Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Сто великих феноменов

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

Но каждый раз надо было как-то выбираться, и Януш выбирался из карцеров. В тюремных анналах записывали: «За плохое поведение был препровождён в карцер. Необъяснимо исчез». По газетным «отчётам полиции» он стал уже довольно известным (не считая, конечно, фокусников) как «Проходящий сквозь стены».

Квалежек был далёк от демонстрации своих способностей сокамернику, но в ответ на его расспросы — почему он убегает, невнятно обмолвился, что в жутковатых условиях карцера он возмущается, невольно впадает в неистовство, а, кроме того, в карцере не бывает свидетелей.

Шокольский знал, конечно, что в стрессовой ситуации у человека высвобождаются иногда запасы энергии, что проявляется в поразительно огромной одномоментной силе (например, женщина приподняла грузовик, наехавший на её ребёнка). Но чтобы в стрессовом состоянии необъяснимо исчезать…

Квалежек сообщил собеседнику, что, если захочет, освободится, пройдёт стену при помощи природной силы.

Шокольский недоверчиво улыбнулся и предложил устроить эксперимент. Квалежек согласился продемонстрировать пану Шокольскому свои способности. Он покинет тюрьму, а позднее, когда пана Шокольского выпустят, они встретятся в условленном месте и продолжат беседу.

На этот раз Янушу предстояли особенные трудности: помещение не граничило с внешней стеной. Ему необходимо было идти через две соседние камеры; их надо было пройти так быстро, чтобы заключённые просто не успели ничего понять. Прежде чем объяснять чудеса, Шокальский как человек науки зафиксировал их на бумаге. Эксперимент начался поздно, при ночном освещении, поэтому качество записей, фиксирующих происходящее и что-либо объясняющих, оставляет желать лучшего. «По стенам располагались верхние и нижние нары. Все уснули, Януш всмотрелся между нарами. От его взгляда, словно бы проникающего в саму стену, казалось, что чем-то главным в себе он уже — где-то, и что ему надо лишь сдвинуться, как бы догоняя уже себя, надо как бы подтянуться — из камеры, в которой какая-то его часть словно бы оставалась по недосмотру. И пан Квалежек двинулся — приближаясь к стене. И стало ясно: стене — не воспрепятствовать ему. А приблизившись к нарам, пан Квалежек на миг — как бы перерезанный в плечах верхними — прошёл их (спящие одновременно вздрогнули) и на моих глазах погрузился в стену».

Встретившись с Янушем в условленном месте, Генрих Шокольский предложил ему участвовать в новых экспериментах и просил рассказать, как у Януша открылся необычный дар.

Квалежек поведал, что в десятилетнем возрасте играл неподалёку от железной дороги в футбол. Мяч отлетел на рельсы, и Януш, побежав за ним, оказался перед надвигающимся паровичком. Паровоз стал тормозить, и в облаке пара и дыма, которое охватило Януша, отделив от мальчишек и как бы от жизни, он, осознавая в какие-то доли секунды неотвратимость встречи с «надвинувшимся», вдруг почувствовал в себе такую силу, что сделал даже встречный шаг в этом облаке, и оно как-то прошло вокруг него и выпустило. Мальчишки же решили, что он успел отскочить от паровоза.

Со временем эта необъяснимая способность его не прошла. Судьба словно бы взялась выпестовать её. Она то и дело «распоряжалась», чтобы мальчика куда-нибудь запирали, да ещё за провинности, которых он не совершал. Вот и любимый дедушка Тадеуш запер его в баньке будто бы за хищение удочки.

А в это время неподалёку, в Висле, купались мальчишки. И маленький Януш вдруг пришёл в неистовство. «Матка Боска!» Он впервые так разозлился — и на деда с его удилищем, и на себя за это своё невезение, и на ребят, и на баньку с толстыми стенами, отгородившими его от них.

Ему припомнилась книжка «Давид Сасунский», в которой некто, Мгер Младший, в великом гневе, войдя в скалу, оказался за ней. Вспомнился и паровичок в облаке пара, и всё, что он неосознанно сделал тогда. И показалось, что он тоже сможет пройти через преграду, не хуже чем Мгер.

Он представил себе «своё» облако и попытался вызвать в себе ту силу преодоления. И тогда — впервые осознанно — он и преодолел препятствие, оказался за банькой. И судьба не раз ещё предоставляла ему случаи для «оттачивания» такой способности. А он перед препятствием, «оживив» в себе то охватившее его облако с надвигавшимся паровичком, — пара шагов навстречу — и «облако», и «паровоз», и само препятствие оказывались за ним.

Не просто было ему пройти через несколько камер — всё время как бы «отталкивая» воображаемый паровоз, но и удерживая его на небольшом расстоянии, чтобы шагать самому навстречу. Так рассказывал Квалежек в лаборатории при кафедре.

Генрих Шокольский буквально заблудился в дебрях гипотез. Он предполагал, что в определённый момент вокруг Януша возникало вдруг энергетическое поле, дававшее ему возможность оказываться на некоей грани между материальным миром и так называемым «тонким». Это поле лишало обычных свойств либо материю, либо самого Януша. Остановить такого субъекта могла бы разве что особенная энергетическая преграда.

«Эксперименты по превращению X-поля в материю и обратно», как назвал их Шокольский, продолжились в присутствии лаборанта Адама Станкевича, поведшего записи и давшего слово до времени никому ничего не рассказывать.

Выяснилось, что, проходя бетонную стену, Квалежек чувствовал арматуру, но — как прохладные струи в тёплой воде. И вообще любой материал фиксировался им только в температурном режиме, а не по плотности. А вот через стекло он почему-то проходить не мог, и в ювелирные магазины заходил не через витрины, а как все люди, — в двери, правда, запертые.

Было неожиданным для пана Шокольского и то, что ни один из приборов лаборатории не фиксировал «поле» Квалежека, когда тот входил с одной стороны стены и, пройдя её, появлялся с другой. А закончились эксперименты совсем неожиданно: однажды Януш не вышел с другой стороны стены. Он не раз проходил эту стену и вдруг — не вышел, исчез. Простукивание, а затем и разрушение этой стены не дали ничего. И Адам Станкевич подытожил:

— Пан Шокольский был последним, кто беседовал с паном Квалежеком. Ничто не предвещало потери, и то, что случилось, превосходит всякое разумение. Быть может, пан Квалежек оступился (естественно, своим каким-то образом) — споткнувшись в «портале» — на ему только ведомой грани между мирами, и остаётся по ту сторону как нашего мира, так и нашего понимания…

ВОЛОДЯ ЗУБРИЦКИЙ,

ФЕНОМЕНАЛЬНЫЙ СЧЁТЧИК

Известный иллюзионист А.А. Вадимов, видевший первые гастроли Володи Зубрицкого, писал: «Цирк Никишина на Нижегородской ярмарке широко рекламировал „чудо XX века“ — семилетнего Володю. На манеж выходил мальчик, одетый в костюмчик с матросским воротником, с ним выходил мужчина средних лет и, представив Володю зрителям, предлагал давать задачи». Публика называла числа. Володя, лишь немного подумав, умножал четырёхзначное число на четырёхзначное, возводил числа в степень, извлекал из больших чисел квадратные и кубические корни. На чёрной доске изображали квадрат, разделённый на 25 клеток. В каждой клетке писали цифру (от 0 до 9), Володя некоторое время смотрел на таблицу, произносил: «Готово!» — и, не глядя на доску, перечислял написанные цифры в любом порядке, в любой строке и по диагоналям. Затем, по просьбам зрителей, он называл даты различных исторических событий, демонстрируя свою действительно феноменальную память.

В сентябре 1912 года Володю Зубрицкого привезли на гастроли в Москву, а в конце октября — в Петербург. Здесь он выступал на арене знаменитого цирка Чинизелли. «Всех поражает, — писал петербургский журнал, — как этот семилетний мальчик решает в уме такие сложные числовые задачи, какие и на бумаге-то можно решить лишь после пяти-шестиминутной работы».

В один из дней Володя был приглашён в редакцию известного тогда в Петербурге «Синего журнала». Он пришёл вместе со своим репетитором. В присутствии сотрудников редакции мальчик дал свой обычный сеанс. Когда все захлопали в ладоши, у Володи на лице было самое безразличное выражение. «Чему тут удивляться? — казалось, говорило оно. — Такая простая штука».

Кто-то спросил: «Какой день недели был 29 августа 1873 года?» Володя ответил, что среда, и, внимательно взглянув на задававшего вопрос, добавил недоверчиво: «А вы-то сами знаете, какой был это день?»

В заключение его попросили оставить автограф: «Ну, напиши, что ты больше всего любишь». Мальчик-вундеркинд, нахмурив лоб и чуть подумав, написал нетвёрдым ещё, неровным почерком: «Я люблю учиться и бегать. Володя Зубрицкий». И в этой короткой фразе выразилась вся трагедия маленького артиста, лишённого детства и вынужденного ежедневно напрягать свой неокрепший мозг, манипулируя огромными числами. Суровый и строгий отец Володи, воспитанный на жёстких правилах цирка, не знал жалости и спешил заработать на чудесных способностях сына как можно больше. Он заставлял его выступать несколько раз в день, и не только в цирке, но и в гимназиях, в институтах, на различных вечерах. Учиться в школе Володе было некогда. Зато в Киеве отец уже строил просторный каменный дом…

Через много лет, уже взрослым человеком, Владимир Зубрицкий вспоминал, что в детстве по ночам его мучили кошмары. Он ненавидел цирк. Несколько раз вместе с братом (тот был старше всего на год) он пытался убежать из дома. Но каждый раз их водворяли обратно.

Известный московский невропатолог Г.И. Россолимо тщательно обследовал Володю Зубрицкого и, отмечая удивительную зрительную и слуховую память мальчика, настоятельно советовал прекратить его выступления. Говорили, что сам граф С.Ю. Витте предлагал устроить Володю в реальное училище на полное государственное обеспечение. Но отец и слышать об этом не хотел.

«Синий журнал» писал в одном из своих номеров: «Володя Зубрицкий действительно гениальный ребёнок. Если он будет жить и развиваться нормально, человечеству придётся познакомиться с таким чудом, о котором как-то даже жутко говорить». Предсказанию этому, однако, не дано было сбыться. Началась Первая мировая война. Зубрицкого-старшего мобилизовали на фронт, и выступления юного циркового математика прекратились. В тринадцать лет он записался добровольцем в красноармейский батальон. Затем служил разведчиком на бронепоезде. Был ранен в голову и контужен. Подлечившись, снова воевал. До 1921 года служил на флоте. С Гражданской войны Владимир возвратился в Киев. Мелькнула было мысль снова стать цирковым артистом, но он отбросил её, поскольку уже не чувствовал в себе тех способностей, которыми блистал раньше. Поэтому он выбрал для себя работу самую прозаическую — поступил матросом-спасателем на водную станцию.

В Великую Отечественную Владимир Зубрицкий снова воевал — на тральщиках и бронекатерах. В 1943 году был ранен. Дослужился до звания капитана 3-го ранга. Иногда Зубрицкий рассказывал сослуживцам о своём необычном детстве, о выступлениях на арене и шумном успехе. Те не верили. Да ему и самому его прошлое казалось каким-то странным, удивительным сном…

НИКОЛАЙ СЯДРИСТЫЙ:

ЧУДЕСА ПОД МИКРОСКОПОМ

Увидеть такое чудо можно только в микроскоп или через очень сильное увеличительное стекло. Да и как разглядеть невооружённым глазом изделие, которое в сотни раз меньше макового зёрнышка: скульптуру, свободно помещающуюся в ушке обыкновенной иглы, или портрет, нарисованный на срезе человеческого волоса? Смотришь на эти чудеса в микроскоп и удивляешься тонкости работы. Кто не слышал о герое сказа Н.С. Лескова Левше, мастере, сумевшем подковать все шесть лапок заводной «аглицкой блохи». Лишь глядя в «мелкоскоп», удалось увидеть крохотные подковки, прибитые к блошиным лапкам золотыми гвоздиками. Со времён написания этого сказа принято считать работу тульского умельца Левши верхом мастерства. Недаром и по сей день выражение «подковал блоху» означает высочайшую похвалу тому, кто совершил, казалось бы, невозможное.

Николай Сергеевич Сядристый в середине прошлого века был студентом Харьковского сельскохозяйственного института. Однажды случайно он услышал о таком необычном искусстве, как микроминиатюра. А началось всё со спора в студенческом общежитии: можно ли написать фразу на человеческом волоске? Сядристому казалось, что это возможно, хотя, конечно, и очень трудно. На занятиях по биологии, в свободные минуты, он стал рассматривать волосинки под микроскопом, прикидывать, не подойдёт ли в качестве инструмента для гравировки микроскопических букв препараторная игла? Увы, эта игла по сравнению с волоском выглядела подобно бревну и никак не годилась в качестве резца. Пришлось изобретать специальный инструмент. Студент перепробовал многое и, наконец, остановился на микрорезце из острого кристалла абразива.

Несколько месяцев ушло на то, чтобы, глядя в микроскоп, научиться писать на волоске. И вот в канун 1960 года после напряжённых усилий на волоске толщиной 90 микрон, по его длине, появилось поздравление с Новым годом, а слова «Миру — мир!» — уместились даже на его срезе. Позже, когда появились мастерство и уверенность, Сядристый мог размещать на одном миллиметре до 50 микроскопических букв!

Постепенно имя чудо-мастера стало известно, и всё чаще слышал он вопрос: «Ну а блоху подковать ты мог бы?» Многие полагали, что это особенно трудно сделать. Николай Сядристый и сам поначалу считал так же. За неимением искусственной блохи (подобной лесковской) он задумал подковать настоящую. Но где её взять? Помогли биологи с кафедры паразитологии. Блошку (конечно, умерщвлённую) обработали в спирте и высушили. После этого её можно было сохранять многие годы.

Подковки для блохи Сядристый изготовил из чистой меди; они были в 10 раз тоньше человеческого волоса.

Подковки могли, как писал Сядристый, «сами переворачиваться, становиться на ребро, цепляться за резец, словно смазанные клеем», и иногда, «улучив момент», под действием электростатических сил прыгали сторону. Да что подковки! Требовалось изготовить также и микроскопические стальные гвоздики. Толщина их не превосходила семи тысячных долей миллиметра. При помощи иголочки (нечего было и думать использовать, к примеру, пинцет) мастер прикладывал подковку к «копытцу» одной из ножек блохи и прибивал её тремя гвоздиками. Потом эта тонкая операция повторялась на «копытце» другой ножки.

Подкованная блоха с успехом демонстрировалась на многих выставках. Но Сядристый допустил большую ошибку. Пять лет спустя медные подковки стали «ржаветь», окисляться. Пришлось делать новые подковки, на этот раз из ювелирного золота, а гвоздики — из нержавеющей стали. Люди, глядя на блоху, ахали от удивления. А Сядристый, уже опытный мастер, считал эту работу самой простой: всего-то восемь деталей несложной формы. «Но зритель, — писал он, — верный старой легенде о подкованной блохе как о немыслимо тонкой работе, спешил увидеть её в первую очередь». Это уже позже всем стало ясно, что могут быть шедевры и удивительнее подкованной блохи!

На одной из международных выставок демонстрировалась книжка, изготовленная японскими печатниками. На её 24 страницах были напечатаны 100 трёхстиший из древней японской поэзии. Удивляли размеры этой книжки: 3 на 4 миллиметра! Тогда она была признана самой маленькой книжкой в мире. Николай Сядристый поставил перед собой цель превзойти японцев. Он выбрал для воспроизведения знаменитый сборник стихов украинского поэта Тараса Шевченко «Кобзарь».

4 месяца по вечерам трудился Сядристый, «печатая» свою необыкновенную книжку. Конечно, всё делалось вручную под микроскопом. Получилась книжка в 19 раз меньше японской! О размерах её красноречиво говорит тот факт, что на торце спички могли свободно уместиться три таких крошечных «Кобзаря»! Книжка может без труда пройти сквозь игольное ушко. В ней 12 страниц. На каждой ровно, чётко, без единого переноса написано по восемь стихотворных строк. Есть иллюстрации: портрет поэта и копия одного из его рисунков. Листы из тончайшей плёнки сшиты паутинкой. Обложка сделана из лепестка бессмертника и украшена золотыми накладками. Разумеется, читать такую сверхминиатюрную книжку можно лишь с помощью микроскопа, а перелистывать странички приходится заострённой волосинкой.

Сядристый сделал электромоторчик размером в 1000 раз меньше макового зерна! Но ещё больше удивляет размер золотого замочка. Представьте, что в одном кубическом миллиметре можно поместить 50 тысяч таких замочков! Но в невидимом простым глазом замочке размером с пылинку есть, как и положено, запирающий механизм, есть и микроскопический ключик.

Во время демонстраций работ Сядристого два его чудо-замочка лежали на срезе человеческого волоса, как на столике, причём один — в собранном виде, а другой — в разобранном на пять деталей. Казалось бы — это предел возможного, меньше сделать уже нельзя. Но, оказывается, — можно, и это под силу такому выдающемуся мастеру, как Николай Сядристый. Он изготовил шахматную доску, которая поместилась на срезе волоска. На ней расставлены фигурки из золота. В маковом зёрнышке таких фигурок поместилось бы более 100 тысяч! И надо отметить, что каждая собрана из нескольких частей.

Сядристый изготовил пешку размером меньшую, чем некоторые микробы. И тут он, по его словам, подошёл к тому порогу, когда свойства материалов резко меняются: твёрдая сталь вдруг становится податливой, как воск, а микроскопического размера предметы окисляются кислородом воздуха и тают на глазах.

Обладая даром художника, Николай Сергеевич выполнил несколько микропортретов на срезах зёрен плодовых деревьев, а один — даже на срезе волоса, несомненно, самый маленький в мире. Он рассказывал, что при работе делает штрихи резцом, не чувствуя самого движения, можно сказать, повинуясь лишь желанию сделать его. Помехой могут послужить даже удары собственного сердца. Каждое движение — первое и окончательное, поправить уже ничего невозможно.

Однажды Сядристому пришла в голову мысль создать розу микроскопических размеров и поместить её в прозрачный футляр. Последним должен был служить просверлённый по длине человеческий волос. И он осуществил задуманное. Просверлил волосок, отполировал его снаружи и внутри до полной прозрачности. Роза лежит в нём свободно и выглядит как живая!

Так получилось, что имя Николая Сядристого стало особенно знаменитым. Однако он совсем не одинок, можно назвать имена и других творцов невидимых шедевров. Эдуард Казарян из Армении создал, в частности, галерею микроскопических живописных картин, а соотечественник Сядристого, талантливый мастер микроминиатюры Михаил Маслюк, сделал трактор, который в 20 миллионов раз меньше макового зёрнышка!

Можно вспомнить имена уральцев Александра Сысолятина и Николая Доцковского, «Левшу» из Омска Анатолия Коненко. Между ними всегда шло негласное соперничество. Каждый старался превзойти другого в своём искусстве. И рождалось очередное чудо.

КЛАВДИЯ УСТЮЖАНИНА,

ПОБЕДИВШАЯ СМЕРТЬ

19 февраля 1964 года на операционном столе городской больницы Барнаула скончалась больная Клавдия Никитична Устюжанина. Раковый процесс, поразивший поджелудочную железу, охватил практически весь желудок и прилегающие к нему ткани. И доли шанса на спасение больной не оставалось, хотя бригада хирургов ещё долго пыталась бороться за её жизнь. Операцию проводил известный в крае профессор-онколог Израиль Исаевич Неймарк. Ассистировали ему ещё трое опытных специалистов. Посильно помогали и семеро студентов-практикантов, не считая сестринского персонала. Конечно, картина для каждого из них была совершенно очевидна: вместо поджелудочной железы — остаток уродливой, переродившейся ткани, утонувшей в огромном количестве гноя. Полтора литра его выкачали из брюшной полости пациентки! Теперь она уже труп. Чудес в таких случаях не бывает…

Ещё по инерции хирург отдавал приказания младшему медперсоналу, старшая операционная сестра с тревожными глазами в последний раз заботливо отёрла вспотевший лоб профессора. Но уже каждый чувствовал в своём сердце крошечный кусочек леденящего страха, который всегда приносит смерть.

Приглушённым голосом профессор распорядился вывезти труп из операционной и вышел переодеваться.

Спустя какое-то время незашитый труп — какой в этом смысл! — отправили в больничный морг. А на третий день туда явились родственники умершей, чтобы похоронить её, безвременно ушедшую из жизни: ровно двух недель не хватило Клавдии Устюжаниной до сорокапятилетия! Трагедия усугублялась ещё и тем, что оставался сиротой её восьмилетний сын Андрюша. Накануне операции Клавдия Никитична, зная, что ей предстоит, привела в порядок все свои дела: официально поделила имущество и недвижимость между родственниками, уладила всё, что могло оказаться неудобным для кого-то в случае её смерти. И вот только кровиночку свою вынуждена была оформить в детский дом, потому что не нашлось желающих взять его в свою семью.

А о том, что ей уже не выжить, сумела Клавдия Никитична выведать окольными путями. За год до трагедии она обследовалась в больнице (до этого боли в животе беспокоили её уже более трёх лет) и получила от врачей уклончивый ответ: обнаружили-де доброкачественную опухоль. Такова уж тогда была метода — обманывать явно обречённых. Ей также сообщили, что её история болезни передана в онкологический диспансер. И Клавдия Устюжанина отправилась туда под именем своей сестры. И ей как родственнице поведали всю правду. Потому-то и приготовилась она к уходу из жизни.

Но случилось невероятное. Санитары, пришедшие за трупом Устюжаниной, который пролежал в морге трое суток, обнаружили вдруг в нём признаки жизни: она явно шевелилась, пытаясь сесть! Первая реакция даже у видавших виды медиков была вполне естественной: бросив носилки, они в страхе бежали из морга. Мыслимо ли?!! Трёхдневный труп, располосованный и незашитый после операции, ожил! Потом уже целая депутация в белых халатах, забыв о морозе, неодетой кинулась в страшный ледник.

Воскресшую Устюжанину бережно подняли на верхний этаж больницы, где всё завертелось каруселью. СПУСТЯ ТРОЕ СУТОК ВОСКРЕС ЧЕЛОВЕК! От одной только мысли об этом всех бросало то в жар, то в холод. Ведь это был не летаргический сон, не воскрешение после клинической смерти (длящейся 10 – максимум 28 минут). Разум отказывался верить в произошедшее.

Трое суток в ледяном склепе под лёгкой простынкой! В таких условиях даже богатырь попросту бы замёрз. А там пролежало мёртвое, разрезанное тело, в котором уже не существовало поджелудочной железы, а желудок и другие органы были изуродованы непобеждённой раковой опухолью. Замелькали грифы «секретно», затрещали служебные телефоны, оповещая Москву о странном происшествии. Оттуда последовал только один приказ: МОЛЧАТЬ! Этим, наверное, и объясняется странная реакция местных эскулапов и их решение о дальнейшем лечении «больной».

А сама виновница нежелательной для местных властей шумихи в это время медленно возвращалась к жизни. Больше трёх суток в её мозг не поступала кровь и тем не менее он ожил! Как вспоминала потом сама Клавдия Никитична, трудно, болезненно «отходила» голова. До конца своих дней не снимала она тёплой шали с головы — так чувствительна стала она к малейшим перепадам температуры воздуха. А хирургов больше всего потрясло абсолютное обновление желудочно-кишечного тракта: он стал у вчерашней раковой больной совершенно чистым и здоровым, как у новорождённого младенца. Разводя руками, врачи констатировали факт: да, случилось ЧУДО, необъяснимое современной наукой.

Как считала Клавдия Устюжанина, ей, бывшей «покойнице», здорово навредили студенты — ведь им разрешили «попрактиковаться» на мёртвом теле. Они разрезали ей горло и повредили голосовые связки. Вот как вспоминает о том времени после воскрешения сама Клавдия Никитична:

«Через несколько дней, не зашив как следует горло и оставив свищ в боку живота, меня выписали домой. Громко говорить я не могла, поэтому произносила слова шёпотом. Когда я ещё находилась в больнице, мой мозг оттаивал очень медленно… Это проявлялось таким образом: например, я понимала, что это моя вещь, но как она называется, сразу вспомнить не могла. Или когда ко мне приходил сын, то я понимала, что это мой ребёнок, но как его звать, не могла сразу вспомнить. С каждым днём мне становилось всё лучше и лучше, хотя незашитое горло и свищ в боку живота не давали мне правильно есть. Когда я что-нибудь ела, то часть пищи проваливалась через горло и свищ.

В марте 1964 года я легла на повторную операцию для того, чтобы узнать о состоянии своего здоровья и чтобы зашили мне раны. Повторную операцию проводила известный врач Алябьева Валентина Васильевна. Во время операции я видела (проводилась она под местным наркозом), как врачи копаются в моих внутренностях, а, желая знать моё состояние, задавали мне различные вопросы, и я отвечала на них. После операции Валентина Васильевна в сильном волнении сказала мне, что в организме нет даже и подозрения на то, что у меня был рак желудка: всё внутри было, как у „новорождённого ребёнка“».

Уже нет в живых Клавдии Никитичны Устюжаниной; пришло время её естественной смерти, ведь она родилась в далёком 1919 году. Сегодня самыми точными сведениями располагает её сын, тот самый «маленький Андрюша», который стал священником с высшим духовным образованием. Вместе со своей матерью он прошёл ступени познания Бога, ни на минуту не забывая о том мире, в котором побывала его многострадальная родительница. Вот как это было.

«Прямо на операционном столе у меня наступила смерть. Сам процесс отделения моей души от тела я не чувствовала, только вдруг увидела я своё тело со стороны — так, как мы видим, например, какую-нибудь вещь: пальто, стол и т.п. Вижу и слышу, как вокруг моего тела суетятся люди, стараясь привести меня в чувство. Я всё слышу и понимаю, что они говорят. Чувствую и переживаю, но дать им почувствовать, что я здесь, что я их вижу и слышу, не могу.

Вдруг я оказалась в совершенно незнакомой мне местности, где не было ни жилых домов, ни людей, ни лесов, ни растений. И тут я увидела зелёную аллею — не очень широкую и не очень узкую. Хоть я и находилась на этой аллее в горизонтальном положении (то есть лёжа, а не так, как клинические смертники!), но лежала не на самой траве, а на тёмном квадратном предмете примерно 1,5 x 1,5 м. Однако из какого он материала, я не могла определить, т.к. не в состоянии была осязать его руками. Я не видела, чтобы там светило солнце, однако нельзя сказать, что было пасмурно. У меня появилось желание спросить у кого-либо, где я нахожусь. На западной стороне я увидела ворота, напоминающие своей формой Царские врата в храме Божием. Сияние же от них было настолько сильное, что если бы его можно было сравнить с сиянием золота или какого другого драгоценного металла, то оно было бы в сравнении с вратами углём.

Вдруг я увидела, что с востока по направлению ко мне идёт высокого роста Женщина. Строгая, одетая в длинное одеяние (как я узнала позднее — монашеское), с покрытой головой. Видны были строгое лицо, концы пальцев рук и при ходьбе — часть ступни. Когда она становилась ногою на траву, то та сгибалась, а когда убирала ногу, то трава разгибалась, принимая своё прежнее положение (а не так, как бывает на земле). Возле Неё шёл ребёнок, который доставал Ей только до плеча. Я старалась увидеть его лицо, но мне так и не удалось достичь своей цели, потому что он всё время находился от меня или в профиль, или спиной. Как я узнала позже (по возвращении на землю!), это был мой Ангел-хранитель. Я обрадовалась, думая, что когда они подойдут поближе, то я смогу узнать у них, где нахожусь.

Всё время ребёнок что-то просил у Женщины — гладил Её руку, но Она очень холодно обращалась с ним, не внимая его просьбам. Тогда я подумала: „Какая Она безжалостная! Если бы мой Андрюша просил у меня что-нибудь, как просит у Неё этот ребёнок, то я бы даже на последние деньги купила ему то, что он просит“. Когда они подошли ко мне близко, то Женщина, подняв глаза вверх, спросила: „Господи, куда её?“ Я услышала голос, который ответил Ей: „Её надо отпустить обратно, она не в срок умерла“. Это был как бы плачущий мужской голос — баритон бархатного оттенка. Когда я услышала это, то поняла, что нахожусь на небесах. Но вместе с тем у меня появилась надежда на то, что я смогу вновь спуститься на землю. Женщина спросила: „Господи, на чём её спустить, у неё волосы стриженные“. Я вновь услышала ответ: „Дай ей косу в правую руку под цвет её волос“. После этих слов Женщина вошла в ранее виденные мною ворота, но Её ребёнок остался возле меня».

Тогда, в 1960-е годы, весть о барнаульском чуде — воскресении из мёртвых Клавдии Устюжаниной разнеслась по стране. К её дому потянулись верующие. Указом партийного «головы» все дороги к дому Устюжаниной перекрывались нарядами милиции. Вскоре пожаловали в дом незваные гости: одни были в форме, другие — в штатском, — одним словом, прокурорско-милицейская бригада — и стали угрожать. «Ты что тут пропаганду религиозную разводишь, сектантка!» Клавдия Никитична безбоязненно заявила, что она не сектантка, а православная христианка. Это буквально взбесило главного из пришедших, который тотчас же перешёл на язык, предназначенный для «зэков»: «Да ты знаешь, куда я тебя упеку? Найду такое местечко, куда Макар телят не гонял!» Уверенная в своей правоте, Клавдия Никитична спокойно отвечала: «Не пугай. Я уже видела такие места, которые вам и присниться не могут. Вот там-то вы все и будете, если не покаетесь».

А тут и сосед усердствовал в «благородном негодовании»: не дают-де мракобесы ни отдыха, ни покоя, стучатся изо всех сил в дом, часто пугая квартиры. Отчасти так и бывало, поскольку паломникам днём все пути были перекрыты; вот они и пробирались ночами…

Тогда власти решили избавиться от «нарушительницы спокойствия», организовав против несчастной, ни в чём не повинной женщины судебные преследования. И каждый раз, когда она уходила на суд, сын Андрюша и верующие друзья становились на колени и читали акафисты Святителю Николаю и Божией Матери.

Судья упорно стремился обвинить Клавдию Никитичну в «религиозной пропаганде» (запрещённой при коммунистах), в «несанкционированной проповеди» и т.п. …Однако каждый раз обвиняемая возвращалась домой оправданной.

Преследования продолжались, и наступил тот роковой день, когда оставаться больше в родном городе было нельзя. Сын Клавдии Никитичны Андрей вспоминает, как мама встретила его однажды, идущего из школы, за много кварталов от родного дома, сказав, что немедленно нужно уезжать. Мальчик, было, возразил — ему ведь так хотелось пообедать после школы, — но мать умоляла его потерпеть, поскольку у дома её уже поджидал «воронок». И тут Андрюша вспомнил, что уже не раз домой приходили «дяди» — и в штатском, и в военной форме, выспрашивая мальчика, где его мать. На счастье, она, как правило, отсутствовала. Но однажды ей пришлось отсиживаться в шкафу. Андрей сказал тогда, что мама пошла в больницу. Ребёнок ещё не понимал, какая страшная угроза нависла над его семьёй, и только чувство тревоги передалось ему от матери. Он безропотно последовал за ней, навсегда покидая и родной очаг, и всё, что было там ему дорого, нужно и близко. Измученная женщина, бросив всё, с сыном отправилась за тридевять земель от родных мест и поселилась недалеко от Сергиева Посада (тогда — Загорска), близ святой обители Сергия Радонежского.

А у неё на родине для любителей «подробностей» был состряпан надёжный медицинский документ, где какая-то медсестра, как будто в спешке, записала: «Во время операции была клиническая смерть. Больная выписана с железнодорожной больницы под наблюдение онкодиспансера…»

СЕСИЛ ЛАЙВЛИ

И ДРУГИЕ «ПИРОКИНЕЗЕРЫ»

Огонь… Он был неразлучным спутником человека на протяжении тысячелетий и являл собой зримую грозную, священную силу. Неслучайно древние натурфилософы нарекли огонь стихией — одним из первовеществ, или основным элементом природы, вторым по абсолютной значимости после воды. А Эмпедокл из Акраганта, древнегреческий философ V века до н.э., назвал его четвёртым «архе» — то есть четвёртой причиной, или корнем всех вещей, следующим в иерархии «элементов» после земли, воды и воздуха. Более того: по Эмпедоклу, взаимодействие этих «элементов», их взаимное стремление или отталкивание осмысляется и персонифицируется как одно из сильнейших, основополагающих чувств — любовь, вражда или ненависть. Да и существование мироздания от самого начала — иначе говоря, космогония — строится по принципу бесконечного чередования господства любви или вражды. В довершение ко всему огонь олицетворяет великую мистическую, а стало быть, неуправляемую силу, ибо он способен возникать буквально из ничего.

Но действительно ли огонь неподвластен человеку? Или человек всё-таки может управлять им: порождать и контролировать его благодаря своим психофизическим способностям? Судя по некоторым наблюдениям, может — порождать. А вот контролировать — далеко не всегда. И в этом случае он становится невольной жертвой самого, пожалуй, загадочного и до сих пор не нашедшего объяснения явления, известного как СВЧ-феномен — самопроизвольное возгорание человека.

Кстати сказать, наиболее впечатляющие случаи СВЧ-феномена известны с незапамятных времён; достаточно перечитать ветхозаветные предания о «священном огне». Некоторые из них описаны, но — опять-таки оговоримся — не объяснены с научной точки зрения. Многие из них были положены в основу научно-фантастических произведений — литературных и кинематографических…

Поклонники знаменитого американского телесериала «Секретные материалы», верно, помнят «Дело № 11» под названием «Огонь», которое, несмотря на «тщательнейшее расследование», легло в архивы рядом с прочими «неразгаданными файлами». Для тех же из наших читателей, кто не видел этого сериала или не смог ознакомиться конкретно с вышеупомянутым «делом», мы вкратце перескажем его суть.

Итак, двое агентов ФБР — Фокс Малдер и Дэйна Скалли — расследуют несколько таинственных происшествий, имеющих отношение, как обычно, к паранормальным явлениям. Они идут по следу преступника, который орудует сначала в Англии, а потом — в Соединённых Штатах. Преступник этот вовсе не пришелец из космоса или параллельного мира, не маг, не чародей, и даже не оккультист. Он самый обыкновенный, притом довольно милый и обходительный молодой человек по имени Сесил, только фамилия у него необычная — Лайвли (применительно к контексту «дела» её можно перевести как «искромётный»). Так вот, этот самый Сесил обычно нанимался разнорабочим в поместья к добрым английским аристократам. Те охотно брали его на работу, потому как он неизменно подкупал их своей скромностью и редким прилежанием. Впрочем, была у Сесила ещё одна привычка — вредная: он курил. Ну и что тут, казалось бы, такого? В самом деле — ничего особенного: кто сейчас, скажите на милость, не курит. Однако вся соль в том, что трудяга Сесил прикуривал не от зажигалки или спички — он воспламенял кончик сигареты собственным взглядом. Проделывал он «искромётные» фокусы и похлеще, ввергая в ужас доверчивую и впечатлительную публику в каком-нибудь сельском пабе — воспламенял взглядом, к примеру, собственный палец или же всю руку… Но и это ещё не всё. В конце концов, устав от трудов праведных, Сесил буквально испепелял взглядом хозяина поместья — и не трогал при этом хозяйку. Он любил красивых женщин, но и в любви ему никогда не везло. Вот и научился он со временем проявлять свою «жгучую» страсть в прямом смысле слова — с помощью внутреннего огня.

Так продолжалось до тех пор, покуда странной гибелью людей не заинтересовался Скотленд-Ярд. И тогда, почуяв, что полиция рано или поздно его вычислит, Сесил Лайвли беспрепятственно перебирается в Штаты и продолжает безнаказанно вершить свои чёрные дела уже на новом месте. Однако вскоре его бёрет с поличным вездесущая парочка агентов ФБР. И вот, оказавшись загнанным в угол, Сесил разыгрывает впечатляющую сцену: он вызывает огонь на себя и на глазах у изумлённых, хотя и видавших виды фэбээровцев превращается в пылающий факел. При этом он дико хохочет и напоследок изрекает сакраментальную фразу: «Огонь нельзя убить огнём!..» И действительно, Сесил не погиб. В ожоговой клинике его полностью обгоревшее тело стало мало-помалу восстанавливаться. Так что финальная сцена фильма не лишена символического смысла: у огня есть начало, которое он, собственно, и олицетворяет, но нет конца…

В общем, если отбросить явно фантастическую сторону сюжета, можно сказать, что Сесил Лайвли — ярко выраженный представитель так называемых «пирокинезеров» — людей хоть и редких, но вполне реальных, наделённых способностью вызывать огонь из себя. Эта способность является неотъемлемой частью общего явления — СВЧ.

Как мы уже упоминали, случаи самопроизвольного возгорания людей были известны с незапамятных времён. Однако официальный статус непознанного явления, требующего научного толкования, СВЧ-феномен получил лишь совсем недавно — в 1950-е годы. Иначе говоря, подобно другим паранормальным явлениям — в частности ясновидению, телекинезу или экстрасенсорному восприятию (ЭСВ), — СВЧ-феномен поначалу отрицался традиционной наукой. Так было до тех пор пока не появились первые гипотезы, вернее, попытки осмыслить и объяснить это явление с научной точки зрения, с помощью научных же терминов и понятий. Так со временем возникло поле для исследований, главным объектом которых стал опыт так называемого «внутреннего человеческого огня».

Учёные пошли традиционным путём — начали регистрировать, описывать и систематизировать случаи СВЧ-феноменов (в общей сложности их оказалось более 200). Было установлено, что жертвами СВЧ становились люди любого возраста и пола. Выяснилось также, что самовозгорание всегда происходило в тот момент, когда человек находился один в замкнутом пространстве. Поэтому главная трудность при анализе СВЧ-феномена заключается как раз в отсутствии свидетелей происшествия. Исследователи всякий раз сталкиваются с очевидными последствиями явления, о причинах же, его вызывающих, им остаётся лишь догадываться. Так, например, это было в нашумевшем в 1950-е годы загадочном случае с миссис Риз из Флориды.

Однажды вечером, часов в 9, Мэри Риз, попрощавшись с домохозяйкой, пришла в свою комнату, как обычно облачилась в пижаму и удобно расположилась в кресле, чтобы выкурить сигарету на сон грядущий…

Когда на другой день утром хозяйка зашла к квартирантке, чтобы отдать ей телеграмму, то, к своему изумлению, обнаружила… что от миссис Риз осталась лишь куча пепла, часть голени со стопой в домашнем туфле, обугленная печень, фрагмент позвоночника и крохотный — размером с бейсбольный мяч — череп. Кресло, в котором сидела несчастная квартирантка, и всё в радиусе около метра вокруг него выгорело дотла. Остальные же предметы обстановки, находившиеся чуть поодаль или намного дальше от источника огня, не пострадали. Как ни странно, ничуть не опалило и валявшуюся рядом кипу газет.

Было ясно, что в доме случился пожар. Однако ни запаха дыма или гари, ни характерного зловония, исходящего от горелой плоти, там не чувствовалось. А любому криминалисту известно, что подобные запахи довольно стойкие — и держатся довольно долго, особенно в замкнутом пространстве. Не было обнаружено в доме и никаких следов легковоспламеняющихся веществ. Словом — чертовщина, да и только! Ни вызванные на место происшествия пожарные, ни полицейские, ни в дальнейшем исследователи, в том числе криминалисты, — никто не поверил, что причиной трагедии могла стать сигарета! А врачи, исследовавшие останки человеческих тел, сожжённых в печах крематориев — при температуре 2000 градусов по Фаренгейту, свидетельствовали, что кости не сгорают дотла даже после интенсивной восьмичасовой термообработки. В общем, дело миссис Риз было квалифицировано как «несчастный случай, произошедший в результате неблагоприятного стечения обстоятельств».

Не менее странный и загадочный случай произошёл однажды и с американцем Биллом Томасом Петерсоном, который, как потом установили судмедэксперты, был уже мёртв, когда загорелся. Петерсон — а он был человек одинокий — неизвестно по каким причинам решил свести счёты с жизнью — вошёл в свой гараж, закрыл за собой дверь, сел в автомобиль и включил зажигание… Тело Петерсона, когда его обнаружили некоторое время спустя, было сильно обгоревшим. Однако одежда его и даже бельё оказались совершенно целыми. Волоски на теле тоже не опалило — они стояли торчком на обугленной коже, а с треснувшего лба свисала чёлка. Салон машины также не пострадал… В результате дело Билла Петерсона, как и другие, ему подобные, пополнили кладезь тайн и загадок, связанных с СВЧ-феноменом.

После того как СВЧ-феномен был квалифицирован как вполне реальный, то есть имеющий место в действительности, дело оставалось за «малым» — установить источник этой разрушительной энергии, вернее, его природу.

Согласно одной из ранних гипотез, СВЧ-эффекту наиболее подвержены тучные люди, а катализатором огня в этом случае служит обильный слой подкожного жира. Иными словами, жертва СВЧ горит, как свечка, оплавляясь и оставляя после себя, помимо пепла, жировую плёнку.

Так, кстати, было в случае с миссис Риз. По другой теории, СВЧ-эффект есть не что иное, как результат несчастных бытовых случаев, вызванных халатным обращением со спичками, свечами, электроприборами и горючими веществами. В основе третьей версии лежит довольно странное предположение, будто жертвы СВЧ, все как одна, горькие пьяницы. Иными словами, согласно этой теории, в отличие от первой, катализатором огня служит спирт, которым организм жертвы пропитан насквозь. Вся беда в том, что каждая из этих теорий представляется малоубедительной. Сторонники «жировой» версии, к примеру, упускают из виду тот факт, что свыше 20% жертв СВЧ при жизни никак нельзя было причислить к разряду тучных, а некоторые из них и вовсе были худые. Защитники «бытовой» версии как будто намерено закрывают глаза на опыт судебно-медицинской экспертизы, который доказывает, что так называемый открытый — направленный — огонь способен прожечь лишь весьма ограниченный участок человеческого тела, а значит, пламени свечи или спички, электрического разряда явно недостаточно для того, чтобы от человека осталась жалкая кучка пепла. «Алкогольная» версия тоже изрядно грешит против истины. Ведь если бы жертвы СВЧ и в самом деле были алкоголиками, биохимические процессы, происходящие даже в проспиртованном насквозь организме, никак не могут провоцировать физический процесс, именуемый СВЧ-эффектом.

Между тем иные исследователи утверждают, что СВЧ-эффект есть прямое следствие спонтанного, но весьма активного взаимодействия содержащихся в человеческом организме химических соединений. По мнению этих исследователей, некоторые биохимические процессы способны непроизвольно вызвать экзотермическую реакцию с последующим выделением значительного количества тепловой энергии — в виде того же огня.

Подобное толкование СВЧ-феномена кажется вполне допустимым — но только на первый взгляд. Поскольку факты говорят обратное. Например, как, согласно этой теории, объяснить случаи, когда СВЧ-эффекту подвергались люди с совершенно разной генетической и связанной с нею биохимической структурой? К тому же вероятность совпадения этих структур даже у двух человек из миллиона практически равна нулю. Кроме того, как, с точки зрения «внутренней» биохимии, можно истолковать тот факт, что вокруг жертв СВЧ-эффекта образуется выжженное дотла пространство малого радиуса, тогда как всё, что находится за его пределами, остаётся целым и невредимым? Ведь именно в этом, собственно, и заключается главное отличие СВЧ-эффекта от обычного в нашем представлении горения, которое распространяется бесконтрольно и сопровождается ярким свечением и дымом.

Так что же порождает и, в определённом смысле, сдерживает безудержный «внутренний» огонь?

В самом деле, сжечь человеческое тело дотла совсем не просто. Для этого действительно нужна очень высокая температура — по крайней мере 1100 градусов по Цельсию, которую необходимо поддерживать непрерывно как минимум в течение 10 часов. А СВЧ-эффект длится всего-навсего несколько минут. И результаты при этом наблюдаются поистине ошеломляющие.

Кстати, с СВЧ-феноменом тесно связано другое не менее загадочное явление. Суть его заключается в способности некоторых людей — главным образом подростков — выделять мгновенный тепловой разряд огромной температуры. Источником тепла при этом могут быть отдельные части тела: чаще всего — подмышечные ямки и гениталии, реже — конечности. В таких случаях происходит следующее: внутри ограниченного участка тела образуется колоссальный избыток тепловой энергии, которая, вырываясь наружу, воспламеняет одежду и предметы, расположенные в непосредственной близости от источника этой энергии, то есть огня.

Некоторые психиатры классифицируют это как одну из форм проявления полтергейста. Исследователи основывают свои выводы на том, что при определённых условиях полтергейстеры — те же подростки — способны вырабатывать так называемую психокинетическую энергию. А это уже факт бесспорный — подтверждённый практическим опытом.

Сегодня уже не секрет, что в своё время спецслужбы Соединённых Штатов и бывшего Советского Союза проводили закрытые исследования в области возможного практического использования психокинетической энергии в военных целях. Задача подобных сверхсекретных научных программ, условно говоря, заключалась в том, чтобы создать мощный источник психокинетической энергии, способной на расстоянии привести в движение молекулы того или иного предмета-объекта — как одушевлённого, так и неодушевлённого. В результате, как предполагалось, будет происходить известный из общей физики процесс превращения потенциальной энергии в кинетическую с последующим мощным выделением тепла.

С другой стороны, как известно, практического применения эти разработки пока не получили. Вместе с тем только их результаты, пожалуй, и могут прояснить — хотя бы частично — загадку СВЧ-феномена. Ведь если человеческое сознание способно изменять состояние вещества на молекулярном уровне, значит, оно с тем же успехом может менять и его температуру и даже вызывать горение. Причём это распространяется на все вещества без исключения, в том числе и на те, из которых состоит человеческое тело.

Таким образом, выходит, что жертвы СВЧ являются потенциальными обладателями грозного оружия, страшного в силу непредсказуемости его действия. Но как бы там ни было, сегодня ясно одно: причинно-следственные связи, объединяющие все известные случаи СВЧ-феноменов, не выявлены, хотя некоторые общие черты у них, безусловно, есть:

1. Отсутствие очевидного источника огня.

2. Полное сгорание плоти и костей.

3. Конечности или их части чаще всего остаются целыми.

4. Горению подвержена только жертва — человек и предметы в непосредственной близости от него — например стул или кресло.

5. После горения иногда сохраняются фрагменты одежды жертвы — например обувь.

6. Отсутствие специфических запахов горелого — плоти и неодушевлённых предметов.

7. СВЧ-эффект практически всегда происходит в замкнутом пространстве — комнате или салоне автомобиля.

В последнее время появилось немало новых толкований СВЧ-феномена, причём одно невероятнее другого. Самая фантастическая теория, вне всяких сомнений, принадлежит американскому уфологу Джорджу Талботу; кстати, некоторые его трактовки паранормальных явлений были удачно использованы при создании вышеупомянутого телесериала «Секретные материалы». Согласно Талботу, СВЧ-эффект есть не что иное, как результат действия невидимого лучевого оружия, которое пришельцы из параллельных миров испытывают выборочно — на одиноких и престарелых людях. Свою точку зрения исследователь изложил в виде тезисов, опубликованных впоследствии на страницах «Полного путеводителя по паранормальному миру». Вот они:

1. При появлении свидетелей интенсивность огня либо заметно ослабевает, либо мгновенно сходит на нет.

2. Пламя обычно имеет направленное действие, как будто оно вырывается из сопла или форсунки — наподобие газовой горелки.

3. Горение сопровождается характерным шумом — не потрескиванием, а скорее уханием.

4. Горение, как правило, происходит бездымно, при полном отсутствии специфических запахов.

5. Пламя имеет неяркий голубоватый оттенок.

По утверждению Талбота, всё это вполне поддаётся логическому объяснению, стоит только допустить факт существования многомерной действительности, то есть параллельных миров.

Как известно, интенсивность пламени при обычном горении не может саморегулироваться, следовательно, в данном случае его «кто-то» регулирует извне. Направленность пламени объясняется наличием невидимого сопла или форсунки. Ухание скорее всего связано с механизмом действия самого оружия… Да, но чем объяснить полное отсутствие запаха дыма и неяркость свечения пламени? По мнению Талбота, и тут всё ясно как день: возгорание вызывает не внутренний источник, а внешний — то бишь упомянутое невидимое оружие. Что же касается необъяснимых последствий его разрушительного действия, сопровождающихся непривычными нашему пониманию особенностями — отсутствием дыма и запахов, то они могут толковаться по-разному. Во всяком случае, точное объяснение всему этому можно будет дать лишь тогда, когда это самое оружие попадёт в руки к исследователям. Однако, несмотря на свою шокирующую невероятность, теория Джорджа Талбота по крайней мере объясняет одну из особенностей физического механизма СВЧ-феномена — наличие загадочного огненного кольца вокруг жертвы. Оно, напомним, образуется вследствие целенаправленного действия оружия, которое воспламеняет только человека и то, что оказывается в радиусе поражения теплового луча, а всё, что находится за пределами этого радиуса, остаётся целым и невредимым.

Ну что же, единственное, в чём Талботу нельзя отказать, так это в логике. И тем не менее любой из нас вправе спросить: есть ли в его рассуждениях хотя бы малая толика истины? На этот вопрос, пожалуй, можно ответить словами легендарного сыщика Шерлока Холмса: «Отбросьте всё, что не могло иметь места, и останется один-единственный факт, который и есть истина».

В самом деле, лучше и не скажешь.

УРИ ГЕЛЛЕР,

НЕПРЕВЗОЙДЁННЫЙ МАСТЕР ПСИХОФИЗИКИ

Его открыл и первым стал изучать американский специалист в области электроники и медицины доктор Андрийя Пухарич, известный своими теоретическими разработками в области физики и физиологии психических феноменов, а также изучением целительства биополем.

В 1969 году слава Ури перешагнула границы многих стран и континентов. На него обратил внимание американский космонавт Эдгар Митчелл. Во многом благодаря его моральной и финансовой поддержке в 1972 году в Стэнфордском исследовательском институте в Калифорнии известными физиками Х. Путхоффом и Р. Таргом были проведены тщательные исследования паранормальных способностей Ури Геллера.

Их результаты впервые были обнародованы на симпозиуме в Беркли, организованном Калифорнийским университетом. Пухарич подробно описал условия экспериментов, в которых Геллер гнул и ломал металлические предметы, стирал магнитные записи, заставлял предметы исчезать и появляться вновь; счётчик Гейгера в его руках начинал указывать опасный для жизни уровень радиации, стрелка гауссметра (прибора для измерения магнитного поля), который он накрывал ладонью, подскакивала по шкале до значения, лишь вполовину меньшего величины магнитного поля Земли и т.д.

В течение ряда лет способности Ури проверялись в самых различных лабораториях стран мира, и учёные убедились, что это не гипноз, не иллюзия, не эффект внушения, а реальные психофизические явления.

Ури Геллер посетил многие страны мира со своими показательными выступлениями. На глазах у восхищённых зрителей он гнул железные ключи, ножи и вилки, едва прикасаясь к ним кончиками пальцев или даже просто глядя на них. Часы на руках и на стенах замирали и снова начинали отсчитывать время, когда он проводил по ним рукой.

Следует отметить некоторые особенности выступлений Ури Геллера. Для выполнения психокинетических экспериментов Ури нуждается в присутствии других людей, как будто бы он подпитывается энергией от них. Кроме того, был замечен ещё один поразительный эффект — способность обычных людей «заряжаться» от Ури Геллера. В результате простые люди получают возможность выполнять такие же действия, какие доступны лишь Геллеру. Тысячи людей в Англии, Германии, Франции, Швейцарии, Норвегии, Дании, Голландии и Японии после просмотра выступления Ури Геллера сами оказались способными гнуть ложки и вилки. Особенно успешными были такие попытки у детей. Интересно также, что после выступлений Ури Геллера в окружающей среде наблюдается спонтанное изменение форм разных предметов — изгибаются вилки и ложки, трескаются чашки и стаканы, разрываются кольца и браслеты, цепочки. Под впечатлением от выступлений Ури Геллера в начале 1970-х годов в странах Европы и в США появилась повальная мода на психокинез (способность человека воздействовать на материальные объекты на расстоянии), а многие научные журналы, описывая феномен сгибания металлических предметов, стали называть его «эффектом Геллера».

В результате проведённых с Геллером экспериментов учёные убедились — и миллионы людей были тому свидетелями, — что он способен мысленным усилием или в ряде случаев, лишь только нежным касанием пальцами руки, активно воздействовать на живую и неживую материю. Он реально демонстрировал психоэнергетическую силу мысли и возможность управлять ею по своему желанию.

Ури Геллер может:

• действовать на расстоянии на металлические и другие предметы, изгибать, разламывать, разрывать их, даже если они помещены в капсулы или стеклянные трубки;

• распознавать изображения, находящиеся в памяти компьютера, на экране телевизора при нулевой интенсивности сигнала, в закрытых двойных конвертах;

• указывать местонахождение спрятанных предметов;

• определять грань игральной кости, выпадающей после встряхивания в закрытой коробочке;

• приводить в движение стрелку компаса;

• нарушать работу магнитометра и устройства, создающего электрический ток за счёт радиоактивного распада атомов;

• считывать мысли находящегося рядом человека;

• впечатывать своё изображение на плёнку полностью закрытого фотоаппарата:

• изменять по своему желанию: вес груза, находящегося на автоматических весах; показания счётчика радиоактивного излучения; форму нитиловой проволоки, обладающей особой «температурной памятью» к первоначальной деформации; движение стрелки электроизмерительного прибора;

• проводить исчезновение предметов и вновь их восстанавливать на прежнем месте;

• приводить в движение стрелки повреждённых часов и запускать давно остановившиеся часы;

• осуществлять с самолёта поиск полезных ископаемых — золота, нефти, алмазов и т.д.

На вопрос о том, как он выполняет телепатические или ясновидческие эксперименты, Ури Геллер ответил так: «В моём уме экран, подобный телевизионному. Он присутствует всегда, и даже когда я говорю или слушаю. Если я воспринимаю что-то, изображение этого появляется в виде картины. Я не чувствую этого, я действительно ВИЖУ это».

А теперь немного о его жизни.

Родился Ури Геллер 20 декабря 1946 года в Тель-Авиве. Его родители — Ицхак и Маргарет — бежали из Венгрии в 1938 году, незадолго до начала Второй мировой войны. Жизнь в Палестине в то время для беженцев была очень сложной. Отец Ури постоянно искал работу. Как только началась Вторая мировая война, он вступил в британскую армию, воевал в еврейской бригаде в Ливии в составе 8-й армии под командованием генерала Монтгомери. После возвращения в Палестину вступил в Хаганах — секретные внутренние войска. В стране постоянно шли сражения между британцами, арабами и экстремистскими сионистскими группировками. В этой атмосфере непрекращающейся войны и прошли первые годы жизни мальчика. Когда Ури было около трёх лет, с ним произошло одно событие, которое, как он сам считает, повлияло на всю его дальнейшую жизнь.

«День клонился к вечеру, но было ещё светло. Я в полном одиночестве играл в своём садике, иногда ненадолго засыпая, как это часто бывает с маленькими детьми. И вдруг я почувствовал очень сильный, пронзительный звон в ушах, заглушивший все остальные звуки. Состояние было очень странным. Как будто бы время вдруг остановилось. Даже деревья перестали качаться от ветра. Что-то заставило меня посмотреть на небо — я очень хорошо помню — всё оно было залито серебристым светом. И первая мысль, которая пришла мне в голову: „Что случилось с солнцем?“ Это явно было не то солнце, к которому я привык. Яркий свет словно бы накрывал меня, опускаясь всё ниже и ниже. Наконец, он приблизился ко мне вплотную. Голова моя, казалось, вот-вот расколется от нестерпимой боли во лбу, и тут я потерял сознание. Сколько пролежал я так, не знаю. Но когда пришёл в себя, то сразу же побежал домой и рассказал всё маме. Она очень разволновалась и почему-то рассердилась, а я как-то инстинктивно понял, что случилось что-то очень важное.

После этого я часто возвращался в сад в надежде увидеть этот яркий серебристый свет. Но это больше никогда не повторялось…»

Вскоре после этого с мальчиком стали происходить странные явления. Так, общаясь с матерью, которую он, как и всякий ребёнок, очень любил, мальчик как будто читал её мысли. Он говорил те слова, которые она только собиралась сказать. В тех случаях, когда мать играла со своими друзьями в карты, Ури угадывал, проиграла она или выиграла, причём безошибочно определял размер проигрыша или выигрыша.

Ури было шесть лет, когда отец купил ему первые часы. Но эти часы по какой-то необъяснимой причине в то время, когда мальчик находился в школе и с нетерпением ожидал конца урока, словно сочувствуя ему, неизменно убегали вперёд на полчаса, приближая тем самым долгожданный конец урока. Ему купили новые часы. Но с этими часами произошло нечто совершенно необычное: во время занятий их стрелки согнулись, словно пытаясь вырваться вверх. Все эти непонятные вещи с часами происходили обычно в то время, когда Ури находился в окружении других ребят. С тех пор в детстве у него больше не было часов.

Ум мальчика постоянно занимали какие-то иные миры, какие-то странные мысли. Возможно, это происходило из-за того яркого луча света, поразившего его в садике. По его словам, он поверил в Бога раньше, чем кто-нибудь рассказал ему о нём. Он всегда чувствовал, что над ним, да и вообще над всеми, есть какая-то высшая сила.

Когда ему было девять лет, во время обеда ложка, которой он ел суп, внезапно сломалась. Сначала Ури засмеялся, а потом задумался над этим… Во время посещения с матерью кафе несколько чайных ложек (его и тех, кто сидел рядом) начали скручиваться. Ури до них не дотрагивался. Мать была просто в ужасе, она не знала, как это всё можно объяснить людям. Ури начал понимать, что с другими не происходят подобные вещи, и ощущать, что обладает особого рода предчувствием, телепатией. Этому дару были реальные подтверждения — случаи, происходившие с ним в детстве.

Однажды Ури вместе с матерью пошёл в зоопарк, куда он давно мечтал сходить. Но как только они вошли на его территорию, его охватил ужас и он сказал:

— Мама, нам нужно быстрее уйти отсюда.

— Но, Ури, — удивилась мама, — ты же весь день сегодня мечтал попасть сюда. Почему же теперь ты хочешь уйти?

— Мама, у меня какое-то плохое предчувствие, я даже не могу его описать… нам нужно срочно уйти отсюда.

Они уже подходили к воротам, когда раздался вой сирены: оказывается, лев вырвался из клетки. Поднялась паника, все кричали, залезали на деревья, прыгали в озеро. К этому времени Ури с матерью уже находились за воротами в безопасности (к счастью, никто тогда не пострадал и льва быстро поймали).

В другой раз отец Ури катал его на большой бронированной машине. Они ехали по крутой дороге. Внезапно Ури закричал отцу, чтобы тот повернул руль и съехал на другую дорогу. Отец очень удивился, так как мальчик никогда раньше не боялся, но всё же он свернул в сторону. Почти в ту же секунду раздался страшный треск и одна из гусениц сломалась пополам. Если бы это случилось при подъёме в гору, то их жизнь оказалась бы под угрозой.

После развода родителей Ури стал учиться в кибуце, вдалеке от дома. Там его энергетические силы как бы уснули, так как он очень скучал по дому, у него всё время было плохое настроение, он совершенно пал духом. Но, к счастью для мальчика, пребывание в кибуце продолжалось недолго. Вскоре его мать вышла замуж. Отчим Ури жил на Кипре, и они все вместе переехали туда.

Жизнь на Кипре, несмотря на политическую нестабильность, нравилась Ури. Он поступил учиться в Тера-Санта-колледж — католическую школу. У него появились хорошие друзья.

Странные энергетические силы продолжали время от времени появляться, но Ури их никак не использовал и никому о них не рассказывал.

Учился Ури средне, и периодически у него возникали проблемы. Однажды на экзамене по математике он стал сосредоточенно смотреть на затылок одного из лучших учеников класса, Гюнтера. Вдруг он увидел все ответы на своём внутреннем экране: он отчётливо видел все ответы Гюнтера. Ури сдал экзамен на отлично. Разумеется, он начал пользоваться этим удобным способом: выбирал самого умного ученика, концентрировал всё своё внимание на его затылке и получал все необходимые ответы и решения.

Учителя стали подозревать его в списывании. Во время экзаменов они посадили Ури за отдельный стол, откуда он не мог видеть тетради других учеников. Больше того, его персонально охраняли. Но для Ури это не играло никакой роли. Он по-прежнему направлял взгляд на самого лучшего ученика и видел все ответы. Учителя были потрясены, а у него не хватало смелости рассказать им, что происходит.

Одна из преподавателей этой школы, миссис Агротис, особенно заинтересовалась всем этим. Однажды, когда она стояла возле стола Ури во время экзамена, он непроизвольно переключился на её мысли и почувствовал, что она чем-то взволнована. Ури, забывшись, спросил у неё, в чём дело. Такой вопрос её очень удивил. Но через несколько дней Ури спросил у учительницы, всё ли у неё в порядке со здоровьем и что ей сказал доктор. Миссис Агротис удивилась ещё больше, так как никто не знал, что накануне она побывала у врача. Чуткая женщина поняла, что с Ури происходит что-то неординарное, и решила поговорить с мальчиком после уроков. Ури не выдержал и согнул ложку в её присутствии. Вскоре об этом узнали в школе. Учителя стали спорить между собой по поводу Ури.

Одни говорили, что у мальчика сверхъестественные силы, другие — что всё произошедшее было всего-навсего случайным совпадением, третьи предполагали, что это какие-то ловкие фокусы.

Одна из учительниц принесла из дома несколько пар старых, вышедших из строя часов, и показала их Ури. Тот провёл над ними рукой, и все они пошли. После этого его авторитет в глазах учителей заметно возрос.

Миссис Агротис продолжала интересоваться магнетической силой Ури. Особенно ей нравились телепатические эксперименты. Она закладывала бумажки с написанными цифрами в конверты и просила, чтобы тот угадывал их. Она интересовалась способностями Ури искренне и никогда не смеялась над мальчиком.

После смерти отчима Ури вместе с матерью вернулся в Тель-Авив. Скоро ему должно было исполниться восемнадцать лет, он ждал призыва в армию, а пока, чтобы помочь матери, устроился на работу курьером в архитектурный офис. После призыва в армию Ури попал в парашютные войска, где стал капралом, так как начал учиться в парашютной школе. Однако школу эту ему закончить не удалось — Ури попал в действующую армию.

Шёл 1967 год. Ситуация в Синайской пустыне и на Суэцком канале постепенно ухудшалась. Все готовились к войне, которая вскоре началась. Во время военных действий Ури Геллер был ранен, вскоре после этого его демобилизовали из армии.

После возвращения домой он стал инструктором в лагере для детей. Именно этот лагерь явился поворотным, решающим моментом в жизни Ури Геллера, резко изменившим его дальнейшую судьбу. Там начались последовательные и целенаправленные сеансы демонстрации его странных энергетических сил.

Сначала Ури стал проводить эксперименты по телепатии с одним из своих подопечных, мальчиком лет двенадцати-тринадцати, Шимшоном Штрангом, которого все звали просто Шипи. Ури записывал цифры так, чтобы мальчик не мог их видеть, и тот каждый раз абсолютно точно угадывал их. С другими ребятами подобные эксперименты не получались.

Потом Ури вместе с другими ребятами стал гнуть разные предметы. Это в общем-то выходило у всех, но у Шипи в десятки раз лучше, чем у других.

Шли дни, и Ури с Шипи продолжали заниматься экспериментами уже вдвоём в свободное время. Они гнули гвозди одним мановением руки, заставляли бегать по кругу с бешеной скоростью стрелки часов и т.п.

Вернувшись в Тель-Авив, Шипи рассказал своим учителям о тех удивительных вещах, которые происходили с ним в лагере. Разумеется, ему никто не поверил. Тем не менее директор школы сказал ему, что в школе есть фонд, из которого они платят за выступления на воскресных митингах, и если Ури Геллер сможет прийти и продемонстрировать свои возможности, то они смогут заплатить ему 36 фунтов. Ури согласился — ему нужны были деньги. Так он первый раз в жизни поднялся на сцену и предстал перед зрителями. Сперва он занялся телепатией. В этом ему помогла школьная доска. Ури поворачивался к ней спиной и пытался отгадать, что разные дети рисовали на ней. Кроме того, Шипи заранее попросил, чтобы учителя приготовили свои рисунки и заклеили их в конверты, принесли из дома сломанные часы, ключи и ложки.

Представление продолжалось более двух часов. Никто не хотел уходить домой. Все аплодировали. В этот момент была решена судьба Ури Геллера.

Ему понравилось выступать перед публикой: выступления проходили успешно в больших аудиториях. У него никогда не было заранее подготовленного сценария. Он импровизировал: демонстрировал телепатию; угадывал, что зрители писали или рисовали на доске; занимался внушением на расстоянии; описывал, во что зрители одеты, не глядя на них; запускал часы, которые уже давно не ходили; гнул ключи и другие металлические предметы, которые они с собой приносили. Потом устраивалась пресс-конференция, на которой Ури отвечал на бесконечные вопросы. Эксперименты удавались примерно на 75–80 процентов. Вёл себя Ури непринуждённо, зрителям это нравилось. Практически весь Израиль знал о нём.

Во время одной из поездок Ури попал в переделку, едва не стоившую ему жизни. Вот что он пишет об этом происшествии в своей книге:

«Однажды Шипи отвёз меня в Эйлат, где мне предстояло выступать перед военными моряками. Когда морфлотовцы узнали, что я люблю подводное плавание, они предложили нам свою аппаратуру для подводного плавания. И на следующий день мы с Шипи отправились туда, где кончается пустыня и начинается море. Мы нашли прекрасное место на скалистом берегу. Нам показалось, что здесь хорошо будет нырять, но вскоре мы поняли, что огромный риф помешает нам попасть в глубокие воды. Перелезть через него нам тоже не удалось, потому что поверхность рифа была острой. Наконец, минут через десять мы нашли небольшой узкий проём, выходящий прямо в море. Осторожно прошли через него, пытаясь не повредить аппаратуру, которую нам дали. И тут я допустил непоправимую ошибку — забыл отметить то место, где мы входили, чтобы потом можно было через него вернуться обратно на берег.

Казалось, в этом месте вообще никто до нас не нырял. Это нас ещё больше раззадорило. Здесь было глубоко, вода казалась голубой — это отличное место для ныряния. Мы плыли уже довольно на большом расстоянии от рифа, когда вдруг я увидел огромную голубую акулу прямо под нами. Я тут же подплыл к Шипи и постучал ему по маске, показывая вниз. Акула подходила всё ближе, начала кружиться вокруг нас. Создавалось впечатление, что она вот-вот нас атакует. Я вынул изо рта кислородную трубку и сделал так, чтобы поднялись пузыри. Это якобы отпугивает акулу. Но гигантская акула на это даже не обратила внимания. Я думал только о том, как скорее вернуться на берег. Пытался сосредоточить всё своё внимание на этой ужасной твари, чтобы как-то отогнать её, но ничего не выходило. Я всё время следил за одним из маленьких глазков сбоку на голове акулы, пока она плавала вокруг нас, — жуткое зрелище.

У нас в баллонах оставалось немного воздуха — где-то минут на двадцать, но подниматься наверх мы должны были медленно, и это, конечно, заняло бы слишком много времени и, конечно, не спасло бы нас от акулы. Мой внутренний компас подсказал, что мы идём в правильном направлении к рифу, но акула находилась как раз между нами и нашей целью. Она шла всё быстрее и уже находилась на расстоянии около 15 метров. У нас было с собой подводное ружьё, но я не умел им пользоваться. Стало страшно. Я подумал о том, как этот монстр разорвёт наши тела в течение нескольких секунд. Я отвечал за Шипи перед его родителями, и от сознания этого стало ещё тяжелее. Мысленно я кричал: „Уходи! Уходи! Исчезни!“

До акулы оставалось всего пять метров, и она шла прямо на меня. Я почувствовал себя так, словно стою в дверях самолёта перед прыжком без парашюта. Я сделал единственное, что мне оставалось: направил гарпун на акулу и, закрыв от ужаса глаза, нажал на курок. Я подумал, что если меня будет тянуть за гарпуном, который был присоединён кабелем к подводному пистолету, то его попросту отпущу и, может быть, акула уйдёт вместе с ним. Но я ничего не почувствовал. Открыв глаза, я увидел, как гарпун медленно уходит в глубину. Акулы нигде не было видно. Я осмотрелся и ничего не мог понять.

Мы плыли ещё несколько минут, а она больше не появлялась. Добрались до рифа, тихо всплыли, стараясь дышать очень осторожно. Лишь поднявшись на поверхность, мы поняли, как нам повезло. И он, и я пережили страшное потрясение. Но теперь у нас была новая проблема. Уже темнело, и мы никак не могли найти то место, через которое пробрались в открытое море. Со всей аппаратурой, которая на нас была одета, было просто невозможно пройти по очень острому коралловому рифу. У нас оставалось совсем мало воздуха, а становилось темно. Нужно было искать то самое место. Я снова сосредоточил всё своё внимание, и что-то мне подсказало направиться в правую сторону. Мы нырнули вдоль рифа, потом всплыли и двигались по поверхности воды, пытаясь плыть с кислородными баллонами на спинах. Это было очень тяжело. Совсем стемнело, и я даже не видел… машину, стоявшую на берегу. Пытаясь хвататься за камни, мы очень сильно порезали руки. Вконец обессилев, мы всё же нашли эту маленькую лазейку, кое-как добрались до пляжа и ещё какое-то время отдыхали на песке. Я лежал, смотрел в небо и благодарил Бога за то, что, во-первых, мы спаслись от акулы и, во-вторых, выбрались в сторону пляжа».

В 1971 году во время одного из экспериментов, которые проводил Андрийя Пухарич для изучения способностей Ури Геллера, им был применён гипноз. Ури находился в гипнотическом состоянии более часа. Пухарич и другие люди, присутствовавшие при этом, записали всё, что Ури говорил в этом состоянии. Когда они потом прокрутили запись, Ури был поражён: он не узнал собственного голоса, произносившего слова как-то таинственно и монотонно. Он говорил: «Я пришёл сюда учиться. И вот сижу в темноте вместе с Джокером (его собакой). Я учусь и учусь, но не знаю, кто меня учит». Его спросили: «Чему ты обучаешься?» — «Это связано с людьми из космоса. Но мне об этом ещё рано говорить». — «Это тайна?» — «Да. Но когда-нибудь придёт день, когда вы всё узнаете».

В состоянии гипноза Ури вспоминал раннее детство. В своих воспоминаниях он дошёл до арабского садика, когда яркий свет поразил его и он потерял сознание. В этом месте тембр его голоса изменился, стал очень странным. Ури, прослушивающий эту запись, внезапно чего-то испугался, почувствовал необъяснимый ужас, потом схватил магнитофон, выключил его и резко вынул кассету. Ни слова не говоря, он выскочил из квартиры. Через некоторое время его обнаружили в лифте. Он ничего не помнил из того, что делал в последние минуты. Плёнки нигде не было, её так и не нашли.

Люди, бывшие тогда в комнате, вспоминали потом, как звучал этот голос — очень ровный, механический, как будто бы компьютерный. Он говорил, что серебристый свет и есть та сила, которая вошла в него в арабском садике, и с тех самых пор он призван помогать людям. Голос продолжал: «Ури не должен помнить то, что произошло тогда». Дальше голос неожиданно перешёл на другую тему, касающуюся израильско-египетского конфликта. «Следующие несколько недель, — говорил голос, — будут очень критическими. Человечество стоит на грани новой мировой войны».

После этого происшествия во время экспериментов стали происходить совершенно уникальные явления. Однажды Андрийя положил металлическое кольцо в закрытый деревянный ящичек, чтобы посмотреть, сможет ли Ури согнуть кольцо, не прикасаясь к ящику. Ури вдруг сказал: «Послушай, у меня есть предчувствие, что я могу сделать так, что оно вообще исчезнет». Так и произошло — кольцо исчезло.

Во время следующего сеанса гипноза Ури сказал, что вылетает из своего тела, летит по широкому плоскому месту, окружённому горами. Потом он стал говорить о том, что призван воспользоваться своими энергиями, чтобы помочь миру в кризисе между Израилем и арабскими странами. Голос, которым он говорил, снова был ровным и металлическим, звучал как-то потусторонне.

Чудеса продолжались. Например, пепельница исчезала со стола прямо на глазах. Потом она вдруг появлялась в другом месте. Причём Ури даже не сосредотачивал своё внимание на ней. Всё происходило как бы само собой, и этому не было никакого объяснения.

Во время третьего сеанса голос утверждал, что энергии, присущие Ури, исходят из космического корабля, который называется «Спектра». Голос продолжал: «Корабль с планеты, которая находится на расстоянии в тысячу световых лет от Земли, и всё это делается для мира на Земле».

Во всей этой истории странным было и то, что плёнки от магнитофона, на который записывался голос Ури во время сеансов гипноза, каким-то непостижимым образом исчезали.

Дальше стало происходить следующее (рассказывает сам Ури):

«У меня появились какие-то странные потребности, позывы, которые я ничем не мог объяснить. Тогда в Синае, когда исчезла плёнка в день моего выступления перед солдатами, я попросил командира разрешить нам с Андрийей проехаться по пустыне на джипе. Я никогда особо не думал об НЛО, но мой интерес к ним рос и становился всё большим и большим после того, как я услышал голос на плёнке. В тот день мне почудилось, что мы, может быть, сможем что-нибудь увидеть необычное, даже этот странный космический корабль. И мы действительно видели яркий красный свет, горевший в форме диска, который, как нам показалось, шёл за нами. Удивительно, но солдаты, которые были с нами, ничего не видели. Я же не сомневался в том, что это космический корабль, и был уверен, что если бы мы смогли его сфотографировать, то съёмка подтвердила бы мои предположения. Но фотоаппараты и камеры были запрещены в этом районе, и поэтому нам пришлось ждать другого случая, чтобы попробовать заснять это явление.

Странные истории с магнитофоном продолжались. Мы ставили чистую кассету, только что распечатанную. Нам, скажем, нужно было взять интервью или записать эксперимент. Мы только ещё собирались нажать на кнопку воспроизведения, как кассета уже начинала звучать, словно невидимая рука нажала на эту кнопку, и мы слышали голос с космического корабля „Спектра“. Иногда мы сами нажимали на кнопку, чтобы проверить чистую плёнку, и часто происходило то же самое. Единственное, что я могу утверждать с полной ответственностью, — это то, что я сам был свидетелем этого феномена. Я не мог его объяснить и втайне мечтал даже, чтобы ничего подобного не происходило. Одно дело верить в собственноручно согнутые предметы, телепатию, пуск сломанных часов, но контакт с Космосом — это совершенно другое дело. Есть предел того, что мы можем принять, с чем можем согласиться…

В то же самое время мы проводили тесты, чтобы проверить, может ли происходить исчезновение или появление предметов в условиях жёсткого контроля? Андрийя записал опознавательные цифры шариковой ручки и баллончика, который находился внутри неё. После этого положил ручку в деревянную коробку и закрыл её. Я держал свою руку над коробкой несколько минут, не прикасаясь к ней. И наконец, когда я почувствовал, что что-то произошло, я сказал Бентову и Андрийи, чтобы они открыли коробку и посмотрели, исчезла ли ручка. Ручка была на месте, но когда они взяли её, чтобы изучить, то обнаружили, что баллончик, который был внутри, исчез. Объяснить это мы так и не смогли. Только удивились, что исчез один баллончик, а не вся ручка.

В следующий раз, а было это 7 декабря 1971 года, я сказал Андрийи, что нам нужно срочно ехать в пригород к востоку от Тель-Авива, где может произойти ещё одна встреча с космическим кораблём. Андрийя, Айрис и я поехали в ту ночь в обычный пригородный район, довольно густонаселённый. Возле небольшой открытой площадки мы увидели голубовато-белый пульсирующий свет. Меня так и потянуло к нему. Мы втроём вылезли из машины и услышали какой-то электронный звук, похожий на треск кузнечиков. Свет меня снова потянул к себе. Помнится, я попросил моих спутников остаться сзади, а сам пошёл навстречу свету. Чем ближе я подходил, тем больше чувствовал, как ухожу в какой-то транс. Всё было как-то очень туманно, замедленно, словно я попал в какую-то другую среду. Не знаю, в чём было дело, но даже атмосфера как-то иначе ощущалась. Мне показалось, что я увидел какое-то сооружение, формы которого не помню — я был как бы в беспамятстве. Из него возникла фигура, тёмная и бесформенная, и что-то положила мне в руку. Мне стало страшно. Я побежал обратно к Андрийи и Айрис. Ещё не успев добежать до них, я вдруг понял, что находилось в моих руках. Это был тот самый баллончик от шариковой ручки, который так таинственно исчез из деревянной коробки. Андрийя сверил серийный номер выпуска. Это был тот же самый номер, который он записал во время проведения эксперимента, — № 347299. До этого он не показал мне номер, так как в этом заключалось одно из контрольных условий эксперимента».

Во время исследований способностей Ури Геллера, проводившихся в Стэнфордском университете (США) в 1972 году, с Ури вновь произошло несколько десятков совершенно необъяснимых случаев. Он всё больше убеждался в том, что они происходили под контролем каких-то компьютерных разумов. Он чувствовал, что эти силы манипулируют им, а он сам не имеет над ними никакого контроля.

Продолжались мистические голосовые послания, появлявшиеся на магнитофоне как будто бы в замедленной записи. Несколько раз кнопка на нём сама вдруг нажималась, как будто на неё давила невидимая рука. Перед этим обычно происходило что-то необычное (например, пепельница взлетала со стола и падала на пол, или какая-нибудь маленькая ваза падала со стола; причём эти вещи падали плавно и не разбивались).

А плёнка или таинственным образом исчезала, или вдруг полностью размагничивалась, оказывалась стёртой. Это означало, что доказательство существования этого феномена уничтожено и лишь присутствующие являлись свидетелями фантастических сеансов связи. Ури хотел иметь перед собой доказательства, чтобы представить их учёным.

Голоса на плёнке продолжали появляться. Они произносили послания всему миру. Эти послания звучали как научная фантастика. Вот, например, фрагмент одной из плёнок, записанный Андрийей в 1973 году по памяти:

«Запоминайте — процесс следующий. Давайте примем за основу, что мы здесь и что мы хотим сделать определённые вещи. Мы будем их делать с вашей помощью. Но вам, как и нам, придётся за это бороться. Представим, что все необходимые здоровые биологические условия окружают процесс рождения ребёнка. На это уйдёт около 9 месяцев. Даже великие люди не рождаются в секунду. Все они были рождены в муках, которые испытывает любая мать, рождённая, в свою очередь, так же. Но дело вот в чём: предположим, что сегодня вечером я сяду здесь — что вполне возможно, — я сяду здесь и расскажу тебе, что произойдёт в будущем — всё до самой последней детали. Ну, например, я скажу тебе, сколько раз ты чихнёшь, сколько раз сядешь и встанешь. Это всё возможно. Но это неправильный путь, он ни к чему не приведёт. То, что ты постепенно делаешь, — это как раз правильно. В борьбе, в постоянных поисках, в ожидании определённого момента для реализации…

Мы должны это рассматривать как длительный контакт между нами. Нам ваше сотрудничество очень нужно. Если мы сможем развить эту технологию, мы сделаем большие шаги, укажем формулу и метод. Но мы понимаем, сколько усилий и терпения на всё это уходит. Поэтому наши планы точно рассчитаны. И мы считаем, что вам нужно в это вложить по-настоящему много усилий. Мы будем сотрудничать и дальше, но ваше встречное желание должно быть превыше всего».

Или иногда голос говорил больше какие-то теоретические вещи. Как, например, в тот раз, в 1973 году: «Силы и на частичном, и на космическом уровне находятся в круговоротном движении. И они получают энергию от центра системы. Есть специальные лучи… где оболочка космических лучей превращается в силу. Компьютерные существа в космосе питаются этой энергией. Энергия ротации может быть использована за пределами Галактики. Но она не существует в форме использования на частичном уровне. Компьютерные существа находятся под контролем управляющего или того, что человек на Земле называет Богом или Богами. В будущем эта генеральная идея будет выражена на автоматическом языке». Ури уверен, что именно эти голоса являются ключом к источнику энергий, которые проходят через него: «…на многих плёнках я находил для себя подтверждения существования Бога, хотя я верю в него, независимо от того, существуют эти плёнки или нет. Были записи, на которых одни голоса описывают всю грандиозность и бесконечность Вселенной, другие убеждают в важности свободной души человека, третьи рассказывают о бывших открытиях Земли космическими кораблями и предсказывают нам ещё один большой космический корабль. Нет, это будет всего-навсего контакт, а не оккупация Земли. Или, например, голоса признавались, что давно уже наблюдают за Землёй, потому что вся Вселенная взаимосвязана. И даже самое маленькое событие, которое происходит у нас, может повлиять на всё остальное. И якобы они пытаются предостеречь Землю от самоубийства.

Я не знаю, что стоит за этими голосами — какие-то существа или космические компьютеры. Мне кажется, это воплощённые в неизвестную форму разумы. Они настолько самостоятельны, что я принимаю всё, что они говорят, потому что не раз находил подтверждение их слов, выраженное вполне материально и осязаемо. Все эти проявления, и прежде всего мои собственные ощущения, подталкивали меня идти дальше, проводить научные эксперименты и продолжать демонстрации, чтобы энергетические силы становились известны людям, чтобы им можно было показать хотя бы маленькие символы вроде согнутого ключа. Мне кажется, что символы необходимы для того, чтобы легче было представить то, что мы находимся на грани больших открытий новых энергий, высших разумов, контактов с другими обитателями Вселенной. И кто знает, быть может, это знание поможет нам воссоединиться, вместо того, чтобы разрывать друг друга на части. Всё это не так уж и не логично. Мне кажется, что каждый астроном сегодня теоретически готов согласиться с тем, что во Вселенной — миллионы других планет с большой вероятностью существования на них разумной жизни».

НАТАЛЬЯ БЕКЕТОВА:

120 ПРОЖИТЫХ ЖИЗНЕЙ

Изучить один чужой язык, как известно, — дело не простое, многие — очень сложное. А как невероятно трудно изучить языки «мёртвые», на которых давно никто не говорит. Но вот удивительный факт: жительница Анапы Наталья Олеговна Бекетова знает 120 языков! В их числе редкие и древние, например: суахили, фарси, древнеегипетский, вавилонский, древнеарабский, древнеяпонский, староосманский. И что самое поразительное, специально молодая женщина эти языки никогда не изучала! В обычной жизни Наташа Бекетова ничем не отличается от своих сверстниц. Родители её тоже обычные люди. Отец — офицер, служил в ракетной части, размещавшейся в Польше. Там Наташа и родилась 29 августа 1979 года. Вместе с родителями объехала чуть ли не всю Россию, пока, наконец, семья не осела в Анапе. После школы девушка окончила медицинское училище — стала медсестрой. Работала в хирургическом отделении местной больницы. Потом уехала в Ярославль и год проучилась в Ярославском медицинском институте. Но, как она сама говорит, чувствовала, что её «переполняют знания о различных языках и неведомых странах».

Однажды в школьные годы в классе Наташи писали контрольную по математике. И вдруг девочка потеряла сознание. Она вспоминала:

«Я словно выскочила из тела и наблюдала за происходящим сверху. Как вернулась, не помню. Но поняла, что в тот миг напрочь забыла на время русский язык. Зато в голове всплыли десятки других загадочных языков. Почти на всех я сейчас могу писать и разговаривать».

После Ярославля была Москва. Наташа работала там в одном из медицинских диагностических центров, и в процессе работы у неё выявился ещё и дар целительства. Девушка лечила руками самые разные недуги и безошибочно ставила диагнозы. Пришёл как-то к ней известный писатель Михаил Николаевич Речкин, автор публикаций о загадочных способностях людей. Наташа лишь взглянула на пациента и сразу сказала: «А у вас была операция на глазах. Теперь зрение по левому глазу — 0,65, а по правому — 0,59». Офтальмологи подтвердили, что цифры Наташа назвала абсолютно точно!

При лечении больных Бекетова не возражала против присутствия других пациентов. В эти минуты рядом с её головой «зрители» видели белый светящийся ореол! Он мог менять свои очертания, превращаясь то в овал, то в ромб и наконец — в «рукав» фиолетового цвета. Ореол был хорошо заметен и на многих видеозаписях. Он пульсировал в такт словам Наташи словно сгусток какой-то энергии.

Как ни странно, через некоторое время целительские способности Наташи стали ослабевать, а затем и вовсе исчезли. Но знание языков сохранилось. «Язык всегда представлялся мне чем-то живым, — говорила девушка. — Я ощущаю, что за ним всегда присутствует чьё-то живое сознание. Хотя я и не вижу самих носителей языка, но чувствую, что за определённой словесной информацией, приходящей ко мне в голову, стоит конкретная индивидуальность с определённым типом мышления».

Свои удивительные лингвистические способности Наташа хранила в секрете. Ей казалось, что, раскрыв эту тайну раньше времени, она может навредить своим близким.

Наиболее ярко её поразительный талант проявился в Москве, где способностями Наташи заинтересовались учёные. Они попросили девушку расшифровать текст на так называемом Фестском диске, найденном археологами около 100 лет назад в развалинах древнейшего города Феста на Крите. Считается, что эта находка имеет отношение к знаменитой Атлантиде. На обеих сторонах каменного диска нанесены по спирали странные символы. Расшифровкой учёные занимались давно, однако к единому варианту перевода так и не пришли. Наташе удалось прочесть эту надпись, затратив на детальную расшифровку написанного всего несколько часов. Её вариант совпал с переводом, сделанным в своё время профессором Гриневичем.

Выполняла девушка и другие задания, также связанные с переводами древних текстов. «В результате проведённых испытаний, — заключили специалисты, — подтвердилась способность Н.О. Бекетовой читать и понимать древние тексты различных языков (этрусского, крито-микенского). Эксперты считают, что испытуемая обладает генной памятью, то есть памятью своих древних предков». Эта точка зрения получила неожиданную поддержку краснодарских лингвистов.

Первый разговор в Краснодаре состоялся с преподавателем арабского языка Махиром Рауфом аль-Саффаром. Он попросил Наташу рассказать о себе. Она заговорила на гортанном, явно восточном наречии. Аль-Саффар внимательно слушал, а потом заявил, что девушка говорит на незнакомом ему языке! «Возможно, это какой-то из среднеазиатских языков, — сказал он, — поскольку в нём встречаются слова из арабского и персидского».

Затем собеседницей Наташи стала японка Миюки Тагаки, преподававшая в Краснодаре свой родной язык. Они сразу поняли друг друга. Миюки была в восторге от собеседницы, заявив: «По её произношению она — настоящая японка. Изучая чужой язык по учебникам, нельзя добиться такого совершенства». Но после того как Наташа по просьбе Тагаки написала несколько фраз по-японски, её собеседница задумалась: это были совершенно неведомые ей иероглифы! А преподаватель турецкого языка Тахмасиб Гулиев, посмотрев записи Наташи, сказал, что они напоминают ему вариант староосманского языка, на котором азиаты говорили в раннем Средневековье.

Наташа убеждена: она прожила 120 жизней и столько же раз её душа переселялась в новое тело. По словам Бекетовой, на протяжении, быть может, 1 тысячи лет она жила во многих странах, говорила на разных языках, была и женщиной, и мужчиной. Очевидно, произошедшее с Наташей объясняется генетической памятью, унаследованной ею от далёких предков. Она говорит, что жила в Китае, в Англии, во Франции и во многих других странах. «Английская биография» Наташи складывалась будто бы следующим образом. Родилась она 4 апреля 1679 года в местечке под названием Бэксфилд близ Лондона. Ей дали имя Эни Мэри Кэт. Отца Эни звали Джеймс Уислер, а мать — Мэри Магдала. У Эни были два брата — Брудер и Ричард — и сестра Сьюлин.

Детство девочки прошло в родовом поместье «Зелёная долина». К нему вела дорога, проложенная среди лугов, а у самого их дома росла дубовая роща. Дом был двухэтажный, с фасадом, украшенным тремя каменными колоннами. Сразу за домом находился конный двор с конюшнями для 12 лошадей. Когда Эни исполнилось четыре года, её родители погибли во время кораблекрушения. После этого родственники отвезли девочку в Индию, где она прожила много лет. Эни Мэри Кэт дожила до глубокой старости и была похоронена близ родового поместья в Бэксфилде.

Минуло более 100 лет, и, по словам Наташи Бекетовой, произошло новое перерождение её души. 16 июля 1793 года в городке Сен-Жюли на юго-западе Франции она вернулась к жизни мальчиком по имени Жан д'Эвер. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, он решил записаться в наполеоновскую гвардию и отправился в Париж. В столице «новобранца» записали в отряд Мишеля Астри и выдали ему ружьё и коня. Началась война с Россией. Первый же бой для Мишеля Астри оказался последним. Русский солдат со всей силой вонзил штык в тело Жана. Умер француз почти мгновенно. «Говорят, что от прошлых жизней человеку остаются родимые пятна, — закончила свой рассказ Наташа. — У меня как раз есть такое пятно, причём именно на правом боку, куда пришёлся удар штыка русского солдата».

Наташа Бекетова мечтает уехать в Финляндию — на землю своих далёких предков. Для этого молодая женщина вполне официально сменила своё имя и фамилию. Теперь её зовут на финский лад: Татти Вало.

ДЕРЕК ОГИЛВИ,

«ЧИТАЮЩИЙ МОЗГ РЕБЁНКА»

Дерек Огилви — самый известный экстрасенс в Шотландии. Похоже, он единственный в мире, кто способен телепатически общаться с самыми маленькими детьми или людьми, которые по каким-либо причинам не могут говорить. В такое трудно поверить. Ребёнку всего несколько месяцев — ну как с ним можно разговаривать? Именно так думала и Фиона Мак Кейд, ожидая прихода Дерека. Маленький сын беспокоен, капризничает, плохо спит, ест, ненавидит свою детскую коляску. Отчего всё это? Как узнать?

Дерек пришёл и принялся расхаживать туда-сюда по комнате, задавая маме ничего не значащие вопросы, например: «У вас болит плечо?» Но при этом он не смотрел в глаза ни ей, ни ребёнку, а словно бы прислушивался к чему-то внутри себя. Потом вдруг сказал, что малыш пытается объяснить ему некую ситуацию, имевшую место давно — ещё в то время, когда Фиона была на седьмом месяце беременности.

— Он показывает мне, что движется. Вокруг него какая-то жидкость, а его перемещают с одного места на другое, и он не понимает, почему. И его это тревожит, пугает, он впадает в панику.

— А ведь это действительно так и было, — смеётся мама, — механическое вмешательство. Но при чём здесь нынешние проблемы?

А притом, что малыш и поныне боится перемещений, движения, тряски. Потому ненавидит свою коляску. И в тревоге просыпается по ночам. Его нужно успокоить, убедить, что никто его не побеспокоит.

И ещё малыш «сказал», что не хочет есть из большой тарелки. (После визита Дерека ему стали давать по несколько маленьких порций в блюдечках, и всё наладилось.) И он очень хочет мягкую игрушку, но чтобы от неё пахло мамой. Дерек посоветовал Фионе сшить в присутствии ребёнка из куска своего платья такую куклу, чтобы она была размером с плюшевого медвежонка, продолговатая, вроде сосиски, и непременно с глазами.

Через неделю мать рассказывала, с каким восторгом малыш воспринял эту простенькую, примитивную игрушку. Он теперь с ней не расстаётся.

Да, ребёнок стал намного спокойнее. А вот с коляской так ничего и не получилось: как не любил её, так и не любит. Видимо, психологическая травма, пережитая до рождения, ещё «не зажила»…

Дерека Огилви постоянно приглашают не только в частные дома, но и на телевидение, радио. У него то и дело берут интервью, особенно после того, как в апреле 2006 года вышла его книга «Человек, читающий мозг ребёнка», в которой он рассказывает о себе с поразительной откровенностью. А в июне началась серия телевизионных передач — на ту же тему.

В прессе много отзывов о книге и телесериале. Преимущественно люди удивляются и восхищаются, но один обозреватель язвительно написал, что «даже у бумагосшивателя больше экстрасенсорных способностей, нежели у Дерека».

Что ж, с нападками приходится сталкиваться любому, кто претендует на особый дар.

В основном же те, кто берёт интервью, стараются не упустить возможность и «подсунуть» Дереку собственного ребёнка: интересно же, что малыш думает о своих родителях и чем озабочен. И контакт устанавливается без всякого труда.

«Не знаю человека, который умел бы ладить с детьми так, как я, — пишет Огилви в своей книге. — Когда меня спрашивают, сколько мне лет, я говорю — сорок. И, конечно же, у меня тело сорокалетнего мужчины. Но в душе мне всегда восемь лет, я так и не вырос. И уже несколько лет я общаюсь с малышами — телепатически. Я знаю, что для многих это кажется менее правдоподобным, чем общение с душами покойников. Фактически же механизм один. И те и другие общаются со мной на трёх уровнях: я могу их слышать, могу видеть события глазами ребёнка и могу ощущать энергию, которую ребёнок мне посылает. Иногда я попадаю в стрессовые ситуации — это случается, когда много привидений или малых детей начинают разговаривать со мной одновременно. По счастью, каждый сигнал идёт на своей отдельной волне, так что перепугать их невозможно. Это как разные станции на радио — они могут мешать друг другу, но их не спутаешь».

«Я не имел понятия, что дети могут общаться телепатически, — признаётся Дерек в своей книге, — пока в 2002 году в Глазго не побывал дома у одной молодой мамы, которую я интересовал как медиум. Обычно я прошу, чтобы во время медиумического сеанса никто нас не отвлекал, но тут получилось так, что она не смогла найти няню для своей дочери — той было 18 месяцев.

Едва войдя, я почувствовал, что в помещении есть два или три призрака, но одновременно с удивлением обнаружил, что у ребёнка очень сильная энергетика, и девочка шлёт мне „послания“, которые очень легко „читать“ — эти образы я тут же вижу! Это намного легче, чем иной раз с призраками.

В общем, вместо того чтобы общаться с призраками, я открыл рот и стал рассказывать молодой маме об её дочке. Она удивилась, но я пояснил, что информацию мне посылает сам ребёнок. Девочка сказала, например, что хочет шоколадного печенья фирмы „Джаффа“. „Да, она и в самом деле его любит, а не дашь — заплачет, — подтвердила изумлённая мама. — Но как вы об этом узнали?“. „А ещё она говорит, что её папа таксист, но вы с ним расстались, когда она была крошкой“, — сообщил я».

Девочка не произносила ни слова. Но Дерек понимал, о чём она пытается сообщить: последние дни мама приболела, а малышке хотелось бы прокатиться на машине с бабушкой, хотя та курит и из-за этого вечно открывает окно. И это именно бабушка подарила ей недавно замечательное ведёрко и совочек…

Мать и дочь молчали, а из Дерека слова лились нескончаемым потоком. Он недоумевал — всё было так, словно он привычно принимает телепатему от призрака.

Мать испугалась и запаниковала. Дерек как мог успокоил её, сказал, что с девочкой всё в порядке, просто она одарённый ребёнок. Но успокоить мать удалось лишь после того, как Дерек перешёл к общению с духами, от которых женщина жаждала получить весточку. По счастью, духи откликнулись, и остальная часть вечера прошла нормально. Если, конечно, можно считать нормальным общение с призраками…

«Признаться, по дороге домой я и сам всё время думал о контакте с девочкой и испуге её матери, — продолжает повествование Дерек. — Уж чего мне меньше всего хотелось, так это расстраивать людей тем, что я делаю. Но в то же время я задумался. А что если все младенцы способны общаться телепатически? Может быть, у меня есть ещё один дар, о котором я не знаю?»

Лучше всего начинать телепатическое общение с малышом, когда ему полтора годика. Но в практике Дерека бывали контакты и с детьми более раннего возраста.

Понятно, что маме или папе хотелось бы разом решить проблему, которую они долго и безуспешно пытались решить сами или с помощью врачей. Ребёнок капризничал, плохо ел и спал, а тут всё разом приходит в норму! Однако причины капризов иной раз лежат намного глубже, чем думают взрослые.

У Огилви не раз бывали щекотливые ситуации. Однажды мальчонка телепатически сообщил Дереку, что его папа — это вовсе не его папа, поскольку мама забеременела совсем от другого дяди, но помалкивает. Пришлось Дереку попросить папу временно выйти из комнаты, а уж с мамой поговорить по душам. Постоянная ложь в семье и притворство мамы смущали малыша и приводили к неприятным последствиям. И не спрашивайте, как ребёнок об этом узнал — тем же примерно способом, что и сам Дерек узнал о причинах «буйного» поведения другого малыша.

В телешоу был такой эпизод. Мальчик (ему не было ещё и двух лет) вёл себя чуть ли не агрессивно. Потому родители и позвали Дерека. А малыш всё время телепатически передавал Дереку картинку кипящего чайника! Почему? Это, должно быть, какая-то ошибка! Дерек никак не мог взять в толк, при чём тут чайник! И лишь после трёх встреч с ребёнком всё прояснилось: оказывается, мать то и дело говорила мужу, что у того «темперамент кипящего чайника».

Иногда в голове Дерека как бы проигрывается драма. Ребёнок не знает и не понимает слов взрослых, но его ощущение тревоги, страха, нервного напряжения из-за ссорящихся родителей — всё воспроизводится в образах. Голос ребёнка Дерек не слышит, но он ощущает страх малыша.

Сам себя Огилви называет «детский шептун». Но как удостовериться, что экстрасенс «считает» телепатему ребёнка, а не матери? Да очень просто. Иногда мать ничего не знает о том, что сообщает её младенец. К примеру, Дерек оказал неоценимую услугу семье Думбартон, у которых сильно болела крошечная дочь. Дерек сообщил такую медицинскую информацию о её здоровье, которую не знали ни родители, ни даже врачи. Схему лечения изменили, и всё пошло на лад.

В своей книге Дерек упоминает такую деталь. Чтобы дать экстрасенсу знать, что он всё понял правильно, ребёнок иной раз посылает ему «картинку» из собственной жизни самого Дерека. Означает ли это, что малыш тоже считывает мысли экстрасенса или даже проникает в его подсознание?

Да. Некоторые дети легко проникают в его мозг; идёт двусторонний процесс, взаимообмен информацией. Но такое бывает далеко не всегда.

Дети в состоянии считывать информацию из мозга своих родителей и нередко это делают. Благодаря этому Дерек иногда может рассказать родителям такие эпизоды их жизни, о которых, как они считали, никто знать не может.

Приходится ли ему особым образом добиваться доверия со стороны ребёнка? Нисколько, никогда, никаких усилий и стараний! Малыш либо открывает душу, либо нет. И если он настроен «говорить», то через несколько минут телепатического общения открывает свою душу полностью. А вот с родителями бывает куда труднее: взрослые нервничают, у многих ведь есть свой «скелет в шкафу».

Зависит ли общение от пола ребёнка? Нет. Разница только в типе его личности. Экстраверт выложит всё тотчас, а от интроверта иной раз так ничего и не добьёшься.

Всегда ли с младенцем можно общаться телепатически? Нет. Дерек говорит, что примерно в 25% случаев контакт установить не удаётся. Зато иной малыш посылает целые сценарии, похожие на яркие картинки. Дерек утверждает, что лучше всего телепатически общаться с детьми не старше двух с половиной лет. Потом, по его словам, у них отпадает необходимость в бессловесных контактах, поскольку они активно осваивают устную речь.

В августе 2004 года газета «Дейли мейл» устроила Дереку проверку. Его направили в семью, где было четверо детей — два мальчика восьми и шести лет и двое близнецов — Джозеф и Джорджия, которым было в ту пору по году и восемь месяцев. Понятно, что интересовали всех именно маленькие близнецы — старшие и сами могут всё рассказать.

Джорджия сразу дала понять, что на контакт не настроена. И её отправили на второй этаж дома, в детскую. Впоследствии, однако, оказалось, что она предпочитала телепатически общаться через братика Джо.

Дерек «вслушивался в себя» и вдруг сказал: «Я слышу сирены, вроде полицейских или пожарных, и вижу мигающие огни. Ему (Джозефу) требуется именно это».

Оказалось, у мальчишки был игрушечный телефон, который то и дело издавал громкие звуки и мигал. Он очень любил эту игрушку.

Через Джо сестричка сообщила, что у неё болит пальчик, потому что мама слишком близко к коже срезала там ноготок — даже кровь появилась. Ещё Дерек сказал, что Джорджии нравится вертеть в руках что-то блестящее, золотистое. Оказалось, что это обручальное кольцо её мамы, тридцатисемилетней Лауры.

Потом Дерек телепатически принял образ треснувшего стекла. И это тоже нашло своё подтверждение: стекло треснуло в автомобиле, и трещина всё увеличивалась. Ещё Дерек упомянул какой-то серебряный сосуд, которым Джозефу ужасно хотелось бы завладеть. Дерек даже нарисовал его. Это, как выяснилось, была серебряная ваза, в которую мама накануне поставила цветы и убрала далеко от сынишки — на высокий подоконник.

Имели место и другие совпадения. А каков же результат проверки? Можно определённо сказать, что тот, кто верил в способности Дерека, убедился в них ещё раз, а тот, кто был настроен скептически, всё равно не поверил, что с младенцем можно общаться без слов.

25 мая 2006 года Дереку организовали встречу с Тамрой Уинкворт и её маленьким сыном Дэйном. Родители были обеспокоены тем, что малыш несколько отстаёт в развитии — в свои два с половиной года всё ещё не говорит. По словам Тамры, Дерек рассказал такие вещи, о которых, до контакта с её ребёнком, знать не мог. Например, малыш сообщил ему о проблемах с лёгкими при рождении (мать подтвердила, что Дэйн родился с пневмонией), и что у него в спальне звёзды и луна над головой (там действительно потолок украшен звёздами и луной). Ну а речь — каждый начинает говорить в своё время.

«Я очень люблю своё занятие. Если бы несколько лет назад (когда я держал музыкальный магазин или когда делал деньги в бизнесе с барами, ресторанами и ночными клубами) кто-то сказал мне, что я буду заниматься вот этим, я бы решил, что у человека не все дома. Но жизнь — она непредсказуема», — заявляет «детский шептун».

И действительно. Провидение словно намеренно создавало все условия для того, чтобы жизнь Дерека в корне изменилась. Всё произошло буквально за две недели: его компания обанкротилась, партнёр его «кинул», дом перешёл к другому владельцу, любимая бабушка умерла. Не исключено, что пережитый стресс вытолкнул на поверхность замеченные ещё в детстве экстрасенсорные способности — он стал медиумом. А потом пришла и эта мысль: коль скоро взрослые (живые и мёртвые) могут общаться телепатически, то почему же нельзя точно так же «разговаривать» с ребёнком? Тем более — если это может кому-то помочь…

Что бы ни говорили о Дереке Огилви, как бы его ни ругали, в одном он уверен: после его книги и телесериала многие родители станут смотреть на своего младенца совсем другими глазами. Они научатся воспринимать его как мыслящее и тонко чувствующее существо, а не просто комочек несмышлёной плоти. И родителям нужно быть честнее со своим ребёнком, уважать его «я», разговаривать с ним, как со взрослым. Потому что сказать-то он до поры до времени ничего не может, но — всё видит, понимает и помнит…

ЛИЗА ФИТТИПАЛЬДИ,

СЛЕПАЯ ХУДОЖНИЦА

Лиза Фиттипальди в рубашке, запачканной жёлтой, фиолетовой и синей красками, сидит у себя в мастерской и уверенными мазками наносит краски на холст. Работы ещё много, но уже сейчас можно сказать, что она рисует выступление симфонического оркестра. Сейчас Лиза работает над дирижёром, рядом просматриваются трое скрипачей и другие музыканты.

Глядя на эту женщину, никогда не подумаешь, что она слепая. Восемь лет назад с ней, жительницей Остина, штат Техас, случилось несчастье. Она заболела редкой болезнью — оптическим невритом — и за полгода потеряла зрение. Сейчас Лиза видит только тусклый серый свет, похожий на статические помехи на экране телевизора, и смутно различает движения. Но даже такой свет вызывает головную боль, поэтому ей приходится всё время носить солнцезащитные очки.

Потеряв зрение, Лиза Фиттипальди впала в депрессию. Поначалу она пыталась возиться в саду, играть на пианино, делать какие-то дела по дому, но состояние было настолько подавленным, что нередко она даже не вставала из постели. Весившая до болезни 45 килограммов, Лиза похудела почти на 10.

В безысходной тоске прошло два года. Муж Лизы Ал, отставной военный, принёс как-то домой детские акварельные краски и бросил их на кровать со словами: «Мне всё равно, что ты будешь с ними делать. Но сделай хоть что-то…»

«В тот день я словно очнулась от спячки, — вспоминает Лиза, работавшая до болезни бухгалтером. — Я никогда раньше не рисовала, но решила попробовать. Сначала, естественно, у меня ничего не получалось. Но чем больше я рисовала, тем больше мне это нравилось. Скоро я поняла, что нашла своё призвание в жизни».

Первая картина Лизы, нарисованная в тот же день, — четыре стеклянные вазы разных цветов — до сих пор висит у неё в комнате над кроватью.

Лиза Фиттипальди закончила курсы рисования и уже в 1996 году, спустя всего год после того дня, как муж принёс краски, продала свою первую картину.

С тех пор её картины с неизменным успехом выставляются в галереях Америки, Мексики, Англии, Франции, Италии. Джейсон Зигель, владелец галереи в Остине, ставший её менеджером, с гордостью говорит, что из 408 написанных Лизой картин продано 396. Причём цена некоторых доходит до 12 тысяч долларов.

Успех ошеломительный. Но лишь немногие поклонники таланта Лизы знают, что она слепая, и догадываются, какого труда стоят ей эти картины.

Сначала самым сложным для неё было найти нужную краску. Со временем Лиза научилась различать акварельные краски… на ощупь. При работе с масляными красками она для каждой отводит строго определённое место.

Для того чтобы помочь жене ориентироваться на холсте, Ал Фиттипальди сначала делил его на четыре части. Сейчас Лиза закалывает по краям холста разные скрепки и легко ориентируется по ним.

Слепая художница сначала как бы создаёт картину у себя в голове, а потом аккуратно переносит её на холст.

«Я прекрасно ориентируюсь в холсте и знаю, где что находится, — рассказывает Лиза. — Это очень похоже на то, как слепые музыканты, например Стиви Уандер и Рей Чарлз, играют на пианино. Они тоже каким-то шестым чувством определяют, когда и на какую клавишу нужно нажимать».

Со слов Лизы Фиттипальди может показаться, что нарисовать картину с закрытыми глазами проще простого. Конечно, это не так. Вся эта кажущаяся лёгкость достигается огромным трудом. Слепая художница проводит за холстом по 12–16 часов в день.

Самое невероятное заключается в том, что, ослепнув, Лиза не могла написать даже своё имя. Сейчас же она рисует замечательные картины. Ещё можно как-то понять, что слепой художник может рисовать абстрактные картины, но такие, как Фиттипальди, не рисует никто.

Лиза Фиттипальди в очередной раз доказала, что слепота — это ещё не конец жизни и что дух сильнее материи.

ЛОРРЕЙН ДИ ФЕЛИС,

ГАСИТЕЛЬНИЦА ФОНАРЕЙ

(По материалам П. Волгина)

«Таких, как я, называют слайдерами», — сообщила в своём письме П. Волгину Лоррейн Ди Фелис, из Лас-Вегаса, и пояснила: «Как слайдер, я невольно включаю свет, когда проезжаю или прохожу под уличными фонарями, лампами освещения жилых домов или магазинов, мимо рекламных щитов. И бывает такое не только в тех случаях, когда я еду в собственном автомобиле, в чужой машине. А потом, если оглянусь, вижу, что огни зажигаются снова…»

Английское слово «слайдер» образовано путём сокращения SLIder — Street Lamp Intrference, что в переводе на русский это означает «человек, вмешивающийся в уличное освещение».

Есть люди, у которых довольно сложные взаимоотношения с электроприборами. Исследователи чаще всего пишут о тех, кто выводит из строя компьютеры, телевизоры, кассовые аппараты, утюги и прочее. При этом человек зачастую даже и не прикасается к подобной технике, а лишь входит в помещение, где она находится. Таких людей обычно называют «электрическими людьми».

Слайдеры — не совсем то же самое. Что касается Лоррейн Ди Фелис, то она рассказала П. Волгину об этой своей особенности давно. А написала об этом снова лишь потому, что произошло нечто необычное.

«Вчера вечером ехала я привычным путём по небольшой извилистой дороге, и примерно на расстоянии полмили все верхние фонари освещения по правой стороне дороги стали последовательно гаснуть по мере того, как я приближалась, — один за другим. Ну, это не впервые. Однако впервые они не загорелись снова после того, как я проехала! Более того, мой фургончик тоже вдруг заглох! А вот этого никогда прежде не случалось!» Это было в ночь на 2 декабря 2003 года.

Конечно, Лоррейн всегда пыталась выяснить, чем вызвано такое её воздействие на уличное освещение, но никто из специалистов ничего вразумительного ей не сказал. Большинство считает, что это просто совпадение, что фонари и неоновые огни сами по себе частенько мигают. Другие склонны признать, что каким-то образом на лампы воздействует человеческий мозг, но как и почему — не ясно.

Неужели мозг Лоррейн может оставить без освещения целый супермаркет? А такое в её жизни случалось, и не раз. Но едва она оттуда уходит — всё опять в ярких огнях. Как-то Лоррейн подъехала к одному небольшому магазину и едва успела притормозить, как огни внешнего освещения тут же погасли, а лампы внутри магазина потускнели. «Я всё-таки купила то, что мне надо, и как только вышла за двери, внутреннее освещение тотчас стало ярким. Когда же я вырулила со стоянки магазина и оглянулась, то увидела, что наружные фонари, рекламные огни и указатели — всё тотчас включилось снова».

Обычно люди не верят рассказам других о подобных явлениях, пока сами не станут их очевидцами. У Лоррейн очевидцев немало. Её собственный сын был однажды свидетелем того, как свет выключался в целых кварталах справа и слева от дороги, по которой они вместе ехали. Гасли даже щиты со световой рекламой, а потом, как только машина проехала, зажигались.

Лоррейн не скрывает, что считала себя чуть ли не тайным вредителем, стыдилась этой своей особенности. И когда случайно наткнулась в Интернете на сайт, где рассказывается о таких же, как она, то испытала облегчение: «Почувствовала себя словно прокажённый, нашедший, наконец, колонию себе подобных».

Лоррейн называет имена, перечисляет случаи. Понятно, что подобные люди-феномены есть и за океаном, и в нашей стране.

Впервые П. Волгину довелось услышать о таком человеке от своей приятельницы, Веры Михайловны, — она рассказывала об одном из своих домочадцев. Геннадий Панфилов вообще человек со странностями, но если бы это не мешало другим, то уж ладно бы. А то ведь пройдёт мимо телевизора, и тот переключается на другую программу, а то и вовсе выключается — как бы сам по себе. А потом Вера Михайловна заметила и ещё одну странность: посмотрит Геннадий на лампу уличного фонаря за окном, и та гаснет. Оказывается, сам он давно об этом знает. Как объясняет? Да никак. Что касается телевизора, то Геннадий наотрез отказывается вызывать мастера, считая это напрасной тратой времени и денег: «Когда они захотят, то опять подключатся, а до тех пор всё бесполезно», — говорит он. Кто «они» — Геннадий не поясняет, а может, и сам не знает. Но телевизор действительно не раз начинал работать сам по себе.

Лоррейн тоже считает, что в её случае имеет место вмешательство какие-то тайных сил. Она, например, заметила, что в те дни, когда проявляются её «слайдерские» способности, всё ей даётся особенно легко. Если в такой день заглянуть, к примеру, в казино, можно выиграть немалые деньги.

Но почему люди становятся слайдерами? Почему аномальные явления, о которых здесь упоминалось, сопровождают слайдера далеко не всегда? Какие дополнительные обстоятельства должны присутствовать, чтобы «магия» сработала?

Этим феноменом всерьёз занимаются в Принстоне (США), в отделе исследований технических аномалий. И уже доказано, что биологический субъект может оказывать дистанционное воздействие на биологические объекты. Чаще всего это происходит в тех случаях, когда слайдер эмоционально возбуждён — испытывает сильное волнение, чего-то боится, очень спешит и т.п.

Хиллари Эванс из Ассоциации по изучению аномальных явлений давно поддерживает контакты со многими слайдерами и пришла к выводу, что это совершенно нормальные и вполне здоровые люди: «Просто у них есть какая-то дополнительная способность, дар свыше, которому они и сами не рады».

Но кем даётся этот сомнительный дар?

Толком никто этого не знает. Молодой американец Рэй Сингл заметил, к примеру, что у него это началось после того, как однажды в его машине заглох двигатель, а над дорогой завис некий треугольный летательный аппарат. После этого в доме Рэя сам собой стал включаться карманный фонарик, гнулись ключи или, например, под углом 45 градусов сгибалась металлическая линейка в его кармане и, конечно же, в офисе гасли лампы, под которыми Рэй останавливался. В тот же период он стал видеть странные сны о пришельцах.

Лоррейн Ди Фелис тоже склонна считать, что тут не обходится без пришельцев, — это они таким образом дают понять, что им всё под силу, в том числе и разрядить аккумулятор автомобиля, временно вывести из строя двигатель.

Что ж, возможно, появление запредельных возможностей у человека как-то связано с НЛО (Лоррейн, кстати, не раз испытывала синдром «исчезнувшего времени»). А может быть, всё наоборот, слайдеры потому и видят НЛО, что у них есть способность настраиваться на определённую волну или определённый пространственно-временной портал.

ЛЬЮ ТАУ ЛИН,

«ДЕДУШКА-МАГНИТ»

В фантастических триллерах часто действуют мутанты — люди, обладающие сверхъестественными способностями. В жизни такие люди встречаются гораздо реже, и тем больший интерес вызывают они у окружающих. Такие удивительные личности жили во все времена, и многие учёные считают, что в человеческой природе скрыто немало дремлющих, нереализованных возможностей, которые только иногда спонтанно проявляются у отдельных «избранников судьбы».

Дедушка Лью Тау Лин стал в Малайзии местной знаменитостью несколько лет назад, когда открыл в себе «магнитные силы». Он расхаживает по дому с девятикилограммовой железной болванкой, которая прочно держится у него на животе. В октябре 2001 года дедушка Лин ещё раз продемонстрировал свою необыкновенную силу на местном карнавале в Танджунг-Рамбутане. Он даже протащил на расстояние 20 метров автомобиль, прикреплённый цепью к маленькой стальной пластине, которая прилипла к его «магнитному животу». Пластинка держалась так крепко, что Лину удалось без помощи рук сдвинуть с места и покатить по дороге тяжёлый автомобиль.

Удивительную способность Лью Тау Лина притягивать к себе, как к магниту, железные предметы унаследовали трое его сыновей и двое внуков. Особенно сильным «магнетизмом» отличается его внук Кин Сенг, который подражает дедушке и завидует его славе. Он хочет, чтобы его тоже обследовали и фотографировали, и охотно показывает свои необычайные способности. О мальчике-«живом магните» из Гунунг-Рапата в Малайзии теперь узнала вся страна. Кин Сенг рассказал в интервью: «Раньше даже мои друзья не подозревали, что у меня есть такие способности. Мне вовсе не нужно напрягаться, чтобы предметы прилипали к моему телу. Лёгкие ложки и вилки я вообще не чувствую, трудно держать только тяжёлые железные предметы».

Железо притягивается к мальчику на расстоянии нескольких сантиметров. Хорошо ещё, что не метров: страшно подумать, сколько железа могло бы к нему прилипнуть!

Родители Кин Сенга нисколько не удивились, что у них такой необыкновенный ребёнок. Отец Кина тоже обладает такой способностью и однажды сфотографировался с прилипшим к животу тяжёлым утюгом. Старый Лин гордится своей «магнитной» семьёй, в которой даже маленький трёхлетний внук притягивает железо.

Никто не подозревает это малайзийское семейство в использовании каких-либо сложных технических трюков. Это простые небогатые люди, и их скромные средства не идут ни в какое сравнение с финансовыми возможностями знаменитого мистификатора Дэвида Копперфилда.

Свойственные людям удивительные силы, подобные электромагнитному полю, уже давно зарегистрированы и отчасти научно исследованы.

Например, группа учёных Московского технологического института исследовала редкие свойства школьницы Инги Гайдученко, к рукам которой притягиваются даже неметаллические предметы.

В 1938 году в Нью-Йоркской комиссии физических исследований была выдана денежная премия за успешную демонстрацию сверхъестественных сил под научным контролем. Француженка Антуан Тимме продемонстрировала в присутствии экспертов свои «магнитные» способности.

Подобные случаи регистрировались и раньше. В 1890 году американские газеты писали о шестнадцатилетнем Льюисе Хабергере, который обладал разными необычными свойствами, в частности, мог вытягивать из стакана металлические опилки или шарики, просто проведя пальцами снизу вверх снаружи стакана.

В 1877 году молодая девушка из Канады Кэролайн Клэр после тяжёлой болезни стала такой «намагниченной», что металлические предметы сами «прыгали» в её руки до того, как она успевала к ним прикоснуться. Предметы, которые долго держала Кэролайн, помощникам с трудом удавалось вырвать у неё из рук. Во время одного эксперимента она вызвала электрошок у каждого из 20 человек, которые держались за руки.

Одним из наиболее удивительных «людей-магнитов» была Анжелика Котен из Ла-Перьера. Она обладала неуправляемой магнитной силой отталкивания, и предметы «убегали» от неё, если она подходила к ним слишком близко. Даже тяжёлые столы или стулья, удерживаемые сильными мужчинами, буквально отлетали от неё в сторону, как пушинки.

Хорошо известен также аргентинец Эстансио Гомес, которого ещё в детстве продали в бродячий цирк, где он много лет показывал, как к нему притягиваются разные предметы. Его магнетизм якобы неотразимо действовал на женщин, и это, в конце концов, погубило его карьеру.

В 1928 году во время представления Гомес встретился с «железной девушкой» Айрис. Когда он близко подошёл к ней, их притянуло друг к другу со страшной силой, и «железная парочка» застыла посреди сцены в неприличной, с точки зрения местной публики, позе. Растащить «магнитных людей» в разные стороны удалось только потом, за кулисами.

После этого нечаянного инцидента Гомесу запретили выступать.

Малаец Лью Тау Лин ничего не знал о других людях, обладавших магнитными свойствами, но он хотел, чтобы учёные исследовали его способности. Научные сотрудники Технического университета Малайзии пошли ему навстречу и произвели с Лином серию экспериментов.

Профессор доктор Мохамед Амин-бин-Алиас и его коллега Насрул Хомейми Махмуд приехали к Лину в Джохор, и он продемонстрировал им свои «магнитные номера». Лин ложился на землю с металлической плитой весом 30 килограммов на груди, а потом вставал, не придерживая груз руками, — плита не падала.

Профессор сказал, что упражнения Лью Тау Лина произвели на него большое впечатление, хотя ему уже приходилось расследовать подобные странные случаи. В прошлом году чиновники одного правительственного учреждения жаловались, что когда они прикасаются к металлическим предметам, из-под их рук сыплются искры. Виновник нашёлся очень скоро. Это был компрессор кондиционера, который в очень сухом помещении производил избыток отрицательно заряженных ионов.

Случай дедушки Лина не поддаётся простому объяснению.

Учёные измерили электрические и магнитные поля на теле «магнитного человека» и в непосредственной близости от него. Однако индикаторы приборов не сдвинулись с места. Наличие биомагнетизма или электрического поля пришлось исключить. Профессор Амин сделал вывод: «„Магнитный человек“ — никакой не магнит. Но мы установили, что между кожей Лина и прилегающими металлическими предметами возникает исключительно сильное сцепление. Гладкие поверхности держатся на его коже, как на присосках».

Учёные пригласили господина Лина посещать лабораторию в Джохоре в течение длительного времени, чтобы можно было провести с ним необходимые опыты с участием физиологов и дерматологов.

Лью Тау Лин очень сдержанно отнёсся к научным выводам об отсутствии у него магнитных сил: «Даже если это действительно не магнетизм, люди всё равно в это не поверят и будут называть меня „магнитным человеком“. А как же иначе?»

НАТАША ЛАЛОВА:

ВИДЕТЬ С «ШИРОКО ЗАКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ»

Наталья Лалова может читать газету, называть цвет демонстрируемых предметов и смотреть телепрограммы с завязанными глазами. «Я вижу всё так, как будто у меня на глазах нет никакой повязки», — говорит девочка.

Наталья родом из Санкт-Петербурга, переехала в США вместе с мамой в 2000 году и сейчас является почётной ученицей средней школы № 381 в Бруклине. Её мать Ольга и тренер «по паранормальным способностям» Марк Комиссаров утверждают, что способности Наташи заслуживают того, чтобы ей досталась премия, учреждённая Джеймсом Рэнди.

Не так давно у Натальи уже была неудачная попытка участвовать в придуманном и организованном Джеймсом Рэнди «Вызове паранормальному на один миллион долларов». (С тех пор как действует этот проект, было предпринято уже более ста попыток получить обещанный приз, но ни один претендент не добился успеха.) Тогда русская девочка с завязанными глазами смогла определить цвет всех десяти образцов бумаги, которые положили перед ней на столе. В качестве повязки на глаза использовали чёрную губку, обёрнутую чёрной резиновой лентой. Разумеется, Джеймса Рэнди, знаменитого разоблачителя людей-феноменов, не устроили результаты испытания. Он просто выпроводил Наталью Лалову после того, как она неправильно назвала цвет образца бумаги. В тот раз у неё на глазах была повязка, предложенная самим Рэнди. Это были очки для пловцов, стёкла которых он заклеил чёрной губкой и алюминиевой фольгой. Он добавил также чёрную трубку-уплотнитель по краям линз, запретил испытуемой прикасаться к лицу и потребовал, чтобы она говорила только по-английски. В течение часа чудесная сила девочки иссякла. Тогда Рэнди во всеуслышанье заявил, что он знает, как она «делает это»!

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua