Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

6. Относительно природы Лаконской и Мессенской областей нужно принять то, что Еврипид говорит в следующих отрывках. Он говорит про Лаконию:

В ней много пашни и нелегкой для труда,

Лежит она глубоко среди гор, скалиста,

Зато и недоступна для набегов вражеских.

А Мессения:

…плодоносная

Струей потоков орошенная бесчисленных,

Воловьим и овечьим изобильна пастбищем,

И от порывов зимних бурь не хладная,

И колесницей Феба сильно не палимая.

(Фрг. 1083. Наук)

И немного далее, упоминая о жребиях, которые Гераклиды метали о стране, он говорит, что первый жребий присудил:

Земли Лаконской с тощей почвою владыкой быть,

и второй — владеть Мессенией,

красу которой словом ты не выразишь;

(Фрг. 1083. Наук)

и Тиртей изображает ее такими же чертами. Но не следует соглашаться с Еврипидом, когда он говорит, что границей Лаконии и Мессении служит:

Река Памис, что в море устремляется,

(Фрг. 1083. Наук)

ибо он протекает через середину Мессении, нигде не касаясь современной Лаконии. Еврипид не прав, утверждая, что Мессения находится далеко от путей мореходов, тогда как Мессения подобно Лаконии лежит на море; и он неправильно определяет границы Элиды:

Вдали, за рекою лежит Элида

Зевсу близкая;

(Фрг. 1083. Наук)

C. 367с. 349 если, с другой стороны, он имеет в виду современную Элиду, которая граничит с Мессенией, то Памис не соприкасается с этой областью, так же как и с Лаконией; ведь, как я сказал выше, он течет через середину Мессении; с другой стороны, если поэт имеет в виду древнюю Келеэлиду27, то гораздо больше уклоняется от истины, ибо после перехода через Памис остается еще перейти небольшую часть Мессении и затем всю область лепрейцев и макистиев, которую называли Трифилией; далее идут Писатида и Олимпия, а на 300 стадий дальше — Элида.

7. Так как некоторые критики28пишут Лакедемон kētoessan, а другие — kaietaessan, то спрашивается, как следует толковать kētoessa. От kētê29или же этот эпитет означает «большой», что, по-видимому, более вероятно? Что касается kaietaessan, то некоторые толкуют это слово как «обильный мятой», тогда как другие говорят, что kaietoi называются расселины в земле, происшедшие от землетрясений, и что от kaietoi происходит kaietas — слово, употребляемое лакедемонцами в значении «темница», которая у них является чем-то вроде пещеры. Но некоторые предпочитают называть такие пещеристые места kōoi, отсюда и выражение:

чудовища oreskōioi30;

(Ил. I, 268)

действительно, Лакония подвержена землетрясениям; по сообщениям писателей, некоторые вершины Таигета были обломаны. Есть там и каменоломни весьма драгоценного мрамора — старые каменоломни тенарского мрамора на Тенаре, а в недавнее время какие-то люди открыли на Таигете обширную каменоломню, причем их предприятие нашло поддержку в любви римлян к роскоши.

8. Гомер дает ясное указание, что страна и город назывались одинаково Лакедемоном (когда я говорю «страна», я включаю Мессению в Лаконию). Ибо, когда Гомер говорит о луках:

Подарен Одиссею этот лук со стрелами давно в Лакедемоне гостем

Ифитом, Еврита сыном,

(Од. XXI, 13)

и затем прибавляет:

Встретились прежде друг с другом в Мессене, где нужно обоим

Дом посетить Ортилоха…

(Од. XXI, 15)

то имеет в виду страну, часть которой составляла Мессения. Поэтому для него безразлично было сказать

Подарен… давно в Лакедемоне гостем,

или

Встретились прежде друг с другом в Мессене.

с. 350 Ведь то, что Феры были родиной Ортилоха, ясно из этого места.

Путники [Телемах и Писистрат] прибыли в Феру, где дом свой имел

…Диоклес благородный,

Сын Ортилоха…

(Од. III, 488)

Феры же находятся в Мессении. Но когда Гомер говорит, что после отправления Телемаха и его спутников из Фер

Целый день [мчались кони], тряся колесничное дышло,

(Од. III. 486)

и затем прибавляет:

Солнце тем временем село,

В царственный град Лакедемон, холмами объятый31, прибывши

К дому царя Менелая, Атрида, они обратились,

(Од. IV, 1—2)

C. 368 то следует полагать, что он имеет в виду город; в противном случае окажется, что поэт говорит о их прибытии из Лакедемона в Лакедемон. Впрочем, невероятно, чтобы жилище Менелая не находилось в Спарте, а если бы оно там не находилось, то невероятно, чтобы Телемах сказал:

Спарту и Пилос песчаный хочу посетить.

(Од. II, 359)

Но тот факт, что Гомер употребляет эпитеты страны32, по-видимому, находится в противоречии с этим взглядом, если, клянусь Зевсом, не хотят приписать это поэтической вольности; ибо было бы лучше, чтобы Мессена включала Лаконику или Пилос, подвластный Нестору, и сама по себе не была бы вставлена в «Список кораблей», как не участвовавшая в Троянском походе.

VI

1. После Малей непосредственно следуют Арголийский залив, а затем Гермионский; первый, если плыть до Скиллея, кажется обращенным приблизительно на восток и к Кикладам; последний же восточнее первого и простирается до Эгины и Эпидаврии. Начало Арголийского залива занимают лаконцы, а остальные части — аргосцы. Среди местностей, принадлежащих лаконцам, находятся: Делион, посвященный Аполлону, одноименный с местностью в Беотии; Миноя — крепость того же имени, что и местность в Мегариде; Эпидавр Лимера1, как говорит Артемидор. Но Аполлодор замечает, что этот Эпидавр Лимера находится поблизости от Киферы и благодаря своей хорошей гавани был назван «Лименера», а это название было сокращено и усечено в Лимера, таким образом имя его изменилось. Берега Лаконии сразу от Малей на значительном расстоянии скалисты, с. 351 однако там есть якорные стоянки и гавани. В остальной части побережья есть удобные гавани; перед побережьем лежит много островков, не заслуживающих упоминания.

2. Аргосцам принадлежат Прасии, а также Темений, где был погребен Темен, и еще местность перед Теменом, через которую протекает река под названием Лерна, одноименная с болотом, которое, как говорят, было связано с мифом о Гидре. Темений находится над морем на расстоянии 26 стадий от Аргоса; от Аргоса до Гереона 40 стадий, а отсюда до Микен — 10 стадий. После Темения следует Навплия — якорная стоянка аргосцев; имя ее произведено от слов «приплывать на кораблях». Это имя, как говорят, подало повод позднейшим писателям сочинить миф о Навплии и его сыновьях; ведь Гомер не забыл бы упомянуть об этом, так как Паламед выказал столь много ума и сообразительности и был несправедливо и изменнически убит, а Навплий погубил столько людей у мыса Каферея. Но, кроме того, что генеалогия Навплия носит мифический характер, она грешит еще и против хронологии; если допустить, что он был сыном Посидона,C. 369 то как же он, еще будучи в живых во время Троянской войны, мог быть сыном Амимоны?2Непосредственно после Навплия идут пещеры с устроенными в них лабиринтами, которые называются киклопическими3.

3. Затем следуют другие местности и непосредственно после них Гермионский залив; поскольку Гомер относит этот залив к Арголиде, то ясно, что мне также приходится отметить эту часть описания путешествия. Залив начинается у городка Асины4. Затем следуют Гермиона и Трезен; если плыть вдоль побережья, то встретится остров Калаврия, имеющий 130 стадий в окружности и отделенный от материка проливом шириной в 4 стадии.

4. Далее идет Саронический залив; одни называют его морем, а другие — проливом, поэтому он носит также название Саронического моря. Саронический залив — это название, данное всему проливу на пространстве от Гермионского моря и от моря у Истма, которое соединяется с Миртойским и Критским морями. К Сароническому заливу принадлежат Эпидавр и остров Эгина, лежащий перед Эпидавром; затем Кенхреи — восточная якорная стоянка коринфян; далее, проплыв 45 стадий, попадешь в гавань Схенунт. От Малей до этого пункта в общем приблизительно 1800 стадий. У Схенунта находится Диолк5 — самая узкая часть Истма со святилищем Посидона Истмийского. Однако теперь мы оставим описание этих местностей, ибо они лежат за пределами Арголиды, и снова примемся за описание Арголиды.

5. Прежде всего я упомяну, в каких разнообразных значениях поэт употребляет имя «Аргос», и не только само по себе, но и в сопровождении эпитетов, когда он называет Аргос «ахейским», «иасийским», «гиппийским»6, «пеласгическим» или «богатым конскими пастбищами»7. Ибо, во-первых, город называется Аргосом:

Аргос — [холмистая] Спарта…

(Ил. IV, 52)

с. 352

В Аргосе живших мужей, населявших Тиринф.

(Ил. II, 559)

И, во-вторых, так называется Пелопоннес:

В Аргосе в нашем дому…

(Ил. I, 30)

ибо город Аргос не был его8домом. И, в-третьих, целиком вся Греция; во всяком случае он называет всех греков аргивянами, так же как он называет их данайцами и ахейцами. Тем не менее он различает одинаковые имена с помощью эпитетов, называя Фессалию пеласгическим Аргосом:

Ныне исчислю мужей в пеласгическом Аргосе живших,

(Ил. II, 681)

а Пелопоннес — ахейским Аргосом:

Если же в Аргос придем в ахейский край…

(Ил. IX, 141)

И не в Аргосе ль был он ахейском?

(Од. III, 251)

И здесь поэт обозначает этим, что пелопоннесцы среди других наименований в особом смысле назывались также ахейцами. И он называет Пелопоннес «иасийским Аргосом»:

Если б ахейцы могли иасийского Аргоса ныне

Видеть тебя все…

(Од. XVIII, 245)

C. 370 именно Пенелопу, то она нашла бы там еще больше женихов; ведь невероятно, чтобы поэт имел в виду женихов из всей Греции, но только тех, кто жил поблизости. Но эпитеты «богатый конскими пастбищами» и «гиппийский» он употребляет в общем смысле.

6. Относительно же выражений «Эллада», «эллины» и «панэллины» критики спорят. Ибо Фукидид9утверждает, что Гомер нигде не говорит о варварах, «потому что эллины еще назывались общим именем, особым и противоположным имени варваров». И Аполлодор говорит, что только греки в Фессалии назывались эллинами:

…Мирмидонов и эллинов имя носящих.

(Ил. II, 684)

По его словам, тем не менее Гесиод и Архилох уже знали, что греки назывались не только эллинами, но и панэллинами, ибо Гесиод говорит о дочерях Прета, что панэллины сватались к ним, и Архилох говорит:

с. 353

Как панэллинов несчастья над Фасосом собрались.

(Фрг. 49. Гиллер)

Другие же возражают, утверждая, что поэт упоминает и варваров, так как он говорит по крайней мере о карийцах, людях с варварской речью10, и всех греках, как эллинах:

…о муже,

Столь преисполнившем славой своей и Элладу и Аргос;

(Од. I, 344)

и опять:

Если ж ты хочешь Аргос посетить и объехать Элладу.

(Од. XV, 80)

7. Итак, город аргивян11расположен по большей части на равнине: акрополем его является так называемая Лариса — сильно укрепленный холм со святилищем Зевса. Вблизи города протекает Инах, бурная горная река, имеющая истоки на Лиркее (гора поблизости от Кинурии в Аркадии)12. Относительно истоков, упоминаемых в мифологии, я уже сказал выше13, что они являются измышлениями поэтов. Измышлением является и «безводный Аргос».

Боги же создали Аргос влагой обильным14,

так как страна лежит в лощине, пересечена реками и в ней есть болота и озера, а город снабжен в изобилии водой из множества колодцев, уровень воды которых достигает поверхности. Так, критики находят причину ошибки в этом стихе:

Я отягченный стыдом отойду в polydípsion15Аргос.

(Ил. IV, 171)

Polydípsion употреблено или вместо polypóthēton16, или же, опустив d, вместо polyïpsion17в смысле polýphthoron, как у Софокла:

И дом polyphthoron18Пелопидов здесь;

(Электра, 10)

ибо слова proïápsai, iápsai и ípsasthai обозначают что-то вроде гибели или пагубы.

Ныне испытывал он, и немедля погубит19ахеян.

(Ил. II, 143)

Поблекла20свежесть лица

(Од. II, 376)

Низринул21в мрачный Аид.

(Ил. I, 3)

Кроме того, Гомер не имеет в виду город Аргос (ведь Агамемнон не собирался туда возвратиться), но Пелопоннес, который, конечно, вовсе с. 354 не является «томимой жаждой» страной. Между прочим, некоторые, сохраняя d, истолковывают слово polydípsion путем фигуры гипербата и как случай синалефы с союзом dé, так что стих будет читаться так:

Я отягченный стыдом отойду в poly d’ípsion Аргос,

C. 371 т. е. я отойду polyipsion Árgosde, где Árgosde стоит вместо eis Argos22.

8. Одна из рек, протекающих через Арголиду, — это Инах, но есть и другая река в Арголиде — Эрасин. Последний берет начало из Стимфала в Аркадии, т. е. из озера, которое носит название Стимфальского; там, как рассказывают мифы, жили птицы, которых Геракл прогнал стрелами и бубном; и сами птицы называются стимфалидами. Говорят, что Эрасин скрывается под землей, а затем появляется на поверхности в Арголиде и орошает равнину. Эрасин называется также Арсином. Другая одноименная река течет из Аркадии к берегу около Буры; есть еще Эрасин эретрийский, а также в Аттике, около Браврона. Показывают также источник Амимону вблизи Лерны. Озеро Лерна, место действия мифического рассказа о Гидре, находится в Арголиде и в области Микен; от происшедших там очищений пошла поговорка: «Лерна бед». Таким образом, писатели согласны, что эта область богата водой; хотя самый город расположен в безводной местности, в нем много колодцев. Эти колодцы приписывают Данаидам, полагая, что те их открыли, отчего, говорят, и произошел стих:

Аргос безводный дщери Даная содеяли водообильным;

(Гесиод, фрг. 24. Ржах)

писатели добавляют, что 4 колодца были объявлены священными и находились в особом почете, вводя, таким образом, представление об отсутствии воды там, где она в изобилии.

9. Основателем акрополя аргивян, по сказанию, был Данай, которого, по-видимому, считали настолько выше его предшественников, царей этой страны, что, согласно Еврипиду:

Чтобы пеласгами род доселе прозванный

Данаев имя принял, законом повелел в Элладе он.

(Фрг. 228. 7. Наук)

Между прочим, его могила находится в центре рыночной площади аргивян и называется Палинфом. И я полагаю, что слава этого города способствовала тому, что не только пеласги и данайцы, как и аргивяне, были названы по его имени, но и остальные греки. Так, и более поздние писатели также говорят о иасидах, иасийском Аргосе, Апии и апидонах, но Гомер не упоминает апидонов, под словом apia23он скорее имеет в виду отдаленную страну. Чтобы доказать, что под Аргосом поэт имеет в виду Пелопоннес, мы можем добавить еще и следующие примеры:

Аргивянка Елена;

(Од. IV, 296)

Есть в глубине конеславного Аргоса город Эфира;

(Ил. VI, 152)

с. 355 и

через средину Аргоса;

(Од. I, 344)

и

С властью над тьмой островов и над Аргосом, царством пространным.

(Ил. II, 108)

C. 372 У более поздних писателей равнина также называется Аргосом, но никогда — у Гомера. Полагают, однако, что это скорее всего македонское или фессалийское словоупотребление.

10. После того как потомки Даная унаследовали владычество над Аргосом и амифаониды, выселившиеся из Писатиды и Трифилии, объединились с ними, можно не удивляться, если они, будучи родственными племенами, разделили сначала страну на 2 царства таким образом, что 2 города в них, которые обладали гегемонией, сделались столицами (я имею в виду Аргос и Микены, хотя они были расположены близко друг от друга, на расстоянии меньше 50 стадий) и что Гереон24(вблизи Микен) был общим святилищем для обоих городов. В этом святилище находятся статуи работы Поликлета, в смысле искусства выполнения прекраснейшие из всех на свете, но по ценности и величине уступающие Фидиевым. Вначале Аргос был более могущественным, но позднее Микены достигли большего процветания благодаря переселению туда Пелопидов; когда все царство перешло к сыновьям Атрея, Агамемнон, будучи старшим, получил высшую власть и в силу сочетания счастливой случайности с доблестьюприобрел вдобавок к своим прежним владениям еще большую часть страны; между прочим, он присоединил Лаконию к территории Микен. Менелай, таким образом, получил во владение Лаконию, Агамемнон же взял себе Микены и области до Коринфа, Сикиона и страны, которая в то время называлась страной ионийцев и эгиалиев, а впоследствии — ахейцев. Но после Троянской войны, когда царство Агамемнона было разрушено, могущество Микен ослабло, особенно по возвращении Гераклидов, ибо Гераклиды, завладев Пелопоннесом, изгнали прежних властителей, так что те, кто владел Аргосом, владели Микенами как составной частью целого. В позднейшие времена Микены были до основания разрушены аргивянами, так что теперь не найти даже следов города микенцев. Поскольку Микены претерпели такую печальную судьбу, то не приходится удивляться, если некоторые города, считавшиеся подвластными Аргосу, теперь исчезли. «Список кораблей» содержит следующее:

В Аргосе живших мужей, населявших Тиринф крепкостенный,

Град Гермиону, Асину, морские пристанища оба,

Грады Трезену, Эион, Эпидавр виноградом обильный,

Живших в Масете, в Эгине, ахейских юношей храбрых.

(Ил. II, 559)

Из названных городов я уже сказал об Аргосе, теперь следует описать остальные.

с. 356 11. Итак, Тиринф, по-видимому, служил Прету опорным пунктом иC. 373 был им с помощью киклопов обведен стенами; киклопов было 7, их звали «брюхорукими», потому что они кормились своим ремеслом; пришли они по приглашению из Ликии. И, может быть, пещеры поблизости от Навплии, и сооружения в них названы по их имени. Акрополь Ликимна назван по имени Ликимния и находится на расстоянии около 12 стадий от Навплии; но теперь он заброшен, как и соседняя Мидея, отличная от беотийской Мидеи; ибо первая — Мидея, как Прония, тогда как последняя — Мидея, как Тегея. Граничит с Мидеей Просимна […]25; эта имеет святилище Геры. Но аргивяне опустошили большую часть городов за их неповиновение; что касается жителей, то из Тиринфа они выселились в Эпидавр, а из Мидеи — в так называемые Галиеи; жители Асины (это — деревня в Арголиде вблизи Навплий) были переселены лакедемонцами в Мессению, где есть город, одноименный с Арголийской Асиной; ведь, по словам Феопомпа, лакедемонцы, завладев большой территорией, принадлежавшей другим племенам, поселяли там всех беглецов, которым они предоставляли у себя убежище. И жители Навплии также удалились в Мессению.

12. Гермиона принадлежит к числу значительных городов; ее побережье занимают так называемые галиеи26 — некие люди, живущие морским промыслом. Общеизвестный миф гласит, что в стране гермионцев короткий путь нисхождения в Аид; вот почему они не влагают в рот своим покойникам монеты в оплату за перевоз27.

13. Асина, как говорят [как и Гермиона], была местом обитания дриопов. Они были, по словам Аристотеля, поселены сюда аркадцем Дриопом с берегов Сперхея, или же их изгнал Геракл из той части Дориды, что лежит около Парнасса. Что же касается мыса Скиллея у Гермионы, то он, говорят, назван по имени Скиллы, дочери Ниса; последняя из любви к Миносу предала ему Нисею, за что была брошена им в море; волны выбросили ее тело на берег, и здесь она нашла свою могилу. Эйоны были деревней, которую опустошили микенцы и обратили в свою якорную стоянку, впоследствии она была совершенно разрушена и теперь не служит даже якорной стоянкой.

14. Трезена посвящена Посидону, по имени которого она некогда называлась Посидонией; она лежит в 15 стадиях над морем и является значительным городом. Перед ее гаванью по имени Погон находится Калаврия — островок, имеющий в окружности около 130 стадий. Здесь находилось убежище,C. 374 посвященное Посидону; говорят, что этот бог обменялся с Латоной, отдав ей Делос взамен Калаврии, а также с Аполлоном, получив от него Тенар взамен Пифо28. Эфор также сообщает изречение оракула:

Равно тебе обитать в Калаврии и на Делосе

Иль на священной Пифо или на ветристом Тенаре.

С этим святилищем было связано нечто вроде амфиктионии297 городов, которые принимали участие в общих жертвоприношениях; это были: Гермион, Эпидавр, Эгина, Афины, Прасии, Навплии и Орхомен минийский. с. 357 Однако за жителей Навплии платили взносы аргивяне, а за прасийцев — лакедемонцы. Почитание этого бога у греков было так велико, что даже македонцы, владычество которых уже распространилось на области до святилища, до некоторой степени сохраняли за ним право убежища и страшились силой оттаскивать от алтаря бога икетов30, бежавших в Калаврию в поисках убежища. По крайней мере Архий с воинами не отважился применить силу даже против Демосфена, хотя Антипатр приказал ему привести живым как Демосфена, так и остальных, каких найдет ораторов, обвиняемых в подобныхже преступлениях; Архий пытался убеждать Демосфена, но не смог убедить, и Демосфен предупредил его, покончив жизнь самоубийством с помощью яда. Трезен и Питфей, сыновья Пелопса, прибыли из Писатиды; первый оставил после себя город своего имени, последний же наследовал ему и стал царем. Анфес же, прежний владыка этой области, отплыл оттуда и основал Галикарнасс, но об этом я буду говорить в описании Карии и Трои.

15. Эпидавр назывался прежде Эпикаром, ибо, по словам Аристотеля, им владели карийцы, так же как и Гермионой; однако после возвращения Гераклидов в нем вместе с карийцами поселились ионийцы, сопровождавшие Гераклидов в Аргос из аттического четырехградья. Эпидавр — город небезызвестный, особенно благодаря проявлению чудесной силы Асклепия, который, как верят, излечивает всевозможные болезни, а его святилище постоянно полно больных, а также вотивных табличек, на которых начертаны средства исцеления, как на Косе и в Трикке. Город лежит во впадине Саронического залива, его окружность вдоль берегов 15 стадий; обращен он к летним восходам солнца31. Вплоть до моря он окружен высокими горами, благодаря чему со всех сторон приспособлен от природы для того, чтобы стать укреплением. Между Трезеном и Эпидавром находилось укрепленное местечко Мефана, а также одноименный полуостров. В некоторых списках у Фукидида читается, однако, Мефона, так же как имя того македонскогоC. 375 города, при осаде которого у Филиппа был выбит глаз. Из-за этого, по мнению Деметрия Скепсийского, некоторые писатели, введенные в заблуждение, полагают, что это была Мефона в Трезении (на которую посланные Агамемноном вербовщики матросов, как говорят, призвали проклятие, пожелав, чтобы ее жители никогда не перестали возводить стены), так как, по его мнению, это были не те горожане, которые отказались участвовать в походе, но жители македонского города, как говорит Феопомп; и невероятно, прибавляет он, чтобы те, кто жил поблизости не повиновались Агамемнону.

16. Эгина — название места в Эпидаврии; это — и имя острова, лежащего против этой части материка, — Эгина, о которой поэт хочет сказать в только что приведенных стихах32; поэтому некоторые пишут:

…и остров Эгину

вместо

…которые владели Эгиной,

(Ил. II, 562)

с. 358 делая таким образом различие между одноименными местами. Итак, стоит ли говорить, что остров этот один из самых знаменитых. Ведь, как говорят, Эак и его подвластные происходили отсюда. Это был остров, который некогда владычествовал на море и оспаривал у афинян первенство в доблести в морском сражении при Саламине во время Персидских войн. Остров, как говорят, простирается на 180 стадий в окружности; на нем находится одноименный город, обращенный к юго-западу, вокруг него расположены Аттика, Мегарида и Пелопоннес вплоть до Эпидавра; от каждой из этих областей остров отстоит почти на 100 стадий; восточная и южная его стороны омываются Миртойским и Критским морями; вокруг него расположены островки, многие из них находятся вблизи материка, хотя Бельбина лежит далеко в сторону открытого моря. Почва острова в глубине землистая, но каменистая на поверхности, в особенности же такова равнина; поэтому вся страна лишена растительности, хотя ячмень растет довольно хорошо. Говорят, что эгинеты названы мирмидонцами не оттого, как рассказывает миф, что во время сильной чумы муравьи33превратились в людей по молитве Эака, но потому, что они подобно муравьям, копая землю, переносили и разбрасывали почву по скалам, чтобы иметь пахотную землю, и потому, что они жили в ямах, экономя кирпичи. В древнее время Эгина называлась Эноной — одним именем с двумя демами Аттики; один — поблизости от Элевфер:

…с Эноной

Занимать поля соседние и с Элевферами34;

и другой — один из демов марафонского четырехградья, о котором существует поговорка: для Эноны — горный поток35. Заселили этот остров одни за другими аргивяне, критяне, эпидаврийцы и дорийцы; впоследствии афинянеC. 376 распределили ее землю по жребию между своими гражданами; после того как лакедемонцы отняли остров у афинян, они отдали назад остров его прежним поселенцам. Эгинцы послали колонистов в Кидонию на Крите и в страну омбриков. Эфор говорит, что Фидон на Эгине первым начал чеканить серебро, ибо, добавляет он, остров стал торговым центром, так как вследствие скудости почвы население его занималось морской торговлей, отчего мелочной товар назывался «эгинским товаром».

17. Поэт упоминает некоторые местности в том порядке, как они расположены в действительности:

…обитавших в Гирии, в камнистой Авлиде.

(Ил. II, 496)

В Аргосе живших… населявших Тиринф крепкостенный,

Град Гермиону, Асину…

Грады Трезену, Эион,

(Ил. II, 559)

с. 359 но иногда он говорит о них не по порядку:

Схен населявших иСкол…

Феспии, Греи мужей…

(Ил. II, 497)

местности на материке он упоминает одновременно с островами:

Живших в Итаке мужей,

Чад Крокилеи…

(Ил. II, 632)

ибо Крокилеи находятся в стране акарнанцев. Так и здесь36он соединил Масет с Эгиной, хотя Масет находится в Арголиде на материке. Гомер не упоминает о Фиреях, хотя о них часто говорят другие писатели; из-за Фирей разгорелось сражение между аргивянами и лакедемонцами: 300 против 30037; одержали победу лакедемонцы под предводительством Офриада. По словам Фукидида, это место находится в Кинурии на общей границе Арголиды и Лаконии. И Гисии — хорошо известное место в Арголиде, и Кенхреи, лежащие на дороге из Тегеи в Аргос через гору Парфений и Креопол; но Гомер их не знает; не знает он Лиркея и Орней — селений в Арголиде; первая — одноименна с горой, находящейся поблизости, а последние — с Орнеями, лежащими между Коринфом и Сикионом.

18. Таким образом, самыми знаменитыми из городов Пелопоннеса были и остаются до сих пор Аргос и Спарта; о них толковали очень много, и мне вовсе нет нужды долго распространяться, ибо это окажется повторением уже сказанного всеми писателями. Итак, в древности Аргос был более славен, но позднее лакедемонцы навсегда получили преобладание и продолжали сохранять свою независимость, за исключением, может быть, тех случаев, когда им приходилось допускать незначительные ошибки38. Аргосцы не допустили, правда, к себе Пирра (он погиб перед стенами, по-видимому, от удара черепицы, брошенной сверху ему на голову какой-тоC. 377 старухой), но подпали под власть других царей; после этого они примкнули к Ахейскому союзу и вместе с ахейцами перешли под власть Рима; и их город продолжает оставаться еще и теперь вторым по значению после Спарты.

19. Затем я скажу о местностях, упомянутых в «Списке кораблей» как подвластных Микенам и Агамемнону. Стихи гласят:

Но живущих в Микене, прекрасно устроенном граде,

И в богатом Коринфе и в пышных устройством Клеонах;

Орнии град населявших, веселую Арефирею,

Град Сикион, где царствовал древле Адраст бранноносный;

Чад Гипересии всех, Гоноессы высокоутесной;

Живших в Пеллене, кругом Эгиона мужей обитавших

Вдоль Эгиала всего и окрест обширной Гелики.

(Ил. II, 569 сл.)

с. 360 Теперь Микены уже более не существуют; основал этот город Персей, которому наследовал Сфенел, а Сфенелу — Еврисфей; они же правили и в Аргосе. Еврисфей, по рассказам, выступил в поход с помощью афинян на Марафон против Иолая и сыновей Геракла и пал в битве; тело его было погребено в Гаргетте, а голова была отрублена Иолаем и отдельно похоронена в Трикоринфе около источника Макарии у проезжей дороги. И это место называется «Головой Еврисфея». Микены же перешли под власть Пелопидов, прибывших из Писатиды, а затем — Гераклидов, которые владели также и Аргосом. После морской битвы у Саламина аргивяне вместе с клеонеями и тегейцами напали на Микены, разрушили их до основания и разделили их область между собой. В силу того что эти два города находились в близком соседстве друг от друга, трагики называют их одним именем, как если бы это был один город; Еврипид даже в одной и той же драме называет один и тот же город то Микенами, то Аргосом, как например в «Ифигении»39и в «Оресте»40. Клеоны — это город, расположенный на дороге из Аргоса в Коринф, на холме, со всех сторон окруженном селениями и хорошо укрепленном, так что, по моему мнению, они совершенно правильно названы «пышными устройством Клеонами». Здесь, между Клеонами и Флиунтом, находятся Немеи и священный участок, в котором аргивяне по обычаю справляют Немейские игры и который был местом действия мифа о Немейском льве; недалеко и деревня Бембина. Клеоны находятся в 120 стадиях от Аргоса, а от Коринфа — в 80 стадиях. И я сам рассматривал поселение с высоты Акрокоринфа.

C. 37820. Гомер называет Коринф «богатым» из-за его торговли, так как он расположен на Истме и владеет двумя гаванями, из которых одна ведет прямо в Азию, а другая — в сторону Италии; это облегчает обмен товарами из обеих стран, столь далеко отстоящих друг от друга. Подобно тому как Сицилийский пролив был в древности неблагоприятным для плавания, так же были неблагоприятны и открытые моря, особенно море за Малеями, из-за противных ветров; и отсюда поговорка:

Малеи обогнув, позабудь об обратном пути.

Во всяком случае и тем и другим купцам — из Италии и из Азии — было приятно, избегнув плавания к Малеям, выгрузить здесь свои товары. А пошлины на вывоз товаров из Пелопоннеса сухим путем и на ввоз туда выпадали на долю тех, кто держал ключи Истма. И впоследствии это положение продолжало сохраняться все время, но потом коринфянам прибавилось еще больше выгоды, ибо Истмийские игры, справлявшиеся там, привлекали толпы народа. И Бакхиады — богатая,многочисленная и блистательная семья — сделались тиранами Коринфа и властвовали почти что 200 лет, спокойно пользуясь плодами торговли; когда Кипсел свергнул их, он сам стал тираном, а его дом существовал в течение трех поколений; доказательством богатства этого дома служит посвятительный дар Кипсела в Олимпии — колоссальная статуя Зевса из кованого золота. Демарат, один из властителей в Коринфе, спасаясь бегством от тамошних распрей, с. 361 привез в Тиррению со своей родины такое великое богатство, что не только сам он стал правителем города, давшего ему приют41, но сын его даже сделался царем римлян42. Святилище Афродиты было так богато, что имело больше 1000 храмовых рабынь-гетер, которых посвящали богине как мужчины, так и женщины; и благодаря этим женщинам город становился многолюдным и богател; так, например, капитаны кораблей легко растрачивали здесь свои деньги, и отсюда идет пословица:

Не всякому в Коринф доступен путь.

Между прочим, рассказывают, что какая-то гетера в ответ на упреки одной женщины в том, что она не любит работать или прясть шерсть, сказала: «Да, вот такая я, а все же за это короткое время я успела сокрушить уже три ткацких станка»43.

C. 37921. Местоположение города, недавно восстановленного римлянами, согласно сообщениям Иеронима, Евдокса и других и на основании того, что я сам видел, приблизительно следующее: высокая отвесная гора высотой в 3½ стадии, а при подъеме — до 30 стадий, оканчивается острой вершиной, которая называется Акрокоринфом; ее северная сторона наиболее отвесная; внизу расположен город на ровном месте44, имеющем форму трапеции у самой подошвы Акрокоринфа. Таким образом, окружность города составляла некогда около 40 стадий, а вся часть его, не защищенная горой, была ограждена стеной; даже сама гора Акрокоринф была окружена кольцом стен там, где их возведение было возможно; когда я поднялся на гору, то были ясно видны развалины окружавшей ее стены. Таким образом, вся окружность была около 85 стадий. С остальных сторон гора менее отвесна, однако и здесь она поднимается на значительную высоту и видна отовсюду. На вершине находится маленькое святилище Афродиты; ниже вершины течет источник Пирена, хотя и не имеющий стока, но всегда полный прозрачной питьевой водой. Говорят, что источник у подошвы горы появился благодаря совместному давлению воды из этого и некоторых других подземных водных родников, источник, который изливается в город, так что из него можно черпать воду в достаточном количестве. Кроме того, по всему городу есть множество колодцев, как, говорят, и на Акрокоринфе; но сам я не видел их. Во всяком случае, когда Еврипид говорит

Из волною омытого вкруг Акрокоринфа,

Града — холма Афродиты — священного я прихожу,

(Фрг. 1084. Наук)

то эпитет «омываемый вокруг» следует понимать или в смысле вод в глубине горы, так как колодцы и подземные источники проходят через нее или же приходится предположить, что в древние времена Пирена выходила на поверхность и орошала гору. Здесь, говорят, был пойман на водопое Беллерофонтом Пегас, крылатый конь, выпрыгнувший из шеи Медусы, когда ее голова была отрублена. Этот же самый конь, как говорят, вызвал на поверхность Гиппокрену45 на Геликоне, ударив копытом о скалу, лежащую под горой. У подножья Пирены находится Сисифей, хранящий с. 362 довольно значительные развалины какого-то святилища или царского дворца, построенного из белого мрамора. С вершины, если смотреть на север, можноC. 380 увидеть Парнасс и Геликон — высокие, покрытые снегом горы — и Крисейский залив у подножья обеих гор, окруженный Фокидой, Беотией и Мегаридой, а также частями Коринфской и Сикионской областей, лежащими по ту сторону залива, напротив Фокиды, по направлению к западу46. Над всеми этими странами47 лежат так называемые Онейские горы48, простирающиеся до Беотии и Киферона от Скироновых скал, т. е. от дороги, ведущей вдоль этих скал к Аттике.

22. Началом побережья по обеим сторонам являются на одной стороне Лехей, а на другой — Кенхреи, селение и гавань на расстоянии около 70 стадий от Коринфа. Эта последняя гавань служит для доставки товаров из Азии, а Лехей — из Италии. Лехей расположен под городом и имеет немного жилых домов; по обеим сторонам дороги, ведущей в Лехей, выстроены длинные стены — около 12 стадий в длину. Побережье, простирающееся отсюда до Паг в Мегариде, омывается Коринфским заливом; оно вогнутое и вместе с побережьем на другой стороне у Схенунта, что около Кенхрей, образует Диолк49. Между Лехеем и Пагами в древности находился оракул Геры Акрейской; здесь также и Ольмии — мыс, образующий залив, где расположены Эноя и Паги; последние — крепость мегарцев, Эноя же — коринфян. За Кенхреями следует Схенунт, где находится узкая часть перешейка — Диолк; затем идет Кроммиония. Перед этим берегом лежат заливы Саронический и Элевсинский, до некоторой степени тождественный первому и соседний с Гермионским. На Истме находится святилище Истмийского Посидона, в тени сосновой рощи, где коринфяне справляли Истмийские игры. Кроммий — селение в Коринфской области, хотя в прежние времена находилось в Мегариде; оно было местом действия мифа о Кроммионийской свинье, которая, по рассказам, была матерью Калидонского вепря; по преданию, одним из подвигов Фесея было убиение этой свиньи. Тенея — селение в Коринфской области, где находится святилище Тенеатского Аполлона; рассказывают также, что большинство колонистов, последовавших за Архием, который вывел колонию в Сиракузы, отправилось отсюда; после этого Тенея достигла большего процветания, чем прочие поселения, и в конце концов даже имела независимое государственное устройство. Отделившись от коринфян, она присоединилась к римлянам и продолжала существовать даже после разрушения Коринфа. Упоминают также об одном изречении оракула, данном какому-то человеку из Азии50, который вопросил, не лучше ли ему переселиться в Коринф:

Счастлив Коринф, я же пусть тенеатом останусь.

По невежеству некоторые искажают эти слова так: «Я же пусть останусь тегеатом». Здесь, как говорят, Полиб воспитал Эдипа. По-видимому, существует родство между тенедосцами и тенеатами через Тенна, сына Кикноса, как говорит Аристотель51; и сходство в почитании АполлонаC. 381 у обоих племен является важным доказательством в пользу этого родства.

с. 363 23. Когда коринфяне находились под властью Филиппа52, то они не только принимали участие на его стороне в ссорах с римлянами, но и сами по себе относились к римлянам столь презрительно, что некоторые отважились даже облить помоями римских послов, проходивших мимо своего дома. Однако за это и другие оскорбления они тут же понесли наказание, ибо римляне послали против них значительное войско и самый их город был разрушен до основания Луцием Муммием53; и другие страны вплоть до Македонии перешли под власть римлян; причем разных полководцев они посылали в разные страны; большей частью Коринфской области завладели сикионцы. Полибий же, описывая события, связанные со взятием Коринфа, замечает в тоне сострадания при этом о пренебрежении солдат к произведениям искусства и к посвятительным дарам. По его словам, ему довелось самому видеть брошенные на землю картины и солдат, играющих на них в кости. Среди этих картин он упоминает одну работы Аристида, изображавшую Диониса, к которой, по словам некоторых писателей, относится поговорка: «Ничто в сравнении с Дионисом»54; а также картину «Мучение Геракла в хитоне Деяниры». Я, однако, не видел последней, но видел Диониса — прекраснейшее произведение, выставленное в храме Цереры в Риме; но когда недавно храм сгорел55, картина погибла вместе с ним. Из остальных посвятительных даров в Риме почти что большая часть самых лучших произошла из Коринфа; обладателями некоторых предметов стали также города, соседние с Римом, ибо Муммий, будучи скорее человеком великодушным, чем любителем искусства, как говорят, легко уступал эти предметы тем, кто просил у него. И когда Лукулл воздвиг храм Фортуны и портик, он попросил у Муммия разрешения воспользоваться статуями, которыми тот владел, чтобы украсить ими храм до его посвящения, а затем возвратить их. Однако он не вернул назад статуй, но посвятил их богине, предложив Муммию, если угодно, отнять приношение у богини. Муммий же отнесся к этому спокойно, так как вовсе не интересовался ими; поэтому он заслужил больше почета этим, чем тот, кто их посвятил. Долгое время после этого Коринф оставался заброшенным. Божественный Цезарь снова восстановил его ради выгодного местоположения56, отправив туда колонистов, большей частью из числа вольноотпущенников. Когда новые поселенцы убирали развалины и раскапывалиC. 382 могилы, они находили множество изделий из терракоты, покрытых рельефными изображениями, и бронзовых сосудов. В восхищении от мастерства работы они не оставили не разрытой ни одной могилы; поэтому, раздобыв много таких изделий и продавая их по дорогой цене, они наполнили Рим «некрокоринфиями»57, ибо так они называли предметы, выкопанные из могил и в особенности глиняные сосуды. Вначале глиняные сосуды ценились весьма высоко — наравне с бронзовыми коринфской работы, но затем спрос на них упал, так как находки глиняных сосудов прекратились, да и большинство сосудов было плохой работы. Действительно, город коринфян всегда был великим и богатым, в нем было много опытных государственных деятелей и людей, искусно владевших ремеслами; ибо здесь и в Сикионе искусство с. 364 живописи и пластики и все такого рода ремесла достигли особенного процветания. Почва Коринфской области была не очень плодородной, земля58 — неровной и скалистой; от этого все называли Коринф «насупившимся» и сложилась поговорка:

Коринф нахмурил брови и пустотами

Наполнен.

24. Орнеи названы по имени реки, протекающей мимо. Теперь они заброшены, хотя прежде были густо населены; там находилось почитаемое святилище Приапа, отчего Евфроний, сочинивший «Приапеи»59, называет этого бога орнейцем. Орнеи расположены над равниной сикионцев, а страной владели аргивяне. Арефирея — это страна, теперь называемая Флиасией; и возле горы Келоссы находился город, одноименный стране; жители впоследствии выселились оттуда и основали на расстоянии 30 стадий город, который назвали Флиунтом. Частью горы Келоссы является гора Карнеат, откуда берет начало Асоп — река, протекающая мимо Сикионской области и образующая Асопскую область, которая составляет часть Сикионии. Есть также Асоп, протекающий мимо Фив, Платей и Танагры, а есть другой — в трахинийской Гераклее, протекающей мимо селения под названием Парасопии; есть и четвертый — на острове Паросе. Флиунт расположен в центре круга, образованного Сикионской областью, Арголидой и Стимфалом. Во Флиунте и в Сикионе есть чтимое святилище Дии; так здесь называют Гебу.

25. В прежние времена Сикион назывался Меконой, а еще раньше — Эгиалами; Деметрий60 же отстроил его вновь на холме, хорошо укрепленном природой, приблизительно в 30 стадиях (другие говорят — в 12 стадиях) от моря, древнее же поселение с гаванью является теперь якорной стоянкой. Река Немея образует границу между Сикионской и Коринфской областями. В течение весьма долгого времени Сикионом правили тираны, но его тираны всегда были людьми благоразумными: среди них наиболее выдающимся был Арат; последний не только дал свободу городу61, но даже стоялC. 383 во главе ахейцев, которые добровольно предоставили ему власть; он усилил Ахейский союз, присоединив к нему свой родной город и другие соседние города. Но Гипересия и города, следующие за ней, о которых упоминает Гомер, и Эгиал вплоть до Димы и элейских пределов уже принадлежали ахейцам.

VII

1. В древности эта страна находилась под властью ионийцев, происшедших от афинян; в древности она называлась Эгиалией и ее обитатели — эгиалейцами; впоследствии же она стала называться по имени ионийцев Ионией, так же как Аттика, от Иона, сына Ксуфа. Как говорят, Эллин был сыном Девкалиона и владыкой племен между Пенеем и Асопом; он передал власть над ними старшему из своих сыновей, остальных же разослал по разным местам за пределы страны, чтобы каждый отыскал себе место для поселения. Один из его сыновей — Дор — объединил дорийцев, с. 365 живших у Парнасса; другой сын — Ксуф, который взял себе в жены дочь Эрехфея, основал четырехградье в Аттике: Эною, Марафон, Пробалинф и Трикоринф. Один из сыновей Ксуфа — Ахей, совершив без умысла убийство, бежал в Лакедемон; тамошним жителям он дал имя ахейцев; Ион же, победив фракийцев, подвластных Евмолпу, так прославился этим подвигом, что афиняне поручили ему управление своей страной. Сначала он разделил народ на 4 филы, а затем на 4 сословия по занятиям: одних он назначил земледельцами, других — ремесленниками, третьих — священнослужителями, а четвертых — стражами. Сделав много распоряжений в таком роде, он оставил в наследство стране свое имя. В стране же оказалось тогда столь много населения, что афиняне даже выслали колонию ионийцев в Пелопоннес и назвали страну, которой они завладели, Ионией по своему имени вместо Эгиала; и поселенцы были разделены на 12 городов и стали называться ионийцами вместо эгиалейцев. Однако после возвращения Гераклидов они были изгнаны ахейцами и возвратились назад в Афины; отсюда вместе с Кодридами они послали ионийскую колонию в Азию и основали 12 городов на побережье Карии и Лидии, разделившись на столько же частей, сколько городов они занимали в Пелопоннесе. Ахейцы были по происхождению фтиотянами, но жили в Лакедемоне; когда же Гераклиды овладели страной, Тисамен, сын Ореста (как я сказалC. 384 выше1), побудил их напасть на ионийцев; оказавшись сильнее своих врагов, ахейцы вытеснили их и сами завладели страной; причем деление страны они сохранили таким же, каким его нашли. Их могущество было так велико, что, хотя Гераклиды, от которых они отделились, господствовали над остальным Пелопоннесом, они все же одни противостояли всем и дали имя стране — Ахея. Таким образом, от Тисамена до Огига они оставались под властью царей: затем при демократическом правительстве они достигли такой славы своим государственным устройством, что италиоты после восстания против пифагорейцев действительно заимствовали от ахейцев большую часть своих законов. После битвы при Левктрах2фиванцы поручили им решать взаимные споры между городами; впоследствии, когда их союз был уничтожен македонцами, они постепенно восстановили его снова. Когда Пирр выступил походом в Италию3, 4 города, среди которых были Патры и Дима, сошлись и начали новый союз; затем они стали присоединять некоторые из 12 городов, кроме Олена и Гелики; первый отказался от союза, а последняя была уничтожена волнами моря4.

2. Ибо море вследствие землетрясения поднялось и затопило Гелику, а также и святилище Геликонийского Посидона, которого еще и до сего дня почитают ионийцы, принося там5панионийские жертвы. И Гомер, как полагают некоторые, упоминает об этих жертвоприношениях, говоря:

Он, испуская свой дух,застонал, как вол темночелый

Стонет, кругом алтаря Геликийского мощного бога

Юношей силой влекомый.

(Ил. XX, 403)

с. 366 Отсюда делают вывод, что поэт жил после ионийской колонизации, так как он упоминает панионийское жертвоприношение, которое ионийцы совершают в честь Геликонийского Посидона в области приенцев; ведь сами приенцы, как говорят, также происходят из Гелики; и в самом деле, они выбирают «царем» этого жертвоприношения юношу из Приены наблюдать за исполнением священных обрядов. Еще более подтверждается данное предположение тем, что поэт говорит о быке; ибо ионийцы полагают, что благоприятные предзнаменования в связи с этим жертвоприношением получаются только тогда, когда бык, приносимый в жертву, издаст мычание. Несогласные с этим предположением переносят вышеупомянутое сказание о быке и о жертвоприношении в Гелику на том основании, что эти жертвоприношения были там в обычае и что поэт заимствовал свое сравнение от совершаемых там обрядов. Гелика была затоплена за два года до битвы при Левктрах6. Эратосфен говорит, что он сам видел это место и перевозчики рассказывали ему, что бронзовая статуя Посидона еще и теперь прямо стоит в проливе, держа в руке гиппокампа7, который грозит опасностью тем, кто ловит рыбу сетями. Гераклид же говорит, что катастрофа произошла в его время ночью; и хотя город отстоял от моряC. 385 на 12 стадий, вся эта местность вместе с городом была покрыта волнами; и 2000 человек, посланные ахейцами, не могли подобрать трупов; и они разделили территорию Гелики между соседями. Затопление случилось вследствие гнева Посидона; ибо ионийцы, изгнанные из Гелики, послали просить жителей Гелики отдать им статую Посидона или по крайней мере модель [изображение] святилища; когда же геликийцы отказались выполнить их просьбу, ионийцы отправили послов в Ахейский союз; и хотя Ахейский союз удовлетворил просьбу, но все-таки геликийцы не послушались. Следующей зимой постигло их упомянутое несчастье; ахейцы же впоследствии передали модель [изображение] храма ионийцам. Гесиод упоминает еще о другой Гелике в Фессалии.

3. В течение 20 лет8у ахейцев постоянно были общий секретарь и 2 стратега, выбираемых ежегодно; общее собрание устраивалось у них в одном месте (оно называлось Амарион), где они, как прежде ионийцы, обсуждали общественные дела; впоследствии они решили выбирать только одного стратега. Когда стратегом был Арат, он отнял у Антигона9Акрокоринф и присоединил город Коринф к Ахейскому союзу, так же как и свой родной город; кроме того, он присоединил и мегарцев; уничтожая тирании в каждом городе, он делах освобожденных жителей членами Ахейского союза. И Пелопоннес он освободил от тираний, так что Аргос, Гермион, Флиунт и Мегалополь, — самый большой город в Аркадии — были присоединены к союзу, когда последний достиг вершины могущества. Это было время, когда римляне, вытеснив карфагенян из Сицилии10, выступили в поход против галатов11, обитавших в долине реки Пада. Хотя Ахейский союз продолжал быть довольно крепким вплоть до стратегии Филопемена, однако он постепенно распался, так как в это время римляне уже владели всей Грецией; они относились к каждому государству по-разному: одних с. 367 желали поддержать, а других — уничтожить. Затем он12сообщает причину, почему распространяется по поводу ахейцев, говоря, что хотя они усилились настолько, что превосходили даже лакедемонян, но все же они не настолько известны, как этого заслуживают.

4. Порядок расположения местностей, которые населяли ахейцы после раздела страны на 12 частей, следующий: во-первых, за Сикионом лежит Пеллена; затем — Эгира; третий город — Эги; четвертый — Бура; за ней — Гелика, куда бежали ионийцы после поражения в битве с ахейцами и откуда они, наконец, были изгнаны; за Геликой — Эгий, Рипы, Патры иC. 386 Фары13; затем — Олен, мимо которого протекает Пир, большая река; наконец, Дима и Тритеи14. Ионийцы жили по селениям, ахейцы же построили города; к некоторым из этих городов они присоединили впоследствии другие, перенеся их из прочих округов, как например Эги — к Эгире (жители тем не менее назывались эгейцами) и Олен — к Диме. Следы древнего поселения оленийцев показывают между Патрами и Димой; здесь же находится знаменитое святилище Асклепия, отстоящее от Димы на 40 стадий, а от Патр — на 80 стадий. Одно имя с этими Эгами носят Эги на Евбее, а Оленом называется поселение в Этолии, от которого сохранились одни развалины. Гомер не упоминает об ахейском Олене, так же как и о многих других населенных пунктах в области Эгиала, хотя он говорит о них в несколько более общем смысле:

Вдоль Эгиала всего и окрест обширной Гелики.

(Ил. II, 575)

Однако он упоминает этолийский Олен, когда говорит:

Рать из мужей, обитавших в Плевроне, Олене…

(Ил. II, 639)

Он говорит о тех и других Эгах; об ахейских так:

Тех, что и в Эге тебе и в Гелике столько приятных

Жертв и даров посвящают.

(Ил. VIII, 203)

Когда же он говорит:

…достигнул предела

Эги; там Посидона в заливе глубоком обитель…

(Ил. XIII, 21)

Там коней удержал колебатель земли Посидаон,

(Ил. XIII, 34)

то лучше (в данном случае) понимать Эги на Евбее, от которых, вероятно, также получило свое имя Эгейское море: к этой области поэт приурочил деятельность Посидона в связи с Троянской войной. Поблизости от с. 368 ахейских Эг течет река Крафис: пополнившись водами двух рек, она получила имя от слова kirnasthai15; отсюда и название Крафида в Италии.

5. Каждая из 12 частей Ахеи состояла из 7 или 8 общин; такое большое население имела эта страна. Пеллена расположена в 60 стадиях над морем и является сильной крепостью. Есть также и селение Пеллена, откуда происходят пелленские плащи, которые выдавались в награду на состязаниях; она лежит между Эгием и Пелленой. Отличной от этих двух является Пеллана — лаконское местечко, его территория обращена приблизительно в сторону области Мегалополя. Эгира лежит на холме. Бура же, которая была поглощена землей вследствие землетрясения, расположена над морем на расстоянии около 40 стадий; говорят, что от источника Сибариса,C. 387 текущего в этом городе, получила название река в Италии. Эга (ибо Эги носят и такое имя) теперь необитаема, городом же владеют эгиейцы. Эгий, напротив, имеет значительное население. Рассказывают, что здесь Зевс был вскормлен козой, как говорит Арат:

Млеком святая коза, по сказанью, вскормила Зевеса,

(Феномены 163)

и прибавляет, что

Оленийской зовут ту козу прорицатели Зевса,

(Феномены 164)

ясно указывая, что это место находится поблизости от Олены. Здесь также находится Кериния16, расположенная на высокой скале. Эти места принадлежат эгиейцам, как и Гелика, и Амарий — роща Зевса, где сходятся ахейцы для совещаний об общих делах. Через область эгиейцев течет река Селинунт; она носит одно имя с рекой, протекающей в Эфесе мимо Артемисия, а также с рекой в нынешней Элиде, которая течет мимо местечка, купленного Ксенофонтом, по его словам17, для Артемиды по повелению оракула. Есть и другой Селинунт; он течет мимо области гиблейских мегарцев, которых изгнали карфагеняне. Что касается остальных городов или частей области ахейцев, то один из них — Рипы — необитаем, а территорией под названием Рипида завладели эгиейцы и жители Фар. Эсхил также где-то говорит:

Буру священную и перуном сожженные Рипы.

(Фрг. 403. Наук)

Из Рип происходил Мискелл — основатель Кротона. И Левктрон — дем Рип — принадлежал к области Рипиды. После Рип идут Патры — значительный город; между ними лежит Рион (также Антиррион), в 40 стадиях от Патр. Римляне недавно, после Актийской победы18, поселили значительную часть своей армии в Патрах; теперь этот город, являющийся римской колонией, имеет чрезвычайно большое население; гавань у него вполне хорошая. Далее следует Дима, город без гавани и расположенный дальше всех городов к западу; от этого обстоятельства он и получил свое с. 369 имя19. В прежние же времена он назывался Стратом. У Бупрасия этот город отделяет от Элиды река Ларис, текущая с горы. Некоторые писатели называют эту гору Сколлием, Гомер же — Оленийской скалой. Когда Антимах называет Диму «кавконской», то одни считают слово «кавконская» эпитетом, произведенным от кавконцев, так как последние распространились, как я указал выше, вплоть до Димы, другие же — от реки Кавкона, как Фивы называют «диркейскими» и «асопскими», Аргос — «инаховым», а Трою — «симунтской». Незадолго до нашего времени Дима получила в качестве колонистов смешанную группу людей, которые уцелелиC. 388 из большой массы пиратов, после того как Помпей уничтожил пиратство20 и поселил часть из них в Солах в Киликии, другую — в других местах, особенно в Диме. Фара лежит на границе с территорией Димы. Жители этой Фары назывались фарейцами, а жители мессенского города — фареатами; на территории Фары находится источник Дирка, одноименный с источником в Фивах. Олен же заброшен; он лежит между Патрами и Димой, а территорией его владеют жители Димы. Далее идет Аракс — мыс в Элиде, в 1030 стадиях от Истма.

VIII

1. Аркадия лежит в середине Пелопоннеса; большая часть занимаемой ею территории гористая. Самая высокая гора в Аркадии — Киллена, во всяком случае, как некоторые утверждают, ее перпендикулярная высота достигает 20 стадий, другие же считают около 15. Аркадские племена — азаны, паррасии и другие — по-видимому древнейшие среди греков. Однако в силу полного запустения страны не стоило бы говорить о ней подробно; ведь города, прежде знаменитые, разорены постоянными войнами, а земледельцы, обрабатывавшие землю, исчезли еще с тех времен, когда большая часть городов объединилась в так называемый «Великий Город»1. Теперь же сам «Великий Город» испытал судьбу, описанную комическим поэтом:

Город Великий — великой стал лишь пустыней теперь2.

Там есть обширные пастбища для скота, в особенности для лошадей и ослов-производителей. Аркадская порода лошадей, как арголийская и эпидаврийская, — самая лучшая. Равным образом и пустынные земли этолийцев и акарнанцев весьма удобны для коневодства, не меньше Фессалии.

2. Мантинея прославилась благодаря Эпаминонду, который одержал победу над лакедемонцами во второй битве3, где он и сам пал. Однако сама Мантинея, Орхомен, Герея, Клитор, Феней, Стимфал, Менал, Мефидрий, Кафии и Кинефа не существуют больше или от них остались едва заметные следы или признаки. Тегея же вполне сохранилась; существует и святилище Афины Алеады; святилище Зевса Ликейского, расположенное вблизи горы Ликей, также еще в некотором почете. Но 3 города, упоминаемые Гомером:

с. 370

В Рипе, Стратии мужей обитавших и в бурной Эниспе,

(Ил. II, 606)

трудно отыскать и нашедшим их они бесполезны, так как безлюдны.

C. 3893. Кроме Киллены, замечательны Фолоя, Ликей, Менал и так называемый Парфений, простирающийся от Тегейской области до Аргосской.

4. Я уже упомянул4о странных особенностях Алфея и Еврота, а также Эрасина, который теперь течет под землей из Стимфалийского озера5в Арголиду, хотя прежде он не имел выхода, так как «пропасти», которые аркадцы называют zerethra, были закрыты и не допускали извержения вод, так что город стимфалийцев теперь находится в 506стадиях от озера, хотя тогда он был расположен на самом озере. Обратное явление имело место в случае с Ладоном, так как его течение было задержано некогда вследствие засорения источников; ибо «пропасти»7около Фенея, через которые он протекал, обрушились от землетрясения и задержали течение до находящихся в глубине подземных жил, питающих ее источники. Так некоторые писатели рассказывают об этом. Эратосфен же говорит, что вблизи Фенея так называемая река Аний образует озеро в местности перед городом и стекает в какие-то подземные сточные каналы, которые называются zerethra; когда последние засорены, вода иногда заливает поля, когда же они опять открываются, вода сразу устремляется с полей и уходит в Ладон и Алфей, так что однажды в Олимпии около святилища земля была залита водой, тогда как озеро уменьшилось; Эрасин же, который течет мимо Стимфала, уходит под землю и протекает под горой8, затем снова появляется в Арголиде; поэтому-то Ификрат при неудачной осаде Стимфала пытался закрыть спускное отверстие, заготовив для этого большое количество губок, но отказался от этого намерения после небесного знамения от Зевса. Около Фенея есть и так называемая «Вода Стикса» — небольшой ручей смертоносной воды, который считается священным. Столько нужно было сказать относительно Аркадии.

5. Полибий определил расстояние от Малей к северу до Истра приблизительно в 10 000 стадий; но Артемидор исправляет его расчет соответствующим образом, утверждая, что путь от Малей до Эгия составляет 1400 стадий, а плавание отсюда до Кирры — 200 стадий; отсюда через Гераклею до Фавмаков — путь в 500 стадий, до Ларисы и Пенея — 340 стадий; далее через Темпейскую долину к устьям Пенея — 240 стадий; до Фессалоникии — 660 стадий; отсюда через Идомену, Стобы и Дардании до Истра — 3200 стадий. Согласно Артемидору, расстояние от Истра до Малей составляет 6540 стадий. Причина ошибки9в том, что он не приводит измерения самого короткого пути, но дает случайный путь, которым шел какой-нибудь из военачальников. Может быть, будет уместно прибавить здесь имена основателей городов, существовавших после возвращения Гераклидов в Пелопоннесе, о которых упомянул Эфор: Алет — основатель Коринфа, Фалк — Сикиона, Тисамен — Ахеи, Оксил — Элиды, Кресфонт — Мессены, Еврисфен и Прокл — Лакедемона, Темен и Кисс — Аргоса и Эгей и Деифонт — городов в области около Акты.

ПРИМЕЧАНИЯ

с. 817

К главе I (стр. 315—317)

1Это были узкоспециальные руководства для мореходов. «Общие описания» (periodoi) делились на «периплы» (описания побережья), «гавани» (limenes) и «периегезы» (сухопутные объезды) (см.: Дж. Томсон. История древней географии. М., 1953, стр. 81, прим. 3).

2I, 2; II, 36.

3Ср.VIII, V, 6.

4Ср.VIII, III, 33.

5Фермопилы.

6От Фермопил до устьев Пенея.

7Дальше некоторые предполагают лакуну.

8Эпикнемидских локров.

К главе II (стр. 317—318)

1Ср. II, I, 30.

2Букв. «волок», «самая узкая часть Истма» (ср.VIII, VI, 4).

3VIII, I, 3.

4См.VIII, V, 1.

5Конъектура Каппа, вместо рукописного «более».

6«Серп».

7На основанииIX, III, 1 полагают, что слово «локрам» выпало в рукописи.

К главе III (стр. 318—341)

1«Песчаный».

2Т. е. «полая, расположенная в углублении Элида».

3Текст испорчен; конъектура Джоунза; вместо «Агриады» К. Мюллер читает «Анигриады».

4Tri и phylē — «три племени».

5Во II песне «Илиады».

6Слова Афины.

7Ил. II, 605.

8Ил. II, 511.

9Ил. II, 659.

10§ 5.

11Пословица; см.: Стефан Византийский. Koryphásion s. v.

12Гомеровский эпитет Пилоса «песчаный».

13Подобно матерям, которые подвязывают на шею подкинутому ребенку какие-нибудь предметы, чтобы потом узнать его.

14Мейнеке вместо «Эсхил» читает «Архилох».

15Перестановка, инверсия.

16Слово, видимо, испорчено; быть может, «немейской».

17Ср. Ил. XI, 698.

18VIII, III, 17.

19По Полибию (XVI, 17), 10 стадий.

20Неизвестно, селение это или река.

21Hedýosmos.

22Земля не оправдывает с. 818 возлагаемые здесь на нее надежды и дает плохой урожай.

23По-видимому, испорчено; вместо «Анний» некоторые читают «Анигр» или «Альфей».

24Ил. XX, 329.

25XII, III, 5.

26В сохранившихся сочинениях Аристотеля нет упоминания о кавконах.

27См.VIII, III, 20.

28Павсаний сообщает (V, 5, 5), что Меламп бросил в реку «очищения» для исцеления дочерей Прета от безумия.

29Быть может, лучше «Ментей»; тогда это имя связывается с корнем ménein «ждать», «медлить».

30Ср.I, III, 16.

31VIII, III, 19.

32См. прим. 1 кVIII, 1, 1.

33VIII, III, 13.

34Священный посол в Дельфы.

35Гомеровский текст дает: «У Келадонтова берега» и «около Фейских твердынь, недалеко от струй Иардана».

36VIII, III, 3.

37VIII, III, 8.

38Болото.

39Берег.

40Т. е. называют город «Евктитом» (прекрасно устроенный), превращая другое слово в эпитет.

41Thrýon — «камыш».

42С. Я. Лурье (Язык и культура микенской эпохи. М.—Л., 1957, стр. 193) предлагает читать: вместо рукописного eph’hekátera epi th’atera — «за Алфеем».

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua