Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

12. Затем идет устье реки Галиса. Она получила свое название от соляных копей23, намываемых ее течением. Истоки Галиса находятся в Великой Каппадокии, в Камисене, вблизи Понтийской области. Устремляясь мощным потоком на запад, река сворачивает затем на север через области галатов и пафлагонцев, отделяя последних от «левко24-сирийцев». В Синопской области, вплоть до Вифинии, и во всей нагорной стране, расположенной над вышеупомянутым побережьем, есть прекрасный корабельный лес, легко сплавляемый к морю. В Синопской области произрастают также клен и горный орех, которые распиливают на доски для столов. Вся возделываемая страна, расположенная немного выше моря, засажена также маслинами.

13. За устьем Галиса следует Газелонитида, вплоть до Сарамены; это — плодородная, всюду ровная местность, изобилующая всякими плодами. Здесь водятся тонкорунные овцы с мягкой шерстью, которые во всей Каппадокии и на Понте встречаются чрезвычайно редко; водятся C. 547и газели, которые в других местах представляют редкость. Одну часть этой страны занимают амисены, другую же Помпей отдал Дейотару, так же как и области около Фарнакии и Трапезусии, вплоть до Колхиды и МалойАрмении. Помпей провозгласил его царем всех этих стран, помимо которых он владел еще и унаследованной от отца галатской тетрархией25, именно страной толистобогиев. Однако после его смерти нашлось много наследников его владений.

14. После Газелона идут Сарамена и значительный город Амис приблизительно в 900 стадиях от Синопы. По словам Феопомпа, первыми его основателями были милетяне […]26, затем правитель каппадокийцев, а потом туда выслали колонию афиняне под предводительством Афинокла, и город был переименован в Пирей. Цари также подчинили своей власти и этот город. Митридат Евпатор украсил его храмами и заложил еще часть его. Город был осажден Лукуллом, а позднее Фарнаком, который переправился с Боспора. Божественный Цезарь освободил город, с. 514 а Антоний снова отдал его под власть царей. Затем тиран Стратон довел его до тяжелого положения. Наконец, после Актийской битвы27он был снова освобожден Цезарем Августом, а в настоящее время получил хорошее устройство. Кроме прочей прекрасной территории, город владеет и Фемискирой, местожительством амазонок, и Сиденой.

15. Фемискира представляет собой равнину, которая с одной стороны омывается морем, находящимся приблизительно в 60 стадиях от города; с другой стороны она лежит у подошвы горной цепи, богатой лесом и пересекаемой реками, истоки которых находятся там. Одна река по имени Фермодонт, наполняясь водами всех этих рек, протекает через эту равнину, другая же, подобная ей река, вытекающая из так называемой Фанареи, течет через ту же равнину и называется Иридой. Истоки ее находятся на самом Понте; протекая сначала по середине города Команы на Понте и через плодородную равнину Дазимонитиду на запад, она затем сворачивает на север мимо самых Газиур, древней царской столицы, теперь безлюдной; потом снова делает изгиб на восток, приняв Скилак и другие реки, и, проносясь мимо самой стены Амасии, моей родины, очень сильно укрепленного от природы города, выходит в Фанарею. Там с ней соединяется Лик (истоки которого в Армении) и также становится Иридой. Затем эту реку принимают Фемискира и Понтийское море. В силу этого равнина всегда росиста и покрыта травой; она может прокормить C. 548стада коров, так же как и табуны лошадей. Земля принимает там в весьма большом или, лучше сказать, в неограниченном количестве посевы проса и сахарного тростника. Ведь обильное орошение преодолевает всякую засуху, поэтому голод никогда не постигает население этих мест. С другой стороны, местность по склону горы дает так много дикорастущих плодов, именно: винограда, груш, яблок и орехов, что в любое время года люди, посещая лес, находят там в изобилии плоды, то висящие еще на деревьях, то уже лежащие сверх или под насыпанными большими грудами опавшей листвы. Здесь, благодаря обилию кормов, постоянно можно охотиться на всевозможных зверей.

16. После Фемискиры идет Сидена — плодородная равнина, хотя и не столь обильно орошаемая, как Фемискира. На побережье ее находятся укрепления: Сида, по имени которой она названа Сиденой, Хабака и Фабда. До этого места простирается область Амиса. Из этого города происходят достопамятные люди по своей учености: математики Деметрий, сын Рафина, и Дионисодор, одноименный с мелосским геометром, и грамматик Тираннион, лекции которого мне довелось слушать.

17. За Сиденой находится укрепленный город Фарнакия. За ним идет греческий город Трапезунт, морской путь до которого из Амиса составляет 2200 стадий. Затем отсюда до Фасиса около 1400 стадий, так что общее расстояние от [халкедонского] святилища28до Фасиса составляет приблизительно 8000 стадий, может быть несколько больше или меньше. Если плыть вдоль этого побережья от Амиса, то сначала открывается Гераклов мыс, затем мыс Иасоний и река Генет, потом городок с. 515 Котиора29, откуда была выслана колония в Фарнакию; далее — разрушенный Исхополь, потом залив, в котором расположены Керасунт и Гермонасса — незначительные поселения; недалеко от Гермонассы находятся Трапезунт и затем Колхида. Здесь где-то находится одно поселение под названием Зигополь. О Колхиде и о побережье, лежащем над ней, я уже сказал30.

18. Над Трапезунтом и Фарнакией расположены тибарены, халдеи, санны, которые прежде назывались макронами, и Малая Армения; аппеты, раньше называвшиеся керкитами, живут где-то поблизости от этих мест. Эти области пересекают весьма скалистая гора Скидис, соединяющаяся с Мосхскими горами, что над Колхидой (вершины ее занимают гептакомиты), и гора Париадр, которая тянется от Сиденской области C. 549и Фемискиры до Малой Армении, образуя восточную сторону Понта. Все жители этих горных областей совершенно дикие, однако гептакомиты превосходят в этом смысле прочих. Некоторые живут даже на деревьях или в башнях, поэтому древние называли их мосинеками, так как башни эти называются «мосинами». Они питаются звериным мясом и древесными плодами; они нападают также на путников, спрыгивая на них прямо со своих дощатых шалашей на деревьях. Гептакомиты уничтожили 3 манипула31войска Помпея, когда те проходили через эту горную область; варвары приготовили на дорогах сосуды с опьяняющим медом, добываемым из ветвей деревьев. Затем они напали на римских воинов, напившихся меду и потерявших сознание, и легко умертвили их. Некоторые из этих варваров назывались бизерами.

19. Современные халдеи в древности назывались халибами. Как раз напротив их области находится Фарнакия, которая на море имеет выгоды от ловли пеламид (ведь здесь впервые начали ловить эту рыбу)32, а на суше — рудники, теперь железные рудники, а прежде даже серебряные. Вообще побережье в этой области совсем узкое; ведь как раз над ним поднимаются горы со множеством рудников, покрытые густым лесом, и только небольшая часть земли обрабатывается. Таким образом, рудокопам остается только добывать пропитание для жизни работой на рудниках, а занимающимся морским промыслом — рыбной ловлей, особенно пеламид и дельфинов. Ведь эти последние, преследуя стаи рыб — кордил, тунцов и самих пеламид33, — становятся жирными, а оттого что они слишком быстро в погоне за приманкой приближаются к берегу, их легко ловить. Только жители Фарнакии ловят дельфинов на приманку, разрубают их на куски, пользуясь жиром для всевозможных надобностей.

20. Этих халибов, думается мне, Гомер упоминает в «Списке кораблей» после пафлагонцев, называя их гализонами:

Рать гализонов Годий и Эпистроф вели из Алибы,

Стран отдаленных, откуда исход серебра неоскудный;

(Ил. II, 856)

или же, если текст изменен, из

…Халибы, стран отдаленных,

с. 516 или эта народность и прежнее время называлась «алибами» вместо «халибов». Ведь как теперь невозможно называть их «халдеями», производя это имя от «халибов», так и прежде нельзя было давать им имя «халибов» вместо «алибов», тем более что имена народностей, особенно у варваров, сильно изменялись. Так, например, некоторых фракийцев называли синтиями, затем саийцами, где Архилох, как он сам говорит, бросил свой щит:

C. 550Носит теперь горделиво саиец мой щит безупречный:

Волей-неволей пришлось бросить его мне в кустах.

(Фрг. 6. Бергк)

Эта самая народность теперь называется сапеями. Все они жили около Абдер и на островах около Лемноса. Далее бригийцы, бриги и фригийцы — одна и та же народность; как и мисийцы, меоны и мейоны. Нет необходимости увеличивать число примеров. Деметрий Скепсийский также предполагает превращение их названия из алибов в халибов; но так как он не понимает того, что следует и что соответствует этому, в особенности почему Гомер назвал халибов гализонами, то отвергает это мнение. Я со своей стороны, сопоставив мои и его соображения, также рассмотрю предположения других писателей.

21. Некоторые писатели, изменяя гомеровский текст, пишут «алазонов», другие — «амазонок», слова же «из Алибы» изменяют на «из Алопы» или «из Алобы», называя скифов, что живут над Борисфеном, «алазонами» и «каллипидами» и другими именами (которые нам наболтали Гелланик, Геродот и Евдокс) и помещая амазонок между Мисией, Карией и Лидией, как полагает и Эфор, вблизи Кимы, его родины. А что, пожалуй, имеет смысл: ведь Эфор имеет в виду страну, впоследствии населенную эолийцами и ионийцами, а первоначально — амазонками. Есть, как говорят, несколько городов, названных именами амазонок: Эфес, Смирна, Кима и Мирина. Но как же можно поместить в этой местности Алибу, или, как некоторые называют ее, «Алопу» или «Алобу»? Или как следует объяснять выражение «стран отдаленных» или «исход серебра неоскудный»?

22. Эти трудности Эфор устраняет путем следующего изменения текста; он пишет:

Рать амазонок Годий и Эпистроф вели из Алопы,

Выйдя из славной страны, откуда амазонок племя.

Однако, устранив это затруднение, он попадается на другую выдумку, потому что в этой области нигде не найдешь Алопы, а его чтение, настолько измененное против показания древних рукописей, кажется необдуманностью. Деметрий Скепсийский, по-видимому, не одобряет предположения Эфора и не согласен с мнениями тех, кто полагает, что ализоны жили около Паллены; о них я упомянул в описании Македонии34. Точно так же ему трудно представить, как можно допустить, что на помощь с. 517 троянцам пришло союзное войско кочевников, живших над Борисфеном. С другой стороны, Деметрий как раз одобряет мнение Гекатея Милетского и Менекрата из Элеи, одного из учеников Ксенократа, а также взгляд Палефата. Гекатей в своем «Описании Земли» говорит: «У города Алазии протекает река Одрисс с запада через Мигдонийскую равнину, C. 551беря свое начало из озера Даскилитиды и впадая в Риндак». По его словам, в настоящее время Алазия безлюдна, но алазоны обитают во многих селениях, через которые протекает Одрисс; в этих селениях Аполлон пользуется особым почитанием, в особенности же на границе с кизикенами. Менекрат в своем «Описании Геллеспонта», напротив, сообщает, что над областью около Мирлеи возвышается непрерывно тянущаяся горная цепь, где обитает племя гализонов. Их имя следует, однако, прибавляет он, писать через двал, но Гомер по метрическим соображениям пишет только одно. Палефат, наконец, утверждает, что Одий и Эпистроф выступили в поход из области амазонок, которые тогда жили в Алопе, а теперь — в Зелии. Что же заслуживает одобрения в мнениях этих людей? Кроме того, что эти писатели изменяют древнее чтение, они не показывают нам ни серебряных рудников, ни местонахождения Алопы в Мирлеатиде, ни того, каким образом те, которые пришли оттуда в Илион, оказались «из стран отдаленных», если даже допустить существование какой-то Алопы или Алазии. Ведь эти местности гораздо ближе к Троаде, чем окрестности Эфеса. Тем не менее Деметрий называет тех, кто помещает амазонок около Пигел между Эфесом, Магнесией и Приеной, пустыми болтунами. Ведь выражение «из стран отдаленных», прибавляет Деметрий, нельзя применить к этой местности. Насколько же меньше подходит оно к областям Мисии и Тевфрании?

23. Да, клянусь Зевсом, говорит Деметрий, следует допустить существование в гомеровском тексте несколько произвольных добавок, например:

вдали от Аскании,

(Ил. II, 863)

…По имени слыл Арнеоном (так назван был матерью),

(Од. XVIII, 5)

Мягкоодутлой рукой искусственно выгнутый медный

Ключ взяла Пенелопа.

(Од. XXI, 6)

Допустим и это. Однако нельзя допускать того, на что Деметрий соглашается даже без убедительного возражения тем, кто принимает чтение:

вдали от Халибы.

Хотя Деметрий и согласен признать, что если теперь в стране халибов даже и нет серебряных рудников, они могли бы там быть в древности, но он не согласен с тем, что они пользовались такой же с. 518 известностью и о них так же стоило упоминать, как и о железных рудниках. Но что же мешает, можно спросить Деметрия, этим рудникам быть столь же знаменитыми, как и железным? Неужели изобилие железа может сделать место знаменитым, а изобилие серебра — нет? Если серебряные рудники вошли в славу не в героическое время, а в эпоху Гомера, то можно ли за это порицать выражение поэта? Как же эта слава могла дойти до поэта? Как же дошла до него слава медных рудников в Темесе италийской или слава о богатстве Фив в Египте35, хотя поэт жил почти в два раза дальше от египетских Фив, чем от халдеев? Однако Деметрий не C. 552согласен даже и с теми писателями, мнения которых он принимает. Действительно, при описании местности около Скепсиса, своей родины, он говорит о селении Неа, об Аргирии и Алазонии как о находящихся вблизи Скепсиса и реки Эсепа. Если эти местности вообще существуют, то они должны находиться у истоков Эсепа. По словам Гекатея, они лежат за устьями реки, а Палефат, утверждавший, что амазонки прежде жили в Алопе, а теперь в Зелии, не говорит ничего похожего на то, что говорят эти писатели. Что же касается Менекрата, то и он не говорит даже, что за местность «Алопа» или «Алоба» или как иначе предпочитают писать это имя; не говорит [об этом] и сам Деметрий.

24. Против Аполлодора, который в своем «Боевом построении троянцев» обсуждает этот же предмет, я уже раньше выставил много возражений, но и теперь я должен снова возразить ему. Ведь он полагает, что не следует помещать ализонов за рекой Галисом. Действительно, говорит он, никакого союзного войска не пришло на помощь троянцам с другой стороны Галиса. Поэтому прежде всего спросим его, кто такие гализоны на этой стороне Галиса и [те, что]

…Вдали от Алибы, откуда исход серебра неоскудный.

Он не сможет ответить на этот вопрос. Затем зададим ему вопрос: по какой причине он не допускает прихода какого-нибудь союзного войска также из области за рекой? Ведь если действительно случилось так, что все остальные союзники, исключая фракийцев, жили по эту сторону реки, то это вовсе не могло служить препятствием тому, чтобы по крайней мере одно союзное войско прибыло с другой стороны Галиса, из страны за левко-сирийцами36. Неужели народностям, воевавшим с троянцами, можно было прийти из этих местностей или с той стороны реки, как например, говорят, сделали это амазонки, треры и киммерийцы, а для племен, союзных с троянцами, это было невозможно? Амазонки не помогали троянцам, потому что Приам воевал против них в союзе с фригийцами:

И когда мужам подобные ратью нашли амазонки,

(Ил. III, 189)

как говорит Приам:

Там находился и я, и союзником оных считался.

с. 519 Напротив, так как племена, пограничные с амазонками, жили не так далеко, чтобы было трудно их вызвать оттуда, то при отсутствии причин для вражды, я думаю, ничто не мешало им быть союзниками троянцев.

25. Аполлодор, однако, не может приписать такогомнения древним писателям, будто они все согласны с тем, что ни одно племя с другой стороны Галиса не принимало участия в Троянской войне. Напротив, скорее можно найти свидетельства в пользу противоположного мнения. Во всяком случае, по словам Меандрия, энеты, выступив из страны левко-сирийцев, сражались на стороне троянцев; оттуда они отплыли вместе с фракийцами и поселились в самой отдаленной части Адриатического залива; а те энеты, которые не участвовали в походе, сделались каппадокийцами. C. 553В пользу этого утверждения, как кажется, говорит то обстоятельство, что во всей части Каппадокии вблизи реки Галиса, простирающейся вдоль Пафлагонии, в ходу оба языка, в которых много пафлагонских имен, например: Багас, Биасас, Айниатес, Ратотес, Зардокес, Тибиос, Гасис, Олигасис и Манес. Эти имена распространены в Фаземонитиде37, Пимолиситиде38, Газелонитиде, Газакене и в большинстве других областей. Сам Аполлодор приводит Зенодотово чтение гомеровского стиха в следующем виде:

Выведший их из Энеты39, где стадятся дикие мулы.

(Ил. II, 852)

Он утверждает, что Гекатей Милетский принимает за Энету Амис. Однако, как я уже сказал выше40, Амис относится к области левко-сирийцев и лежит по ту сторону Галиса.

26. Аполлодор где-то говорит также, что Гомер получил сведения о пафлагонцах, живущих в глубине страны, от людей, которые пешком прошли эту страну; однако побережье Пафлагонии осталось поэту неизвестным, так же как и остальное понтийское побережье. Ведь иначе поэт упомянул бы его. Напротив, исходя из данного мною теперь описания можно утверждать обратное: Гомер прошел все побережье, не пропустив ничего, бывшего тогда достопамятным. Если же он вовсе не упоминает Гераклеи, Амастрии и Синопы — городов, которые еще не были тогда основаны, то в этом нет ничего удивительного; с другой стороны, в отсутствии у него упоминания о внутренней части страны также нет ничего странного. Вообще же неупоминание многих известных мест не является доказательством неведения, как я уже доказал в предшествующем изложении41. Между тем, по словам Аполлодора, Гомер не знал многого на Понте, что было общеизвестным, как например рек и племен, ведь иначе, говорит он, поэт упомянул бы о них. Это неведение можно бы, пожалуй, допустить относительно чего-нибудь весьма значительного, например скифов, Меотиды и Истра. Ведь в противном случае Гомер, пожалуй, не наградил бы кочевников такими характерными признаками, как «питающиеся молоком» и «не имеющие средств к жизни», «справедливейшие из людей», а также «славные доители кобылиц»42. Однако он с. 520 не мог бы обойти названия «скифы», «савроматы» или «сарматы», если бы они действительно так назывались у греков; далее, говоря о фракийцах и мисийцах, живущих на Истре, он не умолчал бы об этой величайшей из рек, тем более при его склонности обозначать границы местностей реками. Наконец, в рассказе о киммерийцах он не упустил бы случая упомянуть о Боспоре или Меотиде.

27. Но кто станет упрекать Гомера за неупоминание предметов, не выделявшихся столь важными признаками, не в духе его времени или не соответствующих содержанию его произведений? Например, за неупоминание реки Танаиса, которая известна единственно только тем, что является границей Азии и Европы? Люди того времени еще не употребляли C. 554ни имени Азии, ни Европы, а обитаемый мир еще не делился, как теперь, на 3 материка. В противном случае Гомер где-нибудь назвал бы их в силу характерной особенности этих частей света, подобно тому как он упоминает Ливию и ливийский ветер, дующий из западных частей Ливии. Но так как еще не существовало разделения материков, то не было и необходимости упоминать о Танаисе. Многое, само по себе достойное упоминания, случайно не приходило поэту в голову. Ведь в речах и поступках мы замечаем много случайного. Из всех этих фактов ясно, что всякий, кто из умолчания поэтом чего-либо заключает о его незнании этого, ошибается. На нескольких примерах я должен выяснить ошибочность таких доводов, так как многие часто ими пользуются. Поэтому приходится опровергать тех, кто приводит их, даже с риском повторения сказанного43. Например, если кто-нибудь станет утверждать, что Гомер не называл ту или иную реку оттого, что не знает [ее имени], то я назову этот довод глупым; он не назвал ведь даже реки Мелета, протекающего мимо Смирны (которую большинство писателей считает его родиной), хотя он приводит имена рек Герма и Гилла; поэт не назвал и Пактола, который сливается в одно русло с этими реками и берет начало с горы Тмола, упоминаемой им44. Нет у него упоминания ни о самой Смирне, ни о прочих ионийских городах и о большинстве эолийских, хотя он упоминает Милет, Самос, Лесбос и Тенедос; не называет он и реки Лефея, которая протекает мимо Магнесии, ни Марсия; обе эти реки впадают в Меандр, причем последний поэт упоминает, а кроме того:

Реса, Кареса, Гептапора, быстрого Родия волны,

(Ил. XII, 20)

и прочие, большинство которых не больше ручьев. Называя множество стран и городов, поэт то упоминает при этом реки и горы, то нет. Во всяком случае реки в Этолии и в Аттике, как и в некоторых других странах, он оставляет без упоминания. Кроме того, упоминая об отдаленных реках, Гомер не называет ближайших не потому, конечно, что он их не знает, так как они были известны всем другим. Равным образом поэт, наверно, знал племена, жившие одинаково близко, но одних из них он упоминает, других же нет. Например, он называет ликийцев и солимов, а с. 521 милиев, памфилов и писидийцев нет; называя пафлагонцев, фригийцев и мисийцев, не упоминает о мариандинах, финах, вифинцах и бебриках; упоминает амазонок, но оставляет без упоминания левко-сирийцев, сирийцев, C. 555каппадокийцев и ликаонцев, хотя много рассказывает о финикийцах, египтянах и эфиопах. Говоря об Алейской равнине и об аримах45, он умалчивает о племени, в которое они входят. Такая критика Гомера неверна; достоверной критика является только тогда, когда она вскрывает какое-нибудь ложное утверждение поэта. Но Аполлодор оказался неправ и в случае, когда он осмелился утверждать, что «славные доители кобылиц» и «питающиеся молоком» — это выдумки Гомера. Таковы мои возражения Аполлодору. Теперь я возвращаюсь к следующей части моего описания Понта.

28. Над областью Фарнакии и Трапезунта обитают тибарены и халдеи, простирающиеся до Малой Армении. Последняя страна довольно плодородна. Малой Арменией, как и Софеной, всегда правили местные властители, которые то сохраняли дружественные отношения с остальными армянами, то были независимы от них. Им были подвластны халдеи и тибарены, так что их держава простиралась вплоть до Трапезунта и Фарнакии. Скрепив свое могущество, Митридат Евпатор стал владыкой Колхиды и всех этих стран, уступленных ему Антипатром, сыном Сисиды. Митридат проявлял столь большую заботу об этих областях, что построил там 75 укреплений, где и хранил большую часть своих сокровищ. Самые значительные из них — это Гидара, Басгедариза и Синория. Последнее местечко находилось на самой границе Великой Армении, почему Феофан и изменил ее имя в Сюнорию46. Действительно, по всей горной цепи Париадра много подходящих мест для таких укреплений, так как местность эта обильна водой и лесом и во многих местах покрыта отвесными обрывами и кручами. Во всяком случае здесь было построено большинство укрепленных казнохранилищ. В конце концов сам Митридат, когда Помпей напал на его страну, в поисках убежища бежал на эти окраины Понтийского царства. Захватив около Дастир в Акилисене обильную водой гору (поблизости протекал также Евфрат, отделяющий Акилисену от Малой Армении), Митридат оставался там до тех пор, пока не был вынужден осадой бежать через горы в Колхиду, а оттуда на Боспор. Около этого места в Малой Армении Помпей основал город Никополь47, существующий еще и теперь и хорошо населенный.

29. Малой Арменией в разное время управляли различные властители по воле римлян; в последнее время она находилась под властью Архелая. Тибаренами же и халдеями до Колхиды, Фарнакии и Трапезунта управляет Пифодорида, женщина мудрая, способная руководить государственными C. 556делами. Она дочь Пифодора из Тралл. Выйдя замуж за Полемона, она некоторое время была его соправительницей; после кончины мужа48в стране так называемых аспургианов (одного из варварских племен, обитающих около Синдики) она унаследовала его власть. От Полемона у нее было двое сыновей и дочь. Последняя вышла замуж с. 522 за Котиса сапейца49; после того как Котис был предательски убит50, она осталась вдовой с детьми от него. Старший из ее сыновей теперь управляет страной51. Что касается сыновей Пифодориды, то один из них52помогает матери в управлении в качестве частного лица, тогда как другой53недавно поставлен царем Великой Армении. Сама Пифодорида вышла замуж за Архелая и жила с ним до его кончины54. Теперь она вдова, владеет вышеупомянутыми областями и другими еще более культурными, к описанию которых я сейчас перейду.

30. К Фарнакии примыкают Сидена и Фемискира. Над этими местностями лежит Фанарея, занимающая лучшую часть Понта. Она засажена маслинами и обильна вином, отличается всеми прочими достоинствами. С восточной стороны Фанарея ограждена Париадром, который тянется параллельно ей; с запада — Лифром и Офлимом. Это значительной длины и ширины долина, через которую течет из Армении река Лик, а из ущелья у Амасии — Ирида. Обе реки сливаются приблизительно в середине этой долины. При слиянии их расположен город, который первый его основатель55назвал своим именем — Евпаторией. Помпей же, найдя город лишь наполовину отстроенным, увеличил его территорию и население и назвал Магнополем. Город этот лежит посреди равнины, а Кабиры находятся у самого подгорья Париадра, приблизительно в 150 стадиях южнее Магнополя (настолько и Амасия южнее его). В Кабирах были построены дворец Митридата, водяная мельница, зверинец; поблизости расположены также охотничьи угодья и рудники.

31. Здесь находится так называемый Кенон Хорион56 — естественно укрепленная отвесная скала — на расстоянии менее 200 стадий от Кабир. На вершине этой скалы бьет источник, выбрасывающий много воды, а у ее подошвы — река и глубокая пропасть. Высота скалы над гребнем огромная, так что она неприступна; кроме того, она окружена удивительной стеной, не считая той части, которая срыта римлянами. Вся эта страна в окружности покрыта густым лесом, скалиста и безводна, так что в пределах 120 стадий невозможно разбить лагерь. Здесь хранились самые драгоценные сокровища Митридата, которые Помпей посвятил в Капитолий, где они теперь и хранятся. Пифодорида управляет всей этой страной, примыкающей к области варваров, которая ей подвластна, равно как и Зелитидой и Мегалополитидой. Что касается Кабир, которые Помпей обратил в город, назвав Диосполем57, то Пифодорида еще больше украсила их и переименовала в Себасту58; этот город служит ей столицей. В городе находятся также святилище Мена, называемое Фарнаковым59, местечко Америя со множеством храмовых рабов и священным участком, доходы с которого всегда принадлежат жрецу. Цари почитали это святилище превыше всякой меры, так что они произносили так называемую царскую клятву: [Клянусь] «Счастьем царя и Меном Фарнака». Это святилище является храмом Селены, как и храмы у албанцев и во Фригии, именно храм Мена в одноименной местности, храм с. 523 Мена Аскея60вблизи Антиохии писидийской, а также храм Мена в области антиохийцев.

C. 55732. Над Фанареей находятся Команы на Понте, одноименные с городом в Великой Каппадокии; город посвящен той же богине и построен по образцу каппадокийского: священные обряды, одержимость божеством и почести жрецам были там почти одинаковы, в особенности же при прежних царях, когда два раза в году при так называемых «выходах»61богини жрец носил диадему62, занимая второе место по достоинству после царя.

33. Я упомянул выше63о Дорилае Тактике, который был прадедом моей матери, и о другом Дорилае, племяннике первого и сыне Филетера; хотя этот Дорилай получил от Митридата Евпатора высшие почести и даже жреческую должность в Команах, но был уличен в попытке склонить царство к восстанию на сторону римлян. После падения Дорилая его семья находилась в опале вместе с ним. Много времени спустя дядя моей матери Моаферн вновь достиг почетного положения, когда уже царство приближалось к своему падению, и снова он сам и его родственники разделили участь царя, за исключением нескольких лиц, которые успели уже раньше отделиться от царя, как например мой дед с материнской стороны. Последний, видя, что дела Митридата в войне с Лукуллом принимают плохой оборот, и, сверх того, охладев к царю в гневе за недавнее C. 558умерщвление им своего двоюродного брата Тибия и его сына Феофила, он начал мстить за них и за себя. Получив от Лукулла ручательство в безопасности, он склонил к отделению от царя 15 укреплений. За эти услуги ему, правда, обещали очень много. Но когда прибыл Помпей, преемник Лукулла по военному командованию, то он счел всех, оказавших какие-нибудь услуги своему предшественнику, личными врагами, так как у него с Лукуллом началась вражда. Возвратившись домой по окончании войны, Помпей добился того, что сенат не утвердил почестей, обещанных Лукуллом некоторым понтийцам; потому что, по словам Помпея, когда один полководец счастливо закончил войну, было бы несправедливо, чтобы от другого зависело распределение наград и почестей.

34. Под властью царей Команы управлялись так, как сказано выше. Но Помпей, получив неограниченную власть в стране, поставил Архелая жрецом, присоединил к его владениям, кроме священного участка, еще кусок земли в 2 схена в окружности (т. е. 60 стадий) и приказал жителям подчиняться ему. Архелай был их правителем, а также владыкой храмовых рабов, живших в городе, но не имел права продавать их. Здесь храмовых рабов было также64не менее 6000. Этот Архелай был сыном Архелая, получившего почести от Суллы и сената, «друга» бывшего консула Габиния. Когда Габиний был послан в Сирию65, Архелай тоже прибыл туда в надежде принять участие в приготовлениях к Парфянской войне, но так как сенат не разрешил ему, то Архелай оставил эту надежду, но нашел другую, еще большую. Случилось, что как раз в это время египтяне изгнали Птолемея, отца Клеопатры, а его дочь, старшая с. 524 сестра Клеопатры, владела царством. Так как для нее подыскивали мужа царского происхождения, то Архелай предложил ее посредникам себя, утверждая, что он сын Митридата Евпатора. Его предложение было принято, но царствовать ему пришлось всего 6 месяцев: Габиний при восстановлении Птолемея на престоле убил его в какой-то стычке.

35. Сын его получил жреческую должность, а позднее — Ликомед, которому добавили еще участок в 4 схена66. После того, как и этот был устранен, эту должность занимает Дитевт, сын Адиаторига, который, по-видимому, получил ее от Цезаря Августа за свою доблесть. Действительно, Цезарь, проведя в триумфальном шествии Адиаторига с детьми и женой, решил казнить его вместе со старшим из сыновей (Дитевт был старшим); когда второй из братьев сказал воинам, которые вели их на казнь, что старший — он, то произошел продолжительный спор между C. 559обоими братьями, пока родители не убедили Дитевта уступить младшему, потому что он, по их словам, как старший по возрасту будет лучшим защитником матери и остающегося еще в живых брата. Таким образом, говорят, младшего казнили вместе с отцом, а старший был спасен и получил эту почетную должность. Узнав об этом, кажется уже после казни этих людей, Цезарь был огорчен и, считая оставшихся в живых заслуживающими его милостей и заботы, пожаловал им эту почетную должность.

36. Команы имеют большое население и являются значительным торговым центром для купцов из Армении. Во время «выходов»67богини народ — мужчины вместе с женщинами — стекается сюда отовсюду, из городов и из области, справлять праздник. Некоторые по обету даже постоянно живут здесь, принося жертвы богине. Обитатели города живут в роскоши, а все их земельные участки — под виноградниками. Множество женщин там торгует своим телом; большинство их посвящено богине. Ведь этот город в некотором смысле является маленьким Коринфом. Действительно, там благодаря множеству гетер, посвященных Афродите, постоянно был большой наплыв иностранцев, справлявших праздник. Купцы и воины совершенно растрачивали там свои деньги68, так что о них пошла поговорка:

Не всякому в Коринф доступен путь.

Таково мое описание Коман.

37. Вся страна вокруг находится под властью Пифодориды; ей принадлежат также Фанарея, Зелитида и Мегалополитида. О Фанарее я уже сказал. Что же касается Зелитиды, то в ней есть город Зела, возведенный на кургане Семирамиды, со святилищем Анаитиды, которую почитают также и армяне69. Священные обряды совершаются здесь с большим благоговением, и все понтийцы приносят тут клятвы в самых важных случаях. Множество храмовых рабов и жреческие почести при царях были точно такие, как я описал выше; в настоящее время все находится в руках Пифодориды. Многие причиняли ущерб святилищу, уменьшая с. 525 число храмовых служителей и прочие богатства храма. Была урезана прилегающая к храму территория, разделенная между несколькими владениями; именно так называемая Зелитида (где есть город Зела, построенный на насыпи). В древности цари управляли Зелой не как городом, а в качестве святилища персидских божеств, и жрец был там владыкой всего. В городе жило множество храмовых служителей и сам жрец, имевший большие богатства; священный участок, так же как и земля жреца, C. 560были подчинены ему и его многочисленным помощникам. Помпей присоединил много провинций к этой местности и назвал Зелу городом, как и Мегалополь; последний он объединил с областями — Кулупеной и Камисеной (эти области находятся на границе с Малой Арменией и Лавиансеной, содержат каменную соль, а также старинную крепость Камисы, теперь разрушенную). Позднейшие римские префекты одну часть из этих двух областей передали жрецу Коман, другую — жрецу Зел, а третью — Атепоригу, одному из властителей из рода тетрархов Галатии. После его смерти эта небольшая часть теперь подчинена римлянам под названием провинции (она действительно является самостоятельным государством с тех пор, как к ней присоединили городок Караны, от имени которого и страна называется Каранитидой), остальной же частью владеют Пифодорида и Дитевт.

38. Остается описать часть Понта, лежащую между этой областью и областями амисенцев и синопцев и простирающуюся по направлению к Каппадокии, Галатии и Пафлагонии. После Амисенской области вплоть до реки Галиса лежит Фаземонитида, которую Помпей переименовал в Неаполитиду, объявив городом местечко у селения Фаземона и назвав его Неаполем70. Границей северной части этой области являются Газелонитида и Амисенская область, западной — река Галис, восточной — Фанарея, остающейся части — моя страна — область амасийцев, безусловно самая большая и лучшая из всех. В части Фаземонитиды, пограничной с Фанареей, находится озеро величиной с море, называемое Стифаной; в нем много рыбы, а в окрестностях расположены тучные пастбища разного рода. На берегу озера находятся покинутая теперь сильная крепость Икизари71, а недалеко от нее разрушенная столица. Остальная страна по большей части безлесна и производит хлеб. Над областью амасийцев лежат горячие источники фаземонитов, весьма целебные, а на крутой и высокой горе, оканчивающейся острой вершиной, расположен Сагилий с укреплением и обильным водоемом, который сейчас в запустении, однако царям он был полезен во многих отношениях. Здесь сыновья царя Фарнака захватили в плен и умертвили Арсака, который без позволения какого-либо римского префекта разыгрывал роль властителя и поднял восстание. Его захватили в плен после взятия крепости двумя царями — Полемоном и Ликомедом, однако голодом, а не силой; изгнанный с равнины, он бежал без всяких запасов в горы и нашел имевшиеся C. 561там водоемы, загражденные огромными скалами. Действительно, это было сделано по распоряжению Помпея, который приказал разрушить с. 526 укрепления, сделав их непригодными для тех, кто хотел бежать в горы для того, чтобы заниматься разбоем. Такой порядок Помпей установил в Фаземонитиде; позднейшие правители и эту страну разделили между царями.

39. Мой родной город72 лежит в глубоком большом ущелье, через которое течет река Ирида. Город удивительно благоустроен как искусными человеческими мероприятиями, так и самой природой и сочетает одновременно преимущества города и крепости. Это высокая и со всех сторон обрывистая скала с крутым спуском к реке; с одной стороны ее идет стена по краю реки, где построен город; на другой стороне стена поднимается по обеим сторонам к вершинам. Вершин 2, они естественно соединены друг с другом и очень красиво поднимаются в виде башен. На этом пространстве расположены дворцы и гробницы царей. На вершинах находится очень узкий перешеек, высотой в 5 или 6 стадий с обеих сторон, если подниматься на гору от берега реки и городских предместий; от перешейка до вершин остается еще крутой подъем в 1 стадию, представляющий непреодолимое препятствие против всякого нападения. На скале внутри есть водохранилища, от которых город нельзя отрезать, так как в скале вырублены 2 подземных канала: один — к реке, другой — к перешейку. Через реку перекинуты 2 моста: один — из города к предместью, другой — из предместья к окрестностям, потому что у этого моста оканчивается гора, возвышающаяся над скалой. Затем идет долина, простирающаяся от реки, вначале не широкая, потом она расширяется, образуя так называемую равнину Хилиокомон73. Далее следуют области Диакопена и Пимолисена, всюду плодородные, простирающиеся до Галиса. Это северные части области амасийцев; длина их приблизительно 500 стадий. Затем идет остальная часть страны, гораздо длиннее этой, до Бабанома и Ксимены (последняя область сама простирается до Галиса). Это, таким образом, длина; ширина же тянется с севера на юг к Зелитиде и к Великой Каппадокии вплоть до области трокмов. В Ксимене есть солеварницы каменной соли, от которых, как думают, и получила свое имя река Галис. В нашей стране есть несколько разрушенных укреплений и много покинутой земли вследствие Митридатовой войны. Вся страна, однако, покрыта лесом; часть ее пригодна для конских пастбищ и для выращивания других животных, но вся она в целом прекрасно приспособлена для обитания. Амасия также была отдана царям, но в настоящее время это — провинция.

40. Остается еще та часть Понтийской провинции, которая лежит за C. 562рекой Галисом — область около горы Ольгассия, прилегающая к Синопиде. Ольгассий — это очень высокая и труднодоступная гора. Святилища, воздвигнутые на ней повсюду, находятся в руках пафлагонцев. В окрестностях ее лежат довольно плодородные области — Блаена и Доманитида; через последнюю протекает река Амний. Здесь Митридат Евпатор совершенно уничтожил силы Никомеда Вифинского, однако не сам лично, но с помощью своих полководцев. Никомеду с немногими с. 527 спутниками удалось спастись бегством на родину. Оттуда Никомед отплыл в Италию; Митридат начал преследовать его и захватил Вифинию с ходу и овладел Азией вплоть до Карии и Ликии. Здесь также одно местечко было превращено в город, именно Помпейополь. В этом городе находится гора Сандаракургий, недалеко от Пимолис, разрушенной царской крепости, по имени которой страна по обоим берегам реки называется Пимолисеной. Гора Сандаракургий74 полая внутри вследствие рудокопных работ: рудокопы прорыли там большие подземные ходы. Рудники разрабатывались откупщиками, у которых рудокопами были рабы, проданные в рабство преступники. Ведь, кроме тяжести самой работы, как говорят, воздух в рудниках был смертоносным и невыносимым из-за тяжкого зловония руды, так что люди были обречены на скорую смерть. К тому же нередко эксплуатация рудников прекращается из-за невыгоды предприятия, так как рабочих там больше 200, причем это число постоянно сокращается от болезней и смерти. Это следует сказать о Понте.

41. После Помпейополя идет остальная часть внутренней Пафлагонии по направлению к западу вплоть до Вифинии. Незадолго до нашего времени в этой стране (хотя она и совсем небольшая) было несколько правителей, но так как царский род прекратился, то теперь ею владеют римляне. Области, пограничные с Вифинией, называются Тимонитидой, «областью Гезаторига», Мармолитидой, Санисеной и Потамией. Была здесь также и какая-то область Кимиатена; в ней находилось сильное природное укрепление Кимиаты у подошвы горной цепи Ольгассия. Это укрепление служило опорным пунктом Митридату, прозванному Ктистом75, когда он C. 563стал владыкой Понта; его потомки удержали преемственно власть вплоть до Евпатора. Последним царем Пафлагонии был Дейотар, сын Кастора, по прозванию Филадельф. Он владел столицей Морзея — Ганграми, которые были маленьким городком и вместе с тем укреплением.

42. Евдокс говорит об ископаемых рыбах в Пафлагонии «на сухих местах», однако не уточняет местности. По его словам, ископаемых рыб находят также «во влажной» местности около озера Аскании, что под Киосом, хотя не говорит по этому поводу ничего определенного. Так как я теперь описываю часть Пафлагонии, примыкающую к Понту, а с Пафлагонией на западе граничат вифинцы, то попробую описать и их страну. Затем, начав снова с областей этой народности и пафлагонцев, я присоединю описание областей, следующих за ними по направлению к югу вплоть до Тавра, именно областей, параллельных Понту и Каппадокии. Ведь такой приблизительно порядок и деление предписывают природные условия местности.

IV

1. С востока Вифиния граничит с пафлагонцами, мариандинами и некоторыми эпиктетами1; с севера ее границей является Понтийское море от устья Сангария до входа в Понтийское море у Византия и Халкедона; с. 528 с запада — Пропонтида; наконец, к югу — Мисия и так называемая Фригия Эпиктет, которая зовется также Геллеспонтской Фригией.

2. В этой последней стране при входе в Понт расположены Халкедон, основанный мегарцами, селение Хрисополь и Халкедонское святилище. На городской территории несколько выше моря находится источник под названием Азарития, где водятся небольшие крокодилы. Далее, к халкедонскому берегу примыкает так называемый Астакенский залив, представляющий собой часть Пропонтиды. В этом заливе построена Никомедия, названная так по имени ее основателя — одного из вифинских царей2. Много вифинских царей носило одно и то же имя (так же как и Птолемеи) благодаря славе первого царя. В самом заливе также был город Астак, основанный мегарцами и афинянами, а позднее — Дедалсом. По имени города назван и залив. Город был разрушен Лисимахом, а его жителей переселил в Никомедию ее основатель.

3. К Астакенскому заливу примыкает другой залив, который простирается далее к восходящему солнцу; в нем находится Прусиада, прежде носившая имя Киоса. Филипп, сын Деметрия и отец Персея, разрушил Киос. Он отдал разрушенный город сыну Зелы Прусию, который вместе с ним разрушил этот город и соседнюю с ним Мирлею, находящуюся вблизи C. 564Прусы. Прусий восстановил оба города из развалин и назвал Киос от своего имени Прусиадой, а Мирлею по имени своей супруги — Апамеей. Это тот Прусий, который предоставил убежище Ганнибалу (Ганнибалу пришлось бежать туда после поражения Антиоха). Прусий покинул Фригию на Геллеспонте по договору с Атталидами. Эта страна прежде начиналась Малой Фригией, а Атталиды дали ей имя Эпиктет3. Над Прусиадой возвышается гора под названием Арганфоний. Здесь, как рассказывает миф, нимфы похитили Гила, одного из спутников Геракла, плывшего с ним вместе на корабле Арго, когда он вышел за водой на берег. Киос же по возвращении из Колхиды (он был также спутником Геракла и плыл вместе с ним) остался здесь и основал город, названный его именем. Еще и поныне прусийцы справляют нечто вроде празднества — блуждание по горам с вакхическими шествиями и призыванием Гила, как будто они выходят в лес на поиски Гила. Так как прусийцы вели себя доброжелательно по отношению к римлянам, то получили свободу. Напротив, апамейцам пришлось принять римскую колонию. Пруса расположена на Мисийском Олимпе. Город обладает прекрасным государственным устройством, граничит с фригийцами и мисийцами. Он был основан Прусием, воевавшим с Киром4.

4. Границы вифинцев, фригийцев, мисийцев, а также долионов, что живут вокруг Кизика, и мигдонийцев и троянцев трудно определить. Общепризнано, что каждую народность следует считать «отдельной» народностью (о фригийцах же и мисийцах пошла даже поговорка:

Мисийцев и фригийцев страны обособлены).

Но границы между ними трудно определить. Причина этого явления в том, что пришельцы — завоеватели, будучи варварами и воинами, с. 529 непрочно владели покоренной страной. Большей частью они блуждали по стране, то изгоняя население, то сами подвергаясь изгнанию. Можно полагать, что все эти народности были фракийцами, потому что фракийцы обитали на противоположном берегу5и те и другие мало отличались друг от друга.

5. Однако, насколько можно себе представить, Мисия лежит посредине между Вифинией и устьем Эсепа, касаясь моря и простираясь почти до всего Олимпа. В глубине страны вокруг Мисии расположена Фригия Эпиктет, которая нигде не соприкасается с морем и простирается до восточных частей Асканийского озера и его области; озеро и область носили одно и то же имя. Часть этой области была фригийской, а другая — мисийской. Фригийская часть находилась дальше от Трои. Действительно, так приходится понимать слова Гомера, когда он говорит:

Форкис и храбрый Асканий вели из Аскании дальней

Рати фригиян;

(Ил. II, 862)

именно из фригийской Аскании, потому что другая Аскания, мисийская, лежит ближе, у нынешней Никеи; о ней упоминает Гомер:

C. 565Пальма, Аскания, Мориса, отраслей Гиппотиона,

Двух воевод, из Аскании прежним пришедших на смену.

(Ил. XIII, 792)

Не приходится удивляться, что поэт говорит об одном Аскании как о вожде фригийцев, пришедшем из Аскании, и о другом каком-то Аскании, вожде мисийцев, тоже пришедшем из Аскании: ведь у Гомера часто встречаются одинаковые имена, а также прозвища, взятые от имен рек, озер и местностей.

6. Сам Гомер считает границей мисийцев Эсеп. Ведь назвав подгорную область Трои над Илионом, подвластную Энею (которую он называет Дарданией), поэт непосредственно к северу помещает и Ликию, область, подчиненную Пандару, где находилась Зелия, и говорит:

В Зелии живших мужей, при подошве холмистыя Иды

Граждан богатых, пиющих Эсеповы черные воды

Племя троянское.

(Ил. II, 824)

Под Зелией лежат у моря, на этой стороне Эсепа, равнина Адрастеи, гора Терея и Пития (вообще говоря, современная Кизикена у Приапа), которую поэт называет непосредственно после Зелии6. Гомер опять возвращается к восточным областям и к областям за Эсепом, чем он показывает, что считает область до Эсепа северной и восточной границей Троады. Во всяком случае после Троады идут Мисия и Олимп. Древнее предание указывает приблизительно такое положение этих племен, но нынешние с. 530 изменения последовали в результате многочисленных перемен. Ведь в разные времена эти племена находились под властью разных правителей, причем одни властители объединяли их, другие же дробили на части. Действительно, после взятия Трои над ними господствовали фригийцы и мисийцы; позднее — лидийцы, после них эолийцы и ионийцы, потом персы и македоняне и наконец римляне. При римском владычестве большая часть их потеряла даже свой родной язык и свое имя в силу последовавшего затем особого разделения страны. На этом делении мне лучше остановиться при описании современного положения7, уделяя в то же время должное внимание и положению вещей в древности.

7. В глубине Вифинии лежат Вифиний, расположенный под Тиеем с областью, лежащей около Салона — прекрасным пастбищем для скота (откуда происходит салонский сыр); затем Никея, столица Вифинии на Асканийском озере (вокруг расстилается большая и чрезвычайно плодородная равнина, не очень здоровая летом). Первым основателем Никеи был сын Филиппа Антигон, который назвал ее Антигонией, затем Лисимах. Последний переименовал ее в Никею, по имени своей супруги, которая C. 566была дочерью Антипатра. В окружности город имеет 16 стадий и по форме четырехугольный; в нем четверо ворот, расположен он на равнине и изрезан улицами; в силу этого с одного камня, поставленного в центре, в гимнасии, видны эти ворота. Несколько выше Асканийского озера находится городок Отрея, расположенный уже к востоку на границе Вифинии. Отрея, как полагают, названа по имени Отрея.

8. То, что Вифиния была местом обитания мисийцев, впервые засвидетельствовал Скилак из Карианды (по его словам, фригийцы и мисийцы жили вокруг Асканийского озера). Затем об этом свидетельствует Дионисий, который написал сочинение «Об основаниях городов». Он говорит, что пролив у Халкедона и Византия, теперь называемый Боспором Фракийским, прежде носил имя Мисийского Боспора. Это можно принять как свидетельство того, что мисийцы были фракийцами. Евфорион, когда говорит:

Там у волн Асканийских, мисийского тока,

и Александр Этолийский:

Те, чьи жилища стоят у светлых Аскания струй,

И на брегах Асканийского озера, там где Долион

Жил, славный Мелии сын, тот, что Силену рожден,

свидетельствуют о том же, так как нигде нет другого Асканийского озера, но только здесь.

9. Уроженцами Вифинии были знаменитые ученые: философ Ксенократ, диалектик Дионисий, математики Гиппарх, Феодосий с сыновьями, ритор Клеохар из Мирлеи и врач Асклепиад из Прусы.

10. К югу от вифинцев находятся обитающие вокруг Олимпа мисийцы (которых одни называют олимпенами, другие — геллеспонтийцами) и с. 531 Фригия, что на Геллеспонте, а к югу от пафлагонцев живут галаты. Еще южнее этих народностей лежат Великая Фригия и Ликаония вплоть до Киликийского и Писидийского Тавра. Так как земли, пограничные с Пафлагонией, лежат у понтийского побережья, у Каппадокии и уже описанных нами народов, то мне следовало бы сначала добавить описание соседних с ними земель, а затем рассказать о странах, следующих за ними.

V

1. Далее, к югу от пафлагонцев живут галаты. Их 3 племени: 2 из них называются по именам вождей — трокмы и толистобогии, третье же племя — тектосаги — названо по имени племени в Кельтике1. Галаты заняли эту страну после долгих скитаний. Они разоряли страну, подвластную царям Атталидам и вифинцам, пока не получили от них путем добровольной уступки теперешнюю Галатию, или так называемую Галлогрецию. C. 567Главным вождем их в походе и при переправе в Азию обычно считают Леоннория. 3 племени галатов говорили на одном языке и ничем не отличались друг от друга; каждое племя делилось на 4 части, называемые тетрархиями; во главе каждой тетрархии стоял свой особый тетрарх, она имела также одного судью и военачальника, подчиненных тетрарху, и двух низших военачальников. Совет этих 12 тетрархов состоял из 300 человек, собиравшихся в так называемом Дринемете. Совет этот решал дела, связанные с убийством, тетрархи и судьи — все остальные. Таково было государственное устройство Галатии в древности; в наше же время власть перешла к трем властителям, затем к двум, потом к одному — Дейотару и, наконец, к Аминте, который наследовал ему. В настоящее время римляне владеют как этой страной, так и областью, подчиненной Аминте, объединив их в одну провинцию2.

2. Трокмы занимают области вблизи Понта и Каппадокии. Это — самые лучшие области из всех населенных галатами. В них расположены 3 обнесенных стенами укрепления: Тавий — торговый центр населения в этой части страны; в нем находятся колоссальная бронзовая статуя Зевса и его священный участок, являющийся убежищем; Мифридатий, который Помпей отдал Богодиатару, отделив его от Понтийского царства; третье — Данала3, где происходило совещание Помпея с Лукуллом. Помпей прибыл как преемник Лукулла по командованию на войне, Лукулл же сдал командование армией и покинул страну, чтобы отметить триумф. Итак, трокмы владеют этими областями, тектосаги же — страной вблизи Великой Фригии по соседству с Пессинунтом и областью Оркаорков. Тектосагам принадлежит укрепление Анкира, одноименное с фригийским городком, расположенным по направлению к Лидии по соседству с Блавдом. Толистобогии обитают на границе с вифинцами и с так называемой Фригией Эпиктет. Укрепления их — Блукий и Пеий; первый из них был столицей Дейотара, а второй — его казнохранилищем.

с. 532 3. Пессинунт — самый большой торговый центр в этой части света. Здесь находится весьма почитаемое святилище Матери богов. Ее называют Агдистидой. В древнее время жрецы были чем-то вроде властителей и жреческая должность приносила большие доходы; теперь же преимущества, связанные с их званием, сильно уменьшены, хотя торговый центр сохранился. Священный участок был отстроен царями Атталидами подобающим для священного места образом: там было воздвигнуто святилище и портики из белого мрамора. Святилище получило большую славу благодаря римлянам, которые, согласно повелению Сибиллиных оракулов, привезли оттуда статую богини, так же как и статую Асклепия из Эпидавра. Есть там и гора Диндим, возвышающаяся над городом, по имени которой названа область Диндимена, так же как Кибела получила свое имя от Кибел. Недалеко отсюда протекает река Сангарий. На этой реке C. 568 находятся древние поселения фригийцев, Мидаса и Гордия (жившего еще раньше) и некоторых других. Эти поселения не сохранили даже и следов городов, но представляют собой только селения немного больше прочих, как например Гордий и Горбеунт — столица Кастора, сына Саокондария, где Дейотар убил своего зятя Кастора вместе с собственной дочерью. Укрепление он велел уничтожить и опустошил большую часть поселения.

4. За Галатией к югу находятся озеро Татта, лежащее около Великой Каппадокии, недалеко от морименов (оно является частью Великой Фригии), и примыкающая к этому озеру область вплоть до Тавра, большая часть которой была подвластна Аминте. Озеро Татта — это естественная солеварница. Вода в озере так легко кристаллизуется вокруг любого предмета, опущенного в нее, что когда туда бросают кольца, сплетенные из тростника, то извлекают гирлянды соли; благодаря кристаллизации соли птицы, прикоснувшись к воде крыльями, тотчас падают и их легко поймать.

VI

1. Таково озеро Татта. Области вокруг Оркаорков, Питнисса и плоскогорья ликаонцев холодные, лишены растительности; там пасутся дикие ослы, а воды — большой недостаток. И даже там, где можно найти воду, она находится в самых глубоких колодцах из всех, как например в Соатрах, где воду даже продают (Соатры — это местечко возле Гарсавр). Хотя страна эта и безводна, все же в ней удивительным образом разводятся овцы, правда с жесткой шерстью. Некоторые нажили от этого промысла огромные богатства. Аминта содержал в этой местности более 300 стад овец. Здесь есть и озера: большее — Коралида и меньшее — Трогитида. Где-то здесь находится и городок Иконий с многочисленным населением; земля его более плодородна, чем в вышеупомянутой области, где водятся дикие ослы. Городок этот находился под властью Полемона. К этим с. 533 областям близко подходит Тавр, который отделяет Каппадокию и Ликаонию от расположенной над ними Киликии Трахеи. Граница между ликаонцами и каппадокийцами проходит между Коропассом — селением ликаонцев — и каппадокийским городком Гарсаврами. Расстояние между этими укреплениями приблизительно 120 стадий.

2. К Ликаонии относится также Исаврия у самого Тавра; в ней есть C. 5692 одноименных селения Исавры: одно — Старые Исавры, а другое (хорошо укрепленное) — Новые. Эти селения распространяли свою власть на много других селений; все это были разбойничьи поселения. Они доставили много неприятных хлопот даже римлянам и особенно Публию Сервилию, прозванному Исаврийским, с которым мне пришлось познакомиться. Он подчинил эти местности римлянам и разрушил большинство пиратских укреплений на берегу моря.

3. На окраине Исаврики находится Дерба, примыкающая ближе всего к Каппадокии, — столица тирана Антипатра Дербета. Под его властью находились также Ларанды. В наше время Исаврами и Дербой владел Аминта. Он совершил нападение на Дербета и убил его, хотя Исавры он получил от римлян. Действительно, он устроил здесь для себя столицу, разрушив Старые Исавры. Начав возводить в том же месте новую стену, он не успел, однако, ее закончить, так как был убит киликийцами при вторжении его в область гомонадов, захваченный в плен из засады.

4. Владея Антиохийской областью, что у Писидии, вплоть до Аполлониады возле Апамеи Кибота, некоторой частью подгорья и Ликаонией, он пытался истребить киликийцев и писидийцев, бежавших с Тавра в эту страну, которая была подвластна фригийцам и ликаонцам1. Ему удалось захватить много местечек, прежде неприступных, и, между прочим, Кремну. Однако Сандалием, лежащим между Кремной и Сагалассом, он даже и не пытался овладеть силой.

5. Кремна занята римскими колонистами, а Сагаласс подчинен тому же римскому правителю, который управляет и всем царством Аминты. Сагаласс находится на расстоянии однодневного пути от Апамеи, и спуск к нему от этой крепости составляет около 30 стадий. Город этот, называемый также Селгессом, был взят и Александром. Аминта захватил Кремну; когда он, вступив в область гомонадов, которая считалась совершенно неприступной, стал владыкой большинства тамошних местностей и даже убил местного тирана, то был коварно захвачен в плен женой тирана. Гомонады предали смерти Аминту, а их самих голодом принудил к сдаче Квириний2. Он захватил в плен 4000 человек и расселил их по соседним городам, лишив страну обороноспособного населения. В высоких областях Тавра, в середине между обрывистыми, страшными, большей частью непроходимыми крутизнами, лежит глубокая и плодородная долина, [в свою очередь] разделенная на несколько долин. Население, возделывающее эту долину, ютилось на возвышающихся над ней скалах или в пещерах. Большинство их было вооружено и совершало набеги на чужую землю, причем горы стеной защищали их страну.

с. 534

VII

1. К этим народностям примыкают писидийцы и преимущественно сельги — самое значительное племя из писидийцев. Большая часть их занимает C. 570вершины Тавра. Некоторые, однако, живут и в холмистой области, засаженной всюду маслинами, над памфилийскими городами Сидой и Аспендом. Еще выше лежащую гористую область занимают соседи сельгов и гомонадов — катенны; сагалассам же принадлежит область по эту сторону Тавра, возле Милиады.

2. По словам Артемидора, города писидийцев следующие: Сельга, Сагаласс, Петнелисс, Адада, Тимбриада, Кремна, Питиасс, Амблада, Анабура, Синда, Аарасс, Тарбасс и Термесс. Одни из этих писидийцев целиком живут в горах, а другие простираются до предгорий по обеим сторонам горного хребта в сторону Памфилии и Милиады; они граничат с фригийцами, лидийцами и карийцами, которые все являются мирными народностями, хотя и живут к северу [от Тавра]. Напротив, памфилийцы, у которых много общего с киликийским племенем, вовсе не чуждаются занятия разбоем и не дают соседям вести мирную жизнь, хотя и занимают южные части предгорья Тавра. На границе с фригийцами и Карией находятся Табы, Синда и Амблада, откуда вывозится амбладийское вино, применяемое как лечебное средство.

3. Остальные из упомянутых горных писидийцев разделены на несколько племен под властью тиранов, они подобно киликийцам занимались разбоем. Как говорят, какие-то лелеги — кочевое племя — в древности смешались с ними и остались там в силу одинакового уклада жизни. Город Сельга первоначально был основан лакедемонянами, а еще раньше — Калхантом. Впоследствии город оставался самостоятельным и благодаря управлению в соответствии с законами достиг столь большого могущества, что даже насчитывал некогда 20 000 жителей. Природа этой области удивительна: между вершинами Тавра расположена весьма плодородная земля, способная прокормить десятки тысяч людей; во многих местностях там растут маслины и прекрасные виноградники, кроме того, есть обширные пастбища для разного рода скота. Кругом над этой страной горные вершины поросли лесами разных пород. В наибольшем количестве там произрастает стиракс1 — невысокое прямое дерево, из которого изготовляются стираковые дротики, похожие на кизиловые. Внутри стволов этих деревьев водится какая-то разновидность древесного червя. Этот червь проедает дерево до поверхности и выбрасывает измельченные крупинки древесины вроде отрубей или опилок, отчего у корней дерева образуются кучи таких опилок, затем начинает источаться какая-то жидкость, легко сгущающаяся подобно камеди. Часть этой жидкости стекает на кучи древесной муки у корней дерева и смешивается с ней и с землей, кроме некоторого количества, C. 571которое сгущается на поверхности и остается прозрачным; другая часть жидкости застывает, стекая по поверхности ствола, и также остается чистой. Из нечистой части жидкости приготовляется смесь древесной муки с. 535 с землей — более ароматная масса, чем чистая жидкость, однако по силе других свойств уступающая ей (хотя большинство об этом не знает). Эту массу благочестивые люди употребляют в большом количестве в качестве благовония для курений. Славятся также сельгийский ирис и изготовляемая из него мазь. На территории вокруг города и в области сельгийцев существует лишь немного проходов, так как это горная страна, полная круч и пропастей, которые образуют наряду с другими реками Евримедонт и Кестр, стекающие с Сельгийских гор и впадающие в Памфилийское море. По дорогам проложены мосты. В силу неприступности сельгийцы никогда не испытали господства других племен, а безмятежно пользовались плодами всей своей земли. Только за часть ее, расположенную ниже, в Памфилии, и по эту сторону Тавра, они постоянно воевали с царями. Что касается их отношений с римлянами, то они получили от них эту землю во владение на определенных условиях. К Александру они отправили послов, предложив подчиниться его велениям из дружбы. В настоящее время они целиком подчинились господству римлян и входят в состав области, ранее подвластной Аминте.

VIII

1. Как было упомянуто выше1, с вифинцами с юга граничат мисийцы и фригийцы, живущие около так называемого Мисийского Олимпа. Каждая из этих народностей делится на 2 части. Одна часть Фригии называется Великой Фригией, та, над которой властвовал Мидас; часть ее захватили галаты. Другая называется Малой Фригией, которая расположена у Геллеспонта и около Олимпа, т. е. так называемая Фригия Эпиктет. Равным образом есть Мисия Олимпена, которая примыкает к Вифинии и к Фригии Эпиктет; она, по словам Артемидора, была колонизована мисийцами, жившими по ту сторону Истра; и другая Мисия — около Каика и Пергамены, простирающаяся до Тевфрании и устьев этой реки.

2. Эти области, как я нередко указывал2, настолько смешались друг с другом, что даже неясно, является ли область около горы Сипила, которую древние называли Фригией, частью Великой или Малой Фригии, поэтому Тантал называется фригийцем и Пелопс, и Ниоба. Как бы то ни было, смешение очевидно. Ведь Пергамена, Элаитида, где впадает в море Каик, и лежащая между ними Тевфрания (где жил Тевфрант и был воспитан Телеф) расположены между Геллеспонтом и областью около горы Сипила и Магнесии, областью, лежащей у подошвы Сипила. И поэтому, как я сказал выше, трудно определить, как

C. 572Мисийцев и фригийцев страны обособлены.

3. Лидийцы и меонийцы (которых Гомер называет мейонийцами) до некоторой степени смешаны как с этими народностями, так и друг с другом; друг с другом — потому что некоторые считают их одной народностью, другие же — двумя разными народностями; с этими же мисийскими и с. 536 фригийскими народностями они смешаны потому, что, по словам одних, мисийцы были фракийцами, а по другим (на основании древнего предания) — лидийцами. Это предание сообщают лидиец Ксанф и Менекрат из Элеи, которые объясняют происхождение имени мисийцев тем, что лидийцы называют буковое дерево mysos.В местности около Олимпа растет много этого бука. Туда, как рассказывают, отправляли каждого десятого человека из племени, посвящая его божеству. Их-то потомками и были позднейшие мисийцы, названные так по имени букового дерева. Об этом якобы свидетельствует и их язык, представляющий в некотором роде смешение лидийского и фригийского. В течение некоторого времени мисийцы жили вокруг Олимпа, но, после того как фригийцы переправились из Фракии, умертвили владыку Трои и соседней страны и поселились здесь, мисийцы осели над истоками Каика вблизи Лидии.

4. Созданию подобного рода мифических рассказов способствуют смешение здешних племен и плодородие земли по эту сторону реки Галиса, в особенности же морского побережья. Поэтому страна эта подвергалась из разных мест нападению и все время со стороны племен на противолежащем материке, или же соседние народы нападали друг на друга. Вторжения и переселения происходили главным образом в эпоху Троянской войны и после этого времени, когда варварами и греками овладела прямо какая-то страсть к захвату чужих земель. Впрочем, такие явления были и до Троянской войны. Ведь и тогда существовало племя пеласгов, так же как кавконов и лелегов. Как я уже сказал выше3, в древности они часто блуждали по многим местам Европы. Эти племена Гомер изображает союзниками троянцев, но не пришельцами с противоположного материка. Рассказы о фригийцах и мисийцах относятся ко временам древнее Троянской войны. Существование разделенных на 2 части ликийцев вызывает догадку о том, что они одного племени, будь то троянские ликийцы или же ликийцы, жившие возле Карии, которые колонизовали землю других двух племен4. Быть может, то же самое верно и относительно киликийцев, потому что они делятся на 2 группы5. Однако мы не можем привести свидетельства в таком же роде о том, что теперешние киликийцы существовали уже до Троянской войны. Пожалуй, можно признать, что Телеф прибыл вместе со своей матерью из Аркадии. Когда он благодаря браку своей матери породнился с Тевфрантом, оказавшим ему гостеприимство, его стали считать царским сыном и он унаследовал власть над мисийцами.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua