Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Феликс Зигель Тунгусское диво: история одого неоконченного расследования

0|1|2|3|

Анализ магнитограмм других лабораторий показал, что на них нет никаких изменений. Это указывает на то, что магнитное возмущение, вызванное Тунгусским метеоритом, проявилось на сравнительно ограниченной площади радиусом не менее 950 км (Иркутск) и не более 6000 км (Урбаново). Последняя цифра требует существенного уточнения.

Бросается в глаза сходство эффектов в геомагнитном поле после взрыва Тунгусского метеорита и высотных ядерных взрывов, проведенных 1 и 12 августа 1958 года в Тихом океане над атоллом Джонстон. На близлежащих к атоллу магнитных станциях Гонолулу, Пальмира, Феннинг, Джервис, Апиа, удаленных от него на расстояние 1300-3000 км, сразу же после взрывов наблюдались возмущения геомагнитного поля».

В.К.Журавлев, Д.В.Демин и Л.Н.Демина в сборнике «Проблема Тунгусского метеорит» (изд-во Томского университета, Томск, 1967, вып.2) высказали такую мысль:

«Если бы Тунгусское падение произошло после 1958 года, Иркутские магнитограммы, без сомнения, рассматривались бы как веское свидетельство факта ядерного взрыва, а естественный характер явления в целом был бы далеко не очевиден. Качественное сравнение Тунгусского магнитного эффекта с магнитными эффектами ядерных взрывов приводит к заключению об их чрезвычайно большом, если не полном сходстве».

Наиболее полное и всестороннее исследование геомагнитного эффекта Тунгусского взрыва проведено А.В.Золотовым. Вот к каким выводам он пришел:

«В результате анализа Тунгусских магнитограмм можно сделать вывод, что основная фаза магнитного возмущения Тунгусского взрыва обусловлена потоком электронов в магнитной ловушке. Магнитное возмущение Тунгусского взрыва не могло быть вызвано действием ударной волны, оно было вызвано потоком заряженных частиц.

Дополнительная ионизация верхних слоев атмосферы могла быть вызвана:

1) полетом самого тела через верхние слои атмосферы (ионизации следа движущегося тела);

2) непосредственно взрывом космического тела.

Предварительные расчеты показывают, что ионизация следа обычного космического тела не может вызвать такого сильного магнитного возмущения, какое было в Тунгусском случае. Например, при полете космического тела с размерами 50-100 м магнитное возмущение на 2-3 порядка меньше, чем при Тунгусском взрыве.

Анализ формы и амплитуды Тунгусского магнитного возмущения и сравнение его с возмущением от ядерных взрывов (форма, амплитуда, длительность, векторная диаграмма и др.) показывают, что магнитное возмущение при Тунгусском взрыве, вероятнее всего, является следствием взрыва космического тела. Как отмечалось, при взрыве на высот ниже 15-20 км образование потока вторичных электронов в верхних слоях атмосферы, а следовательно, и образование магнитного возмущения обусловлены потоком нейтронов и гамма-квантов.

Таким образом, из сказанного можно сделать вывод:

Если Тунгусское магнитное возмущение является следствием взрыва космического тела, то Тунгусский взрыв произошел с сопровождением ядерных реакций.

Итак, по всем основным параметрам Тунгусский взрыв подобен воздушным взрывам самых мощных термоядерных бомб. Но известно, что ядерные взрывы сопровождаются выпадением на поверхность земли радиоактивных осадков. В случаях, когда уровень радиоактивности высок, возникают заболевания лучевой болезнью, что иногда приводит к гибели людей и животных.

Произошло ли хоть что-нибудь подобное в 1908 году? Оставил ли Тунгусский взрыв после себя какие-либо радиоактивные следы?

РАДИОАКТИВНЫЕ СЛЕДЫ ТУНГУССКОГО ВЗРЫВА

Если воздушный ядерный взрыв происходит на высоте не менее 5 км, радиоактивного заражения местности может и не произойти: ветер отнесет вещества от эпицентра на десятки и даже сотни километров. Поэтому радиоактивное заражение не является необходимым признаком ядерности взрыва.

Зато при обнаружении его при Тунгусском взрыве, безусловно, достаточный признак того, что катастрофа сопровождалась ядерными реакциями и ионизирующими излучениями.

Известно, что уровень радиоактивности любого «зараженного» тела быстро убывает, стремясь к нулю по кривой, называемой экспонентой. Так как поиски следов радиоактивных Тунгусской катастрофы начались более чем полвека спустя после самого происшествия, уровень остаточной радиоактивности в настоящее время должен быть очень малым и обнаружить его, в принципе, можно лишь с помощью очень тонких методов исследования.

Тем не менее еще в 1959-1961 гг. руководитель КСЭ, врач (ныне профессор) Николай Владимирович Васильев пытался выяснить, не было ли случаев лучевой болезни в Тунгусско-Чунском районе после памятного взрыв. Оказалось, что до 1953 года достаточно подробный анализ причин заболеваний и смертности здесь не проводился, а систематическое медицинское обслуживание населения началось лишь с 1936 года.

Один из старейших врачей Эвенки А.Н.Десков вспомнил, однако, что среди эвенков после Тунгусской катастрофы ходили слухи о каких-то недугах. При всей неопределенности положения, Н.В.Васильев все же отметил, что «в условиях полного отсутствия врачебной и вообще медицинской помощи единичные случаи заболевания лучевой болезнью могли пройти совершенно незамеченными».

Правда, опрошенные им жители района утверждают, что «вскоре после падения метеорита среди эвенков начались заболевания, принявшие вскоре массовый характер. Эвенки вымирали целыми семьями; до сих пор еще иногда находят в тайге вымершие стойбища – остовы чумов с лежащими в них скелетами». Но, судя по картине заболевания, Н.В.Васильев склонен считать, что речь идет об эпидемии оспы. Вопрос о том, вызвал ли Тунгусский метеорит у кого-либо лучевую болезнь, до сих пор остается открытым.

В 1959 году молодежные экспедиции провели полевую радиометрическую съемку в районе эпицентра Тунгусской катастрофы. Измерялась радиоактивность поверхностного слоя почвы и золы деревьев. Оказалось, что радиоактивность золы здесь выше, чем в образцах, взятых на периферии. При этом максимум радиоактивности совпал с эпицентром и зоной сухостоя радиусом в 10 км.

Радиоактивность почвы повсюду была одинаковой.

Позже выяснилось, что она вызвана осадками от ядерных испытаний последних лет и к взрыву 1908 года никакого отношения не имеет. Что же касается концентрации радиоактивности к эпицентру, то она объясняется тем, что на сухостое, не защищенном кроной, осадки оседают более интенсивно, чем на живых деревьях.

Неудача томичей побудила А.В.Золотова применить иной метод. До этого сжигалось дерево, чтобы в золе сконцентрировать разбросанные по дереву радиоактивные вещества. Но если такая зола обнаруживает радиоактивность, то невозможно выяснить, какими изотопами она вызвана – современными или относящимися к взрыву 1908 года. Значит, общее, «интегральное», озоление деревьев ничего не дает. Другое дело, если сжигать дерево послойно, годовыми кольцами. Тогда, если в золе 1908 года обнаружится остаточная радиоактивность, вывод будет однозначным.

Такой метод (своеобразный «радиоактивный календарь») подробно описан Золотовым в специальной статье, опубликованной в Докладах Академии наук СССР (том 140, № 1, 1961), по представлению академика М.А.Леонтовича. К ней присовокуплен график, показывающий радиоактивность годовых слоев двух деревьев для различных лет. Одно взято из района Тунгусской катастрофы, другое (для контроля) с Урала. Радиоактивность при этом оценивалась по бета-излучению, т.е. по интенсивности выброса электронов.

Результаты оказались весьма красноречивыми: у Тунгусской сосны видны два скача (1908 года и 1945 года – начала ядерного века), у сосны с Урала – только второй.

Исследования А.В.Золотова вызвали критические возражения со стороны некоторых физиков. В замечаниях на его отчет профессор В.И.Баранов и кандидат химических наук Ф.И.Павлоцкая написали:

«Единственный аргумент, из-за которого поднялся в прессе разговор о якобы доказанном атомном взрыве, а именно «повышенная» радиоактивность почвы в районе Тунгусской катастрофы, самим автором отчета теперь признан недостаточным.

В данном отчете его автор с такой же категоричностью утверждает, что ядерный характер взрыва доказывается результатом радиоактивности древесных образцов, как это подробно указано выше, и приведенные в отчете материалы, вероятно, постигнет та же судьба, что и данные об интегральной радиоактивности. Они сами автором будут признаны недостаточными.

При серьезной постановке весьма интересной само по себе задачи о возможности падения на Землю ядерного горючего на примере «Тунгусского падения» необходимо использование более совершенных методов исследования, в первую очередь, тонких радиохимических анализов в сочетании с теоретическими расчетами. Но чтобы оправдать уже затраченные средства и прекратить тот нездоровый шум, который поднят вокруг Тунгусского метеорита, по-видимому, целесообразнее разумно обработать собранные экспедицией Золотова и другими материал под углом зрения «ядерной» гипотезы с применением современных методов исследования, и в первую очередь, радиохимического анализа, так как без количественных данных о содержании отдельных радиоизотопов вообще невозможно делать научные выводы».

А вот что подметил в отзыве на этот отчет А.В.Золотова профессор Г.И.Покровский:

«Основной интерес в этом отчет представляют собой данные наблюдений, для получения которых была организована экспедиция и затрачено много сил.

Чтобы оценить материал наблюдений, следует учесть следующие уже ранее известные факты.

1. Согласно приводимой в отчете карты вывала леса в районе Тунгусского взрыва, не подлежит сомнению, что этот взрыв произошел на высоте не менее 5 км. При этих условиях так называемый огненный шар ядерного взрыва предполагаемой энергии не мог ни при каких условиях коснуться земной поверхности.

2. Этот вывод подтверждается также тем, что стоячий лес сохранился в районе эпицентра.

3. Если бы Тунгусский взрыв был действительно ядерным взрывом, то радиоактивные продукты этого взрыва должны были бы распространиться только в области огненного шара. Поэтому радиоактивные вещества на земной поверхности должны были бы возникнуть в поверхностном слое только под влиянием нейтронов.

Однако, при высоте взрыва не менее 5 км нейтронный поток был бы очень сильно ослаблен поглощением в воздухе. Поэтому его действие на поверхность Земли было бы ничтожным.

На основании перечисленных бесспорных обстоятельств следует, что непосредственного радиоактивного заражения очага взрыва быть не могло.

Что касается высеивания радиоактивных продуктов из облака ядерного взрыва, то оно настолько медленно, что растягивается на очень большие расстояния и настолько неопределенно, что выявить след радиоактивного облака оказывается через несколько десятков лет практически невозможным на том природном фоне, который сам не является стабильным и равномерным.

Из сказанного следует, что вся работа экспедиции по отысканию следов радиоактивного заражения с самого начала не имела оснований и могла привести только к отрицательному результату. Если же все же было бы найдено какое-то радиоактивное заражение местности, то оно не могло иметь какого-либо отношения к самому взрыву и сопровождающим его явлениям.

В настоящее время доказано, что где бы в атмосфере Земли не произошел ядерный взрыв, примерно через год его продукты почти равномерно распределятся по всей атмосфере и вместе с атмосферными осадками могут попасть в любую точку земного шара. Следовательно, в свое время и продукты Тунгусского взрыва могли попасть в любую точку Земли и вызвать там радиоактивное заражение, разумеется, несравненно более слабое, чем в районе эпицентра.

Как уже упоминалось, в 1965 году автор радиоуглеродного метода определения возраста горных пород В.Либби вместе с другим Нобелевским лауреатом К.Коуэном и К.Этлури сделали важное открытие. В годичных слоях 1908 и 1909 гг. древесины американских деревьев (дуб и ель) они обнаружили повышенное содержание радиоактивного углерода С14 . Этот результат был позже подтвержден академиком А.П.Виноградовым (ДАН СССР, 1966, т.168, № 4). В совместной статье (опубликованной в «Атомной технике за рубежом» № 1, 1966) американские физики писали:

«Быть может, одним из наиболее ярких явлений нашего времени было падение метеорита 30 июня 1908 года.

Перебирая возможные естественные способы освобождения большого количества ядерной энергии, мы неизбежно придем к возможности антиматерии с газами атмосферы. Мы можем следующим образом оценить верхний предел количества антиматерии в Тунгусском метеорите.

Пусть радиоуглерод в атмосфере образуется за счет полной мощности атмосферных взрывов (70 МГт) и половины мощности наземных взрывов (100 МГт:2); тогда при освобождении (70ё 50):25 или 5 МГт энергии в реакциях деления или синтеза в атмосфере, активность радиоуглерода увеличится на 1%. Легко подсчитать, что экспериментально найденному увеличению активности в результате взрыва Тунгусского метеорита на 7% будет соответствовать 35 МГт энергии деления и синтеза. Использовав уже установленные нами ранее величины, можно приближенно оценить массу антиматерии в Тунгусском метеорите.

Для исследования мы взяли часть ствола трехсотлетней сосны, срубленной в горах Санта-Каталина в штате Аризона. Из годовых колец древесины с 1870 по 1936 годы вырезали образцы весом по 20 г через каждые пять лет, а вблизи 1908 года через каждый год и определили в них содержание радиоуглерода по отношению к уровню 1908 года, принятого в качестве стандарта.

Только результаты 1909 года дают положительные отклонения от уровня 1890 года. Два других положительных отклонения в 1873 и 1923 годах значительно меньше по величине. Отклонение 1909 года примерно на 1% выше среднего отклонения, вычисленного для интервала в 40 лет вблизи 1909 года.

Как в оценке количества радиоуглерода, которое могло образоваться в результате взрыва гипотетического антивещества Тунгусского метеорита, так и в определениях содержания радиоуглерода в атмосфере имеется неопределенность. Тем не менее, получен положительный результат, соответствующий Ѕ части энергии, которая могла освободиться при взрыве метеорита, состоящего из антивещества».

Работа Либби и его коллег возбудила большой интерес советских физиков. В декабре 1965 года в Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ), находящемся в подмосковном городе Дубна, состоялась дискуссия по проблеме Тунгусского взрыва. Она очень помогла защитникам «ядерной» гипотезы, прежде всего потому, что физики-ядерники предложили некоторые интересные подходы к проблеме.

Вот что, например, сказал доктор физико-математических наук В.К.Лавренчик:

«Я не астроном, поэтому чисто астрономические аспекты проблемы рассматривать не могу. Что касается взрывов ядерного характера, то, как физик, я хотел бы поставить несколько вопросов.

Наличие соответствующей активности стронция или цезия, относящейся к 1908 году, почти наверняка подтвердит нам, что произошел ядерный взрыв. Углерод-14 (С14) – указатель взрывов ядерного, термоядерного, а также взрыва аннигиляции.

Но к измерениям и пробам, взятым с годовых колец деревьев, перенесших катастрофу, надо относиться чрезвычайно осторожно. Известно, например, что год 1908 действительно дает резкий скачок радиоактивности в годовых слоях деревьев. Но это могло явиться результатом действия К40 – микроэлемента, попавшего через корни дерева после пожара. По-видимому, аналогично можно объяснить резкий скачок роста деревьев после катастрофы. Как известно, сильное облучение отнюдь не всегда стимулирует растения к росту.

Что касается препаратов для измерений, то надо иметь в виду, что после 1945 года количество радиоактивных осадков в воздухе стало очень большим. Поэтому и стронций Sz90 и цезий cs137,столь желанные «свидетели», практически однозначно доказывающие наличие ядерного взрыва, могли попасть внутрь дерева впоследствии вместе с влагой, путем обычной диффузии. Если образец соприкасался с землей, то подобное загрязнение произошло почти наверняка. Последователей может запутать и бериллий (Ве9) и другие элементы – излучатели, появившиеся в результате мощных ядерных испытаний двух последних десятилетий.

Итак, скрупулезные, чистые опыты, самая тщательная проверка, точные измерения и, может быть, тайна Тунгусского дива перестанет быть тайной».

С иных позиций подошел к Тунгусской проблеме профессор Н.А.Власов:

«Мне хочется показать, что мысль о некоей массе антивещества, навестившей нашу планету, ничуть не фантастична.

В пределах нашей Солнечной системы действительно антивещества нет. Однако почему бы антивеществу не образовать свои собственные галактики и солнечные системы?

Симметрия мира как раз требует, чтобы подобные антигалактики существовали. Для того, чтобы это обосновать, не надо даже прибегать к помощи новых физических гипотез. Достаточно воспользоваться законами самой элементарной физики. Представим себе первичное вещество, из которого впоследствии образовались звезды и планеты – своеобразную плазму, собранную воедино. Здесь представлены и частицы и античастицы, поровну тех и других. В подобном конгломерате, естественно, возникает гравитационная неустойчивость и, соответственно, электромагнитные поля. Можно сравнить это явление с распределением частиц в поле тяготения Земли, когда частицы более тяжелые оседают вниз, а легкие диффундируют вверх. Затем переменные электромагнитные поля разделяют частицы и античастицы.

Никаких физических возражений на подобный механизм образования симметричных мира и антимира не существует.

– Где же находится антимир? – могут спросить нетерпеливые. – И почему до сих пор в космических лучах мы не обнаружили ни одной античастицы?

Действительно, данные анализа спектра космических лучей показывают, что если античастицы там и встречаются, то в количестве не более 0,1% от общего числа – предел точности приборов.

Но с другой стороны, ясно, что их там нет и не может быть. Эти частицы рождаются где-то в окрестностях нашей солнечной системы, где антивещество заведомо отсутствует.

И может быть, таинственное Тунгусское тело как раз и было сюрпризом – посланцем далекого антимира.

Кто может на 100% утверждать обратное?»

О различных типах ядерных взрывов говорит кандидат физико-математических наук Владимир Николаевич Мехедов:

«Гипотезы о происхождении Тунгусского тела можно, грубо говоря, разделить на две группы.

Первая говорит о теле известного изученного астрономического происхождения – комете или метеорите.

Сторонники второй утверждают, что в данном случае мы имеем дело со взрывными явлениями, что таинственный посланец космоса взорвался под действием внутренних сил.

Мне кажется полностью несостоятельной кометная гипотеза. Я уже не говорю о метеоритной, которую давно оставили все ее приверженцы. Дело в том, что в момент падения Тунгусского метеорита целый ряд обсерваторий мира зафиксировал микробарометрическую волну своеобразной формы, я бы сказал, типично взрывного характера. Поговорим поэтому о возможном внутреннем взрыве.

Отбрасывая взрыв чисто химический (энергия, выделяющаяся при этом, невелика), рассмотрим три возможности. Первая – это взрыв обычный ядерный – деление тяжелых ядер; вторая – взрыв термоядерный – синтез ядер; и наконец, третья – аннигиляционный взрыв – встреча космического антивещества с веществом атмосферы. Для того, чтобы выяснить, что же, собственно, произошло, надо самым скрупулезным образом изучить местность, где упал Тунгусский метеорит. Хотя с тех пор прошло более полувека, свидетельства катастрофы сохранились. Это радиоактивные ядра – «говорящие» свидетели, которых вполне можно «допустить».

Осколочные ядра Sz90 и cs137 подскажут нам, что произошел ядерный взрыв.

Нейтронно-избыточные изотопы Н3, C14, Вс10, si32, Со69 укажут на взрыв термоядерный. Бурные потоки мезонов и гамма-квантов, рождающиеся при аннигиляции, оставят много специфических «потомков» – следов облучения. Это, в основном, нейтронно-дефицитные ядра, которые, в отличие от ядер нейтронно-избыточных, дают позитронное излучение.

Так можно получить четкие доказательства того, что в районе Подкаменной Тунгуски произошел тот или иной ядерный взрыв, если, конечно, он действительно там был. А кроме того, можно провести дополнительный контрольный анализ на мощных ускорителях нашего института».

Владимир Николаевич Мехедов…… Я вспоминаю этого жизнерадостного, талантливого советского физики, подлинного энтузиаста науки и искателя научный истины, безвременно погибшего от последствий лучевой болезни в март 1970 года. Но он все-таки успел многое сделать и для решения Тунгусской проблемы.

Получив от А.В.Золотова образцы золы тунгусских деревьев, Владимир Николаевич провел в Дубне тщательное измерение их радиоактивности. Результаты этого исследования опубликованы им в брошюре «О радиоактивности золы деревьев в район Тунгусской катастрофы». (ОИЯИ, 1967). Вот небольшая выдержка из нее:

«Выполненные измерения показывают, что повышение уровня радиоактивности слоев после 1908 года наблюдается как у растущих, так и у засохших деревьев. Это обстоятельство можно рассматривать в качестве подтверждения мысли о том, что появление первой ступеньки (1908 года) не связано со смещением радиоактивности от современных осадков поперек слоев при жизни дерева. Такое смещение, если и существует в действительности, то невелико.

Наши измерения полностью подтверждают данные послойных измерений Золотова. Поскольку науке неизвестны случаи образования радиоактивности во внешней среде при падении метеоритов, наши измерения отвергают метеоритную гипотезу.

Таким образом, если радиохимический анализ подтвердит высказанное предположение об источнике радиоактивности, мы получим однозначное доказательство аннигиляционного взрыва. Последнее либо доказывает высказанную Б.П.Константиновым с сотрудниками гипотезу о существовании антиматерии во Вселенной, что само по себе интересно, либо предположение об участии разумного конструктора в создании Тунгусского тела.

Другими словами, мы снова (как бы фантастично это не выглядело) возвращаемся к предложению о том, что Тунгусская катастрофа вызвана аварией космического корабля, топливом для которого служило антивещество».

Чтобы решить, какой же именно из радиоактивных изотопов обуславливает радиоактивность тунгусских деревьев, А.В.Золотов вместе со своими коллегами по институту В.Б.Чернявым и И.А.Ильинским изучили спектр гамма-излучения золы слоев 1908 года на многоканальном спектрометре. Результаты их сам Золотов изложил так:

«В слоях Тунгусских деревьев после 1908 г. в 13-м канале анализатора обнаруживается радиоактивный изотоп цезий-137. Ни в одном из исследованных образцов в слоях дерева до 1908 года цезий-137 не обнаруживается; для этих образцов показания анализатора в 13-м канале, соответствующем энергии гамма-излучения цезия-137, находится в пределах ошибки измерений. На спектрограмме гамма-излучения образцов деревьев из района г.Октябрьского цезий-137 четко проявляется (пик в 13-м канале) только в слоях дерева после 194 года (глобальные радиоактивные осади последних лет). В слоях до 1945 года показания в 13-м канале находятся в пределах ошибки измерений.

Таким образом, радиоактивная аномалия образцов Тунгусских деревьев – повышенная радиоактивность слоев деревьев после 1908 года – существует; эффект мал, но существует.

Однако, по мнению некоторых авторов, повышенную радиоактивность слоев дерева после 1908 года можно объяснить диффузией радиоактивных элементов из внешних слоев дерева во внутренние слои. Но перемещение элементов в клетчатке растущего дерева, по-видимому, не является простой физической диффузией, этот процесс относится более сложным биологическим явлениям. Например, известно, что в процессе роста дерева калий перемещается из внутренних отмирающих слоев к внешним биологически более активным слоям дерева. Измерение содержания калия в золе показывает, что его содержание в золе внешних слоев дерева составляет 15-20%, даже 25%, что на порядок больше, чем во внутренних слоях золы (2-3-5). Этот биологический процесс идет в обратную сторону, чем физическая диффузия, и создает область устойчивого максимума содержания калия во внешних слоях в течение всей многовековой жизни дерева. Цезий, как спутник калия, и другие элементы, возможно, также претерпевают этот процесс и накапливаются во внешних слоях дерева. Тогда этот процесс будет способствовать уменьшению и ослаблению эффекта более раннего заражения деревьев радиоактивными элементами. Отсюда следует, что если Тунгусская радиоактивная аномалия существует, то как бы мала она не была, ее нужно исследовать всесторонне и до конца».

Работы А.В.Золотова по радиоактивности были высоко оценены акадмиком В.В.Константиновым. В предисловии к его книге «Проблемы Тунгусской катастрофы 1908 года», изданной в Минске, он писал:

«Начиня с 1960 года, А.В.Золотов проводил исследования Тунгусской проблемы по программе, одобренной академиками Л.А.Арцимовичем, Е.К.Федоровым, М.А.Леонтовичем и мною.

При разработке программы исследований А.В.Золотов исходил из идеи о ядерном характере взрыва Тунгусского космического тела. Эта идея многим ученым представляется совершенно невероятной и ненаучной. Однако, даже не разделяя такой точки зрения с автором данной книги, приходится признать ее важное значение как рабочей гипотезы, позволяющей поставить исследование явлений Тунгусской катастрофы с другой точки зрения и получить новые и интересные результаты.

А.В.Золотов и руководимый им состав экспедиции проявили энергию при сборе материалов, незаурядную наблюдательность и способность к анализу и сопоставлению собранных фактов и наблюдений. Ряд заключений А.В.Золотова о характере Тунгусского падения заслуживает пристального внимания и, по моему мнению, представляет существенный вклад в изучаемую проблему».

Радиохимические методы анализа позволяют, как известно, выделить из «зараженного» тела отдельные радиоактивные изотопы. Этим самым «виновник» радиоактивности попадает в руки экспериментатора и вопрос к ее природе решается однозначно. Вот почему анализ золы Тунгусских деревьев в последние годы стал первоочередной научной задачей.

Как же комментировали новые данные сторонники кометной гипотезы?

Обратимся к сборнику «Метеоритика» (вып.28, 1968), на страницах которого академик В.Г.Фесенков заявил:

«Версия о якобы имевшем место ядерном взрыве, а следовательно, о каком-то прилетевшем космическом корабле или комете, состоящей из антиматерии, по-прежнему находит себе место на страницах научно-популярных изданий и вызывает положительные отклики за рубежом со стороны некоторых исследователей.

Предположение о том, что Тунгусское тело состоит из антиматерии, было высказано сначала Ла-Пазом (1941 г.), а затем Бонди (1953 г.) на заседании Британского астрономического общества и в самое последнее время Либби и другими. В отношении Тунгусского падения эти высказывания указывают просто на недостаточную осведомленность авторов.

Однако В.П.Константинов, А.М.Бредов, А.И.Белявский и И.А.Соколов, предположив на основании некоторых соображений возможность антивещественной природы микрометеоритов, высказали также идею о том, что кометы вообще и связанные с ними метеорные потоки представляют собой антивещество. Изучение Тунгусского явления, которое по всем данным представляло встречу кометы с Землей, совершенно опровергает это довольно одностороннее заключение.

Тунгусское падение не сопровождалось повышением радиоактивности, а было связано с распылением вещества разного характера, причем распыленного вещество длительное время сохранялось в атмосфере. Кроме того, имел место взрыв, который возник на определенной высот в атмосфере только вследствие малой плотности Тунгусского тела. Оно не могло, разумеется, состоять из антиматерии, а представляло собой обычную комету».

От подробного критического разбора многочисленных работ своих советских и зарубежных оппонентов В.Г.Фесенков, однако, воздержался.

Год спустя, в 1968 году в издательстве «Наука» вышла книга В.А.Бронштэна «Беседы о космосе и гипотезах». Вот отрывки из главы «Легенда о Тунгусском метеорите»»:

«Начиная с 1959 года, некоторые самодеятельные группы пытались обнаружить повышенную радиоактивность в пробах почв и в спилах деревьев. Одну из этих групп возглавлял молодой инженер-геофизик из г.Октябрьский Башкирской АССР А.В.Золотов. Можно сказать, что А.П.Казанцев заразил его своей идеей. А дальше начались непонятные вещи.

А.В.Золотов сразу же обнаружил повышенную радиоактивность в почве района катастрофы. Тогда аналогичные исследования с боле совершенными приборами провели научные сотрудники Института геохимии и аналитической химии им.Вернадского и не получили никаких признаков роста радиоактивности.

А.В.Золотов вновь едет в тайгу, берет спилы деревьев, переживших катастрофу, сжигает их и исследует радиоактивность золы. На фоне общего роста радиоактивности к наружным кольцам (связанного с атомными и ядерными испытаниями, проводившимися после 1945 г.) для одного дерева обнаруживается небольшой подъем в 1908 г.

Аналогичные эксперименты проводят Л.В.Кириченко и М.П.Гречушкина из института прикладной геофизики и находят, что годовые слои 1900-1920 гг. (включающие 1908 г.) не обладают повышенной радиоактивностью по сравнению с соседними фракциями. Общий вывод: «Радиометрическая съемка и анализ проб почв района падения Тунгусского метеорита показали, что этот район по содержанию естественных радиоактивных продуктов ничем не отличается от районов с аналогичным ландшафтом, а уровень загрязнения поверхностного слоя почвы радиоизотопами искусственного происхождения обусловлен современными глобальными выпадениями продуктов ядерных взрывов».

Группа ученых из института геохимии и аналитической химии им.Вернадского под руководством профессора В.И.Баранова провела радиохимический анализ почвы и деревьев с места катастрофы для выделения радиоактивных изотопов. Результат – изотопы обнаружены. Но наряду с долгоживущими стронцием-90 (период полураспада 28 лет) и целием-137 (26,9 лет) обнаружен церий-14 (период полураспада 284 дня). Если этот остатки Тунгусского взрыва, то стронция и цезия должно было сохраниться примерно ј того, что образовалось при взрыве (прошли два периода полураспада); а церия-144 – только 10-21 начального количества. Вывод ясен: все изотопы недавнего происхождения.

Неожиданно в английском журнале «Нейчур» за 1965 год появляется статья трех американских ученых – Нобелевского лауреата У.Либби, К.Коуэна и К.Этлури, в которой отмечается повышение на 1% содержания радиоактивного углерода С14 в слое 1909 года для двух деревьев, находившихся в 800 км друг от друга. Авторы статьи готовы допустить, что Тунгусский метеорит состоял из антивещества!

Антивещество! Как это заманчиво! Но Либби и его коллеги не первые выдвинули эту гипотезу. Еще в 1948 г. американский астроном Ла-Паз предложил такую идею. Никаких фактов, подтверждавших ее, кроме грандиозной катастрофы, у Ла-Паза не было. Но у Либби, казалось бы, факты налицо?

Увы, независимой проверки вывод Либби не выдержал. Американский физик Ганс Зюсс, измерив содержание С14 в 150 древесных образцах, возраст которых охватывает последние 200 лет, не подтвердил увеличение количества этого изотопа в 1909 году. Зато обнаружены его колебания разной периодичности, в которые легко укладывается результат Либби. Такой же вывод сделала группа советских ученых под руководством академика А.П.Виноградова. Единствнный факт отпадает, а с ним рушится и гипотеза антивещества – эффектная, но малообоснованная».

Вот тут-то и последовало сообщение о новой оценке радиоактивности Тунгусских деревьев, новой не только по времени, но и по методике. Предоставим слово А.В.Золотову:

«Известно, что прирост растущих деревьев, переживших катастрофу в район эпицентра Тунгусского взрыва после 1908 года, увеличился в несколько раз. При такой повышенной биологической активности содержание радиоактивного калия в слоях деревьев из района катастрофы после 1908 года тоже увеличилось. Это обстоятельство затрудняет обнаружение и измерение составляющей искусственной радиоактивности в слоях древесины на фоне изменяющейся по сечению дерева калийной составляющей радиоактивности. В связи с этим для исследования были выбраны деревья за пределами района катастрофы, вне зоны усиленного прироста после 1908 года, на расстоянии до 100 км от эпицентра взрыва с тем расчетом, чтобы содержание калия в слоях после 1908 года не превышало содержания калия в слоях до 1908 года.

Измерение интенсивности бета-излучения образцов зоны проводилось с помощью торцевого счетчика и методом авторадиографии. Для проведения авторадиографии навески образцов золы весом 150 мг равномерным слоем засыпались в ячейки кассеты из органического стекла и экспонировались на рентгеновской пленке в течение 105 суток. Каждая кассета имела 10 ячеек размером 12х20 мм. Во избежание химического воздействия золы на рентгеновскую пленку окна ячеек кассеты были заклеены лавсановой пленкой с поверхностной плотностью 1 мг/см2.

На рисунке представлено распределение калийной составляющей (кривая 1), суммарной бета-активности (кривая 4) и составляющей искусственной радиоактивности (кривая 6) по сечению дерева, спиленного в 1960 году в окрестностях фактории Муторай на расстоянии 90 км на северо-запад от центра катастрофы. Калийная составляющая вычислялсь по известноу содержанию калия в образцах золы методом сравнения с бета-излучением калийного эталона, состоящего из химически чистой соли КсЛ. Интенсивность суммарного бета-излучения измерялась с помощью торцового счетчика. Составляющая искусственной радиоактивности получена как разностная кривя между суммарным излучением и калийной составляющей.

На рисунке представлены также радиофотограммы образов этого же дерева. С целью разделения мягкой составляющей бета-излучения искусственных радиоактивных элементов образцов золы и относительной жесткой калийной составляющей экспозиция образцов на фотопленку производилась с фильтром с поверхностной плотностью 81 мг/см в течение 105 суток и без фильтра в течение 52 суток. При экспозиции с фильтром между кассетой и фотопленкой основная часть мягкой составляющей бета-излучения образцов поглощалась, почернение фотопленки в этом случае практически пропорционально калийной составляющей.

Рисунок показывает, что в слоях древесины непосредственно после 1908 года (1908-1920 гг.) наблюдается максимум радиоактивности, обусловленной содержанием искусственных радиоактивных элементов (кривая 6).

Результаты поведенных исследований говорят, таким образом, в пользу наличия связи радиоактивности Тунгусских деревьев с Тунгусским взрывом 1908 года».

Обратимся теперь к одному из самых загадочных последствий Тунгусской катастрофы.

<p><strong>В ПОИСКАХ СТИМУЛЯТОРА РОСТА</strong>

Как уже говорилось, еще в 1958 году экспедиция К.П.Флоренского обнаружила в районе эпицентра Тунгусской катастрофы необычный, аномальный характер прироста растительности. Это странное явление было подробно изучено кандидатом химических наук Ю.М.Емельяновым и кандидатом биологических наук В.И.Некрасовым. В совместной статье, опубликованной журналом «Природа» (№ 2, 1962), они писали:

«Если до 1908 года ежегодный средний прирост деревьев по диаметру был весьма мал, составляя 0,4-2,0 мм, то у деревьев, выросших после 1908 года, он достигает 6-10 мм. Толщина годичных колец у лиственницы в отдельные годы равна 8-9 мм (1942-1943 гг.).

Интенсивный прирост довольно широко распространен территориально и наблюдается не только у молодых деревьев, выросших после 1908 г., но и у старых, переживших катастрофу.

У немногочисленных деревьев, уцелевших центральной части зоны массового вывала леса, в течение 12-15 лет после падения метеорита наблюдается временное сильное угнетение роста: возможно, что это связано с потерей большей части кроны во время катастрофы. В последующие годы прирост в толщину сильно увеличился и стал значительно больше, чем был до 1908 года. У этих деревьев строение древесины в 1908 году и в ряде последующих лет (1908-12 гг.) характеризуется своеобразным «рыхлым» слоем, образованным несколькими годичными кольцами со слабым развитием поздней древесины, хорошо заметным на поперечном срезе ствола.

У деревьев перенесших катастрофу в некотором отдалении от центральной части района падения метеорита, характер изменения прироста несколько другой: резкое увеличение их роста по диаметру наблюдается сразу после 1908 г.

Причинами всех этих явлений могут быть либо общее улучшение условий произрастания (понижение уровня мерзлоты, изменение гидрологического режима и т.д.), либо специфическое влияние метеоритного вещества, которое, возможно, могло сыграть роль эффективного микроэлементного удобрения.

По мере удаления от эпицентра катастрофы в формировании насаждений все большее участие принимают деревья из сохранившегося молодняка, которым в то время было 5-50 лет, и деревья, перенесшие катастрофу уже в спелом и перестойном возрасте – эти деревья сейчас достигли 150-300 лет.

Когда был проведен анализ роста этих деревьев в район Тунгусской катастрофы, то результат оказался настолько поразительный, что не укладывался в обычное представление о возможной производительности этого лесорастительного района. Крупные и часто даже средние по толщине деревья в возрасте 40-50 лет (сосна, лиственница, береза) имеют высоту 17-22 м. Обычно ж, как было сказано, в этом возрасте в аналогичных условиях стволы редко превышают 7-8 м. Если запас древесины в пятидесятилетних насаждениях севернее Подкаменной Тунгуски находится в пределах 10-30 м3/га, то в районе падения метеорита он достигает 100-150 м3/га.

Весьма интересная особенность насаждений послеметеоритного периода состоит в том, что центральная часть района радиально поваленного леса, в основном, занята насаждениями очень высокой для этих мест производительности (II и даже I бонитет*/), периферийная часть представлена

></emphasis>

*/ Бонитет – характеристика продуктивности леса, зависящая от климата, почвы, ухода. Существует пять классов бонитета. Первый класс наиболее продуктивный.

Насаждениями III бонитета. Леса же этой лесорастительной зоны характеризуются, как правило, низкими бонитетами (IV-2) и очень редко достигают III бонитета.

Возможно, что повышение бонитета насаждений, наблюдаемое на ограниченной площади, связано с изменениями естественных условий произрастания после 1908 года. Однако нет пока оснований исключать и возможности стимулирования роста древесной растительности веществом Тунгусского метеорита, если ему можно приписать какой-нибудь нетипичный для обычных метеоритов состав в соответствии с общей исключительностью Тунгусского феномена.

Что же показало дальнейшее изучение роста отдельных деревьев, уцелевших после катастрофы? Те деревья, которые в 1908 г. в возрасте 10-45 лет достигли 1-6 м высоты (в настоящее время им около 100 лет), теперь имеют около 20 м высоты, диаметр на высоте 1,3 м (на высоте груди) составляет 20-30 см. Эти деревья, в основном, и образуют господствующий полог леса.

Как уже указывалось, у большинства таких деревьев после 1908 года начался усиленный прирост по высоте и толщине. Аналогичную картину можно проследить по моделям сосны и лиственницы, которые до катастрофы в 25-90-летнем возрасте входили в главный полог насаждений и имели высоту 8-17 м.

Лиственницы, пережившие катастрофу в спелом и перестойном возрасте (145-250 лет), как правило, несут на себе следы значительных повреждений крон, имеют часто сломанные вершины.

Прирост по высоте у них за последнее пятидесятилетие не увеличился, а для 15-25-метровых деревьев, какими были эти лиственницы в 1908 году, это вполне естественно. Однако даже у лиственниц этой категории, расположенных в центральной части вывала, прирост по диаметру заметно увеличился (на 10-240%).

На северном направлении усиленный рост отмечен у деревьев, расположенных до 8 км, на южном и восточном – повышенная энергия роста сохраняется на протяжении 15-18 км от центра.

Особого рассмотрения, на наш взгляд, заслуживает факт усиления роста деревьев, имевших значительные пожарные повреждения у основания ствола. Через 2-4 года после падения метеорита прирост по диаметру таких деревьев увеличился в несколько раз. Такое увеличение прироста, которое почти не затухает вот уж в течение 50 лет, трудно объяснить чисто экологическими факторами (свет, тепло, влага, минеральное питание).

Интересно, что различные по своим экологическим требованиям древесные породы (сосна, лиственница, ель, береза), произрастающие часто совместно, одинаково положительно отозвались на изменившиеся в результате падения метеорита условия.

Тот факт, что не только отдельные деревья, но и целые лесные массивы обладают повышенной энергией роста, накапливают больше древесины за год, по сравнению с обычными лесами данной зоны, свидетельствует о том, что это явление не случайно.

Если будет установлено, что повышение продуктивности леса произошло в результате изменения только экологических условий, вызванных вывалом леса на огромном пространстве и лесным пожаром, то тогда, по-видимому, представится возможность рекомендовать для лесного хозяйства целый ряд практических мероприятий, направленных на увеличение производительности наших северных таежных лесов.

Если же окажется, что стимуляция роста леса вызвана метеоритным веществом, и будет определена его природа, тогда это даст ключ к разгадке тайны Тунгусского метеорита, и кроме того, подобное вещество может быть использовано для разработки новой системы микроудобрений в лесном и сельском хозяйстве».

В 1966 году Г.Ф.Плеханов и Н.Ф.Кренделев обнаружили, что таежные деревья в районе эпицентра Тунгусской катастрофы обладают мутациями (треххвойность пучка у сосны). Характерно, что все они расположены к востоку от эпицентра, вдоль траектории полета Тунгусского тела. Создается впечатление, что при полете оно выделяло какие-то вещества или излучения, породившие эти странные мутации.

Очевидно, если бы над тайгой взрывообразно распался обычный метеорит или ледяное ядро кометы, то, разумеется, никакого аномального роста деревьев и мхов в районе эпицентра не наблюдалось – ведь в метеоритах нет веществ, способных его вызвать.

Предоставим снова слово А.В.Золотову:

«Анализ особенностей аномального восстановления тайги в районе разрушения приводит к выводу об образовании после катастрофы стимулятора роста растений. Особенно убедительным аргументом в пользу этого вывода является резкое увеличение (в 2-3 раза) после 1908 года прироста старого неразряженного леса, сохранившегося вблизи эпицентра в обширных (не менее 1 км) участках тайги, в которых не было вывала и пожара, вследствие чего световой и другие обычные режимы роста на этих участках после катастрофы не изменились. В районе разрушений на расстоянии более 10 км от эпицентра встречаются участки, в которых был пожар и вывал леса, но после катастрофы усиленный прирост деревьев не наблюдается и, наоборот, в районе эпицентра (на расстояниях не боле 10 км от эпицентра) встречаются участки леса, в которых не было пожара и вывала, а усиленный прирост деревьев после взрыва наблюдается. Размеры области усиленного прироста деревьев существенно меньше размеров области разрушений. Эти факты подтверждают вывод, что усиленный прирост деревьев в районе Тунгусской катастрофы связан, в основном, не с вывалом леса и пожаром, а является непосредственным следствием взрыв космического тела.

Рассмотрим особенности Тунгусского стимулятора роста растений.

1. Стимулятор является фактором не мгновенного, а длительного воздействия, так как усиленный прирост растений наблюдается в течение нескольких десятков лет после катастрофы. Это можно объяснить двумя вероятными причинами: образованием в почве вещества, стимулирующего рост растений, или влиянием взрыва на точку роста растений, т.е. образованием внутри самих растений стимулирующего фактора мутагенного характера.

2. Вещество – стимулятор может влиять на рост растений путем химического воздействия или действием возможных радиоактивных излучений. Для однозначного ответа на этот вопрос сейчас у нас нет достаточных данных.

3. Усиленный прирост деревьев наблюдается в ограниченной области в пределах вывала леса, причем прирост деревьев, а следовательно, и действие стимулятора очень быстро убывают от эпицентра к периферии; в первом приближении предполагается, что действие стимулятора пропорционально его содержанию в почве.

4. Область усиленного прироста деревьев расположена несимметрично относительно эпицентра взрыва. Так, в южном направлении от эпицентра усиленный прирост наблюдается гораздо дальше (до 15 км), чем в северном (не далее 10 км).

Вещество-стимулятор могло образоваться в почве двумя путями: в процессе распыления вещества после взрыва или в процессе облучения лесного массива и почвы возможным потоком быстрых частиц, образовавшихся во время взрыва. Распыление вещества, в свою очередь, также могло произойти двумя путями: распылением вещества во время взрыва как составной части космического тела и распылением вещества газов, сопровождавших движение тела.

От того, каким путем образовался стимулятор, зависит его распределение в почве по площади (зависимость концентрации вещества от расстояния и направления от эпицентра). Например, если стимулятор образовался в процессе распыления вещества во время взрыва, то распределение стимулятора должно быть равномерным на большой площади (возможно, до нескольких сотен километров от эпицентра). В этом случае при высоком воздушном взрыве в эпицентре вероятен даже минимум вследствие восходящего потока воздуха во время подъема раскаленного шара продуктов взрыва. Если стимулятор образовался в процессе распыления веществ газов, сопровождавших движение космического тела, то его распределение должно быть преимущественно вдоль траектории полета тела с возможным максимумом в эпицентре. А если стимулятор образовался в процессе облучения потоком быстрых частиц, которые вполне возможны при таком колоссальном взрыве, как Тунгусский, то распределение должно иметь максимум в эпицентре и симметрию по направлениям.

Таким образом, изучение распределения стимулятора роста растений в районе катастрофы поможет определить характер взрыва и природу Тунгусского космического тела».

Усиленный после 1908 года прирост растений не единственная загадочная и пока до конца не изученная особенность Тунгусского взрыва. Еще более странным и непонятным оказалось необычное свечение ночного неба, особенно яркое в первые два дня после катастрофы.

<p><strong>ЗАГАДОЧНОЕ СВЕЧЕНИЕ</strong>

В 1908 А.А.Полканов, будущий академик, наблюдавший под Костромой в ночь после Тунгусского взрыва странное свечение ночного неба, писал:

«Небо покрыто густыми тучами, льет дождь, и в то же самое время необыкновенно светло. Уже 11 час 30 мин ночи, а все так же светло, в 12 час то же, в первом часу так же. Настолько светло, что на открытом месте можно довольно свободно прочесть мелкий шрифт газеты.

Луны не должно быть, а тучи освещены каким-то желтовато-зеленым, иногда переходящим в розовый, светом. В первый раз довелось видеть такое явление».

Геофизик А.М.Шенрок, собравший и проанализировавший все первые сообщения о необычном свечении неба в ночь на 1 и 2 июля 1908 года, в том же году отметил:

«Вид сияния описывался наблюдателями различно. Величина его определяется по большей части в ширину – около четверти горизонта, а кверху оно распространялось в некоторых случаях до зенита. Цвет его описывался различно. Более всего встречаются указания, что сияние было оранжевого или красноватого цвета. Вообще многие наблюдатели говорят, что оно напоминало зарево большого пожара, но есть и такие указания, что оно было или однородно бледного цвета или с зеленоватым оттенком. Наконец, некоторые наблюдатели пишут, что оно напоминало северное сияние, а в отдельных случаях это явление прямо описывается, как северное сияние».

Тогда ж он высказал гипотезу о том, что загадочное свечение было вызвано запыленностью земной атмосферы. Но в 1949 году Е.Л.Кринов справедливо заметил, что сомнение вызывает вопрос, куда так быстро она исчезла, ведь уже через два дня грандиозное явление светлых ночей прекратилось, тогда как в 1883 году, после извержения вулкана Кракатана необычные зори продолжались целые месяцы.

Правда, позже, когда академик В.Г.Фесенков развил кометную гипотезу Тунгусского взрыва, Е.Л.Кринов заявил вместе с другими ее сторонниками, что загадочные светлые ночи 1908 года вызваны вторжением в земную атмосферу пылевого хвоста Тунгусской кометы.

Надо заметить, что до сих пор загадочное свечение 1908 года рассматривается защитниками кометной гипотезы, как один из главных аргументов ее достоверности. В 1968 году в сборнике «Метеоритика» (вып.28, 1968) академик В.Г.Фесенков утверждал:

«С Тунгусским падением связано вещество трех разных категорий: мельчайшая пыль, резко увеличившая яркость непрерывного спектра сумеречного и ночного неба и задержавшаяся на короткое время в очень высоких атмосферных слоях; более крупная пыль, по всей вероятности, связанная с пылевым следом Тунгусского болида, который мог возникнуть на высоте гораздо меньшей, но все же порядка десятков километров, и наконец, сравнительно крупные шарики, очевидно, образовавшиеся в результате взрыва, выпавшие в районе эпицентра и лишь незначительно рассеянные ветром. Наличие всего этого материала лучше всего согласуется с предположением о кометной природе Тунгусского метеорита».

Более подробно о загадочном свечении 1908 года ученый высказался в журнале «Земля и Вселенная» (№ 6, 1968):

«Шестьдесят лет назад, 30 июня 1908 года, произошли два разнородных, но связанных между собой явления: пролет на утреннем небе ослепительно яркого болида, закончившийся взрывом огромной энергии над Сибирской тайгой около Вановары (на расстоянии 900 км к северо-северо-западу от Иркутска), и общее столь интенсивное посветление ночного неба, что ночь фактически не наступила на огромной территории северного полушария, простирающейся к западу от места взрыва, в стороне, противоположной Солнцу.

Второе явление сразу обратило на себя внимание многочисленных наблюдателей разных стран (Макс Вольф, Э.Эскалангон, И.И.Сикора, В.В.Полканов, Феликс де Руа и др.) и было отмечено многими свидетелями. Было, в частности, установлено, что при этом не произошло никакого усиления эмиссионных линий ночного неба (а это было бы неизбежно при интенсивном полярном сиянии). Наметилась довольно четкая граница аномального свечения неба, проходившая несколько южнее Бордо и Ташкента.

Эскалангон, собрав показания многих очевидцев, уже через неделю после этого события выступил с докладом о нем на общем собрании Парижской академии наук, хотя причина явления, разумеется, оставалась еще неизвестной.

Я находился в ночь с 30 июня на 1 июля 1908 года на Ташкентской обсерватории и должен был вместе с астрофизиком обсерватории И.И.Сикорой фотографировать небо при помощи большого астрографа. Вечером 30 июня мы долго стояли у башни астрографа в ожидании темноты, но небо оставалось равномерно свинцово-бледным. Звезд мы так и не увидели – ночь не наступила. Если это явление было обусловлено рассеянием солнечного света в высокой атмосфере, то для широты Ташкента рассеивающие частицы должны были задержаться на высоте около 800 км! Это было нечто необычное и непонятное. На следующие сутки яркость ночного неба уменьшилась уже в несколько десятков раз и затем быстро вошла в норму.

Чтобы понять сущность этого явления, нужно было прежде всего определить, какую площадь оно охватило. С этой целью Комитет по метеоритам АН СССР проделал большую работу по обследованию материалов наблюдений необычного свечения не только в СССР, но также и в Японии, Китае, США и даже в Австралии. В частности, интересно было выяснить, наблюдалось ли где-нибудь в Европе повышенное свечение неба накануне, и в особенности, за несколько часов до падения Тунгусского метеорита в далекой сибирской тайге. И прежде всего, следовало проверить состояние неба в Англии, так как по гринвичскому времени Тунгусское явление приходилось на 0 час 17 мин, т.е. почти точно на местную полночь.

В ответе, полученном от доктора Эллисона – сотрудника Гринвичской обсерватории, говорилось, что до Тунгусского падения яркость ночного неба ничем особенным не отличалась и вполне обычной была даже ночь 29 июня 1908 г., т.е. немедленно после Тунгусского падения, а через сутки почти вошла в норму. Произошедшее резкое посветление никогда не повторялось.

Как уже упоминалось, южная граница светлых ночей, проходившая несколько южнее Бордо и Ташкента, соответствовала высоте рассеивающего пылевого вещества примерно в 600-800 км. Каковы же были границы свечения по долготе? Установлено, что к востоку от эпицентра взрыва, т.е. к востоку от Вановры никаких изменений не наблюдалось. Проверено, в частности, что даже в Иркутске небо оставалось обычным. Удивительная аномалия проявилась только в западном направлении от места падения. Но до каких пределов? В Северной Америке, согласно многочисленным анкетам, распространенным при содействии известного астронома Отто Струве, все было нормально. Но как обстояло дело на обширной площади Атлантического океана? По нашей просьбе королевский астроном Г.Вулли организовал обследование судовых журналов кораблей английского флота, находившихся в указанный период в разных местах Атлантики. Оказалось, что аномальное свечение неба в ночь с 30 июня на 1 июля распространилось только до западных берегов Ирландии, т.е. до географической долготы, соответствующей положению «антисолнца», а на востоке ограничивалось долготой Вановары».

С точки зрения сторонников ядерной гипотезы объяснение загадочного свечения встречей Земли с кометой далеко не безупречно. Кроме быстрого прекращения явления против предположения о его «пылевой» природе говорит и тот факт, что по свидетельству многих опытных наблюдателей (Ф. Де Руа и др.), свечение наблюдалось внутри конуса земной тени.

Правда, в мае 1910 года, когда Земля проходил сквозь хвост кометы Галлея, астроном Макс Вольф из Гейдельберга сообщал, что «вечером 19 мая сумерки были очень светлыми, более светлыми, чем в предшествующие и последующие дни. Мне кажется вероятным, что …… в этот день Земля вошла в контакт с кометным облаком».

Как считает И.Литтров, автор известной книги «Тайны неба» (Петербург, 1902), во время прохождения Земли сквозь хвост кометы 1861 года, Хинд и другие астрономы наблюдали особенное освещение вечернего неба. Можно ли, однако, из этих двух сообщений о яркости зорь сделать какие-нибудь определенные выводы?

Томская группа исследователей весьма обстоятельно изучила факты, относящиеся к этому явлению.

В книге «Ночные светящиеся облака и оптические аномалии, связанные с падением Тунгусского метеорита» (Изд-во «Наука», 1965) Н.В.Васильев, В.А.Журавлев, К.Журавлева, А.Ф.Ковалевский и Г.Ф.Плеханов обобщили и проанализировали весьма обширный материал, собранный ими, о светлых ночах и других необычных небесных явлениях июня-июля 1908 года.

На основе их исследования можно считать твердо установленным, что аномальные светлые ночи июня-июля 1908 года порождались разными причинами.

Во-первых, ежегодно в конце июня и начале июля количество серебристых облаков достигает максимума, и их обилие в этот период в 1908 году можно считать обычным явлением, не связанным с Тунгусским взрывом.

Во-вторых, весной 1908 года происходили мощные извержения вулканов в архипелаге Самоа и на Алеутских островах. Атмосфера наполнилась вулканической пылью, и именно этим можно объяснить яркие зори летом 1908 года. Запыленностью атмосферы можно объяснить и другие наблюдавшиеся тогда оптические аномалии.

В-третьих, некоторые аномальные световые явления в слабой степени замечены и до Тунгусского взрыва (примерно с 20 июня 1908 года).

Лишь очень яркое свечение ночного неба в первые три ночи после катастрофы, по-видимому, связано непосредственно с Тунгусским взрывом.

Известно, что высотные ядерные взрывы, произведенные США в 1958 году, сопровождались искусственными полярными сияниями. Объясняется это тем, что при каждом взрыве образуется большое количество свободных электронов. Под действием магнитного поля Земли они начинают двигаться по спиралеобразным кривым, «накручивающимся» на его силовые линии. Движение это напоминает своеобразные колебания вдоль силовых линий, причем под действием стремительно летящих электронов воздух начинает светиться «холодным» светом, и эта люминесценция атмосферных газов и есть искусственное полярное сияние.

Важно заметить, что обычно такого рода свечение возникает не в районе взрыва, а в других районах, достаточно от него далеких – там, где силовая линия входит в сравнительно плотные слои атмосферы.

Вот, например, как описывает искусственное полярное сияние те, кто наблюдал его в 1958 году: «Сияние началось в виде зеленовато-голубоватого острия, показавшегося над горизонтом, но вскоре скрывшегося за облаком. Оно возникло спустя полминуты после взрыва….. Примерно через полминуты после начала явления над голубоватым «острием» появилась красная корона…… ……. Яркость свечения в начале явления была очень сильной: края облака, накрывшего центр сияния, были очерчены так ярко, как будто за облаком находилась Луна»note 1

В статье «Высотные атомные взрывы» («Природа», № 8, 1962) профессор Я.Л.Альперт, излагая данные об искусственных полярных сияниях после атомного взрыва над Джонстоном в 1958, писал:

«Оптическая пеленгация сияния показала, что оно перемещалось со временем на юг вдоль магнито-силовой линии. Таким образом, из этого ясно, что электроны, вызывающие сияние, направлялись вдоль линии магнитного поля Земли в сопряженную точку в южное полушарие. Здесь над островами Фиджи и Самоа (остров Апиа), на расстоянии от взрыва более 4000 км, также возникло вскоре после взрыва свечение типа северного сияния. Оно было первоначально красного цвета, а затем приобрело всевозможно яркую окраску. Оно продолжалось 10-17 мин».

Еще более интенсивные полярные сияния зарегистрированы в магнитосопряженной точке над Азорскими островами при третьей операции «Аргус». Они охватывали область радиусом в 500-100 км и продолжались до 30 минут. Интересно, что это многоцветное сияние с красной короной началось лишь через 23 минуты после взрыва.

Каким бы соблазнительным ни казалось сопоставление воспоминаний двух очевидцев взрыва 1908 года с описаниями, разделенными от них полувеком, сделать вывод, что загадочные светлые ночи после Тунгусского взрыва вызваны искусственным полярным сиянием, преждевременно.

С позиции ядерной гипотезы загадочное свечение пока трудно объяснимо. Если оно вызвано Тунгусским взрывом (что несомненно), то как объяснить странные очертания области свечения, ее ограниченность по широте и долготе, е «оторванность» от района катастрофы?

Может быть, свечение порождалось продуктами распада Тунгусского тела при полете над Европой и Западной Сибирью? Но ведь пока нет ни одного достоверного сообщения о том, что оно вообще пролетало над этими районами земного шара. Нет никаких данных и о свечении неба в сопряженных областях – правда, последние приходятся на южные пустынные районы Индийского океана.

Словом, перед нами волнующая загадка, которую еще предстоит решить.

<p><strong>ЕСТЕСТВЕННОЕ ИЛИ ИСКУССТВЕННОЕ?</strong>

Как справедливо заметил академик В.Г.Фесенков («Меторитика», вып.28, 1968), «изучая какое-либо явление, нужно исходить из совокупности связанных с ним фактов. Нельзя рассматривать отдельный факт, пренебрегая всеми остальными, а тем более подбирать эти отдельные факты, не проверив досконально их достоверность. Указанное условие в особенности должно соблюдаться в отношении такого необычного явления, как падение так называемого Тунгусского метеорита».

Попробуем с этой, методически единственно правильной, точки зрения разобраться, хотя бы предварительно, чем было Тунгусское тело.

Метеорит?

Как это ни странно, до сих пор есть сторонники метеоритной гипотезы Л.А.Кулика.

В 1966 году И.Т.Зоткин и томский исследователь Д.Ф.Анфиногенов отправились в Тунгусскую тайгу на розыски крупных осколков каменного метеорита. Чтобы быстрее разыскать метеорит, они прорубили в тайге несколько многокилометровых продольных и поперечных просек. Эти поиски в 1966 году ожидаемых результатов не дали.

Позже Д.Ф.Анфиногенов возглавил «группу свободного поиска», своеобразную секцию КСЭ. Эта группа установила, что к западу от эпицентра вывал леса не является сплошным – факт, требующий объяснения. Самым же интересным результатов своей работы Д.Ф.Анфиногенов и его коллеги считают находку «камня Янковского» (того самого камня, который обнаружен соратником Л.А.Кулика еще в 1930 году), по их мнению, Тунгусского метеорита.

Хотя «камень Янковского» весом в 8 тонн состоит из типичных земных осадочных пород и ничем на метеориты не похож, группа Д.Ф.Анфиногенова утверждает, что есть «микроскопический шанс» в пользу того, что «камень Янковского» – осколок планеты Фаэтон и одна из причин взрыва Тунгусского метеорита 1908 года (см.газеты «Молодой ленинец», орган Томского обкома ВЛКСМ №№ 47, 49, 52-54 за 1973 г.).

В книге А.В.Золотова сформулированы пятнадцать пунктов, представляющих собой, с точки зрения сторонников ядерной гипотезы (а к ним принадлежит и автор этих строк), реальные результаты всех проведенных до сих пор исследований Тунгусского дива:

1.      Общая энергия взрыва (4±2)х 1023 эрг.

2.      Высота взрыва 5-7 км.

3.      Световая энергия взрыва 1023 эрг.

4.      Причина вывала леса – взрывная ударная волна.

5.      Энергия баллистической волны космического тела, выделившаяся над областью разрушений (6±3)х1020 эрг.

6.      Траектория космического тела над областью разрушений с востока-юго-востока на запад-северо-запад (азимут 114+1о).

7.      Средняя конечная скорость космического тела над областью разрушений 1-2 км/сек.

8.      Причина взрыва – внутренняя энергия взрывчатого превращения.

9.      Поперечные эффективные размеры космического тела 50-70 м в диаметре.

10. Концентрация энергии взрыва порядка 1017 – 1018эрг/см3.

11. Протяженность взрыва космического тела вдоль траектории 570-600 м.

12. Максимально возможная длина космического тела 550-600 м.

13. Взрыв космического тел подчиняется законам точечного взрыва с большой концентрацией энергии в малом объеме.

14. Взрыв космического тела сопровождался образованием высокотемпературной плазмы с температурой порядка нескольких десятков миллионов градусов.

15. Тунгусский взрыв произошел с сопровождением ядерных реакций.

Совершенно очевидно, что эти параметры необъяснимы с позиций не только метеоритной, но и кометной гипотезы.

Могло ли Тунгусское тело быть космическим куском антивещества, антиметеоритом?

В нашей стране гипотезу Ла-Паза об антиметеорите поддержал и развил академик Б.П.Константинов и его коллеги. По поводу их работ в журнале «Природа» (№ 8, 1967) сказано следующее:

«На страницах научных журналов уже освещались основные результаты экспериментальных работ, начатых в 1961 г. академиком Б.П.Константиновым с сотрудниками. Эксперименты проводились для проверки гипотезы, выдвинутой академиком Б.П.Константиновым, и заключающейся в том, что кометы состоят из антивещества и попадают в Солнечную систему из областей Галактики, заполненных антивеществом. Основным в этих экспериментах было измерение средней интенсивности гамма-лучей и нейтронов в областях вхождения отдельных метеоритов в земную атмосферу.

Если верно предположение, что кометы состоят из антивещества, то связанные с ними метеорные потоки также состоят из «антивещественных» метеоров, попадание которых в атмосферу Земли приводило бы к аннигиляции их с веществом атмосферы. Регистрация возникающего при этом дополнительного фона гамма-лучей и нейтронов оказывается наиболее эффективным методом проверки выдвинутой гипотезы.

На основе статистической обработки более 200 вспышек метеоров, зарегистрированных находившимся на высоте 13-18 м над Землей детекторами гамма-квантов и нейтронов, авторы пришли к выводу, что вспышка метеора действительно сопровождается усилением потока этих излучений. По их мнению, полученные результаты можно рассматривать хотя и не как доказательство истинности гипотезы, но как экспериментальный факт, свидетельствующий в ее пользу и заставляющий привлечь внимание экспериментаторов к этой проблеме».

В новой работе академика Б.П.Константинова детально описывается методика и техника проведения экспериментов по регистрации дополнительного фона гамма-квантов и нейтронов, сопровождающего метеорные вспышки.

Если ни одна из существующих теорий не в состоянии даже качественно объяснить всей совокупности фундаментальных фактов, касающихся кометных явлений, то, основываясь на гипотезе академика Б.П.Константинова, можно истолковать некоторые загадочные свойства комет, необъяснимые с общепринятых позиций».

Эти работы вызвали дискуссию в советской прессе. Возражая академику Б.П.Константинову, профессор С.Б.Пикельнер писал («Природа», № 1, 1968):

«Сторонники гипотезы существования антимиров исходят из предположения: если симметричны свойства частиц и античастиц, то должен быть симметричен и мир, т.е. в нем должно быть одинаковое число частиц и античастиц.

Между тем, это вовсе не обязательно. Состав вещества зависит не только от свойства частиц, но и от так называемых начальных условий. Например, свойства органических молекул симметричны относительно молекул, являющихся их зеркальным отражением; при лабораторных реакциях те и другие появляются в равных количествах. Но в живых организмах встречаются белковые соединения только «левой» ориентации, а симметричные «правые» молекулы отсутствуют. Значит, асимметрия мира, преобладание обычного вещества не противоречит симметрии свойства частиц.

Вопрос о существовании антивещества должен быть решен наблюдениями, общих соображений здесь явно недостаточно. Пока нет ни одного прямого доказательства существования в природе античастиц, кроме тех, которые рождаются при столкновениях космических лучей высокой энергии или в ускорителях. Правда, нет и уверенных данных, опровергающих существование антивещества…..

Один из наиболее чувствительных методов, с помощью которого можно искать антивещество – это наблюдение гамма-лучей, рождающихся при аннигиляции.

Если даже антивещество находится не в разряженном газе, а в плотном, например, в отдельных звездах, то и здесь происходит обмен между звездой и окружающим газом, например, выброс газа из звезды. Если же окружающий газ – обычное вещество, то должна происходить аннигиляция, будут образовываться гамма-лучи.

Другой аргумент против значительного количества антивещества в Галактике дают космические лучи. Они проходят в Галактике большие расстояния и отражают усредненный состав источников этих лучей. Из современных данных о космических лучах следует, что античастиц гораздо меньше, чем обычных частиц, хотя нельзя исключить некоторую примесь античастиц, особенно для более энергичных космических лучей, которые изучены хуже. В Галактике нет большого количества антивещества, хотя точность наблюдений пока недостаточна, чтобы исключить его совсем.

Опровергнуть предположение о целой галактике из антивещества труднее, хотя и здесь могут быть процессы аннигиляции газа, захватываемого галактикой из окружающего пространства. Конкретный расчет таких процессов провести нельзя, не зная структуры магнитных полей и других параметров.

Пока еще нельзя ни доказать, ни опровергнуть гипотезу об антивеществе. Но за его существование нет никаких свидетельств, а против – есть некоторые доводы».

В этих условиях аннигиляционный характер Тунгусского взрыва был бы лучшим доказательством наличия в космосе антивещества. В книге «Антвещество» (Атомиздат, 1966) профессор Н.А.Власов писал:

«Гипотеза об антивещественном составе Тунгусского метеорита высказана недавно в работе Коуэна и других. Из различных вариантов взрыва, если считать его естественным, а не искусственным, они полагают наиболее вероятным аннигиляционный. Взрыв за счет реакций деления или синтеза ядер в атмосфере требует слишком исключительных условий, невероятных без вмешательства разумного конструктора».

Гипотеза об антиметеорите, однако, вскоре потерпела крах. В обстоятельной работе, опубликованной журналом «Космические исследования» (вып. № 4, 1969), В.А.Бронштэн и К.П.Станюкович доказали, что Тунгусское тело никак не могло быть антиметеоритом. Их расчеты показали, что «при плотности межпланетного газа 1 атом/см3 антитело радиусом меньше 1 см не сможет пересечь Солнечную систему даже один раз», не аннигилировав при этом полностью. Антиметеорит поперечником в 1 м полностью аннигилирует в атмосфере уже на высоте 200 км. В заключение работы они подчеркнули следующее:

«В печати были высказаны также суждения о возможной антивещественной природе Тунгусского метеорита. Однако, для того, чтобы антитело достигло высоты 10 км (т.е. практически земной поверхности), нужно, чтобы оно имело размеры крупнейших из малых планет, что никак не соответствовало действительности, поскольку это привело бы к гораздо более значительной катастрофе – практически к гибели Земли».

К этому хочется добавить:

Во-первых, такое тело, как антиметеорит, взаимодействуя весьма долгое время (вероятность встречи с Землей очень мала!) с межпланетной или межзвездной средой из обычного вещества, должно было полностью аннилигировать, вероятно, задолго до встречи с нашей планетой. Во-вторых, процесс аннигиляции сопровождался бы свечением Тунгусского тела, и его заметили бы еще «на подлете» к Земле. В-третьих (что, пожалуй, наиболее существенно), для Тунгусского взрыва достаточно, чтобы масса антиметеорита не превышала 200-300 граммов. Но тогда (при реальных плотностях) столь незначительное по размерам тело не могло породить заметную баллистическую волну, проявившую себя в вывале леса. При малых же плотностях Тунгусский антиметеорит не пролетел бы в атмосфере и сотни километров. По всем этим причинам гипотеза об «антиметеорите» представляется ошибочной.

Напрашивается парадоксальный вывод, что Тунгусское тело не могло быть ни обычным (метеорит, комета), ни необычным (антиметеорит) естественным космическим телом. Не было ли оно и в самом деле каким-то взорвавшимся над Тунгусской тайгой инопланетным кораблем или зондом?

Вспомните – по работам А.В.Золотова радиоактивность Тунгусских деревьев порождена цезием-137. Но этот радиоактивный изотоп говорит как будто за то, что Тунгусский взрыв был не аннигиляционный, а термоядерный, требующий, по словам профессора Н.А.Власова, «вмешательства разумного конструктора».

Еще в 1966 году, изучая атмосферную траекторию Тунгусского тела и свидетельства очевидцев, я пришел к заключению, что совместить «южную» и «восточную» траектории столь же невозможно, как и исключить любую из них.

Вспомним, что в своих модельных опытах И.Т.Зоткин и М.А.Цикулин принимали наклон траектории Тунгусского тела близким к 30 градусам. Допустим, они правы, и высота появления Тунгусского болида равна 40 км (нижний предел) или 110 км (верхний предел). Тогда в первом случае он появился примерно в 50, а во втором – 170 км к востоку от эпицентра. И.Т.Зоткин считает реальной только «восточную» траекторию. В таком случае болид никак не могли видеть над Преображенкой и большинство воспоминаний «восточных» свидетелей придется признать ложными. Стоит ли говорить, что в этом случае отпадут по той же причине и все показания «южных» наблюдателей.

Если же считать, что при траектории в 30о болид все же пролетел над Преображенкой, то для него получим совершенно нереальную высоту, превышающую 200 км.

Совместить обе надежно определенные траектории Тунгусского тела («южную» и «восточную») можно лишь предположением, что оно двигалось по обеим, а значит, где-то совершило переход с одной на другую, то есть «маневр».

Анализируя показания свидетелей, я пришел к выводу, что после Кежмы Тунгусское тело, по-видимому, не продолжало двигаться по «южной» траектории, а перешло на «восточную», пролетев из района Кежмы в район Преображенки.

Это предположение согласуется и с воспоминаниями очевидцев. Ни в Вановаре, ни где-либо между эпицентром и Кежмой полет Тунгусского тела никто не видел – здесь наблюдался лишь взрыв.

Житель Вановары С.Б.Семенов рассказал следующее: «….. как вдруг на севере….. небо раздвоилось, и в нем широко и высоко над лесом появился огонь, я увидел, как работавший около окна избы П.П.Косолапов присел к земле, схватился руками за голову и убежал в избу». Оба очевидца видели не летящее тело, а вспышку от взрыва, которая обожгла их. Аналогичны наблюдения и других жителей Вановары – М.Брюхановой и ее подруги.

Любопытно, что К.А.Кокорин из Кежмы видл «летящий красный шар» удаляющимся н к северу, а к северо-востоку. И в Преображенке С.Д.Пермяков наблюдал, что Тунгусское тело двигалось с востока на запад «дугообразно» (т.е. поворачивая, совершая «маневр»?)

Рассказы очевидцев не противоречат гипотезе о «маневре». Однако для ее проверки хорошо было бы получить новые свидетельства из района, ограниченного треугольником Кежма-эпицентр-Преображенка. Если гипотеза верна, то здесь свидетельства должны оказаться весьма противоречивыми, так как некоторые, вероятно, наблюдали полет тела с запада на восток, другие – в обратном направлении, а кое-кто, быть может, видел тело дважды – в полете от Кежмы к Преображенке и от Преображенки к эпицентру.

Еще в 1949 году Е.Л.Кринов обратил внимание на странное обстоятельство – по утверждению очевидцев, звуки предшествовали появлению Тунгусского болида. Значит, в районах таких наблюдений Тунгусское тело двигалось со скоростью, близкой к скорости звука. Подобные независимые друг от друга и хорошо документированные наблюдения проведены, например, в Канске, Илимске, Кежме, Непе и других местах.

Н.Н.Полюжинский в Илимске слышал звук от приближающегося болида. Этот звук «становился все сильнее и сильнее, наподобие сильных пороховых взрывов и выстрелов, которые по приближении к Илимску перешли в страшный треск», а затем звуки стали удаляться к северо-западу. Любопытно, что треск, напоминающий пулеметные очереди, отмечают и «восточные» наблюдатели. Что же это такое?

Как известно, скорость встречи Тунгусского тела с Землей (если это комета или метеорит) не могла быть меньшей 11,2 м/сек. В районе же Илимска, судя по рассказу Н.Н.Полюжинского, она упала примерно до 1 км/сек.

Отсюда следует, что, продолжая вторгаться во все более плотные слои атмосферы, тело должно (при этом же или большем ускорении) «остановиться» где-то чуть севернее Илимска, и уж во всяком случае, оно не могло долететь до Кежмы или Вановары. Если же это все-таки произошло, то режим его полета не был естественным, характерным для метеоритов. Его скорость не монотонно убывала, а была подвержена каким-то колебаниям.

С другой стороны, принима для «южной» траектории наклон в 10о, получаем, что над Кежмой Тунгусское тело пронеслось на высоте, близкой к 50 км. Если бы оно по каким-либо естественным причинам продолжало снижаться так же, как до этого, то оно бы не долетело бы до Преображенки, врезавшись в землю. Можно поэтому предположить, что тело совершало «маневр» как по азимуту, так и по линейной высоте, двигаясь при этом не с монотонно убывающей, а со сложно меняющейся скоростью. Такое движение для естественных тел, разумеется, невозможно. Поэтому, если предположение о «маневре» подтвердится, оно может стать серьезным дополнительным аргументом в пользу искусственной природы Тунгусского тела.

Надо заметить, что в последнее время противники гипотезы о «маневре» пытаются устранить противоречия «южных» и «восточных» свидетелей тем, что, якобы самые «южные» наблюдения не достоверны, остальные совмещаются с «восточной» траекторией. Но такого рода ревизия свидетельств, собранных еще Л.А.Куликом, выглядит как насилие над фактами, как желание подогнать факты под заранее надуманную схему.

Что касается принципиальной стороны дела, то «визит» к нам из космоса нельзя считать абсолютно исключенным. Правда, за последние годы космические аппараты принесли разочаровывающую информацию о Марсе и Венере. Шансы встретить где-либо в Солнечной системе «братьев по разуму», как это ни горько сознавать, практически равны нулю.

Однако, возможны визиты из глубин Вселенной. Достоверно неизвестно, например, где и в каких формах за пределами Земли существует жизнь. Мы не знаем ничего о степени ее распространенности во Вселенной, как и о формах проявления разума в других мирах. Известно лишь, что в земной цивилизации заложены колоссальные возможности творческого развития. За очень короткие астрономические сроки она, в принципе, способна освоить не только Солнечную систему, но и ближайшие к нам районы Галактики. Естественно предполагать такие же, если не гораздо большие, способности у внеземных цивилизаций. Как бы там ни было, но принципиальная возможность «визитов из космоса» не исключена. Другое дело – состоялся ли такой «визит» в 1908 году.

Будем осторожны. Невзирая на естественный энтузиазм, воздержимся от окончательных суждений до тех пор, пока исследования Тунгусского дива не будут завершены. Мало ли какие неожиданные сюрпризы таит в себе космос?

Возможно, неудачи в объяснениях Тунгусской катастрофы вызваны ограниченностью наших представлений о мире. Не отмечены ли они «печатью эпохи»? Ведь вполне могли наши прадеды объяснить Тунгусскую катастрофу (случись она на сотню лет раньше) взрывом какого-либо исполинского «парового котла» или начиненного водородом «воздушного» шара, так как они еще не знали атомной энергии и не имели возможности подняться до уровня сегодняшних объяснений. Кто знает, не покажутся ли и нашим потомкам сегодняшние гипотезы о Тунгусском диве крайне наивными?

<p><strong>П Е Р С П Е К Т И В Ы</strong>

Настала пора подвести некоторые итоги.

Исследование Тунгусского дива, как было показано, распадается на три этапа (в соответствии с этим на три части разделена настоящая книга).

Первый (1921-1946 гг.) отмечен основополагающими исследованиями Л.А.Кулика. Благодаря его необыкновенной настойчивости и самоотверженности человечество, по существу, впервые узнало о Тунгусском диве и смогло представить себе общий характер этого необычайного события. Но Леонид Алексеевич в своих исследованиях руководствовался естественной для его времени гипотезой о метеоритной природе Тунгусского тела.

Новую смелую идею высказал в 1945 году А.П.Казанцев. Для того, чтобы она превратилась в научную гипотезу, потребовалось 12 лет. На этом втором этапе (1946-1958 гг.) смелая фантазия преодолела традицию. После того, как экспедиция К.П.Флоренского в 1958 году вынуждена была признать, что Тунгусское тело взорвалось в воздухе без удара о Землю, версия А.П.Казанцева получила в науке все права гражданства.

И, наконец, третья гипотеза – кометная природа Тунгусского дива. Она разработана и защищается сотрудниками КМЕТа.

По-прежнему, розыски виновника Тунгусского катастрофы ведут, в основном, три организации:

Комитет по метеоритам (председатель доктор геолого-минералогических наук Е.Л.Кринов);

Комплексная Самодеятельная Экспедиция (КСЭ), в основном, состоящая из научных работников Томска и Новосибирска (руководитель профессор Н.В.Васильев);

Группа геофизиков из города Октябрьского (Урал), возглавляемая кандидатом физико-математических наук А.В.Золотовым.

Характерно, что в последнее время все большая и большая роль отводится физикам – чисто астрономические методы оказываются уже недостаточными. Вряд ли можно сомневаться, что именно физики завершат разгадку Тунгусского дива.

Как же представляют себе дальнейшие перспективы руководители всех трех групп исследователей?

Еще в 1966 году академик В.Г.Фесенков в «Астрономическом журнале» (вып.2, 1966) писал:

«В настоящее время экспедиционная работа на месте катастрофы, по существу, закончилась. Опрос новых очевидцев по истечении почти 60 лет после происшествия уже не имеет смысла. Нового фактического материала ожидать нельзя, и потому необходимо попытаться подвести окончательные итоги».

По словам Б.И.Вронского, «после 1962 года официальные экспедиции в район падения Тунгусского метеорита не посылались, и, по-видимому, больше посылаться не будут. Руководители Комитета по метеоритам, приняв разработанную академиком В.Г.Фесенковым кометную гипотезу Тунгусского тела, считают, что Тунгусская проблема полностью разрешена и теперь не представляет ничего загадочного».

Сибирские же исследователи по-прежнему считают важным поиски вещественных остатков Тунгусского тела. Ведь что бы в 1908 году не взорвалось, остатки Тунгусского тела, по их мнению, не могли исчезнуть бесследно. Поскольку оно явно было необычным, сотрудники КСЭ ищут в районе эпицентра микроскопические частицы аномального состава – крупные осколки при Тунгусском взрыве, разумеется, не сохранились.

В газете «За науку Сибири» 8 октября 1969 года была опубликована статья Н.В.Васильева, где о результатах очередных работ КСЭ в 1969 году говорилось следующее:

«Поиск распыленного вещества Тунгусского космического тела велся на основе новой методики, разработанной под руководством кандидата биологических наук Ю.А.Львова, позволяющей выделить оплавленные частицы в различных слоях торфа. Обработка проб частично проводилась прямо в районе работ – в тайге. В заброшенном поселке была оборудована электрофицированная лаборатория. Микроскопический анализ торфяных колонок, взятых на территории, подвергшейся воздействию ударной волны Тунгусского метеорита, показал, что в них содержится значительное количество сплавленных стекловидных частиц, по-видимому, силикатного состава. В ряде точек резкий максимум количества сферических частиц приходится на слой торфа, включающего прирост 1908 года – года падения Тунгусского метеорита. Число

оплавленных частиц в этом слое необычно велико – до нескольких миллионов на квадратный метр.

Как правило, эти частицы, имеющие обычные для космической пыли размеры 20-100 микрон, но наряду с ними обнаружены и более крупные шарики, с поперечником до 800 микрон. Являются ли найденные частицы остатками Тунгусского метеорита? Пока было бы неосторожно торопиться с выводами. Впереди – большая работа по обработке взятых на огромной территории проб, химический изотопный анализ найденных частиц и золы торфа. Только по окончании этой работы можно будет сделать заключение о природе и механизме образования шариков».

В декабре 1970 года на 14-й Метеоритной конференции Н.В.Васильев дополнительно сообщил, что вдоль восточной траектории Тунгусского тела, вблизи от эпицентра, КСЭ обнаружила концентрацию необычных силикатных шариков с аномальным содержанием натрия (около 14%). Железа в них очень мало, никеля нет вовсе. Делать отсюда какие-либо заключения пока преждевременно – подобные шарики КСЭ нашла и в других, даже далеких от эпицентра местах (например, в Вановаре).

Тем не менее, поиски микроскопических остатков Тунгусского тела по-прежнему остаются главной темой исследования сибирских ученых.

Вот как представляют себе дальнейший их ход Н.В.Васильев, Л.В.Демин и В.К.Журавлев:

«Глубоко заблуждаются скептики, утверждающие, что сбор информации о явлении, произошедшем более чем полвека назад – пустая трата времени, а удел исследователей – конструирование более или менее правдоподобных гипотез, которые не могут быть, в принципе, ни отвергнуты, ни приняты. Нет никаких оснований для пессимистических прогнозов. Решение будет найдено на том же пути, что и решение любой естественно-научной проблемы – сбор первичной информации, ее систематизация и переработка, математическое и физическое моделирование явления, искусственное воспроизведение, использование для практики.

Хорошо понимая рискованность долгосрочных прогнозов, мы все же попытаемся предложить модель ближайшей и отдаленной перспективы поиска.

Ближайшие годы будут периодом глубокой поляризации взглядов на природу явления. Гипотезы, в разное время предложенные в качестве вероятного объяснения феномена, крайне неоднородные по степени аргументированности, объему освоенного фактического материала, физической идее, будут либо забыты, либо примкнут к одной из альтернативных концепций:

А. Тунгусская катастрофа вызвана Б. Тунгусская катастрофа вызвана

вторжением в атмосферу вторжением в атмосферу

Земли космического тела, Земли космического тела,

обычного по своей природе необычного по своей природе

для Солнечной системы для Солнечной системы

Вариант А реализуется кометой, облаком космической пыли.

Вариант Б – антивеществом, зондом внеземной цивилизации.

Будут уточнены параметры, определение которых необходимо для объективного выбора. По сегодняшним представлениям вариант

<p><strong><emphasis>А предполагает Б предполагает</emphasis></strong>
<p>скорость входа тела в атмосферу, равную:
<p>10-30 км/сек около 1 км/сек
<p>угол входа в атмосферу, равный:
<p>30-50<strong><emphasis>о</emphasis></strong> около 10<strong><emphasis>о</emphasis></strong>
<p>происхождение ударной волны:
<p>полет тела в атмосфере с взрыв тела за счет гиперзвуковой скоростью внутренней энергии
<p> в состав тела входили:
<p> никель, железо состав непредсказуем
<p>

Таким образом, сохраняются в качестве главных вопросы о траектории, скорости тела, механизме образования ударной волны, вещественном составе тела, механизмах геофизических объектов, причем в решении первых трех вопросов будет достигнут существенный прогресс. Будет решен вопрос о радиоактивности района падения и названы химические элементы, с определенной вероятностью входившие в состав тела. Неразвитость теоретических представлений в области природы геомагнитных и поляризационных эффектов, серебристых облаков сохранится, и однозначные интерпретации вряд ли будут получены. Обнаружение бесспорных макроскопических остатков космического тела маловероятно, но их поиски будут продолжаться. Сохранится острая необходимость в решении многих специальных методических и теоретических вопросов.

Сохранится корреляция между числом публикаций по Тунгусскому феномену и успехами космической техники.

1975-80 гг. Грандиозный эксперимент, поставленный Природой (или разумными существами) в 1908 году предвосхищал космические эксперименты ближайшего будущего. Протоколы «Тунгусского эксперимента», когда они, наконец, будут прочтены, поступят в распоряжение научно-технических дисциплин, занимающихся вопросами входа космических тел естественного и искусственного происхождения в атмосферу и их разрушения в атмосфере и на поверхности планеты, специальными вопросами физики ионосферы и экзосферы, вопросами поиска и анализа космического вещества, находящегося в мелкодисперсном состоянии и т.д. Полученные данные могут быть использованы при разработке проектов ускорителей «макронов» (макроскопических частиц). Ударная волна макрона, при скоростях 10-100 км/сек может «зажечь» термоядерную реакцию, что, в принципе, могло иметь место при взрыве Тунгусского метеорита.

1980 год и далее. Исследования метеоритов и космической пыли на орбитальных обитаемых станциях, полеты к кометам и целенаправленное изменение их орбит, опыты по искусственному столкновению астероидов с Землей, лабораторный анализ кометного вещества и другие аналогичные перспективы, без сомнения, создадут совершенно новые условия вокруг проблемы Тунгусского метеорита».

Итак, программа сибирских исследователей рассчитана на десятилетия. Однако даже эти далекие перспективы, по их мнению, лишь создадут «совершенно новые условия вокруг проблемы Тунгусского метеорита», но не решат самой проблемы.

Узловой пункт программы А.В.Золотова – доказательство радиоактивности тунгусских деревьев и установление характера ядерных реакций, породивших взрыв Тунгусского тела. В связи с этим весьма большую роль приобретают повторные радиохимические анализы.

О дальних своих планах А.В.Золотов рассказывает так:

«Сейчас можно сказать, что два основных вопроса Тунгусской проблемы уже решены. Это вопрос о причине взрыва космического тела – за счет кинетической или внутренней энергии самого тела и вопрос о характере Тунгусского взрыва – химический или ядерный. Тунгусский взрыв произошел за счет внутренней энергии космического тела с сопровождением ядерных реакций.

Остается неизвестной природа космического тела – естественное происхождение тела или искусственное. В решении этого вопроса поможет изучение типа возможных ядерных реакций, сопровождавших взрыв космического тела, анализ более детальной и более точной крупномасштабной карты поваленного леса для получения эффекта третьего порядка (взаимодействия первой и второй зон сжатия баллистической волны) с целью определения формы космического тела, а также исследование природы и механизма аномального свечения атмосферы после полета и взрыва космического тела.

На основании предварительного анализа фактического материал и сравнения с экспериментальными данными по ядерным взрывам можно полагать, что аномальное свечение атмосферы после полета Тунгусского космического тела имеет ту же природу, что и свечение атмосферы после высотных ядерных взрывов. Однако выяснение этого вопроса требует дальнейшего исследования».

В апреле 1971 года в Новосибирске состоялось Всесоюзное совещание на тему «Современное состояние проблемы Тунгусского метеорита». В Совещании приняли участие более 120 представителей научных учреждений Москвы, Ленинграда, Томска, Новосибирска, Дубны, Октябрьского и других городов. Впервые ядерная гипотеза была представлена несколькими докладами и подверглась деловому, всестороннему обсуждению. Дискуссии оказались творческими и плодотворными. Совещание подвело итоги работы по Тунгусской проблеме за 63 года и наметило перспективы дальнейших, завершающих исследований. Познакомимся с содержанием наиболее важных сообщений, обсуждаемых на совещании. В обстоятельном обзорном докладе Н.В.Васильева, Д.В.Демина, В.К.Журавлева, Ю.А.Львова и В.Г.Фаста было освещено состояние проблемы Тунгусской катастрофы 1908 года. В частности, в нем отмечено, что кроме достоверно связанных с Тунгусским телом явлений, в районе катастрофы наблюдаются и некоторые другие явления, связь которых со взрывом Тунгусского тела хотя и не доказана, но представляется вероятной. К ним относятся: наличие аномальных палеомагнитных свойств почв, зона которых локализована в районе проекции траектории, определенное повышение радиоактивности почв в районе эпицентра, заметное повышение радиоактивности растений, связанное преимущественно также с проекцией траектории, повышенное содержание урана в образцах трапов*/, взятых в непосредственной близости от заимки Кулика, наличие поля повышения термоминесценции трапов со своеобразной структурой относительно эпицентра и проекции траектории.

О термоминесценции трапов говорилось также в другом докладе Н.В.Васильева, В.К.Журавлева, В.Б.Василенко и Д.В.Демина. Само это явление выражается в том, что взятые из района эпицентра трапы при нагревании начинают светиться «холодным» светом, что может быть вызвано различными причинами. Как отметили докладчики, «одной из возможных причин усиления термолюминесценции трапов может служить ионизирующая реакция; поэтому полученные данные можно интерпретировать, как косвенное указание на наличие радиоактивности в момент Тунгусского взрыва».

В том же докладе сообщалось, что более тщательная обработка прежних (1960) наблюдений Е.В.Кириченко и М.П.Гречушкиной показали повышенную радиоактивность почв в районе эпицентра. Поэтому ссылка противников «ядерной гипотезы» на работы Е.В.Кириченко и М.П.Гречушкиной не могут отныне считаться основательными.

Заметим, что радиоактивность золы растений наиболее высота вдоль проекции на земную поверхность траектории Тунгусского тела. В этой же проекции концентрируются сосны с треххвойными пучками – скорее всего, мутационными особенностями, вызванными Тунгусским телом. То же можно сказать и о породах, в которых замечена остаточная термолюминисценция. Создается впечатление, что Тунгусское тело еще в полете, до своего взрыва, выделяло вдоль траектории какие-то радиоактивные вещества и ионизирующую радиацию, которая и породила перечисленные эффекты.

Впрочем, следует заметить, что А.К.Лаврухина и ее коллеги в пробах почв не нашли следов изотопа, что, по их мнению, противоречит представлениям о «ядерности» Тунгусского взрыва. Как считает Г.Ф.Плеханов, треххвойность пучков сосны вызвана не радиоактивностью, а изменениями экологических условий в результате Тунгусской катастрофы.

В докладе В.А.Бронштэна была теоретически рассмотрена задача о распространении ударных волн, образованных Тунгусским телом с учетом неоднородности атмосферы. Докладчик пришел к выводу, что высота взрыва не превышала 5 километров, а его энергия достигла не менее 1024 эрг. Прежние оценки не учитывали ослабления ударных волн при распространении из верхних в нижние, более плотные слои атмосферы. Расчеты В.А.Бронштэна показали, что баллистическая волна ослабляется при этом гораздо сильнее, чем взрывная. Этим и можно объяснить почти радиальный вывал леса.

Большой интерес вызвал доклад В.П.Коробейникова, П.И.Чушкина и Л.В.Шуршалова, посвященный обстоятельному анализу гидродинамических эффектов, сопровождавших полет и взрыв Тунгусского тела. По мнению докладчиков, «анализ известных данных о Тунгусском падении позволяет сделать вывод, что Тунгусское тело имело ограниченные размеры как в направлении движения, так и поперек него, причем за телом имелась хвостовая ударная волна почти цилиндрической формы».

По расчетам докладчиков, на высотах 5-15 км и при скорости порядка 3 км/сек Тунгусское тело испытывало давление воздуха порядка 500 атм. Как уже говорилось ранее, ледяное рыхлое ядро кометы разрушилось бы при давлении, втрое меньшем. Поэтому сохранность Тунгусского тела при давлениях порядка нескольких сотен атмосфер, по мнению автора этих строк, несовместимо с «кометной» гипотезой.

В докладе И.П.Пасечника обстоятельно анализировались параметры Тунгусского взрыва на основании сейсмических и барографических данных. Был уточнен момент взрыва (00 час 14 мин 23±28,5 сек по Гринвичу) и его энергия (от 1,3х1024 эрг до 2,1х1024 эрг). В заключительной части доклада И.П.Пасечник пришел к выводу, что записи воздушных волн Тунгусского взрыва по своей форме повторяют записи воздушных волн одиночных ядерных взрывов сравнимой мощности, хотя «сейсмические записи и записи воздушных волн не содержат каких-либо особенностей, указывающих на ядерную природу Тунгусского взрыва».

Некоторые из участников совещания (И.Т.Зоткин и А.Н.Чигорин) вновь попытались объяснить вывал леса воздействием лишь одной баллистической волны. Но для этого им пришлось принять совершенно нереальный, по нашему мнению, угол наклона траектории Тунгусского тела (40-60о) и выбрать для фронта баллистической волны физически трудно объяснимую форму.

Как уже говорилось, в модельных опытах И.Т.Зотина и М.А.Цикулина была воспроизведена форма вывала леса, но не реальная его структура. На совещании в Новосибирске А.В.Золотов в одном из трех своих докладов предложил схему модельного эксперимента с углом наклона шнура («траектории») от 0 до 30о. В таком опыте, вероятно, удалось бы воспроизвести реальную картину вывала, но, к сожалению, такой опыт до сих пор еще никем не поставлен.

В другом докладе А.В.Золотов привел результаты своих уточненных расчетов энергии Тунгусского взрыва (от 1,3х1024 эрг до 1,8х1024 эрг), что находится в отличном согласии с расчетами И.П.Пасечника. Таким образом, в 1908 году над Тунгусской тайгой взорвалось «нечто» похожее (по крайней мере, по энерговыделению) на 40-50-мегатонную бомбу!

В третьем докладе А.В.Золотов показал, что сходство Тунгусского тела с термоядерной бомбой далеко не только внешнее. По его словам и исследованиям, подробно изложенным в этой книге, в древесине Тунгусских деревьев содержится радиоактивный изотоп цезия-137 – убедительное свидетельство ядерности Тунгусского взрыва. По заключению А.В.Золотова, «в количественном отношении эффект Тунгусской радиоактивной аномалии невелик: по интенсивности гамма-излучения 15-20% (т.е. интенсивность искусственной составляющей гамма-излучения составляет 15-20% от интенсивности суммарного гамма-излучения образца), а по интенсивности бета-излучения 2-3%». Этими обстоятельствами вызваны методические трудности в обнаружении Тунгусской радиоактивной аномалии, и по этой причине до сих пор не прекращаются споры о реальности радиоактивных следов Тунгусского взрыва.

Об итогах поисков вещества Тунгусского метеорит доложили в специальном сообщении Н.В.Васильев, Ю.А.Львов, Б.И.Вронский, П.П.Ваулин, С.Н.Грязнова, Т.А.Менявцева и Г.М.Иванова. В слоях торфа, взятых из района в 10-12 км от эпицентра, они нашли прозрачные силикатные шарики диаметром 20-100 мк. Они очень редки в фоновых пробах, и их концентрация во взятых пробах торфа вряд ли случайна. То, что часть этих богатых шариками проб располагается вдоль проекции траектории Тунгусского тела на земную поверхность, заставило докладчиков прийти к выводу, что стеклянные шарики являются, скорее всего, «метаморфизированным при высокой температуре веществом Тунгусского метеорита».

О новых показаниях очевидцев доложила Совещанию Л.Е.Эпиктетова. За 63 года, протекшие с момента Тунгусской катастрофы, собрано около 800 таких свидетельств. Одни из них (самые ранние) уверенно подтверждают «южный» вариант траектории, другие – не менее определенно «восточный». Как сообщила Л.Е.Эпиктетова, по данным некоторых очевидцев, Тунгусское тело видели «высоко летящим» жители села Мироново и других окрестных сел на реке Лене (150 км ниже по течению г.Киренска), причем один из них запомнил даже шипящий звук, сопровождавший полет тела. Если эти воспоминания соответствуют истине, Тунгусское тело, по нашему мнению, перешло с «южной» на «восточную» траекторию где-то значительно восточнее Преображенки. Вообще же вопрос об атмосферной траектории Тунгусского тела, которому на Совещании был посвящен мой доклад (к сожалению, по болезни я не мог его прочесть и ограничился посылкой тезисов), очень сложен и конкретная реальная траектория «маневра» должна выясниться лишь в ходе дальнейших исследований. Тем не менее, уже сейчас очевидно, что и по характеру атмосферной траектории Тунгусское тело не было похоже на обычные метеориты. В заключительной части опубликованных тезисов моего доклада говорится:

«Учитывая всю совокупность современных данных о Тунгусском теле, включая и сложный характер его атмосферной траектории, можно с достаточной уверенностью утверждать, что это тело имело искусственное происхождение, т.е., по-видимому, было инопланетным зондом».

И сейчас, когда я пишу эти строки, гипотеза об инопланетном зонде представляется мне наиболее обоснованной. Но чтобы эта гипотеза стала установленным фактом, нужно завершить исследования Тунгусского Дива, и прежде всего, окончательно удостовериться в том, что взрыв 1908 года над Сибирской тайгой действительно был ядерным.

В резолюции Совещания, в частности, говорится:

«Совещание отмечает возрастающий интерес широкой научной общественности проблеме Тунгусского метеорита. В течение пяти лет, прошедших со времени 12 Метеоритной конференции 1966 года, в ряде научных учреждений страны продолжалась интенсивная работа по сбору и камеральной обработке полевого материала с привлечением современных методик и аппаратуры. Успешно проводились теоретические исследования и модельные эксперименты. Опубликованы монографии и статьи в ряде научных журналов.

В настоящее время можно считать установленными с высоким уровнем достоверности следующие факты:

– полет Тунгусского тела в атмосфере Земли закончился взрывом или взрывоподобным разрушением на высоте около 5 км с выделением энергии порядка 3-50 МГт тротилового эквивалента;

– азимут направления полета на заключительном участке траектории составлял 270-300о;

– полет тела и его взрыв вызвали ряд инструментально обнаружимых последствий, наиболее изученными из которых являются вывал леса на территории 2150 км2, термические повреждения деревьев, комплекс биологических эффектов (ускоренный прирост, соматические мутации и др.), изменения магнитных свойств почв район падения, термолюминисценция горных пород, а также ряд аномалий глобального масштаба.

Важным результатом, полученным в последние годы, явилось обнаружение в районе падения в торфяных горизонтах 1908 года мелкодисперсного силикатного оплавленного материала, возможно, входившего в состав Тунгусского космического тела.

Вместе с тем, Совещание отмечает, что до настоящего времени нет ясности в таком фундаментальном вопросе, как вопрос о наличии или отсутствии следов повышенной радиоактивности в природных объектах района падения. Недостаточно используются возможности институтов Сибирского отделения АН СССР, научных учреждений Томска, Красноярска, Москвы и ряда других городов для проведения камеральной обработки, модельных экспериментов, вычислительных работ. Недостаточное внимание уделяется поискам и картированию метеоритных кратеров на территории Сибири.

Совещание постановляет:

1. Отметить принципиально важный результат, полученный в институте физии Земли АН СССР – оценку параметров взрыва Тунгусского космического тела по сейсмо– и барограммам 1908 года. Просить дирекцию института продолжить указанные работы и подготовить полученные данные для опубликования в научной периодике в возможно более короткий срок.

2. Просить Институт гидродинамики и Институт теоретической и прикладной механики СО АН СССР, Институт математики им.Стеклова и Вычислительный центр АН СССР продолжить работу с целью уточнения основных параметров – высоты взрыва, наклона траектории, распределения энергии и др.

3. Считать целесообразным проведение специальных исследований по определению аэродинамических характеристик лесных массивов в районе Тунгусского вывала.

4. Отметить важный результат, полученный Комиссией по метеоритам и космической пыли СО АН СССР и Томским отделением ВГО – обнаружение в районе падения в торфяном горизонте 1908 года силикатных сферул, распределение которых приурочено к эпицентру взрыва и направлению траектории. Рекомендовать указанным организациям продолжить исследования морфологических, минералогических, физико-химических свойств обнаруженного вещества с целью идентификации его как космогенного материала. Рекомендовать продолжить отбор проб для получения характеристик территориального распределения сферул. Просить Институт геологии и геофизики СО АН СССР оказать необходимую помощь (методическую) работам, направленным на поиски вещества Тунгусского космического тела.

5. Отметить интересный результат, полученный Комиссией по метеоритам и космической пыли СО АН СССР совместно с Красноярским геологическим управлением – обнаружение аномалии ряда магнитных характеристик почв, связанных с эпицентром и траекторией Тунгусского метеорита. Рекомендовать продолжение исследований обнаруженных эффектов.

6. Для быстрейшего завершения исследований радиоактивности района падения Тунгусского метеорита поручить Комитету по метеоритам и Комиссии по метеоритам и космической пыли составить программу исследований на ближайшие 2-3 год; поручить Комиссии по метеоритам и космической пыли СО АН СССР организовать тщательный отбор проб и их обработку в лабораториях Института атомной энергии им.Курчатова, Института ядерной физики СО АН СССР, Института геохимии и аналитической химии им.Вернадского АН СССР и Волго-Уральского филиала ВНИИ геофизики Министерства геологии СССР – с целью определения современными методами содержания радиогенных изотопов с учетом их естественного и искусственного фона в торфах, почвах и других природных объектах.

7. Комитету по метеоритам АН СССР и Комиссии по метеоритам и космической пыли СО АН СССР продолжить начатую работу по подготовке решения об объявлении район Тунгусского вывала государственным заказником.

8. Считать перспективным сбор показаний очевидцев падения Тунгусского метеорита и рекомендовать Томскому отделению ВАГО продолжить работу в указанном направлении с целью уточнения радианта и атмосферной траектории Тунгусского космического тела.

9. Рекомендовать Институту прикладной геофизики АН СССР и Томскому отделению ВАГО продолжить работу по выяснению метеоусловий в июне 1908 года.

10. Просить Редакционно-издательский Совет Президиума СО АН СССР издать труды настоящего Совещания, а также рассмотреть вопрос о возможности издания периодического Бюллетеня Комиссии по метеоритам и космической пыли СО АН СССР.

11. Просить ЦВАГО, Комитет по метеоритам АН СССР, Комиссию по метеоритам и космической пыли СО АН СССР провести работу по популяризации итогов настоящего Совещания среди широких кругов научной общественности.

></emphasis>

Хочется в заключение подчеркнуть, что при всем различии взглядов и характеров, поведении и эмоций, все исследователи Тунгусского дива, в конечном счете, все-таки «работали на истину». Глубоко прав академик А.Д.Александров («Новый мир» №10, 1970), утверждающий, что «всякий принципиальный шаг науки представляется «безумным» с точки зрения установившихся представлений. На то он и принципиальный, преобразующий науку. Но всякий такой шаг – это шаг науки, подготовленный предшествующим ее развитием».

Мы оставляем читателя перед незавершенной, или лучше сказать, недорешенной загадкой. Тем интереснее. При современных темпах развития науки Тунгусская проблема будет окончательно дорешена, возможно, уже в ближайшее время и, как всегда бывает в науке, решенная проблема, вероятно, породит новые.

<p><strong>ПОСЛЕСЛОВИЕ, КОТОРОГО МОГЛО И НЕ БЫТЬ</strong>

Книга, чтение которой вы заканчиваете, должна была выйти в свет в Западно-Сибирском книжном издательстве. Об этом свидетельствовал договор, заключенный со мною 2 октября 1972 г. Кроме рукописи, в издательство были представлены две рецензии. В одной из них, принадлежащей заслуженному деятелю науки и техники РСФСР, доктору физико-математических наук, профессору М.М.Протодьяконову, в частности, говорилось:

«Автор собрал и проанализировал богатый и обширный документальный материал о Тунгусском явлении 1908 года. Это – многолетний серьезный труд автора. Книга убедительно обоснована. Она написана четким литературным языком, доходчиво и увлекательно. Следует ожидать, что эта книга по выходе ее в свет быстро завоюет популярность весьма широкого круга читателей как за рубежом, так и в СССР».

Другой рецензент из Института Атомной энергии им.Курчатова АН СССР, лауреат Ленинской премии, доктор технических наук Е.П.Кунегин подчеркнул, что «книга Ф.Ю.Зигеля представляет большой интерес для читателей, как специалистов в соответствующих отраслях науки, так и для интересующихся любителей».

Хотя этих двух авторитетных отзывов формально было вполне достаточно для публикации книги, я попросил Издательство направить мою рукопись на отзыв Комиссии по метеоритам и космической пыли Сибирского отделения Академии наук СССР, члены которой во главе с профессором Н.В.Васильевым провели большую и плодотворную работу по изучению Тунгусского дива.

Издательство удовлетворило мою просьбу и отзыв, весьма деловой и обстоятельный, был получен. Так как в нем изложена, по существу, точка зрения сибирских исследователей на Тунгусскую проблему, и потому он представляет для читателя несомненный интерес, я приведу его целиком: О Т З Ы В

<p>на рукопись книги Ф.Ю.Зигеля «Тунгусское диво» (11 а.л.)
<p>

Научно-популярной книги о Тунгусском метеорите, в которой бы просто, полно и доступно для широкого читателя излагалось состояние проблемы, в настоящее время нет. Однако и рецензируемая книга, будь она напечатана, не смогла бы заполнить этот пробел. Причина этого в следующем.

Автор книги – непримиримый противник метеоритной и кометной гипотезы, и столь же беззаветный сторонник гипотезы ядерной. В такой ситуации автору трудно, если не невозможно, быть вполне объективным и избежать тенденциозности. Хочет он этого или нет, но история исследований предстает в его изложении как борьба сторонников и противников «ядерной» гипотезы. А поскольку наиболее последовательно «ядерную» точку зрения проводил и проводит в своих исследованиях А.В.Золотов, то естественно, что он постепенно становится центральной фигурой повествования.

Но беда не в этом. Раз симпатии автора отданы безраздельно атомному – или термоядерному – взрыву на Тунгуске, то естественно, что все достижения или неудачи исследований в этом плане кажутся ему решающими. Ну что же, на то и наука. Борьба мнений, честные открытые дискуссии – это необходимое условие продвижения вперед человеческого познания. И в данном случае интересно последовательное изложение различных этапов исследования и разных аспектов явления под углом зрения атомного взрыва. И хорошо, что это изложение ведет «ядерщик».

Однако в таком случае автору не стоит облачаться в явно тесный ему костюм объективности (справедливости ради отметим, что если бы книгу написали наиболее непримиримые сторонники кометной гипотезы, то вряд ли они обошлись бы с ядерной гипотезой более терпимо). По-видимому, автору нужно было в самом начале, еще в аннотации, признать, что он п ы т а е т с я в меру своих сил быть объективным, но что все его симпатии принадлежат одной гипотезе, и поэтому он ей и уделяет основное внимание, затрагивая все остальные лишь постольку поскольку. Автор считает, что на Тунгуске в 1908 г. произошел совершенно необычный взрыв, и его цель – показать читателю это. Далеко не все, однако разделяют такую точку зрения.

Такая линия, будучи четко проведенной в самого начала, предохраняет читателя от убеждения, что перед ним – истина в последней инстанции. Толковое предисловие и комментарии (подстрочные либо в конце книги) непредубежденного научного редактора помогут читателю окончательно восстановить правильный баланс.

Кроме того, в таком варианте книгу можно было бы пустить, видимо, в печать с минимальными переделками, изменив лишь аннотацию, предисловие и устранив фактические ошибки в тексте (последних, вообще говоря, немало). Остановимся на некоторых из них, следуя порядку изложения, а не степени их значимости.

1. В аннотации. Учитывая изложенное выше о симпатиях автора, из аннотации следует неукоснительно убрать (либо переделать) фразу «…. В котором впервые в нашей литературе так полно представлены материалы…. и т.д.». На самом деле полно представлена лишь ядерная гипотеза. Под этим углом зрения следует посмотреть и на конец стр.6.

2. К стр.4. Оценка световой энергии дана таким образом, что приведен лишь заведомо крайний ее вариант.

3. К стр.6. Автор исповедует миф о «десятках гипотез» о природе Тунгусского метеорита. Не всякий вздор (например, луч лазера либо взрыв облака метана над Южным болотом) можно считать гипотезой.

4. К стр.10. Откуда взято, что Л.А.Кулик беседовал с машинистом поезда, остановленного 30 июня 1908 года? Кажется, этого не было.

5. К стр.10. В Томске полет болида никто не видел, показания о видимости его в Канске сомнительны.

6. К стр.12 и ниже. Не Ново-Карелинское, а Нижне-Карелинское.

7.      К стр.14. От Кежмы до эпицентра не 350, а примерно 200 км.

8. К стр.16. С.В.Обручев не «знаменитый академик» и не автор фантастических романов. Академик и автор книг В.А.Обручев, отец С.В.Обручева.

9. К стр.32. Опечатка. Вместо фамилии «Сытин» написано «Суслов».

10. К стр.75. Автор пишет, что «…. Флоренский изучил ямы, привлекшие в свое время внимание Леонида Алексеевича, и пришел к заключению, что «обследование не оставляет сомнения в карстовом происхождении этих воронок». Сказано поверхностно и неточно. Окончательно в природе этих воронок разобрались только в 1962 году, после исчерпывающих изысканий Ю.А.Львова и Н.И.Пьявченко, специалистов-геоботаников из Томского университета и Красноярского института леса СО АН СССР в 1960 и 1961 гг. Вопрос этот оказался совсем не столь простым, чтобы его можно было решать путем обычной рекогносцировки. В 1953 году Флоренский был на месте падения метеорита один, с проводником, и никаких решающих выводов, естественно, сделать не мог – для этого у него не было ни средств, ни сил. Кроме того, следует сопоставить это место с подлинным текстом заметки Флоренского – верно ли, что там употреблен термин «карст», и не «термокарст»? Флоренский – опытный геохимик, непонятно, как он мог допустить эту неточность в тексте. Нет ли здесь недоразумения?

11. К стр.78. Автор утверждает, что в 19658 году экспедиция Флоренского «тщательно обследовала Южное болото». В составе экспедиции 1958 г. болотоведов не было. Поэтому их работа по этой части носила рекогносцировочный характер, как и вся экспедиция в целом. Как уже говорилось, эти исследования были выполнены двумя-тремя годами позднее – группой Ю.А.Львова в составе экспедиции, руководимой К.П.Флоренским в 1961 г.

12. К стр.79. Без комментариев дается выдержка из заметки Е.Л.Кринова, характеризующая работу экспедиции 1958 г. в несколько гиперболизированных тонах.

13. К стр.86. Нам не известно, чтобы экспедиция КМЕТ АН СССР в 1958 году ставила какие-либо исследования радиоактивности на месте падения. Зная резко отрицательное отношение руководства КМЕТ АН СССР к этому направлению полевых работ, думаем, что эта информация является недостоверной. Автор злоупотребляет цитированием собственных работ, нельзя делать цитаты длиной в 5 и даже (ниже) в 11 стр. машинописи.

14. К стр.89. Поперечник Южного болота не 15 км, а 1,5-2,0 км, вдоль – километров 7.

15. К стр.90. «Б.Вронский забывает, что энергия взрыва в Тунгусской тайге была в сотни раз меньше, чем энергия взрыва термоядерной (а не атомной) бомбы». Это недоразумение. Энергия Тунгусского метеорита была 10-40 мегатонн, а это энергия взрыва весьма крупной термоядерной бомбы.

16. К стр.91. Говоря о «молодежном» составе экспедиции 1959-1960 гг., хотелось бы, чтобы автор акт-то подчеркнул, что речь идет о событиях более чем 15-летнй давности. За 15 лет, к сожалению, люди молодые стали не совсем молодыми, а немолодые успели состариться. Подано же это в таком ключе, что перед взором читателя предстают некие «юноши бледные со взором горящим». В отношении Г.Ф.Плеханова – по профессии он не только врач, но и инженер-радиофизик (закончил Томский политехнический и Томский медицинский институты). В настоящее время – заведующий лабораторией в Сибирском физико-техническом институте. Создается впечатление, что автор не случайно подчеркивает «биологическое естество» руководителей Томской группой (подсказывая читателю мысль об отсутствии у них профессиональной подготовки) в противовес А.В.Золотову, этим качеством обладающим. В отношении Г.Ф.Плеханова это необходимо исправить.

17. К той же странице. Группа Кошелева в 1959 г. в районе падения не работала. Участвовала в работах 1960 г., входя на кооперативных началах в состав КСЭ. После 1960 г. от работы полностью отошла.

18. К стр.94 и 95. Цитируемое заключение А.В.Золотова никак не комментировано. Между тем, на обоснованности его и сам А.В.Золотов в дальнейшем никак и нигде не настаивал. Оно носило чисто интуитивный характер и крайне слабо (если не сказать большего) подкреплялось фактами.

19. К стр. 98. Справедливости ради следует сказать, что отношение 9-й Метеоритной конференции к экспедиции на общественных началах далеко не было безоговорочно отрицательным. КСЭ, например, оно помогло добиться финансирования продолжения работ через СО АН СССР и преобразоваться в дальнейшем в Комиссию по метеоритам и космической пыли СО АН СССР.

20. К стр.108-112. Фактически ничего не было сказано об экспедиции СО АН СССР 1960 года (начальник – Г.Ф.Плеханов). Между тем, именно в 1960 г. были заложены основы инструментальной съемки района повала леса, систематическому изучению биологических последствий, впервые проведено с участием специалистов-болотоведов обследование болот района и дано заключение об их естественном происхождении, осуществлен широкий комплекс радиометрических работ. В отношении экспедиции 1961 г. подробно разобрано лишь наиболее спорное направление исследований – поиски метеорной пыли в почвах района. О других направлениях ее деятельности – съемки района разрушений (составление векторной карты повала), положенной в основу всех дальнейших работ по физике взрыва (включая и работы А.В.Золотова), выявлении следов лучистого ожога (Г.М.Зенкин и А.В.Ильин), пожароведческих работах Н.И.Курбаского, исследованию биологических последствий (Г.Драпкина, В.Бережной, А.Н.Ерохина) и т.д. или не сказано ничего, или говорится скороговоркой. Между тем, это была самая крупная и самая результативная экспедиция КМЕТ АН СССР за всю историю Тунгусской проблемы и значение ее в истории Тунгусского метеорит исключительно велико. Она по-настоящему провела обследование всего района комплексно и всесторонне. Достаточно вспомнить, что в ее работах принимали участие представители 14 специальностей, работавшие в поле около 4 месяцев (общая численность экспедиции – около 80 человек).

21. К стр.112. В 1962 г. наша группа с К.П.Флоренским не работала. Это единственный год, когда КСЭ не посылал полевых отрядов на Тунгуску.

22. К стр.119. Следует внести существенные поправки в рассуждения автора о «светлых ночах». В эпицентре и широте Тунгусской катастрофы их, естественно, никто не наблюдал, потому что наблюдать их там было некому. Кроме того, в это время на Подкаменной Тунгуске бывает пора летних белых ночей. В Красноярске же и Енисейске «светлые ночи» достоверно были. Западная граница световых аномалий пока не установлена. Розыски судовых журналов того времени как следует, к сожалению, до сих пор не проведены, и это предстоит сделать.

23. К стр.120. Неверно, что при прохождении Земли через хвосты комет не наблюдается световых явлений. Подробнее об этом см.книгу Н.В.Васильева с соавт. «Ночные светящиеся облака и оптические явления, связанные с падением Тунгусского метеорита», изд. «Наука», 1965.

24. К стр.122. Рассуждения автора о фоне выпадения космической пыли сугубо субъективны. С очень большой натяжкой они могут быть отнесены к поискам космического вещества в нестратифируемых объектах (почва). К поискам этого материала в стратифируемых объектах они неприменимы (торф, лед). Впрочем, это место отражает субъективную точку зрения автора, и заставлять его перейти на противоположную было бы несправедливо и нереально. Если в предисловии автор поставит точки над «и» в отношении своего «кредо», это место можно оставить в той форме, в какой оно представлено.

25. К стр.123. при = 0,8х10-3 г/см3 и = 30 км/сек = 7х106 кг/см2. В тексте же приведено иное значение.

26.    К стр.125. Нельзя растягивать цитаты на 11 стр. машинописи.

27.    К стр.127. Снова о фоне космической пыли. См.выше п.24.

28. К стр. 128 и смежным. Ничего не говорится о таком фундаментальном событии в истории Тунгусского метеорита, как установление его траектории. Объективность требует указать роль, которую сыграли при этом опросы энтузиаста-любителя, преподавателя математики в Вановаре В.Г.Коненкина.

0|1|2|3|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua