Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Сто великих загадок истории

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|

«Каково общее количество монет, обнаруженных в сосуде, а также сколько их было послано в Лиссабон, неизвестно, — продолжает Подолин. — В Мадрид попало девять штук: две карфагенские золотые монеты, пять карфагенских медных монет и две киренские монеты того же металла… Патер Флорес подарил мне эти монеты в 1761 г. и рассказал, что вся находка состояла из монет такого же типа. То, что они частично из Карфагена, частично из Киренаики, — несомненно. Их нельзя назвать особо редкими, за исключением золотых. Удивительно, однако, то, в каком месте они были найдены!»

Да, клад североафриканских монет обнаружили на одном из Азорских островов, расположенном на пути между Старым и Новым Светом. Сам по себе факт примечателен. И неудивительно, что на протяжении едва ли не двух сотен лет его достоверность оспаривалась. Бельгиец Мес, автор книги об истории Азорских островов, считал находку явным вымыслом «ввиду отсутствия каких бы то ни было поддающихся проверке фактов». Но временное отсутствие достаточных доказательств ещё не даёт права отрицать исторический факт, и крупнейший географ своего времени Александр Гумбольдт нисколько не сомневался в подлинности факта, о котором сообщил Подолин, снабдивший, кстати, статью изображениями найденных монет (надо думать, они и сейчас хранятся в какой-нибудь шведской нумизматической коллекции). Мес намекает на то, что Флореса ввели в заблуждение. Но с какой целью? Для чего нужен был такого рода подлог? Для славы? Сомнительно.

Энрике Флорес был выдающимся испанским нумизматом, авторитет его велик и по сей день — его нельзя обвинить в неопытности и недобросовестности. Нашлись и такие, кто утверждали, что монеты украдены в Лиссабоне у одного из коллекционеров, а историю с кладом на Корву придумали для сокрытия преступления. Но это уж слишком! Подобный метод, как справедливо отмечает Р. Хенниг, вообще может положить конец любым исследованиям в области древней истории, поскольку не исключена возможность обмана при археологических раскопках. Против этой версии можно привести и такой аргумент: зачем понадобилось красть именно такие мелкие монеты — ведь из девяти штук только две были золотыми! Никакой «приличный» вор никогда не стал бы рисковать ради подобной мелочи. Наконец, подлинность находки может быть доказана ещё и тем, что в то время, т.е. в середине XVIII в., ни один мошенник не смог бы правильно подобрать столь прекрасную серию карфагенских монет, относящихся к весьма ограниченному временному периоду — 330–320 гг. до н.э.

Возникает вопрос: кто доставил на Корву древние монеты? Может, средневековые арабские или норманнские корабли? Видимо, нет. Трудно предположить наличие особого интереса к древним монетам такого низкого достоинства у моряков Средних веков. Зачем им брать с собой в дальнее плавание лишний груз старых монет, не имевших тогда никакой ценности?

Напомним, Карфаген посылал корабли через Гибралтар в Атлантику вдоль африканских берегов, и один из таких кораблей мог быть отнесён восточным ветром на Корву. Так считал и Подолин. Современные учёные с этим предположением согласились. Они исключают гипотезу о том, что сосуд с монетами попал на остров с остатками полуразрушенного и покинутого командой судна. Морское течение проходит у Азорских островов прямо к району Гибралтара, поэтому дрейф против течения исключается. Несомненно, остров посетил корабль с командой.

Итак, примерно в 320 г. до н.э. карфагенский корабль прибыл на Азорские острова, и африканские мореплаватели оказались на пути между Старым и Новым Светом…

А Новый Свет, был ли он знаком древним? В книге «Вариа историа», вышедшей в 1701 г. и вобравшей множество свидетельств различных авторов античного мира, можно обнаружить такие сведения.

В 371 г. до н.э. карфагеняне отплыли из Кадиса и вышли в океан. После долгого плавания они обнаружили огромный остров. Там было множество растительной и животной пищи, текла большая река, земля манила безлюдностью. Многие карфагеняне осели в этих местах, другие же вернулись на родину и доложили сенату о плавании. Сенат решил хранить в тайне это сообщение, дабы не привлекать внимание врагов к этим землям. Вернувшихся путешественников убили. Этот факт, переданный, как считают учёные, Аристотелем, лишний раз свидетельствует о скрытности и изобретательности финикийцев, которые использовали подчас дьявольские методы для того, чтобы утаить достижения соотечественников. Может быть, поэтому мы так мало знаем об их открытиях?

Одни специалисты полагают, что «огромным островом» было атлантическое побережье Северной Америки, другие называют Бразилию. Вот что пишет древний автор Диодор Сицилийский: «За Ливией на расстоянии многих дней плавания, в океане лежит остров больших размеров. Земля там плодородна, гориста, и немало там равнин прекрасного вида. По ним текут судоходные реки. В древние времена этот остров оставался неоткрытым, так как был удалён от остального обитаемого мира, и был обнаружен только в позднее время по такой причине: с древних времён финикийцы много странствовали в целях торговли, основали колонии в Ливии и в западной части Европы. Обследовав район, находящийся за Геркулесовыми столбами, они были отнесены ветрами далеко в океан. После долгих скитаний их вынесло на берег острова, нами упомянутого…»

И далее Диодор сообщает очень важный факт: «Тирийцы, опытные мореходы, намеревались основать там колонию, однако карфагеняне опередили их в этом…» Страна, согласно Диодору, выглядела так: «Там имеются деревянные хижины, с любовью построенные, с садами, в которых есть фруктовые деревья всех сортов. Холмистая местность покрыта дремучими лесами. Жители много времени проводят на охоте. Есть у них и рыба, ибо берега их родины омывает океан».

Откуда древние черпали сведения для своих поэтических и исторических произведений? Из источников, не дошедших до нас, или брали сведения непосредственно у открывателей новых земель на западе?

В 1949 г. американские газеты сообщили, что 85-летний Ф. Бейстлайн, учитель из штата Пенсильвания, нашёл камень с едва заметными знаками. Находка заинтересовала учёных из Корнельского университета. Оказалось, надпись на камне финикийская. Подобные камни находили и в Огайо в 1956 г. В графстве Ланкастер ещё в конце XIX в. нашли финикийские бусы, они и сейчас хранятся в местном краеведческом музее. Несколько камней с надписями обнаружены на реке Роаноке в штате Вирджиния. Короткий железный меч — по мнению археологов, финикийский — найден в графстве Брунсвик, на атлантическом побережье США. Там же выкопана из земли небольшая плита-жертвенник.

Археолог Р. Боланд пишет, что причины финикийских походов в Америку нужно искать в войнах карфагенян с греками, которые велись с 480 до 275 г. до н.э., а вернее, в их последствиях. Когда в 480 г. до н.э. Карфаген проиграл войну греческому военачальнику Гелону, тот предложил условия мира — отменить обычай человеческих жертвоприношений богам. Но для финикийцев это было невозможно — слишком тесно их жизнь была связана с этим религиозным ритуалом. Наиболее фанатичные приверженцы культа покинули Карфаген, чтобы искать убежища в далёкой стране, где они смогли бы жить привычной жизнью.

В своё время на прибрежной скале в штате Массачусетс было найдено изображение корабля. Сейчас оно скрыто под водой. Эксперты, изучившие рисунок, считают, что он сделан местным жителем, видевшим у берегов финикийский корабль. Почему именно финикийский? Потому что на верхушке мачты у него виден рей. Норманны, ставя судно на якорь, спускали парус и рей. Средиземноморцы же обычно сворачивали парус и цепляли за рей. Таким образом профиль судна становился похожим на букву «Т».

Эти данные появились сравнительно недавно и не успели ещё в полной мере стать достоянием исследователей, занимающихся трансатлантическими связями в древности. Другое дело — надписи на камнях, найденные в конце XX в. в Бразилии…

Основой для споров, длящихся десятилетия, стало опубликованное в конце 1980-х гг. в иллюстрированном журнале «Нову мунду» сообщение Ладислау Нетту, директора Национального музея в Рио-де-Жанейро, об удивительной находке на реке Параиба камня с надписью. Самой надписи никто не видел: все, кто говорил о ней, ссылались на копии. Вот что было написано на камне: «Мы, сыновья Ханаана, мореходы и купцы, были изгнаны из Сидона на этот далёкий остров, гористую землю, которую приняли за обитель богов и богинь. На 19-м году правления Хирама, нашего царя, мы вышли в море на десяти судах и два года плыли вместе, огибая жаркую страну. Потом мы разъединились и, испытав опасность, прибыли сюда, 12 мужчин и 3 женщины, на этот лесной остров…»

Из надписи явствует, что мореходы прошли от Суэцадо южной оконечности Африки. У мыса Доброй Надежды их суда разбросала буря, и одно судно, влекомое течением, попало в Бразилию.

Но противники теории трансатлантических доколумбовых связей не верят в существование плиты. На учёного, отстаивающего её подлинность, американского востоковеда Сайруса Гордона, обрушивается град насмешек: в кабинете-де легко придумывать небылицы о древних плаваниях. При этом оппоненты забывают, что в XX в. совершались сотни плаваний моряков-одиночек на лодках, плотах и каноэ, без карты и компаса через Атлантику, причём люди выбирали самые трудные, обходные маршруты, так как существует опасность столкновения с океанскими лайнерами. Оппоненты Гордона не очень-то охотно вспоминают статью известного немецкого ориенталиста К. Шлоттмана, опубликованную сразу же после находки бразильского камня в 1974 г. в серьёзном научном журнале. «Если это фальшивка, — заключает Шлоттман свой анализ надписи, — то злоумышленник должен был быть прекрасным знатоком финикийского языка и обладать большим эпиграфическим талантом, ибо отдельные черты надписи не только финикийские, а, несомненно, сидонские. Трудно предположить, что такой знаток диалектов финикийского языка живёт в Бразилии, да и в Европе их, наверное, не так уж и много…» Вообще сомнительно, чтобы кто-то из немногих, владевших тайнами пунического письма, мог изготовить фальшивку. Однако до сих пор подлинность Бразильского камня не признана!

Дело с параибской надписью затмило остальные находки на территории Бразилии. Между тем там было обнаружено ещё несколько плит. Немец Шёнхаген изучал их целых пятнадцать лет и признал финикийскими. А летом 1978 г. пресса сообщила, что в Колумбии, в старом захоронении около местечка Самака в округе Бойяка, обнаружены фрагменты терракоты с финикийскими письменами. Нашли их случайно местные жители, которые явно не собирались никого обманывать…

ЖИВЫ ЛИ ПОТОМКИ ВОИНОВ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО?

С великим полководцем древности Александром Македонским связано много тайн. Одна из них: существуют ли ныне потомки воинов, участвовавших в его походе в Азию. Кандидатов на таких потомков немало. Наиболее известны нуристанцы (или калаши, или кафиры), живущие в отрогах Гиндукуша на северо-западе Афганистана. В Таджикистане это изолированные группы бадахшанцев и ягнобцев. Квинт Курций, биограф Александра, рассказывает эпизод покорения одним из войск царя среднеазиатской области под названием Бубацена. Исследователи пытаются сопоставить её с современным Бадахшаном. Но, по официальной версии, войско туда не заходило. В 329 г. до н.э. оно прошло по территории современного Афганистана и со стороны реки Гильменд поднялось на гребень Гиндукуша. Дойдя до Сырдарьи, армия вернулась тем же путём обратно. Однако, и не заходя в пределы Памира, отдельные её отряды могли побывать в Бадахшане. Его жители до сих пор рассказывают легенду об «Искандере Зорканае» «Александре Двурогом». И ещё одно, косвенное, доказательство того, что грекам были знакомы эти места: в географических работах более позднего времени встречаются более или менее точные названия населённых пунктов данной местности. Значит, кто-то из греков здесь всё же побывал?

Теперь о Ягнобе. Единственное достаточно точное описание этого района — записки исследователя Средней Азии М. Андреева, сделанные в 1927–1928 гг. «Из материалов по этнографии Ягноба». Ягноб — небольшая высокогорная страна в Западном Таджикистане, расположенная в восточной части самого большого из притоков Зеравшана реки Фанд. По преданию, Александр проходил по Зеравшану, посетил соседний с Ягнобом Фальгар и повернул в ближнее селение Тагфон, чтобы «принять пищу». Сегодня точных доказательств того, что царь побывал здесь, нет. Однако известно другое. Ягнобцы прямые потомки согдийцев, жителей Согдианы, покорённой армией Александра. «Можно предположить, — пишет М. Андреев, — что ягнобцы были в своё время оттеснены, загнаны в их теперешние места обитания, на которые не было претендентов, и где они могли сохраниться, постепенно тая в числе…» И добавил: «…сохранив свой загадочный язык, не похожий на язык ни одной из окружающих этнических групп».

Наконец, о нуристанцах. «Происхождение 60 тысяч нуристанцев остаётся неразгаданным» — так записано практически во всех крупных исследованиях по истории Передней Азии. У многих калашей светлые волосы, голубые глаза. Это типичные индоевропейцы. Самая распространённая версия о происхождении калашей основывается на их собственных легендах. По одной — они действительно потомки воинов Александра, укрывшихся в горах Гиндукуша и оставшихся здесь навсегда. По другой — остатки разведывательного отряда, посланного в Бажур, но взбунтовавшегося и не пожелавшего возвращаться домой.

О калашах писали много. Известный английский исследователь Брюс указывает, например, на пережитки у них некоторых греческих религиозных церемоний.

Другие учёные ссылаются на Бабура, первого правителя из династии Великих Моголов, который сообщал, что язычники-калаши употребляют в больших количествах крепкие виноградные вина, в то время как окружающие их племена и представления о них не имеют…

Теперь мы подходим к главному вопросу, без решения которого было бы бессмысленно вообще говорить о «потомках воинов Александра». Насколько велик был греко-македонский, так сказать, генетический вклад в этническую среду этих районов?

Огромная держава, возникшая в результате завоеваний Александра, простиралась от западного побережья Балканского полуострова до Индии. На севере она приближалась к Дунаю и граничила с Чёрным морем, на юге доходила до Индийского океана, Аравии и Северной Африки. Многие исследователи ссылаются на данные Диодора Сицилийского, упоминающего программу, намеченную в царских инструкциях. Александр предполагал «объединение многих народов в один, перемещение людей из Азии в Европу и обратно, чтобы соединены были два великих континента браками и союзами и чтобы жили они в согласии, дружбе и родстве».

Одним из важнейших (и последних) мероприятий царя в его восточной политике было заключение брачных союзов с представителями местных народов, чтобы «смешением крови соединить победителей и побеждённых». Чем это можно объяснить? Влюблённостью Александра в человечество? Желанием побратать Восток с Западом? Источники не дают оснований делать подобные выводы. Просто македонский царь не верил в прочность своих завоеваний, боялся бунтов и искал средства, чтобы укрепить империю. Его восточная политика была лишь средством достижения мирового господства. Но нас интересуют её плоды. Армия Александра, пришедшая в Азию, составляла несколько десятков тысяч человек и была этнически разнородной. Пехота эллинов в битвах практически не участвовала, а использовалась в качестве гарнизонов, разбросанных по всей территории Средней Азии. Очень важно и то, что Александр постоянно получал пополнения из Македонии, Греции, Фракии, которые также исчислялись тысячами.

Итак, вместо «переноса счастья из Азии в Грецию», к чему призывал Александр, завоевания македонянами и греками привели к усилению эмиграции греческого населения на Восток. Это подтверждено документально. По мнению ряда учёных, часть эллинов растворилась среди жителей некоторых районов и дала жизнь качественно новым этническим группам. Возможно ли такое?

Кое-кто из учёных считает, что да. Условия полной изоляции (лишь 3–4 месяца в году эти удалённые селения были доступны для остального мира) могли оказаться весьма благоприятными для сохранения физических черт, приобретённых тысячелетия назад. Но поиск только начинается.

ГДЕ МОГИЛА АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО?

(Рассказывает журналист Кирилл Бутусов)

К имени Александра Македонского неизменно добавляли — «Великий». Так называли его современники и те, кто родился позже. Потому что этот полководец в сражениях разгромил могущественных противников, настолько превзойдя их в стратегии и тактике, что военные историки ставили его выше Цезаря, Густава Адольфа, принца Евгения Савойского, Фридриха II Прусского и Наполеона. Потому что он всегда сражался в первых рядах и имел на своём теле столько шрамов, что на реке Гифасис смог крикнуть ветеранам: «Перед вами стоит тот, кто никогда не подвергал вас опасности, не посмотрев сначала ей в лицо. Не оставляйте меня!..» Потому что он был способен реформировать армию и вести дискуссии о Гомере, создать единую денежную систему огромной империи и ставить драмы Еврипида, основывать города и вести переписку с Аристотелем.

После победы над финикийским Тиром Александр устремился в Египет. Эта страна с её пирамидами, храмами, сфинксами считалась у народов Средиземноморья колыбелью самой уважаемой и самой древней культуры. В военном отношении этот поход оказался прогулкой. Народ радостно приветствовал Александра как избавителя от персов. Ликование возросло ещё больше, когда Александр, находясь в храме Птаха, был объявлен жрецами фараоном.

Александр мечтал основать в устье Нила город как опорный пункт на границе между Египтом и средиземноморскими соседями, а также для развития торговли и наук. В начале 331 г. до н.э. он проплыл по Нилу на роскошной ладье и нашёл место для строительства.

Так возникла Александрия, крупнейший и наиболее совершенный из городов, которые были основаны царём в последующие годы и носили его имя.

В пустынном ливийском краю, к западу от долины Нила, лежит, словно в море, небольшой зелёный остров, укрытый сенью высоких пальм, напоённый источниками и дождевыми водами. Александр, прослышав про оазис Сива с древним храмом, решил посетить его. С небольшим отборным отрядом он сначала двигался вдоль побережья моря на запад от Александрии до Паретонии, а потом на юг по пустыне до оазиса. Жрецы, одетые в белые одежды, спустились для приветствия из воздвигнутого на холме храма. Что же побудило Александра отважиться на опасное путешествие через пустыню (300 км)? Как сказал об этом хронист Арриан, царь хотел больше узнать о самом себе. Действительно ли всеми своими одержанными до сих пор победами он был обязан богам, будучи их любимцем? Станут ли боги помогать ему и в дальнейшем, когда он начнёт осуществлять свою идею мирового господства?

Александр был принят египетскими жрецами, и ему единственному было разрешено, не переодевшись, войти в святилище. Верховный жрец встретил его словами: «Благословен будь сын Амона!» Затем Александр задал жрецу свои вопросы. Когда спустя продолжительное время он вышел, его окружили друзья и захотели узнать, о чём он спрашивал и какие получил ответы. Он сказал: «Я узнал то, что хотел узнать, и ответы мне пришлись по сердцу».

Лишь один вопрос (и ответ на него) нам точно известен. Когда на пути в Азию Александр хотел выйти под парусами из дельты Инда в море, он сказал:

«Теперь я принесу жертву тем богам, которые подтвердили в Сиве моё происхождение от Амона».

Воодушевлённый этим полководец повёл войска в Месопотамию, где окончательно разбил персидского царя Дария, взял Вавилон. Затем его армия перешла Гиндукуш и вторглась в Индию. Победа следовала за победой. Но солдаты устали, сам Александр был тяжело ранен. В 325 г. до н.э. он возвратился в Вавилон, где стал строить планы покорения Северной Африки до Гибралтара. Но в 323 г. до н.э. в возрасте 33 лет он скончался…

После его смерти империя утонула в крови и слезах. Сподвижники Александра — диадохи боролись не только за трон, но и за право владения телом Александра: два года оно прилежало там, где он умер, — в спальных покоях дворца, набальзамированное жрецами, выписанными из Египта. Было очевидно, что тот из диадохов, в чьей стране будет воздвигнута усыпальница Александра, станет обладателем символа, означавшего особый статус главного наследника.

Птолемей первый понял это. Последняя же воля царя гласила: он должен быть погребён в оазисе Сива, где жрецы некогда приветствовали его как сына Зевса-Амона.

В соответствии с последней волей усопшего греческий инженер Филипп сконструировал колесницу на рессорах, с колокольчиками и с четырьмя дышлами; в неё были запряжены 64 мула. На колеснице был установлен мраморный саркофаг, на золотой крышке которого лежали оружие Александра и щит из Трои. Опираясь на колонны из слоновой кости, над ним возвышался балдахин, украшенный драгоценными камнями, подобный небесному своду. Впереди траурной процессии двигались отряды строителей и землекопов, которые выравнивали старые и строили новые дороги, укрепляли мосты, потому что шествие сопровождали тысячи всадников, индийские слоны, фаланги пеших воинов, колесницы и обозные повозки.

В Дамаске Птолемей принял колесницу с саркофагом. Но он не отвёз саркофаг в Сиву, а доставил его в свои владения в Мемфисе (321 г. до н.э.), а позднее в Александрию, где великий полководец и нашёл своё пристанище в подземной усыпальнице.

Его могила становится местом массового паломничества, вследствие чего Александрия переживает невиданный расцвет. Через три столетия римский император Август (43–14 гг. до н.э.) при захвате Александрии в 30 г. до н.э. «осмотрел тело Великого Александра, гроб которого вынесли из святилища: в знак преклонения он возложил на него золотой венец и усыпал тело цветами», пишет Светоний. Он же пишет и о том, что там побывал и Калигула (37–41 гг. н.э.), который «иногда надевал панцирь Александра Великого, добытый из его гробницы». Септимий Север (193–211 гг. н.э.) — солдатский император, повелел замуровать священную усыпальницу, и с тех пор неизвестно, где она находится.

Итак, спор о местонахождении могилы Александра Македонского, или Искандера Двурогого, как его называли на Востоке, возник давно. Многие исследователи полагают, что она находилась в районе современной улицы пророка Даниила, на пересечении с авеню Гамаля Абдель Насера. Здесь раскинулся центр города, спланированный ещё прославленным архитектором Динократом. Долгое время полагали, что мечеть пророка Даниила построена на месте мавзолея Александра. Некоторые арабские историки сообщали, что они сами посещали гробницу Александра и молились в его «мечети», которой мусульмане приписывали особую святость.

Последние археологические изыскания в Александрии указывают на то, что часть древнего города, возможно, и та, где находилась гробница, ушла под воду. Действительно, в море у берегов Александрии сейчас находят остатки древних сооружений. При проведении работ в районе заброшенного Восточного порта обнаружили две гранитные статуи, одна из которых изображает Изиду. Сейчас эти статуи находятся в парке, разбитом вокруг колонны Помпея. Возникли предположения, что главная часть царской резиденции расположена как раз в том месте, поэтому для проведения раскопок необходимо осушить бухту.

Биограф македонского царя Кальсиниас писал, что после встречи с оракулом Александр говорил о желании быть похороненным в Сиве, рядом с храмом Амона-Ра. Интуиция греческого археолога Лианы Сувалидис подсказала ей, что за этим что-то есть. С 1989 г. в течение пяти лет она вела поиски в Египте близ пустынного оазиса в Сива-Амона. В 1990 г. греческие археологи поняли, что ведут раскопки царского захоронения. Оно предстало перед ними в виде целого комплекса. В самой гробнице (30 м длиной и 7 м шириной) обнаружили небольшие камеры, закрытые мощными гранитными плитами. Такого крупного комплекса не находили ни в Греции, ни в Македонии, ни в Египте. По заключению экспертов, постройки и росписи комплекса не характерны для древней египетской культуры, но имеют много общего с оформлением македонских гробниц.

Археологи нашли в гробнице Сива обломки саркофага из алебастра, изготовленного за пределами Египта, барельеф с восьмиконечной звездой — личным символом Александра, тайный проход из гробницы в храм Амона-Ра и три стелы с надписями на древнегреческом языке.

Главная стела гласит: «Александр, Амон-Ра. Во имя почтеннейшего Александра я приношу эти жертвы по указанию Бога и переношу сюда тело, которое такое же лёгкое, как самый маленький щит, в то время, когда я являюсь господином Египта. Именно я был носителем его тайн и исполнителем его распоряжений, я был честен по отношению к нему и ко всем людям. И так как я последний, кто ещё остался в живых, то здесь заявляю, что я исполнил всё вышеупомянутое ради него». Датируется эта надпись приблизительно 290 г. до н.э., а автор текста — ближайший сподвижник Александра Македонского Птолемей Лаг, которому великий македонец завещал перенести свои останки в Сиву. Вторая стела сообщает: «Первый и неповторимый среди всех, который выпил яд, ни мгновения не сомневаясь».

У древних македонцев был обычай: когда человек достигал вершины и хотел оставить своё имя для современников и потомков в зените славы, он принимал яд.

Надпись на третьей стеле гласит: «В этом районе проживают 400 тысяч человек, 100 тысяч из них служат в армии, и 30 тысяч солдат охраняют гробницу». Такое количество охраны говорит о значительности персоны, погребённой в Сиве. По словам Лианы Сувалидис, «лишь дальнейшие раскопки дадут ответ на волнующий вопрос: осталась ли мумия Александра в одном из закрытых помещений?». Но греческим археологам не дали продолжить раскопки. Египетские чиновники выразили непонятное недовольство и разорвали контракт. Тайна осталась нераскрытой.

При внимательном рассмотрении обеих версий видно, что они вступают в явное противоречие. С одной стороны, гробница Александра находилась в Александрии в 30 г. до н.э., что подтверждает Светоний, а с другой стороны, главная стела в оазисе Сива (290 г. до н.э.) свидетельствует о том, что Птолемей выполнил распоряжение царя о захоронении его останков в Сиве. Как можно совместить эти две версии?

Мы позволим себе сделать следующее предположение. С одной стороны, из политических соображений гробница нужна была в Александрии, а с другой стороны, Птолемей не мог нарушить клятву, данную царю о захоронении его останков в оазисе Сива. Мы предполагаем, что за 30 лет была сделана копия гроба Александра и туда помещён муляж мумии царя. Эта копия была оставлена в Александрии. А оригинал гроба вместе с останками Александра был привезён в Сиву и там захоронен в соответствии с приказом царя. Тем самым Птолемей разрешил эту, казалось бы, неразрешимую проблему, о чём сам и говорит: «Я был честен по отношению к нему note 2 и ко всем людям, и так как я последний, кто ещё остался в живых note 3, то здесь заявляю, что я исполнил всё вышеупомянутое note 4 ради него».

А что же находится в камерах, обнаруженных греческими археологами? Сохранились ли там останки Александра? Мы полагаем, что мумии Александра там уже нет. Скорее всего, по македонским традициям, тело Александра было сожжено, а прах его помещён в сосуд. Но где этот сосуд?

В связи с этим мы выдвинем третью версию того, где находится могила царя. Возможно, уже позже, в правление потомков Птолемея Лага, в связи с возросшей угрозой захвата Египта римлянами, гроб с останками Александра был перенесён из Египта в Македонию и там тайно захоронен. На чём базируется наше предположение? Мы опираемся на сообщение Красимиры Стояновой, племянницы болгарской ясновидящей Ванги. В книге «Правда о Ванге» она пишет:

«Однажды к моей маме в Рулите пришёл человек и просил уговорить Вангу принять его. Он показал маме измятый лист бумаги с написанными, а точнее — очень неуклюже переписанными десятью рядами знаков, похожих на иероглифы. Сверху листа находились каракули, будто бы их начёркал ребёнок. Человек сказал, что это старинная карта. Наш незваный гость решил, что лишь Ванга сумеет расшифровать карту и указать, где зарыт огромный клад. Мама объяснила гостю, что я изучала иероглифы и, может быть, смогу расшифровать таинственные письмена». «Я взглянула на измятый лист бумаги, который он мне подал. Где там! Как я расшифрую текст, если мои познания арабского и старотурецкого иероглифического письма довольно скудны? Нет, не для меня сия тарабарская грамота, подумала я. Хотя многие знаки были похожи на арабские иероглифы, но среди них встречались и совсем непонятные, напоминающие мелкие геометрические фигуры. Гость ушёл, а мы с матерью поехали за покупками в Петрич. Когда мы вернулись, Ванга позвала меня в комнату, где обычно отдыхает, и сказала, что слышала, о чём мы толковали с кладоискателем. Она некоторое время молчала, пребывая в задумчивости, и вдруг уверенно и громко заговорила:

— Тут ведь далеко не глупость. Речь идёт о важном документе, да не по Сеньке шапка — не по зубам этот текст, никто не сможет прочесть его сегодня. И текст, и карта копировались уже раз: от поколения к поколению пытаются люди открыть тайну текста. Но расшифровать его не может никто. А речь в этом документе идёт вовсе не о тайных сокровищах, а о древней письменности, до сих пор не известной и миру. Такие же иероглифы начертаны на внутренней стороне каменного гроба, спрятанного глубоко в земле тысячи лет назад. И даже если случайно найдут саркофаг, они не смогут прочесть письмена.

Там столько интересного — там рассказана история мира, каким он был тысячи лет назад, каким он будет ещё через две тысячи лет. Этот саркофаг спрятан в нашей земле людьми, пришедшими из Египта.

Было так: шёл караван верблюдов, его сопровождали воины и высшие их командиры, кроме того, с ними следовало множество рабов. Дойдя до наших краёв, они остановились на долгий отдых, и однажды ночью рабы стали рыть глубокую яму. В яму был опущен таинственный груз — саркофаг, и яму быстро засыпали землёй. Те, кто выполнял работу, были убиты, все до одного. Тайну эту окропили потоки невинной крови, тайна дожидается своего часа, чтобы быть раскрытой, разгаданной людьми, послание тысячелетней давности бесценно, оно принадлежит человечеству.

Спустя некоторое время мы с Вангой снова заговорили о карте и спрятанном „кладе“. У меня сложилось впечатление, что она сама удивляется тем словам, которые произносит:

— Сегодня самые учёные из учёных и профессора из профессоров не расшифруют карту и не найдут саркофаг. Не пришло время. Я вижу горы, это место в горах…»

Ванга жила в Рулите около Петрича, находящегося всего в 100 км от Пеллы, древней столицы Македонии. Поэтому третья версия имеет достаточно серьёзные основания: предполагаемый перенос саркофага Александра из Египта как по времени (2 тысячи лет), так и по месту совпадает с описанными Вангой событиями.

КОКАИН И НИКОТИН: ИХ ЗНАЛИ ЕЩЁ ДО КОЛУМБА?

Казалось бы, история давно расставила акценты. Мы хорошо знаем круг растений, известных тому или иному народу Древнего мира. Жители Ближнего Востока выращивали пшеницу и ячмень, закладывая основы экономики Старого Света. В Индии возделывали бананы и таро — травянистое растение, приносившее клубни весом до четырёх килограммов. В античной Европе прижились те же пшеница, ячмень, а также бобы, чечевица, оливки, виноград. Многие привычные нам культуры, например, картофель и кукуруза, подсолнечник и томат — привезены из Южной Америки, где их возделывали задолго до недружественного визита Колумба. Оттуда же в Европу, Азию и Африку проникли травы, «зело ядовитые» табак и кокаиновый куст (его стали культивировать в тропиках и субтропиках Южной Азии). Однако недавние исследования египетских мумий удивляют и озадачивают. Похоже, табак и кокаин были известны ещё во времена фараонов. Неужели их «импортировали» из Америки? Значит, этот материк открыли задолго до Колумба? А может быть, это случайное совпадение?..

1992 г. Судмедэксперт Светлана Балабанова занималась рутинной работой. Она исследовала мумию. Брала образцы волос, тканей, костей. Превращала их в порошок. Обрабатывала его раствором и попутно исследовала на наличие наркотиков. Она проводила подобную процедуру сотни раз. Однако в тот день случилось нечто непредвиденное. «Шок! — вспоминает она. — Я была абсолютно уверена, что это какая-то ошибка». Нет, конечно, в тканях людей довольно часто встречаются следы употребления ими кокаина, никотина и гашиша, но весь вопрос в том, чьи ткани тела она изучала.

Перед ней лежала мумия человека, умершего три тысячи лет назад, во времена XXI египетской династии. Исследовав мумии ещё восьмерых египтян, живших в 1070 г. до н.э. – 395 г. н.э., она обнаружила, что все эти люди были любителями излишеств, погубивших миллионы наших современников. Все они курили (или нюхали) табак, все были знакомы с кокаином и гашишем. Неужели в это можно поверить?

Кокаиновые кусты — огромные, вечнозелёные, высотой в 2–3 м, — в ту пору встречались лишь в горных тропических лесах Южной Америки. Принято считать, что мы сносно представляем себе, каким виделся мир человеку античной или, например, египетской цивилизации. Для него земля, где росли кока и табак, находилась даже не за семью морями и не в тридевятом царстве. Нет, она лежала в мире, который вообще не существовал и из которого до жителей Старого Света не долетали ни легенды, ни слухи.

…Открытие было подобно разорвавшейся бомбе. В один миг древние египтяне — архитекторы, писцы, поэты — превратились в жалких прожигателей жизни, любителей курева и марафета, всегда готовых ширяться и торчать. Результаты исследования расшатывали всё здание исторической науки. Балабановой поступали десятки писем. Их авторы негодовали, сокрушались, высмеивали.

Основная мысль посланий была такова: «Все ваши исследования — это полная чушь, потому что вплоть до плавания Колумба табак и коку нельзя было встретить ни в одной стране Старого Света».

Кокаиновый куст ввёз в Европу в 1569 г. испанский врач Николае Монардес. Табак был тоже поначалу завезён на Пиренейский полуостров. Французский врач Жан Нико де Виллемен (1530–1600), будучи посланником при лиссабонском дворе, обратил внимание на одно растение, привезённое из Америки. Вскоре он убедился, что это растение удивительно подкрепляет силы. Он непрестанно нахваливал его целительные свойства. В историю науки оно вошло под именем человека, чьими стараниями расселилось по Европе. Его назвали Herba nicotiana.

Неужели историю придётся «переписывать»? В последние годы выявились ещё несколько странных фактов:

• В нубийской пустыне учёные часто обнаруживают тела людей, естественным путём превратившихся в мумии. В тканях некоторых из них недавно были найдены следы никотина. Возраст этих мумий — от 1000 до 2600 лет.

• Недавно немецкие учёные исследовали египетскую мумию, что хранилась в одном из музеев Мюнхена (её возраст — 3000 лет). Опять была найдена коллекция популярных в наше время растительных ядов: никотин, кокаин, гашиш.

• Ещё одна группа учёных тщательно изучила большую коллекцию естественных мумий, найденных в Нубии. Была обследована 71 мумия людей, живших от 1400 до 3100 лет назад. Выяснилось, что пятьдесят шесть человек, т.е. 80 процентов, очевидно, употребляли при жизни кокаин. Каким же образом он попадал в Египет? Известно, что древнеегипетские врачи были искусными целителями. Они знали свойства самых экзотических трав. В борьбе с недугами, вызывавшими сильные боли, например, при флюсе или радикулите, они в большом количестве прописывали своим пациентам всевозможные наркотики. Конечно, они не могли не знать, что человек, привыкший к опию, впредь будет мучиться без него. Однако в те далёкие времена у врачей было особое мнение. Главное, чтобы человек не страдал от боли, а чем он будет тешиться — всё равно. В повседневной жизни египтяне часто употребляли пьянящие соки, дурманящие травы и коренья. Так, опий — млечный маковый сок — они давали даже детям, чтобы те не досаждали по пустякам. Всего, по оценкам учёных, египтянам было известно около восьмисот наркотических веществ. Однако современные биологи сумели опознать лишь малую часть их, ведь описания (и изображения растений) зачастую стилизованы и настолько неточны, что, похоже, авторы иных рисунков и текстов брались за свою работу, лишь приняв изрядную дозу «некоего вещества».

Но с опием всё понятно. Мак растёт в Старом Свете. А как быть с «американскими вкраплениями» в тела нубийцев и египтян? Можно ли хоть как-то объяснить их появление, не заставляя историков переписывать известную им картину мира?

Учёные ищут объяснения вот уже восемьдесят лет. В 1922 г. была раскопана гробница Тутанхамона; в ней было обнаружено не только «золото фараонов», но и высохшее тельце табачного жука. Это насекомое питается, как видно по названию, табаком. В 1976 г., исследуя мумию Рамсеса II (он умер около 1251 г. до н.э.), французские учёные нашли не только табачных жуков, но и частицы табака. Тут же посыпались возражения. Вот как их подытожил профессор Назри Искандер, главный хранитель Каирского музея: «Наверное, кто-то из археологов, исследуя гробницу, случайно просыпал табак». Однако эта отговорка не объясняет всех фактов. По словам Светланы Балабановой, она отыскала пробы «неположенных» египтянам веществ даже под слоем смолы, нанесённом при бальзамировании. Случайно просыпать туда табак нельзя. Кроме того, эти вещества извлекали пинцетом из самых недоступных уголков брюшной полости.

Египтологи старой школы игнорируют эти странные открытия и придумывают самые неестественные объяснения. Так, немецкая исследовательница Рената Гермер писала в 1985 г. в книге «Флора Египта времён фараонов», что мумию Рамсеса II наверняка ещё в XIX в. распеленали и осмотрели: «Вот тогда внутрь мумии случайно попал табак». В конце концов, ни в Египте, ни в Африке, ни в любой другой стране, с которой могли торговать египтяне, не встречалось ни одно растение рода Nicotiana.

Впрочем, ещё двадцать лет назад в Намибии был открыт африканский вид табака — Nicotiana africana. Интересно также, что Петер Форскал, составитель первого каталога египетской флоры, подготовленного в 1761 г., описал в нём табак не только как полезную людям культуру, но и как дикое растение, проникшее с берегов Красного моря далеко в Ливийскую пустыню. По оценке ряда современных учёных, за какие-то два столетия, минувшие с тех пор, как в Старый Свет ввезли «лекарство» под названием табак, это растение вряд ли могло так быстро распространиться по Египту.

А вот объяснения других авторов. Табак отличается хорошими бактерицидными свойствами; он защищает от гниения. Поэтому египтяне применяли его при мумифицировании и окуривали им помещения. Возможно, что египтяне и сами курили табак. В окрестностях Гизы обнаружили глиняные трубки, датируемые 2000–1700 гг. до н.э.

Люди, которые высказывают такие идеи, почти всегда добавляют к ним ещё одну: «Очевидно, египтяне поддерживали торговые отношения с народами Южной Америки или хотя бы совершали туда плавания». Мы ещё обсудим эту версию, а пока вернёмся к рассказу о никотине, найденном в древних мумиях.

Никотин — это алкалоид, который обнаружили в 1571 г. в табаке (его содержание в табаке достигает 8 процентов). Назвали это ядовитое (в больших дозах) вещество по имени французского дипломата Жана Нико. Однако в наше время учёным стало известно, что никотин содержится не только в табаке, но и в некоторых обычных для Старого Света растениях: например, в пятнистом ароннике, сирийском волчнике, болотном хвоще, очитоке, плауне, некоторых видах роз, астр, паслёновых и даже в крапиве. Разумеется, почти во всех этих растениях никотина содержится гораздо меньше, чем в табаке. Возможно, никотин встречается и в некоторых других известных нам видах флоры, ведь целенаправленно его поиск не вели. Нашу нынешнюю потребность в никотине вполне утоляет табак. Египтяне же такой возможности не имели, как считает большинство учёных, и потому следы никотина в мумиях и пирамидах имеют иное растительное происхождение.

А как быть с кокаином? Может, и он попал к египтянам «в ином облачении» — под видом совсем другого растения?

Увы, ботаники пока не могут дать никакого ответа. Можно утешать сторонников традиции, отделяющей Египет от Америки непреодолимым барьером, лишь тем, что «до сих пор всерьёз не искали растения, содержащие кокаин в любых, сколь угодно малых дозах», добавляет С. Балабанова.

В принципе всего два вида из трёхсот представителей семейства Erythroxylaceae содержат сколько-то заметные количества алкалоида кокаина. Это — кока (Erythroxylum coca) и эритроксилум колумбийский (Erythroxylum novagranatense). В листьях коки (кокаинового куста) содержится от 0,5 до 2,5 процента кокаина (этот показатель колеблется в разных районах Америки). В 100 г свежих листьев коки 305 калорий.

Помимо алкалоидов её листья содержат витамины, белки, жиры, железо, кальций и различные минеральные вещества. В Андах коку возделывают и употребляют в пищу вполне легально, ведь это питательное растение веками кормит индейцев.

(Опасен прежде всего кокаин в чистом виде. Именно его употребление приводит к наркотической зависимости. В 1860 г. немецкий химик Альберт Ниман впервые выделил чистый кокаин, а в 1923 г. это вещество было наконец синтезировано. Кокаин стимулирует центральную нервную систему и влияет на циркуляцию таких нейротрансмиттеров, как дофамин и серотонин.)

Долгое время учёные не могли даже найти дикорастущую форму кокаинового куста. Лишь в 1983 г. Тимоти Плоумен, ботаник из Чикаго, обследовав глухие районы Южной Америки, «заметно продвинулся на пути к идентификации дикой коки», отмечает знаток истории кокаина Джозеф Кеннеди. Согласно Плоумену, предком всех кокаиновых растений является Erythroxylum coca var. coca, или боливийская кока (её называют ещё гуануко). Хотелось бы добавить: «Является до ближайшего открытия». Ведь в необозримом царстве флоры, населённом сотнями тысяч диких и культурных видов растений, часто бывает крайне трудно определить происхождение того или иного вида.

Возможно, учёные ещё найдут где-нибудь в Африке или Азии растение, приносящее кокаин, но возникает и другой вопрос: «Не могли ли египтяне завезти кокаин из-за океана — из Америки?»

Конечно, строго научно пока нельзя доказать, что жители Египта бывали в Новом Свете. А вот гипотезы высказывались не раз. Ещё в 1910 г. антропологи, обсуждая ступенчатые пирамиды Мексики, пришли к выводу, что, возможно, их конструкция и не была изобретением американских индейцев. Эту технологию они переняли у своих «соседей», живших по ту сторону океана: в Египте.

Сходств было очень много: конструкция пирамид; обычай погребать в них покойников; поклонение солнечному богу; точные знания математики и астрономии — последнее было необходимо для корабельщиков, готовых пуститься в далёкий путь. Сопоставляя все эти данные, учёные пришли к выводу: цивилизация родилась в Египте; оттуда она распространилась во все другие регионы планеты. Так появилась на свет научная школа «диффузионистов» (от слова «диффузия» — «распространение», «смешение», «проникновение»). Их противники, утверждавшие, что между Африкой и Южной Америкой не могло быть никакой связи, получили название «изоляционисты».

Норвежский этнолог Тур Хейердал ещё в 1969 и 1970 гг. доказал, что на папирусных лодках египтян можно было пересекать Атлантику. Как и он, древние жители Африки вполне могли попасть в Америку. Другое дело, пускались ли они в дальние плавания. И тут вспоминается одна из страниц древней истории Египта — путешествия в страну Пунт.

Дорогу туда жители страны фараонов знали на протяжении почти двух тысяч лет: с 2900 по 1075 гг. до н.э. (Вспомните, что и викинги тысячу лет назад тоже знали дорогу в Америку — в Винланд, — но потом забыли её; так что нет ничего удивительного в том, что народ вдруг теряет обширные пласты географических знаний.)

Страна Пунт находилась далеко от Египта. Путешествие туда длилось три-четыре года. Добраться туда можно было только по морю.

Самым знаменитым, наверное, было путешествие в Пунт египетской царицы Хатшепсут, правившей в конце XVI в. до н.э. На девятый год своего правления она снарядила туда экспедицию. Историки помещают страну Пунт, как правило, в Сомали, но, если беспристрастно оценить их рассказ, страна может находиться и в Южной Америке.

Пунт славился своими роскошными товарами и ценным сырьём. Египтяне могли вывозить оттуда драгоценные камни и металлы, удивительную древесину, диких животных и ароматные смолы. В дальний поход Хатшепсут снарядила лишь пять кораблей, но все они вернулись домой, доверху гружёные товарами. Они везли золото, серебро, ценные сорта древесины, благовония, сурьму, а также животных — обезьян и диких кошачьих: «Нагружаются корабли весьма тяжело… всякими прекрасными растениями Земли бога, грудой смолы… чистым золотом Аму, деревом тишепес и хесит, благовониями ихмут… многочисленными шкурами леопардов». Большинство товаров, доставленных в Египет, вполне можно было приобрести не только в Африке, но и в Америке. Современные энтузиасты дальних экспедиций, ссылаясь на опись грузов, пытались доказать, что страна Пунт находилась вовсе не в Сомали, не в Южной Аравии и не в Мозамбике, как считал в начале XX в. немецкий путешественник Карл Петерс, а в Южной Америке. А точнее, в Перу. Однако надписи, оставленные египтянами, противоречат этой версии. Среди золота, серебра, древесины и благовоний в страну фараонов везли и слоновую кость. Уж этот-то товар никак нельзя было вывезти из Америки — только из Африки или из Индии. Вот они строки, что одёргивают мечтателей: «Нагружаются корабли весьма тяжело… эбеновым деревом и чистой слоновой костью».

Впрочем, традиционное мнение об этом плавании Хатшепсут тоже вызывает вопросы. Неужели трудное и далёкое путешествие, в которое отправились египтяне под началом своей отважной царицы, имело целью соседнюю с ними страну — Сомали? С таким же успехом можно представить себе Фёдора Конюхова, решившего совершить «труднейшее плавание — из Москвы в Саратов»! Вполне возможно, что «большие морские корабли», на которых пустились в путь египтяне, унесли их гораздо дальше Великой Зелени (так египтяне называли Красное море) знакомого моря. Эту «чужеземную страну, которая неведома людям» они могли найти гораздо южнее — там, где её уже советовали искать в начале XX в.: близ устья реки Замбези, в Южной Африке, где добывают сурьму. А может быть, стоит продолжить поиски?

В надписях, высеченных на стене храма Дейр-эль-Бахри, точно сказано, что путешественники «пересекли море». Плавание вдоль Африканского континента не похоже на «пересечение моря». Уж если мысленно пускать корабли в путь, то почему бы не дать им приказ «одному — на восток, другому — на запад». В обоих случаях мореплаватели «пересекут море». Миновав Средиземное море, а затем и Гибралтар, корабли окажутся в Атлантическом океане и, увлекаемые экваториальным течением, следующим с востока на запад, достигнут берегов Америки. В другом случае они могли миновать Красное море и Аденский залив и оказаться в Аравийском море, а оттуда приплыть в Индию. В этой стране нашлись бы и чистая слоновая кость, и благовония, и обезьяны. Муссонный ветер подгонял бы корабли, помогая добраться до цели. Можно даже предположить, что с учётом розы ветров египтяне отправились в плавание в начале июля.

В Западной Индии и современном Пакистане к услугам царской экспедиции были бы порты, в которых гостей ждали бы склады, частью заполненные товаром, частью назначенные для него. Индийский историк Анил Мулхандани отмечает: «Находки, сделанные во время раскопок, доказывают, что местные жители вели оживлённую торговлю с египтянами и городами Месопотамии».

Плавания в страну Пунт начались в III тысячелетии до н.э. Четыре с половиной тысячи лет назад на берегах Инда было немало городов и селений. Из прибрежных районов сюда привозили продукты, из отдалённых районов Индостана — металлы, из Бирмы или Китая — драгоценные камни. В ту пору местные купцы пускались в путь на лодках или повозках. Морским путём они достигали даже Шумера и переносили в свою страну многое из того, что понравилось в гостях. Так наладились устойчивые торговые связи между странами, прилегавшими к Индийскому океану.

Ещё около 2300 г. до н.э. египтяне получали из Индии краситель индиго, а из Китая (!) — корицу. Почему бы не предположить, что купцы ввезли из далёкой страны гашиш, или индийскую коноплю, а также неизвестный пока науке вид кокаинового куста или другого растения, содержавшего в небольших дозах кокаин?

В надписях несколько раз повторяется загадочная фраза: «Хатор, владычица Пунта». Хатор — одна из главных египетских богинь, дочь солнечного бога Ра. Почему же автор надписей упорно соединял её имя со страной Пунт? Что особенного было в Хатор? Женщина как женщина, только, как все египетские боги, она соединяла в себе черты человека и животного. У Хатор были… рога и большие коровьи уши, а порой и голова коровы. Иноземец, увидев её, мог бы назвать её «священной коровой». Страна Хатор — страна «священной коровы». Просится на язык: «Индия!» Ведь ко времени плавания Хатшепсут север Индии заселил новый народ — арии, а их священными животными были конь и корова.

Плавания в страну Пунт закончились в XI в. до н.э. В это время в Африке для перевозки грузов — драгоценных камней, золота, благовоний — всё чаще стали использоваться караваны верблюдов. Они доставляли их в страну фараонов из Йемена, куда эти грузы привозили на кораблях из Индии.

На протяжении веков люди совершали открытия и забывали их. Книги — хранители прошлого — очень часто становились добычей огня. В пожарах гибли чьи-то карты, составленные ценой жизни, отчёты о путешествиях. Пожар Александрийской библиотеки, да и другие катастрофы уничтожили уникальные географические архивы.

Где уж тут преемственность поколений? Учёным приходилось заново открывать то, что уже было когда-то известно их предкам. История науки полна «топтаний на месте» или ложных увлечений, и причина этого — утрата знания. Так распадается связь времён.

Мы упростили прошлое, сделали его ясным, точным, прямолинейным. Поэтому всякий неожиданный факт вызывает удивление. Да неужели? Да возможно ли? «Тут наверняка вкралась ошибка!»

Изучая далёкое прошлое, мы напоминаем порой мореплавателей, которые, отправившись в экспедицию, боятся упустить из виду берег. На любые сообщения о том, что есть плавучие горы льда, коралловые рифы, ужасные бури, они отвечают: «Не может быть! Сколько живу, не помню такого». С таким же удивлением публика встречает и новые сообщения о странных находках.

«Кокаин в мумиях?» Чепуха! А этот наркотик продолжают находить и в гробницах царей, и в мумиях бедняков, застигнутых смертью в пустыне. В бразильской бухте нашли античные сосуды возрастом около трёх тысяч лет. Колоссальные статуи в Мексике изображают «негроидных», бородатых людей, не похожих на коренное индейское население. Богиня, восседающая в одном из храмов Южной Индии, держит в руке маис (кукурузу).

Право же, путешествия людей по нашей планете куда интереснее и загадочнее мнимых вояжей инопланетян! Если бы в 1348 г. вся европейская цивилизация погибла от чумы, то африканские историки XXI в., рассматривая странную рукопись, найденную где-нибудь на территории бывшей Италии и подписанную словами «Marco Polo», приняли бы за фальшивку этот рассказ о венецианце, ставшем вдруг важным китайским мандарином.

Становится всё очевиднее, что современная археология, несмотря на все её успехи, явно недооценивает реальные возможности архаических культур. Мнимая «изоляция» Египта на карте Древнего мира в действительности была «изоляцией» египтологии от других наук.

ТАЙНАЯ ДВЕРЬ В ПИРАМИДУ ХЕОПСА

Немец Рудольф Гантебринк принадлежит к тому типу западных учёных, которые пришли в египтологию из наук, весьма далёких от традиционной истории и археологии. Привлечение специалистов других областей наук и даже инженерного дела привнесло в споры египтологов глубину и богатство материала, но и привело к частым лобовым столкновениям с официальной наукой, не склонной пересматривать устоявшиеся представления.

Гантебринк — блестящий инженер. В отличие от большей части исследователей пирамид он свободен от необходимости следовать в русле традиционной египтологии и в то же время не склонен привлекать внимание публики разными теориями, непрочно стоящими на ногах.

Великая пирамида предоставляет два пути для изучения, помимо чисто умозрительных. Первый из них — это вентиляционный канал с северной грани Камеры Царицы. Робот Гантебринка «Утуаут-2» встретился с неожиданным изгибом и деревянным шестом, преграждающим этот канал. В 1993 г. Гантебринк решил не продолжать поиски в этом направлении, опасаясь, что робот застрянет и не сможет выбраться обратно. Но в канале южной грани он наткнулся на блок, который тоже преграждал ему путь.

Немецкий археолог в настоящее время работает над другой моделью, которая смогла бы продолжить спуск через северный канал: «Вентиляционный канал северной грани должен сыграть первостепенную роль в будущих исследованиях Великой пирамиды».

Вентиляционные каналы Камеры Царицы были открыты Диксоном и Грантом в 1878 г. В отличие от проходов в Камеру Царя, их закрывали гранитные блоки. Грант заметил щель в одном из них, которая отличалась от соседних своей глубиной. Он засунул в неё проволоку и понял, что за блоком, вероятно, скрывается ещё одна камера. В канале южной грани были обнаружены три странных предмета: бронзовый крюк с двумя головками, деревянный черенок, который явно когда-то был соединён с каким-то инструментом, и гранитный шар примерно в полкилограмма весом.

Диксон предположил, что точно так же, как каналы Камеры Царя, эти, из Камеры Царицы, должны вести наружу. Он просовывал внутрь соединённые друг с другом шесты до тех пор, пока они не застряли в канале северной грани. Впоследствии часть шестов вынули обратно, но другие так и остались внутри прохода.

«Утуаут-2» сперва углубился в канал северной грани. Первое, что он встретил — остатки того самого примитивного устройства, которым Диксон безуспешно пытался нащупать выход. Большая цепь скреплённых шестов уходила вверх над левой стенкой и терялась во мраке прохода. В центре одного изгиба деревянный шест загораживал весь канал. Гантебринк понимал, что его модель способна преодолеть преграду, но существовала опасность того, что она там застрянет и не сможет выбраться обратно, и он предпочёл не продолжать.

После долгих дней тяжёлой работы, включавшей импровизированные улучшения модели, ей всё же удалось пройти дорогу до конца: до блока, похожего на дверь, и двух бронзовых выступов. Исследователь рассказал о некоторых интересных находках в каналах Камеры Царицы, полученных в ходе тщательного осмотра переданных роботом изображений: «Внутри прохода обнаружились борозды глубиной 4 мм. „Утуаут-2“ сфотографировал их, прежде чем пройти по ним, так что это не следы самого робота или чего-либо похожего. Возможно, что мы встретим подобные борозды на доброй части внутренних блоков пирамиды, и это укажет нам, каким образом египтяне сумели добиться столь совершенной системы соединений скальных блоков. Эта техника должна включать использование бронзовой пилы, чтобы пропиливать отсеки в этих скалах. Осматривая скалу, которая блокирует проход в конце канала, мы обнаружили маленькие насечки треугольной формы на её верхнем и нижнем правых углах. Подобные насечки характерны для камней, использованных для строительства дверей в других конструкциях египтян. Та, что находится в нижнем правом углу, имеет размер в 5 мм, в верхнем — 3 мм. Внизу блока есть маленькая отметина, идущая параллельно двери, в 0,4 мм шириной. Во время сооружения канала этот блок должен был оставаться подвешенным в полости над тем местом, которое он занимает сейчас. Отметины, сделанные бронзой на фронтальной части, использовались как стопоры для того, чтобы помешать двери снова подняться». Этот вывод отличается от мнения доктора Хавасса, который полагает, что в Великой пирамиде больше не осталось комнат, которые можно открыть.

Роберта Бьювэл в своей книге «Тайна Ориона» рассказывает о других экспериментах Рудольфа Гантебринка, проведённых им внутри пирамиды Хеопса. Оказывается, углы отклонения проходов от Камеры Царя отличаются от тех, что вычислил в своё время Ф. Петри. «В модели, которые проходили по каналам от Камеры Царя и Камеры Царицы, — говорит Гантебринк, — были встроены устройства для определения наклона, и они позволили провести более точные вычисления. Углы наклона отличаются от тех, что нашёл Петри, однако и цифры, приведённые Бьювэлом, тоже неверны».

По Бьювэлу, Гантебринк датировал сооружение пирамиды 2450 г. до н.э., используя некое лазерное оборудование. Это утверждение вызывало некоторые подозрения, потому что устройство не было конкретно названо, да и вообще нам неизвестно ни одной лазерной техники датировки минералов. С одной стороны, единственный вид портативного лазерного устройства основан на работе с красителями и не способен даже чуть-чуть проникнуть в скальную породу. Самые мощные, основанные на газовых смесях, гораздо массивнее по размерам и нуждаются в ряде особых условий: генератор должен был бы располагаться снаружи пирамиды, и лучу пришлось бы проходить 200 м по оптическому волокну. Гантебринк полностью опроверг информацию, представленную Бьювэлом, подтвердив наши подозрения, что данные, приведённые в «Тайне Ориона» и других книгах, несостоятельны. Гантебринк не верит в астрономическое назначение вентиляционных каналов Камеры Царя. Все гипотезы об их ориентации по звёздам, выдвинутые на настоящий момент, противоречат реальным данным об углах наклона этих маленьких туннелей. Направление, которое указывают каналы, никак не связано с Алнитаком, Алниламом и Минтакой, тремя звёздами созвездия Ориона. Равным образом и северный канал не указывает на Тубан, Альфу Дракона.

Использование этих каналов для наблюдений также не согласуется с главной помехой — несовершенством самих каналов: «Им свойственно почти постоянное отклонение в ту или иную сторону. Канал на южном фасаде отклоняется почти на 30 см». Хотя речь идёт о минимальном отклонении, его всё же достаточно для того, чтобы из камеры нельзя было смотреть наружу: «Канал в северной грани имеет изгиб, чтобы избежать выхода в большую галерею, а затем на том отрезке, который ведёт наружу, есть множество маленьких отклонений в ту и другую стороны. Этот канал менее совершенен, чем на северной грани. Вероятно, их прокладывали разные группы рабочих, и координация между ними была недостаточно хороша».

Гантебринк задаётся вопросом о настоящем предназначении загадочных каналов и выражает свои сомнения в археологической версии, которая утверждает, что их проложили для того, чтобы душа фараона могла выйти наружу: «В этом смысле особенно показательно то, что единственной пирамидой с вентиляционными каналами является Великая, за исключением искривлённой пирамиды, в которой ещё много чего остаётся неисследованным. Остальные фараоны не нуждались ни в каком особом пути для выхода наружу. Неужели дух Хуфу был более неуклюж, чем духи остальных?»

Возможно, в пирамиде осталось ещё много неизученных мест. Немецкий археолог особенно заинтересован в расчистке пятой камеры, в которой имеется очень важный элемент: «Самое интересное, что это позволит осмотреть „патрон“ Хуфу (Хеопса), который расположен между двух камней. Это пример очень странной, хотя и довольно обычной для египтян техники сооружения, при которой сначала камень гравируется, а потом помещается на необходимое место, но в данном, уникальном случае клеймо наложено между двух камней».

Гантебринк следит за тем, чтобы у всех трещин в Камере Царя были поставлены межевые камни. Также он уделяет особое внимание фотографиям колодца, расположенного в северо-восточном углу этой камеры, рядом с саркофагом. Колодец может оказаться очень важной деталью. Расчёты показали, что все точки отсчёта в Великой пирамиде могут соответствовать одной общей координационной сетке. Если гипотезы Гантебринка имеют под собой реальную основу, это многое даст для последующего изучения геометрии всего памятника.

На вопрос журналистов, почему все его исследования сконцентрированы на Великой пирамиде, Гантебринк ответил: «Данные о всех пирамидах заложены в мой компьютер, и все они будут объектами моего исследования в будущем. Проблема состоит в отсутствии достоверных измерений. Это доходит до смешного: Ринальди ошибочно приписал крыше помещения с саркофагом в пирамиде Хефрена особенности похожей камеры, которая находится в пирамиде Унаса — маленькую щель между верхней границей стены и наклонными блоками, которые составляют крышу. Даже приводятся данные, что размеры трещины — 5 см. Каждый, кто побывал в пирамиде Хефрена, может убедиться, что ничего подобного там нет. Поэтому изучение остальных пирамид должно начаться с описательной работы, такой же по качеству и важности, как описания Ф. Петри Великой пирамиды».

МУМИИ ФАРАОНОВ РАСКРЫВАЮТ СВОИ ТАЙНЫ

Только сейчас, с открытием в мумиях древнеегипетских фараонов сохранившихся ДНК, мы начинаем понимать тот глубокий смысл, который вкладывали в обременительный и трудоёмкий процесс бальзамирования представители цивилизаций Древнего мира. Мумии являются информационными посланиями исчезнувших тысячелетия назад древних цивилизаций нам, их потомкам, и мы должны суметь прочесть и понять эти послания.

Процедура бальзамирования была разработана и доведена до совершенства ещё за несколько тысяч лет до нашей эры. Наиболее широко она применялась в Древнем Египте, где бальзамировали и людей (от фараонов до простолюдинов), и животных. При изготовлении мумий (происходит от персидского «мум» — воск) египтянам помогала сама природа. Современные учёные установили, что наиболее скоротечно гниение человеческого тела происходит при температуре 37–45 градусов и влажности 40–60 процентов. В египетских пустынях днём температура повышалась до 45 градусов, а ночью понижалась до 15–20. Влажность была крайне низкой, а доступ кислорода прекращался многократным плотным оборачиванием тела умершего в пропитанную бальзамами и специальными древесными смолами ткань. Завёрнутое таким образом тело сначала держали в специальной ванне с бальзамирующими жидкостями, а затем оставляли в хорошо проветриваемом помещении, пока оно не превращалось в мумию. В таких условиях бактериям, главным разрушителям трупов, выжить было невозможно. Египтяне тщательно вычищали и выбрасывали все внутренности, дезинфицировали труп и добавляли в пропитывающие бальзамы вещества с сильными дезинфицирующими свойствами (как правило, это были фенолы).

Весь процесс бальзамирования занимал от нескольких недель до двух-трёх месяцев. Тело умершего превращалось в желтовато-бурую мумию с кожей, напоминающей пергамент. Вес мумии составлял обычно от 4 до 9 кг. На месте соединительной ткани внутренних органов возникали тёмно-бурые, почти чёрные сгустки окисленного железа, выделяющегося из гемоглобина крови.

Климат в Египте был настолько благоприятным для бальзамирования, что известны случаи, когда мумии создавала сама природа без участия человека. Ткани и внутренние органы человеческого тела под действием очень высоких температур размягчались и стекали в почву, а скелет с мышцами, сухожилиями и кожей сохранялся на века. Однако качество таких мумий было, конечно, невысоким.

Наблюдение за состоянием бальзамированных тел было одной из важнейших обязанностей жрецов — хранителей пирамид, и они исполняли эти обязанности до момента крушения древнеегипетской цивилизации.

Вся процедура бальзамирования была как будто специально предназначена для сохранения в мумифицированных останках генетической информации в виде значительных по размерам осколков ДНК. Создаётся такое впечатление, что египтяне предвидели возможность извлечения из мумий в далёком будущем генетической информации для оживления фараонов! Египтяне определяли период между смертью и новым воплощением в несколько тысячелетий, как ни парадоксально, достаточно реально оценивая темпы развития науки.

Сегодня реинкарнация может быть осуществлена учёными, если, конечно, им удастся собрать всю сохранившуюся в мумиях ДНК, изрядно разрушенную за несколько исторических эпох. Но на это потребуется лет 20–30.

В начале XIX в. с расцветом медицины, биологии и химии в летописи бальзамирования появилась новая глава. Изменился и сам метод бальзамирования — теперь в артерии и внутренние полости трупа вводили специальные жидкости и составы, предохраняющие ткань от разложения. Это позволяло сделать все органы объёмными. Мумия при этом по своим пропорциям и очертаниям тела походила на живого человека. Вводимые жидкости содержали различные химические добавки. Например, для бальзамирования тела великого итальянского скрипача Никколо Паганини, умершего в 1840 г., был использован раствор хлористого цинка. Католическое духовенство долгое время не давало своего согласия на предание тела Паганини земле. Похороны состоялись только в 1896 г., а на протяжении 56 лет тело итальянского виртуоза сохранялось в виде мумии.

В 1860-е гг. лидерство в бальзамировании перешло к российским учёным. Они вводили в состав бальзамировочных жидкостей формалин (открытый русским химиком А.М. Бутлеровым), глицерин, спирт, салициловую кислоту. В 1860 г. профессор Военно-медицинской академии В.Л. Грубер забальзамировал тело императрицы Александры Фёдоровны, а спустя двадцать лет Д.И. Выходцев проделал такую же процедуру с телом великого русского хирурга Н.И. Пирогова. После революции слава отечественных учёных-анатомов приумножилась. Это связано с бальзамированием тела В.И. Ленина, которое вот уже более 70 лет в прекрасном состоянии хранится в Мавзолее. Эту трудоёмкую процедуру выполнили анатом академик В.П. Воробьёв и биохимик академик Б.И. Збарский.

По своей технологии и возможностям современное бальзамирование ушло очень далеко вперёд от несколько романтичного ритуализированного бальзамирования у древних народов, однако в нём теперь не хватает какого-то внутреннего смысла. Один из исследователей Древнего Египта как-то заметил: «Когда я смотрю в пустые глазницы мумии и вижу многовековую улыбку на её застывших в вечной судороге устах, мне всегда хочется понять язык, на котором она вот-вот заговорит со мной». Человечество сейчас обязано понять этот язык — язык молекул ДНК, способных вдохнуть вторую жизнь в величайшую из всех существовавших на Земле цивилизаций. ДНК сможет дать разгадку и происхождения египтян. Для этого её нужно будет сравнить с ДНК всех живущих сегодня этнических групп. Не утихают споры о том, являлись ли фараоны и жрецы Древнего Египта избранной расой, расой сынов Солнца. Сравнив заключённую в их мумиях генетическую информацию с ДНК древних египтян-простолюдинов, можно будет ответить и на этот вопрос.

ОТЧЕГО УМЕР РАМСЕС I?

С конца XVIII в., когда вместе с победоносной армией Наполеона на египетскую землю прибыли десятки археологов, историков и языковедов, тайны легендарных гробниц стали мало-помалу открываться миру. Многовековое табу, запрещавшее местным жителям проникать в священные пирамиды, ничего не значило для европейских исследователей. Из подземных усыпальниц извлекали драгоценности, орудия труда, одежду, статуэтки, оружие и, конечно, тех, для кого все эти предметы предназначались в загробном мире — почерневшие от времени и бальзама мумии фараонов. Многие мумии за большие деньги переправлялись в частные коллекции Европы и Америки. В процессе транспортировки мумии портились от сырости, разрушались от тряски в обозах, а порой и просто терялись. Так, долгое время безвозвратно утраченной считалась мумия Рамсеса I, жившего более 3000 лет назад и основавшего одну из самых могущественных династий фараонов — XIX династию, при которой Египет достиг наивысшего расцвета.

Как предполагали египтологи, судьба жестоко посмеялась над тем, кто некогда повелевал сотнями тысяч подданных, кто построил себе величественную гробницу и чьё тело в конце концов продали охочие до наживы европейские торговцы древностями. Мумия Рамсеса I считалась потерянной до тех пор, пока осенью 1999 г. американский египтолог Мишель Карлос из университета Эмори не сделал потрясающее открытие. В небольшом музее истории, расположенном в американском городе Ниагара-Фолс, в течение 140 лет пролежала древняя мумия, о которой даже музейные работники могли сказать только то, что она из Египта.

Ценной мумию никто не считал, и когда Мишель Карлос сделал запрос о продаже её университету Эмори, в музее Ниагара-Фолс быстро согласились.

Мишель Карлос собирался провести уникальное исследование внутренностей мумии при помощи миниатюрной камеры-манипулятора. Такой метод учёный избрал, чтобы сохранить мумию неповреждённой и одновременно выяснить, каким образом древние египтяне готовили тело к тысячелетнему хранению. Но когда камеру попытались поместить в голову мумии, оказалось, что череп заполнен затвердевшей массой из смолы и трав. Согласно нынешним данным египтологии, такой состав применяли только для царственных особ. Стало быть, сделал вывод Карлос, перед ним лежал один из египетских фараонов. Но какой именно? Дальнейшее исследование помогло пролить свет на тайну древнего покойника.

Камера, проникшая в полость высохшего тела, дала учёным возможность увидеть, как происходило бальзамирование. Каменным ножом вскрыли брюшину и вынули внутренности, которые поместили в специальные сосуды — канопы. Затем, как показал химический анализ, труп тщательно обмыли и много дней выдерживали в соляном растворе. Наконец, тело высушили и обмотали пропитанными смолами бинтами и платками. Все эти стадии мумификации оказались вполне обычными за исключением единственной особенности — все внутренние органы мумии были заменены плотными мотками льняной материи. Но такая традиция бальзамирования просуществовала в Египте очень недолго и, согласно имеющимся археологическим данным, была распространена только во времена царствования Рамсеса I. А поскольку никаких других фараонов, кроме Рамсеса, в те времена в Египте не было, выходило, что Мишель Карлос обнаружил пропавшую мумию великого владыки.

Могло ли быть, что в США 140 лет, никем не замеченная, хранилась мумия Рамсеса I? Чтобы окончательно доказать это, американцы решили прибегнуть к сопоставлению ДНК мумии из музея Ниагара-Фолс и мумии сына Рамсеса I, фараона Сети. Как показал предварительный анализ, участки генетического кода двух мумий совпадают, что говорит о близком родстве, связывавшем покойных египтян. Сейчас в США готовятся провести последнюю проверку ДНК мумии из Ниагара-Фолс с ДНК мумии Рамсеса II, или, как его ещё называют, Рамсеса Великого, приходящегося внуком Рамсесу I. Если родство и в этом случае подтвердится, весь мир будет вынужден признать, что исчезнувшая мумия Рамсеса I нашлась.

Впрочем, большинство египтологов уже не сомневаются в идентичности мумий. Теперь учёных намного больше интересует, как выглядел основатель царской династии. При помощи компьютерного анализа удалось восстановить внешний облик и физические данные Рамсеса I. Это был довольно высокий, по древним меркам, человек ростом 165 см, сутуловатый и худощавый. Исследователям удалось восстановить лицо мумии, которое стало ещё одним доказательством того, что обнаружен именно фараон Рамсес I. Нос с горбинкой, рисунок скул и надбровных дуг, форма ушных раковин — все эти черты оказались схожими с чертами фараона Сети. Такое сходство не может быть случайным.

Удалось выяснить даже, отчего умер Рамсес I. Одна ушная раковина мумии оказалось заметно деформированной. Учёные пришли к выводу, что перед смертью фараона мочка его уха была сильно воспалена. Вероятно, врач египетского владыки, прокалывая его ухо для очередной драгоценной серьги, занёс туда инфекцию, которая вызвала серьёзную болезнь. Возможно, это был даже яд, благодаря смертоносному действию которого 60-летний патриарх XIX династии вскоре скончался.

ЗАГАДКА СФИНКСА

Рядом с Великой пирамидой, на краю плато Гиза, истрёпанное самой природой и покалеченное людьми стоит одно из самых таинственных изваяний на свете — Сфинкс, изображающий льва с человеческой головой.

Сфинкс был высечен из коренной породы известняка. Размер выступа, послужившего исходным материалом для туловища Сфинкса, был искусственно увеличен с помощью глубокой прямоугольной канавы. Потом камню была придана нужная форма. Дополнительные блоки известняка были использованы лишь чтобы внести завершающие штрихи, включая бороду. Она давно разрушилась, но может быть реконструирована по сохранившимся фрагментам. Сфинкс, по всей видимости, считался божеством; из текстов известно, что египтяне воздавали ему соответствующие почести.

Невзирая на то что Сфинкс огромен, археологи никогда не предполагали, что для его создания древние зодчие применяли какие-то особые методы, помимо, конечно, упорной работы и чёткой организации труда. Каменные молоты и медные зубила вполне годятся для обработки известняка, довольно мягкой горной породы. Сходные инструменты были использованы, чтобы вырыть канаву вокруг Сфинкса и обработать детали скульптуры. Но по-прежнему остаётся тайной, почему, когда и кем он был изваян.

Если верить официальной науке, Сфинкс был создан около 2500 г. до н.э. по распоряжению фараона IV династии Хефрена. Тот же самый фараон построил вторую по величине из трёх Великих пирамид Гизы и завещал похоронить себя в ней. Сфинкс был статуей бога Гармахиса, и, поскольку фараон считался воплощением божества на земле, скульпторы придали изваянию черты земного властителя. Сходство лика Сфинкса с лицом Хефрена подтверждает, что последний был строителем монумента.

Эта версия считалась вполне достоверной до недавнего времени, когда были опубликованы три работы, каждая из которых произвела эффект разорвавшейся бомбы.

«Первая удивительная новость пришла в 1991 г. от профессора Роберта Шоха, геолога из Бостона, — пишут авторы книги «Древние тайны» американцы Питер Джеймс и Ник Торп. — Изучив особенности эрозии поверхности Сфинкса, он объявил, что статуя должна быть на несколько тысяч лет старше, чем думают египтологи. Её создание датируется VII тысячелетием до н.э., а возможно, ещё более ранним временем.

Второй сюрприз преподнёс полицейский художник, лейтенант Фрэнк Доминго из нью-йоркского городского отделения полиции. Тщательно сравнив лицо Сфинкса с ликом фараона Хефрена, Доминго пришёл к выводу, что черты Сфинкса вовсе не были скопированы с Хефрена!

Третье открытие совершил Роберт Бьювэл, соавтор книги „Тайна Ориона“. Используя компьютерную технологию, он установил, что около 10500 г. до н.э. утром в день весеннего равноденствия созвездие Льва поднималось на восточном горизонте прямо перед Сфинксом. Бьювэл пришёл к выводу, что Сфинкс сооружён в отдалённую эпоху как указатель этого астрономического события. Позже Бьювэл объединил усилия с Грэмом Хэнкоком, автором книги „Следы богов“, и они развили свои доводы в пользу новой астрономической датировки Сфинкса в книге „Хранитель бытия“ (1996).

Теперь многие уверены в том, что Сфинкс на самом деле был высечен из камня около 10500 г. до н.э., в конце последней ледниковой эпохи, а вовсе не в XXV в. до н.э., как утверждает официальная наука… Фактически передатировка Сфинкса была использована Хэнкоком и другими авторами как очередное подтверждение того, что цивилизация, подобная Атлантиде, действительно существовала в ледниковую эпоху, но находилась… в Антарктиде.

Но есть ли хоть какое-то зерно истины в утверждениях о необходимости передатировки Сфинкса на основании геологических, астрономических, криминалистических и других данных?»

Все нынешние споры вокруг Сфинкса возникли в значительной мере благодаря одному человеку — Энтони Уэсту, египтологу-любителю, который в течение многих лет изучал тайны Древнего Египта. Уэст восторженно писал об астрологии, верил в реальность затонувшей Атлантиды и считал, что некая цивилизация на Марсе повлияла на развитие наших собственных древних культур. К примеру, знаменитое «лицо на Марсе» он интерпретирует как инопланетный аналог Сфинкса. Разумеется, ни одна из этих идей не вызывает расположения к нему у профессиональных египтологов, считающих его шарлатаном. Но, так или иначе, настойчивость Уэста заслуживает уважения. Вот уже двадцать лет он упорно отстаивает идею о том, что Сфинкс гораздо старше, чем принято считать.

Вдохновение для своей теории Уэст почерпнул в конце 1970-х гг., когда проникся идеями французского математика и оккультиста Шволлера де Любича. Тот полагал, что зашифрованные символы египетского искусства и архитектуры имеют одновременно математическую и мистическую природу и что, расшифровав эти символы, мы можем получить глубокие познания об этой культуре, недостижимые с помощью обычных методов, принятых в египтологии. Его основной довод заключался в том, что древние египтяне обладали более совершенными научными знаниями, чем обычно считается; время от времени он намекал на то, что египтяне получили эти знания от другой, ещё более древней цивилизации. Эта цивилизация исчезла в результате катастрофического наводнения, которое, по мнению де Любича, охватило и территорию Египта в доисторические времена: «Движению огромных водных масс над Египтом должна была предшествовать великая цивилизация, и это приводит нас к выводу, что Сфинкс, изваянный в скале на западной окраине Гизы, уже существовал в то время — ведь на его львином теле, за исключением головы, видны несомненные признаки водной эрозии».

Уэст начал искать доказательства того, что сильное выветривание поверхности Сфинкса было вызвано воздействием потоков воды, а не ветра и частиц песка, как полагало большинство египтологов. По мнению Уэста, не оставалось никаких сомнений, что Сфинкс подвергался водной эрозии, а с учётом того, что в Египте за всю его письменную историю никогда не выпадало ливневых дождей, эрозия должна была происходить в очень отдалённую эпоху. Поэтому сначала Уэст согласился с де Любичем: Сфинкс был сооружён незадолго до катастрофического наводнения (возможно. Великого потопа, описанного в Библии), охватившего весь Египет.

Уэст смог убедить профессора Р. Шоха, геолога из Бостонского университета, изучить Сфинкса и дать оценку характера его выветривания. Шох совершил две поездки в Египет вместе с Уэстом и в 1992 г., после второй поездки, пришёл к выводу, что главной причиной эрозии Сфинкса были ливневые дожди в течение очень долгого времени. С его точки зрения, поверхность Сфинкса имела глубокий волнообразный профиль выветривания, характерный для дождевой эрозии. Бороздки на стенах канавы, окружающей Сфинкса, тоже напоминали следы воздействия дождя. Другие монументы на плато Гиза, датированные примерно 2500 г. до н.э., по мнению Шоха, имели совершенно иной рисунок выветривания. Этот период продолжался примерно с 10000 по 3000 г. до н.э. Именно тогда, утверждает Шох, Сфинкс подвергался дождевой эрозии. Исходя из оценки продолжительности воздействия эрозионных процессов, он относил время сооружения Сфинкса к VII–V тысячелетиям до н.э.

Шох предложил сценарий, резко отличающийся от общепринятых представлений. По нему, хорошо организованные общества эпохи неолита могли сооружать колоссальные монументы, подобные Сфинксу. Возможно, полагал он, некий аналог этих протоурбанистических обществ существовал в Египте, и Сфинкс является величайшим из сохранившихся монументов этой культуры. Вскоре после 7000 г. до н.э. в самом Египте появились сельское хозяйство и оседлые поселения, поэтому модель Шоха правдоподобна с археологической точки зрения.

Уэст, само собой, был восхищён геологическими выводами Шоха. Он с готовностью заменил свою раннюю модель крупномасштабного наводнения ливневыми дождями. Теперь оставалось разобраться с личностью Хефрена. В 1993 г. Уэст уговорил полицейского художника, лейтенанта Фрэнка Доминго, отправиться в Египет и сравнить черты Сфинкса с диоритовой статуей Хефрена в Каирском музее. Доминго с помощью компьютерной графики произвёл точечное сравнение характерных черт каждого лица. Его вывод был довольно неожиданным: «После анализа рисунков, схем и результатов измерений мой окончательный вывод совпадает с первоначальной реакцией — т.е. две эти работы изображают двух разных индивидуумов. Пропорции фронтального вида, особенно угловые отношения, а также боковые пропорции профиля, убедили меня, что лицо Сфинкса не является лицом Хефрена».

Результаты, полученные Доминго, трудно оспаривать.

Что бы мы ни думали об измышлениях Уэста по поводу Сфинкса, ему удалось, заручившись помощью Фрэнка Доминго, заострить внимание на вопросе, к которому современные египтологи отнеслись слишком легкомысленно. Широко распространённое мнение, что лицо Сфинкса повторяет черты фараона Хефрена, теперь стало лишь предположением, причём слабо обоснованным.

Как справедливо указывают учёные, то, что Сфинкс обращён лицом на восток, имеет некое астрономическое значение. В этом трудно усомниться, особенно потому, что древние египтяне отождествляли Сфинкса с различными солнечными божествами. Среди его египетских имён был Гор-ам-Акхет (Гармахис), «Гор на горизонте» и Шешеп-анкх Атум, «Живой образ Атума». (Греческое слово «Сфинкс», видимо, является сокращением от «Шешеп-анкх».) Поскольку Гор и Атум были солнечными божествами, связь между ориентировкой Сфинкса и восходом солнца не подлежит сомнению. Бьювэл и Хэнкок отмечают, что истинный (географический) восток есть направление восхода солнца в день весеннего равноденствия (21 марта), одна из двух точек земной орбиты, где продолжительность дня и ночи одинакова. Далее они предполагают, что Сфинкс был построен как указатель весеннего равноденствия, и это остаётся основным фактором в их компьютерных расчётах.

Убеждённые, что комплекс пирамид в Гизе отображает положение звёзд в созвездии Ориона за 10500 лет до н.э., Бьювэл и Хэнкок установили свою компьютерную имитацию звёздного неба на эту дату и обнаружили, что в день весеннего равноденствия вскоре после восхода солнца Сфинкс должен был смотреть через плато Гиза прямо на созвездие Льва. Из-за медленного кругового смещения земной оси (это явление называется «прецессией») в разные эпохи созвездия не только восходили в разных местах; угол их возвышения над горизонтом тоже значительно изменялся.

Если верить расчётам Бьювэла и Хэнкока, незадолго до рассвета в день весеннего равноденствия за 2500 лет до н.э. (приблизительная «официальная» датировка сооружения Сфинкса) созвездие Льва поднималось не на востоке, а в 28 градусах к северу. Более того, созвездие находилось под острым углом к горизонту, и передняя часть «туловища» Льва была значительно выше задней. Однако за 10500 лет до н.э. перед рассветом в день весеннего равноденствия Лев не только поднимался прямо перед Сфинксом, глядящим на восток, но также занимал горизонтальное положение по отношению к горизонту. Они иллюстрируют это обстоятельство с помощью диаграмм, где сравнивается положение созвездия Льва в 2500 г. до н.э. и в 10500 г. до н.э. В последнем случае совпадение кажется идеальным.

Бьювэл и Хэнкок пошли ещё дальше и заявили, что прецессия равноденствий, которая обычно считается открытием греческого астронома Гиппарха, жившего во II в. до н.э., была известна гораздо раньше. Но для того чтобы доисторические звездочёты могли обнаружить прецессию равноденствий, им пришлось бы вести тщательные астрономические наблюдения в течение столетий, если не тысячелетий. (Гиппарх располагал архивами Вавилонской библиотеки, уходящими в прошлое по меньшей мере на 500 лет.) Несмотря на безусловное мастерство составителей доисторических календарей, которые начали фиксировать результаты своих наблюдений в наскальных росписях ещё за 20000 лет до н.э., не сохранилось никаких рисунков или записей, отражающих взаимное расположение звёзд.

Для Хэнкока не составляет труда разрешить и эту проблему: он считает, что обожествление созвездия Льва является частью древнего наследия технологически развитой цивилизации, процветавшей в Антарктиде в конце последней ледниковой эпохи. Это мнение не подкреплено абсолютно никакими доказательствами, кроме карты Пири Рейса и некоторых спорных находок.

Остальные же учёные считают, что при более тщательном рассмотрении новые «научные» доказательства более ранней датировки Сфинкса попросту исчезают. Астрономические соответствия очень туманны, а геологические обоснования весьма сомнительны. Складывать их вместе, как делают многие современные авторы — всё равно что строить карточный домик.

Итак, Сфинкс продолжает хранить свои тайны. Мы по-прежнему не знаем ни причин, ни точной даты его постройки. Поэтому усилия Уэста и его последователей нельзя назвать совершенно бесплодными. Старые взгляды подвергались сомнению, египтологам пришлось выложить свои карты на стол, и доказательства, которые последний раз серьёзно рассматривались в начале XX в., ныне подвергаются критическому анализу. Новые методы и новые подходы всегда желанны, хотя некоторые из них, как это обычно бывает, не дают однозначных ответов.

Дальнейшее научное исследование Сфинкса в один прекрасный день может дать конкретное объяснение необычного эрозионного рисунка на его поверхности. В последнее время циркулируют неподтверждённые слухи об открытии пустот в горной породе под Сфинксом. Сделаны ли они руками человека? Могут ли они оказаться, как верят последователи Эдгара Кейси, тайными чертогами, где хранятся исторические записи, начиная с незапамятных времён? Или это естественные пустоты в известняке? Время всех рассудит.

ЧТО ИЛИ КТО ПОГУБИЛ ТУТАНХАМОНА?

Недавно бывший сотрудник Скотланд-Ярда Грехам Мелвин и профессор медицины, невролог Ян Ишервуд, ныне пенсионер, выступили с сенсационным заявлением — им удалось разгадать одну из самых древних детективных загадок в истории человечества. Они раскрыли тайну смерти наследника египетского царя Эхнатона — молодого фараона Тутанхамона, который в возрасте девятнадцати лет в 1352 г. до н.э. скоропостижно скончался.

Лишь в XX столетии миру открылись небывалые сокровища его роскошной гробницы. Как выяснилось, годы его правления пришлись на эпоху бурных и подчас кровавых событий в истории Древнего Египта.

Тутанхамон рано окончил жизнь, став жертвой страсти фараонов к кровосмесительным бракам, инцесту, и придворным интригам. Инцест процветал в могущественной империи на протяжении многих лет. Древний Египет был единственной страной, где под венец могли свободно пойти брат и сестра, отец и дочь, не говоря уже о кузинах и кузенах. Желание иметь в качестве верного спутника жизни близкого родственника объяснялось просто. Фараоны хотели сохранить чистоту царской крови и не добавлять в неё ни капли крови простолюдина и даже высокопоставленного вельможи.

Мнение, что в результате кровосмешения на свет могут появиться лишь физические и умственные уроды, в корне неверно. При идеальном здоровье родственников их общий ребёнок будет совершенно здоров, а такой брак может даже улучшить наследственность. Но если в генную цепочку вклинится какой-нибудь врождённый дефект, — потомство обречено. Жертвой неудачного инцеста, вероятно, был и Тутанхамон.

Его отец — легендарный фараон Эхнатон — был величайшим правителем древности, которого историки называют первым гением человечества. Он обладал выдающимся умом, но был физически уродлив. Эхнатон, возможно, страдал синдромом Фрелиха, вследствие чего его внешность претерпевала в течение жизни ужасающие изменения. На портретах, созданных в древности, великий фараон предстаёт женоподобным человеком с болезненно удлинённым лицом, отвислыми ушами и вытянутым носом. Имя матери Тутанхамона неизвестно, но египтологи не сомневаются, что это была близкая родственница Эхнатона. Дефектные гены отца, возможно, и привели к слабому здоровью и ранней смерти Тутанхамона. Сын не унаследовал отцовского уродства, но его организм был неполноценным. В знаменитой гробнице юного фараона нашли мумии двух новорождённых младенцев. Они, очевидно, были детьми Тутанхамона и его жены Анхесенамон, которая приходилась фараону сводной сестрой.

Тутанхамон взошёл на престол, будучи совсем юным, — ему было всего лишь восемь лет. После смерти отца Тутанхамон хотя и стал фараоном, но по причине малолетства править государством, естественно, не мог. Эту почётную, а главное выгодную, обязанность взяли на себя мачеха Тутанхамона мудрая красавица Нефертити и несколько приближённых к её особе придворных. Археологи нашли надписи на древних барельефах, которые сообщали об отнюдь не целомудренных отношениях уже повзрослевшего Тутанхамона и Нефертити. Ей пришлось прервать эту связь, но утратить власть над пасынком-фараоном она не хотела, а потому заранее позаботилась о судьбе своей дочери Анхесенамон, выдав её замуж за Тутанхамона.

Стоило Нефертити отойти в мир иной, как вокруг фараона начались придворные интриги могущественного жреца Эйе и талантливого полководца Хоремхеба. Они фактически стали полновластными хозяевами страны. Тутанхамон же предавался развлечениям, охотясь на страусов, львов и газелей. У историков нет уверенности в том, что Тутанхамон проявил себя как военачальник, но в его гробнице есть изображения фараона, жестоко расправлявшегося с врагами и убивавшего пленных.

Время правления юноши было самым смутным в истории Древнего царства. Причиной тому послужил религиозный конфликт, разразившийся во времена правления великого фараона Эхнатона. Этот царь первым начал поклоняться единому богу Солнца и запретил традиционное для Египта многобожие, закрыв сотни храмов и казнив немало упрямых и воинственных жрецов. Но служители культа затаились, дождались смерти Эхнатона и интригами и посулами заставили его сына отречься от веры отца.

В итоге Тутанхамон фактически установил диктатуру жрецов, а отца объявил фараоном-еретиком. Благородный юноша был неопытным и слабым политиком, не способным освоить хитрый язык интриг и искусство властвования. Некоторые историки предполагают, что Тутанхамона могли отравить или задушить, поскольку после его смерти на троне сразу воцарился престарелый жрец Эйе, который вряд ли дождался бы естественной смерти властителя, если бы тот прожил хотя бы ещё десяток лет.

Смерть Тутанхамона была неожиданной. Это подтверждается отсутствием заранее подготовленной гробницы, хотя подобную предусмотрительность проявляли все царственные предшественники Тутанхамона, даже умершие в молодости. Таким образом, погребальные церемонии были проведены уже под руководством нового фараона Эйе, который унаследовал от юноши не только престол, но и его жену. Если бы Тутанхамон умирал медленно, как обычно бывает при наследственном заболевании, он наверняка позаботился бы о месте своего вечного успокоения.

Уйдя в мир иной, Тутанхамон поставил точку в истории XVIII династии — одной из самых славных династий Древнего Египта. На этом юноше закончилась эпоха религиозных смут, но придворные интриги и роковые кровосмесительные браки продолжали расшатывать устои государства и истреблять его могущественных правителей. Говард Картер был почти прав, говоря, что самым примечательным событием в жизни Тутанхамона была его смерть, окружённая невиданной роскошью. Но юный фараон подарил миру не только величественную и прекрасную гробницу, но и историю человека, чья любовь и вера были попраны придворными интриганами.

Английский сыщик Мелвин и медик Ишервуд, однако, с этим не согласны. Основываясь на документах и данных своих исследований, они пришли к выводу, что фараон стал скорее всего жертвой дворцового заговора. Тутанхамон правил девять лет. Он был вполне здоровым ребёнком. В юношеском возрасте развивался также нормально. Примерно за год до смерти Тутанхамон женился и в браке был счастлив. Исследователями не было обнаружено никаких документов, в которых бы говорилось о его болезнях. Стало быть, смерть наступила внезапно. Но отчего?

На рентгеновских снимках Ишервуд внимательно рассмотрел кости основания черепа и обнаружил, что сзади по нему был нанесён сильный удар, от которого Тутанхамон, по-видимому, и скончался. Единственными лицами, заинтересованными в его смерти, могли быть визирь Эйе и военачальник Хоремхеб. Из истории известно, что они, регенты и учителя, желали смерти молодого фараона, отец которого умер ещё до его рождения. Они опасались, что у молодого фараона, недавно женившегося, скоро появятся дети. Наследники лишили бы обоих визирей надежды овладеть троном. Эйе и Хоремхеб могли вступить в сговор. Им требовалось срочно устранить правителя: они жаждали взять власть в свои руки и править поочерёдно. Так, собственно, и произошло.

Как был убит Тутанхамон, мы уже никогда не узнаем. Если верить Мелвину и Ишервуду, его ударили сзади тяжёлым предметом по голове и проломили основание черепа. Затем инсценировали, очевидно, неудачное падение фараона. После его внезапной смерти власть перешла в руки обоих заговорщиков.

Они воздали умершему полагавшиеся почести, запрятали тело поглубже под землю и принялись уничтожать все его храмы, всё, что было связано с памятью фараона Эхнатона, наследником которого являлся Тутанхамон.

…Сегодня саркофаг самого молодого правителя Египта хранится в том же склепе в Долине царей, где в 1922 г. её обнаружил Говард Картер.

ПРОКЛЯТИЕ ФАРАОНОВ ПО-ПРЕЖНЕМУ ЖДЁТ РАЗГАДКИ

С открытия гробницы Тутанхамона началась зловещая история о проклятии фараонов, отнявшем жизнь у десятков людей — археологов, исследователей, преподавателей, чиновников и других.

Первым из них был богатый английский аристократ — лорд Карнарвон. Он родился в 1866 г. в знатной семье, молодые годы провёл в Хайклире, родовом имении родителей. Позже, в колледже Троицы, Кембридж, стал известен как отличный наездник и ещё из-за того, что держал в ящике стола ядовитых змей. Отец умер, когда Джону было тридцать три года, и он получил в наследство всё имущество родителей. Он был помешан на автомобилях. Даже можно сказать, что лорд Карнарвон больше других сделал для становления автомобильного транспорта в Англии и Франции. И тем более странно его обращение к археологии…

Хотя Карнарвон и заслужил репутацию безрассудного и горячего игрока, в действительности он был достаточно рассудительным человеком, и чувство опасности не покидало его никогда. Когда один писатель спросил его о необязательном риске, тот ответил: «Вы что, меня за дурака принимаете? В автомобиле опасность заключается в резких поворотах, а я никогда резко не поворачиваю». Это было действительно так, но всё же жизнь вывела его на такую дорогу, которая трагически повлияла на его судьбу.

Он ехал по Германии, когда случилось несчастье. Лорд с Эдвардом Тротленом, водителем, сопровождавшим его на протяжении 28 лет, мчался по пустой дороге в сторону Швальбаха, где их ждала леди Карнарвон. Перед подъёмом, когда они увеличили скорость для разгона, на покрытии вдруг заметили ямку, невидимую на расстоянии. Лорд резко вывернул руль и выскочил на обочину, но колесо наскочило на груду камней, шины лопнули, машина перевернулась. Если бы это произошло на асфальте, то Карнарвона раздавило бы в лепёшку, а мягкая почва спасла его от смерти. Тротлен от удара вылетел в окно, но не пострадал и с неимоверным усилием освободил лорда из-под автомобиля. Карнарвон был жестоко покалечен.

Он перенёс несколько операций, но они так до конца и не поправили его здоровье. Ему было трудно дышать, особенно зимой в Англии, и в холодные месяцы, начиная с 1903 г., он стал уезжать в Египет. Вполне естественно, человек небезразличный к искусству, он почувствовал интерес к археологии. Карнарвон начал раскопки, но успеха они не принесли. Обескураженный, он попросил помощи у сэра Гастона Масперо, тогдашнего директора Каирского музея. И Масперо познакомил его с Говардом Картером.

Картер был английским художником и археологом и жил в Египте с 1890 г. Ему удалось сделать карьеру как живописцу, но денег это не принесло. Занимая должность администратора древностей, он уже обнаружил два захоронения в Долине царей к западу от Луксора и сообщил об этом своему богатому американскому патрону Теодору Девису, отставному юристу и финансисту из Ньюпорта. Спустя несколько лет после поисков скрытых сокровищ Картер с Карнарвоном издали шикарную книгу «5 лет исследований в Фивах». И продолжали копать. Могила фараона должна была быть где-то здесь, в долине, Картер был в этом уверен. Дело в том, что во время сезона 1907–1908 гг. рабочие Девиса обнаружили клад огромных глиняных кувшинов с похоронным имуществом, в частности мотками бинтов. Он посчитал открытие незначительным и забыл бы о нём, если бы не Э. Уинлок из музея Метрополитен, заметивший случайно, что на одном бинте стоит имя Тутанхамона.

Девис также раскопал захоронение с остатками деревянного ящика, там хранились золотые пластинки с именем фараона, и решил, что это и есть усыпальница Тутанхамона. Картер с ним не согласился. Египетский царь не мог быть похоронен в такой скромной могиле в эпоху XVIII династии. Но где же она, эта могила?

Девис настойчиво искал захоронение там, где предполагал Картер, получив разрешение от египетского правительства. Но работы этих людей прервала Первая мировая война, и только спустя три года археологические изыскания в Долине царей возобновились. На поверхности появилось огромное количество самых различных предметов, но главного не было. К весне 1922 г. лорд Карнарвон был уже готов остановить работы, когда Картер решил сделать последнюю попытку. Как раз позади могилы Рамзеса VI был треугольный участок земли, никогда не подвергавшийся раскопкам (могилу Рамзеса посещало много туристов). Но именно в этом месте Картер приметил остатки фундамента — огромные каменные глыбы, наверняка составленные древними рабочими. Их-то ему и захотелось потревожить. Фундамент был сделан из кусков кремния, а такое скопление материала было верным признаком близкого захоронения.

Шесть лет двое людей искали то, в чём не были до конца уверены, боясь, что всё предприятие рухнет, и все шесть лет натыкались везде на одно и то же.

А всё произошло за несколько недель.

28 октября 1922 г. Картер уезжает в Луксор без Карнарвона — нанимать команду копателей.

1 ноября. Картер начинает новые раскопки в Долине царей. Начав в северо-западном углу могилы Рамзеса VI, он копает в юго-западном направлении, и траншея идёт прямо под основание кремниевых глыб, которые он открыл ранее.

4 ноября. Как обычно, Картер отправляется утром на муле к месту раскопок. Необычная тишина настораживает его. Прораб выскакивает навстречу: «Сэр, мы наткнулись на ступени, спускающиеся под скалу…»

5 ноября. После обеда открываются ещё четыре ступени. Без сомнения, они ведут к могиле, расположенной глубоко в скале. Не фараонова ли это усыпальница? Не разграблена ли? К вечеру очищают ещё двенадцать ступеней. Появляются мощные каменные двери. Печати на них изображают шакала и девять стилизованных пленников. Это печать Города мёртвых в Долине царей. Могила нетронута!

6 ноября. Вернувшись в Луксор, Картер отсылает телеграмму патрону — лорду Карнарвону в Англию: наконец-то сделали великое открытие в долине! Потрясающая могила с нетронутыми печатями! Вскроем с вашим прибытием. Поздравления.

8 ноября. Лорд Карнарвон посылает две телеграммы, одну за другой. Скоро прибуду, ждите в Александрии 20-го.

23 ноября. Лорд Карнарвон прибывает в Луксор с дочерью, леди Эвелин Герберт.

24 ноября. Вход в могилу очищается от многочисленного хлама и охраняется взводом египетских солдат. Проход открыт.

25 ноября. Печати сфотографированы и сняты. Открывается проход, ведущий вниз. Разбитые алебастровые сосуды и печати лежат вперемешку со строительным мусором. Такое ощущение, что могилу разгромили, а потом срочно опечатали.

26 ноября. В 9 м от первых ворот копатели натыкаются на следующее. Кроме городских печатей здесь ещё и личные — Тутанхамона с его подписью. Карнарвон первым обрёл дар речи.

— Вы… что-нибудь видите? — спросил он прерывающимся голосом.

— Да, — ответил Картер, — потрясающие вещи.

Их взорам предстали необыкновенно красивые и драгоценные вещи… И никаких следов мумии или гроба. Конечно, это было лишь прихожей.

Будучи дотошным археологом, Картер сделал подробное описание находок. Он снова заделал проход, выставил охрану и круглосуточное дежурство и заказал мощную дверь, которую привезли вскоре из Каира в Луксор на поезде. А потом, не веря до конца в надёжность этих мер, велел завалить всё мусором.

Лорд Карнарвон с дочерью уехали в Англию 4 декабря, чтобы, подготовившись, вернуться в Египет в феврале.

Картер между тем не терял времени даром, подбирая самых опытных экспертов. Нью-йоркский музей Метрополитен послал ему Гарри Бёртона, лучшего фотомастера и двух художников — Холла и Хаузера, чтобы сделать подробные зарисовки внутренних покоев, а также Артура Мейса, куратора по раскопкам. Предложил свою помощь Алан Гардинер, специалист по иероглифике. Старый друг Джеймс Брестед тоже не оказался в стороне. Алфред Льюкас, эксперт-химик, вызвался помочь. Прежде всего они пробили стену в прихожую, чтобы более детально, чем это было проделано 26 ноября, осмотреть внутренности комнаты. Тщательный осмотр печатей показал, что гробницу грабили. Но злоумышленникам удалось пробить небольшое отверстие в стене и стянуть немного. И вероятнее всего, это произошло вскоре после захоронения. Иначе сломанные печати не заменили бы новыми.

Долгое время находку хранили в тайне. Карнарвон представил лондонской «Таймс» единственное право освещать ход раскопок. Внимание всего мира было приковано к этой гробнице.

Однажды Картер нашёл глиняную табличку, которую занёс в списки находок, как и многие другие предметы. Через несколько дней Гардинер расшифровал значки. Надпись гласила: «Смерть раскинет свои крыла над тем, кто нарушит покой фараона». Ни Картер, ни Гардинер, никто из других учёных не придали значения этому проклятию, вернее, не восприняли его всерьёз. Они больше боялись, что египетские лаборанты и грузчики-копатели разнесут смысл слов по окрестностям. И табличка исчезла из коллекции. Но не из памяти тех, кто её нашёл.

Вскоре ещё одно проклятие было найдено, но уже в другой форме, на спине статуи: «Это я обратил в бегство грабителя пустыни пламенем пустыни. Я — защитник могилы Тутанхамона».

Эта магическая надпись была обнаружена в главном помещении захоронения, и прятать её не нужно было — копатели уже выполнили свою работу и ушли.

В отличие от других культур Востока семитского толка проклятия были редки в Древнем Египте. Они могли посылаться только одним человеком, первым после бога — фараоном. В записях о заговоре против Рамзеса III сообщается, что, прежде чем умереть, обвиняемые были прокляты, и это снимало с них защиту бога. Существовал обычай выцарапывать имя осуждённого на глиняной табличке и затем стирать его…

Таблички с проклятиями — такие как та, что исчезла из могилы Тутанхамона, — все без исключения называют богов главными инициаторами проклятий: Осириса-Сокара, великого бога, повелителя Абидоса; Изиды, великой богини. Когда инспектор управления древностей Египта А. Энгельбах вскрыл могилу в средней пирамиде, он нашёл табличку в прихожей, на ней была надпись: «Дух смерти обовьёт шею грабителя и свернёт её, как гусиную». В табличке упоминалось о духе только одного человека, однако чиновник обнаружил в прихожей два тела. Одно — мумифицированное, другое — нет. Оно-то и было жертвой проклятия: грабитель был убит камнем, упавшим с потолка как раз в тот момент, когда он протянул руку к сокровищам. Камень упал не случайно, а в результате приведения в действие технического устройства, на которые жрецы были большие мастера.

Но об этом ни Картер, ни лорд Карнарвон не знали. 17 февраля 1923 г. они готовились войти в главную комнату — усыпальницу Тутанхамона. Никто из двадцати человек, собравшихся перед дверями могилы, не знал, найдут ли они самую важную мумию, и тем более никто не мог допустить, что тринадцать из них вскоре сами умрут.

Картер так описал то, что случилось потом: «Был назначен день 17 февраля, и к двум часам все приглашённые на церемонию собрались наверху Присутствовали: лорд Карнарвон и леди Эвелин Герберт, Г.Е. Абд-эль-Халим, паша Сулейман — министр общественных работ, Пьер Лакау — генеральный директор департамента древностей, сэр Уильям Гарстин, сэр Чарлз Каст, мистер Литто, куратор египетского отдела музея Метрополитен, профессор Брестед, доктор Алан Гардинер, мистер Уинлок, Мервин Герберт, Ричард Бетелл, Энгельбах — шеф-инспектор отдела древностей, а также представитель правительственного пресс-бюро и члены команды, всего около 20 человек».

В списке Картера всего тринадцать имён. Понятная оплошность, возникшая в те волнующие дни. Среди тех, кого он не упомянул, был губернатор провинции Бен Фахми и командующий египетской армией Сирдах. Кроме того, в группу входило трое ассистентов — Астор, Бурэр и Каллендер, а также Алфред Льюкас и Артур Мейс.

Тягостное ожидание. В прихожую поданы стулья. В подземелье провели свет. Карнарвон и Мейс стояли на специальной платформе около дверей и принимали от Картера камни, которые он отбивал с помощью молотка и зубила.

Когда в стене появилась дыра размером с человеческую голову, Картер просунул в отверстие электролампу. Заблестело золото — повсюду, куда ни падал луч…

«Сдвинув несколько глыб, — рассказывает Картер, — мы открыли тайну „стены из золота“. Мы были у входа в усыпальницу царя, а то, что преграждало нам путь, оказалось не чем иным, как огромной позолоченной ракой, призванной защищать сам саркофаг. Если бы хоть один камень упал внутрь, мы бы нанесли непоправимый вред раке, так что дальше мы работали со всевозможными предосторожностями. Два часа напряжённого труда понадобилось для расчистки пути от блоков — ровно столько, чтобы пройти, и, уже будучи у самого пола, пришлось собирать с его поверхности бусы от ожерелья, брошенного грабителями».

Картер надел парадный костюм по случаю, но ему пришлось сбросить пиджак, едва он принялся долбить стену. И вот наконец достаточно большое отверстие готово. Картер пролез в главную комнату. Карнарвон и Лакау последовали за ним.

«Без сомнения, перед нами была погребальная камера, а рака оказалась такой большой, что занимала всю площадь, и всего два фута отделяли её от стен по четырём сторонам, а крышка её почти упиралась в сводчатый потолок камеры».

Добрались ли сюда воры? Вот что больше всего волновало Картера.

«Здесь, в восточной части, была большая запертая дверь, за ней оказалась другая рака, а потом снова двери на болтах, а на них — печать».

Без сомнения, грабители сюда не добрались. То, что находилось за этими дверями, не видел никто со времени кончины фараона.

«Помню, мы даже не захотели снимать эту печать, чувствуя на себе некое давление, когда мы открыли дверь, возможно, оно исходило от тканевого покрова с золотыми розетками. Мы чувствовали присутствие мёртвого царя и должны были выказать ему почтение. Осторожно, тихо мы снова прикрыли огромные двери…»

Приготовления по изъятию тела были сложными. Снова вход был погребён под слоем строительного мусора. Лорд Карнарвон отбыл в Каир, где остановился в отеле «Континенталь», чтобы немного отдохнуть; Картер остался в Луксоре.

В начале апреля Картеру передали, что лорд серьёзно заболел. Но он не придал значения этому сообщению. И только после второй телеграммы: «Лорд Карнарвон серьёзно болен, высокая температура» — примчался в Каир. «Что-то непонятное», — сказал Картеру сын Карнарвона. Он путешествовал по Индии, когда получил тревожную телеграмму, и первым пароходом приехал в Египет.

Болезнь началась странно. «Я чувствую себя как в аду», — заявил как-то за завтраком 57-летний лорд. К тому времени температура подскочила, его трясло. На следующий день самочувствие улучшилось. А потом снова начался жар. Так продолжалось 12 дней. Врачи решили, что лорд Карнарвон поранился, когда брился, вскрыв бритвой старую рану. Но это не дало бы такой продолжительный жар.

«Когда я приехал в Каир, — рассказывал младший Карнарвон, — то сразу поехал в отель „Континенталь“. Отец был уже без сознания. Картер был там, была и моя мать, леди Эвелин. Среди ночи я проснулся, было без десяти два. Пришла сиделка и сообщила, что отец скончался. Мать была с ним. Она закрыла ему глаза. Когда я вошёл в комнату, свет неожиданно погас. Мы зажгли свечу. Я взял отца за руку и стал молиться».

Сестра лорда Карнарвона, леди Бургклир записала в воспоминаниях: «Лорд очень устал. Я слышала, как он сказал другу: „Я готовлюсь…“».

«Не было никакого разумного объяснения падения напряжения по всему Каиру, — рассказывает сам Картер. — Мы запросили электрическую компанию, но те так ничего и не ответили».

Сын Карнарвона сообщил ещё об одном интересном факте. «Отец умер около двух ночи по каирскому времени. Как мне стало известно позже, нечто странное случилось у нас в Хайклире около этого времени, но в пересчёте на лондонское. Наша сука-фокстерьер, лишившаяся лапы в катастрофе 1919 г. и которую отец очень любил, начала выть, села и тут же сдохла».

Вот тогда-то газетчики и учёные впервые заговорили о проклятии фараонов и о табличке, найденной и пропавшей. Начали умирать другие люди, причастные к раскопкам. Поднялась паника.

У американского археолога Артура Мейса, приглашённого Картером для раскопок и вытащившего последний блок камня, прежде чем войти в усыпальницу, после смерти лорда началось истощение, он впал в глубокую кому и умер в том же отеле, что и Карнарвон…

Смерть Карнарвона заставила приехать в Египет его давнего друга Джорджа Джея Гуда, сына американского финансиста. Гуд направился из Каира в Луксор и в Долину царей, где Картер показал ему усыпальницу. На следующее утро у Гуда резко подскочила температура, а вечером он умер. Сначала врачи никак не могли поставить диагноз, но потом установили бубонную чуму.

Между тем таинственные смерти не прекращались. Пока Картер продолжал археологическое обследование усыпальницы, место раскопок посетил британский промышленник Джоэл Вул, а затем, возвратившись в Англию на судне, умер от лихорадки. Арчибальд Дуглас Рейд, рентгенолог, первым разрезавший бинты на мумии, чтобы подвергнуть тело обследованию, испытал приступы необъяснимой слабости и умер по прибытии в Англию.

К 1929 г. преждевременно скончались 22 человека. 13 из них принимали непосредственное участие в открытии захоронения. Среди них профессора Уинлок и Фоукрат, археологи Гарри Девис, Ханкнесс и Дуглас Дерри, ассистенты Астор и Каллендер. Жена лорда Карнарвона, леди Альмина, умерла в 1929-м, официально — «в результате укуса насекомого». Секретарь Картера Ричард Бетелл скончался в том же году. Обстоятельства его смерти самые странные в этой зловещей череде. Однажды утром Бетелл был найден в постели, смерть наступила от сердечного приступа. Когда его отец, 87-летний лорд Уэстбери, узнал о смерти сына, он выбросился с седьмого этажа лондонского дома. По дороге на кладбище катафалк задавил маленького мальчика…

«Смерть раскроет свои крыла над тем, кто нарушит покой фараона»… Что же означает это проклятие? Может ли человек, пусть божественного происхождения, оказывать воздействие на жизни стольких людей? Может, жители Древнего Египта владели тайнами, которых мы не знаем? Были ли то какие-то яды или вирусы, сохранявшие зловещую силу на протяжении тысячелетий, с помощью которых считавшие себя бессмертными фараоны охраняли себя от прикосновения простых смертных? А может быть, это было смертельное излучение редких элементов или металлов, о которых знали эти полубоги и умели с их помощью защищать свои усыпальницы?

Или же это цепь поразительных, чудовищных совпадений?!

Немецкий журналист Ф. Ванденберг проследил жизненный путь многих археологов. И пытался найти какие-то параллели в том, как они жили и умерли. Так вот, у них было мало общего в жизни, за исключением страсти к работе. Дело не в различных теориях, которых они придерживались, а в характерах и личных качествах. Некоторые немецкие археологи вообще отрицали проклятие фараонов как нонсенс, а другие упорно отказывались даже ступать на порог усыпальницы. Когда спросили мюнхенского учёного, чего он боится при этом, он ответил — богов.

Здесь напрашивается логический вывод. Если проклятие не уникально и связано не только с открытием могилы Тутанхамона, то многие археологи должны были умереть необычной смертью ещё до того, как была вскрыта царская усыпальница! Библиотеки и архивы хранят детальные описания открытий и теорий, но в них почти ничего нет о частной жизни искателей приключений и исследователей, которые делали эти открытия и выдвигали теории. Ф. Ванденберг пошёл по этому трудному пути, и его ждало здесь немало потрясающих открытий. Самое главное в том, что проклятие фараонов имело место и раньше — десятилетия и столетия назад! И всегда оно касалось людей, которые долго жили в Египте и были причастны к раскопкам…

Жречество в Египте было окружено тайнами. Жрецы являлись, без сомнения, интеллектуальной элитой царства. Они обладали знаниями, о которых не подозревали обычные люди. А знания были силой даже (а быть может, тем более?) четыре тысячелетия назад.

Сведения о магии и медицине в Древнем Египте содержались в семи основных папирусах. Все они различаются размерами, содержанием и временем написания.

Самый большой и известный — папирус Эберса. 108 страниц, написанные в начале Нового царства. Содержат всевозможную медицинскую информацию. Берлинский — поменьше, 24 страницы, создан в конце Нового царства. Папирусы Эдвина Смита и Херста (22 и 17 страниц соответственно) относятся к 1550 г. до н.э. Папирусы Кахуна A и B — самые древние, относятся к 1900 г. до н.э.: A относится к ранним образчикам специальной литературы по гинекологии, B — ветеринарный справочник. И, наконец, имеется 18-страничный Лондонский папирус эпохи Тутанхамона, содержащий фармацевтические рецепты и магические заклинания на тему материнства и детства, что в Древнем Египте считалось частью медицины (а может, так оно и есть?).

Магический папирус XI говорит о тайных силах, которые «отдыхают» в Бубастисе. Демотическая книга мёртвых Панопт тоже упоминает некую таинственную силу письмён, хранящихся в том же Бубастисе. Все эти силы признаны охранять только мёртвых, но не живых. Почему? Самое простое объяснение — эти силы охраняют усыпальницы. Но не окажемся ли мы на пороге разгадки тайны царского проклятия?

Другой вопрос: у нас нет документов, рассказывающих о том, как и где инструктировали докторов по их специальности. Это доказывает, что мы имеем дело с секретным и мистическим таинством. Только из позднего периода дошли крупицы сведений о медицинских школах. Больниц в нашем понимании в Древнем Египте не было до сравнительно недавних эпох. Доктора (мага?) приглашали домой к больному. Это сопровождалось особой церемонией, и жрец должен был быть ещё и актёром, причём лечил он не только телесные недуги, но и любовное томление. Например, доктор мог нарисовать на руке больного фигуру бога и заставить того слизнуть изображение. Рисунок мог быть сделан не краской, а жидким лекарством и безвредным красителем, и если помогало, то люди рассматривали такое действо как божественное вмешательство в их судьбу.

Образование в Древнем Египте было уделом узкого круга избранных. «Библиотеки» фараонов хранили книги по самым разным областям знаний. Египтяне уважали тех, кто знал наизусть такие трактаты. Переход от мистики к науке был очень плавным. Египтяне знали особые дни недели и года, т.е. владели тем, что мы сегодня именуем теорией биоритмов, только у них это было заключено в божественную оболочку. Тогда, как и сейчас, биоритмология была такой же полупризнанной научной проблемой, как и сегодня. Из папирусов Нового царства мы узнаём, что такой-то день был угоден богам для данного дела, а такой-то — нет…

Маги были нужны на все случаи жизни. Они вызывали ветер и дождь. Они защищали людей от львов в пустыне и крокодилов в Ниле. Магическое заклинание произносилось каждое утро, чтобы защитить фараона от врагов. У фараона XI династии имена всех недругов были написаны на разных горшках и кувшинах, имелись там и имена высших сановников его же страны — на всякий случай. Все без исключения названы поимённо и приговорены к смерти. Верили, что люди умрут в тот самый момент, когда будет разбит соответствующий сосуд с именем. А может, так оно и было?..

3 ноября 1963 г. доктор Эзеддин Таха, физик и биолог Каирского университета, созвал пресс-конференцию. Ему было о чём рассказать. Он открыл тайну — так, по крайней мере, он сам заявил — проклятия фараонов. Или же нашёл причину, его вызывающую. На протяжении значительного времени он обследовал археологов и служащих музеев и заключил, что многие страдают от грибка, который вызывает сильное воспаление респираторной системы. У археологов наблюдается так называемая «коптская чесотка», принимающая формы кожного раздражения и стеснённого дыхания. Но до сих пор этому не придавалось особого значения, она наблюдалась чаще всего у тех, кто работал с папирусами.

Сотрудничая в каирском институте микробиологии, Таха доказал наличие целой серии опасных болезнетворных агентов, среди которых — Aspergillus niger. По мнению учёного, он мог бы выжить в мумиях усыпальниц и пирамид на протяжении 3–4 тысяч лет. «Это открытие, — заявил Таха, — раз и навсегда прекратит пересуды о неком проклятии фараонов, исходящем из могил. Они просто стали жертвами невидимых агентов, проникших в их организм во время работы. Антибиотики могут вполне справиться с проклятием!»

Но инфекция — не единственная причина гибели столь большого числа людей, сказал Таха. Он обещал продолжить работу, но… вскоре после пресс-конференции стал очередной жертвой проклятия, которое так старательно развенчивал…

Это произошло на пустынной дороге между Суэцем и Каиром. Чёрная лента асфальта мирно бежала меж жёлтых песков. Движение было слабым. Таха с двумя коллегами ехал в Суэц. В 70 км от Каира машина его вдруг резко взяла влево, на встречную полосу, и столкнулась с шедшей навстречу машиной. Трое погибли сразу. Те, кто ехали в другой машине, были тяжело ранены. Вскрытие тела Тахи показало, что у него случился сердечный приступ.

Правильно ли делал Таха, регулярно принимая антибиотики во время своих исследований?

Конечно, инфекция представляется одной из самых вероятных версий, и многие учёные разделяют эту идею.

В октябре 1956 г. южноафриканский геолог Джон Уайлз спустился в подземные пещеры в горах Родезии. Он не подозревал, что там его поджидает смертельная опасность. Его целью было изучить экскременты летучих мышей на предмет их использования на манер гуано птичьих базаров. Там его было тысячи тонн. Через несколько дней Уайлз почувствовал недомогание, боль в мышцах. Первый же медосмотр показал пневмонию и плеврит. Но лечение не помогало, и учёного забрали в госпиталь Джоффри в Порт-Элизабет. Осматривая пациента, доктор Дин, главный врач госпиталя, вспомнил недавнее сообщение, что американские врачи столкнулись с подобным случаем в Перуанских Андах — в пещерах инков. Дин отправил анализ крови Уайлза в США. Ответ: та же болезнь — гистоплазмоз, вызванная инфекционным грибком, произрастающим в экскрементах летучих мышей и иной гнилостной среде.

Антибиотики спасли Уайлзу жизнь. Но доктор Дин призадумался: нет ли здесь связи с проклятием фараонов?

Здесь, в царских усыпальницах, более реальны яды, древние, как сама история. Первый фараон, Манес, выращивал ядовитые растения в 3000 г. до н.э. и знал, как они действуют. К сожалению, их ботаническая принадлежность сомнительна. Но из более поздних источников мы знаем, что опиум, болиголов, белена, мышьяк и аконит (борец) применялись повсеместно, причём пять миллиграммов аконита уже составляли смертельную дозу. Известна была также синильная кислота, применявшаяся для мазей в Древней Греции. Сократ умер, выпив болиголова (ядовитый алкалоид кониин). Медея убивала своих соперников колхицином. А Митридат, царь Малой Азии, живший в постоянном страхе, что его отравят, принимал ежедневно малые дозы ядов, чтобы выработать невосприимчивость (её так и назвали в его честь — митридатизм). Клеопатра была настоящим экспертом в области токсикологии. Она постоянно опробовала яды на рабах. Известно, что Марк Антоний боялся этого её искусства и ел только после раба — тестера.

Греческий врач и фармацевт Диоскорид, изучавший египетскую культуру I в. н.э., заключил в своей Книге ядов: «Профилактические меры против ядов весьма затруднительны, ибо те, кто тайно работает с ними, заботятся о том, чтобы погибали даже самые осмотрительные…»

У Калигулы, Клавдия, Нерона, Каракаллы имелись большие коллекции ядов, у последнего был даже особый придворный изготовитель ядов — Сепроний Руф.

А уж о тропических растениях, содержащих яды, и говорить не стоит — это тема отдельной книги.

Египтяне широко использовали яд скорпиона и даже знали противоядие — мёд и экскременты гиппопотама. Яд паука рода Lathrodectus парализует центральную нервную систему. Яды змей на протеиновой основе живут недолго в отличие от яда насекомых, и хотя ультрафиолетовые лучи могут их нейтрализовать, в усыпальницах, куда они не проникают, эти яды держатся долго и не теряют тысячелетиями своих коварных свойств. Вполне возможно, что Картер, проведя столько лет в подземельях, выработал у себя такую сопротивляемость и умер в возрасте 66 лет. Но он чувствовал себя плохо не раз, когда работал в Долине царей, кровь ударяла в голову, его мучили галлюцинации и головные боли. Это те же симптомы, что специалисты приписывают действию ядов животного происхождения.

Хотя в Египте росло не так уж много растений, рисунки на стенах являют нам загадочное применение многих из них.

Египтяне больше всего боялись «ядов смерти», которые появляются при разложении тела. В папирусах есть сведения о том, как их экстрагировали из трупов людей и животных. Вопрос в том, сохранялся ли такой яд на протяжении тысячелетий? Захоронения фараонов оказались идеальными тиглями для размножения бактерий, особенно тех, которым не нужен кислород. Большинство бактерий питаются растительными и животными субстанциями: жирами, углеводами и протеинами. Окисление, видное на большинстве мумий, — результат бактериологических процессов. Разложение жиров, масел и смол, покрывающих мумию, создаёт температуру, при которой мумия становится чёрной.

Египтяне знали о нервно-паралитических ядах. Спорынья, паразитический злаковый гриб, таинственное оружие тысячелетий, вызывает болезнь «холодный огонь». Она начинается с покалывания в пальцах, онемения поверхности тела, судорог в мускулах, паралича и помутнения сознания. Вполне может быть, что могилы фараонов охраняются именно такими грибами. Насколько, однако, эффективны такие яды? Нужно ли съесть столовую ложку вещества, отравленного ими, или они входят сами — незамеченными?

Ртуть была одним из самых охраняемых средств в Древнем Египте. Есть документальное свидетельство её применения в XV в. до н.э. под названием жидкого серебра (гидрагирион у греков). Пары ртути крайне опасны для живых существ, тем более что не создают запаха.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua