Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Сто великих загадок истории

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|

Вот что писал тогда американский антрополог Стюарт: «Это была отобранная группа крупных людей, абсолютно не типичных для населения Перу». Пока Стюарт изучал их кости, М. Троттер делала анализ волос девяти мумий. Цвет их в целом красно-коричневый, но в отдельных случаях пробы дали очень светлый, почти золотой цвет волос. Волосы двух мумий вообще отличались от остальных — они вились. Далее Троттер установила, что форма среза волоса у различных мумий разная, и в захоронении встречаются практически все формы… Ещё один показатель — толщина волос. «Она здесь меньше, чем у остальных индейских, но и не такая маленькая, как у средней европейской популяции (например, голландцев)». Сама Троттер, сторонница «однородного» населения Америки, попыталась оправдать столь неожиданное для самой себя наблюдение тем, что смерть-де меняет форму волос. Но вот что возразил ей другой авторитет в этой области англичанин Доусон: «Я считаю, что после смерти с волосами не происходит сколько-нибудь значительных изменений. Вьющиеся остаются вьющимися, гладкие — такими же гладкими. После смерти они становятся ломкими, но цветовых изменений не происходит».

Франсиско Писарро писал об инках: «Правящий класс в перуанском королевстве был светлокожим, цвета спелой пшеницы. Большинство вельмож удивительно походили на испанцев. В этой стране я встретил индейскую женщину такую светлокожую, что поразился. Соседи зовут этих людей „детьми богов“…»

Можно предположить, что эти слои придерживались строгой эндогамии и говорили на особом языке. Таких членов королевских семей было к приходу испанцев 500. Хронисты сообщают, что восемь правителей инкской династии были белыми и бородатыми, а их жёны — «белыми, как яйцо». Один из летописцев, Гарсильясо де ла Вега, сын инкской царицы, оставил впечатляющее описание, как однажды, когда он ещё был ребёнком, другой сановник повёл его в царскую усыпальницу. Ондегардо (так его звали) показал мальчику одну из комнат дворца в Куско, где вдоль стены лежало несколько мумий. Ондегардо сказал, что это бывшие инкские императоры и он спас их тела от разложения. Случайно мальчик остановился перед одной из мумий. Волосы её были белы как снег. Ондегардо сказал, что это мумия Белого инки, восьмого правителя Солнца. Так как известно, что умер он в юном возрасте, то белизна его волос никак не может быть объяснена сединой…

Сопоставив данные о светлопигментированном элементе в Америке и Полинезии с легендами острова Пасхи о родине на Востоке, можно предположить, что белокожие люди шли из Америки в Полинезию (а не наоборот, как считают некоторые исследователи). Одно из доказательств тому — сходный обычай мумификации тел умерших в Полинезии и Южной Америке и полное отсутствие его в Индонезии. Распространившись на берегах Перу, способ мумификации знати был перенесён мигрантами (белыми?) на разрозненные и не приспособленные для этого островки Полинезии. Две мумии, найденные недавно в пещере на Гавайских островах, «продемонстрировали» в мелочах все детали этого обычая в древнем Перу.

Значит, белые божества индейцев жили в Перу?

Достаточно поверхностного знакомства с огромной и разножанровой литературой по истории Перу, чтобы обнаружить там множество упоминаний о бородатых и белокожих индейских богах…

Уже упоминаемый нами Писарро и его люди, грабя и ломая инкские храмы, оставляли подробные описания своих действий. В храме Куско, стёртом с лица земли, стояла огромная статуя, изображавшая человека в длинном одеянии и сандалиях, «точно такая же, что рисовали испанские художники у нас дома»…

В храме, построенном в честь Виракочи, тоже стоял великий бог Кон-Тики Виракоча — мужчина с длинной бородой и гордой осанкой, в длинном балахоне. Современник событий писал, что когда испанцы увидели эту статую, то подумали, что святой Бартоломео дошёл до Перу и индейцы создали монумент в память об этом событии. Конкистадоры были так поражены странной статуей, что не разрушили её сразу, и храм на время миновала участь других подобных сооружений. Но скоро и его обломки растащили нищие крестьяне.

Обследуя территорию Перу, испанцы наткнулись и на огромные металлические сооружения доинкских времён, также лежавшие в развалинах. «Когда я спросил местных индейцев, кто построил эти древние памятники, — писал испанский хронист Сьеса де Леон в 1553 г., — они отвечали, что это сделал другой народ, бородатый и белокожий, как мы, испанцы. Эти люди прибыли задолго до инков и осели здесь». Перуанский археолог Валькарсель через 400 лет после де Леона тоже слышал от индейцев, живших близ руин, что «эти сооружения были созданы народом-чужестранцем, белым, как европейцы». Озеро Титикака оказалось в самом центре «деятельности» белого бога Виракочи, ибо все свидетельства сходятся в одном — там, на озере, и в соседнем городе Тиауанако была резиденция бога. «Они рассказали также, — продолжает Леон, — что на озере, на острове Титикака в прошлые века жил народ, белый, как мы, и один местный вождь по имени Кари со своими людьми пришёл на этот остров и вёл войну против этого народа и многих убил…» В особой главе своей хроники, посвящённой древним сооружениям Тиауанако, Леон говорит следующее: «Я спросил местных жителей, были ли эти строения созданы во времена инков. Они посмеялись над моим вопросом и заявили, что им доподлинно известно, что всё это сделано задолго до власти инков. Они видели на острове Титикака бородатых мужчин. Это были люди тонкого ума, пришедшие из неведомой страны, и было их мало, и убито их много в войнах…»

Когда француз Банделье 350 лет спустя начал раскопки в этих местах, легенды были ещё живы. Ему рассказывали, что остров в древние времена населяли похожие на европейцев люди, они женились на местных женщинах, и дети их стали инками… Информация, собранная в различных районах Перу, расходится лишь в деталях… Инка Гарсильясо расспрашивал своего царственного дядю о ранней истории Перу. Тот отвечал: «Племянник, с удовольствием отвечу на твой вопрос, и то, что я скажу, ты навеки сохрани в своём сердце, знай же, что в древние времена весь этот район, тебе известный, был покрыт лесом и зарослями, и люди жили как дикие животные — без религии и власти, без городов и домов, без обработки земли и без одежды, ибо не умели они выделывать ткани, чтобы сшить платье. Они жили по двое или по трое в пещерах или расселинах скал, в гротах под землёй. Они ели черепах и коренья, фрукты и человеческое мясо. Тело своё они прикрывали листьями и шкурами животных. Они жили как звери и с женщинами обращались тоже как животные, ибо не умели жить каждый с одной женщиной…» Де Леон дополняет Гарсильясо: «Непосредственно после этого появился белый человек высокого роста, и обладал он большим авторитетом. Говорят, он во многих посёлках научил людей нормально жить. Везде они называли его одинаково — Тикки Виракоча. И в честь него создали они храмы и воздвигли в них статуи…»

Когда хронист Бетансос, принимавший участие в первых перуанских походах испанцев, спросил у индейцев, как выглядел Виракоча, они ответили, что он был высокого роста, в белом одеянии до пят, волосы закреплялись на голове тонзурой, ходил он важно и в руках держал что-то похожее на молитвенник. Откуда же пришёл Виракоча? На этот вопрос единого ответа нет. «Многие считают, что его имя — Инга Виракоча, и означает это „морская пена“», — пишет хронист Сарате. Гомара же утверждает, что, по рассказам старых индейцев, он перевёл своих людей через море.

Наиболее часто встречаемое название Кон-Тики Виракоча состоит из трёх имён для одного и того же белого божества. В доинкские времена он был известен на побережье как Кон, а внутри страны как Тикки. Но когда с приходом к власти инков их язык (кечуа) распространился на весь район, инки узнали, что эти два названия относятся к одному и тому же божеству, которое они сами называли Виракоча. И тогда все три имени соединили…

Легенды индейцев чиму повествуют о том, что белое божество пришло с севера, со стороны моря, а затем поднялось к озеру Титикака. «Очеловечивание» Виракочи наиболее чётко проявляется в тех легендах, где ему приписывают различные чисто земные качества — называют его умным, хитрым, добрым, однако при этом величают Сыном Солнца…

Многие легенды сообщают о том, что он приплыл на камышовых лодках к берегам озера Титикака и создал мегалитический город Тиауанако. Отсюда он посылал бородатых послов во все концы Перу, чтобы те учили людей и говорили, что он — их творец. Но, в конце концов, недовольный поведением жителей, он решил покинуть их земли. Во всей огромной инкской империи вплоть до прихода испанцев индейцы знали путь, по которому уходил Виракоча и его сподвижники. Они спустились к тихоокеанскому побережью и ушли по морю на запад вместе с солнцем. Как мы видим, они ушли в сторону Полинезии, а пришли с севера…

На севере инкского государства, в горах Колумбии, жили чибча, ещё один загадочный народ, достигший к приходу испанцев высокого уровня культуры. Их легенды также содержат сведения о белом учителе Бочика. Описание его то же, что и у инков. Он правил ими много лет, и его называли также Суа, т.е. «солнце» на местных диалектах. К ним он пришёл с востока…

К востоку от области чибча, в Венесуэле и соседних областях, учёные снова натолкнулись на свидетельства пребывания таинственного странника. Его называли там Тсума (или Суме) и сообщали, что он обучил их земледелию. По одной из легенд, он велел всем людям собраться вокруг высокой скалы, встал на неё и поведал им законы и наставления. Пожив с людьми, он покинул их.

К северу от Колумбии и Венесуэлы в районе сегодняшнего Панамского канала живут индейцы куна. У них есть предание о том, что после сильного наводнения пришёл некто и обучил людей ремёслам. С ним было несколько молодых сподвижников, распространявших его учение.

Ещё дальше на севере, в Мексике, к моменту испанского вторжения процветала высокая цивилизация ацтеков. От Анауака (современный Техас) до Юкатана ацтеки говорили о белом боге Кецалькоатле. По преданиям, он был пятым правителем тольтеков, прибыл из страны Восходящего солнца (конечно, ацтеки имели в виду не ту страну, которую подразумеваем под этим названием мы) и носил длинную накидку. Он долго правил в Толлане, запретив человеческие жертвоприношения и проповедуя мир. Люди больше не убивали животных и питались растительной пищей. Но это длилось недолго. Дьявол заставил Кецалькоатля предаться тщеславию и погрязнуть в грехах. Однако скоро ему стало стыдно за свои слабости, и он решил покинуть страну. Перед уходом бог заставил улететь всех тропических птиц и превратил деревья в колючие кустарники. Он исчез в южном направлении…

«Карта сегунда» Кортеса содержит отрывок речи Монтесумы: «Мы знаем из письмён, доставшихся нам от предков, что ни я, ни кто-либо другой, населяющий эту страну, не являются её коренными жителями. Мы пришли из других земель. Мы знаем также, что ведём свой род от правителя, подчинёнными которого мы являлись; он пришёл в эту страну, он снова захотел уйти и забрать с собой своих людей. Но они уже женились на местных женщинах, построили дома и не хотели идти с ним. И он ушёл. С тех пор мы ждём, что он когда-нибудь вернётся. Вернётся как раз с той стороны, откуда пришёл ты, Кортес…» Какой ценой расплатились ацтеки за свою «сбывшуюся» мечту, нам уже известно…

Как доказали учёные, соседи ацтеков — майя мигрировали из других районов. Сами майя рассказывают, что их предки приходили дважды. Первый раз — это была наиболее крупная миграция — из-за океана, с востока, откуда были проложены 12 нитей-путей, и вёл их Ицамна. Другая группа, меньшая, пришла с запада, и среди них был Кукулькан. У всех них были ниспадающие одежды, сандалии, длинные бороды и непокрытые головы. О Кукулькане вспоминают как о строителе пирамид и основателе города Майяпака и Чичен-Ицы. Он же научил майя пользоваться оружием… Но однажды он покинул страну и ушёл в сторону заходящего солнца…

Путешественник, едущий из Юкатана на запад, непременно должен проехать через область Цельталь в джунглях Табаско. Местные легенды рассказывают о Вотане, пришедшем с Юкатана. Крупный знаток американских мифов Бринтон говорит, что немногие мифы о народных героях повлекли за собой столько спекулятивных вымыслов, сколько миф о Вотане. В далёкие эпохи Вотан пришёл с Востока. Его послали боги, чтобы разделить землю, раздать её человеческим расам и каждой дать свой язык. Страна, откуда он пришёл, называлась Валум Вотана. Когда посольство Вотана прибыло в Цельталь, люди находились «в плачевном состоянии». Он распределил их по деревням, обучил выведению культурных растений и изобрёл иероглифическое письмо, образцы которого остались на стенах их храмов. Говорят также, что он написал там свою историю. Миф кончается очень странно: «Когда наконец подошло время печального ухода, он не ушёл через долину смерти, как все смертные, а прошёл сквозь пещеру в подземный мир».

Но в действительности таинственный Вотан ушёл не под землю, а на плоскогорье Соке и получил там имя Кондой. Соке, о мифологии которых почти ничего не известно, были соседями жителей Цельталя. По их легенде, пришёл отец бог и научил их жить. Они тоже не верили в его смерть, а считали, что он в лёгком золотом одеянии удалился в пещеру и, заделав отверстие, ушёл к другим народам… К югу от майя и соке жили киче Гватемалы, по культуре близкие к майя. Из их священной книги «Пополь Вух» мы узнаём, что их народ также был знаком со странником, проходившим через земли. Киче называли его Гугумац.

…Белый бородатый бог прошёл от берегов Юкатана через всю Центральную и Южную Америку до перуанского побережья и уплыл на запад в сторону Полинезии.

А остались ли какие-нибудь археологические свидетельства? Или, может быть, белокожие и бородатые пришельцы были лишь призраком, продуктом воспалённого ума индейцев?

Средневековые испанцы разрушили не все статуи. Кое-что жителям удалось спрятать. Когда в 1932 г. археолог Беннет делал раскопки в Тиауанако, то наткнулся на красную каменную статуэтку, изображавшую бога Кон-Тики Виракоча в длинном одеянии, с бородой. Его балахон был украшен рогатыми змеями и двумя пумами — символами высшего божества в Мексике и Перу. Беннет утверждал, что эта статуэтка была идентична той, что найдена на берегу озера Титикака, «как раз на полуострове, ближе всего расположенном к острову того же названия». Другие подобные изваяния находили вокруг озера. На перуанском побережье Виракочу увековечивали в керамике и рисунках — камня для статуэток там не было. Авторы этих рисунков — ранние чиму и мочика. Подобные вещи встречаются в Эквадоре, Колумбии, Гватемале, Мексике, Сальвадоре. (Заметим, что бородатые изображения отмечал ещё А. Гумбольдт, разглядывая рисунки древних манускриптов, хранившихся в Имперской библиотеке Вены в 1810 г.) До нас дошли и цветные фрагменты фресок храмов Чичен-Ицы, повествующие о морской битве чёрных и белых людей. Эти рисунки не разгаданы до сих пор…

Белые бородатые божества индейцев… Кецалькоатль, Кукулькан, Гугумац, Бочика, Суа… Что же говорят обо всём этом современные учёные?

Несомненно, широкий круг источников указывает на распространение в Новом Свете светлопигментированного населения. Но когда это было? Откуда оно произошло? Как могло это кавказоидное (по определению Хейердала) меньшинство сохранить свой расовый тип в течение длительной миграции от Мексики до Перу и Полинезии, проходя через районы, населённые многочисленными индейскими племенами? На последний вопрос можно ответить простым упоминанием европейских цыган — ситуация была приблизительно такая же. Строгое соблюдение эндогамии — брака внутри этнической группы — способствовало сохранению антропологического типа. «Говорят, что солнце женилось на своей сестре и велело делать то же самое своим детям», — гласит индейская легенда, записанная в 1609 г…

«Никаких белых индейцев, о которых пишет Фоссет в своей книге, в Америке нет…» Видимо, всё-таки есть. В 1926 г. американский этнограф Гаррис изучал индейцев Сан-Бласа и писал, что волосы у них цвета льна и соломы и комплекция белого человека. Совсем недавно французский исследователь Омэ описал встречу с индейским племенем вайка, волосы у которых были каштанового цвета. «Так называемая „белая раса“, — писал он, — имеет даже при поверхностном обследовании массу представителей среди индейцев». Американская сельва обладает способностью изоляции не меньшей, чем остров, причём изоляции многовековой…

Мы привели лишь несколько свидетельств испанских хронистов, только часть легенд американских индейцев и малую толику археологических и антропологических свидетельств — надводную часть айсберга… Кем были эти белые бородатые боги? Что не инопланетянами — это точно. Их происхождение явно земное. Древние творцы мегалитических сооружений Старого и Нового Света? «Народы моря»? Критяне? Финикийцы? А может быть, и те и другие? На этот счёт существует много интересных точек зрения. Но это уже тема другого рассказа…

ЖИЛИ ЛИ НА ЗЕМЛЕ ВЕЛИКАНЫ?

В Центральной Азии, в Афганистане, на полпути между Кабулом и Балом, есть город Бамиан. Вблизи него возвышаются пять колоссальных статуй. (Правда, недавно они были сильно исковерканы талибами.) По версии некоторых исследователей, самая большая — высотой 52 м — изображает Первую Расу — «Двуликих». Её эфирное тело запечатлено в твёрдом, несокрушимом камне. Во второй — 36 м — увековечены «Потом рождённые» — Вторая Раса. Третья статуя — 18 м — Третья Раса, падшая и зачавшая Первую физическую Расу, рождённую от отца и матери.

А в древней «Книге Еноха», найденной в Эфиопии, сказано, что гиганты — это потомки ангелов, спустившихся однажды с небес на землю и принявших впоследствии физическую сущность. О том, что ангелы имеют действительно огромные размеры, свидетельствуют и отечественные космонавты, видевшие в 1985 г. семь гигантских фигур улыбающихся небесных ангелов. У них были огромные крылья и ослепительный ореол вокруг голов. Небесные создания сопровождали орбитальную станцию «Салют-7» и наблюдавших за ними шестерых членов экипажа в течение 10 минут, а затем бесследно исчезли.

Однако вернёмся к земным «изваяниям ангелов». Четвёртая статуя — 5 м высотой — изображает Первую физическую Расу — Расу атлантов. И ряд заканчивается нашей Пятой Расой. Статуя ростом лишь немногим больше современного человека.

Все эти пять фигур — творенье рук Посвящённых Четвёртой Расы, которые после затопления Атлантиды прибыли на горный массив Центральной Азии, чтобы увековечить в камне историю развития человечества и сохранить в глубоких Гималайских пещерах свой исчезающий генофонд.

Аналогичные представления об истории человечества содержатся и в «Кодексе Ватиканус» — произведении ацтеков, хранящемся в Ватиканской библиотеке. Согласно этому документу, на Земле существовало четыре поколения человечества. Первое — раса гигантов — было истреблено голодом. Второе — уничтожено страшным пожаром. Третье поколение было унесено ураганом. При этом люди превратились в обезьян. Четвёртое поколение, жившее в век «Солнца-Воды», исчезло в пучине наводнения. И лишь после этого появились люди современного типа и роста.

Однако какая-то часть великанов, судя по сохранившимся археологическим памятникам и письменным источникам, уцелела. Немецкий учёный Александр Гумбольдт, изучив рукопись доминиканского монаха Педро де лос Риоса, приводит ещё одно свидетельство о потопе, в котором погибли великаны. Только семи гигантам удалось спрятаться в пещерах. Когда вода ушла, один из них, Шельхуа, по прозванию Зодчий, отправился в Чололлан и в память о горе Тлалок, послужившей убежищем ему самому и его братьям, построил искусственную гору в виде пирамиды.

О великанах, спасшихся и одичавших после потопа, писал вавилонский историк и жрец Берос (III в. до н.э.): «Питаясь человеческим мясом, они изгоняли утробные плоды женщин для приготовления кушанья, сожительствовали с родными матерями, сёстрами, животными, не уважали богов и творили всякие беззакония».

Упоминают о гигантах и их беззакониях легенды инков. Так, во время царствования двенадцатого инки Аятарко Кусо со стороны океана на огромных камышовых плотах в страну прибыли великаны. Они были такого роста, что даже самый высокий индеец доставал им только до колен. Головы их были огромны, чёрные волосы спадали до плеч, глаза напоминали небольшие тарелки, а лица были безбороды (приведённое описание облика великанов напоминает голову Большого Египетского Сфинкса). Продвигаясь вдоль тихоокеанского побережья, гиганты полностью его опустошили, поедая всё пригодное в пищу, ведь каждый из них съедал в 50 раз больше обычного человека. Местных женщин они делали своими заложницами, а мужчин убивали, как обычных животных.

В Юго-Западной Африке в районе реки Окаванго при раскопках древних поселений были обнаружены необычайно большие топоры и скребки. Аналогичный бронзовый топор есть в коллекции Исторического общества США. Его длина превышает 1 м, ширина — 0,5 м, а вес — 150 кг. Возраст топора оценивается в… 48 миллионов лет.

Исследователь Африки Б. Дэвидсон красочно описывает жизнь обитавших там великанов: «Эти гиганты были наделены невероятной силой. Одной рукой они перегораживали течение рек. Их голоса такие громкие, что доносились из одного селения в другое. Когда кто-нибудь из великанов кашлял, птиц словно ветром сдувало. На охоте они проходили за день сотни километров, а убитых слонов и гиппопотамов легко вскидывали на плечи и относили домой».

Каким же гигантом нужно быть, чтобы носить на плечах слонов и гиппопотамов? Это можно определить по оставленным отпечаткам их ступней. В Южной Африке, в провинции Трансвааль, на плато Вельд в 1912 г. фермер Сторфел Коетсе обнаружил на скале след гигантской левой стопы человека. Размер следа — 1,3 м в длину и 76 см в ширину. Отпечаток чёткий. Он вдавлен в скалу на целых 15 см, при этом гранит как бы сплавился.

Такой же отпечаток, но не левой, а правой ноги находится на острове Цейлон, в 44 милях к востоку от столицы страны — Коломбо. Знаменитый арабский путешественник XIV в. Ибн Баттута, посетивший Цейлон, оставил нам его описание. След оказался сильно выветрен. Однако Ибн Баттута смог определить его размеры: длина стопы оказалась 1,5 м при ширине около 80 см. Рост владельца этих отпечатков составлял более 10 м.

Согласно преданиям жителей острова Пасхи, гиганты существовали на Земле 18 миллионов лет назад. В процессе эволюции их рост уменьшался и через несколько миллионов лет не превышал 6 м. Именно они и изображены в многометровых статуях на острове Пасхи.

Если верить древним хроникам, гиганты жили и на территории нашей страны, к тому же в более поздние времена. Когда арабский дипломат Ахмед ибн Фадлан посетил в XII в. с посольством багдадского хана царя волжских булгар, ему показали убитого великана-людоеда. Дипломат записал тогда в дневнике: «И увидел я, что голова его подобна большой бочке, а рёбра его подобны самым большим веткам пальм. Этого гиганта поймали на севере в стране Вису (современный район Печоры) и доставили в булгарское царство. Держали его за городом, прикованным цепями к огромному дереву, так как нрава он был злобного и буйного».

С гигантами в 1520 г. встретился и Магеллан, корабль которого бросил якорь в бухте Сан-Хуан у берегов Патагонии. В дневнике экспедиции было записано следующее: «Неожиданно мы увидели на берегу великана, почти нагого: даже самые представительные из нас доставали ему только до пояса, кроме того, он был ладно сложён, с очень крупным лицом, раскрашенным красной краской». Красный облик был, согласно Плинию Старшему, и у Большого египетского сфинкса, и у создавших его атлантов. Поэтому из дневника экспедиции легко сделать вывод, что команда Магеллана встретилась с потомком древних атлантов ростом не менее 3,5 м.

Подтверждаются и предания инков о завоевании их страны гигантами, останки которых обнаружены в пещерах близ Манту, в Эквадоре. Размеры скелетов были 3,5 м.

Если взять за основу то, что гиганты имели рост 5 м и обладали силой в сотни раз большей, чем современный человек, то становится понятно, почему на Земле возводились именно гигантские творения. Это и Большой Сфинкс в Египте, воспроизводящий облик последних атлантов, и огромные каменные фигуры последних лемурийцев, и другие строения циклопической кладки.

В XIX в. американец Е.П. Уэст, по профессии судья, но увлекающийся научными исследованиями, обнаружил в лесах Западной Миссури несколько странных насыпных сооружений. Они представляли собой возвышения конусообразной формы и располагались на утёсах над рекой Миссури. Три самых больших «конуса» находились в Теннесси, Миссисипи и Луизиане. В то же самое время другие исследователи нашли такие же странные холмы в штатах Огайо и Кентукки.

Учёные пришли к выводу, что конические холмы были воздвигнуты ещё в доисторическую эпоху и являются не чем иным, как могильными курганами.

Когда вскрыли один из могильников, там оказались останки двух скелетов. Кости были необыкновенно большими. Черепа, казалось, принадлежали мифическим чудовищам: сохранившаяся нижняя челюсть одного из скелетов по размерам вдвое превышала челюсть современного человека. Громадные зубы стёрлись до основания — остаётся лишь предполагать, чем питались великаны. Кость бедра напоминала скорее лошадиную, чем человеческую. Лобная же кость располагалась очень низко и образовывала массивный выступ шириной около дюйма, идущий поперёк лба не вверх, а вниз и делающий, таким образом, голову плоской.

Останки этих людей (а это, несомненно, были люди) не могли принадлежать ни одному из индейских племён, представляющих коренное население Американского континента.

Схожие скелеты были найдены и в других курганах. Все тела оказались захоронены в сидячем положении, возле них обнаружили каменные орудия, характерные для первобытного общества: кремниевые ножи, скребки. По форме они значительно отличались от тех, что использовали туземцы в эпоху открытия Америки.

В древнем могильнике на территории штата Огайо (США) был найден огромный медный топор весом около 30 кг. Ещё один топор обнаружен воткнутым в землю в американском штате Висконсин. Его вес и размеры не оставляют сомнений — работать таким орудием мог только очень высокий человек, к тому же обладавший недюжинной силой. Сейчас этот топор находится в коллекции Исторического общества Миссури.

Советские археологи в 1960-х гг. во время раскопок на территории Сибири стали обладателями ещё одной уникальной находки: кости динозавра с торчащим из неё огромным наконечником стрелы.

Недалеко от города Карсон-Сити (штат Невада, США) в песчанике были обнаружены отпечатки целой цепочки следов босых ног. Отпечатки очень чёткие, и даже неспециалисту ясно — это человеческие следы. Единственное, что смущает учёных — длина стопы почти 60 см! Возраст находки — около 248 миллионов лет! Обнаруженному в Туркмении отпечатку человеческой ноги 150 миллионов лет. Учёные свидетельствуют, что стопа нашего далёкого предка отличается от стопы современного человека лишь своими невероятными размерами. Рядом с этим отпечатком сохранился чёткий след трёхпалой лапы динозавра.

Изображения гигантских людей можно встретить почти во всех странах. Наиболее известны из них великаны Британии. Это 70-метровый «человек из Уилмингтона» (графство Суссекс) и 50-метровый «гигант из Церна» (графство Дорсет). Фигуры великанов находятся на меловых холмах. Древние люди сняли там дёрн с травой таким образом, что обнажилась белая основа холмов. Белый контур огромных человеческих фигур прекрасно виден на зелёном фоне, если смотреть на него с высоты, например с самолёта.

За последние лет двадцать в печати появлялось немало новых сообщений о гигантах, но подтвердить или опровергнуть большинство из них довольно затруднительно. Среди наиболее достоверных можно выделить рассказ английского исследователя и путешественника Джеральда Олстона. В 1991 г. он попал в плен к живущим в горах юго-восточной части Венесуэлы (Гвианское плоскогорье) великанам. Они были смуглокожими людьми скорее белой, нежели монголоидной расы, имели средний рост около 3 м и с лёгкостью могли ударом кулака расплющить в лепёшку человеческую голову. В этом Олстон убедился, когда один из гигантов, будучи в ярости, убил кулаком индейца, превратив его череп в месиво из мозга и костей (кроме Джеральда в плену находились несколько обычных индейцев, которых великаны использовали в качестве «игрушек для детей» и прислуги). Малолетний ребёночек однажды забавы ради сломал Олстону руку, после чего тот мучился целый месяц. Полгода спустя Джеральду и одному из индейцев удалось наконец бежать, и исследователь смог добраться до ближайшего населённого пункта и вернуться на родину.

Итак, великаны существовали и, похоже, существуют в небольшом количестве и по сей день. Некоторые учёные-антропологи считают, что гиганты относятся к отдельной расе и произошли от вымерших доисторических предков гигантопитеков и мегантропов, по своим размерам в полтора-два раза превосходящих крупных горилл. По приблизительным прикидкам учёных, на планете до наших дней сохранилось не более одной-двух сотен великанов.

ГИБЕЛЬ МОХЕНДЖО-ДАРО

Вот уже много десятилетий археологов волнует тайна гибели 3500 лет назад города Мохенджо-Даро в Индии. В 1922 г. индийский археолог Р. Банарджи обнаружил на одном из островов реки Инд древние руины. Их назвали Мохенджо-Даро, что в переводе означает «Холм мёртвых». И тогда же возникли вопросы: как был разрушен этот большой город, куда подевались его обитатели? Ни на один из них раскопки ответа не дали…

Гипотезы археологов о причинах гибели Мохенджо-Даро были разные: естественный процесс упадка культуры и торговли, катастрофическое наводнение, смертоносная эпидемия, нашествие завоевателей… Весьма необычную версию высказали англичанин Д. Девенпорт и итальянец Э. Винченти. Они утверждают, что Мохенджо-Даро пережил судьбу Хиросимы! В пользу своей гипотезы авторы приводят следующие аргументы.

Упадок культуры — процесс медленный, а всё в Мохенджо-Даро говорит о том, что катастрофа наступила внезапно. Гипотеза о наводнении весьма заманчива — город-то стоит на острове посреди полноводной реки. Но… в руинах не найдено следов разгула водной стихии. Более того, есть неоспоримые данные, говорящие о массовых пожарах. Эпидемия? Она не поражает людей, спокойно прогуливающихся по улицам или занимающихся делами, внезапно и одновременно. А именно так было — это подтверждается расположением скелетов. Палеонтологические исследования также отвергают гипотезу эпидемии. С полным основанием можно отвергнуть и версию о внезапном нападении завоевателей: ни на одном из обнаруженных скелетов нет следов, оставленных холодным оружием.

Авторы «ядерной» гипотезы обращают внимание на другие подробности, которые заслуживают внимания и обстоятельного анализа. Среди руин разбросаны сплавившиеся куски глины и других минералов, которые в своё время быстро затвердели. Анализ образцов, проведённый в Римском университете и в лаборатории Национального совета исследований Италии, показал: оплавление произошло при температуре 1400–1500 градусов! Такая температура в те времена могла быть получена в горне металлургической мастерской, но никак не на обширной открытой территории.

Зато в Мохенджо-Даро есть следы особого рода. Если внимательно осмотреть разрушенные здания, создаётся впечатление, что очерчена чёткая область — эпицентр, в котором все строения сметены каким-то шквалом. От центра к периферии разрушения постепенно уменьшаются. Наиболее сохранились окраинные строения. Словом, картина напоминает последствия атомных взрывов в Хиросиме и Нагасаки!

Мыслимо ли предположить, что таинственные завоеватели долины реки Инд владели атомной энергией? Такое предположение кажется невероятным и противоречит представлениям современной исторической науки. Впрочем, в индийском эпосе «Махабхарата» говорится о некоем «взрыве», который вызвал «слепящий свет, огонь без дыма», при этом «вода начала кипеть, а рыбы обуглились». Д. Девенпорт считает, что за этим стоят какие-то реальные события…

Подавляющее большинство учёных отнеслось к новой гипотезе более чем скептически. Действительно, версия Д. Девенпорта и Э. Винченти кажется невероятной, но некоторые объективные данные дают право на её существование.

ВОСКРЕШЕНИЕ ТРОИ

Этот легендарный город вот уже который век не даёт покоя искателям древностей. Более ста лет назад здесь вёл раскопки Генрих Шлиман. А в 1988 г. археологи вновь вернулись в загадочную Трою. К настоящему времени здесь открыто уже несколько культурных слоёв. Самый древний относится к III тысячелетию до н.э.

Открытие Шлимана дало мощнейший толчок развитию «троянской» темы. Что общего между троянским мифом и реальной историей раскопанного им города? Являлась ли Троя действительно великой доисторической державой? Можно ли считать Трою колыбелью европейской цивилизации? Была ли Троянская война? И если да, то когда она произошла?.. Вопросам несть числа. В общем, Гомер не только дал пищу для ума любознательным потомкам, но и «обеспечил работой» несколько поколений учёных. В XX в. Троя подарила миру много открытий, и судя по всему, удивит ещё не раз.

Каждое открытие вызывает бурную полемику среди учёных. Мы расскажем о наиболее интригующих.

Вероятно, в бронзовом веке Троя была в десять раз больше, нежели принято считать. В 1992 г. к юго-западу от холма Гиссарлык, где сто с лишним лет назад вёл раскопки Генрих Шлиман, был обнаружен ров, опоясывавший Трою. Он пролегал довольно далеко от городских стен, окаймляя территорию площадью 200000 м2 , тогда как сама Троя занимала всего 20000 м2 . Немецкий археолог Манфред Корфман предположил, что ров этот окружал Нижний город. Ещё в 1700 г. до н.э. здесь проживали тысячи людей. Возник Нижний город в середине III тысячелетия до н.э. Очевидно, Троя была куда более могущественным городом, чем полагали прежде.

В 1994 г. был найден ещё один искусственный ров. Первый ров пролегал в четырёхстах метрах от крепости, а второй — в пятистах. Оба они оказались почти одинаковыми: глубина — 1,5 м, ширина — 3 м; оба являлись частью хорошо продуманной системы укреплений. Преодолеть такой ров на боевых колесницах было нельзя. За рвом, как полагают учёные, находилась деревянная стена или же ряды заострённых кольев. Из-за этого ограждения обстреливали врагов. Правда, остатки частокола сегодня уже не обнаружить, но в «Илиаде» Гомера описано подобное сооружение:

Мысль безрассудная — гнать через ров с колесницами коней.

Он к переходу отнюдь не удобен: по нём непрерывно

Острые колья стоят, а за ними твердыня данаев.

Нам ни спускаться в окоп сей, ни в оном сражаться не должно,

Конным бойцам: теснина там ужасная, всех переколют.

(XII, 62–66; пер. Н. Гнедича)

Корфман считает, что в бронзовом веке Троя была частью анатолийской цивилизации, а вовсе не крито-микенской. Троя была форпостом Азии, а не крупнейшим европейским городом.

В 1995 г. в Трое была найдена бронзовая печать с надписью — первый письменный памятник, встреченный здесь. Надпись выполнена иероглифами на лувийском языке. За полторы тысячи лет до новой эры лувийский язык был широко распространён в Малой Азии. Им пользовались и хетты. Говорили ли на этом языке троянцы? Конечно, по одной находке это нельзя утверждать.

Однако сам Корфман уверен, что жители Трои бронзового века по происхождению были лувийцами. Лувийцы — это один из индоевропейских народов, которые наряду с хеттами около 2000 г. до н.э. переселились в Анатолию. Многие из предметов, обнаруженных в Трое, скорее принадлежат этой — восточной — анатолийской культуре, нежели греческой цивилизации.

Крепостные стены Трои напоминали анатолийские укрепления, а вовсе не микенские: книзу стены расширялись, вверху же, возможно, были зубчатыми; по периметру их располагались башни-надстройки. Оборонительный ров также хорошо вписывается в общий — «восточный» — облик Трои: именно в Центральной Анатолии и Северной Сирии, а не в микенской Греции, можно встретить подобные крепости с хорошо укреплённым и тесно застроенным «Нижним городом». Облик жилищ типичен именно для анатолийской архитектуры.

Культовые предметы, найденные в Трое, тоже хеттско-лувийского происхождения. Так, перед южными воротами Трои ещё и сегодня видны четыре стелы, установленные на мощном каменном постаменте — у хеттов они служили символами бога — покровителя города. Наконец, на кладбище, устроенном близ городских стен, видны следы кремации. Такой способ погребения характерен для хеттов, а вовсе не для западных народов той эпохи. До позднеминойского периода, т.е. до 1400 г. до н.э., греки предавали тела покойников земле.

Опираясь на догадки филологов, Корфман отождествил Илион/Трою с городом или местностью «Wilusa», что не раз упоминается в хеттских клинописных источниках. «Вилуса» находилась на северо-западе Малой Азии — примерно там же, где была Троя. «Теперь, — отмечает Корфман, — мы вправе с ещё большей вероятностью отнести Трою/Илион и её жителей к хетто-лувийскому миру».

Если это так, то последствия данного открытия очень важны. Исследователи Трои могут использовать хеттские источники, сообщающие о Вилусе. Возможно, на лувийском языке имелись описания Троянской войны? Быть может, эти источники были известны и Гомеру?

Как бы там ни было, нужно признать, что в бронзовом веке Малая Азия играла выдающуюся роль в мировой истории. Здесь соединялись Запад и Восток, европейские новации сливались с новшествами, принесёнными сюда из Двуречья и Ближнего Востока. Местные жители впитывали новые идеи, развивали, совершенствовали их, обменивались ими с жителями соседних стран. Отсюда — через Трою и другие города на побережье Эгейского моря — новаторские идеи проникали в Грецию.

Однако это положение было не только выгодным, но и роковым. Троя обречена была пребывать между двумя нередко враждовавшими силами: микенскими греками и хеттами. Вновь и вновь к её стенам устремлялись враги. Из-за Илиона вспыхивали войны. Подтверждение тому археологи обнаруживают в многочисленных следах пожарищ. Наконец, около 1180 г. до н.э. Троя пережила некую катастрофу, после которой настали «тёмные века». Город пришёл в упадок. Впрочем, упадок и запустение воцарились во всём тогдашнем мире.

Греки бронзового века — ахейцы, создавшие микенскую цивилизацию, — поддерживали тесные отношения с Троей ещё с середины II тысячелетия до н.э. В этом убеждает анализ керамики — важнейшего товара древности.

Греческая керамика микенской эпохи — т.е. «микенская» или «ахейская» керамика — появилась на западном побережье Малой Азии около 1500 г. до н.э. Вскоре местные ремесленники стали подделывать «заморские штучки» — греческую утварь.

Новейшие находки археологов свидетельствуют, что микенское влияние наиболее ощутимо в Милете, Эфесе, Клазоменах — а также в Трое. Иного и нельзя было ожидать. В это время Троя становится важным торговым центром Восточного Средиземноморья.

Итак, с середины II тысячелетия до н.э. микенские греки поддерживали тесные отношения с Троей. Правда, можно лишь в общих чертах представить себе, как складывались эти отношения до знаменитой «Гомеровской войны». Археологи пока не отыскали городские архивы Микен. Гораздо лучше нам известны официальные документы хеттов. Вот и получается, что историю микенской Греции — Ахиявы, как она именуется в хеттских сообщениях, — нам приходится изучать лишь по артефактам, найденным в Микенах, а также по письмам, которые отправляли из канцелярий Хаттусы, хеттской столицы, в Микены.

Причина кроется в разном уровне развития письменной культуры. Если хетты давно использовали удобную клинопись, то микенские греки овладели письменностью — линейным письмом Б, самое раннее, лишь в XV в. до н.э. Они переняли его у критян после завоевания Кносса и приспособили к своему языку Однако их грамота считалась «слишком вульгарной» для переписки с царями соседних стран. Поэтому вся их дипломатическая корреспонденция, очевидно, велась с помощью общепринятой тогда клинописи.

В одном из писем царю Ахиявы хеттский царь Хаттусили II сетует на то, что тот не мог дать решительный отпор проискам некоего Пиямараду. Речь идёт о внуке царя Арзавы, небольшого государства на западном берегу Малой Азии со столицей в Апасе (Эфесе). Его страна постоянно враждовала с хеттами, и в конце концов царь бежал в Ахияву, спасаясь от хеттской угрозы. Его внук, как явствует из письма, строил хеттам козни на всём побережье Малой Азии — от Вилусы (Вилиос/Илион/Троя) и Лазбы (Лесбос) до Миллаванды (Милет). Воины Пиямараду нападали на Вилусу и Лазбу, уводили их жителей в рабство и доставляли в Миллаванду — этот город был своего рода форпостом микенских греков в Малой Азии. Хаттусили хотел бы расправиться со своим врагом, но не мог схватить его, ибо тот всякий раз уплывал на корабле в Ахияву. Из письма видно, что правитель микенских греков хорошо осведомлён о набегах Пиямараду на Малую Азию.

Тем не менее в этом письме, полном жалоб и сетований, хеттский царь Хаттусили неизменно называет царя Ахиявы «своим братом», пусть это обращение и звучит всякий раз формально. Такой титул ставит правителя Ахиявы — «Друга врага моего» — вровень с египетским фараоном и самим царём хеттов. Судя по этому письму, хетты и микенцы давно уже состояли в переписке. Были в их отношениях и напряжённые моменты, были и более счастливые времена. Однако отношения эти поддерживались всегда.

К сожалению, письма самих микенских властителей, адресованные «хеттскому брату», до сих пор так и не найдены в архивах Хаттусы. Поэтому мы можем лишь по косвенным фактам реконструировать отношения между двумя странами.

Из всех возможных фактов остановимся на одном — географических названиях. В Микенах и других городах Греции найден целый ряд глиняных табличек с надписями, сделанными линейным письмом Б, где так или иначе упомянуты выходцы из Малой Азии. Сведения о них приводит немецкий историк Иоахим Латач в опубликованной в 2001 г. книге «Троя и Гомер». Вот эти названия:

1) Tros и Troia = «троянец» и «троянка». Эти слова встречались трижды: один раз в Кноссе, на Крите; дважды — в Пилосе, на Пелопоннесе. Кроме того, жители Трои упоминаются в большом архиве глиняных табличек, найденном в 1994–1995 гг. при раскопках в Фивах.

2) Imrios = «житель (острова) Имброс»; это слово встречено один раз в Кноссе.

3) Lamniai = «женщины (острова) Лемнос»; упоминание о них много раз встречалось в Пилосе.

4) Aswiai = «азиатки»; это слово много раз встречалось в Кноссе, Пилосе и Микенах. Очевидно, имеются в виду женщины из региона, называемого хеттами Ассува (Assuwa) и имеющего отношение к Ассу в Троаде (город Асе лежал к югу от Трои напротив острова Лесбос).

5) (Возможно) Kswiai = «женщины с (острова) Хиос»; много раз встречалось в Пилосе.

6) Milatiai = «женщины Милета» и Knidiai = «женщины Книда»; упоминание о них много раз встречалось в Пилосе и Кноссе.

Что можно сказать о контексте этих слов? Всякий раз речь идёт о чужеземцах, попавших в Ахияву. Там, где упомянуты женщины, это работницы, привезённые из Малой Азии. Все названия свидетельствуют о том, что жизнь микенских греков задолго до «Троянской войны» была тесно связана с Малой Азией, островами, расположенными у её берегов, и Троей. Очевидно, греки нередко совершали набеги на побережье Малой Азии и соседние острова и вывозили оттуда добычу — пленников.

Косвенным доказательством тому можно считать жалобу одного из пострадавших царьков могучему правителю хеттов Муваталли II, датируемую примерно 1300 г. до н.э. Он пишет, что Пиямараду напал на Лазбу и увёл оттуда ремесленников в Миллаванду.

Впрочем, ясно и другое. Разбойничьи походы совершали и хетты. Это было общепринятой практикой того времени. Микенские греки не были исключением. Правда, обращает на себя внимание один момент. Согласно хеттским документам, эти разбойничьи походы ограничивались лишь территорией Малой Азии. Пока не обнаружено никаких упоминаний о женщинах, увезённых в рабство из Ахиявы, — например, из Пилоса, Микен или «семивратных Фив». Наблюдается односторонняя экспансия: с запада на восток, из Ахиявы в Малую Азию, но не наоборот.

В XIII в. до н.э. эта экспансия стала обыденным явлением, напоминающим натиск норманнов на Францию, Британию и Ирландию в IX в. н.э. Это видно, например, из договора между хеттским царём Тудхалийей IV и его «вассалом» Саусгамувой из Амурру, заключённым в 1220 г. до н.э. В этом договоре хеттский царь требует не только торговой блокады Ахиявы, но и решительно исключает её правителя из традиционной «формулы царей», в которой упоминались «цари Хатти, Египта, Вавилона, Ассирии и Ахиявы». Этот жест несомненно означает не только охлаждение и недовольство политикой греков, но и самую настоящую вражду с ними. Она положила начало войне.

Известный хеттолог Тревор Брюс в своей книге «Царство хеттов», изданной в 1998 г., анализирует историческую основу «Илиады» — Троянскую войну:

• Микенские греки были вовлечены в политические и военные перипетии, разыгравшиеся в XIII в. до н.э. в Западной Анатолии.

• В XIII в. до н.э. государство Вилуса, пребывавшее в вассальной зависимости от хеттов, стало объектом непрестанных атак со стороны микенских греков или их союзников.

• Вилуса располагалась на северо-западе Малой Азии — там же, где была Троя, воспетая Гомером.

• С лингвистической точки зрения название Wilusa (Вилуса) можно соотнести с греческим топонимом Ίλιον (Илион).

Однако, продолжает Брюс, самой «Троянской войны», пожалуй, не было. Был лишь ряд грабительских набегов, разбойничьих походов или военных экспедиций. В памяти потомков эти события слились в одну долгую войну, длившуюся — почему бы нет? — десять лет кряду. Возможно, вместо одной большой войны был десяток походов, один из которых увенчался взятием и разрушением Вилусы-Илиона. Возможно, некоторыми из этих походов руководили племенные вожди, которых звали Одиссей, Ахилл, Аякс, Менелай, Агамемнон. Сам Брюс полагает, что гомеровский эпос описывает события, протекавшие на протяжении ста с лишним лет.

В памяти рапсодов и аэдов, разносивших по городам и весям рассказы о славном прошлом, эти события слились в одно целое. И «Илиада», возможно, начиналась с разрозненных песен, своего рода «саг», воспевавших походы отдельных вождей греков к берегам Малой Азии. Поэме, очевидно, предшествовал цикл героических песен наподобие былин о киевских богатырях.

Можно добавить, что возвращение домой после удачного похода тоже было сопряжено с риском. Ахейцы, скитаясь по всему Средиземному морю, сталкивались с дикими племенами, населявшими отдельные острова и побережья. Из этих приключений выкристаллизовалось историческое ядро «Одиссеи» — другой великой поэмы Гомера, всё ещё принимаемой за сказочный вымысел.

Выводы, сделанные Брюсом, опираются на многочисленные факты и посылки. Впрочем, порой они выглядят весьма спекулятивно, что сознаёт и сам автор. Преодолеть эту спекулятивность, надуманность трудно по сей день, несмотря на постоянные изыскания археологов.

С другой стороны, не менее велика вероятность того, что за цветистой канвой «Илиады» скрывается не множество «булавочных уколов», а один великий поход. Свои доводы в защиту Гомера приводит немецкий археолог Вольф-Дитрих Нимайер, участник раскопок Милета.

Археологические находки доказывают, что во второй половине XIII в. до н.э. в Милете произошла смена власти: сторонников ахейцев потеснили ставленники хеттов. Нимайер пишет: «Миллаванда, или Милет, являлась форпостом Ахиявы на юго-западном побережье Малой Азии. Именно отсюда ахейцы вмешивались в политические события, протекавшие в Малой Азии, поддерживали врагов и мятежных вассалов Хеттской державы, хотя и редко предпринимали военные походы. К сожалению, мы не знаем, каким образом во второй половине XIII в. до н.э. ахейцы были изгнаны из Малой Азии и как Миллаванда оказалась под хеттским господством. Вероятнее всего, Тудхалийя IV решил искоренить этот постоянный очаг опасности, находившийся почти на границе с Хеттской державой».

Недавнее открытие, похоже, подтверждает эту смену власти в Милете. В июне 2000 г. археолог Аннелизе Пешлов обнаружила хеттскую надпись в Латмосских горах, в районе Милета, на перевале, который вёл из глубины Анатолии в этот город. В то время подобные наскальные надписи — непременно с изображением хеттского царя — служили сигналом всем сопредельным странам: «Здесь правят хетты». Найденную надпись ещё предстоит точно датировать. Однако уже сейчас ясно, что хетты претендовали на власть над Милетом.

Итак, второй вариант исторического сценария «Илиады» развивается в более привычном нам русле. Во второй половине II тысячелетия до н.э. Ахиява усилила натиск на восточную часть Средиземноморья. В XV в. до н.э. микенские греки нападают на Крит. Минойцы утрачивают ведущее положение в Эгейском регионе и теряют статус великой морской державы. Под влияние греков подпадают и союзники критян в Малой Азии. С этого времени ахейцы надёжно обосновались в Милете. Отсюда они пытаются расширить свою область влияния. Греки наносят удары по окраинам Хеттской державы, ведь в ту пору в зависимости от хеттов пребывает не только большая часть Малой Азии, но и острова, лежащие у её побережья. Однако этот натиск окончился ответным ударом хеттов. Ахиява потеряла свой форпост в Малой Азии — Милет. Вот уже несколько столетий ахейцев интересовала «житница Малой Азии».

Сам Милет — со стратегической точки зрения — был довольно уязвим. Поэтому греки попытались завоевать плацдарм в другой части полуострова, а именно в Трое. Этот богатый, цветущий город давно привлекал внимание греков. Они устремились в поход…

Есть и другие сценарии. По мнению Корфмана, произошло землетрясение. Эта природная катастрофа решила судьбу Трои. Так, важнейшую роль в древней легенде играет «троянский конь». Греки посвятили его Посейдону. В греческой мифологии Посейдон считался «колебателем земли». Именно этот бог сотрясает землю, повергая народы в ужас. А не изобразил ли Гомер под видом загадочного коня, в конце концов рушащего Трою, страшное стихийное бедствие — землетрясение, сокрушившее стены крепости?

Биргит Брандау, автор книги «Троя: город и миф», считает, что «все беды начались с того, что на город напало небольшое вражеское войско или разразилось землетрясение. Царский дворец был разрушен, и тогда горожане, которым жилось несладко, пользуясь случаем, подняли восстание. Подобные социальные беспорядки и перевороты были отнюдь не редкостью в те времена, о чём сообщают многочисленные источники».

Само положение Трои было роковым. Она пребывала между молотом и наковальней.

«Но приближается день твой последний! Не мы, повелитель, будем виною, но бог всемогущий и рок самовластный» («Илиада», XIX) — приговор, произнесённый Ахиллу, свершился для Трои.

После падения Трои и краха Хеттской державы (около 1175 г. до н.э.) натиск греков усилился. Около 1100 г. до н.э. начинается греческая колонизация. Отныне на протяжении нескольких столетий она протекает в одном и том же направлении. «Вперёд на обетованную землю! В Малую Азию!» Итак, можно сформулировать окончательный вывод. Результаты последних археологических экспедиций ещё не позволяют убедительно восстановить сценарий Троянской войны. Однако результаты тех же экспедиций не отрицают, что за троянским эпосом скрывается история греческой экспансии против крупной державы, находившейся на западном берегу Малой Азии и мешавшей грекам обрести власть над этим регионом.

Наоборот, последние археологические изыскания лишь убеждают, что война за Трою — важнейший стратегический пункт того времени — была. Всё новые и новые находки укрепляют учёных в этом мнении. Предстоит понять, как она протекала.

Древняя Троя находится сейчас в центре внимания археологов, хеттологов, лингвистов, анатолистов, эллинистов и многих других. Подлинная история Троянской войны, быть может, будет написана уже в ближайшие годы. Во всяком случае разгадка тайны как никогда близка. Никаких сомнений не остаётся. Гомера надо читать серьёзно — как исторический документ.

ЗАГАДКИ ЭТРУСКОВ

В начале I тысячелетия до н.э. в Северной Италии процветала древняя цивилизация — Этрурия. Этруски оставили после себя знаменитые города и памятники культуры. Они основали Вечный город Рим, создали символ Рима — капитолийскую волчицу, и его гордость — водопровод, а также ставшую в Древнем мире образцом для подражания систему управления. Этруски были искусными мореходами, соперниками греков и союзниками карфагенян.

Тем не менее, начиная с Геродота, в науке идёт спор об этрусках — кто они, откуда прибыли в Италию и где обитали до появления на Апеннинском полуострове. Из этрусского языка происходят многочисленные слова, известные в настоящее время всему миру: магистрат, цистерна, церемония, таверна, персона, литера и многие другие. И в то же время этрусский язык остаётся тайной за семью печатями, а о содержании немногих сохранившихся текстов приходится только догадываться. Но самое удивительное состоит в том, что эта культура совершенно не похожа на другие, поэтому проникнуть в её тайны очень трудно.

Геродот утверждал, что этруски были частью лидийцев — народа Малой Азии, вынужденного искать новую родину из-за длительного голода, свирепствовавшего в их землях. Геродот пишет также о том, что лидийцы переселились в Италию сразу же после Троянской войны.

Первоначально, в X–IX вв. до н.э., этруски жили в северной части нынешней Италии, в Этрурии (позднее она стала называться Тосканой, этрусков называли ещё «тосками», или «тусками»). Затем их влияние распространилось на всю Среднюю Италию и часть Средиземноморья. Их колонии появились и на юге Апеннинского полуострова, на Корсике, Мальте и других островах. По свидетельству римлян, государство этрусков представляло собой конфедерацию двенадцати городов (ряд из них уже раскопан археологами), но есть сведения и о множестве других, расположенных к югу от Этрурии, в долине реки По и у подножия Центральных Альп.

Наиболее ценную информацию о культуре загадочного народа дают многочисленные надгробные памятники — каменные саркофаги, крышки которых сделаны в виде фигур людей, упокоенных под ними. Чаще всего они изображают так называемых лукумонов — не то царей, не то жрецов, не то чародеев, поклонявшихся силам ада. Лукумоны были светскими и духовными владыками этрусков. Только им было ведомо некое тайное учение, в которое их посвящали… демоны подземелья.

В одном из древних латинских словарей сохранилось следующее определение лукумонов: «Люди, называвшиеся так за их безумие, потому что места, к которым они подходили, становились опасны». Очевидно, лукумон обладал особенной (магической) силой, которая распространялась на окружающее пространство и была смертельна для обыкновенных людей.

Одна из легенд рассказывает о герое Тархоне, основателе двенадцатиградья Этрурии. Своим отцом Тархон почитал Дита — великое божество подземного мира. Устраивая город, он всегда делал в его центре особое углубление — «мундус», через которое наземный мир мог общаться с подземным. Этруски полагали, что человеческая жизнь, жизнь города и народа в целом, тесно связаны с космосом и так же, как и судьба, зависят от божественной воли.

Мундус считался фокусом, соединявшим магическую силу царя и космические силы. В этом месте сходились миры и был возможен переход в небесное и подземное царства. Не случайно здесь же приносили жертвы богам, в том числе и человеческие, проводили ритуальные гладиаторские бои, позже перенятые римлянами. Палач, который добивал смертельно раненных гладиаторов, носил маску демона смерти Хару и его молот. Тела погибших гладиаторов уносил с арены жрец в маске змееволосого демона Тухулки.

В феврале 1972 г. мировая пресса сообщила о сенсационном открытии итальянских археологов — была найдена великолепная этрусская гробница, принадлежавшая… Энею!

Римляне считали себя потомками Энея, бежавшего из пылающей Трои, но известно, что культ троянского героя они заимствовали у этрусков. Погребальная камера, сложенная из обтёсанных камней, оказалась ложной гробницей — кенотафом. Тут же находилась площадка со следами жертвоприношений, совершавшихся много столетий подряд. Было ясно, что это своеобразный памятник герою. Видимо, не случайно этруски поклонялись Энею, происходившему из далёкой малоазийской Трои, так как скорее всего они, как утверждал Геродот, выходцы из тех мест.

Сегодня археологами раскопано более шести тысяч гробниц. Многие из них вызывают удивление и восхищение мастерством древних художников, расписавших стены подземных склепов. В знаменитом этрусском городе Тарквинии открыто 150 расписных гробниц.

Птицы, дельфины, звери и люди — музыканты, жрецы, борцы, прекрасные женщины — таково основное содержание фресок. Но не менее популярны были изображения злобных демонов, державших в руках огромные молоты. Они — стражи подземного мира, куда вступал любой этруск после смерти. На самом деле, как установили археологи, усопший въезжал в свою гробницу на колеснице. Для этой цели специально строились тоннелевидные дороги, которые прорубали в туфе на глубине 10–15 м. Протяжённость таких тоннелей была с километр и более. В гробницах были найдены также великолепные украшения и предметы домашнего обихода, в том числе вазы и зеркала, служившие для ритуальных целей. На них изображены божества и начертаны их имена — Тин, Уни, Геркле, Сатр, Семла, Таг и многие другие, в том числе Купавон — имя, вызвавшее у российских учёных естественный интерес.

Впервые об этом божестве упоминает Вергилий в поэме «Энеида». У римского поэта (сам он вёл своё происхождение от знатного этрусского рода) Купавон — вождь венетов, т.е. славян. Историки справедливо усматривают сходство имени Купавон с персонажем восточнославянских мифов Купалой и на основании некоторых других параллелей делают вывод об общем происхождении этих народов.

ЛАБИРИНТ: НИТЬ АРИАДНЫ ИЗ ДРЕВНИХ ВРЕМЁН

С древних времён от различных культур мира до наших дней дошли странные сооружения — лабиринты, символизирующие, как считается, трудный, извилистый путь, коим люди идут в поисках истины. В чём же притягательность этого символа? Почему он влечёт нас и теперь?

Начнём с европейской древности. Пускаясь в странствие в область мифологии, обратимся к Х.Л. Борхесу, знавшему чудесную нежить так же хорошо, как фауну Аргентины. Описывая первый лабиринт греческих мифов, как не заимствовать загадочный зачин знаменитого автора: «Идея построить дом так, чтобы люди не могли найти из него выхода, возможно, ещё более странна, чем человек с бычьей головой».

В этом мифе сплелись воедино дом без выхода, человек без головы и жертвы без надежд на спасение. Когда-то, говорилось в нём, правил островом Крит царь Минос. Однажды он оскорбил бога морей — Посейдона, решив не приносить в жертву обещанного тому прекрасного быка. Возмутился обиженный бог и наслал страшную страсть на жену царя — Пасифаю. Вскоре она родила «не мышонка, не лягушку, а неведому зверюшку». Было это существо с телом человека и головой быка. Чтобы спрятать чудовище от людей, самый искусный мастер Крита — Дедал — построил Лабиринт (Labyrinthos): странный подземный дом, найти выход из которого было почти невозможно.

В лабиринте бродил неистовый Минотавр — незаконный отпрыск царской жены. Он питался людьми, и потому каждый год (по другому преданию, раз в девять лет) ему привозили семь юношей и семь дев. Однажды среди обречённых вошёл в лабиринт афинский царевич Тесей. У него были с собой меч и клубок ниток, подаренный дочерью Миноса — Ариадной. Тесей сразился с Минотавром и убил его, а выход из лабиринта нашёл, следуя за нитью разматывавшегося клубка. Благодаря подвигу героя проклятие с острова Крит было снято.

Вот и всё, что сообщает миф о первом лабиринте. Неясно даже значение этого слова. Оно заимствовано у пеласгов — древнейшего населения Эллады, жившего здесь ещё около 2000 г. до н.э., когда в страну вторглись ахейские (греческие) племена. Язык пеласгов учёным пока не удалось реконструировать. Известно лишь, что окончание «inthos» было присуще названиям населённых пунктов.

Впрочем, лабиринт, о котором шла речь, был построен много позже, в микенскую эпоху — примерно около 1600 г. до н.э. Очевидно, он находился в столице Крита — Кноссе, в царском дворце. Правда, учёные не доверяют преданию. Пытаясь представить, как выглядел лабиринт, они полагают, что речь идёт о некоем помещении с очень извилистыми ходами. Здесь устраивались ритуальные танцы и представления. Возможно, его ограждали каменные стены. Или стен не было, и лишь пол был исчерчен странными, путаными линиями, вдоль которых двигались участники ритуала. Можно предположить, что лабиринт, изображённый на глиняной табличке XII в. до н.э. (её нашли в Пилосе), был похож на кносский лабиринт.

Немецкий историк Херман Керн, автор книги «Лабиринты», убеждён, что первоначально в этих помещениях исполняли «стройно-живую хороводную пляску» — медленный танец, подробно описанный в поэмах Гомера и других сочинениях. Этрусский кувшин из Тральятеллы (640 г. до н.э.) донёс до нас изображение этого танца: группа молодых, безбородых воинов, одни из них пешие, другие сидят верхом на конях. На их щитах нарисованы лошади и птицы. Танцуя, они покидают лабиринт. За ними видны две пары, соединившиеся в любовных объятиях. Так что же творилось внутри лабиринта?

Учёные предполагают, что в лабиринтах часто производились обряды инициации. Здесь сами стены дышали магией. Путешествие сквозь лабиринт могло принести полю — желанный урожай, задуманному делу — успех, а бездетной паре — первенца. Рисунок на этрусском кувшине напоминает об этом.

Чтобы воскресить ощущения, которые могли испытывать участники этих древнейших ритуалов, совершим путешествие по лабиринту, устроенному в кносском дворце, ибо чертёж этой западни нам известен. Коридор, которым шли люди, заглянувшие туда, семь раз огибал центральную часть лабиринта, описывая окружности всё меньшего радиуса, прежде чем путники достигали цели.

Вот и мы войдём внутрь. К своему удивлению, мы сразу заметим, что середина лабиринта не так далека от входа. Путь к ней не знает преград. Ни один ход, ни одна боковая галерея не уводят нас в сторону. Мы не можем никуда свернуть. Мы неизбежно попадаем в самый центр лабиринта. Но самое странное: если мы хотим покинуть этот «дом без выхода», то без труда найдём дорогу назад. Никуда не сворачивая, мы попадём наружу.

Это озадачивает. Сразу вспоминается история Тесея. Зачем ему нужна была нить Ариадны, если обратный путь он легко мог найти? Быть может, подлинное назначение нити забылось с веками?

Вопреки расхожему мнению из древних лабиринтов легко было найти дорогу назад, ибо она — несмотря на сложную, запутанную схему постройки — оставалась одной-единственной. Лишь в новое время, когда суть древних ритуалов забылась и символика лабиринта стала иной — уже не к победе вели они над чудовищем, а заставляли признать слабость человеческой природы, — облик этих построек разительно изменился. Их прорезали множество боковых галереек и переходов. Люди, попавшие в этот «лабиринт», путались в круговерти ходов и не могли выбраться наружу. На некоторых европейских языках такие постройки даже называются по-другому (например, немцы зовут их не Labyrinth, а Irrgarten, «вертоград блужданий»), что лишь подчёркивает их отличие от классического образца.

…Но продолжим путешествие по кносскому лабиринту. Казалось, мы находились близко к его центру, но монотонность пути нарушил резкий поворот. Он увёл нас далеко в сторону. За ним следует ещё один поворот; мы всё удаляемся от цели. Мы бредём по самому внешнему кольцу лабиринта. Человека, попавшего сюда, охватывает сомнение: «А сумею ли я добраться до цели?» Он отчаивается, теряется, надеется и идёт вперёд. В своё время Гёте сравнил путь человека к зрелости «с тем, как петляет, еле держась в седле, бродяга — хмельной всадник» (пер. Н. Галь). Как это похоже на путь того, кто затерян в лабиринте! Как это напоминает жизнь!

Вот оно, таинство лабиринта. Ты идёшь вперёд, ты спешишь добраться до цели, ты уверен, что вот-вот достигнешь её, как вдруг — жизнь-лабиринт отрезвляет тебя — с каждым шагом ты оказываешься всё дальше от успеха. Былые надежды кажутся несбыточными. Всё было напрасно. Ты зашёл в тупик?

Вероятно, именно этим, в первую очередь, лабиринт привлекал древних. Путешествие по нему было полно контрастов. Человек то приближался к цели, то удалялся от неё; то предвкушал удачу, то утрачивал иллюзии. В этом смысле лабиринт эллинов вполне сравним с «колесом Фортуны» средневековой Европы.

Жизнь представлялась древним самым настоящим лабиринтом, в котором к успеху вели лишь окольные пути, а за любой надеждой неизменно следовало крушение. Оставалось лишь идти вперёд, превозмогая уныние, и тогда жизнь поворачивалась своей светлой стороной, а лабиринт постепенно приводил к цели.

Символ лабиринта почитали как реликвию. Его высекали на камне и рисовали на керамике. На упоминавшейся выше глиняной табличке размером всего 7x6 см, найденной при раскопках в мессенском городе Пилосе, схема лабиринта процарапана как бы мимоходом (так в наше время, сидя на совещании, люди наспех вычерчивают на бумаге какие-то орнаменты и узоры). На одной стороне таблички — перечень коз, принадлежавших кому-то, а на обороте — та самая схема. Это лишний раз доказывает, как хорошо было знакомо людям того времени устройство лабиринта, как укоренились в их обиходе ритуалы, с ним связанные. Иначе бы человек, вертевший в руках табличку, вряд ли сумел бы так уверенно и точно изобразить лабиринт.

…Ещё один поворот. Всё изменилось. Теперь уж мы точно идём к цели. Мы приближаемся к центру лабиринта. Но снова нас, будь мы критянами древности, стал бы обволакивать страх. Что нас ждёт возле цели, в самом «сердце тьмы»? Люди стремились туда и боялись туда попасть. Лабиринт завораживал их, как бездна. Когда путь будет окончен, они неминуемо встретятся с Минотавром — т.е. со смертью. Вот она, мрачная тайна жизни.

Имя Минотавра в древности сделалось нарицательным. Оно воплощало зло. Как в наши дни о людях говорят порой: «Сущий дьявол», так греки и римляне кляли врагов: «Сущий Минотавр». В 1921 г., во время раскопок в Помпеях, на колонне дома некоего Марка Лукреция были найдены процарапанный кем-то рисунок лабиринта и надпись: «Здесь живёт Минотавр».

…Кольца лабиринта всё стягиваются. Четвёртый круг, пятый круг. Теперь уже время бежит, как вода из пробитого кувшина, рее стремительнее мы приближаемся к цели, всё меньше времени нам отпущено. Всё меньше нам остаётся пройти — будто тело одряхлело и способно одолевать лишь короткие отрезки пути. Вот и шестой круг миновал. Наши часы пробили. Следующий круг неминуемо приведёт к цели — туда, откуда не возвращался никто. Лишь Тесей побывал в этом царстве мёртвых и вернулся, но был ли он жив или мёртв после нисхождения в центр лабиринта? Чёрные паруса взметнулись над ним, словно знаменуя его состоявшуюся смерть. Что же там ждёт, впереди?

Последний поворот. Пустая площадка. В мифе здесь прятался Минотавр. Где же он? Старинные поверья смешны и глупы? Но так ли мы их толкуем? Что именно говорил миф, если быть совсем точным? Что в центре лабиринта (добавим: в центре всякого лабиринта) поселяется особое существо. Его отличает от людей то, что оно — Минотавр, воплощение мирового зла (заметим: люди Средних веков нередко считали, что в центре лабиринта селится дьявол). Сейчас мы достигли цели. Здесь — небольшая площадка. Мы ступаем по ней, осматриваем её — мы словно здесь поселились. И в эту минуту мы понимаем, что именно в нас самих живёт сейчас всё необъятное зло. Попав в центр лабиринта, мы исподволь превратились в Минотавра — мы совершили путешествие на край ночи. Скверна и смерть — вот, что мы обрели в конце жизненного пути. И ещё — если лабиринт обнесён стенами, нас со всех сторон окружила тьма. Мы объяты ею. К свету же!

К свету! В этой роковой точке жизнь не кончается. Здесь лишь начинается преодоление. Это — низшая точка человеческого падения. Что будет дальше? Останемся ли мы навсегда погребёнными во тьме или выберемся наружу, как Тесей? Возможно, ритуальный танец всякий раз напоминал его зрителям о надежде, обмане и просветлении — основных этапах человеческой жизни.

А «нить Ариадны» тоже нашла своё объяснение. Вероятно, микенские танцоры, устремляясь в глубь лабиринта, обвязывались нитью, чтобы их череда не распалась и они не потеряли друг друга среди переходов и поворотов. Первый танцор бесстрашно шёл вперёд, в самый центр лабиринта. За ним, ведомые нитью, следовали остальные, постепенно скрываясь в этом «царстве мёртвых». Потом их предводитель поворачивался и спешил снова к свету. Держась за «нить Ариадны», люди возвращались к жизни. Эта нить была их спасением.

Танец этот некоторые древние авторы называли «журавлиным танцем». Очевидно, его участники подражали грациозным движениям журавля, то бойко подпрыгивая, то важно раскланиваясь, то поворачиваясь в сторону.

В XII в. до н.э. — в эпоху «Троянской войны» — в микенскую Грецию со стороны Балкан вторглись многочисленные племена. Города и крепости разрушались; традиции утрачивались. Магическая мощь лабиринтов, вдохновлявшая ахейцев и критян, ослабла.

Так миновали столетия. Херман Керн предполагает, что к эпохе эллинизма (т.е. к IV в. до н.э.) смысл танцевальных ритуалов, которые исполняли в лабиринтах, был уже совершенно непонятен. «Элементы танца, даже будучи правильно исполнены, всё равно озадачивали зрителей — тем более что они не могли наблюдать одновременно за всем происходящим».

Однако это забвение традиций не уменьшало интерес к лабиринту Его символика в I тысячелетии до н.э. распространилась по всему Старому Свету Из Средиземноморья она проникла в Сирию, а оттуда на Восток — в современные Афганистан, Индию, Шри-Ланку и Индонезию. Позднее этот символ станет популярен и на Западе: в Испании, Англии, Скандинавии и на Руси.

В римскую эпоху лабиринт — это прежде всего декоративный знак, броская безделица. В жилищах знатных римлян их вестибюли и столовые украшены мозаичными изображениями лабиринтов. В центре этих геометрических фигур обычно помещалась сцена из древнего мифа: Тесей, убивающий Минотавра. Увлекаясь орнаментом, римские художники порой не замечали даже, что их «лабиринты» вычерчены с ошибкой: в них не проникнуть, из них не выбраться. Это был лишь красивый узор, что и требовалось заказчику.

Сакральная сила возвращается к этому знаку лишь в христианскую эпоху. Вся наша жизнь снова становится лабиринтом, а его середина — поворотной точкой. Пройдя трудным, извилистым путём пилигрима, христианин достигает её. Прежде его окружала скверна. Он старался быстрее избыть греховную жизнь — достичь центра лабиринта. Здесь, в этих «тесных вратах спасенья», он обретает смысл жизни. Миновав их, может уповать на жизнь вечную.

В миниатюрах, украшающих рукописи раннего Средневековья, меняется обличье лабиринта. Священник Отфрид Вайсенбургский сумел вписать в узор линий, слагающих лабиринт, христианский крест. Так возникают разнообразные готические лабиринты. Отныне их узор оформляет вход в большие кафедральные соборы. Лишь тот, кто преодолеет этот извилистый путь, уводящий от греха, достоин встречи с Богом.

В качестве примера можно назвать лабиринт Шартрского собора. Чтобы попасть в его центр, надо миновать 28 поворотов — ровно столько, сколько дней в лунном месяце. Прохождение через подобный лабиринт приравнивалось к символическому путешествию в Святую землю.

В средневековой Англии вошли в моду газоны-лабиринты. Трава в них подстригалась на особый манер. Нетрудно представить, какой узор возникал. В этих лабиринтах любила гулять молодёжь; здесь справляли праздники гильдии ремесленников, а в дни церковных торжеств сюда захаживали даже почтенные бюргеры. Ещё и сегодня туристы могут посетить более десятка подобных лабиринтов, например, в местечке Саффрон-Уолден, что в графстве Эссекс. Очень древний лабиринт сохранился в Южном Уэльсе, в местечке Керлеон. Ему — 1800 лет.

В Германии также сохранились три подобных лабиринта: так называемое «Колесо» в Ганновере и ещё два, сооружённых якобы шведскими солдатами во время Тридцатилетней войны (1618–1648) — «Шведское колесо», к северу от Наумбурга, и «Шведский покос» в Грайчене.

В Скандинавии, Прибалтике и России можно встретить более пятисот архаичных лабиринтов, выложенных из камней — и мелких булыжников, и крупных валунов. Эти сооружения носят названия «троянских крепостей» Севера. Диаметр большинства составляет от 7 до 18 м. Многие из них соответствуют классическому критскому типу лабиринта с одним входом. Постройки с двумя входами образуют отдельный — балтийский — тип лабиринта. По возрасту лишайников, покрывших камни, учёные определили, что все они возведены примерно в XIII–XVII вв. Их назначение до сих пор непонятно. Возможно, эти постройки служили каким-то культовым (языческим?) целям; быть может, нет.

Ведь в Европе уже наступило Возрождение. Человек стал хозяином своей судьбы — перед ним открылся индивидуальный путь спасения. Минула та эпоха, когда все члены христианской общины шли одним и тем же трудным, тернистым путём, обряща надежду. Теперь у каждого был свой выбор. Его спасение в греховном мире зависело лишь от веры, добрых дел и судьбы, а не от коллективного опыта. Была реформирована религия, обновились традиции. В обществе воцарился эгоизм.

Лабиринт — давнее зеркало жизни — меняется в очередной раз. Теперь он превратился в Irrgarten — «вертоград блужданий». Наша культура не заметила различий между сакральной постройкой, что от Крита до Шартра звалась «лабиринтом» и давала надежду победить Смерть и Грех, и причудливым аттракционом — воплощением абсурда, в котором стали плутать европейцы Нового времени.

Новый «лабиринт» стал непредсказуем. Сооружая его, люди кощунственно уподобились Богу — «богу, который сошёл с ума». Итак, геометрически чёткий узор линий вдруг пересёкся множеством боковых ходов, галерей, тупиков, ответвлений, в которых беспомощно стали сновать люди, туда заглянувшие. Многие пытались миновать этот лабиринт, но мало кому удавалось достичь цели.

Примером подобной постройки можно назвать лабиринт замка Шёнбрунн в Вене. Он словно воплощает наяву душу современного человека — душу, утратившую чёткую цель и окружённую множеством соблазнов, которые неизменно уводят в сторону и губят слабого, смятенного путника. Прежде люди устремлялись в лабиринт — в «сердце тьмы», чтобы символически «попрать смертью смерть». Теперь лишь «блуждать в тупиках» остаётся тем, кто пустился в лабиринт — кто пустился в жизнь. Только «нить Ариадны» могла бы вывести нас из мрачного мирка, в котором мы заблудились, но ведь она существует лишь в мифах.

ЛЕГЕНДАРНЫЕ АМАЗОНКИ

Историческая литература, легенды и предания сохранили до наших дней сведения о существовании в районе Каспия, Кавказа и Чёрного моря легендарных царств амазонок. О них сообщали Гомер, Геродот, Страбон, Диодор Сицилийский…

Дионисий, живший в Александрии в середине II в. до н.э. сообщал, что наиболее древнее амазонское царство располагалось в Северной Африке, в Ливии, которое исчезло за много поколений до Троянской войны. Столица этого царства находилась у северо-восточной части озера Шерги (Атласские горы Алжира). Южнее столицы, у юго-восточного берега этого озера, были скальные усыпальницы и дворцово-культовые сооружения амазонок. В Ливии, Алжире, Тунисе было много племён женщин, отличавшихся воинственностью и храбростью. Например, горгонские женщины упражнялись в военном деле и в течение определённого времени несли военную службу, в то время как мужчины занимались хозяйством и воспитанием детей. Под предводительством царицы Мирины были покорены многие земли. Соплеменницы Мирины, погибшие в битвах, погребены в трёх огромных курганах, которые до сих пор называют «курганами амазонок».

Диодор Сицилийский сообщает об амазонках Скифии, которые жили по берегам реки Амазон, потом названной именем сына амазонки Лисиппы — Танаис. Легенда гласит, что Танаис влюбился в красавицу мать, но, желая избежать грехопадения, бросился в реку и утонул. После этой трагедии Лисиппа повела своих дочерей в долину реки Фермодонт, построила огромный город Фемискиду в дельте реки и покорила соседние народы вплоть до самого Танаиса (Дона). Совершив эти подвиги, она героически погибла в одном из сражений. Её дочь, став наследницей, превзошла свою мать в приумножении славы царства. Она ввела обучение девочек с семилетнего возраста грамоте, физическому и духовному воспитанию, в том числе древним таинствам исцеления. Дочь Лисиппы покорила многие народы от Танаиса до Фракии. С таким же успехом царствовали её преемницы.

Для продолжения рода амазонки ежегодно в течение двух весенних месяцев встречались с юношами соседних скифских и других племён. Рождавшихся девочек они оставляли у себя, а мальчиков отдавали отцам. Чтобы было удобно сражаться, воительницы прижиганием приостанавливали рост одной груди, но при необходимости рост восстанавливали.

У амазонок имелись писанные законы, которые потом были заимствованы соседними народами, в том числе и древнееврейским государством.

Три знаменитые южные амазонские царицы Марпесса, Лампадо и Гиппо захватили земли в Южной Азии и Сирии, основали города Эфес, Смирну (Измир), Фибу, Синопу. Именно во время этого похода амазонки захватили Трою, где будущий царь в то время был ещё ребёнком. Потом амазонки ушли с большой добычей, оставив небольшие гарнизоны в завоёванных городах. Эти гарнизоны были изгнаны союзом варварских племён, в результате чего в одном из боёв амазонки потеряли царицу Марпессу (по сообщению Павла Оросия амазонки вновь вторгались в Азию вместе с киммерийцами в 723 г. до н.э.).

Одно из владений амазонок простиралось от северо-западного побережья Каспия (север Дагестана) вдоль рек Кума и Терек в западном направлении до Кабардино-Балкарии, Дона, Северного Причерноморья, Фракии.

В дельте Кумы на большом острове был когда-то город Фемискар. Напротив устья этой реки на Каспийском море в нескольких километрах от берега на западной стороне острова Тюлений была крепость амазонок, контролировавшая водные торговые пути, проходившие в северном и южном направлениях, в том числе и в Персию.

В устье Старого Терека тоже был важный город амазонок. Терек являлся их южной границей с соседними народами.

Другим местом компактного проживания амазонок являлся район существующих ныне городов Майский и Нарткала. Самые большие погребения воительниц находились на западных берегах рек Черек и Лексен в юго-восточном направлении от Нарткалы, а также в 16 км юго-восточнее города Майский.

Распад империи амазонок можно отнести к периоду создания или упадка империи Александра Македонского. Часть воительниц осталась в местах их оседлого проживания — на берегах Кумы, Терека, Черека, Дона, в Северном Причерноморье и т.д. и со временем смешались с другими народами. Другая часть амазонок перекочевала в другие края.

Согласно историческим источникам и сказаниям амазонки с Фермодонта основали ряд поселений и город на Западном побережье Чёрного моря.

В середине I тысячелетия до н.э., под давлением каких-то обстоятельств, часть амазонок ушла в северном направлении в горы Чехословакии, а затем на Рейн (Германия), в Бретань (Франция), в Испанию и восточную Англию.

Другое амазонское царство располагалось в Малой Азии «за Холдеями». Оно простиралось от юго-западного побережья Каспия до озера Урмия и вокруг него. Главный город этого царства находился в районе города Мераге (Иран).

Анатолийское царство амазонок стало угасать после смерти Александра Македонского. Часть деятельных амазонок этого региона ушла на юг Аравийского полуострова (Йемен), в район дельты Нила, в Ливию и далее.

Амазонки строили много храмов. Служившие в них жрицы передавали великие знания Востока воительницам, которые умели читать и писать. Поэтому многие из амазонок под старость уходили к соседним народам, где обучали детей грамоте, премудростям жизни, а девочек — целительству. Этих грамотных амазонок называли «йогинями». В христианскую эпоху это название трансформировалось в «бабу Ягу», что отразилось в русских народных сказках.

Но что означает слово «амазонка»? Происхождение её до сих пор неизвестно. В русских «Азбуковниках толковых словарях», распространённых в Московии в XV–XII вв., называют «Амазонистскую землю», а женщин «а мазаникы».

Третьяковский указывал на связь амазонок со скифами и праславянскими народами. Он считал, что толкование этого слова греками искажено. Слово «а мазаникы» надо понимать как омужание (т.е. мужественные женщины). Не исключено также, что «а мазаникы» означает «помазанники», т.е. посвящённые в священный женский союз. Что касается причин образования женских сообществ и царств, имевших сильные армии, то они представляются следующими. Судя по легендам и мифам Древней Греции и Рима, между богами и их окружением происходила жестокая борьба. В этих легендах говорится только о богах Средиземноморья. Борьба греческих богов не могла не затронуть интересы других центров цивилизации. Не исключено, что в этой борьбе погибло много мужчин. Вероятно, что жёны и дочери поверженных титанов, царей, спасаясь от преследователей новых правителей, уходили под защиту богов и богинь в своеобразные «монастырские сообщества». В этих амазонских царствах было много храмов и жриц. Были свои законы, близкие к монастырским. Амазонкам покровительствовала богиня Гера, жена Зевса.

КТО И ЗАЧЕМ ПОСТРОИЛ ВЕЛИКУЮ КИТАЙСКУЮ СТЕНУ?

Великая Китайская стена столь огромна, что полностью её не увидишь даже с борта самолёта. Зато она является единственным на Земле сооружением, хорошо просматривающимся из космоса. О её длине до сих пор спорят учёные, называя две цифры — более 4000 км и более 5000 км. А ширина каменной дороги такова, что по ней может пройти ряд из десяти пехотинцев или проехать пять всадников.

Местные жители называют стену «божественной нитью, соединившей лоскутки китайского государства». Другие её названия менее поэтичны — «Стена слёз и страданий» или — «Самое длинное кладбище мира». По примерным подсчётам, в Стене, как будто уходящей в бесконечность, захоронено не менее миллиона китайцев, погибших на поистине великой стройке в правление могущественного императора Цинь Ши-Хуанди (что означает «Первый государь из династии Цинь»), жившего в III в. до н.э.

Считается, что эта каменная громада, простирающаяся вдоль всей северной границы страны, построена для защиты Китая от нападений врагов (в древности это были гунны, монголы). Однако непреодолимая преграда на самом деле не всегда спасала от набегов завоевателей. Стена, например, не смутила закалённое в боях войско Чингисхана. А последний успешный штурм стены был предпринят в 1933 г., когда на территорию Китая вторглись японцы.

Сейчас традиционные представления о строительстве и назначении Китайской стены оспариваются учёными. Появились новые версии, согласно которым настоящими архитекторами этого громадного сооружения являлись не китайцы, а люди иной, неизвестной нам цивилизации.

Предположить, что на китайской земле происходили палеоконтакты (контакты с представителями внеземных цивилизаций в древности), можно, опираясь на древнекитайские тексты. В них есть множество сведений о мудрых и гуманных «сынах неба» (позже так стали именовать императоров). Примечательно, что появлению этих «сынов неба» предшествовали разные космические явления. Например, перед прибытием первого «сына неба», Хуанди, «сияние великой молнии опоясало звезду Цзи в созвездии Ковша» (Большой Медведицы). Сам же Хуанди, как утверждают хроники, был родом из более дальних мест — аж из созвездия Льва. Устав править Китаем в течение столетия, он «вернулся на свою звезду».

«Сыны неба» изготавливали и пользовались немыслимыми по тем временам (да и по нашим) техническими устройствами. Упомянутый Хуанди «выплавил двенадцать великих зеркал и использовал их, следуя за Луной». Причём зеркала обладали удивительными свойствами. В хрониках можно прочесть, что «когда на зеркало попадали лучи Солнца, то все изображения и знаки его обратной стороны отчётливо выступали на тени, отбрасываемой зеркалом». Проще говоря, зеркало просвечивало насквозь. Тот же Хуанди имел четырёхметровые «чудесные треножники», наведённые прямо на созвездие Льва. «Треножники» по команде Хуанди передвигались с места на место, при этом внутри них что-то начинало шуметь и клокотать. «Сын неба» владел информацией о прошлом и будущем, знал секреты гравитации. Он и его преемники пользовались роботами, причём как механическими, так и биологическими, наподобие человека и с полным набором внутренних органов. С Земли первого «сына неба» унёс «дракон», взмывший в космос с огромной скоростью (в текстах написано, что дракон «в один день покрывает мириады вёрст, а севший на него человек достигает возраста двух тысяч лет»).

Понятно, что пришельцы и их преемники нуждались в сверхдальней межгалактической связи как с обитателями своей планеты, так и с возможными другими цивилизациями. Для этого и была возведена Великая Китайская стена и сооружены египетские пирамиды в Гизе, ставшие частями общей межгалактической «радиостанции». С их помощью сигналы с Земли мгновенно достигали любой точки Вселенной. Такую гипотезу предлагает инженер-электрофизик из Санкт-Петербурга В.И. Коробейников — специалист, занимавшийся проектированием систем связи для космического корабля многоразового использования «Буран».

— На первый взгляд план строительства Китайской стены достаточно простой. Сначала на расстоянии в 7 м друг от друга возводились две кирпичные стены. Промежуток между ними заполнялся землёй, которая утрамбовывалась до твёрдости, не уступающей камню, — рассказывает Владимир Коробейников. — Однако при более детальном изучении выясняется, что в плане Великой стены зашифрованы точнейшие математические расчёты. Само место постройки, длина и конструкция стены совпадают с результатами решений уравнений Максвелла, описывающих электромагнитные взаимодействия.

Великая стена идёт от Ляодунского пролива в глубь страны примерно по 30-й географической параллели. Казалось бы, что в этом особенного? Но известно, что экватор делит Землю на две части, но не поровну. К северу площадь суши значительно больше. А если провести линию «мнимого» экватора, делящего планету ровно пополам, то он пройдёт примерно по 30-й параллели и не будет таким же ровным как экватор настоящий. Именно по зигзагообразному «мнимому» экватору тянется Китайская стена, а если провести его дальше — он пройдёт и через пирамиды в Гизе.

У планеты Земля есть свой собственный электрический заряд. Под Китайской стеной он делится поровну в сторону севера и юга. Согласно версии Коробейникова, есть у планеты Земля и своя собственная электромагнитная волна в Галактике (официальная наука этого пока не подтверждает).

Кто-то пропускал по Великой стене электрический сигнал, который вызывал перераспределение электрического заряда Земли между северной и южной частью. В свою очередь, перераспределение заряда Земли мгновенно меняло структуру волны планеты, излучаемой уже в космос.

— Это принцип пока неизвестных в науке трансцендентных (запредельных) систем мгновенной связи, — подчеркнул Коробейников. — Но откуда об этом знали до нашей эры, если сейчас теоретическая электродинамика только подошла к пониманию таких вещей? В «межгалактическом приёмнике» египетские пирамиды играют роль антенн-резонаторов. Они принимают информацию из космоса, «работая» на разности длин волн Земли и галактических волн. Поэтому и для пирамид подобраны очень точные технические параметры.

Возможно, подобная «радиостанция» в пределах Солнечной системы не единственная. Может быть, «приёмником № 2» служит Марс? Во всяком случае, американский спутник сделал снимки, на которых видны марсианские пирамиды и сфинкс, который, впрочем, куда-то «исчез» с последующих снимков. Не исключено, что в дальнейшем на Марсе найдётся и сооружение, идентичное Великой китайской стене. Также не исключено, что марсианская «радиостанция» находится в исправном состоянии (в отличие от частично разрушенной земной) и ею можно пользоваться, а возможно, кто-то и пользуется.

Если официальная наука примет версию Коробейникова, то наверняка будут предприняты меры для восстановления земной межгалактической «радиостанции». Тогда мы узнаем, что за информация «ходит» по космическому эфиру. Может быть, землянам ответит сам «сын неба» Хуанди, до сих пор обитающий где-то в созвездии Льва?

КОПИ ЦАРЯ СОЛОМОНА

Если верить Библии, царь Соломон был несомненно баснословно богат. В Третьей Книге Царств говорится, что «в золоте, которое приходило Соломону в каждый год, весу было шестьсот шестьдесят шесть талантов золотых…» Описания различных драгоценных металлов и камней, а также других предметов роскоши и экзотических вещей указывают на то, что Соломон их вывозил из дальних стран. На египетском барельефе изображены несметные сокровища, награбленные в храме и дворце Соломона преемником царицы Савской, египетским фараоном Тутмосом III.

Значительная часть этих сокровищ, как считается сейчас, в соответствии с перечнями, приведёнными в Третьей Книге Царств и летописях, была сделана из меди или бронзы. Широкомасштабная добыча меди ввелась в пустыне Негев, и недавно найденная там египетская табличка Тутмоса III подтверждает, что разработка меди осуществлялась в этом месте активно и в надлежащее время (согласно пересмотренной хронологии Великовского).

Тем не менее местоположение мифических копей всё ещё окутано тайной. Библия предлагает соблазнительные, но крайне тонкие путеводные нити. В ней называется два места — Офир и Фарсис. Из Офира поступало золото, а Фарсис был связан с отправлявшимся за ним кораблём. Так, в Третьей Книге Царств говорится: «…и отправились они в Офир, и взяли оттуда золота четыреста двадцать талантов, и привезли царю Соломону». Корабль, привозивший золото из Офира, снова упоминается во время визита царицы Савской, как также доставивший «из Офира великое множество красного дерева и драгоценных камней».

Таким образом. Библия не даёт подсказки, где был Офир, в ней лишь утверждается, что он существовал. Тексты, связанные с Фарсисом на первый взгляд представляются чуть более полезными, так как в одних из них говорится о кораблях, шедших в Фарсис, а в других — о кораблях из Фарсиса. Из Третьей Книги Царств следует, что Соломон отправлял экспедиции в сотрудничестве с финикийцами, которыми правил Хирам I, царь Тирский. Корабли выходили из порта Ецион-Гавер на Красном море.

В Библии говорится, что у Соломона был на море «…Фарсисский корабль с кораблём Хирамовым; в три года раз приходил Фарсисский корабль, привозивший золото и серебро, и слоновую кость и обезьян и павлинов».

Но где был Фарсис? Езекииль писал, что финикийцы вели там торговлю серебром, железом, древесиной и свинцом. Примерно через сто лет после Соломона, когда израильское богатство значительно уменьшилось, Иосафат, царь Иудейский, попытался из Ецион-Гавера доплыть до Офира, но шторм разбил корабли прямо в порту отправления. Другое библейское упоминание о Фарсисе содержится в Книге Пророка Ионы, который пытался бежать туда, когда с ним произошло его знаменитое приключение. Однако по ошибке он заплатил за свой проезд в порту Иоппия, находившемся на Средиземном море. Таким образом, возникает три версии. 1. Существовало несколько мест под названием «Фарсис» (оно также может быть переведено, как «плавильня»), которые были связаны с добычей минералов, и, возможно, с типом грузовых судов, которые использовались для их доставки. 2. Еврейский историк Иосиф Флавий, живший в I в. н.э., отождествляет это слово с названием известного порта римских времён Тарсис. Его версия Соломоновых плаваний выглядит следующим образом: «…поскольку у царя было много кораблей в Тарсисском море, он приказал привозить всякого рода товары из самых отдалённых стран». Это может не противоречить первой теории, если предположить, что у Соломона был Фарсисский (Тарсисский) корабль, для плаваний в Фарсис (на различные плавильни). 3. Фарсис — это Тартесс, древнее царство, находившееся возле Кадиса на территории современной Испании, описанное древними греками как кладезь серебра. Известно, что финикийцы торговали с Испанией, а затем колонизовали её, поэтому Тартесс вполне мог быть одним из источников полезных ископаемых, доставлявшихся к Соломону.

Тем не менее ни одна из этих трёх версий не является достаточно убедительной. Тарсис безусловно мог быть одним из пунктов отправки руд, добывавшихся на побережье Чёрного моря, как и Тартесс мог поставлять своё серебро. Но как быть с обезьянами, слоновой костью, павлинами и неграми? Ведь ни Испания, ни Тарсис не могли быть источниками всего этого добра. И почему кораблям Соломона понадобилось целых три года, чтобы совершить плавание до одного из этих мест и обратно?

Значение слова Фарсис не ясно, и если это название места, то, вероятно, оно находилось подальше и, возможно, речь шла о нескольких местах, а не об одном. В Махд-ад-Дхабаде в Саудовской Аравии археологи обнаружили гигантский золотой прииск, действовавший во времена Соломона. Возможно, это был Офир, куда плавал «фарсисский корабль с кораблём Хирамовым».

Что же касается экзотических товаров, то Тартесс мог быть отправным пунктом для более рискованных морских путешествий вокруг Африки и, предположительно, Америки. Рассказ древнегреческого историка Геродота о том, как примерно в 600 г. до н.э. финикийцы, выйдя из Красного моря в южном направлении, смогли совершить плавание вокруг Африки и вернуться назад по Средиземному морю к берегам Египта, не вызывал ни малейшего недоверия у древних историков. Их путь лежал через Гибралтарский пролив, в непосредственной близости от Тартесса. Подобные путешествия могли предприниматься и во времена Соломона, в ходе которых корабли брали на борт обезьян, слоновую кость, павлинов и негров, вместе с серебром из самого Тартесса, давшего название всем таким путешествиям в целом и типу кораблей, участвовавших в них.

Однако на этот счёт есть и другая гипотеза, которая может рассматриваться либо вместо предыдущей, либо в дополнение к ней. Немало данных свидетельствует о посещении в тот же самый период Нового Света жителями других континентов. Маршрут их мог пролегать в обратном направлении, из Средиземноморья в Атлантику через Геркулесовы столбы.

Множество гипотез выдвигалось относительно местоположения мифических копей Соломона. Новый взгляд на навигаторские способности древних мореплавателей позволяет с большой вероятностью предположить, что они находились в Центральной или Южной Америке.

ТАЙНЫ САХАРЫ

В 1933 г. Лео Фробениус, знаменитый немецкий исследователь Африки, во время одной из своих экспедиций обнаружил в Ливии, на скалах Феццана в сердце безводной пустыни Сахара, изображения быков, слонов, страусов, львов, антилоп, коз, носорогов и даже бегемотов. На протяжении 60 км по обеим сторонам высохшего русла древней реки (вади) на тёмно-оранжевых потрескавшихся скалах тянулись рельефные, написанные красной охрой или белой глиной картины. Возраст изображений точно не был известен, но всё говорило учёному о том, что Сахара не всегда была безжизненным краем.

Как подтвердили дальнейшие исследования, ещё в период палеолита, т.е. 10–12 тысяч лет назад, когда человек впервые появился в Северной Африке, климат здесь был значительно более влажным. Сахара представляла собой не пустыню, а африканскую степь-саванну. Охота была основным источником существования древнего человека. Верблюдов в Сахаре тогда ещё не было, они появились намного позднее, но зато в реках, которые текли на месте нынешних вади, жили крокодилы. Последние представители этих пресмыкающихся обитают ныне в одном небольшом водоёме в Хоггаре на краю пустыни.

Затем, около 5–7 тысяч лет назад, началась засуха, земля Сахары всё больше теряла влагу, высыхали травы. Постепенно Сахару стали покидать травоядные животные, за ними потянулись хищники. Животным пришлось отступить в далёкие леса и саванны Центральной Африки, где все эти представители так называемой эфиопской фауны обитают и поныне. За животными из Сахары ушли почти все люди, и лишь единицы оказались в состоянии выжить там, где ещё оставалось немного воды. Они стали кочевниками.

Многие века кочевые народы Сахары — туареги и берберы — были полновластными хозяевами пустыни. В их руках находились все важнейшие караванные пути. На торговле солью и драгоценными камнями, как рассказывали древние историки, гараманты (возможные предки туарегов) сколачивали свои состояния, что подтвердили найденные итальянскими археологами в 1960-х гг. в Феццане клады — множество золотых украшений и римских монет. Но помимо кладов интересные предметы найдены в погребениях. В них обнаружены этрусские кубки и украшения, гребни из слоновой кости, финикийские вазы, бусы и многое другое. Все найденные предметы лишь подтвердили тот факт, что гараманты имели обширные торговые связи со всеми цивилизованными народами древнего Средиземноморья. Кроме того, по сообщению римского историка Тацита, они заимствовали у этрусков, или так называемых «народов моря», оригинальное средство передвижения — колесницы. С их помощью гараманты устраивали быстрые и неожиданные набеги на богатые прибрежные финикийские и римские города. Хорошо зная дороги, они умели подкрадываться незаметно и нападали неожиданно.

Изображения несущихся во весь опор колесниц также были найдены в Сахаре на скалах в Масуде. Рядом с ними — многочисленные надписи на древнеливийском языке. Сейчас этих надписей скопировано много и уже достоверно известен алфавит древнего языка из двадцати девяти букв. Пока никому из лингвистов не удалось их расшифровать целиком. Однако некоторые слова всё же были прочитаны, и оказалось, что они полностью соответствуют словам языка современных туарегов, которые пользуются той же формой записи, правда, сильно изменённой.

Сегодня туареги занимаются выращиванием верблюдов и лошадей, по-прежнему торгуют солью, доставляя её из отдалённых районов Судана на север Африки. Около 5000 г. до н.э. в Сахаре установился более сухой климат, близкий к современному. К этому времени учёные относят и появление большей части знаменитых фресок Тассилин-Аджера, плоскогорья, расположенного в центре великой пустыни. Само название означает «плато множества рек» и напоминает о том далёком времени, когда здесь процветала жизнь. Тучные стада и караваны, несущие слоновую кость, — центральная тема живописи. Встречаются также танцующие люди в масках и загадочные гигантские изображения так называемых «марсианских богов». О последних писали достаточно много. Тайна их происхождения по-прежнему будоражит умы: то ли они представляют сцену камлания шаманов, то ли инопланетян, похищающих людей.

Но Сахара таит ещё немало загадок. Одна из них — в пустынной части Нигера, на плато Адрар-Мадет. Здесь находятся выложенные из щебня каменные круги идеальной концентрической формы. Они расположены на расстоянии почти мили друг от друга. Как бы по стрелкам, направленным точно по четырём сторонам света. Кто их создал, когда и для чего?

ПОЛУРАСКРЫТЫЕ СЕКРЕТЫ ПУСТЫНИ НАСКА

Знаменитая на весь мир пустыня Наска с её загадочными рисунками, линиями и геометрическими фигурами находится на юге Перу, в 400 км от Лимы и в 50 км от тихоокеанского побережья. Это одно из самых засушливых мест на Земле, здесь выпадает всего около 2,5 см осадков в год — меньше, чем в пустыне Гоби.

Загадочные линии и рисунки Наски случайно открыл во время полёта перуанский пилот в 1927 г. Первым попытался раскрыть тайну пустыни американский археолог Пол Козок, который прибыл в Наску в 1939 г. Он установил, что гигантские рисунки были выполнены с помощью удаления 20-сантиметрового слоя бурых, обожжённых солнцем камней и почвы, под которыми скрывался гораздо более светлый грунт. Все рисунки можно было разделить на три группы: одна включала геометрические фигуры, другая — линии, зигзаги и спирали, третья — гигантские изображения птиц, насекомых и животных. Полу Козоку принадлежит гипотеза о том, что рисунки Наски являлись гигантским астрономическим календарём. Эта идея пришла ему в голову, когда он увидел, что в день летнего солнцестояния солнце опустилось прямо за концом одной из прямых линий, входящих в огромный рисунок птицы. Исследования Козока продолжила его помощница — немецкий математик Мария Райхе. Можно сказать, что эта неутомимая женщина посвятила всю жизнь пустыне Наска и подтверждению гипотезы своего учителя Пола Козока. Более 40 лет Райхе составляла каталог линий и рисунков, делала замеры и даже проводила аэрофотосъёмку с помощью перуанских ВВС. Умерла исследовательница в 1992 г., до конца своей жизни она верила, что линии Наски были гигантским астрономическим календарём.

В 1968 г. неожиданный удар по гипотезе Козока и Райхе нанёс американский астроном Джеральд Хокинс, который проанализировал линии Наски с помощью компьютера и пришёл к выводу, что 80 процентов геометрических фигур не имеют никакого отношения к движению небесных тел — так как Дж. Хокинс стал широко известным после выхода в 1965 г. его книги «Разгадка Стоунхенджа», в которой он доказывал, что знаменитое сооружение древних в Англии являлось своеобразной обсерваторией, его мнение для многих оказалось решающим. Однако, как справедливо считала Мария Райхе, при расчётах в своём исследовании Хокинс совершенно не учитывал рельеф местности, это и привело его к ошибочному заключению. Сегодня многие исследователи не исключают, что часть линий тем или иным образом связана с астрономическими наблюдениями древних обитателей Наски, хотя скептики говорят, что из почти 1000 прямых линий некоторые наверняка просто случайно могут указывать на небесные светила в те или иные дни.

Недавно в зарубежной прессе появилось сообщение, что тайна рисунков Наски наконец-то раскрыта. Автором новой гипотезы является Давид Джонсон, бывший преподаватель высшей школы из штата Нью-Йорк. Любопытно, что Джонсон совершенно не интересовался таинственными рисунками Наски, а искал в этой пустыне воду с помощью такого экзотического метода, как лозоискательство. Особенно Джонсона привлекали древние оросительные каналы, в некоторых из них ещё текла вода.

Местные жители сказали ему, что основными источниками воды для каналов были две небольшие речушки, однако Джонсон сразу подметил: каналы идут параллельно рекам и брать из них воду не могли. Вскоре он пришёл к выводу, что источниками воды были геологические разломы. Вода, стекающая с Анд, аккумулировалась в зонах трещин в коренной породе и по разломам под землёй поступала вниз, в долины. Сначала Джонсон никак не связывал эту свою идею с линиями Наски, но стал подмечать, что, как только он обнаруживает водоносные слои, рядом обязательно оказываются следы древних обитателей пустыни и их геометрические рисунки. Как-то в июле 1996 г. он взобрался на один из холмов, посмотрел на тянущиеся к горизонту две широкие линии, упирающиеся в тёмные расщелины ближайших гор, которые он считал образованными геологическими разломами, и тут его осенило. Как рассказывает Джонсон, он сел на вершине холма и сказал сам себе: «Мой Бог, я знаю, что обозначают линии Наски, они прослеживают на поверхности источники подземных вод!» Другими словами, линии и геометрические фигуры на поверхности пустыни являются гигантской картой распространения подземных вод.

Хотя некоторые учёные давно предполагали, что рисунки Наски тем или иным образом связаны с водой, главной драгоценностью этих засушливых мест, многие из них отнеслись к идее Джонсона скептически. Однако Хелайн Силверман, археолог из университета в Иллинойсе, в 1999 г. на конференции, посвящённой Наске, всё же попросила своих коллег «держать глаза открытыми», пока идёт проверка гипотезы Джонсона.

Гипотезу Джонсона уже три года проверяет Стив Маби, гидрогеолог из университета в Массачусетсе. «Мы делаем карты наших водных потоков, возможно, люди Наски делали то же самое, только „чертили“ их на поверхности земли», — считает Маби. Он уже обнаружил доказательства того, что альтернативные водные источники в разломах, которые обнаружил Джонсон, на самом деле существуют. И во всех случаях Маби установил «маркировку» этих разломов линиями на поверхности.

Йоханн Рейнхард, антрополог, первым выдвинул версию, что линии Наски связаны со священными ритуалами, посвящёнными вызыванию дождя. Он обнаружил ритуал, способный дать объяснение линиям Наски. Археологические находки у некоторых из широких линий («посадочных полос Дэникена») подтверждают их связь с водой. Были обнаружены морские раковины (символ воды в Андах) и питьевые керамические сосуды. Рейнхард также видит священные символы и в изображениях животных, так паука и обезьяну в этих местах считали связанными с плодородием, а значит, и с водой.

Другой исследователь, Энтош Авени, считает, что уже открыл скрытую логику в мозаике линий Наски. Он выкинул с карты изображения всех животных, спирали и геометрические фигуры и оставил на ней только прямые линии. Оказалось, что все линии сходились в солнцеподобные узоры, которые он назвал «лучевыми центрами». Вместе с коллегой ему удалось выделить 62 лучевых центра и около 800 прямых линий. Фактически каждый из «лучевых центров» приходился на вершину какого-либо из холмов. По мнению Авени и некоторых экспертов, линии могли служить тропинками и вели людей к вершинам холмов («лучевым центрам»), где они совершали ритуалы, связанные с водой.

Тайну пустыни Наска пытаются раскрыть и другие учёные. Установлено, что древние насканцы обезглавливали своих врагов, мумифицируя их головы, и имели довольно интересные религиозные представления о природе и окружающем мире. На керамике Наски были обнаружены изображения животных почти идентичные гигантским рисункам в пустыне.

Маркус Райндель решил пойти по непроторённому пути и выбрал другую точку отсчёта: «Если мы хотим расшифровать геоглифы Наска, мы должны найти людей, которые их создали».

Райндель проводил поверхностное обследование горных склонов в окрестностях городка Пальпа, в 40 км от Наски, и на глубине 30 см обнаружил там верхнюю часть стены. Раскопки подтвердили, что это — стены древнего города, который находился в непосредственной близости от знаменитых рисунков.

После первой экспедиции археолог начертил детальный план города и смог восстановить кое-что из его истории. 1900 лет назад на равнинной части долины, в междуречье рек Рио-Гранде, Рио-Пальпа и Рио-Вискас, существовало странное сооружение — поселенцы возвели стену 400 м в длину и 100 м в ширину. Метровые стены из кирпичных блоков поднимались на высоту 12 м и символизировали власть и богатство. Основой богатства «народа Наска» было сельское хозяйство, процветавшее благодаря разветвлённой оросительной системе.

Избыток сельскохозяйственных продуктов создал условия для такого социального расслоения общества, при котором некоторые слои населения не участвовали напрямую в производстве продуктов питания. Райндель считает, что у них было своего рода дворянство — высший общественный слой. Косвенным подтверждением этого предположения может служить сложная система оросительных каналов, для строительства которой требовалось грамотное планирование и руководство работами. И для создания рисунков в пустыне также необходимы были приказы, планы и руководство со стороны облечённых властью правителей, как бы они ни назывались — королями, вождями, верховными жрецами или как-нибудь ещё. Окрестности Пальпы на планах Райнделя покрыты линиями, треугольниками и спиралями, которые доходят почти до самого поселения.

Немецкий археолог ищет исконный смысл таинственных рисунков Наска в долине реки Рио-Гранде. Прежние обитатели этих мест «населили» окрестные скалы тысячами изображений разных животных и человекоподобных существ. Небольшие выбитые на скалах изображения (петроглифы) датируются IV в. до н.э. Позднее их повторяли в увеличенном виде на плоских поверхностях горных склонов. Рисунки величиной от 10 до 20 м были хорошо видны издали.

«Именно отсюда должна была развиться традиция наземных рисунков, — предполагает Райндель. — По мере увеличения они становились всё более размашистыми и абстрактными и занимали уже не скалистые склоны, а обширные поверхности пустынного плоскогорья».

Рассуждения учёного довольно логичны, но возникает вопрос: почему эти гигантские схематичные рисунки находятся в таких местах, где никто не может их рассмотреть? В добавление к прежним «космическим» толкованиям рисунков Наска можно привести ещё одну гипотезу После многолетних наблюдений в бассейнах ближайших рек американец Дэвид Джонсон сделал неожиданный вывод: «Линии Наска — это ясный текст, высеченный на местности, чтобы указать жителям региона, где находятся доступные источники воды». Маркус Райндель пока не имеет оснований опровергнуть или подтвердить эту и другие гипотезы. Он возлагает все надежды на следующие сезоны раскопок и хочет добраться до отдельных строений, лежащих вдали от поселения — прямо на продолжениях линий Каска или непосредственно под ними. Археологи пока не нашли таких построек. Раскопки внутри огороженной стенами территории тоже будут продолжены: Райндель хочет найти храм «народа Наска». Следующим этапом будут поиски создателей линий Наска, а конечная цель — разгадка таинственных знаков.

На наш взгляд, следовало бы рассматривать все эти гипотезы в комплексе. Ведь наверняка правы многие из учёных. Одни линии Наски могут служить астрономическим календарём, отмечающим периоды наибольшей засухи или дождей, другие — служить церемониальными тропами для ритуалов, связанных с вызовом дождя, третьи — проектировать на поверхность подземные водоносные слои. Все вместе линии и создали самую настоящую головоломку для учёных…

Объяснение гигантских изображений животных, птиц и насекомых, на наш взгляд, может быть ещё проще. Вы сможете увидеть паука или колибри с высокого холма? Вряд ли. Это понимали и древние обитатели Наски, только интересовали их дождевые тучи, которые проносились над ними на огромной высоте. Для небесных божеств, управляющих дождями, и предназначались эти гигантские изображения, чтобы они увидели их и сжалились над зверюшками, напоив их, а заодно и людей, живительной влагой. Не в этом ли разгадка знаков Наски?

ФИНИКИЙЦЫ ОПЕРЕДИЛИ ВАСКО ДА ГАМУ

Несмотря на всё величие подвига Васко да Гамы, который первым из европейцев совершил путешествие вокруг Африки, весьма вероятно, что задолго до него это сделали финикийцы.

Греческий историк Геродот около 440 г. до н.э. поведал историю о финикийских мореплавателях, состоявших на службе у фараона Нехо (610–595 гг. до н.э.), которые совершили плавание вокруг Африки и «доказали, что она со всех сторон омывается морем за исключением места соединения с Азией».

Родина финикийцев — несколько островов и тонкая полоска суши на побережье Ливана — располагала скудными природными ресурсами. В горных районах материковой суши росли кедры, дававшие ценную древесину, побережье было покрыто песком с высоким содержанием кремния, а море изобиловало раковинами-пурпурницами рода Murex. Из этих раковин финикийцы добывали краску для тканей, из песка они отливали стекло, а из строевого леса сооружали корабли, переправлявшие их товары в соседние города. Их родные города Тир и Сидон стали центрами торговой империи с «филиалами» по всему Средиземноморью.

К VII в. до н.э. финикийцы значительно расширили границы своих владений и построили торговую колонию на побережье северной Африки на территории современного Туниса. Из этой колонии вырос мощный город Карфаген — величайший и наиболее опасный соперник Рима в раннюю эпоху его владычества. Тем временем финикийские торговцы начали исследовать атлантическое побережье Испании и Северо-западной Африки. Их любознательности, казалось, не было предела.

Именно к финикийским мореплавателям обратился фараон Нехо, пожелавший совершить «путешествие с открытиями» вокруг Африки около 600 г. до н.э. Согласно Геродоту, финикийский флот поплыл на юг от Персидского залива; затем повернул на запад, обогнул Африку и вернулся домой в Средиземноморье через Геркулесовы столбы. Этот поход продолжался более двух лет, причём по пути финикийцы дважды высаживались на сушу, чтобы посеять зерно и собрать урожай. На третий год они вернулись в Египет и представили свой отчёт фараону.

По крайней мере, так утверждал Геродот. К сожалению, Геродот мог и привирать. Однако, несмотря на свою репутацию выдумщика, Геродоту не раз удавалось удивить скептиков. К примеру, его описание кочевых женщин-воительниц из южных областей теперешней России сенсационным образом подтвердилось благодаря недавним археологическим находкам.

А доказательства плавания финикийцев вокруг Африки содержатся в самом рассказе Геродота. Там есть одна подробность, которую он сам отбрасывает как совершенно невероятную: «По утверждению этих людей (финикийцев), которому я сам не верю, хотя другие могут и поверить, когда они плыли на запад, огибая южную оконечность Ливии, солнце находилось справа — к северу от них».

Геродот был хорошим географом, но он не имел представления о более широкой картине мира. Судя по всему, он не знал, что Земля имеет форму шара, или, если и знал, не сумел оценить важность этого открытия для географии. Поэтому финикийские мореплаватели явно «сочиняли», когда утверждали, что видели солнце к северу от них во время плавания вокруг Африки.

Забавно, но именно эта подробность, оставленная без внимания Геродотом, подтверждает всю историю. Для того чтобы достичь мыса Доброй Надежды, финикийцы должны были пересечь экватор, где солнце находится прямо над головой. Если путешествовать на запад по другую сторону экватора в южном полушарии, то солнце находится справа, на севере от наблюдателя. Если финикийцы достигли мыса Доброй Надежды (а судя по всему, это так), то как быть со второй половиной их путешествия? Вот что говорит Рис Карпентер, профессор античной археологии в колледже Брин-Моур (штат Пенсильвания, США), специалист по древним путешествиям: «Если финикийцы смогли достигнуть мыса Доброй Надежды, у нас нет никаких причин не верить в то, что они обогнули его и продолжили путь вдоль побережья на север к своей теперь уже определённой цели, особенно потому, что ветры и океанические течения теперь уже не просто способствовали, но практически вынуждали их следовать этим курсом».

Какой бы неправдоподобной ни казалась эта идея, финикийцы вполне могли опередить португальцев на 2000 лет и совершить плавание вокруг Африки, хотя для этого им понадобилось целых три года.

Нашлись и скептики. К числу наиболее ярых критиков истории Геродота принадлежит профессор Алан Ллойд, египтолог из университета Сванси в Уэльсе. Он признаёт, что трёхлетний поход, описанный Геродотом, выглядит правдоподобно с учётом «средней скорости мореплавания в древнем мире»; он также согласен, что «ветра и течения в целом благоприятствовали такому плаванию». Однако Ллойд оспаривает самый важный пункт, что «информация о положении солнца… могла быть получена только опытным путём». Он утверждает, что греки во времена Геродота уже имели «ясное представление о географических направлениях и движении солнца над поверхностью Земли». Таким образом, Геродот должен был знать, что любая экспедиция, продвинувшаяся достаточно далеко на юг, столкнётся с феноменом перехода солнца из прежнего положения в противоположное.

Но тогда почему Геродот так удивился? Послушаем Ллойда: «Его разум отказывался принять… не абсолютную достоверность такого опыта, а саму возможность того, что Африка простирается достаточно далеко на юг для наблюдения данного феномена».

Очень жаль, что Геродот не может лично ответить Ллойду. Хотя некоторые греческие философы почти за сто лет до него предполагали, что Земля имеет форму шара, сам Геродот не обнаруживает признаков знакомства с этой идеей. Его понятия о географии, хотя и более глубокие, чем у его современников, опирались на двумерную картину мира.

Остальные аргументы против вояжа финикийцев, высказываемые Ллойдом, сводятся к высокоучёной «ловле блох» и мелочным придиркам. Один из его «важнейших» доводов заключается в том, что египетский фараон, живший в конце VI в. до н.э., просто не мог заинтересоваться подобной экспедицией: «Крайне маловероятно, что египетский фараон мог действовать таким образом, как это приписывается фараону Нехо. Нам представляют эдакого властителя-философа, одержимого идеей о мореплавании вокруг Африки и снарядившего экспедицию с этой целью. С психологической точки зрения такое просто невозможно для любого фараона, сколь угодно любознательного, по той простой причине, что это потребовало бы резкого отступления от традиционного египетского образа мысли».

Странно наблюдать такую самонадеянность со стороны видного египтолога, полагающего, что он может точно предсказывать поведение фараонов, как будто все они были бесхарактерными персонажами с закосневшим и неизменным складом мышления. Это особенно несправедливо, когда речь идёт о XXVI династии, в которой фараон Нехо был одним из самых ярких правителей. За этот период в Египте произошли огромные перемены, связанные с возросшим интересом к внутренней части Африканского континента, права на которую оспаривались враждебным королевством Нубией (Мероэ).

Когда нубийская империя Мероэ отрезала Египет от внутренней части континента, египтянам пришлось искать другие маршруты для доставки товаров из Африки. Путешествия на запад были особенно притягательными ещё и по другой причине. Атлантическое побережье Испании уже славилось своими богатыми залежами серебра, однако торговля находилась в ведении независимого финикийского государства Карфаген. Плавание вокруг Африки могло бы открыть для Египта «чёрный ход» к богатствам Атлантики… если бы только оно не оказалось таким долгим.

Доводы Ллойда, связанные с чисто практическими трудностями плавания вокруг Африки, выглядят более обоснованными. Как мореходам фараона Нехо хватило мужества предпринять столь невероятное путешествие — тысячи и тысячи километров вдоль неизвестных побережий, не нанесённых на карту?

Через сто лет финикийцы из Карфагена приступили к исследованию африканского побережья с противоположного направления. Около 500 г. до н.э. карфагенский флот под командованием адмирала Ганнона проплыл на запад через Гибралтарский пролив и, основав ряд небольших колоний на побережье Марокко, отправился в поход на юг и дошёл до Гвинейского залива.

Экспедиция вполне могла достигнуть горы Камерун, которая является единственным действующим вулканом, видимым с побережья Западной Африки. Однако вскоре после этого карфагеняне повернули назад, сделав запись о том, что у них закончились запасы провизии.

Но как же финикийцы во времена фараона Нехо могли преуспеть там, где потерпели неудачу многие более поздние мореплаватели? Дело в том, что карфагеняне и португальцы пытались обогнуть Африку против часовой стрелки, борясь с неблагоприятными ветрами и течениями. Финикийский маршрут по часовой стрелке был гораздо легче. Они уже были знакомы с побережьем до Африканского Рога (египетская страна Пунт). Оттуда муссонные ветры увлекали парусные корабли или направляли их по стабильному южному курсу. После мыса Доброй Надежды, как отметил Карпентер, преобладающие течения несут корабли на север вдоль побережья; единственным трудным отрезком пути являются безветренные штилевые зоны на экваториальном побережье Западной Африки, мешающие движению в любую сторону. Фактически обогнув мыс Доброй Надежды, финикийцы не имели особого выбора, кроме плавания на север, если они, конечно, хотели вернуться домой.

ФИНИКИЙСКИЕ ПИСЬМЕНА В НОВОМ СВЕТЕ

Не так давно человечество отметило 500-летие открытия Америки Христофором Колумбом. Но давайте — в который уже раз — зададимся вопросом: был ли Колумб первооткрывателем Нового Света? Конечно, тут можно возразить — может быть, и были у него предшественники, ну и что из того? Ведь их открытия не произвели такого эффекта и не имели таких последствий, как плавания Колумба! Да, пусть плавали через Атлантику кельты, финикийцы, норманны, ходили через Тихий океан китайцы… А Новый Свет по-прежнему оставался неоткрытым… Это утверждение ошибочно. И вот почему.

Многочисленные «мелкие» доколумбовы открытия Нового Света тоже оставили значительный след в истории. И свидетельство тому — не только участившиеся открытия финикийских и прочих древних письмён на скалах в Северной и Южной Америке. Совсем недавно американский учёный Дж. Сэвой обнаружил образчики финикийского письма на каменных глыбах неподалёку от местечка Гран-Вилайя в 600 км к северу от Лимы, в Перу. Кроме того, от андских вершин, где лежит посёлок, к рекам, впадающим в Амазонку, ведут древние каменные дороги…

…«Приговор» Рихарда Хеннига, известного немецкого историка географических открытий, автора четырёхтомного труда «Неведомые земли», был, казалось, окончателен: «Можно считать установленным, — писал географ, — что до сегодняшнего дня не появилось ни одного заслуживающего доверия доказательства пребывания на Американском континенте представителей Старого Света в античное время». Действительно, сорок лет назад для такого заключения ещё были основания. Но время работало на оппонентов Хеннига.

В IV тысячелетии до н.э. на восточных берегах Средиземного моря возникли поселения земледельцев и рыболовов. Жизнь прибрежных деревень была неотделима от моря. Оно давало им пищу и даже краску — улиток-багрянок. С древних времён финикийцы зарекомендовали себя прекрасными мореходами. Они многое переняли у вавилонян и ассирийцев, например, формы некоторых судов и далеко выступающий вперёд штевень.

В своё время финикийцы узнали от греков, что на далёком западе, где море соединяется с океаном узким проливом, лежит удивительная страна, откуда привозят дорогие металлы — олово и серебро. Финикийцы поплыли туда — и завязали отношения с иберами. На Пиренейском полуострове появился Кадис — западный форпост финикийской державы. Позже важным торговым пунктом их стала Сицилия, вслед за ней появились фактории на Сардинии и Корсике. А в IX в. до н.э. был основан Карфаген, сыгравший огромную роль в дальнейшей истории Средиземноморья как морской центр античного мира.

В VI в. до н.э. Египет стал постепенно терять былое могущество на Ближнем Востоке и в Африке. Всё чаще порты государства открывались для греческих кораблей. В Средиземноморье зарождалась новая морская сила — греки. Желая поднять престиж страны, фараон Нехо II приказал финикийским мореходам, находившимся у него на службе, обойти с юга Африканский континент. Рассказ Геродота сохранил для потомков удивительные подробности беспримерного плавания. Известно науке и о походе карфагенского адмирала Ганнона к берегам Гвинейского залива, и об экспедиции Гимилькона к Оловянным островам — в Британию. Побывали финикийцы и на Азорских островах…

…Штормы не редкость в этом районе Атлантики. Громадные пенистые мутно-зелёные валы обрушиваются с невероятной силой на берег, дробя и разрушая скалы, размывая песок… «В ноябре 1749 года, после нескольких дней шторма, была размыта морем часть фундамента полуразрушенного каменного строения, стоявшего на берегу острова Корву. При осмотре развалин найден глиняный сосуд, в котором оказалось множество монет. Вместе с сосудом их принесли в монастырь, а потом раздали собравшимся любопытным жителям острова. Часть монет отправили в Лиссабон, а оттуда позднее патеру Флоресу в Мадрид…» — рассказывал шведский учёный XVIII в. Подолин в издании «Гётеборгский научный и литературный коллекционер» в статье под названием: «Некоторые замечания о мореплавании древних, основанные на исследовании карфагенских и киренских монет, найденных в 1749 г. на одном из Азорских островов».

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua