Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Сто великих загадок истории

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|

Источник заражения установить не удалось, однако высокопоставленный пациент был предупреждён: зараза может распространиться на его многочисленных партнёрш, которых престарелый Мао менял буквально не по дням, а по часам. Но «великий кормчий» остался глух к предупреждениям врачей — его сексуальный аппетит не угасал, и поставщики «живого товара» (а среди них были партийные и государственные функционеры, военачальники, телохранители и проч.) ни на минуту не прекращали своей ответственной работы. Дело в том, что Председатель был весьма любвеобильным мужчиной и кроме четырёх жён имел бессчётное количество половых связей на стороне.

В середине 1950-х гг. у вождя воспалилась предстательная железа. Кроме этого, при очередном осмотре врачи обнаружили, что размеры левого яичка Мао меньше нормальных, а правое — не опущено в мошонку. Этот дефект обычно является врождённым и на половые функции, как правило, не влияет, но со временем может привести к раку яичка. Были срочно проведены все соответствующие лабораторные исследования, которые показали, что Мао Цзэдун утратил способность к деторождению. Об этом сообщили вождю. При всей своей начитанности и образованности «великий кормчий» был медицински безграмотен и потому, путая бесплодие с бессилием, спросил своего личного врача со всей присущей коммунистам прямотой и откровенностью: «Значит, я стал евнухом?»

Ли Чжисуй поспешил успокоить Мао, заверив его, что евнухами при императорском дворе становились те, кому полностью удаляли половые органы или яички. Ни неопущение одного из них, ни бесплодие не превращали товарища Мао Цзэдуна в евнуха. Доктор также объяснил любимому вождю, что всё это не влияет ни на половое влечение, ни на потенцию человека.

И Председатель воспрял духом: его не волновало бесплодие, ибо к тому времени он был отцом нескольких детей от трёх жён. Его пугала сама мысль о том, что он больше не сможет… Чтобы не допустить этого, вождю регулярно вводили экстракт из измельчённых рогов оленя — одно из сильнейших возбуждающих средств, используемых в китайской медицине.

Что там другие болезни! Пусть на протяжении многих старческих лет Мао Цзэдуна мучила неврастения, он страдал от бессонницы, кожного зуда и участившихся в последние годы жизни головокружений. Но больше всего — смертельно — он боялся импотенции. И страстно мечтал не только дожить до 80 лет, но и сохранить при этом все свойственные молодому и здоровому мужчине качества — красоту, бодрость тела и духа, а главное — сексуальную силу.

Однажды Мао узнал, что некая женщина-врач из Румынии нашла средство для продления жизни и усиления потенции. Как утопающий хватается за соломинку, «великий кормчий» схватился за это чудо-средство — лекарство немедленно доставили в Китай и в течение трёх месяцев приближавшегося к своему естественному рубежу Председателя, чувствовавшего очередной упадок сил, пичкали препаратом, который румынская целительница называла НЗ, — состоял он в основном из обыкновенного новокаина. Естественно, что результаты лечения оказались нулевыми.

Впрочем, причины проявлявшихся у Мао признаков импотенции носили скорее психологический, нежели физиологический, характер. Мао Цзэдун был политиком, и в периоды ожесточённой идейной борьбы со своими противниками, а вёл он её постоянно, и появлялись симптомы ложного полового бессилия. Только в начале 1960-х гг., когда власть Мао стала практически безграничной, жалобы на мужскую слабость исчезли. «Великий кормчий» твёрдо верил формуле древних правителей Китая, придерживавшихся даоистских воззрений, — чем больше имеешь сексуальных партнёрш, тем дольше длится земная жизнь, и чем большее число красивых женщин ложится в твою постель, тем меньшим должен быть их возраст.

Теперь в постель Председателя попадали и вовсе юные красавицы. Кроме того, любимые Мао легенды гласили, что Жёлтый император, считавшийся родоначальником ханьского народа, достиг бессмертия, занимаясь любовью с тысячами тысяч непорочных девушек. Председатель Мао стал требовать того же от Е Цзилуна, возглавлявшего службу личных секретарей и непосредственно проводившего отбор наложниц.

Безусловно, будучи столь любвеобильным и сексуально ненасытным, товарищ Мао Цзэдун, как бы ни блюли идеологическую чистоту его любовницы и любовники (а Мао не пренебрегал и юношами), как бы ни проверялись они во всех отношениях, не мог не подхватить и специфические болезни. Что-то, видимо, не сработало в бюрократической системе, охранявшей вождя от различных заболеваний, и однажды одна из многочисленных подруг наградила «великого кормчего» банальнейшим трихомонозом. Строго говоря, заболевание это не относится к венерическим, но доставляет немало хлопот, причём больше женщинам, нежели мужчинам, которые чаще всего становятся переносчиками заразы. Мгновенно началась цепная реакция — Мао передавал болезнь, как эстафетную палочку.

Необходимо было остановить «бежавших» задолго до финиша, так как могла разразиться обычная в таких случаях пандемия. Для этого требовалось прежде всего излечить инфицированного вождя. Недостатка не только в традиционных китайских препаратах, но и в самых современных западных лекарствах его врачи не испытывали. Дабы избавить Председателя от этой напасти, всего лишь и нужно было, чтобы он отказался на время лечения от интимной близости с кем бы то ни было. Но Мао только посмеялся над наивностью докторов. Ибо считал, что если ЭТО не причиняет никакого существенного вреда лично ему, то всё остальное не имеет никакого значения. Председатель Мао Цзэдун, «великий кормчий», «великий революционер XX столетия», так и остался инфицированным трихомонозом до конца своих дней, распространяя заразу среди своих партнёров.

8 сентября 1976 г. ничего не подозревавший китайский народ, как обычно, начал день со здравицы, давно заменившей ему молитву: «Десять тысяч лет Председателю Мао!» В этот же день врачи предприняли ещё одну попытку стимулирования сердца вождя: внутривенно было произведено вливание традиционного китайского препарата на основе женьшеня. Это дало необходимый эффект — давление стабилизировалось, отчётливо прослушивался пульс.

Смерть заглядывала этому человеку в лицо — он продолжал отчаянно сопротивляться. Но на этот раз улучшение оказалось временным — даже самые лучшие врачи Китая были бессильны перед законами природы. Не помогли и две молоденькие танцовщицы (Мао всегда обожал танцы), значившиеся в аппаратных списках медсёстрами, которые в течение всей болезни продолжали услаждать тело вождя.

И вот к постели умирающего приблизился его личный врач. Председатель едва приоткрыл глаза и еле-еле пошевелил губами. Он задыхался. Кислородная маска медленно сползла с бледного старческого лица. Доктор понял, что человеку, возле которого он пробыл чуть больше двух десятков лет, она уже больше не нужна. Ли Чжисуй наклонился к вождю, но в ответ услышал лишь едва различимые звуки: Мао пребывал ещё в сознании, но сказать уже ничего не мог.

Только Чжан поняла, что хотел спросить «великий кормчий». Она обратилась к врачу и чуть слышно произнесла: вождь желает знать, остаётся ли у него хоть какой-нибудь малейший шанс. У Председателя на какое-то мгновение прояснился взор — ему стоило невероятных усилий кивнуть: да, Чжан поняла его верно. Он протянул доктору Ли вялую, дряблую, перекрученную синеватыми узелками вен руку. Доктор с трудом ощутил слабые токи крови — пульс практически не прослушивался. Линия на кардиографе стала почти прямой, всегда покрытые румянцем, известные всему миру щёки вождя опали, кожа приобретала сероватый оттенок.

К ложу вождя бесшумно, как тени, подступили четыре члена Политбюро — Хуа Гофэн, Чжан Чуньцяо, Ван Хунвэнь и Ван Дунсин. Очередная бригада медиков готовилась заступить на дежурство. В этот момент в покои вождя с криком: «Что здесь происходит?» — ворвалась его супруга Цзян Цин. Её пытался успокоить Хуа Гофэн. Ли Чжисуй пытался в последний раз приободрить вождя: «Всё в порядке, Председатель, — негромко произнёс врач. — мы сможем вам помочь».

Приближённые уловили в глазах умирающего искру надежды — Мао продолжал отчаянно цепляться за жизнь. Но искра вспыхнула и тут же погасла. Зрачки остекленели, Мао лишь прикрыл глаза, его рука дёрнулась в последней предсмертной конвульсии, и тело замерло на кровати. Доктор взглянул на кардиограмму — на слабо мерцающем мониторе тянулась сплошная прямая линия.

Биологические часы остановились, механические показывали 0 часов 10 минут. Наступил новый день — 9 сентября.

Бог умер…

На врачей с криком: «Что вы натворили! Вы ответите за это!» — набросилась теперь уже вдова Мао — Цзян Цин… Но на этот раз для медиков всё обошлось — через некоторое время Политбюро признало, что лечение велось правильно.

УБИЙСТВО ЛЕДИ ДИ?

(По материалам И. Изгаршева)

Она была, пожалуй, самой почитаемой в мире в конце XX в. женщиной. И потому её гибель породила множество легенд и версий. Кто-то возлагает всю вину за смерть 36-летней принцессы Дианы на папарацци, не дававшим покоя принцессе. Леди Диана, кстати, считалась самой фотографируемой женщиной в мире. И, судя по всему, она была совсем не против этого. Как и любой женщине, внимание ей было небезразлично. Согласно другой версии, главным виновником трагедии является пьяный водитель автомобиля «мерседес», на котором ехали принцесса и её друг. Наиболее смелые газетчики утверждают, что катастрофа близ моста Альма не что иное, как тщательно спланированное убийство принцессы, очень мешавшей определённым силам.

Что ж, мы готовы принять и обсудить несколько версий случившегося. А вам самим предстоит определить степень правдоподобности той или иной точки зрения. Наше повествование основано на свежих материалах, появившихся в средствах массовой информации сразу же после трагической гибели леди Ди. И начнём мы с представления действующих лиц.

Леди Диана, принцесса Уэльская — бывшая супруга наследника английского престола принца Чарльза. Несмотря на то что после расторжения брака с Чарльзом Диана перестала быть членом королевской семьи, народное внимание и любовь не оставили принцессу.

Доди аль-Файед — 42-летний египетский миллиардер, наследник громадного состояния своего отца Мохаммеда аль-Файеда. Кстати, отец сыграл в этой истории далеко не последнюю роль.

Мсье Поль — водитель автомобиля «мерседес», на котором разбились принцесса и её спутник.

Тревор Рис-Джонс — выживший в катастрофе телохранитель.

Автомобильная катастрофа в тоннеле близ моста Альма стала развязкой долгой истории, начало которой отсчитывается со времени знакомства принцессы Дианы с египтянином Доди аль-Файедом. Ко времени их близкого знакомства Диана уже была разведена с принцем Чарльзом и переживала предательство своего очередного приятеля — офицера Джеймса Хьюита, который продал подробности своих интимных отношений с Дианой британской писательнице Анне Пастернак.

Надо заметить, что Диана не отличалась постоянством во взаимоотношениях с мужчинами. Место кавалера рядом с принцессой очень часто становилось вакантным, но пустовало недолго. Западная пресса уже после смерти Дианы опубликовала несколько материалов, свидетельствующих об этом. Согласно им, Доди был не единственным мужчиной, с кем леди Ди проводила свободное время. Друзья принцессы рассказали о её романе с пакистанским хирургом Хаснатом Ханом. И даже появление рядом с Дианой египетского миллиардера Доди вовсе не означало, что отношениям Дианы с Хаснатом пришёл конец. Однако большую часть своего времени в последние месяцы принцесса проводила всё же именно с Доди.

Семья аль-Файедов приехала в Англию несколько лет назад. Отец Доди Мохаммед аль-Файед мечтал занять одно из мест среди представителей высшей английской аристократии. Однако респектабельные господа сторонились общества Мохаммеда. Ничто не помогало Мохаммеду стать своим в лондонском высшем обществе — ни многомиллиардное состояние, ни покупка суперпрестижного универмага «Харродз». Несмотря на то что его магазины посещали сами представители королевской семьи, Мохаммеду аль-Файеду было отказано даже в британском гражданстве. В отчаянии Мохаммед идёт на поступок, о котором, наверное, он будет сожалеть всю оставшуюся жизнь. Накануне парламентских выборов аль-Файед-старший обвиняет членов кабинета Мейджора во взяточничестве. И хотя его обвинения некоторых министров так и остались недоказанными, партия Джона Мейджора выборы проиграла. У семейства аль-Файедов появляются весьма могущественные недоброжелатели.

Но Мохаммед пока не думает об этом — ведь как раз в это время его сын Доди начинает встречаться с самой знаменитой женщиной Великобритании. Леди Диана принимает ухаживания Доди и часто бывает в доме аль-Файедов. Казалось, счастье улыбнулось им. Мохаммед нетерпеливо потирал руки — не удастся ли его семье породниться со знаменитым родом Спенсеров, к которому принадлежала принцесса Диана. Но, как оказалось, перспектива предстоящей свадьбы радовала только аль-Файеда.

В высших кругах даже сама мысль о возможной свадьбе матери наследника престола (в случае коронации Чарльза именно Уильям, старший сын Дианы, становится наследником) с мусульманином казалась ужасной и нелепой. Не исключено, что за некоторое время до поездки Дианы и Доди в Париж у принцессы состоялся весьма неприятный разговор с представителями Букингемского дворца, цель которого была одна — отговорить Диану от опрометчивого шага и замужества (о Боже!) с безродным египтянином. Однако беседа ничего не дала, и принцесса, сама того не зная, ступила на тропу смерти.

В ряде британских газет началась настоящая травля принцессы. Во время её отдыха с Доди на Средиземном море в прессе появилась фотография целующихся Дианы и Доди. Народ был шокирован. Только после станет известно, что скандальная фотография была ничем иным, как профессионально выполненным монтажом. Но это потом, а пока принцессе предстояло оправдываться перед недоумевающими англичанами. Как бы Диана ни хотела чувствовать себя свободной и независимой после ухода из королевской семьи, она по-прежнему оставалась матерью будущего наследника престола. Это обязывало ко многому. Но Диана не хотела принимать это во внимание. И ей решили об этом напомнить.

В парламенте вдруг вспомнили о желании принцессы стать специальным послом Англии, занимающимся исключительно вопросами гуманитарной помощи и благотворительности. Возможно, получи Диана эту обязывающую должность в правительстве, она пересмотрела бы свои жизненные планы. И по крайней мере отложила бы свою помолвку с Доди. Но этому было не суждено состояться. На парламентскую трибуну выходит министр армии Николай Самс и чуть ли не площадными словами оскорбляет Диану. Когда до неё дошли сведения о реакции парламентариев на её желание заняться дипломатической работой, она дала понять, что при любом раскладе от почётных обязанностей специального посла она откажется. Нельзя забывать, что леди Диану всегда отличали не только чувства доброты и искреннего желания помочь ближнему, но и семейная гордость.

Теперь для принцессы главным становятся её взаимоотношения с Доди. Влюблённые решают уехать на несколько дней в Париж и по возвращении из французской столицы объявить миру о своих планах. Перед поездкой в Париж принцесса, ранее не замеченная в склонности к суеверию, посещает гадалку. Что она рассказала принцессе, наверное, так и останется тайной. По крайней мере, никому — ни друзьям, ни Доди — Диана о пророчествах гадалки ничего не сообщила. Возможно, принцессу всё-таки одолевали сомнения относительно будущего брака, и поэтому она, не имея рядом близких друзей, решила узнать судьбу у гадалки.

Итак, Диана и Доди прибывают в Париж. Диана весь день — свой последний день жизни — была очень весела и радостна. Вечером её ждал ужин в шикарном парижском отеле «Риц», владельцем которого был отец Доди, а наутро — свидание с сыновьями в Кенсингтонском дворце. Им первым Диана решила сообщить о своём намерении выйти замуж за Доди. Естественно, принцесса волновалась; как мальчики отнесутся к её решению? Но она надеялась, что 15-летний Уильям поддержит Диану и успокоит младшего, 12-летнего Гарри, если тот вдруг начнёт капризничать. Диане всегда был ближе Уильям — с ним она могла говорить о чём угодно, и юноша всегда понимал мать. А вот с Гарри было сложнее — мальчик обожал отца и после встреч с Чарльзом некоторое время бывал мрачным и неразговорчивым.

«Риц» встретил дорогих гостей шикарно накрытым столом — служащие знали о взаимоотношениях сына хозяина с принцессой и решили в тот вечер устроить для них почти что свадебный пир.

Во время ужина Доди и Диана наверняка обсуждали возможную реакцию прессы на их сенсационное сообщение. Так уж сложилось, что вся жизнь Дианы была неразрывно связана с журналистами. Под вспышки фотокамер началась она и под них же она завершилась.

После ужина у подъезда принцессу и её спутника ждал «мерседес». По-моему, наступило время представить водителя автомобиля. Мсье Поль одиннадцать лет служил охранником в отеле «Риц». По словам коллег, за все годы работы он характеризовался исключительно с положительной стороны — был дисциплинирован, исполнителен. Что немаловажно, Поль, страдая язвой, уже 4 года в рот не брал ни капли алкоголя. Что же заставило отменного трезвенника вдруг нарушить табу и не просто пригубить вина, а выпить несколько бокалов? Можно предположить, что вино было неким допингом для решившегося на ответственный шаг человека. Что же предстояло мсье Полю сделать в тот вечер? Ответ напрашивается сам — уничтожить принцессу. Мы уже разобрались, что союз Дианы и Доди был невыгоден очень многим. Не исключено, что в качестве исполнителя убийства и был выбран верный охранник. Кроме того, что Поль был прекрасным стрелком, он недавно окончил ещё и специальные курсы, одной из важных дисциплин на которых было вождение. И это лишний раз свидетельствует о том, что авария была заранее спланирована. Кем? Ну уж явно не водителем. Мсье Поль просто стал удачным орудием в руках организаторов. За то, что катастрофа была срежиссирована, говорит и тот факт, что опытный водитель, которым несомненно являлся мсье Поль, двигался по правому ряду, в случае опасности имел все шансы выехать в левый ряд и избежать столкновения с колонной. В субботнюю ночь управляемый Полем «мерседес» не только врезался в колонну, оказавшейся, кстати, 13-й по счёту, но и столкнулся со стеной. Это произошло из-за огромной скорости, равной 196 км/час, с которой водитель вёл «мерседес». По словам экспертов, вообще максимальная скорость «мерседеса-280» равняется 210 км/час. Так что в ту ночь автомобиль со знаменитыми пассажирами двигался чуть ли не с максимальной скоростью.

Здесь возникает законный вопрос: неужели человек, имеющий хорошую работу и вообще не жалующийся на судьбу, был готов погибнуть ради воплощения чьего-то злодейского плана? Скорее всего, мсье Поль надеялся на систему безопасности, которой славятся автомобили этой марки. Однако ни защитная подушка, ни ремни безопасности не помогли. Почему? Вероятно, организаторы предпочли избавиться от слишком много знающего исполнителя.

Рассмотрим версию о папарацци. Все обвинения в их адрес на самом деле скорее всего являются не чем иным, как ширмой для прикрытия истинной причины катастрофы. По мнению экспертов, следовавший за несущимся по ночным парижским улицам «мерседесом» мотоцикл никак не мог помешать водителю вести автомобиль. Если бы Поль захотел, он мог бы легко избавиться от назойливого мотоциклиста.

Итак, авария произошла в тоннеле близ моста Альма. Жуткие фотографии разбившейся всмятку машины уже обошли весь мир. Как известно, водитель и Доди погибли сразу. Диану и единственного телохранителя (по правилам их должно было быть три, но в этот вечер с Дианой был один!) доставили в больницу. Но, несмотря на все усилия врачей клиники Сальпетриер, спасти принцессу не удалось, и в 4 часа утра она, не приходя в сознание, скончалась. Телохранитель, который был пристёгнут ремнём безопасности, выжил, и сегодня полиция возлагает на Тревора всю надежду. Однако расскажет ли молодой человек правду о событиях той ночи и, главное, дадут ли ему это сделать?

На месте катастрофы полицией были арестованы семь фоторепортёров. Кстати, именно один из них вызвал врачей. Первоначально предполагалось, что всем им будет предъявлено обвинение в убийстве. Но свалить вину на журналистов не удалось. Как сказал французский адвокат журналистов, «фарс с арестом репортёров по обвинению в неоказании помощи — это лишь комедия для англичан». Действительно, обвинения в неоказании помощи, по крайней мере, выглядят слишком популистским шагом. Тем более что уже через час после катастрофы в Интернете появилась фотография с места аварии. А ведь фотографы в это время находились в полицейском участке. Значит, съёмка места трагедии велась не только задержанными папарацци? Нельзя исключать и возможность того, что снимающие устройства заранее были установлены в тоннеле.

Ответов на многие вопросы до сих пор нет, хотя прошло уже много времени, и, вполне возможно, никогда не будет. Пока известно одно — на нашей планете одной легендой стало больше.

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua