Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Страбон География

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

3. Это я сказал об известности тирренцев. Следует упомянуть еще о подвигах жителей города Кере; ведь керетанцы победили галатов, которые взяли Рим6; они напали на галатов на возвратном пути последних в стране сабинян и отняли у них как добычу против их воли все, что римляне добровольно отдали им. Кроме того, они дали приют всем бежавшим к ним из Рима и спасли вечный огонь вместе с жрицами Весты. Римляне, по-видимому, по вине плохих тогдашних своих правителей не вспомнили с достаточной благодарностью оказанную им услугу. Они, правда, даровали керетанцам гражданские права, но не включили их в число граждан и даже изгоняли всех других лиц, не имевших «исономии»7, записывая их в «списки керетанцев»8. У греков же этот город прославился мужеством и справедливостью его жителей. Действительно, они не только воздерживались от пиратства, хотя город был весьма могущественным, но даже посвятили в Пифо9так называемое «сокровище агиллейцев»10. Ибо современная Керея прежде называлась Агиллой и, как говорят, была основана пеласгами, прибывшими из Фессалии. Когда же те лидийцы, которые переменили свое имя на тирренцев, выступили походом на агиллейцев, один из них подошел к городской стене и спросил имя города; тогда один из фессалийцев, находившихся на стене, вместо ответа обратился к нему с приветствием: «Хэре»11. Тирренцы приняли это за хорошее предзнаменование и переименовали взятый город таким образом. Этот город, некогда столь блестящий и славный, теперь сохранил только следы былого величия; соседние горячие источники, называющиеся керетанскими12, имеют больше населения, чем он, потому что много народа съезжается туда для лечения13.

4. Что касается пеласгов, то почти все согласны, что какое-то древнее племя этого имени распространилось по всей Греции, особенно же между эолийцами в Фессалии. Эфор же (по его словам) полагает, что они, будучи C. 221первоначально аркадцами, избрали жизнь воинов и, обращая многих других к тому же образу жизни, всем передавали свое имя и весьма прославились среди греков и всех прочих народов, с которыми только им не приходилось общаться. И действительно, они были также поселенцами на Крите, как говорит Гомер. Во всяком случае Одиссей говорит Пенелопе:

Разные слышатся там языки: там находишь ахеян,

С первоплеменной породой воинственных критян; кидоны

Там14обитают, дорийцы кудрявые, племя пеласгов.

(Од. XIX, 175)

И Фессалия (между устьем Пенея и Фермопилами до горной страны на Пинде) называется пеласгическим Аргосом, потому что некогда пеласги с. 208 владели этой страной. Также и Додонского Зевса сам поэт называет пеласгическим:

Зевс пеласгийский, владыка, додонский.

(Ил. XVI, 233)

Многие называли эпирские племена пеласгическими, предполагая, что пеласги распространили свою власть даже до этих пределов. И так как многих героев называли именем пеласгов, то люди позднейших времен дали по этим героям имя многим народностям. Так, например, они назвали Лесбос Пеласгией и Гомер называет соседей киликийцев в Троаде пеласгами:

Гиппофоой предводил племена копьеборных пеласгов

Тех, что в Лариссе бургистой, по тучным полям обитали.

(Ил. II, 840)

Но известие о том, что это племя произошло из Аркадии, Эфор почерпнул из Гесиода. Ведь Гесиод говорит:

И сыновей породил Ликаон богоравный,

Его же некогда зачал Пеласг…

(Неизвестное место)

Кроме того, Эсхил в «Умоляющих»15или в «Данаидах»16выводит их происхождение из Аргоса, что около Микен. По сообщению Эфора, Пелопоннес назывался Пеласгией17. Еврипид в «Архелае»18также говорит, что:

Отец пятидесяти дочерей Данай,

Прибывши в Аргос, основал Инаха град,

И всем, пеласгов имя прежде кто носил,

Данаев прозвище велел в Элладе взять.

(Фрг. 228, Наук)

Далее, Антиклид рассказывает, что пеласги первыми заселили области около Лемноса и Имброса, и, действительно, часть их во главе с Тирреном, сыном Атиса, переправилась в Италию. И составители «Истории Атфиды»19сообщают также о пребывании пеласгов в Афинах20; но так как это было кочевое племя, которое подобно птицам перелетало куда попало, то жители Аттики называли их «пеларгами»21.

C. 2225. Наибольшая длина Тиррении (как говорят, это береговая полоса от Луны до Остии) составляет приблизительно 2500 стадий, а ее ширина вблизи гор меньше половины длины. Именно от Луны до Писы больше 400 стадий; оттуда до Волатерр — 280, затем отсюда до Популония — 270; от Популония до Косы — почти 800, а по другим — только 600. Однако Полибий неправильно утверждает, что все расстояние22не составляет 1330 стадий. Из этих поселений первое — город и гавань Луна. Греки называют город и гавань «Гаванью Селены». Город невелик, а гавань весьма обширная и красивая (так как она заключает в себе несколько гаваней — все глубоководные у самого берега), какой только может быть морская база с. 209 народа, господствовавшего на таком большом море столь долгое время. Гавань окружена высокими горами, откуда можно обозревать открытое море, Сардон и большую часть побережья по обеим сторонам. Здесь находится так много каменоломен белого и пестрого голубовато-серого мрамора (добываются плиты и колонны из цельного камня) и столь высокого качества, что большинство замечательных произведений искусства23в Риме и прочих городах сделаны из материала, добытого здесь. Действительно, камень легко вывозить, так как каменоломни расположены над морем поблизости, а с моря груз поднимается по Тибру и подвозится в Рим. Из Тиррении большей частью доставляют для постройки домов лесоматериалы в виде прямых и очень длинных бревен, так как их можно сплавлять прямо с гор по реке. Между Луной и Писой течет река Макра, которую многие историки принимают за границу Тиррении и Лигурии. Пису основали писаты, жившие в Пелопоннесе, которые во главе с Нестором совершили поход на Илион и, возвращаясь, заблудились и попали одни в Метапонтий, другие — в Писанскую область, хотя всех их называли пилосцами. Писа расположена между двумя реками — Арном и Аусаром — у самого их слияния. Первый многоводен и течет из Арреция, но не одним потоком, а разделившись на 3 рукава; последний же — с Апеннинских гор. Слившись в один поток эти реки от взаимного столкновения так высоко поднимают друг друга, что двое людей, стоя на их противоположных берегах, не могут даже видеть друг друга. Поэтому плавание вверх по реке от моря неизбежно встречает большие трудности. Длина этого плавания около 20 стадий. Передают мифический рассказ о том, что, когда эти реки начали стекать с гор, местные жители запрудили их течение, боясь, как бы они, слившись в один поток, не затопили страну. Реки же обещали не производить C. 223наводнения и сдержали свое обещание. Город Писа, по-видимому, некогда процветал и даже небезызвестен благодаря плодородию, каменоломням и корабельному лесу. В древности писаты пользовались этим лесом для защиты против опасностей, грозивших с моря (ибо они были воинственнее тирренцев, и лигуры, их дурные соседи с фланга, возбуждали их воинственный пыл); теперь же лесные материалы идут большей частью на постройки в Риме и в загородных имениях, где возводятся строения, по роскоши подобные персидским дворцам.

6. Область волатерранцев омывается морем, а сам город лежит в глубоком ущелье, на высоком, отвесном со всех сторон холме; на плоской вершине этого холма возведены стены города, причем от основания холма до вершины идет крутой и тяжелый подъем на расстоянии 15 стадий. Сюда собрались некоторые тирренцы и проскрибированные Суллой. С четырьмя легионами24они выдержали там двухгодичную осаду и тогда только, заключив соглашение, покинули это место. Что касается Популония, то он построен на высоком мысе, круто спускающемся к морю в виде полуострова. Он также выдержал осаду около того же времени. Теперь весь этот городок совершенно заброшен, кроме храмов и нескольких жилых домов. Более значительное поселение имеет корабельная стоянка, где есть с. 210 маленькая гавань и 2 корабельные верфи у подошвы горы. И я думаю, что из всех старинных тирренских городов только один этот город расположен на самом море. Причина в том, что побережье лишено гаваней. Поэтому основатели городов или совершенно избегали моря, или же выставляли впереди укрепления со стороны моря, чтобы эти города не оказались (как незащищенные) легкой добычей для нападения с моря. Под мысом находится наблюдательный пункт за ходом тунцов. Смотря вниз из города, можно издали, хотя и с трудом, различить Сардон и ближе Кирн, который лежит приблизительно в 60 стадиях от Сардона. Гораздо лучше Кирна виден остров Эфалия, который ближе к материку, так как расположен от него почти в 300 стадиях и на таком же расстоянии от Кирна. Это местечко является самым удобным пунктом для переправы на 3 вышеупомянутых острова. Я сам видел их (когда мне пришлось подниматься к Популонию), а также несколько покинутых рудников в окрестностях. Я видел рабочих, которые обрабатывали железо, привозимое из Эфалии, потому что железо нельзя путем отжига в печах на острове превратить в однородную массу, и его прямо из рудников везут на материк. Однако остров замечателен и C. 224тем, что здесь уже истощенные рудники с течением времени снова наполняются рудой25, как это, говорят, происходит с каменными пластами на Родосе, с мраморной скалой на Паросе и с упоминаемыми Клитархом залежами каменной соли в Индии. Таким образом, Эратосфен неправильно утверждает, что с материка не видно ни Кирна, ни Сардона; Артемидор также неправ, говоря, что оба острова лежат в открытом море в 1200 стадиях. Действительно, если кто-нибудь другой и мог их видеть, то для меня это было невозможно с такого большого расстояния, откуда их можно было ясно различить, особенно Кирн. На Эфалии есть гавань Аргоос, как говорят, названная по имени корабля Арго. Ведь в эту гавань приплыл Иасон в поисках местопребывания Кирки, потому что Медея захотела повидать богиню. Кроме того, еще и теперь на берегу острова остались пестрые камешки от застывших оскребков масляных капель, которые аргонавты соскабливали с себя. Такие мифические истории служат доказательством моего утверждения, что Гомер не все сам измышлял; но часто, слушая множество подобных историй, обычно в своем рассказе увеличивал расстояния и переносил действие в более отдаленную местность. И подобно тому как он перенес своего Одиссея в океан, он перебросил туда и Иасона, так как и последнему пришлось испытать скитания, как Одиссею и Менелаю26. Таково мое описание Эфалии.

7. Кирн римляне называют Корсикой. Образ жизни на острове отсталый, потому что остров каменистый и большей частью совершенно непроходим, так что обитатели гор, живущие разбоем, свирепее диких зверей. Во всяком случае всякий раз как римские полководцы выступали на них походом и, внезапно напав на их укрепления, захватывали в плен много людей, можно было видеть в Риме и дивиться на этих рабов, как сильно проявляется у них звериная и скотская натура. Ведь они вовсе не выносят жизни в неволе, а если и живут, то так раздражают купивших их своей с. 211 бесчувственностью и тупостью, что те, хотя и заплатили за них ничтожную цену, все же раскаиваются в этой затрате. Однако на острове есть несколько обитаемых частей и кое-где маленькие городки: Блесинон, Харак, Эниконии и Вапанес27. Длину острова Хорограф28считает равной 160 римским милям, а ширину — 70. Длина Сардона 220 миль, ширина же 98. Согласно другим писателям, окружность Кирна составляет около 3200 стадий, а Сардона — почти 4000. Большая часть Сардона скалистая, и в ней неспокойно, хотя много земли, богатой всякими плодами, в особенности же хлебом. C. 225Городов на острове несколько, но достойны упоминания из них только Каралис и Сульхи. Однако высоким качествам этой местности противостоят и большие недостатки, так как летом остров вреден для здоровья, особенно же в плодородных областях. Как раз эти самые области постоянно опустошают горные жители, которых зовут диагесбами; прежде они назывались иолаями. Ведь Иолай, по преданию, прибыл сюда с несколькими сыновьями Геракла и поселился вместе с варварами, владевшими островом (это были тирренцы). Впоследствии финикийцы из Карфагена покорили остров и воевали вместе с ними против римлян. После поражения финикийцев все жители острова подчинились римлянам. Горные жители составляют 4 племени: параты, соссинаты, балары и акониты, живущие в пещерах. Хотя у них и есть некоторое количество земли, годной для посева, но они даже и ее засевают небрежно; они грабят поля земледельцев, не только тех, что живут на острове, но и поля на материке, в особенности же писатов, к которым они переправляются морем. Посылаемые на остров римские преторы иногда оказывают горцам сопротивление, но иной раз отказываются от него, когда невыгодно постоянно содержать войско в нездоровой местности. Тогда они применяют некоторые военные хитрости. Так, например, заметив известный обычай варваров, которые справляют праздник в течение нескольких дней после угона добычи, римляне нападают на них в это время и захватывают много пленных. На Сардоне водятся бараны, покрытые козьим волосом вместо шерсти, под названием «мусмоны»29; из их шкур жители изготовляют панцири. Там в ходу легкий кожаный щит и кинжал.

8. Со всего побережья между Популонием и Писой острова видны достаточно ясно. Все 3 острова продолговаты и лежат почти параллельно по направлению на юг и к Ливии. Тем не менее Эфалия значительно уступает по величине остальным. Самый короткий переезд из Ливии в Сардон, по словам Хорографа, составляет 300 миль30. После Популония идет город Коссы, слегка лишь возвышающийся над морем. В глубине залива находится высокий холм, на котором расположено поселение. У подножья холма лежит Гавань Геракла; вблизи него лиман, и возле мыса, что над заливом, находится пункт наблюдения за ходом тунца. Ведь тунцы следуют вдоль берега не только за морским желудем31, но и за багрянкой32, начиная ход из Внешнего моря и даже до Сицилии. Если плыть от Коссов к Остии, то на пути лежат маленькие городки: Грависки, Пирги, Альсий и Фрегена. C. 226До Грависк 300 стадий, и на середине пути находится место под названием с. 212 Регис Вилла. Рассказывают, что некогда это был дворец пеласга Малея, который, как говорят, владел этой местностью, но вместе с жившими там пеласгами отправился в Афины. К этому племени принадлежат также пеласги, которые теперь владеют Агиллой33. От Грависк до Пирг расстояние немного меньше 180 стадий. Это — корабельная стоянка керетанцев, в 30 стадиях от города. В Пиргах есть святилище Илифии, основанное пеласгами, которое некогда было богатым. Дионисий, тиран сицилийцев, разграбил его во время своего похода на Кирн. От Пирг до Остии 260 стадий. Между этими городами находятся Альсий и Фрегена. Таково мое описание тирренского побережья.

9. Сверх упомянутых городов, в центре страны находятся города Арреций, Перусия, Вольсинии и Сутрий. А кроме этих последних, еще много маленьких городков: Блера, Ферентин, Фалерии, Фалиск, Непета, Статония и другие. Некоторые из них еще с самого начала объединились в союз, другие же были колонизованы римлянами или покорены, как Вейи, которые нередко воевали с ними, как и Фидены. Некоторые, однако, называют фалериев не тирренцами, а фалисками, особым племенем. Другие же считают Фалиск городом с особым языком. Наконец, третьи называют Фалиском город Эквум Фалискум, расположенный на Фламиниевой дороге между Окриклами и Римом34. У подошвы горы Соракте лежит город Ферония, одноименный некоей местной богине, весьма чтимой окрестными жителями. В ее священном участке на этом месте справляют удивительные священные обряды. Ибо одержимые этой богиней босыми ногами проходят, не испытывая боли, по большим кучам раскаленных углей и золы35. Множество народа собирается сюда как на празднества, отмечаемые ежегодно, так и ради упомянутого зрелища. Дальше всего внутри страны в горах расположен Арреций. От Рима он находится в 1200 стадиях, а Клусий — в 800 стадиях. Поблизости от этих городов лежит и Перусия. Процветанию этой страны содействует много больших озер, так как они судоходны и дают пищу множеству рыбы и болотной птицы. Камыш, папирус и много палочника36доставляется в Рим вниз по рекам, которые вытекают из озер вплоть до Тибра. К числу этих озер принадлежат Киминийское озеро, озеро около Вольсиний, озеро вблизи Клусия и ближайшее к Риму и морю озеро Сабата. Самое дальнее озеро, лежащее у Арреция, — Трасуменна; около него находятся проходы для войска из Кельтики37в Тиррению, через которые прошел Ганнибал38. Этих проходов 2: этот и тот, что у Аримина через Омбрику. Проход у Аримина, правда, удобнее, потому что горы C. 227здесь значительно снижаются. Так как эти проходы тщательно охранялись, Ганнибал был принужден выбрать более трудный, тем не менее он овладел им, одержав победу над Фламинием в больших сражениях. Тиррения очень богата горячими источниками, и благодаря тому что они находятся поблизости от Рима, население этих мест не менее многочисленно, чем у источников в Байях, которые наиболее известны из всех39.

10. Рядом с Тирренией с восточной стороны лежит Омбрика. От Апеннин она простирается еще дальше, вплоть до Адриатического моря. Ведь с. 213 омбрики занимают, начиная от Равенны, ближайшую область, а также следующие местности: Сарсину, Аримин, Сену, Камарин40. Там есть также река Эсис, гора Кингул, Сентин, река Метавр и Святилище Фортуны41. Дело в том, что в этой местности проходит граница прежней Италии и Кельтики, т. е. часть ее у Адриатического моря, хотя правители нередко ее изменяли. Сначала они считали границей Эсис, а затем — опять Рубикон. Река Эсис течет между Анконой и Сеной, а Рубикон — между Аримином и Равенной, и обе они впадают в Адриатическое море. В настоящее время, когда вся страна вплоть до Альп объявлена Италией, следует отказаться от этих границ. Тем не менее все согласны с тем, что Омбрика сама по себе простирается до Равенны, потому что эта народность обитает в Равенне. От Равенны до Аримина, как говорят, около 300 стадий, а если ехать из Аримина в Рим по Фламиниевой дороге через Омбрику, то весь путь до Окрикл и Тибра составит 1350 стадий. Это — длина Омбрики, а ширина неодинакова. Достойны упоминания следующие города по эту сторону Апеннинских гор. Во-первых, на самой Фламиниевой дороге Окриклы на Тибре, Ларолон и Нарна, через которую протекает река Нар, впадающая в Тибр немного выше Окрикл, судоходная только для небольших судов. Затем идут Карсулы и Мевания, мимо которой протекает река Теней. По этой реке также спускают в Тибр на меньшего размера судах товары с равнины. Есть здесь и другие места, где население скопилось скорее из-за того, что они расположены на самой проезжей дороге, чем в силу гражданского объединения. Это Форум Фламиниум, Нукерия, где изготовляют деревянные жбаны, и Форум Семпрониум. Если ехать из Окрикл к Аримину, то на правой стороне дороги будут Интерамна, Сполеций, Эсий и Камерт на самих горах, которые являются границей Пикентинской области. На другой же стороне находятся Америя, Тудер, хорошо укрепленный город, и Игувий; C. 228последний уже вблизи перевала через гору. Вся страна омбриков отличается плодородием, хотя несколько гориста и кормит свое население больше полбой, чем пшеницей. Гориста и страна сабинян, граничащая с этой местностью. Она лежит вдоль Омбрики таким же образом, как Омбрика расположена вдоль Тиррении. И все части страны латинов вблизи этих частей Омбрики и Тиррении, а также Апеннинских гор несколько суровы. Оба племени живут от Тибра и Тиррении до Апеннинских гор, которые заходят несколько вкось у Адриатического моря в глубь страны. Омбрика же тянется, как я уже сказал42, за горы до Адриатического моря. Относительно омбриков я сказал достаточно.

III

1. Сабиняне населяют узкую область, которая простирается в длину на 1000 стадий от Тибра и маленького городка Номента до области вестинов. Городов у них немного, да и те, что есть, пришли в упадок от постоянных войн. Это — Амитерн и Реате, около которого находятся селение с. 214 Интерокреа и холодные источники в Котилиях, воду которых пьют, а купаясь в них, лечат болезни. Сабинянам принадлежат также Форулы — скала, от природы приспособленная скорее чтобы устраивать там восстания, чем для мирной жизни. Курис теперь — только маленькая деревушка, а некогда значительный город, откуда происходили римские цари Тит Таций и Нума Помпилий. Отсюда и народные римские ораторы, обращаясь к римлянам, называют их куритами1. Требулу, Эрет и другие подобные места, пожалуй, следует скорее считать селениями, чем городами. По всей сабинской стране особенно возделываются маслина и виноград и добывается много желудей. Страна весьма пригодна для разведения всевозможного домашнего скота и в особенности славится удивительной породой реатинских мулов. Вообще же вся Италия — это лучшая кормилица для молодняка домашних животных и плодов [земли], однако разные виды их имеют преимущество в разных областях. Сабиняне являются древнейшей народностью и исконными жителями страны. Пикентинцы и самниты — колонисты сабинян, луканы — самнитов, а бреттии — луканов. Древний облик сабинян можно считать доказательством их храбрости и других доблестей, благодаря которым они удержались до настоящего времени2. Историк Фабий говорит, что римляне только тогда впервые ясно осознали свое богатство, когда стали владыками этого племени. Через их страну проходит Салариева дорога, правда недлинная; с ней соединяется и Номентанская — у Эрета3, селения сабинской страны, лежащего за Тибром; дорога эта как раз начинается за Коллинскими воротами.

2. Дальше идет Лациум, где лежит город римлян, включающий теперь много городов, прежде не принадлежавших к Латинской области. Действительно, эки4, вольски, герники, аборигены, жившие около самого Рима, и C. 229рутулы, которые владели древней Ардеей, а также другие большие или меньшие племенные объединения окружали римлян, когда впервые было положено основание городу. Некоторые из этих объединений, пользуясь независимостью, жили по отдельным селениям и не принадлежали ни к какому общему племени. По преданию, Эней со своим отцом Анхизом и сыном Асканием прибыли в Лаврент, который находился поблизости от Остий и берега Тибра, и основал несколько выше моря город на небольшом расстоянии, приблизительно в 24 стадиях, от моря. Латин, царь аборигенов (которые жили в той местности, где теперь расположен Рим), пришел к Энею и заключил с ним и его спутниками союз против соседних рутулов, владевших Ардеей (от Ардеи до Рима 160 стадий). Одержав победу над врагами, Латин основал неподалеку город, назвав его именем своей дочери Лавинии. Когда рутулы снова начали войну, Латин пал в бою, а Эней победил и, став царем, назвал своих подвластных латинами. После кончины Энея и его отца, Асканий основал Альбу на Албанской горе (на одинаковом расстоянии от Рима, как и Ардея). Здесь римляне вместе с латинами, т. е. все высшие магистраты, собравшись вместе, принесли жертву Зевсу. Затем они назначили правителем города на время жертвоприношения молодого человека из знати. Спустя 400 лет с. 215 рассказывают отчасти мифические, отчасти более достоверные истории об Амоллии5и его брате Нумиторе. Оба брата получили власть над Альбой, простиравшейся до Тибра, от потомков Аскания. Однако младший брат Амоллий отстранил старшего и стал править единолично. У Нумитора были сын и дочь. Амоллий изменнически убил сына на охоте, а дочь сделал жрицей Весты, чтобы она, храня вечную девственность, осталась бездетной. Ее называют Реей Сильвией. Затем, обнаружив, что она лишилась невинности, так как у нее родились близнецы, царь в угоду брату велел заключить ее в темницу, вместо того чтобы убить молодую женщину, а близнецов по отцовскому обычаю выбросить на берег Тибра. Миф утверждает, что дети родились от Ареса и что люди видели, как их, выброшенных на берег, кормила волчица. Некий Фаустул, один из окрестных свинопасов, взял их якобы к себе на воспитание (нужно думать, что это был человек знатный, один из подвластных Амоллия, который взялся воспитывать детей); одного из близнецов он назвал Ромулом, другого — Ромом6. Возмужав, они напали на Амоллия и его сыновей. После гибели последних власть перешла к Нумитору, а братья-близнецы возвратились домой и основали C. 230Рим в местности, определенной не столько выбором, сколько необходимостью7. Действительно, эта местность не была от природы хорошо защищена, и в окрестностях не было столько годной земли, сколько нужно для города, и даже не хватало населения, которое могло бы там жить. Ведь обитавшие там люди жили сами по себе (хотя их территория почти что касалась стен строящегося города) и не особенно заботились об албанцах. Это были Коллация, Антемны, Фидены, Лабик и другие, тогда маленькие [албанские] городки, а теперь селения или владения частных граждан в 30 стадиях или немного больше от Рима. Во всяком случае между 5-м и 6-м камнем, обозначающим мили от Рима, находится местность под названием Фесты. Эту последнюю считают границей тогдашней римской области. Здесь и в некоторых других местах, как в бывших пограничных пунктах, в один и тот же день жрецы8совершают жертвоприношение, которое называется «Амбарвия»9. Во время основания города между братьями возникла ссора, причем Рем, как говорят, был убит10. Закончив постройку города, Ромул стал туда собирать окрестный людской сброд; он превратил в «убежище»11священный участок между кремлем и Капитолием и объявил гражданами всех соседей, сбежавшихся туда ради убежища. Но так как Ромул не получил права взаимных браков для своих граждан, то он учредил одно конское состязание, посвященное Посидону, которое устраивается еще и теперь. Когда народ собрался во множестве (главным образом сабиняне), он приказал всем, кто хотел вступить в брак, похитить девушек, пришедших на состязание. Тит Таций, царь куритов, сначала хотел отомстить12с оружием в руках за оскорбление, но затем вступил в соглашение с Ромулом при условии общности власти и государства. После того как Таций был изменнически убит в Лавинии, Ромул с согласия куритов стал царствовать один. После Ромула власть наследовал Нума Помпилий, согражданин Тация, получив ее от добровольно с. 216 подчинившихся ему подвластных. Это наиболее достоверный рассказ об основании Рима.

3. Но есть еще другое, более древнее сказочного характера предание, гласящее, что Рим был аркадской колонией, основанной Евандром. Последний оказал гостеприимство Гераклу, когда тот гнал быков Гериона. Узнав от матери Никостраты (а она была сведущей в искусстве прорицания), что Гераклу суждено по совершении подвигов стать богом, он сообщил об этом Гераклу, посвятил ему участок и принес жертву по греческому обряду, который еще и теперь сохраняется в честь Геракла. Келий13, римский историк, считает это доказательством того, что Рим основали греки: в Риме совершается унаследованное от предков жертвоприношение Гераклу по греческому обряду. Римляне почитают и мать Евандра, признавая ее одной из нимф, хотя ее имя у них изменено в Карменту14.

C. 2314. Первоначально латинов было немного, и большинство их не обращало внимания на римлян. Впоследствии, однако, пораженные доблестью Ромула и следовавших за ним царей, они все подчинились им. После же покорения эквов, вольсков и герников и еще раньше рутулов и аборигенов (кроме них, некоторых реков, аргирусков15и префернов) вся область этих племен получила название Лациум. Вольскам принадлежала соседняя с Лациумом Поментинская равнина и город Апиола, который разрушил Тарквиний Приск. Эквы живут по соседству с куритами, и их города также разрушил Тарквиний Приск. Сын его взял Суессу, главный город вольсков. Герники жили поблизости от Ланувия, Альбы и самого Рима. Неподалеку находились Арикия, Теллены и Анций. Албанцы жили вначале в согласии с римлянами, так как говорили на одном языке и были латинами; хотя каждое племя управлялось особым царем и жило отдельно, тем не менее между ними существовали взаимные браки, а также общие жертвоприношения в Альбе и другие гражданские права и обязанности. Впоследствии, однако, когда у них началась война, Альба была разрушена, кроме храма, а албанцы признаны римскими гражданами. Из прочих соседних городов одни подверглись разрушению, другие — непокорные — были покорены, а некоторые даже усилились из-за своего благосклонного отношения к римлянам. Теперь побережье от Остий до города Синуессы называется Лациумом; прежде оно простиралось только до Киркея. В прежние времена Лациум охватывал небольшую часть внутренней области, а впоследствии распространился даже до Кампании и области самнитов, пелигнов и других народностей, населяющих Апеннины.

5. Весь Лациум — благодатный край, богатый всевозможными плодами, кроме немногих местностей на побережье, которые болотисты и нездоровы (например, область ардейцев, область между Анцием и Ланувием до Поментинской равнины и некоторые местности в области Сетии и окрестностях Тарракины и Киркея), или некоторых горных и каменистых областей. Впрочем, даже и последние не совсем бесплодны и бесполезны, а имеют тучные пастбища, леса и дают некоторые плоды, растущие на болотистой и каменистой почве. На равнине Кекуб, хотя и болотистой, растет с. 217 виноградная лоза, дающая лучшее вино, так называемая «древесная лоза»16. Приморские города латинов — это Остии, город без гавани из-за наносов Тибра, наполняемого водой от множества рек. Поэтому купеческие C. 232корабли с великой опасностью бросают якорь в открытом море. Однако стремление к наживе все побеждает. Действительно, множество вспомогательных гребных судов, принимающих и доставляющих грузы, дает возможность кораблям быстро отплыть назад, прежде чем их захватит река, или же частично облегченные от груза суда входят в Тибр и поднимаются до самого Рима на 190 стадий. Остии основал Анк Марций. Таков этот город. Дальше идет Анций, также город без гавани. Он построен на скалах и находится от Остий приблизительно в 260 стадиях. Теперь он предоставлен в качестве тихого места отдыха правителям, когда у них выдается свободное время от государственных дел, поэтому в городе построено множество роскошных домов. Прежде у жителей Анция были корабли и они вместе с тирренцами занимались морским разбоем, хотя и находились уже под властью римлян. Поэтому уже в прежние времена Александр послал в Рим послов с жалобой на это; впоследствии Деметрий17отослал римлянам захваченных пиратов и велел передать, что хотя он оказывает им любезность, возвращая пленных ради родства римлян с греками, но все же считает недостойным, чтобы люди, владеющие Италией, высылали шайки пиратов или сооружали на форуме святилище Диоскуров, почитая тех, кого все называют спасителями, и в то же время посылали в Грецию людей разорять отечество Диоскуров. Тогда римляне запретили антийцам этот промысел. В середине между этими двумя городами лежит Лавиний, где находится общее для всех латинов святилище Афродиты. Попечение о нем имеют ардейцы через особых служителей. Затем следует Лаврент. Над этими городами расположена Ардея, поселение рутулов, в 70 стадиях от моря в глубь страны. Поблизостиот Ардеи есть также храм Афродиты, где латины справляют всенародные праздники. Самниты разорили эту местность, и хотя сохранились только остатки городов, но и они стали знамениты пребыванием Энея и священными обрядами (по преданию) тех времен.

6. После Анция, в 290 стадиях, возвышается гора Киркей, окруженная морем и болотами как остров. Утверждают, что гора эта богата кореньями, потому, быть может, ее связывают с мифом о Кирке18. На горе находится городок с храмом Кирки и алтарем Афины. Там показывают какую-то чашу, как говорят, принадлежавшую Одиссею. Между Анцием и Киркеем протекает река Стора, и на ней есть якорная стоянка. Затем идет побережье, обращенное на юго-запад, где нет гаваней, кроме маленькой гавани у самого Киркея. Над этим побережьем в глубине страны лежит Поментинская равнина. C. 233Смежную с этой равниной страну прежде населяли авсоны, которые владели и Кампанией. После них идут оски, которым также принадлежала часть Кампании. В настоящее время, как я сказал19, вся эта область вплоть до Синуессы принадлежит латинам. Нечто странное произошло с племенем осков и авсонов: хотя оски исчезли, их язык все-таки сохраняется у римлян, с. 218 так что даже поэмы на их языке ставятся на сцене во время старинных праздничных состязании и исполняются как мимы20; хотя авсоны никогда не жили на Сицилийском море, это море называется Авсонским. Далее идет, в 100 стадиях от Киркея, Тарракина, которая прежде называлась Трахиной по ее тогдашнему состоянию21. Перед ней лежит большое болото, образуемое двумя реками. Большая река называется Авфидом22. Здесь Аппиева дорога, проложенная от Рима до Брентесия и наиболее часто посещаемая путешественниками, впервые соприкасается с морем. Из приморских городов она доходит только до Тарракины и следующих за ней Формий, Минтурн и Синуессы и самых отдаленных — Таранта и Брентесия. Поблизости от Тарракины, если идти по направлению к Риму, вдоль Аппиевой дороги проведен канал, во многих местах наполняющийся водой из болот и речушек. Плавают по каналу большей частью ночью, так что сев на барку вечером, рано утром можно сойти с нее и продолжать остальной путь по суше; впрочем, плавание происходит и днем. Тянут барки мулы. Далее идут Формии, лаконская колония, прежде называвшаяся Гормиями из-за хорошей якорной стоянки23. Лаконцы также дали название Кайеты заливу между Тарракиной и Формиями, потому что «кайетами» они называют всякие углубления24. Некоторые, впрочем, утверждают, что этот залив назван по имени кормилицы Энея25. Длина залива от Тарракины до одноименного мыса 100 стадий. Здесь есть открытые пещеры огромной величины, в которых находятся большие и роскошные жилища. Отсюда до Формий 40 стадий. Между Формиями и Синуессой расположены Минтурны, приблизительно в 80 стадиях от обоих городов. Через Минтурны протекает река Лирис, прежде называвшаяся Кланис. Она течет из внутренней части страны с Апеннинских гор и из области вестинов, мимо селения Фрегеллы (прежде это был знаменитый город) и изливается в лежащую под городом священную рощу, весьма почитаемую жителями Минтурн. Ввиду пещер в открытом море находятся 2 острова — Пандатерия и Понтия (хотя и маленькие, но густо населенные) — на недалеком расстоянии друг от друга, от материка же в 250 стадиях. К Кайетскому заливу примыкает равнина Кекуб, а к последней — Фунды — город, лежащий на C. 234Аппиевой дороге. Все эти местности весьма богаты хорошим вином, в особенности известны кекубское, фунданское и сетинское вина, равно как фалернское, албанское, статанское. Синуесса расположена в Кайетском заливе, отчего происходит и ее имя («синус» — значит «залив»). Недалеко от Синуессы есть горячие купанья, прекрасно действующие при некоторых заболеваниях26. Это приморские города латинов.

7. В глубине страны первый город над Остиями — это Рим, и к тому же единственный на Тибре. Как я уже сказал выше27об этом городе, он был основан по необходимости, а не по выбору. Здесь следует добавить, что даже те, кто впоследствии пристраивал новые части города, не были властны выбрать лучшие участки, а должны были рабски приспособляться к уже существующему. Первые основатели обвели стеной Капитолий, Палатин и Квиринальский холм, который был так легко с. 219 доступен для посторонних, что Тит Таций взял его приступом, когда пришел отомстить за похищение девушек28. Анк Марций присоединил гору Келий, гору Авентин и равнину между ними, которые были отделены друг от друга и от обведенных уже стеной частей города; но он сделал это в силу необходимости. Действительно, прежде всего неблагоразумно было оставлять за стенами так хорошо укрепленные от природы холмы в качестве бастионов всякому желающему, с другой стороны, он не мог заполнить [строениями] все пространство до Квиринальского холма. Сервий устранил этот недостаток; он достроил город, присоединив к нему Эсквилинский холм и Виминал. Но и эти холмы были легко доступны для нападения извне. Поэтому римляне вырыли глубокий ров, отбросили землю во внутреннюю сторону рва и возвели насыпь длиной около 6 стадий по внутреннему краю рва, построив на ней стену и башни от Коллинских ворот до Эсквилинских. Под серединой насыпи находятся третьи ворота, одноименные с Виминальским холмом. Таковы городские укрепления, хотя имеется нужда и во второй линии укреплений. Мне кажется, первыми основателями города руководило одинаковое соображение как в собственных интересах, так и в интересах потомства: римлянам подобает ожидать безопасности и прочего благополучия не от укреплений города, а от мощи своего оружия и собственной доблести; они полагали, что не стены защищают людей, а, наоборот, люди защищают стены. Так как первоначально обширные и плодородные земли в окрестностях Рима принадлежали другим29, а городская территория легко подвергалась нападениям, то местоположение города, C. 235дарованное судьбой, вовсе не сулило в будущем счастья. Но когда своим мужеством и трудами римляне сделали эту землю своим владением, тогда в их распоряжении оказалось богатство, превышающее всякие естественные преимущества. Выросший вследствие этого скопления благ город обладает достаточным запасом пищи, лесных материалов и камня для строительства домов, которое продолжается непрерывно из-за обвалов, пожаров и перепродажи домов (последнее имеет место постоянно); действительно, перепродажа — это, так сказать, намеренное разрушение жилища, потому что покупатели ломают одни дома и возводят другие по своему вкусу30. Непостижимое количество материалов для этого строительства доставляет множество каменоломен, леса и реки, по которым сплавляют эти материалы; это прежде всего Анион, текущий из Альбы (латинский город вблизи области марсов) через долину ниже Альбы до слияния с Тибром; затем Нар и Теней — реки, текущие через Омбрику и впадающие в тот же Тибр; через Тиррению и область Клусия течет Кланис. Август Цезарь принял меры против бедствий в городе: в помощь против пожаров он приспособил отряд из вольноотпущенников31, а для предотвращения обвалов ограничил высоту новых зданий и запретил постройку домов на общественных улицах высотой в 70 футов. Впрочем, восстановление зданий прекратилось бы, если бы было недостаточно каменоломен, леса и легких средств перевозки водным путем.

с. 220 8. Эти выгоды приносит городу природа. Римляне же прибавили к ним другие преимущества благодаря собственной предусмотрительности. Действительно, если считалось, что греки при основании городов особенно удачно достигали цели стремлением к красоте, неприступности, наличию гаваней и плодородной почвы, то римляне как раз заботились о том, на что греки не обращали внимания: о постройке дорог, водопроводов, клоак, по которым городские нечистоты можно спускать в Тибр. Они построили также дороги по стране, срывая холмы и устраивая насыпи в лощинах, так что их повозки могут принимать грузы купеческих судов. Клоаки, выведенные сводом из плотно пригнанных камней, оставляют даже достаточно пространства для проезда возов с сеном. Водопроводы подают такое огромное количество воды, что через город и по клоакам текут настоящие реки. Почти в каждом доме есть цистерны, водопроводные трубы и обильные водой фонтаны. Обо всем этом больше всего заботился сам Марк Агриппа, который также украсил город множеством других роскошных C. 236сооружений. Вообще древние римляне, занятые другими важнейшими и более необходимыми делами, мало внимания обращали на красоту Рима. Напротив, люди более позднего времени, особенно теперешние и мои современники, не отстали в этом отношении и украсили город множеством прекрасных сооружений. Действительно, Помпей, Божественный Цезарь, Август, его сыновья, друзья32, супруга и сестра превзошли всех остальных, не щадя усилий и расходов на строительство. Большая часть этих сооружений находится на Марсовом поле, где к природной красе присоединяется еще красота, искусственно созданная. В самом деле, и величина поля вызывает изумление, так как, несмотря на столь большое число людей, которые играют в мяч, катают обруч или упражняются в борьбе, там все-таки одновременно остается место для беспрепятственного бега колесниц и всяких других конных упражнений. Затем окружающие Марсово поле произведения искусства, земля, круглый год покрытая зеленым газоном, и венки холмов над рекой, тянущихсядо ее русла, являют взору вид театральной декорации, все это представляет зрелище, от которого трудно оторваться. Близ этого поля лежит другое поле33, а кругом — множество портиков, парки, 3 театра, амфитеатр и пышные храмы, расположенные друг за другом, так что описание остального города, пожалуй, излишне. Поэтому римляне, считая это место наиболее священным, воздвигли там могильные памятники знаменитейших мужей и женщин. Самым замечательным памятником является так называемый Мавзолей34 — большая, на высоком фундаменте из белого мрамора могильная насыпь у самой реки, до вершины густо усаженная вечнозелеными деревьями. На вершине стоит бронзовая статуя Августа Цезаря. Под насыпью находятся гробницы его самого, родственников и близких. За Мавзолеем расположен большой парк с прелестными аллеями для прогулок. В середине поля находится стена — ограда места кремации Августа, также из белого мрамора35; стена эта окружена железной решеткой, а пространство внутри засажено черными тополями. Если пойдешь опять к старому форуму, то увидишь форумы, с. 221 расположенные параллельно один другому, базилики и храмы; увидишь также Капитолий и произведения искусства, находящиеся там, на Палатине и в садах Ливии, и легко забудешь обо всем, что лежит вне города. Таков Рим.

9. Что касается городов Лациума, то их положение можно определить в одних случаях по разным отличительным признакам, а в других — по наиболее известным дорогам, которые проложены по Лациуму, ибо эти города расположены или на этих дорогах, или вблизи, или между ними. Наиболее известные дороги: Аппиева, Латинская и Валериева. Аппиева C. 237дорога отделяет приморские части Лациума вплоть до Синуессы, Валериева дорога — части около Сабинской области до страны марсов; Латинская же дорога проходит между ними; она соединяется с Аппиевой дорогой у Касилина, города, лежащего в 90 стадиях от Капуи. Латинская дорога начинается от Аппиевой дороги, недалеко от Рима сворачивает налево и затем, пройдя через Тускуланскую гору между городом Тускулом и Албанской горой, спускается к городу Альгиду и к гостиницам Пиктов. Далее она соединяется с Лабиканской дорогой; последняя, как и Пренестинская дорога, начинается у Эсквилинских ворот, но оставляет Пренестинскую дорогу и Эсквилинскую равнину влево и проходит больше чем на 120 стадий, приближаясь к Лабику. Этот древний город лежал на высоком холме, но теперь разрушен. Она оставляет Тускул вправо и оканчивается у Пиктов и Латинской дороги. Это место находится в 210 стадиях от Рима. Затем следуют на самой Латинской дороге значительные поселения и города: Ферентин, Фрусинон (мимо которого протекает река Коса), Фабратерия (мимо которой течет Трер), Аквин (большой город, мимо которого течет большая река Мельпий), Интерамний (расположенный при слиянии двух рек — Лириса и другой) и, наконец, Касин (также значительный город), последний город Лациума; ведь так называемый Теан Сидицинский, который лежит за Касином, самим своим эпитетом показывает принадлежность к сидицинам. Последние — это оски, вымершее кампанское племя. Поэтому город можно считать кампанским, хотя это самый большой из городов на Латинской дороге, таковым можно считать и непосредственно следующий за ним город36каленов (также значительный), хотя он примыкает к Касилину.

10. По обеим сторонам Латинской дороги сначала направо расположены между ней и Аппиевой дорогой города Сетия и Сигния, производящие вино; первая — один из самых дорогих сортов, а последняя — самое лучшее закрепляющее средство для желудка, так называемое «сигнинское» вино. Дальше, перед Сигнией находятся Приверн, Кора, Суесса, а также Трапонтий, Велитры и Алетрий. Кроме этих, еще Фрегеллы, мимо которых протекает река Лирис. Устье его находится у Минтурн; теперь это простое селение, а некогда был значительный город, который властвовал прежде над многими, только что упомянутыми окрестными городами. Еще и теперь жители этих городов собираются во Фрегеллы на ярмарки и отправляют там некоторые священные обряды. Но после восстания город был разрушен римлянами. Множество этих городов как на Латинской дороге, так и по ту с. 222 сторону ее лежит в области герников, эков и вольсков; все они основаны C. 238римлянами. Влево от Латинской дороги, между ней и Валериевой дорогой, находятся города, лежащие на Пренестинской дороге; Габии с каменоломней, наиболее полезной среди прочих для Рима; город находится на одинаковом расстоянии от Рима и Пренеста — приблизительно в 100 стадиях. Затем идет Пренест, о котором я вскоре буду говорить. Далее, города в горах над Пренестом: маленький городок герников Капитул, Анагния, значительный город, Кереате и Сора, мимо которого протекает Лирис в своем течении к Фрегеллам и Минтурнам; потом несколько других городов и Венафр, откуда получают наилучшее оливковое масло. Город Венафр лежит на возвышенности, и мимо подошвы холма протекает река Вультурн, которая течет также мимо Касилина и впадает в море у одноименного города. Эсерния и Аллифы — уже самнитские города; первая была разрушена во время Марсийской войны, а последняя существует еще и теперь.

11. Валериева дорога начинается от Тибуров, ведет в область марсов и к Корфинию, столице пелигнов. На Валериевой дороге лежат латинские города: Вария, Карсеолы и Альба, поблизости также город Кукул. Тибуры, Пренест и Тускул видны жителям Рима. В Тибурах есть храм Геракла и водопад, образуемый судоходной рекой Анионом, которая низвергается у самого города с большой высоты в глубокое ущелье, покрытое рощами до самого города. Отсюда река течет по весьма плодородной равнине мимо каменоломен тибуртинского и габийского камня и так называемого красного камня; поэтому вывоз камня из каменоломен и доставка водным путем — дело совсем легкое; и большинство произведений искусства в Риме сделано из привезенного отсюда камня. По этой равнине текут так называемые воды Албула37 — холодные воды из многих источников, исцеляющие разные болезни, применяемые для питья и для ванн. Такого же свойства и лабанские воды38, неподалеку от первых на Номентанской дороге и в области около Эрета. В Пренесте находится святилище Фортуны, известное своими оракулами. Оба эти города расположены у той же самой горной цепи приблизительно в 100 стадиях друг от друга; от Рима Пренест отстоит на вдвое большем расстоянии, а Тибуры — меньшем двойного. Эти города, как утверждают, греческие. Во всяком случае Пренест, по рассказам, раньше назывался Полистефаном. Каждый из них укреплен природой, но Пренест значительно лучше, так как вместо акрополя над этим городом поднимается высокая гора39, сзади отделенная от связанной с ней горной цепи перешейком; гора выше этой цепи по отвесному направлению на C. 2392 стадии. Вдобавок к этой естественной защите под городом проведены подземные ходы со всех сторон вплоть до равнин, частью для водоснабжения, частью же для тайных выходов. В одном из них умер Марий, находясь в осаде40. Хотя для всех остальных городов хорошая защищенность вообще считается благом, однако для пренестинцев она оказалась несчастьем из-за восстаний у римлян. Дело в том, что там обычно находят убежище мятежники41. Когда же после осады они вынуждены сдаваться, город, кроме разорения, лишается еще и своей территории, так как вина возлагается на с. 223 невиновных. Река Верестис протекает через эту область. Вышеупомянутые города лежат к востоку от Рима.

12. Еще ближе к Риму, чем эта горная страна, проходит другой горный хребет42, образующий между ними, вблизи Альгида, высокую долину вплоть до Албанской горы. На этом горном хребте лежит Тускул, неплохо устроенный город. Кругом он украшен зелеными насаждениями и виллами, которые как раз расположены под городом в сторону Рима. Ибо здесь Тускул представляет собой холм, плодородный и обильный водой, во многих местах плавно поднимающийся вверх и украшенный роскошными дворцами. К этому холму у подошвы Албанской горы прилегают столь же превосходные местности и так же украшенные дворцами. Дальше идут равнины, из которых одни примыкают к Риму и его предместьям, а другие — к морю. Правда, приморские равнины менее здоровы, зато прочие представляют удобства для жилья и украшены такими же зданиями. За Албанской горой идет Арикия — город на Аппиевой дороге, в 160 стадиях от Рима, лежащий, правда, в углубленной местности, но, несмотря на это, акрополь его укреплен природой. Над Арикией лежит Ланувий, римский город, на правой стороне Аппиевой дороги, с которой видно море и Анций; налево от дороги, если идти из Арикии, находится святилище Артемиды, которое называют «Рощей Артемиды». Святилище Арикийской Артемиды43, как говорят, точное воспроизведение храма Артемиды Таврополос, и, действительно, в ее священных обрядах преобладают начала варварское44 и скифское. Так, например, жрецом ее выбирают только беглого раба, своей рукой убившего прежнего жреца. Поэтому жрец всегда опоясан мечом, ожидая нападения и готовый защищаться45. Святилище стоит в священной роще, перед ним — озеро, похожее на море, а вокруг возвышается сплошной, чрезвычайно высокий гребень гор, охватывающий святилище и водоем в полой и глубокой котловине. Можно видеть самые источники, из которых C. 240наполняется озеро46 (один из них — Эгерия — назван по имени какого-то божества), но выходы [источников] в самом озере незаметны, хотя они показываются дальше вне котловины, где и выходят на поверхность.

13. Поблизости от этих мест находится Албанская гора, далеко превосходящая высотой святилище Артемиды и окружающие гребни гор, хотя они также достаточно высокие и крутые. На этой горе есть также озеро47, значительно больше того, что у святилища Артемиды. За этими горами лежат вышеупомянутые латинские города. Из латинских городов дальше всего в глубине страны находится Альба, уже на границе с марсами. Она расположена на высоком холме близ озера Фукина48, по величине похожего на море. Пользуются этим озером главным образом марсы и все соседние жители. Передают, что оно иногда наполняется водой до гребня гор, а иногда снова настолько понижается, что заболоченные места высыхают и их можно обрабатывать, или там и сям в глубине происходят незаметные перемещения подпочвенных вод, которые потом вновь сливаются, или же источники совершенно пропадают и потом снова выбиваются на поверхность, как это, говорят, происходит с Аменаном — рекой, текущей через с. 224 Катану. Действительно, река эта иссякает на много лет и потом начинает течь снова. Рассказывают также, что из Фукинского озера вытекают источники вод Марция, которые снабжают Рим питьевой водой и ценятся выше всякой другой воды. Так как Альба расположена в глубине страны и хорошо укреплена, то римляне нередко обращают ее в тюрьму, заключая туда лиц, которых нужно держать под стражей49.

IV

1. Начав с [областей] приальпийских народностей и примыкающей к ним части Апеннинских гор, затем перейдя их, мы прошли всю страну между Тирренским морем и Апеннинскими горами, которые склоняются к Адриатическому морю до области самнитов и кампанцев. Теперь я возвращусь назад и опишу народности, живущие в этих горах и по их склонам, как по ту сторону до побережья Адриатики, так и области по эту сторону. Но приходится начать опять с кельтских границ1.

2. Пикентинская область следует после городов омбриков, что между Аримином и Анконой. Пикентинцы вышли из Сабинской области, причем черный дятел указал путь их предводителям. Отсюда их имя, так как эту птицу они называют «пиком»2и считают посвященной Аресу. Они занимают область от гор до равнин и моря, владея страной, более вытянутой в длину, чем в ширину. Страна эта прекрасно подходит для всевозможных C. 241растений, но лучше для древесных плодов, чем для хлебных злаков. Ширина ее от гор к морю на разном протяжении неодинакова, тогда как длина, если плыть вдоль побережья от реки Эсиса до Каструма, 800 стадий. Города Пикентинской области: во-первых, Анкона — греческий город, основанный сиракузцами, бежавшими от тирании Дионисия. Он расположен на мысе, который, изгибаясь к северу, образует гавань, и весьма богат прекрасным вином и пшеницей. Близ Анконы лежит город Ауксум, невдалеке над морем. Затем идут Септемпеда, Пневенция, Потенция, Фирмум Пикенум и его корабельная стоянка Кастелл. Дальше идет святилище Купры, сооруженное и основанное тирренцами, которые называют Геру «Купрой». Затем следуют река Труентин и одноименный город; потом Каструм Новум и река Матрин (которая течет от города адрианцев); на ней есть одноименная с рекой якорная стоянка Адрии. В глубине страны лежат Адрия и Аскулум Пикенум — место, прекрасно укрепленное от природы не только холмом, на котором находится стена, но и окружающими горами, непроходимыми для войска. За Пикентинской областью вестины, марсы, пелигны, маррукины и френтаны (самнитское племя) занимают горную страну, соприкасаясь с морем только в немногих местах. Эти народности, правда, невелики, но отличаются большой отвагой и нередко доказывали римлянам свою доблесть: во-первых, в то время, когда они воевали с римлянами; во-вторых, когда были их союзниками; в-третьих, когда, желая добиться свободы и гражданских прав, но не добившись их, восстали и разожгли пламя так называемой Марсийской войны. Они объявили Корфиний, с. 225 главный город пелигнов, общей столицей всех италийцев вместо Рима, сделав его операционной базой для войны и переименовав в «Италику»3. Они собрали туда всех своих сторонников, избрали консулов и преторов4и упорно воевали 2 года, пока не добились равноправия, ради чего и вели войну. Эту войну назвали марсийской от имени зачинщиков восстания, особенно от имени марса Помпедия5. Эти племена в основном живут в деревнях, но у них есть и города: над морем Корфиний, Сульмон, Марувий и Теате, главный город маррукинов; на самом море — Атерн, одноименный реке, отделяющей область вестинов от области маррукинов. Эта река течет из Амитернской области через страну вестинов, оставляя вправо часть Маррукинской области, лежащей над пелигнами; реку можно перейти по понтонному мосту. Правда, маленький городок, одноименный реке, принадлежит C. 242вестинам, но он служит и пелигнам, и маррукинам общей якорной стоянкой. Понтонный мост находится в 24 стадиях от Корфиния. После Атерна идут Ортон — якорная стоянка френтанов и Бука, которая также принадлежит френтанам, пограничная с Теанум Апулум. Ортоний6лежит в области френтанов; это город на утесах, обитаемый пиратами, жилища которых сколочены из корабельных обломков; во всех прочих отношения это, как говорят, звероподобные люди. Между Ортоном и Атерном течет река Сагр, отделяющая страну френтанов от пелигнов. Путь вдоль берегов от Пикентинской области к области апулов, которых греки называют давниями, составляетоколо 490 стадий.

3. Дальше за Лациумом идет Кампания, простирающаяся вдоль моря, и над Кампанией (внутри страны) область самнитов, вплоть до страны френтанов и давниев; затем сами давнии и прочие племена до Сицилийского пролива. Прежде всего мне придется сказать о Кампании. От Синуессы вдоль следующего дальше побережья тянется очень большой залив7вплоть до Мисена, а затем другой залив (его называют Кратером), гораздо больше первого, который берет начало у Мисена и глубоко врезается между мысами — Мисеном и Афинеем8. Над этими берегами расположена вся Кампания. Это самая благодатная равнина из всех. Она окружена плодородными холмами и горами самнитов и осков. По словам Антиоха, некогда в этой области жили опики, которых также называют авсонами. Полибий же, напротив, дает понять, что считает их разными племенами. Ведь он говорит, что «опики и авсоны живут в этой стране около Кратера». Другие же утверждают, что хотя в этой стране прежде жили опики и авсоны, но впоследствии ею завладели сидицины (одно из оскских племен), а сидицинов изгнали кумейцы, последних в свою очередь изгнали тирренцы. Ведь из-за плодородия равнина эта всегда была предметом борьбы. Тирренцы же основали там 12 городов и один из них, как бы главу их, назвали Капуей9. Но роскошь тирренцев послужила причиной их изнеженности, поэтому, подобно тому как они потеряли область вокруг Пада, им пришлось уступить и эту страну самнитам, которых вытеснили оттуда римляне. Доказательством плодородия Кампании является то, что здесь растут прекрасные хлеба, именно пшеница, из которой изготовляют крупу лучшего с. 226 качества, C. 243чем любой сорт риса, и почти всякое мучное блюдо. Как передают, некоторые поля там засевают в течение года дважды полбой, а третий раз — просом, а на иных даже в четвертый раз сажают овощи. Более того, оттуда же римляне получают наилучшие вина: фалернское, статанское и каленское; и суррентинское вино успешно соперничает с этими сортами вин, так как после недавней пробы оказалось, что его можно выдерживать. Богата маслинами и вся область около Венафра, которая граничит с равнинами.

4. Приморские города за Синуессой следующие. Литерн, где находится гробница Сципиона — первого, получившего прозвище Африканского. Там он провел вдали от государственных дел последние дни своей жизни, враждебно относясь к некоторым из сограждан. Через Литерн протекает одноименная река. Точно так же и река Вультурн одноименна с лежащим на ней городом, который находится рядом с Синуессой. Эта река в своем течении пересекает Венафр и центр Кампании. За этими городами следует Кумы — город, основанный в древнейшие времена халкидцами и кумейцами. Действительно, это самый старинный из всех сицилийских и италиотских городов. Предводители похода Гиппокл из Кумы и Мегасфен из Халкиды пришли между собой к соглашению, что город будет халкидской колонией, а название получит от Кумы. Поэтому город теперь называется Кумами, но основали его, по-видимому, халкидцы. В прежние времена город благоденствовал, равно как и так называемая Флегрейская равнина, куда миф перенес место действия историй о гигантах, видимо, только на том основании, что земля эта служила предметом распрей из-за ее плодородия. Впоследствии же, став хозяевами города, кампанцы нередко вообще оскорбляли его жителей, и более того — даже жили с женами горожан. Тем не менее там до сих пор еще сохранилось много следов греческой культуры и обычаев. Согласно некоторым, Кумы названы так от слова «волны»10, потому что соседний берег там скалистый и открытый для ветров. В Кумах — самые лучшие тони для ловли крупной рыбы. В этом заливе есть лес кустарниковых деревьев, тянущийся на много стадий в безводной и песчаной области, который называется «Куриным лесом». Здесь навархи Секста Помпея собрали пиратские шайки как раз в то время, когда он поднял восстание в Сицилии11.

5. Близ Кум находится мыс Мисен, а в промежутке лежит Ахерусийское озеро — нечто вроде мелководного лимана. Обогнув Мисен, тотчас под мысом вступаем в гавань; после гавани идет побережье, врезающееся в материк C. 244в виде глубокой бухты; на этом побережье находятся Байи и горячие источники — место, приспособленное для веселого времяпрепровождения и для лечения болезней. По соседству с Байями находится залив Локрин, а внутри его [озеро] Аверн, образующее полуостров из земли, отделенной от косой линии между Кумами и Аверном до Мисена; ведь там остается только перешеек шириной в немного стадий, считая прямо по туннелю к самим Кумам и к морю около Кум. Люди предшествующего моему поколения связывали с Аверном миф о гомеровской «Некюйе»12. И, кроме того, с. 227 рассказывают, что там действительно был оракул мертвых и что туда приходил Одиссей. Аверн представляет собой залив, глубокий у берегов, со свободным устьем, который хотя и является гаванью, но бесполезен как гавань, потому что перед ним лежит еще большой мелководный залив Локрин. Залив Аверн окружен отвесными скалистыми холмами, возвышающимися со всех сторон, за исключением входа. Правда, теперь эти холмы возделаны тяжким человеческим трудом, а прежде были покрыты дремучим и непроходимым лесом огромных деревьев. Человеческое суеверие превратило залив из-за этих скалистых холмов в обиталище призраков. Местные жители прибавляют еще мифический рассказ о том, что пролетающие через залив птицы падают в воду, погибая от подымающихся испарений13, как это бывает в Плутоновых пещерах14. Эту местность они также считали Плутоновой, полагая, что там жили киммерийцы. Во всяком случае туда пускались в плавание только те, кто, принеся предварительно жертву, умилостивил подземные божества, причем жрецы, которые брали это место на откуп, руководили подобного рода священнодействиями. Там есть у моря какой-то источник питьевой воды, но все местные жители воздерживались пить из него, считая его воду водой Стикса15. Здесь же где-то находится и оракул, и местные жители по присутствию горячих источников заключали о близости Пирифлегетонта и Ахерусийского озера. Кроме того, Эфор, который помещает здесь киммерийцев, утверждает, что последние жили в землянках (их называли «аргиллами»)16; киммерийцы сообщались друг с другом, по его словам, по каким-то подземным ходам и принимали чужестранцев в помещении оракула, находившегося глубоко под землей. Жили киммерийцы горным промыслом и подачками от людей, вопрошавших оракул, и местный царь назначал им определенные выдачи. У служителей оракула существует дедовский обычай: никто из них не должен видеть солнца, и только ночью они могут выходить из своих пещер. Вот почему Гомер сказал о них, что

…никогда не являет

Оку людей там лица лучезарного Гелий.

(Од. XI, 15)

Впоследствии киммерийцы были истреблены каким-то царем за то, что C. 245предсказание, данное ему оракулом, не исполнилось в его пользу. Однако оракул существует еще и теперь, хотя он перенесен в другое место. Таковы мифические сказания наших предков; но теперь, после того как лес около Аверна вырублен по приказанию Агриппы, местность застроена домами и прорублен подземный ход от Аверна до Кум, все эти рассказы оказались просто мифами. Хотя Кокцей, который провел этот и другой проходы из Дикеархии (что близ Бай), использовал некоторым образом только что упомянутые предания о киммерийцах, может быть, проведение подземных дорог даже считалось как раз одним из дедовских обычаев в этой местности.

6. Залив Локрин простирается вширь до Бай. От Внешнего моря он отделен насыпью 8 стадий длиной и шириной с проезжую дорогу. Насыпь с. 228 эту, как говорят, соорудил Геракл, когда гнал быков Гериона. Но так как во время бурь волны перехлестывают сверху через насыпь и ее с трудом можно переходить пешком, то Агриппа велел ее поднять выше. Вход в залив доступен только для легких судов, и хотя залив не пригоден как пристань, но зато дает богатейший улов устриц. По словам некоторых, этот самый залив и есть озеро Ахерусия, тогда как Артемидор утверждает, что это — сам Аверн. Байи же, как говорят, названы по имени Байя — одного из спутников Одиссея, так же как Мисен по имени [Мисена]. Дальше идет побережье около Дикеархии, а затем сам город. В прежние времена это была только якорная стоянка кумейцев, расположенная на гребне холма, но во время похода Ганнибала римляне основали там колонию, переименовав ее в Путеолы от названия колодцев17; в некоторые, правда, утверждают, что это название происходит от зловонных вод18, так как вся область вплоть до Бай и Кум отличается зловонием вод, ибо наполнена серой, огнем и источниками горячих вод. По предположению некоторых, Кумская область на этом основании называлась Флегрой19и раны павших от ударов молнии титанов произвели это извержение огня и воды. Город превратился в весьма значительный торговый порт, так как в нем есть искусственная гавань, постройка которой оказалась возможной благодаря естественным качествам песчаного грунта. Последний весьма похож на известь, образуя вместе с ней крепкое затверделое соединение. Поэтому жители строят дамбы, вынося их в море с помощью смеси известкового камня с песчаным C. 246пеплом20, и таким образом превращают широко открытые берега в заливы, так что даже самые большие грузовые корабли могут приставать там безопасно. Непосредственно над этим городом лежит Форум Гефеста21 — равнина, окруженная вулканическими гребнями, где во многих местах находятся отверстия — отдушины вроде печей с довольно скверным запахом. Равнина полна серы от наносов.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog http://ufoseti.org.ua