Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

15. Далее идет Метапонтий, до которого от якорной стоянки Гераклеи 140 стадий. Как говорят, его основали пилосцы, приплывшие во главе с Нестором из Илиона. По рассказам, они так разбогатели от земледелия, что посвятили в Дельфы золотой сноп. Доказательством основания города пилосцами считают жертвоприношение теням сыновей Нелея41. Город был разрушен самнитами. По словам Антиоха, покинутую местность вновь заселили некоторые ахейцы, вызванные их соплеменниками в Сибарисе. Их вызвали изгнанные из Лаконии ахейцы из ненависти к тарантинцам для того, чтобы последние, живя по соседству, не напали на эту местность. Там было два города42, но так как Метапонтий находился ближе к Таранту, то сибариты убедили пришельцев захватить Метапонтий. C. 265Потому что, владея этим городом, они смогут-де овладеть и Сиритидой; если же они обратятся к Сиритиде, то присоединят Метапонтий к области тарантинцев, которые находятся на фланге Метапонтия. Впоследствии, когда метапонтийцы воевали с тарантинцами и обитающими внутри страны энотрами, они заключили мир под условием уступки части территории, которая стала границей тогдашней Италии и Иапигии. Сюда миф помещает также Метапонта43, Меланиппу-узницу и ее сына Беота. Антиох, по-видимому, полагает, что город Метапонтий прежде назывался Метабом, а впоследствии был переименован. Меланиппу же привели не с. 245 к Метабу, а к Дию, что доказывают храм героя Метаба и поэт Асий, который говорит, что Беота

Дия в чертогах родила прекрасная Меланиппа;

так что Меланиппу привели к Дию, а не к Метабу. Основателем же Метапонтия был, по словам Эфора, Давлий, тиран Крисы, что вблизи Дельф. Существует еще рассказ, что посланный ахейцами для основания колонии был Левкипп; последний получил от тарантинцев это место только на день и ночь и не собирался отдавать назад; днем он говорил тем, кто у него требовал возвращения, что просил только на ночь, а ночью — что на следующий день. Далее следует Тарант и Иапигия. О них я скажу, по моему первоначальному предположению, после описания лежащих перед Италией островов. Ведь я всегда при описании каждой народности прибавлял описание соседних островов, так и теперь, пройдя до конца Энотрию, (которую одну только предшествующее поколение и называло Италией), я вправе сохранить тот же самый порядок, приступив к описанию Сицилии и лежащих вокруг нее островов.

II

1. По форме Сицилия треугольник, почему и называлась раньше Тринакрией, а впоследствии изменила свое имя на более благозвучное — Фринакида1. Ее фигуру определяют три мыса: Пелориада, которая вместе с Кением и Столпом регийцев образует Пролив; затем Пахин, лежащий по направлению к востоку; он омывается Сицилийским морем и обращен к Пелопоннесу и к морскому проливу у Крита; третий — мыс Лилибей, прилегающий к Ливии и обращенный одновременно к Ливии и к зимнему заходу2солнца. Что касается сторон [треугольника], которые ограничивают C. 266эти три мыса, то две из них слегка вогнутые, а третья сторона, идущая от Лилибея к Пелориаде, [сильно] выпуклая; эта сторона также самая большая, длиной 1700 стадий, как говорит Посидоний, хотя он прибавляет еще 20 стадий. Самая короткая — это сторона, примыкающая к Проливу и Италии. Она идет от Пелориады до Пахина, длиной приблизительно 1130 стадий. Морской путь вокруг острова Посидоний определяет в 4400 стадий. Однако в хорографии3расстояния считаются больше, разделенные по частям и выраженные в милях. А именно от Пелориады до Мил 25 миль; столько же от Мил до Тиндариды; затем до Агафирна — 30, столько же до Алесы и опять столько же до Кефаледия (это все маленькие городки); до реки Гимеры, протекающей через центр Сицилии, 18; далее до Панорма — 35 и 23 — до Эмпория эгестейцев; и, наконец, остальное расстояние до Лилибея — 38. Отсюда, если обогнуть Лилибей по направлению к прилегающей стороне, до Гераклея будет 75 миль, до Эмпория акрагантцев — 20 и других 20 — до Камарины; затем до Пахина — 50. Отсюда вдоль третьей стороны до Сиракуз — 36, до Катаны же — 60; далее, до Тавромения — 33; затем до Мессены — 30. Сухим с. 246 путем, однако, от Пахина до Пелориады 168 миль, а от Мессены до Лилибея по Валериевой дороге — 235. Некоторые, как Эфор, выражаются более неопределенно: «Морское путешествие вокруг острова занимает пять дней и ночей». Посидоний же, который определяет границы острова «климатами»4, помещает Пелориаду к северу, Лилибей — к югу и Пахин — к востоку. Но так как «климаты» разделяются на параллелограммные фигуры, то необходимо, чтобы вписанные треугольники (как раз все неравносторонние и те, у которых ни одна сторона не соответствует ни одной стороне параллелограмма) из-за их кривизны не соответствовали «климатам»5. Тем не менее относительно «климатов» Сицилии, которая лежит к югу от Италии, можно справедливо сказать, что Пелориада — самый северный из трех углов. Поэтому линия, проведенная от Пелориады до Пахина, будет выдаваться по направлению к востоку, будучи обращенной [вместе с тем] на север, а также образует сторону, повернутую к Проливу. Эта сторона должна получить небольшое уклонение по направлению к зимнему восходу6солнца, потому что береговая линия загибается в таком направлении, если двигаться вперед от Катаны к Сиракузам и Пахину. Переезд от Пахина к устью Алфея — 4000 стадий. Но когда Артемидор C. 267говорит, что от Пахина до Тенара 4600, а от Алфея до Памиса 1130 стадий, то, мне кажется, он дает повод утверждать, что не согласен с тем, кто считает расстояние от Пахина до Алфея в 4000 стадий. Сторона от Пахина до Лилибея, который лежит значительно западнее Пелориады, пожалуй, и сама образует значительный уклон от южной точки7по направлению к западу и вместе с тем обращена на восток и на юг8, в одной части омываемая Сицилийским морем, а в другой — Ливийским морем, которое простирается от Карфагенской области до Сиртов. Самый короткий переезд от Лилибея до Ливии в окрестностях Карфагена составляет 1500 стадий. На этом расстоянии с наблюдательного пункта какой-то человек с острым зрением, говорят, сообщал лилибейцам число кораблей, выходящих в море из Карфагена9. Сторона от Лилибея до Пелориады неизбежно уклоняется к востоку и обращена к области между западом и севером10, причем Италия находится к северу, а к западу — Тирренское море и Эоловы острова.

2. Города по стороне, образующей Пролив, — это, во-первых, Мессена, затем Тавромений, Катана и Сиракузы. Исчезли лежащие между Катаной и Сиракузами Наксос11и Мегара12, где находятся устья Симефа и всех рек, стекающих с Этны; при устьях рек есть хорошие гавани. Здесь находится также мыс Ксифонии. По словам Эфора, эти города были самыми первыми греческими поселениями, основанными в Сицилии в десятом поколении после Троянской войны. Ведь греки более раннего времени опасались пиратства тирренцев и жестокости варваров в этой области, поэтому никто не приезжал туда с торговой целью. Хотя Феокл, афинянин, занесенный бурей в Сицилию, заметил слабость местного населения и плодородие земли, однако по возвращении домой он не смог убедить афинян. Он взял с собой много халкидян с Евбеи, а также некоторое число с. 247 ионийцев и дорян (большинство их составляли мегарцы) и отплыл в Сицилию. Таким образом, халкидяне основали Наксос, доряне — Мегару, которая прежде называлась Гиблой. Городов этих больше не существует. Осталось только имя Гиблы, благодаря высокому качеству гиблейского меда.

C. 2683. Что касается уцелевших городов на упомянутой стороне, то Мессена лежит в заливе мыса Пелориады, который изгибается далеко к востоку, образуя углубление вроде подмышки. Хотя расстояние от Регия до Мессены составляет всего только 60 стадий, но от Столпа регийцев гораздо меньше. Мессену основали мессенцы из Пелопоннеса, которые переменили ее имя. Прежде город назывался Занклой из-за кривизны побережья (ведь zanklion13означает нечто кривое); первоначально его основали наксосцы, которые жили у Катаны; позже город заселили мамертинцы — одно из кампанских племен. У римлян город служил опорным пунктом в Сицилийской войне против карфагенян. Впоследствии Секст Помпей сосредоточил здесь свой флот в войне с Августом Цезарем; отсюда же ему пришлось бежать, когда его изгнали с острова. На небольшом расстоянии перед городом в Проливе показывают Харибду14 — страшную пучину, в которую обратные течения Пролива легко увлекают опрокинутые корабли в мощном вихре водоворота. Когда пучина поглотит корабли и волны разобьют их в щепы, обломки прибивает течением к берегу Тавромении, которая поэтому называется Коприей15. Мамертинцы достигли такого преобладания над мессенцами, что распоряжаются в городе и все называют жителей чаще мамертинцами, чем мессенцами. Так как страна весьма богата вином, то это вино называют не мессенским, а мамертинским, и оно может соперничать с лучшими сортами италийских вин. Население города значительно, однако уступает Катане, так как последняя приняла римских колонистов. В Тавромении населения меньше, чем в каждом из этих городов. Катану также основали те же наксосцы, тогда как Тавромений основан занклейцами из Гибла. Катана лишилась своих первоначальных обитателей, когда Гиерон, тиран Сиракуз, поселил там других и назвал город Этной вместо Катаны16. И Пиндар также называет его основателем Этны, когда говорит:

Внемли словам моим

Священным жертвам

Соименный, отче17,

Этны зиждитель!

(Фрг. 105. Бергк)

Однако после смерти Гиерона18катанцы возвратились назад, изгнали жителей и разрушили могилу тирана19. Этнейцы же, покинув город, поселились в гористой местности Этны, в так называемой Иннесе. Месту этому в 80 стадиях от Катаны они дали имя Этны и объявили Гиерона его основателем. Этна расположена во внутренней части страны, как раз C. 269над Катаной и более всего подвержена извержениям, вызываемым деятельностью кратеров. Действительно, потоки лавы весьма близко с. 248 низвергаются в Катанскую область. Там рассказывают историю о почтительных сыновьях Амфиноме и Анапии, которые, когда разразилась беда, спасли своих родителей, подняв их на плечи. По словам Посидония, всякий раз, когда гора проявляет деятельность, поля катанцев покрываются вулканическим пеплом значительной глубины. На короткое время пепел, правда, причиняет стране бедствия, но зато впоследствии служит ей на пользу: ведь он способствует произрастанию прекрасной виноградной лозы и других полезных плодов, тогда как остальная часть страны не дает такого хорошего вина. От корней [злаков], которые растут на покрытых вулканическим пеплом полях, овцы становятся, как говорят, такими тучными, что задыхаются. Поэтому им в продолжение 4 или 5 дней пускают кровь из ушей, подобно тому, как я рассказал уже20, это делают в области Эрифии. Но когда лава затвердевает, она превращает поверхность земли на значительной глубине в камень. Поэтому тем, кто хочет вскрыть первоначальную поверхность, необходимо вырубить камень. Ведь когда горная порода расплавляется в кратерах и затем извергается на поверхность, жидкость, разлитая по вершине, образует черную грязь и стекает вниз по горам, затем, отвердевая, превращается в мельничный камень, сохраняющий тот же цвет, который он имел в жидком состоянии. Пепел от сгорания камней получается как от дерева. Подобно тому как рута питается древесной золой, так пепел Этны, вероятно, имеет известное свойство, помогающее [росту] виноградной лозы.

4. Сиракузы основал Архий, который отплыл из Коринфа около того времени, когда были основаны поселения в Наксосе и Мегаре. Одновременно с Мискеллом прибыл в Дельфы, как передают, и Архий, а когда они вопросили оракул, бог отвечал им вопросом: что они выбирают — богатство или здоровье? Архий избрал богатство, а Мискелл21 — здоровье. Таким образом, первому бог предоставил основать Сиракузы, а последнему — Кротон. И, действительно, случилось так, что кротонцы поселились в весьма здоровом городе (как я уже упомянул)22, а Сиракузы достигли такого благосостояния, что имя жителей города вошло в поговорку о людях весьма состоятельных, гласящую: «Им не хватит и десятой доли достояния сиракузян». Когда Архий затем отплыл в Сицилию, он оставил Херсикрата из рода Гераклидов с частью своих людей помочь заселить современную Керкиру, прежде называвшуюся Схерией. Однако C. 270 Херсикрат изгнал занимавших остров либурнов, сам заселил его, а Архий высадился в Зефирии. Там он нашел каких-то дорян, прибывших из Сицилии и отставших от тех, кто основал Мегару. Архий принял их к себе и вместе с ними основал Сиракузы. Город вырос благодаря плодородию почвы и подобному расположению гаваней. Жители Сиракуз оказались способными стоять во главе острова, и вышло так, что они, находясь под властью тиранов, господствовали над остальными и, освободившись сами, освобождали угнетенных варварами. Что касается варваров, то некоторые из них были местными жителями, другие же прибыли с лежащего против материка. Греки не позволяли никому из них захватить побережье, но не с. 249 были в состоянии совершенно изгнать их из внутренней области. Действительно, до настоящего времени сикелы, сиканы, моргеты и некоторые другие продолжают жить на острове; среди них были также иберы, которые, по словам Эфора, считались первыми варварскими поселенцами в Сицилии. Вероятно предположение, что Моргантий основали моргеты. [Прежде] это был город, а теперь его не существует. После прибытия на остров карфагеняне непрерывно беспокоили нападениями варваров и греков, однако сиракузяне оказывали им сопротивление. Впоследствии римляне изгнали карфагенян и взяли Сиракузы осадой. В наше время, когда Помпей причинил ущерб не только всем прочим городам на острове, но даже и Сиракузам, Август Цезарь выслал туда колонию и восстановил значительную часть древнего поселения. В древности это было пятиградье с укреплением в 180 стадий в окружности. Весь этот круг вовсе не было нужды заселять людьми, но он считал необходимым лучше отстроить населенную часть, т. е. примыкающую к острову Ортигии, которая составляла сама по себе уже в окружности значительный город. Ортигия расположена поблизости от материка и соединена с ним мостом. На острове находится источник Арефуса, который изливает свой поток непосредственно в море. Передают мифический рассказ о том, что река Арефуса — это Алфей, который берет начало в Пелопоннесе, но течет под землей через море вплоть до Арефусы и затем отсюда снова впадает в море. В доказательство приводят факты вроде следующих. Какая-то чаша, упавшая в реку в Олимпии, была вынесена волнами сюда в этот источник; и вода источника будто бы мутнеет от жертвоприношений быков в Олимпии. Пиндар, следуя этому сказанию, говорит:

Отдых священный Алфея

Славных отпрыск Сиракус, Ортигия.

(Нем. I, 1—2)

C. 271И Тимей историк, в согласии с Пиндаром, утверждает то же самое. Если бы Алфей низвергался в пропасть до впадения в море, тогда была бы некоторая вероятность в том, что река проходит под землей вплоть до Сицилии, сохраняя пресную воду несмешанной в море. Но так как устье реки при впадении в море открыто, а поблизости в морском проливе23нет никакого заметного отверстия24, поглощающего речной поток (хотя даже и в таком случае вода реки на всем протяжении не была бы совершенно пресной, но по крайней мере в большей части, если бы река текла в глубине по подземному руслу), то это явление безусловно невозможно. Ведь вода Арефусы свидетельствует о противном, так как она пригодна для питья. Утверждение, что речные струи, проходя столь длинным морским проливом, сохраняются, не сливаясь с морем вплоть до впадения в выдуманное подземное русло, совершенно баснословно. В самом деле, едва ли можно поверить, чтобы это происходило с Роданом, который не смешивает свои струи, проходя через озеро, так что [струи] его течения видны; но там и расстояние небольшое, и озеро с. 250 спокойно, здесь же около Сицилии, где бывают страшные бури и огромные волны, рассказ этот совершенно невероятен. Приведенная история с чашей только усиливает невероятность, потому что чаша сама по себе не может легко следовать течению какой-нибудь реки, не говоря уже о реке, текущей так далеко и через такие проливы. Конечно, много рек течет под землей во многих странах на свете, но не на столь значительном расстоянии. И если даже это и возможно, то все же упомянутая выше история невероятна и напоминает миф об Инахе. Софокл говорит:

…Течет он с Пиндовых вершин,

И с Лакма, и из царства перребов,

К амфилохийцам и акарнанам

Струи мешая с ахелойскими,

и немного ниже:

Отсюда в Аргос, волны рассекая,

И в край течет народа он Лиркеева.

(Софокл. Инах. Сат. драма, фрг. 249, Наук)

Такие небылицы распространяют те писатели, которые переправляют Иноп с Нила на Делос. Ритор Зоил, который порицает Гомера за сочинение мифов, в своем «Похвальном слове тенедосцам» утверждает, что Алфей течет с Тенедоса. А по словам Ивика, Асоп в Сикионе течет из Фригии. Правильнее указание Гекатея, который говорит, что река Инах в области амфилохов, текущая с Лакма (откуда берет начало и Эант), отлична от аргосской реки и названа так тем Амфилохом, который дал имя городу Аргос амфилохский. Этот Инах, по словам Гекатея, впадает в Ахелой, Эант же течет в Аполлонию на запад. По обеим сторонам острова Ортигии находятся большие гавани; большая из них — 80 стадий C. 272в окружности. Цезарь восстановил этот город и Катану, так же как и Кенторипу, которая много содействовала его победе над Помпеем. Кенторипа расположена над Катаной, на границе с Этнейскими горами и рекой Симефом, которая течет в Катанскую область.

5. Что касается остальных сторон Сицилии, то сторона, простирающаяся от Пахина до Лилибея, совершенно заброшена, хотя и сохраняет некоторые следы древних поселений, к числу которых принадлежала Камарина — колония сиракузян. Однако Акрагант (который был колонией жителей Гелы) и его якорная стоянка, а также Лилибей еще продолжают существовать. Так как эта область была особенно подвержена нападениям со стороны Карфагена, то большая ее часть была разрушена долгими и непрерывными войнами. Последняя и самая длинная сторона, хотя и не густо, но все же достаточно населена. Действительно, здесь находятся городишки: Алеса, Тиндарида, Эмпорий эгестейцев и Кефаледида, а в Панорме есть даже поселение римлян. Эгестею, говорят, основали спутники Филоктета, переправившиеся в Кротонскую область (как я указал в моем описании Италии25). Филоктет послал их в Сицилию во главе с троянцем Эгестом.

6. Внутри страны лежит Энна (где есть святилище Деметры); в ней с. 251 обитает немногочисленное население. Город расположен на холме и окружен широкими плоскогорьями, годными под пашню. Больше всего Энна пострадала от Евна и его беглых рабов, которые были там осаждены и лишь с трудом уничтожены римлянами. Та же самая участь постигла жителей Катаны и Тавромения и некоторых других городов. Населен также Эрикс — высокий холм с весьма чтимым святилищем Афродиты. В древние времена святилище было полно храмовых рабынь, которых посвящали по обету жители Сицилии и многие иностранцы. Теперь, однако, святилище, как и само поселение26, опустело и толпа храмовых служителей покинула его. В Риме есть храм — копия храма этой богини, святилище так называемой Венеры Эрикины перед Коллинскими воротами с замечательным храмом и портиком вокруг него. Остальные поселения27и большая часть внутренней области перешли во владение пастухов. Ведь насколько мне известно, и Гимера, и Гела, Каллиполь, Селинунт, Евбея и некоторые другие места уже больше не населены. Из этих городов Гимеру основали занклейцы из Мил, Каллиполь — наксосцы, Селинунт — мегарцы из сицилийской Мегары, наконец, Евбею — леонтинцы. Много уничтожено также и C. 273варварских городов, например Камики — царская резиденция Кокала, у которого, по преданию, был изменнически убит Минос. Римляне, заметив запустение страны, заняли горные области и большую часть равнин и передали эти местности во владение коневодам, волопасам и пастухам овец. Эти пастухи нередко ставили остров в весьма опасное положение: вначале они принялись разбойничать поодиночке, а затем стали собираться в банды и разорять поселения, например, когда Евн со своими людьми завладел Энной. Еще недавно, в наше время, был отослан в Рим некто Селур, по прозванию «Сын Этны», который долгое время во главе вооруженной шайки опустошал частыми набегами окрестности Этны. Я видел, как его растерзали дикие звери вовремя устроенного на форуме гладиаторского боя. Разбойника поместили на высокий помост, как бы на Этну; помост внезапно распался и обрушился, а он упал в клетку с дикими зверями под помостом, которая легко сломалась, так как была нарочно для этого приспособлена.

7. К чему говорить о всеми восхваляемом плодородии этой страны, которая, говорят, нисколько не уступает Италии. В отношении зерна, меда, шафрана и некоторых других продуктов Сицилия, можно сказать, даже превосходит ее. Благоприятствует этому и близкое расположение острова. Ведь остров этот является некоторым образом частью Италии и снабжает Рим всевозможными продуктами легко и без особого труда, как бы с италийских полей. И, действительно, Сицилию называют житницей Рима, так как все продукты, за исключением немногих, потребляемых на месте, вывозятся туда. К числу предметов вывоза относятся не только плоды, но и рогатый скот, кожа, шерсть и т. п. По словам Посидония, Сиракузы и Эрикс воздвигнуты на море как две твердыни, тогда как Энна возвышается среди них над окружающими равнинами. Вся Леонтинская область, принадлежащая наксосцам, также опустошена. Хотя леонтинцы с. 252 всегда делили с сиракузянами их несчастья, однако не всегда имели долю в их счастье.

8. Поблизости от Кенторип лежит город Этна, упомянутый немного выше, население которого принимает и провожает людей, совершающих подъем на гору, так как отсюда начинается вершина горы. Местность на вершине лишена растительности, покрыта пеплом, а зимой — снегом, тогда как нижние области делятся на лесистые и покрытые всевозможными насаждениями. Вершина горы, по-видимому, подвергается частым переменам C. 274из-за распространения огня, который то сливается в один кратер, то разделяется между многими кратерами, причем иногда извергаются потоки лавы, иногда пламя и облака дыма, а по временам даже глыбы раскаленного металла. В силу этих явлений одновременно должны изменяться подземные проходы, а на поверхности горы вокруг кратера иногда появляться более многочисленные отверстия. Во всяком случае люди, недавно совершавшие восхождение, передавали мне такой рассказ. На вершине они обнаружили гладкую равнину, приблизительно 20 стадий в окружности. Равнина была окружена выступом пепла высотой с небольшую ограду, так что желающим попасть на равнину нужно было соскакивать с него. Посредине равнины они видели холм28пепельно-серого цвета, такого же, как и видимая сверху ее поверхность; над холмом неподвижно стояло отвесное облако высотой около 200 футов (так как ветра не было), похожее на дым. Двое из них решились проникнуть на равнину, но когда песок, по которому они шли, стал более горячим и глубоким, они повернули обратно, не будучи в состоянии рассказать ничего больше того, что уже видели наблюдатели издали. Они полагали, что на основании подобного наблюдения возникло много баснословных рассказов, особенно вроде тех, что некоторые передают об Эмпедокле: будто он бросился в кратер и оставил след этого происшествия — одну из медных сандалий, которые носил, потому что эту сандалию якобы нашли выброшенной силой огня неподалеку от краев кратера. В действительности к самому этому месту нельзя подойти или увидеть его; и они высказали предположение, что ничего нельзя бросить в кратер из-за встречного ветра, дующего из глубины, и в силу жара, который, вероятно, ощущается уже издали, задолго до того, как подойдешь к жерлу кратера. Но если даже бросить какой-нибудь предмет в жерло, то он, пожалуй, скорее будет уничтожен, чем выброшен назад в том виде, какой он имел раньше. Правда, нет ничего невероятного в том, что ветры и огонь иногда прекращаются, когда иссякнет горючий материал, но все-таки бесспорно это произойдет не в такой степени, чтобы человек мог в борьбе с такой великой силой подойти близко. Этна возвышается, правда, более над побережьем, что у Пролива и в Катанской области, но также и над побережьем вдоль Тирренского моря и над Липарскими островами. Хотя ночью с вершины сияет яркий свет, днем она окутана дымом и мраком.

9. Против Этны возвышаются горы Неброды, которые, правда, ниже Этны, но шириной значительно ее превосходят. Весь остров внутри под с. 253 землей полый; он полон подземных рек и огня подобно Тирренскому C. 275морю вплоть до Кумской области, о чем я говорил выше29. Во всяком случае на острове во многих местах находятся выходы источников горячих вод; из этих источников те, что в Селинунте и в Гимере, соленые, а эгестейские годны для питья. В окрестностях Акраганта есть озера, вода которых имеет вкус морской, но по характеру они своеобразны. Действительно, даже не умеющие плавать не тонут в них, а как дерево плавают по поверхности. У озера Паликов есть кратеры, которые выбрасывают воду на поверхность куполообразной струей и затем снова поглощают ее в то же самое углубление. В пещере около Метавра30есть огромный подземный проход; по этому проходу течет река, невидимая на большом протяжении, а затем прорывающаяся на поверхность подобно Оронту в Сирии31, который низвергается в пропасть (называемую Харибдой, между Апамеей и Антиохией), а затем снова появляется через 40 стадий. Подобные явления происходят с рекой Тигром32в Месопотамии и с Нилом в Ливии, вблизи истоков. В Стимфальской области33вода течет под землей 200 стадий, а затем выходит на поверхность в Аргосской области рекой Эрасином; потом она снова скрывается под землей вблизи аркадской Асеи и, наконец, гораздо позднее появляется как реки Еврот и Алфей. Поэтому находит веру такая баснословная история: если два венка, посвященные каждой из этих двух рек, брошены в общее русло, то каждый венок всплывает в соответствующей реке, которой он посвящен. То, что рассказывают в этой связи о реке Тимаве, я уже упоминал34.

10. Родственные этим явления и тем, которые происходят в Сицилии, обнаруживаются на Липарских островах и на самой Липаре. Этих островов 7. Самый большой — Липара (колония книдян), расположенная ближе всего после Фермессы к Сицилии. Прежде Липара называлась Мелигунидой. Она стояла даже во главе флота и долго оказывала сопротивление набегам тирренцев, так как держала в подчинении так называемые теперь Липарские острова, которые некоторые зовут Эоловыми. Кроме того, Липара часто украшала святилище Аполлона в Дельфах посвятительными дарами из лучшей части военной добычи. Почва острова плодоносная; на нем есть доходный рудник квасцового камня35, горячие источники и бывают извержения огня. Между Липарой и Сицилией находится Фермесса, которую теперь называют Гиера Гефеста36; весь остров каменист, безлюден и полон подземного огня; на острове 3 огненных потока, поднимающихся как бы из 3 кратеров. Из самого большого кратера пламя извергает также раскаленные глыбы, которые уже засыпали большую часть пролива. На основании наблюдения полагают, что пламя здесь и на Этне усиливается от действия ветров, а когда затихают ветры, прекращается и C. 276 пламя. И это небезосновательно, так как ветры возникают от испарений моря и, начавшись, поддерживаются ими; поэтому те, кому приходилось хоть раз наблюдать подобные явления, не станут удивляться, что и огонь также возгорается под действием родственного вещества или явления. По словам Полибия, один из кратеров частично обрушился, остальные же с. 254 еще существуют; закругленные края самого большого кратера достигают 5 стадий в окружности, но постепенно суживаются до 50 футов в диаметре. Высота этого кратера от вершины до уровня моря 1 стадия, так что в безветренную погоду кратер виден с моря. Если эти известия достоверны, то, может быть, следует поверить и мифическому рассказу об Эмпедокле37. Когда, продолжает Полибий, подует южный ветер, то остров застилает кругом туманная мгла, так что издали нельзя различить даже Сицилии; когда начинается северный ветер, то из вышеупомянутого кратера поднимается вверх чистое пламя и усиливается доносящийся оттуда гул; при западном ветре, однако, сохраняется некоторым образом среднее положение. Хотя остальные два кратера одинаковой формы с первым, но уступают ему по силе извержений. Таким образом, по силе гула и по месту, откуда начинаются извержения, [появляются] пламя и облака дыма, можно предсказать направление ветра на третий день после этого38. Во всяком случае некоторые жители Липарских островов после наступления неблагоприятного времени для плавания, по словам Полибия, предсказывают будущий ветер и не ошибаются. Поэтому становится ясным, что изречение Гомера, считающееся самым баснословным, сказано не напрасно: поэт намекает на истину, называя Эола «владыкой ветров»39. Об этом, впрочем, я уже подробно упоминал раньше40. Это внимание Гомера к живому описанию можно назвать […]41, ибо они оба равно налицо в композиции [его поэмы] и в живом описании. Во всяком случае удовольствие от того и другого одинаково. Однако я должен вернуться к предмету, от которого отклонился.

11. О Липаре и Фермессе я уже сказал. А Стронгила называется так от своей формы42. И этот остров также полон подземного огня; он уступает, правда, по силе пламени, но превосходит яркостью света. Здесь, говорят, обитал Эол. Четвертый остров — Дидима — равным образом назван по своей форме43. Из остальных островов Эрикусса44и Феникусса45получили название от своей растительности и отданы под выгон. Седьмой остров — Евоним46 — расположен дальше всего в открытом море и безлюден. C. 277Свое название он получил от того, что для плывущих из Липары47в Сицилию будет лежать как раз налево. Нередко можно было видеть пламя, бегущее по поверхности моря, вокруг острова, когда открывался какой-нибудь выход из полостей в глубине земли и огонь с силой прорывался наружу. По сообщению Посидония, на его памяти, утром на заре, около времени летнего солнцестояния, можно было видеть, как море между Гиерой и Евонимом поднялось до страшной высоты и некоторое время оставалось в таком положении, непрерывно извергая огонь, а затем утихло. Смельчаки, которые пустились в плавание к острову, увидев мертвую рыбу, уносимую течением (некоторые были поражены жаром и смрадом), бежали. Одна из лодок, тем не менее подошедшая ближе, потеряла часть своей команды, а остальные люди едва успели спастись в Липару; последние то впадали в бессознательное состояние подобно эпилептикам, то снова приходили в себя. Еще много дней спустя на поверхности моря с. 255 можно было видеть грязь и во многих местах море извергало пламя, дым и копоть; позднее грязь затвердевала и становилась похожей на мильный камень. Претор Сицилии Тит Фламиний48сообщил об этом случае сенату. Последний отправил послов для принесения умилостивительных жертв подземным и морским божествам как на островке, так и на Липарских островах. По словам Хорографа, от Эрикоды до Феникоды 10 миль, отсюда до Дидимы — 30, отсюда до Липары на север — 29, наконец, оттуда до Сицилии — 19, но от Стронгилы — 16. Перед Пахином расположены Мелита (откуда происходят маленькие собачки, называемые мелитскими) и Гавд; оба пункта находятся в 88 милях от этого мыса. Коссура лежит перед Лилибеем и перед Аспидой — карфагенским городом (который называется также Клупеей), расположенным между этими двумя пунктами на указанном выше расстоянии49. Перед Сицилией и Ливией лежат также Эгимур и другие маленькие островки. Таково мое описание этих островов.

III

1. После описания областей древней Италии1до Метапонтия следует сказать о примыкающих к ним странах. Соседней страной является Иапигия, которую греки называют Мессапией; местные же жители разделяют ее на 2 части, одной дают имя страны салентинов (около мыса Иапигии), а другой — страны калабров. К северу над последними живут певкетии и давнии, как их называют по-гречески; местные жители именуют всю страну за Калабрийской областью Апулией. Некоторые из них называются также педиклами, преимущественно певкетии. Мессапия представляет нечто вроде полуострова, так как она окружена перешейком от Брентесия до Таранта длиной в 310 стадий. Морской путь отсюда вокруг мыса Иапигии составляет приблизительно 400 стадий2. Расстояние оттуда до Метапонтия около 220 стадий, и путь идет по направлению к восходу C. 278солнца. Хотя весь Тарантский залив по большей части лишен гаваней, однако здесь, у самого города, находится очень большая и весьма красивая гавань, соединенная с городом большим мостом; гавань эта имеет в окружности 100 стадий. На стороне, прилегающей к самой дальней части залива, гавань образует с Внешним морем перешеек, поэтому город расположен на полуострове и корабли можно легко перетаскивать волоком с обеих сторон, так как перешеек лежит в низкой местности. Участок, на котором находится город, также низменный, но все-таки немного возвышается около акрополя. Окружность древней стены большая, но теперь большая часть города (та, что у перешейка) заброшена; однако часть у входа в гавань, где находится акрополь, еще цела и составляет по размерам значительный город. В городе есть прекрасный гимнасий и обширная рыночная площадь, на которой воздвигнута колоссальная бронзовая статуя Зевса — самая большая после статуи на Родосе. Между рыночной площадью и входом в гавань находится акрополь с незначительными с. 256 остатками посвятительных приношений, которыми он был украшен в древности. Большую часть их уничтожили карфагеняне после взятия города; другую часть увезли римляне как добычу, взяв город приступом3. В числе предметов добычи из Таранта на Капитолии находится колоссальная бронзовая статуя Геракла работы Лисиппа, посвященная Фабием Максимом, который взял город.

2. Говоря об основании города, Антиох сообщает, что после начала Мессенской войны лакедемоняне объявили тех, кто не участвовал в походе, рабами и назвали их илотами; всех детей, родившихся во время войны, они назвали парфениями и объявили лишенными гражданских прав. Последние, однако, не потерпели этого и, будучи многочисленными, устроили заговор против свободных граждан. Когда граждане узнали об этом, они подослали нескольких человек под видом дружбы выведать план заговора. Среди заговорщиков был Фаланф, который считался их предводителем, но вообще был недоволен теми, кто был назначен участвовать в совете [заговорщиков]. Решено было произвести нападение на празднике Гиакинфий в святилище Аполлона Амиклейского во время празднования игр, когда Фаланф наденет кожаную шапку (граждан можно было отличить по их длинным волосам). Но когда Фаланф и его сообщники тайно выдали план заговорщиков и когда игры уже начались, вышел глашатай и запретил Фаланфу надевать кожаную шапку. Одни заговорщики, поняв, что замысел их раскрыт, бежали, другие стали умолять о пощаде. Граждане велели им сохранять спокойствие и заключили под стражу, а Фаланфа отправили в святилище бога4вопрошать об основании колонии. Бог отвечал:

C. 279Сатирион тебе дал и тучные нивы Таранта,

Чтобы, там поселившись, стал ты грозой иапигов.

Таким образом, парфении отправились туда с Фаланфом и их приняли варвары и критяне, которые раньше владели этой областью. Это были, как говорят, те критяне, которые отплыли в Сицилию вместе с Миносом и после его смерти в доме Кокала в Камиках уехали из Сицилии. На обратном пути5их отнесло бурей с пути, хотя позднее некоторые из них объехали сухим путем Адриатическое море до Македонии и получили имя боттиеев. Говорят также, что все народности до Давнии названы иапигами по имени Иапига, который родился у Дедала от критской женщины и был предводителем критян. Что касается Таранта, то этот город назван от имени какого-то героя.

3. Эфор передает следующий рассказ об основании города. Лакедемоняне вели войну с мессенцами за то, что последние убили их царя Телекла, когда он прибыл в Мессену принести жертву. Лакедемоняне принесли клятву не возвращаться домой, пока не овладеют Мессеной или все не падут в бою. Отправляясь в поход, они оставили самых молодых из граждан и глубоких стариков для охраны города. Впоследствии, однако, на десятом году войны, лакедемонские женщины, собравшись вместе, с. 257 послали нескольких из своей среды к мужьям, чтобы выразить свое недовольство тем, что те ведут войну с мессенцами не на равных условиях (потому что мессенцы, оставаясь на своей земле, могут рожать детей, тогда как они, оставив жен вдовами, расположились лагерем на вражеской земле). Поэтому есть опасность, что отечество будет нуждаться в мужчинах. Тогда лакедемоняне, соблюдая клятву и приняв к сердцу доводы женщин, посылают самых сильных и молодых воинов, что были в войске (так как они знали, что эти молодые воины не связаны клятвой, потому что были еще детьми, когда выступили в поход вместе с людьми, уже достигшими возмужалости). Затем они приказали каждому мужчине сойтись с девушкой, считая, что таким образом те будут иметь гораздо больше детей. После того как это приказание было исполнено, новорожденные дети получили имя парфениев. Что до Мессены, то она была взята после девятнадцатилетней войны, как говорит Тиртей:

Из-за нее вместе бились без одного двадцать лет

Крепкие духом всегда, копьеносцы упорные в битве

Победоносных отцов наших родные отцы.

На двадцатый лишь год свои тучные нивы покинув,

Враг убежал от высоких горных Ифомы вершин.

(Фрг. 3, 4, 5)

C. 280Лакедемоняне разделили между собой Мессению, но по возвращении домой не дали парфениям одинаковых с остальными гражданских прав, как рожденным вне брака. Тогда парфении, объединившись с илотами, составили заговор против лакедемонян и сговорились поднять на рыночной площади лаконскую шапку как сигнал для нападения. Хотя некоторые из илотов выдали планы заговорщиков, но лакедемоняне поняли, что им трудно будет ответить в свою очередь нападением, так как илоты были многочисленны и отличались единодушием, ибо считали друг друга братьями. Поэтому они приказали тем, которые должны были поднять сигнал, покинуть рыночную площадь. Тогда заговорщики, увидев, что их замысел раскрыт, воздержались от нападения; лакедемоняне же через отцов убедили их удалиться и основать колонию на том условии, что если они займут место, которое их удовлетворит, то они останутся там; в противном же случае они по возвращении разделят между собой пятую часть Мессении. Так они выселились и, застав ахейцев в войне с варварами, разделили с ними опасности войны, а затем основали Тарант.

4. Некогда тарантинцы при демократическом образе правления обладали чрезвычайным могуществом потому, что владели самым большим флотом в этом месте и выставляли войско в 30 000 пехотинцев, 3000 всадников и 1000 «начальников» конницы. Они стали последователями пифагорейской философии, особенно же Архит, который долгое время стоял во главе Таранта. Впоследствии, однако, ввиду процветания города роскошь настолько усилилась, что общенародных праздников у них было больше, чем [рабочих] дней в году. В силу этого управление городом с.258 ухудшилось. Одним из доказательств дурных порядков у них было то, что они принимали на службу чужеземных полководцев. Так они пригласили Александра Молосского для войны против мессапов и левканцев, а еще ранее Архидама, сына Агесилая; впоследствии — Клеонима, Агафокла и, наконец, Пирра, когда они вступили с ним в союз против римлян. Однако даже и тем, кого они приглашали, они не могли как следует повиноваться, но проникались к ним враждой. Во всяком случае из вражды к ним Александр пытался было перенести в Фурии общегреческое празднество в этой части света (которое по обычаю справлялось в Гераклее в Тарантинской области) и велел укрепить место на реке Акаландре, C. 281где должны были происходить собрания. Кроме того, по рассказам, постигшее Александра несчастье явилось следствием их неблагодарности. Затем, во время войн с Ганнибалом, они потеряли свободу, хотя позднее приняли римскую колонию и теперь живут в мире и лучше прежнего. С мессапами они воевали из-за Гераклеи в союзе с царями давниев и певкетиев.

5. Следующая часть страны иапигов против ожидания прекрасна. Хотя земля на поверхности кажется каменистой, но если ее разрыхлить, то обнаруживается толстый слой плодородной почвы (несмотря на недостаток влаги), хорошо пригодный под пастбища и леса. Вся эта область некогда была весьма густо населенной, и в ней было 13 городов; теперь, кроме Таранта и Брентесия, все остальные настолько пострадали от войны, что превратились в маленькие городки. Салентины, как говорят, — колония критян. Там находятся некогда богатое святилище Афины и скала, носящая название мыса Иапигии, — большой утес, значительно выдающийся в море по направлению к зимнему восходу6солнца, хотя и обращенный несколько в сторону Лакиния, который поднимается против него с запада и вместе с ним замыкает вход в Тарантинский залив. И Керавнские горы также замыкают вместе с ним вход в Ионийский залив. Переправа от него к Керавнским горам и к Лакинию составляет приблизительно 700 стадий. Морской путь от Таранта до Брентесия составляет сначала до городка Бариды 600 стадий. Бариду наши современники называют Веретом; она расположена на краю Салентинской области, и доступ туда из Таранта гораздо более удобен по суше, чем по морю. Отсюда до Левков 80 стадий; это — маленький городок, в котором показывают источник зловонной воды. Миф рассказывает, что Геракл изгнал захваченных в кампанской Флегре гигантов, которых называли левтернийскими. Гиганты бежали сюда, и Земля скрыла их, а из ихора7их тел берут начало зловонные струи источника. Вот почему это побережье называется Левтернией. От Левков до городка Гидрунта 150 стадий, отсюда же до Брентесия — 400. Такое же расстояние до острова Сасона, который лежит приблизительно по середине морского пути от Эпира до Брентесия. Поэтому мореходы, которые не могут держаться прямого курса, пристают к Гидрунту слева от Сасона; подождав попутного ветра, они направляются к гаваням брентесийцев; высадившись, продолжают путешествие C. 282по суше более коротким путем через греческий город Родии, с. 259 откуда родом поэт Энний. Таким образом, область, которую объезжают во время путешествия из Таранта в Брентесий, имеет вид полуострова. Путь по суше от Брентесия до Таранта, составляющий только один день для человека, путешествующего налегке, образует перешеек упомянутого8полуострова; его большинство называет общим именем Мессапии или Иапигии, Калабрии или Салентины, хотя некоторые разделяют его, называя по частям, как я уже сказал9. Таково описание городков на этом побережье.

6. Внутри страны лежат Родии и Лупии, а немного выше над морем — Алетия; по середине перешейка находится Урия, где еще теперь показывают дворец одного из властителей. Так как Геродот10сообщает, что Гирия находится в Иапигии и была основана критянами (из числа тех, что отбились от флота Миноса на пути в Сицилию), то следует считать этот город Урией или Веретом. Брентесий, как говорят, — колония критян, которые прибыли сюда из Кносса с Фесеем или же отправились из Сицилии вместе с Иапигом (передают обе версии), хотя, говорят, не остались там, но удалились в Боттиею11. Позднее, когда городом управляли цари, он потерял большую часть своей области, отнятой лакедемонянами под предводительством Фаланфа. Тем не менее после изгнания последнего из Таранта брентесийцы приняли его, а когда он скончался, удостоили торжественного погребения. Их страна лучше тарантинской, так как, хотя почва здесь и тощая, она все же дает хорошие плоды; здешние мед и шерсть принадлежат к особенно известным сортам. Кроме того, в Брентесии обстоит лучше с гаванями, чем в Таранте. Ведь там много гаваней, защищенных от морских волн, замкнуты одним устьем, ибо заливы заключены внутри устья. От этого гавань получает форму оленьих рогов, откуда и происходит ее название. Действительно, вместе с городом это место весьма похоже на оленью голову, а на мессапском языке оленья голова называется «брентесиум». Что касается тарантинской гавани, то она, напротив, не целиком защищена от волн, потому что открыта; кроме того, в глубине ее находится несколько мелких мест.

7. При переправе из Греции или из Азии более прямой путь идет на Брентесий; действительно, сюда прибывают все, чей путь лежит в Рим. Туда идут 2 дороги: одна — только для мулов — через земли певкетиев C. 283(которых называют педиклами), давниев и самнитов до Беневента; на этой дороге находятся города Эгнатия, Келия, Нетий, Канусий и Гердония. Но дорога через Тарант, идущая несколько влево (хотя она при обходе дает крюк только в один день пути), называется Аппиевой и более удобна для повозки. На этой дороге лежат города Урия и Венусия; первый — между Гарантом и Брентесием, а второй — на границе самнитов и левканцев. Обе дороги, идущие из Брентесия, сходятся около Беневента и Кампании. Отсюда до Рима дорога называется уже Аппиевой и проходит через Кавдий, Калацию, Капую и Касилин до Синуессы. Отсюда идет часть дороги, которую я описал уже раньше. Общая длина дороги от Рима до Брентесия 360 миль. Есть и третья дорога, идущая из Регия через области бреттиев, левканцев и самнитов в Кампанию, где она с. 260 соединяется с Аппиевой дорогой. Дорога эта проходит через Апеннинские горы и длиннее на 3 или 4 дня пути дороги от Брентесия.

8. Морской путь от Брентесия к противоположному берегу идет, с одной стороны, к Керавнским горам и к следующему за ними побережью Эпира и Греции, а с другой — к Эпидамну; этот путь длиннее первого, так как составляет 1800 стадий12. Последним путем чаще всего пользуются, потому что город удобно расположен относительно иллирийских и македонских народностей. Если плыть из Брентесия вдоль Адриатического побережья, то попадаешь в город Эгнатию — общую станцию для едущих морем или по суше в Барий. Плавание идет с южным ветром. Область певкетиев по морю простирается до сих пор13, а внутри страны до Сильвия. Вся эта местность камениста и покрыта горами, так как занимает значительную часть Апеннинских гор. По-видимому, она приняла колонистов из Аркадии. От Брентесия до Бария около 700 стадий, а Тарант находится от обоих городов почти на равном расстоянии. В соседней области живут давнии, затем идут апулы до френтанов. Так как имя певкетиев и давниев вовсе не употребительно у местных жителей (кроме как, быть может, в древнее время) и вся эта область теперь называется Апулией, то приходится отказаться от точного определения границ этих народностей. Поэтому и мне не надо высказываться определенно об этом.

9. От Бария до реки Авфида, на которой находится торговый порт кануситов, 400 стадий, а путешествие вверх по реке до порта — 90. Поблизости расположена также Салапия — якорная стоянка аргириппинов. Недалеко над морем (во всяком случае на равнине) лежат два города — Канусий и Аргириппа, бывшие прежде самыми большими из италийских городов-колоний, как это видно по окружности остатков стен. Теперь Аргириппа меньше; сперва он назывался Аргос Гиппион, затем Аргириппа, а теперь Арпи. Оба города, как говорят, основал Диомед. В этих C. 284местах показывают остатки владений Диомеда — равнину Диомеда и многое другое: древние посвятительные дары в святилище Афины в Лукерии (так как и эта последняя была в древности городом давниев; теперь она пришла в упадок); в море поблизости два острова носят название Диомедовых; один из них обитаем, а другой, говорят, пустынен. На последнем острове, согласно передаваемой некоторыми версии мифа, Диомед исчез и его спутники были превращены в птиц; действительно, до сего дня птицы здесь остаются ручными и ведут в некотором роде человеческую жизнь, не только в смысле порядка в образе жизни, но и проявляют кротость по отношению к достойным людям и отвращение к преступным и порочным. Я уже упомянул выше мифические сказания об этом герое, распространенные у генетов, и об обрядах в его честь14. Сипунт, находящийся приблизительно в 140 стадиях от Салапии, по-видимому, также основал Диомед. Во всяком случае город по-гречески назывался Сепиунтом от выбрасываемых волнами на берег каракатиц [sepia]. Между Салапией и Сипунтом протекает судоходная река и лежит большое озеро с выходом в море. По реке и озеру перевозят к морю товары из Сипунта, с. 261 главным образом зерно. В Давнии показывают на холме под названием Дрий два храма героев: один на самой вершине — Калханта; там вопрошающие оракул через сновидения приносят жертву герою — черного барана — и затем спят на шкуре15. Другой храм — Подалирия — внизу у подошвы холма, приблизительно в 100 стадиях от моря. С холма стекает маленькая речка, исцеляющая все болезни скота. Перед этим заливом находится мыс Гарган, выдающийся в открытое море на 300 стадий к востоку; обогнув мыс, находим городок Урий и перед мысом — Диомедовы острова. Вся эта область производит всевозможные плоды в большом количестве и более всего подходит для коневодства и овцеводства. Шерсть овец здесь мягче тарантинской, но отличается меньшим блеском. Страна защищена от ветров благодаря тому, что равнины лежат во впадинах. Некоторые рассказывают, что Диомед пытался провести канал до моря, но был вызван домой и там окончил свою жизнь, оставив это и прочие свои предприятия незаконченными. Это — одно сказание о нем. Другое сказание гласит, что герой оставался здесь до конца своей жизни. Третье мифическое сказание, уже упомянутое мной, сообщает о его исчезновении на острове. Четвертым сказанием можно считать рассказ генетов, так как они также передают миф о том, как герой окончил свою жизнь в их стране, причем называют его смерть обожествлением.

10. Приведенные мной расстояния, таким образом, основаны на данных C. 285Артемидора. Однако Хорограф определяет расстояния от Брентесия до Гаргана в 165 миль, а Артемидор увеличивает эту цифру. Отсюда до Анконы, по словам Хорографа, 254 мили; напротив, Артемидор считает до реки Эсис, что поблизости от Анконы, 1250 стадий, т. е. гораздо меньше, чем тот. Полибий утверждает, что расстояние от Иапигии измеряется милями, а именно: до города Сены 562 мили, а оттуда до Аквилеи — 178. Они не согласны с обычно принимаемой длиной иллирийского побережья от Керавнских гор до впадины Адриатического моря, так как дают цифру длины этого побережья свыше 6000 стадий, делая, таким образом, это расстояние даже большим, хотя оно гораздо короче. Вообще не все писатели согласны друг с другом, особенно относительно расстояний, как я неоднократно говорю16. Что до меня, то я там, где возможно решение, высказываю свои соображения, а где нет — полагаю необходимым сообщить мнения других. Если же я ничего не нахожу у других писателей, то не удивительно, что и мне приходится также кое-что обходить молчанием, особенно при таком характере моей темы. Во всяком случае я не пропущу ничего значительного; что же касается маловажного, то оно приносит немного пользы, даже если его и узнаешь; опущение же его пройдет незамеченным и почти не повредит цельности моего труда.

11. Непосредственно за Гарганом следует пространство, занятое глубоким заливом. Окрестные жители называются особым именем апулов, хотя говорят на одном языке с давниями и певкетиями, а в остальном, по крайней мере теперь, не отличаются от них, но, вероятно, в древности все же отличались; отсюда возникли и преобладающие теперь совершенно с. 262 различные имена всех этих народностей. Прежде вся эта область находилась в цветущем состоянии, но Ганнибал и последующие войны причинили ей опустошения. Здесь произошла также битва при Каннах17, где римляне и их союзники понесли огромные потери в людях. В заливе есть озеро; над этим озером в глубине страны находится Теан Апулийский, одноименный с Теаном Сидицинским. В этом пункте ширина Италии, как кажется, значительно сокращается в сторону области Дикеархии, так как от моря до моря остается перешеек длиной меньше 1000 стадий. За озером лежит морской путь вдоль побережья к области френтанов и к Буке. Расстояние от озера в обе стороны — до Буки и до Гаргана — 200 стадий. Что же касается местностей за Букой, то их я уже описал18.

IV

1. Таковы приблизительно размеры и отличительные особенности Италии. После того как я многое уже сказал об этом, теперь я укажу важнейшие C. 286условия, в силу которых римляне вознеслись в настоящее время на такую высоту. Одно из них состоит в том, что безопасность Италии (подобно острову) охраняют кругом моря, за исключением только немногих областей, но даже и эти последние защищены труднопроходимыми горами. Второе условие то, что Италия большей частью лишена гаваней, а существующие гавани обширны и замечательны. Первое из этих обстоятельств выгодно для защиты от нападения извне, второе помогает самим нападать на врагов, способствуя развитию обширной торговли. Третье состоит в том, что климат и температура страны отличаются большим разнообразием, чем и вызываются величайшие изменения — как в лучшую, так и в худшую сторону — животного и растительного мира и вообще всего, что полезно для поддержания жизни. В длину Италия простирается в общем с севера на юг. Придачей к ее длине служит Сицилия, которая сама столь велика и столь большой длины, что является как бы ее частью. Благоприятная и неблагоприятная температура воздуха определяется холодом, жарой и промежуточными между ними состояниями1. Вследствие этого необходимо принять, что теперешняя Италия расположена между двумя крайностями2и простирается далеко в длину, по большей части принадлежит к умеренному поясу, обладая большинством свойствэтого пояса. Кроме того, на долю Италии выпало еще следующее преимущество: так как Апеннинские горы тянутся по всей ее длине и оставляют по обеим сторонам равнины и плодоносные холмы, то нет ни одной части страны, которая не пользовалась бы благами горных стран и равнин. К этому следует добавить множество больших рек и озер и, сверх того, во многих местах еще источники горячих и холодных вод, самой природой созданные для здоровья, а особенно обилие всевозможных рудников. Невозможно описать по достоинству обилие лесных материалов в Италии, пищи для людей и животных и превосходное качество ее плодов. Наконец, эта страна расположена, с одной стороны, среди с. 263 самых значительных народностей, а с другой — между Грецией и лучшими частями Ливии; она не только приспособлена самой природой к владычеству от того, что превосходит окружающие страны своими достоинствами и размерами территории, но также в силу своей близости к ним легко может добиваться повиновения3.

2. Если вдобавок к описанию Италии надо дать еще общий очерк о римлянах, которые, владея этой страной, превратили ее в опорный пункт для владычества над всем миром, то можно сказать следующее: после основания Рима в течение многих поколений римлянами продолжали мудро управлять цари. Затем, когда последний Тарквиний оказался плохим правителем, они изгнали его и установили форму правления, состоявшую C. 287из смешения начал монархии и аристократии; участниками их государственного союза были сабины и латиняне. Но так как эти племена, а равно и прочие соседние народности не всегда были дружески расположены к римлянам, последние оказались до некоторой степени вынужденными расширить пределы своей страны за счет покорения соседних областей. Когда римляне продвигались таким путем понемногу к преуспеванию, вопреки всеобщему ожиданию, они внезапно потеряли свой город, хотя также против ожидания отвоевали его вновь4. Это событие произошло, по словам Полибия, на девятнадцатом году после морской битвы при Эгоспотамах во время Анталкидова мира. Отразив этих врагов, римляне прежде всего подчинили всех латинян, затем они покончили с великим и необузданным своеволием тирренцев и кельтов, живших около Пада; потом они победили самнитов, а после них тарантинцев, Пирра и [захватили] также остальную часть теперешней Италии, за исключением области около Пада. Пока эта область еще оказывала сопротивление силой оружия, римляне переправились в Сицилию и, отвоевав остров у карфагенян, снова обратились против народностей, живших около Пада. Когда эта война еще продолжалась, Ганнибал явился в Италию и началась вторая война с карфагенянами, а немного спустя — третья, во время которой Карфаген был разрушен5. Так римляне одновременно захватили Ливию и ту часть Иберии, которую отняли от карфагенян. Вместе с карфагенянами восстали греки, македоняне и народности Азии, живущие по эту сторону Галиса и хребта Тавра. Таким образом, римляне были вынуждены вместе с тем завоевать и те народности, царями которых были Антиох, Филипп и Персей. Иллирийцы и фракийцы, соседние с греками и македонянами, начали войну против римлян; упорная борьба продолжалась вплоть до покорения всех племен по эту сторону Истра и Галиса. Та же участь постигла иберов, кельтов и все остальные народности, которые теперь в подчинении у римлян. Что же касается Иберии, то римляне не переставали действовать против нее силой оружия, пока не покорили всей страны, причем сначала изгнали нумантинцев6, затем Вириафа и Сертория и, наконец, кантабров, которых покорил Август Цезарь. Всю Кельтику, как по эту сторону Альп, так и заальпийскую, вместе с Лигурией они сначала присоединяли частично и постепенно, впоследствии же Божественный с. 264 Цезарь, а после него Август покорили раз и навсегда в общей войне. Теперь римляне ведут войну против германцев, выступая из этих [кельтских] областей как наиболее удобных операционных баз, и уже успели возвеличить свое отечество несколькими триумфами над врагами. Что касается C. 288Ливии, то ту часть ее, которая не была подвластна карфагенянам, римляне предоставляли зависимым царям; если эти цари восставали, то их лишали власти. Теперь под господством Юбы находятся Маврусия и много частей остальной Ливии [данных ему] ради его «верности и дружбы»7с римлянами. Подобная участь постигла и Азию. Сначала ею управляли зависимые цари; впоследствии же, когда их династии прекратились (как это случилось с атталидами, сирийскими, пафлагонскими, каппадокийскими и египетскими царями) или если цари поднимали восстание и их потом устраняли (как это произошло с Митридатом Евпатором и египетской Клеопатрой), все области по эту сторону Фасиса и Евфрата, кроме некоторых частей Аравии, перешли под власть римлян и назначенных ими властителей. Что касается армян и народностей, которые обитают над Колхидой (албанцев и иберов), то для тех достаточно только присутствия намеченных наместников, так как они превосходно подчиняются власти римлян. Впрочем, когда римляне заняты другими делами, они поднимают восстания, как это сделали племена, обитающие за Истром около Евксинского Понта, за исключением жителей Боспора и кочевников. Действительно, боспорские племена подвластны римлянам, а кочевники из-за отсутствия у них согласия с другими племенами совершенно ни на что не пригодны и требуют только охраны. Остальные области Азии принадлежат главным образом обитателям палаток и кочевникам, которые живут весьма далеко. Что касается парфян, то хотя они живут по соседству с римлянами и весьма могущественны, тем не менее настолько склонились перед превосходством римлян и их современных правителей, что не только отослали в Рим трофеи, некогда поставленные ими в знак победы над римлянами, но — больше того — Фраат даже вверил Августу Цезарю своих детей и детей своих детей, почтительно обеспечив выдачей заложников «дружбу» с Августом8. Теперь парфяне даже часто приходят в Рим просить себе царя и почти что готовы уступить все свое могущество римлянам. Что касается самой Италии (хотя ее нередко раздирала борьба партий, по крайней мере со времени установления власти римлян) и что до самого Рима, то совершенное государственное устройство и доблесть властителей помешали им дальше идти гибельным путем заблуждения. Трудное дело, впрочем, управлять такой обширной империей иначе, чем вверив ее попечению одному лицу как отцу. Во всяком случае никогда раньше римляне и их союзники не наслаждались столь продолжительным миром и таким изобилием благ, как при Цезаре Августе, с того времени как он получил неограниченную власть. И теперь его сын и наследник Тиберий дарует им [такие же блага], так как он подражает Августу в своем управлении и распоряжениях; это же делают и его дети — Германик и Друз, помогающие отцу.

ПРИМЕЧАНИЯ

с. 813

К главе I (стр. 234—245)

1Ср.: Геродот I, 167.

2Здесь непереводимая игра слов: «народ» по-гречески laós.

3Букв. laoi.

4Т. е. Адриатического моря.

5357 г. до н. э.

6По сообщению Павсания (VI, 6, 2), оракул повелел в виде дани ежегодно отдавать в жены герою красивейшую девушку Темесы.

7См.VII, III, 4.

8По Казобону, оракул гласил: О, Эакид, берегись приближаться к волнам Ахеронта || И к Пандосии той, суждена тебе смерть где судьбиной.

9Т. е. сицилийских греков.

10X, II, сл.

11Текст, видимо, испорчен.

12Ср.VI, I, 9.

13Ср.VI, III, 3;VIII, IV, 4, 9.

14Ср.:I, III, 19.

15Regium.

16Дионисий Старший.

17В честь Феба-Аполлона.

18Белая Скала.

19Т. е. Западные Локры.

20Около 734 г. до н. э.

21Текст испорчен.

22Дионисий Младший был изгнан в 357 г. до н. э.

23Это типично фольклорные мотивы. Подобные же истории передают о «тиранах», например, о папе Александре VI Борджия и об Иване Грозном.

24Ср.: Платон. Государство 404 E—405 A.

25Цикады —Cicadidae s.Stridulantia — насекомые из отряда хоботовыхRhynchota, подотрядHomoptera. Голосовой аппарат их состоит из перепонок. Сообщаемые о них Страбоном сведения, конечно, вымысел.

26Именно, кому начинать первому.

27Ср.VI, I, 6.

28Т. е. из Дельф.

29Aulōn.

30VI, I, 4.

31Текст Полибия не сохранился, и цифру проверить невозможно.

32240 римских миль — 1920 и 2000 стадий.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua