Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

А Скляров Перу и Боливия задолго до инков

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|

(Тем, кого заинтересует более детальный анализ такого вопроса как Потоп, я могу порекомендовать ознакомиться с моей статьей «Всемирный Потоп: расчеты и реальность», которая доступна в Интернете. Уточненный и дополненный вариант этой статьи вошел также в качестве Приложения в мою книгу «Древняя Мексика без кривых зеркал», которая опубликована издательством «Вече» в 2008 году).

Достаточно очевидно, что воздействие подобной цунами не ограничивалось лишь тем, что на какое-то время значительная часть суши этого континента оказалась покрыта водой. Цунами неизбежно должна была буквально содрать верхний слой земли и утащить за собой сначала вглубь материка, а затем – когда вода начала «откатываться» назад – также активно потащить свое содержимое в сторону океана. Естественно, что все, что находилось в этом содранном волной верхнем слое земли, в этих условиях испытало кардинальное перемешивание. И любой, кто хоть раз в жизни наблюдал за морским прибоем и тем, как прибой изменяет край суши, легко может представить себе последствия воздействия потопной цунами на Южную Америку. Эти последствия тут настолько велики, что ориентироваться на текущее расположение допотопных (ориентировочно – ранее середины XI тысячелетия до нашей эры) археологических слоев, строго говоря, вообще нельзя – так называемый стратиграфический метод для них просто не работает.

Ясно, что в результате подобного воздействия со стороны потопной цунами из-за перемешивания слоев самого разного возраста совсем рядом могли оказаться кости динозавров, вымерших десятки и даже сотни миллионов лет назад, и кости людей, живших тут совсем незадолго до Потопа или вообще погибших в ходе него.

Правда, остается проблема окаменевшего состояния костей как динозавров, так и людей. Однако, во-первых, еще неизвестна степень окаменения останков. И во-вторых, в самом процессе окаменения еще далеко не все ясно – то тут, то там мы сталкиваемся с примерами того, что окаменение органических останков идет совсем иначе, нежели мы себе сейчас представляем…

Иной вариант объяснения соседства людей и динозавров на камнях Ики способна подсказать опять-таки наша современная жизнь. Мы не живем рядом с динозаврами, мы просто знаем о них. Знаем, благодаря такой науке как палеонтология. И изображаем динозавров одновременно с людьми только либо для усиления эмоционального эффекта (если речь идет, например, о художественных фильмах), либо для повышения наглядности при передаче этого знания друг другу (скажем, в научно-популярных фильмах). Так почему бы тем же мотивам не быть и у древних художников, создававшим изображения на камнях Ики?..

На камнях Ики отражено вовсе не реальное сосуществование человека и динозавра, а всего лишь факт знания людей о динозаврах!.. Такое объяснение, на мой взгляд, гораздо более логично. Более того, оно позволяет избежать кардинального пересмотра всей картины эволюции на нашей планете и не входить в противоречие с тем огромным массивом данных, который уже накопили такие науки как палеонтология и археология.

Другое дело, что возникает вопрос об источнике этих знаний у индейцев тысячу (а то и существенно более) лет назад. Ведь ни палеонтологией, ни даже археологией они явно не занимались. А «из воздуха» такое знание появиться просто не может. Должен быть какой-то вполне осязаемый и реальный его источник. Но и «альтернативщикам», и представителям академической науки давно известны случаи появления у древних народов «запредельного» для них знания. И камни Ики тут – вовсе не единичный случай.

 

* * *

 

Уровень же палеонтологического знания, которое нашло отражение в рельефных рисунках на камнях Ики, просто поражает. По сути, мы имеем тут дело чуть ли не со своеобразной энциклопедией динозавров. На камнях Ики есть хорошо известные современным палеонтологам виды – стегозавр, трицератопс, тираннозавр, различные виды гигантских зауроподовых (огромных травоядных с маленькой головой, длинной шеей и массивным туловищем – диплодоков, брахиозавров и пр.). Причем показаны они именно с такой детализацией, которая позволяет сразу определить конкретный вид животных – на изображениях отражены самые характерные черты их внешнего вида.

 


Рис. 22. «Страница» из «Энциклопедии динозавров» Ики

 

Среди деталей внешнего вида некоторых динозавров есть и такие, которые в свое время служили дополнительными «аргументами» в пользу версии современной фальсификации камней Ики, – дескать безграмотные уакерос пририсовали динозаврам то, чего у них на самом деле не было. Прежде всего это касается тех изображений, где представители зауроподовых представлены с ярко выраженным гребнем пластин на спине.

В 60-70-е годы прошлого века – когда коллекция Кабреры стала широко известной – палеонтологи полагали, что у зауроподовых на спине ничего не было. Однако в конце ХХ века были обнаружены окаменевшие останки представителей этой группы динозавров с отчетливыми отпечатками гребня из пластин на спине. Дело в том, что, как выяснилось, эти пластины были не костными, а состояли из мягких тканей, которые быстро разлагаются после смерти животного. Поэтому-то долгое время палеонтологи и не могли обнаружить свидетельств наличия у зауроподовых подобных «деталей». Но в современных художественных реконструкциях на спине некоторых видов зауроподовых уже красуется гребень из пластин.

Коллекция камней Ики явно опередила по знанию палеонтологов

 


Рис. 23. Гребень на спине представителя зауроподовых

 

Довольно часто на теле динозавров, изображенных на камнях Ики, можно увидеть нечто типа «орнамента». Конечно, можно было бы списать наличие такого «орнамента» лишь на то, что древнему художнику почему-то не нравилось наличие пустых мест в его произведении, и он искусственно добавлял подобные «украшения».

Однако в последнее время палеонтологи отошли от представления динозавров в виде монотонно серых или серовато-зеленых гигантов. Все более укрепляет свои позиции та точка зрения, согласно которой тела древних ящеров действительно имели «украшения» самых разнообразных цветов (как ныне имеют подобные «украшения», скажем, те же ящерицы и змеи – прямые потомки динозавров). Просто с течением времени и в ходе процесса окаменения органические останки теряют исходные яркие цвета, и восстановить реальную раскраску древних животных оказывается даже если и возможным, то очень трудным делом.

Так что и тут знание, заключенное в камнях Ики, опередило палеонтологов. Правда, остается не ясным, насколько точно изображение на камнях Ики передает «украшения», которые реально были у динозавров…

 


Рис. 24. «Орнамент» на теле динозавра

 

Но изображения на камнях Ики содержат и такие элементы, которые способны серьезно изменить наши представления не только о внешнем облике динозавров, но и о некоторых моментах эволюции в целом. Например, мы «знаем» о том, что динозавры откладывали яйца. И в этом они близки к современным пресмыкающимся – змеям, ящерицам и крокодилам.

Между тем на камнях Ики можно увидеть живородящих динозавров!.. Причем такие изображения показывают как непосредственно момент рождения детенышей, так и динозавров с развившимся зародышем еще в чреве матери.

Возможно ли такое?.. А почему бы и нет… Есть же, скажем, живородящие змеи и ящерицы. Пусть их не так много, но они есть. При этом змеи и ящерицы являются ближайшими родственниками динозавров.

И кстати, в конце ХХ века среди палеонтологов появилась версия, что некоторые виды динозавров могли быть живородящими. Только появилась она уже много позже того времени, как Кабрера собрал свою коллекцию.

 


Рис. 25. Живородящий динозавр

 

На Рис. 25 можно заметить, что живой детеныш рождается у динозавра, который имеет еще одну странную, но явно преднамеренно прорисованную деталь – вымя!.. Аналогичное вымя можно видеть и на других изображениях динозавров – например, на Рис. 20. О том же, что это – именно вымя, а не какие-то декоративные выросты на теле, вполне определенно говорит изображение на камне, где показаны два детеныша, кормящиеся (судя по всему, молоком) из такого вымени. Получается, что какие-то из динозавров были… млекопитающими!..

В рамках сложившейся ныне теории эволюции первые млекопитающие хоть и появились в период царства динозавров (ближе к его окончанию), но представляли из себя совсем мелких животных чуть больше мыши. А тут на рисунке вовсе не маленькая мышка, а гигантский динозавр из группы семейства зауроподовых!..

Современные палеонтологи уже выдвинули предположение, что некоторые виды динозавров могли быть теплокровными, но до млекопитающих динозавров еще никто не додумался. А ведь, между прочим, это абсолютно не противоречит самой теории эволюции, в рамках которой новые перспективные признаки могут появляться у разных видов и намного раньше, чем эти признаки закрепятся в качестве атрибута какой-то группы видов. Каким бы парадоксальным нам это сейчас не казалось, но теория эволюции вовсе не запрещает млекопитающих динозавров!..

Коллекция камней Ики вновь опережает палеонтологов?!.

 


Рис. 26. Млекопитающий динозавр

 

Однако в коллекции Кабреры имеется немало изображений и еще незнакомых науке видов. Впрочем, сами палеонтологи признают, что им ныне известно в лучшем случае процентов десять-пятнадцать из всего реального разнообразия видов животного мира прошлого.

Так может быть, палеонтологам стоит присмотреться повнимательней к камням Ики?.. Вдруг что-то откроют с их помощью. Или хотя бы почерпнут из изображений на камнях какие-то идеи для своих будущих исследований. Ведь все описанные тут детали и нюансы изображений динозавров достаточно определенно указывают на то, что в рисунках заключено некоторое вполне реальное знание!..

 


Рис. 27. Крылатый «динозавро-дракон»

 

* * *

 

Но откуда могло взяться у индейцев Южной Америки столь детализированное знание о динозаврах?..

Допустим, кости гигантских животных попадаться им могли (особенно если вспомнить про последствия воздействия потопной цунами). Но палеонтология – не столь уж и простая наука. Для того, чтобы по костям восстановить внешний облик животного, нужен целый комплекс серьезных научных знаний. И уж заведомо сугубо по костным останкам индейцы никак не могли узнать о наличии у динозавров мягких пластин на спине, рисунка на кожном покрове или вымени для выкармливания детенышей.

Если же индейцы не жили одновременно с динозаврами и не занимались серьезно палеонтологией, то остается один вариант – знание, принесенное извне от какой-то другой более развитой цивилизации.

С этой версией вполне согласуется тот момент, что среди всей коллекции выделяется своим качеством изготовления и информативностью определенная группа «исходных» камней, с которых индейцы явно делали более простые копии. Как согласуется и вывод Кабреры о том, что индейцы воспринимали «исходные» камни в качестве наследия неких «богов». А ведь представителей высоко развитой цивилизации индейцы вполне могли посчитать богами.

Есть и еще один немаловажный момент. Дело в том, что на камнях Ики изображения «людей» (пока возьму это слово в кавычки) можно четко и однозначно разделить на две разные группы.

Одна группа «людей» обладает округлыми головами и чертами лица. Эти «люди» показаны без каких-либо головных уборов. И занимаются они вполне простыми занятиями – охотой, рыболовством, присмотром за детьми, получением сексуального удовлетворения и т.д. и т.п.

Другая группа «людей» обладает острыми чертами лица, не имеющими ничего общего с округлыми формами первой группы. Эта группа «людей» изображается всегда в головном уборе из перьев. И занятия у них несравненно более сложные, нежели у представителей первой группы. Именно «люди» в головных уборах из перьев с острыми чертами лица показаны на рисунках, связанных с «наукоемкими» (если так можно выразиться) занятиями – они осматривают небо и окружающую местность в подзорные трубы, исследуют что-то мелкое с помощью увеличительного стекла, проводят сложные медицинские операции.

 


Рис. 28. Использование оптических приборов

 

Кабрера относил и тех, и других к некоему единому «древнему человечеству», полагая, что вторая группа представляет аристократию этого сообщества. Но можно ведь интерпретировать данное различие и совсем по другому. Две группы «людей» могут представлять две разные цивилизации!.. Одна цивилизация – примитивные племена древних индейцев Южной Америки. А другая – высоко развитая цивилизация тех самых «богов», которые и дали индейцам знание, отраженное в рисунках на камнях Ики. Знание, весьма развитое по своему уровню не только в области, касающейся динозавров.

Скажем, на рисунках с астрономической тематикой, которая представлена в собрании камней Ики довольно широко, древние художники схематично, но вполне узнаваемо изобразили основные космические объекты – звезды, кометы, туманности. Причем это именно туманности, а не облака – в некоторых из них дополнительно прорисованы звезды. А на рисунках, где показана Луна (пусть порой и весьма схематично в форме человеческого лица), на ее изображении можно увидеть моря и горы. Между тем без специальных оптических приспособлений узнать о существовании на этой планете «морей» и гор просто невозможно.

Многие древние народы пристально изучали небесный свод. Однако ни у кого из них не было ни увеличительных стекол, ни подзорных труб. И уж заведомо подобных оптических инструментов не было у известных индейских культур Южной Америки. А в изображениях на камнях Ики эти инструменты встречаются достаточно часто.

 


Рис. 29. Астрономические изображения

 

Любопытно, что «человечек» с подзорной трубой попадается и на тех камнях из коллекции Кабреры, на которых изображены хорошо известные рисунки пустыни Наска (см. далее). Среди них легко узнать паука, обезьяну, кондора. Сходство изображений столь велико, что связь изображений на камнях Ики и рисунков в пустыне Наска представляется несомненной. И тут может быть два варианта объяснения этой связи.

Вариант первый. Рисунки в пустыне появились позже изображений на камнях Ики (или практически одновременно с ними). И камни Ики служили своеобразной «уменьшенной схемой», которой руководствовались те, кто создавал рисунки на плато Наска. Тогда получается, что эти образы были уже достаточно распространены в местной культуре.

Вариант второй. Эти изображения на камнях Ики вырезаны уже после того, как в пустыне были нанесены огромные линии и рисунки, которые и послужили прототипом соответствующих сюжетов на камнях. Этот вариант мне представляется гораздо более вероятным, хотя для окончательного отказа от первого варианта оснований нет.

Однако рисунки в пустыне Наска таковы, что полностью и детально их обозреть можно только с высоты. И тут не поможет наличие одной лишь подзорной трубы, которая имеется у изображенного на соответствующих камнях Ики «человечка». Дело в том, что рисунки на плато Наска расположены на значительном удалении от сколь-нибудь высоких гор, и наблюдатель, расположившись на них, даже обладая самой сильной оптикой, будет испытывать серьезные затруднения в определении точных характеристик рисунков из-за очень малого угла между линией прямого визуального наблюдения и плоскостью пустыни, на которую нанесены рисунки. Без летательного аппарата никак не обойтись. Но летательные аппараты как раз имеются на камнях Ики. Так что у создателей изображений на камнях действительно были возможности обозревать рисунки Наска с высоты и воспроизводить их с весьма хорошей точностью.

 


Рис. 30. Рисунки Наска с наблюдателем

 

Другая отрасль знаний, нашедшая отражение на камнях Ики, – картография. В коллекции есть серия из крупных камней (порядка метра в диаметре и более), на которых изображены материки. По другому эти рисунки никак не интерпретируешь.

Однако контуры этих континентов совсем другие, нежели известные нам на нашей планете. При очень сильной натяжке можно найти что-то похожее на Африку и два американских континента, однако форма их береговой линии заметно изменена. Как будто их рисовали в глубокой древности. Это – первая идея, которая приходит в голову. Этой же идеи придерживался и Кабрера, который полагал, что на этих камнях показаны как современные материки, так и древние затонувшие – Му и Атлантида. Лично мне версия с затонувшими континентами представляется очень сомнительной, но полностью ее исключить нельзя.

На материках условными символами показаны животные и люди – все континенты были обитаемы. Показаны дома, леса, горы и другие особенности рельефа. Почти как на какой-нибудь современной туристической схеме. Однако наши попытки соотнести расположение этих символов с известными особенностями конкретных материков результатов не дали – континенты так и не удается идентифицировать.

Может, это вообще материки другой планеты?.. Например, планеты, с которой на Землю прибыли те самые «боги», составившие «исходный» набор изображений на камнях. По крайней мере, и такой вариант исключить нельзя...

 


Рис. 31. Камень – карта материков

 

Как уже говорилось ранее, Хавьер Кабрера был хирургом, и основной интерес к камням Ики у него возник, когда он столкнулся с изображенными на камнях сценами хирургических операций. Причем весьма непростых. Помимо известного нам кесарева сечения на рисунках показаны операции, которые Кабрера интерпретировал как трансплантацию внутренних органов – желудка, печени, сердца и даже полушариев головного мозга. Причем есть камни, где отдельные внутренние органы прорисованы с великолепной анатомической точностью.

Любопытно, что на многих камнях с медицинской тематикой есть изображения каких-то устройств, предназначенных явно для анестезии, и часто показан врач-анестезиолог. В то же время инструменты в руках хирургов либо совсем простые, либо изображены очень схематично.

Могли ли древние индейцы проводить подобные операции?.. Очень сомнительно. Для этого нужно не просто знание анатомии человеческого тела, а весьма совершенное оборудование и высоко развитое медицинское знание, подразумевающее познания в самых разных направлениях – терапии, хирургии и прочем...

 


Рис. 32. Хирургическая операция

 

Однако версия Кабреры о том, что на камнях изображены операции именно по пересадке внутренних органов, мне представляется достаточно сомнительной. Гораздо больше сцены с вынутыми из тела органами напоминают обычное вскрытие трупов или даже проведение неких – с нашей точки зрения, достаточно жестоких – экспериментов на живых людях (см. далее). Почему-то таких довольно простых версий Кабрера, а вслед за ним и другие исследователи камней Ики, даже не рассматривали. Впрочем, не исключено, что изображения на медицинскую тематику на камнях Ики охватывают весь перечисленный спектр медицинских манипуляций.

Стоит отметить, что в подавляющем большинстве случаев в качестве оперируемых изображены люди с округлыми чертами лица и без головных уборов (представители первой группы). «Люди» (или боги) с острыми чертами лица и в головном уборе из перьев на операционном столе представлены гораздо реже. Зато они неизменно являются теми, кто проводит медицинские операции!..

 

* * *

 

Отдельной проблемой, связанной с камнями Ики, является способ нанесения на них рисунков. Дело в том, что исследование параметров деталей рельефных рисунков выявляет порой следы использования при их создании таких технологий, которые значительно превосходят уровень развития известных местных индейских культур. Это вновь заставляет задуматься о версии создания подобных изображений на камнях Ики некоей высоко развитой в техническом отношении цивилизацией, присутствие которой в древности на территории Южной Америки историки категорически отрицают.

Историки отрицают, а факты заключаются в следующем.

В 1965 году один из первых коллекционеров камней Агурто Калво опубликовал в своей статье результаты петрологической экспертизы камней, проведенной на факультете горнодобычи Национального инженерного университета Перу. Для экспертизы Кальво предложил камни из своей коллекции, купленные им у уакерос в 1962 году. Камни, подвергнутые обследованию, происходили из археологической зоны Окукахе и содержали изображения птиц, насекомых, рыб, людей и непонятных живых существ.

Заключение по результатам исследования содержало следующие выводы:

1. Все камни представляют собой высоко карбонизированный андезит (местная разновидность гранита) и вследствие разницы в цвете и структуре можно предположить их происхождение из разных месторождений.

2. В целом же камни происходят из лавовых отложений мезозойского периода, характерных для местности, где они были обнаружены.

3. Поверхность камней повреждена атмосферной эрозией и полевой шпат, являющийся составной частью андезита частично превратился в глину, что привело к формированию своеобразной «корки» на поверхности.

4. Эта «корка» имеет твердость от 3 единиц по шкале Мооса до 4,5 единиц в местах наименее поврежденных эрозией.

Андезит как разновидность гранита имеет по шкале Мооса твердость примерно в пределах 7-8 единиц, то есть является весьма твердой горной породой и нанесение изображений на ее поверхности – операция далеко не простая. Наличие более мягкой «корки» немного облегчает процесс создания рисунков, но далеко не всегда, поскольку подобная эрозия на камнях Ики вовсе не является повсеместной.

Еще в самом начале формирования своей коллекции весной 1967 года Кабрера отправил 33 камня (в том числе и с изображениями вымерших животных) на экспертизу в Горнодобывающую компанию Маурисио Хочшилда в Лиме и в июне получил официальный ответ,  в котором было сказано следующее:

1. Камни представляют собой андезит (местная разновидность гранита), обкатанный водными потоками.

2. Плотность камней значительно выше, чем обычная плотность гальки той же породы, известной в бассейнах местных рек.

3. Камни покрыты естественной оксидной патиной, в том числе и линии гравировки.

4. Следы гравировки не имеют сколов или неровностей, что свидетельствует о том, что камни были захоронены почти сразу после изготовления, то есть не использовались в быту.

Отмечу сразу, что термин «гравировка», который с чьей-то легкой руки был запущен в обиход в отношении рисунков на камнях Ики, на самом деле является не совсем корректным. Дело в том, что под гравировкой обычно понимается вполне конкретная технологическая операция с использованием специального оборудования, похожего на бормашинку в зубном кабинете. Однако рисунки на камнях Ики явно указывают на использование не только этого, но и других способов обработки поверхности камня. Поэтому здесь и далее под словами «линии гравировки», строго говоря, следует понимать более общий термин – «линии рисунков» или «борозды».

Приведенные выше заключения Горнодобывающей компании были подтверждены в январе 1969 года в ходе экспертизы, которая была проведена в лаборатории Боннского Университета, куда камни отправили из Лимы для повторного исследования. В результате в двух разных лабораториях было получено несколько принципиально важных выводов. Прежде всего: оксидная патина покрывает всю поверхность камней, в том числе и внутри борозд. Это однозначно свидетельствует о том, что рисунки не были сделаны в современное время, поскольку в таком случае патина была бы нарушена. Имитировать же естественную оксидацию поверхности камня искусственным путем, да еще в провинциальных сельских условиях, не представляется возможным.

Второй принципиально важный вывод – отсутствие сколов или неровностей по краям борозд. На основании этого экспертами был сделан вывод о том, что камни будто бы были захоронены сразу после изготовления. Однако последний вывод явно сделан неправомерно, поскольку при бережном хранении (которое было бы вполне естественно для предметов, имевших сакрально-религиозное назначение, – как «предметов богов») повреждений краев борозд также можно было избегать длительное время и без какого-либо «мгновенного» захоронения.

И третий вывод (объяснение которому не удается найти до сих пор) – это то, что камни Ики имеют плотность больше, чем аналогичная им, но необработанная галька из той же местности. Есть даже версия, что изменение этой физической характеристики камней было осуществлено искусственно с целью обеспечения их более длительной сохранности. Но даже если это так, то как именно был получен подобный результат – остается полной загадкой.

В 1975 году доктор Кабрера передал на исследование четыре камня из своей коллекции, которые в итоге попали в Институт Археологии АН СССР. Результаты проведенной тут трассологической экспертизы были приведены в журнале «Наука и жизнь».

В небольшой статье С.Поташника говорилось следующее. Под микроскопом, даже при небольшом увеличении, было видно, что бороздки рисунков на камнях были одинаковой ширины. Исследователи поставили эксперимент, попытавшись оставить следы на камнях при помощи различных инструментов, для чего использовали современный напильник из инструментальной стали и древние орудия из бронзы, кремния и обсидиана. От бронзы не осталось и следов, от остальных орудий – незначительные царапины глубиной до 0,2 миллиметра (в то время как глубина бороздок, образующих рисунки на камнях Ики достигает 1 миллиметра). Затем эксперты попробовали использовать бормашину. После некоторой тренировки они добились того, что следы от бормашины под микроскопом практически не отличались от оригинальных.

В итоге автор статьи констатировал: «Результаты исследования дают основания полагать, что нанесены все эти рисунки на камень с помощью технических средств. Такими средствами не обязательно, конечно, должны быть аппараты типа бормашины».

Одна из экспертных проверок в лабораторных условиях была проведена Доном Паттоном в 2001 году. Для исследования Паттон выбрал три камня. Один камень был с рисунком, изготовленным  Базилио Учуйя (одним из тех уакерос, которые «сознались в фальсификации»). Другой – из коллекции доктора Кабреры. А третий камень был обнаружен в том же году в погребении культуры Наска в долине Рио Гранде (район Пальпа). Погребение датировалось примерно 400-700 годами нашей эры. На этом камне были изображены два динозавра, морское существо и неизвестное животное.

Паттон отдал камни в две разных лаборатории для получения независимых результатов – сначала в  корпорацию «Мэйсон Оптик», затем в компанию «Пальм Абразив» (штат Орегон), которая специализируется на производстве высокоточных микроскопов. Результаты, полученные в этих организациях, оказались схожими.

На камне, изготовленном Учуйя, в бороздках рисунков были обнаружены микроскопические частицы стали (остатки инструмента) и кварца, оказавшиеся там в ходе создания бороздок. Борозды не имели следов естественной оксидной патины, тогда как нетронутая поверхность камня имела такую оксидную пленку. Сами борозды были гораздо светлее, чем на двух других камнях. Внутри борозд не было обнаружено никаких следов микроорганизмов. Вывод двух лабораторий был однозначен: данный камень имеет гравировку современного происхождения.

Изучение второго камня (из коллекции Кабреры) дало следующие результаты. Оксидная пленка была зафиксирована как на поверхности камня, так и внутри борозд гравировки. Не было найдено никаких микрочастиц металла, которые указывали бы на инструмент, использованный для создания рисунка. В микрокавернах на поверхности камня и внутри самих борозд рисунка были обнаружены частицы песка и грязи, въевшиеся в камень. Заключения обеих организаций гласили, что изображение на втором камне имеет значительный возраст, точно определить который не представляется возможным, поскольку пленка естественной оксидации на поверхности камня не поддается датированию с помощью известных технических методов.

Аналогичные результаты были получены и для камня из погребения в долине Рио Гранде. Однако этот камень имел более толстый слой патины, покрывавшей всю поверхность, в том числе и линии рисунка. Внутри борозд гравировки при помощи микроскопа были обнаружены микротрещины, которые могут образоваться только в результате длительного периода времени из-за резких скачков температуры. Вся поверхность камня, в том числе и сами рисунки, носила следы сильной эрозии. Все это указывало на, весьма вероятно, еще более почтенный возраст камня.

На камне были также обнаружены остатки пятен лишайника. А на изображении динозавра имелось черное пятно органического происхождения. Лабораторный анализ показал, что это – остатки крови, просочившейся из мумии, рядом с которой был найден этот камень.

Весьма любопытный результат был получен относительно техники нанесения рисунков. Выяснилось, что рисунки на третьем камне были не выгравированы, а выполнены в технике низкого рельефа. И изображение всего  на полтора миллиметра выше, чем остальная поверхность камня. Исследователи не смогли дать вразумительного ответа о том, каким образом это могло быть сделано. Единственное предположение, прозвучавшее от одного из специалистов, заключалось в том, что древний художник мог использовать алмазный резец.

 


Рис. 33. Сочетание нескольких техник в одном рисунке

 

Следует отметить, что рисунки, выполненные в технике низкого рельефа, на самом деле чаще всего создавались с использованием сразу нескольких технологий. Техника низкого рельефа использовалась для создания самих фигур животных и людей, а также растений и прочих объектов, составляющих изображение на камне. А вот детали этих персонажей и объектов прорисовывались уже с помощью гравировки.

Впрочем, и гравировка встречается разная. Есть гравировка, выполненная как раз чем-то типа бормашины. Чаще всего она использовалась для создания кривых и сильно изогнутых линий. Но при создании прямых и близких к прямым линий явно применялся другой инструмент – типа той же бормашины, но у которой вместо обычной круглой насадки устанавливался плоский диск.

Впрочем, вполне возможно, что эти линии наносились вообще без использования бормашины – инструментом типа чуть изогнутого тупого ножа или просто полоски металла. Такой инструмент позволяет получать те прямые линии, которые имеются в рисунках на камнях Ики, даже проще, чем с помощью бормашины или вращающегося диска. Только твердость у него должна быть соответствующей. И это действительно мог быть алмазный резец или нечто подобное.

Замечу попутно, что мы с Андреем Жуковым пытались на один из привезенных нами в Москву камней наносить линии бормашинкой. Не так-то это легко!.. Дело в том, что камень имеет заметно неоднородную структуру. И в тех местах, где материал был потверже, необходимо было усиливать нажим. Однако тут же встречался более мягкий участок, и режущий наконечник бормашинки сразу резко уходил вглубь материала. В результате менялась глубина и ширина прорезаемой бороздки, вдобавок и сама бороздка нередко виляла в сторону. Так что для того, чтобы получить такие прямые и ровные по ширине и глубине линии, которые имеют место на древних рисунках, нужно весьма жестко удерживать бормашину в нужном положении, что требует весьма серьезного навыка в гравировке. И тут гораздо проще и эффективней использовать именно вращающийся диск или полоску металла с чуть закругленной рабочей кромкой.

Что же касается техники создания низкого рельефа, то и тут не все так просто. Еще в поездке мы заметили, что камень сначала как будто надрезали по вертикали (перпендикулярно к поверхности) неким острым «ножом», нанося таким образом контуры необходимого объекта, а затем, возможно тем же «ножом», срезали под сильным наклоном материал вокруг этого объекта. И если учитывать твердость камней Ики, то возникало впечатление, что с ними работали, как будто они имели размягченный внешний слой – материал вокруг объекта срезался практически так же, как на изделиях из дерева.

Однако более детальный осмотр – с помощью бинокулярного микроскопа с сильным увеличением – привезенных в Москву камней в лаборатории при Минералогическом музее имени Ферсмана АН РФ выявил, что создание низкого рельефа происходило даже не в два, а в три этапа. Сначала камень надрезался по вертикали к поверхности, и таким образом создавался контур объекта. Затем с внешней стороны объекта материал удалялся чем-то типа стамески или резца, двигавшегося перпендикулярно к нанесенной линии. При этом оставались царапины и неровности, возникавшие на краях резца. Эти царапины и неровности на последнем этапе заравнивались третьим инструментом, двигавшемся вдоль границы объекта. Причем использование столь непростой и трудоемкой технологии было зафиксировано на таком участке границы объекта, который имел протяженность всего в пару сантиметров!..

Какие именно инструменты при этом использовались, пока четко определить не удалось. Как не удалось определить и состав черного покрытия камней Ики. Оно оказалось вовсе не пустынным загаром (что напрашивалось в первую очередь, учитывая достаточно жаркие условия в центральной части тихоокеанского побережья Перу, в месте обнаружения камней) – анализ на электронном спектрометре не показал наличия в составе покрытия тех элементов, которые неизбежно присутствуют на камнях при образовании пустынного загара. Но покрытие не содержало в сколь-нибудь значительных объемах и никаких органических веществ, которые должны были бы там присутствовать в случае, если бы камни натирались ваксой (такая версия ранее высказывалась целым рядом исследователей).

Что покажут дальнейшие исследования камней Ики – пока сложно даже предсказать. Результаты могут оказаться самыми неожиданными…

 

* * *

 

Региональный музей Ики

 

Как и следовало ожидать, никаких камней с рельефными рисунками в Региональном музее города Ика мы не увидели. В закрома доступа у нас не было, а из экспозиции, как упоминалось ранее, эти камни давно убрали. Посему пришлось довольствоваться весьма скромным набором предметов на стендах, который вполне характерен для музея провинциального перуанского городка, – керамика, ткани, мумии, незатейливые предметы быта и кипу (узелковое письмо). Все вполне соответствующее той картинке прошлого этого региона, которая принята академической наукой. Хотя и тут нашлось кое-что из того, что наводит на мысли о не столь уж идеальной безупречности этой самой картинки.

 


Рис. 34. Операция трепанации в представлении историков

 

Конечно же, наше внимание привлекла экспозиция, связанная с трепанацией черепов.

В принципе, в самой операции трепанации нет чего-то такого необыкновенного. Скорее даже наоборот – случаи создания дырок в голове в ходе специальной медицинской (а не военной) операции известны на разных континентах с древнейших времен. В частности, в древности отверстия в черепе сверлили для того, чтобы снимать избыточное внутричерепное давление.

Есть также версия, что наши предки проводили трепанацию черепа и для того, чтобы «изгнать злых духов», будто бы проникших в голову больного. И в связи с этим, весьма любопытным оказывается рисунок на одном из камней Ики в коллекции Кабреры, где в ходе хирургической операции на головном мозге у пациента из головы врачи достают каких-то змей. Может, это символическое отображение как раз процедуры изъятия «злых духов»?.. По крайней мере в обычной жизни неизвестно болезней, при которых в голове у человека заводились бы реальные змеи…

 


Рис. 35. Изъятие змей из головы (рисунок на камне Ики)

 

Факт проведения успешных операций по трепанации в глубокой древности считается уже достоверно установленным. После таких операций остаются весьма характерные следы, которые не только достаточно надежно идентифицируются специалистами, но видны и человеку, далекому от медицины.

Во-первых, характер отверстий при трепанации резко отличается от ран, наносимых при ударе каким-либо оружием, – нет трещин в черепной коробке вокруг отверстия. И во-вторых, имеется возможность определенно устанавливать выживание пациента после такой операции – в случае удачной трепанации, то есть когда пациенту удается не умереть, отверстие в черепе постепенно закрывается новой костной тканью. Если же на черепе следов заживления нет, это значит, что пациент скончался во время операции или вскоре после нее.

Для трепанирования черепов в древности применялись самые разнообразные техники – выпиливались квадратные или прямоугольные пластинки, которые затем вынимались; высверливались дырочки по обрисованному кругу или же просто срезалась кость.

Однако операция трепанации – весьма опасная для здоровья пациента манипуляция. Особенно для условий древнего общества. Ведь в результате ее какая-нибудь инфекция могла попасть в рану, а оттуда – прямиком в уже ничем незащищенный мозг со всеми вытекающими отсюда последствиями. Посему в Старом Свете такие операции практиковались не часто. Но в Южной Америке ситуация совсем иная – тут трепанация проводилась с таким размахом, который способен поразить любое воображение и напоминает даже не столько обычную медицинскую практику, сколько какой-то маниакальный массовый психоз. Тут нередко можно встретить сразу по несколько дырок на одну голову. А в Паракасе (соседний с Ика регион) поставлен даже своеобразный «рекорд»: тут трепанированные черепа встречаются почти в половине случаев – от 40% до 60% найденных захоронений!!!

Естественно, что и наиболее обширная коллекция трепанированных черепов была представлена в музее Паракаса. Но, увы, именно была. Нам ее увидеть уже не удалось. Мы приехали в Перу всего через пару месяцев после сильнейшего землетрясения, в ходе которого музей в Паракасе был полностью разрушен (восстановлен ли он сейчас – не знаю). Так что нам пришлось ограничиться лишь коллекцией, представленной в Региональном музее Ики.

 


Рис. 36. Трепанированные черепа в Региональном музее Ики

 

Такой высокий процент трепанированных черепов, какой обнаруживается в захоронениях в центральных районах тихоокеанского побережья Перу, превышает все разумные пределы. Ведь трепанация – достаточно тяжелый процесс, с точки зрения воздействия на организм. И даже при современном уровне развития знаний в нейрохирургии медики не спешат вскрывать череп пациенту. Тем более поразительно количество людей, перенесших операции трепанации в древнем Паракасе, где о современных стерильных условиях для пациентов и речи быть не могло.

Более того. Представляется достаточно очевидным, что с дыркой в голове весьма проблематично заниматься активной деятельностью даже в том случае, если дырка закрыта золотой пластинкой, как это иногда практиковалось. Человек должен после операции довольно долго поправляться. Соответственно, он на это время выключен из процесса добывания пищи, ухаживания за детьми, участия в социальной жизни сообщества, охраны собственного племени от воинственных соседей и т.д. и т.п. Это не имело бы принципиального значения для одиночных случаев, но при столь массовой практике трепанации фактически вся деятельность сообщества вынужденно выстраивается вокруг этой странной медицинской практики.

Ведь что в итоге получается?.. Получается в случае Паракаса, например, что половина населения с дырками в голове ничего не делает, а другая половина должна заниматься обеспечением трепанированных и уходом за ними. Это заведомо весьма серьезно снижает шансы всего сообщества на выживание. Особенно если учесть, что процент смертности среди трепанированных в условиях древнего общества неизбежно оказывается выше, чем у обычных людей. Картина явно складывается в нечто маразматически-нереальное…

Однако факт остается фактом – количество трепанированных черепов действительно очень высокое. И возникает закономерный вопрос: каковы причины такой садомазохистской увлеченности трепанацией?..

Ныне самым популярным вариантом ответа на этот вопрос является версия о том, что таким образом индейцы пытались активизировать деятельность правого полушария мозга, связанного с так называемыми «паранормальными» способностями – такими, как ясновидение, видение будущего и т.п. Дескать, поскольку предсказания играли чрезвычайно важную роль в древних сообществах, постольку индейцы и шли на столь непростые медицинские операции, чтобы усилить способности человека к предсказаниям.

Я вовсе не отрицаю существования таких феноменов как ясновидение, телепатия и другой всевозможной «экстрасенсорики», равно как не отрицаю наличие у человека соответствующих способностей и возможности их стимулирования и развития. Однако вовсе не считаю, что сам факт реальности этой сферы деятельности, является каким-либо основанием списывать на него все подряд. Тем более, что в погоне за современной модой на «паранормальную» тематику авторы вышеупомянутой версии входят в противоречие с фактами и элементарной логикой.

Во-первых, у трепанированных черепов вовсе нет никакого «перекоса» на какую-нибудь – правую или левую – сторону. Дырки делались и с правой стороны черепа, и с левой, и непосредственно по срединной линии. Так что вести речь о некоем стимулировании именно правого полушария нет никаких оснований.

Во-вторых, для достижения состояния измененного сознания (которое требуется в случаях реализации «паранормальных» способностей) нет никакого смысла прибегать к таким радикальным способам как создание дырок в голове, когда есть возможность добиться того же состояния гораздо более простыми методами. Например, хотя бы с помощью различных психоделиков, которые с давних времен очень широко применялись как в Северной, так и в Южной Америке. Более того: есть и гораздо более безвредные для организма, но весьма хорошо отработанные и широко распространенные практики входа в транс с помощью танцев или специальных ритмических движений, после которых в голове никаких лишних дырок не появляется.

В-третьих, ну сколько нужно прорицателей и гадателей на одно племя?.. Как показывают этнографические исследования, примитивные племена вполне обходятся одним-двумя шаманами. Даже те древние цивилизации, которые отошли от полностью примитивного состояния, и в которых сформировались целые касты жречества, не позволяли себе «роскошь» выключения из общественного процесса до половины населения, у которой в результате операций на голове было изменено сознание. Численность жрецов и прорицателей никогда не достигала подобных количеств.

И в-четвертых, повсеместно шаманы, гадатели и прорицатели пользуются особым к себе отношением и занимают достаточно высокое положение в социальной иерархии (если в сообществе имеется социальное расслоение). А для трепанированных черепов в Южной Америке прослеживается явно прямо противоположная тенденция!..

Так, скажем, здесь нередко встречаются случаи захоронения трепанированных голов отдельно от тела, к которому взамен головы приставлена тыква. Для народов, верящих в загробную жизнь (а индейцы Южной Америки в нее верили), подобное означает лишь одно – лишение покойника возможности этой самой загробной жизни!.. Совместимо ли подобное «необратимое наказание» с высоким социальным статусом шамана и предсказателя?.. Возможно, конечно. Например, в случае «провинившегося» своим неправильным предсказанием. Но не в массовых же масштабах!..

Аналогичная картина, кстати, наблюдается и в нескольких тысячах километров к северу – в Мезоамерике. Скажем, в Монте-Альбане (центр цивилизации сапотеков) археологи обнаружили немало покойников, в черепах которых еще при жизни были проделаны высверленные или вырезанные отверстия. Захоронения с трепанированными черепами отличались от обычных – как правило, их находили под полами маленьких жилищ, а сами «прооперированные» относились к тем представителям сообщества, которые имели низкий социальный статус…

Между прочим, эти же факты противоречат и «медицинско-терапевтической» версии трепанации. Если бы такая операция проводилась сугубо в лечебных целях, то следовало бы ожидать отсутствия подобного социального неравенства, и уж, по крайней мере, отсутствия социального перекоса именно в эту сторону. Столь сложные манипуляции скорее проводились бы на представителях высших, а не низших социальных слоев общества.

Суммируя все вышесказанное, можно констатировать лишь одно – нужно искать какое-то совсем иное объяснение факта столь массовой практики трепанации черепов.

И тут, на мой взгляд, в качестве своеобразной «подсказки» можно использовать изображения на камнях Ики, относящиеся к медицинской тематике. А именно тот момент, что на этих изображениях (в том числе и на изображениях, связанных с вскрытием черепной коробки у пациентов) в качестве хирургов представлены представители лишь одной группы «людей» – тех, кто фигурирует и на других «наукоемких» изображениях. Если понимать под ними представителей совсем иной цивилизации – цивилизации неких «богов», то можно выдвинуть принципиально иную версию «моды на трепанацию» у индейцев.

Эта версия заключается в том, что мы имеем дело вовсе не с лечебной направленностью операций, сопровождавшихся трепанацией головы у пациентов, а с проведением одной (более высоко развитой) цивилизацией хирургических экспериментальных исследований представителей другой (менее развитой) цивилизации. Говоря проще, «боги» исследовали индейцев и проводили эксперименты над ними. Например, изучали человеческий мозг. Вскрывали определенные места в черепе, где было проще добраться до нужной зоны мозга, воздействовали каким-то образом на нее и наблюдали за последствиями.

Жестокая версия?..

По отношению к нам, несомненно.

Но чем, скажем, в этом случае такие нейрохирургические эксперименты «богов» над людьми отличаются от тех экспериментов, которые проводят современные медики в лабораториях над мышами, собаками и даже обезьянами?..

Мы оправдываем свои эксперименты «высокими гуманными целями» – стремлением к развитию лечебных методов и лекарственных препаратов, которые в будущем принесут пользу людям. Тогда бы почему бы и неким «богам» не иметь такого же «оправдания»? Только уже по отношению к ним самим...

Неприятно чувствовать себя в роли «подопытной мыши»?..

Конечно!.. Еще как неприятно!..

Однако «неприятность» или какие-либо иные субъективные эмоции не могут являться критерием достоверности какой-либо гипотезы или теории. «Неприятной» может быть и гравитация, заставляющая нас падать, когда мы спотыкаемся о какое-то препятствие. Но отсюда ведь не следует, что нужно отвергать сам факт наличия гравитации как таковой…

 

* * *

 

Другая любопытная часть экспозиции Регионального музея Ики посвящена удлиненным черепам (хотя самые показательные из этих экспонатов и снабжены табличками, что найдены они не близ города Ика, а в захоронениях на территории соседнего департамента Паракас). И тут я преднамеренно использую именно термин «удлиненный», поскольку с этими (и другими аналогичными) черепами, на мой взгляд, далеко не все ясно.

В соответствии с принятой в академической науке точкой зрения, такая удлиненная форма является результатом искусственной и преднамеренной деформации. Подобную деформацию головы до сих пор практикуют некоторые племена Конго, Судана и островов Новые Гебриды (западная часть Тихого океана). При помощи различных ухищрений и приспособлений, которые сводятся к ограничению возможностей развития черепной коробки, представители этих народов добиваются неестественной формы головы. В частности, это обеспечивается использованием тугой повязки, стягивающей голову – именно такой способ представлен на стендах Регионального музея Ики.

Поскольку рост черепной коробки происходит значительно медленнее, чем других костей скелета, и с возрастом кости черепа становятся менее податливы внешнему воздействию, для получения деформированной формы «скульпторам по живым головам» приходится «работать с материалом» достаточно длительное время и начинать свою «работу» с самого раннего возраста «скульптуры». Говоря проще, деформацию приходилось начинать в самом раннем детстве.

Помимо живых примеров, которые можно видеть у упомянутых выше современных племен, имеются и археологические свидетельства практики деформации. Так на территории американских континентов в древних захоронениях найдены не только деформированные черепа, но и приспособления для деформации (повязки в Южной Америке, дощечки в Мезоамерике), и даже специальные детские лежанки, на которых фиксировались маленькие дети, дабы они не могли снять с себя эти приспособления и повязки, которые, естественно, вызывали серьезные неудобства и неприятные ощущения.

Деформирование черепов в Южной Америке зафиксировано у целого ряда культур – Чавин, Лаурикоча, Паракас, Наска, Пуэрто-Моорин, инков и других народов. Так что, по мнению историков, версия искусственной деформации в качестве причины удлиненной формы головы вполне подкрепляется фактами и археологическими данными.

 


Рис. 37. Стягивающие повязки для деформации головы

 

Однако при этом остается целый ряд вопросов. И прежде всего вопрос о том, зачем это делалось…

Самый банальный возможный ответ – для красоты.

Действительно, все стремятся быть красивыми, а понятие «красота» у каждого народа свое. И то, что кто-то считает красивым, у нас способно вызывать удивление и даже недоумение. Кто-то «украшает» свое тело разноцветными татуировками, а кто-то многочисленными шрамами – чем больше татуировок или шрамов, тем «красивей». Кто-то вытягивает мочки ушей, навешивая на них неимоверный груз, а кто-то увеличивает длину шеи, постепенно меняя длину специальной спирали, упирающейся в подбородок и плечи. И далеко не всегда эти процедуры приятны. Но на что только не пойдешь ради «красоты»…

И все-таки…

Понятие «красоты» действительно у каждого свое. Тогда почему при самых разнообразных способах воздействия на форму головы и на самых разных территориях, где была распространена подобная практика, люди старались обеспечить один и тот же результат – добиться именно удлиненной формы головы?.. Никто, нигде и никогда не стремился к какой-то иной форме – скажем, сплюснутой, треугольной или квадратной.

Что лежит в основе этого «единообразия цели» у народов, разделенных тысячами километров  (по некоторым данным, удлиненные черепа найдены даже и у нас в стране на территории Сибири)?..

Вопрос «зачем» особо обостряется в свете данных современной медицины, согласно которым подобное воздействие на голову помимо причиняемых неудобств и неприятных ощущений способствует возникновению регулярных головных болей и серьезно увеличивает риск негативных последствий для психического и физического здоровья человека.

Древние народы были совсем не глупы и свое здоровье вовсе не держали на последнем месте. Наоборот, в ходе многовековой практики вырабатывалось то, что мы теперь называем «народной медициной», подразумевая под ней целые системы знаний, направленные на поддержание здоровья человека – рецепты приготовления лекарственных препаратов, специальная гимнастика для тела, упражнения по управлению «внутренними энергиями» организма, иглоукалывание и т.д. и т.п. Сообщество также заботилось о своем выживании, как индивидуум заботился о своем.

Не заметить негативных последствий для здоровья в ходе массовой практики деформации формы головы индейцы не могли. Тем более, что самые ранние находки деформированных черепов – как поведал нам один из смотрителей Регионального музея Ики, которого мы смогли разговорить – датируются возрастом аж в 17 тысяч лет, и у индейцев было предостаточно времени, чтобы убедиться в наличии негативных последствий деформации головы для здоровья человека. И все-таки они почему-то эту практику продолжали. Но почему?!.

Историки не дают сколь-нибудь вразумительного ответа на этот вопрос, списывая все в лучшем случае на культовый обряд с непонятной мотивацией. Однако даже при всей силе воздействия религии и культа на весь образ жизни людей, ее явно недостаточно. Для подобного «фанатичного стремления к яйцеголовости» должен быть гораздо более мощный стимул. И стимул достаточно устойчивый, если учитывать повсеместность и длительность этой «традиции».

В последнее время – следуя упомянутой выше сложившейся ныне моде на «экстрасенсорику» – все больше исследователей склоняются к нейрофизиологической версии. Дело в том, что изменение формы черепа оказывает влияние и на различные области коры головного мозга, что должно, по идее, способствовать определенным изменениям психики человека. Однако до сих пор все это находится только в области гипотетических предположений, а среди практикующих деформацию черепа племен что-то не замечено каких-либо особых положительных сдвигов в психических способностях. Да и служители культов (шаманы и жрецы), для которых способности, например, впадать в транс или погружаться в медитацию весьма важны, к деформации черепа вовсе не стремятся, предпочитая менее радикальные средства…

 


Рис. 38. Черепа удлиненной формы в Региональном музее Ики

 

Принципиально иную версию выдвинул Дэникен – сторонник версии реального существования древних «богов», являвшихся представителями инопланетной цивилизации и, вполне возможно, обладавшими некоторыми физиологическими отличиями от представителей земной расы. В рамках этой версии, боги имели вытянутую форму головы, и люди стремились «уподобиться богам».

В связи с этим обращают на себя внимание исследования Роберта Конноли, который в ходе своих поездок по Южной Америке обратил внимание на удлиненные черепа аномально большого размера. В 1995 году он издал фотографии этих черепов, а также результаты своих исследований на отдельном CD-ROM под названием «Поиск древней мудрости».

Дело в том, что в ходе преднамеренной деформации можно изменить лишь форму черепной коробки, но никак не ее объем. А черепа, на которые обратил внимание Конноли, по его утверждению, превышают по объему обычный человеческий череп почти в два раза!..

Строго говоря, и среди людей встречаются случаи увеличенных размеров черепной коробки – при некоторых заболеваниях. Однако в случаях столь сильного отклонения головы от нормальных размеров люди близки к состоянию «овоща» и до взрослого состояния не доживают. А черепа, обратившие на себя внимание Конноли, явно принадлежали взрослым особям. Вдобавок, увеличенные в объеме черепа людей при таких заболеваниях вовсе не приобретают удлиненной формы, а увеличиваются более-менее равномерно в разные стороны…

Некоторые из аномальных по объему вытянутых черепов находятся в Региональном музее Ики. В частности, череп с нанесенным на него номером 176 (см. Рис. 38) фигурирует и у Конноли. Его размеры, если судить по сугубо визуальному впечатлению, действительно представляются существенно отличающимися от среднестатистического человека. Однако если присмотреться повнимательней, то можно заметить на этом черепе что-то похожее на следы от стягивающей повязки. И, строго говоря, выводы Конноли об аномальности черепа за номером 176 (впрочем, как и других аналогичных черепов), стоило бы перепроверить. А если утверждение о почти двукратном превышении объема черепной коробки по сравнению с обычными человеческими черепами подтвердится, то аномальные черепа могут стать реальными претендентами на звание черепов древних «богов» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Хотя может быть и другой вариант…

Мифология, пожалуй, всех народов мира и различные религии указывают на то, что древние «боги» вступали в сексуальные отношения с людьми, после чего рождались гибриды-«полукровки». Ясно, что при подобном генетическом смешении у таких полукровок, равно как и у их потомства неизбежно периодически должны были проявляться гены «яйцеголовости», то есть вполне мог оказаться и вытянутый череп. И вполне естественно, что индивиды с удлиненными от рождения черепами – как «потомки всесильных богов» – занимали более высокое социальное положение.

Естественно также, что возможно и «обратное» – представители местной знати, для того, чтобы подчеркнуть свое «право» на более высокий социальный статус, могли специально деформировать головы своих детей, дабы те больше походили на «потомков богов». И с этим вполне сочетается факт определенного «социального перекоса» – процедуре деформации черепа подвергались прежде всего представители высших слоев общества (это не столь отчетливо выражено в Южной Америке, а у майя в Мезоамерике прослеживается вполне определенно).

В итоге получается, что удлиненные черепа могут относиться сразу к трем вариантам – черепа самих «яйцеголовых богов»; черепа их потомков-полукровок; черепа людей, «замаскированных» под богов при помощи искусственной деформации. И по имеющимся характерным признакам – в виде отличия объема черепной коробки, формы, следов внешнего воздействия и тому подобному – вполне возможно выделить из общей массы находок черепа каждой группы. Но такие исследования пока никто не проводил...

Дэникен остановился на простой констатации связи вытянутой формы черепа с инопланетной цивилизацией. Однако хотя его версия прямо-таки напрашивается, она не так уж и далеко уходит от объяснения странной традиции деформации головы религиозными причинами или стремлением к достижению «эталона красоты». Конечно, подражание реальному прототипу гораздо лучше согласуется с фактом единообразия формы деформации на громадной территории, охватывающей почти все континенты, нежели стремление подражать выдуманному культовому образу, но все-таки и в этом случае все равно получается лишь практически бесцельное подражание.

Но вот, что любопытно: среди деформированных черепов практически нет трепанированных. Они попадаются буквально совсем в штучных количествах и представляют из себя скорее исключение, нежели правило. Более того, если на деформированном черепе и попадается дырка, то сам череп имеет не очень сильную степень деформации, то есть мало отличается от черепа обычного человека. И если учесть теперь факты с трепанированными черепами и высказанную ранее гипотезу «божественных» экспериментов над людьми, можно придать версии Дэникена более осмысленный вид.

Для представителей народов, практиковавших и деформацию, и трепанацию, судя по всему, был небогатый выбор – либо отмучиться в детстве, пройдя через мучительную процедуру изменения формы головы, либо находиться все время под страхом риска подвергнуться гораздо более мучительной (и более рискованной) процедуре трепанации. Шансов сохранить свою голову в неприкосновенности, судя по масштабам проводившихся операций, было очень немного.

Люди не сами пристрастились к дилемме чудовищного выбора между трансформацией и трепанацией – они были поставлены в условия этого выбора под воздействием извне со стороны «яйцеголовых богов». Чтобы избежать экспериментов, сопровождаемых трепанацией, люди стремились «замаскировать» своих детей под «детей богов», меняя им форму головы.

Вот простой и мощный стимул к странной для нас процедуре деформирования черепов!..

 

* * *

 

В Региональном музее Ики мое внимание привлек еще один экспонат. Это был женский череп с сохранившимися волосами, заплетенными в толстые косы. И косы эти достигали примерно трех метров в длину!..

 


Рис. 39. Длинные косы с женским черепом в Региональном музее Ики

 

Как мы могли убедиться в дальнейшем при посещении группы захоронений на территории соседнего департамента Наска, подобную длину кос имеет множество женских мумий. И судя по всему, отращивание длинных волос, заплетаемых в тугие толстые косы, было местной традицией в этом регионе. Однако меня заинтересовала не столько традиция, сколько именно длина волос, которая вызывает вполне определенные и «неприятные» вопросы в адрес современных представлений о происхождении человека.

В рамках современной теории эволюции, человек произошел от неких предков – гоминидов, имевших общих предков с современными человекообразными обезьянами, а ранее и с другими видами обезьян. Ни у одной из современных обезьян столь длинных волос нет. Грива у самцов некоторых видов обезьян есть, но не такой же длины!..

Более того. На абсолютно всех реконструкциях древних гоминидов, считающихся предками и «дальними родственниками» человека, у них на голове можно увидеть лишь короткие волосы. И насколько мне известно, до сих пор нет ни единой находки, которая указывала бы на сколь-нибудь значительную длину волос у этих древних гоминидов, хотя волосы могут сохраняться сравнительно долго (конечно, значительно менее долго, чем кости, но все-таки).

Вот и возникает вопрос. Если права теория эволюции в ее нынешнем виде, то на каком ее этапе у человека или его какого-то предка стали так интенсивно расти волосы на голове?.. И как подобное существо выживало в условиях дикой природы?..

 


Рис. 40. Мумии в захоронениях Наска

 

Если бы человек был просто «голой обезьяной», то вопросов бы и не было. Ну, исчезла шерсть в ходе эволюции за ненадобностью – ничего удивительного. Однако при отсутствии серьезного волосяного покрова практически по всему телу человек обладает волосами на голове, которые растут просто-таки с невероятной скоростью. Всего за несколько лет легко отрастает «грива» в метр длиной. А современные «рекордсмены» отращивают волосы длиной более полутора десятков метров.

Вот и представьте себе примитивного предка человека, который уже в детском возрасте получает такой «подарок природы». Этот «подарок» ему не только охотиться, но и просто ходить мешает неимоверно. Тут не то, что по зарослям или кустарнику, но и по открытой саванне не больно-то побегаешь – будешь сам себе наступать на волосы.

Более того. Еще задолго до достижения волосами такой длины, что на них человек начнет наступать ногами, они отрастут настолько, что постоянно будут спадать на глаза и закрывать нормальный обзор. Не видно ни добычи, ни хищников, для которых можешь сам стать добычей.

С точки зрения законов эволюции, такой примитивный гоминид должен был бы вымереть в кратчайшие сроки. А он почему-то этого не сделал…

Ладно, допустим, ногти тоже быстро растут. Но ногти хоть могут стачиваться при тех или иных видах деятельности. А волосы сами собой не укорачиваются. Без ножниц или хотя бы острого ножа тут никак не обойтись. Однако инструменты, годные для такой процедуры как стрижка, появились по историческим меркам совсем недавно. Можно, конечно, было придумать какие-нибудь тесемочки или подвязочки, с помощью которых фиксировать копну волос на голове, но тесемочки и подвязочки тоже надо специально изготавливать, что относится к уже весьма высоко развитым сферам деятельности человека.

Так что если считать появление быстрорастущих волос некоей естественной мутацией, возникшей в ходе эволюционного процесса, то и датировать ее надо никак не ранее времени появления навыков создания специальных подвязок или инструментов типа ножниц. А это представляется весьма и весьма сомнительным, поскольку совершенно не стыкуется по временным масштабам.

 

* * *

 

Геоглифы Наска и Пальпа

 

Примерно в четырех с половиной сотнях километров к югу от Лимы, столицы Перу, находится каменистая пустыня, загадка которой будоражит воображение многих исследователей уже не один десяток лет. Это плато Наска, на ровной поверхности которого переплелись между собой геометрические фигуры, линии, изображения животных и людей. Все это образует странный причудливый узор, который покрывает площадь в несколько сотен квадратных километров.

 


Рис. 41. Изображение кита на плато Наска

 

Кто, когда и зачем так разрисовал безжизненную пустыню?.. Откуда взялись геоглифы – рисунки на земле?..

Ответ на эти вопросы вот уже много лет пытаются найти не только профессиональные археологи и историки, но и энтузиасты-любители по всему миру. Версии, которые выдвигаются по поводу происхождения и назначения линий и рисунков, настолько разнообразны и порой настолько фантастичны, что сами по себе образуют смесь, не менее причудливую, чем собственно геоглифы Наска. А информация о геоглифах настолько приправлена самыми невероятными слухами и домыслами, что порой даже весьма искушенному читателю чрезвычайно сложно разобраться в реальном положении дел на плато и понять, в каком источнике излагаются факты, а в каком нет ничего кроме откровенного вымысла…

В принципе, казалось бы, ничего особенного в самом факте рисунков нет, ведь человек всегда любил рисовать. И рисовал на всем, что попадалось под руку – на бумаге, на стенках, на камнях. Вот такая уж у него тяга к самовыражению, которая прослеживается с самых ранних периодов существования человечества как такового. Что же тогда странного в геоглифах – рисунках на земле?.. И почему такое пристальное внимание именно к плато Наска?..

Геоглифы известны на самых разных континентах. Есть они в Австралии, в европейской Англии, в североамериканской Калифорнии. Есть и в сразу нескольких странах Южной Америки – в Чили, в Перу, в Боливии. Однако если в других регионах планеты это единичные изображения преимущественно животных и людей, не представляющих чего-то особенно удивительного, то в центральных районах Перу мы сталкиваемся с линиями, полосами и геометрическими фигурами. А на ограниченном пространстве плато Наска имеет место прямо-таки невероятная концентрация геоглифов – их количество исчисляется тут тысячами!.. И в этом-то и состоит уникальность этого региона, его кардинальное отличие от всех других мест.

 


Рис. 42. Геоглифы плато Наска

 

История местных геоглифов теряется в глубине времен. По некоторым данным, впервые линии Наска были упомянуты в испанской хронике XVI века, где они названы «путеводными указателями для странников». Но официальной датой их открытия считается 1927 год, когда линии обнаружил перуанский археолог Торибио Ксесспе. А широкую известность плато Наска получило после публикации фотографий, которые в 1939 году сделал американский исследователь Поль Косок с борта легкого самолета.

Однако планомерное изучение линий и рисунков было начато лишь в 40-х годах исследовательницей немецкого происхождения Марией Райхе, которая посвятила им всю свою жизнь, хотя для этого ей пришлось бросить работу в столице, переехать в глухую провинцию и довольствоваться весьма скромными условиями существования. На территории современного музея Марии Райхе, расположенного на границе пустынного плато, находится ее бывший дом (точнее: хижина), который буквально убивает аскетичной (если не сказать нищенской) обстановкой.

Несмотря на столь сложные условия жизни, когда порой не было денег не то, чтобы на научное оборудование, но и просто на еду, с помощью самых простейших инструментов за десять лет Райхе смогла составить первую общую картосхему плато Наска, которой исследователи пользуются до сих пор.

Вплоть до самой своей смерти в 1998 году Райхе занималась изучением загадочных геоглифов. Но, как это нередко бывает в нашей жизни, вовсе не ей было суждено сыграть главную роль в их судьбе.

 


Рис. 43. Мария Райхе

 

Линии на плато Наска, пожалуй, до сих пор интересовали бы только узкий круг специалистов, если бы не известный писатель Эрих фон Дэникен, который выдвинул версию их инопланетного происхождения. Это и стало переломным моментом – «разрисованное» плато получило поистине мировую известность, а к поискам разгадки тайны геоглифов подключились энтузиасты из самых разных стран.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua