Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

33От слова «хотя» до «залива» текст восстановлен приблизительно.

34К юго-востоку.

35По-гречески Neaithos происходит от nēas aithein — «жечь корабли».

36Обычно принимают даты основания Кротона и Сиракуз 710 г. и 734 г. до н. э. По Страбону выходит, что Сиракузы были основаны непосредственно после Кротона.

37Ср.VI, I, 10.

38Чтение сомнительное.

39При взятии Трои Кассандра искала защиты, обнимая статую Афины.

40Конъектура Гроскурда; рукописи дают Teuthras.

41Из 12 сыновей Нелея 11 были убиты Гераклом; остался только Нестор.

42Сирис и Метапонтий.

43Сын Сисифа; его другое («варварское») имя было Метаб.

К главе II (стр. 245—255)

1Тринакрия — «трехвершинная»; Фринакида — «трехзубая» (как вилы).

2К юго-востоку.

3Хорография — описание отдельных местностей (см.V, II, 7).

4Климаты — широтные круги; см.I, I, 12, прим. 14.

5Посидоний (насколько можно судить) определял положение трех вершин треугольника с помощью «климатов» (устанавливая их долготу и широту). Страбон считает данные Посидония, полученные таким методом, слишком неопределенными.

6К юго-востоку.

7Т. е. от Пахина.

8Т. е. линия у прямых углов к стороне будет направлена на юго-восток.

9Чтобы видеть маленькие корабли на расстоянии 135 миль, человек должен был не только отличаться сверхострым зрением, но и находиться на высоте не менее 2 миль.

10Т. е. линия у прямых углов к стороне направлена на северо-запад.

11Основан около 734 г. до н. э.; разрушен Дионисием в 403 г. до н. э.

12Основана приблизительно одновременно с Наксосом; разрушена в 214 г. до н. э.

13По Фукидиду (VI,4), zanklion — местное сицилийское слово.

14Ср.I, II, 36.

15Букв. «навозная куча».

16В 476 г. до н. э.

17Игра слов, по-гречески слова «священным жертвам» звучат hierōn (род. пад.), как и имя тирана.

18В 467 г. до н. э.

19В 461 г. до н. э.

20III, V, 4.

21См.VI, I, 12.

22VI. I, с. 814 12.

23Между Пелопоннесом и Сицилией.

24Т. е. пучины.

25См.VI, I, 3.

26Также Эрикс.

27Т. е. остатки поселений.

28Так называемый «конус эрупции» в центре полукруга кратера.

29V, IV, 9.

30Слово, по-видимому, испорчено.

31Ср.XVI, II, 7.

32Ср.: Плиний. Ест. ист. VI, 31.

33В Аркадии.

34V, I, 8.

35См.: Плиний. Ест. ист. XXXV, 52.

36Т. е. «Священный» остров Гефеста.

37VI, II, 8.

38Ср.: Плиний. Ест. ист. III, 14.

39Одиссея X, 21.

40I, II, 7—18.

41Текст испорчен. Может быть: «правдивым или мифическим элементом» или «началом, возбуждающим удовольствие или удивление».

42Букв. «круглая».

43«Двойная». Остров (совр. Салина) образован двумя вулканическими конусами.

44Букв. «вереск».

45«Пальма» или «плевел».

46«Левый».

47Именно от города Липары.

48Был претором Сицилии в 90 г. до н. э. Некоторые ученые исправляют имя на «Фламинин» (претор 123 г. до н. э.) и относят извержение к 126 г. до н. э. (ср.: Плиний. Ест. ист. II, 88).

4988 миль.

К главе III (стр. 255—262)

1Т. е. Энотрии (ср.VI, I, 15;V, I, 1).

2Цифра неверна; может быть, 1200 или 1220 стадий (см. § 5).

3Во время войны с Ганнибалом Тарант перешел на сторону карфагенян и был снова взят римлянами в 209 г. до н. э.

4Аполлона в Дельфах.

5Т. е. по пути на Крит.

6Т. е. к юго-востоку.

7Жидкость, которая, по гомеровским представлениям, текла в жилах богов.

8VI, III, 1.

9VI, III, 1.

10VII, 170.

11VI, III, 2.

12Цифра неверна. Может быть, надо читать «800 стадий».

13До Бария.

14Ср.V, I, 9.

15Героям, как обитателям подземного мира, приносили в жертву овцу или барана черного цвета. Вопрошающий оракул должен был провести ночь в пещере героя и спать на шкуре, ожидая изречения оракула во сне.

16Ср.I, II, 13;II, I, 7—8;II, IV, 3.

17216 г. до н. э.

18V, IV, 2.

К главе IV (стр. 262—264)

1Ср.II, III, 1.

2Т. е. холодным и жарким поясом.

3В этом отрывке некоторые видят так называемые «похвалы Италии» (laudes Italiae), распространенные в современной Страбону римской литературе (у Варрона, Вергилия, Проперция). На самом деле отрывок представляет практическое применение учения Посидония о расах (ср. RE, Poseidonios, стлб. 680).

4В 387 г. до н. э. Рим подвергся нашествию галлов и был взят.

5146 г. до н. э.

6В 134—133 гг. до н. э.

7Термины римского государственного права (fides et amicitia); ср.: Pap. Oxy. 705, 31.

8Термин римского государственного права — amicitia.

Страбон

География.

Книга VII.

I

12345

II

1234

III

12345678910111213141516171819

IV

12345678

V

123456789101112

VI

12

VII

123456789101112

ФРАГМЕНТЫ КНИГИ VII

C. 289с. 265

I

1. После описания Иберии, кельтских и италийских племен вместе с близлежащими островами надо рассказать о следующих за ними по порядку остальных частях Европы, разделив их по принятому уже нами способу. Остаются еще страны к востоку за Реном до Танаиса и устья Меотиды, а также все пространство, которое отделяет Истр, между Адриатическим морем и землями на левой стороне Понтийского моря и к югу вплоть до Греции и Пропонтиды. Ведь эта река делит все упомянутые выше земли почти на 2 равные части. Эта самая большая река в Европе сначала течет на юг, а затем круто поворачивает с запада на восток и к Понту. Начало свое Истр берет в западных оконечностях Германии, но вблизи впадины Адриатического моря (приблизительно в 1000 стадиях от него) Истр оканчивает течение у Понта, недалеко от устьев Тираса и Борисфена, отклоняясь несколько к северу. К северу от Истра лежат, таким образом, области за Реном и Кельтикой. Это — территории галатских и германских племен вплоть до земель бастарнов, тирегетов и реки Борисфена, а также все пространство между этой рекой, Танаисом и устьем Меотиды, тянущееся внутрь страны до океана1и омываемое Понтийским морем. На юг от Истра обитают иллирийские и фракийские племена и все смешанные с ними кельтские инекоторые другие народности вплоть до Греции. Сначала я опишу области за Истром, потому что описание их гораздо проще тех, что находятся на другой стороне реки.

C. 2902. Области за Реном, обращенные на восток и лежащие за территорией кельтов, населяют германцы. Последние мало отличаются от кельтского племени: большей дикостью, рослостью и более светлыми волосами; во всем остальном они схожи: по телосложению, нравам и образу жизни они таковы, как я описал кельтов. Поэтому, мне кажется, и римляне назвали их «германцами», как бы желая указать, что это «истинные» галаты. Ведь слово germani на языке римлян означает «подлинные».

с. 266 3. Первые части этой страны — это области у Рена, от его истоков и до устьев. Протяжение речной области в целом равняется приблизительно ширине страны в западной ее части. Часть племен этой речной области римляне перевели в Кельтику, другие не успели раньше переселиться далеко в глубь страны, как например марсы. Остались лишь немногие, в том числе часть сугамбров2. За племенами, живущими по течению реки Рена, следуют остальные между Реном и рекой Альбием; последняя течет приблизительно параллельно первой к океану, пересекая не меньшую территорию, чем Рен. Между этими реками есть и другие судоходные реки (например, Амасия, где Друз одержал победу над бруктерами в сражении на кораблях), которые также текут с юга на север и к океану. Дело в том, что страна эта поднята по направлению к югу и образует горную цепь, которая соединяется с Альпами и тянется на восток, составляя как бы часть Альп. Действительно, некоторые считали эту цепь частью Альп, во-первых, из-за ее указанного выше положения, во-вторых, потому, что на ней растет лес той же породы. Однако горные вершины в этой стране не достигают такой высоты. Здесь находится также Геркинский лес и обитают племена свевов, которые живут частью в самом лесу, как племена коадуев3; на их территории находится Боигем4 — царская резиденция Марабода, куда он переселил не только разные другие племена, но и своих соплеменников — маркоманнов. Дело в том, что по возвращении из Рима этот человек, [в прошлом] частный гражданин, был назначен верховным правителем племени. Еще юношей он жил в Риме, пользуясь расположением Августа, а возвратившись на родину, добился власти и подчинил, кроме упомянутых лугиев (большое племя), зумов, бутонов, мугилонов, сибинов, а также семнонов (большое свевское племя). Однако свевские племена, как я уже сказал, живут частью в самом лесу, частью вне его, на границе с гетами. Таким образом, свевы — самое большое племя, так как его территория простирается от Рена до Альбия; часть его даже живет наC. 291 другой стороне Альбия, как гермондоры и лангобарды; теперь они все до единого изгнаны и бежали на другой берег реки. Общей особенностью всех племен в этой местности является способность легко переселяться из-за простоты их образа жизни и из-за того, что они не занимаются земледелием и даже не делают запасов [пищи], а живут в хижинах временного характера. Средства пропитания они подобно кочевникам получают преимущественно от скота, так что по примеру кочевников нагружают свою утварь на повозки и со своими стадами направляются куда угодно. Есть, однако, другие, более бедные германские племена, как херуски, хатты, гамабривии и хаттуарии; на океане же — сугамбры, хавбы, бруктеры, кимвры, а также кавки, каулки, кампсианы и многие другие. В одном направлении с Амасией текут реки Висургий и Лупия; последняя находится от Рена приблизительно в 600 стадиях, протекая через область меньших бруктеров. Есть также в Германии река Сала; между этой рекой и Реном, победоносно ведя войну, нашел свой конец Друз Германик5. Он покорил большинство племен и прибрежные острова, в том числе и Бурханий6, взятый осадой.

с. 267 4. Эти племена получили известность от войны с римлянами, в ходе которой они покорялись, снова восставали или покидали свои поселения. О них мы получили бы лучшие сведения, если бы Август позволил своим полководцам перейти Альбий для преследования переправившихся туда врагов. Август рассчитывал, однако, вести войну поблизости с большим успехом, если воздерживаться от нападения на мирные племена за Альбием и тем самым не подстрекать их к объединению в общей вражде против него. Начали эту войну сугамбры, живущие поблизости от Рена; вождем их был Мелон. С этого времени различные германские племена в разных местах приходили им на смену, то становясь могущественными, то снова теряя власть и затем опять поднимая восстание, предавая выданных ими заложников и нарушая клятвы верности. В отношении с этими племенами недоверие весьма полезно, потому что те, кому было оказано доверие, причинили величайший вред, как например херуски и подвластные им племена, в области которых погибли в засаде, став жертвой вероломства, 3 римских легиона во главе с полководцем Квинтилием Варом7. Но все они понесли наказание за это и доставили молодому Германику самый блестящий триумф, в котором вели самых знатных пленников мужчин и женщин: Сегимунта, сына Сегеста, вождя херусков, и сестру его Туснельду, женуC. 292 Армения, который во время нарушения договора против Квинтилия Вара командовал войском херусков и еще теперь продолжает воевать, трехлетнего сына Туснельды Тумелика; Сесифака, сына Сегимера, вождя херусков, жену его Рамис, дочь вождя хаттов Укромира и сугамбра Девдорига8, сына Беторига, брата Мелона. Но Сегест, тесть Армения, который даже с самого начала не сочувствовал9планам зятя и, воспользовавшись удобным случаем, перешел на сторону римлян, окруженный почетом, присутствовал, когда вели в триумфальной процессии самых дорогих ему людей. В триумфальной процессии шел также Либес, жрец хаттов, и многие другие пленники из истребленных племен: каульков, кампсанов, бруктеров, усипов, херусков, хаттов, хаттуариев, ландов, тубаттиев. От Рена до реки Альбия около 3000 стадий, если идти прямым путем; теперь, однако, необходимо идти окольной дорогой, которая кружит по болотам и дебрям.

5. Геркинский лес довольно густой, деревья в нем больших размеров; он охватывает большое пространство в окружности в пределах области, укрепленной [самой] природой; в середине леса находится местность, вполне удобная для поселения, о которой я уже упомянул10. Вблизи нее находятся истоки Истра и Рена; между ними лежат озеро11и болота, образовавшиеся от разлива Рена. Окружность озера свыше 600 стадий, а длина переправы почти 20012. На озере есть остров, который служил Тиберию опорным пунктом в сражении на кораблях с винделиками. Озеро находится южнее истоков, как и Геркинский лес, так что тот, кто направляется из Кельтики в Геркинский лес, должен сначала пересечь озеро и Истр, а потом уже по более легко проходимым местностям — по плоскогорьям — продолжать путь до леса. Пройдя от озера расстояние однодневного пути, Тиберий увидел с. 268 истоки Истра. Область ретов примыкает к озеру только на небольшом пространстве, тогда как гельветии, винделики, а также «пустыня бойев» соприкасаются с большей частью его. Все эти племена вплоть до паннониев, особенно гельветии и винделики, живут на плоскогорьях. Области ретов и нориков простираются до перевалов через Альпы и обращены к Италии, причем одна часть их граничит с землей инсубров, а другая — с областью карнов и местностями около Аквилеи. Есть и другой большой лес — Габрета, лежащий по эту сторону страны свевов, а по ту сторону ее — Геркинский лес, где также обитают свевы.

II

1. Что касается кимвров, то одни рассказы о них неточны, а другие — совершенно невероятны. Ведь нельзя считать причиной превращения их в кочевников и разбойников то обстоятельство, что они были изгнаны из своих жилищ сильным наводнением, когда жили на полуострове. В действительности они еще и теперь владеют той страной, которую занимали раньше; они послали в дар Августу котел1, почитаемый у них самым священным,C. 293 прося императора о дружбе и забвении прошлых проступков, когда просьба их была удовлетворена, они вернулись назад. И смешно думать, что кимвры в гневе на естественное и постоянное явление, происходящее дважды в день, могли покинуть свою страну! Похоже на выдумку и утверждение, что когда-то здесь произошло сильное наводнение; ведь океан при этом естественном явлении испытывает, правда, поднятия и понижения, но правильные и повторяющиеся периодически2. Не прав также и тот, кто сообщает, что упражняясь в бесстрашии, кимвры выступают с оружием против наводнений, а кельты терпеливо позволяют затоплять свои дома и затем снова отстраивают их и что у них, как сообщает Эфор, больше погибает людей от воды, чем из-за войны. На самом же деле регулярность наводнений и то обстоятельство, что местность, подвергающаяся наводнениям, была известна, не допускают подобных нелепостей. Но так как это явление происходит каждый день и притом дважды, то как же можно поверить, будто кимвры ни разу даже не заметили, что прилив и отлив — это естественное и безвредное явление, имеющее место не только в их стране, но и повсюду на океанском побережье. Но и Клитарх не прав. Ведь он говорит, что всадники, увидев наступление моря, скачут прочь, а во время бегства их едва не поглощают волны. Нам известно, что, во-первых, прилив движется не с такой быстротой, море подступает незаметно; во-вторых, то, что происходит ежедневно и что еще издали поражает слух тех, кто приближается к морю (даже прежде чем увидеть), не может внушить такого страха, чтобы заставить людей бежать, как если бы это случилось совершенно неожиданно.

2. Посидоний справедливо критикует историков за эти высказывания и делает удачное предположение о том, что кимвры, как разбойничье и с. 269 кочевое племя, совершали поход даже до области Меотиды; от них-то и Боспор получил название «Киммерийского», как бы «Кимврского», так как греки называли кимвров киммерийцами. Он говорит также, что бойи жили прежде в Геркинском лесу, а кимвры проникли в эту область, но были отброшены бойями и спустились к Истру и в страну скордискских галатов, затем — в область тевристов и таврисков (также галатов) и, наконец, в страну гельветиев — племени, богатого золотом, но мирного. Когда гельветии увидели, что богатство, приобретенное кимврами разбоем, превосходитC. 294 их собственное, то они (особенно их племена тигиренов и тоигенов) пришли в такое возбуждение, что поднялись вместе с кимврами. Но всех их, как самих кимвров, так и тех, кто выступил вместе с ними, одолели римляне, частью после перехода через Альпы, а частью еще по ту сторону Альп.

3. Передают, что у кимвров существует такой обычай: женщин, которые участвовали с ними в походе, сопровождали седовласые жрицы-прорицательницы, одетые в белые льняные одежды, прикрепленные [на плече] застежками, подпоясанные бронзовым поясом и босые. С обнаженными мечами эти жрицы бежали через лагерь навстречу пленникам, увенчивали их венками и затем подводили к медному жертвенному сосуду вместимостью около 20 амфор3; здесь находился помост, на который восходила жрица и, наклонившись над котлом4, перерезала горло каждому поднятому туда пленнику. По сливаемой в сосуд крови одни жрицы совершали гадания, а другие, разрезав трупы, рассматривали внутренности жертвы и по ним предсказывали своему племени победу. Во время сражений они били в шкуры, натянутые на плетеные кузова повозок, производя этим страшный шум.

4. Что касается германцев, то, как я уже сказал5, северные германцы населяют океанское побережье. Известны, однако, только те племена, что живут от устьев Рена до Альбия; из этих племен наиболее известны сугамбры и кимвры. Области же за Альбием близ океана6нам совершенно неведомы. Действительно, я не знаю никого из людей прежнего времени, кто бы совершил это прибрежное плавание в восточные области вплоть до устья Каспийского моря; и римляне еще не проникали в земли за рекой Альбием; равным образом и сухим путем никто не проходил туда. Однако если идти по долготе к востоку, то мы встретим области, лежащие около Борисфена и к северу от Понта, это ясно из «климатов»7и параллельных расстояний. Но что находится за Германией: нужно ли принять, что там живут бастарны (как думает большинство), что между ними обитают другие народности — язиги или роксоланы8или какие-либо другие из кочующих в кибитках9, сказать трудно. Нелегко решить, обитают ли они вплоть до океана, по всей длине побережья, или какая-либо часть страны необитаема из-за холода или по другой причине, или даже другая народность, сменившая германцев, живет между морем и областью восточных германцев. То же самое неведение господствует у нас и относительно прочих, непосредственно следующих за ними северных народностей. с. 270 Действительно, я не знаю ни бастарнов10, ни савроматов, ни вообще народностей, обитающих над Понтом; не знаю даже, как далеко они отстоят от Атлантического моря и граничат ли их области с ним11.

III

1. Южную часть Германии за Альбием, как раз ту, что примыкает к реке, занимают свевы. Затем непосредственно следует земля гетов, вначале узкая; она тянется вдоль Истра на южной стороне, а на противоположнойC. 295 стороне — вдоль гористого склона Геркинского леса (впрочем, страна гетов охватывает также некоторую часть гор); затем она расширяется к северу вплоть до тирегетов. Точных границ, однако, я не могу указать. Незнакомство с этими странами заставляет придавать значение тем, кто сочинил мифические «Рипейские горы»1и «гиперборейцев»2, а также всем этим выдумкам Пифея из Массалии о стране вдоль океанского побережья, которые тот прикрывал своими сведениями из астрономии и математики. Этих людей, конечно, мы оставили без внимания. Действительно, если даже Софокл, как трагический поэт, говорит об Орифии, что, похищенная Бореем, она была унесена:

Чрез всю морскую гладь на край земли

К потокам ночи3, на простор небес4

И к вертограду5Феба древнему6

(Фрг. 870. Наук)

то его рассказ не имеет вовсе никакого отношения к затронутому нами теперь вопросу; это сказание следует опустить, как поступает и Сократ в «Федре»7. Мы же будем говорить о том, что узнали из древней и новой истории.

2. Греки считали гетов фракийцами. Жили геты по обеим сторонам Истра, как и мисийцы, которые являются также фракийцами и тождественны народности, теперь называемой месийцами. От этих мисийцев произошли и те мисийцы, что живут теперь между лидийцами, фригийцами и троянцами. Сами же фригийцы — это бригийцы, какая-то фракийская народность, так же как мигдоны, бебрики, медовифины, вифинцы, фины и, как я думаю, мариандины. Все эти народности совершенно покинули Европу, а мисийцы остались. И Посидоний, мне кажется, правильно предполагает, что Гомер имеет в виду мисийцев в Европе (именно тех, что во Фракии), когда говорит:

…а сам отвратил светозарные очи

Вдаль, созерцающий землю фракиян, наездников конных

Мисян, бойцов рукопашных;

(Ил. XIII, 3—5)

ведь если считать, что Гомер говорит о мисийцах в Азии, то это выражение несуразно. Действительно, говорить, что Зевс отвратил свои взоры с. 271 от троянцев к земле фракийцев, и вместе с тем связывать с Фракией землю мисийцев, которые находятся вовсе не «далеко», но живут на границе с Троадой, за ней и по обеим ее сторонам и отделены от Фракии широким Геллеспонтом, — это значит смешивать материки и не понимать способа выражения поэта; ведь «отвратил обратно» обычно8значит «назад»; но кто перенес взор от троянцев на племя, которое находится или сзадиC. 296 троянцев, или по сторонам их, тот, конечно, переносит взор далее вперед, но никоим образом не «назад». Следующая фраза9Гомера является доказательством того же взгляда, потому что поэт соединил с мисийцами гиппемолгов, галактофагов и абиев, которые и есть кочующие в кибитках скифы и сарматы. Действительно, еще и теперь эти племена, так же как и бастарны, смешаны с фракийцами (правда, больше с живущими по ту сторону Истра и с теми, что живут по эту сторону). С ними смешались кельтские племена — бойи, скордиски и тавриски. Скордисков, впрочем, некоторые называют «скордистами», а таврисков — «теврисками»10и «тавристами».

3. По сообщению Посидония, мисийцы из благочестия воздерживаются употреблять в пищу живые существа, поэтому не едят и домашних животных. Они питаются медом и сыром, ведя мирную жизнь, поэтому их называют «богобоязненными» и «капнобатами»11. Существуют также фракийцы, живущие отдельно от женщин; их называют «ктистами»12, в силу воздаваемого им уважения они считаются священными и живут свободными от всякого страха. Гомер говорит о всех этих народностях вместе:

…дивных мужей гиппемолгов,

Галактофагов и абиев, из смертных что всех справедливей.

(Ил. XIII, 5—6)

Поэт называет их «абиями» потому, что они живут отдельно от женщин, так как полагает жизнь без женщин неполной (подобно тому, как он считает дом Протесилая «неполным», потому что тот был вдовцом)13. Он говорит о мисийцах как о «бойцах рукопашных», ибо они были неустрашимыми, как вообще все храбрые воины. Посидоний добавляет, что в «Тринадцатой песне»14вместо «мисян бойцов рукопашных» следует писать «месян бойцов рукопашных».

4. Однако, быть может, изменять чтение, принятое в течение стольких лет, было бы излишним. Ведь гораздо вероятнее, что эта народность первоначально называлась мисийцами, а впоследствии ее имя было изменено в теперешнее. Что касается абиев, то имя их можно толковать и как «безбрачные», и как «лишенные очагов» или «живущие в кибитках». Ведь несправедливости возникают вообще только в связи со сделками и [там, где] уважение к материальным благам слишком велико. Поэтому разумно было бы назвать справедливейшими тех, кто, как абии, живет бережливо от скромных достатков. В самом деле, философы, сближающие справедливость с умеренностью, прежде всего стремятся к личной независимости и к простоте. Поэтому, доведя умеренность до крайности, некоторые из них с. 272 обратились даже к киническому образу жизни. Что же касается «жизни без женщин», то она вовсе не дает повода к подобным представлениям и меньше всего в стране фракийцев, а среди них — у гетов. Вот что говорит о них Менандр, вероятно, не выдумывая, но черпая сведения из истории:

C. 297Фракийцы все и гетов большинство

(Ведь признаюсь: я сам из роду этого) —

Служить примером мы не можем воздержания.

(Ил. XIII, 5—6)

И немного дальше он приводит примеры их невоздержанности в отношениях с женщинами:

Берет у нас по десять каждый жен

Иль по одиннадцать, иные — больше дюжины,

Четыре ж, если кто иль пять имея жен,

Покончит с жизнью, тот у них считается

Незнающим услад и песней свадебных.

(Фрг. 794. Керте-Тирфельдер)

Эти факты подтверждают и другие. Однако невероятно, чтобы те же самые люди считали жизнь без многих жен несчастной и в то же время признавали благочестивой жизнь совершенно без женщин. Конечно, признавать людей, живущих без женщин, «благочестивыми» и «капнобатами» — это совершенно противоречит общепринятым понятиям: ведь все считают женщин основательницами богобоязненности15. Они и мужей своих призывают более ревностно почитать богов, справлять праздники и возносить молитвы. Редко найдешь какого-нибудь мужчину, который живет сам по себе и предан благочестию. Вот что говорит тот же поэт, выводя человека, удрученного тратами женщин на жертвоприношения:

Мучительно терзают боги нас,

Особенно женатых: ведь всегда какой-нибудь

Справлять необходимо праздник.

(Фрг. 796. Керте-Тирфельдер)

А затем выводит женоненавистника, который также жалуется на это:

Мы жертвы приносили по пять раз на день,

В кимвалы били семь прислужниц вкруг,

Другие же вопили.

(Фрг. 277. Керте-Тирфельдер)

Таким образом, считать неженатых среди гетов особенно благочестивыми представляется явно неразумным, но в том, что это племя с великим рвением почитает богов (и что они воздерживаются из благочестия от употребления в пищу животных) не приходится сомневаться как на основании известий Посидония, так и других исторических источников.

5. Так, рассказывают, что какой-то гет, по имени Замолксий, был рабом Пифагора. Он получил от философа16некоторые сведения о небесных с. 273 явлениях, а другие — от египтян, так как в своих странствиях он доходил даже до Египта. По возвращении на родину Замолксий достиг почета у правителей и в народе как толкователь небесных явлений. В конце концов ему удалось убедить царя сделать его соправителем, как человека, обладающего способностью открывать волю богов. Сначала ему предоставили лишь должность жреца наиболее почитаемого у них бога, а потом его самогоC. 298 объявили богом. Замолксий избрал себе [местожительством] какое-то пещеристое место, недоступное для всех прочих людей, и проводил там жизнь, редко встречаясь с людьми, кроме царя и своих служителей. Царь поддерживал его, видя, что народ теперь гораздо охотнее прежнего повинуется ему самому в уверенности, что он дает свои распоряжения по совету богов. Этот обычай сохранился даже до нашего времени, так как у них всегда находится человек такого склада, который в действительности является только советником царя, у гетов же почитается богом. Так же и гора17эта была признана священной, и геты так называют ее; имя ее — Когеон — было одинаковым с именем протекающей мимо реки. Когда над гетами царствовал Биребиста18, на которого готовился идти войной Божественный Цезарь, эту должность занимал еще Декеней. Так или иначе пифагорейский обычай воздержания от употребления в пищу животных, введенный Замолксием, еще сохранился.

6. Хотя такие затруднения с полным правом могут возникнуть по поводу установленного текста Гомера о мисийцах и «дивных мужах гиппемолгах», однако то, что утверждает Аполлодор в предисловии ко II книге своего сочинения «О кораблях»19, никоим образом недопустимо. Ведь он одобряет мнение Эратосфена о том, что Гомер и прочие древние писатели, хотя и знали все греческие страны, но относительно отдаленных земель обнаружили полное незнание, так как были неопытными в далеких путешествиях по суше и несведущими мореходами. В согласии с этим Аполлодор говорит, что Гомер называет Авлиду «каменистой»20(как она и есть), Этеон — «лесисто-холмистым»21, Фисбу — «стадам голубиным любезной»22и Галиарт — «на лугах многотравных»23; но ни Гомер, ни прочие писатели, по его словам, не знали отдаленных стран. Во всяком случае, говорит он, несмотря на то что около 40 рек впадает в Понт, Гомер не упоминает ни одной из самых славных, как например Истр, Танаис, Борисфен, Гипанис, Фасис, Фермодонт и Галис. Кроме того, не упоминая о скифах, он измышляет каких-то «дивных мужей гиппемолгов», «галактофагов» и «абиев». О живущих внутри страны пафлагонцах он сообщает, правда, сведения, полученные от посещавших эти области сухим путем, но побережье24ему незнакомо. Это и естественно, потому что в те времена это море было недоступно для плавания и называлось «Аксинским»25из-за зимних бурь и дикости окрестных племен, особенно скифов, так как последние приносилиC. 299 в жертву чужестранцев, поедали их мясо, а черепа употребляли вместо кубков. Впоследствии, после основания ионянами городов на побережье, это море было названо «Евксинским»26. Подобным же образом Гомер не знаком с фактами, касающимися Египта и Ливии, как например с с. 274 разливами Нила и наносами моря, о чем он нигде не упоминает; не упоминает поэт и о перешейке между Красным и Египетским морями, ни об Аравии, ни об Эфиопии, ни об океане; поэтому следовало согласиться с философом Зеноном, который предлагает такое чтение:

К черным проник эфиопам, гостил у сидонян, арабов.

(Од. IV, 84)

Но незнакомство со всем этим неудивительно для Гомера, потому что и позднейшие писатели многого не знают и рассказывают небывальщину. Так, Гесиод говорит о «людях полупсах»27, о «большеголовых» и о «пигмеях»; Алкман — о «людях с перепончатыми ногами»; Эсхил — о «песьеглавцах», о «людях с глазами на груди», об «одноглазых» (в «Прометее», как говорят28) и о множестве других сказочных существ. От этих поэтов Аполлодор переходит к историкам, которые говорят о «Рипейских горах»29, о «Горе Огии»30 — обиталище Горгон и Гесперид; о «Меропийской стране»31у Феопомпа, о «Киммерийском городе» у Гекатея, о «Панхейской стране» у Евгемера32, о «речных камнях, образовавшихся из песка, но распадающихся от дождей» у Аристотеля33. В Ливии, продолжает Аполлодор, есть «Дионисов город», куда один и тот же человек не может попасть дважды. Он порицает также тех, кто относит гомеровские скитания Одиссея к области около Сицилии. Если, может быть, и следовало утверждать, что скитания Одиссея происходили там, но поэт баснословия ради перенес их за океан34. Если это, прибавляет Аполлодор, можно простить прочим писателям, то Каллимаху ни в коем случае, так как он претендует на филологические знания: Каллимах утверждает, что Гавд — это «Остров Калипсо», а Коркира — «Схерия». Другим Аполлодор делает упреки за выдумки относительно «Герен», «Акакесия», «Дема» на Итаке, «Пелефрония» на Пелионе и «Главкопия» в Афинах. Аполлодор, наконец, заканчивает, прибавив к этим замечаниям еще некоторые мелочи в таком роде, заимствованные у Эратосфена и, как я заметил уже раньше35, неправильные. Конечно, можно согласиться с Аполлодором и Эратосфеном, что позднейшие писатели были более сведущими в этих вопросах, чем древние; но все же за то, что они в своей критике, особенно Гомера, переходят должные рамки, как мне кажется, им можно бросить справедливый упрек и, напротив, указать, что они упрекают поэта в том, чего сами не знают.C. 300 Об остальном, что еще нужно сказать по этому вопросу, будет соответственным образом упомянуто при описании отдельных стран, а также в общем описании36.

7. До сих пор я говорил о фракийцах и [упоминал]

Мисян бойцов рукопашных и дивных мужей гиппемолгов,

Галактофагов и абиев, из смертных что всех справедливей,

(Ил. XIII, 5—6)

так как хотел сравнить мое описание с сообщениями Посидония, Аполлодора и Эрастофена. Следует добавить, что их доводы находятся в с. 275 противоречии с выставленными ими же положениями. Так, они поставили себе задачу показать, что у древних было меньше сведений о странах, удаленных от Греции, чем у людей более позднего времени. Однако они доказали как раз противное и не только относительно отдаленных стран, но и относительно областей в самой Греции. Тем не менее, как я сказал, отложим все прочее и рассмотрим теперь только одно. Эратосфен и Аполлодор утверждают, что Гомер по неведению не упоминает о скифах и об их жестокости к чужеземцам (которых они приносили в жертву, поедая их мясо и употребляя черепа вместо чаш), хотя из-за них Понт стали называть «Аксинским», но поэт выдумал каких-то

…дивных мужей гиппемолгов,

Галактофагов и абиев, из смертных что всех справедливей,

(Ил. XIII, 5—6)

народ, которого, однако, не существует нигде на свете. Как же древние могли называть Понт «Аксинским», если не знали о дикости жителей и о них самих, как о самом диком народе? А это, конечно, были скифы. А племена, жившие за мисийцами, фракийцами и гетами? Разве это не были гиппемолги37, галактофаги38и абии39? Но и теперь еще есть так называемые «обитатели кибиток» и «кочевники», занимающиеся скотоводством и питающиеся молоком, сыром и главным образом сыром из кумыса; они не умеют делать запасов и не знают торговли, кроме обмена товара на товар. Как же Гомер мог не знать скифов, если он называет каких-то «гиппемолгов и галактофагов»? Ведь современники поэта называли скифов гиппемолгами, и Гесиод этому свидетель в словах, приведенных Эратосфеном:

Эфиопов, лигуров и скифов-гиппемолгов.

(Фрг. 55. Ржах)

Но что удивляться, если Гомер из-за частых у нас случаев нечестности при заключении договоров назвал «справедливейшими» и «дивными мужами» тех, кто меньше всего в жизни занимается сделками и добыванием денег, но сообща владеют всем, кроме меча и чаши для питья40, и в особенности на Платонов манер имеют общих жен и детей41. Эсхил также явно согласен с Гомером, говоря о скифах:

C. 301Что из кумыса сыр едят, то скифы справедливые42.

(Фрг. 198. Наук)

И это мнение еще и теперь господствует среди греков. Ведь мы считаем скифов самыми прямодушными, меньше всего способными на коварство, а также гораздо более бережливыми и более независимыми, чем мы. Вообще говоря, принятый у нас образ жизни испортил нравы чуть ли не всех народов, внеся в их среду роскошь и любовь к наслаждению, а для удовлетворения этих пороков — гнусные происки и порождающие их с. 276 бесчисленные проявления алчности. Подобного рода нравственная испорченность в значительной степени затронула также и варварские племена, в особенности «кочевников». Действительно, после знакомства с морем они не только стали хуже в моральном отношении (так, они обратились к морскому разбою и убивали чужестранцев), но соприкосновение со многими племенами привело к тому, что они заимствовали от них роскошь и торгашеские наклонности. Это, правда, способствует мягкости нравов, но все же портит их, так как честность сменяется хитростью, о чем я только что сказал.

8. Однако скифы, жившие задолго до нашего времени и особенно близкие современники Гомера, существовали действительно и считались у греков до некоторой степени такими, как их описывает Гомер. Так, смотри, что говорит Геродот о скифском царе, против которого выступил в поход Дарий, и что этот царь приказал сообщить Дарию43. Смотри также, что говорит Хрисипп44о боспорских царях династии Левкона. Таким прямодушием, о котором я говорю, исполнены также персидские послания и достопамятные изречения египтян, вавилонян и индийцев. Поэтому Анахарсис, Абарис и некоторые другие люди такого склада пользовались у греков большим уважением, так как они обнаруживали своеобразные черты скромности, простоты и справедливости своего народа. Но зачем говорить только о древних? Александр, сын Филиппа, выступил в поход против фракийцев, живущих за Гемом; он вторгся в страну трибаллов, которая, как он видел, простирается до Истра и до острова Певки на нем, а затем до области за Истром, занятой гетами, и, как говорят, спустился к острову; однако высадиться на острове не мог из-за недостатка судов, так как бежавший туда царь трибаллов Сирм воспротивился высадке. Тогда Александр переправился в страну гетов, захватил их город и затем поспешно вернулся на родину, получив дары от этих племен и от Сирма.C. 302 По словам Птолемея, сына Лага, в этом походе к Александру присоединились кельты, обитавшие у Адриатического моря, желая заключить с ним дружбу и союз гостеприимства. Царь оказал им дружеский прием и во время пирушки спросил, чего они больше всего боятся, полагая, что те ответят: «его». Но кельты отвечали, что их ничего не страшит, разве только если небо упадет на них; хотя, конечно, дружбу такого человека, как он, они ценят выше всего. Вот доказательства прямодушия варваров: во-первых, Сирм не допустил высадки на остров, но все-таки послал дары и заключил соглашение о дружбе; во-вторых, кельты заявили, что никого не боятся, но тем не менее выше всего ценят дружбу великих людей. Дромихет — царь гетов в эпоху преемников Александра — захватил живым Лисимаха45, который выступил против него походом. Указав затем Лисимаху на бедность свою и своего племени и вместе с тем на их независимость, он посоветовал Лисимаху не воевать с такими племенами, но вступать с ними в дружеские отношения. После этих слов царь устроил пленнику радушный прием и, заключив с ним дружественное соглашение, освободил его. И Платон в своем «Государстве» считает, что тем, кто желает хорошо с. 277 устроить государство, нужно, насколько возможно, дальше бежать от моря, как от наставника, внушающего дурное, и не жить поблизости от него46.

9. Эфор, в IV книге своей «Истории» под заглавием «Европа»47описав Европу вплоть до Скифии, говорит под конец, что образ жизни савроматов и прочих скифов не одинаков, потому что одни настолько жестоки, что пожирают людей, другие же, напротив, воздерживаются даже от употребления в пищу всех прочих животных. По словам Эфора, другие писатели рассказывают только об их дикости, так как знают, что страшное и удивительное внушает страх; однако, говорит он, следовало бы также передавать и противоположные факты и брать их за образец для подражания; и сам он поэтому будет говорить только о тех, которые следуют справедливейшим обычаям; ведь среди скифов-кочевников есть какие-то племена, которые питаются кумысом и превосходят всех справедливостью. О них упоминают поэты. Именно Гомер говорит, что Зевс смотрит сверху на землю:

Галактофагов и абиев, из смертных что всех справедливей.

(Ил. XIII, 6)

И Гесиод в так называемом «Объезде земли»48говорит, что Гарпии увлекли Финея:

В землю галактофагов, что домы имеют в повозках.

Затем Эфор приводит причину, почему они ведут скромный образ жизни, не склонны к стяжательству и не только в отношениях друг с другом соблюдают хорошие обычаи (так как у них все общее, даже женщины,C. 303 дети и вся семья), но и чужеземцам их не одолеть и не победить: ведь у них нет имущества, ради которого их стоило бы обратить в рабство. Эфор цитирует Херила, который говорит в своем «Переходе через понтонный мост»49(мост этот построил Дарий)50:

Саки, пасущие агнцев, рождением — скифы; живут же

В Азии хлебом обильной. Хотя и номадов потомки,

Но непорочных людей…

И Эфор, называя Анахарсиса мудрым, говорит, что он принадлежал к этому племени и считался одним из Семи Мудрецов за безупречную моральную чистоту и разум. Он приписывает Анахарсису изобретение кузнечных мехов, якоря с двумя лапами и гончарного круга. Я упоминаю об этом, хотя и прекрасно знаю, что сам Эфор не во всех случаях говорит целиком правду, как это ясно из рассказа об Анахарсисе. Как же гончарный круг может быть его изобретением, если уже Гомеру, который жил раньше, этот круг был известен?

Столь же легко, как в стану колесо под рукою испытной…

(Ил. XXIV, 600)

с. 278 и так далее. Я хочу лишь показать этим, как из некоего общераспространенного в древнее время и позднее сказания возникла вера в то, что часть «кочевников», живших дальше всего от остальных людей, были галактофаги, абии и «справедливейшие из смертных» и что это, следовательно, не выдумка Гомера.

10. Что касается мисийцев, упомянутых в стихах Гомера, то справедливо потребовать у Аполлодора отчета: считает ли он, что и мисийцы выдуманы поэтом, когда последний говорит:

Мисян бойцов рукопашных и дивных мужей гиппемолгов,

(Ил. XIII, 4)

или же принимает их за тех, что живут в Азии? Во всяком случае, если Аполлодор признает их азиатскими мисийцами, то ложно истолкует Гомера, как я уже сказал выше, если же сочтет их выдумкой поэта, имея в виду, что мисийцев не было во Фракии, то вступит в противоречие с фактами. Ведь еще в наше время Элий Кат51 переселил во Фракию с противоположного берега Истра 50 000 человек гетов из племени, говорящего на одном языке с фракийцами. Они живут еще и теперь там, называясь месийцами; так ли уже назывались их предки и только в Азии изменили свое имя на «мисийцы» или — что более соответствует истории и высказыванию поэта — в древности их племя во Фракии называлось мисийцами? Однако о них довольно; я возвращусь теперь к дальнейшему описанию.

11. Древнюю историю гетов оставим в стороне; что же касается событий, относящихся к нашему времени, то они приблизительно следующие. Беребиста, гет, достиг верховной власти над своим племенем. Ему удалось возродить свой народ, изнуренный длительными войнами, и настолько возвысить его путем физических упражнений, воздержания и повиновенияC. 304 его приказам, что за несколько лет он основал великую державу и подчинил гетам большую часть соседних племен. Он стал внушать страх даже римлянам, так как безбоязненно переходил Истр, разоряя Фракию вплоть до Македонии и Иллирии; он опустошил также страну кельтов, смешавшихся с фракийцами и иллирийцами, а бойев, бывших под властью Критасира, и таврисков совершенно уничтожил. Чтобы удержать племя в повиновении, он обратился за помощью к колдуну Декенею52, который странствовал по Египту и научился узнавать некоторые предзнаменования, и по ним объявлял волю богов. Вскоре его провозгласили богом, как я уже упомянул, говоря о Замолксии53. Доказательством полного повиновения гетов его приказаниям является то, что они позволили убедить себя вырубить виноградную лозу и жить без вина. Однако после восстания некоторых мятежников против Беребисты последний был низвержен, прежде чем римляне выступили против него походом. Его преемники разделили державу на несколько частей. Действительно, когда Август Цезарь послал против гетов войско, они делились на 5 частей, а во время восстания — на 4. с. 279 Такие деления у гетов, впрочем, были временные и в разное время различные.

12. Существует и другое деление этой страны, сохранившееся с древних времен: одних жителей ее называют дакийцами, а других — гетами; гетами — тех, что обращены к Понту и на восток, а дакийцами — обращенных в противоположную сторону, к Германии и к истокам Истра. Дакийцы, как я думаю, в древности назывались давами. Отсюда происходят имена рабов Гета и Дав, бывшие в ходу в Аттике. Это более правдоподобно, чем производить название Дав от скифов, которых зовут даями, так как они живут далеко около Гиркании, и невероятно, чтобы оттуда ввозили рабов в Аттику. Ведь там называли рабов лишь по именам самих стран, откуда их привозили (например, «Лидиец» или «Сириец»), или же употребительными в тех странах именами, как «Манес» или «Мидас» — фригийца, или «Тибий» — пафлагонца. Это племя, так возвеличенное Беребистой, совершенно ослабело от междоусобий и под ударами римлян. Тем не менее еще и теперь геты могут выставить войско в 40 000 человек.

13. Через страну гетов река Марис течет в Данувий, по которому римлянеC. 305 сплавляли снаряжение, необходимое для войны. Верхнее течение реки Истра, т. е. от истоков вплоть до катарактов, привыкли называть Данувием (в этой части река протекает главным образом через страну дакийцев); напротив, нижнее течение реки, вплоть до Понта, где река течет мимо страны гетов, называется Истром. Дакийцы и геты говорят на одном языке. Грекам геты более знакомы из-за их постоянных переселений по обеим сторонам Истра и потому, что они смешались с фракийцами и мисийцами. Племя трибаллов (тоже фракийское) также подверглось такому смешению. В самом деле, трибаллы допустили переселения в свою страну, так как соседние народности заставили их выселиться в области более слабых племен; скифы, бастарны и савроматы на противоположном берегу реки нередко настолько превосходили их мощью, что даже переправлялись через реку вслед за теми, кого они изгнали, и известная часть их осела или на островах, или во Фракии, а тех, что жили на другой стороне реки, большей частью одолели иллирийцы. Геты и дакийцы, достигшие когда-то высшей степени могущества и бывшие в состоянии выставлять войско в 200 000 человек, теперь настолько ослабели, что могут выставить только около 40 000 человек и почти что дошли до подчинения римлянам. Тем не менее они не совсем еще покорились, так как возлагают надежды на германцев, которые враждебны римлянам.

14. В промежуточной области, которая обращена к Понтийскому морю, в его части от Истра до Тираса, лежит «Пустыня гетов» — сплошная безводная равнина. Здесь Дарий, сын Гистаспа, перейдя во время похода на скифов через Истр, попал в западню, подвергшись опасности погибнуть со всем войском от жажды; однако царь, хотя и поздно, понял опасность и повернул назад. Впоследствии Лисимах, выступив в поход против гетов и их царя Дромихета, не только подвергся опасности, но даже попал в плен с. 280 живым; однако ему удалось опять спастись, как я уже сказал54, встретив великодушное отношение со стороны варвара.

15. В устьях Истра находится большой остров Певка. Занявшие остров бастарны получили название певкинов. Есть там и другие острова, гораздо меньше: одни выше Певки, другие же недалеко от моря, так как река Истр имеет 7 устьев. Самое большое так называемое «Священное устье»55, по которому можно подняться вверх до острова Певки, — 120 стадий; на нижней части его Дарий построил понтонный мост, хотя его можно было бы соорудить и на верхней части. Это «Священное устье» является первым с левой стороны, если плыть в Понт56; следующие устья идут друг за другом, если плыть вдоль берега к Тирасу. Седьмое устье находится от первого приблизительно в 300 стадиях. Между этими устьями образуются островки. 3 устья, следующие за «Священным устьем», невелики, остальныеC. 306 гораздо меньше «Священного», но больше других. Эфор, однако, насчитывает 5 устьев Истра. От Истра до Тираса (судоходной реки) 900 стадий. Между этими двумя реками находятся два больших озера; одно открытое (с выходом) к морю, так что оно может служить гаванью, другие же без устья.

16. При устье Тираса есть так называемая «Башня Неоптолема»57 и селение под названием «Селение Гермонакта». Если подняться вверх по реке на 140 стадий, то на обеих сторонах встретим города: направо будет Никония, а налево — Офиусса. Прибрежные жители говорят о городе в 120 стадиях вверх по течению реки58. В 500 стадиях от устья в открытом море лежит остров Левка.

17. Далее следует река Борисфен, судоходная на 600 стадий; поблизости течет другая река — Гипанис и лежит остров перед устьем Борисфена с гаванью. Если проплыть вверх по Борисфену 200 стадий, то будет одноименный с рекой город; этот город называется также Ольбией59, является большим портом и основан милетцами. Вся страна, расположенная над упомянутым побережьем между Борисфеном и Истром, состоит, во-первых, из «Пустыни гетов»60, во-вторых, из области тирогетов61, за которой идет область иазигских сарматов, страны так называемых царских сарматов и страны ургов62, по большей части кочевников (хотя немногие занимаются земледелием). Эти народности, как говорят, живут также по Истру, нередко по обеим сторонам этой реки. В глубине страны обитают бастарны, граничащие с тирегетами и германцами; бастарны также, быть может, германская народность и делятся на несколько племен. Действительно, одни из них называются атмонами, другие — сидонами; те, что владеют Певкой, островом на Истре, носят название певкинов, а самые северные, обитающие на равнинах между Танаисом и Борисфеном, — роксоланов. Насколько известно, вся страна к северу от Германии вплоть до Каспийского моря представляет равнину. Обитает ли какое-нибудь племя за роксоланами, мы не знаем. Роксоланы воевали даже с полководцами Митридата Евпатора под предводительством Тасия. Они пришли на помощь Палаку, сыну Скилура, и считались воинственными. Однако любая варварская народность и толпа с. 281 легковооруженных людей бессильны перед правильно построенной и хорошо вооруженной фалангой. Во всяком случае роксоланы числом около 50 000 человек не могли устоять против 6000 человек, выставленных Диофантом, полководцем Митридата, и были большей частью уничтожены. У них в ходу шлемы и панцири из сыромятной бычьей кожи, они носят плетеные щиты в качестве защитного средства; есть у них также копья,C. 307 лук и меч. Таково вооружение и большинства прочих варваров. Что касается кочевников, то их войлочные палатки прикрепляются к кибиткам, в которых они живут. Вокруг палаток пасется скот, молоком, сыром и мясом которого они питаются. Они следуют за пастбищами, всегда по очереди выбирая богатые травой места, зимой на болотах около Меотиды, а летом на равнинах.

18. Вся страна вплоть до приморских областей между Борисфеном и устьем Меотиды отличается суровыми зимами. Однако из самых приморских областей самые северные — это устье Меотиды, а еще более северные — устье Борисфена и впадина Тамиракского, иначе Каркинитского, залива, где находится перешеек Большого Херсонеса. Хотя население этих областей и живет на равнинах, но климат здесь холодный, что ясно из того, что жители не разводят ослов (так как это животное не выносит холода); коровы у них или рождаются безрогими, или же им спиливают рога, так как и эта часть [тела] чувствительна к холоду; лошади малорослые, а овцы крупные; медные сосуды для воды здесь лопаются [от морозов], а содержимое их замерзает. Суровость холодов лучше всего обнаруживается в связи с тем, что происходит в устье Меотиды. Морской путь из Пантикапея в Фанагорию становится доступным для повозок, так что это не только морское путешествие, но и сухопутное. Пойманная во льду рыба добывается путем «выкапывания» с помощью так называемой «гангамы»63, в особенности антакеи64, почти одинаковой величины с дельфинами. В этом проливе, как передают, Неоптолем, полководец Митридата, летом разбил варваров в морском сражении, а зимой — в конной стычке65. Передают, что на Боспоре на зиму зарывают виноградные лозы, засыпая их толстым слоем земли. По рассказам, жара здесь бывает очень сильной, быть может потому, что тело жителей не привыкло к ней или потому, что тогда на равнинах безветрие или же густой воздух сильнее нагревается, подобно тому как это делают «ложные солнца»66 в облаках. По-видимому, большинством варваров в этой части света управлял Атей, который воевал с Филиппом, сыном Аминты.

19. За островом67, лежащим перед Борисфеном, по направлению к восходящему солнцу идет морской путь к мысу Ипподрома Ахиллеса — месту, хотя и лишенному растительности, но называемому «рощей», которая посвящена Ахиллесу. Затем следует Ипподром Ахиллеса — низменный полуостров. Это узкая в виде ленты полоса земли, простирающаяся на восток, длиной почти в 1000 стадий; наибольшая ширина ее 2 стадии, а наименьшая — 4 плефра68; от материка она находится в 60 стадиях по обеим сторонамC. 308 перешейка. Это песчаная отмель, где вода добывается рытьем с. 282 колодцев. Узкая часть перешейка находится около середины и ширина ее около 40 стадий. Полуостров оканчивается мысом под названием Тамирака, где находится якорная стоянка, обращенная к материку. За этим мысом следует Каркинитский залив; он очень большой и простирается к северу приблизительно на 1000 стадий. Некоторые, однако, утверждают, что расстояние до самой впадины залива втрое больше. Племя, живущее здесь, носит название тафриев. Залив также по имени мыса называется Тамирака69.

IV

1. Здесь находится перешеек1, отделяющий от моря так называемое озеро Сапра2; в ширину он 40 стадий и образует так называемый таврический, или скифский, Херсонес. По словам некоторых, ширина этого перешейка 360 стадий. Хотя озеро Сапра имеет, как говорят, 4000 стадий, но является собственно только западной частью Меотиды, с которой оно соединено широким устьем. Оно весьма болотисто и едва судоходно для сшитых из кожи лодок, так как ветры легко обнажают мелкие места и затем снова покрывают их водой; поэтому болота непроходимы для больших судов. В заливе 3 островка, вдоль побережья несколько мелких мест и немного подводных камней.

2. При выходе из залива, на левой стороне, лежат маленький городок и еще один залив3херсонесцев. Если плыть дальше вдоль побережья, следует выдающийся в море на юг большой мыс4, который составляет часть целого Херсонеса5. На этом месте расположен город гераклейцев (колония гераклейцев на Понте6), который также называется Херсонесом и отстоит, если плыть вдоль берегов, на 4400 стадий от Тираса. В городе есть святилище Девы7(какого-то божества). В 100 стадиях перед городом находится мыс, названный по имени этого божества Парфением8, с храмом божества и его статуей. Между городом и мысом 3 гавани. Затем следуют Древний Херсонес, лежащий в развалинах, и потом гавань с узким входом, где тавры (скифское племя) обычно собирали свои разбойничьи банды, нападая на тех, кто спасался сюда бегством. Эта гавань называется Симболон Лимен9и образует вместе с другой гаванью под названием Ктенунт10перешеек в 40 стадий. Это перешеек, который замыкает Малый Херсонес, составляющий, как я сказал, часть Большого Херсонеса, с одноименным полуострову городом Херсонесом.

3. Город этот11прежде был самостоятельным, но подвергаясь разорению варварами, был вынужден выбрать себе покровителя в лице МитридатаC. 309 Евпатора; последний хотел стать во главе варваров, обитавших за перешейком12вплоть до Борисфена и Адрия. Это были приготовления к походу на римлян. Итак, Митридат, окрыленный такими надеждами, с радостью послал войско против Херсонеса и одновременно начал войну со скифами, не только со Скилуром, но также и с сыновьями последнего — Палаком и прочими (их, по словам Посидония, было 50, а по Аполлониду — 80). В то же самое время Митридату удалось всех их подчинить с. 283 силой и стать владыкой Боспора, получив эту область добровольно от владевшего ею Парисада. С тех пор и до настоящего времени город херсонесцев подчинен властителям Боспора. Гавань Ктенунт находится на одинаковом расстоянии от города херсонесцев и от Симболон Лимен. После Симболон Лимен, вплоть до города Феодосии тянется таврическое побережье длиной около 1000 стадий. Побережье это каменистое, гористое и подвержено сильным бурям с севера. Перед таврическим побережьем находится мыс, далеко выдающийся в море на юг, в сторону Пафлагонии и города Амастриды, под названием Криуметопон13. Против него — мыс пафлагонцев — Карамбий, который делит Евксинский Понт на два моря сжатым с обеих сторон проливом14. От города херсонесцев Карамбий находится в 2500 стадиях, а от Криуметопона гораздо ближе. Во всяком случае многие мореходы, которые проходили по этому проливу, говорят, что одновременно видели оба мыса на обеих сторонах. В гористой области тавров есть также гора Трапезунт, одноименная городу, расположенному поблизости от Тибарании и Колхиды. Вблизи этой же гористой области есть и другая гора Киммерий, [названная так] потому, что некогда киммерийцы властвовали на Боспоре. Поэтому целая часть пролива15, простирающаяся до устья Меотиды, называется Киммерийским Боспором.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua