Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Екатерина Андреева В поисках затерянного мира (Атлантида)

0|1|2|

В подтверждение взглядов Пуассона и Спенса имеется запись римского писателя Тимагена (I век до н. э.) о происхождении населения древней Галлии. Он писал, что некогда часть галльских племён прибыла с очень далёких островов, расположенных в океане. Кроме того, сохранилась галльская легенда о том, что их предки под предводительством вождя Ху-Гадарна прибыли с большой земли, расположенной в Атлантическом океане, и высадились на Пиренейском полуострове в стране, позже названной «Портом Галлии», откуда будто бы и произошло название Португалии.

<p>Загадки Нового Света

Культура древней Америки, по мнению Спенса, также имеет общие черты с ориньякской культурой Западной Европы, и народы, владевшие ею, были так же загадочны, как кроманьонцы.

По раскопкам последних лет известно, что человек жил в Америке ещё до оледенения, которое наступило в XVIII тысячелетии до нашей эры. В 1945 году в Южной Неваде при раскопках вместе с костями мамонта было найдено древнее кострище. Интересно было определить точный возраст этой находки, и археологи применили радиоактивный метод.

Анализ угля из кострища в Неваде показал возраст в 23 800 лет. Иными словами, человек разложил здесь костёр, после охоты на мамонта, за 21 845 лет до нашей эры.

Точные даты проникновения человека в Америку ещё не установлены, и в Америке не найдено следов каменных орудий Старого Света. Однако раскопки около университета Аляски обнаружили инструменты, схожие с найденными в стоянках пустыни Гоби, что подтверждает приход человека в Америку из Азии.

По древнейшим стоянкам, обнаруженным в Центральной и Южной Америке, видно, что в течение тысячелетий первобытное население занималось здесь охотой на мамонтов, бизонов, вымерших диких лошадей, также рыболовством и собирательством плодов.

Первый шаг по пути развития культуры — выращивание кукурузы — был сделан только в IV тысячелетии до нашей эры. В могилах древних стоянок найдены вместе с костями людей разные приношения, оружие, утварь. Найдены также погребения, в которых тела умерших покрывали красной краской, как у кроманьонцев, азильцев и у других народностей глубокой древности Старого Света.

Но кто были эти древние народы, — до сих пор остаётся тайной.

Развитие новой, более высокой культуры начинается уже с наступлением господства жрецов, которые заставили народ трудиться над постройкой пирамид и храмов. В Южной Америке — в Андах — появился неизвестный народ, воздвигший у озера Титикака огромные монолитные стены и так называемые «Врата Солнца» из громадных каменных глыб с барельефом, изображающим солнце. Здесь найдены мощёные платформы, монументальные архитектурные памятники из тёсаного камня и громадные каменные статуи с большими головами. Этот народ умел ткать ковры и ткани с орнаментом ярких тонов, изображавшим стилизованные растения и животных. Тот же орнамент преобладал в керамике всевозможных форм.

В перуанских преданиях, сохранённых жрецами, определённо говорится, что инкская цивилизация возникла после периода варварства, которому предшествовало господство какого-то народа Пир-Хуа, владевшего таинственными иероглифами и поселившегося в Перу после «потопа».

Не этот ли народ воздвиг древний храм в форме пирамиды на холме Морро де Тулькан около города Попаян в Колумбии?

Расположение города Попаян.

В 1957 году здесь произошёл оползень, открывший вход в древнюю гробницу. Археологи произвели раскопки и установили, что храм был построен в доинкскую эпоху. Найдены различные керамические изделия и амфора, совершенно непохожая на сосуды, которые делались здесь с древних времён.

В Центральной Америке (Чиапас, Гватемала и Юкатан) была высоко развита культура племён майя. Уже говорилось, что из древних записей майя на каменных календарных столбах известно, что начальной датой своего календаря они считали IV тысячелетие до нашей эры. В честь богов они воздвигали ступенчатые пирамиды с храмами на их усечённых вершинах. Эти пирамиды-храмы были центрами всех городов майя. Жилища жрецов были выстроены из кирпича и перекрыты арками. Скульптуры из камня и гипса украшали здания.

Жрецы майя господствовали над всем населением. Они предпочитали войне науку, и культура майя особенно отличалась достижениями в области искусства и математики. Жрецы создали замечательный по своей точности солнечный календарь и разработали письменную систему.

Поклонение Солнцу и змею, постройка храмов и пирамид, религиозное значение, придававшееся четырём сторонам света, можно проследить не только у майя и у племён, населявших мексиканское плоскогорье, но и у племён великих равнин, долины Миссисиппи и всей области далее на север до самых Великих озёр.

На Мексиканском плоскогорье развивалась культура ольмеков, а в долине Мехико — тольтеков.

Ольмекское искусство близко к искусству майя. Письменность и календарь те же, что у майя, но даты на ольмекских стелах относятся к более раннему периоду, и многие учёные считают, что именно ольмеки были творцами более древней культуры, распространившейся затем среди майя.

Для ольмекской культуры характерны крупные каменные памятники: головы иногда более трёх метров высотой, пирамиды, каменные стелы с высеченными на них изображениями, большое количество маленьких статуэток. В Ла Венте (на границе штатов Вера-Крус и Табаско) обнаружена крупная пирамида, остатки зданий с мозаичными полами, огромный двор, окружённый базальтовыми шестиугольными колоннами весом около двух тонн каждая, погребение в каменном саркофаге, крупные каменные скульптуры, иногда с иероглифическими надписями. Были и массовые захоронения, как в древнем Египте и Месопотамии. Например, в платформе, примыкающей к одной из пирамид, обнаружено 52 одинаковых глиняных сосуда, в каждом из которых лежал череп юноши и несколько позвонков.

В долине Мехико в древности процветала культура тольтеков. Тольтеки известны как мастера-строители, художники, плотники и механики. Характерной чертой их культуры было поклонение богу просветителю Кецалькоатлю. Они также строили в своих городах пирамиды, причём пирамида в Чолуле по размерам превосходила великую египетскую. Пирамиды с храмами на вершине стояли в центре города; вокруг располагались меньшие пирамиды и жилища жрецов. Стены пирамид и храмов были облицованы огромными тёсаными каменными глыбами.

Память о крушении тольтекской цивилизации в легенде связана с уходом Кецалькоатля. После-этого разные племена и народы боролись за господство в долине Мехико, пока не воцарились там ацтеки, которых застали испанские завоеватели.

Изучив предметы из раскопок на Мексиканском плоскогорье, в Гватемале и Юкатане, Спенс пришёл к заключению, что искусство ольмеков и майя даже на ранних ступенях своего развития носило характер упадочности, распада и одряхления, что указывает на весьма длительный период его существования. Первоначальные же стадии развития этой культуры, её корни нигде не обнаружены. В Америке она возникла как бы внезапно.

Некоторые учёные признают, что майя пришли из Вест-Индии или с Антильских островов. И Спенс полагает, что западная антильская часть Атлантиды затонула гораздо позднее — во II–III тысячелетии до нашей эры, — чем её основная часть. Поэтому весьма вероятно, что последние атланты пришли из «Антилии», как Спенс назвал этот последний обломок Атлантиды.

Предполагаемое местоположение материков Атлантиды

Дошедший до нас миф о Кецалькоатле Спенс объясняет как распространённое предание о прибытии культурной расы с востока, предводителем которой был человек выдающихся качеств. В легендах Кецалькоатль своими божественными качествами был связан с землетрясениями и ураганами. Отец его — Цитинатополи — почитался как творец неба и земли, и в мифах майя он назывался «старый змий, покрытый зелёными перьями, который лежит в океане». Спенс объясняет это как представление о морском боге, подобном Посейдону в Атлантиде. Сын Посейдона — Атлас, согласно древнегреческому мифу, считается «держателем неба». Сын Цитинатополи — Кецалькоатль — также представлен «держателем неба» в мексиканских летописях и архитектуре, где он изображён в виде кариатиды. И подобно Атласу, Кецалькоатль имел две сущности.

Кецалькоатль почитался и народом майя как бог и вождь.

Самым неразрешимым вопросом переноса некоторых черт атлантской культуры в Америку, Египет и Западную Европу до сих пор является вопрос несоответствия между относительным возрастом древнейших культур Старого и Нового Света. Если культуры ольмеков, майя и Египта являются боковыми ветвями атлантской культуры, то как объяснить, что египетская культура, самое меньшее, на две с половиной тысячи лет старше, чем наиболее ранняя культура Центральной Америки?.. На это Спенс отвечает, что последний западный обломок Атлантиды, названный им Антилией, откуда в Америку пришли ольмеки и майя, затонул около 3–4 тысяч лет до нашей эры. Это предположение он подтверждает и начальными датами в календарных записях майя.

<p>Глава восемнадцатая <p>По следам древнейших культур

Что же происходило в V–IV тысячелетиях до нашей эры среди народов Европы, Африки и Азии?

О доисторических судьбах народов мы почти ничего не знаем. Учёные прочли египетские иероглифы, шумерийскую, вавилонскую, хеттскую клинопись, перевели на свой язык слова и тексты многих древних народов. Изучены некоторые древние культуры, известны религии, но целые тысячелетия из жизни человечества остались нераскрытыми. Развалины и обломки, непрочитанные письмена, полуистлевшие папирусы, сказания и легенды иногда без начала и без конца, следы религиозных систем — всё это позволяет лишь догадываться о том, как много скрыто от нас под слоями веков и тысячелетий.

Мы говорим: древний мир! Но что понимать под этим?

У многих народов изучен неолитический период — век шлифованного камня, то есть время, когда люди уже научились его полировать. Этот период продолжался несколько тысячелетий. Но до него был ещё огромный период палеолита — века нешлифованного камня или древнекаменного века, продолжавшегося многие десятки тысячелетий. Знаем ли мы его?

Археология проливает некоторый свет на далёкое прошлое. Выкапывая из земли примитивные орудия и грубые украшения, археологи систематизируют их по приблизительным хронологическим группам и таким образом восстанавливают картину материальной жизни древнейших народов. Но большинство их остаётся безымянными и их духовная жизнь для нас — закрытая книга.

<p>Народы Средиземноморья

Что знаем мы, например, о лигурах — древнейших обитателях северо-западной Италии и юго-восточной Франции, о которых упоминают писатели классической древности — римские и греческие? «Этот народ до сих пор остался невыясненным, хотя память о нём живёт на всём Западе», — пишет де Морган в книге «Доисторическое человечество». «Учёные видят в лигурах творцов неолитической культуры и строителей дольменов. Будучи искусными мастерами по обработке камня, они в то же время, может быть, под чужестранным влиянием стали металлургами».

Так же мало знаем мы о ликийцах, обитателях юго-западного побережья Малой Азии, о которых египтяне говорили во II тысячелетии до нашей эры как о морских разбойниках. Почти ничего неизвестно о карийцах, по преданиям, владевших островами Эгейского моря до прихода туда греческих племён, вытеснивших карийцев в Малую Азию.

На фреске Кносского дворца изображён юноша в шлеме, к которому в виде украшения прикреплён пучок длинных, пестроокрашенных перьев. Геродот писал, что у ликийцев, одного из древнейших народов, были головные уборы с перьями. Ликийцы же были родственны карийцам, владевшими Критом в древнейшие времена, если верить преданиям. К сожалению, существующие надписи на карийском языке ещё не поддаются толкованию. Но на этом языке говорило коренное население юго-западной Малой Азии и островов Эгейского моря и карийское письмо имело некоторое распространение на северном побережье Африки. Геродот утверждает, что на карийском языке говорили лидийцы (берега Генуэзского залива), мизийцы (северо-западная Малая Азия) и что фригийцы (Малая Азия) принадлежали к расе карийцев.

Фреска «Юноша».

Карийский бог-громовержец изображался с обоюдоострой секирой, как и верховное божество на древнекритских памятниках и бог грома и молнии Шанго у йорубов в западной Африке. Оружием Шанго был двойной топор или секира. Изображение топора то с двумя, то с одним лезвием, так же как изображение быка, приобрело на Востоке, в Северо-Западной Африке и в древней Европе исключительное значение. Часто бык и топор изображались вместе. Из этого заключают, что оба символа соответствовали каким-то близким друг другу представлениям.

Атлантологи же считают, что поклонение быку перешло на Восток и вообще в Старый Свет из Атлантиды. Это основывается на описанном Платоном жертвоприношении быка царями Атлантиды. А двойной топор считается ими характерной чертой атлантской культуры.

Мы знаем, что широкое заселение берегов Малой Азии, Эгейского архипелага, Балканского полуострова относится к началу эпохи неолита — VII–VI тысячелетию до нашей эры. Племена, населявшие побережья, с древнейших времён общались между собой, чему способствовало связывающее их море. Но откуда пришли этруски?

Об их происхождении учёные спорят до сих пор. Известно только, что этрусские города управлялись царями-жрецами, что Этрурия была в Италии первой земледельческой страной и славилась высокой техникой обработки металла. Особенностью их строя было свободное положение женщин — жриц и законодательниц.

О пеласгах мы знаем, что они населяли в глубокой древности южную часть Балканского полуострова, некоторые острова и западную часть Малой Азии. Под натиском греков пеласги во II тысячелетии до нашей эры выселились на остров Крит и далее в Палестину. Греки, переселившиеся на земли пеласгов, восприняли многие черты их культуры, например культ бога-громовержца Зевса. По мнению Диодора Сицилийского и Геродота, пеласги были родственны берберам африканской Ливии.

Современные берберы — смуглый, черноволосый народ, среди которого встречаются и блондины с голубыми глазами — являются потомками древнейшего населения Северной Африки — ливийцев. Берберский язык причисляется к семито-хамитской группе языков. Центром этой группы языков была Сахара или, точнее, северная часть Африки. В V–IV тысячелетии до нашей эры племена, говорившие на языках семито-хамитской группы, расселились в разные страны и народы, ныне говорящие на этих языках, принадлежат к самым разнообразным типам — от европейско-средиземноморского до негров. Переселение людей палеолита (древнего каменного века) из одних областей в другие повторялось из века в век. В поисках дичи группы охотников переходили с места на место, так же как и собиратели плодов. Они уходили всё дальше, и через некоторое время у них возникали уже другие интересы; они постепенно становились чуждыми своему племени. Потом появлялись и различия в языке.

О связях между палеолитическими племенами и об их передвижениях на значительные расстояния говорят многие факты. Одним из доказательств передвижения ориньякских племён служат найденные костяки людей того времени. В Ментоне во Франции найдены в ориньякском слое кости двух различных человеческих палеолитических рас.

Одни принадлежали людям кроманьонского типа с большим черепом и выдающимся вперёд «орлиным» носом. Другие обладали чертами, сближающими их с современными неграми.

И у нас на Верхнем Дону в Костенках было найдено погребение с костяком, обладавшим ярко выраженными негроидными признаками, а костяки в погребениях на стоянке Костенки II характеризуются столь же ясно выраженными чертами людей кроманьонского тина, как и в Западной Европе.

Кроме того, следы древнего негроидного населения имеются в Северной Италии, в Швейцарии и даже Англии в неолите, бронзовом и раннежелезном веке.

При раскопках в Палестине найдены остатки земледельческой культуры так называемых натуфийцев (по находкам в Вади-эн-Натуфе к северо-западу от Иерусалима). Натуфийскую культуру относят к VII–VI тысячелетию до нашей эры; она предшествовала неолиту, а неолит в Палестине развивался одновременно с египетским. По данным английского антрополога Хейтса, натуфийцы были представителями средиземноморской расы с негроидной примесью и поразительно напоминали как людей ориньякского слоя Южной Европы, так и доисторических египтян.

В последних раскопках английских археологов у Мёртвого моря обнаружены в трёх километрах от города Эрихи развалины каменных стен и башен, возраст которых учёные определяют в 8 тысяч лет. Археологи считают, что это остатки одной из самых древних цивилизаций на Земле, о которой мы пока ничего не знаем.

А сколько ещё хранится нераскрытых тайн под землёй? И может быть, со временем будут найдены неизвестные города, в которых окажутся надписи, свидетельствующие об Атлантиде.

<p>Картинная галерея на скалах

О древнейшем населении Африки нам рассказывают наскальные рисунки центральной Сахары. В октябре 1957 года в Париже была открыта выставка копий, снятых с этих рисунков. Люди, делавшие рисунки, жили за 6–7 тысяч лет до нашей эры. Копии сняты в пещерах Тассилин-Аджера, в 1500 километрах юго-восточнее города Алжира. Началось с того, что в 1940 году французский офицер колониальных войск, лейтенант Бренан, во время своих странствий по центральному массиву Сахары случайно обнаружил на стене одной из пещер полустёршийся рисунок жирафа. Бренан заинтересовался рисунком. Внимательно вглядываясь в стены пещер и осторожно соскабливая накопившийся песок и пыль, он открыл бесчисленное количество фресок, о которых затем сообщил французским специалистам. Учёные поехали в Африку и признали исключительное значение этих рисунков для изучения далёкого прошлого Сахары и первоначальных стадий негритянского искусства.

Этнограф Анри Лот, воодушевлённый красотой фресок, решил их срисовать и затем изучить, считая фрески последними остатками Атлантиды, о которой так много спорили учёные всех стран. Но удалось это сделать только после второй мировой войны, в 1956 году.

Проделанная работа была огромна. Надо было очистить около десяти тысяч рисунков, выбрать самые интересные, переснять их с неровной шероховатой поверхности на кальку и зарисовать гуашью. Работать приходилось в исключительно трудных условиях. Ближайший источник воды был за 50 километров от места работы. Питанием служили только консервы. Зимой мешали морозы, — на скалах выступал иней, коченели пальцы. Летом мучила жара. Песок, приносимый ветром, склеивал кисти, обжигал кожу. Первая группа работающих археологов, этнографов и художников, совершенно истощённая, через шесть месяцев принуждена была уехать, и работу с трудом продолжала вторая группа.

Всего на песчаниковых скалах насчитано шестнадцать ярусов фресок разных стилей, создававшихся в течение тысячелетий. Не удивительно, что в этой части центральной Сахары, где отдельные массивы скал образуют фантастические мёртвые города из камня, с гротами, навесами, многочисленными пещерами, в которых можно было укрыться от непогоды и врага, различные племена сменяли друг друга.

Остриём кремня проводили доисторические художники на скалах из песчаника контур рисунка и затем наносили краску, чаще всего охру. Она впитывалась в песчаник, и рисунок мог исчезнуть только с разрушением скалы. Эти рисунки наглядно показывают, что ещё в VIII–VII тысячелетиях до нашей эры на месте современной пустыни были влажные зелёные саванны, по которым протекали реки.

На самых древних рисунках, сделанных за 7 тысяч лет до нашей эры, изображены слоны, носороги, жирафы, бегемоты, страусы, антилопы, дикие ослы, крокодилы, гиппопотамы. Почти все фрески многослойны. Видимо, на одной и той же скале в разные времена древние обитатели Сахары оставляли рассказы о своей жизни, и часто одно изображение проступает через другое.

«Быки».

«Белый жираф».

На фреске «Белый жираф» видно шесть наслоений. Четыре более древние представлены примитивными фигурами людей, проступающими на уровне ног жирафа. Пятый слой — это сам жираф. А последний слой, относящийся к пятому тысячелетию до нашей эры, — мчащиеся газели и преследующий их охотник. В это время появляются уже рисунки рогатого скота, и время это называется «периодом быка».

На всех фресках вместе с животными изображён человек. Чаще всего это охотники и пастухи. Но есть также сцены сдирания шкур, сцены борьбы, священных танцев. В одном месте на стене в смертельном страхе мечутся жирафы и страусы, преследуемые охотником, в другом — два племени сражаются из-за стада быков, в третьем — со стены смотрит какая-то гордая и неприступная богиня.

Среди женщин встречаются амазонки и женщины, исполняющие ритуальные танцы.

«Амазонки».

«Лучник в маске».

В человеческих изображениях имеются представители двух рас: негроидной и европеоидной. Некоторые фигуры наделены символическими головами в виде спиралей, линейки, диска. Из смысла рисунков и смеси символов учёные делают заключение, что уже в те отдалённые времена здесь существовало рабство и были религиозные касты.

Самые древние фрески некоторые учёные относят к X тысячелетию до нашей эры. На более поздних сказывается египетское влияние. Есть изображения людей с профилем головы ибиса, и найден рисунок типично египетской лодки времён фараонов. Во всяком случае, этот район центральной Сахары был на земле самым оживлённым центром человеческой культуры накануне исторических времён. Это же доказывается и рисунками более поздних ярусов, когда живший здесь народ занимался коневодством во II тысячелетии до нашей эры. Вскоре после лошади появляется колесница. Учёных изумляет множество изображений колесниц не только в Тассилин-Аджере, но и в других местах Сахары — от нагорья Тибести до большой петли Нигера. Они доказывают, что людям удалось пересечь Сахару гораздо раньше, чем развилось верблюдоводство.

Поражает сходство наскальных рисунков Тассилина Аджера с наскальными картинами Южной Африки, в области бушменов, удалённой отсюда на несколько тысяч километров. Тот же рогатый скот и сходные человеческие фигуры. К тому же некоторые изображения, например знаменитой «белой женщины» на скале в юго-западной Африке, имеют определённо греческий профиль.

Как могло проникнуть так далеко в глубь Африки средиземноморское влияние?

Некоторые учёные предполагают, что связь между людьми установилась на огромные расстояния уже в неопределённо давние времена, что первобытные племена, кочуя, преодолевали целые материки.

Вглядываясь, таким образом, во мглу доисторических времён, время существования Атлантиды не кажется уже таким далёким от наших дней. И кто знает, не сделана ли часть древнейших фресок Тассилина Аджера современниками атлантов?

<p>В долине Нила

В древнейшие времена имелось три центра подлинной цивилизации — Египет, Шумер и Пенджаб. Они возникли в жарком климате, в долинах крупных рек (Нила, Инда, Тигра и Евфрата) в то время, когда большая часть Европы представляла тундру, север Европы был покрыт ледниками, а в Северной Африке, Аравии, Иране и долине Инда были лесостепи и саванны, напоминающие современный растительный мир северного побережья Средиземного моря. Об этом говорят наскальные рисунки того времени.

Они изображают слонов, гиппопотамов, газелей, диких быков, ослов и других типичных для лесостепи травоядных животных, а также охотящихся на них пантер, львов и медведей.

Только в Египте и в Месопотамии письменность освещает ярким светом древнейшую историю этих народов. А предания, сравнение религиозных верований и обрядов, и материалы, добытые археологами, немного проясняют то, что происходило в долине Нила задолго до начала египетской письменной истории.

Здесь, в сухом песке пустыни, были вскрыты сотни погребений, найдены орудия, инструменты, утварь, предметы культа и домашнего обихода.

В овальных ямах лежали скелеты с лицом, обращённым на запад, как в захоронениях азильцев. Это были люди высокие и стройные с гладкими волосами. «Судя по фигуркам из слоновой кости и из обожжённой глины, — пишет египтолог Морэ, — это были люди с прямым или слегка горбатым носом, с глубоким разрезом миндалевидных глаз, с овальным лицом, удлинённым остроконечной бородой и коническим головным убором». И та же красная краска или охра, которой покрывались покойники у кроманьонцев, азильцев и у некоторых древнеамериканских племён, встречается в гробницах доисторических людей Египта.

Что же представляет собой народ доисторического Египта? Образовался он, по-видимому, из различных племён, живших в восточной, тропической, и северо-западной Африке. Древнеегипетский язык сходен с берберскими языками и имеет примесь семитических языков, которые могли проникнуть с севера вместе с племенами, прокладывавшими себе путь вверх по течению Нила. Предметы неолита, найденные около Каира, сближают неолит Египта с древнейшей, ещё доливийской культурой, которая была связана с капсийской культурой Северной Африки. А Спенс считает, что древнеегипетская культура имеет сходство с культурой, впервые появившейся в Испании. Неолитическая культура Египта поражает своим высоким развитием. Нигде не найдено каменных ваз и сосудов такой тонкости и красоты, и просто удивительно, как могли люди без современных инструментов так искусно полировать самые твёрдые каменные породы.

Нигде в мире не найдено и таких красивых, твёрдых и длинных полированных каменных мечей, которые сохранялись в храмах как остатки и заветы будто бы царствовавших раньше в Египте богов.

Дельта Нила в течение всей исторической эпохи была открыта для вторжений живших на западе от неё ливийцев, и постоянный приток народа с этой стороны придал западной дельте определённый, ливийский характер. Поэтому древнейшее Северное Царство было в значительной мере ливийским, и даже возможно, что начало ему было положено выходцами с Запада.

К сожалению, в дельте так глубоко наслоился ил, что все остатки древнейшей культуры скрыты от нас навсегда.

Учёные предполагают, что культура Северного Царства была древнее и выше, чем культура Верхнего Египта. По-видимому, это была первоначальная родина египетской письменности, так как среди иероглифов бросается в глаза значительное количество изображений растений и животных, характерных для дельты Нила. И здесь уже в IV тысячелетии до нашей эры обитатели дельты установили календарь. Его составители отбросили лунные месяцы, потому что они непостоянны и солнечный год не делится на их число без остатка. Поэтому год был разделён на 12 месяцев по 30 дней в каждом, и к нему были добавлены пять дополнительных дней. Год начинался в тот день, когда Сириус впервые появлялся на восточном горизонте при восходе солнца. Вычисления, необходимые для составления и пользования календарём, указывают на употребление письма уже в конце V тысячелетия до нашей эры.

А введение письменности и календаря, несомненно, доказывает высокую культуру, процветавшую в той местности, где они возникли.

Исторический период в Египте начинается примерно со времени объединения Верхнего и Нижнего Египта в единое царство первым фараоном Менесом (3000 лет до нашей эры). В археологических находках того времени ясно отражается связь Египта с внешним миром. С давних пор египтяне были вынуждены ввозить лес, металлы, сырьё для изготовления предметов роскоши. А вместе с привозным сырьём и изделиями в Египет могли проникать и новые технические изобретения.

Египет был страной земледельческой. Неистощимая почва Нильской долины давала тучные урожаи пшеницы и ячменя. Многочисленные стада рогатого скота, огромное количество домашней и дикой птицы и обильная нильская рыба содействовали его процветанию. В большом количестве разводили также лён.

Льняные ткани были настолько хороши и тонки, что их нельзя было отличить от шёлковых.

В каменоломнях работали каменотёсы, в городах виртуозные мастера по камню изготовляли великолепные сосуды и вазы. Работали гончары над восхитительной голубой и зелёной фаянсовой посудой.

Скорняки в совершенстве выделывали тонкие и мягкие сорта кожи всех цветов для обуви, обивки кресел, для подушек и цветных балдахинов.

В каждом городе строились суда: грузовые барки для перевоза скота и зерна, простые лодки и для знати — роскошные многовесельные ладьи с огромным парусом. Нил был усеян судами, перевозившими все произведения полей, садов и пастбищ в сокровищницу фараона или на рынок, где они выставлялись на обмен: глиняный горшок давали за рыбу, пучок лука — за опахало, баночку мази — за деревянный ларец.

При крупных сделках в качестве денег употреблялись золотые и медные кольца.

В гробницах царей первой династии найдены погребальные ладьи, в которых переносилось тело царя к месту погребения.

Этот обычай погребения в ладьях был распространён в эпоху бронзы также на Британских островах и в Скандинавии. А громадные толстые каменные плиты, поставленные вертикально и заменяющие перегородки в некоторых гробницах, имеют сходство с мегалитическими гробницами Западной и Северной Европы.

Позднее, в начале III тысячелетия до нашей эры, гробницы строили из больших каменных глыб со ступенчатым сводом, как в Месопотамии.

<p>Глава девятнадцатая <p>Под небом Азии
<p>Двуречье

В южной части долины рек Тигра и Евфрата уже в V тысячелетии до нашей эры жил удивительный народ — шумеры, отличавшиеся от других народов языком и одеждой. Шумеров считают основателями вавилонской цивилизации, но откуда они произошли, — неизвестно. Трудно было бы искать связи на этой илистой земле, вновь образованной отложениями рек, с древнекаменным веком. Первые жители Шумера, по всей вероятности, явились откуда-то извне, из каких-то более древних земель. Сказания о человеке-рыбе Оаннесе, который доплыл до города Эриду и научил людей строить города, указывает на их южное происхождение откуда-то с берегов Персидского залива. Но поклонение божествам, установленным на искусственных возвышениях, заставляет предполагать, что они происходят от горного народа.

Можно предполагать, что дельта Двуречья была издавна заселена земледельцами-скотоводами, принёсшими откуда-то начатки своей культуры. По находкам в Эль-Обеиде эта культура названа обеидской, и к ней относятся древнейшие поселения шумеров V и IV тысячелетий до нашей эры.

В 1948 году в городе Эриду, который по шумерийской традиции был первым городом царей, обнаружен храм, признанный древнейшим в Месопотамии. Он посвящён богу Энки и стоит недалеко от моря на песчаном холме.

В одной обеидской могиле найдена модель древнейшей в мире парусной лодки.

Люди обеидской культуры уже частично начали пользоваться медными орудиями. Металл, по-видимому, обрабатывался и распространялся странствующими кузнецами, что доказывает торговое общение с областями, расположенными за пределами долины.

Уже в эту древнейшую эпоху существовал, по-видимому, широкий обмен между странами.

Следующий период шумерийской культуры назван урукским (по главным раскопкам в городе Уруке). В это время появляются кувшины и чашки с ручками и керамика, покрытая красной облицовкой.

Это доказывает иноземное влияние на культуру Шумера, так как подобная керамика имела широкое распространение в Сирии и Палестине и возможно, что пришла с запада или с северо-запада.

В урукский период возникает письменность, следы которой сохранились на цилиндрических печатях. Появляются профессионалы металлурги, гончарный круг, повозки на колёсах, лук и стрелы, деревни вырастают в города, расположенные вокруг больших храмов; и уже тогда, в конце IV тысячелетия до нашей эры, без сомнения, существовали сношения между Шумером и Египтом.

В период первых царей в Шумере появился характерный для этого времени новый вид кирпичной кладки, который был введён чужеземцами, привыкшими строить здания из камня.

До прихода в Двуречье семитов (вавилонян) шумеры уже были культурным народом: у них была своя письменность, правильный счёт времени по ходу небесных светил, особая, жреческая наука.

А когда вавилоняне завладели Шумером, они целиком усвоили их культуру.

Во втором раннединастическом периоде, около 3000 лет до нашей эры (время Менеса в Египте), шумерийские города стали ввозить готовые изделия из третьего центра цивилизации — из городов большой речной долины Инда. В этой меновой торговле участвовал и Египет.

Царские гробницы, как и в Египте в эпоху первой династии, представляют собой подземные камеры со ступенчатым сводом из больших каменных глыб. В них найдены, сосуды, вазы, украшения, утварь, орудия, запасы пищи. Всё это, как и серебряная модель ладьи из царской гробницы и модели ладьи мёртвых из глины, найденные в простых могилах, несомненно, говорят за связь Шумера с Египтом. В этот же период города́ Шумера стали обносить стенами; появляются колонны, украшенные пёстрой мозаикой или обитые медью, и строятся целые архитектурные ансамбли, в которые наряду с дворцами, гробницами и храмами, входили типичные для древней Месопотамии, зиккураты.

<p>Пенджаб

В долине Инда в IV–III тысячелетиях до нашей эры два города — Хараппа и Мохенджо-Даро — были как две столицы одного государства среди ряда более мелких поселений.

Над каждым городом возвышалась крепость, укреплённая массивной внутренней стеной (толщиной в 9 м) из обожжённого кирпича. В каждой крепости имелось огромное зернохранилище. В городах были просторные двухэтажные дома с лестницами, внутренними дворами, комнатами для омовений и многочисленными жилыми помещениями. В этих домах жили богатые горожане. Были и двухкомнатные домики, по-видимому, принадлежавшие ремесленникам.

Население, как в Египте и Месопотамии, занималось оросительным земледелием и скотоводством. Города были центрами меновой торговли. В употреблении были двухколёсные телеги, лёгкие крытые фургоны, двухколёсные арбы, четырёхколёсные повозки с высокими щитами, напоминающие шумерийские колесницы. Лодки также имели сходство с судами шумеров. Торговля снабжала города не только продовольствием из прибрежных районов, но и металлом из Белуджистана, раковинами из южной Индии, лазуритом из восточного Афганистана, нефритом и яблочно-зелёным полупрозрачным жадеитом из Китая и Бирмы.

Археологи нашли много булавок, бронзовых и медных. Были булавки с закрученной спиралью головкой, напоминающие образцы из Шумера, Египта, Кавказа и центральной Европы. Круглые пуговицы или височные украшения из меди, бронзы, фаянса напоминают такие же пуговицы, найденные на Мальте, в Португалии и в Южной Франции.

Бронза в Хараппе применялась с начала появления этой культуры (III тысячелетие до н. э.). Кроме кремнёвых лемехов, никаких каменных орудий здесь не было. Найдены гири, бритвы, рыболовные крючки, бронзовые топоры, пилы, сосуды, глиняные плитки, служившие для письма, чернильницы, сосудики для благовоний, печати с не прочитанными ещё письменами. Все эти остатки материальной культуры древней Индии говорят о связях с культурами Передней Азии, Эламом, Шумером, Египтом, Троей, Кавказом, Критом и даже с Европой.

Сходные черты этих древнейших цивилизаций — Шумера, Египта и Индии — носят общий характер: городской уклад жизни, выращивание злаков, одомашнение крупного рогатого скота и овец, металлургия, ткацкое ремесло, изготовление кирпичей, глиняной посуды, просверлённых бус из твёрдых пород камня, пристрастие к лазуриту, знакомство с фаянсом. И всё это говорит, что между тремя центрами древнейших цивилизаций были определённые сношения, которыми и можно объяснить внешнее сходство культур; но их развитие шло различными путями.

Стены города Хараппа.

Хараппская цивилизация с начала своего существования и до самого конца не развивалась ни в области письма, ни в области искусства, металлургии, архитектуры, и в первой половине II тысячелетия до нашей эры исчезла совершенно. Более поздние поселения уже гораздо примитивнее. А под остатками хараппских городов обнаружены поселения и керамика, принадлежавшие к какому-то более раннему периоду ещё более древней культуры, уже знакомой с гончарным кругом.

Поэтому высказывается предположение, что люди Хараппы явились в долину Инда откуда-то с северо-запада и застали здесь население довольно высокого уровня развития.

Весьма вероятно, что связующим звеном между хараппской цивилизацией и Средиземноморьем была культура, остатки которой найдены в городище Анау близ Ашхабада (Туркменская ССР). Эту культуру датируют V–IV тысячелетиями до нашей эры.

В Анау был найден самый древний в мире меч, прекрасно сделанные женские статуэтки, кремнёвые и медные орудия, многоцветная керамика, вазы. Эта культура раскрывает связи Двуречья, Индии, Крита, Египта. Все эти древнейшие цивилизации развивались в одном климатическом поясе, наиболее удобном для обитания и передвижения людей. Именно поэтому здесь и появились очаги культуры, протянувшиеся длинной полосой от Атлантического океана до Северной Индии и, безусловно, вступавшие в связь между собой.

<p>Связь Нового и Старого Света

Некоторые учёные предполагают, что сходные с Египтом черты древних культур Южной и Центральной Америки возникли благодаря связям со средиземноморскими культурами.

Однако, признавая это, они упорно считают, что совсем не обязательно существование острова или материка Атлантиды среди океана. По их мнению, проще допустить прямые плавания через океан из Америки в Европу и обратно.

Но было ли это выполнимо в те времена?

В истории мореплавания известны несколько случаев угона парусных судов ураганом от Канарских островов к Вест-Индии или к берегам Венецуэлы. Но обратное возвращение бывало очень редко, и тогда суда обыкновенно пригонялись ветром к северо-западным берегам Европы. Достоверно известен только один такой случай, когда в 62 году нашей эры буря пригнала судно из Вест-Индии к северо-западным берегам Германии.

При наличии же большого острова среди океана или цепи островов путь через океан был гораздо легче.

Многие предания древних американских народов говорят о связях между Старым и Новым Светом. Например, в древней книге киче (группа майя) «Пополь-Вух» упоминается о путешествии в страну предков, лежащую на востоке по другую сторону моря. Мексиканцы рассказывали испанцам в период завоевания Мексики, что за много веков до прихода испанцев к ним переселилось двадцать вождей с востока, а старики в Юкатане говорили испанцам, что их страна заселена народом, пришедшим с востока «через море». В песнях племени линапи рассказывается о переезде предков через океан и их прибытии в Америку.

В настоящее время обнаружены памятники в районе культуры ольмеков, на которых изображены бородатые люди с типом лица, совершенно несвойственным американским народам. На одной каменной стене имеются изображения двух вождей. Один, с грузной фигурой в типичном головном уборе, вождь ольмеков. Другой — совсем иного типа, с сухощавой и стройной фигурой, с острым орлиным носом и с бородой. Лицо ольмекского вождя сильно повреждено, и целый ряд памятников того же времени носит следы преднамеренного разрушения. По-видимому, ольмеков победил какой-то вновь появившийся народ, и победители, разрушая памятники, старались уничтожить былую славу побеждённых. Откуда же в те времена могли появиться в Америке люди совершенно другого, этнического типа?

По-видимому, уже с давних пор существовала какая-то связь между Старым и Новым Светом. И в настоящее время некоторые учёные не исключают возможности общения между Северной Америкой и Европой на протяжении такого же длительного времени, как между Америкой и Азией. В таком случае, Америка заселялась не только пришельцами из Азии через Берингов пролив, как это было принято считать до сих пор. Тем более, что при исследовании групп крови коренных жителей Северной Америки и жителей Западной Европы обнаружено сходство. А исследование ископаемых черепов некоторых индейцев Северной Америки показало большое сходство с кроманьонцами Европы.

<p>Глава двадцатая <p>Какой могла быть Атлантида

Если Атлантида существовала, то встаёт вопрос: откуда и когда мог появиться там человек и почему атлантская культура, по сравнению с восточными, развивалась быстрее?

Возможно, что, когда Срединный Атлантический хребет несколько сотен тысяч лет назад был над водой, он мог соединяться с Южной Африкой через Китовый хребет, ныне тоже погружённый на дно. Почему не предположить, что из Южной Африки по Китовому хребту проникли на Атлантический хребет далёкие предки человека — антропоиды? В Южной Африке, например, были найдены остатки австралопитеков — человекоподобных обезьян, которые ходили на двух ногах, занимались охотой и пользовались камнем как орудием.

По Атлантическому хребту предки человека распространились далеко на север, как другие животные и растения. Благодаря частым вулканическим извержениям они здесь познакомились с огнём раньше, чем в других местах; да и частые землетрясения вынуждали их к переселениям, что научило скорее приспосабливаться к резким переменам в условиях жизни. Всё это могло ускорить их развитие.

На протяжении многих-многих поколений и десятков тысячелетий первобытный человек учился изготовлять каменные орудия из грубо сколотых камней и вулканического стекла — обсидиана, который был здесь в изобилии. Опасности приучили его думать и заботиться о будущем. Он научился делать себе жилище, плести одежду из стеблей трав, заготовлять мясо впрок, провялив его в дыму костра, растирать между камнями зерно. Работа создавала орудия, развивала мозг; орудия, в свою очередь, расширяли возможности в работе.

Прошли сотни тысячелетий. И снова наступила пора, когда земля разверзла свою пасть и стала изрыгать из недр своих огонь. С неба падал каменный дождь, с гор текли огненные реки. Раскаты грома неслись из самой глубины земли, и им вторило разгневанное небо. Земля содрогалась, от сильных толчков рушились скалы и горы, в лесах и долинах открывались трещины, и всюду раздавался вой обезумевших животных, смешавшихся с людьми в одну кучу, в которой не было ни врагов, ни друзей.

А когда прошла пора смертельного ужаса и оцепенения, оставшиеся в живых люди постепенно узнали, что их страна, казавшаяся им бесконечной, теперь окружена со всех сторон большой водой. Остались в стране долины и горы, луга и леса, озёра и реки, но за всем этим со всех сторон лежали тёмные неспокойные воды, не имевшие берегов.

Люди смотрели вдаль на волны, катившиеся, казалось, к самому небу, куда они не могли за ними следовать; и не одно тысячелетие прошло, пока люди научились преодолевать эту воду.

У них были разум и руки. Они наблюдали и пробовали. Они знали, что дерево не тонет. Они видели, как плавает пустой щит черепахи, даже если положить в него мелкие камни. Много труда и времени было потрачено на то, чтобы выдолбить дерево или, связав вместе ремнями несколько стволов, получить из них плот; догадаться сделать весло, прикрепить парус и, наконец, из досок построить судно.

Если так развивалась жизнь, то, несомненно, из Атлантиды могло происходить переселение в Центральную Америку, в Западную Европу и Африку. Возможно, что некоторые атланты-охотники строили плоты и, в погоне за дичью переходя с острова на остров, добирались до материков.

По Платону, за десять тысяч лёг до нашей эры на Атлантиде уже процветала мегалитическая культура: люди строили здания из громадных каменных глыб, прекрасно умели шлифовать каменные изделия, занимались земледелием, строили парусные корабли и были знакомы с металлом.

Но, с другой стороны, если правильна теория академика В. Обручева и Е. Хагеймейстер, что Атлантида была причиной оледенения северного полушария, начиная с XVIII тысячелетия до нашей эры, и что последний обломок материка затонул в V–III тысячелетиях до нашей эры, то Атлантида существовала всего 15–13 тысяч лет. Как же тогда на этом большом острове могло так быстро развиться человеческое общество?

Приходится допустить, что после опускания Срединного Атлантического хребта оставались острова. Если хребет был заселён, то и на оставшихся островах было население. При возникновении Атлантиды эти ранее существовавшие острова могли объединиться в один большой остров или материк. Население при этом сохранилось, и культура на нём продолжала развиваться.

Вспомним, например, как совсем недавно, в 1957 году, очень быстро возник новый вулканический остров в Азорском архипелаге рядом с островом Фаял. При этом ни города, ни население других островов не пострадали. До них долетал пепел и иногда мелкие камни. На острове Фаял дома были засыпаны пеплом до второго этажа только на западном побережье острова. Камни же, вылетавшие из вулкана, повредили только маяк. Жизнь на острове Фаял не прекращалась ни на один день, даже во время присоединения к нему нового острова.

Атлантскую культуру X тысячелетия до нашей эры можно приравнять к шумерийской культуре в Месопотамии, где уже в IV тысячелетии до нашей эры строились города, дворцы, зиккураты, колонны, украшенные мозаикой и медными пластинами; где уже господствовала каста жрецов и население занималось земледелием и скотоводством. А с V тысячелетия до нашей эры там были парусные суда и поля прорезались каналами искусственного орошения.

Атлантиду того времени можно также сравнить и с древнейшим Египтом. Различие с Шумером и Египтом было только в том, что в Атлантиде было много месторождений металлов, которых не было ни в долине Нила, ни в Месопотамии. Но и в Атлантиде Платона металл применялся только для украшений, орудия же оставались каменными и костяными и здания строились только из камня.

Правда, Платон описывает культуру атлантов, какой она была в X тысячелетии до нашей эры, то есть по крайней мере за 6 тысяч лет до известной нам шумерийской и египетской. Но, во-первых, древняя хронология окончательно ещё не установлена, а во-вторых, учёными признаётся, что возможны случаи, когда развитие человека в некоторых местах земного шара шло более ускоренно, чем в других.

А так как данные океанографии и геологии говорят, что последний обломок Атлантиды мог затонуть в промежутке времени от III до V тысячелетия до нашей эры, существование неолитической культуры в это время на острове среди океана уже кажется правдоподобным.

Недоверие к рассказу Платона об Атлантиде вызывает описание ипподромов, существование лошадей и колесниц, организация войска.

Но надо иметь в виду, что Платон и не мог себе представить иначе культуру атлантов. Он невольно описывал атлантское государство соответственно понятиям и знаниям своего времени, так же, как Гомер в «Илиаде» описываемому им микенскому периоду невольно придавал черты современной ему жизни.

Вспомним теперь, как высоко был развит неолит в других странах; как совершенны по форме были египетские сосуды и вазы из хрусталя, мрамора, диорита, обсидиана; как изысканно и изящно одевались женщины на острове Крите; как тонка и почти прозрачна была критская фаянсовая посуда и какой искусной работой отличались ожерелья и бусы Мохенджо-Даро и Кносса! Во времена неолита уже проявлялось мастерство художников в рисунках и портретной скульптуре. В архитектуре применялись своды и колонны. В больших каменных зданиях было по два-три этажа с внутренними лестницами, с помещениями для ванн и с канализацией, проведённой по глиняным трубам.

<p>Царство атлантов

Всё это могло быть и в Атлантиде в IV тысячелетии до нашей эры.

Последний обломок этой страны мог представлять собой большой остров с долиной, защищённой с севера высоким горным хребтом. Здесь, в циклопических каменных дворцах, среди цветущих садов, богатых нив и неистощимых рудников жили последние повелители атлантов. Население состояло из земледельцев и скотоводов, моряков и воителей, рудокопов и ваятелей. Все они поклонялись богу солнца и другим богам звёздного неба, я также Посейдону — властителю морских вод. Они почитали своих владык — царей и жрецов, которые правили по начертанным на колоннах законам предков. Жрецы и жрицы возносили к богам молитвы, в обсерваториях на вершинах пирамид изучали небесные светила и закрепляли знания письменами, высекавшимися на каменных столбах и таблицах.

В южной части острова был главный город атлантов — Посейдонида. Три искусственно прорытых водяных кольца или канала делили город на три концентрические части. В центре на высоком холме, между пирамидами Солнца и Луны, окружённый обелисками и колоннами, стоял храм Посейдона, увенчанный исполинской золотой статуей бога. Храм, пирамиды, колонны, покрытые металлами, ослепляли своим блеском.

Дворец, окованный серебром и золотом, с золотыми статуями царей и членов их семей, блистал великолепием среди пальм, магнолий, олеандров и роз. Прямая дорога вела от канала на вершину холма к царскому дворцу и храму. Она была обсажена деревьями, дающими тень, и охранялась почётной стражей в золотых доспехах — сыновьями царей и жрецов.

На склонах холма среди висячих садов и фонтанов стояли дворцы приближённых вельмож, главных жрецов и жриц. Внизу, у подножия холма, дорога кончалась площадкой пристани, выложенной из плит белого и чёрного камня и окружённой медными колоннами, на которых по ночам горели смоляные огни. От пристани к морю, пересекая кольца воды и суши, проходил прямой, как стрела, канал. Расширяясь у входа в море, он образовал бухту, в которой была гавань с её бесконечным лесом мачт, с гулом людских голосов и шумных верфей.

На земляных кольцах вокруг острова стояли дома жрецов, знати, богачей и прославленных воинов. Затем жреческие школы, казармы, библиотеки, лаборатории, дома горожан из чёрного, белого и красного камня и на самом внешнем кольце — дома ремесленников и мастерские.

Столица Атлантиды (по Платону).

Дворцы знати и богачей были украшены каменными барельефами, мозаикой и облицованными медью колоннами. Слоновой костью, лазуритом, золотом и драгоценными самоцветами были украшены покои, кресла, ложе. Богачи умащали свои тела благовониями и носили тонкие льняные одежды, в головных уборах красовались пёстрые перья редких птиц. Рабы носили своих повелителей по городу в носилках из слоновой кости и с опахалами из страусовых перьев. Питались они поджаренным на огне мясом, мучными лепёшками, дичью, отборной рыбой, лучшими фруктами и запивали еду искристым вином своих виноградников. Они повелевали рабами и слугами, умножали свои сокровища, строили корабли и посылали их с накопленным добром на обмен в другие страны.

Но не так жили те, кто трудился, кто добывал и плавил металлы, кто обтёсывал камни, кто возделывал землю костяными орудиями и собирал жатву. Их дома были врыты в землю, крыши покрывались бамбуком и пальмовыми листьями, вход был оформлен тремя каменными плитами. Земляные выступы на полу, покрытые плетёными циновками, служили им ложем. Поджаренные на раскалённых камнях лепёшки из смолотых между камнями зёрен и овощи были их пищей.

Земледельцы бились за своё существование. Они не могли уходить с полей, и их жильё стояло тут же, окружённое загородкой из сухих стеблей. Вся долина острова была разделена на сады из вечнозелёных растений и пальм, между которыми поднималась густая, высокая стена злаков. Она тянулась короткими квадратами на бесконечное пространство, разгороженная и обрамлённая каналами, по которым протекала вода. Тут были ячмень и пшеница, хлопчатник, кукуруза и сахарный тростник. И всё это было могучее, яркое, зелёное. Здесь не было куска земли, который не родил бы, и, кажется, не было предела этой рождающей силе земли. И не было времени в году, когда человек мог бы уйти от земли, дававшей ему ежегодно два урожая.

После только что снятого хлеба примитивная соха, где на деревянный конец был насажен маленький кусочек отточенного кремня или обсидиана, уже ковыряла землю и люди снова бросали зёрна. Только что были собраны овощи, а люди уже сажали новые.

По крупным каналам между полей сплавлялись с гор драгоценные породы дерева. В лесах на склонах гор неумолчно раздавались удары каменных топоров. В горах, в земляных ямах плавилась руда — там добывались металлы.

Рудокопы и каменотёсы, большей частью рабы, захваченные в сражениях в чужих странах, носили на голове в корзинах землю и руду из шахт. По буграм и скалам, по крутым тропинкам они спускались и поднимались непрерывной вереницей. На длинных шестах в корзинах носили тяжкую каменную ношу для постройки нового дворца или храма. Их могучие спины гнулись под тяжестью, напрягались железные мышцы, пот струился по их телам. И такие же рабы покорно строили корабли в шумных верфях, потому что атланты считали, что их мудрость — в познании других стран, а сила — в крепком и многочисленном флоте.

И нельзя было рабам бежать с этого острова, — их всюду стерегло море: оно раскинулось со всех сторон., бесконечное, коварное и вечно грозящее.

Среди атлантов не было людей с ассирийскими бородами, завитыми в косы, как лошадиные гривы, и не мазали атланты своего тела жиром, как африканские народы. Цари, жрецы, знатные и простые люди — все одинаково обмывали свои тела в водоёмах и ваннах с горячей и холодной водой.

Атлантские женщины наравне с мужчинами были служительницами культа и воинами. Когда во дворце совет десяти царей объявлял военный поход, с мужчинами отправлялись в поход и девушки — наездницы и стрелки. Женщина была хозяйкой дома, которую слушался муж, владыкой жилища и главой семьи, где сыновья прибавляли к своему имени не имя отца, а имя матери. После работы она обмывала своё тело, облачалась в широкие льняные одежды, украшала руки и ноги браслетами, надевала ожерелья и амулеты на шею и шла в город. Она шла с открытым лицом и, как мужчина, разговаривала с кем хотела. Она шла на торговую площадь и свободно обменивала товары наравне с мужчинами, и все относились к ней с уважением.

В центре торговой площади крупные волы, козы, свиньи и овцы дожидались своих покупателей. Земледельцы, рыбаки, ремесленники сидели вдоль стен домов за грудами своих товаров; здесь были финики, бананы, апельсины, всевозможные овощи и пряности; слоновая кость, украшения из золота, серебра, меди и лазурита, раковины, ткани и благовония. Между товарами сновали покупатели. У каждого в руках был предмет для обмена, часто собственного изделия.

Белокурые скандинавы в серебристых шкурах обменивали здесь янтарь и меха; представители Азии в длинных золототканых одеждах — лазурит и благовония; чёрные обитатели Африки, гремящие амулетами, — раковины, слоновую кость, крокодиловую кожу; ливийцы, иберы и баски обменивали оружие, циновки и сети на пряности и на бруски атлантских металлов.

Жадно жил человек на этом пышном, зелёном, насыщенном ароматами острове. Он брал от жизни всё, что она ему давала. И не было здесь для человека смерти, было только временное умирание, — так верили атланты.

Когда из тела отлетала душа, тело бальзамировали и хоронили в нише, пробитой в скале, если умирал простой человек; или в выложенной камнем могиле, над которой складывалась пирамида, если он был богат и знатен. И клали в могилу с покойником всё, что ему могло пригодиться в долгой загробной жизни: оружие и утварь, одежду и мебель, хлеб, плоды и кувшины с питьём. И вместе со знатным покойником кончали свою жизнь и тут же их хоронили, — его слуги, рабы и приближённые. Огромными каменными плитами закрывался вход в могилу, чтобы никто не мог проникнуть в жилище вечности, чтобы сохранилась земная оболочка человека вплоть до того времени, когда снова душа войдёт в мёртвое тело и снова человек встанет к новой жизни.

Так верили атланты, поклоняясь всемогущему Солнцу. Целый день его яркие лучи радостно согревали поля, освещали леса и горы, искрились в воде каналов и родников, горели на облицованных металлами стенах и торжественно отражались от золотых статуй богов и царей. А когда, завершая дневной путь, ладья Солнца склонялась к западу и на остров опускался мрак, тогда зажигались многочисленные огни на колоннах, разжигались жаровни на площадях и факелы на сторожевых башнях. Жрецы поднимались в свои обсерватории, люди отдыхали от забот под звёздным небом, отдаваясь веселью, танцам и музыке. Только бедняки и рабы торопились уснуть на своих циновках, чтобы хоть немного отдохнуть перед новым тяжёлым днём.

И всюду на острове, будь то в городе или в поле, в селении, в лесу или глубокой долине, — всюду сквозь густую растительность доносилось дыхание моря, где царил морской бог Посейдон.

Так жила Атлантида, сильная морская, но беспокойная держава. Она посылала своих сынов и дочерей в другие страны древнего мира, за моря востока и запада, не только, чтобы обмениваться своими знаниями и опытом, но чтобы захватить новые ценности и новых рабов. Когда же атлантам стало казаться, что их корабли привозят мало добычи, когда цари и жрецы узнали, что мир велик и населён множеством других народов, они задумали покорить прибрежные страны других материков, где уже укрепились их первые переселенцы. Но во время войны случилась катастрофа. Вся страна атлантов сгорела в пламени вулканов и погрузилась на дно океана.

Платон писал: «… В продолжение многих поколений, пока природы божьей было в них [атлантах] ещё достаточно… Они держались образа мыслей истинного и действительно высокого, выказывая смирение и благоразумие и в отношении к обычным случайностям жизни, как и в отношениях друг к другу. Оттого, взирая на всё, кроме добродетели, с пренебрежением, они мало дорожили тем, что имели много золота и иных стяжаний, относились равнодушно к богатству как к бремени, а не падали наземь в опьянении роскоши, теряя власть над самим собою. Но когда доля божества… в них наконец истощилась, нрав же человеческий одержал верх, тогда, не будучи уже в силах выносить настоящее своё счастье, они развратились, и тому, кто в состоянии это различать, казались людьми порочными… были преисполнены неправого духа корысти и силы. Бог же богов Зевс… принял во внимание, что племя честное впало в жалкое положение и, решившись наказать его, чтобы оно, образумившись, стало скромнее, собрал всех богов… и сказал.»

На этом обрывается рассказ Платона. Видимо, Зевс, желая наказать атлантов, послал гибель на их страну.

<p>Последние атланты

Когда атланты воевали с народами Средиземноморья, все молодые люди отправились за Геркулесовы столбы. С тоскою смотрели оставшиеся на далёкий морской горизонт, надеясь увидеть первые корабли — вестники возвращения воинов. Но горизонт был мрачен и пуст. Уже несколько дней и море и небо дышали угрозой, и земля временами дрожала. В горах открывались кратеры, откуда вырывались пламя и дым, взлетали в воздух камни и пепел. Повсюду падала горячая серая пыль.

Подземные толчки всё усиливались. Людей охватывал ужас, многие бросались в храмы, где их мольбам с беспокойством внимали суровые жрецы. Из гаваней стали отплывать корабли, на которых спасались атланты. И вот наступила тёмная ночь, когда ничего не было видно без зажжённых факелов. Только вдали светилось смутное и зловещее пламя вулканов. Земля колебалась под ногами, всё больше кораблей отплывало из гавани.

В море поднимались огромные волны. С тёмного неба падал огненный дождь, земля разверзалась. Огненные реки спускались с гор, горели леса, рушились дома и храмы. В смертельном страхе метались люди. Они бежали в горы, но их поглощали потоки лавы; они бежали к морю, но море, захватывая берега, надвигалось на страну с рёвом, покрывшим все остальные звуки. Спасения нигде не было. Неумолимая волна, сверкая, как металлическая стена, подходила всё ближе, залила берег, долины, поднималась всё выше и, наконец, поглотила страну. Не стало больше ни лесов, ни гор, не стало Атлантиды. Кругом бушевало одно только море.

Гибель атлантов.

… Беспомощно плыл по бурному океану одинокий корабль без вёсел, без мачт, увлекаемый сильным течением. С тусклого неба, на котором давно не показывалось солнце, падал мрачный свет. Постепенно умерли все гребцы, прикованные в трюме к скамьям, и последние атланты, привязавшись к снастям, покрытые кровью, в отчаянии слабыми голосами призывали бога Солнце, покинувшего свой народ и своё царство.

Кругом, до самого края, расстилались только океан и непроглядная ночь. Вдали иногда ещё раздавались ослепительные взрывы, и беглецы видели, как огромные пылающие глыбы, на мгновенье освещая волны, с чудовищным шипеньем, поднимая облака пара, исчезали в морской пучине.

Течение уносило корабль. Скорость была гак велика, что он преодолевал встававшие на его пути чудовищные волны, и, может быть, именно это спасало до сих пор атлантский корабль от гибели.

Однажды морское течение как будто повернуло в сторону, стало медленнее.

Но прошло ещё много времени, пока послышался шум прибоя у неведомого берега. Корабль проскочил между рифами, и атлантские беглецы пристали к берегу.

Под защитой утёса они нагромоздили брёвна, орудия, сундуки, в которых находились священные книги, семена и съестные припасы. Наконец атланты развели свой первый костёр и запели торжественные гимны своему солнечному богу. А местные племена, спустившись с гор, выйдя из лесов и степей, смотрели потом с удивлением, как эти странные пришельцы разрывали орудиями почву, засевали её зёрнами, вращали тяжёлые камни, обтёсывали глыбы, ставили алтари и старались снова организовать свой мир вокруг первого зародыша общины.

Протекали века. Медленно таяли недоступные с севера и востока ледяные поля, и смелые полчища людей Старого Света, гоня перед собой стада, обрушивались на поселения морских народов. От атлантов и сжившихся с ними племён ничего не осталось, кроме развалин и памятников, назначения которых не знали новые народы.

В течение веков ещё поддерживались древние солнечные обряды и в памяти народов ещё жили рассказы о последних атлантах, о чудесных кузнецах-металлургах, о таинственном народе Пир-Хуа, о богах, гигантах, титанах.

Эти легенды глубоко врезались в память народов и передавались из века в век. К рассказу предков каждый прибавлял что-нибудь от себя, и сохранилось только смутное воспоминание о богатой, счастливой стране, процветавшей где-то далеко на загадочном западе, а для американских народов — среди моря на востоке; о стране, которая была таинственным Аменти египтян, орошаемом четырьмя реками раем израильтян, Посейдонидой Солона, Елисейскими полями греков, куда все народы стремились вернуться после смерти на священных ладьях, запечатлённых солнечным диском.

<p>Заключение

В настоящее время мы едва лишь начинаем познавать прошлое.

Ещё сто лет назад учёные ничего не знали о минойском Крите, о Микенах и Трое, о погибших культурах Африки, Америки, Индии. Только сравнительно недавно учёные начали расшифровывать письмена майя и занялись археологическими раскопками в Америке, чтобы изучить происхождение удивительных древних культур. Археологические и геологические исследования подвигаются вперёд быстрыми шагами; и теперь уже нет научных доказательств, которые бы отрицали существование материка, затонувшего в Атлантическом океане и служившего когда-то мостом между Старым и Новым Светом.

Древнегреческий учёный Платон называл этот материк Атлантидой и культуру, процветавшую на нём, — атлантской.

Но откуда произошло это слово: «Атлантида», «атланты»?

По-видимому, затонувший материк назван по океану, который стал Атлантическим по наименованию Атласских гор в северо-западной Африке. Горы же названы по имени древнегреческого мифического титана — героя-небодержателя Атласа, по-гречески — Атланта. А имя Атлант?

Ни в одном из языков Средиземноморья нет корня этого слова. Древнейший народ северо-западной Африки был назван Геродотом в IV веке до нашей эры атлантами. В древней Америке у входа в залив Ураба стоял город Атлан. Ацтеки, по преданию, приплыли в Америку из страны Ацтлан. И только в ацтекском языке имеется слово «атл», означающее «вода», и корень «илан», означающий «посреди воды». Весьма вероятно, что миф об Атланте возник после гибели Атлантиды, а тогда и название «Атлантида» древне́е, чем имя Атлант, чем название Атласских гор и Атлантического океана.

Нет никакой надобности считать культуру атлантов праматерью всех культур. Но она, несомненно, благодаря связям между народами, могла оставить некоторые черты на длинном пути от Америки до Европы, от Африки до Месопотамии и Индии не только в виде преданий и религиозных пережитков, но и в виде памятников материальной культуры.

Гигантские развалины храмов и пирамид, священные города, каменные скульптуры, загадочные иероглифы, общие символы — все эти повторяющиеся черты сходства так необычны, что невольно хочется поднять завесу над далёким прошлым и заглянуть в ещё более древние времена.

Не зная многого и не имея ещё возможности проникнуть в ту область, где приходится пока ходить с завязанными глазами, нам всё же мерещится возникающий из глубин геологического времени исчезнувший материк и появляющиеся из доисторической эпохи народы, оставившие в древнем мире свои следы в виде календаря, письменных знаков, архитектуры и начатков астрономических знаний. Иными словами, как, по свидетельству древних, потонувшая Атлантида оставила на поверхности океана огромные массы плавающей пемзы, так и последние атланты и их переселенцы оставили среди других народов неизгладимые черты своей культуры.

По великой морской дороге, по островам и побережьям в доисторические времена прошли переселенцы, торговцы и воины атлантов. После них, осталась длинная вереница легенд о великанах, амазонках, кузнецах и титанах, о гераклах, атлантах и Прометеях. И как под истрёпанной, обветшалой тканью мифов всегда можно найти незыблемую основу, уцелевшую после того, как узор ткани уже погублен временем, так и в преданиях народов, бывших в сношениях с атлантами, обнаруживаются еле заметные очертания исчезнувшей страны.

Но, к сожалению, большая часть учёных до сих пор иронически улыбается при одном только упоминании Атлантиды и не желает заниматься её поисками. Одни считают это бессмысленной потерей времени, потому что этого нельзя сделать усвоенными, привычными методами. Другие предпочитают решать этот вопрос ещё проще и, не задумываясь, заявляют, что Атлантиды никогда не было и что это плод чистейшей фантазии, то есть то же, что говорили авторитетные учёные XIX века про Трою, воспетую в «Илиаде» Гомера.

Однако теперь, перед лицом последних достижений океанографии и геологии, такое отрицание уже невозможно.

Некоторые археологи начали определять методом атомного распада изотопа углерода C14 возраст древнейших культур, и теперь уже многое пришлось изменить в существовавших до сих пор взглядах. Например, этим методом на острове Сайпан в Тихом океане найдено поселение 1375 года до нашей эры, тогда как до сих пор было признано наукой, что первые поселенцы на островах Тихого океана появились не ранее первых веков нашей эры. Этим же методом установлено, что человек жил в Центральной Америке в XXII тысячелетии до нашей эры, хотя учёные считали, что заселение Америки произошло через Азию не раньше, чем в XII–XV тысячелетиях до нашей эры. Новый метод может многое изменить в создавшихся взглядах, установив более точный возраст доисторических культур и тем самым раскрыв их взаимосвязи.

Ещё заманчивее — опустить на дно Атлантического океана батискаф в районе Азорских островов на глубину 3000 метров. В настоящее время эти стальные камеры, с двумя наблюдателями, уже достигают более 4000 метров глубины, люди в них могут проплывать на такой глубине расстояния в несколько километров и держаться под водой несколько часов.

Но вряд ли наблюдатель увидит на дне океана остатки Атлантиды. Чтобы их обнаружить, надо делать раскопки под давлением столба воды в 3000 метров и больше на дне, где всё поглощено и раздавлено потоками лавы, разломами, сдвигами и провалами. Делать раскопки на такой глубине, под таким большим давлением пока ещё невозможно. Поэтому до тех пор, пока не появится на свет хоть один обломок здания, статуи, колонны, хоть какой-нибудь вещественный след, Атлантида останется под своим заманчивым покровом, подобно Микенам, Трое, Кноссу и Мохенджо-Даро, пролежавшим в неизвестности не одно тысячелетие.

Однако человеческому уму нет предела! Мы неустанно раздвигаем границы мира и делаем доступным то, что раньше казалось недостижимым. Например, пятьдесят лет назад человек ещё не знал Антарктиды и только первые самолёты отрывались от земной поверхности. А в наши дни уже освоены безжизненные ледяные просторы и человек, стремясь к познанию вселенной, начал завоевание космоса.

Мы создали искусственные спутники Земли и первую искусственную планету. Послали ракету на Луну и ракету вокруг Луны, которая помогает изучать её, не видимое с Земли, полушарие. Мы освоили атмосферу, проникли в недра Земли и в глубины океанов! Так неужели же в скором времени мы не сможем делать раскопки под водой на глубине трёх — четырёх тысяч метров, чтобы найти вещественные остатки Атлантиды? Конечно, сможем!

Поэтому всем верящим в рассказ Платона, всем, кто умеет мечтать и ждёт от науки новых открытий, следует помнить, что мы стоим у порога раскрытия заманчивой тайны, что скоро наступит время, когда скептикам придётся признать Атлантиду Платона так же, как восемьдесят лет назад учёные признали Трою Гомера!



0|1|2|
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua