Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Остров Пасхи

0|1|2|3|

Вместе с этими изменениями пришли и новые методы расположения мертвых. Ямы для кремации, которые размещались за платформами, полностью потеряли свое значение, начали преобладать похороны: тела часто выставляли на некоторое время, а затем кости размещали в фамильных склепах (подобные погребальные пещеры, видимо, появились в 1770 году) на новых платформах клиновидной или полупирамидальной формы, в расщелинах внутри разрушенных платформ, в их крыльях и уклонах, в укромных уголках под поваленными статуями, в пустотах их упавших головных уборов или просто собранными на площадях. Большинство костей, которые видели мореплаватели, возможно, появились после первых контактов, поскольку Рутледж сообщала, что во время великой эпидемии оспы в 1860‑е годы, принесенной выжившими рабами, вернувшимися из Перу, трупы лежали повсюду; французский путешественник Пьер Лоти в 1872 году говорил, что остров похож на огромный склеп. Просто копая землю, можно наткнуться на черепа и челюсти. Сравнительно недавно, в 1880‑е годы, островитяне все еще воровали по ночам кости с католического кладбища, предпочитая располагать останки внутри платформ.

От религии, базирующейся на виртуальном обожествлении предков в местных кланах (типичная полинезийская модель), островитяне повернулись к обожествлению единственного бога‑создателя Макемаке (это имя распространено на Маркизских островах), а также к вере и ритуалам, которые основаны на идее плодородия (включая и людскую плодовитость). Они разработали систему, вполне действенную в ненадежные времена, посредством которой лидерство сменялось из года в год и делилось между группами вождей. Эта система основана на ритуалах расы яйцеголовых. Победитель таких испытаний был посвящен в священного «человека‑птицу» – tongata many – на один год, а его племя в течение этого срока получало особые привилегии. Именно эту систему увидели первые европейцы, которые прибыли на остров; главным местом расположения новой островной религии была ритуальная деревня Оронго.

<p>Сражение за яйца

Ритуальная деревня Оронго – живописное, чудесное место, размещенное высоко на краю между огромным кратером Рано Кау и крутым спуском в океан. В самом начале она состояла из одной (или двух) террас, похожих на аху, и площади. Они исчезли сразу после 1400 года, когда жители начали использовать каменные дома. В конце своего существования, в середине XVI столетия Оронго состояла из пятидесяти соприкасающихся друг с другом овальных каменных домов, с выступающими крышами, покрытыми землей, образующими полуовал, повернутый к островкам. В этих домах были низкие входы, они были от 6 до 12 м шириной внутри (стены около 2 м толщиной), высота достигала 1 – 2 м. Округлая форма этих домов напоминала перевернутое каноэ. Часто дома были покрыты разрисованными плитами, в основном, преобладали птичьи мотивы. Высказывалось предположение, что дома из‑за отсутствия древесины строились из тонких, прямых базальтовых плит, но более вероятно, что лишь камень мог противостоять сильным ветрам на этой покинутой от одной церемонии до другой площадке.

Считалось, что традиция церемоний началась как соревнование за божественное благословение, но к 1878 году, когда такие мероприятия фактически прекратились под влиянием миссионеров, они превратилась в простой тест на ловкость. Неизвестно точно, когда начался этот ритуал: Рутледж нашла список из 86 священных людей‑птиц, закончившийся в 1866 году. Поэтому, пропустив некоторые имена в начале, можно считать, что все началось около 1766 года, хотя некоторые ученые предполагают, что это произошло на несколько столетий раньше.

Целью церемонии было найти человека‑птицу на целый год, именно он становился представителем Макемаке на земле. Каждый из кандидатов – честолюбивые военачальники из главенствующих или победивших кланов – выставлял молодого человека, представлявшего его. Каждый сентябрь (то есть весной) эти несчастные «смельчаки» должны были преодолеть путь по извилистому склону около 300 м, затем проплыть 2 км через заросли тростника сквозь кишащие акулами волны и течения к самому большому и дальнему острову Моту Нуи (3, 6 га), где должны были ждать – иногда неделями – прилета мигрирующей морской птицы, черной крачки. Целью было найти первое коричневатое матовое яйцо. Победитель должен был прокричать своему нанимателю, стоявшему на вершине Оронго («Брей голову, ты получил яйцо!»), а затем плыть обратно, аккуратно неся яйцо на головной повязке. Его хозяин становился новым священным человеком‑птицей, брил голову, брови, ресницы, его голову разрисовывали. В это время проигравшие резали себя наконечниками копий.

Человек‑птица отправлялся на проживание в течение года в овальном доме у подножия Рано Рараку, где он не умывался, не мылся вообще и не стриг ногти – все это помогало сохранить его уединение! Яйцо подвешивали, и оно должно было висеть в течение года, после чего его хоронили в склепе Рано Рараку или бросали в море, или же хоронили вместе с его владельцем (тоже в Рано Рараку), который между тем возвращался к нормальной жизни – считалось, что яйцо имело магическую силу и приносило изобилие. В последние годы проведения этой церемонии команда победителя, который отправлялся жить в Матавери, у подножия Рано Кау, могла безнаказанно нападать и грабить проигравшие племена…

Дома Оронго не были похожи на обычные жилища, они не были связаны с очагами, расположенными на земле. Вместо этого существовало несколько очагов, там приготавливали пищу для участников церемонии, они должны были брать пищу с собой на отдаленные острова, либо ее приносили слуги или родственники, потому что на Моту не было воды и не было никакой еды, кроме рыбы, морских водорослей и ягод. Каждый ловец яиц имел запас еды, который надо было ревностно охранять от остальных, чтобы его не украли.

Ревнители древних церемоний переделали прибрежные островки, которые ранее ценилась в основном из‑за обсидиана и морских птиц, а вернее двадцать одну пещеру Моту Нуи в места временного пребывания искателей яиц, а кроме того использовали их для многочисленных похорон. В восьми пещерах сохранились следы наскальной живописи, где изображены люди‑птицы, а также яркая красная маска Макемаке. Запасы красной краски были найдены спрятанными в одной из пещер, возможно, для рисования или для раскрашивания тел посвященных. В другой пещере стояла 60‑сантиметровая статуя, которая, по мнению Рутледж, служила границей между территориями западной и восточной групп.

Гораздо большая статуя, известная как «Хоа Ханаканаи» («украденный друг»), стояла спиной к морю внутри одного из центральных домов Оронго. Другие дома были построены вокруг нее. При раскопках было обнаружено много древесного угля перед входом в центральный дом. Фигура была закопана по грудь, возможно, чтобы уменьшить необходимый размер здания. Как и классическая моаи, она была вырезана из базальта, что требовало больших усилий, чем при работе с туфом, и была богато расписана изображениями людей‑птиц, пляшущих с веслами, женскими половыми органами. В рисунках присутствовали и другие мотивы. Рисовальщики явно использовали красную и белую краски. Ее разрисованное основание говорило о том, что статую никогда не собирались ставить на платформу. Весом в 4 т и 2,5 м высотой эта статуя была передвинута с использованием веревок и рычагов, а также 300 матросов, 200 местных жителей и со значительными трудностями. С 1968 года и поныне она стоит в главном зале Британского музея.

Скалы вокруг Оронго украшены 1274 петроглифами, в частности, это площадка, названная Мата Нгарау, на которой наблюдается самое плотное скопление наскального искусства на всем острове. Стоит заметить, что базальт здесь очень плотный, поэтому изготовление фигур занимает много времени и усилий. Наиболее примечательный мотив – человек‑птица, который иногда держит в руках яйцо. Известно не менее 473 изображений людей‑птиц, большинство из них (86%) расположены возле Оронго или в нем самом. Было высказано предположение, что каждая фигура является портретом очередного победителя.

Многие из этих, более поздних, приседающих фигур с четко изображенными руками и ногами также имели крючковатый нос и горловой мешок птицы фрегата, хотя в ритуалах присутствовала черная крачка. Птицы‑фрегаты имеют очень важное значение для полинезийских культов даже на Соломоновых островах, поскольку они замечательно летают и очень известны территориальным и сексуальным хищничеством: красная сумка самца под клювом во время ухаживания и спаривания раздувается, как воздушный шар. Можно понять их значение для островитян, потому что, не говоря уже о важности красного цвета, поведение птиц отражает поведение самих островитян, для которых грабежи и мародерство являлись смыслом жизни, а разрушение гнезд их соседей и даже воровство прутьев, возможно, отражали нехватку древесины на острове…

Вероятно, в прошлом птицы‑фрегаты часто прилетали на остров Пасхи, но сегодня их визиты крайне редки, ведь они устраивают гнезда на деревьях. В 1983 году в небе острова Пасхи были замечены 40 птиц‑фрегатов, но ни одна из них не свила себе здесь гнезда. Более того, эти птицы откладывают лишь одно яйцо в два года, а если их побеспокоить, не будут вообще вить гнезда. Это помогает объяснить тот факт, почему в основе культа островитян находятся более надежные ежегодные прилеты черной крачки: обе птицы имеют перепончатые лапы и раздвоенные хвосты, но у крачки прямой клюв и нет сумки. Крачка может откладывать три яйца в год, два из них могут забрать люди.

Символичность птиц очевидна: мы уже упоминали об их способности летать туда, куда они захотят, и таким образом покидать остров, чего не могли сделать аборигены острова. Комбинация человека и птицы является последовательной в искусстве островов Океании и отличается от островов Меланезии и Полинезии, часто она ассоциируется с богами или духами предков – можно повторить, что у моаи были руки, похожие на крылья. Акцент на птичьей символике понятен на этих островах, ведь здесь обычно отсутствуют крупные наземные млекопитающие. Птицы всегда занимали особое место в мифологии жителей Океании. Считалось, что у птиц складываются свои, таинственные отношения с богами. Они рассматривались как посланники или вестники душ, а морские птицы к тому же объединяли море, сушу и небо. Вспомним, что люди с птичьими головами известны и из более древних времен и из других не менее загадочных мест Земли: в древнем Египте были боги Гор и Тот, человек с птичьей головой нарисован во французской пещере Ласко, возможно, 15 000 лет назад.

Как показано выше, концепция человека‑птицы была, без сомнения, поздним явлением на острове, но предшествовала домам в Оронго и подверглась некоторому развитию. Концепция человека‑птицы и Макемаке начиналась как идеология подчинения: легенды гласят, что Хоту Матуа привез поклонение Макемаке с собой. Принятие культа человека‑птицы и его преобладание отражают необходимость для правящего класса защищать и узаконивать свою власть.

Новый культ яйца был частично вызван уменьшением численности птиц и должен был защитить исчезающий источник протеина на острове. Существуют мифы, описывающие Макемаке и других богов, которые привозили птиц с острова Пасхи на Моту Нуи, где они могли быть сохранены от людей.

Маски‑лица с глазами богов – другой общий мотив наскальной живописи в Оронго. Считается, что эти маски изображают Макемаке, хотя они вполне могут быть и другими богами, предками или отдельными людьми. У некоторых намеренно несовпадающие глаза. Как и во всей Полинезии, здесь верят, что круглые глаза, как у человека‑птицы и некоторых масок, обозначают сверхъестественные существа, в то время как овальные (как на статуях) принадлежат простым смертным. У некоторых масок‑лиц длинные носы, которые напоминают мужские половые органы, но по‑настоящему доминируют женские половые органы.

Наружные женские половые органы (komari) являются самым распространенным мотивом в наскальной живописи острова. Из 564 рисунков (не считая тех, что вырезаны на каменных плитах, статуэтках, черепах и так далее) не менее 334 рисунков найдены в Оронго, что составляет 30% всех петроглифов, обнаруженных там. Ни одного нет в Анакене, которая, являясь традиционным центром первоначальной королевской власти, могла сопротивляться появлению нового культа, такого как человек‑птица и культ плодородия. В Оронго женские половые органы найдены даже выгравированными внутри ритуальных помещений. Их размер варьируется от 4 до 130 см. Известно, что у девочек с раннего возраста специально вытягивались клиторы, поскольку та, у которой самый длинный и красивый, могла привлечь в мужья лучшего воина. На специальных церемониях девочки должны были стоять в Оронго на двух скалах, чтобы их проверяли священнослужители, самые лучшие получали бессмертие в камне. Такой акцент на плодовитость появился в последние годы существования культуры Рапа Нуи, поскольку женские половые органы были наложены 48 раз на выгравированные изображения людей‑птиц, а один фрагмент упавшей статуи был глубоко и тщательно вырезан вновь на барельефе, изображающем женские внутренние половые органы (их размер достигал 46 см в длину и 25 см в ширину и был размещен на соответствующем месте).

На острове сохранилось замечательное наследие наскальной живописи: около тысячи мест, более 4000 тысяч петроглифов, сотни идолов, собранных вокруг прибрежных религиозных центров, таких как Оронго и Анакена, и очень мало – в глубине острова, где сохранилось лишь несколько скальных поверхностей. Это впечатляет. И не только по причине избытка и высокой плотности размещения изображений на таком маленьком острове, но и из‑за превосходного качества рисунков и техники их выполнения: от простой гравировки на камне до сложных барельефов, которые все без исключения первоначально были раскрашены. Рисунки, как уже упоминалось выше, сохранились в домах Оронго и в некоторых пещерах: например, в знаменитой пещере Анна Каи Тангата сохранились прекрасные поздние изображения крачек.

Наскальная живопись в большинстве своем была создана поздно. Кстати, было обнаружено пятнадцать изображений европейских кораблей, включая и трехмачтовый – на груди статуи, стоявшей у подножия Рано Рараку. Собрание конкретных мотивов в определенных местах также можно расценивать, как определение границ воюющих кланов в военное время. Как и восхитительное богатство и разнообразие маленьких переносных вырезанных фигурок, наскальная живопись свидетельствует о том, что мастерство изготовления гигантских фигур в течение столетий не умерло окончательно. Камень и дерево могли искусно обрабатываться гильдией мастеров‑резчиков иным образом. Некоторые мотивы искусства Рапа Нуи наводят на мысль о связи с некоей тайной, которая пришла из прошлого острова…

<p>Тайна ронгоронго

Постоянная тайна острова Пасхи – это феномен ронгоронго (иногда пишется «ронго‑ронго»): действительно ли это форма письменности? И что более важно – изобрели ли ее островитяне для себя? Можно провести параллель с выгравированными знаками, многие из них похожи на символы птиц, крючки и так далее. Кажется, что это тесно собранная масса однообразных искусно изображенных иероглифов.

По легендам, Хоту Матуа мог читать и писать при помощи этих символов и привез шестьдесят семь исписанных табличек на остров. Поскольку те же самые легенды приписывают ему привоз семян местных растений Рапа Нуи, ученые склонны считать эти легенды источником, достойным доверия. Любопытно, что ни один из ранних мореплавателей, посетивших остров, не упоминал об этом – хотя некоторые исследовали остров и видели дома аборигенов. Самое раннее письменное воспоминание оставил в 1864 году миссионер Юджин Эвро, который написал своему настоятелю: «Во всех домах можно встретить деревянные таблички с многочисленными иероглифами… Каждый имеет свое имя; но то, что островитяне знают о них так мало, заставляет меня думать о том, что эти знаки – все, что осталось от примитивного письма, и в настоящее время они для жителей острова всего лишь традиция, которую они сохраняют, не зная ее значения. Местные жители не знают ни чтения, ни письма». Эвро утверждал, что такие таблички можно было найти в каждом доме и это выглядит необычно, поскольку предыдущие мореплаватели, посещавшие остров, хранят молчание по этому поводу, а миссис Рутледж считает, что они обычно хранились отдельно, в специальных помещениях и были строжайшим табу.

Напрашивается очевидный вывод, что подобные «письмена» явились совсем недавним феноменом и прямо‑таки были инспирированы визитом испанцев под предводительством Гонсалеса в 1770 году, когда вождям и священнослужителям было предложено подписать некими знаками договор об аннексии острова. Был ли это первый эксперимент выражения речи при помощи неких линий? Этот документ сохранился, а знаки, расположенные на нем, совершенно не поддаются трактовке, за исключением изображенных наружных женских половых органов и классических птичьих мотивов, похожих на наскальные образы и на знаки на табличках ронгоронго.

<p>
<p><emphasis>Образчик письма ронгоронго</emphasis>, <emphasis>обследованный С</emphasis>. <emphasis>Фишером</emphasis>

Поэтому неразрешенной является проблема: изобрели ли островитяне свои «письмена» до прибытия европейцев или они разработали метод использования письменных символов уже после того, как увидели документ об аннексии?

С одной стороны, многие мотивы, найденные на табличках, широко представлены в наскальной живописи. Некоторые ученые видят в этом возможное доказательство того, что ронгоронго – древний феномен, возникший на острове, хотя не существует археологических доказательств этого и надписей на камне; однако другие ученые говорят весьма убедительно, что если островитяне, вдохновленные испанским документом, решили усвоить метод «письма», они скорее использовали бы мотивы, которые хорошо знали, чем изобретали бы новые. Другими словами, сходство символов ронгоронго с мотивами наскальной живописи не дает разгадки этой тайны. Кроме того, если «письмена» уже существовали, почему вожди и священнослужители не использовали их в испанском документе?

Какого бы происхождения ни был феномен ронгоронго, сейчас сохранилось лишь 25 деревянных фрагментов, разбросанных по музеям мира. Некоторые также сохранились на бумаге, в рукописных книгах конца XIX – начала ХХ века, однако эти образцы признаны островитянами «более поздней формой письменности». 25 деревянных фрагментов содержат около 14 000 «значков», включая один выгравированный образец (который, возможно, представляет собой оригинал дощечки ронгоронго; доски, вероятно, были изготовлены позднее, используя модели этих образцов). Возможно, первоначально они назывались коухау та, или «написанные знаки»; другое название – кохау мо ронгоронго – это недавнее название, переведенное Себастьяном Энглертом, как «написанные линии для чтения». Часто это название сокращают до кохау ронгоронго, то есть «деревянные таблички для чтения». По мнению Метро, это значит «дощечка для чтеца» и таким образом можно проследить связь с Мангаревой и Маркизскими островами, где подобные таблички использовались для написания на них ритмов или песнопений.

Термина ронгоронго (песнопения, декламация) не существовало на Рапа Нуи до 1870‑х годов. Скорее всего, он был привезен из Мангаревы людьми, которые вернулись после обучения там в католической миссии: в Мангареве этот термин обозначал класс высокопоставленных людей, связанных с запоминанием и чтением священных песнопений марае.

Всем сохранившимся фрагментам Рапа Нуи 125 лет. Многие таблички выглядят совсем новыми, а кроме того, эти фрагменты дерева неизвестны для острова и даже изготовлены из весел европейцев. Возможно, что это последствия контактов с путешественниками. Хотя существует миф, что во время внезапного нападения перуанских охотников за рабами в 1862 году погибли или были увезены последние островитяне, которые могли понимать смысл этих табличек, – знание о них передавалось царскими семьями, вождями и священнослужителями, а также любым облеченным властью человеком. На самом деле это неверно. Многие пожилые люди избежали плена, но большинство из них, если не все, позднее умерли от оспы и легочных инфекций, которые занесли на остров перуанцы.

Человек, рассказавший Томсону об этом в 1886 году, никогда не владел подобными табличками и не изготавливал их, но он был слугой вождя, который владел ронгоронго, и тайком запоминал тексты. Миссис Рутледж смогла найти лишь несколько «случайных людей, которые просто слышали рассказы, будучи детьми, но сами ничего не знали об этих «письменах»», а знатоков не осталось. Говорили, что островитяне были похожи на неграмотных прихожан, которых спросили о церковных гимнах; они уважали и боготворили сами предметы и свои тексты, но, в отсутствие религиозных вождей, не могли предоставить нужную информацию.

В 1930‑х годах Метро предложил тысячу песо за информацию об имеющихся у островитян табличках, но тщетно. Многие были уничтожены: островитяне рассказали Томсону, что миссионеры заставили их сжечь эти божественные предметы, хотя другие островитяне усиленно это отрицали. Одному миссионеру поведали, что местные жители использовали их для обогревания своих кухонных очагов. Даже до прихода миссионеров многие таблички были уничтожены в войнах или намеренно сожжены. Погребальный костер одного из вождей, например, был сложен целиком из табличек ронгоронго, а остальные были похоронены с почитаемым мертвецом. Энглерт считал, что многие таблички, хотя и упомянутые Эвро, были скрыты в священных пещерах, чтобы там эти языческие символы убереглись от новой веры.

Епископ Джоссен с Таити очень заинтересовался табличками и отправил за ними миссионера. Именно благодаря миссионерам мы имеем сегодня такие таблички для изучения. Джоссен попытался заставить одного из островитян по имени Меторо прочитать табличку, но результаты, несмотря на некоторые попытки, оказались плачевными. Непосвященный Меторо был похож на школьника, пытавшегося пересказать университетский учебник, и его трактовка была полна неточностей.

Несмотря на все неудачи с дешифровкой табличек, было очевидно, что тексты разворачивались так, как были написаны, то есть двустороннее расположение знаков указывало на то, что таблички образуют непрерывную последовательность и дощечка поворачивается на 180° в конце каждой линии.

Следующая попытка заставить островитянина прочитать текст была предпринята в 1874 году, но за три удачных воскресенья он выдал три различные версии текста!

На основании исследований Альфреда Метро и позднее Томаса Бартела (выдающегося специалиста по ронгоронго) выделено около 120 основных символов, повторяющих контуры предметов или созданий. Их сочетания образуют примерно 1500 – 2000 значков. Выгравированы символы с помощью сколов обсидиана и зубов акулы. Чаще всего встречается мотив черной крачки, а также сидящего человека‑птицы с головой черной крачки. Бартел и другие ученые пришли к выводу, что эти мотивы представляют собой устаревшую фонетическую систему письма, в котором нарисованные символы использовались для выражения идей. Другими словами, индивидуальные значки не являются алфавитом или даже слогом, как в других письменах, однако это «своеобразные шпаргалки» для целого слова или идеи, плюс средство счета. Каждый знак был своеобразным колышком, на который можно было повесить большое количество текстов, переданных на память. Нет артиклей, нет союзов, нет предложений. Пропущенные слова заполнялись самим чтецом, поскольку содержание текстов пели чтецы. Это объясняет, почему непосвященные выдавали различные версии единственного текста. Они были смутно знакомы с содержанием текста, но детали были додуманы.

У ученых сегодня существует минимальный шанс на то, что они когда‑нибудь смогут сделать полный и точный перевод ронго‑ронго, поскольку ограниченная коллекция табличек не поддерживается новыми находками. Несмотря на это, Бартел и другие ученые сделали огромные успехи в деле изучения ряда символов, определив основную тему различных текстов: один фрагмент, например, оказался лунным календарем. Ученые считают, что таблички включают списки вождей, религиозные и культовые тексты, гимны, восхваляющие богов, инструкции для священнослужителей, списки убитых воинов, легенды и так далее.

В 1995 году ученый Стивен Фишер объявил, что разгадал структуру многих надписей ронгоронго. «Розеттский камень» Фишера представлял собой 2‑килограммовый деревянный скипетр (126 см на 6,5 см), который когда‑то принадлежал арики, или вождю острова Пасхи. На скипетре имелась крупнейшая коллекция знаков (2300 штук). Перемешав их с обычными значками и 130 неправильными вертикальными линиями, Фишер отметил, что это разделенные группы из трех или кратных трем знаков; кроме того, он отметил, что первый значок почти в каждой группе из трех значков изображает фаллический конец, этот мотив впервые был определен именно в качестве фаллоса информантом из местного населения в 1870‑е годы. На основе декламаций старого островитянина в 1886 году, а также используя те сведения о стихах и верованиях, полученные из остальных районов Полинезии, Фишер выяснил, что надписи на жезле повторяют стих о сотворении мира, космогонию. Таким образом, первый значок в каждой триаде – связующее звено, второй – то, с чем связываются, а третий значок – результат соединения.

Постепенно ученый пришел к выводу, что не менее 15 из 25 известных табличек Ронгоронго почти полностью состоят из космогонических мотивов или триад о деторождении; но в 12 из этих 15 табличек фаллический символ был опущен. Таким образом, считает Фишер, мы имеем дело со смешанной системой письма, которая соединяет логографическую (то есть три значка в каждой триаде представляют собой физический предмет) и семасиографическую (фаллический символ представлен как акт).

Если Фишер прав, то мы можем понять, о чем говорит большинство надписей, даже если мы еще не можем их прочитать. Если это так, то нам уже неважно, придумали ли островитяне свою письменность сами или под влиянием извне: нам досталось уникальное наследие одного из наиболее развитых сообществ неолита, какие только известны в истории человечества.

<p>Остров, который разрушил себя сам

Первая попытка проследить ход истории острова, предпринятая в 1950‑е годы норвежской экспедицией, в результате выдала такую схему: Ранний период (400 – 1100 годы), Средний период (1100 – 1680 годы) и Поздний период (1680 – 1722 годы). Дальнейшие исследования скорректировали эту схему, заменив одни названия другими, сходными по смыслу: Заселение (до 1000 года), Распространение (1000 – 1500 годы) и Упадок (1500 – 1722 годы). Альтернативной хронологической системой может быть и такая: Алтари, Статуи, Похороны, – или же: Архитектура, Скульптура, Наскальная живопись. «Золотой век» постройки платформ и статуй начался в середине XII века, а «культурный пик» острова пришелся на XV столетие. Обнаружено, что после этого времени не было установлено ни одной статуи (или очень мало). Самые старые обитатели острова рассказывали в 1882 году Гейзелеру, что последние статуи были сделаны за 500 лет до этого – а затем, по экономическим и демографическим причинам, наступил упадок.

За эффектными постройками и самими статуями лежит культовая основа, олицетворение гордости племени, а также мощный соревновательный инстинкт, который был так характерен для Полинезии.

Пока население ценой колоссальных усилий создавало и перемещало монументы, те, кто добывал пищу, должны были кормить возрастающее число тех, кто ее не добывал. Население росло, монументальное религиозное искусство активно распространялось по острову, одновременно росло и углублялось вышеуказанное противоречие. Гибель лесов и истощение прочей растительности из‑за сжигания и вырубки вели к выщелачиванию и эрозии, усилению воздействия ветра. Земля умирала, сокращались площади земель, пригодных для сельскохозяйственной деятельности. Вода уходила вглубь, травяное покрытие хирело – высыхали источники и пригодные для использования воды ресурсы. Потеря древесины вела к прекращению рыболовства в отдаленных районах, в связи с этим уменьшались источники протеина, столь необходимого для жизни людей. Островитяне принимали контрмеры – строили сады, мульчировали почву для удержания необходимой влажности. Таким образом они боролись с теми проблемами, которые создали себе сами. Теоретически возможно, что именно засуха ухудшила положение, но островитяне сами приблизили катастрофу, уничтожая важнейшие ресурсы – пальмы. Хрупкий природный баланс был нарушен, и природная катастрофа стала необратимой.

Давние соперники соревновались уже не в постройке статуй, а в грабежах, жестокости и разрушениях, преуспевая в захвате пахотных земель или просто пищи и других ресурсов. Широко распространенный на острове механизм обмена и сотрудничества множества людей, который требовался для возведения культовых монументов, пришел в упадок.

Культура острова Пасхи – одно из восхитительных достижений мировой истории. Культура, шедшая, как сказал ученый Патрик Кирч, «по понижающейся спирали культурной регрессии». Необыкновенная и уникальная культура, представлявшая собой потрясающий образчик непрерывности и преемственности, соединенных с изобретательностью, пала по причине природного катаклизма и, возможно, из‑за банальной перенаселенности. В отличие от обитателей других островов жители Пасхи не могли уплыть в больших каноэ: уничтожив свои леса, они отрезали себя от всего мира гораздо сильнее, чем это сделала география.

Многие полинезийские острова имели свои особенные искусства, которые нельзя сравнить ни с чем в мире: на Гавайях это была работа с перьями, на Маркизских островах – татуировка. Резьба по дереву была развита в Новой Зеландии и на Гавайях. Аборигены острова Пасхи достигли совершенства не только в работе по дереву, татуировке, с перьям и с тапа (культовой одеждой темно‑красного цвета), но прежде всего в наскальной живописи и феномене ронгоронго. Все это неотъемлемая часть культуры острова. Однако наивысшие усилия островитян были направлены на создание статуй и платформ – это самые необычные культовые сооружения, известные в Полинезии. В самом деле, как отмечал Мюллой, это было принуждением, которое стало болезнью. «Оно забирало так много сил, что рыболовство и сельское хозяйство были забыты и людям стало нечего есть». Так далеко зашло строительство статуй. Или, как говорил Метро: «Это было манией гигантизма».

В настоящее время жители острова Пасхи живут среди руин былого величия, которое создали их предки. Многие эксперты видят в возрождении памятников средство возвращения островитянам уверенности в себе и чувства собственного достоинства. Было бы полезным и значительным шагом, если бы все статуи восстановили на их платформах. Тем не менее, несмотря на плохое обращение с собой, природа на острове может восстановиться: конечно, речь не идет о вулканических разрушениях… Надо только помочь ей, пока не все статуи уничтожены, не исчезли в земле, не растаяли на солнце, не испарились под дождем и ветром. Если ничего не делать, волны и ветра уничтожат славный остров.

<p>ПОДВЕДЕМ ИТОГИ

К сожалению, самая главная загадка острова Пасхи все еще не разгадана: почему же цивилизация острова пришла в упадок? Существуют как минимум четыре объяснения, если не считать явно не укладывающиеся в научные и разумные рамки гипотезы о внеземных цивилизациях.

Ван Тилбург предположила, что длительная изоляция привела к культурному упадку. В этом есть некая доля правды, поскольку мы знаем, что изоляция оказывает разрушительное действие на человека. Конечно, изоляция Рапа Нуи продлилась слишком уж долго, около тысячи лет. Проблема в том, что эту теорию трудно доказать – нет конкретных примеров.

Другая идея состоит в климатических изменениях, как предположили Грант МакКол и другие. Их аргумент таков: ужасная засуха (или серия засух) вызвала неурожай и голод и спровоцировала войны. МакКол указывает на то, что остров пережил несколько периодических засух в ХХ веке, и они вполне могли быть более жестокими в период с 1400 по 1900 год, известные как малый ледниковый период. Многие территории с умеренным климатом пережили засухи именно в тот период, однако нет свидетельств, что это происходило в субтропиках и вообще в южном полушарии. Теория о малом ледниковом периоде получила поддержку некоторых ученых, но, к сожалению, большинство свидетельств о климатических изменениях на юге Тихоокеанского бассейна основаны на показаниях понижения уровня воды в океане. Нет никакого сомнения, что небольшое понижение уровня воды действительно имело место в тот период. Это произошло из‑за ухода воды из океанов на формирование льда и увеличение ледников в субполярных и полярных зонах. Но это не значит, что неизбежно произошли изменения и в субтропических регионах. Малый ледниковый период начался примерно в 1400 году, но к тому времени цивилизация острова Пасхи уже пережила свой расцвет. Известно, что несколько островов близ тихоокеанского побережья тоже были заброшены в этот период. Возможно, это произошло из‑за ненадежных источников пресной воды. В этот список можно включить Питкерн и Хендерсон, расположенные в 2250 км от Рапа Нуи.

Хантер‑Андерсон идет дальше и приписывает культурный упадок и уничтожение деревьев засухам. Последнее маловероятно, поскольку анализ пыльцы показывает, что даже последний ледниковый период (около 18 000 г. до н.э.), который был более жестоким, чем малый ледниковый период, лишь уменьшил количество пальмовых лесов в низинах Рапа Нуи, хотя и опустил верхние леса вниз к Рано Арои. Однако идея о том, что климатические изменения связаны с культурным упадком, достаточно убедительна. К сожалению, нет независимых свидетельств того, что в это время были серьезные засухи. Но основной причиной было, как нам кажется, сокращение площадей лесов, вызванное ростом населения. Если бы его не произошло, население, возможно, выжило бы после засухи, которая оставила неповрежденными влажные, богатые органикой лесные почвы для обработки и плоды пальм для борьбы с голодом.

Остатки древесного угля, недавно найденные учеными, служат свидетельствами засухи, случившейся около 1680 года нашей эры. Но эти данные, на самом деле, показывают, что произошел переход от сжигания деревьев к сжиганию травы, что можно объяснить нехваткой деревьев из‑за обезлесивания.

Тот факт, что впоследствии жители возобновили использование дерева, можно объяснить множеством причин: например, освоением новых территорий (возможно, прилегающих маленьких островков), выросшими из пней деревьями, ростом новых деревьев из семян, оказавшихся в земле.

Во многом мог быть виноват феномен Эль‑Ниньо. Это климатическое событие происходит на западе Южной Америки каждые 4 – 7 лет и представляет собой период сильнейших дождей с огромным количеством осадков, гораздо большим, чем обычно в этом регионе. Кроме того, Эль‑Ниньо сопровождается резким повышением температуры воды моря, что является катастрофой для рыбаков, ловящих хамсу близ берегов Перу. В промежутке между этими годами Эль‑Ниньо превращается в свою противоположность – Ла‑Нинью. Подобные события приносят не только обильные дожди в Южную Америку, но также засухи на западе тихоокеанского побережья (Таити, острова Кука, Самоа, Тонга, Фиджи, Новая Зеландия). Подобный катаклизм мог принести на остров Пасхи ужасную засуху.

Еще одна версия культурного упадка острова – в разрушении, вызванном контактами с европейцами до 1722 года. Хотя эта дата считается датой «открытия» острова западным миром, было много судов (в основном, испанских), которые бороздили Тихий океан, по крайней мере, за сто лет до этого. Английский пират Эдвард Дэвис сообщил в 1887 году, что видел землю к западу от Южной Америки, на 27° южной широты. Однако он описал эту землю, как низкий песчаный остров, что не очень похоже на Рапа Нуи. Вероятно, испанские архивы могут содержать сведения о более ранних контактах, и, естественно, такой контакт был бы катастрофой для населения острова, как это случилось на многих островах. Но такая версия не сочетается с местными легендами о голоде и внутренней войне.

Четвертая версия гибели цивилизации на острове Пасхи – экологическая катастрофа, причиной которой стало чрезмерное использование биологических ресурсов острова, таких как древесина, моллюски и птицы. Под чрезмерным мы имеем в виду использование их в невосполнимых масштабах. Вырубка лесов для создания пахотных полей вела к росту населения, а одновременно к эрозии почвы и уменьшению плодородных почв. Значит, требовалось большее количество земли. Деревья и кустарники рубили для постройки каноэ, поддержания огня, постройки домов, а также для изготовления канатов, которые требовались при перемещении и установке статуй. Плоды пальм съедали в непомерных объемах, уменьшая таким образом регенерацию этих деревьев. Крысы, сами предназначенные для потребления, поедали плоды пальм, быстро размножались и способствовали гибели популяции деревьев. Чрезмерное истребление имеющихся в изобилии морских птиц полностью изгнало их с прибрежных островов. Те же крысы способствовали этому процессу, поедая птичьи яйца. Обильная пища, в которую входили рыба, морские птицы и крысы, поддерживала быстрый рост населения, что вело к борьбе за пахотную землю, к конфликтам и войнам. Отсутствие древесины и канатов сделало невозможным дальнейшее возведение статуй. Разочарование людей в религии, основанной на статуях, которая не могла удовлетворить важнейшие потребности, привело к отказу от веры. Маленькие каноэ ограничивали зону плавания прибрежными водами, что вело к уменьшению источников протеина. В результате наступили голод, войны и разрушение экономики. Все это привело к сокращению населения острова, которое мы уже отметили. Такова схема…

Могло произойти вторжение чужаков. Могла случиться эпидемия. Но ни один из этих факторов не только не объясняет трагедию острова, но даже не подтверждается убедительными аргументами.

Гипотеза об экологической катастрофе могла бы получить некоторую поддержку, если бы была математически просчитана. Это попытались сделать экономисты‑теоретики Джеймс Брандер и М. Скотт Тейлор. Они обнаружили, что если достоверные цифры о первоначальном населении, запасах древесины, крысах и так далее поместить в компьютерную модель «Мальтус», то она выдаст неизбежное крушение популяции. Катастрофа произошла потому, что древесина использовалась как неограниченный ресурс, подобно углю или нефти. Ученые пришли к выводу, что пальмы на острове Пасхи росли медленно. Ян Махон получил похожий результат, применяя другую математическую модель – «хищник‑жертва» Лотки‑Вольтерры.

Нынче мы не очень‑то верим в математические модели. В самом деле, один ученый сказал когда‑то: «Есть ложь, ужасная ложь, статистика и, наконец, математические модели». Вряд ли можно просчитать все посредством экономических расчетов. Мы считаем, что экономика – древнейшая наука, поскольку если Бог создал мир из хаоса, значит, сначала были экономисты, которые создали этот хаос. Однако когда некоторые теоретики полагают, что модель Лотки‑Вольтерры в случае острова Пасхи вполне объективна, и получают результаты, сходные с реальными данными, они, видимо, находятся на верном пути. Все это наталкивает нас на мысль о том, что остров Пасхи является микрокосмом, миниатюрной моделью планеты Земля. Земля так же удалена в космосе, как удален остров Пасхи в Тихом океане. Вспомним, ведь были проделаны попытки смоделировать экономику всей Земли. Футуристы из Римского клуба предсказывали катастрофу вселенского масштаба в XXI веке. Однако модели Римского клуба весьма уязвимы, и мы не будем подробно на этом останавливаться.

Нам интереснее провести краткое сравнение между островом Пасхи и некоторыми другими осколками суши в океане. Эти острова также расположены в Тихом океане, однако не столь отдалены от цивилизованного мира, как остров Пасхи. Возможно, история некоторых из них даже более насыщена событиями, чем судьба Рапа Нуи. Питкерн и Хендерсон, как уже было упомянуто, тоже опустели (предположительно, их население вымерло), возможно, из‑за истощения водных ресурсов. Более современный пример – Науру. Этот остров был физически разрушен фосфатными шахтами, и населению пришлось искать другое место для жизни.

Но есть и острова, которые смогли найти замену. Их история замечательно рассказана американским ученым Патриком Кирчем. Мангаиа – остров в архипелаге южных островов Кука, находится в 200 км к северо‑востоку от ближайшего соседа Раротонги. Как и на острове Пасхи, там есть вулкан, очень древний. У острова мягкая топография и глубокие базальтовые (латеритовые) почвы. Главной особенностью этого места является макатеа, кольцо из кораллового известняка (коралловый риф), который окружает базальтовый центр. Этот известняк был разрушен тропическим климатом, в результате чего образовалась практически неприступная береговая линия в 2 км шириной, состоящая из острых известняковых колонн, некоторые из которых достигают 50 м высоты. Между базальтом и известняком расположена кольцеобразная долина – самая плодородная часть острова. Археологи и палеонтологи предполагают, что первоначальное заселение этого лесистого острова произошло около 2400 лет назад, в то же время там появились свиньи, собаки, куры и крысы. Однако, когда капитан Кук посетил Мангаиа в 1777 году, у островитян не было ни свиней, ни собак, ни крыс. Раскопки и легенды позволили предположить, что население острова выживало только за счет того, что ело крыс. Здесь найдено было много человеческих костей, но не было найдено погребений. Поэтому ученые выдвинули теорию, что на Мангаиа происходили ритуальные жертвоприношения, причем совершали их не враги островитян, а сами аборигены. Можно сделать вывод, что на Мангаиа тоже произошел экологический кризис, подобный кризису на острове Пасхи, но здесь население выжило, приняв экстремальные меры контроля за рождаемостью, выразившегося, в частности, в человеческих жертвоприношениях.

Более счастливая судьба у Тикопии. Этот крошечный остров называют «полинезийском форпостом»: культура там полинезийская, но сам остров расположен в группе Соломоновых островов, которые прочно присоединены к Меланезии. Данные археологии показывают, что в истории аборигенов острова был период чрезмерного использования птичьих ресурсов и истребления лесов таким же образом, что и на острове Пасхи и Мангаиа. Но, согласно легендам, около 1600 года было принято решение уничтожить свиней, которые губили урожай. Были построены деревянные загородки для защиты садов.

Таким образом, Тикопия является удачной моделью автономной жизни. Конечно, это не совсем так, поскольку до сих пор на острове ощущается нехватка протеина, хотя он частично восполняется потреблением рыбы и моллюсков. Есть на острове и контроль за человеческим ресурсом. Он выражается в воздержании от вступления в брак, предотвращении зачатия, абортах, умерщвлении новорожденных, ритуальных морских путешествиях (обычно с целью самоубийства), а также в периодическом изгнании некоторой части населения с острова. Нулевой рост населения стал здесь «идеей фикс».

История Тикопии подталкивает нас к мысли, что подобное возможно во всем мире. Однако надо помнить, что даже на таком достаточно обеспеченном острове, как Тикопия (плодородная почва, тропический климат, разнообразная флора), были необходимы экстренные меры. Было прекращено употребление мяса и введен существенный контроль за рождаемостью. Уровень жизни явно был снижен, но люди и их культура выжили. Возможно, Тикопия выжила благодаря тому, что является маленьким островом. Здесь каждый знал друг друга, поэтому не могли образоваться враждующие между собой группировки, как это произошло на острове Пасхи и Мангаиа.

Человек, срубивший последнее дерево на острове Пасхи, знал, что это неизбежно приведет к катастрофе для последующих поколений, но взмахнул топором. Мы уже упоминали рассказ Метро о том, как островитяне объедались яйцами, когда приплывали на остров Моту Нуи. Кроме того, он же рассказывал, что видел единственное дерево торомиро, выжившее на Рано Кау: «Во время нашего пребывания там островитяне ревниво смотрели, как растет дерево, ожидая удобного момента, когда его можно будет срубить и превратить в статуи и другие «штучки»».

Даже в 1894 году несколько прилетевших на остров крачек были жестоко убиты и съедены. Кажется, что отношение островитян к ресурсам осталось неизменным.

Однако мы не должны применять столь полюбившуюся нам модель экологической катастрофы к острову Пасхи и критиковать жителей Рапа Нуи, предполагать, что их отношение к окружающей среде ужаснее, чем отношение к ней со стороны людей цивилизованного мира. Да, они были беспечнее остальных жителей Земли и поплатились за это.

Люди везде разрушают окружающую среду. Некоторые природные зоны более чувствительны, чем остальные. В истории человечества существует множество других примеров массового уничтожения лесов… Надо помнить, что взаимодействие доисторических людей с природой часто оказывало наиболее драматическое воздействие именно на островные экосистемы и людей, живших там. Бесполезно, оглядываясь назад, винить себя. Необходимо смотреть вперед и искать пути, как избежать грядущие катастрофы.



0|1|2|3|
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua