Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Александр Михайлович Кондратов Атлантика без Атлантиды

0|1|2|3|

Любопытно, что этот «юный» хребет оказался в несколько раз старше осадков, лежащих на гребне и на дне Срединной долины, его рассекающей. Казалось бы, отсюда следует неизбежный вывод: когда-то хребет не был подводным, он выходил на поверхность океана. Но… вспомним, что говорилось выше о ненадежности датировки с помощью донных осадков. Всякий окончательный вывод при таком «разбросе» данных был бы преждевременным. К тому Же, «разброс» дают не только данные об осадках, но и данные о возрасте горных пород.

Судите сами: минимальный возраст хребта, определенный в 1966 году французским геофизиком Ле Шпионом, оценивается величиной порядка одного миллиона лет. Отдельные части Срединно-Атлантического хребта, как вы помните, выходят на поверхность океана в виде островов, будь то огромная Исландия или небольшие скалы, вроде скал Святого Павла. Последние, о чем мы также говорили, находятся в одном из самых «горячих» участков хребта, в районе частых землетрясений, тут в 1932 году даже образовался, а затем вновь ушел на дно небольшой вулканический остров. Когда же были изучены горные породы, слагающие скалы островка Святого Павла, оказалось, что их возраст равен не миллиону и не десятку миллионов лет, а… четырем с половиной миллиардам лет, т. е. значительно превышает возраст даже самых древних материков!

Как видите, получается весьма солидная степень «разброса» датировок Срединного хребта — от 1 000 000 до 4 500 000 000 лет — первая дата «старше» второй ни много ни мало, как в 4500 (!) раз. К тому же, как замечает О. К. Леонтьев, возраст скал Святого Павла может быть «отнюдь не идентичен возрасту самого хребта».

<p>Спор о дрейфующих материках

Датировка образования скал Святого Павла интересна еще в одном отношении. После того как были открыты новые методы датирования, удалось определить возраст почти всех островов, и малых, и больших, которые являются частями Срединно-Атлантического хребта или же расположены «по бокам» от него, на западе и востоке. Причем здесь выявилась любопытнейшая закономерность: чем ближе к хребту находятся острова, тем они младше. И наоборот, чем дальше на восток или на запад они отстоят, тем они древнее. Острова Тристан-да-Кунья и далекий остров Буве на юге Атлантики находятся почти на самой осевой линии хребта — и возраст их насчитывает всего лишь миллион лет.

Исландия также находится на хребте, и она также молода геологически — ее возраст 10 000 000 лет. А вот Фарерские острова образовались значительно раньше, 50 000 000 лет назад, — и они удалены от оси хребта. Возраст Бермудских островов, расположенных западнее Срединного хребта, равен 36 000 000 лет, а Багамских, лежащих еще далее к западу, — 120 000 000 лет. Такая же картина и на востоке: Азорские острова, часть которых лежит на хребте, а часть в стороне от него, имеют возраст 20 000 000 лет, Канарские острова — 32 000 000, а еще более удаленные к востоку от хребта острова Зеленого Мыса — 150 000 000 лет.

Чем объяснить такую закономерность? Не тем ли, что хребет — да и вся Атлантика — возникли около 180–200 миллионов лет назад, после того как начал распадаться единый материк и Африка с Европой «поплыли» в одну сторону, а все три Америки — в другую? Так считают сторонники теории «дрейфа континентов», одной из самых неожиданных, захватывающих — и вместе с тем самых спорных! — гипотез, объясняющих происхождение океанов и материков.

Нет нужды рассказывать о спорах вокруг дрейфа континентов — их суть прекрасно изложена в брошюре П. С. Воронова «Дрейф континентов: за и против» (Ленинград, 1968) и в популярной книге японских геофизиков Такеучи, Уеда, Канамори «Движутся ли материки?», выпущенной в 1970 году издательством «Мир». На русском языке еще в двадцатые годы опубликован труд самого Вегенера «Происхождение материков и океанов», а данные современных наук суммированы в статьях сборников «Проблемы перемещения материков» (1963) и «Дрейф континентов» (1966). Отметим лишь, что спор о дрейфе континентов оказывается неразрывно связан с проблемами происхождения Атлантики. Ведь если сторонники этой гипотезы правы, значит, Атлантического океана (так же, как и Индийского) когда-то не было, он является гигантской «щелью», образовавшейся менее 200 000 000 лет назад и за истекшее время превратившейся в нынешний океан.

Возраст островов Атлантического океана, определенный по возрасту самых древних горных пород, найденных на этих островах. Возраст островов указан в миллионах лет. (По X. Такеучи, С. Уеда, X. Канамори.)

Особое внимание сторонники теории «плывущих континентов» уделяют Срединно-Атлантическому хребту и его рифтовой долине. По их мнению, эта гигантская трещина в коре и была той самой первичной «щелью», которая породила затем современный Атлантический океан. Наиболее ярко обосновал эту гипотезу канадский ученый Дж. Вильсон. Он полагает, что все вулканические острова, находящиеся в Атлантике, рождены на Срединном хребте, а затем двинулись на запад и восток, «по пятам» уплывающих материков — вот почему, чем дальше они находятся от Срединно-Атлантического хребта, тем больше их возраст. Вильсон пробует найти решение двух давних загадок: почему со дна Атлантики ни разу не удалось поднять породы, возраст которых превышал бы 200 000 000 лет, и почему дно океана покрыто сравнительно тонким слоем осадков, всего лишь в несколько сотен метров? Ведь слой этот должен быть несравненно толще, если считать, что Атлантика возникла очень давно, еще в эпоху формирования нашей планеты? Согласно Вильсону, дно Атлантического океана не только молодо, оно все время меняется, обновляясь и перемещаясь. И эту точку зрения разделяют многие геологи и океанографы.

Казалось бы, загадка Атлантики решена, но… это только на первый взгляд. Как объяснить тогда древность скал Святого Павла? Они находятся в самом что ни на есть центре Срединно-Атлантического хребта, однако возраст их в тысячи раз больше того, какой бы должен быть, если прав Вильсон и сторонники дрейфа континентов. Толщина же слоя осадков, как мы говорили выше не может служить надежными «часами», показывающими время рождения океана. К тому же датировка с помощью радиоактивного углерода показала, что в прошлом скорость накопления осадков была значительно меньше, чем ныне. И если принять что осадки накапливались со скоростью вдвое меньшей чем в наши дни, то и «тонкий» слой может свидетельствовать о весьма солидном возрасте Атлантики. Такой «пересчет» показывает, что океан существует не 150 000 000–200 000 000 лет, как считают сторонники дрейфа континентов, а 556 000 000 или 824 000 000 лет (возраст западной и восточной частей Атлантики соответственно).

<p>Спор об океане, спор о планете, спор о космосе…

Конечно скорость выпадения осадков — не очень надежный показатель возраста Атлантики. Быть может, темп накопления осадков был еще ниже, чем мы сейчас говорили — тогда возраст Атлантики превосходит миллиард лет. Или, наоборот, выше — в этом случае океан должен быть значительно моложе. Нетрудно заметить, что спор о датах здесь переходит в дискуссию еще большего масштаба о происхождении океанов вообще и Атлантики в частности, который, в свою очередь, порождает спор еще большего порядка — о происхождении и развитии нашей планеты в древнейшие времена. А тот, опять-таки, перерастает в новый спор, уже космических масштабов, — как и когда образовалась Земля, часть Солнечной системы, какие механизмы действуют внутри нашей планеты и чем она отличается от других планет. Однако и тут еще не предел: ведь в конечном итоге мы переходим на самый высший, наиболее масштабный — и по охвату пространства, и по масштабу времени — уровень — к спорам о происхождении Солнечной системы и Галактики, об эволюции галактик, наконец, о судьбах и рождении Метагалактики, за пределы которой не удалось проникнуть пока что ни одному телескопу (а возможно, если учесть эйнштейново «искривление пространства» массой, то и не удастся). Океанология перерастает в планетологию, планетология — в космологию…

Более века назад американский геолог Дан выдвинул тезис: «Океан — всегда океан». Ныне гипотеза первозданности океанов формулируется следующим образом: «Великие океанические бассейны являются постоянной особенностью поверхности Земли, и они существовали там же, где находятся теперь, с незначительными изменениями очертаний с тех пор, как воды впервые возникли». Разумеется, здесь нет той извечности и монументальности библейского «сотворения вод», раз и навсегда, без всяких коренных изменений и преобразований. Изменения в лике Земли происходили, рождались новые острова, меняли очертания берега материков, а вместе с ними менялись очертания морей и океанов. И все же, полагают многие геофизики, геоморфологи, геологи, океанографы, основные очертания океанических впадин, в том числе и Атлантики, остались примерно такими, какими были «в первый день творения». Мировой океан сформировался более миллиарда лет назад, и ни в Атлантике, ни в Индийском, ни в Тихом океане никогда не было затонувших материков Атлантиды, Лемурии, Пацифиды (хотя, конечно, тут могли рождаться и гибнуть острова и целые архипелаги).

Однако есть и другая точка зрения. Например, ее придерживался профессор Д. Г. Панов, полагавший, что последние остатки Атлантиды, Лемурии, Пацифиды (не говоря уже о мелких островах и островках) ушли на дно океанов уже на памяти человечества, в четвертичном периоде. Другой советский ученый, член-корреспондент АН СССР В. В. Белоусов, создал стройную теорию, согласно которой общая картина развития нашей планеты была динамичной. Сторонники первозданности (или, употребляя более научный термин, «перманентности») океанов полагают, что за истекшие со дня образования земной коры и рождения океанов миллиарды лет идет непрерывное «наступление» суши на океаны, площадь Мирового океана постоянно сокращается, а площадь материков — возрастает. И процесс этот необратим. Белоусов и сторонники его теории считают, что «обратимость» имела место: то шло неуклонное «расширение» океанов, материковая кора океанизировалась и превращалась в океаническую, то, напротив, материки переходили в наступление на океан, и тогда суши на планете становилось больше, чем воды.

Современный этап развития Земли — «океанический», мы наблюдаем разрастание океанов за счет разрушения окраин материков. Больше того: быть может, на наших глазах происходит образование новых океанов. «За последнее время появились данные, указывающие на «океанический» характер дна так называемых средиземных морей, — пишет В. В. Белоусов. — Геофизические исследования определенно показывают, что в наиболее глубоких местах, например Карибского моря и Мексиканского залива, земная кора лишена гранитного слоя. То же самое можно с достаточной степенью уверенности предполагать для Средиземного и Черного морей. В свете этих данных не следует ли видеть в средиземных морях начальную стадию образования океанических впадин?» Таким образом, в настоящее время мы наблюдаем «наступление моря на сушу». Но вполне возможно, что много десятков миллионов лет назад происходил и обратный процесс. Если сейчас рождаются новые океаны, то прежде океан поглотил древние материки, в том числе и в Атлантике.

Но есть и третья гипотеза происхождения океанов и материков — гипотеза дрейфа континентов. Она считает Атлантику «шрамом» между континентами, образовавшимся сравнительно недавно, каких-нибудь 200 000 000 лет назад.

<p>Когда прекратятся споры?

Возможно, будущие исследования докажут правоту одной из трех приведенных выше гипотез (разумеется, мы изложили лишь самые «азы», на самом деле и гипотеза перманентности океанов, и «динамическая» гипотеза, и гипотеза дрейфа материков базируются на фундаменте новейших достижений палеомагнетизма, геофизики, глубинного бурения и многих-многих других теоретических и практических дисциплин). Не исключено, что со временем появится «всеобъемлющая» гипотеза, которая примирит спорящих. Ясно одно — спор не завершен и будет продолжаться еще долго. Такова уж судьба наук о Земле, впрочем, как наук о человеке, да и всего научного познания. Ведь именно возможностью искать, оспаривать, строить предположения и сопоставлять их с фактами и отличается познание от догматов веры, будь это вера в непогрешимость папы, в единство Святой Троицы или в переселение душ.

Каждый год приносит новые данные, которые заставляют по-новому взглянуть на проблемы происхождения человечества или рождения океанов, древнейшие океанические плавания или возраст Срединно-Атлантического хребта. Вспомните плавание на плоту «Ра» или сообщение о находке аквалангистов в районе Багамских островов. А вот несколько новых фактов из области наук о человеке: американские геологи, проведя серию глубинных бурений в Средиземном море, обнаружили в районе Эллинской впадины, проходящей южнее Греции и Крита, пласты мелового известняка, образовавшиеся 120 000 000 лет назад, которые были расположены… над отложениями возрастом всего лишь в несколько миллионов лет! Чем это объясняется? Исследователи предположили, что «Африка погружается под Европу», заставляя древние отложения «взбираться» на отложения более молодые. Но ведь такой «дрейф» проходит в направлении юг — север, а не восток — запад, которое указывает классическая теория дрейфа материков. Или же находка в Эллинской впадине может быть объяснена по-другому?

Оригинальная трактовка перемещения материков предложена в книге советского геолога Гаральда Николаевича Назарова «Оледенение и геологическое развитие Земли» (М., «Недра», 1971). Сопоставив среднюю скорость «раздвиженкя» дна Атлантики и среднюю скорость «раздвижения» Африканского и Американского континентов, Назаров пришел к выводу, что они практически совпадают. И сделал отсюда интересное заключение: дно Атлантики и окружающие Атлантический океан континенты (Европа, Африка, Америка) двигаются, как единое целое образование, в сторону Тихого океана. Дно Тихого океана, как и дно Атлантики, растягивается. Но если площадь Атлантического океана возрастает, то площадь Тихого, наоборот, уменьшается, ибо на него «наступают», наползают континенты. По подсчетам Назарова, «уменьшение ширины Тихого океана в его восточной части, вызванное надвиганием Американских континентов в мезозое, может быть оценено как превышающее 3000 км», — и это грандиозное «наступление континентальных массивов на площадь Тихого океана является одним из основных планетарных движений настоящего времени».

Исследования, о которых было доложено на последнем океанографическом конгрессе в Токио, показали, что возраст пород, поднятых со Срединно-Атлантического хребта, имеет ту же закономерность, что и возраст островов Атлантики — чем дальше от оси хребта, тем древнее породы. Новое доказательство в пользу «плывущих материков»? Или может быть выдвинуто другое, более приемлемое объяснение этому явлению?

Совсем недавно, в 1970 году, произошел настоящий переворот в технике бурения морского дна. Ученые смогли брать пробы грунта с глубин в 5 и даже 6 километров, причем бур «прогрызает» океанское дно до нескольких сот метров! Данные глубинного бурения неопровержимо доказывают, что возраст Атлантики в несколько десятков (!) раз меньше возраста древнейших пород материков: он измеряется не миллиардами лет, а лишь 160–180 миллионами. Именно этим временем датируют сторонники гипотезы «дрейфа материков» время образования Атлантики. Но означает ли такое совпадение правоту этой гипотезы?

Делать такой вывод было бы преждевременно. Член-корреспондент АН СССР В. В. Белоусов четко сформулировал 14 возражений против гипотезы «дрейфа материков», и ответы на них пока не найдены. Да и нет полной гарантии того, что скважины, пробуренные в слое осадков на дне Атлантики, действительно прошли весь этот слой и достигли базальтового слоя земной коры, «первичного» дна океана, а не просто базальтовых пород, имеющих более позднее происхождение. Глубинное бурение принесло океанографии и геологии долгожданные факты, — и эти факты тотчас же стали отправной точкой для новых дискуссий и споров.

Сходство очертаний Африки и Южной Америки было замечено несколько веков назад; оно дало одну из «точек опоры» смелой гипотезе Вегенера о дрейфе континентов, который сравнивал его с картиной, «какая получается, когда прикладываешь друг к другу до совпадения строчки двух разорванных частей газеты. Если строчки действительно совпадут, то, ясно, больше ничего не остается, как предположить, что эти куски действительно составляют одно целое».

Аргумент, казалось бы, убедительнейший… Однако именно здесь противники гипотезы Вегенера нашли самые уязвимые места. Земля — шар стало быть, любая картографическая проекция его поверхности искажает подлинные границы материков. Но это еще полбеды. Ведь за истекшие миллионы лет очертания континентов претерпевали серьезные изменения, уровень Мирового океана то повышался, то понижался. И сравнивать надо не очертания «суши», а очертания материковой отмели Южной Америки и Африки или же их континентального склона. И здесь остается нерешенным вопрос: а на какой глубине надо брать исходные данные для сравнения? На глубине 100, 200, 500, 1000 метров? И где гарантия того, что совпадение, если оно действительно будет иметь место, не является следствием того, что мы просто-напросто «перебирали» варианты, пока не нашли подходящий, т. е. сделали «подгонку»?

Этим вопросом заинтересовались английские ученые Буллард, Эверетт и Смит. Используя так называемый «метод наименьших квадратов», они показали, что по отметке глубины в 700 метров на огромной протяженности бассейна Атлантики — от 85° северной широты до 50° южной! — очертания континентального склона американского и европейско-африканского материков очень хорошо совпадают и вероятность случайного совпадения здесь ничтожно мала (эти картометрические исследования получили одобрение одного из крупнейших математиков нашего века, академика Андрея Николаевича Колмогорова», см. его статью «Геометрия на сфере и геология» в журнале «Наука и жизнь», № 2, за 1965 год). Правда, совпадение было не идеальным: имелись кое-где зоны, на которых очертания Старого и Нового Света «налезали» друг на друга или, напротив, «недоставали», оставляя промежуток. Видный советский геолог П. Н. Кропоткин, однако, привел данные о том, что эти незначительные расхождения вполне объясняются «местной» деятельностью земной коры — извержениями вулканов, опусканием дна и т. п.

Новые, более детальные расчеты были проделаны совсем недавно, в 70-х годах нашего века, на электронных вычислительных машинах американскими учеными. Очертания материковой отмели совместились на протяжении десятков тысяч километров. Причем линии Африки и Южной Америки дали почти стопроцентное совмещение!

Таким образом, математика дала интересные доказательства в пользу гипотезы дрейфа континентов. Но отсюда вовсе не следует, что сама гипотеза стала математически точной. Ибо, как признают сами ее сторонники, предстоит пройти большой и трудный путь, чтобы довести гипотезу дрейфа континентов до рамок хорошо разработанной теории. Ведь многие данные, которые, на первый взгляд, неопровержимо свидетельствуют о «дрейфе континентов», при тщательной проверке не выдерживают критики. В первую очередь, это данные палеомагнетизма.

Некоторые минералы горных пород (магнетит и др.) в магнитном поле могут превращаться в маленькие магниты, а с исчезновением этого поля — сохраняют его направление и знак. Значит, если найти в горных породах подобные минералы (их называют ферромагнетики), по ним можно определить направление древних магнитных полей, полей, существовавших на нашей планете в эпоху формирования (и, стало быть, «намагничивания») ферромагнетиков. Вот этими-то своеобразными древними магнитами и занялась молодая научная дисциплина — палеомагнитология. И первые ее выводы были поистине сенсационными: магнитные полюса Земли в древности перемещались, причем на огромные расстояния — в тысячи и даже десятки тысяч километров!

На основании данных палеомагнетизма начались реконструкции древнего расположения материков. Причем сторонники дрейфа континентов доказывали, что эти данные говорят об удалении друг от друга Европы и Северной Америки и вообще подтверждают гипотезу Вегенера. Однако, когда наука накопила большое число фактов и данных палеомагнитных измерений, встал вопрос о надежности и точности выводов палеомагнитологов.

Вот несколько конкретных примеров. Ферромагнетики, образовавшиеся в рифейскую эру (1,5–0,5 миллиарда лет назад), добытые в бассейне сибирской реки Алдан, показывают, что в ту эпоху полюс находился в центральной части Тихого океана. Образцы, взятые в среднем течении Енисея, говорят о том, что в ту же рифейскую эру полюс был где-то в районе Юго-Восточной Азии. Гипотеза дрейфа континентов объясняет этот «разброс» (и подобные же расхождения) тем, что когда-то данные районы были разъединены. Исходя из нее, надо полагать, что два данных района — бассейн Алдана и среднее течение Енисея — в рифейскую эру отстояли друг от друга на 10 000 километров (расстояние между «полюсом» в центральной части Тихого океана и «полюсом» в Юго-Восточной Азии), а за истекшее время «сошлись» воедино, в одной Сибирской платформе… Но все остальные данные геологической науки говорят об обратном: и полмиллиарда лет, и миллиард лет назад размеры Сибирской платформы совпадали с нынешними, она никуда не двигалась, и ее не составляют приплывшие за тысячи километров отдельные «куски» земной коры!

Быть может, «разброс» местонахождений полюсов (и в рифейскую, и в другие геологические эры) объясняется не «дрейфом материков», а причинами более прозаическими — недостоверностью данных, малой точностью измерений? Причем расхождения достигают максимально возможной величины — а потому и допускают самые произвольные толкования? Так, например, по образцам, взятым из района Владивостока, полюс в пермский период (около 250 миллионов лет назад) находился у Соломоновых островов, а по образцам из близлежащего Верхоянского хребта — в районе современного индийского города Бомбея. Соломоновы острова и Бомбей разделяет расстояние, равное А окружности Земли. Это — максимально возможное расхождение в положении полюса (иными словами, отодвинуть дальше друг от друга древние полюса невозможно!)

«Палеомагнитные данные по зарубежным территориям северного полушария (Западной Европы и Северной Америки) в свою очередь послужили основанием для предположения о том, что Европа отодвинулась от Северной Америки. Сейчас, когда накопилось более 100 определений положения полюса по породам из Сибири, ошибочность такого предположения стала очевидной, — пишет советский геолог И. А. Резанов в книге «Великие катастрофы в истории Земли». — До сих пор основным аргументом сторонников гипотезы дрейфа материков было представление о расколе и раздвигании единого материка. И вот (по палеомагнитным данным) оказывается, что единого материка не существовало и континенты по обе стороны Атлантического океана находились в палеозое еще на большем расстоянии друг от друга, чем сейчас. Этот пример показывает, что величина ошибки в палеомагнитных определениях соизмеримо с шириной Атлантического океана».

Если на первых порах данные палеомагнетизма, казалось, подтверждают гипотезу Вегенера (и об этом можно прочесть в любой популярной работе, посвященной современной гипотезе дрейфа материков), то по мере того, как росло количество палеомагнитных «замеров», увеличивался «разброс» в положении древних полюсов, определенном по ферромагнетикам, взятым с одного материка и даже района и относящимся к одной и той же эпохе. Надежность и достоверность данных палеомагнетизма вызвала бурную дискуссию, которая далека от завершения и по сей день.

Ряд ученых не только весьма скептически смотрит на «разброс» данных палеомагнитологии, но считает даже исходные положения этой дисциплины гипотетическими, нуждающимися в обосновании. Сторонники дрейфа материков пытаются свести в единую систему многочисленные и порой противоречивые данные о местонахождении древних полюсов, объяснить их не только простым «передвижением», но и поворотами, вращением материковых глыб и т. п. …

Споры не утихают. Споры о палеомагнетизме и доколумбовых контактах жителей Старого и Нового Света, споры о дрейфе материков и о загадочных «ольмеках», споры о возрасте Атлантики и о древнем судоходстве, споры о происхождении планеты и о путях расселения первобытного человека, споры об океанах, народах, цивилизациях, материках, городах… И только они, эти неутихающие споры, могут помочь нам правильно понять новые факты, а через них — и сокрытую в глубинах времени, Земли и океана историю нашей планеты и ее нынешнего хозяина — Человека.

<p>Иллюстрации

Остров Волькано (старинная гравюра).

Так украшался нос корабля викингов.

В Атлантике рождается новый остров.

Рождение нового острова в Азорском архипелаге могли наблюдать ученые.

Еще одна находка под водой!

Памятники античной архитектуры изумительны по красоте…

Великолепен афинский Акрополь и Парфенон.

И все-таки «классическое» искусство греков имеет своих учителей: ахейцев (на фото — «Львиные ворота» в Микенах)…

… и минойцев, создателей цивилизации острова Крит (на фото — Колонный зал царя Миноса).

На Крите и других островах Эгеиды сохранились древние святилища.

Первыми покорителями Средиземного моря были жители Кикладских островов…

… оставившие замечательные памятники скульптуры.

В долине Мехико процветала культура «Города богов» — теотихуакана (на фото — погребальная маска).

На юге Мексики, в Гватемале и Гондурасе, индейцы-майя создали самую развитую цивилизацию доколумбовой Америки. О мастерстве скульпторов-майя наглядно свидетельствует этот портрет.

На тихоокеанском побережье Мексики около 2000 лет назад создали свою культуру индейцы-сапотеки.

Сапотекские погребальные урны изображали богов…

… а порой имели портретное сходство с умершим, чей прах помещался в урну.

На атлантическом побережье Мексики вплоть до испанского завоевания существовала культура индейцев-тотонаков.

«Нефертити» индейцев Америки — скульптура тотонаков.

«Культура мадре» — «культура мать», созданная ольмеками, лежит в основе индейских культур майя, сапотеков, тотонаков, теотихуакана… Однако облик этого игрока в мяч, запечатленный ольмекской статуэткой, не имеет индейских черт (сравните предыдущие скульптурные портреты, изображающие стопроцентных индейцев).

Характернейшая черта ольмекского искусства — пристрастие к изображению уродцев, с лицом, напоминающим морду ягуара…

… или патологически толстых младенцев.

Черты лица портретируемого, особенно очертания рта, в ольмекской пластике зачастую имеют сходство с оскалом ягуара, владыки джунглей Нового Света.

Персонажи этого ольмекского алтаря имеют монгольские черты лица и деформированный череп (позднее у индейцев-майя красивым считался человек, имеющий череп подобной формы).

А этот персонаж, также имеющий деформированный череп, похож на представителя негроидной расы — взгляните на его толстые губы и широкий плоский нос, совершенно непохожий на «орлиный» нос индейцев.

Эта гигантская, около трех метров высотой, каменная голова — дело рук ольмекских мастеров. И вновь мы видим «негритянский» нос и «ягуарий» рот… Кого изображали эти огромные скульптуры? На этот вопрос у нас нет ответа.



0|1|2|3|
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua