Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

В.М. Слукин Тайны уральских подземелий

0|1|2|3|

данно встретила полость с полуистлевшей деревянной крепью. Это было не продолжение обследованного хода, это был совсем другой ход, который шел с уклоном вниз и поворачивал направо в самые недра горы… Правда, радость находки оказалась преждевременной – через 2 сажени (4 метра) исследователи вновь наткнулись на завал. На сей раз ход был засыпан мусором до самого свода. Сколько его, этого мусора? А сколько саженей тянется ход? Горный техник Клоков прикинул, какой объем грунта нужно вынуть в самом оптимальном случае. Ученые поняли, что ход с полусгнившей крепью в этот раз им не расчистить, и перенесли свои исследования на поверхность, чтобы попытаться отыскать возможные выходы из подземелья. Действительно, на поверхности была найдена заплывшая воронка на том месте, где находился вертикальный колодец.

Снесенный во время переноса монастыря в 1755 году главный собор, как показало обследование вскрытых фундаментов, имел, по-видимому, глубокие подвалы, особенно в подалтарной части. Из этих подвалов и шел подземный путь в лабиринт под горой.

Бесспорно, сухой вертикальный колодец служил и выходом в подземелье, н вентиляционным устройством. К нему как бы стекались подземные тоннели. Не исключено, что на территории был и еще один (а может быть, не один) такой же колодец.

Исследовательская группа представила свои соображения по проведению дальнейших работ Пермской ученой архивной комиссии. Началась было подготовка к новой, более оснащенной экспедиции, но события ближайших лет заслонили эту проблему, а потом она и вовсе позабылась.

Что же все-таки находится в глубинах Пыскорской горы? Наиболее вероятно – подземный монастырский лабиринт из тоннелей, подземных часовен, тайных келий, складов и прочих помещений.

й* 83

Пыскорский монастырь долгое время существовал на самой границе русских земель с Ордой. Угроза нападения сибирских царьков висела над ним многие десятилетия, пожары угрожали деревянным строениям, лихие камские варнаки были не менее опасны, чем пожары и пелымские стрелы. Поэтому монахи и зарывались в землю, устраивая там помещения и для службы, и для жилья, и для быта. Вполне возможно, что начало подземному строительству в Пыскорской горе положили еще отшельники, скит которых, по преданию, обнаружил Аника Строганов, подыскивая место для будущего монастыря. А может быть, в начале начал это сделали чудские умельцы, устроившие в горе целое подземное поселение, монахи же только воспользовались плодами этого гигантского труда. В Пыскоре есть над чем задуматься…

Но вернемся к версии, что лабиринт появился благодаря труду жителей монастыря. Она наиболее вероятна, тем более есть примеры, которые хорошо иллюстрируют эту возможность. Конечно, классическим примером является подземный лабиринт, гигантское разновозрастное хитросплетение подземных галерей и помещений Киево-Печерской лавры. До сих пор там делаются открытия новых ходов, келий, некрополей. В работах широко участвуют историки, археологи, геологи,, геофизики. Лабиринт вызывает мысль о подземных городах древности. Известен подземный монастырь, уходящий своими тоннелями в глубь Балдиной горы под Черниговом. Четыре просторных этажа подземелий вырублено в этой горе, а начало им было положено в X веке, еще до официального введения христианства на Руси.

С еще большим размахом велось подземное строительство в Дивногорских, Белогорском и других монастырях в бассейне рек Дона и Оскола. Эти подземные обители (имевшие, конечно, и наземные постройки) 84

пикли в XVII веке. Например, Троице-Никольский холковский монастырь, располагавшийся при впадении реки Холок в Оскол, имел обширный подземный храм, к которому вел подземный ход с ответвлениями. Длина этих ходов составляла 125 метров. Более сложную подземную структуру представлял шатрнщенский Преображенский монастырь, отрытый в недрах горы Шатрище на берегу Дона. Там тоже был храм, к нему вели коридоры, вырубленные в меловой породе. Причем для их прокладки использовались естественные карстовые полости, которые после придания им геометрической формы походили на камеры и кельи. Коридоры спускались и поднимались под разными углами с общим перепадом глубины до 45 метров. Длина всех подземных путей в этом комплексе составляла уже около 400 метров.

Дивногорские монастыри (название им дали два меловых массива на берегах Дона – Малые Дивы и Большие Дивы) тоже включают в свой лабиринт подземные храмы, пространство которых имеет высоту до 5 метров, а длина и ширина составляют соответственно до 20 и 6-7 метров. Длина главных подземных ходов, огибающих храмы, доходит до 100 и более метров.

Интересен Белогорский монастырь па территории Воронежской области, также устроенный в меловых скалах над рекой Доном. Причем начали копать этот лабиринт в самом конце XVIII века, а основные работы развернулись после одобрения предприятия Александром I. К 1822 году длина ходов составляла уже более километра. Значит, подземное монастырское строительство протекало и в XIX веке при наличии определенных социально-исторических условий.

Для общего представления о структуре подземных монастырских объектов мы приводим их планы на рис. 8, размышляя, что в том же Пыскоре могло быть нечто подобное, пусть даже в меньших масштабах.

К монастырским подземным тайнам примыкает та 85

Рис. 8, а. План подземных ходов и помещений древнерусского пещерного монастыря в Малых Дивах (по В. И. Плужникову)

потаенная деятельность, которой занимались уральские раскольники, или, как позднее их назвали, старообрядцы. Деятельность эта определялась религиозной борьбой гонимого меньшинства, часто переходившей в жестокую борьбу на выживание. По всему Уралу были рассеяны потайные жилища и скиты, тайники, тайные школы и монастыри. Большей частью располагались они под землей. В городах и поселениях при заводах, где последователи церковного раскола составляли иногда значительную часть населения, устраивались тайные 8G

Рис. 8, б. План подземных ходоз и помещений древнерусскою пещерного монастыря в Белогорье (по В. И. Плужникову)

кельи и убежища в домах, где по внешнему виду и внутренней обстановке нельзя было никогда заподозрить сокрытое. Простой кухонный шкаф для посуды вдруг мог повернуться вокруг невидимой оси и открыть за собой пнутристенный проход или лестничный спуск в подземелье. Но и в нем еще не сразу можно было увидеть закиданный хламом люк, через который по приставной лесенке спускались в другой этаж подземного обиталища. Вот уже здесь блестел древними ризами иконостас, в нишах за железными коваными створками лежали старопечатные книги, слабо, словно вполсилы, горели свечи. В подземной молельне собиралось по нескольку десятков человек, шла служба, не боясь 87

роннего уха, собравшиеся пели молитвы. Из подземелья, где-нибудь за алтарем, выходил тоннель в сторону двора или огорода. Ом мог быть двурукавньщ. Один рукав, короткий, .подходил к колодцу, вертикаль которого вентилировала все подземелье, другой, длинный, уходил в глубину двора, к сараям и амбарам, а то и дальше, к колодцу в огороде или к глухому оврагу. Через этот рукав выбирались тайно те, кому несподручно было выходить обычным путем. Бывали конструкции и посложнее. Если, например, кроме молельни нужно было сделать и убежища для беглых единомышленников или преследуемых наставников.

Тайные жилища и скиты вне городов и поселков располагались в глухих, безлюдных местах, однако не настолько далеко от центров, чтобы затруднить сообщение. Кроме обителей откровенных пустынников и отшельников, скиты редко выходили из границ примерно 20-километровой зоны в округе от населенного пункта. Пути к ним были строго засекречены и неведомы дли непосвященных. На Урале, особенно в пределах гласных хребтов, где залесенные кручи сменяются такими же залесенными распадками и логами, где скалистые останцы-шиханы вдруг сбегают в горные болота с островками, можно было долго хранить тайну. Подземные скиты и убежища обычно представляли вертикальный или наклонный колодец-шахту, от которого отходили короткие галереи в 2-3 сравнительно небольших помещения – кельи. Вход маскировался. Если грунт был податливым, то устанавливали деревянную крепь. По недоступности, а следовательно, по потаенности славились скиты вблизи Черноисточинского завода, долго дававшие приют староверческому люду. Лев Расторгуев, екатеринбургский магнат и ярый приверженец раскола, в округе Каслинского завода основал даже два тайных монастыря: один, мужской, на берегу озера Сунгул, другой, женский,-на берегу озера Анбаш. Возможно, что

основные помещения находились под землей. Подземные скиты окружали Ревдинский, Сылвенский, Тымовский, Тисовский, Верхне-Тагильский, Кыштымский и многие другие старые заводы.

Борьба с раскольниками усилилась в первой четверти XIX столетия. Указом 1827 года им было запрещено строить скиты и именоваться пустынножителямл и скитниками. Предпринимался розыск скитов, отряды солдат и заводских стражников разрушали и уничтожали тайные базы. Скитники сами бросали ставшие ненадежными обители, засыпали их входы и, как бы сейчас сказали, консервировали. Потом следы подземных убежищ терялись навсегда. Вот почему так было мало находок нетронутых скитов или их следов.

Неужели староверы зарывались в землю только из страха перед светскими и церковными властями? Ведь, по свидетельствам современников, это были в большинстве своем необыкновенно твердые, упорные, бескомпромиссные люди, которые могли и жизнью пожертвовать в фанатичном порыве. Нет, по-видимому, не только страх толкал раскольников устраивать подземные обиталища, или, как называли их противники, гнездилища. Что-то было и другое.

Давайте посмотрим одну старую книгу, в которой дается обзор причин появления раскольников на Урале, их понимания «истинной веры», их обычаев и способов борьбы с ними. Книга эта так и называется"Обозрение Пермского раскола, так называемого старообрядства, составленного А. П. Санкт-Петербург. 1863s. А. П.– это видный церковный просветитель, борец и гонитель раскола, архимандрит Палладий, а в миру – Александр Пьянков. Можно попытаться ответить на этот вопрос так.

Во-первых, подземное строительство староверов вывывала сама их религиозная идеология. Главный догмат гласил: спасение души может быть только в пустынях, 59

то есть в удаленной от прочих людей среде, бессуетной и негласной. Этому вторила принятая как закон фраза, якобы сказанная когда-то гласом с небес: «Рабы мои истинные, православные христиане, могите потерпите, а не можете, бегайте и убегайте в мои святые горы и вертепы, в расседины земные». «Расседины земные» – это и комментировать не надо. Сюда подпадает не только высеченное в земле природой, но и вырытое руками человеческими. А слово «вертеп» в старину трактовалось однозначно: пещера.

Во-вторых, подземной деятельности способствовали и некоторые обычаи и обряды, принятые в раскольнической среде. А именно: обязательно скрытно, тайно, секретно от всех прочих, без постороннего глаза исполнять службы и моления. Палладий – Пьянков пишет: «Есть обычай у староверов собираться ночью из рели? гиозных и других побуждений. Эти собрания делаются очень скрытно, с большими предосторожностями. Расходятся с рассветом секретными путями…"22 Секретные пути. Здесь, пожалуй, нет двойного толкования.

В-третьих, трудоемкость подземных работ обусловливалась материальными возможностями: в недрах старообрядчества были богатейшие и влиятельные люди Урала. Мы уже говорили, что Лев Расторгуев устроил два тайных монастыря. Это значит, дал деньги, высвободил от других работ, обеспечил прикрытие и тому подобное. Другие деятели Екатеринбургского раскольнического общества (так неофициально называлась обшина)-заводчики и золотопромышленники Рязановы, Казанцевы, Тарасовы, Зотовы, Харитоновы – оказывали движению всемерную поддержку. Среди активнейших подвижников раскола были управители заводов Сарацинского, Артинского, Сылвенского, Камбарского, Рождественского, Верхнейвинского, Каслинского, Кыштымского. Палладий – Пьянков свидетельствует, что раскольники пробивались на все руководящие должности от 90

мастеров до приказчиков и конторских служащих. В Перми долгий период бургомистрами были богатые купцы-староверы Суслов и Соколов. При такой мощной поддержке можно было делать многое.

Немалую роль в устройстве подземных скитов и убежищ, «особенного жилья», сыграло подражание знаменитым Иргизским скитам, этому настоящему гнезду иерархов и наставников религиозного явления, слово которых было определяющим и решающим для их уральских последователей. Иргизские скиты находились в глухомани долины реки Большой Иргиз, впадающей в Волгу, и имели постоянную связь с Уралом, i К такому вот повороту привела нас темная подковка подземного хода на зелени Пыскорской горы, скрывающей таинственное монастырское жилье.

Пермские люки

Есть ли в Перми подземелья? Легенда о подвалах управительского дома. Старинные горные выработки в недрах города. Карты рукотворных тоннелей. Находка странного люка. Подземная комната и ходы из нее. Тайник, сейф или канализация?

Пермь разочаровала искателей подземелий. В ней не было того самого «гвоздя», вокруг которого нарастали бы легенды, рассказы, сообщения. Таким стержнем, например, для Невьянска являлась знаменитая башня, для Свердловска – таинственный дом Харитонова, для Соликамска – древний воеводский дом. Возникали, естественно, недоумения: может быть, наш поиск именно в Перми стал менее добросовестным, может быть, какаято историческая загадка в жизни города как 91 цаемый колпак прикрыла всякие события, связанные с подземным пространством?

В «Пермских губернских ведомостях», чутких к маленьким сенсациям, за многие годы не появилось ни одной заметки, ни одного упоминания в краеведческих статьях и очерках о каких-либо пермских подземельях или их признаках. В то же время там регулярно печатались сообщения о находках в Невьянске, Екатеринбурге, Соликамске, Усолье. А может, вообще не возникало интереса к недрам старого города, всякие же случайности просто миновали его?

Удивляла скудость легенд, то есть свидетельств, когда истинное и выдуманное перемешано, полито красками сказки и фантазии, но все же содержит правду о главном. Например, подземелья участвуют в одной из пермских легенд, которая потом обросла добавлениями и покатилась по всему Уралу. Это легенда об Иване Снеткове. Беллетристы использовали ее в полную силу и сделали легенду красивой, жуткой, романтичной, назидательной. Нас может интересовать лишь суть. Дове дем ее до читателей.

Страшные подвалы были под домом одного из упра пителей завода. Б толстых стенах скрывались камен ные мешки – узкие пространства, где человеку можш только стоять. В закоулках подвалов под их массивными сводами глохли любые звуки. Чем-то провинился перед управителем молодой красивый парень Иван Снетков (легенда называет имя и фамилию, может быть, на самом деле был такой челов.ек?). Посадили его в подвал, но, каким-то образом выломав решетку, Снетков бежал из.подвала, прихватив с собой любовницу управителя. Тогда тот приказал схватить отца юноши и посадить его в подвал, да еще в каменный мешок, и «замазать в стену», то есть заложить мешок кирпичом, оставив небольшое отверстие для воздуха и пищи. И приказал объявить в округе: пока Снетков сам не 92 е– i Л^

явится, отец его будет сидеть (стоять) в каменном мешке. Вечером сын явился. Отца выпустили на свободу, но на следующий день управитель вызвал его к себе и сообщил, что Снетков снова убежал, но он, управитель, зла больше не держит и прощает парня.

Страшная правда открылась через несколько лет, когда один из управительских служек, не вытерпев посещавших его ночами кошмаров, публично покаялся, что вместе с двумя другими такими же негодяями по приказу «самого» замуровал Ивана Снеткова в каменном мешке заживо. Кто-то сообщил управителю о болтовне бывшего верного слуги, и когда представители властей нагрянули в дом (видно, не всех успел купить управитель), то в указанном месте подвала никакого мешка не оказалось – сплошной кирпич. Принцип «доносчику первый кнут» тут же воплотился в наказание раскаявшемуся негодяю, а управитель лично проследил, чтобы после кнутовья тот живым не встал. Легенда говорит, что от этого управителя пошел род богатых пермских промышленников.

Развивались ли события так, как трактует легенда, был ли на самом деле такой Иван Снетков – неизвестно. Но то, что в легенде фигурирует подземный объект, да такой, какие на самом деле существовали во многих уральских вотчинах заводчиков (Сысерть, Кыштым, Верхний Тагил), несомненно заинтересовывает как факт вполне достоверный. Если следовать легенде, то в Перми можно обнаружить несколько домов, где могли быть такие глубокие и жуткие подвалы.

Интерес к подземному пространству Перми возник в авральном порядке и совсем не случайно. Правда, виноваты в этом оказались не подвалы и подземные ходы в черте исторического центра, а другие оказавшиеся очень коварными подземные объекты. Мы остановимся подробнее на этом эпизоде в жизни города, чтобы проиллюстрировать важность и необходимость полоз иого знания о том, что таят в себе городские недра.

События развивались драматично. В самом начале 60-х годов район Перми, называемый Городскими горками, стал интенсивно застраиваться многоэтажными жилыми домами. И вдруг некоторые из них, к счастью, еще до заселения стали покрываться стремительно растущими трещинами, проседать и обваливаться. Исследуя причины, специалисты вначале грешили на карстовые явления, то есть на притаившиеся в недрах полости естественного происхождения, которые возникают вследствие растворения известняков грунтовыми водами. Но очень скоро распознали истинного врага. Виновником оказались старинные горные выработки, не замеченные изыскателями, несмотря на то что они находились сравнительно неглубоко от поверхности земли. Когда-то тут добывали медистые песчаники как медную руду для окрестных заводов, а потом по скудости содержания в них металла забросили выработки.

Но как простираются эти рукотворные тоннели, какую площадь охватывают, сколько этажей образуют, в каком находятся состоянии, наконец, один ли это рудник, нет ли поблизости других? Конечно, можно было бурить, бурить, бурить многочисленные скважины и получить нужный результат. Бездна скважин – бездна затрат. Поиск мог затянуться на неведомый срок. Инженеры, казалось, стали в тупик перед проблемой. На помощь пришли… историки. Была организована группа, которую возглавил К. К. Демиховский. Главной целью предстоящей работы являлось составление карты расположения рудников и приисков в Перми и окрестностях. В тиши архивов начался поистине гигантский труд по поискам, изучению и обработке исторического, статистического и картографического материала.

Оказывается, на территории современной Перми и в округе действовало около 780 (семьсот восемьдесят!) рудников в течение XVIII и первой половины XIX века.

и inn in Illl Hill

1'ис, 9. Схема расположения подземных сооружений в одном яа раЙжов старой Перми (реконструкция автора) – площадка Дома культуры за– 4выход кирпичного подземного

вода им. Дзержинского свода '-дом бывшего пароходовладелы 5 – вход в подземное сооружение ца Любимова ; – старая церковь (разобрана в XIX в. за ветхостью)

Большинство их было в частных руках, что затруднял маркшейдерский контроль и снижало точность докумсн тации. Это же приводило к большому количеству сосед ствующих разработок и их густоте на территории,

Карта рудников была составлена, на ней ясно вы явились особо опасные по грунтовой обстановке зоны, локализовались старинные шахтные поля23. Так, знание исторического материала помогло решить важную задачу и, кто знает, предотвратить крайне неприятные явления. Кстати, в ходе поиска историки нашли любопытный документ, но совсем не древнийматериал аэрофотосъемки 30-х годов (она только тогда стала входить в практику) именно, тех территорий, которыми интересовались строители. На картах аэрофотосъемки еще отчетливо выделялись все признаки горных выработок, стертые с поверхности в последующие три десятка лет.

Может быть, именно события, связанные с горными выработками, усилили внимание к подземным объектам в Перми.

19 мая 1973 года ученик школы Сергей Бояршинов пришел в Пермский областной краеведческий музей и сделал заявление о необычайной находке. Недалеко от дома, где он жил, обнаружено странное подземное сооружение. Обнаружено в квартале, ограниченном современными улицами Хохрякова, Орджоникидзе, Тол* мачева и Советской, который раньше был застроен старыми домами пермских обывателей, а теперь почти целиком занят Домом культуры завода имени Дзержинского и относящейся к нему площадью (рис. 9).

Сотрудники музея обследовали указанное место. После сноса старых домов образовался провал, открывший кирпичный свод. Провал вел в помещение в виде комнаты почти квадратной формы и площадью примерно двадцать метров. Обращали на себя внимание решетчатые двери в стенах этой комнаты, За дверями начинались рукава тоннелей, направление которых 96 I-Щ i, РГ»

дывалось примерно следующее: к реке Каме, к речке Данилихе и к участку, где когда-то стояла старинная деревянная церковь, снесенная из-за ветхости еще в XIX столетии.

В один из рукавов можно было попасть другим путем: здесь же на участке, в яме глубиной полметра, был обнаружен люк, закрытый тяжелой каменной плитой, вделанной в металлическую раму. К раме были прикреплены ролики, скользящие в неглубоких пазах. Плита на роликах, таким образом, могла быть сдвинута и открыть вертикальный лаз в рукав подземного хода. В этом же рукаве найдена дверь, перекрывавшая ход. Она располагается примерно в 4-5 метрах от подземной комнаты с решетками. Дверь сделана подобно крышке люка, тоже из каменной плиты в металлической раме. Ход представлял собой облицованный кирпичом сводчатый коридор высотой около полутора метров, шириной примерно восемьдесят сантиметров с неглубокой канавкой в кирпичном полу.

Опрошенные старожилы вспомнили, что в 1937 году Камское речное пароходство на одном из пустырей, находившихся где-то на этом участке, собралось выстроить детский дом. Был даже заложен фундамент. Но произошло несколько случаев неравномерной осадки фундамента н обвалов его, какустановили строители, в какието подземные полости. Строительство прекратили, материал кладки разобрали, а провалы засыпали мусором. Что же это за сооружение с каменными дверями и люками? Судя по конструкции двери и люка, оно не могло быть сделано ранее XIX столетия, скорее – второй его половины. В XVIII веке применялись в основном кованые железные двери, не лишенные некоторых эстетических элементов: закруглений дверных рам, кованых фигурных накладок и т.д. Здесь же мы видим тесаный камень в прямоугольной строгой раме.

Можно предположить, что все сооружение – некая Заказ 90 97

канализационная система. Ведь высота тоннелей не позволяет пройти человеку не сгибаясь {а это, кстати, одно из условий прокладки всякого подземного хода), в полу сделана канавка – явно для сбора воды. Тогда зачем такая сложность конструкции, для чего плотно закрывающиеся двери, выполненные из твердейшего камня? Да и рядом нет и почти не было каких-либо больших и богатых владений, чтобы позволить такое дорогое устройство. Правда, недалеко стоял двухэтажный дом пароходовладельца Любимова. Ему было бы, наверное, под силу соорудить такую конструкцию, но с какой целью делать разветвление в трех направлениях вместо обычной сточной трубы и лотка?

Каким целям служило подземное помещение с решетками в дверных проемах, с толщиной прутьев в этих решетках не менее 2,5 сантиметра? Напрашивается мысль, что странное сооружение-подземное тайное хранилище ценностей если не того же пароходовладельца Любимова, то, может быть, еще какого-то толстосума.

Потаенные сооружения старого города на Каме еще привлекут к себе внимание, еще отыщутся ~в толщах городского грунта, послужат истории и современному строительству.

Подземные горнозаводского Урала Невьянское чудо

Невьянская бзшня и тайны ее подвалов. Находки подземных сооружений. Вспоминают старожилы. Замурованные выходы. Где они, легендарные подземелья? Буровая скважина вонзается… в пустоту. Подземный многоугольник. Геофизики ищут подземелья. Таинственный свод. Подземные ходы дождевского дома. Загадка старой молельни. Завод-заповедник

Есть у польского писателя-фантаста Станислава Лсма замечательный рассказ «Терминус». Так называли робота из старого космического корабля, когда-то пережившего катастрофу и гибель команды. В уголках своей памяти он сохранил последнюю перекличку разделенных бедой, гибнущих членов команды. Занятый делом в отремонтированном корабле, готовящемся к новому полету, Терминус нет-нет и начинает непроизвольно выстукивать азбукой Морзе переговоры когда-то живых людей. У навигатора Пиркса, взбудораженного информацией о последних минутах астронавтов, возникает, как он сам признается, «дикое желание вклиниться в разговор давно ушедцгих лет». И он это делает. И – жуть! – ему отвечают, к нему начинают через звякающие руки робота обращаться люди, которых давно нет в живых!

]00

Я вспомнил этот рассказ, поднимаясь по ступеням внутристенного хода Невьянской башни. И несмотря па то что где-то впереди, за поворотом лестницы, щелкал дверным замком «хозяин» башни Александр Иванович Саканцев, что со двора доносилось стучащее, шипящее и свистящее буйство производства, мне казалось, что под тяжелыми сводами слышатся голоса прошлого, что сквозь толстые, почти крепостные стены пробиваются какие-то человеческие звуки. Не знаю, может быть, это вызвано особой акустикой башни со множеством таинственных каналов, где любой звук, плутая и бесчисленно раз отражаясь, так изменяется, что начинает походить на стоны и пришептывания.

Позже в книге В. И. Немировича-Данченко (брата известного театрального деятеля) «Кама и Урал», написанной в 1870-х годах, я прочитал о подобном же впечатлении автора, побывавшего в знаменитой башне.

Каждый, кто оказывается внутри или хотя бы вблизи этого прекрасного, уникального и таинственного сооружения, невольно чувствует себя причастным к чемуто сокровенному, потаенному, до поры до времени неизвестному, но необыкновенно значительному. Будто массивные стены башни не покоятся на таком же массивном фундаменте из сланцевых глыб, а вырастают откуда-то из другого мира, из другого времени. И стоит только спуститься туда, вниз, под башню,– словно попадешь в XVIII век, тебя окружат суровые изработанные люди с горящими глазами, поротые, ломанные, истерзанные непосильной работой. Вот прямо из стены башни растет пробившаяся сквозь кладку березка – как будто это они, затворники демидовских подземелий, через века подают нам знак.

С подвалами башни связаны легенды, рассказы беллетристов, фантастические домыслы и откровения, наконец, архивные изыскания и научные исследования последнего времени. Правда, иногда с этими подвалами 101

отождествляли подземелья и подземные ходы, находимые и сравнительно далеко от башни. Что поделаешь, , такова уж ее притягательная сила, такова уж ее слава как средоточия невьянских тайн.

Конечно, башня не могла остаться в стороне от не– * вьянских подземных хитростей и играла в них важную роль.

О Невьянской башне написано много, но загадки ее почти не разгаданы. Проблема сохранения башни, превращения ее в музей укладывается сейчас в пухлую папку переписки сорокалетнего возраста. Сверхделовые письма, красивые решения, кричащие акты не подвинули дело. Под аккомпанемент разговоров старая башня элементарно разрушается. Шпуры, пробуренные с двух Х' сторон почти двухметровой толщины стены, принесли очень неутешительную информацию: по 60 сантиметров с наружной и внутренней сторон – рыхлый кирпич, расслоение кладки, вездесущая влага.

Башня обстроена с трех сторон, на одно ее плечо оперлась тяжелая транспортная эстакада. Эстакада давит, гнет башню и уже оторвала ей угол – в раскрывшуюся трещину входит кулак.

…Само собой понятно, что о подземных сооружениях старого демидовского завода нет никаких упоминаний в сохранившихся документах. Сохранившихся – потому что до нас дошла совсем малая часть. По преступному распоряжению малограмотного чинуши в наши сороковые годы сожжен весь архив демидовских времен, десятилетиями хранившийся в башне.

Возможно, в архиве и нашлись бы какие-то сведения о подземном хозяйстве Демидовых. Сейчас известно буквально несколько скупых строк. Вот так называемая «Книга мемориальная о заводском производстве"своеобразная опись «движимого и недвижимого имущества» Невьянского завода, составленная в 1770 год; приказчиком Григорием Махотиным. Перечисляя хозяй

ские строения, приказчик отмечал! «…под тою башнею полат, книзу складенных, 2». Далее аккуратный приказчик кратко характеризовал каждое из зданий, непременно упоминая о подвалах и погребах под ними. Так, под демидовским домом были подвалы, чуть севернее дома – погреба, под кладовой подвалы, под сараем, что рядом с конюшней и каретником,погреб, в деревянном рубленом амбаре – тоже подвалы. Конечно, nei и слова о подземных связях между всеми этими строениями, нет даже упоминания о функциональной принадлежности подземелий, разве что для храпения припасов. Приказчик берег тайны хозяев.

Совсем другого рода документальное свидетельство содержится в прошении Прокопия Меньшакова, одного из участников рабочих волнений на Невьянском заводе в 1824 – 1825 годах. Меньшаков, обличая деспотизм управляющего заводом Зыкина, писал: «…засадил меня при заводе под строжайший караул в такую ужасную полатку под башню, что не только ночью, но и днем человеку быть одному опасно… В тюремном замке от нечистоты, сырости, холода, от того тяжкого воздуха всякой почти день умирают люди, и валяются тела оных без всякого призрения внутри замка по неделе, яко скоты изгибшие».

Прокопий Меньшаков своим отчаянием поведал нам о подвалах Невьянской башни. Вот и все документы, в которых пусть мимоходом, но говорится о подвалах и подземельях. Дальше нам придется посмотреть глазами очевидцев, бывших в той или иной мере свидетелями находок и раскрытия подземных демидовских хитростей.

Был ли в подземных ходах Т. У. Аткинсон, английский путешественник, живописец и архитектор, посетивший Невьянск в 1847 году? На основании каких-то сведений писал же он в своей книге-дневнике: «…прежде когда-то башня эта служила тюрьмою для арестантов, 103

и к ней были проложены ходы под землею». Аткинсона встречали почетно, ему много рассказывали и показывав ли, может быть, и удостоили чести приоткрыть завес} над подземельями.

Примерно в это же время случился провал над под] земным ходом, ведущим к демидовскому дому. По боле* позднему свидетельству невьянского священник* Н. А. Словцова, в этот провал спускались любопытные! но далеко пройти по ходу не удалось, так как его за крьгвали кованые железные двери о висящими замками|

Количество подземных находок всегда связывается с размахом строительных работ. Случайные провал! редки– Демидовы строили на века, материалов не жа-| лсли. Во второй половине прошлого века в черте старогс завода строительство почти не велось, кроме временны] деревянных построек типа сараев. Да и то, если с пивать старые фотографии завода, сделанные в разньн годы, видишь, что территория больше расчищалась от ветхих деревянных построек, чем застраивалась.

И вдруг! Надо же случиться такой беде. В 1890 год5 гигантский пожар практически уничтожил не тольк( завод, но и город. «Горело так,говорили очевидцы,– что земля проваливалась». Действительно, на террито-] рии старого завода образовались провалы. Один из ни: вскрыл подземное помещение, в котором были найден! плавильные горны. Из подземной плавильни шел под-1 земный ход к башне. Видимо, сообщение об этой наход-) ке попало в уральские газеты, что дало возможноеЩ В. П. Доброхотову, составляя в 1917 году справочнук книгу «Урал Северный, Средний и Южный», привести его.

«Однажды мне довелось видеть следы этого пожара] На одной из улиц старого Невьянска копали глубокую траншею. На глубине 1,5-2 метра ковш экскаватор; вскрыл примерно полуметровый пласт угля и обгоревших остатков дерева».

1Q4

Пожар 1890 года –это один из периодов находок подземных исторических сооружений в Невьянске. Второй период приурочен к строительству электростанции в 1915 году и реконструкции старого завода в 1920– 1924 годах. Строительство электростанции положило начало обстройке башни. Здание станции, несколько подогнанное под стиль старых сооружений, приткнулось к башне с северо-запада, перерезав фундаментами ее подземные связи в этом направлении. Старики рассказывают, что во время строительства рабочие наткнулись на тоннель между башней и демидовским домом, но как будто бы в контур фундаментов станции попала совсем небольшая его часть и он, избежав разрушения, целехонький, ушел дальше к демидовским хоромам.

Во время реконструкции 1920-1924 годов на территории старого завода прокладывалось много разного рода коммуникаций. Вот этими траншеями зачастую и вскрывались подземные демидовские пути. Уроженец Невьянска В. В. Владимиров, принимавший участие в этих работах, видел открытый ход между башней и зданиями демидовского дома и заводской конторы.

Старожил помнит и другого рода подземные сооружения – каналы, облицованные гранитными плитами и прикрытые сверху такими же тесаными глыбами. Что это, ливневая канализация? Но почему она на глубине двух метров? А может быть, вентиляционные каналы, где-то подходящие к трубе?

В. В. Владимиров на своем простеньком чертеже показал направления обнаруженных ходов. Конечно, генеральное направление – к господскому дому и конторе, затем к старому медному цеху, а еще к заводскому собору, построенному на месте первой деревянной церкви. Все это идет от башни, из ее подвалов, которые, как считает старожил, располагаются на восточной стороне башни, но не под ней.

Находки подземелий в те годы настолько 105

жили людей, что В. В. Владимиров и несколько его сослуживцев образовали группу для поисков легендарных подвалов, достали и приготовили к работе паровой насос для откачки воды из затопленных помещений.

Что-то помешало выполнению этих планов. Но дух поиска в Невьянске остался. Краеведы ищут малейшую возможность исследовать демидовские подземелья. В начале 1930-х годов невьянский старожил А. И. Горбунов спустился в подвалы демидовской резиденции. Он прошел через три подземных помещения, через полузасыпанные двери и по узкому ходу попал в палату, где, похоже, до него еще никто не был. Там он увидел две плавильные печи, полусгнившие деревянные нары, длинХ ную цепь с наручниками, продетую сквозь стенные массивные кольца, человеческий скелет, две ГЛИНЯЕШС чашки и двухпудовую железную гирю с надписью «2П». Из этого помещения, видимо, был ход еще куда-то дальше, но его закрывала железная дверь с тяжелым замком.

Так описывал свое подземное приключение А. И. Горбунов, рассказывая о нем В. Г. Федорову – автору книжки о Невьянской башне24. Виденное Горбуновым подземелье находилось примерно в 50 метрах от демидовского дома по направлению к башне. Значит, строительство электростанции в 1915 году не нарушило лабиринты, значит, стоит спуститься в подвалы господского дома и… вот тебе дорога в подвалы башни и в другие закоулки подземного Невьянска.

Так примерно представляется, когда по хрупкой лесенке спускаешься в черную дыру подвала, над которой установлен вороток с тяжелой бадьей. «Хранитель» башни, реставратор ее знаменитых часов А. И. Саканцев и сотрудник местной газеты «Звезда» Л. М. Мамонов на свой страх и риск взялись очистить старинные подвалы и, может быть, дать им вторую жизнь. С помощью двух воротовщиков-пенсиоперов, бывших старателей, они 106

выгребли из подвалов десять самосвалов грязи, хлама и мусора. И пробились в третий отсек, самый интересный, куда двери пока еще наполовину засыпаны. В этом третьем отсеке видны три или четыре закладки – замурованные кирпичом выходы и проходы. За одной из этих кирпичных стенок и побывал, видимо, А. И. Горбунов.

Куда ведут остальные замурованные пути? Может быть, именно здесь ключ ко всему подземному хозяйству старого Невьянского завода? –Х

Энтузиасты уже было расчистили подвалы, для дальнейшей работы им требовалась немедленная н эффективная помощь, но дело с помощью затянулось. Прошла снежная зима, потом водообнльная весна, за ней дождливое лето – и некогда сухие подвалы залила верховодка. Отодвинулась разгадка демидовских тайн.

Перед глазами надолго остаются эти мрачные подземные помещения со сводами, уходящими на четырехметровую высоту, с плотной кладкой из большеразмерпого особого кирпича, с чугунными дверными проемами, с решетками из прутьев толщиной в руку. Остается еще впечатление отрешенности и такой явственной сопричастности к событиям прошлого, словно спускался не в подвалы по лесенке, а летел в историю на машине времени.

Третий период подземных находок – близкие нам 60-е годы. На территории старого завода шло строительство, отрывались глубокие траншеи под фундаменты, прокладывались новые коммуникации. Башня была охвачена, словно футляром, зданием городской котельной.

К сожалению, именно в этот период произошли и самые большие потери. Была снесена так называемая единоверческая церковь, спутница суровой невьянской истории, перестроено до неузнаваемости здание старой конторы, снесена заводская часовня постройки XVIII века. Домны, гордость уральской и отечественной 107

металлургии, начало начал уральского горнозаводского дела, один из первых камней в фундамент промышленной архитектуры планеты – домны не просто потеряли облик, они разгорожены на хозяйственные клетушки и каптерки. Осталась плотина, уникальное гидротехническое сооружение. Правда, ее подновили, отреставрировали, оставили старые фрагменты, чтобы… через 20 лет водрузить над ее сливом нелепое здание насосной станции, полностью искажающее не только вид старинного сооружения, но и всей ландшафтно-исторической зоны. Снесено… перестроено… искажено… Печальный реестр убытия из действительности. Но, может быть, чтото найдено, ведь худа без добра не бывает?

Да, находки были. В подвале котельной, так трогательно «обнявшей» старую башню,– лес железобетонных колонн. Чтобы их поставить, надо глубоко врыться в грунт. Строители, в основном коренные невьянцы, догадывались, что в этом месте их может ожидать сюрприз, копали осторожно и… не ошиблись.

Есть ход! Облицованный старым болыперазмерным кирпичом, с красивой крутой дугой такого же кирпичного свода, он словно убегал от башни к зданию старой конторы. На дне подземного хода был толстый слой ила, от которого поднимался удушливый запах,– видимо, в тоннель когда-то попадали сточные воды.

У здания старой конторы (того, что вытерпело перестройку) был найден колодец. Первооткрыватели не имели инструмента, чтобы измерить его глубину, не говоря уже о том, чтобы спуститься туда и осмотреть, но, бросая камень в черный зев колодца, отмечали, что камень летит необычно долго. Колодец мешал работе, и его тотчас засыпали.

Где-то на полдороге между башней и единоверческой церковью, располагавшейся уже за пределами старого завода, при установке оборудования вскрыли кирпичный свод очень плотной кладки. Когда его разрушили (не 103

ставить же на непонятной кладке станки), то обнаружили сухой подземный ход. По нему можно было идти, не сгибаясь и не задевая боками по стенкам. Этот лаз, видимо, в старину выходил прямо в городскую застройку. Недалеко от этого места просматривается большой провал. В яму от провала сыплют металлическую стружку, и когда она наполняется, провала не видно. Время от времени стружку собирают, и можно видеть оплывшее проседание почвы, очень похожее на рухнувший свод подземного помещения.

В 1962 году изыскатели бурили скважины на территории старого завода, изучая свойства грунтов для нового строительства. И вдруг буровой инструмент провалился, как говорят буровики, не встретив обычного сопротивления породы. Вырезав колонку кирпичной кладки на известковом растворе, бур крутился потом метра два в пустоте, вернее, в воде, заполнявшей эту пустоту, а затем снова вгрызся в кирпич.

Действительно, изыскательская скважина случайно воткнулась в подземный ход на участке между башней и старыми домнами, вблизи которых когда-то находилась демидовская медная фабрика. Свод сооружения располагался на глубине трех метров от поверхности под насыпной толщей металлургического шлака и щебня. Это дает основание думать, что траншея для хода могла быть пройдена открытым способом, потом был выложен тоннель, а уж затем все засыпали шлаком и щебнем. Ход имел высоту около двух метров, его полом служила кирпичная кладка. Вода стояла там под самым сводом, и попытки откачать ее кончились неудачно – где-то, видимо, имелась связь с прудом.

Главное в понимании невьянских тайн – это не отдельные находки подземных сооружений и их фрагментов, а то, в какую систему укладываются эти находки, как можно реконструировать глубинный-лабиринт, не имея его описания и планов, но сопоставляя 109

ный за много лет фактический материал, свидетельства) очевидцев и факты истории завода.

Пожалуй, первую реконструкцию системы дал в начале нашего века В, И. Немирович-Данченко. Очень! дотошный и удачливый журналист, он иногда грешил излишней увлеченностью, ло в очерках о Невьянске, как установлено позднее, его увлеченность не мешала правдивости. Будучи в Невьянске, он собрал значительный материал о подземельях из рассказов людей, которым] были доступны невьянские тайны, а может быть, видел! какие-то еще тогда не утраченные архивные документы.

Так или иначе, он писал в своей книге «Кама а Урал»: «…На восточной стороне этой громады (башни.– В. С.) Демидов построил лабораторию, вырыл' подземелье высотою в рост человека, однако показалось малорядом устроил другие, и тут в вечном мраке, скупо озаряемом светом лампад и огнями плавилен, начались таинства отделения серебра от меди. Потом и этого ему показалось мало, скрытыми, подземными ходами он соединил мастерские со своим домом, из-под башни продлил черную жилу к домне, от домны – под то место, где стоит нынешняя полиция, тут он устроил тоже «химическое дело» какое-то… Затем эту артерию повернул назад и закончил вновь выходом к себе"25.

По описанию получается, что подземный демидовский путь представлял замкнутую систему: башня – доменный цех – старое здание, где потом находилась полиция,– демидовский дом – башня. Где-то между башней и господским домом располагались тайные мастерские, то есть, возможно, целая цепочка связанных между собой подземелий.

Невьянец В. В. Владимиров дает такую схему: башня – демидовский дом (или старая контора) – старые заводские цехи. Если соединить цехи с домомконторой, то получается замкнутый треугольник. Правда, по свидетельству В. В. Владимирова, от башни было по

еще ответвление под большой заводский собор, построенный в начале XIX века на месте демидовской церкви. Трудно сказать, могла ли сохраниться подземная связь башни с демидовской церковью и наследовал ли собор эту связь, но по сей день в подвалах собора, ныне производственного здания, находят какие-то загадочные двери и лазы.

Еще одна реконструкция системы невьяиских подземелий появилась сравнительно недавно. Кандидат геолого-минералогических наук Станислав Адольфович Лясик занялся очень интересным делом – он поставил цель доказать, была ли плавка благородных металлов на демидовском заводе, где она велась и не служила ли башня со всей своей сложной системой внутренних каналов своеобразной вентиляционной трубой. С. А. Лясик определил содержание благородных металлов в саже башенных дымоходов, содержание металлов-примесей в часовых колоколах, провел большой анализ архивных данных об алтайском и уральском сырье для демидовских заводов26.

Вывод получался один: Демидов выплавлял серебро о Невьянске из богатых этим металлом медных руд. Делать ему это приходилось тайно – ведь добыча и плавка благородных металлов частным лицам в то время была запрещена. Производство серебра могло уйти только под землю {вспомним плавильные печи и горны, найденные в подземельях!).

С. А. Лясик дает такую систему подземных связей: башня – старая заводская контора-медная фабрика. Эта система в наибольшей степени отвечает технологической организации скрытого получения благородных металлов из медных алтайских концентратов.

Но не слишком ли сужена система, не слишком ли она подчиняется только технологической задаче? Ведь многие находки подземных сооружений никак в нес не укладываются. А с другой стороны, все три приведенные in

выше реконструкций имеют примерно одну основу. Как это все увязать? Как проследить подземные связи старинных сооружений, коль входы потеряны?

Новый виток исследований невьянских подземелий начался применением принципиально ноиых методов и средств.

В 1950-х годах в Италии возник большой спрос на античные вещи, и банды грабителей могил ринулись на места древних некрополей. Влекомые каким-то чутьем, а может быть, и рассказами местных жителей, щедро оплаченными, мародеры без труда находили древние захоронения, вскрывали их среди бела дня. Им нужны были драгоценные этрусские вазы, керамика, золотые' изделия. Остальное, а именно на этом остальном иногда и работает археология, грабителей мало интересовало. Но это остальное вместе с разграбленной могилой почти всегда необратимо разрушалось.

Что делать? Ученые не поспевали за грабителями, а нужно было опережать их. Но как узнать, где находится древнее захоронение и тем более цело ли оно? Да еще узнать быстро, да еще за считанные дни обследовать большую территорию. Вот здесь на помощь и пришла геофизика.

Дело в том, что грунт всегда обладает определенными физическими свойствами. Если толща однородна по строению и составу, то и свойства ее будут более или. менее однородными. Скажем, грунт может обладать вполне определенным электросопротивлением или магнитными свойствами, даже сколь угодно слабыми. Грунт имеет свою плотность и упругие свойства, свою способность пропускать электромагнитные излучения и отдавать тепло. Наконец, в грунте есть химические соединения, влага, газы. Распределение свойств обусловливает и весьма определенный характер физических полей в грунте: электрических, магнитных, сейсмо-акустических, тепловых, геохимических и других. И вдруг в этот 112 сительный порядок вторгается неоднородность, объект с

совершенно другими свойствами. Естественно, что он нарушит порядок, нарушит строй, но именно тем самым и выявит, обнаружит себя. Физические поля исказятся, отмечая чуждое тело аномалиями, то есть не свойственными данному полю в данных условиях нарушениями. Геофизики чуткими приборами устанавливают эти нарушения прямо на поверхности земли, не вторгаясь вглубь.

Этрусские захоронения представляют из себя в большинстве случаев полый сводчатый склеп. Пустота склепа обладает очень высоким, если не бесконечным электросопротивлением, а окружающий грунт имеет вполне «конечное» электросопротивление. Значит, на фоне грунта пустое пространство склепа выделится по электрическим свойствам. Этим и воспользовались итальянские геофизики Леричи и Корабелли. Они быстро и с большим успехом обследовали значительные территории древних некрополей и опередили грабителей, передав по пятам идущим археологам перспективные участки, для вскрытия захоронений. Сколько было спасено археологических ценностей для науки!

А если применить геофизические методы для выявления подземных сооружений? Ведь ничто этому не противоречит и не препятствует. Например, подземный ход – зго же всегда чужак в окружающем грунте. Целый или даже частично обвалившийся, он будет выделяться, скажем, по электросопротивлению. Высоким электросопротивлением выделится пустой ход, а пониженным – залитый водой или затянутый илом. Кирпичная облицовка хода может дать магнитную аномалию – ведь кирпич обладает магнитными свойствами, пусть слабыми, как глина, из которой он сделан. Нечего и говорить, что пустота хода имеет совсем иную плотность, чем окружающий грунт. Значит, приборы над подземной полостью отметят недостаток плотности. А упругие волны, пройдя Заказ 93 ИЗ

в грунте и встретив полость, совсем по-другому в ней преломятся и отразятся от нее. Словом, подземелья – это геофизические объекты.

Именно этим арсеналом предпосылок и, конечно, приборов и оборудования вооружилась экспедиция Свердловского архитектурного института, направляясь в Невья иск. Предстояло провести геофизические исследования на основных направлениях наметившейся системы невьянских подземелий, проследить подземные связи между старыми сооружениями, а также выявить новые перспективные участки, ранее в учет не бравшиеся, но по находкам представляющие интерес.

У геофизиков сразу оказалось много врагов в виде различного рода помех. Во-первых, большая часть территории покрыта асфальтом, который нужно было пробивать шпурами, чтобы электродами добраться до грунта. Во-вторых, бесчисленные подземные коммуникации из бетона, железобетона, металла. В конце концов не в них как таковых беда, а в том, что точных планов их расположения нет. В-третьих, многие старые сооружения оставили после себя фундаменты. Планы же фундаментов не сохранились.

Все это настораживало: простых ситуаций не жди, будут и ложные аномалии, будет головоломная неоднозначность.

С первого же дня работы выявился еще один враг, сразу выбивший из строя магнитометрический метод. Им оказались сильные магнитные помехи – магнитометры пришлось сложить обратно в ящики: на фоне помех нечего было и думать о выделении слабых аномалий от кирпичной кладки.

Осталась верная электрометрия, или, как геофизики ее называют, электроразведка. Вначале, чтобы иметь материалы для сравнения, получили в некотором роде эталонные аномалии электрического поля над известными подземными сооружениями. Такими 114

Рис. 10. Схема расположения подземных ходов в г. Невьявске на плане 1850 года (по данным автора) ) – Невьянская башня .Щ –находки подземных хо 2 –дом Демидова *!$/ дов (провалы, выходы

3 – «медное» производство ^ «т. п.) 4-здание демидовской заводской ,v – подземные ходы конторы

ми стали подвалы демидовского дома. Затем электроразведочная установка стала методично прощупывать 8* 115 грунт… Что же дала геофизика для разгадки тайны нсвьянских подземелий?

Прежде всего подтвердились ранее высказываемые предположения о треугольной схеме подземных ходов, связывающих башню, господский дом (плюс контора!) и медное производство демидовского завода. Но треугольник оказался лишь небольшой составной частью огромного многоугольника, в вершинах которого находятся подвалы существующих и уже давно снесенных сооружений {рис. 10).

На территории между башней и прудом получены аномалии, возможно связанные с подземным ходом, обнаруженным изыскателями в 1962 году, а также наводящие на мысль о подземной связи башни с прудом. Не тот ли самый злополучный шлюз, через который Демидов затопил застенки? В нескольких местах прослежен подземный путь между башней и доменным цехом. Здесь же, кстати, геофизическими методами был выявлен старинный водовод, подававший воду из пруда к домнам.

Любопытная ситуация обнаружилась в пространстве между старой конторой и тем участком, где располагалось медное производство. Здесь на двух параллельных исследовательских профилях найдены аномалии, местоположение которых хорошо накладывается на направление подземного хода. Уже потом, в процессе проверки, было установлено, что старинный ход именно здесь и проходит, часть его давным-давно используют, проложив в его отрезке современные коммуникации. И стоит спуститься в обычный смотровой люк, чтобы этот фрагмент увидеть.

И еще несколько потерянных подвалов с подземныХ ми выходами из них были обнаружены геофизиками. Большой интерес представляют подземные ходы, направляющиеся за территорию старого завода, в Невьянск. Не везде удачно прошла проверка аномалий. Ведь думалось, что стоит только пробурить скважину или пройти 116

шурф, как сразу откроется искомое подземелье. У старой конторы это удалось, а в большинстве случаев тайна опять поморочила головы исследователям. В действие вступил еще один враг геофизиков, а теперь уже и археологов – вода. Шурфы и канавы не успевали углубиться на два метра, как в них выступала грунтовая вода, а при дальнейшем углублении она совсем заливала выработку. Воду нужно откачивать, шурфы крепить, значит, нужны новые силы, новые средства. Терять поистине проще, чем находить…27

А что же башня? Неужели она осталась в стороне от –геофизических троп, неужели ее знаменитые подвалы не заинтересовали геофизиков? Нет, башня и в этом поиске была главным элементом. С одной ее – незастроенной – стороны сохранилась небольшая площадка, позволявшая прощупать здесь грунт. По счастливой случайности этз сторона оказалась восточной, а многие свидетельства связывали знаменитые подвалы именно с восточной стороной. Совершенно ясно, что искать подвалы непосредственно под сооружением не имело смысла – при таком массивном объеме башня не могла устоять, если бы в ее пределах имелась еще достаточно обширная пустота. В лучшем случае из-под башни мог быть ход в эти самые подвалы.

На крохотной площадке у восточной стены башни геофизики обнаружили аномалии. Но башня зло подшутила над исследователями – канава более двухметровой глубины, отрытая вдоль всей восточной стены, наткнулась на… большую груду каменных глыб, из каких сложен фундамент башни. Поисковую канаву сразу затопила грунтовая вода. Возможно, развал этих самых глыб, когда-то оставшихся от кладки фундамента, находясь в обводненном грунте из плотно слежавшегося доменного шлака, и вызвал геофизические аномалии, так похожие па аномалии пустот.

Вместе с разочарованием башня вдруг 117

гаданно преподнесла подарок. Случилось это в 1980 году. На старинных изображениях северного фасада башни виден маленький прямоугольник дверного проема под самыми ступенями крыльца. Крыльцо в дошедшем до нас виде и его массивные перила сделаны сравнительно недавно, в начале нашего века. По каким-то причинам ступени крыльца разобрали. И вот тут-то под прочной кладкой лестницы обнаружился свод помещения из старого демидовского кирпича, доверху засыпанного землей и мусором. На большеразмерных старинных кирпичах виднелись немудреные клейма мастеров: отпечатки ладоней и щепотей, крестообразные линии.

Одно крыло свода опиралось на кирпичную кладку арочного проема первого этажа башни в северо-восточном направлении. Стальной щуп в этом месте свободно углубился на четыре метра. Расчистка свода показала, что он после кладки был залит известковым раствором, по которому положен выравнивающий кирпичный слой. Так строили в демидовское время.

Энтузиасты во главе с А. И. Саканцевым пробовали расчистить подземелье, но вручную это оказалось не под силу.

Обнаруженный подземный объект, может, был и не тем самым подвалом, где Демидов занимался своей тайной мегаллургией, но вполне вероятно, что он оказался бы своеобразным входом в подземелья Невьянской башни.

И находки подземных сооружений, и геофизические данные говорили о том, что подземные ходы не замыкаются в пределах территории старого завода, что существуют связи со зданиями городской застройки.

Есть в Неаьянске очень старый дом. Говорят, что он современник первых Демидовых, а принадлежал купцу Дождеву. Участок усадьбы Дождева спускался к пруду, точнее, к берегу залива, на противоположной стороне которого находился старый завод. Под домом обширные

подвалы, Ремонт пола в одной из комнат первого этажа позволил в них заглянуть. Нет, не спуститься, не пройти, а только заглянуть, так как подвальные помещения со сводами н стенами старинной кладки были наполовину затоплены сточными водами.

Рабочие в резиновых охотничьих сапогах далеко проходили по тоннелям и переходам. Лабиринт подземелий выходил на территорию двора (там где-то даже проваливался в него трактор), имел выход в маленькую наземную постройку (сделана из большеразмерного демидовского кирпича), ныне используемую для хозяйственных нужд, и шел как будто дальше, к берегу пруда.

Интересно, что когда существовал залив (теперь он большей частью завален землей в целях устройства набережной и сквера), то с лодки в тихую погоду можно было видеть на дне странное сооружение – что-то вроде кирпичного тоннеля. Направление тоннеля было в сторону завода, в сторону башни. Дождевский дом соединялся под землей с соседними такими же старыми домами. Эту связь обнаружили геофизики. Комендант дома подтверждает наличие разветвленных подземелий в пределах всей усадьбы. Но у коменданта есть и свои заботы– он сокрушенно говорит, что на днях откачали семь машин сточных вод из-под дома и дворовых построек, а уровень не понизился.

На Невьянской улице имени Карла Маркса много старинных купеческих особняков с большими дворовыми постройками из камня и кирпичаделали-то на века. В 1971 году во дворе одного из таких особняков произошел провал. Желающие могли спуститься в глубокий большой сложной конфигурации подвал, в стенах которого было несколько замурованных дверных проемов.

Старожилы рассказывают об одном интересном подземном пути между двумя зданиями, проходившем под улицей. Спустившись в подвал одного из зданий, человек оказывался в подземном ходе, а немного пройдя по нему, 118 ,119

попадал на железную плиту. Миновав гулко звучащую плиту, можно было поднять ее за собой наподобие подъемного моста, какие сооружали у ворот старых крепостей. Плита поднималась с помощью железной цепи и блока, закрывая, словно дверь, ход и открывая под собой глубокий колодец. Представьте, что в полутьме за вами гонится преследователь, не знакомый с таким устройством,– послышится только всплеск… Может быть, и в демидовских ходах были такие ловушки.

Северная окраина Невьянска носит неофициальное название Бьшьговского поселка. Там испокон веков селились старообрядцы, там они имели свою церковь, там же, как говорит упорная молва, рыли и устраивали под землей сводчатые помещения, тянули потаенные ходы. Словом, не поселок был, а сплошная подземная тайна.

Где-то в этом краю сейчас еще стоит дом Ефрема Потехнна, по рассказам, человека необыкновенно сурового, мрачного, недоступного, из тех упорных и упрямых в своих понятиях кержаков, что курева и вина не переносят, пить из своей посуды не дадут. Так характеризовала Ефрема Потехина О. С. Хайдукова, которая с 1920 года стала его дальней родственницей и один раз довольно продолжительное время жила в его доме. Зная о наших исканиях, Ольга Сергеевна в большом и подробном письме описала быт и нравы семьи Потехина, рассказала и о подземной тайне дома.

Потехин в то время был старостой старообрядческой общины. В огороде его дома стояло старинное сооружение: дом не дом, флигель не флигель. Одноэтажное, сделанное из демидовского кирпича, с толщиной стен до полутора метров, со сводчатыми потолками и почему-то чугунной внутренней дверью, оно чаще называлось молельней. Возможно, что когда-то в демидовские или более поздние времена здание действительно служило тайной раскольничьей молельней. А поэтому из него и был подземный выход куда-то в глухую сторону селитьбы.

120

Тайну подземного хода Потехин. получил по наследству и очень оберегал ее, но близкие знали про ход н не очень скрывали его существование. В двадцатые годы об этом слышали многие, так как, по рассказам, именно в нем нашли ценности старообрядческих церквей, спрятанные старостой или его единомышленниками.

Стоит в огороде это старинное и по-своему красивое здание. В нем никто не живет, разобраны полы, мусором наполовину засыпан вход куда-то вниз, под дом. Ветер скрипит распахнутой дверью. Доживает, видно, молельня-загадка свой век. А жаль, ведь она ровесница Невьянска и ценна этим, даже если и давно утратила свои подземные секреты.

Вот еще одно из старых зданий Невьянска. Здесь теперь городская гостиница «Нейва». Здание массивное, и стены толстенные, прямо-таки крепостные. Но что это? От проезжающей мимо автомашины дом начинает вибри» ровать, подрагивать, как-то гулко гудеть, словно под ним сделан большой резонатор. Подвал…

– Да что вы, нет у нас никакого подвала,– убеждает администратор,разве вот этот.

И показывает, поднимая сколоченную из досок крышку, подполье глубиной… в полметра.

Вот и еще один старинный дом утратил свою подземную тайну, и людская память не задержала ее.

У старого Невьянска большое будущее. Скоро здесь будет построен завод литьевых поковок, завод-спутник Уралмаша. Изменится облик города на Нейве, но надо ли, чтобы он изменился до неузнаваемости, чтобы пропал тот хрупкий мостик, перекинутый в историю. Ведь что ни говори, а Невьянск делали не Демидовы и Дождевы, а те большей частью оставшиеся в безвестности рабочие, потомки которых будут строить новый завод и новый город. Вот для них, их детей и внуков нужно сохранить архитектурно-историческую зону старого Невьянска, сохранить старый завод с его наземными и 121

земными сооружениями. И не только сохранить, но и превратить его в завод-заповедник, где каждый экспонаг– действующий, куда можно прийти и посмотреть весь цикл старой технологии: от выплавки металла в старых домнах до получения готового изделия – сувенира.

А легендарные подземелья с их разгаданными тайнами будут экспонатом высокого строительного мастерства, умения и таланта уральских рабочих.

Тагильские тайники

Архитектурная старина Нижнего Тагила. Геофизические исследования у господского дома. Демидовская подземная тюрьма. Галерея направлена к плотине. Геофизические аномалии у плотины. Тоннели из старинных особняков. Тайны школьного участка. Тайники старообрядческой часовни

Тревогу, которая подняла нас и вместе с приборами и оборудованием втолкнула в утреннюю тагильскую электричку, привезли ребятаучастники научной студенческой экспедиции «Терра-80» Свердловского архитектурного института. Обследуя историческую застройку Нижнего Тагила, собирая сведения о старинных сооружениях, скрытых в подземном пространстве города, студенты-архитекторы увидели тревожащий непорядок; многим старинным и памятным архитектурным объектам грозит разрушение. Ребята говорили: «Господский дом на Тагильской улице уже заколочен, у старого здания бывшего заводоуправления разместилась мощная новостройка, рядом с тем же господским домом снесен подчистую старинный особняк – свидетель демидовского

времени…» Если это все так, то нужно торопиться, чтобы успеть зафиксировать состояние возможных подземных сооружений вблизи пока еще целых зданий и на неразрытой территории. Ведь известно, что в соответствии с планом развития Нижнего Тагила должна начаться активная работа по организации исторической зоны и детальному изучению памятников архитектуры. Но редко ли так случается, что подобная работа планируется, а предмета изучения уже нет? Словом, беспокойство было оправданным

Господский дом на Тагильской… Он, как говорится, «являл печальную картину». Грязные исцарапанные стены, свисающие куски штукатурки, карниз, готовый обрушиться, разваленные печи, лестница с выбитыми наполовину балясинами перил. Не верится, что в этих стенах жила сказочная красавица Аврора Карловна Шернваль-Демидова, великолепный портрет которой кисти Брюллова висит в Нижнетагильском краеведческом музее. Одно обстоятельство было утешительным и несколько– снимало тревогу: освобожденный от жильцов, дом круглосуточно охранялся, терпеливо ожидая часа полной реставрации. Здание взято под опеку и защиту Нижнетагильским металлургическим комбинатом. Если бы везде так – шефство над памятниками архитектуры, то есть над памятью предшествовавших поколений, брали крупные предприятия. Те, что определяют жизнь, пульс, облик и существо города. На Урале всегда соединялись вместе две сущности в одну: город-завод.

…Тяжелые тучи вываливаются из-за отвала Высокогорки и тут же разряжаются частым дождем. Дождь уже в который раз сгоняет нас с измерительного профиля. Влага покрывает все пленкой и каплями, батареи садятся. И все-таки мы улучаем момент, когда совсем ненадолго тучи редеют. Электроды снова втыкаются в землю, провода растягиваются длинными косами, а щелчки тумблеров на приборах двигают стрелки по 123

ным шкалам. Идет измерение электросопротивления грунта на разных глубинах, поиск аномальных величин этого параметра. Первый профиль –линия, вдоль которой в равноудаленных друг от друга точках производятся наблюдения,– проходит параллельно главному фасаду. Пусто. Здесь под землей нет объектов, возмущающих электрическое поле. Второй профиль по своему положению интересней – он отсекает господский дом от территории старого завода. Вспоминается, что там, ближе к заводу, у так называемого Горбатого моста было странное сооружение в виде арочного входа не то в тоннель, не то в подвал. Сторож пустого господского дома Андрей Егорович убежденно говорит, что арочный входэто начало или конец подземной галереи между заводом и господской резиденцией. Далековато. Больше квартала. Приборы и здесь бесстрастно свидетельствовали отсутствие подземных выходов из дома, весьма исправно отметили теплотрассу, показав, что они не дремлют. Можно говорить, что и с этой стороны господской усадьбы нет подземных выходов. Легенда о связи завода и господского дома оказалась несостоятельной. Остается проверить грунт в пределах домового двора. Он сравнительно невелик, когда-то вымощенный каменными плитами был, видимо, уютен и тих. Кирпичное здание бывших служб и конюшен отделяет двор от обширного пространства, где, похоже, располагались сад, оранжереи, огород. Сейчас здесь просто запустение, и мощные стебли лопухов укоренились, кажется, навечно. Третья линия измерительных точек разделила дом и службы и прошла почти по центру двора. Здесь нас поджидала неожиданность. Почти весь профиль был пройден, когда в колонке выстраивающихся одна за другой одинаковых цифр появились сбои, предвещая аномалию. Но движение по профилю остановилось – свободное пространство кончилось, дальше возвышалась шлакоблочная стена большого гаража. Нам пришлось 121

довольствоваться аномальным хвостиком. При тщательном обследовании участка полость сама себя выдала небольшим провалом грунта. В провале зияла темная дыра-пролом в кирпичном своде.

А теперь заглянем в отчет экспедиции «Терра-80». Ее участники детально осмотрели все закоулки господского дома, служб, двора и бывшего сада, опросили старожилов, краеведов, ознакомились с документацией. Вот что выяснилось.

Под господским домом есть обширные подвалы. Когда-то подвал был, видимо, единым для всего здания, но давным-давно (а это подтверждается старинным кирпичом разгораживающей стенки) разделен на две половины, ныне имеющие отдельный вход.

А на две ли? Вот этот вопрос и задали себе студенты-архитекторы.

Обмеры подвала приводили к мысли, что в нем есть еще одно наглухо отгороженное от других помещение. В цоколе внешней стены здания, обращенной во внутренний двор, обнаружилась чуть заметная дуга сводчатого светового колодца. Именно там, где предполагалось замурованное помещение. А было ли оно замурованным? Не строилось ли сразу так, чтобы выход был только один – через люк наверх, в апартаменты хозяев?

В жилых помещениях первого этажа следов люка не нашли, да это и объяснимо – ведь полы много раз перестилались и люк могли замуровать. Но таинственное помещение удивительным образом привязывалось к другим скрытым сооружениям господского дома.

Находки ведь, как всегда, неожиданны. Неожиданно образовалась и эта яма в глубине двора, когда расчищали площадку для гаража. В провал полезли мальчишки. Они сразу попали в помещение, выложенное кирпичом, с массивным кирпичным сводом. Из помещения выходил коридор, закрытый железной дверью. Дверь поддалась, когда на нее налегли всей мальчишеской 125

панией. Открылся вход в еще одно сводчатое подземелье. Стало страшновато, но, подбадривая друг друга, ребята обследовали егопомещение было пустым. В одной из стен обнаружили еще железную дверь. Ее удалось открыть, и опять узкий проход привел в помещение, уже третье по счету. Все было, как в сказке об Аладдине и волшебной лампе, только здесь отсутствовали сказочные сокровища. В третьем отсеке тоже нашлась запертая дверь. Но открыть ее не удалось – железные шарниры прикипели ржавчиной, тяжелый засов напрочь спаялся с накладкой. Нужны были инструменты, чтобы открыть эту загадочную дверь. Ребята наверняка вернулась бы к этой двери, но взрослые жильцы решили немедленно засыпать провал. Подземный лабиринт демидовского времени оказался снова недоступным.

Подземный лабиринт… Видимо, именно такое сооружение существует в тагильской вотчине Демидовых. Там же, во дворе дома, но ближе к входу с улицы, как-то устанавливали столбы для сушки белья. Уже готовые было столбы вдруг разом стали проваливаться в землю– под столбами оказалось еще одно ответвление, похожее на тоннель из замурованной части подвала господского дома.

Можно уверенно сказать, что существовала подземная полость, в которую когда-то действительно был вход из подвала дома через коридор длиной 5-6 метров. Многосекционная полость была обширной – приборы зафиксировали ее вблизи задней стены гаража, а мальчиШки залезли через пролом, который образовался гдето под самым гаражом. Совсем не исключено, что из этого подземного помещения можно было попасть в подвалы служб. Подземный лабиринт в таком случае очень напоминал подкову. Его помещения как бы перетекали одно в другое через узкие проходы и коридоры. Как мы видели, внешних выходов из подземелья не обнаружено. Правда, осталась неисследованной часть усадьбы, 129

граничащая с бывшим садом. Не очень вероятной показалась возможность подземного выхода в сторону сада. И тем не менее… Одна находка заинтересовала исследователей: в бывшем саду обнаружили колодец. Его вертикаль глубоко уходила в землю, спуститься туда без специального снаряжения оказалось сложным делом. Трудно сказать, была когда-то вода в этом колодце или он был сухим. Но мы знаем, что колодцы часто включались в общую систему подземелий, выполняя роль вентиляционного канала. Не скрывается ли в темноте колодца устье глубинного хода?

Нижний Тагил был второй после Невьянска вотчиной Демидовых. Правда, сам Акинфий Демидов всегда жил в Невьянске и лишь наездами бывал на своих тагильских заводах. По его завещанию «демидовская империя» разделилась между тремя сыновьями. Тагильские заводы достались Никите Акинфиевичу, который наследовал отцовский ум, хватку и жестокость. Пожалуй, это последний из Демидовых, кто лично управлял заводами, вникая во все дела, и, обосновавшись в Нижнем Тагиле, способствовал развитию города и заводов.

В Нижнем Тагиле не было, как в Невьянске, внешне мрачных сооружений под стать крепостным. В архитектуру нижнетагильских демидовских строений уже властно вторглись изящные стили конца XVIII века. И если в Невьянске все основные заводские и гражданские здания дошли до нас в малоизмененном виде, то в Тагиле они не один раз перестраивались, реконструировались и тот окончательный вид, что мы сейчас наблюдаем, приобрели в начале XIX века, навсегда оставшись в прекрасном букете классицизма. Среди них и монументальный комплекс главного заводского управления.

Здание представляет в плане букву «Г». Вертикальная палочка буквыэто современный горсовет, а горизонтальная– краеведческий музей. Такой план являет явную архитектурную незаконченность, которую и 127

ли исправить современные нам архитекторы. Появился проект, превращающий букву «Г» в букву «ГЬ, то есть к существующему зданию должно было прирасти еще одно крыло.

Проект пошел в жизнь, и очень скоро на площадке закипела работаэкскаваторы стали выгребать землю для фундамента. Тут и произошло открытие.

Небольшой участок земли, видимо, от сотрясения осыпался, и открылась дыра, обрамленная кирпичной кладкой. Студенты-архитекторы подоспели вовремя. Они немного расчистили образовавшийся вход и проникли внутрь. В полумраке выступали приглаженные грани камней, из которых выложены стены. Над ними нависал крестовый свод: те же большеразмерные демидовские кирпичи, известковый раствор, что не разрушается, даже если кладка выкрашивается. В центре свода – громадный крюк. Так и представляешь, как через него перекидывалась толстая веревка или цепь, другим концом намертво охватившая связанные руки узника.

Узника? Да, исследователи попали в подземелье, где когда-то находилась демидовская тюрьма. По всем признакам подземелье появилось в первой половине XVIII столетия, то есть во времена строительства завода. Из тюрьмы, по преданиям, выходила подземная галерея к плотине, а сам застенок был соединен с заводоуправлением.

В одной из стен обнаруженного помещения чернел дверной проем в другую комнату. Двери не было, но дверная рама хорошо сохранилась. Сделанная из чугуна, она удивительно походила на дверные обрамления демидовских сооружений в Невьянске. В этом втором по– J мещении, полузасыпанном землей, просматривался также дверной проем. Куда он вел? К сожалению, без специального оборудования, каким обычно пользуются спелеологи, обследовать детально второй отсек темницы не удалось.

123

Много позднее, узнав о проведенных в Нижнем Тагиле исследованиях, свердловский краевед, в прошлом архитектор Н. Кузнецов прислал фотографию фрагмента демидовской тюрьмы. Снимок сделан в начале пятидесятых годов, когда сооружение еще было целым. Располагаясь под землей, на уклоне к плотине, оно одной стороной выходило в подпорную стенку и становилось как бы видимым. Впрочем, видеть можно было только кладку верхней части и окна с решетками из очень толстых прутьев. Каждый прут – это призма сечением 5Х 5 сантиметров из кованого металла. Точно такие же решетки можно видеть в подвале демидовского дома в Невьянске. Подоконники и верхние перемычки над окном сделаны из чугунных плит толщиной около 2 сантиметров. Даже тюрьмой трудно назвать это сооружение– будто подземный бастион, рассчитанный на многолетнюю осаду. В последующее время этот грозный вид был утрачен. Положение некоторых помещений демидовской тюрьмы теперь можно лишь угадывать по наличию в кладке подпорной стенки остатков металлических тяг, державших своды подземелий.

Намек на то, что подземный застенок был связан с заводоуправлением, есть в факте провала грунта вблизи торца здания рядом с подпорной стенкой. Провал открыл фрагмент кирпичной кладки свода. К тому же подвалы тагильского заводоуправления имели нижний этаж – туда вела винтовая лестница, опорный столб которой можно видеть и сейчас, если пройти в помещение столовой горсовета. Очень странно уходит этот столб в стену, подтверждая тем самым замуровку какого-то объема.

О том, что к плотине от тюрьмы шла галерея, свидетельствовала давнишняя находка: на участке между плотиной и подпорной стенкой был вскрыт самый настоящий подземный ход со сводом из кирпича. Почему к плотине? Затопить при нужде управленческие подвалы.

Заказ S3 129

а заодно и тюрьму? Вряд ли, ибо местность плавно спускается к плотине, а не наоборот. Возможно, ход имел i какое-то технологическое назначение. Служил, скажем, для осмотра подземного состояния плотины, для своевременного определения течи и т, д. Может быть, и сов-| сем мрачным целям служил этот ход, как, например, один из найденных в Кыштыме, где посредством такого сооружения, выходящего к пруду, избавлялись от жертв.

До того как приступить к изучению подземного пространства с помощью современных инженерных методов в этой части исторической зоны Нижнего Тагила, мы! составили схему местоположения зафиксированных находок, прибавили сюда все сколько-нибудь правдоподобные рассказы «видевших» и «слышавших» (рис. 11). Две задачи показались важными, а потому требующими решения: обнаружить подземные выходы из демидовской тюрьмы и оценить масштабы ее нераскрытых помещений.

На этот раз погода благоволила нам. И даже слишком. Установились жаркие сухие дни. Приборы чувствовали себя прекрасно, а нас донимало пекло от асфальта близкой дороги, от камней подпорной стенки. Тяжелые грузовики, натруженно поднимаясь от плотины, буквально душили выхлопами. И лишь изредка легкий ветерок с~ пруда делал нашу работу более или менее сносной. Электроды с трудом входили в уже основательно подсохшую почву. Первый измерительный профиль прошел вдоль всей подпорной стенки и сразу принес любопытные данные. Б самом его начале, поблизости от торца здания старого заводоуправления, отмечена! аномалия электрического поля, характерная для! подземной полости. По-видимому, эта полость представ-1 ляет сливной канал большого диаметра, выходивший! когда-то к реке. У самого обрыва дважды происходили^ провалы грунта, вскрывавшие, по описаниям очевидцев, каменную кладку.

Аномальное возмущение электрического поля отме-| 130

Рис. 11. Схема расположения старинных подземных сооружений в зоне старого центра г. Нижнего Тагила (по данным автора) 1 –старое заводоуправление 2 – современное административное здание 3 – плотина 4 – подземное помещение демидовской тюрьмы Х– провалы с признаками подземных сооружений

-подземный ход

тилось также на том участке профиля, который подходит к плотине. Форма и интенсивность аномалий дают основание считать, что мы имеем дело с подземной полостью, напоминающей галерею. Что же, та самая о* 131 легендарная галерея? С большой вероятностью можно ответить утвердительно.

Следующую серию наблюдений мы провели прямс па подпорной стенке, ступая по сводам страшной тюрь! мы, таящихся в глубине грунта. Приборы фиксирую резкие скачки электросопротивления. Это немудрено! ведь там, внизу, мощная по размерам и близкая к по верхиости полость. Одна группа скачков, потом другая) потом третья. Когда все эти результаты выстраиваютс} на бумаге в виде графиков, то становится очевидным) что мы получили три сложных аномалии, и они хорошс отражают отсеки подземной тюрьмы: первый, куда спу| скались ребята из экспедиции «Терра-80», второй, пол; засыпанный, куда проникнуть не удалось, но он просмат] ривался, и, наконец, третий. Неизвестный, в который вел виденный исследователями какой-то проем из вто| рого отсека. Есть в результатах намек, что к этом1 третьему отсеку примыкает еще одно небольшое поме [дсние. Что-то вроде каменного мешка.

Новое крыло здания горсовета сравнительно маж затронуло помещения подземной демидовской тюрьм! Небольшие утраты вполне восстановимы. Являясь соору! женнем начала XVIII века, свидетелем уральской исто! рии, может быть, самых интересных, «бунтарских» е{ страниц, демидовский застенок не должен исчезнуть небытие.

Тагильские тайники сосредоточивались не только тех территориях исторического центра, о которых рас| сказывалось выше. Интересным узлом с подземным! тайнами является в Нижнем Тагиле место, где находите^ здания нынешнего кинотеатра «Искра», Дома культур! школьников и так называемого дома Уткина – старин) кого особняка, построенного богатым тагильским купцо! (рис. 12). По многим свидетельствам, подземные кори! доры связывают эти здания и имеют выходы на други городские сооружения: во время ремонта здания прора!

131 III I I I HI I»! III П

Рис. 12. Схема расположения подземных сооружений в центральном районе старого г. Нижнего Тагила (реконструкция автора) 1 – дом Уткина 2 – здание, занимаемое кинотеатром «Искра»

3 – здание. занимаемое Домом культуры школьников 4 –старинная церковь (не сохранилась)

– направление скому пруду к подземные ходы

И. Я. Миллер стал свидетелем провала грунта, вскрывшего искусственную полость наподобие коридора, а работник кинотеатра Л. А. Погарченко рассказала о тоннеле из подвала здания в сторону пруда.

133

И действительно, этот тоннель можно наблюдать и сейчас. Сводчатый ход каменной кладки, кое-где обшитый досками.. Высота его такова, что только согнувшись можно по нему двигаться (видимо, пол хода покрыт толстым слоем мусора или затвердевшего ила). Сначала ход узок, не более метра в ширину, но через десяток-другой метров он вдруг расширяется, образуя небольшое помещение с левой стороны и глубокую нишу с правой. Далее тоннель вновь сужается и пропадает во тьме-туда нужно идти в сопровождении опытных пещеролазовспелеологов.

Л. А. Погарченко упоминает о коридоре между кинотеатром и зданием Дома культуры школьников, но самой ей там быть не приходилось. А другой свидетель, работник Нижнетагильской госавтоинспекции Н. И. Еремин, пытался однажды пройти по этому пути, но его остановила вода.

Ныне дверь, ведущая в этот ход из подвалов здания кинотеатра «Искра», наглухо заколочена. Дом Уткина соседствует с кинотеатром, и из него также идет тоннель к пруду, правда, в самом своем начале он завален строительным мусором и землей. Проследить его никому не удалось. Зато есть свидетельства о ходах от дома Уткина к Дому культуры школьников.

Словом, «узел» в самом деле оказывается интересным. Если еще учесть, что на близлежащей улице Ломоносова тоже находили потайные сооружения. Например, при реконструкции здания, где помещается городское управление милиции, обнаружили подземелье с кирпичной облицовкой. В том же районе еще один провал был связан со старым безводным колодцем, о котором раньше никто не знал и не ведал.

Наконец, еще один загадочный объект привлек внимание тагильчап… Когда-то в этом доме располагалась женская гимназия, потом долгое время – тагильская школа N 1. В кабинете директора время от времени на 134

стене появлялось странное пятно, словно кто-то с другой стороны старательно лил воду на штукатурку. В самый жаркий день от мокрого пятна веяло холодом и сыростью. Что только не делали ремонтники, чтобы пятно исчезло: отбивали и скоблили штукатурку, забеливали и закрашивали стену, винили кровельщиков в плохом качестве крыши, искали фантастические протечки. Потом кто-то догадался разобрать кладку под штукатуркой. Тонкая кирпичная кладка скрывала за собой… прямехонький внутристенный вход в подземелье.

Конечно, никто не стал в ту пору исследовать тайник– его снова заложили кирпичом и покрыли штукатуркой. Таинственное пятно больше не появлялось, но загадка осталась. И может быть, загадка была связана с другой находкой.

Это случилось тут же, на пришкольном участке, во время летних хозяйственных работ. Недалеко от здания школы обвалился грунт. Заглядывавшие в черную дыру дивились необычайной глубине полости (более 5 метров) и кирпичной кладке, уходившей вглубь. А там, дальше, полость была залита водой.

Не сюда ли в конечном счете вел внутристенный ход? Подземные лабиринты в Нижнем Тагиле могли остаться от церквей, старообрядческих часовен и молельных домов. Многие из них были снесены еще в дореволюционное время, даже места оказались забытыми, а подземные секреты остались. Нет-нет да и проваливался над ними грунт, выявлял совершенно непонятную систему подземных переходов и помещений. В истории остались некоторые свидетельства о наличии таких сооружений. И. Я. Кривощеков в «Словаре Верхотурского уезда Пермской губернии», изданном в 1910 году, приводит сведения, взятые из церковных летописей. Вот что он пишет: «…При Петре Первом в Тагиле жил старообрядческий священник Иов, он вел жизнь подвижника и совершал в устроенной им часовне богослужения по 135

рым книгам… В 1745 г. часовня Иова была расширена старообрядцем Рябовым, но эта часовня сгорела и взамен ее в 1781 г. выстроена еще более обширная, и в ней были устроены тайники"28. Часовня стала носить имя Свято-Троицкой, С ней связаны эпизоды борьбы старообрядцев против указа Николая I превратить все раскольничьи храмы в православные. Фанатики закрылись в часовне, как в крепости. Осада продолжалась долгое время, даже вызвала приезд губернатора Огарева из Перми, Солдаты ничего не могли сделать с раскольниками, тогда один заводской приказчик придумал: в нижние разбитые окна часовни засунули пожарные рукава и стали качать воду. Несколько часов насосы нагнетали ее в сравнительно небольшое помещение храма, и только тогда часть раскольников стала покидать свою кре-, пость, других вытащили ворвавшиеся солдаты. В одном из донесений начальника воинской команды, якобы когда-то найденном в архиве, последние минуты осады описаны прямо-таки в легендарной форме. Будто бы солдаты штурмовали часовню под мощное пение церковных отщепенцев. Ворвавшись в здание, усмирители не нашли никого – ушли раскольники неведомыми путями, растаяли, как пламя оставленных ими догоревших свечей. Не будем анализировать легендарное донесение, хотя в нем явный отголосок каких-то подземных загадок старой часовни. Но давайте поставим вопросы. Первый из них: как могли так долго держаться раскольники в своей невольной крепости без еды и питья? Точно известна дата последнего штурма – 12 мая 1840 года. А начало осады? Называют 1839 год, когда был отдан приказ о превращении раскольничьей церкви в православную. Что же, несколько месяцев борьбы? Если и не так, то все равно осада была долгой. Многодневные увещевания на упорные заявления «Умрем в часовне, не выйдем», потом приезд губернатора. А ведь до него известие должно было идти не один день, да и сам губернатор 136

не сорвался в путь, скажем, через час после получения депеши. Потом он ехал из Перми и вряд ли гнал лошадей, как императорский фельдъегерь. Словом, дело одной неделей не обошлось. Значит, осажденные имели связь с внешним миром. Какую? Только под землей.

Второй вопрос: почему понадобилось нагнетать воду много часов? Ведь несколько рукавов, диаметр которых не менее 4-5 дюймов, при непрерывной подаче воды могли бы затопить часовню значительно быстрее. Видимо, вода сначала стекла в подземные помещения и проходы. И только заполнив их, стала подниматься в часовне. Тайный путь во внешний мир был отрезан, ничего не оставалось, как сдаться. Конечно, еще до затопления все могли уйти из часовни тайными путями. Но тогда это бегство, противоречащее принародной клятве «Умрем, но не выйдем». Старообрядцы были крепкими духом людьми.

В Нижнем Тагиле только начинается долгая и кропотливая работа по приведению в порядок исторического центра города, работа по изучению и сохранению памятников архитектуры, работало увековечиванию того хрупкого пласта памяти, который держит тяжелый фундамент истории. И как важно, заботясь о том, что стоит на дневной и всеми видимой поверхности, не забыть, не пропустить, не разрушить бездумно то не всегда заметное, немного таинственное и загадочное, что находится в подземном пространстве старого уральского города. Ведь оно порой может рассказать больше, чем самый подробный документ.

Салдинские подземные этажи

Чудо отца Михаила. Краеведы рассказывают о подземельях. Система подземных галерей и коридоров. Тайны церковноприходской школы. Тоннель под рекой? Спелеологи в подвалах усадьбы управляющего. Геофизический десант.

Чудо, которое однажды произошло в Верхней Салде, таким же чудесным образом повторялось потом много раз.

А дело было так. Приходят истовые верующие к храму, всяк норовит пораньше. Собирается толпа и ждет, когда откроют двери. Двери у собора железные, кованые, с тяжелыми засовами и замками – тут даже нечистой силе открыть не под силу. Идет пономарь, гремит ключами, снимает замки, разводит тяжеленные створки. Устремляются верующие в храм и… цепенеют от неожиданности: свет и лампады горят, а перед алтарем стоит в полном облачении батюшка Михаил и дожидается паству. Чудо!

Конечно, бывалые прихожане посмеиваются в кулаки да бороды, а кое-кто давно знает разгадку поповского секрета. Иногда «чудо», начавшись утром, продолжалось вечером. Ждут верующие выхода отца Михаила из храма, чтобы получить благословение, а выходит пономарь и начинает деловито запирать церковь на все замки и засовы.

– Что же это ты,– хочется закричать какому-нибудь нетерпеливому,– ведь батюшку ненароком закроешь!

А батюшки не то что самого, но и духу его давно в храме нет. Отец Михаил уже сидит дома и пьет чай с земляничным вареньем.

Сотворить такое чудо помогали подземные ходы, что ' 138

буравят землю в старой части города и уже давно привлекают внимание. Не салдинские попы придумали этот способ дивить свою паству. В европейских городах, кре' постях, рыцарских замках, в древнерусских городах, поселениях, монастырях неизменно прокладывался к собору подземный ход, а иногда и не один. Церковники \ активно участвовали в жизни городов н использовали ,' для себя любую ситуацию. Салдинские попы были вдвой\ не неоригинальны – они пользовались старыми демиj довскими норами.

! Демидовский завод в Верхней Салде начал действовать в 1778 году. Всего несколько лет назад огненной бурей бушевало, а потом с невероятной жестокостью подавлено пугачевское восстание. И кажется, рассеяна грозная буря, нашедшая отзвук во всех уголках Каменного Пояса, но вихри ее, разлетевшись далеко, не смирились, только чуть притихли, и стоит подуть свежему ветру, как они могут вновь обрести силу и объединиться в новый ураган.

На строительство завода народ собрался отовсюду. Управители понимали, что среди этих хмурых, забитых и сломанных людей есть не только сочувствующие пугачевцам, но и такие, кто радостно встречал народного вождя.

Вот, наверное, одна из главных причин, толкнувшая хозяев завода к прокладке скрытых переходов и устройству тайников. Этой версии придерживаются л верхнесалдипские краеведы. Стоит упомянуть, что в Нижней Салде, где пуск завода и образование поселка приурочены к 1760 году, подземное строительство было меньше выражено.

В Верхнюю Салду меня привело однажды письмо от местного краеведа В. И. Козлова. В письме было и волнение открывателя, и наблюдательность специалиста, и тревога гражданина.

В. И. Козлов сообщал: под Верхней Салдой, по 139.

сказам старожилов, по его личным наблюдениям и коекаким другим свидетельствам, есть целая система галерей и коридоров. Эта система проложена под историческим центром в старой части города. Ходы соединяют старый завод, здание бывшей церковноприходской школы (там была когда-то первая, демидовских времен, церковь), дом управляющего заводом, здание волостной управы, поповские особняки. Есть как будто бы ответвление в другую часть города, проходящее под рекой.

Может быть, последнее выглядит несколько фантастичным, хотя в принципе возможным, а вот на пятачке старого центра очевидцы наблюдали удивительные вещи. В. И. Козлов разыскал пятнадцать жителей Верхней Салды, кто своими глазами видел эти сооружения, ходил по галереям и коридорам, спускался в темень провалов. И.не только разыскал, но и собрал однажды всех вместе в отделе культуры Верхнесалдинского горисполкома.

Тихо крутятся магнитофонные кассеты. Неторопливо разговаривают участники встречи, вспоминают, уточняют детали, дают оценку виденному. Разные это люди, и по возрасту, и по профессии, и по служебному положению. Да и свидетельства их разделены временем – один вспомнил, что довелось видеть в 1909 году, а другой – в 1979-м. Но когда все это собирается вместе, когда совпадают детали, то убеждаешься, что лабиринты Верхней Салды – не легенда, а реальность.

О чем говорили свидетели событий?

С. Т. Скоропуп был свидетелем строительства гаража во дворе старинного особняка, принадлежавшего в далеком прошлом отцу Михаилу, где сейчас располагаются трансагентство и автостанция. Вынимая очередную порцию грунта из траншеи под фундамент, ковш экскаватора задел кирпичную кладку. От ударов в ней образовался пролом. Лопатой очистили находку от земли– походило на стенку из кирпича. Стенка под земно

лей? Постукали – за стенкой гудела пустота. Пролом расширили и попали… в подземный ход. Тоннель был выложен большеразмерным демидовским кирпичом, свод тоже кирпичный, цилиндрический, массивный. Пол выстлан гранитными плитами. Размеры коридора типичны для сооружений этого типа: ширина полтора метра, высота около двух метров.

Но самое главное ожидало следопытов впереди – через несколько метров ход разветвлялся на три рукава. Один уходил влево, по направлению к когда-то стоявшему на взгорке собору Иоанна Богослова (потом снесенному), второй направлялся прямо, в сторону здания волостной управы и дома второго церковника – отца Алексея, а третий ответвлялся направо – к зданию когда-то существовавшей церковноприходской школы. Выбрали путь прямо, но вскоре его перегородила кирпичная стенка сравнительно недавней кладки, датируемой примерно началом нашего века. Эта закладка вызвала у верхнесалдинских краеведов предположение, что она появилась неспроста. Не были ли за ней скрыты церковные и иные ценности, таинственно исчезнувшие в годы гражданской войны?

В том же дворе, где строился гараж, есть яма, появившаяся давным-давно. Края ее даже забетонированы. Долгое время яма использовалась как приемник воды, стекающей от мойки машин, и поглощала эту воду в невероятных количествах. Однажды яму вычистили от ила и грязи и увидели, что она была обыкновенным провалом сводчатого хода. Устроен он точно так же, как и тот, что вскрыли у гаража, возможно, был его частью. Направление этого коридора угадывалось однозначно: от поповского дома к дому управляющего.

А. Ф. Оносов учился в 1936 году в школе, что находилась в здании церковноприходской. Однажды с мальчишками проник в глухой отсек подвала. В центре этого тесного отсека они обнаружили лаз, спустившись в 141

который, попали в тоннель. То ли этот ход направлялся в сторону собора Иоанна Богослова, то ли к дому отца Михаила, но так или иначе ребята прошли по нему более ста метров, истратив коробок спичек. О подземном путешествии узнали другие ученики, и экспедиции любознательных, позабыв об уроках, одна за другой ходили в таинственную темноту тоннеля, пока дирекция школы не воспрепятствовала этим посещениям.

В. И. Козлов 14 мая 1979 года руководил группой энтузиастов и обследовал подвал бывшей церковноприходской школы, здание которой несколько лет назад сгорело. Однако подвалы должны были сохраниться. Краевед пишет: «Разобрав кирпичную кладку в проеме двери (подвала.– В. С.) с восточной стороны, мы вошли в комнату размером пять на шесть метров, высотой в рост человека. В противоположной стене находился узкий проход в полметра шириной… Это был потайной ход в подвал. В левой части подвала открылось большое помещение с гладкими стенами и вбитыми на уровне вешаемых икон и лампад коваными гвоздями. Судя по всему, это помещение использовалось как молельня. Затем мы сняли пол с двойным настилом и обнаружили глухой бункер с кирпичными стенами размером три на четыре метра, весьма загадочного назначения. Слепа был еще такой же бункер, а в центре находился лаз в подземный ход (о котором говорил А.Ф.Оносов.– B.C.). На уровне пола в лазе находился лед…»

Поисковая группа В. И. Козлова не смогла пробиться туда, слишком большим оказался объем расчистных работ.

Л. Ф. Сухоросов еще в 1909 году, работая истопником в соборе Иоанна Богослова, хранил дрова в подвале. Знал, что из подвала идет ход к усадьбе отца Михаила, видел дверь, закрывающую этот коридор…

А. И. Крашенинникова еще в 30-е годы, девчонкой, вместе со сверстниками ходила по тоннелю, который 142

чинался за рекой, из здания, занимаемого когда-то школой N 6, вел под плотину и как будто бы выходил на другой берег, направляясь далее к старому центру Верхней Салды. По тоннелю ребята проходили более ста метров. Свод нависал низко, может быть, из-за мусора и –земли, отложившихся на полу. Шли с факелами, временами было страшно, так как попадались человеческие черепа и кости. В самом начале коридор преграждала железная дверь, которая, правда, сравнительно легко открывалась. После двери начинался крутой спуск с лестничными ступенями. Крашенинникова приводит и такой факт: в 1978 году в этот тоннель снова попали дети. Они прошли его целиком, даже якобы под рекой, и вылезли на другом берегу в старом центре.

О. Л. Сметанин подтверждает рассказ А. И. Крашенинниковой. Он учился в школе N 6 до войны и тоже не один раз бывал в подземном ходе. Ход этот, сначала очень узкий, расширялся затем до полутора-двух метров. По нему удавалось пройти около пятидесяти метров.

Так что же, действительно существует тоннель, проходящий под рекой? Неужели может оправдаться версия об уральских подводных ходах?

Поразмыслим на эту тему. Можно, конечно, сразу настроить себя на сомнение: мало ли что пригрезится человеку в детском возрасте. Именно в этом и будет слабость нашей позиции – психологи давно считают, что впечатления от событий, полученные в сознательном детстве и юности, всегда самые сильные, яркие, запоминающиеся до мельчайших деталей. К тому же многие путешественники говорят примерно одно и то же о виденном, приводят сходные описания устройства хода и его отдельных деталей (двери, ступени, уклон пола и т.д.).

Что можно сказать о сооружении, имея несколько идентичных описаний? Здание бывшей школы N 6 – старинное, раньше входило в ансамбль заводских 143

стративных построек. Тоннель от него идет к плотине – это уже нам знакомая картина. Своды низкие – не канал ли это для сточных вод? На уральских заводах известны технологические каналы, отводившие стоки от некоторых производств и сбрасывавшие излишки воды, и водоводы, подводившие воду к технологическим узлам. Эти коммуникации сравнительно ограниченной длины и приурочены только к территории непосредственного производства. Городской канализации в населенных пунктах Урала практически не было вплоть до 20-х годов XX века. Да и впоследствии стоки отводились по трубам, а не по выложенному из кирпича коллектору. Наконец, если это коллектор, то зачем в нем делать лестничные спуски? Значит, все-таки ход?

С Виктором Ивановичем Козловым мы спускаемся и подвал здания городской типографии. Когда-то оно тоже входило в комплекс усадьбы управляющего заводом. Интересное и, пожалуй, самое таинственное место. Во дворе усадьбы на окружающей территории часто бывали провалы грунта. В подвале цилиндрические кирпичные своды, покрытые современной штукатуркой. Форма подвала в плане довольно сложная, напоминающая изгибы и колена самого настоящего лабиринта. Сначала мы поворачиваем раза два налево, потом столько же направо. В последнем отсеке видна стенка современной кирпичной кладки. Стенка не цельная, кирпичи лежат друг на друге в шахматном порядке, оставляя отверстия. Так сделано, видимо, для вентиляции. Свет фонарика, направленный в одно из отверстий, высвечивает за закладкой уходящий куда-то узкий проход.

Летом 1980 года на территории двора типографии была проложена траншея, которая вскрыла кирпичную кладку из большеразмерного старого кирпича демидовского образца на прочном известковом растворе. А что там, глубже?

Рассказывают, что такие монолиты кладки были 144

видны и в других таинственных воронках, куда проваливались тракторы и экскаваторы, а заботливые прорабы торопились бухать в зияющие дыры самосвалы щебенки. Несколько лет назад был отмечен провал на участке между домом управляющего и поповским домом – вот еще одно звено лабиринта.

Мы выходим из подвала, поднимаемся по узкому проходу туда, где светится проем открытого люка. Если проход заложить, то получится неглубокое подполье для хранения припасов. Так, наверное, и делали, чтобы покончить с тайнами. Сразу вспоминается невьянская гостиница «Нейва» – вибрирующее и гудящее старинное здание, скрывающее под мелким подпольем таинственную бездну подвала с дверями «в никуда».

В 1982 году спелеологи Свердловского архитектурного института проникли в узкий проход за решетчатой закладкой в подвале типографии. Задача у них была, казалось, простая – осмотреть подвал, составить его план, а самое главное, обследовать ту его часть, которая находится у фасадной стороны здания,– нет ли там входа в подземный тоннель, ведущий, по рассказам, к старому заводу. Однако, несмотря на всякие ухищрения, удалось обследовать не более четверти общей площади подвала. Везде капитальные перегородки, закладки, засыпки. В отсек, выходящий к фасадной части здания, спелеологи не попали…

Нашлись новые свидетели и участники подобных экспедиций. Среди них оказался и директор верхнесалдинской школы N 9 Н. В. Сорокин. Школа эта тоже старинной постройки, расположена прямо в старом центре и как бы примыкает к четырехугольнику, в углах которого поповский дом, волостная управа, бывшая церковноприходская школа и снесенный главный собор. П. В. Сорокин утверждает, что подземным ходом он проходил из здания школы N 9 в церковноприходскую школу и дальше – в сторону, где стоял когда-то главный Заказ 90 145

собор Иоанна Богослова. В ходе был найден пулемет времен гражданской войны. Вполне возможно, что в подземных этажах Верхней Салды скрывались участники подпольной борьбы и вооруженного сопротивления белогвардейскому нашествию.

Известный уральский историк, доктор исторических наук, профессор Анатолий Григорьевич Козлов рассказал, что когда-то в середине 50-х годов, во время работы в секции участников гражданской войны на Урале, собиравшейся при Свердловском областном краеведческом музее, он слышал от старых бойцов такой факт: во многих (!) уральских городах и поселках во время белогвардейских карательных экспедиций красные партизаны скрывались под землей. Оказывается, в давние времена обычные колодцы копались особыми артелями из хорошо знающих свое дело специалистов. Копая новый колодец, они старались соединить его с уже действующим колодцем переходом выше уровня воды. Эту тайну хранили в своем кругу. Ею-то и воспользовались партизаны в трудное время. Спускаясь в колодец, они уходили в эти переходы и оттуда делали смелые вылазки против карателей.

Но рассказы и свидетельства очевидцев, пусть даже многочисленные, могут являться лишь основанием к последующим кропотливым исследованиям подземелий. Таким исследованиям, когда специалисты, сняв все романтические слои фактов и легенд, находят сооружение, проникают в него, изучают состояние, определяют его историческую и общественную значимость. Попытка в какой-то мере подтвердить рассказы очевидцев и установить хотя бы в нескольких указанных ими точках наличие подземных ходов в толще грунта была сделана в 1982 году с помощью инженерно-геофизических методов. Скажем прямо, не было того мощного комплекса оборудования, которое не оставляет места для неоднозначности результатов. Была разведка, своеобразный 146 ill III»!

Рис. 13. Схема расположения подземных г. Верхней Салды (по данным автора) 1 –дои управляющего 2 – заводская контора 3 – снесенное жилое здание 4 – современное административное здание Б –бывший дом отца Михаила s 6-Собор Иоанна Богослова (не сохранился) 7 – рунны старой демидовской церкви, позднее церковноприход':^:-^ школы /, 8 – волостное прзалсние ходов в зоне старого центра 9 – старое заводское здание (ныне школы N 9) 10 – хозяйственное здание ГП – вскрытое разветвление [ДИВ ходов g – провалы, замурованные ^ и открытые входы // – подземные ходы г^-« – направление к старому /^ металлургическому за воду

десант, и успех его мог зависеть от случая. И близкие задачи походили на десантные: отсечь измерительными профилями, по направлению которых прощупывался грунт, основных «виновников» и «держателей» подземных тайн: дом управляющего, старый завод, поповские особняки, участки снесенного собора и церковноприходской школы, а также здание школы N 9. Словом, почти все главные сооружения старого центра Верхней Салды. Чуткие электроразведочные приборы заговорили языком 10* 147

своих индикаторов, цифры потекли в счетное устройство, и вот чрез каждый метр точка к точке стали пояпляться характеристики электрического поля, которое там, под поверхностью земли, на разных глубинах, собирает информацию о структуре и строении грунтп. И вот у здания нынешней типографии появилась первая аномалия, которую можно было подозревать в причастности к пустоте. Но если это пустота и она обнаружена в нескольких метрах от фасада здания, то она может оказаться тем самым подземным тоннелем, что должен уходить к старому заводу! Аномалия располагается прямо против того места, где из-под фундамента торчит толстенный пень давным-давно спиленной березы, наверняка ровесницы дома.

Две электроразведочных аномалии отметили подземные выходы из когда-то существовавшей церковноприходской школы. Как и говорили очевидцы, один направлялся в сторону дома управляющего и усадьбы отца Михаила, а другой, по-видимому, к снесенному собору. Особенно интересным оказалось пересечение электроразвсдочным профилем участка, где проходит подземный ход между школой N 9 и бывшей церковноприходской. Аномалии, зафиксированные над тоннелем, и по интенсивности, и по виду не дают оснований сомневаться в наличии такого сооружения, правда, по-видимому, наполовину заполненного водой.

Ждали исследователи интересных результатов и вблизи усадьбы отца Михаила, там, где строители гаража наткнулись на развилку трех галерей. И ожидания оправдались. Точно над указанными участками появились аномалии электрического поля, тоже весьма характерные для полости в грунте.

Конечно, десантные исследования еще не дают полной картины, оставляют лазейки для сомнений. Поэтому необходимы детальные, всеобъемлющие, комплексные работы на всей площади старого центра, подкрепленные 148

не только энтузиазмом и желанием исполнителей, но и надежной поддержкой заинтересованных организаций.

Салдинские подземные лабиринты –реликт бурного горнозаводского времени, они загадочны, ибо помнят, а возможно, скрывают следы малоизвестных в истории событий. Как и во многих уральских городах, они являются архитектурно-историческим памятником, отражая сложные архитектурно-пространственные исторические и социальные связи (рис. 13).

Нам нужен такой памятник, тщательно изученный, отреставрированный, взятый под охрану, служащий великому делу патриотического воспитания.

Верхнетагильский «паучок»

Легенды о верхнетагильских ходах. Таинственный дом управляющего. Подземные ходы разных направлений. Отсеки подвала. Столбы проваливаются в пустоту. Деревянный сруб под землей.

Люди, попадающие на Урал впервые, дивятся тому, как много у нас парных городов. Если есть, скажем, Верхняя Салда, то, стало быть, есть и Нижняя. Если есть Нижние Серги, то где-то отыщутся и Верхние Серги. Все дело в реке: где на ней ставили плотину для завода. Так, у Нижнего Тагила есть брат– Верхний Тагил. Повезло ему в истории меньше, хотя появился он раньше Нижнего и домны задул раньше. И место у него горное, веселое, приветливое. Недаром оно приглянулось Демидовым. Да, Верхнетагильский завод, чугуноплавильный и железоделательный, строили те же 149

довы. Так не оставили ли они в Верхнем Тагиле подземные следы, как в других своих вотчинах?

Может быть, наконец-то повезет и что-то отыщется в архивах? Увы, по свидетельству члена Пермской архивной комиссии Л. Воеводина, интересовавшегося Верхним Тагилом еще в конце прошлого века, «…письменности по истории этого завода не сохранилось. Пожар, бывший в шестидесятых годах (XIX века.– В. С.), когда сгорела даже сама заводская плотина, уничтожил контору, а с ней вместе и архив"29. Сохранившиеся остатки старого архива и те документы, что накопились позднее, к сожалению, были тоже утрачены.

Остается еще одно средство – живая память людей. Все старожилы говорят о легенде про подземный ход на Теплую гору, высотку, господствующую над окрестностями. Но сомнение в обоснованности легенды возникает сразу.

Какой же гигантский объем работ надо было бы выполнить, чтобы пробить наклонный тоннель в твердых породах, оборудовав его прямо-таки бесчисленными лестничными подъемами и спусками, а потом вывести в самой высокой точке горы на обозрение всем и вся. Рассыпается легенда, как песочный дворец, высушенный солнцем, Но она на удивление упорна,. Значит, тут чтото есть. А что? Тот же Л. Воеводин чуть приоткрывает завесу. Называя Верхний Тагил «признаваемым центром уральского раскола», он пишет: «Так называемая гора «стариковых могил» видна из дома заводского управителя. По слухам, и в наше время там имеются скиты и для поклонения могилам приходят далекие странники…"29 Гора «стариковых могил» – это Теплая гора. История говорит о старообрядческих скитах именно на ней. Раскольничьи скиты на Урале бывали двух видов. Первый – избушка или две-три в лесной глухомани, чаще на острове, затерянном среди топкого болота. Второй– подземелье, довольно разветвленное, из двух-трех 150 I III III I

Рис. И. Схема расположения подземных ходов в зоне старого центра г. Верхнего Тагила (по данным автора) 1 – плотина 2 –дом управляющего 3 –заводское здание (ныне почта) r~-i 4 – бывшая единоверческая цер– i | ковь Ильи Пророка 5 – хозяйственное здание G –доменная фабрика старого завода

– провалы грунта, заложенные дверные проемы в подвалах и т. п.

– контур подвальной части

– подземные ходы

и более соединенных между собой отсеков с общим входом колодезного типа. Конечно, поблизости от поселка постараются предпочесть подземный вид. Л. Воеводин мимоходом отмечал в своих исследованиях: «Как любопытный памятник старины представляет управительский дом и собственно его подземная часть с разными тайниками"29.

Итак, подземные скиты на горе, подземелье с 151

ками под горой. Легенда, рождая себя, связала их вместе длиннющим тоннелем, пренебрегла всеми конструктивными сложностями.

Дом с тайниками…

Конечно же, надо заглянуть в старинные здания Верхнего Тагила, которых здесь сохранилось немного. Немного не потому, что шальная рука безжалостно их скосила, а просто завод развивался слабо, строительство велось вяло, перспектив производство не имело, так как рядом росли крупные заводы, имевшие надежную и близкую сырьевую базу. Не из-за того ли жители Верхпего Тагила поголовно занимались побочными кустарными промыслами – санным, тележным, кузнечным, столярным– да уходили в старательские артели? Одно из старых зданий, оставшихся еще от демидовских времен,– дом управляющего заводом.

Если посмотреть на план местности, то сразу видно, как этот дом цепко держит свое окружение, являясь центром нехитрой композиции. Он и подземные сооружения также цепко держит вокруг себя (рис. 14). А поэтому на плане дом похож на этакого паучка. В его глубокий подвал ведет лестница из нескольких широких ступенек. Как только мы минуем последнюю ступеньку, тогчас натыкаемся на трубу. Нам уверенно говорят, что труба служила для вентиляции того самого легендарного хода 'на Теплую гору. Не будем пока разочаровывать наших сопровождающих и пойдем дальше. В подвале мы видим два помещения с цилиндрическими сводами: вход в одно из них сохранил чугунную дверную раму с литыми фигурными обводами в углах. Вспоминаются очень похожие рамы в невьянских строениях демидовского времени, будто бы делала и то и другое одна рука. Над рамой частая решетка из чугунных прутьев, закрывающая узкое отверстие, видимо обеспечивающее вентиляцию. Недалеко от входа есть кирпичная закладка в стене,, скрывающая дверной проем. Говорят, что за этой 152

закладкой был тоннель в сторону другого старинного заводского здания. В сводчатом помещении, прямо напротив входа с чугунной рамой, видна еще одна заложенная дверь – здесь начало подземного хода к плотине. Подземная связь с плотиной, как и в Нижнем Тагиле, нужна была для разных целей, главная из которых контроль за состоянием основного сооружения – заводя. Вдоль одной стены череда странных ниш, такая же ниша в торце помещения. Там же, в торце, еще одна вентиляционная труба. Не слишком ли много вентиляционных устройств для одного подземелья? А если ниже естьеше этаж? А если за заложенными дверями многометровой длины галереи? Глядя на ниши, представляешь, что задняя стенка их – это более поздняя замуровка, за которой пустота каменного мешка. И может быть, когдато каждую такую псевдонишу закрывала решетка.

Местный житель Бороздин не только расчистил эти подвалы, но из второго сводчатого помещения через железную дверь в торце его проник в третью часть подвала, уже выходившую из контуров самого дома. Вот в этом-то третьем, помещении пиши в стенах были в самом деле похожи на каменные мешки. В некоторых следопыт нашел ножные кандалы и рассыпанные звенья цепей.

Бороздин догадывался, что третье помещение не замыкает подземный лабиринт, и не ошибся. Он нашел дверь из него. Куда? Этого узнать не удалось, так как при попытке открыть дверь за ней что-то ухнуло, посыпалась земля. Любопытство исследователя отступило перед опасностью.

Можно предполагать, что за дверью обвалилась часть свода или стены следующего, уже четвертого, тайника. Интересно, что под домом управляющего были отсеки, не связанные с остальным подвалом. Так, в одной из комнат сохранился люк, открыв который, можно спуститься в помещение площадью примерно два на два метра. Кладка его стен старинная, пол присыпан 153 землей так, словно старались скрыть выход из отсека еще куда-то.

Другой люк прямо в подвале находил Владимир Алексеевич Глинских. В начале 30-х годов он, спустившись в отверстие люка, попал в отрезок подземного хода, прошел десяток метров и увидел глухую замуровку. Люк находился вблизи западной стены управительского дома, ориентированной в сторону доменной фабрики старого завода. Если находка Глинских представляла действительно часть подземного хода (а вполне возможно, что это был и тупиковый отсек), то связь господского дома с заводом становилась реальностью.

После Бороздина в подвале дома копались многие, пытаясь найти незамурованные выходы. Даже разобрали в одном месте кладку стенки. По-видимому, это было в том четвертом отсеке, куда Бороздин не смог проникнуть. За стенкой оказался сплошной земляной завал, оставивший у самого потолка около полуметра пустого пространства.

Исследование подвала дома с тайниками дает основание предполагать, что от дома в разных направлениниях могли отходить подземные тоннели. Нет ли их следов вблизи здания? Оказывается, есть. Вот предполагаемое направление хода к старинному заводскому зданию, занимаемому ныне почтой. В 30-е годы его пересекла трасса электроснабжения. Для столбов копали} ямы глубиной около полутора метров. Когда в одну «п| ям ставили столб,'под его тяжестью грунт осел, и появи-j лась пустота. Техногенная пустота, то есть сделанная-, руками человека. На противоположной, северной сторо-'' не дома часто фиксировались провалы грунта, причем в открывавшихся полостях и воронках виднелась не кирпичная, а деревянная облицовка из толстенных плах.

В одном из провалов на глубине двух с половиной метров вдруг открылась совсем необычная конструкция: нечто вроде треугольного в сечении сруба из бревен.

154

Сруб этот уходил глубже, но подступившая вода не дала возможности продолжить поиск. Действительно, странное сооружение: ведь трехсторонних колодцев для воды не бывает. Вентиляционное средство? Фундамент какого-то большого сооружения или машины? Но почему тогда его верхний край оказался на такой большой глубине? А если все-таки это отдушина подземного хода, направлявшегося к хозяйственным постройкам или к участку, где когда-то производился обжиг руды!

Николай Иванович Рябов, директор местного музея, хорошо помнит место провала, сам принимал участие в раскопках, добился, чтобы необычный колодец прикрыли досками до лучших времен, когда случай поможет достать оборудование для откачки воды,– ведь любой энтузиаст подземного поиска располагает сейчас только лопатой. Н. И. Рябов с группой любителей краеведческих загадок пробовал перехватить подземный ход, проложенный под восточной стеной бывшего управительского дома (внутри подвала на этом направлении видели закладку). На глубине одного метра в раскоп стали проникать через грунт удушающие запахиподземная полость (а как в нее верится!), стала, видимо, аккумулятором канализационных стоков.

Дом с тайниками цепко держит не только свое окружение, но и тайны своих подземных сооружений.

Заканчивается наша экскурсия в подземные этажи Верхнего Тагила, Заканчивается не потому, что мы прикоснулись ко всему потаенному в этом городе. Просто здесь еще много неоткрытого, пока поддерживаемого только легендами и преданиями. Верхнетагильская земля ждет археологов, историков, архитекторов.

Суксунская обманка

Письмо из Суксуна. Найдено перекрестие подземных ходов? Спелеологи раскапывают провал. Своды без тайн. Подвал обычного дома. Карстовые подземелья Суксуна. Дом Каменского

Эта маленькая экспедиция в Суксун не имела много времени на подготовку, но готовилась тем не менее тщательно. Основу ее снаряжения составляло .ское оборудование: большие бухты видавших виды веревок, хитрые карабины, блоки, крючья, связки стальных штырей, что вбивают в едва заметные трещины и щел1;, молотки на длинных ручках и, конечно, каски с фонарнми и аккумуляторами. Все это, да еще специальные комбинезоны и сапоги, было набито в ставшие большими л тугими рюкзаки, С таким снаряжением впору штурмовать глубочайшие полости планеты, а не то что… А что в конечном счете предстоит штурмовать ребятам, студентам-архитекторам и, по счастливому совпадению, любителям-спелеологам Андрею Бобылеву, Евгению Томилову, Антону Таксису, толком мало кто представлял. Знали, что в письме, пришедшем в Свердловский архитектурный институт из Суксуна, одного из старинных уральских городов-заводов, сообщалось: «…у нас в Суксупе в 1980 году обнаружилось перекрестие подземных ходов…» Письмо подписал заместитель главного технолога Суксунского завода Анатолий Николаевич Рогожпиков.

Многое из сообщенного в письме заинтересовало. Вопервых, перекрестие. Значит, большой самостоятельный сводчатый объем, который служит разводкой ходов,– такое встречается не часто. Во-вторых, указанные на эскизе расстояния от перекрестия до окружающих 156

ний, куда, по предположению, идут ходы, весьма значительны: 40, 100, 150 метров. Следовательно, можно надеяться на капитально сделанные тоннели и их хорошую сохранность. В-третьих, завод-то принадлежал когда-то Демидовым. Вспомнилось говоренное не раз стариками: где Демидовы были – ищи потаенные подземелья. Вспомнилось и другоемноголетние исследования подземных загадок Невьянска, Нижнего Тагила и прочих демидовских гнезд. А загадки, чуть приоткрывшись, еще во многом остаются загадками.

А. Н. Рогожников показал провал. Под деревянным щитом, который должен был прикрывать дыру, оказалось всего лишь чуть заметное углублениепровал засыпан мусором и прошлогодней листвой в весенний субботник по уборке территории, Слой этот мягко пружинил, видимо, слежаться не успел, а потому легко поддавался лопате. При расчистке вскоре стали попадаться обломки кирпича и известкового раствора, куски мохнатого дерна, коричневатый суглинок и, наконец, целые кирпичи и кирпичные блоки рухнувшего свода. Кирпичи были большеразмерные, старинные, тяжелые и крепкие. Устанавливаются границы первоначального провала. Ясно, .что объем рухнувшего материала значительный и копать придется глубоко. Кирпичи, земля, снова кирпичи и.., лопата проваливается в пустоту.

Суксунский завод – детище XVIII века. В сорока метрах от раскопа вверх по склону целым и невредимым стоит здание демидовской конторы того времени. В углах видны кованые стопоры металлических тяг, накрепко держащих каркас и перекрытия. Такие стопоры с такими же фигурными прокладками держат стены Иевьяпской башпи.

Лопата скользнула в пустоту. Нет, она не провалилась, как, скажем, падает предмет в пустой колодец – гулко стуча по стенкам, с легким звоном металла, с глухим буханьем о дно. Черенок на треть остался торчать 157

из темной щели. Убрав несколько кирпичей, в отверстие влез по пояс Андрей Бобылев. По его мнению, эта маленькая пустота образовалась у крутого плеча сохранившейся части свода, не засыпанного материалом обвала. Свод уходил глубже. Сделали расчистку с противоположной стороны – та же картина: пазуха пустоты и уходящий в глубину свод.

А наверху, у края провала, собирались любопытные. Среди них и местные краеведы, каким-то особым чутьем прознавшие о работах на перекрестии. Разговоры шли вокруг того, как лазали смельчаки в провал сразу после обрушения свода и что там видели. Кто-то рассказывает о впечатлении своего деда, якобы побывавшего в этом подземелье и прошедшего многометровое расстояние. Вспоминались рассказы о том, что последний владелец завода – крупный промышленник Каменский появлялся на территории завода неожиданно для управляющей братии, будто бы проходя подземным ходом из своего дома-замка. Наверное, в этих рассказах есть частичка влияния известной версии о подземных хождениях Акинфия Демидова в своей невьянской вотчине.

Спелеологи определили в провале границы неповрежденного свода, вскрыли в трех направлениях пазухипустоты. На четвертом направлении, в сторону старой конторы, такой пустоты не было – свод здесь терял обычную кривизну и переходил в вертикальную стенку.. В стенке никакого отверстия, никакого перехода в свод отходящего тоннеля не угадывалось.

Объем обвалившегося материала все еще был огромен. Уборка его вручную затянулась бы надолго – ведь вместе с землей нужно выворачивать остатки кирпичной кладки, которая кое-где хорошо разбиралась на кирпичи, а где-то представляла спаянные известью крупные монолиты. Помогли заводчане. Надо сказать, что самого начала руководство завода проявило интерес нашим работам в провале, обеспечило инструментам!

а сейчас, видя, что разборка завала заходит в тупик, предложило использовать маленький экскаватор. Разгадку тайны провала нужно довести до конца, ничего не оставляя на потом, ибо это «потом» может быстрехонько превратиться в «никогда».

Края ямы стали угрожающе осыпаться, когда в них сверху уперлись опоры-лапы экскаватора. Но экскаваторщика, видимо человека опытного, это не смутило. Зубья ковша скрежещут по обломкам, машина дрожит, вытаскивая очередную порцию грунта. Вот под одной из пазух свода уже не видно обломков и хорошо различается плотная плитняковая кладка. Что это за кладка? Экскаватор очищает другую пазуху – снова плитняковая стенка. Постепенно становится ясным, что плитняковая кладка – это просто фундамент когда-то здесь стоявшего дома демидовского времени, может быть, одного из первых сооружений Суксуна. А обвалившийся кирпичный свод, породивший неожиданную загадку,– это свод когда-то хорошо и крепко сделанного подвала, таившего пустоту без малого две с половиной сотни лет. Мои спелеологи приуныли – ведь как хотелось войти вслед за лучом фонарика в безвестное демидовское подземелье, проползти сквозь узкие щели завалов,, проникнуть в таинственные помещения, закрытые до поры коваными дверями, увидеть на гранях тяжелых болылеразмерных кирпичей отпечатки щепотей и ладоней безымянных мастеров. Увы! Суксунская загадка обернулась обманкой. Обескуражены были и наши хозяева – суксунские краеведы. Может быть, поэтому здесь же, у раскопанного подвала, стихийно возникла беседа, похожая на митинг, в которой мы больше слушали. Говорили же краеведы. Они живо рассказывали и нам, и друг другу о десятках других подземных загадок старинного заводского поселения, словно хотели сгладить результаты неудачливого поиска, ни в коем случае не преуменьшить известность Суксуна как хранителя

иых тайн. Поведали драматическую историю о том, как совсем недавно, несколько лет назад, под высоким северным берегом пруда, на котором высится церковь, вдруг открылась воронка. В эту воронку устремилась прудовая вода, пропадая в толще горы. Пруд катастрофически таял, угрожая исчезнуть совсем. Правда, в километре or старого завода вниз по реке пропавшая вода, пройдя по неведомым подземным каналам и полостям, вдруг снова изливалась на поверхность. Был объявлен аврал. Воронку бутили щебнем, мусором, даже металлической заводской стружкой. С трудом забили зев этой суксунской ' Харибды.

Здешние края – типичный карстовый район с многочисленными естественными полостями и провалами, что сродни знаменитой КунгурскоЙ пещере. Видимо, в недрах высокого берега под церковью есть большие пустоты. Краеведы рассказывают о том, что горка гудит пот проезжающим транспортом. Предполагают, что церковные подвалы связаны с этими естественными полостями. Любители кладоискательских историй помещают в эти пустоты церковные сокровища, якобы спрятанные в революционные годы.

Какие-то слухи о суксунских подземельях связываются с домом последних заводчиков, богатых пермских пароходовладельцев братьев Каменских. Отделанный в стиле модерн, дом напоминал маленький средневековый замок. Большая круглая башня с крутой конической крышей, цокольный этаж из тесаного, ладно пригнанного камня, мраморная лестница, спускавшаяся со второго этажа к плещущемуся пруду, глухая каменная ограда, богатейший сад и строгие аллеи из темных вековых елей – таким было это чудо последних владельце» завода.

0|1|2|3|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua