Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Сто великих загадок двадцатого века

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

201

Частично это верно. Но нельзя не учитывать и тот факт, что целые группы бойцов и

командиров уходили к врагу организованно, с оружием в руках, иногда под звуки

музыки (особенно в первый период войны, когда они еще не представляли, какой

"порядок" установят немцы на оккупированных территориях).

Зная обо всем этом, можно, вопреки общепринятым взглядам, предположить, что

значительная часть перебежчиков ушла к врагу не просто в попытках спасти жизнь

или заполучить относительный комфорт в условиях военного времени. Тот же Трухин,

по его собственным словам, не мог простить Сталину уничтожение военных кадров в

1930-е годы. Кононов потерял трех братьев в результате "расказачивания" на Дону.

Боеспособность "восточных" батальонов вермахта была неоднородной. Тем не менее в

истории остались, например, свидетельства отчаянной смелости, проявленной

власовцами в боях против англо-американских частей после открытия второго фронта

– в том числе в районе Лемана или у крепости Лориан. Адъютант командующего

добровольческими частями во Франции обер-лейте-нант Гансен в июне 1944 года

сделал в своем дневнике следующую запись: "Наши восточные батальоны в боях на

побережье проявили такую храбрость, что решено поместить их дела в специальной

сводке вермахта".

Большинство старших офицеров Вооруженных сил Комитета освобождения народов

России оказались в конечном итоге выданы англо-американскими оккупационными

властями советской стороне. В 1945-1946 годах они были казнены "за измену

Родине".

Признаем же, как минимум, одно: политика сталинского руководства привела ктому,

что на сторону Германии в 1941-м и последующих годах перешло множество способных

и хорошо подготовленных кадров Красной армии.

ГИБЕЛЬ "НОРМАНДИИ" – ДИВЕРСИЯ ИЛИ ХАЛАТНОСТЬ?

В начале Второй мировой войны французский пассажирский лайнер "Нормандия" нашел

убежище в порту Нью-Йорка и вскоре был конфискован американским правительством.

После трагедии в Перл-Харборе командование ВМФ США очень нуждалось в больших

транспортах для перевозки войск. "Нормандию" решили переделать в военное

транспортное судно, а заодно сменили и его имя – корабль стал называться

"Лафайет". В феврале 1942 года работы по его переоборудованию вступили в

завершающую фазу и судно должно было выйти в море. Но случилось

непредвиденное…

I

202

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

Днем 9 февраля на судне начался пожар. Огонь возник в огромном центральном

салоне, где устанавливались койки для американских солдат и лежали сваленные в

беспорядке спасательные пояса, и стал быстро распространяться по всему судну.

Сбить пламя не удавалось. Судно начало крениться на левый борт, к полуночи крен

достиг 40 градусов. А 10 февраля в 2 часа 39 минут потоки воды хлынули во

внутренние помещения и корабль лег. на бок прямо у причала. Входивший в первую

тройку самых крупных и быстроходных судов мира, способный принять на борт целую

стрелковую дивизию с полным вооружением, корабль в самый разгар войны, когда

американское военное командование испытывало огромную нужду в войсковых

транспортах, был выведен из строя…

Корреспонденты нью-йоркских газет появились около горящего судна раньше, чем

агенты Федерального бюро расследований. Их репортажи с места аварии позволили

точно воспроизвести последовательность событий. А на состоявшейся вечером пресс-

конференции руководитель спасательных работ адмирал Эндрюс сообщил журналистам о

предполагаемой причине аварии и уверенно заявил: "Подозрений на диверсию нет!"

Два месяца спустя комитет сената по военно-морскому флоту обнародовал выводы

своего собственно-

Горящая "Нормандия " в нью-йоркском порту

ГИБЕЛЬ "НОРМАНДИИ" – ДИВЕРСИЯ ИЛИ ХАЛАТНОСТЬ? 203

го расследования: "причины и последствия пожара – результат беспечности со

стороны военно-морского флота".

Казалось бы, на этом можно поставить точку, но… Проведенное американскими

властями официальное расследование так и не установило точной причины

возникновения пожара на "Нормандии". Мнения экспертов ВМФ и ФБР по этому вопросу

разошлись. Первые предполагали, что пожар возник случайно, от искры, попавшей на

груду капковых спасательных поясов. Вторые приписывали возникновение пожара

диверсии агентов разведки фашистской Германии. К такому же выводу пришли и

авторы книги "Саботаж: тайная война против Америки" – американские журналисты

Майкл Сейерс и Альберт Канн. В первом издании этой книги, вышедшей осенью 1942

года, они пишут: "ФБР было известно, что нацистские агенты в течение длительного

времени тайно следили за "Нормандией". За две недели до падения Франции, 8 июня

1940 года, германская секретная служба послала своим агентам в США

закодированное коротковолновое радиосообщение. Это сообщение, переданное из

Гамбурга, было перехвачено радиостанцией в Сентрпор-те на Лонг-Айленде,

расшифровано и гласило: "Благодарим за сообщения. Наблюдайте за "Нормандией".

Следуя полученным инструкциям, немецкие шпионы стали пристально следить за

"Нормандией". Немецкий шпион Курт Фредерик Людвиг посылал своему руководству

регулярные отчеты, написанные симпатическими чернилами. Некоторые из них были

перехвачены американской контрразведкой. Вот один из них, отправленный 15 апреля

1941 года: "Нормандия" стоит еще у пирса 88 северной" (т.е. 88 улица, в северной

части).

Людвиг регулярно посещал набережную залива для наблюдения за "Нормандией". Агент

ФБР, которому было поручено следить за шпионом, так описывает в своем отчете

одну из "прогулок" Людвига: "18 июня (1941 года) объект прошел от 59-й стрит по

12-й авеню. Он смотрел на причалы. Когда объект подошел к пирсу, где стояла

"Нормандия" у 50-й стрит, то на некоторое время остановился. Казалось, что он

тщательно изучает судно. Потом он снова пошел, оборачиваясь назад. У 42-й стрит

объект сел на паром, следующий в Уихаукен, поднялся на верхнюю палубу и

продолжал рассматривать "Нормандию". Далее агент ФБР сообщает, что по прибытии в

Уихаукен Людвиг в течение 20 минут делал записи в небольшой черной записной

книжке.

Считая причиной пожара диверсию агентов германской разведки, Сейерс и Канн

приводят в своем исследовании ряд фактов, подтверждающих эту версию.

1. В течение недели, предшествовавшей пожару9 февраля, на борту корабля

произошло четыре возгорания, которые удалось потушить.

204

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

2. Когда 9 февраля начался пожар, вблизи его очага имелось всего 2 (два)

пожарных ведра.

3. Городская система оповещения о пожаре была отключена на судне за 22 дня до

катастрофы, о чем не знала служба береговой охраны США.

4 На борту переоборудуемого судна находилось определенное количество вражески

(пронемецки) настроенных рабочих, причем их анкетные данные не были тщательно

проверены.

5. Любые посторонние лица могли без труда проникнуть на судно без всякого на то

разрешения. Для этого им требовался всего лишь нагрудный номерной значок,

указывающий имя подрядчика или субподрядчика, у которого они работали.

С тех пор прошло много лет. В морской исторической печати время от времени

появлялись статьи, посвященные трагической гибели "Нормандии", воспоминания уже

немногочисленных очевидцев. В них по-прежнему фигурировали две версии причины

пожара: искра от газового резака и диверсия агентов германской разведки. Но вот

в январе 1975 года авторитетный английский журнал по истории флота "Нотикал

мэгэзин" опубликовал сенсационное сообщение о причине пожара: "Нормандия"

сожжена американской мафией!"

В нем говорилось, что мафия сожгла французский лайнер "Нормандия" в нью-йоркской

гавани в 1942 году, потому что босс гангстеров Лакки Лючано хотел

продемонстрировать военно-морскому флоту США насущную необходимость защищать

порты восточного побережья США. По обвинению в убийстве Лючано был помещен в так

называемый "Загородный клуб" – тюрьму города Олбани, носившую такое название из-

за льготных условий содержания и комфорта заключенных. Ему было обещано

освобождение с окончанием войны при условии, что его люди будут оказывать

властям содействие, а потом он уедет в Европу. Мафия сдержала свое слово – на

протяжении всей войны в портах США не отмечалось ни одного акта саботажа

Известно, что во время Второй мировой войны разведка ВМФ США почти в открытую

сотрудничала с Чарлзом Лючано, имевшим огромный и непререкаемый авторитет среди

итальянских эмигрантов и рабочих Нью-Йорка. Известно также, что Лючано

предупредил контрразведку ВМФ США о готовящихся диверсиях и предложил свои

услуги по их предотвращению, чтобы этим уменьшить срок своего заключения. Судя

по всему, военные моряки не вняли тогда предложению гангстера, и Лючано решил

продемонстрировать им свои возможности. Вполне возможно, что пока главарь нью-

йоркской мафии находился в тюрьме, его люди без всякого риска и особых хлопот

сделали это.

ТАЙНОЕ ВТОРЖЕНИЕ ГИТЛЕРА…

205

ТАЙНОЕ ВТОРЖЕНИЕ ГИТЛЕРА В СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ

В субботу 13 июня 1942 года двадцатилетний пограничник морской береговой охраны

Джон Каллен сразу после полуночи вышел со своего поста в Амагансетте на Лонг-

Айленде, чтобы совершить обычный патрульный обход побережья. Он нес в руках

фонарик, который время от времени включал, освещая берег впереди себя. Впрочем,

из-за густого тумана он мог видеть только на шесть-семь ярдов.

Пограничник отошел от поста всего на полмили, когда неожиданно наткнулся на

четырех человек, стоявших на мелководье вокруг небольшой лодки.

– Что здесь происходит? – резко спросил он

Один из незнакомцев, длиннолицый, говоривший с легким иностранным акцентом,

объяснил, что он и его товарищи – рыбаки и что они заблудились в тумане

Каллена его объяснения не удовлетворили

– Вам придется пройти со мной на пост, – объявил он. Длиннолицый "рыбак" взял

его за руку.

– Послушай, парень, – сказал он. – У тебя есть мать и отец? Ты хочешь их снова

увидеть? Тогда возьми вот эти деньги и потрать их в свое удовольствие И забудь,

что ты здесь видел, понял?

Ошеломленный юноша медленно сжал в руке пачку купюр. Он был невооружен и

чувствовал, что наткнулся на нечто такое, с чем в одиночку ему явно не

справиться. Отступив назад, он повернулся и побежал к посту береговой охраны.

Длиннолицый человек и трое его спутников быстро разгрузили резиновую лодку, на

которой они доплыли до берега с доставившей их подводной лодки U-202, и, быстро

выкопав яму, сложили в нее четыре водонепроницаемых ящика, заполненных

взрывчаткой, детонаторами и часовыми механизмами в количестве достаточном, чтобы

нанести серьезный удар по американской промышленности. После этого – как раз

когда Каллен подбегал к старому деревянному домику, где находился морской

пограничный пост, – они поспешили по дороге вдоль побережья по направлению к

железнодорожной станции Амагансет-та. Когда Каллен и два его товарища,

вооружившись, прибежали назад, они увидели только покрытый туманом пустынный

берег.

Так осуществилась высадка нацистских диверсантов на побережье Соединенных Штатов

В общих чертах план диверсий против ключевых американских предприятий был

составлен абвером – разведкой немецкого верховного военного командования.

Разработку его механизма поручили лейтенанту разведки Вальтеру Каппе, человеку

неординарного ума и вспыльчивого

206

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА ¦ ТАЙНОЕ ВТОРЖЕНИЕ ГИТЛЕРА…

207

характера, который на протяжении 12 лет занимался пропагандой нацизма в Чикаго и

Нью-Йорке и созданием там соответствующих организаций. План Каппе предполагал

привлечение живущих и работающих в Соединенных Штатах немцев, усвоивших

американские обычаи и язык и уже чувствовавших себя в этой стране как дома.

Каппе был убежден, что недостатка в пособниках из числа германоамериканцев,

лояльных к фатерланду, у них не будет. Контакты с Каппе и друг с другом эти люди

будут поддерживать, давая объявления в чикагской газете "Трибюн". Когда

подрывная сеть будет налажена, он сам проникнет в Соединенные Штаты и примет

руководство над ней, обосновавшись в законспирированной штаб-квартире в Чикаго.

Зимой 1941 года Вальтер Каппе начал вербовку первых агентов. Это была нудная и

долгая работа. Он знакомился с имеющимися в гестапо списками недавних

репатриантов, выступал в Институте зарубежных стран, организованном для

привлечения немцев, живущих за границей, в национал-социалистическую партию,

просматривал картотеки вермахта, беседовал с кандидатами. Наконец 10 апреля 1942

года в комплексе отведенных под школу построек, стоявших в густом лесу недалеко

от Берлина, была собрана небольшая группа добровольцев, которой вскоре

предстояло возглавить нацистское "вторжение". В их числе были:

Джордж Джон Даш, человек с длинным лицом и самый старший член группы – ему было

39 лет, он прибыл в Штаты нелегально в 1922 году, некоторое время работал

официантом в Нью-Йорке и даже служил короткий период в авиационных частях перед

возвращением в Германию в 1941 году;

ВернерТиль, приехал в Америку в 1927 годуй, оформив документы о натурализации,

прожил там 14 лет;

Эдвард Керлинг, убежденный нацист, проработавший в Америке шофером и слугой 11

лет;

Герман Нойбауэр, повар;

Герберт Ганс Гаупт – самый молодой в группе. 16 из своих 22 лет он провел в

Соединенных Штатах и был американцем по праву рождения;

Эрнст Петер Бюргер, член нацистской партии, работавший в Америке машинистом и

служивший в Национальной гвардии;

Генрих Генк, инструментальщик, проживший в Америке 13 лет;

Рихард Квирин, приехал в Соединенные Штаты в 1927 году, а через несколько лет,

будучи квалифицированным механиком, вернулся обратно, воспользовавшись

предложенным рейхом оплаченным возвращением в фатерланд для всех специалистов.

В полдень лейтенант Каппе повел своих подопечных на экскурсию по школе За

спальным помещением располагались гимнастический зал, классная комната, богато

оборудованная лаборатория,

помещение-цитадель для работы со взрывчатыми веществами и два тира. Каппе сказал

курсантам, что с этого момента они потеряны для мира, что никто не узнает, где

они находятся.

Следующим утром с рассвета началась их ежедневная интенсивная подготовка:

гимнастика, лекции по зажигательным средствам, взрывчатым веществам, запалам,

часовым механизмам и тайнописи, практические занятия по метанию гранат, стрельбе

и борьбе, а также выполнение заданий по совершению диверсий.

Особое внимание инструкторы уделяли веществам, которые можно было купить в любой

аптеке, не вызывая подозрений. Например, эффективная зажигательная смесь

изготавливается из серной кислоты и сахарной пудры. Секретные чернила делаются

при помощи таблетки аспирина, растворенной в спирте: высыхая, письмо исчезает, а

после протирания смоченной в спирте ватой четко проступает. Просты и надежны

были способы приведения в действие взрывных устройств. Например, в наполненную

водой и немного протекающую канистру опускалась пробка с проволочным

наконечником. Когда вся вода вытекала, а агент уходил уже на несколько миль от

объекта, пробка опускалась на дно, металл приходил в соприкосновение с металлом,

замыкалась электрическая цепь, и происходил взрыв. На последней неделе обучения

курсанты посетили судостроительные верфи и сортировочные станции Берлина, где

специалисты показывали им, как горсть песка, брошенная в буксу, выводит из строя

локомотив, как маленький взрывной заряд, установленный надлежащим образом, может

перекрыть на несколько дней важный железнодорожный узел. После этого будущие

диверсанты отправились в трехдневную поездку по алюминиевым и магниевым

предприятиям "ИГ Фарбениндустри". Каппе демонстрировал, как легко перереза-

Фашистские подводные лодки были нередкими гостями у берегов Америки

208

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ется высоковольтная линия, выстрелом разбивается трансформатор – и двойник

американского завода останавливается, по меньшей мере, на восемь часов –

достаточный срок, чтобы жидкий алюминий застыл и вывел из строя сложную систему

печей и ванн. Результат – значительное замедление процесса установки нового

оборудования.

29 апреля началась заключительная проверка. Курсантов разбили на команды, и

каждой были выданы запечатанные инструкции с заданием отправиться к макету

фабрики, на конечную станцию железнодорожной ветки или к нефтехранилищу. Прибыв

на место, они должны были скрытно изучить обстановку, приготовить взрывчатку и в

течение 36 часов уничтожить объект. По итогам этих "экзаменов" двух человек,

пойманных неожиданно вышедшим в рейд патрулем и заваливших задание, исключили из

группы.

Проверка была закончена. Выпускникам пообещали ежемесячное жалованье и хорошую

работу после войны, затем разделили на две группы и вручили задания. Группе № 1,

возглавляемой Дашем и включающей Бюргера, Генка и Квирина, предписывалось

совершить диверсии на нескольких американских алюминиевых заводах (в Алькоа,

штат Теннесси; в Ист-Сент-Луисе, Иллинойс; в Массене, Нью-Йорк) и на криолитовом

предприятии в Филадельфии; кроме того, они должны были взорвать шлюзы на реке

Огайо между Питтсбургом и Луисвиллем. Группе № 2 – Нойбауэра, Тиля и Гаупта под

началом Керлинга – поручалось заняться железнодорожными мостами и тоннелями,

взорвать нью-йоркский мост Хелл Гейт на Ист-Ривер, разрушить систему

водоснабжения Нью-Йорка. Помимо этого, члены обеих групп должны были при каждой

удобной возможности взрывать бомбы в общественных местах, чтобы сеять панику.

Каппе приказал каждому из своих подопечных без колебаний убить другого, если тот

проявит слабость или начнет колебаться, поставив под угрозу выполнение миссии.

Вместе с этим он допустил большую оплошность.

Утром 26 мая, за два дня до погрузки диверсантов на подводные лодки U-201 и U-

202, стоявшие в бухте Лориенте, он выдал им деньги на проведение операций: 50

000 американских долларов старшему в группе и по 4400 долларов, спрятанных в

поясах, остальным. Даш стал укладывать свои деньги в чемоданчик с двойным дном,

как вдруг осознал, что значительную их часть составляют "золотые" банкноты,

вышедшие из обращения еще девять лет назад. Уличающие купюры были быстро

заменены, но в душу каждого агента закралось сомнение. Как позднее объяснял Даш:

"Я не мог выбросить из головы эти деньги. Если они так небрежны – эти люди,

которые все организуют и готовят нас, – то чего стоят наши головы?"

ТАЙНОЕ ВТОРЖЕНИЕ ГИТЛЕРА..,

209

Приехав в Нью-Йорк, Даш и Бюргер устроились в "Говернор Клинтон отеле" на Уэст

31-стрит, а Генк и Квирин – в "Мартинике". Они могли быть довольны собой: им

удалось благополучно высадиться, они ни у кого не вызвали подозрений в поезде и

без проблем растворились в городе. Позднее, когда они обзаведутся автомобилем,

то смогут выкопать взрывное снаряжение и перепрятать его в горах Катскилл, как

было запланировано. Необходимости в спешке не было, Каппе подчеркивал, что не

следует проводить открытых диверсий до тех пор, пока обе группы как следует не

"вживутся" в роль обыкновенных американцев.

И тут в действиях диверсионной группы № 1 произошел решительный перелом. Почему

это случилось так внезапно – установить не удалось. Едва Бюргер с Дашем остались

в номере одни, последний начал нервно ходить из угла в угол.

– Послушай, – заговорил он. – Мне все это очень не нравится. Я хочу, чтобы ты

сказал мне, что сам об этом думаешь. У меня есть идея, как нам из этого

выпутаться.

– Я понимаю, что ты имеешь в виду, – произнес Бюргер.

– Ну и отлично. Но если ты не согласен, мне придется тебя убить прямо здесь и

сейчас.

– На мой счет можешь не беспокоиться, – последовал ответ.

В субботу, перед восемью часами вечера, в кабинете сотрудника ФБР Дина Ф.

Макуортера, находившегося в федеральном суде Нью-Йорка, зазвонил телефон. Когда

он поднял трубку, человек, говоривший со слабым иностранным акцентом, сообщил,

что он только что высадился с немецкой подводной лодки и что у него есть важная

информация для Дж. Эдгара Гувера.

– Я появлюсь в Вашингтоне на неделе, чтобы переговорить с ним лично, – заключил

он и повесил трубку.

Шел седьмой месяц войны, и ФБР замучили звонками всякие сумасшедшие и просто

чудаки, поэтому Макуортер составил докладную записку о странном звонке и занялся

другими делами. Однако этот звонок приобрел иной смысл, когда служба береговой

охраны сообщила ФБР о ночном происшествии у Амагансетта и обнаруженных затем

ящиках со взрывчаткой.

Тем временем в 1000 миль к югу подлодка U-201, перевозившая диверсионную группу

№ 2, приближалась к побережью Флориды. 17 июня она всплыла поблизости от

Понтеведра-Бич в 25 милях к юго-востоку от Джэксонвилла. Пересев в резиновую

лодку, Керлинг, Нойбауэр, Тиль и Гаупт добрались до берега. Быстро переодевшись

и закопав снаряжение, они дошли до автострады № 1 и стали ждать автобус до

Джэксонвилла. Следующим утром Керлинг и Тиль уже сидели в поезде, идущем до

Цинциннати, а Гаупт и Нойбауэр находились на пути в Чикаго.

210

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

Джордж Даш оставался в Нью-Йорке несколько дней, коротая время за игрой в

пинокль со своими прежними приятелями-официантами, а в четверг приехал на поезде

в Вашингтон и позвонил в главное управление ФБР.

– Я тот человек, который звонил вашему сотруднику в Нью-Йорке, – сообщил он. – Я

поселился в отеле "Мэйфлауэр" в номере 351.

Вскоре он уже рассказывал свою длинную историю двум появившимся в его номере

особым агентам ФБР Дуэйну Тревору и Томасу Донегану. На следующий день их

сменили агенты Фрэнк Джонстон и Норвалл Уиллз; стенографистки же в номере 351

менялись каждые два часа. Признание Даша, малосвязное и полное несообразностей,

заняло 254 машинописные страницы, напечатанные через один интервал. Среди

сообщенной им важной информации были сведения о Каппе и его диверсионной школе.

Он составил список объектов, указанных группам № 1 и № 2, дал описания всех

членов и назвал имена и адреса людей в Соединенных Штатах, с которыми они могли

пойти на контакт. Даш описал употребляемые в Германии продукты и нормы их

выдачи, а также условия жизни и военную ситуацию. Он рассказал, что немецкие

подводные лодки погружаются1 на глубину, недосягаемую для глубинных бомб

союзников, и выразил надежду, что за его содействие ему предоставят возможность

участвовать в пропагандистских радиопередачах для немецкого народа.

Приблизительно в то время, когда Даш заканчивал свои признания в Вашингтоне,

агенты ФБР в Нью-Йорке зашли в незапертую дверь номера Эрнеста Петера Бюргера в

"Говернор Клинтон отеле" и арестовали его. Было явно видно, что он испытал

скорее облегчение, чем удивление. А через час Генк и Квирин, вернувшиеся к себе

в отель из кинотеатра, тоже обнаружили, что их ожидают агенты ФБР.

У Эдварда Керлинга, старшего в группе № 2, в Нью-Йорке жила жена. 22 июня он

выехал из Цинциннати в сопровождении Тиля, чтобы увидеться с ней, а вечером

следующего дня они были арестованы.

Тем временем Гаупт вернулся в свою комнату в старом родительском доме в Чикаго.

Беззаботный и самоуверенный, он явился в отделение ФБР и осведомился о своем

призывном статусе. "Все в порядке", – ответили ему. На самом деле, в порядке

было уже не все. ФБР установило за ним наблюдение, а через неделю, в ночь на 27

июня, задержало – после того, как он вывел агентов на Германа Нойбауэра,

последнего из восьми диверсантов.

Через пять дней, 2 июля, президент Рузвельт назначил военную комиссию для

слушания этого дела. Такой трибунал созывался в Соединенных Штатах впервые со

времен убийства Авраама Линкольна в 1865 году и проходил в обстановке строжайшей

секретности. Один за другим питомцы лейтенанта Каппе подходили к месту для дачи

свидетельских показаний, особо напирая на свою якобы дав-

ТЛЙНОЕ ВТОРЖЕНИЕ ГИТЛЕРА…

211

н неприязнь к гитлеровскому режиму. Бюргер рассказал о проблемах, которые у него

возникли с гестапо, и напомнил комиссии о том, что его признание содержало очень

важную для Соединенных [Цтатов информацию: подробные сведения о сообщниках, о

принципах действия привезенных ими взрывных устройств, о характеристиках и

устройстве подводной лодки U-202.

Подытоживая результаты судебного следствия в своем напутственном слове-резюме

удаляющимся на совещание восьми офицерам, членам комиссии, главный военный

прокурор с некоторой иронией заметил:

– Если принять версию защиты, джентльмены, то следует заключить, что обвиняемые

прибыли сюда не как вредители, а как беженцы.

8 августа подсудимые услышали заключение комиссии: все они были признаны

виновными в нарушении законов войны. Даша приговорили к 30 годам тюрьмы, Бюргера

– к пожизненному заключению, а остальных – к смерти на электрическом стуле. Они

были казнены в тот же день и похоронены в безымянных могилах в Вашингтоне. Эта

новость быстро облетела газеты всего мира: меньше чем через два месяца после

своей высадки на американский берег все предполагаемые диверсанты были выловлены

и сурово наказаны!

Когда об этом узнал адмирал Дениц, он пришел в такую ярость из-за того, что его

субмарины подвергались риску, участвуя в подобной авантюре, что потом несколько

месяцев отказывался участвовать в акциях абвера, требовавших перевозок на

подводных лодках.

ГОЛГОФА ЯКОВА ДЖУГАШВИЛИ*

Когда говорят о жертвах тоталитарного режима, то почему-то забывают, что Сталин

был убийственно последователен: он уничтожал не только ни в чем не повинных,

совершенно незнакомых ему людей, но и членов своей семьи. То ли застрелилась, то

ли была убита его жена Надежда Аллилуева, затем были репрессированы все ее

родственники. Покончив с Аллилуевыми, Сталин взялся за родственников по линии

своей первой жены Екатерины Сванидзе – они тоже были уничтожены. Но одну из

самых больших подлостей Сталин учинил по отношению к своему старшему сыну Якову.

Всем известно, что старший лейтенант Джугашвили в июле 1941 года попал в плен,

вел себя там достойно, а когда немцы предложили обменять его на фельдмаршала

Паулюса, Сталин якобы произнес: "Солдата на фельдмаршала не меняю!", чем

приговорил сына к смерти – в апреле 1943 года тот погиб в концлагере

Заксенхаузен…

Материал Б Сопельняка

212

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА?

…16 июля 1941 года Яков Джугашвили попал в плен. В суматохе j отступления из-

под Витебска, где в окружение попали 16-я, 19-я щ 20-я армии, командира 6-й

батареи старшего лейтенанта Джугащ-1 вили хватились не сразу. А когда оказалось,

что среди вырвавшихся] из окружения его нет, генералы не на шутку испугались. В

тот же день] из Ставки пришла шифровка: "Жуков приказал немедленно выяс-j нить и

донести в штаб фронта, где находится командир батареи 14-го| гаубичного полка

14-й танковой дивизии старший лейтенант Джу-i гашвили Яков Иосифович".

Поиски, организованные специально созданной группой, ниче-] го не дали. Нашли,

правда, бойца, вместе с которым Джугашвили! выходил из окружения. Красноармеец

Лопуридзе сообщил, что еще! 15 июля они переоделись в крестьянскую одежду и

закопали свои! документы. Потом Лопуридзе двинулся дальше, а Джугашвили при-1

сел отдохнуть. Немцев поблизости не было, и Лопуридзе не сомне– i вался, что

Джугашвили вышел к своим. Сообщение Лопуридзе все-' лило надежду, что Яков среди

своих, и в Москву полетели успокаи– \ вающие телеграммы.

Но Москва уже знала, что искать Джугашвили надо не среди своих, а среди пленных,

оказавшихся у немцев. 20 июля немецкое радио сообщило потрясшую кремлевские

кабинеты новость: сын Сталина – пленник фельдмаршала фон Клюге. В тот же день

эту новость продублировала нацистская газета "Фелькишер бео-бахтер".

Допрашивали Якова майор Гольтерс и капитан Ройшле. Они задали ему сто пятьдесят

вопросов, так что допрос продолжался не один час. Надо сказать, что немцы вели

себя вполне корректно: на пленного не давили, а порой откровенно жалели и даже

пытались, если так можно выразиться, хоть немного его просветить – как

оказалось, Джугашвили почти ничего не знал об обстановке на фронтах Но прежде

всего надо было убедиться, тот ли это человек, за которого выдает себя пленный.

Именно поэтому первым документом, который улетел в Берлин, было краткое

донесение о пленении сына Сталина. К нему было приложено свидетельство,

собственноручно подписанное Яковом Джугашвили.

"Я, нижеподписавшийся Яков Иосифович Джугашвили, родился 18 марта 1908 года в

гор. Баку, грузин, являюсь старшим сыном Председателя Совнаркома СССР от первого

брака с Екатериной Сванидзе, старший лейтенант 14 гаубично-артиллерийс-кого

полка (14 танковая дивизия). 16 июля 1941 года около Ли-озно попал в немецкий

плен и перед пленением уничтожил свои документы. Мой отец Иосиф Джугашвили носит

также фамилию Сталин. Я заявляю настоящим, что указанные выше данные являются

правдивыми".

ГОЛГОФА ЯКОВА ДЖУГАШВИЛИ

213

Протокол допроса, который все эти годы хранился в личном архиве Сталина,

настолько красноречив, что нельзя не привести хотя бы некоторые отрывки.

"– Разрешите узнать ваше имя?

– Яков.

– А фамилия?

– Джугашвили.

– Вы являетесь родственником Председателя Совета Народных Комиссаров?

– Я его старший сын.

– Как вы попали к нам?

– Я, то есть, собственно, не я, а остатки дивизии, мы были разбиты и окружены.

– Вы добровольно пришли к нам или были захвачены в бою?

– Недобровольно. Я был вынужден.

– Как обращались с вами наши солдаты?

– Ну только сапоги с меня сняли. В общем, я бы сказал, неплохо". Затем шел

довольно длинный разговор об отношении к немецким

парашютистам, попавшим в советский плен, о том, что красноармейцы так боятся

плена, что зачастую стреляются, что он сам только потому переоделся в

гражданскую одежду, что рассчитывал пробраться к своим. А потом у Якова

спросили, в каком бою он впервые участвовал.

" я забываю это место, у меня не было с собой карты. У нас вообще не было карт.

– У офицеров нет карт?!

– Все у нас делалось так безалаберно, так беспорядочно… И наши марши, и

организация – все безалаберно.

– Как это следует понимать?

– Понимать это надо так: дивизия, в которую я был зачислен и которая считалась

хорошей, в действительности оказалась совершенно неподготовленной к войне.

– А в чем причина плохой боеспособности армии?

– Благодаря немецким пикирующим бомбардировщикам, благодаря неумным действиям

нашего командования, глупым действиям, можно сказать, идиотским, потому что

части ставили под огонь, прямо под огонь.

– После того что вы теперь узнали о немецких солдатах, вы все еще думаете, что

у вас имеются какие-либо шансы оказать силами Красной Армии такое сопротивление,

которое изменило бы ход войны?

– Видите ли, у меня нет таких данных, так что я не могу сказать, имеются ли

какие-либо предпосылки. И все же лично я думаю, что борьба еще будет.

214

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ГОЛГОФА ЯКОВА ДЖУГАШВИЛИ

215

Яков Джугашвили в плену

– Известна ли вам позиция национал-социалистской Германии по отношению к

еврейству? Знаете ли вы, что теперешнее красное прави-| тельство главным

образом] состоит из евреев? Выскажет-! ся ли когда-нибудь русский! народ против

евреев?

– Все это ерунда. Болтовня. Они не имеют никакого влияния. Напротив, я лично,

если хотите, я сам смогу вам,

сказать, что русский народ всегда питал ненависть к евреям.

– А почему ненавидят комиссаров и евреев в тех городах и селах,! через которые

мы прошли? Люди постоянно говорят: евреи – наше несчастье в красной России.

– Что я должен вам ответить? О комиссарах скажу позднее. О евреях же могу только

сказать, что они не умеют работать, что евреи и цыгане одинаковы – они не хотят

работать. Главное, с их точки зрения, это торговля. Некоторые евреи, живущие у

нас, говорят, что в Германии им было бы лучше, потому что там разрешают

торговать. Пусть и бьют, но зато разрешают торговать. Быть рабочим или

крестьянином еврей у нас не хочет, поэтому их и не уважают… Слышали ли вы, что

в Советском Союзе имеется Еврейская автономная область со столицей в

Биробиджане? Так вот, там не осталось ни одного еврея, и живут в Еврейской

автономной области одни русские.

– Известно ли вам, что вторая жена вашего отца тоже еврейка? 4

– Нет, нет! Все это слухи. Чепуха.

1

– Что сказал отец напоследок, прощаясь с вами 22 июня? 1

– Иди, воюй!

– Женаты вы или еще холостяк?

– Да. Я женат.

– Есть ли у вас дети?

– Одна дочь. Ей три года. (На самом деле у него был и 5-летний сын Евгений,

родившийся, правда, в так называемом гражданском браке. – Авт.)

– Не хотите ли вы, чтобы мы известили жену, что вы попали в плен?

– Не нужно… А впрочем, если хотите, то сообщайте Мне все равно.

– Не думаете ли вы, что семья из-за этого пострадает? Разве это позор для

солдата – попасть в плен?

– Мне стыдно! Мне стыдно перед отцом, что я остался жив.

– Но ведь не только перед отцом, но и перед женой!

– Жена – это безразлично.

– Убежит ли ваша жена из Москвы вместе с красным правительством? Возьмет ли ее

ваш отец вместе с собой?

– Может быть, да. А может быть, нет".

Жуткий ответ… И, что самое главное, абсолютно правдивый. Чтобы в этом

убедиться, достаточно обратиться к хорошо известным воспоминаниям Светланы

Аллилуевой. Вот что она, в частности, пишет. "Яша жил в Тбилиси довольно долго.

Его воспитывала тетка, сестра его матери, Александра Семеновна. Потом юношей по

настоянию своего дяди Алеши Сванидзе он приехал в Москву, чтобы учиться. Отец

встретил его неприветливо, а мама старалась его опекать… Яша всегда чувствовал

себя возле отца каким-то пасынком, но не возле моей мамы, которую он очень

любил.

Первый брак принес ему трагедию. Отец не желал слышать о браке, не хотел ему

помогать и вообще вел себя, как самодур. Яша стрелялся у нас на кухне, рядом со

своей маленькой комнаткой, ночью. Пуля прошла навылет, но он долго болел. Отец

стал относиться к нему из-за этого еще хуже.

После этого Яша уехал в Ленинград и жил там в квартире у дедушки Сергея

Яковлевича Аллилуева. Родилась девочка, но она вскоре умерла, а его брак

распался…

В 1935 году Яша приехал в Москву и поступил в Военную артиллерийскую академию.

Примерно через год он женился на очень хорошенькой женщине, оставленной ее

мужем. Юля была еврейкой, и это опять вызвало недовольство отца. Правда, в те

годы он еще не высказывал свою ненависть к евреям так явно – это началось у него

позже, после войны, но в душе он никогда не питал к ним симпатии. Но Яша был

тверд… Он любил Юлю, любил дочь Галочку, родившуюся в 1938 году, был хорошим

семьянином и не обращал внимания на недовольство отца…

Яша ушел на фронт на следующий же день после начала войны, и мы с ним простились

по телефону. Их часть направили туда, где царила полнейшая неразбериха, – на

запад Белоруссии, под Барано-вичи. Вскоре перестали поступать какие бы то ни

было известия.

Юля с Галочкой оставались у нас. Неведомо, почему всех нас отослали в Сочи. В

конце августа я говорила с отцом по телефону. Юля стояла рядом, не сводя глаз с

моего лица. Я спросила его, почему нет известий от Яши, и он медленно и ясно

произнес: "Яша попал в плен". И, прежде чем я успела открыть рот, добавил: "Не

говори ничего его жене пока что…"

Но отцом руководили совсем не гуманные соображения по отношению к Юле: у него

зародилась мысль, что этот плен неспроста, что Яшу кто-то умышленно "выдал" и

"подвел", и не причастна ли к этому Юля… Когда мы вернулись к сентябрю в

Москву, он мне сказал:

г

216

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

"Яшина девочка пусть останется пока у тебя… А жена его, по-видимому, нечестный

человек, надо будет разобраться".

Юля была арестована в Москве осенью 1941 года и пробыла в тюрьме до весны 1943

года, когда "выяснилось", что она не имела никакого отношения к этому несчастью

и когда поведение самого Яши в плену наконец-то убедило отца, что он не

собирался сам сдаваться в плен…

Зимой 1943/44 года, уже после Сталинграда, отец вдруг сказал мне в одну из

редких наших встреч: "Немцы предлагали обменять Яшу на кого-нибудь из своих.

Стану я с ними торговаться! Нет, на войне – как на войне"…

А недавно я видела во французском журнале статью шотландского офицера, якобы

очевидца гибели Яши. К статьям подобного рода надо относиться осторожно – на

Западе слишком много всяких фальшивок о "частной жизни" моего отца и членов его

семьи. Но в этой статье похожи на правду две вещи: фото Яши, худого,

изможденного, в солдатской шинели, безусловно, не подделка; и тот приведенный

автором факт, что отец тогда ответил отрицательно на официальный запрос

корреспондентов о том, находится ли в плену его сын.

Это значит, что он сделал вид, что не знает этого, и тем самым бросил Яшу на

произвол судьбы. Это весьма похоже на отца – отказываться от своих, забывать их,

как будто их не было…"

Очень важное и очень точное наблюдение о психологии своего отца огласила

Светлана Аллилуева: Сталин делал вид, что не знает о том или ином факте. Бывало

и так, что он вроде бы спохватился, наказывал тех, кто его "своевременно не

информировал", и исправлял положение. Но чаще всего в своей кажущейся слепоте и

глухоте, как я уже говорил, он был убийственно последователен – причем в самом

прямом смысле этого слова. Применительно к Якову это про– , явилось наиболее

ярко. Можно было не верить немецким листовкам 1 с портретами старшего

лейтенанта Джугашвили, можно было объя-вить фальшивками сообщения в газетах, но

ведь в конце июля в руки Сталина попала подлинная записка, написанная рукой

Якова. Самое удивительное: она сохранилась и до сегодняшнего дня лежала в личном

архиве Сталина. Вот ее аутентичный текст. "19.7.41. Дорогой отец!

Я в плену. Здоров. Скоро буду отправлен в один из офицерских лагерей в Германию.

Обращение хорошее. Желаю здоровья. Привет всем. Яша".

…Изучив протоколы допросов, фашистское руководство потребовало доставить

пленника в Берлин. Сперва его поместили в Про-сткенский лагерь для

военнопленных, где он находился под бдительным оком немецких спецслужб.

Многочисленные допросы и "бесе-

ГОЛГОФА ЯКОВА ДЖУГАШВИЛИ

217

ды по душам" ничего не давали: Джугашвили замкнулся. Стал угрюмым и молчаливым.

Причины у него для этого, конечно, были: в очередной раз Якова подвела его

доверчивость. Он достаточно откровенно отвечал на вопросы Ройшле, а тот,

оказывается, спрятал под скатертью микрофон, записал всю их беседу, а потом так

хитро смонтировал запись, что Яков предстал неистовым обличителем сталинского

режима. Эту пленку крутили на передовой, и его голос слышали советские солдаты,

а прямо на их головы немецкие самолеты сбрасывали листовки с призывом сдаваться

в плен, следуя совету сына Сталина, "потому что всякое сопротивление германской

армии бесполезно". Чтобы не было сомнений, что в их руках действительно сын

Сталина, немцы сделали серию фотографий Джугашвили в окружении германских

офицеров – и тоже сбросили на передовой.

Пропагандистская акция была в разгаре, а Джугашвили молчал. Немцев это не

устраивало, и Якова передали гестаповцам, которые немедленно перевезли его в

свою Центральную тюрьму. И снова допросы, расспросы, выпытывания семейных и

военных тайн… Есть сведения, что Якова не только допрашивали, но и пытали. В

материалах дела есть неподтвержденная информация, что Яков дважды пытался

вскрыть себе вены. Наконец, видимо, поняв, что сломить Якова не удастся,

гестаповцы переводят его в Хаммельсбургский лагерь для военнопленных. Но в конце

апреля 1942 года последовал неожиданный приказ снова перевести его в Центральную

тюрьму гестапо. А в феврале 1943 года по личному указанию Гиммлера Якова

отправляют в печально известный концлагерь Заксенхаузен.

Первое время он находился в лагерной тюрьме, затем был переведен в режимный

барак зондерлагеря "А". Эта особая зона была отделена от основного лагеря

высокой кирпичной стеной и опоясана колючей проволокой, по которой проходил ток

высокого напряжения. Охрану несли эсэсовцы из дивизии "Мертвая голова".

В папках "Смерша" сохранились показания арестованного после войны коменданта

лагеря штандартенфюрера СС Кайндля. Вот что он, в частности, рассказал:

"В концлагерь Яков Джугашвили был доставлен из V отдела имперской безопасности

Германии доктором Шульце. Часто из Берлина приезжал навещать военнопленного

другой гестаповец – криминальный комиссар имперской безопасности Штрук. О том,

что судьбой Джугашвили был заинтересован лично Гиммлер, было известно многим.

Видимо, он хотел использовать сына Сталина в случае сепаратных переговоров с

СССР или для обмена захваченных в русский плен видных нацистов".

Не исключено, что с этой же целью в соседней с Яковом комнате содержался

племянник Молотова Василий Кокорин (как выяснилось позже, этот самозванец лишь

выдавал себя за племян-

218

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ника Молотова. – Авт.), а в других комнатах жили племянник Черчилля Томас

Кучинн, сын премьер-министра Франции капитан Блюм и другие знатные пленники.

Чтобы спровоцировать конфликт между русскими и англичанами, администрация лагеря

вменила в обязанность англичанам ежедневно мыть комнаты и чистить туалеты

русских. Идея была такова: англичане возмутятся, затеют драку, во время которой

убьют Кокорина и Джугашвили. Геббельсовские газеты поднимут шумиху, обвиняя во

всем племянника Черчилля. Сталин и Молотов, само собой, возмутятся и разорвут

отношения между СССР и Англией… Как ни нелепо выглядит эта затея, но перед

угрозой открытия второго фронта немцы были готовы на все. Подтверждает это в

своих показаниях и Ко-корин, уверяя, что Яков принял решение ценой собственной

жизни не допустить конфликта между союзниками и склонял к этому "племянника

Молотова".

И вот наступило 14 апреля 1943 года. Незадолго до этого между англичанами и

русскими произошла ссора из-за подарочных сигарет, но ожидаемого немцами эффекта

не было. Сломали Якова не немцы и даже не англичане, а… собственный отец. Вот

что написал об этом много лет спустя Томас Кучинн.

"Имевшая место ссора из-за подарочных сигарет произошла не в день гибели

Джугашвили, а днем раньше. Случай, побудивший сына Сталина искать смерти, имел

совсем другую причину.

Однажды я увидел Джугашвили очень бледным, пристально уставившим свой взгляд в

стену, на которой висел громкоговоритель. Я поздоровался с Яковом, но он не

отреагировал на мое приветствие. В тот день Джугашвили не брился и не умывался,

как обычно, и его жестяная миска с супом перед дверью комнаты оставалась

нетронутой.

Кокорин пытался на жалком немецком языке объяснить мне причину столь удрученного

состояния Якова. Насколько я понял, речь шла об очередной пропагандистской

передаче берлинского радио, в | которой говорилось о русских военнопленных в

Германии и, в частности, о заявлении Сталина, что "у Гитлера нет русских

военнопленных, а есть лишь русские изменники, с которыми расправятся, как только

окончится война". Далее Сталин опроверг утверждение немцев о том, что его сын

Яков попал в немецкий плен. "У меня нет никакого сына Якова", – заявил он.

После этой передачи сын Сталина стал подавленным, чувствовал себя отверженным,

похожим на человека, ощущающего на себе какую-то вину. Ему казалось, что его

также следует причислить к категории изменников. На мой взгляд, именно в этот

день Джугашвили принял твердое решение покончить счеты с жизнью.

Я находился в бараке, когда вдруг раздался выстрел. Я выбежал и увидел

Джугашвили, висящим на проволоке мертвым. Его кожа во

ГОЛГОФА ЯКОВА ДЖУГАШВИЛИ

219

многих местах была обгорелой и черной. Я не думаю, что сын Сталина был застрелен

часовым. Скорее всего, он погиб от соприкосновения с проволокой, которая была

под высоким напряжением".

О чрезвычайном происшествии комендант лагеря тут же сообщил в Берлин. Немедленно

была создана Особая следственная комиссия, командировавшая в Заксенхаузен

судмедэкспертов. В своем докладе на имя Гиммлера они констатировали, что смерть

Джугашвили наступила не от пулевого ранения, а от поражения током высокого

напряжения. Выстрел часового прозвучал уже после того, как Джугашвили схватился

за проволоку. Вывод: Яков Джугашвили покончил жизнь самоубийством.

Пока эксперты занимались своим делом, Шульце допрашивал Конрада Харфига, того

самого часового, который произвел роковой выстрел. Вот что он, в частности,

показал.

"14 апреля 1943 года, около 20.00 я заступил на пост. Все пленные, кроме Якова

Джугашвили, были уже в бараке, лишь один он продолжал лежать у барака и бить

веткой по земле. Я обратил внимание на то, что он был очень взволнован. Когда в

20.00 начальник караула пришел с ключами, чтобы запереть пленных в бараках, а я

отправился запереть дверь в проволочном заборе, отделяющем бараки, Яков

Джугашвили все еще продолжал лежать у барака. Я потребовал, чтобы он поднялся и

вошел в барак, на что он мне ответил: "Нет, делайте со мной что хотите, но я в

барак не пойду. Я хочу поговорить с комендантом".

Начальник караула унтершарфюрер Юнглинг направился к сторожевой башне, чтобы

поговорить по телефону с комендантом лагеря, но едва он ушел, как Яков

Джугашвили, пройдя мимо меня, внезапно стремительно бросился к наземной

проволочной сети-"спотыкачу", преодолел ее и крикнул мне: "Часовой, стреляй!" На

это я ему ответил: "Вы не в своем уме, выйдите из-за проволоки, идите в барак,

идите спать, завтра все уладится!" На это он мне ответил: "Немецкий часовой –

трус. Русский часовой тотчас бы выстрелил!"

Я подумал про себя: дам ему возможность одуматься, прийти в себя. Я прошел

метров сорок и, обернувшись назад, увидел, что он обеими руками ухватился за

проволоку, находившуюся под высоким напряжением. После этого мне пришлось,

согласно уставу, применить оружие. С расстояния примерно 6-7 метров я прицелился

ему в голову и нажал на спусковой крючок. Я попал в него. Сразу после выстрела

он разжал руки, откинулся всем телом назад и остался висеть на проволоке головой

вниз".

Унтершарфюрер Юнглинг был более краток, но и более категоричен. "Это была не

попытка к бегству, а акт отчаяния человека, готового на все, находившегося вне

себя", – заявил он много лет спу-

220

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

стя. А тогда, в апреле 1943-го, труп Якова Джугашвили был кремирован. Урну с

прахом увезли в Берлин, в Главное управление имперской безопасности Куда она

делась дальше, никто не знает…

ФИЛАДЕЛЬФИЙСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

И ПРОЕКТ "МОНТАУК": ЗАГОВОР

ИЛИ ЛЕГЕНДА?

Весной 1943 года Вторая мировая война достигла критической точки. Союзники

продвигались вперед на всех фронтах, и на горизонте уже маячила окончательная

победа, хотя до нее еще оставались годы борьбы и страданий, и все еще

сохранялась угроза того, что какое-нибудь эффектное изобретение немцев придаст

происходящему неожиданное направление. Поэтому американские ученые работали над

проектами, которые могли бы дать союзникам преимущество в войне. Проект

"Манхэттен" был одним из них, и его развитие привело через два года к началу

атомной эры. Но он был не единственным…

Некоторые источники – правда, ничем не подтвержденные – указывают на

существование другого, сверхсекретного проекта "Радуга", который был посвящен

разработке устройства, позволяющего кораблям оставаться невидимыми для радаров.

Этот проект вылился в серию экспериментов на борту эсминца ДЕ-173, более

известного под именем "Элдридж", которые проводились в порту Филадельфии с

августа по октябрь 1943 года. Результаты последнего из череды опытов превзошли

все ожидания. По версии, которую отстаивают некоторые предполагаемые очевидцы

событий, судно вдруг обволокла туча зеленовато-голубого цвета, и оно мало-помалу

стало делаться прозрачным, пока не исчезло вовсе. Голоса моряков казались

какими-то призрачными, спорящими посреди пустоты. На присутствие корабля

указывали только волны, разбивавшиеся о его невидимый корпус. Мгновение спустя и

эти последние следы присутствия эсминца пропали. Еще через несколько минут все

повторилось в обратной последовательности: "Элдридж" начал материализоваться

заново над спокойной водой залива и оказался неповрежденным, чего нельзя сказать

об экипаже. Многие моряки погибли, другие бесследно исчезли, а те, что остались

живы и по-прежнему находились на палубе, либо были серьезно ранены, либо

потеряли рассудок. Через некоторое время выяснилось, что в эти трагические

минуты исчезновения судно видели в порту Норфолка, за сотни километров к ' югу

от Филадельфии. Итак, корабль не только сделался невидимым, J но и был

телепортирован!

Такова легенда.

ФИЛАДЕЛЬФИЙСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ…

221

До 1956 года, когда некий Карлос Альенде прислал астроному Моррису Джессапу

письмо, в котором описывал это происшествие, уверяя, что сам был всему

свидетелем, находясь на борту судна "Эндрю Фьюрсет", все упоминания о так

называемом Филадельфийском эксперименте были окружены ореолом загадочности и

неясности. ВВС США отрицали, что подобные эксперименты проводились, и даже такие

видные исследователи паранормальных явлений, как Жак Балле, Джером Кларк и Джон

Кил, считали, что вся эта история – утка. Но другие, такие как Чарлз Берлиц и

Уильям Мур, авторы книги "Филадельфийский эксперимент", придерживались мнения о

правдоподобности этого происшествия.

Однако никаких доказательств временного исчезновения "Элд-риджа" и вообще

правдоподобности всей истории не существует, кроме фотокопии вырезки из газеты,

на которой не указана ни дата, ни само название издания. Там появилась краткая

заметка о странном случае в одном баре, где моряки затеяли драку и вдруг

некоторые из них исчезли, словно растворившись в воздухе, – в этом виделись

последствия эксперимента. Также существует свидетельство одного ученого, у

которого взял интервью Уильям Мур и который уверял, что принимал участие в

эксперименте. И наконец, есть сомнительный рассказ самого Карлоса Альенде, или

Карла Аллена, полный противоречий и несообразностей.

Точно известно, что Альенде был моряком на судне "Эндрю Фьюрсет" во время

предполагаемого исчезновения, и даже возможно, что его судно находилось вблизи

от "Элдриджа" в августе и ноябре 1943 года, но впоследствии ни один из членов

экипажа "Эндрю Фьюрсета" или же самого эсминца не подтверждал его рассказа.

Потребовалось несколько десятков лет, прежде чем появилась целая группа странных

персонажей, утверждавших, что они принимали участие в эксперименте. Все они

уверяли, что их истории совершенно подлинные и непридуманные, несмотря на то что

кажутся сошедшими со страниц какого-нибудь фантастического рассказа. Детонатором

послужил выход в 1984 году фильма "Филадельфийский эксперимент", в котором

эсминец не только становится невидимым и исчезает, но и путешествует на сорок

лет в будущее. Этот невероятный сюжет привел к появлению таких странных

персонажей, как Альфред Билек, инженер-электронщик на пенсии, который заявил,

что после просмотра фильма к нему "вернулась потерянная память" и он осознал,

что сам был героем одиссеи "Элдриджа"

Билек воспользовался подвернувшейся возможностью: провел многочисленные пресс-

конференции и даже опубликовал вместе с Брэдом Стайгером книгу "Эксперимент в

Филадельфии и другие заговоры НЛО", в которой и поведал свою невероятную

историю. В ней рассказывается, что при рождении он получил имя Эдвард Камерон

222

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

и вместе со своим братом Дунканом принял участие в решающем эксперименте на

борту "Элдриджа" 12 августа 1943 года. Проект якобы был направлен на достижение

невидимости корабля, и его первым руководителем был сам Никола Тесла, которого

после его смерти в январе 1943 года заменил Джон фон Нейманн, изобретатель,

некоторое время спустя создавший первые компьютеры. Другими учеными, связанными

с проектом, были Томас Таусенд Браун и математик Генри Левинсон.

По словам Билека, 20 июля 1943 года был проведен первый опыт, во время которого

судно исчезло на 20 минут, что повлекло за собой значительные проблемы с

физическим и душевным здоровьем экипажа. Несмотря на это, исследования

продолжались. 12 августа того же года осуществили новый эксперимент, в

результате которого судно оставалось невидимым для радаров в течение 67 секунд,

а затем внезапно вовсе исчезло в голубоватой вспышке. Через три часа оно

вернулось на место, но со значительными изменениями. Большая часть судовой

команды пропала без вести, другие погибли, некоторые буквально "впаялись в

структуру корабля", а немногие избежавшие всего этого потеряли рассудок. Во

время своего отсутствия судно и экипаж переместились не только в пространстве,

но и во времени и оказались в 1983 году на базе Монтаук (Лонг-Айленд), куда их

забросило пространственно-временным вихрем.

Логика подсказывает, что вся эта история – чистый бред, но за этим откровением

последовала целая серия подобных – от людей, тоже якобы участвовавших в

эксперименте и, как Билек, "потерявших на время" память. В своем дальнейшем

рассказе Билек упоминает многочисленные путешествия во времени, встречи с

инопланетными существами, которые поначалу намеревались его уничтожить, но так

как его молекулярная структура оказалась связанной с двумя темпоральными дырами

1943 и 1983 годов, то они ограничились тем, что с помощью своей внеземной

техники отправили его в 1927 год в виде 6-месячного младенца, заменившего

семейству Билек их погибшего ребенка…

Его брат Дункан, по рассказу того же Билека, стал жертвой некой темпоральной

травмы после своих путешествий во времени и начал стареть со скоростью один год

за один час. Через три дня после этого он умер, но его жизненная сущность была

перемещена в тело другого отпрыска семьи Билек, родившегося в 1951 году, тоже

благодаря загадочной внеземной технологии. Через несколько лет к нему вернулась

память и он стал существенной частью так называемого эксперимента "Монтаук" уже

под именем Дункана Камерона. Третьего персонажа звали Дрю, и он тоже участвовал

в эксперименте и путешествиях во времени, которые последовали за этим, но потом

оказался в ином теле, использовав другую инопланетную техноло-

ФИЛАДЕЛЬФИЙСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ…

223

Смогли ли американцы действительно телепортировать боевой корабль?

гию, посредством которой было осуществлено то, что он назвал "перемещением

памяти ДНК из одного тела в другое".

Дрю утверждает, что после опыта с "Элдриджем" выжил только 21 человек из 181, 40

погибли, а 120 остальных членов экипажа исчезли, но это не послужило

препятствием для продолжения исследований, предметом которых теперь стали

путешествия во времени и даже переписывание истории. К этой группе свидетелей

присоединился и еще один странный персонаж – Престон Б. Николе, инженер-

электронщик, который вместе с Питером Муном опубликовал книгу "Эксперимент

"Монтаук". Николе тоже обрел свою якобы утерянную память и обнаружил, что с 1970

по 1983 год он являлся помощником директора, возглавлявшего проведение проекта

"Монтаук". Если и есть что-то подлинное в этих россказнях, то, очевидно, оно

скрывается за целым лесом невероятных вещей. А что если речь идет о специальном

маневре, призванном отвлечь внимание людей, дезинформировать и скрыть, что же в

действительности произошло с "Элдриджем"?

Посмотрим еще раз, что нам предлагается. Сперва некий эксперимент,

осуществленный в 1943 году. Его целью якобы было добиться невидимости – по

крайней мере, для радаров – военного судна, и он основывался на работах Теслы и

его "генераторе нулевого времени", разработанном в 1920-х годах. Эксперимент

повлек за собой путешествие во времени, благодаря которому "Элдридж" оказался в

1983 году, и во многих других временах, некоторые из которых принадлежали столь

далекому будущему, как 3543 год, а другие были настолько близки к нашему

времени, как 1997-й. Ко всей этой темпоральной одиссее прибавляется эксперимент

"Монтаук", который якобы проводился с 1970-х годов в качестве продолжения

проекта "Феникс", возглавляемого фон Нейманном. Проект "Монтаук" начался, по

словам Престона Николса, как программа контроля массового сознания. С передающей

антенны на военной базе испускались серии волн частотой от 400 до 425 мегагерц,

предположительно на той же волне, которую излучает человеческий мозг. В ходе

проекта был найден способ расширения человеческих возможностей, что позволило

некоторым людям, обладающим сверхчувствительностью,

224

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

таким как Дункан Камерон, добиться еще большего увеличения своего дара. Эти

расширенные способности служили для "искривления самого времени" и открытия

своеобразных временных ворот. Эти темпоральные двери использовались для

путешествий в различные моменты истории и даже для ее изменения.

Что происходит за изменением прошлого? В нашем настоящем – ничего, однако

создается новая темпоральная линия, наравне с нашей, только измененная.

Предлагается такой способ разрешения парадокса, который всегда сопровождает

теоретические дискуссии о возможностях путешествий во времени: что произойдете

человеком, который отправится в прошлое и там убьет своего отца еще до того, как

тот зачнет его самого? Ответ Николса: ничего в его собственной жизни не

изменится, и он даже сможет ходить в гости к своему отцу в своем настоящем, но

его действия породят параллельную вселенную, в которой он сам никогда не

рождался.

Престон Николе начал свое личное странствие, по крайней мере по его собственным

словам, когда обнаружил странные сигналы, доходящие по радио с базы ВВС Монтаук.

Его смущение только выросло, когда он сам приехал в Монтаук и был опознан

многими людьми, как их сотрудник в недавнем прошлом. Однако сам Николе был

уверен, что никогда не работал в Монтауке. После этого его память начала

восстанавливаться, и он вдруг с удивлением понял, что побывал в двух разных

темпоральных линиях: в одной из них он действительно работал на базе Монтаук, а

в другой – в совсем ином месте.

В 1985 году Николе познакомился с Дунканом Камероном, который, прибыв в Монтаук,

также вспомнил, что он когда-то работал здесь в числе экстрасенсов –

"путешественников во времени" и что он вместе со своим братом Эдвардом входил в

состав экипажа "Элд-риджа" и участвовал в Филадельфийском эксперименте.

Финальный акт драмы наступил 12 августа 1983 года, когда в полную силу

заработала темпоральная дверь. По рассказам обоих, ситуация вышла из-под

контроля, и те, кто работал над проектом, решили прервать опыт, для чего Дункан

Камерон создал какую-то тварь в собственном подсознании, а она,

материализовавшись, разрушила некие странные кристаллы, обеспечивающие энергией

так называемое "кресло Монтаук" – устройство в виде гигантского излучателя.

Филадельфийский эксперимент – это пример истории, которая просто отказывается

умереть Между тем военно-морской исторический архив США опубликовал доклад, в

котором пункт за пунктом развенчивались все утверждения по поводу эксперимента,

начиная от невозможности его проведения в указанное время (если иметь в виду,

когда судно было спущено на воду и когда оно было передано в ведение ВВС) до

утверждений о несуществовании когда-либо про-

фИЛАДЕЛЬФИЙСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ…

225

екта "Радуга" (хотя это имя и использовалось в качестве кода для обозначения

стран оси Рим – Берлин – Токио) и вплоть до напоминаний о том, что теория

единого поля, на которой якобы базировался эксперимент, до сих пор не создана. В

руководстве ВВС также высказали предположение, что легенда об эксперименте была

основана на ошибочном толковании работ по демагнитации военных кораблей, с целью

сделать их "невидимыми" для магнитных мин и торпед противника. Таким образом,

корабли действительно становились невидимыми – но лишьдля магнитныхдетекторов, а

не для человеческих глаз или радаров. С другой стороны, бюро военно-морских

исследований ВВС США указало на другой возможный источник – некоторые

эксперименты 1950-х годов, во время которых на один корабль поставили генератор

высокой частоты – 1000 герц вместо обычных 400. Этот генератор привел к выбросу

разрядов в виде короны, хорошо известному явлению, которое не нанесло экипажу

никакого ущерба, но могло произвести сильное впечатление на несведущего

наблюдателя. Таково было официальное заключение по делу Филадельфийского

эксперимента. Однако всегда найдется кто-нибудь, кто не поверит официальным

заключениям и заявит, что это только уловка, призванная скрыть некие события,

реально происходившие почти 60 лет назад.

РУЗВЕЛЬТ "ЗАКАЗАЛ" ГЛЕНА МИЛЛЕРА?*

Ночью 15 декабря 1944 года легкий одномоторный самолет "Нор-смен ЮС-64" поднялся

в воздух с авиабазы Твинвуд Фарм на юго-востоке Англии и взял курс на Париж.

Помимо пилота в самолете находился самый популярный музыкант Америки 30-40-х

годов Глен Миллер. Через две минуты после взлета "Норсмен" скрылся в тумане.

Больше ни самолет, ни Миллера никто не видел…

Версий гибели Глена Миллера было немало. Наибольшее распространение получила та,

по которой самолет сбили немцы. Они якобы бросили Миллера в тюрьму и замучили

его там до смерти. Рой Несбит, известный историк авиации, в свою очередь,

уверен, что музыкант стал случайной жертвой британской авиации.

Новую сенсационную версию гибели "короля Солнечной долины" выдвинул в своем

новом бестселлере "Бефордский треугольник" британский писатель Мартин Боуман. На

основании рассекреченной недавно информации и показаний свидетелей Мартин Боуман

утверждает, что Глена Миллера убили сотрудники американских спецслужб.

* Материал С Манукова

226

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

Президент США Ф.Д. Рузвельт

Слухи о бисексуальности Миллера ходили давно, но так и не были доказаны.

Поговаривали, что тот любил не только женщин, но и мужчин. В силу своей не

совсем традиционной сексуальной ориентации Миллеру стало известно, что

руководство' американской разведки в Великобритании состоит чуть ли не поголовно

из "голубых", которые в свободное от основной работы время совращают

подчиненных. Музыкант пригрозил раскрыть неблаговидную деятельность

высокопоставленных разведчиков.

Военное командование решило Миллера убрать. Приказ на устранение такого

известного человека мог поступить только с самого верха, по мнению Боумана – от

самого президента Франклина Рузвельта.

Глен Миллер предчувствовал свою смерть. Знакомые обратили внимание на то, что

обычно словоохотливый и веселый музыкант вскоре после приезда в Европу стал

подавленным и раздражительным. Джеральдо, один из музыкантов его оркестра и

близкий друг, считал, что Глен находится на грани нервного срыва. Миллер не раз

говорил ему, что не сомневается в возвращении оркестра в Америку, но… без

него.

Мартин Боуман утверждает, что самолет "Норсмен ЮС-64" действительно упал в Ла-

Манш, но ни Глена Миллера, ни пилота Джеймса Норвуда в нем не было. Боуману

удалось встретиться с Норвудом, которого спецслужбы в декабре 1944 года вывезли

в Америку, дали новое имя и велели держать язык за зубами. Норвуд не знает, кто

находился в том самолете, но уверен, что УСС подстроило катастрофу, чтобы скрыть

настоящую смерть известного музыканта.

В ночь с 15 на 16 декабря 1944 года, когда Глен Миллер якобы летел в Париж, его

видели в одном из баров на площади Пигаль. Хозяйка одного из парижских борделей

сообщила Боуману, что ее клиент, капитан военной полиции, рассказал ей, что

Миллера убили в том баре секретные агенты. Ему или выстрелили в голову, или

проломили череп.

ДИСКОЛЕТ ИЗ "ТРЕТЬЕГО РЕЙХА"

227

ДИСКОЛЕТ ИЗ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА*

Попалась мне недавно на глаза любопытная рукопись. Ее автор долгое время работал

за границей. В одной из стран Латинской Америки ему довелось познакомиться с

бывшим узником лагеря КП-А4, располагавшегося под Пенемюнде, где, как известно,

в годы Второй мировой войны находился полигон ракетной и прочей секретнейшей

техники третьего рейха. Для работы на нем начальник полигона генерал-майор

Дерибергер стал привлекать заключенных, особенно после того, как совершила налет

союзническая авиация и кому-то нужно было разбирать завалы.

В сентябре 1943 года узнику довелось стать свидетелем следующего любопытного

случая. "Наша бригада заканчивала разборку разбитой бомбами железобетонной

стены, – рассказывал он. – В обеденный перерыв вся бригада была увезена охраной,

а я остался, поскольку во время работы вывихнул ногу. Разными манипуляциями мне

в конце концов удалось вправить сустав, но на обед я опоздал, машина уже уехала.

И вот я сижу на развалинах, вижу: на бетонную площадку возле одного из ангаров

четверо рабочих выкатили аппарат, имевший в центре каплеобразную кабину и

похожий на перевернутый тазик с маленькими надувными колесами".

Невысокий грузный человек, судя по всему, руководивший испытанием, взмахнул

рукой. Странный аппарат, отливавший на солнце серебристым металлом, издал

шипящий звук, похожий на работу паяльной лампы, и оторвался от бетонной

площадки. Летел он как-то неустойчиво, покачиваясь. И когда налетел особенно

сильный порыв ветра с Балтики, аппарат вдруг перевернулся, стал терять высоту.

Через секунду он ударился о землю, раздался хруст ломающихся деталей, обломки

обшивки занялись голубым пламенем. Обнажился шипящий реактивный двигатель, и тут

же грохнуло – видимо, взорвался бак с горючим…

Так завершился один из этапов испытания аппарата вертикального взлета

дисковидной формы. Первый вариант его был разработан немецкими инженерами

Шривером и Габермолем в феврале 1941 года на аэродроме близ Праги, сообщает

специально занимавшийся расследованием этой истории инженер Юрий Строганов. По

конструкции он напоминал лежащее велосипедное колесо. Ступицей служила пилотская

кабина, спицами – регулируемые лопасти, типа вертолетных, для прочности

заключенные в обод. Изменяя угол атаки этих лопастей, можно было заставить

аппарат либо взлетать и садиться вертикально, либо лететь горизонтально в любом

направлении.

* Материал С. Зигуненко.

228

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

История секретных разработок Третьего рейха до сих пор полна загадок

Так все выглядело в идеале. Однако на практике вскорости выяснилось, что

малейший дисбаланс всего "колеса" приводил к жутким вибрациям и тряске машины.

Не лучше вел себя и усовершенствованный вариант, отличавшийся от первого

размерами, мощностью двигателей и т.д. И хотя конструкторы в случае удачи

обещали достичь скорости 1200 км/ч, данные разработки так и остались аэродромной

экзотикой.

Накопленный опыт, по всей вероятности, был использован в конструкции

австрийского изобретателя Виктора Шаубергера. Машина, имевшая кодовое название

"Диск Белонце", представляла собой "летающую тарелку", по периметру которой

располагалось 12 наклонно стоявших реактивных двигателей. Однако они вроде бы

даже не создавали основную подъемную силу, а служили лишь для маневрирования. А

вот посредине платформы стоял "бездымный и беспламенный" двигатель, принцип

действия которого "основывался на взрыве, а при работе он потреблял лишь воду и

воздух". Он-то и поднимал машину в небо.

Прототип не этого ли летательного аппарата видел бывший узник лагеря КЦ-А4?

Судить наверняка об этом трудно, поскольку не совпадают некоторые факты.

Известно, например, что два варианта "диска" имели диаметр соответственно 39 и

68 м, а это много больше, чем у того аппарата. Впрочем, прототип мог быть и

гораздо меньших размеров Тем более что видел его узник в 1943 году, а по другим

источникам свой первый и последний полет "Диск Белонце" совершил в феврале 1945

года. Говорят, за три минуты он достиг высоты 15 км и развил скорость 2200 км/ч

– блестящие результаты, если учесть, что садился и взлетал аппарат вертикально,

мог зависать в воздухе и лететь в любом направлении, не разворачиваясь.

Однако война уже подходила к концу, внести какие-то изменения в ее ход новинка

уже не могла и вскорости была уничтожена. Ее

ДИСКОЛЕТ ИЗ "ТРЕТЬЕГО РЕЙХА"

229

создатель благополучно бежал в США и в 1958 году писал в одном из своих писем:

"… Я уже после войны слышал, что идет интенсивное развитие дискообразных

летательных аппаратов, но, несмотря на прошедшее время и уйму захваченной в

Германии документации, страны, ведущие разработки, не создали хотя бы что-то

похожее на мою модель, взорванную по приказу Кейтеля…"

Сам Шаубергер тоже не возобновил свою конструкцию, хотя американцы сулили ему за

это многое. Почему? Согласно одной версии, он отвечал на все предложения, что до

подписания международного соглашения о полном разоружении нельзя обнародовать

его открытие – оно принадлежит будущему.

Честно сказать, "свежо предание, а верится с трудом". Вспомните хотя бы, как

развернулся в США Вернер фон Браун, на ракетах которого американцы в конце

концов слетали на Луну. Вряд ли устоял бы перед искусом и Шаубергер, если бы мог

показать товар лицом. Но, похоже, показывать ему было нечего. По той простой

причине, что скорее всего он не владел всей полнотой информации. Большинство же

его помощников, первоклассных специалистов, нашли свой конец в концлагерях.

ГОРДОСТЬ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ

Герой Советского Союза Николай Кузнецов вошел в историю тайных операций как

удачливый разведчик и хладнокровный террорист. Сын уральских крестьян с прусской

внешностью – ему так шли офицерские роли! – немецкий он знал со школы, но

лучшими его учителями оказались немцы, оставшиеся на Урале после плена, в

который их забросила Первая мировая война. "Свой парень" среди немцев не мог

быть не замечен чекистами. Ему предложили сотрудничать с НКВД. И он принял это

предложение. Первое поручение – информировать о "настроениях" немецких

колонистов. Первая оперативная кличка – Колонист.

Потом на Уралмаше среди заводских немцев он тоже стал своим. У немецких

инженеров, налаживавших технологию и технику, он учился говорить на баварском,

прусском, саксонском диалектах, болтал с ними обо всем. Они привязались к нему.

А он и здесь действовал "по линии НКВД". Пожелтевшие страницы архивных

документов говорят об этом так. "с 1938 года выполняет особые задания по

обеспечению государственной безопасности".

Москве требовались новые люди. Управление контрразведки НКВД озадачило местные

органы ищите молодых, знающих немецкий и способных к чекистской работе. Из

Свердловска ответили: есть такой человек.

230

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

В Москве Кузнецов оказался под началом майора Рясного из отдела контрразведки

центрального аппарата НКВД. Отдел тот занимался слежкой за зарубежными

посольствами. Конечно, в первую очередь искали подходы к немецким дипломатам.

Чем увлекались иностранные дипломаты в Москве в конце 1930-х годов? Бизнесом на

антиквариате, золоте, часах, фотоаппаратах. А еще театром и женщинами. Вот в

этих сферах и должен был работать Кузнецов: искать встреч, завязывать

знакомства.

– Давай-ка я тебя сделаю летчиком, – решил Рясной.

Форма лейтенанта ВВС Красной армии преобразила Кузнецова. Привлекательный от

природы, он приобрел рекламный шик. Блестящие сапоги, крылья на фуражке и

гимнастерке, отливавшие золотом, притягивали взгляды. Он быстро освоился в

Москве и скоро стал завсегдатаем театров и торговых точек. Чаще всего появлялся

в ювелирном магазине в Столешниковом переулке. Там, на ниве бизнеса, он и

сошелся с секретарем словацкого посольства. Тот таскал на продажу часы. Кузнецов

их реализовывал – для НКВД, правда. Бизнес закончился согласием дипломата помочь

информацией и шифрами.

Кузнецов преуспел и во второй части плана Рясного. Прима-балерина Большого

театра учила его понимать балет, давала уроки обхождения с женским полом,

вводила в мир театральных страстей, тайн и интересов. Из московских театров, из

ювелирных и комиссионных магазинов он нес адреса и приглашения дам. Ну как можно

отказать обаятельному "лейтенанту", да еще столь щедрому на подарки! Приятно

поражали милые женскому сердцу красные гвоздики, духи "Красная Москва",

легкомысленные шляпки, дорогие чулки. А потом – ужин в ресторане (благо

позволяла коммерческая предприимчивость), где за столом оказывались рядом

московские актрисы и иностранные дипломаты. Сияющий Кузнецов провозглашал тосты,

пенилось шампанское, текли деньги, текла информация…

Однажды агентурные донесения Кузнецова прочел комиссар госбезопасности Ильин –

начальник 3-го отдела политического управления НКВД, занимавшегося слежкой за

творческой интеллигенцией. Этот генерал с вкрадчивыми профессорскими манерами

был вхож в писательские круги, дружил с Алексеем Толстым, известными музыкантами

и композиторами. В политическом сыске, считал Ильин, важно определить ту

социально-профессиональную группу, которая концентрирует информацию и ускоряет

ее, через которую наиболее интенсивно бегут информационные волны. В 1930-е годы

наиболее информационно насыщенной группой, в контакте с которой находились

партийные вожди, наркомы, военные, советские и иностранные дипломаты, была

богема: писатели, поэты, музыканты, актеры и прежде всего актрисы. В этом

хмельном брожении чувств и страстей вертелась информация и обнажа-

ГОРДОСТЬ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ

231

Советский разведчик Николай Кузнецов

лись "настроения". Нужен был определенный талант, чтобы улавливать и впитывать

эти информационные потоки. Таким талантом обладал Кузнецов, и Ильин это понял.

Но кроме таланта стукача тут требовался и талант человека, которому можно

довериться. И здесь Кузнецов не имел себе равных. Ильин с первой встречи ощутил

эти кузнецовские способности.

Москва конца 1930-х годов – хозяйственная, партийная, рабочая, а еще

театральная, музыкальная, пьющая, гулящая В этой Москве Кузнецов был своим

человеком. Галантный, остроумный "лейтенант" производил впечатление крепкого и

надежного мужчины, готового быть другом и любовником, готового провернуть дело и

вывернуться из любой непредвиденной ситуации. Он познавал московский бомонд на

спектаклях, пирушках, вечеринках. Он восторгался ансамблем Эдди Рознера и

танцами Славы и Юры Ней в саду "Эрмитаж", пением Утесова, Козина, Юрьевой в

Театре эстрады. Слушая знаменитое танго "Осень, прозрачное утро" в исполнении

Козина (вскоре посаженного), Кузнецов почти физически ощущал, как накатывалась

щемящая грусть. Он уходил в себя и в такие минуты был недоступен. Но спустя

мгновение он вновь становился улыбчивым, раскованным парнем.

Его видели с артистами в "Метрополе" и "Национале", он собирал компании в

московских квартирах, талантливо закручивая атмосферу флирта и интриги. А потом,

очутившись в постели с утонченной блондинкой-певицей или темпераментной

балериной, "лейтенант" затевал "невинные" разговоры об их друзьях и знакомых,

выслушивал забавные истории из жизни писателей и актеров, политиков и вождей –

ведь партийные деятели, наркомы, дипломаты и военные "западали" на тех же самых

певиц и балерин…

…Лето 1942 года. Украинский город Ровно. Пехотный обер-лей-тенант Пауль

Зиберт, фронтовик, два железных креста на груди и медаль "За зимний поход на

восток", – залечивает здесь раны и поэтому временно состоит в хозяйственной

команде. Он знает толк в Деньгах, товарах, вечеринках, вине и женщинах.

Ровно – столица оккупированной Украины, город сделок, торговли, разврата. Хозяин

здесь тот, кто имеет деньги и товар. Зиберт имел и то и другое – ведь на него

работали диверсанты из спецотря-

232

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

да полковника Медведева Они выскребали вагоны и грузовики, чемоданы и бумажники

немецких офицеров и чиновников. Оккупационные деньги и рейхсмарки,

драгоценности, французские коньяки и вина, сигареты, галантерея и косметика –

все для Зиберта.

На очередной пирушке он столкнулся с человеком Скорцени, майором фон Ортелем.

Скорцени – легенда, супермен Третьего рейха, человек особого назначения,

диверсант и террорист. Его люди – его отражение. Ортель и Зиберт глянулись друг

другу, симпатия с первой рюмки. Лихой "пехотинец" и непростой майор.

– Что делаешь в этой дыре, обер-лейтенант?

– Служу по хозяйственной части, после ранения. Новая встреча. Рюмка к рюмке и

вопрос:

– Деньги есть, обер-лейтенант?

– Для вас, майор… Сколько?

Вновь застолье – привычный звон бокалов, обжигающий коньяк "Вье" из Франции,

шепот горячих губ и шорох юбок в соседних комнатах. И опять этот парень здесь –

Пауль Зиберт. Приятен, черт!

– Пойдешь ко мне? ,

– Зачем? Я же пехотный офицер.

– Э, лейтенант, брось! Ты не для окопов. За персидскими коврами поедем!

…В Москве, на Лубянке, так потом поняли слова майора фон р теля: это Тегеран,

это нападение на "большую тройку", угроза для Сталина, Рузвельта, Черчилля на

Тегеранской конференции. И скорее всего, это дело поручено Скорцени…

Делом особой важности для Кузнецова в Ровно была стратегическая разведка.

Кузнецов помнил Ильина и его теорию о социально-профессиональных группах,

ускоряющих потоки информации. В Ровно такой группой были актрисы местного

театра, варьете, официантки и метрдотели Женщины притягивают военных. Любовь

скоротечна, разговоры спонтанны, информация непредсказуема…

В этой среде Кузнецов и заводил знакомства. Кроме того, в Ровно останавливаться

ему было негде. Не мог он снять номер в отеле или комнату в городе без

направления комендатуры. Первая же проверка показала бы, что Зиберт ни в какой

хозяйственной команде не состоит Поэтому "лейтенант" кочевал по постелям женщин

– и тех, которых знал, и тех, с которыми специально знакомился. Для этого у

Зиберта в багажнике всегда лежали изысканное женское белье и пачки модных

нейлоновых чулок из Франции, духи и помада из Италии, шоколадные конфеты из

Швейцарии и лимонный ликер из Польши. Ночь в доме очередной случайной знакомой

была обеспечена, и порой не одна..

Стрелять Кузнецов научился еще в Москве, когда готовился со спецотрядом

Медведева работать в тылу у немцев. Преподаватели из

ГОРДОСТЬ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ

233

4-го управления НКВД учили бить из разного оружия и разного положения. А потом в

лесах под Ровно, закрепляя пройденное, Кузнецов часами навскидку, не целясь,

всаживал пулю за пулей в белые стволы берез. Более всего ему пришелся по душе

семизарядный "валь-тер": вес 766 граммов, патрон 7,65 от "браунинга", легкий

спуск, легок в руке – будто ее продолжение.

Из этого "вальтера" он убил верховного судью Украины Альфреда Функа. До Функа

были имперский советник финансов генерал Гель, прибывший в Ровно из Берлина с

заданием ускорить вывоз в Германию ценностей и продовольствия с Украины;

заместитель наместника фюрера на Украине генерал Даргель; офицер гестапо

штурмбаннфюрер Геттель; командующий восточными соединениями оккупационных войск

генерал фон Ильген, которого Кузнецов доставил в отряд Медведева; инженерный

полковник Гаан, ответственный за связь со ставкой фюрера в Виннице; имперский

советник связи подполковник фон Райе; вице-губернатор Галиции доктор Бауэр;

начальник канцелярии губернаторства доктор Шнайдер; полковник Петере из штаба

авиации; майор полевой фельджандармерии Кантор. Они были уничтожены или

захвачены Кузнецовым по приказу 4-го управления НКВД. Того самого, что начало

свою деятельность с убийства Троцкого…

До мельчайших нюансов продумывал Кузнецов пути отхода с места операции. Каждый

раз выстраивал ложный след для гестапо. В случае с Гелем им стал бумажник, якобы

случайно выпавший из кармана террориста. Бумажник тот принадлежал видному

эмиссару украинских националистов, закончившему жизнь в отряде Медведева. Немцы

нашли в нем письмо: "Батько не сомневается, что задание будет тобой выполнено в

самое ближайшее время. Эта акция послужит сигналом для дальнейших действий

против швабов". Провокация удалась. Гестапо схватило тридцать восемь известных

деятелей из организации Бандеры и расстреляло их.

Не раз перекрашенные немецкие автомобили уносили Кузнецова с места свершения

акции. "Опель" и "адлер" словно созданы для проведения спецопераций:

форсированная скорость, чуткая управляемость, мощность. Когда похитили Ильгена,

в "адлер" набилось семь человек вместо положенных пяти, и машина вывезла. Подвел

только итальянский "фиат": на выезде из Львова после боя с постом

фельджандармерии пришлось бросить машину и уходить лесом.

Это все была техника дела – "вальтеры", "опели", "адлеры", ложные следы. А идея

дела, его психологическая сила – в Кузнецове. Действовать, и успешно, в городе,

наводненном гестаповцами, действовать, когда тебя ищут, стрелять, когда охрана в

двух шагах, – для этого нужно быть человеком со стальными нервами, хладнокровным

до бесчувствия, работающим, как машина, опережающая про-

234

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

тивника на ход вперед. Кузнецов стал им в тот момент, когда решил для себя

главный вопрос: он обречен и погибнет, но встретит этот миг достойно. И поэтому

в его письме к брату в августе 1942 года есть такое откровение: "Я люблю жизнь,

я еще очень молод. Но если для родины, которую я люблю, как свою родную мать,

нужно пожертвовать жизнью, я сделаю это. Пусть знают фашисты, на что способен

советский патриот и большевик". Он был чернорабочим сталинской эпохи. Готовность

к самопожертвованию вела его по тропе террористических операций для уничтожения

тех, кого он научился ненавидеть с первых дней войны.

8 служебных документах гестапо это выглядело так: "Речь идет о советском

партизане-разведчике и диверсанте, который долгое время безнаказанно совершал

свои акции в Ровно, убив, в частности, доктора Функа и похитив, в частности,

генерала Ильгена. Во Львове "Зиберт" был намерен расстрелять губернатора доктора

Вехтера. Это ему не удалось. Вместо губернатора были убиты вице-губернатор

доктор Бауэр и его президиал-шеф доктор Шнайдер. Оба этих немецких

государственных деятеля были расстреляны неподалеку от их частных квартир… Во

Львове "Зиберт" расстрелял не только Бауэра и

¦ Шнайдера, но и ряд других лиц…"

9 февраля 1944 года Кузнецов стрелял в вице-губернатора Галиции Бауэра и доктора

Шнайдера. Спустя три дня его "фиат" был остановлен постом фельджандармерии в 18

километрах к востоку от Львова. К тому времени убийцу вице-губернатора искали

гестапо и полевая полиция – им была дана ориентировка на террориста в немецкой

форме. Роковой ошибкой Кузнецова было то, что он уходил на восток. Если бы на

запад, как было оговорено с командованием в качестве варианта, все могло быть

иначе. Но он слишком уверовал в себя…

Оторвавшись от полиции, проплутав несколько суток в лесу, Кузнецов и его

спутники Каминский и Белов вышли к селу Боратин, занятому отрядом Украинской

повстанческой армии. Грубым просчетом Медведева было то, что именно близ этого

села он определил местонахождение разведгруппы для связи с Кузнецовым.

Измотанные разведчики остановились в хате крестьянина Голубовича. Там их и

накрыли бандеровцы. Сотник Черныгора быстро понял, с кем имеет дело. Но Кузнецов

до последнего мгновения управлял ситуацией. На столе под фуражкой лежала

граната. И настал тот миг в переговорах с Черныгорой, когда Кузнецов рванул ее

на себя…

Изувеченное тело Кузнецова украинские партизаны закопали в низине близ села.

Через неделю отступающие части немецких войск начали здесь копать окопы,

возводить линию обороны. Тогда-то и обнаружили свежезакопанную яму и в ней труп

в форме капитана вермахта. Разъяренный немецкий офицер отдал приказ спалить

деревню. Крестьяне указали на отряд Черныгоры, расположившийся в со-

ГОРДОСТЬ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ

235

седнем селе. Вскоре там уже орудовали немецкие пехотинцы, расстреливая в хатах

всех, застигнутых с оружием. Они мстили за убийство "немецкого" офицера,

кавалера двух железных крестов…

КЛЮЧИК К ТАЙНЕ СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ?

То, что не смогли сделать оснащенные новейшими приборами суда, занимавшиеся

многие годы поиском самолета Антуанаде Сент-Экзюпери на дне Средиземного моря,

случайно удалось простой рыболовецкой шхуне "Горизонт".

26 сентября 1999 года как рассказывает владелец "Горизонта" 54-летний Жан-Клод

Бьянко, была сильная гроза. Они рыбачили в бухте неподалеку от берега между

Марселем и Кассисом. Достав из сетей поблескивающий предмет, он ножом очистил

его от наслоений и увидел толстый серебряный браслет, почерневший от времени и

морской воды, в котором не хватало нескольких звеньев,' На его пластине сначала

проступило имя "Антуан", а потом фамилия "Сент-Экзюпери"…

"– Этого не может быть!, – воскликнул в тот момент Жан Клод Бьянко. – Это мне

приснилось!" Полная надпись, выгравированная в три строчки, гласила: "Antoine de

Saint-Exupery (Consuelo), с/о Reynal and Hitchcock Inc., 4th Avc, N.Y City,

USA". Подинность находки не

вызвала у специалистов никаких сомнений: Консуэло – имя молодой аргентинки, жены

знаменитого писателя, с которой он обвенчался незадолго до начала Второй мировой

войны. Рейнал и Хичкок– американские издатели, опубликовавшие впервые на

английском языке "Маленького принца" в апреле 1943 года, затем следует адрес их

издательства. Это было реальное вещественное доказательство того, что самолет

Сент-Экзюпери упал в Средиземное море, – первое за 54 года, прошедших со дня

гибели писателя, когда 31 июля 1944 года он в последний раз поднялся в воздух с

военной базы на Корсике.

Писатель и летчик Антуан де Сент-Экзюпери

236

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

По поводу причин и места гибели Сент-Экзюпери существовала масса гипотез,

основывавшихся на свидетельских показаниях: механическая неисправность самолета,

воздушный бой, катастрофа в Альпах… В течение пятидесяти с лишним лет

рождались все новые и новые версии, но ни одна из них не получала своего

подтверждения. Несколько раз в Средиземном море в рыболовецкие сети попадали

обломки самолетов, но то были "чужие" обломки. Вокруг имени Сент-Экзюпери и его

загадочной гибели множились легенды.

Примерно за месяц до последнего полета писатель чудом избежал смерти. Его

физическое состояние было не блестящим, а левая рука оказалась наполовину

парализована. Многие не понимали, почему 43-летний Сент-Экзюпери, которого по

возрасту должны были списать, не прекращал боевые вылеты. Некоторые близкие к

нему люди были убеждены в том, что он "искал смерти", Перед своим последним

полетом Сент-Экзюпери оставил записку своему другу Пьеру Даллозу: "Если меня

собьют, я абсолютно ни о чем не жалею .."

…Вместе с браслетом в рыболовецких сетях оказались два алюминиевых обломка.

Они, вероятнее всего, принадлежат самолету "Лайтинг Р38" №223, на котором

вылетел Антуан де Сент-Экзюпери. По мнению американских экспертов, эти обломки

могут относиться к кабине пилота Был найден также кусок ткани, который,

возможно, являлся частью его комбинезона.

О своей находке рыбак Ж.-К. Бьянко сообщил президенту марсельской компании

КОМЕКС, которая специализируется на подводных поисковых работах. Команда

подводников тут же приступила к поиску самолета, несмотря на то, что племянник

писателя Фредерикд'Агэ заявил: "Наша семья с огромным волнением узнала о том,

что найден браслет, принадлежащий Сент-Экзюпери, который был подарен ему в Нью-

Йорке в 1943 году. – Но мы не хотим, чтобы велись поиски самолета и кто-то

тревожил его морскую гробницу Ведь такова была воля его матери Мари Сент-

Экзюпери".

Поскольку рыбаки не могли знать, в какой момент в сети попал браслет, предстояло

обследовать морское дно площадью в 100 квадратных километров, где глубина

составляет от 300 до 600 метров, не считая впадины в 2,7 километра.

Океанографическое судно "Минибекс" с мощными гидролокаторами, которые

"прощупывают" морское дно, зафиксировало более 200 сигналов, поступивших от

металлических предметов, лежащих на морском дне, После каждого зафиксированного

сигнала место обследовалось с помощью небольшого робота, оснащенного

видеокамерой.

Дно в этом районе усыпано остатками военной техники времен Второй мировой войны.

Возможно, поэтому поиск самолета Экзюпери пока не дал никаких результатов. Но

есть надежда, что работы будут продолжены.

ЗОЛОТО С ЗАТОНУВШЕЙ 1-52

237

ЗОЛОТО С ЗАТОНУВШЕЙ 1-52*

До начала Великой Отечественной войны гитлеровская Германия поставляла в Японию

йоенную технику и приборы: радарные установки, торпеды, бомбардировочные

прицелы. Взамен немцы получали от своего дальневосточного союзника

стратегическое сырье: вольфрам, олово, каучук для военной промышленности, а

также опиум для фармацевтической промышленности. Эти грузы шли через СССР по

Транссибирской магистрали протяженностью более 9 тыс. км. Но после того как

Германия напала на Советский Союз, для этих перевозок остался лишь длинный

морской путь – 22 тыс. км.

Немцы маскировали свои караваны под чужие, якобы принадлежавшие нейтральным

государствам. Но маскировка не помогала, и к началу 1944 года Германия потеряла

половину своих транспортных судов. Вот тогда и было решено использовать

подводный флот. В те годы японцы строили крупные субмарины, которые были на 30 м

длиннее немецких. Эти гиганты преодолевали 34 тыс. км без дозаправки топливом и

вполне годились для перевозки грузов. В марте 1944 года одна из таких подлодок,

1-52, тайно покинула Японию. На ее борту находилось 300 т груза (в том числе 2,8

т опиума, 54 т каучука и 2 т золота), полный боекомплект, 95 человек личного

состава и 14 инженеров, которым в Германии предстояло ознакомиться с новейшими

технологиями производства вооружения. Во французском порту Лорьян японскую

подлодку дожидалась немецкая субмарина со "встречным" грузом на борту. Немцы

приготовили для своих союзников радарные установки, вакуумные приборы,

шарикоподшипники и, возможно, окись урана для ядерных исследований.

Американская разведка знала об этой операции абсолютно все. Встреча была

назначена далеко от берега, куда не могли долететь самолеты союзников. Но у

американцев имелось транспортное судно со взлетно-посадочной полосой на палубе.

Благодаря этому мини-авианосцу американская авиация могла совершать налеты на

корабли противника даже в открытом море.

Ночью 23 июня 1944 года немецкая субмарина всплыла в условленном месте. Вскоре

появилась японская лодка. Трое немецких моряков подошли на лодке к 1-52,

передали радар и вернулись. После этого немецкая подлодка сразу начала

погружение. До сих пор неизвестно, почему японцы не последовали ее примеру:

огромная туша японской субмарины безмятежно возвышалась над мелкой рябью океана.

Это была роковая ошибка.

Американский авианосец прибыл в этот квадрат на два дня раньше и уже поджидал

свою жертву. Над местом встречи подлодок

* Материал Э. Мельникова

238

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ЗОЛОТО С ЗАТОНУВШЕЙ 1-52

239

Подводная лодка 1-52

патрулировали четыре самолета, которые с помощью радаров засекли 1-52 и сбросили

осветительные ракеты на парашютах. Японцы поспешили уйти, но плавучий сонар

регистрировал шум от гребных винтов и пилот, ориентируясь на эти сигналы,

выпустил торпеду точно в цель. .

В 1990 году исследователь Пол Тайдуэлл отыскал в Вашингтонском архиве Второй

мировой войны документы о подводной лодке 1-52: сообщения разведки, выписки из

судовых журналов и расшифрованные тексты радиоперехватов. Ему на глаза попались

записи офицера разведки, из которых он узнал, что на борт было погружено две

тонны золота. В апреле 1995 года Тайдуэлл арендовал для поисков подводной лодки

российское исследовательское судно. Радары ощупали большой участок дна на

глубине 5 тыс. м. Первые результаты обескуражили искателя сокровищ: на дне не

было ничего, похожего на лодку. Но компьютерный анализ неожиданно показал

знакомые очертания на расстояния 16 км от места поисков! Тайдуэлл начал

готовиться к подъему ценного груза.

Для выполнения такой сложной операции требовалось заполучить российский корабль

"Академик Мстислав Келдыш", который успешно работал на месте гибели "Титаника".

8 ноября судно, оснащенное двумя глубоководными аппаратами "Мир", вышло из Лас-

Пальмаса, что на острове Гран-Канария. Оборудование аппаратов не позволяло

обследовать лодку изнутри, но Тайдуэлл полагал, что слитки лежат вокруг корпуса,

развороченного взрывами

"Келдыш" достиг точки в 2400 км от побережья Африки и с его борта спустили на

глубину 5 тыс м оба "Мира". Через четыре часа от начала погружения Тайдуэлл и

его помощники разглядели на дне причудливо громоздившиеся металлические обломки

и ящики. В инвентарной описи лодки значились 146 слитков золота в металлических

ящиках

Носовую часть субмарины разнесло взрывом, позади рубки зияла огромная пробоина,

но открытый входной люк не имел видимых

повреждений. Корма уцелела и даже не покрылась донными отложениями. Лодку

идентифицировали как 1-52.

С помощью роботов-манипуляторов ящики удалось поднять на поверхность, и

охранники Тайдуэлла доставили груз к нему в каюту. Он сам вскрыл их и позже

заявил, что во всех находится опиум, но большинство членов экспедиции не

поверили боссу. Люди Тайдуэлла открыто роптали, но работу не бросили и

добросовестно обшарили большой участок дна вокруг лодки. Однако вместо золота

всякий раз поднимали олово. Каждое погружение "Мира" обходилось инвесторам в 25

тыс. долларов, и они начали терять терпение.

Наконец команда Тайдуэлла добралась до металлических слитков под днищем лодки.

ОНи высыпались из грузового отсека, устроенного с внешней стороны корпуса ради

экономии места внутри лодки. Под водой эти аккуратные брусочки выглядели

многообещающе. Но на поверку оказалось, что и это олово… Поднимать его не

стали.

Проникнуть внутрь корпуса пока оказалось невозможным. Экспедиция закончилась

полным провалом и принесла ее участникам одни долги. Но Тайдуэлл уверен, что

тонны золота ждут искателей приключений в одном из грузовых отсеков 1-52.

ЯНТАРНЫЙ КАБИНЕТ

В 1716 году прусский король Фридрих Вильгельм I обратился к Петру I с

предложением заключить союз против шведов, рассчитывая с его помощью отвоевать

Померанию. Чтобы переговоры шли успешней, он подарил русскому царю Янтарный

кабинет, созданный мастерами из Кенигсберга по заказу прусского короля Фридриха

I. Вскоре союз Пруссии и России против Швеции был заключен, а Петр в письме из

Амстердама сообщил своей супруге, что в Берлине он получил в подарок Янтарный

кабинет…

Янтарный кабинет дополнил петровскую коллекцию произведений искусства и был

открыт для обозрения. В 1755 году императрица Елизавета Петровна приказала

перевезти Янтарный кабинет в Царское Село – здесь отстраивалась летняя

резиденция русских монархов. Зал, где было решено разместить Янтарную комнату,

был гораздо больше прежнего, и перед создателем дворца Бартоломео Фран-Ческо

Растрелли встала очень непростая задача Но в итоге воплощением гения великого

архитектора стал праздничный зал изысканной красоты, почти вшестеро

превосходивший по своим размерам прежнее помещение Янтарного кабинета. Растрелли

удалось так рас-

* Материал Пауля Энке, немецкого историка Перевод с

немецкого Г Леоновой

240

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

положить барочные детали и столь удачно дополнить их элементами в стиле рококо,

что пребывание в Янтарном зале Екатерининского дворца воспринималось

современниками и их потомками как величайшее наслаждение. Вечером дневной свет,

заливавший всю комнату через широкий фронт окон, сменялся огнями сотен свечей,

тысячекратно отраженных зеркалами. Именно сочетание света и янтаря придавало

праздничному залу в Екатерининском дворце особую прелесть. На свету начинали

играть мозаичные стены, игра света продолжалась в янтарных рельефах, открывая их

глубину и пластичность, их живую, одухотворенную красоту..

Ранним утром 22 июня фашистская Германия напала на СССР. Эта война

сопровождалось ограблением народа и страны в таких масштабах, которые до сих пор

невозможно было себе представить. В районе действий группы армий "Север" имел

хождение перечень, подготовленный экспертом-искусствоведом Нильсом фон

Хольстом.| Он включал 55 объектов – музеев, архивов, церквей, библиотек –| с

точным указанием их местонахождения.

В многочисленных дворцах, окружающих Ленинград, находи! лось такое количество

ценностей, которое потребовало бы для эва| куации астрономического числа вагонов

и поездов. Сотрудники му| зеев в Пушкине работали день и ночь Двадцать тысяч

экспонатов : кратчайшие сроки были упакованы и вывезены в Ленинград. Демон!

тировать и эвакуировать Янтарный кабинет сотрудники музея –Щ а это были женщины

– не смогли.

С первых же дней оккупации в Пушкин наведывались предста-1 вители "органов

культуры": осматривали дворец, регистрировали ценности, но вывезти их не могли:

нужно было специальное разрешение командующего 18-й германской армией Из-за

упорных боев получить такое разрешение никак не удавалось. Лишь в октябре 1941

года, как гласит один трофейный документ, "из Екатерининского замка в безопасное

место осенью 1941 года был вывезен Янтарный кабинет.. Тогда же, помимо того,

было вывезено 18 грузовиков наиболее ценной мебели и др произведений искусства,

и прежде всего картин . в Кенигсберг для их лучшей сохранности"

Вывозом Янтарной комнаты руководил ротмистр резерва граф Эрнс-Отто Сольмс-

Лаубах, искусствовед по специальности, после войны – директор музея

художественных промыслов во Франкфур-те-на-Майне По его словам, отдельные детали

Янтарной комнаты были тщательно упакованы в ящики и через Псков отправлены в

Ригу, они должны были там оставаться нераспечатанными до конца войны Но в конце

концов эти ящики попали из Риги в Кенигсберг, где по приказу гауляйтера

Восточной Пруссии Эриха Коха их вскрыли

Директор государственных собраний произведений искусства в Кенигсберге Альфред

Роде сообщил начальству, что принял на хра-

ЯНТАРНЫЙ КАБИНЕТ

241

нение Янтарную комнату. Можно представить, каким подарком судьбы казались ему,

крупнейшему специалисту по янтарю, эти удивительные панели. Для размещения

Янтарной комнаты в Кенигсберг-ском замке Роде выбрал помещение № 37. Оно было

меньше зала в Екатерининском дворце, однако Роде получил уже неполный комплект

оформления Янтарного зала: не хватало подсвечников, паркета и некоторых других

деталей. Роде решил не реставрировать поврежденные места и по возможности

подогнать имеющиеся в распоряжении детали к местным условиям. Поэтому, несмотря

на титанические усилия директора музея, плод его труда в Кенигсберге уже не был

воплощением великого гения Растрелли. Напротив, обнищавшая, искалеченная

Янтарная комната стала вопиющим свидетелем обвинения против грабительской войны.

Но, так или иначе, в конце марта 1942 года монтаж завершили и Янтарную комнату

открыли для осмотра. А через год поползли слухи, что янтарное сокровище

уничтожил огонь…

В замке действительно был пожар, однако Янтарная комната не погибла. Инспектор

Кенигсбергского замка, который вел подробный рабочий журнал, записал по поводу

Янтарной комнаты, что ее демонтировали после пожара в феврале 1944 года, а затем

разместили в подвалах замка, где она пережила все воздушные налеты. Он лично

видел Янтарную комнату, когда инспектировал разрушенный бомбардировкой замок.

Вторым свидетелем был профессор Герхард Штраус, искусствовед. Он имел связь с

антифашистским подпольем Кенигсберга и по заданию товарищей поступил на

государственную службу в ведомство по охране памятников в провинциях Профессор

Штраус работал в Кенигсберге и его окрестностях. Его кабинет находился в замке.

В ночь с 29 на 30 августа профессор Г Штраус возвратился из очередной

командировки Он сообщил. "В замке я встретил своего коллегу, доктора Роде. Я

узнал от него, что Янтарная комната в подвале. . Сейчас ее вынесли во двор, и

доктор Роде раздумывал, куда бы ее перепрятать. Остановились на подвальных

помещениях в северной части замка"

Сохранилось и свидетельство самого Альфреда Роде в письме от 2 сентября он

писал: " .прошу сообщить господину директору д-ру Галлю, что Янтарная комната,

за исключением шести цокольных элементов, цела и невредима".

Итак, летом сорок четвертого Янтарная комната не пострадала. В августе ее

упаковали в ящики – возможно, для предстоящей эвакуации9 А если Янтарную комнату

спрятали в Кенигсберге или поблизости от города, то как это могло произойти9

В сорока километрах к востоку от Кенигсберга находился замок Вильденхоф, родовое

имение графа фон Шверина. Сохранилось пись-

Ж

242

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ЯНТАРНЫЙ КАБИНЕТ

243

мо доктора Роде к хозяину замка. "Уважаемый г-н граф! В ближайшее воскресенье я

рассчитываю приехать в Вильденхоф, чтобы осмотреть помещения, предназначенные

для размещения наших картин…" Интересно, что фронт в это время приблизился уже

вплотную к Вильденхофу, и решение доктора Роде привезти сюда художественные

коллекции, по мнению Некоторых исследователей, говорит о его стремлении

сохранить их для законных владельцев. '

Во второй половине января 1945 года замок сгорел. Есть сведения, что его

подожгли эсэсовцы, которые предварительно перепрятали часть сокровищ: закопали в

окрестностях или утопили в ближайших озерах. Если верить показаниям господина

Адольфа Рихтера из ФРГ, Альфред Роде лично рассказывал ему о том, что в замке

Вильденхоф погибли замечательные картины и… Янтарная комната.

В августе 1960 года в замке провели раскопки. Было найдено множество

пострадавших от времени и от огня предметов: фарфор, слоновая кость, старинные

медалИ; металлические оклады икон Но никаких следов Янтарной комнаты. А ведь

металлические крепления янтарных панелей не могли сгореть!

Подходящим место для эвакуации Янтарной комнаты был и древ-' ний замок

Шлобиттен, принадлежавший князю Дона-Шлобиттен. Летом 1944 года доктор Роде

обратился к князю с письмом, в котором просил позволения разместить часть

коллекции в замке, однако получил отказ. Между тем в гигантских подземельях

замка были спрятаны сокровища, награбленные эсэсовцами и группой армий "Север".

Любопытно, что их размещением в замке руководил уже известный нам искусствовед

граф Сольмс. Чуть позже войска 2-го Белорусского фронта окружили здесь немецкие

части. Замок был взорван. До сих пор тут ведутся Поисковые работы, и в

затопленных водой многоэтажных подземельях обнаруживаются новые и новые

помещения…

В восьми километрах западнее Кенигсберга находилось поместье Гросс-Фридрихсберг.

Здесь располагался опорный пункт гарнизона Кенигсбергской крепости Бывший

военнослужащий этого гарнизона сообщил, что видел, как во второй половине

февраля 1945 года офицеры вскрывали в поместье какие-то ящики, в которых им были

замечены детали Янтарной комнаты. Этот очевидец находился в поместье десять

дней, и за это Время оттуда было вывезено много разнообразных грузов Возможно,

тогда же была перевезена и Янтарная комната.

И еще одно место в окрестностях бывшего Кенигсберга привлекло наше внимание. В

километре от Янтарного берега стоял старинный замок Лохштедт С сентября 1944

года сюда свозили библиотеки, архивы Кенигсберга и некоторые произведения

искусства, среди которых были и работы из янтаря, поэтому профессор Г. Штраус

не исключал возможности, что Янтарную комнату могли вывезти именно сюда. Но, к

сожалению, в 1945 году замок был уничтожен дотла: нацисты защищались здесь

особенно упорно…

А что если Янтарную комнату вообще не вывозили из города?

Вольфганг Роде, сын директора Кенигсбергского музея, в 1955 году сообщал, что

отец говорил ему в конце войны, будто не боится прихода русских, ибо совесть его

чиста, и он укажет им, где искать похищенные у них ценности – киевские и

минские. Но поскольку отец не упомянул о Янтарной комнате, Вольфганг Роде

предположил, что доктор Роде, вероятно, спрятал Янтарную комнату в потайных

подвалах Кенигсбергского замка, так как очень не хотел с ней расставаться.

Заведующий гостиничными номерами в замке Альфред Файера-бенд уверял, что в марте

1945 года он был свидетелем того, как гау-ляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох

лично установил, что Янтарная комната все еще в замке.

Третий свидетель – сам Эрих Кох Долгие годы после войны, находясь в заключении в

Польше, он не желал давать показаний о судьбе Янтарной комнаты Лишь в 1965 году

вдруг "вспомнил", что в апреле 1945 года Янтарную комнату спрятали в бункере на

окраине города.

О существовании какого-то бункера вне замка знала и фрау Крюгер, управляющая.

Она полагала, что именно сюда после воздушных налетов перенесли ящики с Янтарной

комнатой По ее словам, бункер находился в Ботаническом саду Профессор Барсов,

который вместе с Альфредом Роде вел поиски Янтарной комнаты с апреля по декабрь

1945 года, рассказывал о заваленном обломками бункере № 3, где, по словам Роде,

были спрятаны какие-то ценности (не картины') В 1950 году профессор попытался

разыскать этот бункер в центре города, но безуспешно. Янтарную комнату искали и

под руинами замка, и во внутригородских подземельях, но все безрезультатно.

А в феврале 1967 года польская печать сообщила, что Кох указал точный адрес, по

которому следует искать пропажу: " в Калининграде, в бункере под старой польской

римско-католической церковью в районе Понарт". По словам Коха, над бункером были

взорваны бомбы, чтобы уничтожить его внешние приметы Однако в районе Понарт

находилась лишь церковь евангелическая, не пострадавшая ни от бомб, ни от других

взрывов, а старая римско-католическая церковь находилась в другом районе

Янтарное чудо как в воду кануло! А что если правы были те, кто утверждал, что

Янтарную комнату нужно искать на дне Балтийского моря9 Есть очевидцы,

наблюдавшие, как в Кенигсбергской гавани были затоплены какие-то большие ящики

После войны моряки Балтийского флота тщательно обыскали дно и нашли запчасти для

все-

244

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

ЯНТАРНЫЙ КАБИНЕТ

245

возможного оборудования, ящики с документами, одеждой – все, кроме произведений

искусства.

А если Янтарную комнату погрузили на корабль? Ведь рассказывают же о

таинственном грузе, прибывшем под усиленной охраной в Данциг в конце января 1945

года. Большие деревянные ящики, скрепленные металлическими скобами, были до

странности легкими. Их погрузили на корабль "Вильгельм Густлофф". Один свидетель

утверждал, будто старший боцман судна Эрих Биттнер сказал ему, что в этих ящиках

– вещи из дворца русских царей. И еще: эти ящики якобы в море должны были

перегрузить на другой корабль. По рассказу другого очевидца, загадочный груз

прибыл не в январе, а гораздо позднее. И погрузили его на судно без названия –

оно было закрашено.

С этими таинственными историями перекликается и рассказ бывшего матроса,

опубликованный в еженедельнике "Вохенпост" (ГДР). В начале 1945 года этот

человек готовил к выходу в море небольшое парусное грузовое судно. Оно было

вооружено и полностью оборудовано для дальнего рейса. Матросу стало известно,

что судно пойдет под чужим флагом, что оно должно пересечь Атлантику, но перед

тем у острова Борнхольм оно примет груз с "Вильгельма Густ-лоффа" – "какие-то

старинные вещи".

Разрабатывая эту версию, мы вновь столкнулись с деятельностью соучастника многих

преступлений Эриха Коха. В первые годы при допросах он начисто "забывал" все,

что связано с Янтарной комнатой. Несколько лет спустя он вдруг "вспомнил", что

она спрятана на окраине Кенигсберга. Потом оказалось – в центре города. Прошли

еще годы, и Кох заявил, что Янтарная комната была отправлена из Кенигсберга в

Данциг и погружена на корабль "Вильгельм Густлофф". Причем он затруднялся

вспомнить: по его личному приказу происходила отправка или он просто был об этом

осведомлен.

…30 января в 21 час "Вильгельм Густлофф" в сопровождении конвоя боевых

кораблей покинул гавань. В ту же ночь корабль поразили три торпеды, и он

затонул. Летом 1973 года польские спортсмены-аквалангисты приступили к

обследованию затонувшего корабля. Им помогали польские военные моряки и

сотрудники Института судостроения. При первом осмотре ныряльщикам показалось,

что на корпусе корабля в некоторых местах видны следы подводной резки.

Исследования продолжались два года, и вот наконец окончательное заключение

экспертизы: никаких признаков того, что затонувший корабль был ограблен, не

установлено, так же как и не обнаружено на нем никаких следов Янтарной комнаты.

В западногерманских архивах удалось разыскать полную документацию по последнему

рейсу "Вильгельма Густлоффа". Янтарной комнаты на борту этого судна не было. Да

и зачем в самом деле Коху нужно было тащить ценный груз в Данциг, если рядом

была Кенигс-

Деталь восстановленного Янтарного кабинета

бергская гавань и порт Пиллау, а в его личном распоряжении – два прекрасных

корабля?

Но если Янтарная комната не сгорела, не спрятана в тайниках Восточной Пруссии,

не покоится на дне Балтики, то почему не предположить, что ее вывезли на Запад?

Существует аргументация против этой версии, и довольно весомая. Один из главных

аргументов: директор музея А. Роде, отвечавший за ее сохранность, из Кенигсберга

не уехал. Многие из тех, кто хорошо знал Альфреда Роде, утверждали, что он ни за

что бы не расстался с Янтарной комнатой, не выпустил бы ее "из-под крыла" в

такое опасное время и потому ее нужно искать в Кенигсберге. Есть еще один важный

и загадочный факт. В мае 1945 года в Кенигсберг приехали советские

искусствоведы. Под руководством профессора Барсова они разыскивали похищенные

произведения искусства. Доктор Роде прилагал все силы, помогая советским

коллегам, но о Янтарной комнате он не упомянул ни разу. А однажды ночью в своем

кабинете Роде сжигал какие-то бумаги – и это в военное время, когда по

подозрению в диверсии его могли тут же поставить к стенке! Какая необходимость

вынудила его на столь отчаянный шаг?

По нашему убеждению, доктор Роде подготовил Янтарную комнату к отправке, однако

лично в ее вывозе не участвовал. Поэтому ему не было известно, куда отправлена

Янтарная комната. Ничего определенного не знали и его сотрудники. И если бы

доктор Роде согласился дать какие-то показания советским представителям, не

сообщая ничего о месте, куда была отправлена Янтарная комната, это выглядело бы

подозрительно.

246

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

Уверенность некоторых исследователей в том, что на Запад Янтарную комнату

вывезти не могли, объясняется недостаточным знанием обстановки: эти люди

уверены, что в результате советского наступления путь из Кенигсберга на Запад

был полностью перекрыт. Между тем реальная возможность выбраться из Кенигсберга

существовала:

1) до 22 января – по железной дороге или автотранспортом;

2) до 31 января – морем, железной дорогой, автотранспортом через Пиллау;

3) с 26 февраля по 6-7 апреля – тем же путем, через Пиллау. Есть прямой пример

того, что этой возможностью не преминули!

воспользоваться: коллекция произведений искусства, награбленная! Кохом на

Украине, была вывезена из Кенигсберга уже после январ-[ ского советского

наступления. В своих мемуарах Кох, кстати, пишет,! что из Кенигсберга вместе с

"его частной коллекцией" вывезли… Ян-1 тарную комнату! Но куда все это

направлялось, автор, к несчастью, снова запамятовал… Так что можно почти не

сомневаться, что Янтарная комната была вывезена на Запад. Кстати, 1 мая 1979

года советская "Литературная газета" сообщила, что один человек из ФРГ

располагает твердыми доказательствами в пользу этой версии.

После августовских воздушных налетов на Кенигсберг гауляй-тер Кох приказал

подыскать надежное укрытие для "своих" сокровищ в центре Германии. С этим

поручением директор музея Роде ездил в Саксонию. В бумагах сопровождавшего его

человека мы нашли запись от 8 декабря 1944 года о том, что РоДе по возвращении в

Кенигсберг немедленно займется подготовкой для отправки "Янтарной комнаты и

других уникальных произведений искусства". Однако новые срочные поручения

гауляйтера отвлекли Роде, и он начал упаковку только в начале января. Несколько

сотрудников музея, используя одеяла, матрасы и подушки, бережно уложили янтарные

панели в ящики – их было 25-30. 12 января 1945 года директор Роде уведомил

городское управление по культуре, что Янтарная комната упаковывается. 15 января

в замок приехал Г. Штраус и узнал, что Янтарная комната упакована, но директор

не знает, куда ее отправлять. Удивительно! Ведь в Саксонии Роде нашел два

подходящих места. Возможно, Кох или партканцелярия не одобрили его выбор? Так

или иначе, Роде сказал своему коллеге Штраусу, что ожидает указаний со дня на

день.

Сын директора Вольфганг в последний раз был у отца 14 января, и тот сказал ему,

что Янтарная комната в безопасности или "будет в безопасности": по прошествии

многих лет Вольфганг уже не мог поручиться за точность воспоминаний. Дочь

Альфреда Роде Лотти помнила, что Янтарная комната, упакованная в ящики, должна

была двинуться на Запад. Она писала: "…в середине января ящики при-

ЯНТАРНЫЙ КАБИНЕТ

247

везли на главный вокзал, но увезти их было уже невозможно, так как

железнодорожное сообщение прервалось. Вернулись ли ящики в подвалы замка, я не

знаю".

Советской комиссии по розыску похищенных ценностей было известно, что "коллекцию

Коха" вывезли на грузовиках в ставку Гитлера. Еще в начале 1944 года ставку

намечалось перенести в Тюрингию, а в начале ноября там полным ходом шли

подготовительные работы. По документам "коллекция Коха" благополучно прибыла в

Тюрингию 9 февраля 1945 года. Значит, если Кох присоединил Янтарную комнату к

"своим" ценностям, то она покинула Кенигсберг между 18 и 30 января…

Сведения об эвакуации Янтарной комнаты могли находиться в архивах учреждения,

которому подчинялся Кенигсбергский музей, – Управления замков и парков. Мы

старательно искали архивы этого управления, но никак не могли найти, пока

наконец не выяснили следующее. Управление замков и парков во главе с директором

Гал-лем оставалось в Берлине, когда город заняли советские войска. Перед

директором была поставлена задача навести порядок в своем хозяйстве и доложить,

какие произведения искусства сохранились. Однако 20 февраля 1946 года директор

Галль бежал на Запад, прихватив с собой все архивные материалы управления. Он

умер в 1958 году, спрятав или уничтожив документы, которые могли пролить свет на

судьбу многих замечательных произведений.

Еще один адрес, где след Янтарной комнаты можно найти с вероятностью в сто

процентов: архив партийной канцелярии. К огромному сожалению, мы до сих пор

располагаем лишь малой частью документов, связанных с деятельностью канцелярии

Бормана. Весь архив продолжает числиться исчезнувшим, несмотря на веские

доказательства того, что он уцелел. Продолжают оставаться закрытыми и крупные

архивы нацистов, которые хранятся в Александрии под Вашингтоном, Лондоне и

Кобленце. Было бы, разумеется, нелепо сидеть сложа руки в ожидании, пока нам

разрешат проникнуть в государственные тайны. Оставалось одно: идти открытыми

путями… Еще летом 1944 года часть сокровищ вывезли из Кенигсберга в

Центральную Германию В октябре того же года Кох обратился к га-уляйтеру Саксонии

Мартину Мучману с письмом, где просил разрешения разместить наиболее ценные

произведения искусства из Восточной Пруссии в Саксонии. Мучман дал согласие, и 4

декабря в Дрезден приехал Альфред Роде. Прежде всего он отправился в замок

Вексельбург. Роде нашел, что его можно переоборудовать под хранилище, и 11

декабря местному начальству была отправлена бумага с требованием "обеспечить

конфискацию помещений в Вексельбурге в пользу государственных коллекций из

Кенигсберга".

Этот документ представлял для нас большой интерес. Помните

и

248

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

рассказ профессора Барсова о том, как доктор Роде ночью сжигал у себя в кабинете

какие-то бумаги? В остатках уничтоженной переписки было обнаружено его сообщение

о том, что Янтарная комната упа-) ковывается и подготавливается к отправке в

Саксонию – дальше^ шла приписка: "В Вексельбург".

Приехав в 1950 году с этими сведениями из Калининграда, профессор Штраус

организовал поиск в Вексельбурге. Как выяснилось, в замке действительно

принимали транспорты из Восточной Пруссии. Однако в конце войны и даже после

войны отсюда что-то вывозили на Запад! Тщательные поиски не обнаружили тайников,

где могла быть спрятана Янтарная комната. Много лет спустя местный церковный

служка Готфрид Фусси рассказывал следующее: "В декабре сорок четвертого приезжал

доктор Роде из Кенигсберга. Он искал, куда бы спрятать кенигсбергские ценные

вещи. Осмотрев замок и церковь, он остался доволен. Замок и церковь подлежали

конфискации для размещения этих ценностей. Впрочем, ящики из Восточной Пруссии

поступали к нам и раньше. Но длинных ящиков не было. Из других мест к нам ничего

не привозили, уж, вб всяком слу– j чае, никакого янтаря. А когда пришли

американцы, они просматри-" вали ящики, но никакого янтаря не нашли. Да и других

особо цен-J ных вещей тоже". По всей вероятности, Янтарная комната, вопреки

намерению А. Роде, так и не попала в Вексельбург…

Тогда, в декабре 1944 года, Альфред Роде осмотрел не только Вексельбург, но и

Крибштайн. Этот укрепленный замок XIII-XIV веков возвышается над долиной, как бы

вырастая из скал, и имеет грозный и неприступный вид. У дрезденских музеев в

замке были свои хранилища, размещенные в надвратной постройке – единственном

участке древних стен, где имелось отопление. Но еще в сентябре ценности

дрезденских музеев по приказу неизвестного (от кого исходил приказ, мы

установить не смогли) перенесли из отапливаемого помещения в другие. То есть к

приезду Роде лучшие помещения были свободны! В одном из найденных нами

документов говорится: "В замке Крибштайн для государственных коллекций из

Кенигсберга можно предоставить четыре помещения в надвратной постройке, которые

недавно освободили от дрезденских госсобраний… Господин доктор Роде 8 декабря

выехал обратно в Кенигсберг, чтобы распорядиться об отправке коллекций"

Итак, если 8 декабря Роде выехал в Кенигсберг, чтобы "распоря-1 диться об

отправке", то коллекции должны были отправить из Кениг– \ сберга до начала

январского наступления советских войск. И дей-j ствительно, 19 декабря

управляющий замка Крибштайн получил извещение о том, что из Кенигсберга к нему

направляются два вагона с грузом, разгрузку которых он должен обеспечить. Оба

вагона в сопровождении спецкоманды СС благополучно прибыли на место.

ЯНТАРНЫЙ КАБИНЕТ

249

14х разгрузили, содержимое на лошадях перевезли в замок и разместили "согласно

приказу".

В начале апреля 1945 года замок Крибштайн был без боя занят советскими войсками.

Содержимое хранилищ осмотрели сотрудники советской комиссии по охране памятников

и отметили, что там хранилась коллекция скульптуры из Дрездена и ряд привезенных

из Восточной Пруссии и похищенных в СССР ценных произведений искусства. В начале

1946 года в хранилище приехали специалисты из Дрезденской государственной

галереи, отметили, что вещи в хорошей сохранности, и перевезли их в Дрезден Но

ни те ни другие не обнаружили ни самой Янтарной комнаты, ни каких-либо ее

следов.

В путешествии А Роде по дрезденским окрестностям нас смутило довольно странное

обстоятельство: длительность его командировки Роде провел в Саксонии четыре дня,

хотя на осмотр обоих замков не требуется более суток. Даже если какое-то время

понадобилось на обсуждения, уговоры и увязки, тем не менее поездка чересчур

затянулась Не побывал ли Роде и в других замках по соседству? Например, в замке

Хартенштайн Из Калининграда нам сообщили, что по этому адресу действительно была

отправлена часть вещей К несчастью, в 1945 году при бомбардировке замок сгорел.

В 1950 году расчистили его руины, и появилась возможность пробраться в

подземелья. Однако надежда найти какие-то следы Янтарной комнаты оказалась

тщетной ..

С годами у нас накопилось множество свидетельских показаний о загадочных

находках и происшествиях в Тюрингии – на юге бывшей ГДР. Мы проверили и эти

версии. Очень любопытным показался рассказ о том, как в 1948-1949 годах ученики

краткосрочных профессиональных курсов, располагавшихся в одном из тю-рингских

замков, играли… янтарными камешками! Рассказчик учился в замке Рейнхардсбрунн

близ города Готы. Обследуя старинный замок, ребята нашли на чердаке какие-то

янтарные плиты. Рядом валялись отдельные кусочки янтаря Одна сторона камней была

отшлифована, а на противоположной виднелись остатки гипса или клея Ничего не

ведая о ценности янтаря вообще и тем более не подозревая об обстоятельствах его

появления в замке, мальчишки швыряли гладкие камешки в пруд, соревнуясь, чей

камень лучше прыгает по воде. .

Мы добились разрешения осушить систему прудов вокруг замка. Выяснилось, что в

начале 1950-х годов в воду попали какие-то химикалии и пруды пришлось чистить:

их осушили, вычерпали грунт… А куда увезли грунт9 Этого, к сожалению, выяснить

не удалось.

Мы нашли документальные подтверждения этим рассказам: сюда действительно

прибывали ценности из Восточной Пруссии. 126 ящиков разместили в замке

Рейнхардсбрунн. Но ни о содержи-

250

100 ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК XX ВЕКА

мом этих ящиков, ни об их дальнейшей судьбе никаких сведений, ни единого

упоминания…

Разыскивая следы Янтарной комнаты в тюрингских архивах, мы нашли очень важный

документ: оказывается, замок Рейнхар-дсбрунн с 1 февраля 1945 года был арендован

рейхсканцелярией для нужд сооружавшейся в Тюрингии главной ставки фюрера.

Строительство подземных убежищ для высших военных чинов рейха началось здесь еще

в начале 1944 года. Разбираясь во всех перебросках и перемещениях в последние

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua