изображал положение небесных светил и давал географическое описание материков, посвящая каждому особую поэму.

26. За устьем Каистра идет озеро, образовавшееся от разлива моря, под названием Селинусия; рядом лежит другое озеро, соединяющееся с первым; оба озера приносят большие доходы. Эти озера, хотя и с. 601 священные, цари отняли у богини, римляне же возвратили их назад. А государственные откупщики снова путем насилия овладели налогами, но в результате посольства Артемидора в Рим, как он сам говорит, ему удалось не только вернуть озера богине, но даже выиграть по решению суда отпавшую от Эфеса Гераклеотиду. В благодарность за это город воздвиг ему в храме золотую статую. В самой отдаленной части озера находится святилище царя, построенное, как говорят, Агамемноном.

27. Затем следуют гора Галлесий и Колофон — ионийский город; перед ним лежит священный участок Аполлона Кларийского, где некогда был древний оракул. По преданию, прорицатель Калхант с Амфилохом, сыном Амфиарая, возвращаясь из-под Трои, пришел сюда пешком, но, встретив поблизости от Клара прорицателя более могучего, чем он сам, именно Мопса, сына Манто, дочери Тиресия, умер с горя. Гесиод излагает миф приблизительно так, заставив Калханта предложить Мопсу такой вопрос:

Чудо, сколь много плодов на сей смоковнице дикой,

Хоть малорослое древо; но можешь ли счесть мне число их?

А Мопс ответил:

Десять тысяч числом, но мера равна их медимну.

Так он сказал: и число и мера плодов оказалася точной.

Очи Калханта тогда смертельная дрема смежила.

(Фрг. 160. Ржах)

C. 643Однако, по словам Ферекида, Калхант задал вопрос о супоросой свинье: сколько у нее поросят? Мопс ответил, что у свиньи 3 поросенка, из них одна свинка; когда предсказание оправдалось, Калхант умер с горя. Другие же, наоборот, утверждают, что Калхант задал вопрос о свинье, а Мопс — о дикой смоковнице; и последний сказал правду; первый — нет и умер с горя и согласно предсказанию оракула. Софокл также упоминает об оракуле в «Требовании возврата Елены», что Калханту было суждено умереть, когда он встретит прорицателя более могучего, чем он. Однако Софокл переносит сцену состязания и смерти Калханта в Киликию. Таковы древние сказания.

28. Некогда колофонцы владели значительными морскими силами, а также конницей, причем в этой последней они достигли такого превосходства над другими, что в каких бы только сражениях, где победа давалась с трудом, ни появлялась на помощь колофонская конница, она решала дело; отчего и пошла поговорка: «Он взял себе в помощь Колофон», когда делу бывал прочно положен конец. Достопамятными колофонцами были Мимнерм — флейтист и элегический поэт, Ксенофан — философ-естествоиспытатель, который сочинял «силлы»19; Пиндар также упоминает о каком-то Полимнасте как о знаменитом музыканте:

Голос общедоступный знаешь

Полимнаста из Колофона.

(Фрг. 66. Пюеш)

с. 602 Некоторые утверждают, что даже Гомер происходил оттуда. Прямым путем от Эфеса до Колофона 70 стадий, а с изгибами заливов — 120 стадий.

29. За Колофоном идут гора Коракий и островок, посвященный Артемиде, куда самки оленей добираются вплавь и рождают там, как полагают, детенышей. Затем следует Лебедос, в 120 стадиях от Колофона. Здесь — место для собраний и поселение всех «художников Диониса»20в Ионии вплоть до Геллеспонта; на этом островке происходят ежегодные празднества и игры в честь Диониса. Прежде они жили на Теосе — ионийском городе, непосредственно следующем за Колофоном, но, после того как разразилось восстание, бежали в поисках убежища в Эфес. Когда Аттал переселил их в Мионнес, между Теосом и Лебедосом, то теосцы отправили посольство к римлянам с просьбой не допускать, чтобы Мионнес строил против них укрепления. Тогда мионнесцы переселились в Лебедос, причем жители этого города с радостью приняли их, так как сами терпели от недостатка населения. Теос находится от Лебедоса в 120 стадиях; между ними лежит остров Аспида, называемый иными Арконнесом. Мионнес построен на высоте, имеющей вид полуострова.

C. 64430. Теос также лежит на полуострове и имеет гавань. Оттуда происходит мелический поэт Анакреонт; в его время теосцы покинули свой город и переселились во фракийский город Абдеры, так как не могли вынести оскорблений персов, откуда и пошло изречение:

Абдеры — славная колония теосцев.

Некоторые из них, однако, позднее вернулись назад. Как я уже сказал выше21, Апелликонт был теосцем и историк Гекатей происходил из того же города. Есть и другая гавань — Герреиды — в 30 стадиях к северу от города.

31. Далее следуют область халкидцев и перешеек Херсонеса, находящийся во владении теосцев и эрифрейцев. Последние живут по эту сторону перешейка, а на самом перешейке — теосцы и клазоменцы. Южную сторону перешейка, т. е. область халкидцев, занимают теосцы, северную же — клазоменцы, где их область соприкасается с Эрифрейской. В начале перешейка лежит местность Гипокремн, которая с внутренней стороны перешейка отделяет Эрифрейскую область, а с внешней — область клазоменцев. Над областью халкидцев расположен священный участок, посвященный Александру, сыну Филиппа. На этом участке справляют игры под названием Александрийские, устраиваемые общим собранием ионийцев. Длина переезда через перешеек от священного участка Александра и области халкидцев до Гипокремна составляет 50 стадий, а круговое плавание — больше 1000 стадий. Приблизительно посредине кружного пути находится ионийский город Эрифры с гаванью; перед ним лежат 4 островка под названием Гиппы22.

32. Не доходя до Эрифр, находится сначала городок Эры, принадлежащий теосцам; затем идут высокая гора Корик, у подошвы ее гавань с. 603 Касист и другая гавань под названием Эрифра; потом друг за другом следует несколько других гаваней. Как говорят, все побережье около Корика являлось притоном пиратов, так называемых корикейцев, которые придумали новый способ нападения на мореходов: рассеявшись по гаваням, пираты подходили к высадившимся там купцам и подслушивали разговоры о том, с каким товаром и куда те плывут; затем, собравшись вместе, они нападали и грабили вышедших в море купцов. Вот почему всякого, кто суется не в свое дело и пытается подслушивать секретные разговоры в стороне, называем корикейцем и употребляем даже поговорку:

Об этом даже корикеец слышать мог,

в том случае, когда кто-нибудь уверен, что его поступки или слова остаются в тайне, а на самом деле их выдают люди, которые подсматривают за ним и стремятся узнать то, что их не касается.

C. 64533. За горой Кориком идет островок Галоннес. Далее следует Аргенн — мыс Эрифрейской области, который находится очень недалеко от Посидия хиосцев. Посидий образует пролив шириной около 60 стадий. Между Эрифрами и Гипокремном возвышается высокая гора Мимант, богатая дикими зверями и покрытая густым лесом. Затем идут селение Кибелия и так называемый мыс Мелена23с каменоломней мельничных камней.

34. Из Эрифр происходила Сивилла, некая боговдохновенная и вещая женщина древности. Во времена Александра из того же города родом была другая вещая женщина — Афинаида. В наше время там же родился Гераклид, врач школы Герофила, соученик Аполлония Мусы.

35. Что касается Хиоса, то он имеет в окружности, если ехать по суше, 900 стадий. На острове находится город с хорошей гаванью и якорной стоянкой на 80 кораблей. Если при объезде, начиная от города, остров окажется справа, то сначала подойдем к Посидию. Затем следуют Фаны — глубокая гавань, а потом храм Аполлона и пальмовая роща. Дальше идет Нотий — якорная стоянка на морском берегу, потом Лаиунт — тоже якорная стоянка на морском берегу; отсюда до города тянется перешеек длиной в 60 стадий, но путь кругом, по которому я только что следовал, составляет 360 стадий. Далее идет мыс Мелена, против которого в 50 стадиях лежат Псиры — высокий остров с городом того же имени. Окружность острова 40 стадий. Еще дальше находится Ариусия — скалистая местность, лишенная гаваней, она простирается приблизительно на 30 стадий и производит самое лучшее из греческих вин. За ней возвышается Пелиней — самая высокая горная вершина на острове. На острове находится также мраморная каменоломня. Знаменитыми хиосцами были трагический поэт Ион, историк Феопомп и софист Феокрит. Двое последних были политическими противниками. Хиосцы также выставляют притязания на Гомера, выдвигая в качестве самого веского свидетельства то, с. 604 что так называемые Гомериды происходили из его рода; о них упоминает и Пиндар:

Отсюда и Гомериды

Искусных стихов певцы

Часто [начинали]…

(Нем. II, 1)

Некогда хиосцы владели флотом и стремились к свободе и морскому владычеству. От Хиоса до Лесбоса, если плыть с южным ветром, около 400 стадий.

36. За Гипокремном следует Хитрий — местность, где прежде были расположены Клазомены. Далее идет современный город с лежащими перед ним 8 островками, где занимаются земледелием. Клазоменцем был знаменитый философ-естествоиспытатель Анаксагор, ученик милетца Анаксимена. Философ-естествоиспытатель Архелай и поэт Еврипид были его слушателями. Затем следуют святилище Аполлона, горячие источники, залив и город смирнейцев.

C. 64637. Далее идет другой залив, в котором находилась древняя Смирна, в 20 стадиях от современного города. После разрушения Смирны лидийцами она продолжала около 400 лет существовать в виде простого селения. Затем ее восстановили Антигон и позднее Лисимах, а теперь это — самый красивый из всех ионийских городов. Часть города построена на горе, а большая расположена на равнине вблизи гавани, невдалеке от храма Великой матери и вблизи гимнасия. Планировка города по кварталам превосходна; городские кварталы, насколько возможно, вытянуты по прямым линиям; улицы вымощены камнем, есть большие четырехугольные портики с нижними и верхними ярусами. Есть также библиотека и Гомерий, собственно четырехугольный портик с храмом Гомера и его деревянной статуей. Ибо и смирнейцы имели особые основания притязать на Гомера; и действительно, у них даже одна медная монета называется Гомерием. Река Мелит протекает недалеко от стен. К числу прочих сооружений города принадлежит также и запирающаяся гавань. Но есть в городе один немалый недостаток, допущенный строителями: при облицовке камнем улиц они не провели под ними подземных сточных каналов, поэтому нечистоты покрывают поверхность улиц, в особенности же во время дождей, когда клоаки переливаются через край. Здесь Долабелла захватил в плен после осады города и убил Требония, одного из тех, кто изменнически умертвил Божественного Цезаря, причем он разрушил многие части города.

38. За Смирной идет городок Левки. После смерти Аттала Филометора Аристоник склонил этот городок к восстанию. Аристоник считал себя потомком царского рода и стремился захватить царскую власть. После нанесенного Аристонику эфесцами поражения в морской битве у берегов Кимы, он бежал из Смирны; затем он направился в глубь страны и быстро собрал толпы бедняков и рабов, привлеченных с. 605 обещанием свободы, назвав их «гражданами Солнечного града». Сначала он совершил вторжение в Фиатиры, потом ему удалось захватить Аполлониду и обратиться против других крепостей. Впрочем, он недолго продержался; города немедленно послали против него большие силы, причем им оказали помощь Никомед Вифинский и каппадокийские цари. Затем прибыло 5 римских послов, а после этого — войско под начальством консула24Публия Красса, а потом Марка Перперны; последнему удалось закончить войну, захватить живым в плен Аристоника и отослать его в Рим. Аристоник, таким образом, кончил жизнь в темнице, Перперна умер от болезни, а Красс подвергся нападению каких-то людей около Левки и пал C. 647в стычке с ними. Затем прибыл консул Маний Аквилий25с 10 легатами и придал провинции устройство, существующее еще до настоящего времени. — После Левки следует Фокея, лежащая в заливе; о ней я уже сказал в описании Массалии. Далее идут границы ионийцев и эолийцев, о чем я упоминал выше. В глубине ионийской прибрежной страны остались еще не описанными местности вдоль дороги от Эфеса к Антиохии и Меандру. Эти местности имеют смешанное население из лидийцев, карийцев и греков.

39. Первый город после Эфеса — это эолийская Магнесия, так называемая Магнесия на Меандре, так как она лежит вблизи этой реки; еще ближе к городу протекает река Лефей — приток Меандра, берущий начало на горе Пактии в Эфесской области. Другой Лефей протекает у Гортины, третий — около Трикки, где, говорят, родился Асклепий, и, наконец, четвертый — в стране ливийских гесперитов26. Город Магнесия расположен на равнине у горы под названием Форакс, где, как говорят, был распят на кресте грамматик Дафит за то, что оскорбил царей в следующем двустишии:

Пурпур рубцов от бича, вы — казны Лисимаха опилки,

Гордых фригийцев и лидов вам подчинен весь народ.

Говорят, что Дафит получил оракул, который указывал ему остерегаться Форакса.

40. Магнеты, по-видимому, являются потомками дельфийцев, которые жили в Дидимских горах в Фессалии, о них Гесиод говорит:

Или как та, что живет на холмах священных Дидима,

Там на Дотийской равнине, вдоль обильного гроздью Амира

Ногу купала в волнах Бебеидского озера дева.

(Фрг. 122. Ржах)

Здесь находилось также святилище Диндимены, Матери богов. По преданию, жена Фемистокла (другие говорят — дочь) была в нем жрицей. В настоящее время святилища не существует, так как город перенесен в другое место. В современном городе есть святилище Артемиды Левкофриены, которое уступает эфесскому по величине храма и по числу посвятительных даров, но далеко превосходит его в смысле гармонии и с. 606 искусного устройства священной ограды. По величине его священная ограда больше всех оград азиатских храмов, кроме эфесского и дидимского. В древние времена магнетов постигла печальная участь: они были совершенно истреблены трерами, киммерийской народностью, хотя в течение долгого времени жили счастливо; на следующий год этой местностью завладели милетцы. Правда, Каллин упоминает о магнетах как о народе, еще процветающем, который одержал победу в войне с эфесцами, тогда как Архилох, как кажется, уже знает о постигшем их несчастье:

Плачь о фасийцах скорей, чем о магнетов беде…

(Фрг. 20. Бергк)

C. 648Отсюда и можно заключить, что Архилох жил позднее Каллина. Каллин упоминает о каком-то другом, более раннем вторжении киммерийцев:

Так наступают теперь киммерийцев грозные рати…

(Фрг. 3. Бергк)

явно указывая этим на взятие Сард.

41. Знаменитыми людьми из Магнесии были оратор Гегесий, который больше всех старался ввести так называемый азианский стиль, чем и испортил установившуюся аттическую манеру; мелический поэт Сим, который, введя симодию27, также испортил стиль мелических поэтов прежнего времени (как это еще в большей степени сделали лисиоды и магоды)28, и кулачный боец Клеомах, который, влюбившись в какого-то кинеда29и в молодую девушку, бывшую у того на содержании, стал подражать разговорной речи и стилю кинедов. Сотад был первым, кто написал разговор кинедов; затем последовал этолиец Александр. Эти двое подражали таким разговорам в прозе, а Лисий сопровождал их музыкой, а еще раньше него — Сим. Кифареда Анаксенора выдвинул театр, и Антоний возвысил его насколько мог, назначив сборщиком податей с четырех городов и предоставив ему воинов для личной охраны. И родной город также достаточно отличил его почестями, облачив в пурпурное одеяние, как посвященного Зевсу-Спасителю города, на что указывает его раскрашенная статуя на рыночной площади. Есть его бронзовая статуя в театре с надписью:

Сладко вниманье свое нам склонять к песнопевцу, который

Слух наш пленяя, богам вдохновеньем высоким подобен.

(Од. IX, 3)

Но так как резчик не рассчитал места, то ему пришлось опустить последнюю букву второго стиха, потому что ширина цоколя оказалась недостаточной. Поэтому резчик навлек на город подозрение в невежестве из-за двусмысленности надписи: следует ли понимать последнее слово в именительном падеже или в дательном?30Ведь многие пишут форму дательного с. 607 падежа без йоты и даже совершенно отрицают правомерность этой привычки, так как она лишена всякого естественного основания.

42. После Магнесии идет дорога на Траллы, слева от нее находится гора Месогида, а на самой дороге и справа — равнина Меандра, занятая лидийцами, карийцами, ионийцами (как милетцами, так и миесийцами), а также эолийцами из Магнесии. Такой же способ описания местности применяется до Нисы и Антиохии. Город траллийцев расположен в местности, имеющей форму трапеции; вершина этой местности защищена от C. 649природы; окрестности тоже достаточно хорошо укреплены. Город этот имеет густое население (как никакой другой из азийских городов), состоящее из людей зажиточных; некоторые его жители постоянно занимают первые по значению должности в провинции и называются асиархами31. В числе их был Пифодор, уроженец Нисы, который переселился в Траллы ради славы этого города; вместе с немногими другими он выделялся дружественными отношениями с Помпеем. Он приобрел царское состояние ценностью более 2000 талантов; его имущество за дружбу владельца с Помпеем было продано Божественным Цезарем, но Пифодор выкупил его и оставил не меньше своим детям. Его дочь Пифодорида, о которой я уже говорил32, теперь царица на Понте. Наряду с Пифодором в наше время выделялся и Менодор — ученый, кроме того, уважаемый и степенный человек, который был жрецом Ларисейского Зевса. Он пал жертвой происков друзей Домиция Аэнобарба; последний, поверив доносчикам, велел казнить Менодора за подстрекательство к мятежу во флоте. Родом отсюда были также знаменитые ораторы Дионисокл и впоследствии Дамас Скомбр. По преданию, Траллы основаны аргивянами и какими-то фракийскими траллийцами, от которых и название города. Во время войны с Митридатом город недолго находился под властью тиранов — сыновей Кратиппа.

43. Ниса находится у Месогиды и расположена большей частью по склонам этой горы; это, так сказать, двойной город, ибо его разделяет горный поток, образующий ущелье, на одной стороне которого находится мост, соединяющий оба города, а другая украшена амфитеатром со скрытым подземным каналом для стока вод потока. Рядом с театром высятся два холма: у подошвы одного из них лежит гимнасий для молодежи, а у другого — рыночная площадь и гимнасий для стариков. С южной стороны к городу примыкает равнина, как у Тралл.

44. На дороге между Траллами и Нисой, недалеко от города, находится селение нисейцев Ахараки; там есть святилище Плутона с пышным священным участком, храм Плутона и Коры, а также Хароний — пещера, лежащая над священным участком, удивительная по своим природным свойствам. Ибо туда, как говорят, приходят больные, верящие в целительную силу этих богов, и живут в селении недалеко от пещеры у опытных жрецов; последние проводят ночь вместо них в пещере и на основании сновидений предписывают лечение. Они же взывают к богам об исцелении. Нередко жрецы вводят самих больных в пещеру и оставляют там с. 608 спокойно лежать, как в звериной берлоге, много дней без пищи. Иногда C. 650больные принимают на веру и свои собственные сны, но при этом все-таки обращаются к тем людям за объяснением таинственного значения сновидений и за советами. Для всех остальных это место недоступно и гибельно. Каждый год в Ахараках справляют празднество, и тогда участники его как раз могут наблюдать и слышать обо всем этом. На этом празднестве мальчики и юноши из гимнасия, нагие и обильно умащенные маслом, ловят быка и поспешно отводят в пещеру; там быка отпускают, и он, пройдя немного вперед, издыхает.

45. В 30 стадиях от Нисы (перейдя Тмол и гору Месогиду), к югу от нее расположена местность под названием Лимон33, куда приходят нисейцы и все окрестные жители справлять праздник. Неподалеку от этого места находится вход в пещеру, посвященную тем же богам, которая, говорят, тянется под землей до Ахараков. Этот луг, как думают, имеет в виду Гомер:

В злачном асийском лугу…

(Ил. II, 461)

при этом указывают на храм героев Каистрия и какого-то Асия и на реку Каистр, протекающую поблизости.

46. Рассказывают о трех братьях — Афимбре, Афимбраде и Гидреле, которые прибыли из Лакедемона и основали одноименные им города, но так как население этих городов оказалось впоследствии недостаточным, то после объединения их жителей была основана Ниса. И теперь еще жители Нисы считают Афимбра основателем своего города.

47. В окрестностях Нисы лежат значительные поселения по ту сторону Меандра — Коскиния и Орфосия; на этой стороне реки — Бриула, Маставра и Ахараки; выше города на горе — Арома (в этом слове буква омега сокращается вомикрон)34; отсюда происходит лучшее месогитское вино — аромийское.

48. Знаменитыми людьми из Нисы были стоический философ Аполлоний — лучший из учеников Панеция, Менекрат — ученик Аристарха и Аристодем — его сын, полный курс лекций которого, когда он был уже глубоким стариком, мне в ранней юности удалось прослушать в Нисе; Сострат — брат Аристодема и другой Аристодем — двоюродный брат первого, воспитатель Помпея Великого, были замечательными грамматиками. Что касается моего учителя, то он преподавал и риторику, имея две школы — на Родосе и в своем родном городе; утром он читал лекции по риторике, а вечером — по грамматике. Впрочем, в Риме, где он обучал сыновей Помпея, он ограничивался только лекциями по грамматике.

II

C. 6511. Области, расположенные уже за Меандром, которые мне осталось описать, все карийские, так как здесь лидийцы уже больше не смешивались с карийцами; последние уже одни занимали всю страну, за с. 609 исключением части побережья, захваченной милетцами и миесийцами. Началом побережья является приморская область, лежащая против Родоса, а концом — Посидий милетцев; в глубине страны находятся оконечности Тавра, простирающиеся до реки Меандра. Ведь, как говорят, начало Тавра образуют горы, возвышающиеся над так называемыми Хелидонскими островами, которые находятся в пограничной полосе перед Памфилией и Ликией; отсюда Тавр поднимается все больше и больше в высоту. В действительности же горный хребет Тавра отделяет всю Ликию по направлению к внешним частям и на южной стороне от Кибиратской страны до области, лежащей против Родоса. Отсюда горный хребет продолжается, но он гораздо ниже и уже не считается частью Тавра; здесь нет разделения на земли по эту и по ту сторону Тавра, потому что возвышенности и долины равномерно разбросаны по всей стране в длину и ширину ее и не представляют ничего похожего на перегородку. Весь круговой путь вдоль берегов, включая изгибы заливов, составляет 4900 стадий, а путь только вокруг Приморской области, лежащей против Родоса, приблизительно 1500 стадий.

2. Приморская область, лежащая против Родоса, начинается от Дедал — местности в Родосской области, конец же ее у так называемой горы Феникс, также в Родосской области. Впереди лежит остров Элеусса, в 120 стадиях от Родоса. В промежутке, если плыть сначала от Дедал на запад по прямой линии с берегом Киликии, Памфилии и Ликии, находится залив под названием Главк с хорошими гаванями; затем идет Артемисий — мыс и святилище; далее — священный участок Латоны; над ним и над морем, в 60 стадиях от моря, лежит город Калинда; наконец, Кавн и вблизи него глубокая река Кальбий, куда могут входить корабли, а между ними лежит Писилий.

3. В городе Кавне есть верфи и закрытая гавань. Над городом на возвышенности находится крепость Имброс. Хотя окружающая страна и отличается плодородием, но в городе, по общему признанию, летом нездоровый воздух, как и осенью, из-за жары и изобилия плодов. Поэтому всем прожужжали уши анекдоты в таком роде о кифаристе Стратонике, который, увидев, что жители Кавна отличаются особенной зеленоватой бледностью, воскликнул: «Эту бледность имел в виду Гомер:

Листьям в дубравах древесных подобны сыны человеков».

(Ил. VI, 146)

Когда его стали упрекать за то, что он подсмеивается над городом, как над больным, Стратоник ответил: «Неужели я осмелюсь назвать больным C. 652город, где даже покойники разгуливают?». Однажды кавнийцы отделились от родосцев, но по решению третейского суда римлян должны были снова подчиниться. Существует речь Молона «Против кавнийцев». Язык их, как говорят, общий с языком карийцев, а прибыли они с острова Крита и живут по своим обычаям.

с. 610 4. Далее следует городок Фиск с гаванью и священным участком Латоны; затем идут Лоримы — скалистое побережье и самая высокая гора в этой части страны. На вершине этой горы находится Феникс — укрепление, одноименное с горой. Перед горой, в 4 стадиях от нее, лежит остров Элеусса, имеющий в окружности около 8 стадий.

5. Город родосцев лежит на восточной оконечности острова Родос; в отношении гаваней, дорог, стен и прочих сооружений он настолько выгодно отличается от всех прочих городов, что я не могу назвать другого приблизительно равного или тем более несколько лучше его. Удивительно также основанное на законах благоустройство города родосцев и то заботливое внимание, которое они уделяют государственным делам вообще и в частности флоту, благодаря которому они долгое время господствовали на море, уничтожили пиратство и стали «друзьями» римлян и всех царей, приверженцев римлян и греков. Вследствие этого Родос не только оставался независимым, но даже украсился множеством посвятительных даров, которые большей частью находятся в храме Диониса и гимнасии, отчасти же в других местах. Самым лучшим посвятительным даром является колоссальная статуя Гелиоса, о которой ямбический поэт1говорит:

Седмижды десять в высоту локтей,

Харес воздвиг меня, из Линда муж.

Теперь же статуя лежит на земле, поверженная землетрясением и переломленная у коленей; по повелению оракула ее не восстановили. Это — наилучшее из посвятительных приношений (во всяком случае статуя признается всеми одним из семи чудес света); затем идут картины Протогена, именно Иалис и Сатир, стоящий у колонны, на вершине которой сидит куропатка. Как только картина была выставлена, народ смотрел с искренним удивлением на куропатку, словно на настоящую и дивился только ей, не обращая внимания на Сатира, хотя и эта последняя картина прекрасно удалась художнику. Еще большее изумление вызывали люди, разводившие куропаток, которые приносили с собой ручных куропаток и помещали их перед картиной: птицы начинали кричать, призывая нарисованную на картине куропатку, и собирали перед картиной толпу народа. Когда Протоген увидел, что его главное произведение стало второстепенным, он попросил разрешения у блюстителей священного участка прийти и стереть птицу, что он и сделал. Родосцы заботятся C. 653о народных интересах, хотя у них и нет демократического правления, но они все же желают поддерживать массу бедняков. Таким образом, народ снабжают хлебом или люди состоятельные помогают беднякам по обычаю предков; существуют известные общественные повинности по поставке продовольствия, так что не только бедняк получает свое пропитание, но и у города нет недостатка в полезных людях, в особенности для пополнения флота. Что касается якорных стоянок, то некоторые из них были скрыты и вообще недоступны народу; и всякому, кто их осматривал или проникал внутрь, было установлено наказание смертью. Здесь, как с. 611 в Массалии и Кизике, все, что имеет отношение к архитекторам, изготовлению военных орудий и складам оружия и прочего, служит предметом особой заботы и даже в большей степени, чем где бы то ни было.

6. Подобно жителям Галикарнаса, Книда и Коса родосцы принадлежат к дорийцам. Ведь после смерти Кодра одни из дорийцев, основавших Мегары, остались там, другие вместе с аргосцем Алфеменом приняли участие в походе для поселения на Крите, третьи, наконец, рассеялись по Родосу и по вышеупомянутым городам. Однако эти события произошли позднее упомянутых у Гомера; ведь Книд и Галикарнас еще не существовали тогда, хотя Родос и Кос уже были, но их населяли Гераклиды. Действительно, когда Тлеполем достиг зрелого возраста:

Скоро убил, безрассудный почтенного дядю отцова,

Старца уже седого Ликимния…

Быстро сплотил он суда и с великою собранной ратью

Скрылся, бежа…

(Ил. II, 662)

Затем поэт прибавляет:

Прибыл в Родос наконец он, скиталец…

Там поселились пришельцы тремя племенами.

Он называет тогдашние города:

Линд, Иелис и Камир белокаменный,

(Ил. II, 656)

так как город родосцев еще не был основан. Таким образом, Гомер нигде не называет здесь дорийцев по имени, но во всяком случае указывает эолийцев и беотийцев, если верно, что Геракл и Ликимний поселились там. Но, если, как утверждают другие, Тлеполем прибыл из Аргоса и Тиринфа, то даже и в этом случае поселение оттуда не было дорийским, ибо оно было выведено до возвращения Гераклидов. И о жителях Коса Гомер говорит:

Два предводили вождя, и Фидипп и воинственный Антиф

Оба Фессалом рожденные, царственным сыном Геракла;

(Ил. II, 678)

и эти имена указывают скорее на эолийское, чем на дорийское происхождение.

7. В прежние времена Родос назывался Офиуссой и Стадией, затем Тельхинидой по имени поселившихся на острове Тельхинов. Последних C. 654одни считают колдунами и волшебниками, которые поливали водой Стикса2, смешанной с серой3, животных и растения, чтобы их погубить; другие же, напротив, утверждают, что поскольку они сами были искусными мастерами, то возбуждали к себе зависть со стороны соперников по ремеслу, и поэтому получили дурную славу. Тельхины сначала пришли с. 612 с Крита на Кипр, а затем на Родос; они первыми стали вырабатывать железо и медь, и серп Кроноса их работы. О Тельхинах я уже сказал в предшествующем изложении4, но большое число мифов о них заставляет меня повторить описание, восполнив пробелы.

8. После Тельхинов, согласно мифам, островом завладели Гелиады; у одного из них — Керкафа — и его жены Кидиппы были сыновья, основатели городов, названных их именами:

Линд, Иелис и Камир белокаменный

(Ил. II, 656)

По мнению других, их основал Тлеполем, дав городам имена некоторых дочерей Даная.

9. Современный город построен в эпоху Пелопоннесской войны тем же самым архитектором, который, как говорят, строил и Пирей. Однако Пирей уже не существует, так как его повредили сначала лакедемоняне, уничтожившие его длинные стены, а затем римский военачальник Сулла.

10. О родосцах рассказывают еще следующее: они имели удачу на море не только со времени основания современного города, но даже за много лет до учреждения Олимпийских игр они плавали далеко от родной страны, чтобы обеспечить безопасность своих людей. С этого времени они плавали вплоть до Иберии и там основали Родос5, который впоследствии захватили массалиоты; затем в стране опиков они основали Парфенопу, а в стране давниев вместе с косцами — Эльпии. По словам некоторых авторов, они заселили после возвращения из-под Трои Гимнесийские острова; согласно Тимею, больший из них — это самый большой из всех после 7 островов: Сардиния, Сицилия, Кипр, Крит, Евбея, Кирн и Лесбос; но это не верно, потому что есть другие, гораздо большие. Говорят, что финикийцы называют «гимнетов»6балеаридами, поэтому Гимнесийские острова были названы Балеарскими. Часть родосцев жила в окрестностях Сибариса в Хонии. Гомер, по-видимому, также свидетельствует о процветании родосцев с древних времен тотчас после основания 3 городов:

Там поселились пришельцы тремя племенами, и были

Зевсом любимы, владыкой богов и отцом человеков:

Он им богатства несметные свыше излил, олимпиец.

(Ил. II, 668)

C. 655Другие писатели относили эти стихи к области мифа и говорили, что при рождении Афины из головы Зевса, согласно Пиндару7, на острове пролился золотой дождь. Окружность острова равна 920 стадиям.

11. Если плыть от города родосцев, оставляя остров справа, то первым откроется Линд — город, построенный на горе и простирающийся далеко на юг, как раз по направлению к Александрии8. В Линде есть знаменитое святилище Афины Линдии, основанное дочерьми Даная. В прежние времена линдийцы имели самоуправление, так же как камирейцы и с. 613 иалисийцы, но впоследствии все они объединились с Родосом. Родом из Линда был Клеобул, один из Семи Мудрецов.

12. После Линда идут местности Иксия и Мнасирий. Затем следует Атабирий — самая высокая из здешних гор, посвященная Зевсу Атабирию; далее — Камир, а потом селение Иалис, над которым находится акрополь под названием Охирома; затем идет город родосцев, приблизительно в 80 стадиях. Между ними лежит Фоантий — нечто вроде мыса; перед Фоантием как раз расположены Спорады вокруг Халкии, о которых я упоминал выше9.

13. Много достопамятных людей произошло с Родоса: полководцы и атлеты; среди них были предки философа Панеция; из государственных людей, риторов и философов назовем самого Панеция, Стратокла, Андроника — перипатетика и стоика Леонида; из еще ранее живших — Праксифана, Иеронима и Евдема. Посидоний занимал на Родосе государственные должности и преподавал там философию, хотя и был родом из Апамеи в Сирии, так же как Аполлоний Малак и Молон, которые были родом из Алабанд, ученики ритора Менекла. Аполлоний прибыл туда раньше Молона; гораздо позднее приехал Молон, почему Аполлоний и сказал ему: «Поздно molōn»10вместо elthōn. И поэт Писандр, автор «Гераклеи», тоже был родосцем, и грамматик Симмий, и в мое время Аристокл. Что же касается Дионисия Фракийского и Аполлония, автора «Аргонавтики», то хотя они были александрийцами, но назывались родосцами. О Родосе сказано достаточно.

14. Далее, часть карийского побережья за Родосом, начиная от Элеунта и Лоримов, образует некоторый изгиб на север, и дальнейшее плавание вплоть до Пропонтиды идет по прямой линии, которая представляется как бы меридианом длиной около 5000 стадий или немного меньше. Вдоль этой линии лежит остальная часть Карии, а также области ионийцев и эолийцев, Троянская область и местности вокруг Кизика и C. 656Византия. После Лоримов следует сначала Кинос-Сема11, а затем остров Сима.

15. Затем идет Книд с двумя гаванями (одна из которых может запираться и предназначена для триер) и якорной стоянкой на 20 кораблей. Перед Книдом лежит остров около 7 стадий в окружности; остров этот возвышенный, имеет вид театра и связан с материком дамбами, превращая Книд некоторым образом в двойной город, потому что большая часть населения Книда живет на острове, прикрывающем обе гавани. Против него в открытом море находится остров Нисир. Из замечательных людей, уроженцев Книда, назовем, во-первых, математика Евдокса, одного из любимых учеников Платона, перипатетика Агафархида, историка; в наше время — Феопомпа, друга Божественного Цезаря и весьма влиятельного человека, и его сына Артемидора. Отсюда происходил также Ктесий, врач Артаксеркса, автор «Истории Ассирии» и «Истории Персии». — Затем за Книдом идут городки Керам и Баргаса, лежащие над морем.

с. 61416. Далее следует Галикарнас — царская резиденция карийских властителей, — прежде называвшийся Зефирой. Здесь находится гробница Мавсола12 — одно из семи чудес света, памятник, воздвигнутый Артемисией в честь своего супруга; тут же и источник Салмакида, имеющий дурную славу, будто он способствует изнеженности тех, кто пьет из него. Обычно изнеженность людей, по-видимому, приписывается действию воздуха или воды; однако причины изнеженности не в этом, но скорее в богатстве и распущенном образе жизни. — В Галикарнасе есть акрополь; перед городом расположен Арконнес. В числе основателей города были Анфес с трезенцами, оттуда родом историк Геродот, которого впоследствии назвали фурийцем, потому что он участвовал в колонизации Фурий; и поэт Гераклит, друг Каллимаха, а в наше время — историк Дионисий.

17. И этот город также был очень ослаблен, когда его взял штурмом Александр. У карийского царя Гекатомна было 3 сына — Мавсол, Гидрией и Пиксодар — и 2 дочери; на старшей из них, Артемисии, женился старший из братьев — Мавсол, второй брат — Гидрией женился на младшей сестре — Аде. Мавсол же стал царем; когда он скончался бездетным, то оставил царство жене, которая и воздвигла ему упомянутую гробницу. После того как Артемисия умерла от чахотки с горя по мужу, царем стал Гидрией. По смерти последнего ему наследовала жена Ада, однако она была изгнана Пиксодаром, последним из детей Гекатомна. Склонившись C. 657на сторону персов, он призвал сатрапа, чтобы разделить с ним власть. Наконец, после кончины Пиксодара Галикарнасом завладел сатрап. Когда к городу подступил Александр, сатрап выдержал осаду. Он был женат на Аде, дочери Пиксодара и Афнеиды, каппадокийской женщины. Однако Ада, дочь Гекатомна, которую Пиксодар изгнал, стала умолять Александра и сумела убедить его вернуть ей отнятое царство. Ада обещала за это царю свое содействие против отпавших городов, так как правители их, по ее словам, были ее родственниками. Она передала Александру также Алинды, где она тогда сама пребывала. Александр принял предложение и объявил ее царицей. После того как весь город, кроме акрополя (а было 2 акрополя), был взят, он предоставил Аде закончить осаду. Немного времени спустя оба акрополя были взяты, причем осада велась уже со злобой и ожесточением.

18. Далее непосредственно следует мыс Термерий, занимаемый миндийцами, против которого лежит мыс Коса — Скандария, в 40 стадиях от материка. Над мысом Коса расположено местечко Термер.

19. Город косцев в древности назывался Астипалеей и лежал в другом месте, тоже на море. Впоследствии из-за восстания жители переселились в современный город около Скандария и переименовали его в Кос, одинаково с островом. Город, правда, невелик, но построен красивее всех, и вид его вызывает восхищение тех, кто подплывает к нему с открытого моря. Величина острова около 550 стадий. Повсюду на острове изобилие плодов, подобно Хиосу и Лесбосу он производит наилучшее вино. На юге с. 615 Коса находится мыс Лакетер, откуда до Нисира 60 стадий (но недалеко от Лакетера лежит местечко Галисарна), на западе — Дрекан и селение под названием Стомалимна. Дрекан лежит приблизительно в 200 стадиях от города, а до Лакетера длина пути увеличивается еще на 35 стадий. В предместье города расположено святилище Асклепия, весьма прославленный храм, полный посвятительных даров, среди которых находится и Антигон Апеллеса. Там же была и Афродита Анадиомена13, теперь принесенная в дар Божественному Цезарю в Риме, так как Август посвятил отцу изображение его родоначальницы. За эту картину косцам, как говорят, установленные подати были сокращены на 100 талантов. Говорят, что Гиппократ научился лечению больных главным образом на основании находившихся в храме посвятительных табличек с историями исцелений. Он является одним из самых знаменитых людей с острова Коса, так же как и врач Сим, поэт и критик Филета, а в наше время — Никий, бывший C. 658тираном на Косе, и Аристон — ученик и наследник Перипатетика14; косцем был также знаменитый арфист Феомнист, политический противник Никия.

20. На материковом побережье близ Миндской области лежат мыс Астипалея и Зефирий. Затем непосредственно идет Минд с гаванью, а за ним Баргилии, которые являются также городом; между ними в промежутке находятся гавань Карианда и одноименный остров, где живут кариандийцы. Отсюда родом был древний историк Скилак. Недалеко от Баргилий есть святилище Артемиды Киндиады, которое, согласно поверью, никогда не орошается дождем. Когда-то здесь было и местечко Киндия. Из Баргилий происходил и знаменитый эпикуреец Протарх, учитель Деметрия, по прозванию Лаконца.

21. Затем следует Иас, лежащий на острове, примыкающем к материку. Город имеет гавань, и его жители добывают большую часть средств для пропитания из моря, так как в море много рыбы, а земля бесплодна. Действительно, об Иасе сочиняют рассказы в таком роде: когда однажды там выступил кифаред, все слушали его внимательно до тех пор, пока не прозвонил колокольчик, возвещавший начало продажи рыбы; тогда все оставили артиста и ушли на рыбный рынок, за исключением одного совершенно глухого человека. Тогда кифаред, подойдя к нему сказал: «Очень благодарен тебе, любезнейший, за оказанную мне честь и за твою любовь к музыке; ведь все остальные, заслышав звон колокольчика, ушли». — «Что ты говоришь? — ответил глухой. — Неужели уже колокольчик прозвонил?». И когда кифаред ответил утвердительно, глухой поднялся, сказал: «Всего хорошего!» — и ушел. — Отсюда родом был диалектик Диодор, по прозвищу Кронос15, хотя прозванный сначала неправильно, потому что Кроносом собственно назывался его учитель Аполлоний, но прозвище перенесли на него, так как подлинный Кронос не был знаменит.

22. После Иаса идет Посидий милетцев. В глубине страны есть 3 значительных города: Миласы, Стратоникея и Алабанды. Остальные с. 616 являются лишь городами, зависимыми от этих или от городов на побережье, как Амизон, Гераклея, Евром и Халкетор. Поэтому о них я буду говорить меньше.

23. Миласы расположены на весьма плодородной равнине. Над равниной высится круто поднимающаяся вверх гора с каменоломней прекрасного белого мрамора. От этой каменоломни жители получают немалую пользу, так как она содержит много камня, притом поблизости, пригодного для строительства, в особенности же для храмов и прочих общественных C. 659зданий. Поэтому город прекрасно украшен (больше даже, чем какой-либо другой) портиками и храмами. Можно только удивляться людям, которые столь неразумно основали город у подошвы крутой, нависающей над ним скалы. И действительно, один из правителей области, как говорят, выразив удивление по этому поводу, заметил: «Если основатель этого города не боялся, то неужели он даже не постыдился?». У миласийцев есть 2 святилища Зевса: одно — так называемого Зевса Осого; другое — Зевса Лабрандинского. Первое находится в городе, а Лабранды — селение вдали от города, на горе, вблизи прохода из Алабанд в Миласы. В Лабрандах есть древний храм и деревянная статуя Зевса Стратия, почитаемая окрестными жителями и миласийцами. От святилища до города идет мощеная дорога длиной почти что 60 стадий, называемая священной; по ней движутся священные праздничные процессии. Жреческие должности всегда пожизненно занимают знатнейшие граждане. Эти храмы принадлежат собственно городу, третий же храм — Зевса Карийского — является общим святилищем всех карийцев; в нем имеют долю как братья лидийцы и мисийцы. Рассказывают, что в древности Миласы были простым селением, родиной и местопребыванием карийских царей из рода Гекатомна. Город ближе всего к морю у Фиска, который является якорной стоянкой для миласийцев.

24. В наше время в Миласах жили выдающиеся люди: ораторы и народные вожди Евфидем и Гибрей. Евфидем унаследовал от предков большое состояние и славу; к этому он прибавил искусство красноречия и был великим не только в родной стране, но и в Азии удостоился величайшего уважения. Что же касается Гибрея, то, как он сам любил рассказывать в своей школе и как это подтверждали его сограждане, его отец оставил ему мула для перевозки дров с погонщиком. Добывая себе пропитание таким путем, он стал на короткое время учеником Диотрефа из Антиохии; затем возвратился назад в родной город и занял должность смотрителя рынка. Вращаясь в этом кругу, он приобрел небольшое состояние и обратился к государственной деятельности, а затем стал одним из ораторов в народном собрании. Он быстро возвысился и еще при жизни Евфидема вызывал удивление, но особенно могущественным стал после смерти последнего, сделавшись властителем города. При жизни Евфидем, однако, будучи человеком могущественным и вместе с тем полезным для города, имел над ним безусловное превосходство; даже если и было в нем что-то от тирана, то это искупалось пользой, которую он приносил городу. с. 617 Поэтому одобряют такое заявление Гибрея, которое он сделал в конце одной речи к народа: «Евфидем, ты — неизбежное зло для города, потому что C. 660мы не можем жить ни с тобой, ни без тебя!». И действительно, хотя Гибрей весьма возвысился и имел славу хорошего гражданина и оратора, однако он потерпел неудачу в своей враждебной Лабиену политике. Когда прибыл Лабиен с войском и вспомогательными силами парфян (парфяне уже владели тогда Азией), все остальные подчинились ему (так как не имели оружия и держали себя мирно), однако Зенон из Лаодикеи и Гибрей — оба ораторы — не подчинились, а побудили свои города к восстанию. Гибрей к тому же еще и возмутил каким-то своим отзывом Лабиена, человека молодого, легко раздражавшегося и весьма безрассудного. Когда Лабиен провозгласил себя парфянским императором, Гибрей сказал: «И хорошо, а я также провозглашаю себя карийским императором!». После этого Лабиен напал на город во главе отрядов, набранных уже из римлян в Азии. Гибрея ему не удалось захватить, так как тот бежал на Родос, но он все же испортил и разграбил роскошную мебель и обстановку в его доме. Он разорил и весь город. После удаления Лабиена из Азии Гибрей вернулся назад и восстановил свое прежнее положение в городе и самый город. Это мое описание Милас.

25. Что касается Стратоникеи, то это поселение македонян; и цари также украсили ее роскошными сооружениями. В области стратоникейцев есть 2 святилища: знаменитое святилище Гекаты в Лагинах, привлекающее толпы народа на ежегодные празднества; поблизости от города находится храм Зевса Хрисаорея — общее святилище всех карийцев, куда они собираются для жертвоприношений и совещаний об общих делах. Их союз, состоящий только из селений, называется Хрисаорийским. Те, которые представляют большинство селений, пользуются преимуществом при голосовании, как например жители Керама. Стратоникейцы также принимают участие в этом союзе, хотя они и не карийского происхождения, но потому что владеют селениями, входящими в состав Хрисаорийского союза. Отсюда происходил живший во времена наших отцов замечательный человек — ритор Менипп, по прозвищу Катока. Цицерон хвалит Мениппа больше всех азийских ораторов, которых ему удалось слышать (как он говорит в одном из своих сочинений)16, сравнивая его с Ксеноклом и другими знаменитыми ораторами своего времени. — Есть также и другая Стратоникея, называемая «Стратоникея у Тавра», городок, расположенный поблизости от горы.

26. Алабанды лежат у подошвы двух холмов, так близко примыкающих друг к другу, что они являют вид вьючного осла, нагруженного пожитками. Действительно, Аполлоний Малак, подшучивая над городом из-за этого, а также из-за множества скорпионов в этой местности, сказал, что город — это вьючный осел, нагруженный скорпионами. Эти твари, однако, водятся в большом количестве не только в этом городе и в Миласах, но и во всей лежащей между ними горной области. Алабанды — C. 661город людей, проводящих жизнь в роскоши и пьянстве; в нем с. 618 много девиц-арфисток. Родом из Алабанд были 2 брата, выдающиеся риторы, именно Менекл (о котором я упомянул немного выше17) и Гиерокл, а также Аполлоний и Молон, которые переселились на Родос.

27. Из множества рассказов о карийцах общепринятым считается тот, согласно которому карийцы были подвластны Миносу (они назывались тогда лелегами) и жили на островах; затем, переселившись на материк, завладели большой частью побережья и внутренней области страны, отняв ее у прежних владельцев, главным образом у лелегов и пеласгов. Однако часть владений у них отняли греки — ионийцы и дорийцы. Свидетельством их пристрастия к войне служат рукоятки щитов, изображения на щитах и султаны на шлемах, которые все называются «карийскими». По крайней мере Анакреонт говорит:

Сюда продень твою руку сквозь

Рукоятку щита карийского.

(Фрг. 87. Крузиус)

И Алкей говорит:

Потрясая султаном карийским…

(Фрг. 22. Бергк)

28. Когда Гомер говорит:

Масфлес вел говорящих наречием варварским каров,

(Ил. II, 867)

то нет основания спрашивать, почему он, зная столько варварских народностей, упоминает только о карийцах, как о «говорящих наречием варварским», но нигде не говорит о варварах. Поэтому Фукидид18неправ, когда утверждает, что Гомер не употребляет термина «варвары», потому что «эллины еще не обособились» под одним именем, противоположным им. Ибо выражение Фукидида «эллины еще не обособились» Гомер сам опровергает как ошибку, говоря:

Мужа такого лишась, я всечастно скорблю о погибшем,

Столь преисполнившем славой своей и Элладу и Аргос.

(Од. I, 344)

И в другом месте:

Если ж ты хочешь Аргос посетить и объехать Элладу.

(Од. XV, 80)

Если бы они не назывались варварами, то как же можно их называть «говорящими наречием варварским»? Таким образом, и Фукидид, и грамматик Аполлодор неправы; последний — когда утверждает, что эллины употребляли это общее название исключительно как бранное слово в отношении карийцев, особенно ионийцы, которые ненавидели их из-за вражды и постоянных военных столкновений, поэтому Гомер и должен был бы назвать их в этом смысле варварами. Но я задаю вопрос: почему же поэт называет их «говорящими наречием варварским», но ни разу — варварами? «Потому, — говорит Аполлодор, — что форма множественного числа не вмещается в стихотворный размер, оттого-то Гомер и с. 619 не назвал их варварами». Хотя форма этого падежа19не вмещается C. 662в стихотворный размер, но форма именительного падежа20метрически не отличается от формы «дарданцы»21в следующем месте:

Трои сыны и ликийцы и вы, рукопашцы дарданцы.

(Ил. XI, 286)

Таково же и слово «Троянский» в стихе:

Каковы троянские кони.

(Ил. V, 222)

Аполлодор неправ в своем утверждении, что язык карийцев очень грубый; ведь он не только не грубый, но имеет даже в своем составе очень много примешанных к нему греческих слов, как это утверждает Филипп, автор «Истории карийцев». Что до меня, то я полагаю, что слово «варварский» первоначально образовалось в подражание произношению людей, выговаривающих слова с затруднением, твердо и грубо, как наши слова battarizein, traulízein и psellízein22. Ведь мы от природы очень склонны обозначать звуки словами, звучащими одинаково, вследствие их однородности. Поэтому в нашем языке очень много звукоподражательных слов, как например kelarýzein, klangḗ, psóphos, boḗ и krótos23, большинство которых употребляется уже в их собственном смысле. Таким образом, если все, имеющие такое грубое произношение, назывались варварами, то оказывалось, что речь всех чужеземных племен была такой грубой, именно речь не греков. Поэтому их называли варварами в собственном смысле, первоначально в насмешку, как бы желая подчеркнуть их грубое и жесткое произношение; затем мы злоупотребили этим словом как общим названием племени, противопоставляя это племя грекам. Действительно, при продолжительном общении и сношениях с варварами оказалось, что этот недостаток вовсе не вызывается грубостью произношения или каким-нибудь природным недостатком голосовых органов, но возникает в силу особенностей самих языков. В нашем собственном языке появился зато некий другой недостаток, как бы произношение на варварский манер, когда кто-нибудь, говоря по-гречески, допускает неправильности произношения, именно произносит слова, как варвары, которые только начинают учиться по-гречески и еще не умеют правильно на нем изъясняться, что бывает и с нами, когда мы говорим на их языках. Это и произошло как раз с карийцами, ибо в то время, как прочие народности еще не имели частых сношений с греками и даже не пытались вести греческий образ жизни или учиться нашему языку (за исключением, пожалуй, случайно и в одиночку вступавших в общение с немногими греками), карийцы, напротив, будучи наемными воинами, скитались по всей Греции. Таким образом, вследствие их походов в Грецию в их языке уже часто встречались варваризмы, а затем они получили еще большее распространение, C. 663когда карийцы поселились вместе с греками на островах; даже после того как их вытеснили с островов в Азию, они не могли жить с. 620 отдельно от греков, т. е. когда ионийцы и дорийцы переправились в Азию. Того же происхождения и слово barbarizein, ибо это выражение мы обычно употребляем о тех, кто плохо говорит по-гречески, а не о тех, кто говорит по-карийски. Таким образом, выражения «говорить по-варварски» и «говорящие по-варварски» следует понимать как относящиеся к тем, кто плохо говорит по-гречески. Далее, по образцу выражения karizein24в руководства по греческому языку вошел в переносном смысле и термин soloikizein25; произошел ли он от Сол или был образован как-нибудь иначе.

29. Если, по словам Артемидора, идти от Фиска, что лежит на побережье против Родоса, в Эфес, то расстояние до Лагин будет 850 стадий; отсюда до Алабанд — еще 250 стадий, а до Тралл — 160 стадий. Путь в Траллы проходит (после перехода через Меандр, приблизительно середина путешествия) там, где границы Карии. Всего от Фиска до Меандра по дороге в Эфес 1180 стадий. Если пересечь в обратном направлении по тому же пути от реки Меандра до Тралл непосредственно следующую Ионию в длину, то расстояние от реки до Тралл будет 80 стадий, затем до Магнесии — 140 стадий, до Эфеса — 120 стадий, до Смирны — 320 стадий, наконец, до Фокеи и границ Ионии — менее 200 стадий. Таким образом, длина Ионии по прямой линии, согласно Артемидору, может составлять несколько больше 800 стадий. Но так как все, кто путешествует от Эфеса на восток, избирают определенный общий путь, то и Артемидор следует по этому пути: от Эфеса до Карур — границы Карии — по направлению к Фригии, через Магнесию, Траллы, Нису и Антиохию путь в 740 стадий. От Карур же начинается Фригия, и дорога идет через Лаодикею, Апамею, Метрополь и Хелидонии. Таким образом, от Карур до Гольмов, у начала Парории26, 920 стадий, а до Тириея, что у конца Парории, вблизи Ликаонии через Филомелий — несколько больше 500 стадий. Затем идет Ликаония, и путь до Коропасса через Лаодикею Катакекавмену27840 стадий; от Коропасса же в Ликаонии до Гарсавр, городка в Каппадокии, лежащего на ее границе, — 120 стадий; отсюда до Мазак, главного города Каппадокии, через Соанд и Садакоры — 680 стадий; оттуда к реке Евфрату до Томисов, местечка в Софене, через городок Герфы — 1440 стадий. Местности, лежащие на прямой линии с этими вплоть до Индии, те же самые у Артемидора и у Эратосфена. Однако, по словам Полибия, и относительно этих местностей следует доверять преимущественно C. 664известиям Артемидора. Он начинает от Самосат в Коммагене, которые лежат при переправе через реку и у Зевгмы; он насчитывает до Самосат от границ Каппадокии около Томисов через Тавр 450 стадий.

III

1. После побережья, лежащего против Родоса, границей которого являются Дедалы (если плыть по направлению к восходу солнца), непосредственно следует Ликия, простирающаяся до Памфилии; затем идет Памфилия, тянущаяся до Каликии Трахеи; потом — область этих с. 621 последних вплоть до области прочих киликийцев, живущих вокруг Исского залива. Эти страны являются частями полуострова, перешейком которого мы назвали путь от Исса до Амиса или (по мнению других) до Синопы; они лежат, однако, по ту сторону Тавра на узком побережье, тянущемся от Ликии вплоть до области Сол, современного Помпейополя. Затем побережье, начинающееся у Сол и Тарса, уже расширяется в равнины. Таким образом, после описания этого побережья мой рассказ о всем полуострове будет закончен. После этого я перейду к прочим частям Азии по ту сторону Тавра, а в заключение дам описание Ливии.

2. Итак, после Дедал, города родосцев, идет одноименная с городом гора в Ликии — Дедалы; отсюда начинается весь путь вдоль ликийского побережья, которое простирается на 1720 стадий; побережье это неровное и труднопроходимое, однако очень богатое гаванями и населенное людьми благоразумными. Хотя природа этой страны похожа на природу памфилийцев и трахейских киликийцев, но первые воспользовались своими гаванями как опорными пунктами для морского разбоя; причем они или сами занимались пиратством, или же предоставляли пиратам свои гавани для сбыта добычи и в качестве якорных стоянок. Во всяком случае в памфилийском городе Сиде были устроены корабельные верфи для киликийцев, которые продавали там пленников с аукциона, хотя и признавали их свободными. Ликийцы же, напротив, вели жизнь людей цивилизованных и благоразумных, поэтому, в то время как киликийцы благодаря своим успехам распространили свое морское владычество вплоть до Италии, они не соблазнились никакими постыдными выгодами и, не желая увеличивать своей территории, продолжали оставаться в пределах отеческих владений Ликийского союза.

3. 23 города Ликийского союза имеют право голоса. Жители каждого города сходятся на общее собрание, выбрав подходящий для этого по своему усмотрению город. Самые большие города располагают каждый C. 6653 голосами, города средней величины — 2, а прочие — 1. В таком же отношении они выплачивают подати и несут прочие государственные повинности. По словам Артемидора, очень больших городов 6: Ксанф, Патары, Пинары, Олимп, Миры и Тлос; последний лежит у горного прохода, ведущего в Кибиру. В собрании совета прежде всего выбирают «ликиарха»1, а затем других должностных лиц союза. Суды они также назначают сообща. В прежние времена они обсуждали вопросы войны, мира и союзов, теперь же, естественно, это не допускается (так как эти дела неизбежно зависят от римлян), за исключением, быть может, тех случаев, когда римляне разрешают такие обсуждения или это полезно для них самих. Таким же образом они выбирают судей и должностных лиц от каждого города соответственно количеству голосов. При таком прекрасном государственном устройстве они даже под господством римлян сохранили свободу и отцовские владения; они увидели зато, что пираты совершенно уничтожены сначала Сервилием Исаврийским, в то время когда он разрушил Исавры, а потом — Помпеем Великим, который сжег более 1300 их с. 622 кораблей и уничтожил их жилища. Оставшихся в живых после битвы пиратов Помпей частично переселил в Солы (которые он назвал Помпейополем), остальных же — в малонаселенную Диму, где теперь находится римское поселение. Впрочем, поэты, особенно трагики, смешивают эти народности, как например троянцев, мисийцев и лидийцев, называя их фригийцами, а ликийцев — карийцами.

4. Итак, недалеко после Дедал — горы в Ликии — расположены ликийский городок Тельмесс и мыс Тельмессида с гаванью. Это место получил от римлян Евмен во время войны с Антиохом, но после уничтожения его царства оно было возвращено ликийцам.

5. Далее непосредственно идет крутая гора Антикраг, где в глубоком ущелье лежит обитаемое место Кармилесс; за ним следует Краг с 8 вершинами и с одноименным городом. Место действия мифов о Химере приурочивают к окрестностям этих гор; действительно, поблизости находится глубокое ущелье — Химера, простирающееся от морского берега. У подножья Крага, в глубине страны, лежат Пинары — один из самых больших городов Ликии. Здесь почитают Пандара, быть может, случайно одноименного троянскому герою, как и Гомер говорит:

Пандара дочь — соловей, что в зеленом лесу обитает.

(Од. XIX, 518)

Ведь и Пандар, говорят, происходил из Ликии.

6. Затем следует река Ксанф, которую в прежнее время люди называли Сирбием. Если подняться на лодках вверх по этой реке на 10 стадий, C. 666то встретим святилище Латоны. В 60 стадиях выше святилища находится город ксанфийцев — самый большой в Ликии. После Ксанфа идут Патары — тоже большой город с гаванью и святилищем Аполлона, основанный Патаром. Птолемей Филадельф восстановил этот город и назвал его Арсиноей Ликийской, но прежнее имя преобладает.

7. Потом в 20 стадиях над морем на высоком холме лежат Миры, за ними — устье реки Лимира, а потом, пройдя пешком 20 стадий в глубь страны, [попадаем в] городок Лимиры. Между этими местностями на упомянутом пути вдоль побережья находится много островков и гаваней, среди них остров Мегиста с одноименным городом и Кисфена. В глубине страны расположены местности Фелл, Антифелл и Химера, о которой я упомянул выше2.

8. Далее следуют Священный мыс и Хелидонии — 3 скалистых острова, приблизительно одинаковой величины и отстоящие друг от друга примерно стадий на 5. От материка они находятся в 6 стадиях, а один из них имеет даже якорную стоянку. Отсюда, по мнению большинства авторов, начинается Тавр, во-первых, потому, что мыс отличается высотой и спускается от Писидийских гор, возвышающихся над Памфилией, во-вторых, из-за лежащих перед ним островов, которые образуют в море нечто вроде ориентира, наподобие склона горы. В действительности же горная цепь тянется непрерывно от побережья, лежащего против Родоса, до с. 623 частей вблизи Писидии; эта горная цепь также называется Тавром. Впрочем, Хелидонии, по-видимому, лежат приблизительно против Каноба3. Переезд отсюда до Каноба4, как говорят, составляет 4000 стадий. От Священного мыса до Ольбии остается 367 стадий; на этом пространстве расположены Крамбуса и Олимп — большой город и одноименная гора, называемая также Феникунтом. Дальше идет Корик — морское побережье.

9. Затем следуют Фаселида с 3 гаванями, значительный город и озеро. Над ним возвышается гора Солимы и лежит писидийский город Термесс, находящийся поблизости от теснин; здесь есть горный проход в Милиаду. Александр разрушил Милиаду, так как он желал сделать открытыми теснины. Около Фаселиды, у моря, находится теснина, через которую Александр провел свое войско. Есть там и гора под названием Климакс, которая находится вблизи Памфилийского моря и оставляет по берегу узкий проход. В тихую погоду он не залит водой и доступен для путешественников, но во время морского прилива волны покрывают его на значительном протяжении. Перевал через гору крутой и делает крюк, поэтому в хорошую погоду путешественники пользуются дорогой вдоль C. 667берега. Александр, попав сюда во время зимних бурь и, как обыкновенно, веря в свое счастье, двинулся с войском по берегу прежде, чем волны успели уйти, и его воинам пришлось весь день брести по пояс в воде. Фаселида — ликийский город, хотя он и расположен уже на границе по направлению к Памфилии; он не принадлежит к Ликийскому союзу, а существует самостоятельно.

10. Гомер различает солимов и ликийцев; ведь когда царь ликийцев послал Беллерофонта на второй подвиг, то он

После войною ходил на солимов, народ знаменитый.

(Ил. VI, 184)

Но те писатели, которые утверждают, что ликийцы сначала назывались солимами, затем термилами (от имени термилов, пришедших с Крита во главе с Сарпедоном), а потом ликийцами (от Лика, сына Пандиона, которого после изгнания с родины Сарпедон принял, уделив ему часть своего царства), расходятся с Гомером. Более основательно мнение других о том, что так называемых теперь милиев (о которых сказано выше)5поэт называет солимами.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua