Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Сто великих загадок двадцатого века

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

лящих и даже целых народностей, отходящих от линии "классовой борьбы". "Вождь

народов" продолжал пользоваться тезисом о том, что "классовая борьба не

затухает, страны капитала будут шпионить вплоть до попыток свержения социализма"

и будут засылать своих и завербованных у нас агентов в нашу среду".

В 1949-1950 годах состоялся очередной сфабрикованный процесс – "ленинградское

дело". Одновременно с "ленинградским делом" началось "разоблачение

космополитизма и космополитов". Если посмотреть значения этих понятий в

энциклопедиях– от конца XVIII века до наших дней, – то четко видна политическая

подмена их смысла. По Далю (1879), космополит – это гражданин мира. "Всемирный

гражданин, не признающий особых отношений родины". БСЭ, 1953, том 23:

"Космополитизм – реакционная буржуазная идеология, проповедующая безразличное

отношение к родине, к национальной культуре, по существу требующая отказ от

родины и национальной культуры". И далее: "Американский империализм агрессивно

пытается использовать эту ложную идеологию для своего мирового господства", а

Энциклопедический словарь 1954 года разъясняет дополнительно: "Космополиты (в

биологии) это растения и живые существа, не знающие границ на всем земном шаре.

Это пауки, блохи, вши, тараканы, крысы, мыши и т.д., тростник, крапива и т.п".

Вот так интеллигенция, а также "лица еврейской национальности" получили кличку

"безродный космополит", оказавшись в одном ряду с крысами и пауками…

11 июля 1951 года вышло постановление политбюро "О неблагополучном положении в

Министерстве госбезопасности". Основанием послужило обращение к Сталину одного

из следователей по особо важным делам подполковника М. Рюмина (позднее генерала)

с письмом о том, что министр госбезопасности B.C. Абакумов замазывает дело

еврейских врачей-националистов, умышленно доведших до смерти секретаря ЦКА.С.

Щербакова, и скрывает "террористические замыслы членов еврейской молодежной

организации "Союз борьбы за дело революции", обвиненных в подготовке покушения

на Г. Маленкова (было и такое дело!). Есть предположение, что Рюмина подтолкнули

к написанию письма сами Маленков и Берия, враждовавшие с Абакумовым. Рюмин

составил список наиболее опасных врагов режима, окопавшихся в структурах МГБ и

прокуратуры, "особенно из числа евреев по крови и духу". Он представил список

213 человек, которых предлагалось арестовать, в их числе – известный писатель

Илья Эренбург.

Для проверки фактов, изложенных в письме Рюмина, и последующей чистки МГБ

политбюро назначило комиссию в составе Маленков (председатель), Берия, Шкирятов,

М. Игнатьев. Была прове-

зоо

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ДЕЛО "КРЕМЛЕВСКИХ ВРАЧЕЙ-УБИЙЦ"

301

Разоблаченияразаичных заговоров было характерной особенностью сталинской эпохи

дена чистка, министр госбезопасности Абакумов арестован. Вместе с ним взяты под

стражу следователи особо важных отделов, сотрудники секретариата и других служб:

Леонов, Лихачев, Комаров, Шварцман, Чернов, Броверман и другие. Их бывшие

коллеги при допросах применяли к ним те же изуверские методы, каким ранее учили

их арестованные бывшие шефы. Судила их выездная сессия Верховного суда в

Ленинграде – с 12 по 19 декабря 1954 года, уже после кончины Сталина. Абакумов,

Леонов, Комаров, Лихачев были приговорены к расстрелу, остальным дали большие

сроки тюремного заключения. Особая папка по "Делу засорения кадров МГБ еврейской

национальностью" именовалась коротко: "Дело Абакумова – Шварцмана". Таким оно и

осталось на хранении в архиве ФСБ.

…1952 год. Чистки продолжаются. Сталин убирает двух наиболее приближенных к

себе сотрудников. Отстранен от работы А.Н. Поскребышев (слишком много знал,

слишком был близок, будучи 20 лет личным секретарем), арестована и расстреляна

по обвинению в шпионаже его жена (член партии, еврейка). 23 мая 1952 года

отстранен от должности начальник Главного управления охраны правительства и

начальник личной охраны Сталина генерал-лейтенант Н.С. Власик, прослуживший

возле вождя около 20 лет. Он был обвинен в потакательстве врачам-вредителям.

Позднее Власик был приговорен к пяти годам ссылки. По мнению историков,

устранение обоих было выполнено с подачи Бе-

рии. Позднее, оказавшись на свободе, Власик стал активно распространять слухи о

том, что Сталину "помоп> умереть именно Берия.

Для высших партийных кругов устранение Поскребышева и Власика было настоящим

шоком! Приближенные замерли: чья очередь?

1952 год. На пленуме ЦК после XIX съезда партии Сталин объявляет о своем

недоверии В.М. Молотовуи А.И Микояну. Молотоваон публично назвал "американским

агентом". При этом Сталин дополнительно вводит в состав политбюро новых людей –

партийных функционеров, не связанных с репрессиями 1930-х и 1940-х годов. Они

должны были оттеснить старое руководство, которое морально уже скомпрометировало

себя и на которое Сталин собирался возложить ответственность за все содеянные им

преступления. Требовалась масштабная чистка, чтобы показать народу, кто создавал

все трудности, кто стал "агентурой Запада"!

В разгар этой акции на Лубянке созрело "дело врачей". Это был толчок, сигнал для

начала новых репрессий по образцу 1937 года, жертвами которых должны были стать

не партийные работники, а тысячи интеллигентов с депортацией их из центральных

городов и областей в необжитые районы Севера, Сибири, Урала. В первую очередь

Сталин имел в виду еврейское население, к которому в тот период был особенно

негативно настроен. Он считал, что Запад, боясь растущего могущества СССР, будет

искать путей его подрыва, и его "пятой колонной" окажется международный сионизм,

"внедряющий агентов в еврейскую среду"… Кроме того, диктатор полагал, что

новая чистка освободит партию и страну от "зазнавшихся" чиновников и ненужных

ему приближенных.

Так в недрах госбезопасности в течение почти четырех лет зрело провокационное

дело, принявшее окончательные формы и наименование после решения президиума ЦК в

декабре 1952 года – "дело кремлевских врачей-убийц". Поводом стала

преждевременная смерть от инфаркта миокарда видных руководящих работников

партии: 10 мая 1945 года в возрасте 44 лет скончался А.С. Щербаков, а 31 августа

1948 года на 52-м году жизни – А.А. Жданов.

Началом делу послужило письменное обращение, переданное через начальника охраны

Сталина врачом Л.Ф. Тимашук, снимавшей кардиограмму сердца у Жданова в 1948

году. По заключению Тимашук, это был инфаркт и больному нужен был постельный

режим. Профессора П. Егоров и В. Виноградов вынесли свое решение, которое не

требовало постельного режима. Они считали, что инфаркта нет. Через некоторое

время Жданов скончался. Это послужило толчком для второго письма Тимашук в адрес

ЦК партии о том, что Жданов скончался из-за неправильно поставленного

профессорами диагноза. В письме были такие строки: "Врачи были агентами

националистической организации "Джойнт".

302

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

Несмотря на многочисленные ссылки историков, это письмо в подлиннике никогда не

публиковалось, хотя комментариев было предостаточно. Позже Хрущев говорил, что

Тимашук была сексотом МГБ. Однако и это документально никогда неподтверждено.

18 ноября 1950 года МГБ арестовало профессора Я.Г. Этингера. Одновременно взяли

его жену– врача Р.К. Викторову, и сына, студента-историка – надо понимать, "за

компанию", чтобы профессор "активнее" давал показания. Этот способ был уже

освоен чекистскими палачами.

Этингера обвинили в смерти Щербакова. Дело вел следователь по особо важным делам

подполковник Рюмин. Никого не смущало, что следствие было начато через пять лет

после кончины Щербакова, а письма Тимашук касались только Жданова. При

"интенсивных" допросах Этингер скончался уже 2 марта 1951 года в тюрьме МГБ на

Лубянке.

Следователь Рюмин все активнее разворачивал "дело врачей". Как говорилось выше,

он обратился к Сталину с письмрм о том, что министр госбезопасности Абакумов

мешает ему вести расследование. Решением ЦК Абакумов был отстранен от должности

и арестован "за недостаточную активность ведения "дела врачей" и#за сокрытие

"сионистского заговора". А в конце 1952 года, как пишет со ссылкой на документы

партархивов в своем труде "Взлет и падение И.В. Сталина" Ф. Волков, диктатор дал

указание Берии – арестовать группу виднейших светил медицины. "Арестованы

профессора В.Н. Виноградов, М.С. Вовси, Б.Б. Коган, М.Б. Коган, A.M. Грин-штейн,

П. Егоров, В.Х. Василенко и др. Сталин приказал на академика Виноградова одеть

кандалы, других нещадно бить…" Новому министру госбезопасности Игнатьеву

заявлено: "Если не добьетесь признания врачей, то с вас снимем голову".

Всего по "делу врачей" в Москве было арестовано 37 человек – 28 медиков и их

родственники. Список арестованных (только самых известных) был опубликован в

газетах 13 января 1953 года. Как следует из "признаний" части обвиняемых

профессоров и врачей, выколоченных из них палачами с Лубянки, они имели задание

разведок капиталистических стран: умертвить Щербакова, Жданова, затем Маленкова,

Берию, Сталина. Всех подследственных заставили подписать протоколы допросов,

признания в терроризме.

Аресты врачей шли и в столицах союзных республик и в других городах РСФСР:

Ростове-на-Дону и Челябинске, где местных медиков И. Лившица, Г. Благмана, Г.

Полпака и Р. Дымшица обвинили в том, что они заведомо неправильным лечением

ускорили смерть директора Магнитогорского металлургического комбината.

Примечательно, что среди арестованных врачей был профессор генерал-майор М.

Вовси, не практиковавший в кремлевских лечебницах. Но при этом

ДЕЛО "КРЕМЛЕВСКИХ ВРАЧЕЙ-УБИЙЦ*

зоз

он был двоюродным братом С. Михоэлса, который возглавлял в свое время Еврейский

антифашистский комитет и был уничтожен без суда.

Обстановка на политическом олимпе страны накалялась месяц от месяца. 1 декабря

1952 года был созван президиум ЦК партии, где Сталин заявил, что Власик и

Поскребышев скрыли от него письмо Тимашук – важнейший документ, разоблачающий

заговор по умерщвлению Жданова. Фактически этого, разумеется, не было – Сталин

видел это письмо еще в 1948 году. Но президиум ЦК не мог спорить в вождем.

В середине января 1953 года все центральные газеты обрушили на граждан сенсацию:

"К ответу врачей-убийц! Врачи Кремля, лечившие руководство партии и страны, были

подкуплены и стали шпионами империалистических государств и международного

сионизма. Смерть шпионам и вредителям!" В качестве примеров – ссылки на смерть в

1945 году А.С. Щербакова и А.А. Жданова в 1948 году, умерших от инфаркта. В этих

сообщениях были 15 фамилий известных медиков, из которых 12 – профессора.

Возглавлял список ученый с мировым именем академик В.Н. Виноградов. Все

арестованные были в возрасте 60-70 лет.

Предстояли массовые казни и репатриации. Как шепотом передавали тогда, врачей-

убийц "казнить будут через повешение! Они этого заслужили!" Но судьба решила

иначе: 5 марта внезапно скончался Сталин. По указанию ЦК партии Министерство

госбезопасности было слито с МВД и последнее сообщило в печати о незаконности

организации этого дела и освободило всех врачей. Расстрель-ное дело не

состоялось! Санкционировав "дело врачей", "вождь народов" обрек себя на гибель,

оказавшись без своевременной помощи. А 4 апреля население страны было вновь

потрясено: в газетах и по радио сообщалось, на этот раз уже не от имени МГБ (его

в этот день лишили самостоятельности), что все кремлевские врачи арестованы

незаконно и освобождены, а следственный аппарат привлечен к ответственности…

КАК БЕРИЯ СОБИРАЛСЯ ПРОДАТЬ ГДР*

Сегодня, спустя полвека после берлинских событий, ряд историков считают весьма

обоснованной версию, по которой события июня 1953 года могли быть спровоцированы

всемогущим властелином тогдашнего МГБ Лаврентием Берией. Один из преемников

Сталина намеревался… "продать" ГДР за 20 миллиардов долларов для последующего

финансирования восстановления экономики СССР..

* Материал Ф Лукьянова

304

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

КАК БЕРИЯ СОБИРАЛСЯ ПРОДАТЬ ГДР

305

Лаврентий Берия

В мае 1953 года на стройках ГДР неожиданно для многих сразу на 10 процентов

повысили нормативы. Мало того, что это означало дополнительную нагрузку – задним

числом обесценивался и Прежний труд рабочих. Возмущение и недовольство было

повсеместным. Достаточно было повода, чтобы оно выплеснулось наружу.

Как вспоминает известный германский социал-демократ Эгон Бар, работавший тогда

редактором на американской радиостанции "Риас" в Западном Берлине, после полудня

16 июня в редакцию пришла делегация строительных рабочих из Восточного Берлина с

просьбой зачитать по радио их призыв к всеобщей стачке и демонстрации. После

долгих сомнений Бар все же вставил заявление в информационный блок. В тот же

вечер будущий соратник канцлера Вилли Брандта получил за это нагоняй от

американского уполномоченного Джона Макклоя: "Вы что, хотите, чтобы "Риас"

развязала третью мировую войну?" Американцы опасались, что если произойдет

какое-то выступление и русские вмешаются, то неизвестно, где они тогда

остановятся.

Хотя под давлением американцев информация о требованиях рабочих и была быстро

снята с эфира, весть о ней широко распространилась. Восточноберлинские рабочие,

занятые на строительстве аллеи Сталина, решили бастовать и выйти на следующий

день на демонстрацию. Их поддержали рабочие Лейпцига, Магдебурга, Галле,

Биттерфельда, тоже вышедшие 17 июня на улицы городов с требованиями сократить

нормы выработки и снизить потребительские цены. В ряде мест (Галле)

экономические требования дополнили политические: отставка руководства ГДР и

воссоединение Германии…

Забастовка 17 июня охватила 500 предприятий и 300 тысяч человек. За два дня

волнений было зарегистрировано 160 демонстраций. Дальнейшее в общих чертах

известно: столкновения, советские танки на улицах Берлина, объявление

чрезвычайного положения… Общее количество жертв событий составило не тысячи,

как говорилось ранее, а 60 человек, из которых 14 погибли на улицах от рук

немецкой полиции, а десятки позже были приговорены к смертной казни.

Долгое время, пока молчали секретные архивы, считалось, что берлинские события

17-18 июня были чисто спонтанным проявле-

I

L

нием недовольства рабочих условиями труда и жизни. На самом же деле подоплека

июньских волнений в Берлине намного глубже, чем кажется на первый взгляд.

Считается, что автором плана объединения Германии путем продажи чересчур

"затратной" ГДР был Лаврентий Берия. Впервые, однако, эта идея – естественно,

без упоминания о денежной компенсации – была озвучена самим Сталиным в марте

1952 года. Советский лидер дал понять остальным великим державам – США, Англии и

Франции, что Советский Союз при определенных условиях готов оставить ГДР,

вывести оттуда свои войска и способствовать объединению двух Германий.

В Москве часть руководства полагала, что объединенная нейтральная Германия – а

нейтралитет был одним из основных условий Сталина – стала бы своеобразным

буфером между США и СССР в Европе и только укрепила бы положение советской

державы в восточной части континента. Осуществить объединение предполагалось не

безвозмездно, а за серьезную денежную компенсацию. Поданным бывшего министра

культуры ГДР, а ныне историка Ханса Бентцие-на, сумма "компенсации" должна была

составить 20 миллиардов долларов – гигантские по тем временам деньги! Достаточно

сказать, что в рамках знаменитого "плана Маршалла" по восстановлению Западной

Европы в 1948-1952 годах США предоставили.европейским странам, включая Германию,

всего 13 миллиардов долларов.

После смерти Сталина в марте 1953 года идея воссоединения Германии опять была

оживлена, теперь уже Берией. Тот же X. Бентциен, работавший в 1953 году зав.

отделом одного из обкомов германской компартии, считает, что, став одним из

преемников Сталина, глава могущественного МГБ Берия в мае-июне 1953 года

попытался осуществить свой план. В своей недавно вышедшей книге "Что случилось

17 июня" немецкий историк утверждает, что для реализации плана и ускорения

процесса воссоединения Берия использовал многочисленную советскую агентуру в ГДР

– 2200 чекистов. Хотя он прямо не говорит, что именно люди Берии спровоцировали

события 17 июня, но обращает внимание на ряд странных обстоятельств. Во-первых,

поводом для выступления рабочих, как известно, послужило повышение нормативов.

Примечательно, что произошло это именно в мае 53-го, когда Берия фактически

приступил к реализации своего плана, а не раньше. Учитывая степень контроля и

влияния советских оккупационных властей в ГДР, трудно предположить, что такие

меры принимались без их ведома. Странно, но именно накануне событий советские

оккупационные власти решили собрать оружие у членов областных парткомов… В

городе Гера рабочих уранового рудника, находившегося под полным контролем

советских органов безопасности, организованно доставляли на места демонстраций

нама-

306

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

шинах предприятия. И это далеко не все странности, с которыми сталкиваются

историки…

Павел Судоплатов в своей книге "Разведка и Кремль" пишет, что в апреле 1953

года, перед самым Первомаем, Берия поручил ему подготовить секретные

разведмероприятия для зондирования возможности воссоединения Германии. "Берия

предупредил, что этот план является сверхсекретным".

С начала мая 1953 года события в ГДР развиваются по нарастающей. В начале месяца

в Москву приезжает генерал Волльвебер, министр госбезопасности Восточной

Германии, который сообщает о расколе в руководстве страны. Тогдашний генсек

Вальтер Ульбрихт непременно желает продолжить строительство государства

пролетарской диктатуры. В ответ Берия, по словам Судоплатова, заявляет: "Нам

вообще не нужна постоянно нестабильная социалистическая Германия, существование

которой целиком зависит от поддержки Советского Союза".

Вопрос о воссоединении Германии, по признанию Судоплатова, еще и потому стоял

так остро, что Москве, самой не оправившейся еще от последствий войны,

приходилось снабжать сырьем и продовольствием по низким ценам как Восточную

Германию, так и Польшу…

5 июня в Берлин прибывает новый Верховный комиссар Семенов с задачей выполнения

новых московских директив – не форсировать ход социалистического строительства!

Звучит удивительно даже сейчас. Зачем форсировать, если грядет объединение? В

рядах немецкого руководства полное смятение. Все говорят о скорой отставке

Ульбрихта.

Еще через неделю, 12 июня, президиум ЦК в Москве, опять-таки с подачи Берии,

принимает новый курс в отношении Восточной Германии, одобрив до сих пор не

опубликованное постановление "О мерах по оздоровлению политической обстановки в

ГДР". В Москву срочно вызывают Ульбрихта. Тот противится изменению курса. Берия,

Маленков и Хрущев, как пишет Судоплатов, принимают решение отстранить его от

власти. Но как? Нужен подходящий повод. Все это происходит буквально накануне 17

июня.

Пока невозможно доказать, что это именно Берия и его люди спровоцировали

берлинское выступление рабочих. Документы на этот счет, если они и существуют,

по понятным причинам еще долго будут пылиться в секретных архивах. Но вся логика

новой политики Кремля говорит в пользу такой версии.

Примечательно, что по ту сторону демаркационной линии события в Восточном

Берлине сразу же восприняли как провокацию. Вечером того же дня канцлер ФРГ К.

Аденауэр заявил, что речь явно идет о "советской провокации". Западногерманская

разведка в анализе

КАК БЕРИЯ СОБИРАЛСЯ ПРОДАТЬ ГДР

307

от 20 июня тоже пришла к выводу, что речь "с большой долей вероятности" шла об

"организованной на Восточной стороне акции"…

Вторая версия Судоплатова – о том, что выступления 17 июня могли быть

спровоцированы самим Ульбрихтом, на наш взгляд, не выдерживает серьезной

критики, ибо это равнозначно предположению, что "железный Вальтер" решил сам

себе копать могилу. Однако Берия, скорее всего, все же просчитался в своих

планах, и размах волнений вышел за рамки управляемого процесса, что в конце

концов стоило автору амбициозного плана и политической карьеры и жизни. Вряд ли

случайно, что ровно через 9 дней после событий в Берлине Берия в спешке был

арестован своими оппонентами Хрущевым и Маленковым прямо в Кремле, а затем

казнен без суда и следствия. План воссоединения Германии, таким образом, был

похоронен вместе с его одиозным автором.

После внутренних репрессий, снятия со своих постов в спецслужбах и СМИ людей

Берии, ГДР благополучно вернулась на путь соц-строительства, и Москва еще почти

40 лет поддерживала "социализм" в этой части Германии, тратя на это миллиарды и

миллиарды каждый год, пока не надорвалась сама. Спустя 40 лет, в начале 1990-х,

уже при Горбачеве, новое издание плана воссоединения было реализовано Москвой,

но уже без всяких "компенсаций", хотя немцы, как говорят, готовы были платить.

Москва сама осталась должна Германии чуть ли не 100 миллиардов марок. ФРГ

воссоединение с ГДР обошлось где-то в 70 миллиардов долларов – приблизительно в

такую же сумму, которую Берия когда-то мечтал получить за свое объединение

Германии. Но это уже другая история.

КРАХ ЛАВРЕНТИЯ БЕРИИ: РАССКАЗЫВАЮТ "ПОБЕДИТЕЛИ"*

Сталин умер на Ближней даче, в Кунцеве. Берия, не сказав и слова сочувствия его

дочери Светлане, поспешил к выходу: "Хрусталев, машину!" Если верить тому, что

через много лет Маленков рассказал сыну, то для спешки у Берии были причины –

уезжал "брать власть". Зря спешил…

Наследникам Сталина пришлось договариваться о перераспределении власти. Основным

"продолжателем дела Сталина" стал Маленков – он взял себе должность председателя

Совета министров. Его первыми заместителями стали Берия, Булганин, Молотов и

Каганович. Председателем Президиума Верховного Совета СССР – Ворошилов. Маленков

старался поставить дело так, чтобы отодвинуть

Материал О Лебедевой

308

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

КРАХ ЛАВРЕНТИЯ БЕРИИ…

309

партийные комитеты от управления. Реальная власть должна была находиться у тех,

кто держит в руках экономику.

Маленков мог бы занять и место генерального секретаря. Но у него уже были

собственные виды на будущее, свой план преобразований. Для этого ему была нужна

должность председателя Соведа министров. Пост генсека ничего для Маленкова не

значил, тем более что в отдаленном будущем он думал уравнять компартию с

профсоюзами и сделать две эти силы основой двухпартийной системы.

Пленум 6 марта 1953 года обозначил новую расстановку сил. Маленков стал

председателем Совета министров. Президиум ЦК уменьшился до 10 человек. Таким

образом, ведущую роль начинали играть председатель Совета министров и его

команда. Это был своего рода государственный переворот, партократия ушла на

вторые роли. Реальной силой оставался лишь Берия, опирающийся на МГБ и МВД.

>'se4iajr?4.

Похороны Сталина. Берия еще не знает, что дни его сочтены…

И была "мелочь", которую Маленков недооценил, – секретариат ЦК возглавил Хрущев.

Очень быстро стал назревать следующий передел власти. Партнерам хватило ума не

доверять друг другу. И самым ненадежным был Берия. Должность первого заместителя

предполагала, что в случае, если председатель Совета министров не сможет по

какой-то причине выполнить свои обязанности, то Берия становился его официальным

преемником. Тем самым он создал себе позицию, наиболее удобную для захвата

власти.

Берия начал расставлять свои фигуры на ключевых постах в краях, областях,

республиках – "на местах". Следующий шаг – амнистия: освобожденные должны были

бы поддержать его. Тем более что смена вывески над его ведомством все грехи

отписала оставшемуся в прошлом НКВД, новое министерство уже ни в чем не

виновато. Оно закрыло "дело врачей" и наказало "тех" следователей. И первые

разоблачения сталинских преступлений начал Берия – именно в связи с делом

"врачей-убийц". Распространялись показания бывшего начальника следственной части

Рюмина, где он утверждал, что это Сталин требовал от него ужесточить допросы…

То, что между наследниками диктатора началась скрытая борьба, стало заметно

недели через две-три. Не однажды было так, что Берия отдавал приказ, а следом

звонил Маленков и его отменял. По выражению одного из кремлевских клерков, они

тогда "стояли на ушах" – трудно было понять, кто правит и кого слушаться.

В первые же дни после прихода к власти, уже в марте, Маленков поручает начать

новое расследование многих политических дел, втом числе "ленинградского дела" и

"дела работников Госплана". Это новое следствие должно было не только

реабилитировать невинных, но и назвать по имени виновных. Такая реабилитация

была слишком опасна для многих. И в мае 1953 года за подписью Ворошилова выходит

указ об амнистии. По нему не отпущен на свободу ни один заключенный с

"политической" 58-й статьей – указ распространялся в основном на уголовников.

Так дискредитировалась сама идея амнистии, население буквально стонало от

разгула преступности. А главное – этим указом фактически отменялось

расследование прошлых преступлений. Зачем, если уже была амнистия?..

Берия знал, какие материалы могут против него открыться. Понимал, что даже та

сила, которой он обладает, будет действовать с ним заодно и по его приказу лишь

до тех пор, пока у него есть авторитет, пусть даже основанный на страхе. Если же

его объявят палачом и преступником, он потеряет всех своих потенциальных

союзников. А пока он может опереться на Булганина, потому что сам провел его на

место министра обороны, и на "простачка" Хрущева…

310

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

КРАХ ЛАВРЕНТИЯ БЕРИИ…

311

Об этом переделе власти охотно рассказывал сам Хрущев Свержение Берии по словам

Хрущева, выглядело так:

"Со стороны Берии ко мне отношение вроде не изменилось, но я понимал, что это

уловка… Одновременно он развил бешеную деятельность по вмешательству в жизнь

партийных организаций. Он сфабриковал какой-то документ о положении дел в

руководстве Украиной. Первый удар он решил нанести по украинской организации…

Тут уж я Маленкову говорил:

– Неужели ты не видишь, куда дело клонится? Мы идем к катастрофе.

Маленков мне тогда ответил:

– Я вижу это, но что делать? Я говорю:

– Надо сопротивляться. Вопросы, которые ставит Берия, имеют антипартийную

направленность.

– Ты что? Хочешь, чтобы я один остался?

– Почему ты думаешь, что один останешься? Ты й я – уже двое. Булганин, я уверен,

тоже также мыслит, я обменивался с ним мнениями. Другие, я уверен, тоже пойдут с

нами, если мы будем аргументированно возражать, с партийных позиций… Мы

составляем повестку дня, так давай поставим острые вопросы, которые, с нашей

точки зрения, неправильно вносятся Берией, и будем возражать ему. Я убежден, мы

мобилизуем других членов президиума, и эти решения не будут приняты…

Мы видели, что Берия форсирует события. Он уже чувствовал себя над членами

президиума, важничал и даже внешне демонстрировал свое превосходство.

Мы переживали очень опасный момент. Я считал, что нужно действовать. Я сказал

Маленкову, что нужно поговорить с членами президиума… С Булганиным я по этому

вопросу раньше говорил, и я знал его мнение.

Наконец Маленков тоже согласился:

– Да, надо действовать".

Дальше идет рассказ о том, как Хрущев "переговорил" с Молотовым, Кагановичем,

Ворошиловым, Микояном…

"Мы условились, – пишет Хрущев, – что соберется заседание президиума Совета

министров, но пригласили туда всех членов президиума ЦК… Я, как мы заранее

условились, попросил слова у председательствующего Маленкова и предложил вопрос

о товарище Берии. Берия сидел от меня справа. Он сразу встрепенулся:

– Что ты, Никита? Я говорю:

– Вот ты и послушай…

I

Начал я с судьбы Гриши Каминского, который пропал после своего заявления о связи

Берии с мусаватистской контрразведкой… Потом я указал на последние шаги Берии

после смерти Сталина в отношении партийных организаций – украинской, белорусской

и других… Сказал о его предложении вместо радикального решения вопроса о

недопустимой практике ареста людей и суда над ними, которая была при Сталине,

изменить максимальный срок осуждения органами МВД с 20 до 10 лет… Я закончил

словами: "В результате у меня сложилось впечатление, что он не коммунист, что он

карьерист, что он пролез в партию из карьеристских соображений"…

Потом остальные выступили. Очень правильно говорил Молотов, с партийных позиций.

Другие товарищи тоже проявили принципиальность… Когда все высказались,

Маленков, как председатель, должен был подвести итог и сформулировать

постановление. Он, видимо, растерялся, заседание оборвалось на последнем

ораторе.

Я попросил Маленкова, чтобы он предоставил мне слово для предложения. Как мы и

договорились с товарищами, я предложил поставить на пленуме ЦК вопрос об

освобождении Берии… от всех государственных постов, которые он занимал.

Маленков все еще пребывал в растерянности. Он даже, по-моему, не поставил мой

вопрос на голосование, а нажал секретную кнопку и вызвал военных, как мы

условились. Первым зашел Жуков. За ним Москаленко и другие генералы. С ними

были один или два полковника…"

О чем еще говорить и какие вопросы ставить на голосование, когда военные в

соседней комнате просто ждут звонка? Чтобы картина тех дней была более

объективной, дадим слово и тем, кто непосредственно участвовал в аресте.

"Меня вызвал Булганин, – тогда он был министром обороны – и сказал: "Поедем в

Кремль, есть срочное дело", – вспоминал маршал Жуков. – Поехали Вошли в зал, где

обычно проходят заседания президиума ЦК партии .. В зале находились Маленков,

Молотов, Микоян, другие члены президиума. Берии не было.

Первым заговорил Маленков – о том, что Берия хочет захватить власть, что мне

поручается вместе с моими товарищами арестовать его. Потом стал говорить Хрущев,

Микоян лишь подавал реплики. Говорили об угрозе, которую создает Берия, пытаясь

захватить власть в свои руки.

– Сможешь выполнить эту рискованную задачу?

– Смогу, – отвечаю я. Решено было так. Лица из личной охраны членов президиума

находились в Кремле, недалеко от кабинета, где собирались члены президиума.

Арестовать личную охрану самого Берии поручили Серову. А мне нужно было

арестовать Берию.

312

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

Маленков сказал, как это будет сделано. Заседание Совета министров отменят.

Вместо этого откроется заседание президиума.

Я вместе с Москаленко, Неделиным, Батицким и адъютантом Москаленко должен сидеть

в отдельной комнате и ждать, пока раздадутся два звонка из зала заседания в эту

комнату.. Уходим. Сидим в этой комнате. Проходит час. Никаких звонков. Я уже

встревожился… Немного погодя (это было в первом часу дня) раздается один

звонок, второй. Я поднимаюсь первым… Идем в зал. Берия сидит за столом в

центре. Мои генералы обходят стол, как бы намереваясь сесть у стены. Я подхожу к

Берии сзади и командую:

– Встать! Вы арестованы! – Не успел Берия встать, как я заломил ему руки назад

и, приподняв, эдак встряхнул. Гляжу на него – бледный-пребледный. И онемел.

Ведем его через комнату отдыха, в другую, что ведет через запасной ход. Там

сделали ему генеральный обыск… Держали до 10 часов вечера, а потом на ЗИСе

положили сзади, в ногах сиденья укутали ковром и вывезли из Кремля. Это затем

сделали, чтобы охрана, находившаяся в его руках, не заподозрила, кто в машине.

Вез его Москаленко. Берия был определен в тюрьму Московского военного округа.

Там находился и во время следствия. И во время суда, там его и расстреляли".

На самом деле это была опасная операция, которую разработали Булганин с Жуковым.

Войска НКВД – мощная сила. Кроме того, войсками МВО командовал генерал-полковник

Артемьев – человек Берии. Министр обороны Булганин нашел благовидный предлог,

чтобы удалить его из Москвы – на летние маневры под Смоленск. Но под Москвой еще

дислоцировалась дивизия внутренних войск имени Лаврентия Берии, а в Лефортовских

казармах стоял полк бериев-ских войск. Авторитет Берии "среди своих" был очень

велик, за него готовы были в огонь и воду!

Было решено дивизию окружить, а полк в казарме заблокировать. Операция была

назначена на 26 июня. Генерал Венедин, комендант Кремля, вызвал из-под Москвы

полк, которым командовал его сын. В Кремль ввели курсантов школы имени ВЦИК.

Хрущев позвонил командующему войсками ПВО Московского военного округа генералу

Москаленко, которого знал еще по Украине. Его войска должны были блокировать

бериевские силы, асам Москаленко с надежными людьми прибыть в Кремль для ареста

Берии.

Сделать это было совсем не просто. Берия предусмотрительно ввел порядок, при

котором охрану внутри Кремля несли офицеры ГБ – хорошо проверенные элитные

подразделения, преданные ему лично. В Кремль пройти с оружием нельзя, его

оставляли у охраны. Казалось, Берия предусмотрел все…

КРАХ ЛАВРЕНТИЯ БЕРИИ…

313

– По предложению Булганина мы сели в его машину и поехали в Кремль, – вспоминал

генерал Москаленко. – Его машина имела правительственные сигналы и не подлежала

проверке при въезде в Кремль. Подъехав к зданию Совета министров, я вместе с

Булгани-ным поднялся на лифте, а Баксов, Батицкий, Зуб и Юферев поднялись по

лестнице. Вслед за ними на другой машине подъехали Жуков, Брежнев, Шатилов,

Неделин, Гетман и Пронин. Всех нас Булганин провел в комнату ожидания при

кабинете Маленкова, затем оставил нас и ушел в кабинет к Маленкову.

Через несколько минут вышли к нам Хрущев, Булганин, Маленков и Молотов. Они

информировали нас, что сейчас начнется заседание президиума ЦК, а потом по

условному сигналу, переданному через помощника Маленкова – Суханова, нам нужно

войти в кабинет и арестовать Берию. К этому времени он еще не прибыл. Вскоре они

ушли в кабинет Маленкова, когда все собрались, в том числе и Берия, началось

заседание президиума ЦК КПСС.

…Примерно через час, то есть в 13.00, 26 июня 1953 года, последовал условный

сигнал и мы, пять человек вооруженных и шестой – Жуков, быстро вошли в кабинет,

где шло заседание. Тов. Маленков объявил: "Именем советского закона арестовать

Берию". Все обнажили оружие, я направил его прямо на Берию и приказал поднять

руки вверх. В это время Жуков обыскал Берию, после чего мы отвели его в комнату

отдыха председателя Совета министров, а все члены президиума и кандидаты в члены

президиума остались проводить заседание, там же остался и Жуков.

Берия нервничал, пытался подходить к окну, несколько раз просился в уборную, мы

все с обнаженным оружием сопровождали его туда и обратно. Видно было по всему,

что он хотел как-то дать сигнал охране, которая всюду и везде стояла в военной

форме и в штатском. Долго тянулось время…

В ночь с 26 на 27 июня, примерно около 24 часов, с помощью Суханова (помощника

Маленкова) я вызвал пять легковых машин ЗИС и послал их в штаб Московского

округа ПВО. К этому времени по моему распоряжению было подготовлено 30 офицеров

под командованием полковника Ерастова. Все они были вооружены и привезены в

Кремль. Окруженный охраной, Берия был выведен наружу и усажен в машину ЗИС-110

на среднее сиденье. Там же сели сопровождавшие его вооруженные Батицкий, Басков,

Зуб и Юферев. Сам я сел в эту машину спереди, рядом с шофером. На другой машине

были шесть из прибывших офицеров из ПВО. Мы проехали без остановки Спасские

ворота и повезли Берию на гарнизонную гауптвахту г. Москвы".

На следующий день Берию перевели в штаб МВО. Его поместили в небольшую комнату,

около 12 квадратных метров. Особый ка-

314

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

бинет отвели прокурору. Здесь же, в бункере, и велось следствие. Суд проходил

при закрытых дверях с 18 по 23 декабря под председательством маршала Конева.

Государственным обвинителем был Руден-ко. Все обвиняемые – Берия и шесть его

сторонников – были приговорены к расстрелу.

Сам приговор не вызывает никаких сомнений: казнили палача и убийцу. Но то, как

велось следствие, сам обвинительный приговор и спешка, с которой он приведен в

исполнение, вызывает недоумение. Понятно, что Берия – палач. Но складывается

мнение, что во всем этом разбирательстве главной целью было сохранить

незапятнанность партии, отделить Берию от партии. И главные обвинения,

предъявленные Берии, – "преступления против партии". Но разве только Берия и

шесть его помощников, а не все руководство КПСС и НКВД-МГБ-КГБ должны были

ответить за миллионы арестованных, подвергшихся истязаниям, расстрелянных?!

Бесспорно, что Берия заслужил свой приговор. Но другие преступники его

избежали…

БЫЛ ЛИ РЕФОРМАТОРОМ "ЛУБЯНСКИЙ МАРШАЛ"?*

Шокирующее известие о появлении в Санкт-Петербурге общественного комитета,

выступающего за реабилитацию JI. Берии, взбудоражило общество. Зловещая роль

этого человека в истории нашей страны, казалось бы, давным-давно доказана. Чем

же тогда объяснить попытку пересмотреть прежние оценки? Насколько правомерны

разговоры о нем как инициаторе реформ во внутренней и внешней политике?

Уже в июле 1953 года недавние соратники по политбюро, еще в дни похорон Сталина

величавшие Берию "верным ленинцем" и "преданнейшим делу строительства коммунизма

товарищем", дружно принялись убеждать народ, что "любимый вождь" стал "жертвой

интриг Берии", и представлять "преданнейшего товарища" как абсолютное воплощение

зла, главного преступника сталинских времен. Словно напрочь забыв о своих

лестных характеристиках Берии, Хрущев гневно бросал с трибуны пленума: "Еще при

жизни товарища Сталина мы видели, что Берия большой интриган. Это коварный

человек, ловкий карьерист Он очень крепко вцепился своими грязными лапами в душу

товарища Сталина, он умел навязать свое мнение товарищу Сталину…"

БЫЛ ЛИ РЕФОРМАТОРОМ "ЛУБЯНСКИЙ МАРШАЛ"?

315

* Материал Владислава Иванова

Был ли хозяин Лубянки тайным реформатором?

За этими разоблачительными речами стоял определенный расчет: возложив всю вину

за совершавшиеся беззакония на Берию, устранить политического конкурента и

одновременно обелить себя и систему, которой они все так верно служили. Не

случайно тот же Н.С. Хрущев, сознавая шаткость своей репутации, постоянно

подчеркивал как свою особую заслугу перед партией и народом арест и устранение

Берии. По его словам выходило, что именно Берия мог стать главным препятствием

на пути начатых политических и экономических реформ.

Завеса тайны оставалась опущенной и в первые годы перестройки. О Берии стали

писать открыто и достаточно много, но общий тон этих публикаций оставался

однозначно негативным. Лишь публикация стенограммы июльского (1953 г.) пленума

ЦК стала своего рода сенсацией, так как открылись весьма любопытные детали. В

том числе и в отношении "реформаторской программы" Берии.

Напомним, Верховный суд СССР, приговоривший Берию и его сообщников к расстрелу,

поставил им в вину тяжкие преступления: измену родине, организацию антисоветской

заговорщической группы в целях захвата власти и восстановления господства

буржуазии, террористические акты против преданных коммунистической партии и

народам Советского Союза политических деятелей, преступную связь с иностранными

разведками. Весь этот набор традиционных для сталинской эпохи обвинений для

устранения политических противников, как и весь наспех слепленный образ "анг-

316

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

лийского шпиона – сексуального маньяка", выглядит сегодня достаточно нелепо. Но

речь не об этом.

Как видно из стенограммы, наиболее резкую реакцию вызвали те действия Берии, в

которых ораторы усматривали сомнения в правильности сталинского курса во

внутренних делах и на международной арене. Стенографические записи выступлений

пестрят выражениями: действовал "не теми методами", единолично прекратил "дело

врачей", "призывал восстановить законность", пытался умалить авторитет Сталина и

ограничить функции партии пропагандистской и кадровой работой, намеревался

восстановить отношения с "ревизионистской" Югославией, требовал отказаться от

курса строительства социализма в Восточной Германии… Выступавшие на пленуме не

стеснялись в резких словах, стараясь добавить свой штрих в оценку личности Берии

и методов его работы. Вряд ли в тот момент они думали о возможности эффекта

обратного действия. Между тем за речами ораторов, независимо от них, проступал

образ если не реформатора в привычном понимании этого слова, то человека,

попытавшегося проявить определенную инициативу по демонтажу сталинского

социализма. Другой вопрос – что подтолкнуло его на этот шаг?

На этот счет существуют различные версии, но все они требуют документальных

доказательств. Пока же очевидно лишь одно: Берия раньше других наследников

Сталина провозгласил необходимость преобразований. И не только провозгласил, но

и фактически взял в свои руки в первые месяцы после смерти вождя инициативу

реформаторских начинаний. Противники Берии, включая и Хрущева, выглядели на

пленуме ярыми сталинистами, отстаивающими каждую крупицу наследия своего

"великого" учителя.

Предположения по поводу реформаторской программы Берии находят подтверждение в

целом ряде других документов: в его докладных записках, справках, проектах

распоряжений и постановлений правительства Наиболее полно представлены

документы, связанные с детельностью министерства внутренних дел СССР – в

частности, о реорганизации экономики и освобождении правоохранительных структур

от несвойственных им функций, о реорганизации системы ГУЛАГа, о сокращении

строительства объектов, при сооружении которых использовался труд заключенных, о

передаче в ведение министерства юстиции исправительно-трудовых лагерей и

колоний; об ограничении прав особого совещания при НКВД СССР

Все эти факты не могли не привести ученых к осознанию необходимости более

глубокого анализа некоторых аспектов политической карьеры Берии, и в первую

очередь вызывающего повышенный интерес того короткого, трехмесячного периода,

когда он действовал как самостоятельный политик. Существование реформаторских

замыс-

БЫЛ ЛИ РЕФОРМАТОРОМ "ЛУБЯНСКИЙ МАРШАЛ"?

317

лов у Берии, как уже говорилось, не подлежит сомнению. Спор идет о побудительных

мотивах, а в зависимости от этого – можно или нет считать Берию реформатором.

Одни полагают, что реформаторские усилия Берии должны быть признаны и оценены в

историческом аспекте без всяких оговорок; другие убеждены, что его

реформаторским поползновениям грош цена, так как все это были лишь тактические

маневры в борьбе за власть.

Отстаивая вторую точку зрения, доктор исторических наук В. Наумов обращает

внимание: за пересмотр следственных материалов после смерти Сталина, что

ставится в заслугу Берии, он взялся с тех дел, которые возникли в период, когда

он не имел прямого отношения к следственной работе. К тому же, замечает Наумов,

под удар попали все те работники органов, которые по указанию Сталина собирали

компрометирующие материалы на самого Берию. Гласное и демонстративное

прекращение "дела врачей", предпринятое, как сообщалось в газетах, по инициативе

МВД, позволяло не только рассчитывать на положительную реакцию интеллигенции, но

и служило хорошим поводом для кадровой чистки МВД от "чужих людей" В первую

очередь – от сторонников Хрущева, которые в период фабрикации "дела врачей"

занимали в этом ведомстве многие ключевые посты.

Различие во взглядах, да еще по такой теме, которая недавно была закрыта для

дискуссий – в принципе, вполне нормальное явление. Но, думается, в самой такой

постановке вопроса – считать Берию бескорыстным реформатором, на которого

снизошло озарение, или ловким карьеристом, вырядившимся для маскировки в

реформаторские одежды, – есть некоторое упрощение ситуации. Проблему реформ

нельзя отрывать от вопроса о власти, поскольку осуществить политику реформ

невозможно, не обладая властью И, кроме того, нужно, чтобы пришел "час реформ".

Обращаясь к первым месяцам после смерти Сталина, можно сказать, что основные

направления необходимых преобразований были, если так можно сказать, заранее

заданы сложившейся к тому времени ситуацией

Вспомним обстановку в стране Экономическая и политическая ситуация внутри самого

государства, разгар "холодной войны" на международном уровне, сложности

отношений с партнерами по социалистическому лагерю – все это создало целый ряд

проблем, которые неизбежно пришлось бы решать любому, кто пришел бы к

руководству страной. К тому времени определились и главные "болевые точки"

репрессивная политика, сохранение которой не только не отвечало задачам

экономической целесообразности, но и создавало угрозу политической стабильности;

сложный комплекс проблем в аграрной сфере, где без радикальных и немедленных мер

трудно было предотвратить кризис, многочисленные трудности во внешней поли-

и

318

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ТАЙНА ЗАКРЫТОГО ДОКЛАДА НА XX СЪЕЗДЕ

319

тике, в которой нарастали, с одной стороны, сопротивление диктату Москвы в

странах Восточной Европы, а с другой – жесткая конфронтация с Западом.

Тем самым вся "тройка" (Берия, Маленков, Хрущев), в руках которой

сосредоточилась власть, была обречена на избрание реформаторского пути. У

каждого из них был "свой набор реформ": у Берии – национальная политика,

перестройка системы МВД/МГБ, внешнеполитические инициативы; у Маленкова – новый

аграрный курс,] поворот к социальным программам, идея разрядки в международных!

делах; у Хрущева – целина, совнархозы, новая военная доктрина! Оценивая эти

"программы" в ретроспективе, скорее всего; следует! говорить о персональных

инициативах, поскольку ни одна из них не[ представляла целостной концепции.

Вернемся, однако, к разговору о Берии как реформаторе. По мне-] нию многих

ученых и политологов выступление "Лубянского марша-1 ла" в такой роли с самого

начала было обречено на провал, даже если! бы его карьера на этом поприще и не

была прервана бывшими сорат-1 никами. Причина не в самих предложениях – по

иронии судьбы большинство из них, отвергнутых в 1953-м и поставленных в вину

Берии, позже были воплощены в жизнь. Но общество не могло принять в роли

реформатора человека, за которым тянулся мрачный шлейф массовых репрессий и

других преступлений. Чтобы признать за Берией право называться реформатором, его

нужно было реабилитировать, отделить от него тень главного сталинского палача.

Как справедливо заметил историк Олег Хлевнюк в статье "Берия: пределы

исторической "реабилитации", какие бы новые сведения и соображения ни

приводились в защиту Берии, ничто не сможет перевесить его пре-1 ступлений…

ТАЙНА ЗАКРЫТОГО ДОКЛАДА НА XX СЪЕЗДЕ*

Прошло сорок лет после XX съезда КПСС. Но до сих пор не утихают споры вокруг

доклада Н.С. Хрущева на закрытом заседании. Одни ставят его в заслугу Никите

Сергеевичу. Другие вменяют ему в вину то, что своим докладом он нанес по

коммунистической системе чудовищной силы удар. Говорят и о его "невиданном

вероломстве", будто доклад буквально за несколько дней до оглашения втайне от

членов президиума ЦК был коренным образом переработан и оглашен вопреки прежней

договоренности с соратниками.

Секретный доклад на XX съезде КПСС был результатом сложной интриги

Материал А. Богомолова.

А собственно, на основании чего был составлен доклад? Кто его автор (авторы)?

Каков его правовой и политический статус? Что отражал этот документ – настроения

в обществе, верхушечную борьбу или авантюристический характер самого Хрущева?

Стенографический отчет XX съезда – это два объемистых тома, 1100 машинописных

страниц. Повестка дня – четыре вопроса: отчетный доклад ЦК, докладчик Н.С.

Хрущев; отчетный доклад ревизионной комиссии, докладчик П.Г. Москатоь-;

директивы съезда по шестому пятилетнему плану, докладчик Н.А. Булганин; выборы

центральных органов. Вот и все. Невероятно, но факт: в стенограмме съезда,

осудившего преступления Сталина, нет ни единого упоминания его имени. И в

последний день, 25 февраля 1956 года, – никаких разоблачений. Оглашаются итоги

голосования по выборам в центральные органы партии. Повестка дня исчерпана,

съезд завершил свою работу.

Но что это за странное постановление "по докладу Н.С. Хрущева о культе личности

и его последствиях"? Что же это за доклад такой? Если верить архивным

источникам, то поначалу задуманная Хрущевым акция по развенчанию Сталина

ограничивалась рамками судеб нескольких десятков репрессированных делегатов XVII

съезда ВКП(б). Но когда об этом намерении Хрущева пошли слухи, к нему двинулись

сотни ходатаев. Хрущев охотно принимал их, выслушивал хватающие за душу истории,

и круг намеченных к пересмотру дед расширялся.

В последний день 1955 года Хрущев проводит через президиум ЦК решение об

образовании специальной комиссии по изучению материалов о массовых репрессиях не

только среди членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), избранного XVII съездом, но

и среди других советских граждан. Расширены были и временныуе рамки: с 1935 по

1940 год. Возглавить комиссию Хрущев поручил секретарю ЦК П.Н. Поспелову.

Первоначально П.Н. Поспелов определял ее задачи следующим образом:

сбалансировать положительные и отрицательные стороны в

-ищу

320

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

отношении Сталина. Огласить справку должен был Поспелов. Она замышлялась не как

разгромный доклад, а как сдержанная объективная информация. Исходили из того,

что ни партия, ни страна не были| подготовлены к восприятию прямых обвинений в

адрес Сталина.

Вначале февраля 1956 года комиссия Поспелова представила! Хрущеву результаты

своей работы. Прочитав справку, Хрущев, как| рассказывают, никак не

отреагировал: не одобрил и не отклонил.

На второй день работы съезда к секретарю ЦК Д.Т. Шепилову по-1 дошел помощник

Хрущева Шуйский и что-то прошептал на ухо. Ше-1 пилов тотчас же поднялся и в

сопровождении Шуйского направился! в комнату отдыха членов президиума. Два дня

после этого Шепилов! на заседаниях съезда не появлялся. Подолгу отсутствовал и

Хрущев. I

Доклад Н.С. Хрущева "О культе личности и его последствиях" был заслушан

делегатами XX съезда на закрытом утреннем заседании 25 февраля 1956 года. "Свои"

приглашенные и делегации зару-[ бежных компартий не присутствовали. Исключений

из правил про-1 ведения такого рода мероприятий было много.

Во-первых, заседание не стенографировалось. Во-вторых, после! окончания доклада

прений не открывали. В-третьих, по предложению председательствовавшего на

заседании Н.А.Булганина съезд без! обсуждения принял постановление "О культе

личности и его послед-1 ствиях" – более чем странно, если учесть, что куда более

мелкие вопросы обсуждались часами. Вообще в процедуре подготовки, оглашения

доклада, принятия постановления таких загадок и нестыковок! тьма-тьмущая.

Вот одна из них – невесть откуда взявшееся закрытое заседание. I В примечаниях к

опубликованному в 1989 году, секретному докладу! Хрущева сказано: предложение о

проведении закрытого заседания и| выступлении на нем Хрущева с докладом о культе

личности было выдвинуто президиумом ЦК КПСС 13 февраля 1956 года. Получается,

президиум ЦК уже до 13 февраля имел текст доклада. Это совсем не стыкуется с

заявлением самого Хрущева, сделанным во время бесе– [ ды с руководством

итальянской компартии летом 1956 года.

– Мы считали, – сказал он, – что доклад не будет опубликован, I в противном

случае мы бы построили его иначе. Более того, решение поставить этот вопрос было

принято не при подготовке к съезду, а в ходе его. В ходе XX съезда было

проведено несколько бурных заседаний президиума ЦК. Отдельные члены президиума

считали, что не следует поднимать вопрос о культе личности, так как это создаст

трудности внутри страны и в рабочем движении. Как видите, мы учитывали это, но

также стояли перед необходимостью ответить на вопрос, кто же виноват в том, что

погибли многие лучшие коммунисты. Не' ответить на него – значило показать, что

нынешний ЦК КПСС покрывает виновников, соглашается с ними, боится сказать

правду..

ТАЙНА ЗАКРЫТОГО ДОКЛАДА НА XX СЪЕЗДЕ

321

По воспоминаниям Л. Кагановича, комиссия Поспелова с задачей справилась и

подготовила хорошую справку. Ее обсудили на президиуме и решили: после съезда

созвать пленум ЦК и на нем заслушать доклад Поспелова, после чего сделать

политические выводы. Хрущев тоже был за такое решение. И вдруг, когда съезд уже

заканчивался, в перерыве в кулуарную комнату съезда, где собирались члены

президиума, входит Хрущев. Присутствующим раздали брошюрки в красных переплетах.

Показывая на них, Хрущев сказал: "Надо выступить на съезде".

– Мы говорим, – вспоминал Каганович, – что условились обсудить этот вопрос на

отдельном пленуме ЦК, после съезда, в спокойной обстановке. "Надо сейчас!" –

настаивал Хрущев.

Члены президиума ЦК не успели толком просмотреть те красные брошюрки. Хрущев

торопил: быстрее, съезд ждет.

– Он потом написал, – продолжал Каганович, – что ему предложил президиум

выступить с докладом. Это он врет. Он сам сказал: "Я сделаю доклад".

Свидетельствует Д.Т. Шепилов:

– Никакого согласования с членами президиума ЦК не было, не говоря уже о

решении. Просто в кулуарах, в комнате отдыха президиума съезда, Хрущев сказал:

"Мы не раз говорили об этом, и вот время пришло доложить коммунистам правду!" По

версии Ше-пилова, это они вдвоем с Хрущевым, уединившись, два дня готовили

доклад и лишь 25 февраля, когда все было написано и отпечатано, вернулись на

съезд. Тогда и был сделан этот потрясший всех доклад.

Впрочем, существует еще несколько версий по поводу его авторства. Одна из них-

доклад произнесен Хрущевым экспромтом. В пользу этой версии говорит и то, что

текст доклада, предназначенный для партийных организаций, подвергся значительной

редакторской и стилистической правке, задним числом были даны ссылки на

произведения Маркса, Энгельса, Ленина и на другие цитируемые источники, уточнены

даты принятия отдельных документов. Сторонники этой версии, восхищаясь поступком

Хрущева, отдают дань и его хитроумию – усыпил бдительность соратников, произнес

доклад "из головы". Однако новейшие архивные изыскания и свидетельства

присутствовавших на закрытом заседании лиц эту версию не подтверждают…

5 марта 1956 года президиум ЦК КПСС принял постановление о порядке ознакомления

с докладом Хрущева "О культе личности и его последствиях". Публикация в открытой

печати не предусматривалась, но несколько миллионов коммунистов на закрытых

собраниях были ознакомлены с этим документом. Представители итальянской

компартии, шокированные докладом не меньше отечествен-

322

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ных коммунистов, поинтересовались у Хрущева, какую реакцию вызвал закрытый

доклад внутри страны. Он ответил им:

– В Советском Союзе содержание доклада сразу все поняли правильно. Не поняли

только единицы…

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ "ЧЕЛОВЕКА-ЛЯГУШКИ"*

Апрель 1956 года оказался для советской дипломатии богатым на события. Визит Н.

Хрущева и Н. Булганина в Великобританию стал первой ласточкой, предвещавшей

определенные подвижки в отношениях СССР с западным миром. Пока советские лидеры

завоевывали сердца недоверчивых англичан, флагман ВМС СССР – крейсер

"Орджоникидзе", на котором пожаловали на берега туманного Альбиона оба высоких

гостя, стоял на рейде Портсмута. Никто тогда и представить не мог, что эта

тишина будет нарушена крупным скандалом.

В центре скандала оказался капитан британских ВМС Лайонелл Крэбб,

профессиональный диверсант-подводник, ставший знаменитым благодаря своим смелым

рейдам с целью минирования итальянских судов в Гибралтаре во время Второй

мировой войны. 19 апреля рано утром Крэбб опустился в воды Стоукской бухты, где

стоял советский крейсер, и… таинственно исчез.

В поисках Крэбба его друзья не раз обращались в Британское адмиралтейство, но

эта организация хранила гробовое молчание, и только после вмешательства прессы

сообщила о гибели водолаза в той самой бухте будто бы в результате поломки

дыхательного аппарата. Многие тогда заподозрили, что вся эта история шита белыми

нитками и что английская разведка попала в неприглядную шпионскую историю,

причем в самый разгар важного госвизита, выпутаться из которой будет не так-то

просто. Правительству Энтони Идена пришлось выступить с разъяснениями по поводу

происшествия. Премьер-министр намекнул, что, по определенным соображениям, он не

вправе информировать общественность о всех деталях данного ин-, цидента. В таких

ситуациях не придумаешь ничего лучшего, нежели попытаться дезавуировать своего

агента, что и было сделано англичанами с присущей им изобретательностью.

Приблизительно через год неподалеку от города Чичестер в заливе был найден труп

мужчины в комбинезоне ныряльщика. Почти полностью разложившееся тело почему-то

оказалось обезглавленным, к тому же у него отсутствовали руки. Опознать

утопленника оказалось практически невозможно, хотя имелись подозрения, что им

мог быть и Крэбб. 5 июня 1957 года газета "Дейли телеграф" поместила

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ "ЧЕЛОВЕКА-ЛЯГУШКИ"

323

Лайонелл Крэбб

* Материал А Ревельского

краткое сообщение о погребении в Портсмуте капитана Крэбба. Представители ВМС

похороны проигнорировали. Казалось, на этом скандал был исчерпан. Однако

окончательную точку в деле Крэбба, как показали дальнейшие события, ставить было

рано.

Примерно через пару лет в Лондоне вышла книга Джона Хаттона "Невероятное дело

человека-лягушки". Автор утверждал, что в основу этой книги легли материалы

британской службы агентурной разведки и контрразведки и согласно им Крэбб вовсе

не погиб, а. . находится в СССР! По версии Хаттона, человека-лягушку на крейсере

обнаружили довольно быстро. Тотчас же с борта "Орджоникидзе" под воду спустились

советские ныряльщики, которым после отчаянной погони удалось догнать

таинственного пловца и пленить его. Первые допросы ни к чему не привели. Чтобы

не привлекать внимания властей, пленника накачали снотворным и на следующий день

на вертолете доставили в Польшу, в город Щецин. Оттуда Крэбба этапировали в

Москву. В результате постоянных изнурительных допросов англичанин сломался и

рассказал о тех заданиях, которые ему приходилось выполнять. Погружение 19

апреля Крэбб якобы совершил с целью обследования подводной части крейсера

"Орджоникидзе", в частности его гребных винтов (!), не имея при этом никаких

других намерений. Похоже, Крэбб лукавил В 1953 году аналогичным заданием он

нырял под крейсер "Свердлов", но тогда его не заметили

По совокупности всех собранных в ходе следствия материалов на Лубянке было

принято решение о перевербовке Крэбба, поскольку он мог оказаться полезным при

подготовке советских ныряльщиков. В конце концов Крэбба уговорили стать тренером

советских подводников Затем началась его служба в центрах подготовки личного

состава ВМС СССР, о которой практически ничего неизвестно Хат-тон утверждает,

что однажды он показал жене Крэбба фотокарточку, на которой ее супруг был

сфотографирован среди советских морских офицеров. И та опознала Крэбба!

После опубликования таких сенсационных материалов честь мундира британского

адмиралтейского начальства была явно задета. Историю с фотографией удалось

замять, Хаттон был объявлен дезинформатором.

324

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ЧАС "X" ДЛЯ ФЛАГМАНА

325

Последний раз сообщения о Крэббе всплывали в прессе Западной Германии в 1976

году. Его будто бы видели в городе Болькенхаге-не, где он тренировал

восточногерманских ныряльщиков…

ЧАС "X" ДЛЯ ФЛАГМАНА*

В истории советского военно-морского флота было достаточно событий, не попавших

в официальную историческую хронику. Среди них – самая крупная в XX столетии

военная катастрофа на море, происшедшая в мирное время: гибель флагмана эскадры

Черноморского флота линкора "Новороссийск". Сам факт этой беспрецедентной

трагедии до недавнего времени тщательно скрывался властями от общественности

страны. Не в последнюю очередь, видимо, отто-го, что не все в ее обстоятельствах

и сегодня выяснено до конца.

Линкор "Новороссийск" – бывший итальянский линкор "Джу-j лиоЧезаре" ("Юлий

Цезарь") – достался советскому ВМФ в счет ре-Г параций после окончания Второй

мировой войны. Он был построен", в Генуе, на верфи "Ансальдо". Заложен в 1910

году, спущен на воду в-1 1911 году, вступил в строй в 1914 году. Дважды – в

1920-30-х ro-fl дах – прошел модернизацию, в ходе которой претерпел значитель-,

ные конструктивные и иные изменения, в результате чего был, по су| ществу,

полностью переделан. В частности, у него была удлинена щ 10 метров носовая

часть, которую надстроили обтекателем-булем, реконструирована машинно-котельная

установка, что способство-1 вало повышению скорости хода; заменено

артиллерийское вооруже] ние, усилены бронирование и противоминная защита и

сделано мно-1 гое другое. Эти усовершенствования позволили резко повысить его

боевые и технические возможности, но в то же время привели к уве] личению его

водоизмещения и ухудшению остойчивости, а значит непотопляемости…

Военно-морской флот в Италии традиционно являлся гордостьн нации, а офицерами в

нем служили выходцы из элиты общества. Для строительства кораблей, наряду с

государственными субсидиями] широко использовались различные формы привлечения

денежны* средств от населения. Поэтому раздел ВМФ Италии между союзни-1 ками –

победителями во Второй мировой войне был воспринят мноН гими в итальянском

обществе весьма болезненно, а процесс переда-1 чи кораблей в победившие страны

проходил с большими трудностя-1 ми. В прессе и по радио звучали призывы сделать

все, вплоть до совершения диверсионных актов, с тем чтобы не допустить плавания

итальянских кораблей под чужими флагами. А соответствующие

* Материал капитана 2 ранга в отставке О Бар-Бирюкова

силы и средства для этого в Италии имелись. Задолго до Второй мировой войны в

стране уделялось много внимания развитию подвод-но-диверсионных формирований,

способных выводить из строя и топить корабли противника. Этим специально

подготовленным подразделениям в ходе Второй мировой войны при ведении боевых

действий на Средиземном море удалось достичь немалых успехов.

Для передачи советской стороне линкор "Джулио Чезаре" был переведен итальянской

командой в Албанию, в порт Влера, где 3 февраля 1949 года сразу же по его

прибытии на него перешла советская команда. За короткий срок экипаж сумел

разобраться в устройстве линкора, системах, приборах и освоить их в такой

степени, чтобы обеспечить благополучный перевод этого ранее незнакомого корабля

на Черноморский флот. Утром 6 февраля 1949 года на линкоре был спущен

итальянский и поднят советский военно-морской флаг. Кораблю было присвоено новое

название – "Новороссийск".

После небольшого ремонта линкор официально вступил в строй эскадры Черноморского

флота и уже летом 1949 года принял участие в большом походе кораблей эскадры по

Черному морю с заходом в порты Кавказского побережья.

Экипаж "Новороссийска" по советскому штату составлял 1462 человека, 70 из них-

офицеры, 266– старшины. Линкор имел мощное – по тем временам – артиллерийское

вооружение, сильное бронированием достаточную дальность плавания, хороший ход.

Несостоятельны разного рода толки о том, что из-за своего "итальянского

происхождения" линкор был недостаточно изучен и освоен советскими моряками. Один

лишь перевод его из Средиземного моря в Черное силами советских моряков

свидетельствует об обратном. Не говоря уж о том, что доскональному освоению

личным составом всех его механизмов и устройств уделялось на корабле

первостепенное значение с самого первого дня ввода линкора в боевой состав

флота, где он находился в числе кораблей первой линии. Ведь недаром же на нем

стал держать свой флаг и штаб командующий эскадрой контр-адмирал Пархоменко Да и

командующие Черноморским флотом, часто бывавшие на его борту во время походов и

учений, всегда отмечали хорошее содержание корабля и высокую выучку экипажа.

В череде флотских будней и праздников незаметно пролетели шестьлет. Наступил

1955 год. Весной "Новороссийск" вышел из продолжительного ремонта, в ходе

которого был выполнен ряд модерни-зационных работ, усиливших его боевые

возможности, и начал плановую боевую подготовку со сдачей установленных курсовых

задач. К тому времени линкором уже год командовал капитан 1 ранга А.П. Кухта,

старпомом стал капитан 2 ранга Г. А. Хуршудов. Летом линкор сдал установленные

курсовые задачи и провел зачетные ар-

326

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

тиллерийские стрельбы главным и зенитным калибром. В конце сентября 1955 года

после небольшого похода корабль прибыл в Севастополь.

Войдя на внутренний рейд базы, "Новороссийск" занял не свое обычное штатное

якорное место между швартовными бочками № 14, самыми дальними от входа в гавань,

установленными возле режимной (охраняемой) части побережья Северной бухты, а

встал на "чужие" бочки №3, ранее принадлежавшие линкору "Севастополь", к тому

времени выведенному из боевого состава Черноморской эскадры и переведенному к

причалу завода. Эти якорные бочки находились ближе к боновым воротам,

перекрывавшим вход в базу, и располагались в очень удобном месте: в середине

южной линии постоянных швартовных бочек, выставленных в обширной Северной бухте

(где обычно стояли крупные корабли – линкоры и крейсеры), возле наиболее

населенного тогда побережья Корабельной стороны города. От бочек №3 до него было

менее двух кабельтовых (300 метров). Тут местные жители могли купаться и держать

около уреза воды свои частные, в т. ч. рыбацкие плавсредства. На этом якорном

месте "Новороссийск" простоял более месяца, занимаясь текущими делами. В

Севастополе линкор должен был пробыть до конца октября, и поэтому командир

корабля капитан 1 ранга Кухта ушел в отпуск. С его возвращением – после

ноябрьских праздников – намечался выход линкора в Новороссийскую военно-морскую

базу. Там линкор должен был сдать на береговые склады остатки итальянского

боеприпаса для орудий главного калибра и взять на борт новые советские снаряды и

заряды к ним.

28 октября 1955 года, в пятницу, утром "Новороссийск" под командованием старпома

ГА. Хуршудова снялся с бочек и вышел в море для уточнения маневренных элементов

корабля и подготовительных артиллерийских стрельб. Вечером того же дня, выполнив

все намеченное, линкор возвратился в Севастопольскую гавань и снова встал на

бочки. Но швартовка к носовой бочке прошла неудачно: корабль, управляемый не

очень опытным в этом деле старпомом, проскочил ее на добрую половину своего

корпуса. Хотя Хуршудов и отдал, как полагалось, якорь, стараясь удержать нос

линкора у носовой бочки, однако сделал это с опозданием и несколько в стороне от

обычного места отдачи якоря, из-за чего потом пришлось подбирать основательно

вытравленную якорь-цепь, проволочившуюся при этом по грунту и описавшую во время

разворота буксиром кормы линкора к кормовой бочке почти полуокружность, тем

самым как бы "протралив" дно вокруг бочки Да и корпус "Новороссийска" в

результате такой швартовки занял между бочками нештатное положение, сдвинутое на

несколько метров от носовой к кормовой бочке. Его вырав-

ЧАС "X" ДЛЯ ФЛАГМАНА

327

Линкор "Новороссийск" на рейде Севастополя

нивание из-за наступившей темноты отложили до утра. Вдаюсь в эти детали

постановки "Новороссийска" на якорь и обе бочки потому, что, не зная их,

невозможно судить об истинных причинах его подрыва на этом месте.

После постановки на якорные бочки на линкоре проводились обычные мероприятия,

предусмотренные распорядком дня: ужин, увольнение офицеров, старшин и матросов

на берег, баня, стирка, вечерний чай, проверка личного состава, отбой ко сну.

Перед ужином на корабль прибыла очередная партия нового пополнения – бывших

солдат, переведенных из береговых частей на флот для продолжения службы на

кораблях Это делалось в связи с происходившим тогда сокращением вооруженных сил

и уменьшением морякам срока их службы, потребовавшим замены значительной части

экипажа "Новороссийска". Таких новобранцев на линкоре уже насчитывалось до

двухсот человек. Перед приходом на корабль их переодевали в матросское рабочее

платье – робу, но оставляли сапоги На ночь бывших солдат, накормив ужином вместе

с экипажем, временно разместили в одном из носовых помещений корабля – в

шпилевом отделении

Вместе с большинством корабельных офицеров сошел на берег в увольнение до утра и

врио командира линкора Хуршудов, оставив за себя старшим капитана 2 ранга З.С

Сербулова, опытного моряка. По возрасту он вскоре должен был уволиться в

отставку Обязанности старшего механика (также находившегося в это время в

отпуске) исполнял командир электротехнического дивизиона инженер-капитан 3 ранга

Е.М. Матусевич А за старшего артиллериста, сошедшего на берег, остался командир

дивизиона главного калибра капитан-лейтенант В В. Марченко Среди остальных

двадцати офицеров, ос-

328

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

тавшихся на линкоре и замещавших тех, кто сошел на берег, преобладала молодежь –

лейтенанты и "старлеи".

К полуночи на "Новороссийске" все затихло. Бодрствовала лишь дежурно-вахтенная

служба во главе с дежурным по линкору – капитаном 3 ранга М.Р. Никитенко,

недавно пришедшим служить на корабль. В 1 час ночи вахтенным офицером заступил

лейтенант В.П. Лаптев – замполит дивизиона движения линкора, бывший фронтовик,

воевавший на сухопутье, ставший Героем Советского Союза за форсирование Днепра в

Великой Отечественной войне, но, увы, новичок в морском деле. Он должен был

нести вахту до 4 часов утра в самое тяжелое, неудобное, "собачье" время.

В 1 час 30 минут вахтенный старшина на юте линкора, как обычно, пробил в рынду –

корабельный колокол – три склянки. Едва затих звук от последнего удара, как в

носовой части "Новороссийска" прогремел взрыв. Огромный, закованный в броню

корпус линкора содрогнулся от мощного удара. Сильный толчок выбросил из коек

спавших моряков. На всех палубах корабля сразу же погасло электрическое

освещение, и он погрузился в темноту..".

Моряки бросились на бак линкора. Те, кто добежал туда, увидели перед первой

артиллерийской башней главного калибра – в мертвенном свете луны и отблесках

прожекторов, включенных с соседних крейсеров, – многометровый пролом в средней

части верхней палубы, с трещинами в ней, доходившими почти до бортов. Рваные,

вспученные края брони были загнуты вовнутрь. Из широкой и глубокой пробоины

исходил сильный запах пороховой гари, доносились стоны, крики, шум клокотавшей

воды… Все вокруг– покореженная палуба, заклиненные якорные и вздыбленные над

нею швартовные шпили, носовые башни главного калибра, часть надстроек фок-мачты

было залито и забрызгано слоем густой черной массы, пахнувшей сероводородом –

придонным илом. Рядом с проломом и внутри его лежали искалеченные тела моряков,

выброшенные из носовых кубриков, через которые, сокрушая все внутри корабля,

прошел огненный смерч взрыва. Жуткое зрелище!

Одним из первых на бак линкора добрался – в темноте, через кучи ила – оставшийся

за командира Сербулов. Он вместе с другими подоспевшими офицерами и старшинами

сразу же стал руководить спасанием людей, оказавшихся отрезанными от выходов во

внутренних носовых затапливаемых помещениях, и тех, кто оказался выброшен

взрывной волной за борт корабля и теперь взывал о помощи. По его команде боцманы

достали из кладовых и нарезали концы пеньковых тросов. Моряки стали опускать их

в пролом и с их помощью вытаскивать плававших там людей. Были спущены на воду и

корабельные шлюпки, подобравшие тех, кто барахтался в воде за бортом.

ЧАС "X" ДЛЯ ФЛАГМАНА

329

Как позже было установлено, взрыв (некоторым он показался двойным) был такой

силы, что пробил насквозь – от днища до верхней палубы – весь многопалубный

бронированный корпус линкора, образовав в нем огромный проем. Оставшиеся в живых

моряки, находившиеся в нижних помещениях, вдруг увидели над собой луну и

звездное небо… В громадную (как оказалось потом – 150 квадратных метров)

подводную пробоину хлынули потоки забортной воды, перемешанные с мазутом и

кровью погибших. Вода быстро распространялась по нижним и особенно средним

помещениям корабля, затапливая их и сокрушая верхние, как оказалось, – непрочные

водонепроницаемые переборки…

Все эти страшные разрушения пришлись по самой густозаселенной части корабля, где

в носовых кубриках, расположенных на нескольких палубах-этажах спокойно спали на

своих 2-3-х ярусных койках сотни матросов и старшин По оценкам, при взрыве сразу

же погибло 150-175 человек и было ранено более 130. Они стали первыми жертвами

этой трагедии…

После некоторого замешательства на линкоре была объявлена сначала аварийная, а

потом, по приказанию Сербулова, и боевая тревога. Для этого пришлось

использовать рынду, для дублирования – подавать сигналы вахтенным и дневальным с

помощью свистков боцманских дудок, а также голосом, так как корабельная звуковая

сигнализация и радиотрансляция не работали из-за выхода из строя системы

электропитания. Тем не менее экипаж довольно быстро занял места согласно боевому

и аварийному расписанию. Были задраены водонепроницаемые переборки, люки и

горловины, усилено наблюдение за воздухом и водой Прозвучала команда:

"Осмотреться в помещениях, в артиллерийских погребах и отсеках!" Были поданы к

зенитным орудиям боевые патроны – многие моряки подумали, что началась война,

корабль подвергся нападению с воздуха и в него попала бомба или же он подорван

торпедой с подводной лодки, проникшей в базу… А после, когда это не

подтвердилось, решили, что взорвался боезапас в первой башне главного калибра.

Тем временем по приказанию заместителя начальника штаба флота капитана 1 ранга П

И Овчарова, прибывшего на береговой флагманский пункт, экипаж линкора стал

готовить корабль к буксировке на отмель. На соседних крейсерах, где дежурно-

вахтенной службой был зафиксирован взрыв на "Новороссийске" и где тоже объявили

боевую тревогу, собирали людей и аварийное имущество. Медицинским группам

приказали направиться на помощь подорванному линкору, и они вскоре начали на

своих баркасах подходить к его борту.

А на линкоре все три корабельные аварийные партии самоотверженно боролись с

подступавшей водой. Наиболее тяжелая обстанов-

330

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ка складывалась в носовой части корабля – в ее быстро затапливавшихся темных и

тесных помещениях и отсеках, входы и выходы из которых разрушил взрыв и где еще

оставались живые люди. Моряки нижней команды, действиями которых руководили из

поста энергетики и живучести (сокращенно – ПЭЖ) Матусевич и командир дивизиона

живучести инженер-капитан-лейтенант Ю.А. Городецкий, предпринимали оперативные

меры по локализации последствий взрыва. Личный состав линкоровских аварийных

партий (лишь одной из них командовал офицер – инженер-лейтенант А.Е. Михалюк,

остальными руководили старшины) устанавливал на носовых переборках помещений, на

дверях и люках – по путям распространения воды – сразу несколько эшелонов

защитных подпоров. Аварийщики пытались подключить для откачки воды переносные

водоотливные средства, ибо большинство стационарных на линкоре вышли из строя,

но действия моряков затруднялись из-за отсутствия электропитания С пуском

резервного дизель-генератора оно было восстановлено лишь в некоторых местах

линкора.

Артиллеристы корабля во главе с командиром артдивизиона главного калибра

капитан-лейтенантом Марченко по приказанию Сер-булова занялись осмотром погребов

с боезапасом, особенно в носовых артиллерийских башнях главного калибра. Мысль о

возможной детонации снарядов и о затоплении погребов не покидала многих.

Вскоре вода стала проникать в погреба первой башни главного калибра, а потом и

второй. Несмотря на установку дополнительных креплений на их носовых переборках,

они не выдерживали ее многотонное давление. Быстрое распространение забортной

воды по кораблю вызвало крен: сначала – на правый борт, где находилась пробоина,

а потом – на левый. При этом в воде оказались нижние бортовые иллюминаторы кают,

часть которых оказалась незадраенной – их жильцы, сошедшие на берег в увольнение

до утра и запершие их, ключи захватили с собой. Через незадраенные иллюминаторы

вода хлынула внутрь помещений, еще более увеличивая крен… Задраивать

иллюминаторы пришлось с помощью легких водолазов. Но, несмотря на принимавшиеся

меры, положение линкора ухудшалось. Вода, продавливая переборки, попадала в

основном в помещения полевому борту корабля, расположенные выше броневой палубы

и ватерлинии, создавая в них большие, крайне опасные свободные водные

поверхности. Тем самым верхняя часть корпуса линкора становилась тяжелее нижней

и остойчивость его резко ухудшалась. Создавался так называемый опрокидывающий

момент…

Через полчаса после взрыва на линкор прибыли все высшие руководители

Черноморского флота: командующий вице-адмирал В.А. Пархоменко, член Военного

совета вице-адмирал Н М. Кулаков, начальник штаба вице-адмирал СЕ. Чурсин.

Пархоменко все-

ЧАС "X" ДЛЯ ФЛАГМАНА

331

го как полгода принял флот у адмирала С. Г. Горшкова (убывшего на повышение в

Москву). Теперь все действия на аварийном корабле выполнялись только по его

приказам и распоряжениям. И от него – человека с двумя черными "пауками" (так

между собой моряки называют большие адмиральские звезды) на золотых погонах –

зависела судьба всех людей, находившихся на борту "Новороссийска". Совсем

недавно Пархоменко, как командующий эскадрой, принимал линкор, часто плавал на

нем и должен был знать его особенности. И вот теперь, когда подорванный корабль

все глубже и глубже уходил носом в воду, одновременно кренясь на левый борт,

все, кто был на нем, ждали от него спасительных решений и действий. А

командующий флотом метался со своей свитой по накренившемуся кораблю с юта на

бак и обратно, требуя докладов о состоянии корабля и мер по его спрямлению…

Прибыв на линкор, Пархоменко приостановил начатую было буксировку подорванного

корабля и стал вникать в сложившуюся аварийную обстановку. К этому времени почти

вся передняя часть линкора уже ушла под воду вместе со шпилями и толстенными

якорь-цепью и цепным бриделем, которыми он крепко держался за якорь и носовую

бочку (отсоединить их можно было лишь при помощи специальных резаков, доставив

их на линкор, что требовало немало времени). Все это уже не позволяло

отбуксировать корабль к отмели или отойти к ней своим ходом. Запоздалое

приказание Пархоменко о возобновлении буксировки линкора к берегу не давало

результатов – носовая часть корабля уже осела на грунт. Буксирам удалось лишь

развернуть линкор кормой к берегу (при этом оттягивая ее влево и еще более

увеличивая крен на левый борт!). Пошел третий час после взрыва…

Прибывший на линкор за 45 минут до роковой развязки Хуршу-дов, видя, что

поступление воды остановить не удается, а крен на левый борт увеличивается,

обратился, как того требует флотская субординация, к и.о. командующего эскадрой

контр-адмиралу Н.И. Никольскому с просьбой предложить Пархоменко эвакуировать

значительную часть моряков – до тысячи человек, скопившихся к тому времени в

корме корабля после затопления носовых боевых постов и помещений, а также

прибывших на помощь, но не задействованных. На это Никольский ответил: "Я уже

дважды обращался к нему с таким предложением, но комфлотом резко отказал,

заявив: "Не будем разводить панику!" Адмирал, видимо, не терял надежды на

спасение подорванного линкора, рассчитывая на небольшую глубину под кораблем:

она была около 18 метров Но лишь ширина линкора составляла более 28 метров, не

считая высоких бортов, надстроек, труб, мачт, и при критическом крене корабль

мог только лечь на борт (глубина места стоянки линкора, как выяснилось

впоследствии, оказалась

332

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ложной – грунт, фиксировавшийся лотами и хорошо державший корабельные якоря,

состоял из почти сорокаметрового, уплотнявшегося с глубиной слоя придонного

ила).

Однако вскоре, после доклада начальника техуправления флота Иванова о том, что

крен подходит к критическому, Пархоменко разрешил свести часть моряков, не

занятых борьбой с водой, на берег. По кораблю пошла по-разному понятая личным

составом команда, поданная вахтенным офицером Лаптевым: "Прибывшим с других

кораблей и не занятым борьбой за живучесть – построиться на юте!" Эту запутавшую

многих на линкоре команду (замечу, что ее двусмысленность спасла многих,

успевших выйти наверх) из-за того, что внутрикорабельная трансляция работала не

везде, смогли передать в нижние, наглухо задраенные помещения корабля, в

основном голосом и по телефонам внутренней связи, на что ушло немало времени.

Матросы, старшины и офицеры стали выходить наверх через узкие люки и горловины

внутренних помещений, палуб, надстроек, башен и строиться на верхней палубе, на

юте линкора. Группы моряков начали было производить посадку на подошедшие суда.

Оперативный дежурный штаба эскадры получил приказание перейти на соседний

крейсер и, распорядившись выключить "флагманский огонь", направился к трапу со

своими документами.

Но тут накренившийся корабль как-то странно дернулся, немного выпрямился, потом

снова резко накренился на левый борт. Погас свет… Крен продолжал стремительно

нарастать. Плотные шеренги моряков, стоявших в строю на юте в ожидании подхода

баркасов, стали скатываться в воду, в темноту с уходившей из-под ног палубы… А

сверху, с надстроек и башен, начали сваливаться со своих штатных мест и со

страшным грохотом падать на стальную палубу зенитные установки, оборудование,

арматура… Срывавшиеся в воду и катившиеся по кренящейся палубе предметы

калечили и убивали попадавших под них людей.

В 4 часа 14 минут линкор "Новороссийск" опрокинулся на левый борт и,

задержавшись в таком положении на какие-то мгновения, вдруг быстро перевернулся

вверх килем, подняв вокруг себя завесу из водяной пыли, образованную брызгами и

струями воздуха, с шипением выходившего из его внутренних помещений. В момент

переворота из груди множества людей, оказавшихся в воде возле корабля, при виде

накрывавшей их затемненной стальной махины, вырвался глухой тысячеголосый,

отчаянно-страшный крик ужаса. Потом все стихло. Судьбу каждого вершил теперь

роковой или счастливый жребий…

Начался второй акт трагедии.

То, что происходило в воде возле перевернувшегося корабля, трудно описать. Но

самое страшное при этом творилось у его кор-

ЧАС "X" ДЛЯ ФЛАГМАНА

333

мовой части. Даже те счастливцы, которым повезло и которым удалось спастись,

выбравшись из морской пучины, не могли впоследствии толком передать то, что

происходило с ними и на их глазах. Моряки, только что стоявшие в тесном строю на

палубе, сваливались с корабля на головы своих товарищей, не успевавших

отплывать… В воде они, одетые в бушлаты и матросскую робу, в обуви,

образовывали живое скопище барахтающихся, цеплявшихся друг за друга людей.

Многие из них, особенно те, кто не умел плавать или плавал плохо – а это были в

основном бывшие солдаты из нового пополнения, – быстро тонули, затянутые в

глубину моря отяжелевшей от воды одеждой, нередко при этом захватив с собой тех,

кто был рядом. В этой человеческой каше даже те, кто умел плавать, не могли

вынырнуть на поверхность после падения с высоких надстроек и бортов линкора. К

тому же многих накрыл широченный корпус перевернувшегося корабля. Других

затянули на дно мощные потоки воды, хлынувшей внутрь корпуса корабля, третьи

разбивались об поднявшийся из воды острый бортовой киль…

Люди нечеловеческими усилиями старались удержаться на поверхности и освободиться

от мокрой одежды. Если это им удавалось, то из таких моряков – как правило,

хороших пловцов, успевших еще и вовремя поддержать тонувших соседей, –

создавались связки, особенно, если кому-либо из них при этом удавалось

ухватиться за какой-нибудь плавающий предмет, упавший с корабля или брошенный со

спасательных баркасов и катеров. Эти связки из нескольких и даже многих моряков,

которые поддерживали в воде друг друга, помогали им продержаться до подхода

спасательных средств. Но и такие группки, перегруженные ослабевшими,

растерявшимися, не умевшими плавать людьми, порой рассыпались… Некоторые

выплывшие на поверхность моряки взбирались на огромное оставшееся на плаву днище

корабля, раздирая при этом руки и босые ноги в кровь об острые наросты ракушек

на обшивке. Но это были мелочи, главное – спаслись!

Спасатели, подоспевшие на плавсредствах, руками и отпорными крюками доставали

людей из воды, перемешанной с мазутом; бросали им все, что у них было на борту:

спасательные круги, жилеты, деревянные предметы… Все это происходило в

кромешной темноте, освещаемой лишь сполохами прожекторов, включенных с соседних

и подошедших кораблей… До сих пор спасшиеся тогда моряки не могут забыть ту

страшную ночь. Не раз ко многим из них она возвращалась и возвращается в

кошмарных снах. Напряжение от пережитого было такое, что у некоторых

"новороссийцев", уже спасенных или доплывших до берега, не выдерживало сердце и

они, выбравшись из воды, тут же падали замертво…

334

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

Высшие флотские чины, прибывшие на линкор, тоже оказались в воде. Почти всем им

удалось спастись. Вице-адмирала Пархоменко подобрала одна из спасательных шлюпок

и доставила на Графскую пристань, откуда он, промокший и полуодетый, добрался до

штаба флота – докладывать о случившемся в Москву.

Тем временем моряки, взобравшиеся на днище перевернувшегося линкора, а также те,

которые находились на подошедших спасательных судах, стали различать внутри

полупогруженного в воду корпуса "Новороссийска" частые беспорядочные стуки. Это

могли делать только живые люди – те, кто не смог выбраться из стальных отсеков

линкора! Их отчаянный стук во многих местах огромного корпуса нарастал, сливаясь

в сплошную дробь…

Об этом немедленно доложили командованию. Так у тех, кто оказался в "воздушных

мешках", образовавшихся в некоторых внутренних помещениях корабля, появился шанс

на спасение. Но на деле этот шанс обернулся третьим – последним актом

разыгравшейся драмы, самым трагическим…

Часам к 10 утра 29 октября положение корпуса перевернувшегося линкора

стабилизировалось. Погружение приостановилось, и корабль (его кормовая часть

возвышалась на 2-3 метра над водой) как бы обрел новую ватерлинию. Большой объем

сжатого воздуха, находящегося в его задраенных по-боевому помещениях и отсеках,

позволял надеяться, что моряки, попавшие в смертельную ловушку, выживут. Слушать

их мольбы о помощи и бездействовать в ожидании приказов "сверху" было выше

человеческих сил, и моряки со спасательного судна "Бештау", руководимые капитан-

лейтенантом И.Г. Малаховым, бросились туда, где стуки различались очень близко к

кормовой оконечности днища.

Междудонное пространство корпуса здесь, в районе дизель-электростанции №4, было

сравнительно тонким и располагалось близко к, наружной обшивке. Его стали

прорезать автогеном, проделав отверстие, через которое вскоре по очереди вышли

семь моряков. Этот успех окрылил спасателей. Были предприняты и другие попытки

прорезать обшивку днища в тех местах, откуда слышались стуки, но они ни к чему

не привели – из прорезей со свистом выходил лишь воздух…

Не хочется, но приходится рассказывать об этом – о том, как можно, сделав одно

благое дело, потом, по неведению, натворить такое, что оно многократно

перечеркнет не только все содеянное, но и принесет еще большую беду… Как

оказалось, из-за этих не до конца продуманных и слишком поспешных действий были

обречены на гибель многие десятки моряков, ждавших помощи. Это произошло прежде

всего из-за того, что работа спасательных судов не была должным образом

организована, не координировалась и, по существу, не управлялась растерявшимся

руководством Черноморского флота.

ЧАС "X" ДЛЯ ФЛАГМАНА

335

Вскоре из-за выхода воздуха из "воздушных мешков" еще удерживавшаяся на

поверхности воды кормовая часть линкора стала медленно погружаться. Запоздалые

попытки заварить прорези и приспособить для создания воздушного подпора один из

отсеков списанной подводной лодки-"малютки" со шлюзовой камерой, с помощью

которой можно было, приваривая его поочередно в разных местах днища, прорезать

обшивку без опасения стравить воздух внутри корпуса линкора, ничего не дали.

В ходе спасательных работ применялся проходивший испытания на флоте опытный

образец прямой разговорной звукоподводной связи. С его помощью с полдня 30

октября была установлена связь – к сожалению, односторонняя – с оказавшимися в

западне, но еще живыми моряками. По этой связи в последние мгновения перед

погружением корпуса линкора в воду было слышно, как моряки, находившиеся в чреве

корабля, прощаясь с жизнью, пели "Варяга"…

Спустя сутки с помощью той же звукоподводной связи были обнаружены живые люди в

одном из нижних кормовых кубриков линкора. Туда были немедленно отправлены

четыре водолаза. С риском для жизни, подстраховывая друг друга, они сумели

пробиться и вывести из почти затопленного кубрика двух полуживых матросов. Таким

образом всего было спасено 9 человек. А ведь на команду: "Откликнуться, кто

живой!", переданную утром 29 октября по звукоподводной связи в корпус

перевернутого линкора, ответили тогда стуками во многих местах корабля…

К 1 ноября водолазы перестали слышать какие-либо стуки из отсеков. Продолжая

работать, они поднимали наверх только трупы. Так закончился третий, и последний,

акт трагедии.

Уже 29 октября 1955 года, спустя несколько часов после взрыва и переворота

"Новороссийска", решением Совета министров СССР была создана правительственная

комиссия по расследованию причин и обстоятельств гибели линкора. Ее

руководителем стал заместитель председателя Совмина В.А. Малышев. К исходу того

же дня Малышев с членами комиссии и большой группой военных и гражданских

специалистов, в том числе сотрудников КГБ, прилетел в Севастополь.

В центре внимания комиссии сразу же оказалась версия о том, что линкор погиб от

взорвавшегося боеприпаса, хранившегося в артиллерийских погребах 1-й башни

главного калибра. Многое подтверждало реальность такого предположения: место и

характер взрыва, а также то, что накануне, 27 октября, на линкоре проводились

работы по выгрузке значительной части боекомплекта главного калибра, в т. ч. и

из носовых башен. При этом в ходе работ кто-то мог по халатности плохо закрепить

снаряд в стеллаже, откуда тот вывалился… Вспомнили, что в начале 1955 года при

таких же работах взор-

336

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

вался по не до конца выясненным причинам (вероятнее всего, при падении с вершины

штабеля) именно такой же 320-мм снаряд. Тогда все обошлось взрывом лишь одного

снаряда, разбросавшего – без детонации – соседние по штабелю. Но взрыв все-таки

был… Почему не могло быть и нового?

Таким образом, довольно быстро причина взрыва была "найдена", тем более что

проверить, так ли это, цел ли боезапас в артпогре-бах первой башни, было сложно

– ведь линкор затонул. И лишь только после того, как Малышеву доложили, что

водолазы, обследовавшие затонувший линкор, ясно видят признаки наружного взрыва

– края пробоины в обшивке его корпуса загнуты вовнутрь – комиссия обратилась к

поиску иных причин гибели линкора.

Малышев вызвал в Севастополь видных военных и гражданских специалистов по

кораблестроению и вооружению, представителей различных научных и технических

организаций. Из них были созданы экспертные подкомиссии, перед которыми стояла

задача определить – что взорвалось? Бомба, торпеда, мина или какой-нибудь другой

снаряд? Им также предстояло выяснить причину потери линкором живучести и

плавучести, приведшие к его опрокидыванию Для выяснения всего этого отводилось

лишь несколько дней (ведь приближалась очередная годовщина революции!). Работа

велась круглосуточно, в условиях строжайшей секретности. Были допрошены все

уцелевшие члены экипажа линкора и другие свидетели трагедии – несколько сот

человек, выполнен огромный объем различных расчет-но-аналитических исследований

и экспериментов, в том числе два сравнительных подрыва донных магнитных немецких

мин.

В итоге комиссия сделала следующие выводы

"1. Линейный корабль "Новороссийск" (бывший итальянский линкор "Юлий Цезарь") .

в результате модернизации, проведенной итальянцами в 1935-1937 гг, имел крупные

конструктивные недостатки, был перегружен, что серьезно ухудшало все элементы

непотопляемости корабля. Командование Черноморского флота и эскадры, зная о

таком неблагополучии в части непотопляемости корабля, не разработало и не

приняло дополнительных и специальных мероприятий по устранению хотя бы части

конструктивных недостатков корабля. Все это привело к тому, что линейный корабль

"Новороссийск", находясь в строю, подвергался постоянной угрозе…

2. Наиболее вероятной причиной подрыва линкора является взрыв под днищем

корабля, в носовой его части, немецкой мины типа "RMH" или "LMB", оставшихся со

времени Великой Отечественной войны..

3. Нельзя полностью исключить, что причиной подрыва линкора является диверсия,

так как охрана Севастопольской гавани со стороны моря была неудовлетворительной,

ненадежной, а приказы и ин-

ЧАС "X" ДЛЯ ФЛАГМАНА

337

струкции по охране водного района крепости… систематически грубо и преступно

нарушались.. Входные ворота в боновом противока-терном и сетевом

противоторпедном заграждении не закрывались неделями и месяцами. После взрыва

линкора не были приняты меры по усилению противолодочной обороны, хотя истинная

причина взрыва в то время была неизвестна и должно было предполагать нахождение

подводной лодки…"

Решение президиума ЦК от 16 11 55 гласило: ".. этот тяжелый случай

свидетельствует о расхлябанности и серьезных недостатках в ВМС и показывает, что

руководство ВМ флотом находится в неудовлетворительном состоянии…" Были

отстранены от своих должностей и понижены в воинских званиях адмиралы

Пархоменко, Кулаков, Никольский, Калачев, Галицкий и капитан 2 ранга Хур-шудов

Но наибольшее наказание, явно несоразмерное с его личной виной, понес адмирал

флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов. Он был освобожден от должности

главнокомандующего военно-морским флотом, разжалован до вице-адмирала и уволен

из вооруженных сил без права на восстановление. В свете этого странным выглядело

сравнительно легкое наказание, которое понесли главные виновники гибели

крупнейшего советского военного корабля и множества моряков – Пархоменко и

Кулаков. К тому же эта вина довольно скоро, по сути дела, была с них снята: им

вернули их прежние воинские звания, и они еще немалое время продолжали свою

руководящую деятельность…

По версии правительственной комиссии, линкор подорвался на донной магнитной

мине, которые довольно широко использовались немцами во время Великой

Отечественной войны. Мины такого типа были выставлены ими в 1944 году при уходе

из Севастополя. Перед возвращением Черноморского флота в свою главную базу ее

акватории были протралены и обследованы водолазами. Для надежности их еще и

пробомбили глубинными бомбами. Но полной гарантии безопасности достичь не

удалось. Подобные мины не раз обнаруживались и уничтожались в Севастопольской

гавани. Правда, при этом источники электропитания таких мин оказывались

практически разряженными, а взрыватели почти у всех неработоспособными. Поиск же

донных мин в условиях Севастопольского внутреннего рейда был чрезвычайно

затруднен, так как истинное дно его, как выяснилось после трагедии

"Новороссийска", находилось много ниже поверхности грунта, ибо было покрыто в

разных местах многометровым, уплотняющимся с глубиной слоем ила. В нем,

вероятно, и таилась роковая мина ..

Тут, правда, возникает немало вопросов. Первый – почему эта мина не взорвалась

раньше? Ведь линкор и другие корабли становились на бочки № 3 десятки, если не

сотни раз. Специалисты объяс-

338

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

няют это так: мина пролежала здесь много лет, глубоко зарывшись в ил и поэтому

была не замечена ни при тралении, ни при водолазном обследовании. Ане взорвалась

она ранее оттого, что ее часовой механизм был выведен из строя специальными

подрывами глубинных бомб. При этом механизм взрывателя застопорился, поэтому

мина многие годы не реагировала на проходившие корабли и на те, которые

становились на бочки №3. При неудачной попытке подойти к носовой бочке №3

"Новороссийск" своей вытравленной на значительную длину якорь-цепью,

проволочившейся по грунту и как бы "протралившей" большую поверхность дна,

потревожил эту мину, а возможно и подтянул ее к своему борту. От нового

сотрясения часовой механизм мины отстопорился и вновь заработал, приведя ее в

боевое положение…

Но почему сила взрыва была значительно больше, чем от взрыва обычной немецкой

мины (это зафиксировано, в частности, на лентах крымских сейсмографов)?

Возможный ответ: да потому что это была, скорее всего, не одна мина, а связка из

двух мин или из мины и прикрепленных к ней ящиков со взрывчаткой. Такие ящики с

тротилом, а иногда и мины в связке с ними немцы действительно ставили перед

своим уходом во многих местах Севастопольского рейда. Это объяснение дает ответ

и на вопрос, почему некоторым, кто слышал взрыв, он показался как бы

"сдвоенным".

Возникают еще вопросы, на которые нет ответов в докладе правительственной

комиссии: почему так странно выглядело после подъема линкора место взрыва в его

корпусе? Как свидетельствуют документы и очевидцы, в носовой части днища с

правого борта была огромная пробоина и кроме того – большая вмятина вдоль киля

(со стрелкой прогиба 2-3 метра) по левому борту. В глубину корпуса пробоина

доходила до диаметральной плоскости корабля, а потом круто переходила в

вертикальный проем, проходивший через все палубы, в том числе и броневые,

насквозь, с выходом на верхнюю палубу бака То есть взрыв носил явно

комбинированный объемно-направленный характер. Экспериментальные же взрывы

подобных немецких мин, проведенные специалистами из правительственной комиссии,

были намного слабее, да и характер разрушений корпусов кораблей во время войны

при взрывах таких мин был иным.

Известно, что направленный взрыв, способный прожечь броню, обычно дает

специальный кумулятивный заряд. Значит, одна из мин, подорвавших линкор, имела

кумулятивное устройство, которое и привело к таким необычным разрушениям? Но

немецкие мины подобного типа их не имели… Многое в вопросе выявления истинных

причин гибели линкора прояснил бы химический анализ покрытий корабельных

помещений, через которые прошел поток раскаленных газов. Такой анализ не мог не

производиться после подъема линко-

ЧАС "X" ДЛЯ ФЛАГМАНА

339

ра, поэтому следовало бы поискать его результаты в соответствующих архивах. Они

помогут установить, что за взрывчатое вещество было применено.

С выводом правительственной комиссии о том, что линкор подорвался на немецкой

донной мине, можно было бы согласиться. Все тут вроде бы довольно логично и

убедительно, но уж очень много в этой версии разного рода "совпадений"…

Почему-то именно "Новороссийску" в этот злополучный день "не повезло", и он

подорвался на старой мине, находясь на бочках, на которые множество раз до этого

становился линкор "Севастополь", да и "Новороссийск", и другие корабли тоже.

Ведь и у них бывали неудачные подходы к этим бочкам, и все это место было

неоднократно "перепахано" якорями и "протралено" якорь-цепями. При этом взрыв

при отданном левом якоре произошел… с правого борта, причем в одном из самых

уязвимых мест корабля – в районе артиллерийских погребов главного калибра,

загруженных мощнейшими снарядами и зарядами. И почему часовой механизм мины

после 11 лет покоя и нахождения в воде сработал в самый глухой, полуночный час,

а электробатареи взрывателя за такой большой срок не разрядились и сохранили

свою работоспособность?

Версия о подрыве линкора на мине конечно же очень устраивала командование

военно-морского флота страны в лице адмирала Горшкова. Эта версия хоть как-то

прикрывала вопиющие недостатки, вскрытые правительственной комиссией в

организации службы главной базы ЧФ, в особенности в деле охраны Севастопольской

бухты. Но в выводах этой комиссии не исключалась и возможность диверсии. Для

этого были определенные довольно-таки веские основания…

Кто-то мог использовать близость к берегу последней длительной якорной стоянки

"Новороссийска", возле которой находился нережимный участок побережья бухты с

пляжем для купания горожан, и мог беспрепятственно подложить взрывное

устройство. Этот человек, вероятно, хорошо знал корабль. Поэтому и выбрал одно

из самых уязвимых на нем мест, не прикрытое системой противоминной защиты –

возле носовых артиллерийских погребов главного калибра, до которых оставались

считанные метры…

Если так, то люди, осуществлявшие диверсию (если это была диверсия), знали

корабль до тонкостей, что, в свою очередь, указывает на их принадлежность к тем,

кто строил и обслуживал линкор до передачи его Советскому Союзу. Исполнителями

этого замысла могли стать итальянские специалисты из 10-й флотилии MAC. Ведь

именно ее подразделения во время Второй мировой войны базировались на порты

Крымского побережья и участвовали в обеспечении боевых действий немецких и

итальянских ВМС на Черном море. Это позволило им всесторонне освоить местные

условия, об-

340

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX BEI

легчившие осуществление диверсии. А как свидетельствуют рассекреченные

разведывательные сводки штаба ЧФ, по странному совпадению в самом конце октября

в акватории Черного моря находилось несколько итальянских торговых судов,

которые к 29 октября покинули его пределы…

В момент срабатывания взрывного устройства мог произойти и| одновременный подрыв

(детонация) лежавшей рядом с кораблем немецкой донной мины, оставшейся со времен

войны, что и привело i большим разрушениям корпуса линкора в носовой его части и

пс обоим бортам.

Впрочем, в нашем распоряжении имеются лишь косвенные подтверждения

"диверсионной" версии. В их числе и те организационные меры, которые предприняло

командование Черноморс-1 кого флота сразу же после катастрофы. В частности, был

снят с| должности и отдан под суд начальник шумопеленгаторной станции,

контролировавшей вход в гавань; снят с должности и понижен в воинском звании

адмирал – командир соединения кораблей, отвечавший за охрану рейдов главной

базы. А в конце 1950-х годов зарубежная пресса сообщала, что в Италии была

награждена высшими военными наградами группа военнослужащих – за выполнение

специального задания. Позднее появились сведения о наличии в одном из военно-

морских музеев в Милане стенда, на котором находилось фото подрыва некоего

иностранного (бывшего итальянского) корабля…

В последние годы была высказана своеобразная "разновидность" диверсионной

версии. Суть ее заключается в том, что "Новороссийск" якобы был подорван с

помощью двух зарядов, один из которых корабль долгое время носил в глубине

своего корпуса, в труднодоступном для обследования месте – нижней части носового

трюма, там, где заканчивался его "старый" нос, удлиненный во время предвоенной

модернизации. Сюда его тайно заложили итальянцы еще в 1949 году, перед передачей

линкора СССР с тем, чтобы подорвать его на переходе из Средиземного моря в

Черное. Тогда им по ряду причин сделать это не удалось, и лишь в 1955 году

итальянцы-таки осуществили свое давнее намерение. С помощью скрытно

доставленного в Севастопольскую бухту и подложенного под днище линкора

специального зарядного устройства они подорвали и "старый" заряд, находившийся

внутри корпуса линкора. Отсюда – и сдвоенный звук, и странный характер взрыва, и

большие разрушения, повлекшие за собой гибель корабля…

Все это выглядит вполне правдоподобно… Кроме одного– место взрыва (а оно после

подъема корабля установлено с абсолютной точностью – между 31 и 50 шпангоутами)

никак не совпадает с местом установки пресловутого "старого" заряда корпуса

корабля! Истин-

ЗАГАДОЧНАЯ ТРАГЕДИЯ У БЕРЕГОВ ГРЕНЛАНДИИ

341

ные же обстоятельства того, от чего подорвался и затонул в ночь на 29 октября

1955 года линейный корабль "Новороссийск", а вместе с ним и сотни моряков, еще

ждут своего раскрытия.

ЗАГАДОЧНАЯ ТРАГЕДИЯ У БЕРЕГОВ ГРЕНЛАНДИИ*

В 1721 году датский пастор Ханс Эгеде ступил на берег Гренландии. Место своей

высадки на западном берегу острова он назвал Готхоб – "Порт Доброй надежды". Не

силой оружия и не с помощью "огненной воды", а словом Господним и добрым

отношением своих детей к язычникам-эскимосам пробил он путь к сердцам

аборигенов. Вскоре вокруг домика пастора образовалось небольшое поселение, со

временем превратившееся в город Готхоб – нынешний административный центр

Гренландии.

В течение многих лет Гренландия, самый большой в мире остров, оставалась

колонией Дании. В 1953 году датский фолькетинг отменил колониальный статус

острова и Гренландия стала одной из провинций Дании с населением в тридцать

тысяч человек, но в пятьдесят раз превосходящую по площади метрополию

Одной из острейших проблем острова было отсутствие круглогодичной связи с Данией

и со столицей Копенгагеном. Вот почему в конце 1956 года пристальное внимание

общественности было привлечено к обсуждению в фолькетинге проекта постройки

грузопассажирского судна ледокольного типа, которое смогло бы обеспечить

круглогодичную связь острова с Датским королевством. Подавляющее большинство

парламентариев безоговорочно поддержало этот проект, кто-то из них воздержался,

но один из парламентариев – как ни странно, коренной житель острова Ауго Линг –

выступил категорически против. Эскимосам не так уж часто приходится бывать в

Европе, говорил он, и пользоваться морским транспортом они не будут. Если так,

то для кого судно будет строиться? Линг предупреждал и о том, что судно во время

рейсов будет находиться намного севернее зон, контролируемых службой ледового

патруля, и что плавание в ледовых условиях, особенно в период полярной ночи,

несмотря на самое современное оборудование, будет сопряжено с огромным риском

Известно, что с отвесных берегов Гренландии сползают в воды Атлантического

океана ледники, огромные осколки которых, называемые айсбергами, уносятся

течениями и ветрами на юг. Они скитаются по океану по воле волн и представляют

грозную опасность для судоводителей. Столкнувшимся с ними судам они несут почти

все-

Материал Ю Дудникова и В Тюрина

"Т"

342

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

гда быструю и верную гибель. Недаром моряки называют их "молчаливой смертью",

"дрейфующей гибелью", "белыми призраками" и другими не менее мрачными именами.

Все же большинством голосов фолькетинг принял решение о строительстве судна для

плавания в Гренландию. В середине 1957 года заказ на постройку теплохода был

выдан известной судо-и машиностроительной фирме "Бурмейстер ог Вайн". Работы по

строительству судна велись быстро, и примерно через год в торжественной

обстановке оно было спущено на воду. Разбив о его форштевень традиционную

бутылку шампанского, "крестная мать" нарекла его "Ханс Хедтофт" – по имени

датского национального героя.

Теплоход еще стоял у достроечной стенки, а столичные газеты "Экстрабладет",

"Берлинске тиденде", "Политикен" и другие уже писали о том, что "Ханс Хедтофт"

лучшее из судов, когда-либо созданных для плавания в тяжелых ледовых условиях,

что Гренландия, благодаря открытию постоянной трансарктической линии, станет

близкой к Дании и что теперь будет переброшен надежный мост между столицей и

самой отдаленной провинцией королевства.

В конце 1958 года "Ханс Хедтофт" официально вступил в состав датского торгового

флота. Теплоход имел водоизмещение три тысячи тонн и был рассчитан для плавания

в условиях зимней навигации в Северной Атлантике. Его снабдили двойным днищем,

семью прочными водонепроницаемыми переборками, усиленным набором кор-

ЗАГАДОЧНАЯ ТРАГЕДИЯ У БЕРЕГОВ ГРЕНЛАНДИИ

343

"Ханс Хедтофт" покидает порт

пуса и дополнительным ледовым поясом из специальной стали. Теплоход имел

новейшее навигационное оборудование и радиолокационную аппаратуру. Для спасения

пассажиров и экипажа на судне имелись спасательные шлюпки, автоматические

надувные плоты с аварийным снаряжением и герметично закрывающийся моторный бот.

Теплоход отвечал самым высоким требованиям как датских страховых компаний, так и

регистра Ллойда.

Своими обводами "Ханс Хедтофт" не походил ни на одно грузопассажирское судно:

его отличали острый форштевень и крейсерская корма. Длинная двухэтажная

надстройка тянулась от носового грузового трюма до самой кормы. Проектировщики и

строители фирмы "Бурмейстер ог Вайн" считали теплоход "практически

непотопляемым". Утверждавшие это словно забыли, что сорок шесть лет тому назад

такие же слова говорились и о "Титанике". История, к сожалению, повторяется.

Капитаном "Ханса Хедтофта" был назначен 59-летний Раусе Ра-муссен, опытнейший

датский судоводитель. Тридцать два года плавал он в полярных морях и как никто

другой знал все их коварство. За свою долгую службу на море он не раз попадал в

опасные ситуации, но всегда благополучно выходил из них. Недаром он носил

прозвище "морской волк". По иронии судьбы и капитану "Титаника" к моменту гибели

было тоже пятьдесят девять, и проплавал он по морям-океанам тоже тридцать с

небольшим лет…

Принятие "Ханса Хедтофта" в строй было обставлено весьма торжественно. На

грандиозном приеме по этому случаю произносились громкие речи и пышные тосты,

много было высказано похвал и в адрес судна, и в адрес строителей, и в адрес

капитана. В ответном слове капитан Рамуссен поблагодарил за оказанное ему

доверие, заверил, что оправдает его. Он заявил, что вступление в строй нового

теплохода "произведет революцию в истории плавания в Арктике", что теплоход

является абсолютно надежным и совершенным судном и что он на сто процентов

уверен в полнейшей безопасности предстоящих рейсов в Гренландию и гарантирует

безопасность всем, кто будет находиться на борту его теплохода.

8 января 1959 года в торжественной обстановке, провожаемый добрыми напутствиями

и гудками судов, "Ханс Хедтофт" снялся со швартовых и взял курс на Готхоб…

Приход "Ханса Хедтофта" в Гренландию вызвал там непередаваемый восторг.

Теплоходу была устроена торжественная встреча, снова произносились речи, на его

борту толпились возбужденные европейцы и эскимосы. Еще бы им не быть

возбужденными: ведь далекая провинция получила первую постоянную судоходную

линию!

"Ханс Хедтофт" доставил в Готхоб много разных грузов и три десятка пассажиров.

На приеме, устроенном в честь благополучного за-

344

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX BEI

ЗАГАДОЧНАЯ ТРАГЕДИЯ У БЕРЕГОВ ГРЕНЛАНДИИ

345

вершения первого рейса, капитан Раусе Рамуссен вновь восторженно отозвался об

отличных мореходных качествах своего судна и за-| верил всех, что круглогодичная

навигация отныне – дело решенное] Он не стал говорить о трудностях ледового

плавания, об огромно" количестве ледяных полей и айсбергов, встреченных ими у

мыса Фарвель, где Восточно-Гренландское течение описывает гигантскуь дугу, о

сложности судовождения в условиях полярной ночи. Зачел пугать потенциальных

пассажиров?

Пока теплоход стоял у причала Юлианехоб, он сделался местол паломничества: на

нем перебывали почти все жители столицы Гренландии, официальные лица,

представители прессы и радио. Команд да теплохода, между тем, готовилась в

обратный рейс. Судно должно было забрать из Готхоба грузы и пассажиров. Плавание

на линии пенгаген – Готхоб – Копенгаген должно было завершиться точно ]

назначенный час – не раньше, но и не позже. От этого зависел пре-| стиж и

судоходной компании, и самого капитана.

Когда наступил день отхода судна, погода резко ухудшилась^ стрелки барометра

начали стремительно падать. Между тем теплоход уже принял груз, в его каютах

разместились пятьдесят пять пассажиров – в основном местные жители. Среди них

было девятнадцать женщин и шесть детей. Был в числе пассажиров и Ауго Линг – тот

самый, который три с небольшим года назад выступал в фолькетин-| ге против

постройки судна. Он сопровождал важный груз: тринад-^ цать металлических ящиков,

в которых находились уникальные ap-j хивные материалы по истории Гренландии, в

том числе рукопис!-пастора Ханса Эгеде, относящиеся к 1720-1730 годам. Эти

материт алы Линг должен был передать на хранение в королевскую сокро-| вищницу в

Копенгагене.

В четверг, 29 января 1959 года, "Ханс Хедтофт" отдал шварто^ вы и медленно

отошел от причала. На судне были включены все лубные огни, горели оба

прожектора, празднично сияли окна и ил-] люминаторы. Во мраке полярной ночи

теплоход, резко выделяяс! на фоне темной воды и черного неба, казался сказочным

сверкаю-| щим дворцом Отплывавшие пассажиры толпились у борта, провор жающие –

на причале. Звучали громкие прощальные возгласы] пожелания доброго пути, удачи и

всего того, что обычно желают i расставании.

Погода продолжала портиться. Даже здесь, в фиорде, ветер остервенело и больно

стегал снежными зарядами. Небольшие льдины колыхались в черной, казавшейся

густой и маслянистой воде, негромко постукивали о борт судна. Прогноз не сулил

ничего хорошего – барометр продолжал падать. Надвигалсяя шторм, особенно опасный

полярной ночью в океане, да еще у берегов острова, являющегося "родиной"

смертельно опасных айсбергов.

Капитан Раусе Рамуссен все это отлично понимал, но тем не менее ни на минуту не

задержал отход своего судна. Он знал и другое: рейс Копенгаген – Готхоб –

Копенгаген мог считаться успешно завершенным только при условии, если "Ханс

Хедтофт" точно по расписанию, минута в минуту ошвартуется у назначенного для

него причала во внутренней гавани Копенгагенского порта Еще несколько дней назад

погода была более благоприятной для плавания, и Рамуссен имел значительно больше

шансов благополучно провести свой теплоход через опасный район скопления

айсбергов у мыса Фарвель. Но капитан получил четкое и категорическое указание

компании о продолжительности пребывания в Готхобе и точном времени прибытия в

Копенгаген. И никакие самые неблагоприятные прогнозы погоды не смогли бы

заставить Рамуссена нарушить это указание

Ветер завывал в антеннах судна, вихрил на палубах сухой колючий снег, суровая

зимняя Атлантика угрюмо вздыхала. Береговые огоньки скоро затерялись в частой

сетке метущегося снега. Пассажиры поспешили уйти в уютные теплые каюты. Никто из

них и членов экипажа не знал, что эти огоньки – последние, которые они видят в

своей жизни, и что "Ханс Хедтофт" упрямо идет навстречу своей скорой гибели.

Пока "Ханс Хедтофт" пробирался через забитый мелким льдом пролив Девиса, подходя

к крайней южной оконечности Гренландии – мысу Фарвель, наступило утро пятницы,

30 января. Как только теплоход прошел мыс и оказался на просторе Северной

Атлантики, его встретила тяжелая океанская штормовая волна. Снег не прекращался.

Крупные льдины встречались все чаще и чаще. Вахта на "Хансе Хедтофте" была

усилена, оба локатора непрерывно обшаривали поверхность океана. И неудивительно,

в это время года волны особенно часто носят айсберги, кочующие и группами и в

одиночку. Одни из них вздымаются над водой на десятки и даже сотни метров и их

нетрудно вовремя заметить, другие же еле-еле возвышаются над поверхностью воды.

Они-то и особенно опасны, так как их изображение на экранах локаторов

смазывается отражением от волн.

Капитану все время приходилось маневрировать, уклоняясь от столкновения с

возникающими то справа, то слева, то прямо по курсу молчаливыми призраками.

Тяжелая волна и обилие льда не позволяли идти полным ходом, то и дело

приходилось сбавлять обороты двигателей, а иногда даже и давать задний ход.

Теплоход сильно качало Тучи брызг вперемешку со снежными зарядами обрушивались

на палубы. Началось обледенение корпуса судна, надстройки и палубы покрылись

ледяной коркой.

Еще в 10.30 вахтенный радист "Ханса Хедтофта", связавшись с радиостанцией

Копенгагенского порта, сообщил, что рейс проходит успешно, но в очень тяжелых

штормовых и ледовых условиях. А уже

346

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ЗАГАДОЧНАЯ ТРАГЕДИЯ У БЕРЕГОВ ГРЕНЛАНДИИ

347

через час с небольшим, в 11 часов 54 минуты, радиооператор станции мыса Рае на

острове Ньюфаундленд принял сигнал бедствия: | "SOS! SOS! SOS! Теплоход "Ханс

Хедтофт" столкнулся с айсбергом., Наши координаты: 59 град. 5 мин. широты

северной, 43 гр. долготы западной. До мыса Фарвель 38 миль. Нуждаемся в

немедленной помощи". Одновременно с оператором мыса Рае этот же сигнал бедствия

принял и радист корабля береговой охраны США "Кэмпбелл". Он тут же поставил об

этом в известность координационный центр берего-1 вой охраны в Нью-Йорке.

На десятом этаже старинного здания по Лафайет-стрит, величе-1 ственного и

массивного, по позывным быстро установили государственную принадлежность судна,

с помощью расчетов по таблицам и прикидкам на карте так же быстро выяснили, что

ближе всех к терпящему бедствие судну находится как раз этот самый "Кэмпбелл", и

дали команду полным ходом идти на помощь "Хансу Хедтофту". [ Правда, близость

"Кэмпбелла" к месту аварии была относитель-1 ной – почти триста миль. К тому же

погода и ледовые условия не! позволяли дать полный ход, и в лучшем случае

"Кэмпбелл* мог прийти! на помощь бедствующему судну не ранее чем через двадцать

часов) или даже через сутки. Но приказ есть приказ, и "Кэмпбелл" взял курс! на

норд. Две его турбины могли выжать при самых благоприятных! условиях не более

двадцати узлов хода. А огромные волны и все чаще! встречавшиеся крупные льды

вскоре вынудили командира "Кэмп-[ белла" снизить скорость хода сначала до

семнадцати, а затем и до| двенадцати узлов.

События же на "Хансе Хедтофте" разворачивались катастрофи-1 чески быстро. В

12.30 радист Хуго Виндструп сообщил: "Поврежде-1 ния значительны. Справиться с

поступлением воды не можем. Вок-| руг много льда. Машинное отделение под угрозой

затопления. Все,| кто нас слышит, торопитесь!" Трагический призыв слышали

многие,! но в эту январскую ночь повторилась драма апрельской ночи| 1912 года-

тогда призыв о помощи гибнущего "Титаника" приняло много судов, но ни одно из

них не оказалось достаточно близко месту катастрофы.

Координационный центр береговой охраны установил контакты со многими судами,

находившимися в Северной Атлантике. Вскоре выяснилось, что ближе всего к

гибнущему судну находится западногерманский траулер "Иоханнес Круесс". Он тоже

поспешил на помощь "Хансу Хедтофту". Однако все, что он мог дать, – это десять

узлов самым полным ходом. Еще не менее десятка судов сообщило, что идут на

помощь, но все они были безнадежно далеко от погибающего судна.

В 12 часов 42 минуты с "Ханса Хедтофта" последовало новое сообщение: "Вода

появилась в машинном отделении, хотя работают все

насосы. Появился крен на левый борт". Спасатели изо всех сил пробивались к

терпящему бедствие кораблю. Ас аварийного судна летели в эфир новые призывы о

помощи: "13.22. На борту девяносто пять человек пассажиров и экипажа. Тщетно

пытаемся задержать поступление воды. Возможно скоро прекратится подача

электроэнергии. Все, кто слышит нас, окажите помощь немедленно!"

"Держитесь! – радировал "Иоханнес Круесс". – Идем к вам полным ходом. Давайте

сигналы прожекторами или ракетами. Спускаете ли вы шлюпки?" На этот вопрос

ответа не последовало. Зато "Ханс Хедтофт" сообщил: "13.50. Осадка растет. Крен

тоже. В машине находиться почти невозможно. Левый дизель-генератор затоплен.

Торопитесь! Торопитесь!"

Но торопиться не позволяли льды. Уже несколько раз траулер чудом спасался от

столкновения с ледяными полями и полузатопленными айсбергами. "Кэмпбеллу"

доставалось не менее тяжко.

"14.20. Машинное отделение затапливается. Через несколько минут остановится

второй дизель-генератор. Осадка и крен растут…"

"Спускаете ли шлюпки? Мы так близко от вас. Будем подбирать шлюпки. Сколько их

спущено?" – вновь и вновь запрашивал радист траулера, но ответа вновь не

последовало. В 14.40 "Иоханнес Круесс" передал: "Объект виден на локаторе.

Начинаю поиск".

В 15.10 радист "Ханса Хедтофта" сообщил, что работает на аварийном передатчике и

что теплоход погрузился в полную тьму. А еще через двадцать минут в эфире

прозвучал отчаянный вопль: "Больше держаться невозможно. Прекращаю работу. SOS!

SOS! Тонем! Льдины таранят борт, заползают на палубу. Прекращаю работу. Тонем!"

Передача оборвалась. После этого траулер пятнадцать раз пытался связаться с

"Хансом Хедтофтом" по радио, но безуспешно. От первой радиограммы о несчастье до

последнего отчаянного вопля в эфире прошло три часа тридцать шесть минут. Что

происходило в эти часы на борту "Ханса Хедтофта", что предпринимал его экипаж, –

осталось загадкой. Почему ни в одной из радиограмм капитан не сообщил о

намерении спустить шлюпки? Спускали ли их вообще? Почему для спасения пассажиров

не воспользовались непотопляемым мотоботом? То ли капитан до конца верил в

непотопляемость судна, то ли рассчитывал дождаться помощи? Ответов на эти

вопросы нет.

Рассчитывать на то, что кто-то, оказавшись за бортом гибнущего судна, дождется

помощи, не приходилось: ледяная вода убивает людей за считанные минуты. И тем не

менее "Иоханнес Круесс" и "Кэмпбелл" продолжали упрямо идти вперед. Их команды

надеялись, что с "Ханса Хедтофта" все-таки были спущены шлюпки и еще можно было

кого-то спасти. В координационном центре с нетерпением ждали сообщений с борта

траулера. Они последовали через час-пол-тора: "Несмотря на все усилия, ничего не

обнаружили. Объект исчез

т

|1J'P41(tm)

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua