Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

C. 341Кипр желанный оставив и волной омываемый Пафос;

(Фрг. 21. Бергк)

и Эсхил14, когда говорит:

с. 324

И Кипр и Пафос — все твое владение.

(Фрг. 463. Наук)

Но если Гомер [нигде] не назвал бупрасийцев элейцами, то я скажу, что у него нет упоминания и многих других фактов; однако его умолчание не есть доказательство их несуществования, но указывает лишь на то, что он не упоминал их.

9. По словам Гекатея Милетского, эпеи были отличным от элейцев племенем; во всяком случае эпеи участвовали в походе Геракла против Авгия, помогли ему одолеть Авгия и покорить Элиду. Гекатей говорит далее, что Дима — это эпейский и ахейский город. Древние историки передают много неверных сведений, потому что они, пользуясь мифами в своих сочинениях, воспитаны на лжи; этим объясняются существующие между ними разногласия по одним и тем же вопросам. Однако нет ничего невероятного в том, что эпеи, даже если они некогда были враждебны элейцам и принадлежали к другому племени, впоследствии объединились с ними и в результате своего преобладания образовали общее государство, что они господствовали над областями вплоть до Димы. Гомер ведь не называет Димы, хотя не лишено основания предположение, что Дима тогда была подвластна эпеям, впоследствии же — ионийцам или, если не тем, то во всяком случае ахейцам, которые владели страной. Из четырех частей, внутри которых расположен Бупрасий, только Гирмина и Мирсин принадлежат к Элее, тогда как остальные две находятся уже на границах Писатиды, как думают некоторые.

10. Гирмина была небольшим городком; теперь он уже не существует, но поблизости от Киллены находится гористый мыс под названием Гормина или Гирмина. Мирсин же — это теперешний Миртунтий, поселение, простирающееся до моря и расположенное на дороге из Димы в Элею, в 70 стадиях от города элейцев. Оленийской скалой считают теперешний Сколлий. Ведь мы обязаны сообщать то, что представляется просто вероятным, потому что местности и названия их изменились, притом сам поэт во многих случаях дает не особенно ясные указания. Сколлий — это скалистая гора, общая территория димейцев, тритеян и элейцев; она граничит с другой какой-то аркадской горой под названием Лампия, на расстоянии 130 стадий от Элиды, 100 стадий от Тритеи и столько же от Димы — двух ахейских городов. Алисий — это теперешний Алисией, территория около Амфидолиды, куда население окрестной области сходится ежемесячно на ярмарку. Он расположен на горной дороге, ведущей из Элиды в Олимпию. В прежние времена это был город Писатиды, так как границы в разные времена изменялись вследствие смены правителей. Поэт также называет Алисий «холмом Алисия»:

C. 342Коней пока не пригнали в Бупрасий обильный пшеницей,

Где Оленийский утес и курган Алисийским зовомый.

(Ил. XI, 756)

(Эти слова следует толковать как случай гипербата, т. е. вместо слов «и туда, где находится местность под названием холм Алисия»). Некоторые указывают также реку Алисий.

с. 325 11. Так как некоторые племена в Трифилии около Мессении носят название кавконов и некоторые Диму также называют кавконской, а на территории Димы между Димой и Тритеей протекает река под названием Кавкон (в женском роде), то у писателей возникает вопрос: нет ли двух различных племен кавконов — одного в Трифилийской области и другого в области Димы, Элиды и реки Кавкона? Эта река впадает в другую реку, называемую (в мужском роде) Тевфеем; Тевфей носит одинаковое название с одним из маленьких городков, перенесенных в Диму, за исключением того, что название этого города Тевфей женского рода и пишется без сигмы, причем последний слог — долгий15. В этом городке есть святилище Немидийской16Артемиды. Река Тевфей впадает в Ахелой, который течет к Диму и имеет одинаковое название с акарнанской рекой. Эта река называется также Пир. Так, например, Гесиод называет ее:

Он обитал у Оленского кряжа, вдоль высокого брега,

Широкого Пира.

(Фрг. 74. Ржах)

Некоторые неправильно пишут — Пиера. Они ставят вопрос относительно кавконов и говорят, что когда Афина под видом Ментора говорит в «Одиссее» Нестору:

Завтра ж с зарею пойти мне к народу отважных кавконов

Нужно, чтоб там заплатили мне люди старинный, немалый

Долг. Телемаха же, после того как у вас погостит он,

С сыном своим в колеснице отправь ты, коней повелевши

Дать им…

(Од. III, 366)

то поэт, по-видимому, обозначает определенную территорию в стране эпеев, которой владели кавконы, отличные от кавконов трифилийских, и, может быть, простиравшуюся до Димейской области. Не следует оставлять без внимания вопрос о происхождении эпитета Димы «кавконской» и о названии реки «Кавкон», потому что кавконы в свою очередь возбуждают вопрос, кто же были те люди, куда Афина, по ее словам, отправится за получением долга; ведь если мы истолкуем слова поэта в том смысле, что он говорит о кавконах в Трифилии около Лепрея, то я не понимаю, как можно верить этому сообщению. Поэтому некоторые исправляют это место:

Нужно, чтоб люди в священной Элиде немалый мне заплатили

Долг17.

Впрочем, этот вопрос станет более ясным, когда я дам описание следующей после этой области, именно Писатиды и Трифилии, вплоть до границ страны мессенцев18.

12. После Хелоната на большом протяжении следует побережье писатов, а затем мыс Фея. Был также и городок под названием Фея:

Около Фейских твердынь, недалеко от струй Иардана.

(Ил. VII, 135)

C. 343с. 326 ибо поблизости протекает речка. Некоторые считают Фею началом Писатиды. Перед Феей находятся островок и гавань, где самое близкое расстояние от моря до Олимпии — 120 стадий. Затем идет другой мыс, — Ихтис, подобно Хелонату значительно выдающийся в море к западу; расстояние от него до Кефаллении также составляет 120 стадий. Далее идет устье Алфея, отстоящее от Хелоната на 280 стадий и от Аракса на 545 стадий. Алфей вытекает из тех же областей, что и Еврот, т. е. из местности под названием Асея (селение на территории Мегалополитиды), где близко один от другого находится 2 источника, откуда и вытекают названные реки. Протекая много стадий19под землей, они снова прорываются на поверхность; затем одна течет в Лаконию, а другая — в Писатиду. Река Еврот, вырвавшись на поверхность там, где начинается местность под названием Блеминатида, течет мимо самой Спарты, пересекает длинную лощину вблизи Гелоса (место, упомянутое поэтом) и, наконец, впадает в море между Гифием, гаванью Спарты и Акреями. Алфей же, приняв воды Ладона, Эриманфа и других менее значительных рек, течет через Фриксу, Писатиду и Трифилию, мимо самой Олимпии к Сицилийскому морю и впадает в него между Феей и Эпиталием. Вблизи устья реки находится священная роща Артемиды Алфионии или Алфиусы (ибо эпитет пишется и так, и этак), на расстоянии около 80 стадий от Олимпии. В честь этой богини, так же как и в честь Артемиды Элафии и Артемиды Дафнии, в Олимпии справляется ежегодное празднество. Вся страна наполнена храмами Артемиды, Афродиты и нимф, расположенными в священных рощах, где обычно много цветов вследствие изобилия воды. Много святилищ Гермеса находится на дорогах и храмов Посидона на мысах. В святилище Артемиды Алфионии находятся весьма прославленные картины Клеанфа и Арегонта, коринфских мастеров: «Взятие Трои» и «Рождение Афины» Клеанфа и «Артемида, уносящаяся на грифе».

13. Далее идет гора Трифилии, отделяющая Макистию от Писатиды; затем — другая река под названием Халкида, источник Круны, селение Халкида, а после них — Самик, где находится весьма почитаемый храм Посидона Самийского. Есть около храма и священная роща со множеством диких оливковых деревьев. Попечение над этой рощей имеют макистийцы; это они-то и объявили день перемирия, называемый самийским. Все трифилийцы совместно вносят деньги на содержание святилища.

14. Где-то по соседству с этим святилищем над морем, на расстоянии 30 стадий или несколько больше, расположен трифилийский Пилос, называемыйC. 344 также лепреатским Пилосом, который Гомер называет emathoeis и выдает за родину Нестора, как это можно заключить из его слов; если только река, текущая мимо Пилоса на север (теперь Мамай или Аркадик), в прежнее время называлась Амафом, так что Пилос получил свой эпитет emathoeis от «Амафа»; если же эта река называлась Памисом (так же как две реки в Мессении), тогда первоначальное значение эпитета города остается неясным; ибо, говорят, неверно, что река или область около нее является «песчаной». И святилище Афины Скиллунтии у Скиллунта, по с. 327 соседству с Олимпией вблизи Феллона20, принадлежит к числу известных святилищ. Вблизи Пилоса на востоке находится гора, названная по имени Минфы, которая, как рассказывают мифы, сделалась наложницей Аида и была растоптана Корой, а затем превращена в садовую мяту, которую некоторые называют «душистой мятой»21. Кроме того, вблизи горы находятся священный участок Аида, почитаемый и макистийцами, и роща, посвященная Деметре, которая расположена над пилосской равниной. Эта равнина отличается плодородием; она примыкает к морю и тянется вдоль всего пространства между Самиком и рекой Неда. Но берег моря узкий и песчаный, так что нельзя отказаться от мысли, что Пилос от этого получил свой эпитет «песчаный».

15. К северу, на границах с Пилосом, было два маленьких трифилийских городка — Гипана и Тимпанеи; первый из них объединился с Элидой, а последний остался в прежнем положении. Поблизости от этих мест текут две реки — Далион и Ахеронт, впадающие в Алфей. Ахеронт получил свое имя в силу близкого отношения к Аиду; ибо там весьма чтились не только святилища Деметры и Коры, но и святилища Аида, может быть из-за «противоречий почвы»22, как говорит Деметрий Скепсийский. Хотя Трифилия плодородна, но она производит хлеб со ржой и беленой, поэтому в этой местности часто бывает вместо большого урожая сильный недород.

16. К югу от Пилоса находится Лепрей. Этот город был расположен над морем в 40 стадиях. Между Лепреем и Аннием23есть святилище Посидона Самийского на расстоянии 100 стадий от обоих городов. Это — то святилище, в котором, по словам Гомера, Телемах застал пилосцев за совершением жертвоприношения:

Тою порою достигнул корабль до Нелеева града,

Пышного Пилоса. В жертву народ приносил там на бреге

Черных быков Посидону, лазурнокудрявому богу.

(Од. III, 4)

C. 345Разумеется, поэту позволено даже сочинять то, чего не существует, но он должен по мере возможности сообразовывать свои слова с фактами и сохранять правдивость рассказа; однако более подходящее дело — воздерживаться от неправды. Земля у лепреатов была плодородная; соседями их были кипариссии. Обе эти области принадлежали кавконам, а также и Макист (который некоторые называют Платанистунтом). Имя города одинаково с именем местности. Говорят, что в Лепреатиде есть надгробный памятник Кавкону — родоначальнику племени или человеку, который по какой-либо другой причине носил одно имя с племенем.

17. О кавконах существует много рассказов. Так, их считают, подобно пеласгам, аркадским племенем и, как и пеласгов, кочевым племенем. Во всяком случае Гомер говорит24, что они прибыли в Трою как союзники троянцев; но поэт не сообщает, откуда; по-видимому из Пафлагонии, ибо в Пафлагонии есть племя, называемое кавкониатами, на границе с областью мариандинов, которые сами также пафлагонцы. Но я буду говорить о них с. 328 подробнее, когда перейду к описанию этой области25. Теперь я должен добавить к моему рассказу о кавконах в Трифилии следующее. Некоторые говорят, что вся теперешняя Элида от Мессении до Димы называлась Кавконией, Антимах называет всех обитателей то эпеями, то кавконами. Другие же, напротив, утверждают, что кавконы не заняли всей Элиды, но жили разделенными на две части: одна часть в Трифилии вблизи Мессении, другая же — в Бупрасиде и в Келеэлиде близ Димы; и Аристотель также знает26о том, что они жили преимущественно здесь. В таком случае последнее мнение более соответствует словам Гомера и приводит к решению поставленного выше вопроса, ибо, согласно этому мнению, Нестор жил в трифилийском Пилосе, а области к югу и востоку (т. е. земли, примыкающие к Мессении и к Лаконской стране) находились в его владении; эти области были заняты кавконами, так что если идти сухим путем из Пилоса в Лакедемон, то дорога неизбежно пройдет через область кавконов. К тому же святилище Посидона Самийского и якорная стоянка поблизости от него, где высадился Телемах, обращены к северо-западу. Если бы кавконы жили только здесь, рассказ поэта нельзя признать правильным. Например, согласно Сотаду, Афина велит Нестору послать Телемаха в Лакедемон «с сыном своим в колеснице», т. е. в восточные области страны; сама же она говорит, что отправится на корабль, чтобы провести там ночь, т. е. на запад той же дорогой назад, по которой она пришла:

Завтра ж с зарею пойти мне к народу отважных кавконов,

(Од. III, 366)

чтобы получить долг, т. е. она пойдет снова вперед. Что это за образ действий?C. 346 Ведь Нестор мог на это возразить: «Но ведь кавконы мне подвластны и живут близ дороги, по которой ездят в Лакедемон. Так почему же ты не едешь вместе с Телемахом и его спутниками, вместо того чтобы идти назад той же дорогой, которой ты пришел?». И в то же время тому, кто идет к людям, подвластным Нестору, за получением долга («немалого», как она говорит) подобало бы обратиться за помощью к Нестору, если те в чем-нибудь нарушили (как это обычно бывает) договорные условия; но богиня так не поступила. Итак, если бы кавконы жили только здесь, то рассказ Гомера был бы нелепым; но если некоторые из кавконов жили отдельно от остальных в области поблизости от Димы в Элиде, тогда Афина могла бы говорить о своем путешествии туда и не было бы более ничего нелепого ни в ее возвращении на корабль, ни в том, что она покинула спутников по путешествию, так как ее путь лежал в противоположном направлении. Подобным же образом недоуменные вопросы в связи с Пилосом могут найти соответствующее решение, когда я в своем описании земель дойду до мессенского Пилоса.

18. Часть обитателей Трифилии называлась парореатами; они занимали горы, соседние с Лепреем и Макистом, до моря вблизи самийского Посидия27.

с. 329 19. У подошвы этих гор на побережье находятся 2 пещеры: одна — пещера нимф Анигриад, другая же — место действия мифов о дочерях Атланта и о рождении Дардана. Здесь также находятся священные рощи, называемые ионейской и еврикидийской. Самик — теперь только укрепление, хотя в прежнее время он был городом, получившим имя Самос, может быть, из-за его возвышенного расположения, так как высокие места называют samoi. Может быть, это и был акрополь селения Арены, о котором Гомер упоминает в «Списке кораблей»:

В Пилосе живших мужей, обитавших в Арене веселой.

(Ил. II, 591)

Так как Арену нигде не удалось с уверенностью отыскать, то предполагают, что она находилась скорее всего здесь; соседняя река Анигр, прежде носившая название Минией, дает важное указание на достоверность догадки; ведь поэт говорит:

Есть Миниейос река, и падет она в шумное море

Близко Арены.

(Ил. XI, 722)

Ибо поблизости от пещеры нимф Анигриад есть источник, который превращает область, лежащую ниже, в топкое болото. Большую часть воды получает Анигр, такая глубокая и медленно текущая река, что под конец она превращается в болото, а так как местность покрыта илистой грязью, то от нее распространяется на расстоянии 20 стадий невыносимый запах, а рыба из реки становится негодной в пищу. В мифических рассказах приписывают это обстоятельство тому, что какие-то кентавры обмывали здесь яд Гидры, другие же тому, что Меламп пользовался этими очистительнымиC. 347 водами для очищения дочерей Прета28. Купание в воде из этой реки исцеляет «белые лишаи», элефантиазис и чесотку. Говорят, Алфей получил такое имя от лечения его водой «белых лишаев». Поскольку медленность течения Анигра и отлив воды из моря делают его воды скорее застойными, чем текучими, то в прежние времена он, говорят, назывался Миниеем, хотя некоторые извратили его имя, сделав из него Минтей29. Но собственное значение слова имеет и другие истоки, к которым восходит его происхождение: или от колонистов, пришедших с Хлоридой, матерью Нестора, из минийского Орхомена; или же от миниев, потомков аргонавтов, которые сначала бежали с Лемноса в Лакедемон, а оттуда в Трифилию и поселились около Арены, в области, теперь называемой Гипесия, хотя в ней больше нет поселений миниев. Некоторые из этих миниев отплыли вместе с Ферой, сыном Автесиона (он был потомком Полиника), к острову30, лежащему между Киренеей и Критом

(Прежде Каллистой он был, а теперь именуется Ферой,

(Фрг. 112. Шнейдер)

с. 330 как говорит Каллимах), и основали Феру, метрополию Кирены, назвав остров одним именем с городом.

20. Между Анигром и горой, откуда он вытекает, показывают луг и могилу Иардана и Ахеи; они представляют собой крутые скалы той же горы, над которыми, как я сказал31, был расположен город Самос. Однако Самос вовсе не упоминается авторами «Периплов»32, может быть, потому, что он давно уже разрушен, может быть, из-за его положения; ибо Посидий представляет собой священную рощу, как я уже сказал33, поблизости от моря, а над ней поднимается высокий холм перед теперешним Самиком, на месте которого находился Самос, так что Самос с моря был незаметен. Здесь также находится равнина под названием Самик; из этого можно получить более убедительное доказательство, что здесь когда-то был город под названием Самос. И далее, поэма, озаглавленная «Радина» (автором которой считается Стесихор), которая начинается:

Приди, сладкозвучная Муса, Эрато, начинай твою песнь,

Воспевая хор детей Самоса под аккомпанемент любезной лиры,

(Фрг. 44. Бергк)

относится к детям этого Самоса, ибо Радина, помолвленная с тираном коринфским, по словам поэта, отплыла из Самоса (конечно, не из ионийского Самоса) при западном ветре; и с тем же ветром, прибавляет он, прибыл в Дельфы ее брат в качестве главного феора34; ее двоюродный брат, который любил ее, отправился в Коринф на колеснице повидаться с ней. Тиран убил их обоих и отослал их тела на колеснице, но, раскаявшись, вернул назад колесницу и похоронил их тела.

C. 34821. От этого Пилоса и Лепрея до мессенского Пилоса и Корифасия (крепость, расположенная на море), а также до соседнего с ним острова Сфагии расстояние около 400 стадий; от Алфея — 750 стадий и от Хелоната — 1030 стадий. В пространстве между ними находится святилище Геракла Макистия и протекает река Акидон. Акидон течет мимо могилы Иардана и мимо Хаи — города, бывшего некогда около Лепрея, где находится Эпасийская равнина. Некоторые писатели утверждают, что из-за этой Хаи возникла война между аркадцами и пилосцами, о которой говорит Гомер, и они полагают, что следует писать

Молод я был, как в те годы, когда у быстрого Акидонта

Билася рать пилиян и аркадян…

Около Хайской твердыни…

(Ил. VII, 133)

вместо «Келадонта» и «Феи»35, ибо эта область, говорят они, ближе последней к могиле Иардана и к стране аркадцев.

22. Кипариссия расположена на Трифилийском море, а также Пирги; и [в это море впадают] реки Акидон и Неда. Теперь русло Неды — граница между Трифилией и Мессенией (Неда — бурный поток, текущий с аркадской горы Ликея из источника, который, согласно мифу, Рея после с. 331 рождения Зевса заставила прорваться на поверхность, чтобы обмыть младенца); Неда течет мимо Фигалии, против местности, где жители Пирг, последние из трифилийцев, граничат с жителями Кипариссии, первыми из мессенцев; но в прежние времена границы между двумя странами проходили иначе, так что некоторые области за Недой были под властью Нестора, не только Кипариссеент, но и некоторые другие места за рекой; равным образом поэт распространяет Пилосское море до тех 7 городов, которые Агамемнон обещал Ахиллесу:

Все же они у примория с Пилосом смежны песчаным,

(Ил. IX, 153)

ибо эта фраза соответствует «вблизи Пилосского моря».

23. Как бы то ни было, если плыть мимо Кипариссеента по направлению к мессенскому Пилосу и Корифасию, достигнем Эраны (которая, как некоторые неправильно считают, в прежние времена называлась Ареной, тем же именем, что и пилосская Арена), а также мыса Платамодес; расстояние от этого мыса до Корифасия и до города, теперь называемого Пилосом, 100 стадий. Здесь находятся также островок Прота и на нем одноименный городок. Быть может, я не стал бы с такими подробностями вдаваться в исследование вопросов древности, но удовольствовался бы детальным описанием теперешнего положения вещей, если бы с ними не были связаны легенды, которым нас учили с детства; и так как разные авторы говорят об этом по-разному, то я должен разобрать их мнения. Вообще пользуются доверием люди самые знаменитые, старейшие и наиболее опытные, а такC. 349 как Гомер в этом отношении превосходит всех, то я должен рассмотреть его сообщения и сопоставить их с положением вещей в настоящее время, как я сказал немного раньше36.

24. Я уже критически разобрал37сообщения Гомера относительно Келеэлиды и Бупрасия. О стране же, подвластной Нестору, Гомер говорит следующее:

В Пилосе живших мужей, обитавших в Арене веселой;

Фриос, Алфейский брод и славные зданием Эпи,

Град Кипариссеент, град Амфигению вкруг населявших;

Птелеос, Гелос и Дорион, место, где некогда Музы,

Встретив Фамира Фракийского, песнями славного мужа

Дара лишили: идя от Еврита, царя эхалиян…

(Ил. II, 591)

Таким образом, с Пилосом связан спорный вопрос, и я тотчас рассмотрю его. Относительно Арены я уже сказал. Город, который поэт называет Фрион, в другом месте он называет Фриоесса:

Есть Фриоесса град, на крутом утесе лежащий,

Дальний на бреге Алфея.

(Ил. XI, 711)

с. 332 Он называет этот город «Алфейским бродом», потому что, видимо, Алфей в этом месте можно было перейти в брод. Теперь это поселение называется Эпиталием (местечко в Макистии). Что же касается «славного здания [хорошо построенного] Эпи», то некоторые стараются определить, какое из этих слов — определение и какое — название города, и не есть ли это нынешние Маргалы в Амфидолии. Это не природная крепость; указывают на другое место, являющееся природной крепостью в Макистии. Таким образом, те, кто предполагает, что Гомер имеет в виду последнее место, считают «Эпи» («крутой») именем города, заимствованным от его природного свойства (сравни, например, Гелос38, Эгиалос39и много других названий местностей); те же, кто считает, что это Маргала, по-видимому, принимают обратное40. Фрион41или Фриоесса, как говорят, есть Эпиталий, так как вся эта местность поросла камышом, в особенности же реки; и это еще больше бросается в глаза в тех местах, где через реку можно перейти в брод. Но, может быть, говорят они, Гомер назвал переправу «Фрион», а Эпиталий — «хорошо построенным Эпи», так как Эпиталий — природное укрепление. Ведь, действительно, в других местах он говорит о «крутом утесе»:

Есть Фриоесса град на крутом утесе лежащий

Дальний на бреге Алфея, кончающий Пилос песчаный.

(Ил. XI, 711)

25. Кипариссеент находится по соседству с прежней Макистией (когда Макистия еще простиралась и по другую сторону Неды). Теперь в этом селении уже больше никто не живет, так же как и в Макисте. Но есть и другое место — Кипариссия в Мессении; она называется теперь тем же именем, что и макистийская, именно Кипариссия в единственном числе и в женском роде, тогда как теперь только река называется Кипариссеентом. Амфигения тоже находится в Макистии, около Гипсоента, где святилище Латоны. Птелей был поселением колонистов из фессалийского Птелея, ибо, как говорит Гомер, Птелей был также и в Фессалии:

C. 350Травами тучный Птелей и Антрон омываемый морем,

(Ил. II, 697)

но теперь это заросшая чащей необитаемая местность, которая называется Птелеасием. Что касается Гелоса, то одни называют так какой-то участок близ Алфея, другие же — город, одноименный с лаконским:

И Гелос, город приморский;

(Ил. II, 584)

третьи же — болото близ Алория, где было святилище Элейской Артемиды, которое находилось под властью аркадцев, ибо они занимали там жреческие должности. Что касается Дориона, то одни считают его горой, с. 333 другие — равниной; теперь от него не осталось никаких следов; однако некоторые говорят, что Дорион — это теперешний Олурис или Олура, лежащая в так называемом мессенском Авлоне. Где-то здесь находится и Эхалия, город Еврита (теперешняя Андания — аркадский городок, одноименный с городами в Фессалии и на Евбее), откуда, по словам поэта, Фамирис фракиец пришел в Дорион и был лишен дара пения.

26. Отсюда ясно, что страна, подвластная Нестору, которую всю поэт называет «землей пилосцев», простиралась по обеим сторонам42Алфея; но Алфей нигде не протекает ни через Мессению, ни через Келеэлиду. Ведь родина Нестора находится в области, которую мы называем трифилийским, аркадским или лепрейским Пилосом. Действительно, другие Пилосы находятся на берегу моря, а этот Пилос более чем в 30 стадиях от моря, как это ясно из стихов Гомера; ибо, во-первых, к спутникам Телемаха посылают на корабль вестника, чтобы пригласить их на угощение, во-вторых, Телемах при возвращении из Спарты не позволяет Писистрату ехать в город, но велит ему спешно свернуть в сторону к кораблю, так что, стало быть, не одна и та же дорога вела к городу и к гавани. Таким образом, обратное путешествие Телемаха можно описать правильно только при этом предположении.

Круны и Халкис они светловидный уже миновали;

Солнце тем временем село, и все потемнели дороги.

Фею корабль, провожаемый Зевсовым ветром, оставив

Сзади, прошел и священную область эпеян Элиду.

(Од. XV, 295)

До сих пор путь корабля шел к северу, но отсюда он поворачивает на восток. Таким образом, корабль оставляет прямой курс на Итаку, которого он держался сначала, потому что женихи устроили там засаду.

Между Итакой и Самом…

(Од. IV, 671)

Отсюда отплыл к островам он остроконечным,

(Од. XV, 299)

C. 351но thoai43поэт понимает как «остроконечные» острова. Они принадлежат к группе Эхинадских и находятся поблизости от начала Коринфского залива и от устьев Ахелоя. Миновав Итаку, так что она осталась к югу, Телемах снова поворачивает на правильный курс между Акарнанией и Итакой и высаживается на другой стороне острова, не у Кефалленского пролива, который сторожили женихи44.

27. Во всяком случае, если предположить, что элейский Пилос и есть Пилос Нестора, тогда было бы неправильно сказано, что корабль, отплывший в море отсюда, миновал Круны и Халкиду перед заходом солнца, затем ночью достиг Феи и, наконец, проплыл мимо Элеи; ведь эти местности находятся к югу от Элеи: сначала Фея, затем Халкида, Круны, потом с. 334 трифилийский Пилос и Самик. Таков был бы морской путь, если плыть на юг от элейского Пилоса. Если же плыть к северу, где находится Итака, то все эти места останутся позади и нужно будет проплыть мимо самой Элиды и притом до захода солнца, хотя поэт говорит после захода солнца. Даже если предположить, что мессенский Пилос и Корифасий были началом плавания из страны Нестора, тогда расстояние было бы значительным и покрыть его потребовалось бы больше времени. Во всяком случае расстояние до трифилийского Пилоса и храма Самийского Посидона 400 стадий, а первая часть плавания идет не «мимо Крун и Халкиды» и Феи (имена незначительных речек или скорее ручьев), но мимо Неды, затем мимо Акидона, Алфея и лежащих между ними местностей. В дальнейшем следует упомянуть и эти места, так как плавание действительно прошло мимо них.

28. Кроме того, рассказ Нестора о войне между пилосцами и элейцами, излагаемый Патроклу, говорит в пользу того, что я пытался доказать, если только внимательно разобрать стихи поэта. Ведь поэт в них говорит: Геракл до того опустошил Пилосскую землю, что вся молодежь была истреблена45; из 12 сыновей у Нелея остался в живых только Нестор46(тогда еще совсем юноша)47; эпеи относились к Нелею с пренебрежением в силу его старости и одиночества и стали обращаться с пилосцами надменно и дерзко. В отплату за такое обхождение Нестор собрал сколько было возможно народу из своих, напал, как говорит поэт, на Элиду и захватил богатую добычу:

Овчих ватаг пятьдесят и столько же гуртов воловых

Столько же стад и свиных…

(Ил. XI, 678)

и столько же стад коз, и

…сто пятьдесят светломастных

Все кобылиц…

(Ил. XI, 679)

большинство из них с жеребятами.

Всю добычу великую ночью погнали мы в город,

говорит он,

C. 352В Пилос Нелеев…

(Ил. XI, 682)

имея в виду, что захват добычи и обращение в бегство пришедших на помощь (когда, по его словам, был убит Итимоней) произошли днем, возвращение же случилось ночью, так что была ночь, когда они прибыли в город. И в то время, когда пилосцы занимались разделом добычи и приносили жертвы, эпеи на третий день48, собравшись в большом числе, как пешие, так и всадники, в свою очередь напали на врага и расположились с. 335 лагерем около Фриона, который лежит на реке Алфее. Узнав об этом, пилосцы тотчас поспешили на помощь; они провели ночь около реки Миниея недалеко от Арены и отсюда прибыли к Алфею «под открытым небом», т. е. в полдень. После жертвоприношения, переночевав у реки, они тотчас на рассвете завязали сраженье; одержав блестящую победу и обратив врагов в бегство, они непрестанно преследовали и убивали их, пока не достигли Бупрасия,

Где Оленийский утес и курган Алисийским зовомый.

С оного поля пилосцев назад обратила Паллада.

(Ил. XI, 757)

И немного дальше поэт продолжает:

<p>…и Ахейские мужи

Вспять из Бупрасия в Пилос погнали коней быстроногих.

(Ил. XI, 759)

29. Как же можно на основании всего этого предположить, что поэт здесь имеет в виду элейский или мессенский Пилос? Элейский Пилос он не имеет в виду: если Геракл опустошил этот Пилос, то одновременно была опустошена и область эпеев; но это — Элида. Как же могли люди, вместе подвергающиеся опустошению и к тому же принадлежащие к одному племени, дойти до такого высокомерного отношения и дерзости к тем, кто одновременно с ними терпел обиды? Как же могли они опустошать и разорять родную землю? И как возможно, чтобы Авгий и Нелей правили одновременно тем же самым народом, если они были врагами друг другу? И если Нелей

Долг великий и старец имел на Элиде священной:

Славных в ристаньи победных четыре коня с колесницей,

Бегом стязаться ходивших, и был предназначен треножник

Бега наградой; но их повелитель народа, Авгеас.

Нагло отъял, и возницу о конях печального изгнал.

(Ил. XI, 698)

И если здесь жил Нелей, то и Нестор также должен был жить здесь. Как же мог сказать поэт о элейцах и бупрасийцах, что

Их предводили четыре вождя и десять за каждым

Быстрых неслось кораблей с многочисленной ратью эпеян.

(Ил. II, 618)

Также и страна делилась на 4 части; однако Нестор не правил ни одной из них, но был владыкой

В Пилосе живших мужей, обитавших в Арене веселой,

(Ил. II, 591)

с. 336 и властвовал над областями вплоть до Мессены. С другой стороны, каким образом эпеи, в свою очередь напавшие на пилосцев, могли проникнуть доC. 353 Алфея и Фриона? И как же после битвы могли они, разбитые, бежать в Бупрасий? И опять-таки, если Геракл опустошил мессенский Пилос, то как могли люди, так далеко жившие от мессенцев, как эпеи, обижать их, как возможно, чтобы эпеи, имея с ними обширные деловые отношения, обманывали их и не платили долгов, так что из-за этого даже возникла война? Далее, каким образом Нестор, отправившись грабить страну и захватив добычу, состоявшую из свиней и овец (а из этих животных ни одно не может быстро и далеко двигаться), мог совершить путешествие больше чем в 1000 стадий до того Пилоса, что находится у Корифасия? Однако на третий день все они49приходят к Фриоессе и к реке Алфею, чтобы осадить крепость! Как же могли эти места принадлежать властителям Мессении, если ими владели кавконы, трифилийцы и писаты? Что касается Герен или Герении (ибо это слово пишется и так и этак), то, может быть, некоторые называли ее так с умыслом, хотя, возможно, что это случайное название местности. Вообще же, поскольку Мессения считалась50подвластной Менелаю, как и Лаконика (это выяснится из дальнейшего изложения)51, Памис и Недон протекают через Мессению, а Алфей нигде не соприкасается с ней (Алфей,

Коего воды широко текут, чрез Пилийскую землю,

(Ил. V, 545)

над которой властвовал Нестор), то какую достоверность может иметь сообщение, которое заставляет Нестора высаживаться в чужом царстве, отнимает от него города, приписываемые ему в «Списке кораблей», и подчиняет все эти области Менелаю?

30. Мне остается сказать об Олимпии и о том, как господство над всей страной перешло в руки элейцев. В Писатиде есть святилище на расстоянии менее 300 стадий от Элиды. Перед ним расположена рощица диких маслин, в которой находится ристалище. Мимо святилища протекает Алфей, который, начинаясь в Аркадии, течет между западом и югом в Трифилийское море. Вначале святилище получило известность благодаря оракулу Олимпийского Зевса; но тем не менее и после того как оракул перестал давать ответы слава святилища сохранилась и умножилась, как мы знаем, вследствие всенародного празднества и Олимпийских игр, где наградой за победу был венок, и которые считались священными и величайшими играми на свете. Святилище было украшено множеством священных приношений, которые были принесены в дар со всей Греции. Среди них была статуя Зевса из кованого золота, дар Кипсела, коринфского тирана. Но самым величайшим из священных приношений была статуя Зевса работы Фидия афинянина, сына Хармида; она была сделана из слоновой кости и столь велика, что, хотя храм был весьма обширен, художник, казалось, нарушил соразмерность, так как изобразил Зевса сидящим, почти что касающимся с. 337 головой потолка; таким образом, создавалось впечатление, что если бы ЗевсC. 354 поднялся и стал прямо, то пробил бы кровлю храма. Некоторые писатели описали размеры статуи, и Каллимах изложил их в каком-то ямбическом стихотворении. Художник Панен, племянник и помощник Фидия, оказал ему большую помощь в раскраске статуи и в особенности одежды. Много изумительных картин, произведений Панена, показывают возле святилища. О Фидии сообщают, что, когда Панен спросил его, по какой модели он будет создавать образ Зевса, он ответил: по той, которая представлена Гомером в следующих стихах:

Рек, и во знаменье черными Зевс помавает бровями:

Быстро власы благовонные вверх поднялись у Кронида

Окрест бессмертной главы; и потрясся Олимп многохолмный.

(Ил. I, 528)

Действительно, это описание кажется прекрасным как в отношении прочих деталей в данном отрывке, так и в отношении «бровей», потому что поэт заставляет наше воображение представить себе некий могучий образ и могучую силу, достойную Зевса; подобно тому как он поступил относительно Геры, соблюдая в обоих случаях то, что подобает каждому, ибо о Гере он говорит:

Восколебалась на троне, и дрогнул Олимп многохолмный

(Ил. VIII, 199)

То, что в случае с Герой произошло от движения всего ее тела, то Зевс достиг одним только мановением бровей, хотя его волосы также до некоторой степени испытывали колебание. Остроумно сказано о поэте, что он «один только увидел или один только показал образы богов». Элейцы больше всех других достойны считаться виновниками великолепия и почета, которым пользовалось олимпийское святилище. Ведь во времена Троянской войны или даже до этого элейцы не преуспевали, так как их сначала притесняли пилосцы, а впоследствии — Геракл, когда Авгий, их царь, был свергнут. Доказательство этого следующее: ведь элейцы послали под Трою только 40 кораблей, тогда как пилосцы и Нестор — 90. Позднее, после возвращения Гераклидов, случилось обратное, ибо этолийцы, возвратившись вместе с Гераклидами под предводительством Оксила, в силу давнего родства поселились вместе с эпеями, усилили Келеэлиду и не только захватили большую часть Писатиды, но также подчинили своей власти Олимпию. Более того, Олимпийские игры — их создание, и они торжественно справляли первые Олимпиады, ибо следует опустить древние сказания иC. 355 об основании святилища, и об учреждении игр; некоторые считают Геракла, одного из Идейских Дактилей, основоположником их, а другие — Геракла, сына Алкмены и Зевса, который первым принял участие в играх и одержал победу; ведь эти сказания передаются на много разных ладов, но им не следует особенно доверять. Ближе к истине сказать, что от 1-й Олимпиады (в которой элеец Кореб выиграл состязание в беге) до 26-й управление с. 338 святилищем и руководство играми находились в руках элейцев. Но во время Троянской войны или не существовало игр, в которых наградой за победу был венок, или они еще не были знамениты, т. е. не было ни Олимпийских игр, ни каких-либо других, которые теперь славятся52, и Гомер не упоминает ни об одном из этих состязаний, хотя он говорит о другом роде игр — о надгробных играх53. Некоторые думают, однако, что он упоминает об Олимпийских играх, когда говорит, что Авгий отнял у возницы «четырех победоносных коней, прибывших на состязание»54. Говорят, что писаты не приняли участия в Троянской войне, потому что считались посвященными Зевсу. Писатида, где находится Олимпия, в то время не была подвластна Авгию, а только Элея; Олимпийские игры ни разу не справлялись в Элее, но всегда в Олимпии. И игры, относительно которых я только что привел цитату из Гомера, очевидно, происходили в Элиде, где Нелею следовало получить долг:

Долг ведь великий и старец имел на Элиде священной:

Славных в ристаньи победных четыре коня…

(Ил. XI, 698)

И это не были игры, где наградой служил венок (ведь кони должны были участвовать в состязании за треножник), как это было в Олимпии. После 26-й Олимпиады писаты отвоевали свою родину и сами стали справлять игры, так как они увидели, что состязания пользуются почетом. В позднейшее время Писатида снова подпала под владычество элейцев и снова руководство играми перешло в их руки. Лакедемонцы после окончательного покорения мессенцев также помогали элейцам, которые сражались вместе с ними как союзники против аркадцев и потомков Нестора, объединившихся с мессенцами. И лакедемонцы оказали им такую большую помощь, что вся страна до Мессены стала называться Элидой, и это название сохранилось до теперешнего времени, тогда как от писатов, трифилийцев и кавконов не сохранилось даже имени. Элейцы переселили жителей «песчаного» Пилоса в Лепрей в угоду лепрейцам, которые одержали победу на войне, и разрушили много других поселений, а также наложили дань на всех, в ком они видели склонность к независимости.

31. Прежде всего Писатида получила широкую славу благодаря своимC. 356 правителям, которые были весьма могущественными, — Эномаю, его наследнику Пелопсу и многочисленным сыновьям последнего. И Салмоней55, как говорят, также царствовал здесь; во всяком случае один из 8 городов, на которые делилась Писатида, называется Салмоной. По этим причинам, как и благодаря святилищу в Олимпии, страна получила широкую известность. Следует, однако, слушая старинные рассказы, принимать их с оговоркой, так как они не являются общепринятыми; ведь позднейшие писатели придерживаются новых взглядов по многим вопросам и даже высказывают суждения, противоречащие древним сообщениям; так, например, они утверждают, что Авгий был правителем Писатиды, а Эномай и Салмоней управляли Элеей; и некоторые объединяют эти племена. Вообще с. 339 следует придерживаться только того, что общепринято. Действительно, нет согласия среди писателей даже относительно первоначального значения имени «Писатида»; ведь некоторые производят его от города Писы, одноименного источнику; источник, по их словам, назывался «Писа», что соответствует названию pistra, т. е. potistra56; они показывают месторасположение города на возвышенности между Оссой и Олимпом, одноименными горам в Фессалии. Иные же утверждают, что не существовало никакого города Писы (ибо если бы он существовал, то был бы одним из 8 городов), но был только источник, теперь называемый Биса около Кикисия, самого большого из 8 городов; и Стесихор, говорят они, именует «городом» область, называемую Писой, так же как Гомер зовет Лесбос «городом Макара»57, а Еврипид в «Ионе» говорит:

Евбея, что с Афинами соседит;

(Ион, ст. 294)

и в «Радаманфе»:

Владеет кто Евбеей, городом-соседом;

(Фрг. 658. Наук)

и Софокл в «Мисийцах»:

Страна зовется вся, о странник, Асией.

Мисийцев град один лишь назван Мисией.

(Фрг. 377. Наук)

32. Салмона расположена недалеко от одноименного источника, из которого вытекает Энипей. Река эта впадает в Алфей [и носит теперь название Барнихий]58. Передают, что Тиро полюбила Энипея:

Сердце свое Энипеем божественным Тиро пленила.

(Од. XI, 238)

Ибо здесь, говорят, царствовал ее отец Салмоней, так же как и Еврипид говорит в «Эоле»59. (Некоторые пишут имя Энипея, реки в Фессалии, «Энисей»; он течет с горы Офрия и принимает приток Апидан, текущий из Фарсала). Вблизи Салмоны находится Гераклея — один из 8 городов; она отстоит от Олимпии приблизительно на 40 стадий и расположена на реке Киферии, где находится святилище нимф Иониад, которые, как думают, излечивают болезни водами60. Поблизости от Олимпии находится Арпина — также один из 8 городов, через область которой протекает река Парфений, на пути, ведущем к Ферее. Ферея находится в Аркадии и расположена над Димеей, Бупрасием и Элидой, т. е. к северу от Писатиды.C. 357 Здесь находятся Кикисий — один из 8 городов — и Диспонтий, лежащий на равнине по дороге из Элиды в Олимпию; но он был разрушен, а большинство жителей переселилось в Эпидамн и Аполлонию. Фолоя — с. 340 аркадская гора — также лежит над Олимпией и очень близко к ней, так что подошва горы находится в Писатиде. Вся Писатида и большая часть Трифилии граничат с Аркадией; в силу этого большая часть Пилосской области, упомянутой в «Списке кораблей»61, по-видимому, считается аркадской; однако люди, хорошо осведомленные, отрицают это; они утверждают, что Эриманф, одна из рек, впадающих в Алфей, образует границу Аркадии и что эти области расположены за рекой Эриманфом.

33. Эфор говорит, что Этол после изгнания его из Элеи в Этолию Салмонеем, царем эпеев и писатов, назвал эту страну своим именем и объединил ее города. Оксил, потомок Этола и друг Темена и Гераклидов, его сопровождавших, показал им дорогу при возвращении в Пелопоннес, разделил среди них часть страны, принадлежавшую врагам, и вообще давал советы относительно завоевания страны. В благодарность за все это он получил позволение вернуться в Элиду, землю его предков; он собрал войско и возвратился из Этолии, чтобы напасть на эпеев, владевших Элидой; но когда эпеи вышли навстречу им с оружием в руках и силы противников оказались равными, то по древнему обычаю греков Пирехм, этолиец, и Дегмен, эпей, сошлись на единоборство. Дегмен был легко вооружен — только луком, полагая, что одержит верх над тяжеловооруженным противником стрельбой из лука с дальнего расстояния; но Пирехм, поняв хитрость противника, вооружился пращой с мешком камней (случайно, праща только недавно была изобретена этолийцами). Так как праща оказалась дальнобойнее лука, Дегмен пал и этолийцы изгнали эпеев и завладели страной; они получили также управление святилищем в Олимпии (бывшее тогда в руках ахейцев); благодаря дружбе Оксила с Гераклидами они легко получили подтвержденное клятвой согласие всех на то, что ЭлеяC. 358 должна быть посвящена Зевсу и что всякий, напавший на эту страну с оружием, будет проклят, а тот, кто не будет защищать ее по мере своих сил, также будет проклят. Поэтому основатели города элейцев впоследствии оставили его без стен, а те, кто проходил с войском через самую страну, сдавали свое оружие и затем, покинув ее, получали его обратно. Ифит установил Олимпийские игры, так как элейцы были теперь священными. В силу этих обстоятельств население Элиды достигло процветания, ибо, в то время как другие племена постоянно воевали друг с другом, одни элейцы пользовались продолжительным миром, да не только они сами, но и чужестранцы [жившие у них], так что их страна стала самой населенной из всех. Фидон, аргивянин, десятый потомок Темена, превзошел могуществом всех современных ему властителей (опираясь на эту силу он не только возвратил все наследственное достояние Темена, раздробленное на много частей, но изобрел также меры, называемые Фидоновыми, весы, чеканную монету из серебра и других металлов). Фидон, повторяю, кроме того, напал на города, взятые некогда Гераклом, и потребовал для себя права устраивать игры, учрежденные Гераклом; он утверждал, что и Олимпийские игры были в числе последних. Затем Фидон напал на Элею и силой устроил игры; элейцы же из-за мира, не имея оружия, не могли с. 341 воспрепятствовать этому, а все остальные подчинились его господству. Однако элейцы не занесли состязания, устроенного Фидоном, в официальные списки; ввиду поступка Фидона они также добыли оружие и начали защищаться; лакедемонцы помогали элейцам, потому ли, что завидовали их благосостоянию, достигнутому путем мира, или потому, что думали найти в элейцах союзников для сокрушения могущества Фидона (ибо Фидон лишил их владычества над Пелопоннесом, которое прежде им принадлежало); и элейцы помогли им сокрушить могущество Фидона; лакедемонцы же помогли элейцам овладеть Писатидой и Трифилией. Длина морского переезда вдоль берегов теперешней Элеи, не считая заливов, составляет приблизительно 1200 стадий62. Это мои сведения об Элиде.

IV

1. Мессения граничит с Элидой; она обращена большей частью к югу и к Ливийскому морю. Эта страна во времена Троянской войны считалась под властью Менелая, так как была частью Лаконики и называлась Мессеной; но город, теперь носящий имя Мессены, акрополем которой былаC. 359 Ифома, еще не был основан1; после смерти Менелая, когда могущество его преемников — правителей Лаконики — ослабело, Мессенией стали править Нелеиды. И, действительно, во время возвращения Гераклидов и происшедшего раздела страны Меланф был царем мессенцев, имевших тогда самостоятельность, хотя прежде они были подданными Менелая. Доказательством этого является следующее: 7 городов, которые Агамемнон обещал дать Ахиллесу, находились у Мессенского залива и соседнего с ним Асинского залива, названного так по мессенской Асине; такие города:

Град Кардамилу, Энопу и тучную травами Гиру,

Феры любимые небом, Анфею с глубокой долиной,

Гроздьем венчанный Педас, и Эпею град велелепный.

(Ил. IX, 150)

И Агамемнон, наверное, не обещал бы городов, не принадлежавших ни ему, ни его брату. Поэт ясно указывает, что соратники Менелая были из Фер2; он включает в лаконский список и Этил3, который находится у Мессенского залива. Область Мессена расположена за Трифилией; есть там и мыс, общий для обеих областей, после которого следуют Кипариссия и Корифасий. Над Корифасием и морем на расстоянии 7 стадий лежит гора Эгалей.

2. Таким образом, древний мессенский Пилос был городом, находившимся у подошвы Эгалея; после разрушения этого города некоторые его обитатели поселились на мысе Корифасий; когда афиняне под предводительством Евримедонта и Стратокла4отплыли во второй поход в Сицилию, они восстановили город, преобразовав его в укрепленный пункт против лакедемонян. Здесь также находятся мессенская Кипариссия, остров под названием Прота и остров Сфагия, лежащий против берега вблизи с. 342 Пилоса (тот же остров называется Сфактерией), у которого лакедемонцы потеряли пленными 300 человек из своих собственных людей, принужденных осадой сдаться афинянам5. Против побережья кипариссийцев в открытом море расположены 2 острова под названием Строфады; они отстоят от материка приблизительно на 400 стадий в Ливийском и Южном морях. Фукидид6говорит, что этот Пилос был якорной стоянкой мессенцев. От Спарты он находится на расстоянии 400 стадий.

3. Далее идет Мефона. Говорят, что это один из 7 городов (называемый Гомером Педас7), которые Агамемнон обещал Ахиллесу. Здесь Агриппа во время Актийской войны8, захватив эту местность нападением с моря, убил Богха, царя маврусиев, который держал сторону Антония.

4. К Мефоне9примыкает Акрит, который является началом МессенскогоC. 360 залива. Его называют также Асинским заливом от Асины, первого города в заливе, одноименного гермионскому городу. Асина, таким образом, представляет начало залива на западе, тогда как на востоке его начало образует местность, называемая Фириды, граничащая с той частью теперешней Лаконики, которая находится вблизи Кинефия и Тенара. Между Асиной и Фиридами, начиная от Фирид, находится Этил (который некоторые называют Бетилом), затем идут Левктр, колония Левктр в Беотии; далее — Кардамила, расположенная на скале, укрепленной природой; затем — Феры, граничащие с Фурией и Геренами, места, от которого Нестор получил эпитет «Геренский», потому что здесь его жизнь была спасена, как я уже сказал выше10. В Герении показывают святилище Триккейского Асклепия — воспроизведение святилища, находящегося в фессалийской Трикке. Как говорят, Пелопс, выдав свою сестру замуж за Амфиона, основал Левктр, Харадру и Фаламы (теперь называемую Беотами), приведя с собой несколько колонистов из Беотии. Около Фер находится устье реки Недона; она течет через Лаконику и является рекой, отличной от Неды. Где-то здесь расположено известное святилище Афины Недусии. Также есть святилище Афины Недусии в Пеаессе, прозванной по какому-то месту под названием Недон, откуда, как говорят, Телекл колонизовал Пеаессу, Эхеи и Трагий.

5. Из 7 городов, обещанных Ахиллесу Агамемноном, относительно Кардамилы, Фер и Педаса я уже сказал выше. Что касается Энопы11, то одни говорят, что это — Пеллана12, другие считают ее какой-то местностью около Кардамилы, по мнению третьих, это Герения. Что же касается Гиры, то ее показывают около горы, находящейся у Мегалополя в Аркадии, на дороге, ведущей в Анданию, — город, который, как я уже сказал13, поэт назвал Эхалией; однако, по словам некоторых, Гирой названа современная Месола, простирающаяся до залива между Таигетом и Мессеной. Эпея теперь называется Фурией, граничащая, как я сказал14, с Фарами; она расположена на высоком холме, и отсюда ее название15. От Фурии произошло название Фурийского залива, на нем находился только один город по имени Рион, напротив Тенара. Что касается Анфеи, то одни считают ее самой Фурией, Эпею же — Мефоной, но другие полагают, что из всех мессенских городов с. 343 эпитет «обильная тучными лугами»16больше всего соответствует лежащей посредине Асине, в области которой у моря находится город Корона; тем не менее, согласно некоторым писателям, поэт назвал Корону Педасом:

C. 361все же они у приморья;

(Ил. IX, 153)

Кардамила у самого моря, Фары — в 5 стадиях (с якорной стоянкой летом), тогда как остальные лежат на различных расстояниях от моря.

6. Поблизости от Короны, приблизительно посредине залива, в море впадает река Памис. Направо от реки находятся Корона и города, следующие за ней (из них самые последние по направлению на запад — Пилос и Кипариссия, а между ними Эрана, которую некоторые неправильно считали древней Ареной17), налево — Фурия и Фары. Из всех рек по эту сторону Истма — самая большая, хотя ее длина не больше 100 стадий, считая от истоков, откуда она течет, изобилуя водой, через Мессенскую долину, т. е. через так называемую Макарию. Река находится от современного города мессенцев на расстоянии 50 стадий18. Есть и другой Памис — бурный маленький поток, протекающий около Лаконского Левктра; о нем во времена Филиппа шел спор у мессенцев с лакедемонцами. О Памисе, который некоторые называют Амафом, я уже сказал19.

7. По словам Эфора, Кресфонт, завладев Мессенией, разделил ее на 5 городов; таким образом, Стениклар, расположенный в центре этой страны, он сделал своей столицей, а в остальные города — Пилос, Рион, Месолу и Гиамитис — послал царей, уравняв всех мессенцев в правах с дорийцами; но так как эти меры вызвали недовольство дорийцев, то он, отменив свое решение, объявил городом только один Стениклар и собрал туда всех дорийцев.

8. Город мессенцев похож на Коринф, ибо над обоими городами находится высокая и крутая гора, окруженная общей стеной, так что гора служит акрополем; одна гора называется Ифомой, другая — Акрокоринфом. Поэтому, по-видимому, Деметрий из Фароса правильно сказал Филиппу20, сыну Деметрия, советуя ему завладеть обоими городами, если он стремится овладеть Пелопоннесом. «Ведь, овладев обоими рогами, — сказал он, — ты захватишь в свои руки быка», подразумевая под «рогами» Ифому и Акрокоринф, а под «быком» — Пелопоннес. И, действительно, в силу такого благоприятного местоположения эти города стали предметом споров. Коринф римляне даже разрушили и снова отстроили21. Мессену же разорили лакедемонцы, но восстановили сначала фиванцы и после этого Филипп, сын Аминты. Акрополи же остались необитаемыми.

C. 3629. Святилище Артемиды в Лимнах (где мессенцы, как думают, оскорбили девушек, пришедших на жертвоприношение22) находится на границе Лаконики и Мессении, где оба племени сообща справляют всенародное празднество и приносят жертву; после оскорбления девушек, когда мессенцы отказались дать удовлетворение, говорят, началась война. По имени этих Лимн названо святилище Артемиды в Спарте — Лимнеон.

с. 344 10. Часто у них тем не менее дело доходило до войны из-за восстаний мессенцев. По крайней мере Тиртей в своих стихотворениях сообщает, что первое завоевание Мессении произошло во времена дедов; второе — в то время, когда мессенцы восстали, взяв себе в союзники аргосцев, элейцев, писатов и аркадцев; аркадцы выбрали себе в полководцы Аристократа, царя Орхомена, а писаты — Панталеонта, сына Омфалиона; в это время, по его словам, он был предводителем лакедемонцев на войне23, ибо в своей элегии под заглавием «Евномия» говорит, что пришел оттуда

Сам ведь Кронион, супруг Геры прекрасновенчанной,

Зевс, Гераклидам в удел град сей уже передал.

С оными вместе покинул я Эринеон ветристый

И на Пелопсова острова берег широкий вступил.

(Фрг. 2. Бергк)

Или эти элегические стихи неподлинные, или не следует верить Филохору, который говорит, что Тиртей был афинянином из дема Афидны, а также Каллисфену и многим другим писателям, утверждающим, что он прибыл из Афин по просьбе лакедемонцев на основании повеления оракула взять предводителя от афинян. Таким образом, вторая война началась во времена Тиртея; были еще, как говорят, третья и четвертая войны24, в которой мессенцы были разгромлены. Морское плавание вдоль берегов Мессении, включая все заливы, составляет около 800 стадий.

11. Однако я перехожу границы умеренности в своем подробном изложении рассказов о стране, теперь по большей части пустынной; впрочем, и сама Лаконика теперь безлюдна, если сравнить с густой населенностью ее в древние времена; ведь, за исключением Спарты, прочих местечек там числом только около 30, тогда как в древние времена, как говорят, она называлась «страной о ста городах», так что они справляли ежегодный праздник, на котором приносили в жертву 100 быков.

V

1. За Мессенским заливом следует Лаконский, лежащий между Тенаром и Малеями, который слегка отклоняется с юга по направлению на восток; и Фириды — обрывистый утес, омываемый волнами, находятся в Мессенском заливе в 130 стадиях от Тенара. Над Фиридами расположен Таигет;C. 363 это — высокая и крутая гора на небольшом расстоянии от моря; своими северными частями она соприкасается с подошвами аркадских гор, так что в середине остается долина, где Мессения граничит с Лаконикой. Ниже Таигета, в центре страны, лежат Спарта, Амиклы, где находится святилище Аполлона, и Фарида. Таким образом, земля города Спарты находится в более углубленной1местности, хотя она включает в своих пределах горы; впрочем, ни одна часть ее не заболочена, несмотря на то что в древности предместье было болотистым и его называли Лимнами; и святилище Диониса в Лимнах стояло на сыром месте, тогда как теперь с. 345 его основание находится на сухой земле. На изгибе прибрежной полосы находится, во-первых, Тенар — мыс, выдающийся в море со святилищем Посидона, расположенным в роще; во-вторых, поблизости есть пещера, через которую, согласно мифу, Геракл вывел Кербера из Аида. Отсюда переезд к югу до Фикунта, мыса Киренеи, составляет 3000 стадий; переезд на запад до Пахина, мыса в Сицилии, — 4600 стадий, хотя некоторые считают только 4000; по направлению к востоку до Малей, считая с изгибами заливов, — 670; до Онугната2, низкого полуострова по эту сторону Малеев, — 520 стадий; перед Онугнатом и напротив него на расстоянии 40 стадий лежит Кифера, остров с прекрасной гаванью и одноименным городом, которым Еврикл, правитель лакедемонцев, в наше время владел в качестве частной собственности; вокруг Киферы лежит много островков, один поблизости от нее, другие — немного дальше; до Корика, мыса на Крите, самый короткий морской переход составляет 700 стадий.

2. После Тенара, если плыть к Онугнату и Малеям, следуют город Псамафунт, затем Асина и Гифий, гавань Спарты, расположенная в 240 стадиях от Спарты. Стоянка для кораблей, как говорят, прорыта искусственно. Далее идет Еврот, который впадает в залив между Гифием и Акреями. До сих пор плавание идет вдоль берега приблизительно 240 стадий, затем следуют болотистая область над заливом и деревня под названием Гелос3. В прежние времена это был город, как говорит Гомер:

…живших Амиклы в стенах и в Гелосе, граде приморском.

(Ил. II, 584)

Говорят, он был основан Гелием, сыном Персея. Здесь находится также равнина, называемая Левкой; затем идет город Кипариссия, расположенный на полуострове; он имеет гавань; далее — город Бойя и потом Малеи.C. 364 Расстояние от Онугната до Малеев составляет 150 стадий. Есть в Лаконике также город Асоп.

3. Говорят, что Мессу — один из городов, упомянутых в гомеровском «Списке кораблей»4, нигде нельзя обнаружить; Мессоя же была не частью страны, но частью самой Спарты, так же как Лимней […]5. Некоторые же считают Messe усеченной формой Messene, ибо, как я сказал6, Мессена была также частью Лаконики. В качестве примеров [усеченных форм] писатели приводят из Гомера: kri, dō и maps7, а также следующий отрывок:

Герой меж тем Автомедон и сильный Алким…

(Ил. XIX, 392)

вместо Алкимедон; затем из Гесиода, который употребляет bri вместо blithy и briaron; Софокл и Ион — rha вместо rhadion; Эпихарм — li вместо lian и Syracō вместо Syracusai; Эмпедокл8 — ops вместо opsis9:

ops обоих становится единым;

с. 346 у Антимаха:

священный ops элевсинской Деметры,

и alphi вместо alphiton; Евфорион даже употребляет hel вместо Helos10; у Филеты:

рабыни приносят белую eri11и в корзины влагают;

Арат говорит pēda вместо pēdalia12:

pēda против ветра:

Симмий — Dodō вместо Dodōna. Что касается остальных мест, упомянутых поэтом, то одни уничтожены, следы других еще остались; третьи изменили названия, например Авгеи13в Эгеи, ибо Авгей в Локриде вообще больше не существует. Что касается Ласа, то рассказывают, что Диоскуры некогда взяли его осадой и от этого получили прозвище Лаперсов14. И Софокл где-то говорит:

Клянусь Лаперсами, Евротом, третьим богом,

Богами Аргоса и Спарты…

(Фрг. 871. Наук)

4. Согласно Эфору, Гераклиды Еврисфен и Прокл захватили Лаконику15, разделили страну на 6 частей и основали города; одну из частей — Амиклы — они отобрали и отдали человеку16, который предал им Лаконику и посоветовал правителю, владевшему ею, заключив договор, уехать с ахейцами в Ионию; Спарту Гераклиды сделали своей столицей, в остальные части они послали царей, разрешив им в силу редкой населенности страны принимать в сожители всех желающих из иностранцев; они пользовались Ласом как якорной стоянкой благодаря его хорошей гавани, Эгисом — как опорным пунктом для военных действий против своих врагов (ибо его область граничит с областями окрестных племен), Фаридой — как казнохранилищем, так как она была безопасной от внешних враговC. 365 […]17. Хотя все соседние племена находились в подчинении у спартиатов, однако они имели равноправие как в отношении прав гражданства, так и в смысле занятия государственных должностей; назывались они илотами. Но Агис, сын Еврисфена, лишил их равноправия и повелел им платить подать Спарте; таким образом, все остальные племена подчинились, кроме элейцев, владевших Гелосом; элейцы после восстания были покорены, их город был взят силой во время войны, жители осуждены на рабство с определенной оговоркой, что владельцу раба не дозволяется ни отпускать его на свободу, ни продавать за пределы страны; эта война получила название войны против илотов. Можно сказать, что Агис и его помощники были теми, кто ввел институт илотов, который продолжал существовать вплоть до установления господства римлян, ибо лакедемонцы считали илотов чем-то вроде государственных рабов, назначив им определенные места жительства и особые работы.

с. 347 5. Что касается государственного устройства лаконцев и перемен, имевших место у них, то большую часть всем известных рассказов об этом можно опустить; но кое о чем, пожалуй, следует упомянуть. Так, например, говорят, что ахейцы из Фтиотиды вместе с Пелопсом, прибывшие в Пелопоннес, заселили Лаконику, выказав при этом такую доблесть, что Пелопоннес, называвшийся уже с давних времен Аргосом, получил тогда имя ахейского Аргоса; и не только Пелопоннес носит это имя, но в особенности Лаконика; во всяком случае слова поэта:

Где Менелай находился?

(Од. III, 249)

И не в Аргосе ль он Ахейском?

(Од. III, 251)

некоторые толкуют так: «Или не был ли он в Лаконике?». Однако во время возвращения Гераклидов, когда Филоном предал страну дорийцам, ахейцы переселились из Лаконики в страну ионийцев, которая еще и теперь называется Ахеей. О них я скажу в описании Ахеи18. Новые владетели Лаконики вначале жили скромно, однако, поручив государственное устройство Ликургу, настолько превзошли остальных, что только одни из греков господствовали на суше и на море и сохранили господство над греками, пока их не лишили гегемонии сначала фиванцы, а сразу после них македонцы. Тем не менее они не покорились совершенно даже македонцам и, сохраняя свою самостоятельность, постоянно боролись за первенство с остальными греками и с македонскими царями. После того как последние были побеждены римлянами, лакедемонцы нанесли какие-то незначительные обиды преторам, посланным туда римлянами, потому что находились в то время под властью тиранов и имели плохое государственное устройство; когда они восстановили свои силы, то снова стали пользоваться чрезвычайным почетом и оставались свободными, не платя никакой дани, кроме добровольных повинностей. Но недавно Еврикл возбудил у них волнения, сверх меры злоупотребив дружбой Цезаря для того, чтобы поддержать свою власть над ними:C. 366 однако волнение19быстро прекратилось; Еврикл покорился своей судьбе20, а его сын21был совершенно не расположен к такого рода «дружбе»22. И «свободным лаконцам»23удалось получить нечто вроде республиканского государственного устройства, потому что периеки, а также илоты24, в то время когда Спарта находилась под властью тиранов, первыми перешли на сторону римлян. Гелланик говорит, что Еврисфен и Прокл дали Спарте государственное устройство; но Эфор порицает Гелланика за это, говоря, что тот нигде не упоминает Ликурга, а его деяния приписывает лицам, которые не имели к ним отношения. Во всяком случае, продолжает Эфор, только одному Ликургу спартанцы воздвигли святилище и ежегодно приносили жертвы, тогда как Еврисфену и Проклу, хотя они были основателями города, не предоставили даже и этой почести их потомкам называться Еврисфенидами и Проклидами; но (вместо этого) одни потомки-цари с. 348 назывались Агидами, по Агису, сыну Еврисфена, другие — Еврипонтидами, по Еврипонту, сыну Прокла; ибо Агис и Еврипонт были законными царями, а Еврисфен и Прокл приняли чужестранцев и с их помощью поддерживали свою власть; поэтому их даже не почтили титулом «архегетов»25, который давался всем основателям городов. Павсаний26, после того как он был изгнан вследствие ненависти к нему Еврипонтидов — другого царского дома, в изгнании сочинил речь о законах Ликурга (который принадлежал к дому изгнавшему Павсания); в этой речи он говорит об оракулах, данных Ликургу относительно большинства законов.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua