Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

…кратковечным родила

Матерь меня Лаофоя, дочь престарелого Альта,

Альта, который над племенем царствует храбрых лелегов.

(Ил. XXI, 84)

Таково мое сообщение по этому вопросу с некоторой вероятностью.

2. Если искать у поэта точных указаний на границу, до которой простирались области киликийцев, пеласгов и так называемых кетейцев, подвластных Еврипилу, которые жили между двумя этими племенами, то об этом можно высказаться лишь предположительно. Что касается киликийцев, то я уже сообщил о них все, что мог, между прочим, и то, почему их страна была ограничена областью реки Каика. Что же касается пеласгов, то есть основание, исходя из слов Гомера и из истории вообще, поместить их поблизости от киликийцев. Ведь Гомер говорит так:

Гиппофоой предводил племена копьеборных пеласгов,

Тех, что в Ларисе бугристой, по тучным полям обитали;

Гиппофоой предводил их и Пилей, Ареева отрасль,

Оба сыны пеласгийского Лефа Тевтамидова сына.

(Ил. II, 840)

В этих словах поэт ясно указывает на значительное число пеласгов (ведь он говорит не о племени, а о племенах) и сообщает, что они обитали «в Ларисе». Правда, существует много Ларис, но все-таки следует думать, что поэт имел в виду одну из соседних; может быть, правильнее всего принять ту, что около Кимы. Ведь из трех Ларис одна, что около Гамаксита, находится непосредственно в виду Илиона и очень близко от него, приблизительно на расстоянии 200 стадий; так что нельзя утверждать достоверно, что Гиппофоой пал в битве за тело Патрокла «далеко от Ларисы родной», именно от этой Ларисы, но скорее от Ларисы около Кимы, потому что расстояние между ними около 1000 стадий. Третья Лариса — с. 582 это селение в Эфесской области на равнине Каистра; прежде, говорят, это был город со святилищем Аполлона Ларисейского, лежащий ближе к Тмолу, чем к Эфесу; от последнего он находится в 1800 стадиях, так что, пожалуй, его следует считать подвластным меонийцам. Впоследствии эфесцы, достигнув могущества, отняли большую часть территории меонийцев, которых мы теперь называем лидийцами, поэтому эта Лариса не может быть Ларисой пеласгов, но скорее вторая — около Кимы. Действительно, у нас нет никакого твердого свидетельства о существовании в те времена Ларисы на равнине Каистра и даже самого Эфеса. Напротив, о существовании Ларисы около Кимы свидетельствует вся эолийская история, C. 621которая началась немного позднее Троянской войны.

3. По рассказам, эолийцы, двинувшись от Фрикия, локрийской горы, возвышающейся над Фермопилами, прибыли в местность, где теперь находится Кима. Здесь они застали пеласгов, ослабленных Троянской войной, но все же еще владевших Ларисой, которая находилась в 70 стадиях от Кимы; они возвели против пеласгов так называемую еще и теперь «Новую стену»1в 30 стадиях от Ларисы и, взяв Ларису, основали Киму и переселили туда оставшихся в живых жителей Ларисы. От локрийской горы Киму, равно как и Ларису, называют Фриконидой. В настоящее время Лариса в запустении. А то, что пеласги были великое племя, можно, говорят, заключить из общего хода истории. Так, Менекрат из Элеи в своем сочинении «Об основании городов» утверждает, что все современное ионийское побережье начиная от Микале, так же как и соседние острова, в прежние времена населяли пеласги. Лесбийцы, однако, утверждают, что они были подвластны Пилею, которого поэт называет правителем пеласгов2; от его имени еще и теперь гора в их стране называется Пилеем. И хиосцы называют основателями своих поселений пеласгов из Фессалии. Пеласги были племенем, постоянно кочевавшим и весьма подвижным; оно достигло большого могущества и затем сразу пропало, как раз во время переселения эолийцев и ионийцев в Азию.

4. Своеобразна судьба ларисейцев, именно каистрийских, фриконийских и третьих, т. е. тех, что в Фессалии. Дело в том, что все они обитали в стране, образовавшейся от речных наносов: одни — в области реки Каистра, другие — Герма, третьи — Пенея. — В Ларисе фриконийской, говорят, почитали Пиаса. Это был, как рассказывают, правитель пеласгов, который влюбился в свою дочь Ларису и овладел ею насильно, но был наказан за [ее] оскорбление. Как-то дочь увидела его нагнувшимся над бочкой с вином, она схватила отца за ноги и опрокинула в бочку. Таковы древние сказания.

5. К числу современных эолийских городов я должен добавить Эги и Темн, откуда родом Гермагор — автор «Искусства красноречия». Эти города расположены в горной стране над территориями Кимы, фокейцев и смирнейцев, мимо которой протекает Герм. Невдалеке от этих городов расположена Магнесия, подвластная Сипилу, город, объявленный римлянами свободным. Этот город также был поврежден недавними с. 583 землетрясениями. Расстояние в противоположную сторону (обращенную к реке C. 622Каику), перейдя Герм, от Ларисы до Кимы 70 стадий, а оттуда до Мирины составляет 40 стадий; оттуда до Гриния — столько же и отсюда до Элеи. По свидетельству Артемидора, из Кимы придешь в Ады, затем в 40 стадиях находится мыс под названием Гидра, который вместе с противоположным мысом Гарматунт образует Элаитский залив. Ширина входа в залив около 80 стадий, а если включить Мирину — эолийский город с гаванью, получится расстояние в 60 стадий; затем идет Гавань Ахейцев, где воздвигнуты алтари 12 богов; далее — городок Гриний, святилище Аполлона, древний оракул и роскошный храм из белого мрамора, расстояние до этого храма 40 стадий. Затем 70 стадий до Элеи, где находятся гавань и якорная стоянка, принадлежащая царям из дома Аттала и основанная Менесфеем и афинянами, участниками похода на Илион. Что касается местностей дальше, именно около Питаны и Атарнея, и остальных, то я уже описал их.

6. Из эолийских городов самый большой и отличный — Кима; вместе с Лесбосом этот город является некоторым образом метрополией около 30 прочих городов, из которых немало уже исчезло. Над жителями Кимы смеются из-за их тупоумия; некоторые утверждают благодаря молве, ходившей про них, будто они спустя 300 лет после основания города стали собирать портовые пошлины, тогда как прежде народ не пользовался этим доходом. Поэтому и сложилась молва, будто жители Кимы поздно заметили, что они живут в приморском городе. Есть и другой рассказ, будто они, заняв деньги от имени города, отдали в залог портики, а затем, после того как они не вернули деньги в назначенный срок, их не допускали до прогулок под портиками; во время дождя кредиторы, побуждаемые стыдом, предлагали им через глашатаев скрываться под портиками. Когда глашатай начал кричать «Идите под портики», то пошла молва, будто жители Кимы не понимают, что во время дождя следует прятаться под портиками, если им не укажут на это через глашатая. Уроженцем этого города был Эфор, человек бесспорно замечательный, ученик оратора Исократа, автор «Истории» и книги «Обизобретениях»; и еще до него родился там поэт Гесиод; сам Гесиод сообщает, что отец его Дий покинул эолийскую Киму и переселился в Беотию:

C. 623Близ Геликона осел он в деревне нерадостной Аскре,

Тягостной летом, зимою плохой, никогда не приятной.

(Работы и дни, 639)

Что же касается происхождения Гомера из Кимы, то мнения об этом расходятся, потому что многие спорят о нем. Имя же города произошло от амазонки, подобно тому как Мирина названа от амазонки, погребенной под курганом Батиеей:

Смертные с древних времен нарицают его Батиеей,

Но бессмертные боги — могилой быстрой Мирины.

(Ил. II, 813)

с. 584 Впрочем, и над Эфором подсмеиваются за то, что он, не будучи в состоянии рассказать о подвигах родного города при перечислении других исторических событий и все-таки не желая, чтобы город остался без упоминания, восклицает: «В это самое время жители Кимы жили в мире!». — Так как я прошел в своем описании одновременно и троянское, и эолийское побережья, то далее по порядку следует дать беглый обзор внутренней части страны вплоть до Тавра, сохраняя тот же план описания.

IV

1. Над этими местностями в известном смысле господствует Пергам, знаменитый город, долго процветавший при царях из рода Аттала. Действительно, мое дальнейшее описание приходится начинать с него, и прежде всего следует вкратце рассказать о происхождении царей и о постигшей их участи. Пергам был сокровищницей Лисимаха, сына Агафокла, одного из преемников Александра, а население города жило на самой вершине горы. Гора имеет конусообразную форму и оканчивается острой вершиной. Охрана этой крепости и сокровищ (которые составили сумму до 9000 талантов) была вверена Филетеру из Тиея, который с детства был евнухом. Ибо на каких-то похоронах во время театрального представления при огромном стечении народа случилось, что кормилицу, которая несла на руках маленького ребенка Филетера, окружила толпа и стиснула настолько сильно, что ребенок был искалечен. Он был, таким образом, евнухом, но, получив прекрасное воспитание, оказался достойным такого доверия. Таким образом, Филетер оставался некоторое время верным Лисимаху; но впоследствии, поссорившись с Арсиноей, женой Лисимаха, которая клеветала на него, склонил Пергам к восстанию и управлял им, пользуясь обстоятельствами момента, так как он видел, что город готов к отделению. Ибо Лисимах под тяжестью семейных несчастий был вынужден убить своего сына Агафокла; затем Селевк Никатор напал на его страну и победил его, а впоследствии сам был побежден и изменнически убит Птолемеем Керавном. Во время этих смут евнух продолжал оставаться начальником крепости и управлял городом, щедро раздавая обещания и прочие знаки внимания; причем он всегда оказывал эти любезности какому-нибудь власть имущему или тому, кто находился поблизости. Во всяком случае в течение 20 лет он продолжал оставаться властителем крепости и сокровищ.

C. 6242. У Филетера было два брата: старший — Евмен и младший — Аттал. У Евмена был сын, носивший одинаковое с отцом имя, который не только унаследовал от него власть над Пергамом, но в это время был даже властителем окружающих областей, так что вступил в сражение с Антиохом, сыном Селевка, около Сард и победил его. После 22-летнего царствования он скончался1. Аттал, сын Аттала и Антиохиды, дочери Ахея, наследовал трон и первый был провозглашен царем после победы в большом сражении с галатами. Аттал вступил в дружбу с римлянами и даже сражался на их стороне против Филиппа вместе с флотом родосцев. Скончался он с. 585 стариком после 43-летнего царствования2; от Аполлониды, женщины из Кизика, он оставил 4 сыновей — Евмена, Аттала, Филетера и Афинея. Младшие сыновья оставались частными людьми, Евмен же, старший из двух, стал царем. Евмен воевал на стороне римлян против Антиоха Великого и Персея и получил от римлян всю область по эту сторону Тавра, подвластную Антиоху. До этого времени территория Пергама не включала много областей, простирающихся до моря у Элаитского и Адрамиттского заливов. Этот Евмен отстроил город и насадил в Никифории парк; он воздвиг, кроме того, из любви к пышности священные здания и библиотеки и возвысил город Пергам до того состояния, в котором он находится теперь. После 49-летнего царствования3Евмен оставил свою власть Атталу, своему сыну от Стратоники, дочери каппадокийского царя Ариарафа. Брата Аттала он назначил опекуном своего еще совершенно юного сына, а также правителем царства. После 21 года царствования4его брат скончался стариком, достигнув во многом успехов. Например, он помог Деметрию, сыну Селевка, одолеть на войне Александра, сына Антиоха, а на стороне римлян сражался против Псевдо-Филиппа и в походе против Фракии он победил Диегила, царя кенов; он убил также Прусия, настроив против него собственного сына Никомеда, власть же он оставил Атталу, над которым держал опеку. Аттал, процарствовав 5 лет5и получив прозвище Филометора, скончался от болезни и оставил римлян наследниками. Римляне же превратили страну в провинцию, назвав ее Азией, одноименно с материком. Река Каик протекает мимо Пергама через так называемую Равнину Каика, пересекая весьма плодородную область, пожалуй самую лучшую в Мисии.

C. 6253. В наше время прославились пергамцы: Митридат, сын Менодота и Адобогионы. Менодот происходил из рода галатских тетрархов, а Адобогион была, как передают, наложницей царя Митридата. Родственники ее поэтому дали ребенку имя Митридата, приписывая ему царское происхождение. Во всяком случае он сделался другом Божественного Цезаря и достиг таких почестей, что был провозглашен семьей своей матери тетрархом и царем Боспора и других земель. Его низложил Асандр, который не только убил царя Фарнака, но и овладел Боспором. Митридата считали достойным имени «Великий», так же как и ритора Аполлодора, автора руководства «Риторики». Он основал Аполлодорову школу, какая бы она ни была. Ведь многие философские школы достигли успеха, высказывать суждение о котором мне не по плечу; к их числу принадлежат школы Аполлодора и Феодора. Аполлодор возвысился главным образом благодаря дружеским отношениям с Цезарем Августом, которому он преподавал искусство красноречия. У Аполлодора был знаменитый ученик Дионисий, по прозванию Аттик, его земляк; это был действительно способный учитель мудрости, историк и составитель судебных речей.

4. Если продвигаться от равнины и города к восточным частям страны, то встретишь город Аполлонию, лежащий на возвышенностях. В южном направлении простирается горная цепь; перейдя ее по дороге на Сарды, с. 586 подходим слева к городу Фиатиры, македонскому поселению, который иные считали последним городом мисийцев. Справа расположена Аполлонида, в 300 стадиях от Пергама и на таком же расстоянии от Сард; она носила то же имя, что и Аполлонида Кизикская. Затем непосредственно идет равнина Герма и Сарды. Большую часть области к северу от Пергама занимают мисийцы, именно страну направо от так называемых абеитов, с которыми граничит до Вифинии Эпиктет6.

5. Сарды — большой город, хотя и возникший позднее Троянской войны, но все же древний, с сильно укрепленным кремлем. Это была царская резиденция лидийцев, которых Гомер называет меионами. Позднейшие авторы называют их меонийцами, причем одни отождествляют их с лидийцами, а другие отличают их от последних; но правильней считать их одной народностью. Над Сардами возвышается Тмол — плодоносная гора с наблюдательным пунктом на вершине, представляющем собой крытую галерею из белого мрамора; это постройка персов, откуда открывается вид на окрестные равнины, в особенности на равнину Каистра. Кругом обитают лидийцы, мисийцы и македонцы. Река Пактол течет с Тмола; в древние времена она была очень золотоносной, отчего, говорят, C. 626так и прославилось богатство Креза и его предков. В настоящее время золотой песок пропал. Пактол впадает в Герм, в который вливается и Гилл, теперь называемый Фригием. По словам Геродота7, эти 3 реки сливаются с другими, менее значительными и затем впадают в море вблизи Фокеи. Герм берет начало в Мисии, на горе, посвященной Диндимене, и течет через Катакекавмену8в область Сард и прилегающие равнины, как я уже сказал, к морю. Под городом простираются равнины Сард, Кира, Герма и Каистра, примыкающие друг к другу и самые красивые из всех равнин. В 40 стадиях от города лежит озеро, называемое Гомером Гигея9и впоследствии переименованное в Колою; там находится святилище Артемиды Колоенской, которое считается великой святыней. Здесь, как передают, во время праздника пляшут жертвенные корзины10; я, право, не знаю, почему предпочитают рассказывать небылицы вместо того, чтобы говорить правду.

6. К обычно читаемым у Гомера стихам:

В след их Антиф и Месфлес, воеводы мужей меонийских,

Оба сыны Талемена, Гигейского озера дети,

Рать предводили меонов, при Тмоле высоком рожденных,

(Ил. II, 864)

некоторые прибавляют еще четвертый:

Около снежного Тмола, в цветущем селении Гиды.

Однако в стране лидийцев нет никакой Гиды. Некоторые производят отсюда Тихия, о котором упоминает поэт:

с. 587

…шорник известнейший в Гиде обителью живший.

(Ил. VII, 220)

При этом добавляют, что местность эта лесистая, часто подверженная ударам молнии, а жили здесь аримы. Ведь к гомеровскому стиху

Там средь аримов, в которых, повествуют, ложе Тифея,

(Ил. II, 783)

прибавляют стих:

На лесистой земле и Гиды в краю плодородном.

Другие переносят место действия мифа в Киликию, иные — в Сирию, а третьи — на Пифекуссы, указывая при этом, что тирренцы называют обезьян11аримами. Четвертые называют Гидой Сарды, тогда как пятые, наконец, принимают Гиду за кремль Сард. По мнению Деметрия Скепсийского, наиболее заслуживают доверия те авторы, которые помещают аримов в мисийской стране Катакекавмене. Пиндар же соединяет мифы, относящиеся к Пифекуссам (которые лежат перед областью Ким), с киликийскими и сицилийскими мифами, потому что, по его словам, Тифон лежит под Этной:

<p>…тот, кого некогда

C. 627Славная вскормила пещера Киликии, ныне же

Над Кимою брега морем омытые

И над Сицилией косматые его гнетут перси.

(Пиф. I, 31)

И в другом месте:

Вкруг него Этна цепью огромной

Раскинулась.

И затем:

Один из богов укротил страшного

Тифона пятидесятиглавого, ты, силой, Зевс-отец

Некогда средь аримов.

(Фрг. 93. Бергк)

Некоторые же принимают сирийцев за аримов, которые теперь называются арамейцами, утверждая, что киликийцы, жившие в Трое и вытесненные оттуда, переселились в Сирию и отняли у сирийцев так называемую теперь Киликию. Наконец, Каллисфен утверждает, что аримы жили вблизи горы Каликадна и мыса Сарпедон у самой пещеры Корикия; от них-де и соседние горы получили имя Аримов.

7. Вокруг озера Колои расположены могильные памятники царей. У самых Сард на высоком основании возвышается курган Алиатта, воздвигнутый, по словам Геродота12, населением города, причем большую часть работы выполнили девицы. Он говорит, что все девушки с. 588 занимаются развратом, и кое-кто считает этот курган памятником разврата. По сообщениям некоторых писателей, озеро Колоя — искусственное сооружение, выкопанное для того, чтобы принимать излишек воды от наводнений, которые происходят при разливе рек. — Город Гипепа лежит при спуске с горы Тмола в равнину Каистра.

8. Каллисфен передает, что Сарды были в первый раз взяты киммерийцами, потом трерами и ликийцами (что подтверждает и элегический поэт Каллин), а в последний раз — при Кире и Крезе. Когда Каллин говорит, что киммерийцы совершили набег на эсионов (когда и были взяты Сарды), то Деметрий Скепсийский и его последователи предполагают, что Каллин назвал асионов по-ионически эсионами. Ведь, быть может, по его словам, Меиония называлась Азией, как, впрочем, говорит и Гомер:

В злачном асийском лугу, при Каистре широко текущем.

(Ил. II, 461)

Впоследствии город благодаря исключительному плодородию его области снова сильно возвысился, так что не уступал ни одному из соседних городов; в недавнее время, однако, много домов в нем было разрушено землетрясением. Впрочем, попечением и благодеяниями Тиберия, правящего ныне императора, и этот город восстановлен, как и многие C. 628другие города, пострадавшие в то же время от подобного несчастья.

9. Знаменитыми людьми родом из Сард и из одной семьи были двое ораторов Диодоров; старший из них Зона, человек, который много раз выступал на процессах в защиту Азии; после вторжения царя Митридата он был обвинен в подстрекательстве городов к восстанию против царя, но защитительной речью оправдался от клеветы. Младший же Диодор, который был моим другом, писал не только исторические сочинения, но и мелические и другие поэмы, в достаточной степени обнаруживающие древний стиль. Ксанф же, древний историк, считается лидийцем, но происходил ли он из Сард, я не знаю.

10. После лидийцев следуют мисийцы и город Филадельфия, часто страдающий от землетрясений. Ведь стены домов там постоянно дают трещины и в разное время то одни, то другие части города страдают от этого бедствия. Поэтому в городе было только небольшое население, большинство же живет по селениям, занимаясь земледелием, так как земля их плодородна. Впрочем, можно удивляться и тем немногим, живущим в городе, за столь сильную привязанность к этому месту, поскольку их жилища так непрочны. Еще больше, однако, следует подивиться основателям города.

11. За этой областью идет так называемая страна Катакекавмена13: длина ее 500 стадий, а ширина 400 стадий; следует ли ее называть Мисией или Меионией, ибо она имеет оба названия. Вся эта местность совершенно лишена деревьев, за исключением виноградной лозы, которая с. 589 дает катакекавменское вино, по качеству не уступающее ни одному из прославленных сортов вина. Поверхность равнин покрыта пеплом, а горная и скалистая часть страны черная как от пожара. Некоторые поэтому приписывают последнее обстоятельство действию молнии и огненных подземных вихрей и без колебания переносят сюда мифы о Тифоне. Ксанф царем этих мест называет какого-то Арима. Однако предположение, что столь обширная страна была вся целиком сожжена по причине таких явлений, неосновательно; скорее всего она подверглась действию порожденного землей огня, источники которого теперь истощились. Здесь показывают и 3 расселины, называемые «раздувальными мехами», приблизительно в 40 стадиях друг от друга. Над ними лежат скалистые холмы, образовавшиеся, вероятно, от раскаленных глыб, изверженных из недр земли. То, что такая почва прекрасно приспособлена для виноградников, подтверждается на примере почвы Катанской области, покрытой пеплом и теперь дающей много прекрасного винограда. Поэтому некоторые писатели, судя по таким местностям, остроумно замечают, что Диониса справедливо называют «Рожденным от огня»14.

12. Страны, расположенные дальше к югу от этих областей вплоть до Тавра, так тесно переплетены друг с другом, что фригийскую, карийскую и лидийскую части, как и страну мисийцев, трудно разграничить. Этому смешению немало содействовало то обстоятельство, что римляне не разделили их по племенам, а организовали управление небольшими областями, в которых они собирают народные собрания и производят суд. Гора Тмол представляет собой довольно узкую группу гор; окружность ее умеренного протяжения, ее границы помещаются целиком в самих пределах Лидийской области; Месогида же тянется в противоположном направлении до Микале, начинаясь, по словам Феопомпа, у Келен. Таким образом, одни части горы занимают фригийцы (части вблизи Келен и Апамеи), другие — мисийцы и лидийцы, а третьи — карийцы и ионийцы. C. 629Так и реки, в особенности Меандр, то отделяют одни племена от других, то протекают через середину областей, так что точное разграничение племен становится затруднительным. То же самое относится и к равнинам, расположенным по обеим сторонам горной и речной областей. Впрочем, быть может, мне не следует столь близко касаться этих предметов, как это должны делать землемеры, но достаточно сообщить лишь данные наших предшественников.

13. К равнине Каистра, лежащей между Месогидой и Тмолом, примыкает на востоке Кильбианская равнина; она обширна и имеет многочисленное и хорошее население, а также плодородную почву. Затем идет Гирканская равнина; персы так ее назвали и вывели оттуда колонистов. Таким же образом персы дали имя и Равнине Кира. Далее идет Пельтинская равнина (уже во Фригии), а также Килланская и Табенская равнины, где есть маленькие городки со смешанным фригийским населением, содержащим и писидийский элемент; от этого эти равнины и получили свое название.

с. 590 14. Если перейти Месогиду между областью карийцев и Нисаидой — страной на той стороне Меандра, простирающейся до Кибиратиды и Кабалиды, то там расположены города вблизи Месогиды, напротив Лаодикеи: Гиераполь, где есть горячие источники, и святилище Плутона; о том и другом ходят какие-то чудесные рассказы: застывшая вода с такой легкостью превращается в туф, что, проводя ее в каналы, делают стены их из цельного камня. Что касается святилища Плутона, то это — небольших размеров отверстие пещеры, лежащей под маленьким выступом горной области; эта пещера настолько велика, однако, что в ней может поместиться человек, а в глубину она идет далеко. Перед ней находится четырехугольное пространство, огороженное решеткой, около ½ плефра в окружности. Это пространство наполнено густым в виде облака дымом, так что с трудом можно различить пол. Для тех, кто приближается к решетке вокруг огороженного пространства, воздух безвреден, так как C. 630в тихую погоду он очищен от дыма, ибо дым держится внутри ограды; если же животное проникнет внутрь, то его ожидает моментальная смерть. Во всяком случае загнанные туда быки падают и их оттуда вытаскивают уже мертвыми. Я выпускал туда воробьев, и они тотчас падали бездыханными. Однако оскопленные галлы15проходят внутрь безопасно, приближаясь даже к самому отверстию; затем, нагнувшись, они спускаются в глубину до известного предела, причем задерживают, насколько возможно, дыхание. Ведь по выражению их лиц я мог заметить признаки припадка вроде удушья. Свойственна ли такая безопасность всем людям, изувеченным таким образом, или только жрецам этого святилища; и проистекает ли она в силу божественного попечения, как это возможно при божественной одержимости, или же, наконец, она является результатом воздействия известных физических сил, противодействующих дыму? Что же касается превращения воды в камень, то это, как говорят, происходит также в реках Лаодикеи, хотя вода их годится для питья. Вода в Гиераполе необыкновенно хороша для окраски шерсти; шерсть, окрашенная краской из марены, соперничает с выкрашенной кошенилью или пурпуром. Воды там много, и город изобилует естественными банями.

15. После Гиераполя идут области по другую сторону Меандра; описание областей вокруг Лаодикеи и Афродисиады, простирающихся до Карур, я уже дал раньше. Далее следуют части по направлению к западу, именно город антиохийцев на Меандре, входящий уже в состав Карии, а также части в южном направлении: Большая Кибира, Синда и Кабалида, простирающиеся до Тавра и Ликии. Антиохия — это город средней величины и лежит он на самом Меандре, в области поблизости от Фригии, с мостом через Меандр. Городу принадлежит значительная территория по обеим сторонам реки, всюду плодородная; она производит очень много так называемой «антиохийской» сушеной смоквы, которая называется и «трехлиственной». Эта местность тоже подвержена частым землетрясениям. Среди этого племени родился знаменитый софист Диотреф, которого слушал Гибрей, величайший оратор нашего времени.

с. 591 16. Говорят, что жители Кабалиды — это солимы; действительно, холм, возвышающийся над кремлем термессцев, называется Солимом, а сами термессцы — солимами. Поблизости находятся Ограда Беллерофонта и могила сына его Писандра, павшего в битве с солимами. Этот рассказ соответствует словам Гомера; ведь поэт говорит о Беллерофонте так:

После войною ходил на солимов народ знаменитый;

(Ил. VI, 184)

и о его сыне:

Сына Писандра16ему Эниалий, несытый убийством,

C. 631Свергнул, когда воевал он с солимами…

(Ил. VI, 203)

Термесс — это писидийский город, который лежит как раз над Кибирой и очень близко от нее.

17. Жители Кибиры считаются потомками лидийцев, владевших местностью Кабалидой, а впоследствии и областью соседних писидийцев; последние поселились там и перенесли город в другое место, прекрасно укрепленное и имеющее в окружности около 100 стадий. Город сильно возрос благодаря хорошим законам, и его селения протянулись от Писидии и соседней Милиады до Ликии и побережья, лежащего против Родоса. После присоединения к нему 3 соседних городов — Бубона, Бальбур и Эноанд — союз стал называться Тетраполем, причем каждый город имел по 1 голосу, а Кибира — 2. Ибо Кибира одна выставляла 30 000 пехотинцев и 2000 всадников. Она всегда находилась под властью тиранов, правивших, однако, умеренно. При Моагете тирания окончилась, когда Мурена уничтожила ее, присоединив Бальбуры и Бубон к территории ликийцев. Тем не менее область Кибиры считается одной из самых больших в Азии. Жители Кибиры говорили на 4 языках: писидийском, солимском, греческом и лидийском. В Лидии не осталось даже и следа лидийского языка. Особенностью Кибиры является то, что железо там легко покрывается чеканкой. Милия — это горная страна, простирающаяся от Термесского ущелья и от перевала, ведущего через теснины в область по эту сторону Тавра по направлению к Исинде, до Сагаласса и страны апамеев.

ПРИМЕЧАНИЯ

с. 826

К главе I (стр. 544—577)

1Ил. II, 824.

2Насекомое из родаMyriapoda.

3Граник, Эсеп, Скамандр, Симоис.

4Ил. XIV, 284.

5Ил. II, 824.

6Ил. XIV, 292, 352.

7XIII, I, 2.

8См.II, V, 7.

9Именно Деметрий Скепсийский и его последователи.

10Ил. XII, 92.

11Ил. I, 369.

12Букв. aphneioi.

Страбон понимает это слово как название племени, жившего у озера Афнитиды.

13Т. е. принадлежавших Приаму.

14Ил. XII, 20.

15Текст испорчен.

16Число стадий выпало в рукописи.

17Корень harpag- — «похищать».

18Дальше три слова испорчены.

19Т. е. богов.

20Букв. «рожденные от змей».

21«Оренда» или «мана» (особая «сила», которой, по верованиям отсталых народов, обладают племенные вожди и выдающиеся люди).

22От pitys — «сосна».

23См.I, II, 10.

24Упомянутой в Илиаде (II, 829).

25Озеро — пруд, выкопанный по приказанию Агриппы в Риме вблизи Пантеона и связывавший Aqua Virgo с каналом — Еврипом. Пруд упоминает Тацит (Анналы XV, 37) под именем Stagnum Agrippae.

26Арисба, Перкота и Селлеент.

27Вероятно, в утерянной части кн. VII.

28Heptastadion.

29Т. е. «полуостровом».

30Букв. «место высадки» или «переправы».

31VII, фрг. 51, 55b, 51a, 52, 53.

32Законы III, 677—679.

33Законы III, 680.

34Законы III, 682.

35334 г. до н. э.

36Вскоре Александр умер, и эти обещания остались невыполненными.

37По-видимому, забота Лисимаха относилась не к Илиону, а к Александрии (H. L. Jones. The geography of Strabo, VI. London, 1933, стр. 52).

3886 г. до н. э.

39XIII, I, 11.

40Клеопатра.

41«Болотное устье».

42Вероятно, ошибка, вместо «Элей».

43VII, фрг. 51, 54, 55.

44Ил. V, 640.

45Лаомедонт обманул Геракла, не отдав ему своих бессмертных коней, обещанных за освобождение Гесионы от морского чудовища.

46XII, VIII, 7.

47Или: Кебрен.

48Т. е. Александра-Париса.

49Ил. V, 433.

50Ил. II, 793.

51Ил. II, 813.

52Ил. X, 415.

53См. прим. 41.

54В 427 г. до н. э. (Фукидид III, 18—49).

55По повелению оракула локры посылали в Илион ежегодно двух девушек, чтобы умилостивить Афину, с. 827 разгневанную за насилие Эанта над Кассандрой.

56Именно Идоменей.

57Од. IV, 502.

58Од. IV, 500 сл.

59Эту фразу Страбон приписывает Гомеру, но ее нет в гомеровских поэмах.

60Gúnasin — дат. пад. множ. числа от слова «колени».

61Т. е. вакханки — «менады».

62Текст испорчен.

63Против Леократа 62.

64Илион.

65XIII, I, 26.

66Ил. XV, 94.

67Т. е. на месте Трои.

68XII, III, 20—27.

69Карес.

70Серебряный город. Неа Кома — возможно, ошибочное чтение, вместо «Энеа» (Ainea).

71Т. е. натереть его до красна, чтобы скрыть краску стыда.

72Ил. II, 816—877.

73«Мышиный бог».

74В рукописи пропуск.

75Корифантида и Гераклея (см. § 51).

76XIII, I, 7.

77Т. е. hypo — «под» вместо epi — «на, при».

78Или Антандр — первый город лелегов.

79Текст, по-видимому, испорчен.

80От Полимедия.

81Скепсис — «осматривание, осмотр».

82Фрг. 10. Наук.

83Т. е. вместо trōessin (троянами) пишут pantessin (всеми).

84Т. е. в Риме.

85 Тиграна.

86 Orichalcum — желтая медная руда.

87 Вместо Ásson — «к Ассу» у Гомера стоит âsson — «ближе».

88 Евбула.

89 I, 175; VIII, 104.

90XIII, I, 7, 49.

91 Ил. I, 430 сл.

92 Истребитель червей.

93 Ил. VI, 396.

94 Митридатом.

95 Т. е. «старое поселение».

96 Трепел — полировочный камень — объяснение Джоунза (The geography of Strabo, VI. London, 1933, стр. 131).

97 Т. е. aix — «коза».

98 Однако в другом месте Страбон говорит, что «Эгейское море получило свое имя от беотийских Эг» (VIII, VII, 4).

99 Фрг. 131. Бергк.

100 Фрг. 696. Наук.

101 Фрг. 66. Бергк.

К главе II (стр. 577—580)

1Во время Пелопоннесской войны митиленцы отделились от афинян. После осады и взятии города афинское народное собрание под давлением Клеона и его партии приказало казнить всех взрослых митиленцев.

2Кифаред — исполнитель песен под аккомпанемент кифары (род струнного инструмента).

3Apollōnnēsoi — «острова Аполлона».

4Корни perd- и pord- имеют по-гречески непристойное значение.

5Слова с корнями непристойного значения.

К главе III (стр. 580—584)

1Néon teichos.

2Ил. II, 842.

К главе IV (стр. 584—591)

1263—241 гг. до н. э.

2241—197 гг. до н. э.

3197—159 гг. до н. э.

4159—138 гг. до н. э.

5138—133 гг. до н. э.

6Вифиния — «приобретенная» (см.XII, III, 7 и др.).

7I, 80.

8Букв. «выжженная» область.

9Ил. II, 865.

10Корзины, которые девушки носили на головах во время праздника.

11pithēkoi.

12I, 93.

13«Выжженная» область в верховьях Герма и его притоков.

14Pyrigenēs.

15Жрецы Кибелы.

16У Гомера — «Исандра».

Страбон

География.

Книга XIV.

I

123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748

II

1234567891011121314151617181920212223242526272829

III

12345678910

IV

123

V

1234567891011121314151617181920212223242526272829

VI

123456

с. 592

I

C. 6321. Остается сказать об ионийцах, карийцах и о побережье по ту сторону Тавра, которое занимают ликийцы, памфилийцы и киликийцы. Таким образом, было бы закончено все описание полуострова, перешейком которого, как я сказал выше1, является переход из Понтийского моря в Исское.

2. Морской путь вокруг Ионии вдоль берегов составляет приблизительно 3430 стадий из-за заливов, а также потому, что страна эта образует на большем протяжении полуострова; расстояние же при прямом пересечении невелико. Длина прямого пути от Эфеса до Смирны, например, равна 320 стадиям, ибо расстояние до Метрополя 120 стадий и остальное — до Смирны, тогда как морским путем вдоль берегов между этими двумя городами без малого 2200 стадий. Таким образом, конец ионийского побережья, начинающегося у милетского Посидия и карийских границ, находится у Фокеи и на Герме.

3. Ферекид утверждает, что на этом побережье раньше карийцы владели Милетом, Миунтом, областью вокруг Микале, а непосредственно следующую часть побережья до Фокеи, Хиоса и Самоса, где правил Анкей, занимали лелеги. Оба эти племени, по его словам, под натиском ионийцев отступили в остальные части Карии. Возглавлял ионийское переселение, которое произошло позднее эолийского, продолжает Ферекид, Андрокл, законный сын афинского царя Кодра; он и был основателем Эфеса. По этой причине, говорят, Эфес и был царской столицей C. 633ионийцев, еще и теперь потомков этого рода называют царями. Им присвоены известные почести, как например: первое место на играх, ношение пурпурной одежды как знака царского происхождения и жезла вместо скипетра, а также [распорядительство] на празднике жертвоприношения в честь Элевсинской Деметры. — Милет основал Нелей, родом из Пилоса. Мессенцы и пилосцы считаются между собой в родстве в какой-то с. 593 степени, отчего новые поэты называют Нестора мессенцем; по их словам, много пилосцев переселилось вместе с Меланфом, отцом Кодра, и его спутниками в Афины; таким образом, весь этот народ сообща с ионийцами вывел эту колонию. В Посидии показывают алтарь, воздвигнутый Нелеем. Миунт был основан Кидрелом, побочным сыном Кодра; Лебедос основал Андропомп, захватив какое-то место под названием Артис; Колофон — Андремон пилосец, как сообщает Мимнерм в «Нанно»2; Приену — Эпит, сын Нелея; позднее — Филота, который вывел колонистов из Фив; Теос основал сначала Афамант (вот почему Анакреонт и называет его Афамантидой), а во время ионийской колонизации — Навкл, незаконный сын Кодра, а после него Апек и Дамас афиняне и Герес беотиец; Эрифры — Кноп, также незаконный сын Кодра; Фокею — афиняне под предводительством Филогена; Клазомены — Парал; Хиос — Эгертий, который привел с собой смешанное население; наконец, Самос основал Тембрион, а позднее — Прокл.

4. Это — 12 ионийских городов; в позднейшее время к ним прибавилась также Смирна, которую эфесцы ввели в Ионийский союз. Ибо эфесцы в древние времена жили совместно со смирнейцами, когда и Эфес назывался еще Смирной. И Каллин где-то дает ему это имя, называя в молитве к Зевсу эфесцев смирнейцами:

смирнейцев помилуй;

или в другом месте

Вспомни, как некогда в жертву прекрасные бедра воловьи

Смирнейцы тебе сожигали.

(Фрг. 2. Бергк)

Смирна была амазонкой, властительницей Эфеса; от нее пошло имя жителей и города, подобно тому как часть эфесцев называлась сисирбитами по имени Сисирбы. Кроме того, какое-то место в Эфесе называлось Смирной, как указывает Гиппонакт:

Имел обитель в Смирне града позади,

Что меж Трахеи и Лепре Акта.

(Фрг. 44. Бергк)

Ибо Лепре Акта называлась гора Прион, которая возвышается над современным городом, подпирая часть его стены. Во всяком случае владения C. 634позади Приона еще и теперь называются владениями «в Описфолеприи»3, а предгорная страна вокруг Коресса называлась Трахеей4. В древности город был расположен вокруг святилища Афины, которое теперь находится за городом вблизи так называемого Гипелея. Таким образом, Смирна лежала вблизи современного гимнасия, позади теперешнего города, но между Трахеей и Лепре Акта. После отделения от эфесцев смирнейцы отправились походом в ту местность, где теперь Смирна, которой владели лелеги. Вытеснив лелегов, они основали древнюю Смирну, почти в 20 стадиях от современной. Впоследствии под давлением с. 594 эолийцев им пришлось искать убежища в Колофоне; затем они вернулись вместе с колофонцами и вновь захватили свой город. Так говорит и Мимнерм в «Нанно», упомянув о Смирне как городе всегда являвшемся предметом распрей.

Так мы высокий Пилос, твердыню Нелея, покинув,

Прибыли на кораблях к Азии милым брегам.

Там, в Колофоне желанном, вознесшись от силы могучей,

Вновь мы обитель нашли, дерзостью всех превзойдя.

И устремившись опять от быстрых волн Астеента,

Смирну по воле богов взяли, Эолии град.

(Фрг. 9. Бергк)

Таковы наши сведения об этом предмете. Следует, однако, еще раз дать подробное описание по отдельным частям, начав с главных местностей, где вначале были основаны поселения, — с местностей около Милета и Эфеса; ведь это самые лучшие и наиболее славные города.

5. Непосредственно после Посидия, мыса милетцев, если подняться на 18 стадий в глубь страны, находится оракул Аполлона Дидимского у Бранхидов5. Святилище было сожжено Ксерксом, так же как и другие храмы, кроме Эфесского. Бранхиды же передали сокровища бога персидскому царю и бежали вместе с персами, чтобы избежать наказания за святотатство и предательство. Впоследствии милетцы воздвигли храм, самый большой из всех храмов, который остался без крыши из-за своей величины; действительно, окружность священной ограды вмещает пространство целого поселка; внутри и вне священной ограды — великолепный парк; в других священных оградах есть и оракул, и святилища. К ним миф приурочил истории о Бранхе и любви Аполлона. Святилище украшают драгоценнейшие приношения из произведений древнего искусства. Отсюда до города сушей и морем недалеко.

6. По сообщению Эфора, это место впервые основали и укрепили над C. 635морем критяне, там, где теперь расположен древний Милет. Сарпедон вывел туда поселенцев из критского Милета и назвал город по имени критского города; местностью этой прежде владели лелеги. Впоследствии Нелей и его спутники укрепили стеной современный город. Теперь в городе 4 гавани, причем одна из них может вместить целый флот. Много славных деяний совершил этот город, но величайшее из них — это множество основанных им колоний, потому что весь Евксинский Понт, Пропонтида и многие другие места были колонизованы милетцами. Во всяком случае Анаксимен из Лампсака утверждает, что милетцы заселили острова Икар и Лерос, на Геллеспонте — Лимны в Херсонесе, а в Азии — Абидос, Арисбу и Пес; на острове кизикцев — Артаку и Кизик; во внутренней части Троады — Скепсис. Впрочем, при подробном описании я говорю и о прочих городах, опущенных Анаксименом. Милетцы и делосцы называют Аполлона Úlios, как бы богом здоровья и исцеления, ведь глагол ūlein означает «быть здоровым», откуда и слово ūlē6, и приветствие «здравствуй (ūlē), радуйся». Ведь Аполлон — бог-целитель, как с. 595 и Артемида, получил свое имя от того, что делает людей здравыми и невредимыми7. Гелиос и Селена тесно соединены с этим понятием, так как они являются причиной здорового смешения воздуха. Впрочем, губительные болезни и внезапную смерть также приписывают этим богам.

7. Достопамятными людьми родом из Милета были Фалес — один из Семи Мудрецов, первый среди греков занявшийся естествознанием и математикой, его ученик Анаксимандр и ученик последнего Анаксимен; Гекатей — автор «Истории» и в наше время оратор Эсхин, живший в изгнании за то, что слишком свободно высказывался перед Помпеем Великим. Город постигло несчастье, так как он закрыл свои ворота перед Александром и был взят силой, равно как и Галикарнасс; и еще раньше он был взят персами. Каллисфен утверждает, что афиняне наложили штраф на трагического поэта Фриниха за то, что тот сочинил драму «Взятие Милета Дарием». — Остров Лада лежит перед Милетом, как и островки по соседству с Трагеями, которые служат якорными стоянками для пиратов.

8. Далее идет Латмийский залив, в котором лежит Гераклея, так называемая «под Латмом» — городок с якорной стоянкой. Прежде он назывался Латмом, одинаково с возвышающейся над ним горой, которая, по мнению Гекатея, отождествляется с упоминаемой Гомером «фтиров лесистой горою»8(ибо он говорит, что гора фтиров лежит над Латмом); C. 636некоторые, однако, утверждают, что это — гора Грий, которая тянется приблизительно параллельно Латму от Милетской области на восток, через Карию до Еврома и Халкеторов. Эта гора лежит над Гераклеей, в виду ее. Недалеко от Грия, перейдя речку вблизи Латма, показывают могилу Эндимиона в какой-то пещере. Далее от Гераклеи до городка Пирры морским путем около 100 стадий.

9. Несколько дальше путь от Милета до Гераклеи, включая изгибы заливов, а прямым путем от Милета до Пирры — 30 стадий, на столько же дальше путь вдоль берегов. Однако когда дело идет о знаменитых местностях, читателю приходится терпеть сухость подобного описания.

10. От Пирры до устья Меандра 50 стадий; местность покрыта топями и болотами. В 30 стадиях плавания вверх на весельных лодках находится город Миунт — один из 12 ионийских городов, который в настоящее время из-за малочисленности населения объединился с Милетом. Ксеркс, как говорят, пожаловал Фемистоклу этот город «на приправу», Магнессию — «на хлеб», а Лампсак — «на вино».

11. В 4 стадиях отсюда лежит селение Карийская Фимбрия; поблизости от него находится священная пещера Аорн, называемая «Хароновой», так как она наполнена смертоносными испарениями. Над селением расположена Магнесия на Меандре — колония фессалийских магнетов и критян, о которой я скоро буду говорить9.

12. За устьями Меандра идет побережье Приены, над которым расположены Приена и гора Микале, где много диких зверей и густой лес. Гора эта находится поблизости от острова Самос и образует с ним пролив с. 596 на той стороне так называемого мыса Трогилия шириной около 7 стадий. Некоторые писатели называют Приену Кадмой, так как ее основатель Филота был беотийцем. Биант — один из Семи Мудрецов, родом из Приены; о нем Гиппонакт говорит так:

В делах судебных он Бианта из Приены самого ловчей.

(Фрг. 79. Бергк)

13. Перед мысом Трогилием лежит одноименный островок. Отсюда самый короткий переезд до Суния — 1600 стадий, причем сначала на правой стороне будут Самос, Икария и Корсии, а на левой — Мелантиевы скалы. Остальная часть плавания идет через середину Кикладских островов. Сам мыс Трогилий — это нечто вроде отрога горы Микале. К Микале прилегает другая гора, именно Пактия в Эфесской области, до которой простирается Месогида.

14. От Трогилия 40 стадий до Самоса; Самос и его гавань с якорной C. 637стоянкой обращены к югу. Большая часть города омывается морем и расположена на ровном месте, но одна часть его поднимается в гору, лежащую над ним. Если подъехать к городу с правой стороны, то увидим мыс Посидий, образующий с горой Микале пролив в 7 стадий шириной. На мысе находится храм Посидона; перед ним лежит островок Нарфекида; на левой стороне расположено предместье вблизи святилища Геры, течет река Имбрас и стоят древнее святилище Геры и большой храм, превращенный теперь в склад картин. Кроме множества хранящихся там картин есть еще и другие склады картин, а также несколько маленьких храмов, полных древними произведениями искусства. Открытый двор храма равным образом наполнен прекраснейшими статуями. 3 из них колоссальных размеров — произведения Мирона — помещались на одном общем цоколе; их снял было Антоний, но Август Цезарь велел восстановить 2 статуи на том же цоколе — Афины и Геракла; статую же Зевса он перенес в Капитолий, построив для нее маленький храм.

15. Длина пути вокруг острова самосцев составляет 600 стадий. В древние времена, когда на острове жили карийцы, он назывался Парфенией, затем — Анфемунтом и Меламфиллом и, наконец, Самосом по имени какого-то местного героя или переселенца с Итаки или Кефаллении. Есть на Самосе мыс под названием Ампел, обращенный приблизительно в сторону Дрепана в Икарии; впрочем, и целая гора, придающая всему острову гористый характер, носит то же имя. Самос не богат вином, хотя окружающие острова производят вино в изобилии, а большая часть всего примыкающего к нему материка даже славится прекрасными винами, например Хиос, Лесбос и Кос. Действительно, эфесские и метропольские вина хороши; Месогида, Тмол, Катакекавмена, Книд, Смирна и другие менее значительные местности тоже доставляют замечательно хорошие вина, или приятные на вкус, или годные для лечебных целей. Таким образом, что касается вин, то Самосу не особенно посчастливилось; в прочих же отношениях это — благословенная страна, как это видно уже из с. 597 того, что из-за острова нередко происходили войны; кроме того, хвалители острова не колебались применять к нему поговорку, что на Самосе «есть даже птичье молоко», как где-то сказал Менандр. Такое благосостояние острова послужило причиной установления на нем тирании и вражды к афинянам.

16. Тирания процветала главным образом при Поликрате и его брате C. 638Силосонте. Поликрат был настолько знаменит своим счастьем и могуществом, что даже достиг господства на море. В доказательство его счастья приводят случай10: он нарочно бросил в море кольцо с драгоценным резным камнем, но немного спустя какой-то рыбак принес ему рыбу, проглотившую кольцо (когда рыбу разрезали, нашли кольцо). Узнав об этом, египетский царь, говорят, как бы пророчески предсказал, что человек, достигший такой вершины удачи, в скором времени несчастливо кончит жизнь. И действительно, это так и произошло, ибо тиран был изменнически захвачен в плен одним из персидских сатрапов и повешен. Современником Поликрата был мелический поэт Анакреонт; в самом деле, все его стихи полны похвал тирану. В правление Поликрата, как передают, жил также Пифагор, но он покинул город, увидев усиление тирании, и отправился в Египет и Вавилон из любви к учению; возвратившись и найдя тиранию еще в силе, он отплыл в Италию и там окончил жизнь. Это мои сведения о Поликрате.

17. Что касается Силосонта, то брат оставил его частным человеком. Силосонт подарил Дарию, сыну Гистаспа, одежду, которую тот (когда еще не был царем) увидел на нем и пожелал иметь. По воцарении Дария Силосонт получил от него в качестве ответного дара тиранию на Самосе. Однако он правил с такой жестокостью, что город даже обезлюдел. Отсюда пошла поговорка:

Простор земли по Силосонта милости.

18. Афиняне сначала послали против Самоса полководцем Перикла и вместе с ним поэта Софокла, которые осадой поставили непослушных самосцев в тяжелое положение; впоследствии они выслали на остров избранных по жребию 2000 колонистов из числа своих граждан; среди этих последних был Неокл, отец философа Эпикура, как говорят, школьный учитель. В самом деле, утверждают, что Эпикур получил воспитание на Самосе и Теосе, а в Афинах был принят в число эфебов11. Комический поэт Менандр был в это время его товарищем-эфебом. Самосцем был также Креофил, который, говорят, некогда оказал радушный прием Гомеру и получил от него в дар право писать собственное имя на произведении Гомера «Взятие Эхалии». Напротив, Каллимах в какой-то эпиграмме ясно указывает, что поэма сочинена Креофилом, но из-за упомянутой истории с гостеприимством приписывается Гомеру:

Самоса житель меня сочинил, что когда-то Гомера

Принял; теперь же Еврита горькую участь пою

Вместе с Иолией русой. Зовусь я писаньем Гомера,

Но Креофила ведь сей подвиг, великий Зевес.

C. 639с. 598 Некоторые считают Креофила учителем Гомера, другие же — не его, а проконнесца Аристея.

19. Рядом с Самосом лежит остров Икария, по которому названо Икарийское море. Остров этот получил свое имя от Икара, сына Дедала, который, по рассказам, сопровождая отца в бегстве (когда оба они на крыльях улетели с Крита), упал там, так как не мог удержаться на правильном пути; ибо когда он поднялся слишком высоко к солнцу, воск растаял и крылья отпали. — Весь остров занимает в окружности 300 стадий и лишен гаваней, кроме нескольких якорных стоянок; самая лучшая из них называется Гистами. Это — мыс, простирающийся в западном направлении. На острове находятся святилище Артемиды под названием Таврополий, городок Эноя, а также и городок Дракан, одноименный мысу, на котором он расположен, с якорной стоянкой. Мыс этот отстоит от самосского мыса, называемого Канфарием, на 80 стадий, что составляет кратчайшее расстояние по морю между двумя этими мысами. В настоящее время, однако, остров имеет редкое население и самосцы большей частью живут здесь из-за своих стад.

20. После Самосского пролива вблизи Микале, если плыть к Эфесу, на правой стороне открывается побережье эфесцев; некоторую часть этого побережья занимают самосцы. Первый пункт на побережье — это Панионий, лежащий в 3 стадиях над морем, где справляются Панионии — общий праздник ионийцев — и совершаются жертвоприношения в честь Посидона Геликонского. Жрецами при жертвоприношениях являются приенцы; я говорил уже о них в описании Пелопоннеса12. Затем идет Неаполь, в прежнее время принадлежавший эфесцам, а теперь самосцам, которые обменяли его на Марафесий — более близкий город на более далекий. Далее следует городок Пигела со святилищем Артемиды Мунихии, основанный Агамемноном и заселенный частью его воинов; говорят, что некоторые воины страдали болезнью задних частей и их называли поэтому «страдающими болезнью задних частей»13; страдая этой болезнью, они остались там; таким образом это место получило такое подходящее название. Потом идут гавань, называемая Панормом со святилищем Артемиды Эфесской, и город Эфес. На самом этом побережье, несколько выше моря, находится Ортигия — замечательный парк из разнообразных деревьев, в большинстве кипарисов. Через парк протекает река Кенхрий, где, как говорят, Латона купалась после родов. Ибо сюда миф переносит разрешение ее от бремени, сцену с кормилицей Ортигией и священное место, где произошли роды, маслину, под которой, как C. 640говорят, богиня в первый раз отдыхала после родовых мук. Над рощей возвышается гора Сольмисс, где, по преданию, стояли куреты и бряцанием своего оружия напугали Геру, которая из ревности подстерегала родильницу, и помогли Латоне скрыть рождение детей. В этой местности несколько храмов: одни — древние, другие же воздвигнуты в позднейшие времена; в древних храмах находятся древние деревянные статуи, в храмах же позднейших — произведения Скопаса: Латона со скипетром, рядом с. 599 с ней стоит Ортигия, держа в каждой руке по ребенку. Здесь ежегодно справляется торжественное празднество. В силу некоего обычая юноши с большим рвением соревнуются там особенно в смысле роскошных угощений. В то же время и общество куретов устраивает угощение и совершает какие-то мистические жертвоприношения.

21. В городе Эфесе вначале жили карийцы и лелеги; Андрокл изгнал их и поселил большинство прибывших с ним колонистов вокруг Афинея и источника Гипелея, захватив, сверх того, и область на склонах горы Коресса. Таково было население Эфеса до времен Креза, но впоследствии жители спустились со склонов горы и вплоть до Александра жили вокруг современного храма. Лисимах окружил стеной современный город; но так как население стало неохотно покидать насиженные места, он выждал наступления ливня и затем, чтобы усилить его действие, приказал закрыть водосточные каналы, так что в городе произошло наводнение. Тогда жители с радостью переселились. Лисимах назвал город Арсиноей по имени своей супруги; впрочем, древнее имя осталось преобладающим. В городе существовал назначаемый совет старейшин; к ним присоединялись так называемые эпиклеты, которые управляли всеми городскими делами.

22. Первым строителем храма Артемиды был Херсифрон, затем другое лицо его расширило. После того как некий Герострат сжег храм, граждане воздвигли другой, более красивый, собрав для этого женские украшения, пожертвовав свое собственное имущество и продав колонны прежнего храма. Свидетельством этого являются изданные тогда постановления. C. 641По словам Артемидора, Тимей из Тавромения, не зная об этих постановлениях и будучи завистливым и доносчиком (отчего его и прозвали Эпитимеем)14, утверждает, что эфесцы отстроили храм на средства, отданные им персами на хранение. Но у них не было в то время никаких денег на хранении, а если бы они и были, то сгорели бы вместе с храмом. А после пожара, когда крыша была разрушена, кто захотел бы держать какие-нибудь деньги в священной ограде под открытым небом? Александр, продолжает Артемидор, обещал эфесцам уплатить все бывшие и будущие издержки с тем условием, чтобы в посвятительной надписи значилось его имя, но они не согласились; тем более они не захотели бы прославиться святотатством или ограблением храма. И Артемидор с похвалой отзывается об эфесце, который сказал царю15, что не подобает богу воздвигать храмы богам.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua