Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Феликс Зигель Тунгусское диво: история одого неоконченного расследования

0|1|2|3|

Установлено, что при соприкосновении вещества с антивеществом должна выделяться огромная энергия.

Неужели мы никогда до сих пор не встречались с антивеществом? Так ли это?

Мы знаем, что между Марсом и Юпитером существует пояс астероидов, мелких планет, возможно, осколков когда-то существовавшей планеты Фаэтон. Какая сила уничтожила эту планету? Быть может, столкновение с большой глыбой антивещества?

А привычные падающие звезды, которыми мы порой любуемся? Во всех ли случаях мы здесь имеем дело со сгоранием в атмосфере метеоритов? Быть может, иной раз это крохотные частички антивещества достигли нашей Земли и, соприкасаясь с нашим веществом, аннигилируются, вызывая потоки атомных осколков, которые мы на Земле иной раз принимаем все за те же космические лучи?…

Не антивещество ли, пробившееся через земную атмосферу, взорвалось над Тунгусской тайгой, взаимодействуя с нашим земным веществом?

Думая об антивеществе, я отнюдь не отказываюсь от своей гипотезы о взрыве космического корабля. Вовсе нет!

Из антивещества могли состоять и неведомый межпланетный корабль с чужой звезды, и сами звездные пришельцы…

Они могли и не знать, что все здесь, на Земле, и воздух ее, и твердь, и растения, и разумные существа – земляне – все состоит из вещества, противоположного их веществу. Взрыв произошел раньше, чем состоялось первое рукопожатие между разумными существами различных миров, которое – увы! – в этом случае тоже привело бы к аннигиляции, к взрыву…

Но был ли корабль то или просто кусок антивещества, был ли это метеорит с неведомыми свойствами, взрыв которого не подчиняется обычным законам – это еще надо установить.

А вот что ответил А.П.Казанцеву на страницах того же «Юного техника» (№ 3, 1959 г.) участник экспедиции Флоренского геолог Борис Иванович Вронский:

«В качестве неопровержимых доводов, исключающих метеоритный характер явления, Казанцев выдвигает следующие положения:

а) отсутствие метеорита и его осколков как на поверхности, так и на глубине;

б) отсутствие кратера, который обязательно должен был бы быть при ударе о землю метеорита, обладавшего, как подсчитали астрономы, массой в миллион тонн и космической скоростью порядка 30-60 км/сек;

в) уцелевший в центре катастрофы лес с обломанными сучьями и ожогами в местах излома;

г) странные лучи, пробивавшие ночью толщу туч, отмеченные академиком Полкановым;

д) огненный столб с черным дымом, упершийся в безоблачное небо и расплывшийся там черным грибом.

Далее Казанцев делает ссылку на железный Аризонский метеорит, образовавший при падении на Землю огромный кратер диаметром в 1200 м и глубиной в 170 м, и задает вопрос: «А где Тунгусский метеорит? Или он подчиняется другим законам? Ведь магнитные приборы Кулика не обнаружили его в глубине, осколков в тайге не было, а найденные крупицы не объясняют, куда девалась основная масса».

Науке известно, что метеориты бывают не только железные, но и железно-каменные, но такие каменные, содержащие небольшое количество рассеянного в их массе никелевого железа. Тунгусский метеорит, во-видимому, относится к этому последнему типу.

Мы хорошо знаем, что даже железные метеориты вследствие колоссальных напряжений, возникающих в их массе при внедрении в земную атмосферу, распадаются на отдельные обломки. Так было, например, с Сихотэ-Алиньским железным метеоритом. Вес наиболее крупного из его обломков не достигал 2 т. Обломки весом свыше 100 кг исчислялись единицами, основная же масса метеорита была представлена мелочью.

Что касается каменных метеоритов, то они вследствие своей хрупкости должны более легко распадаться на многочисленные мелкие обломки, подвергаясь последующему дроблению при ударе о землю.

Обломки каменных метеоритов при поисках не так бросаются в глаза, как резко отличные от окружающих пород осколки железных метеоритов. Поэтому выявление обломков каменных метеоритов, тем более в густых лесах и заболоченной местности с мощным торфяным и моховым покровом, представляет исключительные трудности и даже при систематических детальных поисках будет заключать в себе значительный элемент случайности.

Могли ли дать что-либо магнитные исследования Кулика? Конечно, не могли. Количество никелевого железа в каменных метеоритах настолько незначительно, что они не могут быть обнаружены методом магнитных исследований. Даже если бы метеорит был железным, магнитометрические исследования могли и не дать положительных результатов, так как в районе падения широко встречаются богатые магнетитом основные извержения породы – траппы. В ряде мест магнетита так много, что около выходов этих пород стрелка компаса может беспорядочно метаться и даже показывать обратное направление…

Казанцев считает, что наличие в центре катастрофы уцелевшего на корню леса прекрасно объясняется взрывом ядерного горючего погибшего межпланетного корабля, причем взрывом, произошедшим в воздухе на высоте 200-300 м над земной поверхностью.

Послушаем, что говорят о наземном ядерном взрыве такие авторитеты, как Дж.Бернал, Дж.Хемфри и другие английские физики, которые на опыте хорошо знакомы с этими явлениями:

«Если ядерная бомба взрывается на небольшой высоте, то образующаяся масса горячих газов, или другими словами, огненный шар диаметром около 5 км, может коснуться земли. При прикосновении его с землей, благодаря чрезвычайно высокой температуре образуется огромный кратер и испаряется около 10-100 млн тонн земли и горных пород, которые и уносятся в виде сильно радиоактивного облака».

Не правда ли, получается картина, несколько отличающаяся от той, которую рисует Казанцев: «Взрывная волна ринулась сверху вниз, и деревья, которые стояли под местом взрыва, уцелели, потеряв лишь вершины и сучья»?

НЕРАЗГАДАННАЯ ТАЙНА

Результаты экспедиции К.П.Флоренского многое прояснили, но не решили основного вопроса – что же взорвалось в воздухе над Тунгусской тайгой? Судя по высказываниям В.И.Вронского, все члены экспедиции твердо придерживались «метеоритной» гипотезы. Но тогда возникали новые вопросы. Некоторые из них я и поставил в своей статье «Неразгаданная тайна» («Знание – сила», № 6, 1959 г.), где писал о том, что с точки зрения современной теории метеоритных явлений взрыв метеорита в воздухе без удара о землю трудно объясним. Многие метеориты уступали сопротивлению атмосферы, они распадаются, разваливаются в воздухе на части (что произошло, например, с Сихотэ-Алиньским метеоритом). Но этот распад не имеет ничего общего со взрывом и, конечно, не сопровождается выделением сколь либо значительного количества энергии.

Картину Тунгусской катастрофы нельзя объяснить действием только баллистической волны. По направлению полета космического тела вывал леса может быть объяснен взаимодействием баллистической волны (дающей конусообразный вывал) и взрывной волны (дающий радиальный вывал).

Нельзя считать, что Тунгусский метеорит, подобно метеорным телам, полностью распылился в атмосфере. Для этого масса его слишком велика, и кроме того, факты говорят о том, что частичный распад космического тела завершился взрывом.

Таким образом, современная теория метеоритных явлений пока не может объяснить, чем же именно вызван необычайно мощный взрыв метеорита в воздухе. Далее в статье говорилось:

«В настоящее время (хочется этого кому-нибудь или не хочется) гипотеза А.П.Казанцева является единственной правдоподобной, объясняющей отсутствие метеоритного кратера и взрыв космического тела в воздухе.

Гипотеза А.П.Казанцева с принципиальной стороны не может вызвать возражений, межпланетные перелеты ныне уже не фантазия, а реальность. Но если земное человечество перешло к эре межпланетных перелетов и в будущем предполагает создать фотонные ракеты для преодоления межзвездных пространств, то логично ли считать эти успехи науки и техники исключительной привилегией обитателей Земли? Наоборот, вполне естественно думать, что и многие из других «человечеств» доросли до уровня космических полетов, и прилет их представителей на Землю не менее возможен и естественен, чем полет людей на другие небесные тела.

Поэтому идея А.П.Казанцева в основе своей может считаться вполне научной гипотезой. Это очевидно для всех тех, кто уверен в существовании внеземных «человечеств» и считает космические полеты явлением научным и техническим».

Действительно, история науки заставляет нас с большой осторожностью высказывать категорические суждения о «научности» или «ненаучности» различных гипотез. До начала прошлого века гипотеза о космическом происхождении метеоритов считалась антинаучным вымыслом. Такие выдающиеся ученые, как Лавуазье и Бертолле, презрительно отвергали эту гипотезу. Работы основателя метеоритики Э.Ф.Хладного объявлялись «глупостью, не заслуживающей даже опровержения».

С другой стороны, общеизвестно, что иногда (и нередко) новые и весьма ценные для науки иди высказывались не учеными, а писателями-фантастами (например, Жюлем Верном или Александром Беляевым). Поэтому я был убежден, что взгляды писателя и инженера А.П.Казанцева, которые он защищает как научную гипотезу, следует терпеливо и объективно рассмотреть по существу.

Трудно согласиться с К.П.Флоренским и в том, что картину вывала леса можно объяснить только баллистической волной. Последняя дала бы конусообразный вывал леса, тогда как существующий вывал леса есть результат действия и баллистической и взрывной волны. Факт же взрыва не вызывает никаких сомнений.

Не выдерживало критики и предположение К.П.Флоренского о том, что куски метеорита «с небольшой скоростью» упали где-то в районе Южного болота. Произошел ли наземный взрыв или взрыв метеорита в воздухе, энергия взрыва (1022 – 1023 эрг, по оценке И.С.Астаповича) вполне достаточна для обращения в газ почти всей массы метеорита, причем оставшиеся осколки должны были попасть в почву только в районе взрыва, т.е. где-то в Южном болоте или в ближайших окрестностях.

Кроме того, если бы метеорит под действием сопротивления атмосферы распался в воздухе на части, то упавшие осколки расположились бы на площади, имеющей эллиптическую форму («эллипс рассеяния»), причем самые крупные из них должны были сконцентрироваться около крайней (по направлению движения) вершины эллипса, т.е. где-то к северо-западу от Южного болота. На самом деле этого нет. Следовательно, эллиптический вывал леса, о котором писал К.П.Флоренский, не есть выражение «эллипса рассеяния», а результат взаимодействия баллистической и взрывной волн.

В статье К.П.Флоренского высказывалась интересная идея о том, что взрыв метеорита в воздухе мог произойти « в результате разогрева и смешения его вещества с кислородом», в особенности, если Тунгусский метеорит был ядром небольшой кометы.

В этом направлении мне представлялось целесообразным провести исследования, которые подтвердили бы (или опровергли) пока что ничем не обоснованную гипотезу К.П.Флоренского.

Трудности в ее обосновании были немалые. До сих пор ни один из известных нам метеоритов при соединении с кислородом воздуха не взрывался, а «сгорал», постепенно выделяя сравнительно небольшое количество энергии. Взрыв мог бы, пожалуй, произойти в том случае, если бы метеорит имел ячеистую структуру, и выделяющиеся от нагревания в этих многочисленных внутренних ячейках газы разорвали бы метеорит. Однако неясно, существуют ли такие «ячеистые» метеориты, и могло ли при таком взрыве выделиться то колоссальное количество энергии, о котором свидетельствует картина Тунгусского взрыва. Ведь известно, что метеориты прогреваются только с поверхности, а их внутренние части остаются холодными. Нагрев же тонких поверхностных слоев метеорита при любой его структуре, очевидно, никогда не приведет к взрыву.

По мнению В.Вронского, 30 июня 1908 года в земную атмосферу влетел огромный каменный метеорит с небольшой примесью никелевого железа. Под действием сопротивления атмосферы метеорит распался на множество осколков, которые упали на поверхность Земли и затерялись в лесистой, заболоченной местности. Так как осколки по массе были сравнительно небольшими, они и не смогли образовать один огромный кратер, тогда как мелкие воронки просто пока еще не найдены.

Хотя в начале своей статьи В.Вронский упрекал Л.А.Кулика в упрямстве и предубежденности, его объяснение, по существу, ничем не отличается от гипотезы Л.А.Кулика. И он, как в свое время Кулик, полагал, что Тунгусский метеорит выпал на Землю не единым телом, а метеоритным дождем. К сожалению, с таким объяснением трудно согласиться.

Замечено, что чем меньше осколков, тем на большую площадь они выпадают. И наоборот, метеорит, распавшийся на множество осколков, дает весьма небольшой «эллипс рассеяния», то есть падает, так сказать, сконцентрированно.

Если Тунгусский метеорит распался на множество осколков, то они должны были упасть на Землю в районе Южного болота, наибольший поперечник которого близок к 7 км. При этом, однако, сверхмощного взрыва, который наблюдался, произойти не могло. Только когда в землю с космической скоростью врезается единая монолитная масса весом в десятки или сотни тысяч тонн, происходит сильнейший взрыв. Та же масса, распыленная на множество осколков, такого эффекта не дает. Сопротивление воздуха сильно затормозит мелкие осколки, тогда как исполинские метеориты пробивают атмосферу, почти не теряя первоначальной скорости.

Таким образом, гипотеза В.Вронского не объясняла, почему же произошел мощный взрыв, не уступающий атомному, и почему в районе Южного болота не найдено ни одного осколка Тунгусского метеорита.

Если же допустить, что число осколков Тунгусского метеорита было невелико, тогда они действительно могли рассеяться на значительной площади. Но в этом случае непонятно, почему же крупные осколки весом в тысячи и даже десятки тысяч тонн при ударе о Землю не образовали весьма заметные кратеры в районе Южного болота, где произошел взрыв, или в другом месте. Кстати сказать, все очевидцы катастрофы описывают не несколько взрывов, а один взрыв, причем все они единодушно указывают, что этот взрыв произошел именно в районе Южного болота.

«Таким образом, – писал я в заключение своей статьи, – приходится признать, что Тунгусская катастрофа поныне остается загадочной».

<p>ПО ТРОПЕ КУЛИКА ИДЕТ МОЛОДЕЖЬ

Летом 1959 года в истории изучения Тунгусского дива произошло небывалое: на место загадочной катастрофы отправились самодеятельные молодежные экспедиции. Вдохновляемые романтикой научного поиска, стремлением разгадать, наконец, полувековую загадку, молодые энтузиасты на собственные средства, без санкций официальных учреждений, ринулись в Тунгусскую тайгу.

По тропе Кулика прошли молодые ученые, инженеры, студенты из Томска, Новосибирска, Москвы, Октябрьского и других городов страны. Они провели исследование места катастрофы двумя группами. Одну из них из 12 участников, назвавшую себя Комплексной самодеятельной экспедицией (КСЭ), возглавил Геннадий Федорович Плеханов (инженер-радиофизик и врач, ныне заведующий лабораторией в Сибирском физико-техническом институте) и Николай Владимирович Васильев (ныне профессор Томского медицинского института). Вторая группа из города Октябрьский (Башкирия) состояла всего из двух человек – инженера Золотова и его помощника Дядькина.

Флоренский и руководство КМЕТ считало, что для повторной экспедиции время еще не наступило. Однако В.И.Вронский, К.Д.Янковский (один из участников экспедиции Кулика) и студент Петров В. на свой страх и риск «сколотили» еще одну, правда, не молодежную самодеятельную экспедицию, программа которой была согласована с Комитетом по метеоритам.

О том, что вдохновило их на работу в Тунгусской тайге, они рассказывают так:

«Летом 1959 года в районе падения метеорита побывала экспедиция научных работников и студентов ряда городов Сибири, ставившая своею целью проверку предположения о ядерной природе Тунгусского взрыва.

……. С принципиальной стороны, гипотеза А.П.Казанцева, как об этом писал в свое время доцент Зигель, не может вызвать возражений, хотя вероятность вступления разумной жизни других миров в контакт с населением Земли очень мала.

Доцент Зигель весьма резонно говорит о том, что гипотеза, объясняющая Тунгусскую катастрофу ядерным взрывом, охватывает и объясняет наибольшее число связанных с падением Тунгусского метеорита явлений. Казалось бы, именно поэтому она заслужила детальной научной проверки. Этого, однако, не случилось. С момента своего рождения гипотеза стала объектом чрезвычайно резкой и не всегда доказательной критики.

Основной задачей организованной нами экспедиции являлась инструментальная проверка ядерной природы Тунгусской катастрофы 1908 года».

В отчете об экспедиции 1959 года А.В.Золотов прямо говорит, что «поводом для этой поездки является предположение А.П.Казанцева о взрыве космического атомного корабля в Тунгусской тайге».

А вот как результаты самодеятельных экспедиций 1959 года обобщили их руководители Г.Ф.Плеханов и Н.В.Васильев и В.А.Кошелев (журнал «Наука и жизнь» № 5, 1961 г.):

«Полевые и лабораторные исследования показали, что в почвах, расположенных в центре падения небесного тела, аномальных отклонений от среднего уровня радиоактивности не наблюдается. Нет их и в пробах почв, взятых из-под изб Кулика.

Ценные данные получены экспедицией при обработке материалов, любезно предоставленных нам более чем 140 обсерваториями мира. В частности, установлено, что 30 июня 1908 года, непосредственно после катастрофы, Иркутская обсерватория отметила изменение магнитного поля, аналогичное тому, которое наблюдалось в 1958 году на Тихом океане после американских высотных ядерных взрывов.

Особое место в исследованиях занимает знаменитая «белая ночь» 30 июня 1908 года. До последнего времени ее объясняли распылением в атмосфере метеоритного вещества. Известно, что именно эта «белая ночь» используется сейчас в качестве одного из основных аргументов в пользу кометной природы Тунгусского метеорита. Участники Тунгусского комплексного отряда располагают уже сейчас документальными материалами, позволяющими утверждать, что эта необычайная «светлая ночь» была не началом, а кульминационным моментом аномальных оптических явлений, начавшихся, по крайней мере, за 3-4 дня до катастрофы.

Естественно, что исследования далеки еще от своего завершения.

Однако имеющиеся данные не противоречат выводам, сделанным сторонниками «ядерной» гипотезы. Но это не означает также, что природа тунгусской катастрофы не может быть объяснена и с позиций «кометной» гипотезы. Время покажет, какая из них ближе к истине».

А вот заключение Алексея Васильевича Золотова, взятое из его рукописного отчета об экспедиции 1959 года:

«Вся работа нашей кратковременной и малочисленной экспедиции от начала до конца целиком была направлена на решение главного вопроса при современном состоянии изучения Тунгусской проблемы – определение характера Тунгусского взрыва: ядерный или не ядерный. В данном отчете делается вывод о ядерном характере Тунгусского взрыва.

В результате исследования фактического материала из района Тунгусской катастрофы обнаружились 3 независимых и достаточных признака ядерного характера Тунгусского взрыва.

1. Явление лучистого ожога деревьев в районе взрыва.

2. Наведенная активность углерода древесины «телеграфного леса», облученного потоком нейтронов во время взрыва.

3. Зараженность местности и древесины растущих Тунгусских деревьев радиоактивными осадками, отнесенными к 1908 году.

Отсюда следует, что ядерный характер Тунгусского взрыва можно считать достаточно обоснованным и доказанным фактом.

Кроме того, в отчете дана оценка по порядку величины почти всех основных параметров взрыва: температура взрыва, полная энергия и световая энергия взрыва, концентрация энергии (тепловой эффект взрывчатого превращения), высота взрыва, и даже удалось выяснить, что при взрыве имело место деление урана или трансурановых элементов.

Особенно интересным и убедительным, на наш взгляд, является график зависимости температуры взрыва от концентрации энергии взрывчатого превращения, который показывает, что различные типы взрывов существенно, на несколько порядков, отличаются друг от друга по своим параметрам.

Отсюда следует, что ошибка расчетов, приведенных в отчете, даже на порядок величины не меняет существа дела, и выводы остаются справедливыми. Поэтому можно уверенно сказать, что по порядку величины параметры Тунгусского взрыва имеют следующие значения:

1.      Температура взрыва – несколько десятков млн. градусов.

2.      Количество вещества, прореагировавшего при взрыве – несколько сот килограмм.

3.      Высота взрыва – несколько километров (но не менее 5 км).

4.      Мощность взрыва – несколько (7-10) мегатонн тротила.

5.      В ядерном превращении взрыва имело место деление урана или трансурановых элементов.

Дальнейшей главной задачей исследования Тунгусской проблемы является определение природы космического тела – естественный или искусственный».

Эта цитата из отчета А.В.Золотова о его первой экспедиции обращает на себя внимание категоричностью выводов, отнюдь не соответствующей их обоснованности. Все оказалось гораздо сложнее, чем представлялось поначалу, и ядерный характер Тунгусского взрыва до сих пор окончательно не установлен. В этом первом отчете А.В.Золотова интуиция, подогреваемая энтузиазмом, явно преобладала над доказательностью

В июне 1960 года в Киеве состоялась очередная 9-я Метеоритная конференция. В ней участвовали и представители самодеятельных экспедиций.

В.И.Вронский вспоминает:

«На конференции мы познакомились с Золотовым. Веселый и остроумный, он производил впечатление хорошего, славного человека, общительного и добродушного. Однако, когда речь заходила о Тунгусском метеорите, он сразу превращался в фанатика, уверенного в непогрешимости своих взглядов. Спорить с ним было трудно. Он прекрасно владел методом математического анализа и немедленно переключался на язык сложных формул. Однако ведь в свое время академик Крылов сказал, что математика – это своеобразная мельница: какое зерно в нее положишь, такую муку и получишь. Золотов принял на веру ряд постулатов и, тенденциозно подбирая факты, старается доказать, умело используя находящуюся в его руках математическую «мельницу», нужные ему положения.

На конференции его выступление успеха не имело. Следует отметить, что по отношению к нему не было проявлено должного такта: ему мешали говорить, прерывали насмешливыми репликами и категорически отказались продлить время выступления».

В докладе «О природе Тунгусского метеорита» академик В.Г.Фесенков заявил следующее:

«Тунгусское явление 1908 года представляло собой падение на землю какого-то космического тела. Было бы нелепо считать это явление радиоактивным взрывом космического корабля с другой планеты при неудачной попытке его приземления. Подобная версия, к сожалению, возникшая в Советском Союзе и обошедшая многие страны, нелепа вдвойне не только потому, что она совершенно расходится с общепризнанными фактическими данными, но и потому, что она неизбежно предполагает наличие высокоорганизованной жизни на других планетах Солнечной системы, прежде всего, очевидно, на Марсе. Между тем, достоверно известно, что высокоорганизованной жизни в виде высших растений и животных, а тем более мыслящих существ, нигде на планетах Солнечной системы нет, за исключением нашей Земли. Утверждать обратное, значит, идти против научной очевидности, поэтому нет надобности больше останавливаться на фантастической интерпретации Тунгусского явления. Нет сомнения, что здесь было падение обычного космического тела.

Среди естественных небесных тел только метеориты и кометы могут сталкиваться с Землей. Метеоритная гипотеза не подтвердилась. Что касается комет, то по словам Фесенкова, «кометы должны сталкиваться с Землей не менее часто, чем крупные кратерообразующие метеориты, но их падение не оставляет следов, которые могли бы сохраниться на долгое время. Примером может служить произошедшее на нашей памяти 30 июня 1908 года падение кометы в районе Вановары, в Центральной Сибири, которое сначала ошибочно приписано обычному метеориту». И если Тунгусский метеорит «не был обычным метеоритом, он мог быть только кометой», причем эта новая гипотеза, по его мнению, «уже не может вызывать никаких сомнений».

В резолюции конференции, как окончательный вывод, подчеркнуто, что «взрыв Тунгусского тела произошел на некоторой высоте над поверхностью Земли. Наиболее вероятной признана гипотеза о кометной природе Тунгусского метеорита». Что же касается самодеятельных экспедиций, то о них сказано так:

«Следует иметь в виду, что массовое проникновение стихийных неорганизованных групп в район падения может нанести непоправимый вред дальнейшему изучению обстоятельств этого явления. Поэтому необходимо просить Президиум Академии наук СССР войти в Правительство с ходатайством об объявлении района падения Тунгусского метеорита заказником. До этого времени Комитету по метеоритам АСССР обратиться в Президиум Совета федерации туризма СССР с просьбой не разрешать туристских маршрутов по этому району без санкций КМЕТ»,

Справедливости ради следует отметить, однако, что отношение 9-й Метеоритной конференции к экспедициям на общественных началах все же не было безоговорочно отрицательным.

В дальнейшем КМЕТ, например, помог финансированием КСЭ через СО АН СССР, при его содействии создана впоследствии Комиссия по метеоритам и космической пыли СО АН СССР, сотрудниками которой стали, главным образом, участники КСЭ.

В резолюции конференции особо отмечено, что:

«Группа Золотова показала пример исключительно легкомысленного отношения к сбору материалов и их интерпретации. В результате кратковременного посещения района был представлен объемистый отчет (116 стр.), содержащий ряд домыслов и показывающий полную некомпетентность в решении поставленных вопросов, а также отсутствие у авторов элементарных представлений о сущности изучаемых явлений…

… Конференция считает, что распространение в нашей печати фантастических взглядов писателя Казанцева о том, что над Тунгусской тайгой в 1908 г. произошло не падение метеорита, а атомный взрыв межпланетного корабля, представляет собой пример легкомысленной погони за лженаучной сенсацией и наносит большой вред распространению научных знаний в нашей стране. Особенный вред представляют попытки некоторых литераторов преподносить эти взгляды как «научную гипотезу» и чуть ли не последнее слово науки в этом вопросе.

9-я Метеоритная конференция поддерживает резолюцию 3-го съезда Всесоюзного астрономо-геодезического общества, осуждающего распространение в советской печати этой и подобных ей лженаучных «гипотез».

ДВА ПОДХОДА К ПРОБЛЕМЕ

Не все ученые отнеслись к работам А.В.Золотова так же пренебрежительно, как авторы резолюции 9-й Метеоритной конференции.

В начале 1960 г. Золотова пригласил к себе известный советский физик академик Михаил Александрович Леонтович. Он заинтересовался проблемой Тунгусского дива и захотел лично убедиться в том, что аргументы защитников гипотезы об атомном взрыве над Тунгусской тайгой достаточно весомы.

Разумеется, ни в какой визит инопланетян академик Леонтович не верил. Его интересовало другое – не было ли Тунгусское тело куском антивещества, «антиметеоритом»?

В окружающем нас мире каждой элементарной частице соответствует античастица, например, протону – антипротон, электрону – позитрон. Логично предположить, что где-то во Вселенной могут быть не только куски из антивещества, но и огромные космические тела такого же необычного состава. Теоретические представления современной физики не противоречат гипотезе об антителах и даже антимирах.

Иное дело – экспериментальное подтверждение этой гипотезы. Пока же в космосе обнаружены лишь некоторые античастицы. Не исключено, однако, что в нем странствуют и антиметеориты. Если такой «странник» столкнется с Землей, произойдет мощнейший взрыв. Вещество и антивещество аннигилируют, то есть, взаимодействуя, полностью превратятся в излучение. Выход энергии при этом получится максимальным, а взрыв – атомным, или, точнее, ядерным. Не исключено, что аннигиляция полностью произойдет в атмосфере Земли. Тогда, не долетев до ее поверхности, антиметеорит взорвется в воздухе, как термоядерная, а лучше сказать, аннигиляционная бомба. Вся эта теоретически легко представляемая картина, с первого взгляда, очень похожа на Тунгусский взрыв.

Вот почему М.А.Леонтович, а за ним и другие крупные советские физики, заинтересовались Тунгусской проблемой. Не поиски остатков космического корабля (им это казалось нелепым), а опытная проверка гипотезы об антивеществе – вот что привлекало их к работам Золотова.

Гипотеза об антивещественной природе Тунгусского метеорит был впервые выдвинута еще в 1941 году американским физиком Л.Ла-Пазом в статьях «Метеоритные кратеры и гипотеза о существовании метеоритов из антивещества» и «Метеориты из антиматерии». В 1958 году на заседании Британского общества с поддержкой гипотезы Ла-Паза выступил известный английский астрофизик Бонди. Эти работы зарубежных ученых стали известными и советским физикам.

По инициативе академика М.А.Леонтовича в январе 1960 года А.В.Золотов выступил на совещании в физико-математическом отделении Академии Наук СССР. Вот протокол этого заседания:

«Совещание считает, что сам по себе метод анализа радиоактивности годовых колец деревьев заслуживает серьезного внимания, т.к. дает возможность определять временное распределение радиоактивных загрязнений почвы.

Учитывая большой научный интерес к проблеме Тунгусского метеорита, совещание одобряет инициативу т.т. Золотова А.В. и Дядькина И.Г. и считает целесообразным:

А) просить Министерство геологии поддержать эту инициативу, и учитывая проделанную работу, продолжить ее официальным путем в системе ВНИИГеофизики;

Б) просить Отделение физико-математических наук АН СССР оказать материальную и техническую поддержку этим работам».

На основании принятого решения академик Л.А.Арцимович в июле 1960 года обратился к министру геологии СССР П.А.Антропову со следующим письмом:

«Летом 1959 года группа сотрудников Волго-Уральского филиала ВНИИГеофизики в составе т.т. Золотова А.В. и Дядькина И.Г. по собственной инициативе провела ряд исследований в районе падения Тунгусского метеорита. По нашему мнению, полученные группой результаты представляют определенный научный интерес. В ходе работы т.т. Золотовым А.В. и Дядькиным И.Г. был предложен и применен метод анализа радиоактивности отдельных годовых колец прироста деревьев, дающий возможность изучать распределение во времени радиоактивных загрязнений почвы. Однако объем проведенных исследований не дает возможности сделать однозначное заключение о природе метеорита. Считая весьма целесообразным продолжение таких исследований, прошу Вас дать указание дирекции ВНИИГеофизики включить в тематический план сравнительное исследование образцов почвы и растений из районов Урала, Сибири, Дальнего Востока и района Тунгусской катастрофы 1908 года.

Со своей стороны Академия наук СССР поддерживает проведение этих работ материальными и техническими средствами».

Особенно большой интерес к работам А.В.Золотова проявил безвременно скончавшийся в июле 1968 года крупнейший советский физик, вице-президент Академии наук СССР, академик Борис Павлович Константинов.

В течение 10 лет Борис Павлович был директором физико-технического института имени А.Ф.Иоффе. С его деятельностью связаны большие достижения института в области физики твердого тела, плазмы, ядерной физики, постановка новых проблем в области астрофизики, и создание в Ленинграде крупного исследовательского центра в области ядерной физики и радиохимии.

Проводя большую научную и организационную работу, Б.П.Константинов всегда находил время для обсуждения разнообразных вопросов. В этих обсуждениях проявлялись его широкая эрудиция, глубокое понимание современной физики, и вместе с тем живой интерес к деталям и теоретическим тонкостям.

Программа дальнейших исследований группы А.В.Золотова была согласована с академиком Б.П.Константиновым и Ученым Советом физико-технического института (ФТИ) в Ленинграде. Одобрил эту программу и Главный Ученый секретарь Академии наук СССР, известный «папанинец», академик Е.К.Федоров.

По просьбе академика В.П.Константинова в июле 1961 г. Президент Академии наук СССР академик М.В.Келдыш обратился к министру геологии и охраны недр СССР П.Я.Антропову (в его системе работал и А.В.Золотов) со следующим письмом:

«Группа научных сотрудников Волго-Уральского филиала ВНИИ геофизики (г.Октябрьский БаССР) под руководством т.Золотова А.В. в течение 1959-60 гг. , согласно плану ВНИИ геофизики провела ряд исследований в районе Тунгусской катастрофы 1908 г. В результате получены новые данные о Тунгусской катастрофе, представляющие определенный научный интерес, которые частично опубликованы в научной литературе (ДАН, т.136, № 1, 1961).

Результаты и методика исследований экспедиции были рассмотрены и положительно оценены совещанием при академике-секретаре Отделения физико-математических наук АН СССР академике Арцимовиче Л.А. 14.01.60 г. и на семинаре в физико-техническом институте им. А.Ф.Иоффе АСССР 02.06.61 г. В частности, значительный интерес представляет вывод о том, что взрыв Тунгусского космического тела произошел, по-видимому, не за счет его кинетической энергии, как это считалось ранее, а за счет внутренней энергии этого тела – химической или ядерной.

С этой точки зрения возникает необходимость исследования физических явлений в район Тунгусской катастрофы с целью изучения возможных ядерных процессов при взрыве космического тела.

Считая целесообразным продолжение таких специальных исследований, прошу Вас включить в тематический план ВНИИ геофизики на 1961-1962 гг. проведение работ по сравнительному исследованию радиоактивности образцов горных пород поверхностных отложений, почв и растений из районов Урала, Сибири, Дальнего Востока и района Тунгусской катастрофы 1908 г.

Программа этих работ согласована с директором ФТИ им.А.Ф.Иоффе АН СССР академиком Константиновым Б.П.

Все эти документы показывают, какое внимание проявило руководство Академии наук СССР к работам А.В.Золотова и какую огромную помощь оно оказало его группе. Благодаря этому, с 1960 года и по настоящее время группа А.В.Золотова проводит исследования Тунгусской проблемы не в порядке самодеятельности, а в плане выполнения государственных планов научно-исследовательских работ и финансируется за счет государства.

Большую поддержку оказал и оказывает поныне исследованиям А.В.Золотова профессор Всеволод Владимирович Федынский, председатель Комиссии по кометам и метеорам Астрономического совета Академии наук СССР, член коллегии министерства геологии СССР. Относясь резко отрицательно к гипотезе А.П.Казанцева о гибели над тайгой инопланетного корабля, В.В.Федынский вместе с тем полагает, что в Тунгусской проблеме следует разобраться объективно и вполне научно. Какова бы не была в данном случае истина, ее следует выяснять спокойно, без всякой сенсационной шумихи.

И все-таки советская общественность был взбудоражена неожиданными результатами экспедиции 1958-1959 гг. Многие решили, что они, пусть частично, но подтверждают гипотезу А.П.Казанцева (а тогда, как мы помним, отношение к нему большинства астрономов выглядело явно несправедливым). Вот что писал в «Неделе» (от 12 февраля 1960 г.) Георгий Остроумов, инженер, научный журналист, известный комментатор советских космических исследований:

«Гипотеза А.П.Казанцева существует уже много лет, хотя прямо скажем, многие астрономы, которым близка по специальности тунгусская проблема, сразу приняли ее в штыки. Иное отношение встретила она не только у читателей, но и людей науки других специальностей…

…. Гипотеза самим фактом своего существования уже принесла немалую пользу. Разве не она вновь возбудила интерес к Тунгусской тайне, к этой удивительной загадке природы? Ведь около двадцати лет после последней экспедиции Л.Кулика в 1938-1939 гг. нога ученого не ступала в район катастрофы. Не она ли сплотила группы энтузиастов, отправившихся в тайгу, чтобы найти ключ к разгадке?»

Итак, к концу 1960 года окончательно сформировались два подхода к Тунгусской проблеме.

Первый из них: Виновник Поисков – обычное космическое тело, рассеявшееся в атмосфере при столкновении с Землей 30 июня 1908 г. Судя по фактам, им не мог быть метеорит. Следовательно, это комета, так как других малых тел, сталкивающихся с Землей, астрономия не знает.

Второй подход: Тунгусское тело уникально. Возможно, это антиметеорит. Во всяком случае, взрыв над Сибирью в 1908 году имеет все черты воздушного ядерного взрыва. Не связывая себя традиционными гипотезами («метеорит или комета»), следует до конца выяснить, чем на самом деле являлось Тунгусское диво.

Но может быть, в этой второй точке зрения не было нужды? Может быть, гипотеза о кометной природе Тунгусского метеорита отлично объясняла все факты?

СПОР О ТУНГУССКОЙ КОМЕТЕ

«Кометная» гипотеза Тунгусского взрыва впервые была высказана в 1934 году И.С.Астаповичем и английским метеорологом Ф.Уипплом (причем независимо друг от друга). Когда выяснилось, что Тунгусское тело не могло быть обычным метеоритом, академик В.Г.Фесенков развил гипотезу Астаповича-Уиппла применительно к современным сведениям о катастрофе. Вот как звучала «кометная» гипотеза в редакции академика В.Г.Фесенкова на 9-й Метеоритной конференции 1960 года:

«Тунгусский метеорит наблюдался, как известно, ранним утром 30 июня 1908 года, когда Солнце находилось на востоке, и летел с юга. Направление орбитального движения Земли под прямым углом к Солнцу было в то время ориентировано на юг, т.е. навстречу метеориту. Если это было обусловлено тем, что сама Земля догоняла метеорит, имевший прямое движение, то относительная скорость обоих тел должна быть незначительной, и в таком случае метеорит не мог бы произвести столь разрушительные действия. Все говорит, напротив, о том, что метеорит действительно летел навстречу Земле, т.е. имел обратное направление движения в Солнечной системе.

Метеориты, как продукты распада астероидов, не могут иметь обратного движения в Солнечной системе.

Метеориты, как продукты распада астероидов, не могут иметь обратного движения в Солнечной системе. Значит, Тунгусский метеорит имел другое происхождение: он не был обычным метеоритом, он мог быть только кометой. Вещество ядра этой кометы, столкнувшись с Землей в районе Вановары, после взрыва распространилось по всей Земле и только через две недели достигло Калифорнии, где при этом было зарегистрировано длительное понижение солнечной радиации, продолжавшееся вплоть до сентября. По степени атмосферного помутнения, которое должно было распространиться на все северное полушарие земного шара, общая масса Тунгусского метеорит была оценена примерно в миллион тонн. При указанной скорости встречи с Землей, соответствующая кинетическая энергия Тунгусского метеорита составила около 1025 эрг, а это примерно на четыре порядка больше того, что было выведено разными авторами (Уипплом, Астаповичем и др.) на основании анализа разрушительных явлений на месте взрыва. При таком избытке кинетической энергии совершенно бессмысленно придумывать еще какой-то вид энергии, например, атомный, и тем еще больше увеличивать несоответствие с размерами эффектов, произведенных на самой земной поверхности.

Другие признаки кометной природы Тунгусского метеорита заключаются в следующем.

В первую же ночь после падения этого метеорита наблюдались интенсивные световые явления по всему миру, которые были видны к западу от Вановары даже в европейской части России и в Западной Европе.

Причина этого явления может быть только в том, что одновременно с ядром Тунгусской кометы в высшие слои земной атмосферы проник также ее хвост, располагающийся, как известно, против Солнца, т.е. как раз в западном направлении.

Хвосты небольших комет состоят из мельчайших пылевых частиц, настолько мелких, что они отбрасываются в сторону, противоположную от Солнца, под действием его радиации и корпускулярного излучения. Частицы кометных хвостов даже меньше микрометеоритов, и поэтому они тормозятся в еще более высоких атмосферных слоях, производя их интенсивную ионизацию. Кроме того, находясь на больших высотах, они способны и непосредственно рассеивать солнечные лучи, особенно в эпоху, близкую к солнцестоянию, как это было в случае Тунгусского падения.

Тунгусский метеорит сопровождался типичным кометным хвостом потому, что он был кометой».

Летом 1960 года на месте Тунгусской катастрофы работали параллельно две экспедиции – уже знакомая нам КСЭ (руководители Г.Ф.Плеханов и Н.В.Васильев) в составе 73 человек, и группа А.В.Золотова из 7 человек. Обе они уже не были самодеятельными – первая финансировалась Сибирским Отделением Академии наук СССР, вторая – Всесоюзным Научно-исследовательским институтом Геофизики.

Забегая вперед, нужно сказать, что с 1960 года в районе эпицентра регулярно действовали экспедиции КМЕТ, КСЭ и А.В.Золотова. Особенно многочисленными и плодотворными они оказались в 1961-62 гг. Никогда еще Сибирская тайга не видела такого количества ученых, с разных точек зрения пытавшихся исследовать Тунгусскую проблему.

Экспедиция СО АН СССР 1960 года (начальник Г.Ф.Плеханов), члены экспедиции – участники КСЭ, заложила основы инструментальной съемки района вывала леса, весьма обстоятельно исследовала болота этого района и пришла к окончательному выводу о их естественном происхождении. Произведены также радиометрические измерения на местности, обнаружившие повышенную радиоактивность золы деревьев в районе эпицентра (к обсуждению этого вопроса мы еще вернемся).

Экспедиция КМЕТ следующего, 1961 года, была самой любопытнейшей за все время изучения Тунгусского дива. В нее входило около 80 человек, представляющих 14 специальностей. Участники экспедиции провели подробную съемку области разрушений, выявили новые следы лучистого ожога (Г.М.Зенкин, А.В.Ильин), изучили следы лесного пожара (Н.И.Курбасский) и биологические последствия Тунгусского взрыва (А.Н.Ерохина, Г.Драпкин, В.Бережной). Словом, эта комплексная экспедиция собрала богатейший материал, легший в основу всех дальнейших теоретических работ, в том числе и расчетов А.В.Золотова.

Руководители КСЭ Г.Ф.Плеханов и Н.В.Васильев вместе со своими коллегами придерживались гипотезы академика В.И.Вернадского, считавшего, что Тунгусское тело было сгущением в облаке космической пыли, сквозь которое в 1908 году пролетела Земля. Сам Г.Ф.Плеханов писал, что «вариант гипотезы облака космической пыли, по-видимому, не отличается принципиально от варианта кометной гипотезы» и между ними «имеются лишь терминологические различия».

В журнале «Природа» № 8 1962 г. начальник экспедиции КМЕТ 1961 и 1962 гг. К.П.Флоренский высказал свою точку зрения:

«Составленная в 1961 году карта поваленного леса достаточно подробна и охватывает весь вывал площадью около 2000 км2 . Каждая изображенная на ней стрелка соответствует среднему направлению группы примерно из 100 поваленных стволов, причем имеются все данные для определения разброса их направления, и отражает силу ударной волны в каждой точке. Физико-математический анализ этой карты позволит восстановить направление фронта и амплитуду головной ударной волны, возникшей при взрыве метеорита.

При взгляде на карту видно, что общая форма вывала леса напоминает треугольник, симметричный относительно юго-восточного варианта траектории метеорита, а эпицентр удара заметно смещен к северо-западу. В центре вывала находится зона стоячего, погибшего от пожара леса, впоследствии беспорядочно поваленного в разные стороны ветром. Эта картина свидетельствует о значительной высоте центра волны, пришедшей сверху. Очень характерно, что направленный вывал вблизи эпицентра возникает прежде всего на наружных склонах холмов, т.е. там, где направление фронта волны образует наименьший угол с поверхностью Земли.

Радиус зоны «стоячего леса», «хаотического вывала», «безразличия», как он называется в разных отчетах, определен в 3-5 км, что позволяет подойти к расчету высоты «взрыва».

При полете и разрушении Тунгусского метеорного тела в атмосфере должны были образоваться разные формы дисперсности вещества, имевшего совершенно различный характер рассеивания поверхности Земли. Можно считать вероятным, по крайней мере, наличие следующих типов.

1.             Пылевой и газовый хвост, оторвавшийся в самых верхних слоях атмосферы, вызвавший светлые ночи и рассеянный по поверхности Земли.

2.             Рассеявшийся без следа ионизированный газ по следу метеорита.

3.             Жидкие и парообразные конденсирующие продукты, сдуваемые с раскаленной поверхности и образующие след летящего тела. Крупные фракции следа, имеющие форму расплавленных капелек, застывающих в метеорные шарики, могут достигать поверхности Земли более или менее выраженной полосой.

4.             Продукты «взрыва» метеорита. Они могут дать крупные осколки, выпадающие вдоль траектории метеорита; мелкую метеоритную пыль; продукты застывания расплавленной части в виде шариков; газообразные продукты, легко рассеивающиеся. Места выпадения продуктов разного типа могут принципиально не совпадать между собой.

Вычисления показывают, что число шариков в пробах соответствует закону Пуассона. Взятые богатые пробы не могут объясниться колебаниями фона и свидетельствуют о дополнительном внесении материала в те места, где они были взяты. А так как химический анализ, проведенный П.Н.Палеем, подтверждает их метеоритное происхождение, то принадлежность их с остатками Тунгусского метеорита становится наиболее вероятной.

Таким образом, полевое изучение района падения никак не противоречит, а наоборот, стройно укладывается в гипотезу о кометной природе Тунгусского метеорита, выдвинутую в свое время И.С.Астаповичем и Ф.Уипплом и поддержанную сейчас академиком В.Г.Фесенковым».

В том же журнале «Природа» В.Г.Фесенков писал о том, что найденные экспедицией К.П.Флоренского шарики, безусловно, связаны с Тунгусской кометой и являются ее остатками:

«Иногда высказывается сомнение, действительно ли найденное вещество относится к Тунгусскому падению, а не характеризует общий космический фон. Можно представить два доказательства в пользу того, что это вещество действительно связано с Тунгусским падением.

Во-первых, в других местностях вовсе не наблюдается подобной концентрации космических частиц. Так, например, экспедиция АН Казахской ССР на леднике Туюк-Су, Заилийский Ала-Тау, организованная в 1948 г. для сбора возможной космической пыли (материи), принадлежащей к подобному общему фону, не обнаружила ничего подобного – ни магнетитовых, ни силикатных шариков вещества. Анализ этих проб производился в институте геохимии и аналитической химии АН СССР.

Во-вторых, собранные в районе Тунгусского падения микроскопические шарики в некоторой пропорции оказываются двойными, они состоят, в сущности, из двух шариков различной природы – магнетитового и силикатного, частично входящих один в другой. Проблема образования подобных двойных шариков требует еще детального обсуждения.

Во всяком случае, эти находки служат прямым доказательством их принадлежности и связи с Тунгусским падением. Подобные, а следовательно, и все другие одновременно собираемые шарики никак не могут быть результатом медленного и редкого выпадения отдельных частиц общего космического фона».

В 1962 году состоялась новая экспедиция КМЕТ под руководством К.П.Флоренского. Программа исследований осталась неизменной – в основном, изучение вывала леса и поиски вещества Тунгусского тела. Об этом свидетельствует выдержка из статьи К.П.Флоренского и В.И.Вронского («Природа», № 3, 1964 г.).

«В многочисленных почвенных пробах, взятых на разных расстояниях от центра взрыва этого тела, обнаружены магнетитовые шарики с содержанием никеля до 10%, что подтверждает предположение об их космической природе. Кроме магнетитовых шариков, встречаются силикатные. Размер шариков колеблется от 5 до 400 мк. Большая часть их имеет размеры в пределах 80-100 мк. Среди магнетитовых шариков наблюдается многообразие форм и характера поверхности. Наряду с преобладающими сферическими образованиями встречаются и каплеобразные. Одни шарики имеют блестящую поверхность, у других она матовая, шероховатая и даже тонкопористая. Часто шарики бывают полыми со шлаковидным обликом внутренней части. Иногда встречаются сростки магнетитовых и силикатных шариков, указывающие на одновременность их образования и сложный состав Тунгусского космического тела, с которым связывается генезис этих шариков.

Детальное изучение состава этих частиц представляет особый интерес, так как вероятно, что они представляют собой остатки кометы, вещество которых в лабораториях до сих пор не изучалось.

Работами 1961-62 гг. установлено, что в распределении этих шариков на поверхности наблюдается определенная закономерность. Повышенная концентрация их приурочена к полосе шириной в 50-60 км, вытянутой в северо-западном направлении от эпицентра взрыва метеорита и прослеживается на расстояние свыше 250 км. Оба конца этой полосы остаются неоконтуренными».

После 1962 года КМЕТ новых экспедиций в Тунгусскую тайгу не посылал. Все дальнейшие обоснования кометной гипотезы строились на теоретической обработке полученного материала и лабораторных экспериментах.

Уже спустя три года, в 1965 году, в «Неделе» от 4 июля появилось интервью К.П.Флоренского под интригующим заголовком «Конец Тунгусской загадки». Вот что он, в частности, говорил:

«В одном из последних номеров английского журнала «Нейчур» опубликована статья американских ученых, предполагающих, будто явления, связанные с падением Тунгусского метеорита, могут объясняться содержанием в нем антивещества. Эта статья вызвала за рубежом оживленные споры….

Никакой сенсации здесь нет, как вообще уже нет нужды в беспочвенном фантазировании по поводу Тунгусского метеорита. Хотя об этом знают не многие, но природа этого редчайшего явления для нас уже не загадка».

Из этого заявления видно, что Флоренский не сомневался в кометной природе Тунгусского дива.

Что же утверждали американские ученые Либби, Коуэн и Этлури? В той же «Неделе» об этом сказано так:

«Видные ученые допускают, что на Земле в составе метеорита попало антивещество! Есть от чего придти в волнение. Однако имеется ли на самом деле повод к шумихе? Что же, в сущности, сделали Либби и его коллеги?

Имея в качестве исходных данные о выделении в воздух углерода-14 при ядерных взрывах, величину высвобождающейся при этих взрывах энергии, а также оценочную цифру величины энергии взрыва Тунгусского метеорита, они с помощью электронно-счетной машины вычислили, сколько углерода с-14 было бы выброшено при взрыве Тунгусского метеорита, имей он природу антивещества. Они получили, что при этом содержание углерода-14 в воздухе должно было бы повыситься на 7 процентов. Далее, взяв материалы о содержании углерода-14 в годовых кольцах на срезе дерева в годы около 1908, американцы установили, что в 1909 году произошло увеличение на один процент. Вот и все. Сами по себе эти данные не противоречат гипотезе об антивеществе, но ничего и не доказывают. Ко всему прочему данные и представления американцев о Тунгусском метеорите далеко не точны. Они, видимо, недостаточно осведомлены даже о тех материалах, которые появились в советских научных изданиях. Итак, ни о какой сенсации в связи со статьей в «Нейчур» говорить не приходится.

И все же сенсация по поводу Тунгусского метеорита, вероятно, есть. Дело в том, что советские ученые собрали достаточно данных, чтобы от нескольких гипотез о Тунгусском метеорите перейти к исследованию одной единственной кометной теории».

Несмотря на всю категоричность заявлений сторонников кометной гипотезы, истинная природа Тунгусского тела для многих осталась неясной. Во всяком случае, до «окончательной разгадки» было еще явно далеко. Это подтверждается хотя бы тем, что на состоявшейся в мае 1962 года в Ленинграде 10-й Метеоритной конференции значительная доля докладов вновь посвящена Тунгусской проблеме. Критика кометной гипотезы прозвучала в докладе автора этих строк «К вопросу о природе Тунгусского метеорита», в основу которого легла статья «По поводу о кометной природе «Тунгусского метеорита», написанная летом 1961 года, но не опубликованная в «Бюллетене Комиссии по кометам и метеорам» Астросовета АН СССР». Вот выдержки из этого выступления:

«В настоящее время общепризнано, что космическое тело, взорвавшееся над Тунгусской тайгой 30 июня 1908 года, не было обычным метеоритом. Так как из естественных небесных тел кроме метеоритов с Землей могут сталкиваться только кометы, в последние годы снова выдвинута впервые высказанная еще в 1934 году гипотеза о том, что Тунгусское тело представляло собою ядро небольшой кометы. Нетрудно, однако, показать, что такая гипотеза встречает многочисленные затруднения и противоречит некоторым фактам.

По мнению В.Г.Фесенкова, Тунгусское тело обладало обратным движением, что обычно для комет и не встречается у метеоритов. На самом деле, как было показано В.Ю.Левиным, наиболее вероятной траектории, найденной Е.Л.Криновым, соответствуют орбиты только с прямым движением. Для траектории И.С.Астаповича обратные движения получаются лишь при скоростях встреча, больших 35 км/сек. Однако нет никаких однозначных указаний на столь большую начальную скорость Тунгусского тела. Скорее всего, таким образом, его движение было прямым.

Очевидно, нельзя оценивать скорость Тунгусского тела по величине энергии, выделившейся при его взрыве не только из-за незнания точного значения массы тела, но и потому, что при этом источником энергии взрыва считается только кинетическая энергия тела. А это утверждение еще надо обосновать.

Движение Тунгусского тела в атмосфере было подробно рассмотрено В.А.Бронштэном. Им найдены оптимальные значения начальной массы тела 106 тонн. Другая оценка массы, приведшая к тем же результатам, была выполнена В.Г.Фесенковым по данным о помутнении атмосферы после катастрофы. Обе эти оценки спорны – первая потому, что источником энергии взрыва могла быть не только кинетическая энергия тела, а и его внутренняя энергия; вторая потому, что сделана по данным наблюдений в одном пункте, а экстраполирована на весь земно шар.

Примем, однако, эти оценки и будем считать, что масса ядра Тунгусской кометы была не менее 106 тонн. Нетрудно видеть, что при такой массе ядра Тунгусская комета должна считаться обычной, рядовой кометой».

Далее я обратил внимание участников конференции на то, что косвенные методы определения размеров кометных ядер (по диаметру видимого ядра, интенсивности фраунгоферова спектра в районе ядра и др.) в лучшем случае дают лишь верхний предел, оставляя открытым вопрос о реальном размере ядра. Наиболее надежны прямые наблюдения, выполненные Бальде над кометами 1927VII (Понса-Виннеке) и 1930VI (Швасмана-Вазмана). Принимая альбедо равным 0, 1, он нашел, что поперечники ядер этих комет близки к 400 м. Эта оценки, по-видимому, также завышена, так как не учтено излучение комы и несколько занижено альбедо.

Шарообразная глыба льда (плотность равна единице) поперечником 400 м имеет массу около 32х106 т. Следовательно, ядро Тунгусской кометы по массе должно быть сравнимо с ядрами комет, исследованных Бальде.

Абсолютная яркость комет Н10 при прочих равных условиях прямо зависит от массы их ядер. Значит, можно думать, что Н10 для Тунгусской кометы была близкой к абсолютным яркостям комет 1927VII и 1930VI. Для первой из них Н10 = 10,m 7, для второй Н10 = 10,m 3. В первом десятилетии текущего века комет с подобными Н10 было открыто около 30% от общего числа наблюдаемых комет, причем почти половина из них имела хорошо видимые хвосты.

Кометы 1927VII и 1930VI достигли значительного видимого блеска, развили хвосты и были легко наблюдаемы, хотя их минимальное расстояние от Земли составили соответственно 0,039 а.е. и 0,056 а.е. Тем легче было заметить Тунгусскую комету, сблизившуюся с Земле до столкновения.

По Е.Л.Кринову, радиант Тунгусского тела находился в созвездии Эридана, по И.С.Астаповичу – в созвездии Кита. Оба эти созвездия были вполне доступны для наблюдения астрономами южного полушария и замечательно, что именно в июне 1908 г. созвездия Кита и Эридана просматривались на Капской и Мельбурнской обсерваториях в связи с очередным возвращением кометы Энке. Однако ни один из наблюдателей не заметил приближавшуюся к Земле Тунгусскую комету.

Для того, чтобы объяснить, почему Тунгусская комета не была открыта до встречи с Землей, прибегают к совершенно искусственному допущению, что эта комета образовала пылевой хвост непосредственно перед столкновением с Землей. Попытки представить это событие, как типичное для комет, противоречат фактам – пылевые хвосты образуются у комет нередко на весьма значительных расстояниях от Солнца, вплоть до 6 а.е.

Позже один из моих оппонентов, возражая мне на приведенные выше рассуждения, писал, что «многочисленные факты пропуска или утери заведомо существующих комет с известными орбитами показывают, что не заметить слабую комету проще, чем обнаружить ее*/. Но «кометная» гипотеза имела и другие уязвимые места.

Одним из главных аргументов в пользу кометной природы Тунгусского тела обычно считают свечение ночного неба, наблюдавшееся в первые двое суток после катастрофы. На самом деле характер свечения доказывает обратное.

Кометные пылевые хвосты I I типа состоят из пылинок поперечником порядка 0,1 мк. Такие частицы при столкновении с Землей, затормозившись в верхних слоях атмосферы, должны были осесть на земную поверхность через весьма продолжительное время. Так по Линку пылинка поперечником 0,1 мк с высоты 10 км до высоты 22 м опускается за 10 лет. Даже с учетом атмосферной турбулентности для оседания пылинок кометного хвоста на поверхность Земли требуются многие годы. Между тем, аномальное свечение атмосферы прекратилось уже на третий день.

С другой стороны, по наблюдениям известных комет наиболее яркие части кометных хвостов имеют поверхностную яркость, сравнимую с поверхностной яркостью Млечного Пути, тогда как поверхностная яркость небосвода в период аномального свечения была на несколько порядков выше. С позиций критикуемой гипотезы необъяснимо и аномальное свечение, наблюдавшееся внутри конуса земной тени. Таким образом, аномальное свечение не могло быть вызвано рассеянием солнечного света на пылинках кометного хвоста.

Не согласуется с «кометной» гипотезой и картина распространения свечения по земной поверхности. Ядра комет, как известно, окутаны пылевой комой, дающей фраунгоферов спектр. Так как в области пылевой комы пространственная плотность выше, чем в хвосте, естественно ожидать, что в эпицентре катастрофы и вокруг него в радиусе нескольких сотен километров аномальные световые явления были бы наиболее сильными. На самом деле они там отсутствовали**/, хотя в Ленинграде и Стокгольме, имеющих практически ту же широту, что и Вановара, аномальные световые явления были весьма интенсивными. Непонятна и ограниченность свечения по широте. Если к северу ее можно объяснить белыми ночами, то резкая ограниченность свечения к югу противоречит кометной гипотезе. Вблизи орбиты Земли кометы, подобные Тунгусской, развивают головы поперечником в десятки тысяч километров и хвосты еще большей длины. Следовательно, при столкновении с Тунгусской

кометой Земля должна была полностью погрузиться в ее хвост и аномальное свечение, если бы оно возникло, наблюдалось повсеместно. Непонятна и недавно окончательно выявленная двусторонняя ограниченность свечения по долготе (от Енисейска до западных берегов Ирландии). Предположение В.Г.Фесенкова о задержке пылевой материи, вызвавшей свечение, на высоте 600 км над земной поверхностью выглядит искусственным и неправдоподобным. Ведь уже выше 200

*/ В.А.Бронштэн «Беседы о космосе и гипотезах», Наука, 1967 г.

**/ В Красноярске и Енисейске «светлые ночи», связанные с Тунгусским взрывом, достоверно были.

км наступают условия, эквивалентные межпланетному пространству и неясно, какие преграды могли задержать пылевую материю на высоте 600 м.

Пылинки кометного хвоста настолько малы, что они не способны вызвать свечение верхних слоев атмосферы. Если, однако, все же допустить, что механизм ударной ионизации, породившей свечение, имел место, то становится непонятным, почему при кратковременности свечения, порождаемого отдельными пылинками, и небольших размерах хвоста, аномальные световые явления продолжались двое суток.

Земля неоднократно проходила сквозь хвосты комет, в том числе и сквозь очень мощный пылевой хвост большой сентябрьской кометы 1882 года. При этом никаких аномальных световых явлений, сравнимых по масштабам и интенсивности с тем, что было в 1908 году, не наблюдалось, что является еще одним косвенным аргументом против кометной гипотезы*/. По вопросу о вещественных остатках Тунгусского тела я сказал следующее:

«Экспедиция под руководством К.П.Флоренского в пробах почвы из района катастрофы обнаружила силикатные и магнетитовые шарики космического происхождения. Еще ранее подобные шарики и микроскопические металлические осколки были найдены А.А.Явнелем в пробах Кулика. По мнению В.Г.Фесенкова, все эти частицы являются вещественными остатками Тунгусской кометы. Для такого вывода, однако, пока нет достаточных оснований.

Магнетитовые и силикатные шарики, являясь продуктом распада метеорных тел, имеют повсеместное распространение. Их находят в геологических отложениях возрастом до 100 млн лет. Найденные в районе катастрофы шарики, в том числе и двойные (силикатные шарики с магнетитовыми включениями), неотличимы от типичных частиц повсюду встречающейся метеорной пыли. В частности, метеорная пыль, образующаяся при падении каменных метеоритов, должна состоять из переплавленного силикатного вещества с включением мелких зерен магнетита.

При взрыве Тунгусского тела образовался светящийся столб (фонтан раскаленных газов) высотой не менее 20 км. Нетрудно подсчитать, что частицы, фотографии которых приводит В.Г.Фесенков, с высоты 20 км могли осесть на поверхность Земли не раньше, чем за 10-12 часов. За это время гонимые стратосферными ветрами мельчайшие вещественные остатки Тунгусской кометы должны были развеяться на огромной площади, и искать их в эпицентр катастрофы вряд ли имеет смысл. Так как сроки оседания для этих частиц разных размеров различны, атмосфера произвела естественную рассортировку частиц тунгусского тела, что также сильно осложняет их поиски. Заметим, что по этим причинам поиски для них обычного «эллипса рассеяния» бесперспективны.

В земную атмосферу ежесуточно вторгаются десятки тысяч тонн раздробленного космического вещества. Общий фон его распространения по земной поверхности очень сложен и, главное, изменчив. Метеорные потоки, клочковатость структуры которых не вызывает сомнений и отдельные спорадиче-

ские метеорные комплексы еще больше осложняют картину. Поэтому, если в дальнейшем в районе катастрофы или в ее окрестностях будет обнаружена повышенная концентрация в почве космических частиц, то надо еще выяснить, следует ли приписать это явление Тунгусской комете или просто флутациям общего фона. С другой стороны, пока не ясно, чем метеорные тела, входящие в состав ядра кометы, отличаются от обычных метеорных тел, и потому неизвестны

></emphasis>

*/ О возможных последствиях прохождения Земли сквозь хвосты комет см. у Н.В.Васильева и др. в работе «Ночные светящиеся облака и оптически явления, связанные с падением Тунгусского метеорита», Наука, 1965.

те специфические черты, которые должны отличать частицы Тунгусской кометы от частиц внеземной пыли. Короче говоря, неясно ни что искать, ни где искать. К тому же за более чем полвека после взрыва выпавшие на поверхность частицы могли диффундировать в глубокие слои почвы, что также осложняет их поиски. По всем этим причинам дальнейшие поиски в почве частиц Тунгусского тела сопряжены с многочисленными трудностями».

Далее я подчеркнул, что Тунгусское тело взорвалось в воздухе на высоте 5-7 км. Радиальный характер вывала леса (мелкие нарушения этой радиальности в центре в счет не идут) показывает, что разрушения произведены только взрывной волной, а баллистическая волна себя заметно не проявила. Каким же мог быть механизм взрыва?

По мнению К.П.Станюковича и В.А.Бронштэна, ядро Тунгусской кометы представляло собой ледяной монолит, «тепловой взрыв» (быстрое испарение) которого и было причиной катастрофы. Такое объяснение ошибочно прежде всего потому, что для теплового взрыва ледяного ядра необходим его интенсивный прогрев внутри. Между тем, даже у железных метеоритов толщина коры плавления не превышает 2 мм. К тому же за 0,2 сек испаряется только 30% массы тел, а остальные 70% массы должны образовать метеоритный кратер.

Иную модель ядра (рой метеорных тел) рассматривает В.Г.Фесенков. Однако, такая модель неустойчива и не способна объяснить основные кометные явления. К тому же подобно ядро при движении в атмосфере должно породить мощную баллистическую волну, что не наблюдалось. Боле правдоподобна схема Б.Ю.Левина, считающего ядро Тунгусской ометы рыхлым, «снегообразным» образованием. Распавшись и быстро испарившись в воздухе, подобное ядро, по мнению Б.Ю.Левина, должно дать дополнительный выход энергии за счет химических реакций его компонентов с воздухом. При этой схеме все же остается непонятным, как могло рыхлое снегообразное тело пролететь в плотных слоях атмосферы около 800 м, и почему при его распаде не возникла мощная баллистическая волна. Заметим, что для всех трех моделей плотностью сохраняются трудности, указанные выше.

В заключительной части доклада мною было подчеркнуто, что «… вопрос о конечной скорости Тунгусского тела есть, пожалуй, центральный вопрос проблемы. Если будет окончательно доказано, что она не превосходила 3-4 км/сек, тем самым отпадут все варианты «тепловых» взрывов и придется допустить, что основным источником взрыва была внутренняя энергия Тунгусского тела.

До сих пор почти не обращалось внимания на механическую прочность Тунгусского тела. Примем высоту взрыв Н = 5 км, а плотность земной атмосферы на этой высот = 0,8х 10-3 г/см3 . Тогда полагая, что

где – конечная скорость Тунгусского тела,

– лобовое давление атмосферы на его поверхность,

можно подсчитать с учетом реальных значений коэффициента пропорциональности , что при = 30 км/сек

Приведем для сравнения предельные разрушающие нагрузки (при деформации сжатия) для различных материалов в кг/см2

Инструментальная сталь (0,96%0 – 6700

Чугун – 3700-8800

Базальт – 2500-5000

Гранит – 2000-3000

Латунь – 1000

Кирпич – 150

Пемза – 20

Примем, что для метеорных тел = 10-2 кг/см2 . Тогда, считая, что траектория Тунгусского тела составляла с горизонтом угол 8о , получаем, что снегообразное ядро Тунгусской кометы должно было разрушиться на высоте Н = 110 км, т.е. в 770 км от Вановары. Аналогично, считая, что для льда = 150 кг/см2 , получаем, что распад ледяного ядра должен был наступить в 210 км от Вановары. Даже если бы ядро Тунгусской кометы имело прочность гранита, то оно должно было разрушиться в 70 км от Вановары.

Заметим, что все эта расчеты сделаны для предельных статических нагрузок. При динамических нагрузках (что и было при полете Тунгусского тела) сопротивляемость разрушению падает в 2-3 раза.

Можно обратить задачу и подсчитать, при каких конечных скоростях ледяное или снегообразное ядро Тунгусской кометы могло достичь высоты 5 км.

Получается, что в первом случае конечная скорость должна быть меньше 3 км/сек, а во втором случае меньше 100 м/сек. Обе эти скорости совершенно недостаточны для объяснения Тунгусского взрыва трансформацией кинетической энергии.

Конечно, приведенные расчеты имеют характер грубо приближенной оценки. Момент и характер разрушения метеоритов в атмосфере зависит не только от динамической нагрузки со стороны атмосферы на их поверхность, но и от ряда других причин (формы метеорита, особенностей его внутреннего строения и пр.). Вряд ли, однако, можно отрицать, что Тунгусское тело обладало значительной прочностью. Тот факт, что оно распалось только на высоте 5 км во всяком случае доказывает, что оно было ни рыхлым снегообразным телом, ни тем более роем из отдельных частиц. На эту сторону Тунгусской проблемы следует, по нашему мнению, обратить серьезное внимание, так как решение вопроса о причинах сохранности Тунгусского тела до высот 5-7 км может пролить свет и на его природу.

Кометная гипотеза, таким образом, наталкивается на ряд серьезных затруднений, и лишь последующие исследования покажут, сумеет ли она их преодолеть».

С критикой кометной гипотезы выступили и участники Тунгусской комплексной метеоритной экспедиции 1960-1961 гг. Г.Иванова, Ю.Кандыба, А.Егоршин, С.Веньяминов, Ю.Андреев. Журнал «Смена» (№ 1, 1961 г.) опубликовал их письмо под заголовком «Было ли это кометой?»

«Мы, участники Тунгусской комплексной метеоритной экспедиции 1961 года Комитета по метеоритам АН СССР, с удивлением недавно узнали из газет, что загадка Тунгусской катастрофы разрешена, и разногласия ученых касаются только «деталей явления». Начальник экспедиции К.П.Флоренский в выступлениях в части и по радио заявил, что в этом году удалось найти остатки тела, взорвавшегося над тайгой в 1908 году, в виде шариков, и эти шарики говорят как будто о кометной природе тела.

Пока что возраст найденных шариков не определен. А возраст шариков – их появление на Земле именно в 1908 году – был бы прямым доказательством их связи с Тунгусской катастрофой. Кроме того, чтобы связать эти шарики с Тунгусским телом, не зная их возраста, следует четко выявить «эллипс рассеяния» на общем фоне космической пыли. Число проб, взятых в районе катастрофы этим летом, недостаточно для того, чтобы установить предполагаемый район выпадения вещества взорвавшегося тела, если такое вещество вообще сохранилось. Фон же космической пыли, ее рассеяние по территории СССР неизвестны, так как систематических исследований не проводилось. А ведь этот фон, может быть, сильно колеблется от места к месту.

Из работ, опубликованных за рубежом, следует, что подобные магнетитовые шарики, представляющие собой следы космической пыли, найдены во многих местах как на суше, так и на дне океана, причем содержание шариков в пробах, взятых в разных местах, изменяется в десятки раз. Ясно, что такие сильные колебания фона в значительной мере затрудняют выявление «эллипса расстояния».

Поэтому мы считаем, что выводы К.П.Флоренского преждевременны, и предстоит еще много сделать и понять, прежде чем можно будет заявить, что проблема «пришельцев из космоса» разрешена».

В поисках вещества гипотетической Тунгусской кометы возникли большие трудности.

Ведь на земной шар со всех сторон обрушиваются твердые частицы раздробленного космического вещества. Так было и год, и тысячелетия назад, так будет и впредь до неопределенно далекого будущего. Поэтому внеземная пыль встречается на поверхности Земли буквально повсюду. В прошлом веке магнетитовые шарики были найдены в надонных океанических отложениях возраста 25 млн лет. Еще старше магнетитовые шарики в пермских отложениях вблизи Зальцбаха – им около ста миллионов лет. Замечательно, что по своим размерам, составу и свойствам они вполне похожи на современные. Среди ископаемых найдены и парные – силикатные шарики с магнетитовыми включениями.

Вблизи крупных промышленных центров основная часть пыли имеет промышленное происхождение. В глухих, далеких от культурных центров районах Земли доля внеземной пыли значительно больше. Впрочем, и здесь нет полной гарантии, что к пыли космического происхождения не примешивается земная.

В самом деле, представьте себе пылинку в верхних слоях атмосферы. Ею может быть, в частности, и индустриальная частица, унесенная вверх восходящими токами воздуха. Если пылинка (неважно какого происхождения) очень мала, то гонимая токами воздуха, она может, не оседая на земную поверхность, странствовать в атмосфере очень долго. Например, пылинка поперечником в один микрон с высоты 80 км опустится на поверхность Земли за 3-4 года! Чем тяжелее частица, тем быстрее она осядет. Но и крупные частицы с высоты в несколько десятков километров достигают земной поверхности за недели и даже месяцы. Носимые стратосферными ветрами, они могут упасть очень далеко от того места, где возникли.

Общий фон внеземной пыли и сложен и, главное, непостоянен. Он меняется не только ежесуточно, но, строго говоря, ежесекундно. Благодаря этому, узнать, какому именно небесному телу, столкнувшемуся с Землей, принадлежит данная частичка космической пыли, весьма трудно, а подчас просто невозможно.

Итак, если причиной Тунгусской катастрофы был взрыв над тайгой ядра какой-то кометы, можно ли отыскать ее твердые остатки, ее сохранившийся от полного разрушения прах? На этот вопрос следует дать, по-видимому, отрицательный ответ.

В 1963 году в издательстве Томского университета опубликован объемистый (20 п.л.) сборник «Проблема Тунгусского метеорита», включивший в себя 28 статей участников КСЭ. В нем подробно анализируются данные по Тунгусской проблеме, полученные молодыми сибирскими исследователями за четыре года. Во вступительной статье Г.Ф.Плеханова, в частности, сказано:

«Тунгусская катастрофа 30 июня 1908 года была вызвана одним центральным воздушным взрывом космического тела с энергией порядка 1023 эрг, произошедшем на высоте около 10 км. Взрыв по своей природе мог быть тепловым, химическим или ядерным. Дифференцировка трех указанных вариантов не представляется возможной до получения дополнительного фактического материала».

Но тут возник горячий спор вокруг, казалось бы, давным-давно решенного вопроса.

А БЫЛ ЛИ ВЗРЫВ?

Главным, очень ценным результатом экспедиции К.П.Флоренского 1961-62 гг. явились составленные (совместно с КСЭ) карты вывала леса в районе эпицентра Тунгусской катастрофы.

«Систематический массовый замер азимутов поваленных деревьев, – пишет участник этих экспедиций Б.И.Вронский, – и нанесение их в виде стрелок на точную карту дали возможность получить наглядную картину радиального вывала. Она получилась очень сложной, сложнее, чем это представлялось раньше. Оказалось, что конфигурация площади вывала сильно отличается от ранее принятой, несколько напоминая бесхвостого ската, голова которого обращена к западу-северо-западу».

Основанная на измерениях азимутов более 50000 поваленных деревьев, карта позволила в дальнейшем А.В.Золотову оценить конечную скорость Тунгусского тела и тем самым решить главный вопрос, что же развалило вековую тайгу – баллистическая или взрывная воздушные волны.

Характер этих волн легко пояснить на простом примере. Вот мчится катер по зеркальной глади большого озера. Рассекая воду, он образует коническую «баллистическую» волн. Чем больше скорость, тем уже конус этой волны, тем более она становится похожей на узкий цилиндр.

Бросьте камень в то же спокойное озеро. Во все стороны от него побегут круговые, «взрывные» волны.

Так и в воздухе. Быстро летящее Тунгусское тело порождало баллистическую волну, близкую по форме к узкому конусу. Когда же в конце пути оно взорвалось, в воздухе стали распространяться сферические взрывные волны. Какая же из них развалила тайгу?

Вопрос этот глубоко принципиален. Поэтому остановимся на нем подробнее (впрочем, если последующие рассуждения покажутся кому-нибудь слишком сложными или скучными, их можно пропустить и перейти к следующей главе).

Если вывал леса можно объяснить действием лишь одной баллистической волны, тогда кометная гипотеза становится вполне правдоподобной. Легко представить себе, что огромное рыхлое кометное ядро, сильно тормозясь атмосферой, образовало мощную баллистическую волну. Эта волна развалила тайгу, а само ядро под действием сопротивления воздуха распалось на мельчайшие частицы, которые затем осели на Землю. Тогда не нужно объяснять, почему Тунгусское тело взорвалось в воздухе – никакого взрыва не было, а наблюдался лишь бурный лавинообразный распад кометного ядра.

Наиболее полно эта точка зрения выражена в статье И.Т.Зоткина «Современное состояние изучения Тунгусского метеорита» («Астрономический календарь» Всесоюзного астрономо-геодезического общества на 1965 год), где он, в частности, утверждал:

«Баллистическая волна, образуемая в воздухе телом, движущимся со сверхзвуковой скоростью, сопровождается грохотом, ударами и гудом. Баллистическая волна, так же, как и взрывная, является резким скачком уплотнения в воздухе, но вызванным не расширением продуктов взрыва, а сверхзвуковым движением тела. В пространстве баллистическая волна имеет вид конуса. При астрономических скоростях эта волна практически имеет форму цилиндра, и ее можно моделировать взрывом цилиндрического заряда взрывчатого вещества.

Ядро кометы, как и всякое метеоритное тело, на высотах ниже 100 км образовало болид, путь которого в атмосфере имел длину не менее 500 км. Энергия тела расходовалась на плавление и пульверизацию вещества, испарение, свечение и ионизацию. В нижнем участке траектории значительная энергия расходовалась на образование баллистической волны, которую очевидцы ощущали в виде ударов. Плавление и испарение было настолько бурным и интенсивным, что до высоты 10-20 км израсходовалось не менее половины массы.

На этих высотах аэродинамический напор встречного потока воздуха достигает огромной величины – тысяч атмосфер. Даже прочные каменные и железные метеориты при этом обычно дробятся. Рыхлое ледяное тело, каким представляется ядро кометы, в таких условиях будет буквально раздавлено. Произойдет прогрессивное, почти мгновенно дробление быстро движущегося тела. Резко увеличившаяся площадь поперечного сечения вызовет резкое усиление баллистической волны. Одновременно произойдет увеличение светоотдачи болида, которое наблюдатель воспримет как яркую вспышку. Весь этот процесс, произошедший за доли секунды, по существу, представляет собой взрыв, который, в отличие от теплового и химического, можно назвать механическим взрывом. Возможно, он был усилен распадом неустойчивых химических веществ, типа радикалов, которые присутствуют в кометах».

Несколько иную схему распада кометного ядра предложили К.П.Станюкович и В.А.Бронштэн («О скорости и энергии Тунгусского метеорита», Доклады Академии наук СССР, т.140, 1961):

«Если предположить себе, что мы имеем дело с ядром небольшой кометы, как предполагали в свое время И.Астапович и Уиппл, и принять, что это тело, как и все ядра комет, представляет собой конгломерат из метаново-аммиачных льдов, содержащих также каменные глыбы и пыль, то картина явлений будет иной. Именно, для ледяной глыбы при радиусе 10 метров и скорости 60 км/сек на высоте 50 км энергия, идущая на испарение, на порядок меньше энергии, получаемой телом от ударной волны. В результате этого тело сильно прогревается в глубину и испаряется все быстрее, т.е. граница испаренного слоя все быстрее продвигается к центру. За сравнительно короткий срок (около 0,2 сек) испаряется значительная масса вещества (около 30%). Если процесс идет достаточно быстро, то испарившиеся частицы, разлетаясь, могут создать сильную сферическую ударную волну, и явление будет носить характер протяжного взрыва».

И.Т.Зоткин и М.А.Цикулин пытались экспериментально подкрепить защищаемую ими теоретическую схему. Начиная с 1966 года, они провели серию модельных лабораторных экспериментов. В их опытах использовался детонирующий шнур с погонным весом ВВ 15 г/м. Выделяющаяся при этом энергия составляла 6,3х109 эрг/см. В конце шнура помещался усиленный заряд из гексогена – модель резкого увеличения баллистической волны на конечном этапе траектории. Наклон шнура, моделирующий наклон к горизонту траектории Тунгусского тела, брался различным. Деревья имитировались гибкими неупругими проволочками высотой 3 см, снабженными цилиндрическими «кронами» из пластика. Когда происходил взрыв, проволочки сгибались, указывая в каждом случае направление фронта воздушной волны.

По заключению М.А.Цикулина, «вывал леса на месте Тунгусского явления может быть объяснен волной, образовавшейся в атмосфере при движении космического тела. Увеличение выделения энергии на конце траектории сравнительно невелико. Оно соответствует возрастанию площади поперечного сечения движущегося тела всего в несколько раз, что естественно интерпретировать, как его дробление».

На самом же деле такой вывод никак не следует из самих экспериментов. Некоторое сходство с действительностью (форма контура вывала) получается при угле наклона шнура (т.е. траектории), близкой к 30о . Но в этом случае направление поваленных моделей деревьев сильно отличается от реального. При углах же, близких к 10о , никакого сходства с действительностью нет. Между тем, судя по многим фактам, наклон траектории Тунгусского тела к горизонту, по-видимому, не превышал 10 градусов.

Забегая несколько вперед, следует сказать, что в последнее время (на что впервые еще в 1956 году обратил внимание автор этих строк) выявилась с первого взгляда противоречивая картина. По всей совокупности данных, известных до 1964 года, Тунгусское тело двигалось по весьма наклонной траектории в направлении с юга на север («южный» вариант). Изучив же распределение азимутов поваленных деревьев, исследователи пришли к заключению, что проекция траектории Тунгусского тела на земную поверхность совпадает с осью симметрии вывала леса и направлена, грубо говоря, с востока на запад («восточный» вариант).

Самые убедительные исследования по обоснованию «южного» вариант проведены И.С.Астаповичем в серии работ. Им были использованы визуальные наблюдения летящего тела, данные очевидцев о звуках, сопровождавших их полет, данные о гиперсеймах и электрофонных явлениях. Для каждого класса явлений была определена траектория, наилучшим образом им удовлетворяющая, причем конечным пунктом ее считался эпицентр катастрофы. Согласие всех этих независимых определений получилось хорошим. Например, линия симметрии звуковых явлений дает азимут траектории, близкий к +3о . По данным о вытянутости изолиний равной громкости (из-за влияния баллистической волны) найден азимут, почти равный +4о . В шести пунктах наблюдались электрофонные явления, и по ним азимут траектории оказался близким к +5о . При обработке гиперсейм И.С.Астапович получил азимут, почти равный нулю. Словом, по всей совокупности данных и различным, независимым определениям, получается, что азимут «южного» варианта траектории вряд ли выходил за 0-10о (к западу от меридиана).

Этот результат – лучшее, чего можно достичь при обработке наблюдений болидов. Он отлично согласуется с ранними, полученными по «свежим следам» результатам А.В.Вознесенского и Л.А.Кулика. В более поздней работе И.С.Астапович внес некоторые поправки в свои выводы и предложил считать азимут равным – 7о . Хотя принципиально этот результат н отличается от предыдущего, он выглядит малообоснованным, так как использует отдельные, иногда спорные наблюдения (например, о полете тела между Малышевкой и Знаменкой), а не всю совокупность данных. Еще в 1949 году Е.Л.Кринов предложил свой «юго-восточный» вариант траектории с азимутом – 43о . Эта точка зрения, получившая широкое распространение, ошибочна, так как основана на явно неверном истолковании наблюдений.

Метеоролог Г.К.Кулеш из поселка Киренск в 1908 году сообщил, что около 7 часов утра 30 июня того же года «на северо-западе появился огненный столб в виде копья. Когда столб исчез, послышалось пять сильных отрывистых ударов… потом показалось в этом месте густое облако». Совершенно очевидно, что речь шла о наблюдениях взрыва, которым завершился полет Тунгусского тела (сначала вспышка при взрыве, затем грохот, наконец густое облако)… Кринов же истолковал эти показания, как наблюдения болида, «пролетевшего по небу сверху вниз, на север-запад», т.е. как огненный след от метеорита, пролетевшего над головой Г.К.Кулеша. Между тем, «огненный столбы» были замечены и в других местах (Кежма, Нижне-Илимск, Витим), не лежащих на одной траектории. С другой стороны, и газовые и пылевые следы болидов имеют совершенно иной вид. Нельзя поэтому не согласиться с И.С.Астаповичем, по заключению которого все известное сегодня «заставляет окончательно отказаться от траектории Тунгусского метеорит, в свое время предложенной Криновым».

Принимая «южный» вариант траектории с азимутом 0-10о, следует обратить внимание на воспоминания некоторых очевидцев, противоречащих подобному выводу. Таких свидетельств два. Одно принадлежит жителю деревни Кова С.И.Привалихину, который утверждал, что видел летящее тело «на высоте немного ниже половины расстояния между зенитом и горизонтом над летним солнцезакатом». Другое – жителю Кежмы И.А.Кокорину, который запомнил, что Тунгусское тело он видел на западе от деревни Заимской на Ангаре. Если считать эти наблюдения достоверными, то азимут траектории получится близким к 45о , что противоречит всей остальной массе воспоминаний. Как С.И.Привалихин, так и И.А.Кокорин встречались с Е.Л.Криновым в 1930 году и вполне возможно, что оба за давностью события перепутали стороны горизонта (случай нередкий в практике опроса очевидцев). Во всяком случае, если выбирать между всей совокупностью данных и этими двумя поздними свидетельствами, то вряд ли возникает сомнение в том, какой выбор следует предпочесть.

Для выявления физических процессов, вызвавших взрыв Тунгусского тела, очень важно выяснить, каким был наклон траектории полета к плоскости горизонта. Сделать это можно разными способами.

Свечение Тунгусского тела наблюдалось в Малышевке, т.е. примерно в 800 км от эпицентра. Считая (здесь и в дальнейшем), что взрыв тела произошел на высоте 10 километров, и принимая высоту появления болида равной 100-150 км, И.С.Астапович нашел (решая соответствующий прямоугольный треугольник), что угол наклона траектории к горизонту соответственно равен 7о и 10о .

Как известно, в группе селений по Ангаре отмечены баллистические волны, которые обычно возникают при достижении метеоритом высот 50-80 км. Принимая верхний предел, получаем 7о .

Данные о наклоне траектории можно также найти, изучив пылевые и газовые следы болидов. Первые из них начинаются на высотах порядка 60 км, вторые – на высотах, близких к 80 км. Чаще всего они появляются лишь при достижении метеоритом высоты 40 км, хотя известны случаи, когда признаки пылевого следа были видны на высоте 100 км.

В Кежме К.А.Кокорин, А.К.Брюханов и другие наблюдатели видели «радужные полосы…. Синие, зеленые, красные». Вероятно, эта картина была порождена дифракционными явлениями в пылевом следе Тунгусского тела. Во всяком случае, беря явно завышенную высоту появления следа предельной (100 м), получаем, что 20,5о . Для наиболее вероятной высоты появления следа (40 км) имеет 7о .

По свидетельству И.В.Кокорина, Тунгусское тело при полете оставляло «широкую светлую полосу». В этот момент наблюдатель находился около Мурского порога, на Ангаре (360 км от эпицентра). Считая высоту этого пылевого следа равной 40 и 100 км, получим соответственно равным 0о и 14о .

В городе Илимске (460 км от эпицентра) Н.Н.Полюжинский слышал звуки, порожденные пролетавшим Тунгусским телом. Учитывая, что они могут доходить с высот, не превышающих 80 км, получаем 9о . В Канске (620 км от эпицентра), по данным Е.Е.Сарычева и др., видели летящее тело и слышали звуки, сопровождавшие его полет. Визуальные наблюдения (для высоты появления болида, равной 110 км) дают 9о , акустические наблюдения (считая высоту появления звуков равной 80 км) 7о .

Все эти примеры показывают, что по самым разным данным угол наклона «южной» траектории к горизонту был небольшим и вряд ли превышал 10о .

До той поры, пока общая картина вывала леса была недостаточно ясной, «южная» траектория с азимутом 0-10о считалась не только наиболее вероятной, но и единственной (ошибочная теория Е.Л.Кринова в счет не идет). Между тем, объяснение ее взаимодействия взрывной и баллистической волн (или только второй из них) приводит к заключению, что ось симметрии вывала есть проекция на земную поверхность атмосферной траектории Тунгусского тела. Этот вывод, полученный из анализа распределения десятков тысяч поваленных деревьев, уже сам по себе достаточно достоверен. Его весомость, однако, значительно усиливается новыми показаниями очевидцев, собранными в последние годы. При весьма активном участии энтузиаста науки преподавателя математики в селе Вановара В.Г.Коненкина неожиданно выявилось, что Тунгусское тело наблюдали в полете далеко к востоку от эпицентра, а это дает азимут траектории, практически совпадающий с азимутом, полученным из анализа вывала леса (115о к востоку от меридиана).

Используя новые данные, можно оценить угол наклона «восточной» траектории к плоскости горизонта. Тунгусское тело, по свидетельствам некоторых очевидцев, пролетело над Преображенкой (350 км к востоку от эпицентра). Беря предельную высоту появления болида (110 км), получаем 16о . Заметим, что эта величина явно завышена, так как высота появления болидов днем существенно меньше, чем ночью и, как отмечает В.Г.Фесенков, метеорит большой массы «не может представляться в виде раскаленного летящего болида на высоте свыше 40 км, вследствие незначительного торможения и оплавления, связанного с потерей массы». Но тогда получается, что угол не превышал 5о.

Многие «восточные» наблюдатели слышали шум от пролетавшего тела. Например, в селе Непа (410 км от эпицентр) С.В.Зарукин «сперва услышал звук, а потом увидел огненный сноп, который опускался совсем прямо и скрылся за горизонтом». По этим данным, для предельной высоты появления звуков (80 км) оказывается, что 10о . В Преображенке И.М.Воложин видел, как по небу «прошла полоса дыма, в которой проблескивал огонь». Считая, что этот пылевой след образовался на высоте 60 км, находим, что 8о .

Для других восточных пунктов результаты аналогичные и общий вывод ясен: наклон «восточной» траектории был так же мал и вряд ли превышал 10о .

Это заключение подтверждается и непосредственными наблюдениями. М.П.Тройнин, например, отметил, что полет Тунгусского тела проходил «ниже облаков», а Г.О.Зырянов запомнил, что оно «плыло ниже облаков», причем «параллельно земле без заметного снижения».

Таким образом, напрашивается вывод, что если уж ставить лабораторные опыты, моделирующие Тунгусское явление 1908 года, то наклон траектории (шнура) нельзя брать произвольным. Факты показывают, что он в любом случае не превышал 10о .

В декабре 1970 года на 14-й Метеоритной конференции И.Т.Зоткин доложил о некоторых теоретических расчетах формы фронта баллистической волны, при которых она могла бы произвести зарегистрированный вывал леса. Оказалось, что даже при очень больших, явно нереальных углах наклона траектории (около 60о ) и очень сложных, теоретически допускаемых, но физически непонятных формах баллистической волны вывал леса в районе эпицентра Тунгусской катастрофы объяснить не удается.

Тем самым, можно считать окончательно доказанным, что в вывале леса если и принимала участие баллистическая волна, то довольно незначительное. Основным же виновником грандиозных разрушений в тайге явилась воздушная волна Тунгусского взрыва*/ .

О том, что полет космического тела в земной атмосфере завершился мощнейшим взрывом, прежде всего свидетельствуют многочисленные воспоминания очевидцев. Но такой же вывод неизбежно следует и из анализа карты разрушений в Тунгусской тайге (наиболее полное исследование этой карты впервые провел В.Г.Фаст).

Что же видно на этой карте? Первое и главное, сразу бросающееся в глаза, это строгая, почти идеальная радиальность вывала леса на площади около 2000 квадратных километров. Непосредственное впечатление подтверждается и строгими расчетами – кроме В.Г.Фаста, их провели А.В.Золотов и другие исследователи.

Получается, что воздушный удар был сферическим, расходящимся практически из единого центра, широта и долгота которого равны соответственно 60о 53I 11- и 101о 55I 11- .

Какая же волна повалила лес: взрывная или баллистическая?

Если бы, скажем, Тунгусское тело двигалось вертикально вниз, баллистическая волна могла вызвать радиальный вывал леса. Однако твердо установлено, что траектория его полета соответствовала углу с горизонтом не больше 10о. В этом случае баллистическая волн может произвести только полосовое действие, причем полоса эта по своему направлению должна совпадать с направлением полета тела.

Между тем даже на границе области вывала, где действие взрывной волны минимально, баллистическая волна не повалила ни одного дерева – практически все они оказывают своими корнями на эпицентр катастрофы. Следовательно, разрушения произведены в целом только взрывной волной.

Сравнение с экспериментальными данными показывает, что вывал леса на расстоянии до 25 км от эпицентра может породить взрыв с тротиловым эквивалентом 10-12 мгт и энергией (4-5) 1023 эрг. Строгие расчеты для разных высот Тунгусской катастрофы (от 5 до 10 км) показали, что ее энергия заключена в сравнительно малых пределах – от 2х1023 эрг до 7х1023 эрг. Значит, по количеству энергии она, в среднем, эквивалентна взрыву примерно 10-мегатонной ядерной бомбы.

Из того, что баллистическая волна не произвела вывал леса, следует, что ее «напор» не превышал 0,1 кг/см2 (известно, что только при таком и больших давлениях воздушная волна валит деревья). Расчеты энергии, выполненные А.В.Золотовым, показали, что над областью разрушений энергия баллистической волны была, по крайне мере, в десять раз меньше энергии Тунгусского взрыва.

При некоторой неопределенности полученный результат все же позволяет сделать совершенно достоверные выводы. Оказывается, при данной энергии баллистической волны размеры Тунгусского тела и его скорость не могут быть какими угодно.

Расчеты свидетельствуют, что, например, при скорости 10 км в секунду Тунгусское тело не могло иметь поперечник более 70 метров, а при скорости 50 км в секунду – более 14 метров. В противном случае при больших размерах тела баллистическая волна произвела бы полосовой вывал леса, ни малейших следов которого на карте нет.

Допустим, что взрыв Тунгусского тела и все разрушения в тайге вызваны только его кинетической энергией. Как уже говорилось, эта энергия в среднем близка к 4х1023 эрг. Задавая определенную скорость Тунгусскому телу, мы ограничиваем сверху (как только что было показано) его размеры. Зная эти же

></emphasis>

*/ Этот вывод пока не является общепринятым.

размеры и определяя по известной кинетической энергии (4х10 эрг) массу тела,

можно найти его минимальную плотность.

Допустим, что конечная скорость космического тела (т.е. его скорость над областью разрушений непосредственно перед взрывом) была очень велика, не менее, скажем, 30 км/сек. Тогда диаметр его не мог превышать 23 метров (иначе получился бы полосовой вывал леса, т.к. «напор» баллистической волны оказался бы больше 0,1 кг/см2 ). Но с другой стороны, масса тел должна быть не менее 9х104 , так как только в этом случае кинетическая энергия достигнет величины 4х1023 эрг, т.е. энергии Тунгусского взрыва. Но тогда для Тунгусского тела получается нереально большая плотность – свыше 13 г/см3 .

Если же считать, что оно являлось глыбой льда с плотностью 1 г/см3 , то при массе 9х104 тонн у нее должен быть диаметр в 55 метров, и при скорости 30 км/сек она неизбежно произведет полосовой вывал леса шириной около 100 км.

Можно представить себе еще один вариант, при котором Тунгусское тело очень сильно вытянуто в направлении полета, т.е. по форме напоминает палку. Тогда при малом диаметре масса могла быть большой и соответственно кинетическая энергия достаточной для «десятимегатонного» взрыва. Однако, при таком варианте взрыв получился бы весьма протяженным в пространстве, а не точечным. Между тем строгая радиальность вывала леса свидетельствует об обратном.*/

Остается две возможности:

Либо Тунгусское тело обладало скоростью более 30 км/сек (что необходимо для быстрого перехода его кинетической энергии в тепловую, т.е. для «теплового взрыва»). Но тогда оно было сверхплотным, с плотностью, большей 30 г/см3 !

Либо оно имело реальную плотность, меньшую 8 г/см3 , но тогда его конечная скорость не превышала 5 км/сек, что совершенно недостаточно для любого «теплового» взрыва.

Итак, ясно одно: Тунгусское тело не могло быть ни роем частиц или облаком пыли (с плотностью, меньшей единицы), ни обычным метеоритом (с плотностью меньше 8 г/см3 .

Пока что на карте разрушений мы рассматривали, так сказать, эффекты первого порядка. Да, действительно, в целом вывал леса строго радиален. Но ведь баллистическая волна заведомо существовала, и если она не могла валить деревья, то, быть может, ее напор был достаточен для того, чтобы, взаимодействуя со взрывной волной, слегка изменить направление поваленного дерева, т.е. слегка нарушить хотя бы в некоторых зонах строгую радиальность?

Посмотрим, что по этому поводу дает теория.

В момент взрыва Тунгусского тела его баллистическая волна была вполне сформировавшейся. Оно разрушилось, исчезло, а баллистическая волна осталась. Она взаимодействовала со взрывной волной, причем характер этого взаимодействия зависел от энергии баллистической волны, то есть в конечном

счете от скорости Тунгусского тела.

На карте, составленной А.В.Золотовым, видно, как все это должно было происходить. Кривая 29 указывает расчетную линию пересечения взрывной волны с баллистической в последовательные моменты времени. В зоны 1 и 2 вторая из них не дошла, и вывал там строго радиален. Столь же радиален он и внутри конуса баллистической волны (зоны 3 и 3а). Зато в зонах 4 и 5 на падающие деревья действовали одновременно и взрывная и баллистическая волны. Строгая радиальность вывала здесь слегка нарушена. Согласно теории, в результате перераспределения энергии взрывной волны (при ее взаимодействии

*/ Правда, о некоторой протяженности взрыва говорит эллипсовидная форма в

области лучевого ожога.

с баллистической) область вывала леса не должна иметь круговой границы. В ней неизбежно появляются два «крыла», симметричные относительно траектории Тунгусского тела. Эти «крылья» отметят зоны, где обе волны действовали совместно, причем эпицентр катастрофы в области разрушений не будет занимать центрального положения.

Карта отлично подтверждает теоретические прогнозы. Действительно, в зонах 4 и 5 радиальность вывала нарушена, а реальная граница (пунктир 28) между зонами с радиальным и нерадиальным вывалом леса почти совпадает с теоретической.

Из всего этого следует важный вывод: каждой скорости Тунгусского тела соответствует своя граница между зонами. Значит, их форма и расположение однозначно определяют скорость тела над областью разрушений. По расчетам А.В.Золотова, эта скорость получилась равной всего 1-2 км/сек. Снова найден достоверный результат, основанный на анализе направлений более 50000 поваленных деревьев. Следовательно, кинетическая энергия Тунгусского тела была совершенно недостаточной для взрыва мощностью 4х1023 эрг, и оно взорвалось за счет своей внутренней энергии – химической или ядерной.

Сделать выбор между этими двумя возможностями достаточно просто. Зная энергию баллистической волны, нетрудно подсчитать, что диаметр тела (при скорости 1-2 км/сек) не превышал 50-70 метров. С другой стороны, если бы его длина была более 50-70 метров, взрыв оказался бы настолько протяженным, что это нарушило бы радиальность вывала в зонах 1 и 2 вблизи эпицентра. Этого нет, а значит, тело мело в поперечнике не более 70 метров, а в длину – не более 60 метров (речь идет о верхних пределах, так что реальное Тунгусское тело могло быть гораздо меньшим). Получается, что в небольшом объеме тела при взрыве выделилась энергия 4х1023 эрг, т.е., иначе говоря, концентрация энергии при взрыве была близкой к 1012 эрг/см3.

Если бы Тунгусское тело целиком состояло из тротила, концентрация энергии оказалась бы на два порядка (т.е. в сотни раз) меньше. Значит, даже самые мощные химические взрывчатые вещества не могли бы вызвать химический взрыв, подобный Тунгусскому.

Таков ход рассуждений и некоторые выводы, к которым пришел А.В.Золотов в своей монографии «Проблема Тунгусской катастрофы 1908 года».

В предисловии к ней академик В.П.Константинов писал, что «оценивая результаты работы автора книги в целом, я считаю, что она была безусловно полезной и полученные материалы и их анализ представляют существенный вклад в решение проблемы Тунгусской катастрофы – этого интереснейшего явления природы».

Итак, карта вывала Тунгусской тайги оказалась весьма красноречивой: она позволила прийти к выводам, что Тунгусское тело взорвалось над тайгой за счет внутренней энергии, и что вывал леса вызван, в основном, именно взрывной, а не баллистической волной.

О том же, что происходит при встрече Земли с ледяными ядрами комет, можно судить по тем явлениям, которые наблюдаются при падении ледяных метеоритов*/. Каждый такой метеорит представляет собою, в сущности, ядро крошечной кометы. Мы не видим ее до встречи с Землей лишь из-за мелких размеров.

Утром 8 мая 1970 г. в городе Яготине (Киевская область) произошло событие редкое, почти уникальное. Без всякой грозы, при спокойной погоде с неба упала крупная глыба льда. Очевидцы рассказывают, что падение сопровождалось сильным шумом. Врезавшись в черноземную почву переулка имени Артема, глыба раздробилась на зеленоватые осколки, общим весом около 15 кг.**/

Местные жители А.И.Ивахно и А.К.Романов собрали часть осколков в стеклянные банки. Оставшийся на земле лед вскоре растаял, а на его месте образовался белый налет, внешне напоминающий поваренную соль. Впоследствии этот след был затоптан прохожими и размыт дождями.

К счастью, судьба подобранных осколков оказалась иной. Зеленоватый лед в банках постепенно таял, издавая резкий неприятный запах, напоминающий запах сероводорода, аммиака и метана. До конца мая А.И.Ивахно терпела этот «аромат», а затем не выдержала и выбросила странный лед.

А.К.Романова оказалась более терпеливой. Она сохранила в банке примерно 0,1 л серовато-зеленоватой жидкости, пахнущей стоячим болотом. Когда в начале июня профессор И.С.Астапович, узнав о необыкновенном событии, прибыл в Яготин, А.К.Романова вручил ему сохраненную жидкость.

Судя по всему, упавшее тело было небольшим ледяным метеоритом. Предположение о необычно крупной градине отпадает – никакой грозы или грозовой тучи при падении не замечено. Все очевидцы отмечают, что в это время над городом не пролетал ни один самолет. Значит, ледяная глыба не могла выпасть с самолета, как это случилось несколько лет назад над Домодедовым, когда «потеря» была ошибочно принята за ледяной метеорит. Да и состав Яготинской глыбы отлично сочетается с современными представлениями о ледяных ядрах комет.

Как уже говорилось, лучше всего согласуется с наблюдениями и фактами так называемая модель кометного ядра. По этой гипотетической модели она представляет собой смесь из льдов, воды, аммиака, метана с твердыми включениями в виде мелких железоникелевых или каменных микроскопических пылинок. У крупных же комет ядра имеют поперечник порядка километра. Но ведь вполне вероятно, что существует великое множество «микрокомет», поперечники ядер которых измеряются метрами, а может быть и сантиметрами. Они ускользают от астрономов – слишком малы и неуловимо слабо светятся их газовые хвосты. Но когда такая комета сталкивается с Землей, можно, если, конечно, повезет, наблюдать падение ледяного метеорита. Обычные железные или каменные метеориты есть продукт распада астероидов. Ледяные же, по-видимому, образуются при разрушении ядер крупных комет.

Упавший на Землю ледяной метеорит быстро тает. Остающийся же после него осадок размывается дождями. Вот почему их находят очень редко. Только когда метеорит замечен людьми сведущими, есть шансы сохранить его для науки.

И все-таки случай в Яготине не единичен. На протяжении истории зарегистрированы редкие случаи низвержения с неба крупных ледяных глыб.

Еще в летописях времен Карла Великого (6 век) сообщается о падениях кусков льда величиной с небольшой сарай. А в восточных летописях есть сведения о глыбах размером со слона!

В 1843 году по сообщениям очевидцев во Франции упал кусок льда величиной с мельничный жернов. Его топорами разбили на куски, которые таяли под лучами солнца около трех суток.

В нашем веке также наблюдались «падения» ледяных метеоритов. Особенно любопытен один из них, небольшой по величине, упавший в 1955 году в штате Висконсин (США) – его удалось подвергнуть тщательному научному исследованию

*/ Заметим, что большинство современных астрономов отвергают возможность существования ледяных метеоритов (как в свое время отвергалось существование метеоритов вообще).

**/ «Кометный циркуляр», № 104 от 11.06.70. Изд. Киевского Гос. Унив.)

.

Недаром когда-то Иоганн Кеплер говорил, что «комет в мировом пространстве столько же, сколько рыб в океане». Во всяком случае, в отношении микрокомет это утверждение, по-видимому, справедливо. И если крупные сталкиваются с Землей не чаще, чем раз в тысячи или десятки тысяч лет, то микрокометы «идут» на сближение гораздо охотнее.

Еще в конце прошлого века русский ученый Ф.Шведов развивал гипотезу о космическом происхождении града. Им, в частности, собраны любопытные сведения о редких случаях появления в атмосфере нашей планеты ледяных метеоритов.

8 мая 1802 года в Венгрии упала ледяная глыба размером 0,9х0,9х0,6 м, весившая более 500 кг. Совпадение дат для Яготинского и Венгерского ледяных метеоритов профессор И.С.Астапович не считает случайным. Быть может, именно в этот день Земля регулярно встречается с метеорным потоком, включающим в себя крупные ледяные глыбы – остатки распавшегося кометного ядра. Если это так, то во время встречи нашей планеты с другими метеорными потоками следует также ожидать выпадения ледяных метеоритов. Будущие наблюдения проверят эту интересную догадку.

От быстрого испарения в космосе ядра комет предохраняет тот слой твердой космической пыли, который покрывает их поверхность. Это, вероятно, верно и для крупных и для самых маленьких комет. Но когда микрокомета (или, что то же самое) ледяной метеорит влетает в земную атмосферу, процесс его разрушения идет очень быстро. Подсчитано, что поверхности Земли достигает масса в десятки раз меньшая той, которая вторглась в верхние слои ее атмосферы. Следовательно, первоначальная масса Яготинского ледяного метеорита, во всяком случае, не меньше 150 кг.

Этот случай открывает новую страницу в истории науки. Теперь уже уверенно можно сказать, что можно сперва расширить далеко еще не завершенную классификацию метеоритов. К железным, каменным и железокаменным следует добавить ледяные метеориты. Падения их показывают, что никаких взрывов в воздухе, хотя бы и в микромасштабах, при этом не происходит. Не известны в истории Земли и другие события, напоминающие Тунгусский взрыв.

Значит, Тунгусская катастрофа – уникальное явление природы. Традиционные подходы к проблеме явно ведут в тупик. Поиски истины следует вести в иных направлениях.

ЧАСТЬ 3

В ПОИСКАХ ИСТИНЫ

«Кажется, будто Истина появляется с

ее последним словом, а последнее

слово порождает новое»

<p>Рабиндранат Тагор

КАК ЯДЕРНАЯ БОМБА

Уже в итоге первый своих экспедиций в Тунгусскую тайгу А.В.Золотов пришел к выводу, что вопреки общепринятому мнению, скорость полета Тунгусского тела в атмосфере Земли была относительно небольшой.

Прежде всего эту скорость можно определить по отношению амплитуд баллистической (вызванной движением тела) и взрывной (вызванной взрывом) волн в какой-либо точке пространства. Для этой цели Золотов выбрал такие деревья, которые после взрыва остались стоять на корню, но на которых могли бы сохраниться следы их воздействия. Взрывная и баллистическая волны обрушивались на эти деревья с разных сторон: первая шла с севера, вторя с запада.

Очевидно, что сучки, направленные прямо в сторону идущей на них волны, имеют много шансов устоять под ее напором, ибо она давит на них с торца, на сравнительно небольшую поверхность. Сучья же, параллельные фронту ее движения, противостоят внезапному давлению меньше. Ведь волна всей своей мощью обрушивается на них «сбоку» – гнет, ломает, срывает. И вот оказалось, что обломала сучья только взрывная волна, тогда как баллистическая, энергия которой зависит от скорости летящего тела, не смогла оборвать даже тонких отростков. По этим данным Золотов еще в 1962 году вычислил, что к моменту взрыва баллистическая волна была незначительной, и поэтому скорость Тунгусского тела близка к трем километрам в секунду.

Есть и другой способ оценки скорости. Чем быстрее летит тело, тем сильнее сжимает оно перед собой воздух, и тем ярче этот воздух светится. Очевидцы отмечали, что Тунгусское тело было бледнее Солнца. Отсюда по формуле газовой динамики следует, что скорость его не превышала четырех километров в секунду.

Интересно, что наблюдавшие катастрофу одновременно видели летящее тело и слышали порожденные им звуковые эффекты. А это возможно лишь в том случае, если его скорость ненамного больше скорости звука (примерно 0,3 км/сек). Если бы Тунгусское тело, как считали раньше, пронеслось сквозь атмосферу со скоростью 50-60 км/сек, то очевидцы сначала увидели бы его и лишь потом услышали грохот – вроде того, как гром слышен позже, чем сверкает молния.

Кроме того, тело, проносящееся с такой скоростью, выглядело бы сплошным огненным столбом, и ни о каких конкретных его размерах и форме очевидцы не имели бы представления. На самом деле, в описаниях Тунгусского дива часто встречаются такие выражения, как «огненный шар», «огненный чурбан» и др.

Таким образом, уже по этим, конечно, грубо приближенным оценкам скорость космического тела перед взрывом вряд ли превышала 3-4 км/сек. Анализ карты поваленной тайги, как уже говорилось, показал, что на самом деле перед взрывом Тунгусское тело, по-видимому, двигалось еще медленнее, и его скорость составляла 1-1,5 км/сек.

Но тогда взрыв Тунгусского тела за счет кинетической энергии, безусловно, исключается – ее не хватит даже для обычного испарения тела. Как писал в своей монографии А.В.Золотов:

«Независимо от механизма (разрушение, испарение и др.) взрывообразный переход твердого состояния тела в газообразное требует разрыва молекулярных связей тела. За счет кинетической энергии при полном ее переходе в тепло разрыв молекулярных связей тела может произойти при скорости не менее 5 км/сек. Поэтому даже при ударе о Землю тепловой взрыв космического тела происходит при скорости около 5 км/сек.

Таким образом, статистический анализ карты поваленного леса достаточно убедительно показал, что Тунгусское космическое тело могло взорваться только за счет внутренней энергии самого тела – химической или ядерной.

Следует отметить, что анализ карты поваленного леса с точки зрения взаимодействия взрывной и баллистической волн сказался плодотворным. Оценка параметров баллистической волны позволила произвести оценку по порядку величины почти всех основных параметров космического тела: скорости, возможных значений размеров, плотности и других параметров. Для более точных расчетов параметров Тунгусского тела необходима аэрофотосъемка или теодолитная наземная съемка всего района разрушений в тайге.

Основными результатами статистического анализа карты поваленного леса является вывод о том, что Тунгусское космическое тело не могло быть кометой или облаком космической пыли, оно не могло быть и обычным железным, каменным или ледяным метеоритом, а самое главное – космическое тело не могло взорваться за счет кинетической энергии. Предположений о том, что взрыв космического тела и все разрушения в тайге произошли за счет его кинетической энергии, фактическими данными не подтвердились».

Общая энергия взрыва по А.В.Золотову составила (4±2)х1023 эрг. Если учесть неоднородность земной атмосферы, как это сделал в 1970 году В.А.Бронштэн, то энергию Тунгусского взрыва приходится считать в 2-3 раза большей. Иначе говоря, в 1908 году взорвалось нечто, по крайней мере, по мощи напоминающее 40-мегатонную ядерную бомбу. Сходство Тунгусского взрыва с ядерным н ограничиваются, однако, только этим. Как известно, он вызвал лучистый ожог деревьев – явление, характерное лишь для ядерных взрывов.

В 17-18 км от эпицентра катастрофы Золотов обнаружил деревья, которые подверглись световому облучению, и вследствие этого, загорелись. А такое может произойти только тогда, когда на каждый квадратный сантиметр растущего дерева приходится энергии светового излучения в 60-100 калорий. Значит, лучистая энергия взрыва составляла 1,5х1023 эрг.

А вот что рассказывает очевидец катастрофы, житель поселка Вановара С.Б.Семенов: «В этот момент мне стало так горячо, что словно на мне загорелась рубашка…..» Его земляк, рабочий П.П.Косолапов, находившийся рядом с избой Семенова, вспоминает, что ему так сильно обожгло уши, что он схватился за них и присел на землю. Выходит, даже в Вановаре, в 60 км от эпицентра, лучистая энергия вызвала чувство ожога. Следовательно, она составляла не менее 0,6 калорий на квадратный сантиметр. И снова расчеты показывают, что общая лучистая энергия Тунгусского взрыва близка к 1,1х1023 эрг.

Наконец, в селе Кежма, в 200 км от эпицентра, световая вспышка при взрыве была так сильна, что образовала вторые тени в комнатах, окна которых обращены на север. По этим данным получается, что световая энергия взрыва близка к 2,8х1023 эрг.

Все три оценки независимы друг от друга, и все они свидетельствуют об одном: энергия излучения Тунгусского взрыва по порядку величины составляла несколько десятков процентов от его полной энергии. Но такое соотношение характерно только для ядерных взрывов. Химический взрыв, безусловно, исключается. Для него соотношение этих параметров гораздо меньше.

Зная основные параметры Тунгусского взрыва, можно вычислить и его температуру. Оказывается, она составляла несколько десятков миллионов градусов!

Чудовищной силы взрыв вызвал ожог деревьев в радиусе 15-18 км. Еще Л.А.Кулик отмечал это, его необычный характер. По свидетельству Е.Л.Кринова, «часто на дереве, особенно на его вершине, можно видеть расположенные рядом толстые и совсем тонкие сучки, обломанные с концов и имеющие угольки. Это свидетельствует о том, что ожог произошел мгновенно, т.е. в результате последовавшего взрыва, а не от обычного лесного пожара».

Новые исследования района катастрофы полностью это подтвердили. Обнаружены и ранее неизвестные явления, в частности, влияние экранирования при ожоге. По словам Золотова, «наблюдающееся чередование не только обожженных и необожженных сучков на вершине одного и того же в целом обожженного дерева». Значит, деревья в радиусе 15-18 км опалены световым излучением. Положение центра световой вспышки в воздухе было найдено в работе Г.М.Зенкина.

Действительно, разве мог бы такую «изобретательность» проявить обычный лесной пожар? Он сжег бы все в районе своего действия, а не обуглил деревья лишь сверху, да и то не повсюду. Не мог быть вызван ожог и раскаленными газами – в этом случае ударная волна оказалась бы столь мощной, что под ее действием вывал леса кончился бы за 100, а не за 20-22 км от эпицентра. По этим и многим другим данным можно сделать вывод, что взрыв Тунгусского тела вызвал лучистый ожог деревьев в радиусе 15-18 км. Но такой ожог характерен опять таки только для ядерных взрывов.

В итоге А.В.Золотов пришел к выводу, что отношение световой энергии Тунгусского взрыва к его общей энергии близко к 30%. Тем самым и эта оценка исключает гипотезу о химическом источнике его энергии.

Любопытно, что у каждого взрыва есть свой «почерк», свои особенности, отражающие его природу. Этот «почерк» выявляется, в частности, в микробарограммах, порожденный воздушными волнами. Звуковые быстро поглощаются атмосферой, а инфразвуковые, с низкой частотой, регистрируются с расстояний в тысячи километров.

Важная деталь: инфразвуковые волны распространяются в атмосфере с разной скоростью, и поэтому воздушная оболочка Земли служит для них своеобразным спектрометром, сортирующим их. Вдалеке (в тысячах км) от взрыва на микробарограммах сначала фиксируются более длинные, а потом – более короткие волны.

Допустим, что произошел химический взрыв. Из его продуктов образуется огромный газовый шар, который, соприкасаясь с воздействием окружающей атмосферы, начинает колебаться, сжимаясь и снова раздуваясь. Амплитуда колебаний постепенно уменьшается, а период остается неизменным.

Иная картина возникает при ядерном взрыве. В нем, по сравнению с химическим участвует относительно небольшое количество вещества, но зато концентрация энергии несравнимо выше. Выведенная из равновесия мощным импульсом, атмосфера возвращается к первоначальному состоянию апериодически, т.е. непериодически, а возникающие при взрыве колебания имеют как переменную амплитуду, так и меняющийся период.

Даже беглое сопоставление показывает, что микробарограмма Тунгусского взрыва весьма сходна с микробарограммами высотных ядерных взрывов (у химических и тепловых «почерк» совсем иной). Так А.В.Золотов склонился к выводу, что взрыв произошел по законам точечного взрыва и имел большую концентрацию энергии в малом объеме. А она сравнима лишь с концентрацией энергии ядерного взрыва. Зная ее (1018 эрг/г) и общую энергию 4х1023 эрг, можно определить количество вещества, прореагировавшего при взрыве: не более 400-500 кг.

При высотных ядерных взрывах изменяется проводимость ионосферы. Это неизбежно влечет за собой возмущение магнитного поля Земли – так называемый геомагнитный эффект.

Геомагнитный эффект Тунгусской катастрофы был обнаружен в 1959 году томичами – Г.Ф.Плехановым, А.Ф.Ковалевским, В.К.Журавлевым и Н.В.Васильевым. На старых магнитограммах от 30 июня 1908 года они нашли следы необычного возмущения геомагнитного поля. Одновременно с ними исследованиями этого эффекта занимался сотрудник иркутской магнитной обсерватории К.Г.Иванов. Результаты они получили весьма интересные. Сравнивая геомагнитный эффект Тунгусского взрыва с теми, которые были вызваны американскими высотными взрывами 1958 года, К.Б.Журавлев пришел к заключению, что «различия в общем ходе компонент геомагнитного поля для эффекта 1908 года и эффекта 1958 года не выходят за пределы различи для отдельных станций в случае ядерных взрывов».

Вот что рассказали томские исследователи о начале своих розысков «магнитных» следов Тунгусского взрыва:

«Нами была сделана попытка выявить влияние пролета Тунгусского метеорита 1908 года на геомагнитное поле. По нашей просьбе, копии магнитограмм за период 25 июня-5 июля 1908 года были любезно присланы обсерваториями и геофизическими станциями Мехико, Каира, Дублина, Мадагаскара, Урбаново (Чехословакия), Кью и Фалмоут (Англия), Датским метеорологическим институтом, институтом геофизики в Париже, Иркутской магнитной обсерваторией.

По данным Иркутской обсерватории 29 июня 1908 года магнитное поле было слабо возмущено, однако в течение шести-семичасового интервала, непосредственно предшествовавшего падению метеорита, оно было почти спокойным. В 0 час 24 мин по среднему гринвичскому времени, через 7 мин после взрыва по сейсмическим данным, горизонтальная составляющая внезапным импульсом возросла на 4,4 гамм, затем продолжала увеличиваться и в течение 18 минут возросла еще на 20 гамм, оставаясь в течение последующих 14 мин примерно на уровне. В 0 час 56 мин началось уменьшение, продолжавшееся до 1 час 45 мин. За этот период горизонтальная составляющая геомагнитного поля уменьшилась на 67 гамм. Далее началось постепенное восстановление ее до нормального уровня, продолжавшееся несколько часов.

Изменение вертикальной составляющей геомагнитного поля в этот же период носит характер «отрицательной бухты». Бухтообразное возмущение продолжалось с 0 час 24 мин 2 сек до 2 час 00 мин. Максимальное е уменьшение в этот период наблюдалось на 25,5 гамм по отношению к нормальному невозмущенному значению.

Никаких изменений в поведении магнитного склонения в этот период не обнаружено.

Приведенные выше численные характеристики геомагнитного поля близки к характеристикам, данным К.Г.Ивановым.

На основании сказанного можно высказать предположение, что взрыв метеорит вызвал необычно возмущение геомагнитного поля, отчасти похожее на магнитную бурю с внезапным началом, но необычайно малой продолжительности.

0|1|2|3|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua