Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

…земля там

Тучная щедро сама без паханья и сева дает им

Все…

Нет между ними ни сходбищ народных, ни общих советов

В темных пещерах они иль на горных вершинах высоких

Вольно живут; над женой и детьми безотчетно там каждый

Властвует.

(Од. IX, 109, 112—114)

Примером второй ступени поэт выставляет жизнь во времена Дардана:

C. 593Он основатель Дардании; сей Илион знаменитый

В поле еще не стоял, ясноречных народов обитель.

Жили еще на погориях Иды, водами обильной.

(Ил. XX, 216)

с. 556 Образцом третьей ступени является жизнь на равнинах во времена Ила34; ведь он, по преданию, был основателем Илиона, от него город получил свое имя. Вероятно, он потому и был погребен посреди равнины, что первый решился устроить поселение на равнинах:

Толпища мимо кургана дарданского древнего Ила,

Полем, нестройные, мимо смоковницы дикой бежали.

(Ил. XI, 166)

Но даже и Ил не вполне еще осмелился на это; ведь не основал он города там, где он находится в настоящее время, а почти что в 30 стадиях выше по направлению на восток и к горе Иде и к Дардании, на месте так называемой теперь «Деревни илионцев». Современные илионцы, которые из честолюбия желают, чтобы их деревня была древним Илионом, побудили исследовать этот вопрос ученых, строящих свои выводы на поэзии Гомера; ибо это место, по-видимому, вовсе не гомеровский Илион. Другие ученые выяснили на основании исследований, что город несколько раз менял свое местоположение и наконец остался там, где находится теперь, около времени царствования Креза. Совершавшиеся тогда такие переселения в нижележащие местности, по моему мнению, указывают также на различные ступени образа жизни и цивилизации. Но этот вопрос подлежит исследованию в другое время.

26. Город современных илионцев, как говорят, прежде был селением с небольшим и незначительным святилищем Афины. Когда же Александр после победы при Гранике35прибыл сюда, он украсил храм посвятительными дарами, назвал селение городом, приказал тем, кому было вверено попечение над городом, восстановить его постройки и объявить независимым и свободным от податей; впоследствии же после разгрома персов он отправил туда благосклонное послание, обещая построить великий город, сделать храм знаменитым и учредить священные игры36. После его смерти Лисимах проявил особую заботу о городе37: он отстроил храм и окружил город стеной около 40 стадий длины, переселил в него жителей старых и уже разрушенных городов из окрестностей. В то время он имел попечение и об Александрии, которая, правда, уже была основана Антигоном и названа Антигонией, но теперь переменила свое название. Ибо он считал священным долгом для преемников Александра сначала основывать города, носящие его имя, а затем уже своего собственного имени. Действительно, Александрия сохранилась и увеличилась, а в настоящее время она приняла римскую колонию и является одним из замечательных городов на свете.

C. 59427. Современный Илион также был чем-то вроде города-деревни, когда римляне впервые вступили в пределы Азии и вытеснили Антиоха Великого из области по эту сторону Тавра. Во всяком случае, согласно Деметрию из Скепсиса, который в то время подростком посетил этот город, он нашел городские дома в таком запустении, что они даже не имели черепичной кровли. По словам Гегесианакта, галаты, переправившись из с. 557 Европы, пришли в город, нуждаясь в укрепленном месте, но тотчас же покинули его, так как он не имел укреплений. Впоследствии, однако, в городе были произведены большие восстановительные работы. Затем он снова был разрушен римлянами во главе с Фимбрией, который взял его после осады во время войны с Митридатом. Фимбрия был послан в качестве квестора при консуле Валерии Флакке, назначенном главнокомандующим в войне против Митридата38. Фимбрия поднял восстание, убил консула в Вифинии, сам стал во главе войска и двинулся на Илион; когда же жители Илиона не приняли его как мятежника, то он применил силу и взял город на одиннадцатый день. Когда Фимбрия стал хвалиться, что он на одиннадцатый день захватил этот город, который Агамемнон взял лишь с трудом на десятый год, имея флот в тысячу кораблей, причем вся Греция помогала в походе, один из илионцев заметил: «Да, но у нас не было такого защитника, как Гектор». Затем на Фимбрию напал Сулла и разбил его; Митридата он по мирному договору отпустил на родину, а илионцев утешил, оказав им большую помощь по восстановлению города. Однако в наше время Божественный Цезарь проявил о них гораздо большую заботу, подражая Александру. Ибо Александр стал заботиться об илионцах, имея в виду восстановить древнее родство с ними и будучи в то же время поклонником Гомера. Во всяком случае передают об исправлении текста гомеровских поэм так называемой «редакции из Ларца», так как Александр совместно с Каллисфеном и Анаксархом просмотрел их и в некоторой части снабдил примечаниями, а затем вложил экземпляр в ларец с драгоценными инкрустациями, найденный среди сокровищ персидской казны. Таким образом, Александр проявлял благосклонность к илионцам в силу своего преклонения перед поэтом и по родству с Эакидами, царями молоссов, где, по рассказам, была царицей Андромаха, бывшая супруга Гектора. Что касается Цезаря, то он не только был поклонником Александра, но, имея более действительные доказательства родства с илионцами, смело, со всем пылом юности стал благодетельствовать им. Эти доказательства были более действительными, C. 595во-первых, потому что он был римлянин, а римляне считали Энея своим родоначальником, во-вторых, потому что имя Юлий производили от Юла, одного из его предков; последний получил свое прозвище от Юла, одного из потомков Энея. Поэтому Цезарь отдал им землю, сохранив свободу и освобождение от государственных повинностей; они сохраняют и до настоящего времени эти привилегии. Однако то, что древний Илион не был расположен на этом месте, если рассматривать этот вопрос согласно данным у Гомера, можно заключить на основании следующего. Но сначала следует дать общее описание данной местности, начав с того пункта побережья, где я остановился.

28. Далее, после Абидоса идут мыс Дарданида, о котором я упомянул немного раньше39, и город Дардан, в 70 стадиях от Абидоса. Между этими двумя пунктами впадает в море река Родий, против которой на Херсонесе находится Кинос-Сема, которая, по преданию, является с. 558 могилой Гекабы. Некоторые же утверждают, что Родий впадает в Эсеп. И эта река также одна из рек, упоминаемых поэтом:

Реса, Кареса, Гептапора, быстрого Родия волны.

(Ил. XII, 20)

Дардан — древнее поселение, но он находился в таком пренебрежении, что нередко цари то переселяли его жителей в Абидос, то снова водворяли их на прежнее место. Здесь встретились Корнелий Сулла, римский полководец, с Митридатом, по прозванию Евпатор, и договорились между собой об окончании войны.

29. Поблизости расположен Офриний, где на месте, видном со всех сторон, находится роща Гектора. И далее идет озеро Птелей.

30. Затем следуют Ретий — город, расположенный на холме, и примыкающий к Ретию низкий морской берег, на котором находятся могила и святилище Эанта с его статуей; последнюю похитил и отвез в Египет Антоний, но Август Цезарь вернул ее ретийцам, так же как и другие статуи их владельцам. Ведь Антоний похитил наиболее прекрасные посвятительные приношения из самых знаменитых храмов в угоду египтянке40, Август же возвратил их богам.

31. За Ретием расположены разрушенный город Сигей, якорная стоянка, Гавань Ахейцев, Ахейский лагерь, так называемая Стомалимна41и устье Скамандра. Симоент и Скамандр, сливаясь на равнине, несут с собой много ила, заносят им побережье, образуя «слепое устье», лиманы и топи. Против Сигейского мыса на Херсонесе лежат Протесилеон и Элеусса42, о которых я уже говорил при описании Фракии43.

32. Длина этого побережья от Ретия до Сигея и памятника Ахиллеса C. 596по прямому пути морем 60 стадий. Все побережье тянется под Илионом: от современного города у Гавани Ахейцев на расстоянии около 12 стадий и от древнего, который лежит на 30 стадий выше в глубь страны в сторону горы Иды. У Сигея находятся святилище и памятник Ахиллеса, а также памятники Патрокла и Антилоха. Всем этим героям, так же как и Эанту, илионцы посвящают жертвоприношения. Но Геракла они не почитают из-за произведенных им разрушений. Хотя Геракл и разрушил город, но все же оставил его городом для последующего окончательного разорения. Поэтому и Гомер говорит так:

Град Илион разгромил и вдовыми стогны оставил.

(Ил. V, 642)

«Вдовство» означает только недостаток мужского населения, а не совершенное уничтожение. Но те герои, которых они считают достойными героических жертвоприношений и почитают как богов, разорили город дотла. Пожалуй, илионцы могли бы выдвинуть в свое оправдание тот довод, что эти герои вели справедливую войну, а Геракл несправедливую, «чтоб взыскать с Лаомедона коней»44. Но этому противопоставляют с. 559 опять-таки другой миф: Геракл вел войну не из-за коней, но ради вознаграждения, обещанного за освобождение Гесионы и убиение чудовища45. Но оставим эти доводы: ведь они превращаются в опровержение мифов. Может быть, нам неизвестны некоторые, более достоверные основания, почему илионцы решили одних героев почитать, а других нет. Но в своем рассказе о Геракле поэт, по-видимому, представляет город незначительным, если только верно, что

Только с шестью кораблями, с дружиною ратною малой

Град Илион разгромил…

(Ил. V, 641)

Из этого рассказа ясно, что Приам из ничтожного властителя стал великим царем царей, как я сказал выше46. Продвинувшись немного дальше от этого побережья, придешь к Ахейону, где начинается часть материка, относящаяся к Тенедосу.

33. Таковы приморские местности. Над ними лежит Троянская равнина, простирающаяся на много стадий внутрь страны на восток, вверх до Иды. Подгорная часть равнины узкая и простирается с одной стороны к югу до области Скепсиса, а с другой — на север вплоть до зелийских ликийцев. Эту равнину поэт изображает подвластной Энею и сыновьям Антенора и называет ее Дарданией. Ниже ее почти параллельно расположена Кебрения — по большей части равнина. Некогда существовал и город Кебрена47. Подвластная Гектору Илионская область, по предположению Деметрия, простиралась в глубь страны от якорной стоянки вплоть до Кебрении; ибо он говорит, что там показывают могилу Александра48и Эноны, которая, как рассказывают, была женой Александра до похищения Елены. И поэт, по словам Деметрия, упоминает

…Кебриона возницу,

Сына Приама побочного,

(Ил. XVI, 738)

C. 597который, вероятно, назван по местности или, что еще вероятнее, по городу. Кебрения же простирается до области Скепсиса; границу образует Скамандр, протекающий между ними. Между жителями Кебрены и скепсийцами существовала постоянная вражда и велась война, пока Антигон не поселил их вместе в тогдашнюю Антигонию, теперь называемую Александрией. Кебренцы остались вместе с прочими в Александрии, а скепсийцы с разрешения Лисимаха возвратились на родину.

34. Деметрий говорит, что от горной цепи Иды в этой области тянутся к морю 2 отрога: один прямо до Ретия, а другой прямо к Сигею, образуя вместе полуокружность; оканчиваются они на равнине на том же расстоянии от моря, как и современный Илион; последний расположен именно на концах вышеупомянутых отрогов, древнее же поселение лежит между их началами. Внутреннее пространство между отрогами заключает в себе Симоентскую равнину, через которую протекает Симоент, и равнину с. 560 Скамандра, которую орошает Скамандр. Последняя равнина и называется в собственном смысле Троянской, на ней у поэта происходит большая часть битв, потому что она шире; здесь мы видим упомянутые поэтом места: Смоковницу49, могилу Эсиета50, Батиею51, надгробный памятник Ила52. Реки Скамандр и Симоент (первый из них приближается к Сигею, а второй — к Ретию) сливаются невдалеке перед современным Илионом; затем они впадают в море в сторону Сигея, образуя так называемую Стомалимну53. Большой горный хребет отделяет друг от друга упомянутые равнины и тянется по прямой линии между названными отрогами, начинаясь от современного Илиона, с которым он связан. Этот хребет простирается до Кебрении и вместе с отрогами по обеим сторонам образует букву Є.

35. Немного выше этой местности находится селение илионцев, где, как полагают, был расположен некогда древний Илион, в 30 стадиях от современного города. В 10 стадиях над селением илионцев возвышается Калликолона — нечто вроде холма, мимо которого в 5 стадиях протекает Симоент. Таким образом, становится легко понятным сказанное об Аресе:

Страшно, как черная буря, завыл и Арес меднолатный,

Звучно троян убеждающий, то с высоты Илиона,

То пробегая у вод Симоента по Калликолоне.

(Ил. XX, 51)

C. 598Так как битва разыгралась на равнине Скамандра, то вероятно, что Арес издавал свои призывы троянцам то с акрополя, то с каких-нибудь пунктов вблизи Симоента и Калликолоны, до какого места, по всей вероятности, распространилась битва. Поскольку Калликолона находится в 40 стадиях от современного Илиона, то с какой стати поэт стал бы выбирать местности на таком расстоянии, до какого не достигало расположение войска на поле битвы? Слова

Около Фимбры ликийцы, стоят…

(Ил. X, 430)

более подходят к древнему поселению, потому что равнины Фимбры ближе, равно как и протекающая через нее река Фимбрий, которая впадает в Скамандр у святилища Аполлона Фимбрийского; но Фимбра находится в 50 стадиях от современного Илиона. Так и «Смоковница» — какое-то скалистое место, поросшее дикими смоковницами, — расположена у подножья древнего поселения, так что Андромаха могла сказать:

Воинство наше поставь у «Смоковницы»: там наипаче

Город приступен врагам, и восход на твердыню удобен.

(Ил. VI, 433)

От современного же города «Смоковница» отстоит очень далеко. Немного ниже «Смоковницы» находится «Бук», о котором Ахиллес говорит:

с. 561 <p>…Пока меж аргивцами я подвизался,

Боя далеко от стен начинать не отважился Гектор.

К Скейским вратам лишь и Буку дохаживал…

(Ил. IX, 352)

36. Однако Корабельная Стоянка (еще и теперь носящая такое название) находится так близко от современного города, что естественно удивляться безрассудству греков и малодушию троянцев; безрассудству греков, потому что они держали Корабельную Стоянку столь долго неукрепленной, когда они были близко от города и от такого множества врагов в самом городе и союзников вокруг. Ведь поэт говорит, что стена возведена была только недавно (или же она вовсе не была построена, а поэт ее только что выдумал и снова уничтожил ее, по словам Аристотеля); малодушию же троянцев можно удивляться оттого, что они только после возведения стен штурмовали их, ворвались в самую Корабельную Стоянку и напали на корабли; однако пока эта местность не была обведена стеной, они не решились проникнуть туда и начать осаду, хотя расстояние было незначительным; ведь Корабельная Стоянка находится у Сигея, а поблизости от нее — устье Скамандра, в 20 стадиях от Илиона. Но если кто-нибудь возразит, что так называемая теперь Гавань Ахейцев и есть Корабельная Стоянка, то он будет говорить о месте, еще более близком к Илиону, приблизительно только в 20 стадиях от города, даже если включить сюда и приморскую равнину, потому что вся эта равнина образовалась от речных наносов, именно приморская равнина перед городом. Если в настоящее время пространство между городом и морем 12 стадий, то в древности оно было наполовину меньше. Также и вымышленный рассказ Одиссея Евмею явно показывает, что расстояние до города от Корабельной Стоянки велико:

C. 599…Как в Трое, когда мы однажды сидели в засаде.

(Од. XIV, 469)

А далее он говорит:

Слишком далеко от наших зашли кораблей.

Также посылают лазутчиков выведать, останутся ли троянцы «вдали у кораблей», отделенные большим расстоянием от собственной стены,

…или же в город

Обратно мнят от судов отступить.

(Ил. X, 209)

И Полидамант говорит:

Тщательно, други, размыслите; я вам советую, ныне ж

В град с ополченьем войти…

…далеко мы стоим от твердыни.

(Ил. XVIII, 254)

с. 562 Деметрий приводит свидетельство Гестиеи из Александрии, которая написала сочинение об «Илиаде» Гомера и исследовала вопрос о том, происходила ли война около современного города Илиона и Троянской равнины, которую поэт помещает между городом и морем; ведь, по ее словам, равнина, которая видна теперь перед современным городом, является позднейшим наносом рек.

37. Также и Полит,

…который

Стражем троянским сидел, уповая на быстрые ноги,

В поле, на высшей могиле старца троян Эсиета,

(Ил. II, 792)

был бы глупцом; хотя бы даже он и сидел «на высшей могиле», однако он мог бы вести наблюдения с гораздо большей высоты акрополя, почти с того же расстояния, вовсе не нуждаясь в быстроте ног для своей безопасности; ведь могила Эсиета, которую показывают теперь, находится в 5 стадиях на дороге в Александрию. Тогда и бег Гектора вокруг города был бы неправдоподобен, потому что современный город нельзя обежать вокруг из-за примыкающего к нему горного хребта; однако древний город имеет свободный проход кругом.

38. От древнего города не осталось и следа. Да это и естественно, потому что все окрестные города были опустошены, хотя и не совсем разрушены; однако этот город был разорен дотла, так что все его камни были перенесены для восстановления других городов. Во всяком случае передают, что митиленец Археанакт возвел из камней, взятых оттуда, стену вокруг Сигея. Этот город захватили афиняне, которые послали туда Фринона, победителя на Олимпийских играх, хотя лесбийцы добивались обладания почти всей Троадой. Действительно, большинство поселений в Троаде основано лесбийцами (некоторые из них существуют и теперь, другие же исчезли). Питтак Митиленский, один из так называемых Семи C. 600Мудрецов, отплыл с кораблями против стратега Фринона и некоторое время воевал с ним, плохо справляясь с делом и терпя неудачи. В то время и поэт Алкей, как он сам говорит, в одной схватке попал в тяжелое положение, так что ему пришлось, бросив оружие, бежать. Он говорит вестнику, поручая известить своих домашних:

Алкей спасен, но оружье его повесили даром Арею

Аттики в святилище Совоокой Афины.

(Фрг. 32. Бергк)

Позднее, когда Фринон вызвал его на единоборство, Питтак, взяв рыбацкую сеть, напал на противника; он накинул на него сеть и убил, заколов трезубцем и кинжалом. Но так как война продолжалась, то обе стороны выбрали посредником Периандра, который и положил ей конец.

39. По словам Деметрия, сообщение Тимея о том, что Периандр воздвиг укрепление Ахиллея против афинян из камней Илиона, чтобы помочь с. 563 войску Питтака, неверно. В действительности это место, как он говорит, было укреплено митиленцами против Сигея, но не этими камнями и даже не Периандром. Да и как же можно было выбрать посредником лицо, принимавшее участие в войне? Ахиллей — маленькое поселение с могильным памятником Ахиллесу. Сигей также был разрушен илионцами до основания за неповиновение. Ведь впоследствии под властью илионцев было все побережье вплоть до Дардана, принадлежащее им и теперь. В древности же большей частью его владели эолийцы, так что Эфор без колебания называет Эолией все побережье от Абидоса до Кимы. По словам Фукидида, афиняне отняли Трою у митиленцев в кампанию Пахета во время Пелопоннесской войны54.

40. Современные илионцы утверждают даже, что город при взятии его ахейцами не был целиком уничтожен и никогда даже не был покинут жителями. Во всяком случае немного времени спустя после падения Илиона начали посылать туда каждый год локрийских девушек55. Но это известие не гомеровское, потому что Гомер не знает о насилии над Кассандрой, но говорит только, что в то время она была девушкой:

Офрионея сразил56кабесийца, недавнего в граде,

В Трою недавно еще привлеченного бранною славой.

Он у Приама Кассандры, прекраснейшей дочери старца,

Гордо просил без даров…

(Ил. XIII, 363)

Он не упоминает ни о насилии над Кассандрой, ни о гибели Эанта при кораблекрушении из-за гнева Афины или по какой-либо причине в этом C. 601роде. Напротив, поэт говорит, что хотя Эант был ненавистен Афине57, равно как и все остальные (ведь они все осквернили ее храм и богиня была разгневана на всех), но погубил героя Посидон за его хвастовство58. Однако посылка локрийских девушек последовала впервые уже при персидском господстве.

41. Такова версия илионцев. Гомер же совершенно ясно говорит о разорении города дотла:

Будет некогда день и погибнет священная Троя;

(Ил. VI, 448)

и

Но когда ниспровергнули мы град Приама великий

(Од. III, 150)

Словом моим и советом59;

и

Старца Приама обитель в десятое лето разрушив.

(Ил. XII, 15)

с. 564 Выставляют и другие доказательства подобного рода, как например: деревянную статую Афины теперь можно видеть стоящей прямо, а Гомер изображает ее в сидячем положении, ибо он приказывает:

Пеплос же пусть на колена лепокудрой Афины возложат;

(Ил. VI, 92, 273)

как и следующие слова:

Ввек на колена свои да не примет он милого сына.

(Ил. IX, 455)

Ведь такое толкование лучше принимаемого другими, именно «положить у колен»; приводим для сравнения следующее место

На очаге восседает она в огненном блеске

вместо «у очага». Как же можно представить себе возложение пеплоса «у колен»? Другие, изменяя ударение [в gúnasin] на gunásin60наподобие thyiásin61(каким бы образом они не толковали это слово), занимаются никчемной болтовней, понимая его как «мольбы» или как […]62. Впрочем, показывают много древних деревянных изображений Афины в сидячем положении, например в Фокее, Массалии, Риме, на Хиосе и в некоторых других местах. И позднейшие писатели согласно признают полное разрушение города, среди них и оратор Ликург63, который при упоминании города илионцев замечает: «Кто же не слышал о том, что некогда Илион был до основания разрушен греками и остался необитаем?».

42. Предполагают, что те, кто намеревался впоследствии вновь основать город, считали это место зловещим то ли из-за несчастья, которое претерпел город, или же потому, что Агамемнон по древнему обычаю наложил на него проклятие (так же как Крез после взятия Сидены, куда бежал в поисках убежища тиран Главкия, изрек проклятие на тех, кто будет снова укреплять это место). Таким образом, они отступились от этого места и укрепили другое. Итак, астипалейцы, которые владели Ретием, первыми заселили Полий (теперь называемый Полисма) на Симоенте, однако не на хорошо укрепленном месте, поэтому он был скоро разрушен. C. 602Современное поселение64и святилище были основаны во время господства лидийцев. Однако это не был еще город, и только спустя много времени и постепенно, как я уже сказал65, поселение стало расти. Гелланик, чтобы доставить удовольствие илионцам, — «таков его образ мыслей»66 — согласен признать тождество современного Илиона с древним. Территорию города после разрушения разделили между собой жители Сигея и Ретия и некоторые другие соседние племена, но после того как город был вновь отстроен, территория его была возвращена.

43. Как полагают, Ида собственно потому названа «обильной источниками», что из нее вытекает множество рек, в особенности там, где у подножья ее лежат Дарданская область вплоть до Скепсиса и Илионская с. 565 область. Деметрий, знакомый с этой страной как местный житель, говорит о ней сначала так: «Одна из вершин Иды называется Котилом. Она расположена приблизительно на 120 стадий выше Скепсиса; с нее текут Скамандр, Граник и Эсеп; две последние реки текут на север и к Пропонтиде, образуясь из соединения нескольких источников, тогда как Скамандр течет к западу только из одного источника. Все эти источники находятся поблизости друг от друга на пространстве в 20 стадий. Конец Эсепа дальше всего отстоит от начала — почти что на 500 стадий». Требует, однако, объяснения смысл следующих слов поэта:

Оба к ключам светлоструйным примчалися, где с быстротою

Два вытекают источника бурного тока Скамандра,

Теплой водою струится один…

т. е. с «горячей водой», но поэт добавляет:

<p>…и кругом непрестанно

Пар от него поднимается, словно как дым от огнища;

Но источник другой и средь лета студеный катится, —

Хладный как град или снег…

(Ил. XXII, 147)

Но теперь на этом месте67не найдешь горячего источника, нет здесь и источника Скамандра; он находится на горе и — только один, а не два. Таким образом, горячий источник, вероятно, иссяк, а холодный, вытекая из Скамандра через подземный проход, снова выходит в этом месте на поверхность; или же вода этого источника только потому считается источником Скамандра, что она находится поблизости от него; таким образом, у одной и той же реки считается несколько источников.

44. Со Скамандром сливается Андир, текущий из Каресены, гористой страны со многими селениями и хорошо обрабатываемой; она находится рядом с Дарданией, простираясь до областей Зелии и Питиеи. Страна эта, как говорят, названа по реке Каресу, о которой упоминает и поэт:

Реса, Кареса, Гептапора, быстрого Родия волны,

(Ил. XII, 20)

город же, одноименный реке, разрушен. В другом месте Деметрий говорит: «Река Рес теперь называется Реитом, если это не тот Рес, который впадает в Граник. Гептапор, носящий также название Полипора, необходимо 7 раз C. 603переходить на пути из местности около Прекрасной Сосны к селению Мелены и к святилищу Асклепия, которое построил Лисимах». Относительно Прекрасной Сосны царь Аттал I пишет: «Объем древа 24 фута; высота ствола от корней достигает 67 футов, затем ствол разделяется на 3 ветви, равностоящие друг от друга, потом снова соединяется в одну вершину, достигая окончательно высоты в общем 2 плефров и 15 локтей». От Адрамиттия этот пункт расположен в 180 стадиях к северу. Карес течет от Малунта — какой-то местности, расположенной между Палескепсисом и с. 566 Ахейоном, пунктом на противоположной тенедосцам стороне материка. Родий течет из Клеандрии и Горда в 60 стадиях от Прекрасной Сосны; река эта впадает в Эний.

45. В долине Эсепа, влево от его течения, сначала идет Полихна — место, укрепленное стеной, затем Палескепсис, потом Алазоний. Последнее название, конечно, выдумано Деметрием для обоснования его гипотезы о гализонах, о которой я уже говорил68; далее идут Карес — пустынное место, Каресена и одноименная река69, которая также образует значительную долину, хотя и меньшую долины Эсепа; дальше простираются уже хорошо возделанные долины и плоскогорья Зелии. Направо от Эсепа, между Полихной и Палескепсисом, расположена Неа Кома и Аргирия70; и это — также выдуманное название, чтобы обосновать ту же самую гипотезу и чтобы сохранить слова поэта:

…откуда исход серебра неоскудный.

(Ил. II, 856)

Где же находится Алиба, или Алопа, или как еще желают иначе произносить ее имя? Ведь если люди однажды уже решились на вымысел, то теперь им следовало бы, потерев себе лоб71, выдумать и это имя, а не оставлять дело незавершенным и открытым для нападок. Итак, эти сообщения Деметрия вызывают такого рода возражения. В остальном же или по крайней мере в большинстве пунктов, я полагаю, следует придерживаться сообщений Деметрия, как человека знакомого со страной и местного жителя, который столь много занимался этими вопросами, что написал 30 книг комментариев для объяснения немногим больше 60 стихов Гомера, именно «Каталога троянцев»72. Так вот, он утверждает, что Палескепсис находится в 50 стадиях от Энеи и в 30 стадиях от реки Эсепа; и от этого Палескепсиса то же название перешло и на некоторые другие места. Однако C. 604вернемся к тому месту побережья, где я остановился.

46. За Сигейским мысом и Ахиллеем следуют Ахейон — пункт на противоположной тенедосцам стороне материка — и сам Тенедос, находящийся не больше чем в 40стадиях от материка. В окружности остров имеет около 80 стадий, на нем находятся эолийский город, 2 гавани и святилище Аполлона Сминфейского, как свидетельствует и поэт:

…и мощно царишь в Тенедосе,

Сминфей!

(Ил. I, 38)

Вокруг Тенедоса лежит несколько островков, в том числе 2, называемые Калиднами; они расположены на пути в Лект. И самый остров Тенедос некоторые называли Калидной, а другие — Левкофрисом. Он был местом действия мифа о Тенне, откуда и название острова, так же как и мифов о Кикне, родом фракийце и, согласно некоторым мифам, отце Тенна и царе Колон.

с. 567 47. Лариса и Колоны раньше граничили с Ахейоном, составляя часть материка, лежащую против тенедосцев; далее идут современная Хриса, расположенная на скалистой высоте над морем, и Гамаксит, лежащий непосредственно под Лектом. В настоящее же время Александрия примыкает к Ахейону; эти городки, как и некоторые другие из укрепленных пунктов, объединились с Александрией; среди них Кебрена и Неандрия; их землей владеют александрийцы. Место, где теперь расположена Александрия, называлось Сигией.

48. В этой Хрисе находятся святилище Аполлона Сминфейского и эмблема, показывающая подлинное значение имени бога73: именно у ноги статуи лежит мышь. Это произведение Скопаса из Пароса. С этим местом связана история или миф о мышах. Прибывшие сюда с Крита тевкры (предание о них впервые сообщил элегический поэт Каллин, а за ним последовали и многие другие) получили оракул: «остановиться на жительство там, где на них нападут порождения земли»; это случилось с ними, по рассказам, около Гамаксита, так как ночью огромное множество полевых мышей высыпало на поверхность и перегрызло всю кожу на их оружии и утвари; там тевкры остановились и назвали Иду по имени горы на Крите. Гераклид Понтийский сообщает, что мыши, во множестве водившиеся около святилища, считались священными, а поэтому статуя воздвигнута стоящей на мыши. По рассказам других писателей, какой-то тевкр прибыл из Аттики, из дема троянцев, теперь называемых ксипетеонами, а никакие тевкры с Крита не прибывали туда. Что касается близкого родства троянцев с жителями Аттики, то в доказательство этого указывают, что Эрихтоний был одним из родоначальников обоих племен. Таковы C. 605сообщения позднейших писателей; однако гомеровским словам гораздо более соответствуют остатки поселения, которые показывают на Фиванской равнине и в Хрисе, когда-то находившейся там, о чем я вскоре упомяну. — Впрочем, имя «Сминфей» находим во многих местностях. Так, около самого Гамаксита, кроме Сминфия у святилища, еще два места носят название Сминфия, есть и другие места по соседству с Ларисской областью. В области Пария тоже существует место под названием Сминфия, на Родосе, именно в Линде, и во многих других местностях74. В настоящее же время само святилище называется Сминфием. Во всяком случае в стороне лежат небольшая Галесийская равнина по эту сторону Лекта и трагасейская солеварня около Гамаксита, где происходит естественная кристаллизация соли во время этесийских ветров. На Лекте показывают алтарь 12 богов и называют его сооружением Агамемнона. Эти места лежат в виду Илиона, приблизительно в 200 стадиях или немного дальше, равно как и местность около Абидоса на другой стороне пролива, хотя Абидос находится немного ближе.

49. Обогнув Лект, подходим к самым знаменитым городам эолийцев и к Адрамиттскому заливу, где поэт, по-видимому, помещает большинство лелегов и разделенных на 2 части киликийцев. Здесь простирается также прибрежная область митиленцев с несколькими селениями75материковых с. 568 митиленцев. Этот залив называется также Идейским; ведь горный хребет, тянущийся от Лекта к Иде, возвышается над передними частями залива, где поэт изображает первые поселения лелегов.

50. Об этом, однако, речь была уже раньше76. Теперь же следует добавить, что поэт упоминает какой-то Педас, город лелегов, подвластный Альту:

Альтес, который над племенем царствует храбрых лелегов,

Градом высоким Педасом у Сатниоента владея.

(Ил. XXI, 86)

Еще и теперь показывают пустынное место города. Некоторые неправильно пишут «у подножья Сатниоента»77, как будто город расположен у подножья горы под названием Сатниоент, но здесь нет никакой горы, называемой Сатниоент, но река, на которой и лежит город; теперь город заброшен. Поэт называет реку:

Сатния смертно пробил, налетев с изощренною пикой,

Сатния, Энопа сына, которого нимфа Неида

Энопу, пастырю стад, родила на брегах Сатниона,

(Ил. XIV, 443)

и опять:

C. 606Он обитал на брегах светлоструйной реки Сатниона,

В граде высоком Педасе.

(Ил. VI, 34)

Впоследствии его называли Сатниоентом, а некоторые Сафниоентом; это — большой зимний поток, и только упоминание поэта делает его достопамятным. Эти местности примыкают к Дардании и Скепсии, как будто это какая-то другая Дардания, лежащая ниже.

51. Теперь ассии и гаргарийцы владеют всеми землями до моря перед Лесбосом, окруженными областью антандриев, кебренцев, неандриев и гамакситов, ибо над Гамакситом живут неандрии, тоже по эту сторону Лекта, но далее в глубь страны и ближе к Илиону; они находятся всего в 130 стадиях от Илиона. Над ними расположены кебренцы, а выше этих последних — дарданцы, вплоть до Палескепсиса и самого Скепсиса. Антандр Алкей называет «городом лелегов»:

Антандр впервые, град лелегов78.

(Фрг. 65. Бергк)

Напротив, Деметрий Скепсийский помещает его среди примыкающих к ним городов, так что он оказывается в области киликийцев; ведь территория киликийцев примыкает к лелегам, так как киликийцы несколько ближе лелегов соприкасаются с южным склоном Иды. Однако область киликийцев также расположена низко и ближе области лелегов соприкасается с побережьем вблизи Адрамиттия79. Ведь после Лекта в 40 стадиях идет какая-то местность Полимедий; затем в 80 стадиях80 — Асс, немного с. 569 выше моря; далее в 140 стадиях — Гаргары. Гаргары же расположены на мысе, образующем так называемый собственно Адрамиттский залив. Ибо все побережье от Лекта до Кан носит то же самое название, в которое включается и Элаитский залив. Собственно Адрамиттским заливом называют только часть его, заключенную между мысом, где расположены Гаргары, и мысом под названием Пирра, где находится святилище Афродиты. Ширина входа в залив от мыса до мыса составляет переезд в 120 стадий. — Внутри залива расположены Антандр с возвышающейся над ним горой под названием Александрия (где, как говорят, происходил суд Париса над богинями), а также Аспаней — лесная биржа для идейского леса, ибо сюда привозят лес для продажи тем, кто нуждается в нем. Затем идут Астиры — селение со священным участком Артемиды Астиренской. В непосредственной близости от Астир находится Адрамиттий — город, заселенный афинянами, с гаванью и якорной стоянкой. Вне залива и мыса C. 607Пирры расположен пустынный город Кисфена с гаванью. Над этим городом в глубине страны находятся медный рудник, а также Перперена, Трарий и другие подобные им поселения. На следующем побережье расположены селения митиленцев: Корифантида и Гераклея, а за этими местами — Аттея, затем Атарней, Питана и устье реки Каика. Последние местности лежат уже на Элаитском заливе. На противоположном берегу реки лежат Элея и остальная часть залива до Кан. Но вернемся назад и подробно опишем отдельные местности, если пропущено что-либо, стоящее упоминания; прежде всего скажем о Скепсисе.

52. Палескепсис лежит выше Кебрена, в самой высокой части Иды, вблизи Полихны. Он назывался некогда Скепсисом, потому ли, что это место видно со всех сторон81, если только верно производить от греческих слов варварские имена того времени, или по другим причинам; впоследствии сын Гектора Скамандрий и Асканий, сын Энея, переселили его жителей на 60 стадий ниже, в современный Скепсис; эти 2 рода, как говорят, долгое время царствовали в Скепсисе. После этого правление перешло к олигархии, а затем среди них поселились милетцы, и они стали жить под властью демократии. Тем не менее потомки царского рода назывались царями, пользуясь некоторыми почетными правами. Затем Антигон переселил скепсийцев в Александрию, а позднее Лисимах освободил их и снова возвратил на родину.

53. Деметрий Скепсийский считает, что Скепсис стал столицей Энея, так как город расположен в середине между областью Энея и Лирнессом; туда он, говорят, принужден был бежать от преследования Ахиллеса. Действительно, Ахиллес говорит:

Или забыл, как тебя одного изловив я у стада,

Гнал по Идейским горам, и с какой от меня быстротою

Ты убегал? И назад оглянуться не смел ты бегущий!

С гор убежал ты, и в стены Лирнесса укрылся; но в прах я

Град сей рассыпал.

(Ил. XX, 188)

с. 570 Однако легенды об Энее, которые теперь в ходу, не согласуются с упомянутым мною сообщением об основателях Скепсиса. Согласно этим легендам, Эней пережил войну вследствие своей вражды к Приаму:

…гнев он всегдашний питал на Приама:

Ибо храбрейшему старец ему не оказывал чести,

(Ил. XIII, 460)

а правившие вместе с ним сыновья Антенора и сам Антенор, спаслись благодаря гостеприимству, оказанному Менелаю в доме Антенора. Действительно, Софокл говорит82, что при разрушении Илиона перед дверью C. 608дома Антенора была повешена леопардовая шкура в знак того, что этот дом не должно разрушать. Таким образом, Антенор с сыновьями и вместе с уцелевшими энетами благополучно спаслись во Фракию и оттуда попали в так называемую Генетику на Адриатическом море. Эней же вместе с отцом Анхизом и сыном Асканием собрал большое число спутников и отплыл морем. Одни писатели утверждают, что он поселился поблизости от македонского Олимпа, по другим — он основал Капии около Мантинеи в Аркадии, взяв от Капия имя основанного им городка; наконец, третьи говорят, что он прибыл вместе с троянцем Элимом в сицилийскую Эгесту и овладел городами Эриксом и Лилибеем, назвав реки около Эгесты Скамандром и Симоентом. Оттуда он прибыл в Лациум, где и поселился, получив приказание оракула остаться там, где он съест свой стол. Это случилось с ним в стране латинов близ Лавиния, где за неимением стола он положил вместо него большой каравай хлеба и съел его вместе с мясом, находившимся на нем. Однако Гомер, по-видимому, расходится с обеими этими версиями, а также и с упомянутым выше преданием об основателях Скепсиса. Поэт ясно указывает, что Эней остался в Трое и после гибели рода Приама наследовал царскую власть, передав ее в наследство сыновьям своих сыновей:

Род бо Приама владыки давно ненавидит Кронион.

Будет отныне Эней над троянами царствовать мощно,

Он и сыны от сынов, имущие поздно родиться.

(Ил. XX, 306)

В таком случае даже наследники Скамандрия не могли бы уцелеть. Гомер гораздо более расходится с другими авторами, которые утверждают, что Эней странствовал даже вплоть до Италии, и заставляют его там и умереть. Некоторые пишут:

Будет отныне Эней над всеми83царствовать мощно,

Он и сыны от сынов,

имея в виду римлян.

54. Из Скепсиса произошли философы-сократики Эраст и Кориск и сын Кориска Нелей; последний был не только слушателем Аристотеля и с. 571 Феофраста, но и получил в наследство библиотеку Феофраста, которая включала и собрание книг Аристотеля. Во всяком случае Аристотель передал свою библиотеку Феофрасту, которому оставил и свою школу. Насколько мне известно, Аристотель первый стал собирать книги и научил египетских царей составлять библиотеку. Феофраст же передал Нелею C. 609свою библиотеку. Последний перевез ее в Скепсис и оставил своим наследникам, людям заурядным, которые держали книги под замком и даже небрежно хранили их. Когда же они услышали о том, с каким рвением атталийские цари, под властью которых тогда находился город, разыскивали книги для устройства библиотеки в Пергаме, они спрятали книги под землей в какой-то яме. Позднее их потомки продали наконец испорченные сыростью и червями книги Аристотеля и Феофраста Апелликонту из Теоса за большую сумму. Апелликонт же был скорее любителем книг, чем любителем науки. Поэтому, стараясь восстановить изъеденные червями места, он сличил рукопись с новыми копиями текста, неправильно дополняя их, и выпустил в свет книги, полные ошибок. Оказалось, что древние перипатетики после Феофраста вовсе не имели книг, за исключением только небольшого числа преимущественно эксотерических сочинений, поэтому они не имели возможности основательно заниматься философией, а только риторически напыщенно излагали общие места. Позднейшие представители перипатетиков, напротив, со времени появления в свет этих книг могли лучше тех заниматься философией и излагать Аристотеля, но были вынуждены из-за множества ошибок в тексте Аристотеля часто называть свои выводы только вероятными. Много содействовал такому положению и Рим. Тотчас после смерти Апелликонта Сулла, который захватил Афины, вывез библиотеку Апелликонта в Рим. Когда библиотеку привезли туда, то она попала в руки грамматика Тиранниона, почитателя Аристотеля, благодаря его заискиваниям перед библиотекарем, что делали и некоторые книготорговцы; они пользовались плохими переписчиками и не сличали списков, что случалось и с другими книгами, которые переписывались для продажи как здесь84, так и в Александрии. Однако об этих людях сказано достаточно.

55. Из Скепсиса родом также и Деметрий, о котором я нередко упоминал, написавший комментарий на «Боевое построение троянцев», грамматик; он жил в одно время с Кратетом и Аристархом. Позднее жил Метродор, человек, который от философии обратился к политической деятельности и в большинстве своих сочинений учил риторике; он применял C. 610своеобразный новый стиль, изумляя многих. Благодаря славе ему удалось, несмотря на бедность, заключить блестящий брак в Халкедоне, и он выдавал себя за халкедонца. Расположив к себе Митридата Евпатора, он вместе с женой уехал с ним в Понт; назначенный на судебную должность, он пользовался исключительным почетом; на его решения нельзя было апеллировать к царю. Однако счастье его не было прочным: столкнувшись с враждой людей, менее справедливых, чем он, Метродор отделился от царя во время посольства к Тиграну Армянину. Тигран же отослал его с. 572 против воли назад к Евпатору, когда тот был уже изгнан из отцовского царства. Но в пути Метродор скончался: неизвестно, был ли он казнен по повелению царя85 или же умер от болезни, ибо говорят и то и другое. Вот то, что я сказал о скепсийцах.

56. После Скепсиса идут Андиры, Пионии и область Гаргары. Поблизости от Андир находится камень, который при сжигании превращается в железо и затем, когда его плавят в горне с добавкой некоторого рода земли, выделяет цинк, который при добавлении меди превращается в так называемую смесь, называемую некоторыми «горной медью»86. Цинк находят также поблизости от Тмола. Это местности, которые занимали лелеги, равно как и области около Асса.

57. Асс от природы защищен и хорошо укреплен, подъем к нему с моря и от гавани крутой и длинный, так что Стратоник кифарист, кажется, очень кстати применил к нему стих Гомера:

К Ассу87 иди, да к пределу ты смерти скорее достигнешь.

(Ил. VI, 143)

Гавань оборудована большим молом. Из Асса родом был Клеанф, стоический философ, который принял руководство школой от Зенона из Кития и оставил ее Хрисиппу из Сол. Здесь жил Аристотель в силу своего родства с тираном Гермием. Гермий был евнухом, рабом одного менялы88. Прибыв в Афины, он сделался учеником Платона и Аристотеля. По возвращении оттуда он стал сначала тираном вместе со своим господином, который уже завладел областями Атарнея и Асса. Впоследствии Гермий наследовал ему и, пригласив к себе Аристотеля и Ксенократа, проявлял всяческую заботу о них. За Аристотеля он даже выдал замуж дочь своего брата. Мемнон с Родоса, который был тогда стратегом на персидской службе, пригласил к себе Гермия, прикинувшись его другом якобы для того, чтобы заключить с ним союз гостеприимства и ради [других] вымышленных дел; затем он велел схватить тирана и отослать к царю, где он был казнен через повешение. Но философам удалось спастись бегством из захваченных персами областей.

58. Мирсил называет Асс колонией мефимнейцев; Гелланик же считает его эолийским городом, так же как Гаргары и Лампония были эолийскими городами. Ведь Гаргары были основаны ассийцами, но мало заселены, так как цари послали туда поселенцев из Милитополя после его опустошения. C. 611Поэтому жители Гаргар, по словам Деметрия Скепсийского, превратились из эолийцев в полуварваров. Однако, по Гомеру, все эти места принадлежали лелегам, которых некоторые считают карийцами, а Гомер упоминает их отдельно:

К морю карийцев ряды и стрельцов криволуких пеонов,

Там же лелегов дружины и кавконов…

(Ил. X, 428)

с. 573 Поэтому это было племя, отличное от карийцев; жили они между племенами, подвластными Энею, и народностями, называемыми у Гомера киликийцами. После опустошения их территории Ахиллесом они переселились в Карию и завладели областями около современного Галикарнасса.

59. Однако покинутого ими города Педаса более уже не существует. Но во внутренней части страны, принадлежащей галикарнассцам, был город, названный ими Педасами; еще и теперь местность эта называется Педасидой. В ней, как говорят, лелеги основали даже 8 городов; лелеги в прежние времена были столь многочисленны, что завладели не только частью Карии вплоть до Минда и Баргилий, но даже отторгнули большую часть Писидии. Впоследствии, совершая походы вместе с карийцами, они рассеялись по всей Греции и племя их совершенно исчезло. 6 из их 8 городов Мавсол объединил в один город Галикарнасс (как рассказывает Каллисфен), но Сиангелы и Минд он сохранил. Геродот рассказывает89: когда этим педасийцам и их соседям грозило какое-нибудь несчастье, то у жрицы Афины вырастала борода; и это случалось с ними трижды. Есть также городок Педас в области современной Стратоникеи. Во всей Карии и в Милете показывают еще могилы, укрепления и следы поселений лелегов.

60. За лелегами на побережье, согласно Гомеру, жили киликийцы: это побережье теперь занимают адрамиттенцы, атарниты и питанейцы вплоть до устья Каика. Как я уже сказал90, киликийцы составляли два владения: одно — под властью Эетиона, другое — Минета.

61. Гомер называет Фиву городом Эетиона:

Мы на священную Фиву на град Этионов ходили;

(Ил. I, 366)

поэт определенно указывает, что ему принадлежала также и Хриса со святилищем Аполлона Сминфия, если только Хрисеиду действительно взяли в плен в Фиве; ведь он говорит:

<p>…мы на Фиву ходили,

C. 612Град разгромили и все, что добыли, представили в стане,

Все меж собою, как должно, ахеян сыны разделили.

Сыну Атрееву Хрисову дочь леповидную дали.

(Ил. I, 366)

Лирнесс же, по его словам, принадлежал Минету, так как Ахиллес

Самый Лирнесс разгромя и высокие фивские стены,

(Ил. II, 691)

убил Минета и Эпистрофа. Поэтому, когда Брисеида говорит:

Ты же меня не покинул, когда Ахиллес градоборец

Мужа сразил моего и обитель Минета разрушил,

(Ил. XIX, 295)

с. 574 то она имеет в виду не Фиву (ведь она принадлежала Эетиону), но Лирнесс. Оба города лежали на равнине, названной впоследствии равниной Фивы, которую, как говорят, из-за ее плодородия в древности оспаривали друг у друга мисийцы и лидийцы, а впоследствии греки из Эолиды и с Лесбоса, которые заселили эту местность. В настоящее время большую часть ее занимают адрамиттенцы, ибо здесь находятся Фива и Лирнесс (последний является природной крепостью); но оба города покинуты. От Адрамиттия первый город находится в 60 стадиях, а второй — в 88 стадиях в противоположную сторону.

62. Хриса и Килла тоже лежат в области Адрамиттия. Еще и теперь существует место около Фивы, называемой Киллой, где находится святилище Аполлона Киллейского. Мимо этого места с горы Иды течет река Киллей. Эти места расположены рядом с областью Антандра. И Киллей на Лесбосе получил свое имя от этой Киллы; существует и гора Киллей между Гаргарами и Антандром. Даес из Колон говорит, что святилище Аполлона Киллейского в Колонах было основано сначала эолийцами, прибывшими морем из Греции. Говорят, что и в Хрисе было также воздвигнуто святилище Аполлона Киллейского, но неизвестно, Сминфейский ли это Аполлон или же другой, отличный от него.

63. Хриса была маленьким приморским городком с гаванью; рядом над ней расположена Фива. Здесь находилось и святилище Аполлона Сминфейского и жила Хрисеида. Место это теперь совершенно заброшено; святилище же перенесено в современную Хрису около Гамаксита после того, как одни киликийцы переселились в Памфилию, а другие — в Гамаксит. Люди, менее сведущие в древней истории, утверждают, что Хрис и Хрисеида жили именно здесь и что Гомер упоминает это место. Однако, во-первых, здесь нет гавани, в то время как Гомер говорит:

С шумом легкий корабль вбежал в глубодонную пристань,

(Ил. I, 432)

а во-вторых, святилище не находится на море, тогда как Гомер изображает его приморским:

C. 613И Хрисеида затем с корабля мореходного сходит.

Деву тогда к алтарю повел Одиссей остроумный,

Старцу в объятия отдал;

(Ил. I, 439)

Кроме того, это место не лежит вблизи Фивы, хотя Гомер изображает его поблизости, потому что там, по его словам, Хрисеида была взята в плен. Опять-таки никакого места по имени Килла нет в области александрийцев, как нет и святилища Аполлона Киллейского. Но поэт соединяет оба:

…о ты, что хранящий обходишь

Хрису, священную Киллу.

(Ил. I, 37)

с. 575 Но Киллу показывают на равнине Фивы поблизости. Морское путешествие от киликийской Хрисы до Корабельной Стоянки составляет около 700 стадий, приблизительно дневной путь, за какое время, по-видимому, и Одиссей совершил свое путешествие91. Ибо Одиссей, сойдя с корабля на берег, тотчас же принес жертву богу, а так как наступил вечер, он остался там и рано поутру отплыл назад. Расстояние от Гамаксита составляет едва одну треть упомянутого выше, так что Одиссей мог, совершив жертвоприношение, в тот же день отплыть назад к Корабельной Стоянке. Около святилища Киллейского Аполлона находится могила Килла — большой курган. Килл, как говорят, был колесничим Пелопса и правил этой страной. От него, может быть, получила свое имя Киликия, или наоборот.

64. Во всяком случае легенды о тевкрах и мышах (откуда происходит культовое прозвище «Сминфий», так как «сминфии» значит «мыши») следует относить к этим местам. Писатели оправдывают этот эпитет, взятый от таких ничтожных созданий, следующими подобными примерами. Так, от саранчи (pornopes), которую этейцы называют kornopes, Геракла почитают у них как «Корнопиона», ведь он избавил их от саранчи; у эрифрейцев же, обитающих на Миманте, Геракла почитают под именем Ипоктона92, потому что он истребил подтачивающих виноградную лозу червей (ipes). И в самом деле, только у этих эрифрейцев эти черви не встречаются. У родосцев, которые называют медвяную росу (erysibē) erythibē, есть святилище Аполлона Эрифибия; у эолийцев в Азии один из месяцев называется Порнопион, так как беотийцы называют этим словом саранчу и приносят жертвы Аполлону Порнопиону.

65. Местность около Адрамиттия — это Мисия. Некогда она находилась под властью лидийцев, и теперь еще ворота в Адрамиттии называются Лидийскими Воротами, так как, по рассказам, город был основан лидийцами. К Мисии причисляют также соседнее поселение Астиры; она была некогда городком, где в священном участке находилось святилище Артемиды Астирской, которым с благоговением заведовали антандрийцы, ближайшие соседи святилища. Астиры расположены в 20 стадиях от древней Хрисы, где тоже было святилище Артемиды в священном участке. C. 614Там находилась «Ограда Ахиллеса». Внутри страны, дальше на 50 стадий, находится опустевшая Фива, которая, по словам поэта, лежит «при подошвах лесистого Плака»93; однако места с именем «Плак» или «Плакс» там вообще не встречается, как нет и леса, лежащего над ним, несмотря на близость Иды. От Астир Фива отстоит приблизительно на 70 стадий, и от Андир — на 60 стадий. Все это, однако, названия покинутых или скудно населенных местностей или же зимних потоков; они прославлены только древними сказаниями.

66. Асс и Адрамиттий, напротив, значительные города. Адрамиттий, однако, постигло несчастье во время Митридатской войны, ибо один из граждан стратег Диодор умертвил членов городского совета в угоду царю; Диодор выдавал себя за философа Академии, умеющего вести тяжбы, и учителя риторики. Действительно, он уехал с царем94 в Понт; но после с. 576 свержения царя он понес наказание за свои преступления; так как против него было выдвинуто разом множество обвинений, то он, будучи не в силах вынести позора, постыдно уморил себя голодом в моем родном городе. Уроженцем Адрамиттия был также знаменитый оратор Ксенокл, принадлежавший к азианской школе красноречия; он был искусным в споре как никто другой и даже произнес в сенате речь в защиту провинции Азии, когда ее обвиняли в приверженности к Митридату.

67. Вблизи Астир находится бездонное озеро под названием Сапра, имеющее промоину в скалистый берег моря. Ниже Андир расположены святилище в честь андирской Матери богов и подземная пещера, идущая до Палеи. Палея — это поселение95 в 130 стадиях от Андир. Подземный ход открыл козел, упавший в отверстие и найденный на следующий день близ Андир пастухом, случайно пришедшим принести жертву. Атарней — резиденция тирана Гермия; затем идет Питана — эолийский город с двумя гаванями; мимо него протекает река Евен, откуда жители Адрамиттия провели водопровод. Из Питаны родом Аркесилай из Академии, учившийся вместе с Зеноном из Кития у Полемона. В Питане есть одно место на море под названием «Атарней ниже Питаны» против острова, называемого Элеуссой. По рассказам, в Питане кирпичи плавают на воде, что происходит также с известного рода землей96 в Тиррении, ведь земля легче такого же объема воды, поэтому она и держится на поверхности. Посидоний сообщает, что видел в Иберии кирпичи, сделанные из какой-то глинистой C. 615земли, чем чистят серебряную посуду, и плавающие на воде. В 30 стадиях за Питаной река Каик впадает в Элаитский залив. На противоположном берегу Каика, в 12 стадиях от реки, лежит эолийский город Элея, который тоже служит гаванью пергамцам и находится в 120 стадиях от Пергама.

68. На расстоянии 100 стадий далее идет мыс Кана, который поднимается против Лекта, образуя Адрамиттский залив; частью последнего является Элаитский залив. Каны — это городок локров из Кина, расположенный в Канейской области против самых южных оконечностей Лесбоса. Эта местность простирается до Аргинусских островов и лежащего над ними мыса, который иные называют Эга, одинаково с животным97; второй слог следует произносить долго (Aigā, как Aktā́ и Archā́), ибо так называлась вся гора, которую теперь зовут Каной или Канами. С юга и с запада гора окружена морем, на востоке под ней простирается равнина Каика, а на севере лежит Элейская область. Гора сама по себе довольно плотно сжата, хотя и образует наклон в сторону Эгейского моря, откуда оно и получило свое название98. Однако впоследствии и самый мыс был назван Эгой, как говорит Сапфо99, остальная же часть называлась Каной или Канами.

69. Между Элеей, Питаной, Атарнеем и Пергамом расположена Тевфрания по эту сторону реки Каика, не более чем в 70 стадиях от каждого из этих мест. По преданию, Тевфрант был царем киликийцев и мисийцев. Еврипид рассказывает100, что Алей, отец Авги, открыл ее бесчестье, причиненное Гераклом; он заключил дочь вместе с ребенком Телефом в ящик и потопил в море. Попечением Афины ящик был перенесен через море и с. 577 попал в устье Каика; Тевфрант принял несчастных, взяв мать себе в жены и усыновив ребенка. Этот рассказ, конечно, миф; однако должно же было возникнуть какое-нибудь другое стечение обстоятельств, в силу которого дочь аркадца вступила в брак с царем Мисии и ее сын унаследовал его царство. Во всяком случае считается достоверным, что Тевфрант и Телеф стали царями страны, расположенной около Тевфрании и реки Каика. Гомер, однако, помнит эту историю лишь до известной степени:

Так Еврипила, Телефова сына губительной медью

Он ниспроверг, и кругом молодого вождя все кетейцы

Пали его жертвою женских даров…

(Од. XI, 521)

причем он скорее задает нам загадку, чем разъясняет. Ведь мы не знаем, C. 616кого следует понимать под «кетейцами» и что значит «жертвою женских даров». Но и грамматики, которые сопоставляют незначительные мифы, скорее показывают, что они искуснее выдумывать, чем разрешать вопросы.

70. Однако оставим это; обратившись к более ясному, мы расскажем, что, согласно Гомеру, Еврипил, по-видимому, царствовал в области около Каика, так что, быть может, какая-нибудь часть киликийцев и была ему подвластна; у них тогда было не 2, а 3 владения. Это известие подтверждается тем обстоятельством, что в Элаитской области показывают речку Кетей вроде зимнего потока; эта речка впадает в другую, подобную ей, а та — еще в другую, и наконец они вливаются в Каик. Однако Каик течет не с Иды, как говорит Вакхилид101; также неправильно и сообщение Еврипида о том, что Марсий

<p>…в прославленных

Живет Келенах, в стране, что Иды на краю лежит.

(Фрг. 1085. Наук)

Келены очень далеко от Иды, как и истоки Каика, ведь они виднеются на равнине. Темн — это гора, отделяющая эту равнину от равнины Апии, которая расположена внутри страны над равниной Фивы. Из Темна течет река Мисий, впадающая в Каик ниже его истоков. На этом основании некоторые толкуют слова Эсхила во вступлении к прологу «Мирмидонян»:

Ио! Каик, ио! Мисийские потоки.

(Фрг. 143, Наук)

Вблизи истоков находится деревня Гергифа, куда Аттал переселил жителей Гергифы в Троаде после разрушения их местности.

II

1. Так как Лесбос — остров, заслуживающий подробного описания, лежит против побережья от Лекта до Кан и вокруг него также расположены островки, одни вне пролива, а другие между проливом и материком, то с. 578 теперь настало время рассказать о них. Ведь и эти острова эолические, а Лесбос даже является некоторым образом главным городом всех эолических городов. Следует начать описание оттуда, откуда я обошел лежащее напротив острова побережье.

2. Итак, если плыть от Лекта к Ассу, то начало Лесбийской земли будет у Сигрия — северной оконечности острова. Здесь находится лесбийский город Мефимна, в 60 стадиях от побережья, где-то между Полимедием и Ассом. Так как окружность всего острова 1100 стадий, то расстояния отдельных местностей следующие: от Мефимны до Малии — самой южной C. 617оконечности, оставляя остров справа, именно в том пункте, где Каны лежат наиболее прямо против острова и как бы точно к нему примыкают, расстояние 340 стадий; оттуда до Сигрия (а это расстояние равняется длине острова) — 560 стадий; затем до Мефимны — 210. Митилена — самый большой город острова — лежит между Мефимной и Малией, в 70 стадиях от последней, а от Кан в 120 стадиях и на таком же расстоянии от Аргинусских островов. Это 3 небольших острова поблизости от материка против Кан. Между Митиленой и Мефимной, у селения под названием Эгир в Митиленской области, самая узкая часть острова, причем длина переправы до пиррейского Еврипа только 20 стадий. Пирра расположена на западной стороне Лесбоса, в 100 стадиях от Малии. Митилена имеет 2 гавани, из которых южная — закрытая — может вместить 50 триер, северная — большая — защищена молом. Перед обеими гаванями находится островок, составляющий часть построенного там города. Город во всех отношениях благоустроен.

3. В Митилене жили знаменитые люди, например в древности Питтак, один из Семи Мудрецов, поэт Алкей и его брат Антименид. Последний, по словам Алкея, сражаясь на стороне вавилонян, выиграл большое сражение и спас их от тяжких несчастий,

И великана ты

Из царевых убил,

(как он говорит)

Единоборствуя,

Мерою в пять локтей.

(Фрг. 33. Бергк)

Одновременно с ним процветала и Сапфо — удивительное явление. Ведь насколько я знаю, за все то время, которое сохранилось в памяти людей, не появилось ни одной женщины, которая могла бы хоть отдаленно с ней сравниться в области поэзии. В те времена городом правило несколько тиранов вследствие гражданских распрей среди жителей. К этим распрям относятся так называемые «мятежные» стихотворения Алкея. Питтак также был одним из тиранов. Алкей одинаково поносил и Питтака, и прочих тиранов: Мирсила, Меланхра, Клеанактидов и некоторых других, хотя и сам не был чужд стремлений к переворотам. Питтак воспользовался единовластием для уничтожения олигархов и, истребив их, возвратил городу с. 579 независимость. Много времени спустя там родился ритор Диофан, а в наше время жили Потамон, Лесбокл, Кринагор и историк Феофан. Последний был государственным человеком, благодаря своей способности он вступил в дружеские отношения с Помпеем Великим и помог ему успешно завершить все его предприятия. В силу этого он не только возвысил свою родину, отчасти через Помпея, отчасти же самостоятельно, но и стал наиболее C. 618славным из всех греков. Он оставил сына — Марка Помпея, которого Август Цезарь назначил некогда прокуратором Азии; теперь он считается одним из самых близких друзей Тиберия. Афиняне рисковали покрыть себя несмываемым позором, постановив умертвить всех митиленцев начиная с юношей; однако они отменили решение, и новый приказ попал в руки стратегов только за день до исполнения приговора1.

4. Пирра была разрешена до основания, но городское предместье еще обитаемо, там есть гавань, откуда идет проход до Митилены — 80 стадий. За Пиррой следует Эресс; он расположен на холме и простирается до моря. Отсюда до Сигрия 28 стадий. Родом из Эресса Феофраст и Фаний — философы-перипатетики, ученики Аристотеля. Феофраста сначала звали Тиртамом, но Аристотель назвал его Феофрастом, избегая неблагозвучия прежнего имени и вместе с тем намекая на его увлечение изящным стилем. Действительно, Аристотель всех своих учеников научил красноречию, но Феофраст был самым красноречивым из всех. По порядку после Сигрия идет город Антисса с гаванью; затем Мефимна, откуда был родом Арион, который, согласно мифу, сообщаемому Геродотом и его последователями, был брошен разбойниками в море, но спасся и благополучно приплыл на дельфине к Тенару. Он был кифаредом2; и Терпандр, как говорят, был артистом в том же музыкальном жанре и родился на том же острове. Терпандр первым ввел в употребление семиструнную лиру вместо четырехструнной, как говорится в приписываемых ему стихах:

Из четырех голосов сочиненную песнь мы оставим,

На семиструнной форминге будем петь тебе новые гимны.

(Фрг. 5, Бергк)

Историк Гелланик и Каллий, комментатор Сапфо и Алкея, были лесбийцами.

5. В проливе между Азией и Лесбосом находятся около 20 или, по словам Тимосфена, 40 островков. Они называются составным именем Гекатоннесы, как Пелопоннес, причем в таких сочетаниях слов вторая букванюобычно лишняя, как в именах Мионнес, Проконнес и Галоннес; поэтому Гекатоннесы — это как бы Аполлоннесы3; ведь Гекат — это Аполлон. Действительно, по всему этому побережью вплоть до Тенедоса весьма распространено почитание Аполлона с прозвищами Сминфейского, Киллейского, Гринейского или с некоторыми другими. Вблизи этих островов расположена Пордоселена с одноименным городом; перед этим городом лежит C. 619другой остров, больше ее и одноименный с ней; остров необитаем, но на нем находится храм, посвященный Аполлону.

с. 580 6. Некоторые, чтобы устранить неблагозвучие имен, говорят, что в этом случае следует произносить «Пороселена»; Аспорден же — название скалистой и бесплодной горы около Пергама — как «Аспорен»; святилище же там — называть святилищем Аспорены — Матери богов4. Что же сказать о таких именах, как pordalis, saperdes, perdikkas5, и о таких словах Симонида:

уйдя в одеждах пордакийских

(Фрг. 21. Крузиус)

вместо «совершенно промокших»; или о выражении где-то в древней комедии:

пордакийское место,

т. е. «болотистое»? — Лесбос находится на одинаковом расстоянии от Тенедоса, Лемноса и Хиоса, именно почти в 500 стадиях.

III

1. Так как существовало такое родство между лелегами, киликийцами и троянцами, то отыскивают причину, почему они не помещены в «Списке троянцев». Вероятно, после гибели их вождей и разрушения городов незначительное число уцелевших киликийцев находилось в подчинении Гектора, как военачальника. Ибо Эетион и его сыновья считаются погибшими, до того как был составлен «Список троянцев»:

Старца, отца моего, умертвил Ахиллес несравненный

В день, как и град разорил киликийских народов…

Фиву высоковоротную…

Братья мои однокровные (семь оставалось их в доме)

Все, и в единый день преселились в обитель Аида,

Всех злополучных избил Ахиллес, быстроногий ристатель.

(Ил. VI, 414)

И подвластные Минету также потеряли своих вождей и город:

…и Эпистрофа сверг и Минета…

…и обитель Минета разрушил.

(Ил. II, 692; XIX, 296)

Лелегов же Гомер изображает участниками битв, когда говорит так:

К морю кариян ряды и стрельцов криволуких пеонов,

Там же лелегов дружины, кавконов…

(Ил. X, 428)

И в другом месте:

Сатния смертно пробил, налетев с изощренною пикой,

Сатния, Энопа сына, которого нимфа Неида

Энопу, пастырю стад, родила на брегах Сатниона.

(Ил. XIV, 443)

с. 581 Ведь их род не настолько прекратился, чтобы они не могли составить самостоятельно какой-нибудь отряд, тем более что царь их еще оставался в живых:

Альта, который над племенем царствует храбрых лелегов;

(Ил. XXI, 86)

город их также не был совершенно разрушен; ведь поэт прибавляет:

Градом высоким Педасом у вод Сатниона владея.

(Ил. XXI, 87)

C. 620Тем не менее в «Списке» Гомер пропустил их, не считая их отряд достаточно значительным, чтобы поместить его там, или потому, что он перечислил их вместе с подвластными Гектору в силу их столь близкого родства. Ведь Ликаон, брат Гектора, говорит:

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua