Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Геннадий Александрович Разумов Атлантиды земли и морей

0|1|2|3|4|5|6|7|
<p>Геннадий Александрович Разумов <p>Атлантиды земли и моря
<p>Научно-популярные очерки
<p>АТЛАНТИДА – МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

– Безусловно, никакой это не миф, а вполне реально существовавшее прошлое, – заявит фанат-атлантоман. – Недаром целый океан назван именем этого затонувшего материка. Много тысяч лет назад там и погибла великая цивилизация атлантов.

– Выдумки, – возразит ученый атлантолог. – Никто не знает: то ли океан называется Атлантическим, так как в нем затонула Атлантида, то ли, наоборот, потому она «Атлантида», что находилась в Атлантическом океане. А сам океан, возможно, получил свое имя от Атласа, титана из древнегреческого мифа. Того самого, который поддерживал небо на согнутых руках.

– Точно установлено, – откликнется геолог, – геологическое строение дна Атлантики вовсе не материковое, а океаническое. Поэтому говорить о том, что оно было в прошлом поверхностью земли, материком – чушь да и только.

<p>ТЫ ЛЖЕЦ, ПЛАТОН

Кто же все-таки знает, была Атлантида или нет? Наверно, тот, от кого впервые когда-то было услышано это слово – знаменитый древнегреческий философ Платон.

Но, как это ни странно, оказывается, нет – он был не в курсе, так как просто пересказал историю Атлантиды со слов своего друга афинянина Солона. Вот уж кто определенно должен был знать правду. Однако, увы, и тот не владел первоисточником, а узнал о загадочной стране от жрецов из древнеегипетского города Саиса. А те? Удивительно – они тоже сами ничего не видели, а лишь, в свою очередь, пересказали записи на древних папирусах. Вот эти древнейшие письмена, хранившиеся в библиотеке храма богини Нейт, уж действительно были первоисточником. Но где они и насколько правдиво сами отражали действительность? Это вопрос.

Две с половиной тысячи лет спорят ученые о том, существовала ли на самом деле платоновская Атлантида. За это время накоплено более 25 тысяч томов литературы, что превышает сам рассказ о ней Платона в 100 миллионов раз! Появилась даже целая наука – атлантология, сопровождаемая всеобщей атлантоманией.

Что она изучает, о чем, собственно говоря, идет речь? Cтоит ли такого большого внимания эта таинственная страна?

Древнегреческий философ Платон (ок. 427–347 гг. до н. э.) своим учеником Аристотелем был назван лжецом. «Платон мне друг, – заявил он. – Но истина дороже»

Стоит. Платон рассказывает о могущественном государстве, расположенном на большом красивом острове. Оно было владением высоких сильных людей, потомков морского бога Посейдона. Это была райская земля, ее недра хранили много золота и серебра. Погода стояла всегда ровная и сухая, от холодных северных ветров страну надежно защищали высокие горы. Урожай собирали два раза в год, поэтому всем животным хватало корма, а людям еды.

В середине острова стоял храм Посейдона, сиявший отделкой из золота, серебра, слоновой кости и полный несметных богатств. Повсюду возвышались громадные золотые статуи первых царей Атлантиды-Посейдонии и самого Посейдона.

Питьевая вода и вода горячих ключей, которые били из-под земли, подавалась по водопроводу в специальные водохранилища. Центральная часть острова отделялась глубокими каналами, по их берегам стояли прекрасные здания из белого, черного и красного камня.

У атлантов были крупные торговые и военные порты. «Водный проход и большая из гаваней, – рассказывал Платон, – кишели судами и прибывающим отовсюду купечеством, которое в своей массе день и ночь оглашало местность криком, стуком и смешанным шумом».

Атлантида имела сильное, хорошо вооруженное войско. Она успешно воевала с эллинами, египтянами, финикийцами. У них было множество тяжелых конных колесниц и больших военных кораблей.

Увы, как часто все слишком хорошее сменяется всем плохим. Со временем жители этой благословенной страны развратились своим богатством и благополучием, зазнались, «преисполнились неправым духом корысти и силы». Вот за это бог богов великий громовержец Зевс их покарал самой ужасной катастрофой в истории человечества.

Как оценивать рассказ Платона? Само описание Атлантиды, ее государственного устройства, архитектуры, торговли, ремесленничества, сельского хозяйства насыщено такими деталями, такими подробностями, что выглядит очень правдоподобно, и трудно поверить в ее вымышленность. Многие известные деятели культуры и науки были твердо уверены в реальности существования Атлантиды. Например, русский поэт Серебряного века Валерий Брюсов дал такую оценку платоновскому произведению: «Если бы мы хотели считать этот рассказ лишь фантазией Платона, нам пришлось бы наделить его прямо-таки сверхчеловеческой гениальностью».

Есть и почти прямые подтверждения правдивости рассказа об Атлантиде. Примерно через сто лет после смерти Платона другой грек, Крантор из Солы, видел египетские записи об Атлантиде в том самом саисском храме богини Нейт. А еще позже римский историк Иосиф Флавий упоминает некие «сириатские колонны» с клинописными надписями, относящимися ко времени процветания затонувшей морской державы.

Где все эти свидетельства? Увы, они исчезли. Египетские папирусы, скорее всего, сгорели в Александрийской библиотеке, где могли храниться копии саисских свитков. А надписи на камне, по-видимому, постигла та же участь, что и мраморные плиты из египетских усыпальниц – арабы использовали их как строительный материал.

В лагере противников Платона были не менее именитые ученые и писатели, чем в лагере сторонников. И появились они еще при его жизни. Первый, кто бросил камень в знаменитого философа, был, как ни странно, его лучший ученик Аристотель. Он критиковал своего наставника в довольно резкой форме, называя его низким лжецом, и тем самым сильно поколебал к нему доверие общества как к «мудрейшему из мудрых». «Платон мне друг, – заявил он. – Но истина дороже».

Большой авторитет Аристотеля в древнем мире значительно повлиял на мнение целого ряда последующих исследователей вопроса о реальности существования Атлантиды. Не исключено, что исчезновение многих связанных с нею материалов объясняется тем, что их не сочли представляющими ценность.

Однако вернемся снова к самому платоновому тексту. Он действительно вызывает много вопросов. Например, почему автор такое большое внимание уделяет Посейдону, культ которого пронизывает все его повествование? Ведь Платон ссылается на первоисточник – древнеегипетские папирусы, а их создатели поклонялись совсем другим богам и героям. Что это, осовременивание старых сказаний или создание нового произведения? Возможно, во втором случае, ссылка на древние папирусы – просто литературный прием.

То, что платоновский текст – не художественный вымысел, а летопись ушедших веков, могли бы подтвердить только материальные доказательства. Их надо было найти. Ведь доказал же Шлиман, раскопав Древнюю Трою, что гомеровская Илиада – не выдумка, а отражение истинных исторических событий. Такие же подтверждения реальности многих древних сказаний о затонувших городах и странах находит повсеместно подводная археология. «Легенды о затопленных городах и деревнях – не легенды, а сущая быль», – писал советский академик И. Губкин.

<p>В ПОИСКАХ АТЛАНТИДЫ

Где же затонула великая Атлантида? Это риторический вопрос – Платон ответил на него четко и ясно. «Пред морским устьем, – привел он слова египетских жрецов Салону, – которое вы по-своему называете Геркулесовыми столпами, находился этот остров». Значит, Атлантида располагалась сразу же за нынешним Гибралтаром. Где же, как не там, надо ее искать?

Но, к сожалению, нигде в Атлантическом океане, ни у острова Мадейра, ни у Азорских и Канарских островов, никаких следов затонувших земель не найдено. А как заманчиво было представить эти острова высокогорными районами затонувшей Атлантиды, оставшимися на поверхности воды после случившейся катастрофы. Нет, не получилось. Не оказалось ее остатков и в расположенном неподалеку Саргассовом море. А вот оно уж больше всех других претендовало на роль бывшей земли атлантов.

В центре Атлантиды-Посейдонии, согласно рассказу Платона, стоялвеличественный храм бога морей

Одним из важных доказательств существования на его месте суши кроме наличия огромного толстого ковра водорослей считалась таинственная миграция к нему угрей. Каждый год косяки этих странных, не похожих на других рыб спускаются из европейских и американских рек к морю и под влиянием какого-то многовекового инстинкта отправляются в невероятно далекое брачное путешествие. Достигнув Саргассового моря, угри мечут в его водорослях икру, а сами погибают. Появляющиеся из икры мальки подрастают, а потом, тоже влекомые наследственным инстинктом, уходят обратно к берегам Европы и Америки – местам обитания своих родителей. Разве это не удивительно и разве это нельзя объяснить существованием в далеком прошлом на месте Саргассова моря суши?

Нет, нельзя. Дно Атлантического океана в этом месте достигает огромной глубины – 7 км, и сам характер его геологического строения полностью исключает какое-либо напоминание о бывшей суше. Скопление же большого количества водорослей связано не с местным их происхождением, а действием особого рода циркулярных течений, поставляющих их сюда от берегов Флориды.

Относительно миграции угрей тоже нет полной ясности – те ли же угри обитают в европейских реках, что нерестятся в Саргассовом море, или другие? И почему вековой инстинкт обязательно должен был увлекать их к бывшей суше, а не просто к тому месту в море, где всегда были тучные пастбища водорослей? Именно таких – саргасс, какие нужны угрям для продолжения рода.

Не представляет большого труда и объяснить, почему угри способны преодолевать тысячекилометровые расстояния. Во-первых, они не очень-то себя утруждают – их несут к месту назначения океанические течения, угри лишь слегка подправляют направление своего движения. Во-вторых, появившись в третичный период истории Земли, угри сначала далеко не плавали – в те времена Атлантический океан еще не достиг современной ширины, поэтому к большим расстояниям угри привыкали очень медленно, постепенно.

Нельзя не отметить, что с Саргассовым морем связана еще одна интригующая тайна – Бермудский треугольник, расположенный между Флоридой, Кубой и Бермудскими островами. Этот оживленный перекресток морских и воздушных транспортных путей особое внимание привлек в послевоенный период второй половины 40-х годов прошлого века. Все началось с потери радиосвязи и гибели здесь 5 американских самолетов-торпедоносцев, совершавших тренировочный полет. В последующем такие случаи пропажи самолетов и кораблей в Бермудском треугольнике стали неоднократно повторяться и учащаться. Они обрастали слухами, легендами. Вспомнились многочисленные истории здешних кораблекрушений в прошлом. Начиная со времен Колумба собралось с десяток рассказов о пропавших фрегатах, каравеллах, баркасах.

Причину таинственной потери связи и последующего исчезновения кораблей и самолетов в Бермудском треугольнике и вообще в Саргассовом море стали объяснять наличием там какой-то особой аномалии. То ли магнитного поля Земли, то ли атмосферных гидрометеорологических условий. Дело доходило до обвинения в кознях против нас, землян, внеземных сил, пришельцев из Космоса и прочих потусторонних врагов человечества.

Не на дне ли страшного Бермудского треугольника в Саргассовом море лежит затонувшая Атлантида?

Не могло здесь обойтись и без Атлантиды. Это на месте затонувшего древнего материка образовались страшные водовороты, воронки, затягивающие в морскую бездну морские и воздушные суда. Это здесь на дно океана безвозвратно уходят к далеким предкам корабли и люди. Захватывающие дух сюжеты научно-фантастических повестей, рассказов, романов, фильмов уже много лет подряд играют воображением читателей и зрителей, воспроизводя подводные города, дворцы и крепости спасшихся когда-то от гибели атлантов.

Да, действительно, в Бермудском треугольнике только за вторую половину ХХ века бесследно исчезла почти тысяча человек. Что это, много? Много. Но не больше, а в 15–20 раз меньше, чем за это же время погибло людей в автомобильных авариях на территории суши такого же «бермудского» размера, хотя бы в европейской части России. А количество кораблекрушений, равно и авиационных катастроф, в Бермудском треугольнике вовсе не превышает общестатистические цифры.

Так что же – нет тайны Бермудов? Конечно нет, как нет и Атлантиды на дне Саргассова моря.

В качестве одного из важных доказательств атлантического местонахождения Атлантиды приводится удивительное совпадение легенд о потопах, возникших у народов, живших по обе стороны Атлантического океана.

В древнегреческой мифологии говорится о четырех крупных потопах. Первый и наиболее сильный произошел по приказу того же самого властителя морей Посейдона, кстати, бывшего родным братом главного древнегреческого бога Зевса. Великий громовержец, спустившись как-то на землю, увидел, что люди живут грубой, дикой и развратной жизнью. Под видом простого странника зашел он во дворец к царю Аркадии Ликаону, а тот взял и накормил его человеческим мясом. Это считалось жестоким оскорблением. Вот тогда-то Зевс и велел Посейдону наказать людей. А у того для выполнения задания было только одно средство – потоп.

При этом уцелел Девкалион, сын Прометея. На десятый день от начала потопа вместе со своей женой Пиррой он приплыл на корабле к вершине горы Парнас, которая не подверглась затоплению.

Древнегреческий миф о потопе удивительно напоминает другой рассказ, многими из нас слышанный неоднократно:

«И увидел Бог, что велик разврат человеков на земле… И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых я сотворил… И продолжалось на земле наводнение сорок дней, и умножилась вода… И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть под всем небом. На пятнадцать локтей поднялась над ними вода, и покрылись горы… Все, что имело дыхание духа жизни в ноздрях своих на суше, умерло». Это VI глава Первой книги Моисея «Бытие», где приведена история Ноева ковчега.

Надо заметить, что библейское повествование о всемирном потопе также очень сходно с более ранним текстом вавилонского «Эпоса о Гильгамеше». А тот, в свою очередь, оказывается переписанным с древнейшей шумерской клинописи на глиняных таблицах, возраст которых восходит чуть ли не к XXI веку до н. э.

Эпос рассказывает, что Гильгамеш, царь города Урук, расположенного на берегу Евфрата, вспоминает историю своего предка Утнапишти, спасшегося во время потопа и ставшего бессмертным. Когда началось наводнение, он сломал свой дом, построил из него корабль и «нагрузил всем, что имел: серебром, златом, живой тварью, поднял на корабль всю семью свою и весь род свой, скот степной и зверье…» Потом корабль причалил к некой горе Нацир, не давшей ему раскачиваться.

Узнаете рассказ о Ноевом ковчеге? Насчитывают не менее 20 мест совпадения этого месопотамского клинописного текста с библейским.

Аналогичные записи о потопах имеются и в других шумерских, вавилоно-ассирийских, ассирийско-вавилонских, аккадских сказаниях 25–22 веков до н. э., написанных, в частности, на древнесемитских языках.

Теперь обратимся к легендам о потопах, складывавшихся по другую сторону Атлантического океана. Предки сегодняшних американских индейцев тоже не были лишены воображения. Так, в сказаниях мексиканских ацтеков сообщалось о страшном потопе, происшедшем на десятый день атль по мексиканскому календарю. Губительное наводнение обрушилось на людей по воле богов, которые были недовольны земными жителями за их многочисленные прегрешения. В результате потопа все люди утонули и превратились в рыб, кроме одной пары, спрятавшейся в ветвях дерева ахауэхуете. Когда вода спала, рыбы вышли на сушу, снова обратились в людей, и человечество возродилось.

В другой легенде рассказывается о потопе в стране Ацтлан (действительно, странное созвучие с Атлантидой). От этого наводнения люди прятались в Гроте семи пещер, откуда потом прибыли в Мексику на лодках.

Кажется, вот чудо – за тысячу лет до открытия Колумбом Америки там существовало сказание о катастрофическом наводнении, столь похожее на мифы народов Средиземноморья. Что это, свидетельство бывшей связи древних народов через Атлантику, доказательство существования в далеком прошлом сухопутного моста через океан, то есть той самой Атлантиды?

Сомнительно. Скорее всего, похожесть рассказов о потопах, возникших по обе стороны Атлантического океана, можно обьяснить намного проще. Американские устные сказания древних индейцев были записаны впервые европейскими христианскими миссионерами. А те, конечно, вполне могли поддаться искушению их отредактировать в духе библейских текстов. Отсюда и совпадение.

И еще. Одним из главных героев этих сказаний был некий «честнейший жрец, святой человек» Кецалькоатль («Змей с перьями птицы кецаль»). Он был белолицый и бородатый, что отличало его от индейцев, почти лишенных, как известно, растительности на лице. Но самое интересное, что прибыл этот человек вместе с небольшой группой сподвижников откуда-то из-за океана.

Разве не ясно, откуда уши растут? Конечно, из-под железных шлемов испанских конкистадоров.

Для того чтобы сгладить остроту этой неловкости, сторонники атлантической гипотезы приводят археологические доказательства самобытности народных сказаний древних жителей Мексики, например такие, как статуи Кецалькоатля или рисунки в храме Чичен-Ице, сделанные в XI веке, то есть задолго до открытия Америки Колумбом.

То, что древние индейские сказания возникли до прихода в Америку европейцев, сомнений и не вызывает. Одним из доказательств этого может служить тот факт, что культ Кецалькоатля помог весьма небольшой армии Кортеса сравнительно быстро и почти бескровно завоевать Мексику. Краснокожие туземцы, увидев приплывших по воде белолицых иностранцев, принимали их за божества из своих древних легенд. Поэтому практически и не оказывали завоевателям сопротивления.

Об этом пишут все испанские летописцы того времени. Но спрашивается, почему это опровергает подозрение того, что те же летописцы в более поздние времена «приложили руку» к дополнению и «исправлению» старинных текстов?

Есть сомнения и в самой личности Кецалькоатля. По мнению некоторых исследователей, в первоначальных записях легенд ацтеков он вовсе не был пришельцем из-за океана, а просто обожествленным местным жрецом или правителем.

Нельзя не обратить внимание и еще на одну кажущуюся удивительной загадку. Предание о губительном потопе имеет аналоги в сказаниях и мифах не только народов Европы, Ближнего, Среднего Востока и Америки, но распространено почти во всех странах мира. Есть оно в священной книге древних персов «Авесте», в китайском сказании о драконе Кун-Кун.

Говорит ли это о всемирности «всемирного потопа»? И свидетельствует о какой-то глобальной катастрофе, не меньшей по значению, чем та, что привела когда-то к гибели динозавров?

Вряд ли. Подсчитано, что если бы все облака и тучи нашей планеты сразу же выпали на землю в виде дождя и снега (а это 13 тысяч куб. км воды), то слой осадков составил бы всего 25 мм. Какой уж тут потоп! И даже если бы вдобавок к этому все ледники Земли тоже вдруг растаяли, то уровень Мирового океана поднялся бы только на 50–80 м, так что все горы, как гласят легенды, никак не могли бы целиком оказаться под водой.

Поэтому гибель Атлантиды, если она, конечно, на самом деле существовала, скорее всего, была явлением местного масштаба. В памяти древних людей она сохранилась как страшный потоп, охвативший всю их территорию, то есть весь их мир. В этом смысле этот потоп и был всемирным.

Но самое главное возражение против атлантической версии гибели Атлантиды приводит геология. Тектонисты уверяют, что никакой большой затонувшей части суши в Атлантическом океане не было и быть не могло. Его дно – это новое геологическое образование, никакого отношения к материкам не имеющее.

Когда-то Африка и Южная Америка были единым континентом, расколовшимся в результате образования гигантского разлома земной коры. Этот никогда не заживающий шрам Земли существует и до сих пор. Он постоянно пополняется поднимающейся из недр и застывающей каменной лавой. Она создает на дне Атлантического океана тянущийся с севера на юг срединно-океанический горный хребет. Одновременно с ним нарастает и дно Атлантики. Этим и объясняют геологи океаническое происхождение атлантического дна, никогда сушей не бывшего.

Так что же: Платон – выдумщик, лжец? А может быть, старик просто-напросто что-то напутал и поместил таинственную страну совсем не туда, где она находилась на самом деле? Или он в другом месте располагал Геракловы столпы?

Давно существует подозрение, что Платон под Атлантическим морем понимал вовсе не то, что понимаем мы. Русский историк конца XIX века академик А. Норов писал: «Можно ли искать Атлантиду древних за теми столпами Геркулеса, которые обыкновенно ставят в проливе Гибралтарском, тогда как часть земного шара за проливом Гибралтарским не принадлежала истории первобытной?» Далее, опираясь на ряд исторических фактов, А. Норов высказал предположение, что во времена Платона Атлантическим морем называлось Средиземное. Может быть, он был прав?

<p>КОЛЫБЕЛЬ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Насчитывают от 14 до 448(!) точек на земном шаре, куда разные исследователи помещают легендарную Атлантиду. В их числе есть и самые невероятные – в Тихом океане (Пацифида), в Индийском океане (Лемурия) и чуть ли не в Северном Ледовитом.

Но, конечно, в первую очередь называют Средиземное море – колыбель древнегреческой и всей европейской цивилизации. И это естественно. Именно здесь зародились основные устои будущей общественной и культурной жизни Запада и именно здесь находятся ныне основные центры наиболее значительных археологических открытий.

Cтолица Атлантиды в представлении Платона имела овальную форму и была разделена каналами

В античные времена истощение и без того малоплодородной каменистой почвы Греции, перенаселенность и жесткая конкуренция заставляла многих сынов Эллады снаряжать парусно-весельные суда и переселяться в другие прибрежные районы Средиземноморья. Новые колонии возникали на островах Эгейского моря, побережье Адриатики, Ионического, Тирренского морей. По словам Цицерона, «города греческого мира располагались вокруг Средиземного моря наподобие лягушек, сидящих вокруг пруда». Многие десятки древнегреческих поселений обнаружены археологами в Средиземноморье, и не менее тридцати пяти из них находятся ныне под водой. Но имеют ли они какое-либо отношение к описанной Платоном Атлантиде?

Наиболее близка к возможной истине гипотеза о бывшем ее расположении на полузатонувшем когда-то острове Санторин в Эгейском море. Его остатки (острова Тира, Тирасия и другие) можно видеть сегодня в 120 км к северо-северо-востоку от Крита. По поводу отождествления его с Атлантидой есть целый ряд соображений.

Во-первых, описанный Платоном рельеф Атлантиды очень напоминает кальдеру – кольцо вулканических гор, отгораживающих остров от моря. Таким, без сомнения, был Санторин. Кстати, есть предположение, что трезубец Посейдона стал его символом благодаря трехглавому строению горных вершин Атлантиды-Посейдонии. «Этот трезубец, – отмечает польский атлантолог Л. Зайдлер, – был виден издали и представлял собой прекрасный ориентир для судов в океане».

И еще важное обстоятельство: Платон отмечал, что остров Атлантида имел продолговатые в плане очертания, что обычно для большинства кальдер не характерно. Однако именно Сантарин имел не круглую, а овальную форму с соотношением поперечной и продольной оси 2:3. Точно так же соотносились размеры сторон и у платоновской Атлантиды.

Не менее значимо упоминание Платона о горячих ключах, бивших из-под атлантической земли – явное свидетельство вулканического происхождения острова. Таким ведь был и Санторин.

Аргументы в пользу санторинской гипотезы приводит и археология. Раскопки на острове Тире показали, что в XV веке до н. э. вблизи нынешнего селения Акротири располагался большой (30 тыс. населения) город с каменными двух– и трехэтажными домами. Под многометровым слоем вулканического пепла были найдены орнаментированные керамические вазы, кубки, пифосы, мельничные жернова, инструменты из меди, а также прекрасные фрески, украшавшие внутренние помещения зданий. В некоторых сосудах сохранились остатки зерен, скорлупы орехов, косточек инжира.

Многие археологические открытия на Крите, в греческих Микенах и на самом Санторине дают удивительное совпадение с описанием Платона. Например, такие дворцы атлантов, как храм Посейдона и Клито, в платоновском рассказе очень похожи на руины критских дворцов в Кноссе и других городах эгейской цивилизации 2-го тысячелетия до н. э.

А вот еще одно соображение. На дне кальдеры бывшего Санторина при достаточной степени воображения можно опознать следы гавани и широкого прямого подводного канала. И если реконструированный по рассказу Платона план центра Атлантиды наложить на схему рельефа дна санторинской кальдеры, можно получить удивительное совпадение. Как считают бескомпромиссные сторонники санторинской гипотезы А. Галанопулос и Э. Бэкон, «следы каналов на дне кальдеры имеют такую же ширину, как и водные кольца, описанные Платоном, и находятся они точно на таком же расстоянии от центрального здания, на каком находились эти водные кольца от холма, где стоял храм Посейдона».

Как хотелось бы во все это верить, если не знать, сколь искусны подводные течения, мастерски рисующие на морском дне самые изощренные схемы и чертежи! И как не учитывать, что излившаяся при извержении вулкана лава должна была полностью уничтожить прежний рельеф местности вместе со всеми ее каналами и гаванями. А просматривающиеся на дне моря круговые образования обязаны своим появлением кольцевым ступенчатым оползаниям подводных стен кальдеры вокруг кратера вулкана. Это убедительно показал кембриджский ученый В. Фридрих в книге «Огонь в море» (2001 г.).

Так или иначе, но достаточно точно установлено, что санторинские находки археологов относятся к периоду расцвета минойской культуры на Крите, которой Санторин явно принадлежал. Великая Критская морская держава, опередившая на несколько тысячелетий классическую Грецию, по мнению ряда ученых, и была современницей Атлантиды. Но кто знает, может быть, не столько современницей, сколько ею самой?

Это предположение, высказанное несколькими английскими и американскими авторами еще в начале прошлого века, обсуждается до сих пор. Согласно ему, рассказ Платона об Атлантиде не что иное, как приукрашенная фантазией философа история расцвета и гибели догреческого царства на Крите времен минойской династии. Ведь действительно, ее закат почти точно совпадает по времени с санторинским взрывом, начавшим отсчет годам падения одной из самых блистательных цивилизаций Древнего мира.

Согласно результатам геофизических изысканий, а также исследованиям историков, природная катастрофа в восточной части Средиземноморья, происшедшая в XV веке до н. э., охватила почти все владения Крито-Минойской империи. Начало положили три сильных землетрясения с эпицентром на Санторине, которые сопровождались мощным извержением вулкана. Потом произошел тектонический сброс, и вся центральная часть Санторина погрузилась в морскую пучину на глубину несколько сотен метров. Огромная волна цунами докатилась до побережья Крита и Северной Африки, настигла Грецию и все острова восточного Средиземноморья. Толстый слой вулканического пепла покрыл огромную территорию, включавшую даже Малую Азию с южным побережьем Черного моря.

Спрятал ли он от потомков только крито-минойскую цивилизацию вместе с ее санторинской провинцией или схоронил навеки платоновскую Атлантиду?

Скорее всего, первое.

<p>АТЛАНТИДА – НА ДНЕ ЧЕРНОГО МОРЯ

То, что Платон поместил Атлантиду за границей древнегреческого мира, вполне понятно. Внутри ойкумены всем все было известно, и никаких новых таинственных стран существовать не могло. Однако философ вполне мог и перепутать, поместив Атлантиду на западе, а не на востоке. Обычная географическая ошибка.

Вот и по поводу местоположения Геркулесовых столпов, как уже было замечено, есть вопросы. Действительно ли имеют они отношение к берегам нынешнего Гибралтарского пролива? Или это еще одно географическое недоразумение? Известно ведь, что герой древнегреческих мифов Геракл почти все свои подвиги совершал на Пелопоннесе и далеко за пределы того ограниченного по размерам мира не выезжал.

Древние сказители, сложившие свои сказания задолго до Платона, в то время могли и не знать никаких дальних морей-океанов. Поэтому вряд ли так уж прямо надо отождествлять Геркулесовы столпы с Гибралтаром и Атлантическим океаном. Наиболее четко сомнение по этому поводу высказал цитировавшийся выше А. Норов. «С большим вероятием, – писал он, – можно признать за Геркулесовы столпы, о которых упоминается в рассказе Платона, скалы Босфора Фракийского, находящиеся при выходе в Понт Евксинский».

Атлантидой могла быть Понтида, затонувшая в Черном море (Понте Эвксинском), которое 7,5 тысяч лет назад было пресноводным озером

А Понт Эвксинский (Гостеприимный), то есть сегодняшнее Черное море, катил свои волны как раз за Босфорским проливом – северо-восточной границей древнегреческого мира.

Сюда сходятся очень многие мифы древних греков. Здесь к горам Кавказа был прикован титан Прометей, наказанный Зевсом за передачу людям огня. Сюда в Колхиду за золотым руном плавали аргонавты Язона и здесь же странствовал Одиссей.

Действительно, к древнегреческой мифологии можно относиться вполне серьезно. Еще советский атлантолог Н. Жиров в легендах о плаваниях аргонавтов и Одиссея находил следы погибшей Атлантиды. В таком же направлении анализировал польский исследователь Л. Зайдлер то место в «Аргонавтике» Аполлония Родосского, где упоминаются некие «апийские аркадийцы». Эти пришельцы издалека неведомым путем попали в греческую Аркадию. Слово «apios» означает «отдаленный», кроме того, Апи – богиня земли у скифов, живших в причерноморских и северокавказских степях. Отсюда напрашивалась мысль: а не со стороны ли Черного моря они пришли в Грецию? Может быть, это были спасшиеся от потопа атланты?

В древнегреческом мифе о Девкалионовом потопе говорится об участнике тех трагических событий Дардане, спасшемся от смертельных волн в Малой Азии. Его имя опять же ведет нас к Черному морю – от него произошло название пролива Дарданеллы.

Сюда же, к горе Арарат у Черного моря, как мы знаем, причалил ветхозаветный Ной на своем ковчеге. На горе с очень похожим названием спасся Кун-Кун из уже упоминавшейся китайской легенды.

Для предположения, что Атлантида могла находиться в пределах нынешнего Черного моря, есть не только летописные основания, но и материальные.

О том, что когда-то в Черном море, бывшем Понте Эвксинском, затонула некая гипотетическая страна Понтида, люди догадывались давно. В первую очередь привлекал внимание полуостров Крым. Еще в 1915 году русский ученый Мокржецкий писал, что некоторые крымские сосны, дубы, можжевельники, так же как цикады, ящерицы, богомолы, сколопендры – реликты какой-то исчезнувшей древней земли.

Позже (в 1949 году) другой российский исследователь, И. Пузанов, тоже отметил схожесть растительного и животного мира горного Крыма с фауной и флорой Балкан, Малой Азии и Закавказья. Он объяснял это существованием в прошлом сухопутного южного моста, соединявшего Крымский полуостров с материком.

Еще один ученый, ботаник Н. Рубцов, подводя итоги многолетних исследований злаковых, бобовых, крестоцветных и других растений южнобережного Крыма, писал: «Выявляется очень обширная группа видов с ареалами, полностью или частично окружающими Черное море и как бы связывающими собою страны, ныне этим морем разобщенные».

Но наиболее древними свидетелями ушедших времен являются сами крымские горы, их скалистые обнажения, глубокие горные ущелья и высокие плато. Каково геологическое прошлое Крыма, как были связаны с морем его горные вершины?

Стоя под километровым обрывом южнобережной Яйлы или гигантским отвесным обрезом Карадага на восточном берегу Крыма, невольно задумываешься: не остаток ли это горного хребта, расколовшегося когда-то пополам и погрузившегося в море? Хорошо передал это ощущение Г. Шульман в книге «Путешествие в синюю страну»: «Отличие Карадага от подавляющего большинства других живых и умерших вулканов планеты в том, что это вулкан в разрезе; половина его осталась стоять на суше, а половина скрылась под водой. Карадаг – это громадный анатомический театр природы, и такого больше, наверное, нет нигде».

Где же эти остатки былой суши? Должны же они находиться на морском дне.

Искать затонувшую землю помогают те же представители животного и растительного мира. Уходя из жизни, они оставляют о себе память в виде отпечатков на окаменевшей глине, кладбищ своих скелетов, панцирей, раковин. Именно последние дали возможность ученым-палеонтологам почти точно восстановить геологическую историю северной и северо-западной части Черного моря.

В 1998 году американские морские геологи В. Райан и У. Питман в книге «Всемирный потоп» опубликовали результаты своих подводных палеонтологических исследований. Они были проведены совместно с российскими учеными в шельфовой зоне северного побережья Черного моря и явились предшественниками других, еще более объемных исследований тоже американского палеонтолога Б. Болларда. Летом 1999 года на специальной субмарине, оборудованной ультразвуковым локатором, он обнаружил слои болотных отложений, лежащие под морскими осадочными породами. Они уходили на глубину до 500 м от поверхности моря и содержали в себе остатки сапропелевых болот со следами древней растительности и раковин болотных улиток.

В руках ученых появились убедительные свидетельства того, что здесь, в северной части нынешнего Черного моря, когда-то вообще моря не существовало. Вместо него здесь были болотистые берега не очень глубокого пресноводного озера. С помощью радиоуглеродных исследований останков пресноводных и морских моллюсков удалось точно установить время, когда здесь произошла природная катастрофа, в результате которой озеро исчезло.

Это произошло 7,5 тысячи лет назад. Продолжавшееся в послеледниковый период глобальное потепление климата привело к интенсивному таянию ледников планеты. Уровень Мирового океана непрерывно повышался, постепенно затопляя многие прибрежные территории и превращая лиманы в заливы, а озера в моря.

Однако были на Земле места, где процесс затопления земель происходил не постепенно, не медленно, а почти мгновенно, с катастрофической, гибельной для всего живого скоростью. Так случилось и в северо-восточной части Средиземноморья.

Уровень Эгейского моря здесь поднялся настолько высоко, что вода прорвала Дарданелльский перешеек и образовала Мраморное море. Потом, несясь со скоростью 80 км в час и круша все на своем пути, морской поток достиг Босфорского земляного вала, снес его и ринулся вниз. Образовавшийся здесь гигантский водопад сбрасывал вниз ежедневно столько воды, сколько несут 300 ниагарских. Грохот падающей воды был слышен на расстоянии до 200 км вокруг.

Очень скоро пресное озеро, заполнявшее черноморскую впадину, превратилось в большое море, а обширные северо-восточные территории оказались под водой. Так затонула страна Понтида.

Естественно предположить, что глубины Черного моря скрывают также следы пребывания на Понтиде людей. И это довольно давно подтвердилось.

В 1909 году в симферопольских губернских «Известиях Таврической ученой архивной комиссии» была опубликована статья музейного работника Л. Колли с интригующим названием «Следы древней культуры на дне морском». В ней рассказывалось о многолетних, начатых еще в конце XIX века водолазных работах, проведенных при строительстве феодосийского порта. Тогда на дне бухты были обнаружены верхушки свай—остатки древнего причального мола.

Это оказалось только началом. В последующие десятилетия на дне моря были обнаружены десятки затопленных городов, сотни жилых и торговых зданий, дорожных и транспортных сооружений, тысячи предметов домашнего обихода. Находки были самые неожиданные. Например, в один из солнечных штилевых дней со дна Таманского пролива рыбаки подняли сетями две большие фигуры прекрасных мраморных львов. Хотя львиные лапы и крупные завитки грив были изрядно потерты донным песком, но в общем морская эрозия их пощадила. Эти древние каменные скульптуры поныне украшают вход в городской исторический музей в Феодосии.

Как хотелось бы признать этих львов одним из элементов внешнего убранства фасадов атлантидского дворца Посейдона. Как заманчиво было бы увидеть в подводных остатках древнего причала свайное основание портового сооружения Атлантиды. Но, увы, строгая научная датировка этих находок с уверенностью показывает: никакой Атлантидой здесь и не пахнет. Покрытые морскими моллюсками древности относятся совсем к другим временам, не имеющим отношения к таинственной платоновской стране. К каким?

Почти тысячу лет просуществовала в Восточном Крыму блестящая цивилизация могущественного Боспорского царства, пока в IV веке н. э. оно не пало под натиском гуннов. Десятки богатых торговых городов-портов, сотни крепостных башен, морских причалов, тысячи домов, складов и купеческих лавок были разрушены, стерты с лица земли. Многие из них частично или даже целиком оказались под водой. Вот их, а не платоновскую Атлантиду, нашли подводники на дне морском. Фанагория, Херсонес, Нимфей, Ольвия, Пантикопей, Гермонасса – эти и многие другие античные и средневековые города и поселки северного Причерноморья снова появились на картах мира. Только исторических.

Жили здесь люди и в доисторические времена, задолго до того момента, когда Мировой океан десятками тысяч ниагар обрушился на некое периферийное ледниковое озеро и превратил его в большое море. Но то были отдельные охотничьи становища и небольшие сельскохозяйственные селения, располагавшиеся в северной части малоазийской Анатолии. Они были так же похожи на дворцы платоновских атлантов, как нынешние лесные хижины африканской Ботсаваны похожи на небоскребы Нью-Йорка или виллы Беверли-Хиллз.

Таким образом, приходится признать – остатков Атлантиды в Причерноморье нет. Впрочем, как и в других местах. Затерялись ли ее следы во тьме веков, или ее вообще никогда не было? Хорошо ответил на этот вопрос ученый-океанолог и поэт бард А. Городницкий:

Не найти и за тысячу лет нам —

Объясняют ученые мне —

Ту страну, что пропала бесследно

В океанской ночной глубине…

И хотя я скажу тебе тихо:

«Не бывало ее никогда»,

Если спросят: «Была Атлантида?» —

Я отвечу уверенно: «Да!»

Пусть поверят историям этим.

Атлантида – ведь дело не в ней…

Разве сказки нужны только детям?

Сказки взрослым намного нужней.

Действительно, так ли нужно нам знать, была ли на самом деле эта загадочная страна или нет? Быть может, важнее для нас не сама Атлантида, а ее атлантология?

Существовала же когда-то средневековая лженаука алхимия – она не открыла «философский камень», не нашла способ искусственного получения золота. Зато дала миру эмаль, металлические сплавы, кислоты, щелочи, возгонку, перегонку и многое другое. В том же Средневековье ученые бились над проблемой вечного двигателя. Но вместо перпетуум мобиле они изобрели столько разных велосипедов, что и теперь их педали крутит спортивно-дорожная часть человечества.

Так же и с Атлантидой. Ее не нашли, но вместо нее на дне морей и океанов обнаружили развалины финикийского Тира, этрусской Эспины, древнеримской Цезареи, византийского Эпидавра и десятков других затонувших городов и затерянных стран.

И еще: своим рассказом об Атлантиде старый хитрюга Платон заставил многие последующие поколения людей вспоминать о погибших народах и цивилизациях, думать, спорить, обсуждать, изучать. А это тоже немаловажно.

<p>БРАТЬЯ ХАЗАРЫ, ГДЕ ВЫ?

Русь православная. Эти два сросшихся друг с другом слова, кажется, никаким другим словосочетанием никогда быть не могли. Но это не так. В двух шагах стояла когда-то Русь от того, чтобы называться иудейской. Исторической случайностью было принятие киевским князем Владимиром христианства, а не иудаизма. Ходили бы сейчас русские люди в кипах, читали книги справа налево и делали обрезание своим новорожденным мальчикам.

<p>ПЕРВОЕ ГОСУДАРСТВО НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ

Первое государство на территории нынешней России было создано хазарами, загадочным народом, бесследно исчезнувшим во тьме веков. Почти буквально повторяя судьбу легендарной Атлантиды, Хазария тоже оставила после себя туман мифов, гору статей и книг, жар споров, дискуссий, обсуждений. Хазары растворились в потоке времени, заставив потомков гадать, кто явился продолжателем их рода и где искать следы их былого существования.

Хазары – тюркютывVIвеке были дикими степняками-конниками

Как и большинство других скотоводческих народов древнего евроазийского мира, хазары, скорее всего, пришли в Восточную Европу из Центральной Азии – гигантского вулкана, тысячелетиями извергавшего лавины кочевых людских масс. Подобно скифам, сарматам, гуннам (а впоследствии татаро-монголам), сменявшим друг друга на подмостках истории, дикие орды хазар начиная с V века мощными волнами накатывались на Северный Прикаспий.

Правда, существует и другое мнение. Историк и археолог Л. Гумилев полагал, что этнические хазары ниоткуда не пришли, а с самого начала обитали в дельте Волги. Здесь, среди множества речных протоков на заросших камышами низких болотистых берегах поначалу им было удобно скрываться от степняков-разбойников и защищать свои поселения от их набегов. Но позже пришлые с востока племена, названные Л. Гумилевым тюркютами, все же достали хазар, завоевали их и, смешавшись с ними, образовали тот могущественный народ, который на многие столетия приковал к себе внимание всего тогдашнего мира. По другому предположению того же Л. Гумилева, хазары на Волгу все-таки пришли, но не из далекой Центральной Азии, а совсем из близкого района – с территории нынешнего Дагестана.

Силой меча и крепостью брачных связей Хазарский каганат распространился на обширную территорию от Волги до Днепра и Крыма

Так или иначе, но хазары быстро завоевали территории, окружающие дельту Волги, а потом стали проникать и в отдаленные районы, в том числе в Закавказье. В середине VII века они разорили Тбилиси и напали на Армению. Вот что писал анонимный армянский историк того времени о набегах хазар на закавказские города и села: «Как хищные волки, потерявшие стыд, бросались они на мирных людей и беспощадно перерезали их на улицах и площадях… Как огонь проникает в горящий тростник, так входили они в одни двери и выходили в другие».

Об этом же рассказывали и древние восточные легенды. Подразумевая хазар, они сообщали, что на севере за Кавказским хребтом жили дикие разбойничьи племена Яджуджи и Маджуджи (арабские имена библейских Гоги и Магоги). «Число их было бесконечно, – говорилось в одной из таких легенд, – делились они на два племени: малорослые и великаны, рост последних превышал сто локтей. Уши их были длинны, как ковер, так что одним ухом они накрывались, а другое подстилали под себя. Ни слон, ни носорог не могли им противиться. Покойников своих они съедали, области же, через которые проходили, опустошали дотла».

Только через несколько поколений разбойничьи стаи диких хазар превратились в оседлые поселения мирных земледельцев, рыболовов, торговцев. А в первой четверти VII века они создали огромный Хазарский каганат – государство, власть которого быстро распространилась на обширные районы Причерноморья, Приуралья, Северного Кавказа и степного Крыма. «Хазары – великий народ, – писал византиец Феофий Исповедальник, – они овладели всей землей вплоть до Понтийского (Черного) моря». Почти все племена от Дуная до Северного Урала платили дань хазарскому царю. В их число входили и восточноевропейские славяне.

Последние долгое время были верными подданными хазарского царя, неоднократно защищавшего их от разорительных нападений германцев и венгров. Со своей стороны, славяне помогали хазарам в их противостоянии с норманнской династией конунгов, недаром они называли тех варягами, то есть врагами. Служили славяне и в хазарской армии. Арабский историк того времени ал-Масуди писал: «…русь и славяне составляют войско и прислугу хазар».

Но пришло время, когда хазарская империя начала ослабевать, и восточные славяне стали искать новых покровителей. Им ничего не оставалось, как обратиться к тем же норманнам-варягам. «Велика земля наша и обильна, – сказали они им, – да порядку в ней нет, пойдите княжить и владеть нами».

В добровольности такого обращения возникают серьезные сомнения. Вполне возможно, что написавший эти слова летописец привел некую угодную княжьим властям того времени «официальную версию». Через много столетий прибалты, в какой-то степени потомки тех самых скандинавских варягов, в свою очередь, тоже «добровольно» попросились под крыло советской сталинской России. А что им оставалось делать после пакта Молотова—Риббентропа?

О том, что славяне в лучшем случае подчинились варягам добровольно-принудительно, свидетельствует хотя бы сообщение «Повести временных лет». В пересказе С. Соловьева там написано: «Поляне, северяне и другие племена платили козарам по белке с дыма… Сперва Олег воевал с древлянами и заставлял их давать дань по черной кунице с дыма… Потом послал к родимичам и спросил: „Кому даете дань?“ Они отвечали: „Козарам“. Олег сказал: „Не давайте больше козарам, а давайте лучше мне черную куницу с дыма“. Родимичи согласились». Без сомнения, только страхом их можно было заставить вместо маленькой белки отдавать дорогую черную куницу. Поэтому «добровольный» переход славян от хазар к варягам, скорее всего, был банальным их захватом.

Кстати, это хазары на месте небольшого существовавшего с V века поселения полян основали укрепленный крепостными стенами город (по-тюркски «кы» – берег, «ев» – поселение).

Не отклоняясь от опробованного веками традиционного пути образования всех мировых империй, Хазария в начальный период своего существования создавалась в основном путем завоеваний. Умело организованная и хорошо вооруженная хазарская конница без особого труда захватывала города и села соседних народов. Однако со временем хазарскими каганами стали все больше применяться мирные методы распространения своего влияния, в частности брачные союзы. В период расцвета хазарской державы ее каган имел 25 жен, каждая из которых была дочерью или племянницей одного из подвластных или сопредельных государств.

Но собственно сама Хазария располагалась только в пределах Прикаспийской низменности на сравнительно небольшой территории, вытянутой четырехугольником с юго-востока на северо-запад. Первая столица государства город Итиль находился в устье Волги и, по сообщениям летописцев, был большим торговым портом. Позже хазарские каганы перенесли столицу в утопавший в садах Семендер. Восторгались современники и крупной хазарской крепостью Беленджер, стены которой, по словам арабских путешественников, были мощнее самых неприступных по тем временам стен Хорезма. Другая хазарская крепость, Саркел, находилась на Дону и охраняла торговую дорогу из Крыма в Итиль.

Возвышение Хазарии было обязано ее удачному географическому положению, сделавшему ее узлом пересечения главных торговых путей между Востоком и Западом, Севером и Югом. Из среднеазиатского Хорезма шли караваны в Западную Европу, из Поволжской Булгарии и даже из Скандинавии шли купцы в Персию и Аравию.

Хазарское посредничество в торговле было так широко, что охватывало даже торговые связи между Византией и Китаем. Превратив свою страну в настоящую таможенную заставу, хазарские правители не гнушались никакими путями обогащения. Они контролировали проходы судов по Волге, Дону, Северскому Донцу и даже Керченскому проливу. Например, запирая на нижней Волге вход в Каспийское море, таможенники Итиля выборочно пропускали ладьи русичей, ходивших грабить персидские владения. А те на обратном пути расплачивались с хазарскими властями чуть ли не половиной своей добычи.

Насколько прочное место занимали хазары в Прикаспии, видно и по тому, что само Каспийское море называлось в то время Хазарским. Это имя существует до сих пор: в турецком языке оно звучит как «Хазар-денизм», в арабском – «Бахр-аль-Хазар» и на фарси обозначается персидским названием «Дарьял-хазар».

<p>СПЯТ КУРГАНЫ ТЕМНЫЕ

География географией, но своим расцветом и широким международным признанием, поставившим каганат в один ряд с Византией и арабским Халифатом, Хазария в значительной степени обязана евреям. Прослышав о веротерпимости и демократичности хазарских царей, в начале Х века они в массовом масштабе стали эмигрировать сюда из Византии, Персии и других стран Востока. Большая иудейская община образовалась в Крыму, где евреи жили еще со времен древне-греческой колонизации. Но и во всех других районах страны возникли большие процветающие еврейские общины, в том числе в новом городе Киеве. Ключевые места при дворе хазарского монарха заняли раввины, ставшие его главными советниками.

Вещий Олег только «сбирался отмстить неразумным хазарам», а его внук Святослав нанес им сокрушительный удар

Центральные власти Хазарии использовали предприимчивость и грамотность евреев не только для работы в столице, но и в многочисленных провинциях. Например, им был доверен сбор, подсчет и оценка податей – одной из основных статей дохода казны. Арабский автор аль-Истахри писал: «…страна богата овцами, пчелами и евреями». Но он был не точен – истинное богатство Хазарии благодаря евреям создавалось кроме торговли еще и развитым ювелирным производством. На весь мир славились золотые изделия хазаро-еврейских ювелирных мастеров.

Почти все, что ныне известно о хазарах, почерпнуто из большого числа письменных источников, оставленных всеми евразийскими народами того времени. Особенно много о Хазарии рассказали арабские историки и географы. Но в восторженных отзывах о хазарском царстве от них не отставали и византийские летописи. Вот что, например, сообщала одна из них: «Корабли приходят к нам и привозят рыбу и кожу, всякого рода товары… они с нами в дружбе и у нас почитаются… обладают они военной силой и могуществом, полчищами и войсками». И действительно, связи с византийцами в то время были настолько крепки, что на троне в Константинополе сидел даже ставленник хазарского кагана Лев Хазар.

Но вот что удивительно: если соседи хазар подробно о них рассказали, то сами они оставили о себе довольно скудные, малочисленные и в некоторых случаях спорные сведения. Особенно это касается остатков их материальной культуры, в основном ограничивающихся могильными захоронениями. Не найдены археологами известные по письменным источникам хазарские города. Сколько они ни пытались раскопать Итиль или Семендер, ничего у них не получалось. Молчали холмы на берегах Волги, Дона и Кумы, «спали курганы темные» в степях Прикаспия. Пожалуй, кроме отдельных фрагментов крепости Саркел, и то сомнительно хазарского ли периода, пока еще никаких хазарских городов никому найти так и не удалось.

Кстати, именно это позволило некоторым ученым вообще усомниться в наличии у хазар развитого феодального строя. Вот, например, что сказал академик Б. Рыбаков: «Отсутствие археологических следов хазарских городов делает очень неубедительными рассуждения о городском строе у хазар». Называя Хазарский каганат «небольшим полукочевническим государством», он писал: «Международное значение Хазарии нередко чрезмерно преувеличивалось». И далее: «Хазария была небольшим ханством кочевников хазар, долгое время существовавшим лишь благодаря тому, что превратилась в огромную таможенную заставу, запиравшую пути по Северскому Донцу, Дону, Керченскому проливу и Волге». Нельзя здесь не заметить, что позже Б. Рыбаков в своих воспоминаниях открестился от этих слов, сказав, что к уничижению им роли Хазарии в мировой истории его принудило некое давление сверху.

Но еще более интригующий вопрос, связанный с хазарами, это их религия. В советской литературе, особенно периодике, долгое время по этому поводу царило стыдливое молчание. Да и что тут было говорить – неожиданно обнаружилось, что прямо в центре России, на великой русской реке Волге, еще с конца VIII века широко распространилась иудейская вера. Люди ходили не в церкви, а в синагоги, соблюдали субботу, праздновали Хануку и Пурим и надевали таллесы.

Как мог случиться такой конфуз? Вот что рассказывает летопись. Собиратель хазарских земель царь Булан задумал объединить подвластные ему народы единой идеологией. Позвал он на диспут мусульманского кади и христианского священника. Они стали с таким рвением и остервенением доказывать преимущества своей веры и так ругаться друг с другом, что Булан их выгнал. Потом он пригласил к себе мудрого молчаливого раввина, тот ему понравился, хазарский царь взял и принял иудаизм.

Скорее всего, это пересказ легенды. На самом деле главную роль в выборе религии, конечно, сыграла политика. На востоке и юге от Хазарии, в Хорезме и Персии, господствовал ислам, на юго-востоке царило византийское христианство. Взять эти религии означало попасть под влияние соседей-соперников. А иудаизм был нейтральной и менее других политизированной религией. Своим единобожием он мог быть вполне пригоден для идеологического подчинения единому центру разрозненных языческих племен.

Однако поначалу Тора и Талмуд имели хождение в основном среди хазарской знати. Основная масса населения оставалась идолопоклонниками, а кое-где на окраинах каганата принимала христианство или магометанство. Положение серьезно изменилось, когда в Хазарию хлынула волна еврейской эмиграции. Тогда-то и началась массовая иудизация населения страны, широко распространившаяся практически на все хазарские земли. Повсеместно начали строиться синагоги, иешивы. Суббота, Ханука, Пурим, все главные иудейские праздники стали отмечаться в Итиле, Семендере и других городах.

Несколько позднее другой объединитель земель—киевский князь Владимир тоже задумал с помощью единой идеологии укрепить свою власть над мало связанными друг с другом дикими языческими племенами. Какую для этого религию надо было ему выбрать? Может быть, мусульманство? Нет, оно было далеко и непонятно.

Ближе всего находился иудаизм – государственная религия рядом расположенного, хотя и ослабевшего Хазарского каганата. Местные славянские племена, столетиями «ходившие под хазарами», несмотря на свое язычество, больше были наслышаны об иудейских традициях, чем о христианских. Благодаря этому и в иудаизм их обратить можно было значительно проще. Они бы не держались так крепко за своего Перуна. Кроме того, принятию иудаизма могли способствовать и жившие в Киеве евреи.

Однако отношения русов с хазарами в то время были не ахти какие. Те всячески старались помешать возвышению нового агрессивного соседа. Разве мог каган смириться с тем, что скандинавские завоеватели превратили Киев из маленького провинциального хазарского городишки в столицу молодого враждебного государства? Поэтому он всячески поощрял «буйные набеги» своих подданных на киевские земли, за что, как сказал А.Пушкин, «вещий Олег» собирался их села и нивы «обречь мечам и пожарам».

Кроме того, русы настолько обнаглели, что перестали платить мзду за проход в Каспийское море. В ответ на это каган Иосиф вообще запретил им спускаться в низовья Волги и лишил их таким образом возможности обогащаться за счет грабежа богатых прикаспийских городов. «Если бы не я, – писал он, – они уничтожили бы всю страну исмаильтян до самого Багдада».

Кончилось это противостояние для хазар весьма плачевно. В середине Х века киевский князь Святослав, унаследовав мстительный, жестокий нрав своей матери Ольги, направил военную дружину в Хазарию. «Иду на вы!» – воскликнул он и, напав на Итиль, полностью его разрушил. Потом он разграбил Семендер и, взяв штурмом крепость Саркел, переименовал ее в русскую Белую Вежу. После этого разгрома Хазарский каганат уже влачил жалкое существование.

Всем этим можно объяснить, почему ко времени правления князя Владимира исповедовавшийся хазарами иудаизм оказался не ко двору. В то же время к южным пределам Киевской Руси примыкали владения знатного могущественного соседа, христианской Византии. Несмотря на предыдущие далеко не дружественные действия варягов, тогдашний Константинополь старался всячески демонстрировать киевским князьям свое покровительство. Конечно, никаким бескорыстием здесь и не пахло – просто византийцы стремились подчинить Киев своему влиянию.

Вот почему князю Владимиру ничего не оставалось, как принять византийское православие. Тем более что еще раньше в крымском Херсонесе крестилась княгиня Ольга.

Однако население Киевской Руси долго оставалось языческим, а кое-где даже исповедовалось иудейство. Свидетельством этому могут служить секты «жидовствующих» и «субботников», длительное время распространенные на территории России.

<p>ПРОПАВШИЕ ПОТОМКИ

Более чем трехсотлетнее процветание Хазарии закончилось не только под напором русов с запада и новых кочевых племен с севера. Снова повторяя судьбу всех империй, она пала также из-за внутренних раздоров и слабости своей центральной власти. Отдаленные от центра территории сначала стали проявлять излишнюю самостоятельность, а потом, наподобие Киевской Руси, вовсе вышли из подчинения.

Однако была еще одна причина гибели Хазарии.

Для ее выяснения летний полевой сезон 1961 года проработала в Дербенте подводная экспедиция профессора Л. Гумилева. В результате исследований концевого участка Нарын-Калинской крепости ученые четко отбили границу бывшего уровня Каспийского моря. Оказалось, что до Х века он был довольно низким, а потом стал быстро подниматься. Море стремительно наступало на берег, и очень скоро значительная часть Прикаспийской низменности оказалась под водой.

Вот как написал об этом Л. Гумилев: «Вода медленно заливала плоский берег – „Прикаспийские Нидерланды“, губила посевы и сады, набегами разрушала деревни. К середине Х века уже две трети хазарской территории оказались под водой… Море и засуха продолжали давить с двух сторон… В конце XIII века уже вся страна была покрыта морем… Да, Хазария – это в полном смысле русская Атлантида».

Если хазары оставили после себя так мало остатков своей материальной культуры, то, может быть, их след можно найти в потомках? Ведь живут же на территории нынешней России наследники Чингисхана, казанские татары, крымские.

Загадочный народ караимы– потомки древних хазар?

Но антропологи, как и археологи, не дают четкого ответа, а только строят догадки, гипотезы.

Первым претендентом на кровную связь с хазарами должен бы быть небольшой народ татов, живущих главным образом в юго-восточном Дагестане и северо-восточном Азербайджане, а также в северном Иране. Многие из татов исповедуют иудаизм, и соседи называют их евреями. Но в советских паспортах им такой неудобной записи никогда не делали. Являются ли таты теми горскими евреями, которые в значительно большем количестве обитают в районе Нальчика и других городов Северного Кавказа, вопрос спорный. Если это так, то они, скорее всего, выходцы из Персии, а не из бывшей Хазарии.

Осколком населения бывшей Хазарии часто называют еще караимов. Основная часть этого малочисленного народа живет в горном Крыму. Поднявшись на Чуфут-кале (в переводе «Еврейская гора») нельзя не заметить мезузы, прикрепленные к косякам дверей караимских домов, и древнееврейские буквы на молельне-синагоге. Караимы в течение многих веков исповедовали Тору, отрицали Талмуд и считались отступниками от истинного иудаизма.

До XVIII века караимы в России считались евреями, переселившимися когда-то в Крым из Византии, и подвергались таким же притеснениям, как и все еврейское население. Начиная с правления Екатерины II караимов к евреям приписывать уже перестали. А в будущем даже Гитлер специальным постановлением избавил их от газовых камер.

Так кто же они, караимы? Некоторые факты могут говорить в пользу их хазарского происхождения. Во-первых, караимский язык, как и хазарский, ученые относят к тюркской группе. Во-вторых, караимы живут на подвластной когда-то хазарам территории, которая благодаря своему горному расположению могла быть недоступной русским конным дружинам, разгромившим Хазарский каганат. Вот они и сохранились. Ну и, кроме того, обращает на себя внимание внешний вид караимов – осанка, статность, выправка, напоминающая кавалерийскую. Не происходит ли она от их предков-конников? И не потому ли литовский князь Витовт в XIV веке брал караимов в свою гвардию?

Другая, несколько неожиданная, версия утверждает, что потомки хазар – это сегодняшние казаки. Согласно ей хазары, жившие в кубанских и донских степях, постепенно смешивались с беглым людом из центральной России и Малороссии и образовали ту группу населения, которая называется казачеством. Действительно, есть свидетельства хождения среди русских казаков в недалеком прошлом наречия, похожего на тюркский. Например, в повести Л. Толстого «Казаки» упоминаются казачки, говорящие на каком-то «татарском» языке. Кстати, само слово «казак» по-тюркски означает «вольный всадник». Кроме того, есть доказательства, что некоторая часть казачества придерживалась иудаизма. Одним из них могут служить хранящиеся в одесском музее казацкие могильные памятники с могендовидами и древнееврейскими надписями.

Но все-таки трудно себе представить чубатого казака с шашкой, изучавшего в субботу недельную главу Торы.

А вот еще одна гипотеза, совсем уж шокирующая. Впервые она была выдвинута в опубликованной в 1976 году и претендующей на сенсационность книге А. Кестлера «Тринадцатое колено». Автор утверждал, что нынешние евреи вовсе не тот библейский «избранный» Богом народ, якобы существующий чуть ли не пять тысяч лет. Тот давно исчез, так же как древние греки и римляне, на земле которых ныне живут совсем другие греки и итальянцы.

Кто же они, восточноевропейские евреи? Оказывается, это бывшие жители волжской Хазарии, пришедшие в Европу с востока подобно болгарам, венграм и всем прочим осевшим там полукочевым народам. Смешавшись с местным южногерманским населением, хазары оставили себе свой иудаизм и постепенно превратились в тех самых евреев-ашкенази, столь насоливших А. Гитлеру и Б. Хмельницкому, И. Сталину и Екатерине II.

На чем основывалась эта гипотеза? Да ни на чем, так – размышления, игра ума, домыслы. Но очень уж она пришлась по сердцу антисионистам и антисемитам. Ведь то была настоящая находка века – оказывается, нет никаких прав у этого народца на Святую землю. Его место в степях Прикаспия, пусть и пасут там своих баранов.

Но еще больше эмоций (ну конечно, со знаком минус) вызвала кестлеровская идея у самих евреев. Разве они, давшие миру христианство и теорию относительности, могли быть потомками каких-то кочевников-тюрков? Это могло звучать только как шуточка о «затурканном еврее»! Ну в самом деле, не родственники же они торгашам со стамбульского базара!

Впрочем, какая разница – ведь, говоря словами Ю.Тувима, кровная связь евреев друг с другом не по той крови, которая течет в жилах, а по той, что течет из жил.

<p>ЖЕЛЕЗНЫЕ ВОРОТА КАВКАЗА

А. Эйнштейн как-то в шутку сказал: «Я никак не могу поверить, что Господь Бог играет с нами в кости».

Но именно так вынуждены мы воспринимать многие неожиданные события, связанные с климатом, океаном и сушей нашей планеты. Именно таким случайным кажется нам странное поведение непредсказуемого и загадочного Каспийского моря.

Возможно, поэтому на его берегах неоднократно происходили те сложные и крутые повороты в судьбах народов, которые оставили глубокий след в их многовековой истории.

<p>АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ

Дорога от Махачкалы до Дербента проходит по узкой береговой полосе, огражденной справа крутыми отрогами Кавказского хребта, слева – пенистыми волнами Каспийского моря. Пологий пляжный склон сложен таким плотным песком, что на нем не отпечатываются даже следы автомобильных шин. Невольно представляешь себе, как сотни лет назад по этому же пляжу мчались с севера конные орды диких кочевников.

За свои 33 года жизни Александр Македонский завоевал полмира и построил там новые города – Александрии

Кто только тут не побывал. Бородатые, длинноволосые конники – скифы на легких быстрых лошадях. Тяжелая кавалерия сарматов, вооруженных длинными пиками и прямыми мечами. Свирепые гунны с дальнобойными луками и плетеными кожаными арканами. Широкоскулые тюркские всадники на низкорослых грудастых конях. Хазары, акациры, барсилы, савиры, булгары, авары, аланы и многие, многие другие.

Все они рвались сюда с лежащего рядом многолюдного шумного перекрестка Азии и Европы, где тысячелетиями пролегали пути кочевых степных народов, где веками рождались и гибли все новые и новые государства и нации. Отсюда на постоянное оседлое жительство ушли к Дунаю венгры, отсюда откочевали в междуречье Амударьи и Сырдарьи узбеки, здесь зародилась будущая Болгария и произошли такие народы, как башкиры, осетины, дагестанцы, калмыки, мордовцы.

И что удивительно: каждому новому народу быстро становилось тесно на этих, казалось бы, необъятных степных просторах. Сбиваясь в огромные полчища и сметая все на своем пути, степняки-конники лавиной катились в благодатные края Закавказья, чтобы опустошать сады и виноградники, грабить богатые южные города, убивать и уводить в плен мирных жителей.

Александр Македонский распространил европейскую культуру эллинизма далеко на восток, до самой Индии

Для защиты оседлой закавказской цивилизации от варварского мира скотоводов-степняков и были построены «железные ворота» Кавказа – Дербент (по-персидски «дер» – дверь, «бенд» – преграда). Трехкилометровый дербентский проход был перекрыт двумя рядами мощных стен, усиленных круглыми и прямоугольными башнями и стоящей на западе у гор оборонительной крепостью Нарын-кале. А далее по горам далеко на запад тянулась еще одна, почти 40-километровая, каменная преграда, соперничавшая по своему значению со знаменитой Великой Китайской стеной, которая тоже была возведена в качестве преграды от набегов диких орд кочевников на земледельческий Китай.

Когда были построены «железные ворота» Кавказа, точно неизвестно. Легенды настойчиво относят первые упоминания о дербентской стене к эпохе Александра Македонского.

В конце III века до н. э., громя персидскую державу Ахеменидов, непобедимая армия Александра достигла, по преданию, западного берега Каспийского моря. В легенде говорится: «…настал день, когда завоеватель Востока со своей конницей подошел к Дербенту и разбил возле него белые шатры, изукрашенные серебром».

Войска устали от кровопролитных битв и дальных переходов, поэтому полководец решил взять город мирным путем. Он послал к коменданту крепости парламентеров. Пришли они к нему и сказали:

0|1|2|3|4|5|6|7|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua