Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Древние сооружения и цивилизации

0|1|
<p>Древние сооружения и цивилизации
<p>Загадочные мегалиты

Загадка мегалитов уже давно волнует человечество. А в последнее время интерес к ним вновь резко возрос из-за находки мегалитических сооружений на дне Атлантического океана в 40 км от Багамских островов. Древнейшие из этих сооружений: датируются сейча VIII тысячелетием до н. э.

Мегалиты относятся к разным эпохам. Их возводили в VIII тысячелетии до н. э., их строили на островах Полинезии всего несколько десятков лет назад. Кто был первым строителем и с какой целью создавались многотонные мегалитические сооружения? Пока это н ясно. Известно еще, что мегалиты явно тяготеют к морю, и чем дальше от него, тем меньшими по величине становятся каменные постройки. Легенды словно туман окутали их, но есть во всех этих легендах нечто общее, заставляющее нас вновь и вновь задумывать я над таинственными событиями древней истории Земли, оставившими неизгладимый след в памяти человеческих поколений.

Полинезия… Загадки ее общеизвестны, а легенды хранят отпечаток времени. Некоторые мифы точно отобразили главнейшие этапы истории полинезийцев. На островах Полинезии найдено множество мегалитических памятников: дольмены, величественные, но уже разру енные временем храмы, каналы. Постройку этих сооружений полинезийцы приписывают либо белым рыжебородым богам, пришедшим из океана, либо карликам, спускавшимся с летающего трехъярусного острова Куаихелани. Полинезийские сказания уделяют много места за адочному народу карликов– менехунам. Легенды говорят, что менехуны– безобразные существа, рост которых колеблется в пределах от 12 до 90 см; они лишь отдаленно напоминают людей. Взгляд менехуна, сосредоточенный и неподвижный, наводит ужас его действи м превращаются в камень. Известная исследовательница мифов Океании приводит следующие слова полинезийцев о менехунах: «Любую работу они делают играючи, за одну ночь, и кончают до восхода солнца», «Для них нет трудной работы». Некоторые легенды, говор щие о примитивности карликов (не умеют добывать огонь, готовить на нем пищу и т.п.), позволили считать, будто менехуны являлись коренным населением Океании. В то же время все полинезийские легенды наделяют менехунов на окружающих. Вместе с тем менеху ы доброжелательны и нередко помогают людям. Менехуны появляются с заходом солнца: они не любят солнечного света, потому что под сверхъестественными чертами: например, способностью видоизменяться и переправляться через водные пространства без помощи л док. Ряд способностей, описанных в легендах, иначе чем телепатическими не назовешь. Кроме того, сказания единодушны и в другом: все они утверждают, что менехуны– народ строителей, построивший много сооружений, в том числе и мегалитических, что опятьаки не вяжется с мыслью о примитивности культуры карликов.

Является спорным и местоположение родины менехунов. Правда, у полинезийцев не вызывает сомнений, что карлики пришли на другие острова с острова Кауаи. Но как напали они на этот Остров? Легенда говорит, что некогда боги создали трехъярусный остров Куа хелани и поселили там племена карликов. Среди них были и менехуны. Правителем острова стал Канехунамоку– родственник одного из главных божеств полинезийцев. Канехунамоку являлся верховным жрецом острова Кауаи. Вот что пишет о Куаихелани К. Луомала: « уаихелани сказочный остров, плававший по ночам в облаках или в океане. Когда же менехунам нужно было перебираться для работы на другие острова, волшебный остров мягко опускался с облаков на поверхность океана и подплывал к нужному острову, куда высаж вались менехуны. Если же у них не было желания оставаться в этих долинах, то сказочный остров принимал их обратно».

Много мегалитов находят и в Австралии. Их постройку приписывают либо загадочным вонжинам, пришедшим из моря и изображаемым существами без ртов, с нимбами вокруг голов, либо карликам, согласно легендам населявшим Австралию.

В нашей стране наиболее известны мегалиты Кавказа. Неширокой цепью тянутся они вдоль побережья Черного моря. Считается, что наиболее ранние дольмены построены здесь в начале II тысячелетия до н. э. Даже современными техническими средствами трудно воз ести это грандиозное сооружение. Вот как описывает и книге «Памятники первобытного искусства» А. Формозов перевозку такого дольмена: «В 196О году решено было перевезти из Эшери какой-нибудь дольмен в Сухуми– во двор Абхазского музея. Выбрали самый ма енький и подвели к нему подъемный кран. Как не закрепляли петли стального троса к покровной плите, она не двигалась с места. Вызвали второй кран. Два крана сняли многотонный монолит, но поднять его на грузовик оказалось им не по силам. Ровно год крыш

лежала в Эшери, дожидаясь, когда в Сухуми прибудет механизм помощнее. В 1961 году, с помощью этого механизма все камни погрузили на автомашины. Но главное было впереди: собрать домик заново. Реконструкция осуществлена лишь частично. Крышу отпустили а четыре стены, но развернуть ее так, чтобы их края вошли в пазы на внутренней поверхности кровли, не смогли. В древности плиты были пригнаны друг к другу настолько, что клинок ножа между ними не пролезал. Теперь тут остался большой зазор».

Адыгейцы называют кавказские дольмены «сырп-ун», что значит– дома карликов. У осетин существуют легенды о народе карликов бицента, которые наделяются сверхъестественными чертами. Так, например, карлик бицента способен одним взглядом свалить огромное ерево. По преданию, карлики живут в море. Кроме того, осетины утверждают, что предки кавказских народов мифические нарты– тоже вышли из моря и дали людям культуру. Не в честь ли нартов сооружены на Кавказе огромные каменные монументы и форме рыбы?

Удивительными романтическими легендами окружены мегалиты Британии.

Кому не известны прекрасные сказания о Стране Вечной Юности в холмах Англии и Ирландии? Ночью, говорят легенды, в определенное время года раскрываются холмы, и льющийся из них странны неземной свет манит случайных путников в страну сидов-карликов, ушедших под землю в давние времена. Еще сиды живут где-то далеко в океане на островах обетованной земли. Они владеют мудростью и несметными сокровищами.

Вот что писал о сидах профессор . А. Смирнов; «Бессмертны они или только обладают даром долголетия– трудно установить. По-видимому, они не знают естественной смерти, но могут погибать в бою. Им присуща также способность менять свою наружность или становиться невидимыми. Часто они п кидают свое обиталище и вмешиваются в жизнь людей».

Излюбленными мотивом кельтских легенд являются рассказы о морских путешествиях. Моряки, странствующие в Атлантике в поисках сказочных земель сидов, видят много диковинного на своем пути. Загадочные острова, странные сооружения, воздвигнутые посреди м ря,– все это принадлежит сидам, Описание таких сооружений ассоциируется у современного человека прежде всего с темой космоса, в частности, с космическими кораблями; «Они (путешественники) плыли затем, пока не подъехали к гигантскому серебряному столп . Четырехгранный был он, и каждая сторона– в два удара корабельных весел: чтобы объехать его, требовалось восемь ударов весел. Ни клочка земли не было подле него один бесконечный океан. Не видать было ни основания столпа, ни вершины его– так высок бы он.

С верха столпа спускалась, широко раскинувшись, серебряная сеть, и корабль со свернутыми парусами проплыл через одну из петель ее.

Они услышали с вершины столпа голос, мощный, звонкий, звучный, но не могли понять ни кто говорит, ни на каком языке». Это отрывок из ирландской саги «Плавание Майль-Дуйна», в которой есть много таких описаний.

Интересны многочисленные сообщения ирландских сказаний о людях, взятых сидами в Страну Юности. Эти люди попадают в огромный замок на острове, что «стоит… на ногах из белой бронзы» Им кажется, что они провели всего лишь год в замке, а когда наступал время возвращаться к родным очагам, после долгих уговоров сиды давали на это разрешение.

Но оказывалось, что в сказочном замке время текло медленнее, чем на Земле, и, когда у сидов проходил год, на Земле текли века.

Часто встречаются в ирландских сагах упоминания о мегалитах, Так, в «Болезни Кухулина» менгиру приписывается способность осуществлять связь между человеком и сидами.

Предания о карликах широко распространены и у других народов Северной Европы. Наиболее знаменитым является свод легенд «Старшей» и «Младшей Эдд». Вот что пишет о карликах известный исследователь древнеисландских мифов М. И. Стеблик-Каменский: «Они жи ут в камне или под землей и превращаются в камень, если на них попадет солнечный свет (в древнеислаидском языка есть даже специальный глагол, который значит «превращаться в камень, будучи застигнутыми рассветом»)… О них известно, что они– хранители сокровищ, искусные мастера и обладатели мудрости. Карлики, согласно «Эддам», принимали участие в воине богов, вызвавшей ужасные катастрофы».

<p>В последнее время особый интерес стали вызывать легенды африканского племени догонов, а также соседних с ними народов. Догоны тоже строили дольмены, и у них есть легенды о карликах-иебанах. Эти легенды в точности напоминают уже приводившиеся мифы Пол незии и Австралии. Карлики-иебаны– дети бледного лиса Йоругу и Земли, появившиеся в результате кровосмешения. Иебаны считаются первыми поселенцами, древнейшим населением страны догонов; они потомки первых бессмертных людей. Именно иебаны стали добыва ь огонь и были первыми кузнецами. У них маленькое тело, но огромная голова, почему-то повернутая назад, Сейчас иебаны живут в пещерах или под землей, прячась от глаз людей. И только посвященные могут иногда видеть карликов иебанов и беседовать с ними

Итак, легенды а загадочном народе, неведомо откуда прибывшем на Землю, аналогичны у многих народов мира. Если карлики тем или иным образом причастны к постройке мегалитических сооружений, то связь между легендами и дольменами в полной мере могут раск ыть только будущие исследования.

А теперь несколько слов о самом известном мегалитическом сооружении.

Стоунхендж– мегалитическое сооружение, принадлежащее к кромлехам кольцевым строениям, состоящим из врытых в землю каменных монолитов.

В Англии и Шотландии таких сооружений диаметро от 2 до 113 метров обнаружено несколько сот. Хотя, как известно, остатки кромлехов встречаются и во многих других странах мира, однако развалины Стоунхенджа поражают своим величием и загадочностью. Это неповторимое

сооружение, возведенное в первонач льном виде за несколько столетий до падения гомеровской Трои, т.е. почти четыре тысячи лет назад. Не будет никакого преувеличения, если сказать, что во всем мире нет ничего подобного этим суровым руинам.

Давайте хотя бы мысленно совершим экскурсию по каменному сооружению…

В центре Стоунхенджа находится огромный камень размером 4,8х1,0х0,5 метра. Этот камень, названный Алтарным, первоначально находился, видимо, в другом месте и назначение его пока н совсем ясно. Вокруг него в виде исполинской подковы диаметром около 15 метров высятся пять трилитов. Трилит– это сооружение из двух вертикальных, на которые положен третий. Высота трилитов изменяется от 6,О до 7,2 метра и увеличивается к центру подк вы, а вес их доходит до 5 тонн.

Трилиты в свое вреди были окружены тридцатью вертикальными камнями высотой около 5,5 метра и весом 25 тонн. На этих опорах лежали, образуя кольцо, горизонтальные плиты. Диаметр этого кольца, которое называют сарсеновым, составляет охало 30 метров. За сарсеновым кольцом располагалось еще несколько кольцевых сооружений. Одно из них имело диаметр около 40 метров и в нем было сделано 30 лунок. В этих лунках обнаружены следы трупосожжений. Другое– кольцо диаметром примерно 53,4 метра– также имело 30 л нок. Следующее кольцо, диаметр которого равняется 88 метрам, получило свое название в честь первого исследователя Стоунхенджа Дж. Обри, жившего в XVII веке. Кольцо Обри образует 56 лунок. Далее за этим кольцом шел внутренний меловой вал. Его диаметр римерно 100 метров, ширина насыпи около 6 метров и высота чуть менее 2 метров. И наконец, весь комплекс сооружений окружал внешний земной вал диаметром 115 метров, ширина насыпи составляла 2,5 метра, ее высота– 50-80 сантиметров. Вход в Стоунхендж сд лан с северо-востока, именно в эту сторону открывалась подкова трилитов. В том же направлении, на расстоянии примерно 35 м в от центра комплекса, стоит каменный столб менгир высотой до 6 метров и весом примерно 35 тонн. Его часто называют Пяточным ка нем, хотя никакого углубления в форме пятки на менгире не имеется.

Какому назначению служил древнейший памятник, созданный людьми, от которых не осталось на Земле других материальных свидетельств бытия? Что это– храм Солнца, место ритуальных церемоний? Странное сооружение породило множество легенд. Сотни научных экс едиций (в том числе в наше время) исследовали загадочные руины. На вопрос «когда?» ученым помог найти ответ радиоуглерод. Радиоактивный анализ сожженных человеческих останков надежно установил наиболее вероятную дату строительства комплекса в том вид , в каком он нам сегодня известен,это 1900– 1600 годы до нашей эры.

На вопрос «как?»– как были перевезены и установлены эти огромные камни– пока однозначного ответа не найдено, но выявлено много интересного материала для археологов, инженеров и всех тех, кто интересуется способностями и возможностями доисторических л дей… В этом отношении небезынтересны работы чехословацкого инженера П. Павла, раскрывшего секреты установки статуй острова Пасхи. Исследователя давно интересовал вопрос, как предки англичан тысячелетия назад сумели взгромоздить на менгиры каменные ятитонные плиты? Павел был уверен, что исконные жители Британии без кранов и прочих современных устройств могли поднимать на значительную высоту такие тяжести. Он хотел провести эксперимент на месте, но англичане отказались. Тогда в конце 1990 года в чешском городе Страконице появился фрагмент Стоунхенджа: два бетонных столба– точная копия тех, что тысячи лет стоят в туманном Альбионе. А рядом легла бетонная плита в пять тонн. С помощью канатов 18 добровольных помощников Павла, отнюдь не богатыре , смогли поднять эту плиту наверх. Так спустя тысячелетия 35-летний инженер, возможно, раскрыл вполне безопасный и простой метод древних строителей Стоунхенджа…

Что же касается основного вопроса «зачем?»– с какой целью был построен Стоунхендж,– то он решался достаточно сложно. Уже с давних пор высказывалось предположение, что Стоунхендж был не только храмом, но и своеобразной астрономической обсерваторией. В самом деле, наблюдатель, находясь на центральной площадке комплекса, мог видеть сквозь одну из арок сарсенового кольца, как в день летнего солнцестояния дневное светило восходит прямо над менгиром. Во все последующие (как и предыдущие) дни точка восх да солнца лежит справа от менгира.

В начале 70-х годов английский астроном Дж. Хокинс, работавший тогда в Бостонском университете (США), «оживил» безмолвные камни Стоунхенджа. Благодаря его многолетним исследованиям приоткрылась одна из наиболее ранних страниц истории человечества.

<p>Стоунхендж– это намного больше, чем просто установленные вертикально гигантские семиметровые каменные трилиты, и его истинная история гораздо интереснее, чем все легенды, окутавшие его, словно туман. Оказалось, что это древнейшая астрономическая обсе ватория, которая позволяла с удивительной точностью вести календарный счет дням, отмечая времена года и даже предсказывая лунные и солнечные затмения. Путем детального математического анализа на ЭВМ профессор Хокинс доказал, что многотонные каменные рки с безупречными визирами для закрепления направлений на особые точки горизонта. Они фиксировали все злейшие точки восходов и заходов Солнца и Луны в различных стадиях их перемещения по небесной сфере. А 56 глубоких лунок Обри, расположенных строго по кругу (диаметром 87,8 метра) на

одинаковом расстоянии друг от друга, позволяли при использовании шести камней (трех белых и трех черных) предсказывать наступления затмений. По мнению доктора физико-математических наук И.А.Климишина, Стоунхендж– действительно удивительная машина, по воляющая не только строго определять времена года, но и предсказывать солнечные и лунные затмения. На наш взгляд, строителям Стоунхенджа было вполне под силу такое (хотя, возможно, и неосознанное) моделирование системы Солнце-Земля-Луна…

Новозеландский астроном Бич установил, что расстановка камней позволяла в далеком прошлом прогнозировать приливы и отливы. Французский исследователь Шателен подсчитал, что расположение отдельных элементов Стоунхенджа точно соответствовало точкам восх да и захода десяти главных звезд 12 тысяч лет назад!?. Широта, на которой расположен комплекс– 51 градус 17 минут– тоже, видимо, выбрана сознательно. Во всяком случае, вероятность того, что Стоунхендж оказался туг нечаянно, весьма мала– один шанс из есяти миллионов. Математики в подобных случаях говорят, что случайность здесь практически невозможна. Вообще применять слова «случайность» и «совпадение» в отношении Стоунхенджа довольно трудно: слишком уж много, как мы убедимся ниже, будет здесь эти «случайностей» и «совпадений».

Во всяком случае, какими бы мотивами ни руководствовались строители Стоунхенджа, их детище оказалось неповторимым Чудом. Столь же сложный, как целый комплекс астрономических инструментов, и в то же время идеально простой с архитектурной точки зрения, тонкий и сложный по своим функциям, по виду экономичный и грандиозный, внушающий трепет Стоунхендж являет собой немеркнущий образец гениального замысла. Известно семь классических чудес света: пирамиды в Египте (вернее, одна Великая пирамида Хеопса), «висячие сады Семирамиды» в древнем Вавилоне, статуя Зевса в Олимпии, храм Дианы в Эфесе, мавзолей в Галикарнассе, колосс Родосский и Александрийский маяк на острове Фарос. Все эти чудеса, за исключением вавилонских садов и колосса, были сделаны из к мня. Но ни в одном из них сам камень не был использован столь искусно для увековечивания результатов интеллектуального дерзания, как в потрясающем воображение храме на Солсберийской равнине.

Кж было сказано выше, Стоунхендж в теперешнем виде сооружался триста лет! Из этого следует то, что его строители должны были на несколько веков вперед задумать планировку комплекса и последовательность выполняемых работ. Кто мог составить такой «врем нной» план? Каким образом он передавался из поколения в поколение? Ведь тогда не было даже письменности…

Нет ни исторических данных о том, что 4О веков назад жители Земли имели какие-либо научные знания с своей родной планете, о параметрах нашей Солнечной системы. Тем более у них не было топографо-геодезических приборов, без которых точнейшая расстановк камней Стоунхенджа была невозможной. И самое главное: для чего все это было нужно племенам, занимавшимся исключительно охотой и примитивным земледелием?..

Кто знает, возможно, у них были «учителя», которые каким-то образом внушили людям неолита необходимость постройки грандиозного «памятника», и сумели как-то передать план этого сооружения, а затем и научили пользоваться им в элементарных понятных целя . Истинный смысл же грандиозного каменного Стоунхенджа, конечно, не был ясен тем, кто передвигал и устанавливал его тяжелые камни. Они воспринимали творение своих рук исключительно как предмет религиозного культа. И лишь сами «учителя» (мы не будем з есь задавать вопрос, кто бы это мог быть) и, может быть, еще верховные жрецы знали тайну сооружаемого кромлеха… Несомненно одно: в Стоунхендже, как и в других мегалитических памятниках наших далеких предков, можно открывать еще долгие годы много не быкновенного и значительного…

В последние годы в расследовании загадок и тайн Стоунхенджа наступили «русские времена»… В сборнике «Тайны ХХ веке» (составитель И.Мосин), в известном альманахе «Не может быть», в еженедельнике «Голос», в газете «Рабочая трибуна» и других периодиче ких изданиях на протяжении нескольких последних лет стали появляться публикации, авторы которых (В.Лаговский, В.Авинский и другие) пытаются доказать научной общественности, что примитивно рассматривать Стоунхендж только как культовую постройку, астро омический «инструмент» или счетную машину древних.

Согласимся, что, если принять во внимание любую из этих гипотез или даже всю их совокупность в целом, то опять же возникает вопрос: стоило ли древним людям вообще затевать такое небывалое по своим масштабам строительство? Или все же была еще какая-то неведомая цель (вспомним предположение об «учителях»), повинуясь которой строители Стоунхенджа в течение трех веков с непостижимым упорством возобновляли брошенное не раз дело– устанавливали гигантские каменные блоки-трилиты?..

Давайте ознакомимся с доводами, изложенными «русской стороной» в вышеупомянутых публикациях, о вновь открытых «возможностях» комплекса Стоунхендж и некоторых аспектах его «использования» как в прошлом, так и в наши дни…

В свое время загадки Стоунхендж заинтересовали Валентина Терешина, математика и астронома-любителя из города Пучек Ивановской области. Изучая детальные схемы этого комплекса и других памятников древности, он обнаружил удивительные закономерности.

Все началось с поиска соотношений между диаметрами различных колец Стоунхенджа, и было установлено, что круглый меловой вал и сарсеновое кольцо имеют такое же отношение диаметров, как диаметры Земли и Луны. Если вместо сарсенового кольца взять, к при еру, расположенный к востоку круглый могильник, то вырисовывается упрощенная модель системы «Земля-Луна»… Что же получается? Если в Стоунхендже действительно зашифрованы размеры Земли и Луны, то вполне естественно задать и такой вопрос: «Нет ли сре и его колец размеров и других планет Солнечной системы?» Оказалось, что есть. И найти их помогла своеобразная ПЕНТАГРАММА– неправильный пятиугольник, выведенный В.Терешиным из одиннадцатиугольника. Наложение пентаграммы на план Стоунхенджа показывает

что именно эта фигура, никак на местности не отмеченная, положена в основу его планировки. Это действительно так, потому что размеры решительно всех колец кромлеха совпадают с окружностями, образованными пентаграммой Терешина. Простые вычислении под вердили соответствие диаметров колец Стоунхенджа поперечникам планет Солнечной системы и естественного спутника нашей планеты.

Существенно дополняют вышеизложенное результаты, полученные кандидатом физико-математических наук В.Комиссаровым, который многие годы занимался исследованием загадок Стоунхенджа. По данным этого ученого, оказывается, что кольца Стоунхенджа моделируют и орбиты планет в Солнечной системе. Причем, если верить параметрам Стоунхенджа, то планет у нас должно быть… двенадцать!? За Плутоном должны находиться еще две планеты. Одна на расстоянии в 50 астрономических единиц (а.е.), а другая– около 60 а. е

Диаметры этих небесных тел соответственно должны составлять 1800 и 1700 километров.

Нужно сказать, что существование дюжины планет в нашей Солнечной системе не противоречит современным научным представлениям. Одна из неучтенных– это взорвавшийся Фаэтон. Две другие вполне могут располагаться за орбитой Плутона. астрономы, кстати, их порно ищут и сегодня. Ведь ученых давно смущают странные аномалии в движении Нептуна и Плутона. Косвенное подтверждение такому предположению дают и полеты американских космических кораблей «Пионер» и «Вояджер». По мере приближения к границам Солнечно

системы их траектории все больше и больше отклонялись от расчетных. Американские исследователи Харрингтон и Ван Флендерн провели расчеты на ЭВМ и показали, что незапланированные отклонения «Пионера» и «Вояджера» могут быть вызваны гравитационным вли нием неизвестной нам планеты с массой порядка 10 земных, которая должна находиться за Плутоном на расстоянии от 50 до 150 а. е. Любопытно, что дошедшие до наших дней свидетельства шумерской цивилизации также сообщают о 12 планетах в Солнечной системе ..

В дальнейшем выяснилось, что «пятиугольник Терешина» является универсальным ключом к расшифровкам планов не только отдельных мегалитических сооружений, таких, например, как Стоунхендж, Эйвбери, Узст-Кеннет и других, но и всего комплекса памятников Бр тании.

Так увеличение пентаграммы Стоунхенджа в 60 раз с сохранением ее ориентации показывает, что вновь полученная гигантская пентаграмма контролирует все главные окрестные памятники древности– они оказались или на описанной окружности, или на ребрах или в углах «большой пентаграммы». Более того, последовательное увеличение диаметра Стоунхенджа в 60 раз выявило, что и само расположение комплекса на земном шаре также «контролируется» пентаграммой и согласовано с геометрией… пирамиды Хуфу (Хеопса) и ее координатами. Есть данные и в пользу существования глобальной пентасистемы в расположении мировых мегалитических памятников.

<p>Олег Кулаков

источник неизвестен

<p>Загадка белых квадров

Легендарная Троя с не менее легендарной историей, Солнечный город майя с загадочными письменами, Господин Великий Новгород с замысловатыми знаками и буквами на бересте, древняя Ольвия… Их минувшее великолепие поражает и по сей день.

Особенно привлекательными загадки прошлого становятся тогда, когда они связаны с историей нашей Родины. Об одной из таких загадок и пойдет наш рассказ.

На берегу Черного моря неподалеку от Евпатории археологи открыли архитектурное сооружение, возраст которого более чем два тысячелетия. Весьма своеобразным оказалось и техническое исполнение построек. Ученые пришли к выводу, что таинственный город– «т йхе» не имеет себе равных во всем Северном Причерноморье. Мало того, он является немым свидетелем событий, о которых известно очень немного.

<p>Камни и авторитеты

Сначала все было просто: ковш. экскаватора «нашел» в песчаном котловане белый прямоугольный камень, и им заинтересовались ученые. Дальше пошло значительно сложнее. Оказалось, что открытие могло поставить под сомнение утвердившееся в науке после много етнего спора положение. Причем участниками спора были такие исторические авторитеты, как Полибий, Страбон, Стефан Византийский, древние херсонесцы.

В том, что белый прямоугольник– квадр– представлял собой не что иное, как широко распространенный в античном мире строительный материал, сомнений нет. И попал он сюда, в западный Крым, не из Милета или Гераклеи, а был изготовлен местными мастерами (г еческие купцы и колонисты использовали такие камни сначала как балласт для поддержания устойчивости своих кораблей, а затем как строительный материал).

Но почему эти верные признаки больших городов-государств оказались именно здесь? Ведь если мы посмотрим на карту Крыма последних веков до нашей эры, то обнаружим, что на его западном побережье не так уж и много городов. На юге Херсонес, севернее, в г убине Евпаторийского залива, Керкинитида и маленький Калос Лимен (Прекрасная Гавань). Вот, пожалуй, и все. И вдруг эти белые, идеальные по своей геометрии квадры. Именно квадры, потому что за первым последовал второй, за ним третий, после чего археол ги приняли решение копать.

Это странное, странное «тейхе»

Еще в 1876 году, когда при раскопках в Херсонесе нашли мраморный постамент из-под статуи понтийского полководца Диофанта с текстом декрета в честь его победы над скифами, историки обратили внимание на слово «тейхе», упоминавшееся в нем. В переводе он означало «стены».

Рассказывая о причинах похода Диофанта, авторы декрета сообщали, что он был вызван наступлением скифов и захватом ими Керкинитиды, Прекрасной Гавани, а также «тейхе». Прийдя на помощь Херсонесу, войска Диофанта овладели Керкинитидой, «тейхе» и осадил Прекрасную Гавань. Так записано в декрете.

Между тем еще Полибий и Стефан Византийский засвидетельствовали существование ахейской крепости, носившей почти идентичное название"тейхес». О крепости говорит и Страбон, который сообщает, что «Диофант, хотя дело шло к зиме, взяв своих воинов и сам х первейших из граждан, двинулся на скифов, но по случаю непогоды повернул в приморские места, овладел Керкинитом, укрепленным замком, и бросился осаждать жителей Прекрасной Гавани».

Очевидно, что речь идет о крупном поселении. Но вот в 1891 году в Херсонесе находят стелу с гражданской присягой горожан. В ее 57 строках слово «тейхе» упоминается трижды. А теперь вспомним, что походы Диофанта относятся к концу второго века до нашей эры, а присяга появилась почти на два столетия раньше. Так возникла гипотеза, что «тейхе» не название одного города, а наименование нескольких небольших укрепленных пунктов фактории Хереонеса, созданных как для защиты от скифов, так и для поддержания с ними торговых отношений. Эта точка зрения утвердилась, но единого мнения по-прежнему нет. И вот почему. В декрете в честь Диофанта все, оказывается, не совсем ясно. В девятой строке «тейхе» называется «другими укреплениями», что говорит о нарицател ном толковании. Вместе с тем в декрете не встречается названий городов или крепостей, кроме Прекрасной Гавани, со стоящим впереди артиклем, а перед «тейхе» он есть. Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов пропасть времени почти в двести лет, разделяю ую эти два эпиграфических памятника, но таковы факты. И все же вернемся к белым квадрам.

Одинокая «Чайка»

Метр за метром продвигались вперед археологи, и с каждым движением лопаты из глубины веков появлялись новые части неизвестного, но весьма крупного сооружения. За каких-нибудь два месяца раскрыли свыше десяти помещений подвального этажа монументальног здания, построенного еще в IV веке до н. э. Это подтвердили и найденные здесь же гераклейские клейма и светильник, завернутый в тонкую свинцовую пластинку.

Помог археологам в то время новый прибор– полупроводниковый электроразведчик-компенсатор, действие которого основано на различиях в электрических сопротивлениях, в данном случае песка и известняка. Его показания подтвердили предположение, что кладка родолжается чуть ли не на десять метров по краю и довольно далеко уходит в глубину, образуя еще несколько помещений. И вот часть сооружения зачистили полностью.

Безукоризненная по форме кладка тянулась строго с севера на юг и с запада на восток. Вдоль восточной стены ясно виднелись остатки находившихся здесь когда-то башен по углам и в центре на расстоянии сорока метров друг от друга. На таком расстоянии, и е дальше, брошенное греческое копье могло поразить врага. Но, что самое удивительное, над всем этим, образуя как бы второй ярус, возвышалось еще одно сооружение, отделенное от первого небольшим слоем песка.

Что его строители– скифы, ученые определили сразу – Оригинальная, редкая скифская «елочка» сменялась кладкой, состоящей из смеси разбитых квадров и так называемого «рваного камня». При этом бросалось в глаза, что углы помещений были слегка закруглены стена в разрезе напоминала трапецию. Это является вернейшим признаком скифской строительной техники. Неужели «стены»?

Примечательно и то, что на втором ярусе были ранние и поздние постройки. Скифы наращивали оборону постепенно. Последовательно, в три этапа они воздвигали укрепления в северной, средней и южной частях поселения. Насыпанный песчаный вал шестиметровой ш рины укреплялся внутри и снаружи каменными подпорными стенами. С внешней стороны вал возвышался на уровне современного двухэтажного дома, а внутри на высоте полутора метров начиналась каменная стена шириной около четырех метров. Даже если очень внима ельно изучить историю фортификации, то подобного приема использования песка там не найти. Вокруг расположились ровные, с отлично сохранившейся кладкой каменные четырехугольники.

Казалось бы, археологи прошли уже весь Крым и проставили на картах крупнейшие города древности, архитектура которых, кстати, имеет много общего. И все же вот оно, одно из укреплений, или сам «тейхе», стоит несколько особняком, мало похожий на своих с седей. Поселение носит пока условное название «Чайка», но кто знает, не придется ли его заменить и восстановить историческую справедливость?

<p>Вдоль по скифской

Археологи столкнулись еще со многими «иксами и игреками». И греческий и скифский ярусы находками особенно не радовали. Даже керамики было маловато. Приятное исключение составили скульптурное изображение отдыхающего под деревом Геракла и бронзовая фиг рка мчащейся на коне амазонки, изготовленные искусными руками древних мастеров. Находки как бы дополняли главные сенсации «Чайки», но многие наверняка еще впереди.

В скифской части открыто несколько улиц, ведущих, по всем признакам, к центральной площади. Следуя вдоль по скифской, археологи нашли в помещениях сосуды, бронзовые гвозди, застежки. В одном из сосудов, например, обнаружили совершенно целый скелет ба ана.

Раскопки на скифском ярусе открыли уникальный архитектурный ансамбль, прекрасно сохранившийся, но не очень богатый материалом. Немало интересного рассказали курганы, что находятся неподалеку от «Чайки», за лиманом. Их около двадцати. И здесь есть сво загадки. Погребения устроены в неглубоких ямах, каменных ящиках и изредка в каменных склепах. Открыто также много «детских» погребений в амфорах.

Большинство могил ограблено. Правда, в некоторых удалось все же найти

сосуды разных форм, перстни, брас еты и другие греческие и скифские украшения IV-III веков до н. э.

При каких же обстоятельствах греки покинули столь обжитые места? Имело ли укрепление название и если да, то какое? Почему пришедшие сюда скифы не задержались особенно долго? Действительно ли здесь побывал полководец понтийского царя Диофант, а впосле ствии заглядывали даже римляне? Ответы на все эти и многие другие вопросы таятся на невидимых под оливами перекрестках.

<p>Д. Карасев,журналист

«Тайны веков» 1980

<p>Исследования продолжаются

Раскопки на древнем городище «Чайка» под Евпаторией впервые были начаты в 1959 году под руководством Александра Николаевича Карасева, научного сотрудника Ленинградского отделения Института археологии АН СССР. Сейчас раскрыта площадь, составляющая око о 6500 квадратных метров.

Греческие поселенцы появились здесь еще в конце V века до н. э. Но об этом раннем поселении пока известно мало, так как строительные остатки этого времени оказались частично «перекрытыми», частично разрушенными несколько более поздним греческим же ст оительством.

<p>IV-III века до н. э. связаны с пребыванием здесь херсонесцев, которые, как известно по письменным источникам, утверждаются к III веку до н. э. на плодородных землях побережья северо-западного Крыма. Земли эти необходимы были Херсонесу для обеспечения жителей хлебом и для торговли им с греческими городами Средиземноморья.

Первое свидетельство о попытках скифов захватить в свои руки херсонеские поселения и крепости северо-западного побережья Крыма дает текст присяги херсонеских граждан.

Раскрытые на «Чайке» строительные остатки IV-III веков до н. э. дают следующую картину. Здесь в IV веке до н. э. хереонесцы в лучших традициях греческого строительного искусства возвели монументальное архитектурное сооружение, занимавшее площадь окол

5 тысяч квадратных метров. Это сооружение, частично открытое А. Н. Карасевым, трактовалось исследователем как укрепленный складской архитектурный комплекс: крепость-склад для хранения (перед отправкой его в Херсонес) хлеба, собираемого у жителей сел скохозяйственных поселений, находившихся недалеко от крепости. Первое разрушение и перестройка этого комплекса относятся к началу III века до н. э. Затем прослежены и более поздние разрушения восстановленных и перестроенных архитектурных комплексов, атированных в пределах III и середины II века до н. э.

Эти факты при сопоставлении с письменными источниками говорят определенно, что греки ушли отсюда под нажимом скифов.

Значительно труднее в настоящее время ответить на другой вопрос: действительно ли здесь побывал полководец понтийского царя Диофант? В начале работ этот вопрос не вызывал сомнений в положительном ответе. Теперь же, после почти полного раскрытия скифс ой крепости, во всяком случае ее первоначального ядра (это было сделано только в 1976 году), создается впечатление (тщательная обработка материалов последних лет позволит об этом говорить в ближайшее время более определенно), что скифская крепость бы а поставлена на культурный слой, датируемый рубежом II-I веков до н. э., другими словами, она была сооружена после походов Диофанта. Поэтому почти наверняка можно говорить, что Диофант не мог брать эту крепость, так как она не была еще построена. Одн ко это положение не исключает полностью возможности появления здесь войск Диофанта. Ведь скифы могли в тот период использовать частично восстановленные ими греческие оборонительные сооружения, которые местами (что отмечал еще А. Н. Карасев) сохранили следы ремонта их скифами.

Что касается оборонительных сооружений скифов, то действительно вначале предполагалось, что восточная оборонительная линия состояла из двух каменных поясов с песком между ними. Теперь выяснилось, что это не совсем так.

Непосредственно к наружному поясу примыкали жилые помещения, с крыш которых жители могли отражать нападения неприятеля, например установив легкие метательные орудия. Это подтверждает и открытие лестниц, ведущих на крыши. Кроме того, западная стена им ла две выступающие башни, защищавшие вход в крепость.

Во время раскопок не было получено никаких определенных данных, позволяющих говорить о пребывании здесь римлян.

Конечно, чайкинский памятник не столь уж богат находками. И все же в помещениях греческих и скифских жилищно-хозяйственных комплексов есть немало интересного, главным образом керамики.

Особенно богатыми оказались греческие слои. Здесь обнаружены завалы упавшей кровельной черепицы, найдены амфоры, пифосы, кухонные кастрюли, светильники, черно-лаковая керамика– чаши, кубки, блюда, терракотовые статуэтки. Скифские помещения насыщены н ходками менее равномерно. В одних было много находок, другие же почти ничего не содержали. Список уникальных находок может быть несколько пополнен такими вещами, как известковый рельеф с изображением всадника, черно-лаковый кубок на ножках, выполненн х в виде скульптурных головок негров.

Уже в 1976 году найден фрагмент верхней части терракотовой статуэтки Деметры-Коры с сохранившейся раскраской. Лицо богини, головной убор и фон, на котором дан головной убор, покрыты белой краской, волосыкоричневой, полукруглый край фона подчеркнут ркой голубой каймой. Жизнь древнего города раскрывается все полнее.

<p>И. Яценко,

кандидат исторических наук

<p>«Тайны веков» 1980

Злые волны Эвскинского понта

<p>О, для чего крылатую ладью

Лазурные, сшибаяся, утесы

В Колхиду пропускали…

<p>Еврипид. Медея. Перевод И. Анненского

Сухумский камень

В солнечный августовский день 1953 года физрук одного из сухумских санаториев Юрий Мовчан недалеко от берега обнаружил под водой большую каменную плиту. Светлым пятном она выделялась на темном илистом дне. Несколько ныряльщиков с трудом сдвинули каме ь с места, извлекли его из песка и доставили на берег.

Это был кусок серовато-пятнистого мрамора высотой более полутора метров и шириной около полуметра. Угол плиты был отломан. Когда ее очистили от водорослей и ракушек, изумленные зрители увидели прекрасный барельеф, изображавший молодую женщину в кресл , склонившегося перед ней мальчика и, видимо, служанку, подносящую тяжелый ларец. Замкнутая, уравновешенная композиция, задумчивость лиц создавали настроение тихой грусти.

Что же это за плита, откуда она, каков ее возраст и что она изображает– вот над чем размышляли абхазские исследователи. Находку сопоставили с аналогичными археологическими находками прошлых лет.

В Керчи, в изящной церкви Иоанна Предтечи, размещена редкая коллекция древних надгробных плит. Умершие изображены на них рядом со своими близкими и друзьями. Вооруженные воины, философы, раздумывающие над рукописями, женщины, перебирающие свои драгоц нности. Мы видим прощание детей с родителями, мужа с женой, сестры с братом. Все это весьма напоминает сухумский барельеф. Сомнений не было– это надгробная стела, сделанная в V веке до н. э. и привезенная из Греции.

Однако керченская коллекция содержит памятники, найденные в Северном Причерноморье, где еще в VI-V веках до н. э. существовали древнегреческие колонии и знаменитое Боспорское царство. Как античная стела могла оказаться на восточном берегу Черного мор , за много сотен километров от поселений древних греков? Может быть, ее вез какой-то древний корабль, потерпевший кораблекрушение у берегов Кавказа? Или же дело обстояло иначе? И судно направлялось именно сюда, в мифическую Колхиду? Значит, здесь, в бхазии, стоит поискать остатки древнегреческого приморского города?..

Но пора уже рассказать и еще об одной загадке, которая почти два столетия не давала ученым покоя.

<p>Пропавшие города

Две с половиной тысячи лет назад на восточном берегу Черного моря греческие купцы основали колонию Диоскурию. Вот что рассказал о ней географ I века н. э. Страбон: «Диоскурия служит началом перешейка между Каспийским морем и Понтом и общим торговым ц нтром для народов, живущих выше ее и вблизи; сюда сходятся, говорят, 70 народностей, а по словам других писателей, нисколько не заботящихся об истине, даже триста; все они говорят на разных языках…»

На рубеже нашей эры произошла какая-то катастрофа, приведшая к гибели древнегреческое поселение. Древнеримский ученый Плиний, погибший в 79 году при извержении Везувия, писал о Диоскурии: «Теперь этот город находится в запустении, но некогда был стол знаменит, что, по словам Тимосфена, туда сходились 300 племен, говоривших на разных языках. И после того наши римляне вели здесь свои дела при посредстве 130 переводчиков». Далее Плиний сообщал, что римляне построили здесь

крепость Себастополис. Одн ко и римскую крепость, как и греческую Диоскурию, постигло какое-то стихийное бедствие. Лишь в середине VI века византийский историк Прокопий Кесарийский упоминает о небольшой «крепостце», лежащей на пути от Лазики к Азовскому морю. В те годы императ р Юстиниан вел войну с персами. Не рассчитывая удержать Себастополис и Питиус (Пицунду), он в 550 году их разрушил и отвел из них гарнизоны. Но вскоре византийцы восстановили крепость Себастополис. А затем его следы теряются. Неточность карт мореходо средневековья не позволяет установить местонахождение города…

<p>Археологи с аквалангом

Расположенную на самом берегу моря и изрядно подмытую волнами Сухумскую крепость историки исследовали неоднократно. Под ее «турецкими» стенами предполагалось найти античную кладку. Но когда в 1926 году произошел обвал, оказалось, что каменное основан е цитадели относится, увы, к XI– XIII векам.

И вдруг античная надгробная стела вблизи санаториев и домов отдыха. Снова начались старые споры. Вспомнили, что еще в конце прошлого века были обнаружены между устьем реки Беслетка и Сухумской крепостью затопленные морем развалины каких-то византийск х сооружений. Вспомнили, что в 1896 году, при разбивке в Сухуми набережной, нашелся обломок каменной плиты с латинской надписью, где упомянут римский император Адриан и наместник провинции Каппадокии Флавий Арриан. Вспомнили напечатанные в 1891 году Кавказские путевые заметки» графини П. Уваровой, где прилагался план неизвестной стены, уходящей в сторону моря и погружающейся в него. В 1947 году археолог Л. Соловьев опубликовал работу «Диоскурия– Себастополис– Цхум», где привадил соображения о во можности нахождения остатков древнего города на территории современного Сухуми (Цхума).

И опять пришли археологи на все ту же приморскую набережную проспекта Руставели. Ведь именно там в 1956 году были вновь вскрыты древние оборонительные стены, линия которых обрывалась у самого моря.

Но подлинная сенсация родилась в 1958 году. Абхазские ученые во главе с Л. Шервашидзе сумели отыскать крупную древнеримскую крепость I– II веков н.э., большая часть которой скрывалась под водой.

Одетые в акваланги археологи находили на дне Сухумской бухты все больше доказательств того, что это развалины большого города. Целые массивы древней кладки (из булыжного камня на известковом растворе с узкими поясами плоского кирпича), идя от берега, обрисовывали прямоугольную городскую площадь, защищенную с четырех сторон крепостными стенами.

На морском дне были найдены черепки черно-лаковой посуды, многочисленные зерна винограда, большая каменная ступа, жернов ручной мельницы… А в нижнем культурном слое– обломки амфор, горшков, кувшинов, пифосов, канфар и котил, на которых стояло клейм «Диоской».

Без сомнения, это был римский и византийский Себастополис, который, по свидетельству Флавия Арриана, «основан милетянами и прежде назывался Диоскурией».

Так нашелся потерянный город. Нашелся на дне морском. Впрочем, не такая ли судьба постигла и другие причерноморские города: Фанагорию, Ольвию, Херсонес? Но что за трагедия произошла на берегу Черного моря? Что погубило древние города? Может, потоп?..

Еще одна Атлантида?

И древним грекам было известно предание о потопе. Произошел он, разумеется, гораздо раньше, нежели была основана Диоскурия. Согласно стародавнему мифу спасся от него некий Девкалион. Отцом этого Девкалиона был не кто иной, как Прометей. Напомним, что за свое противление Зевсу Прометей был прикован к горам Кавказа…

Другой герой сказания о потопе, Дардан, опять заставляет нас вспомнить о Черном море. Как-никак его имя дало название Дарданелльскому проливу.

Короче говоря, как Черное море, так и Кавказ эляинам были известны неплохо. Подтверждение тому хотя бы путешествие к берегам далекой (впрочем, такой ли уж далекой) Колхиды аргонавтов. Рассказ о злоключениях Язона и его сподвижников не переставал волн вать потомков Ликурга и Фемистокла. Даже в III веке до н. э.– уже совсем в иную историческую эпоху– о них взволнованно писал Аполлоний Родосский. О том, как хорошо знали в античном мире Кавказ, свидетельствуют и слова упоминавшегося нами Страбона: «С ществуют рассказы… о богатствах этой страны, состоящих из золота, серебра и железа и заставляющих предполагать истинную причину похода аргонавтов… Рассказывают, что у них потоки сносят золото и что варвары собирают его при помощи просверленных ко ыт и косматых шкур. Отсюда и сложилась, говорят, басня о золотом руне».

Басня о золотом руне– это, разумеется, басня. Но если сравнить описание великолепного царского дворца правителя Колхиды Эета с повествованием Платона о легендарной Атлантиде, нельзя не удивиться тому, как странно напоминает резиденция колхидского цар дворец бога Посейдона, некогда находившийся на легендарном материке. Недаром же советский атлантолог Н. Жиров в легендах о плаваниях аргонавтов и Одиссея находит следы погибшей Атлантиды. А польский ученый А.

Зайдлер отмечает, что в «Аргонавтике» уп минаются некие «апийские аркадийцы». Как они попали в греческую Аркадию– неизвестно. Но слово «арю» означает «отдаленный»; Апи– имя богини земли у скифов, живших в причерноморских и северокавказских степях. Так не со стороны ли Черного моря пришли в рецию пострадавшие от потопа беглецы? Не у Крымских ли и Кавказских гор затонула легендарная Атлантида?

<p>Геология помогает историкам

На рисунках оборонительной стены, вскрытой в 1956 году в центре Сухуми, явно видны фрагменты берегоукрепительных противооползневых сооружений. Что это? Защита крепости от разрушения?

Во втором томе капитального труда М. Транша «Древний Сухуми» сказано: «Фрагменты оборонительных стен… уходили в сторону моря. Ближе к морю они были перекрыты мощными наносами берега… К третьей стене с наружной ее стороны примыкают без связи с ней 5 массивных контрфорсов, сложенных из булыжного камня на известковом растворе на фундаменте в виде суживающейся вниз усеченной пирамиды. Основание контрфорсов лежит на один метр выше основания крепостной стены, что указывает на определенный хронологи еский разрыв между построением стены и контрфорсов. Массивные контрфорсы были возведены для того, чтобы предотвратить падение наклонившейся к северо-западу третьей стены, деформировавшейся в связи с начавшимся наступлением моря на крепость Себастопол с. Однако контрфорсы не только не смогли приостановить падение стен, но и сами также стали наклоняться».

Не в этих ли строках разгадка старой тайны? Находка берегоукрепительных устройств– прямое доказательство борьбы древних строителей с оползневым опусканием берега, с его сдвигом к морю, который происходил и десять, и три, и две, и тысячу лет назад. Пр исходит он и сейчас.

Чем же характеризуются следы абразионно-оползневого процесса? Во-первых, повторяю, опусканием и сдвигом грунтовых массивов берега к морю. Во-вторых, заносом опустившихся под воду участков суши грунтом, что связано с неизбежным обрушением береговых ск онов. Это происходит почти повсеместно. Ушедшие в сторону моря крепостные стены Себастополиса перекрыты мощными береговыми наносами. Развалины античной Гермонасеы и средневековой Тмутаракани на Таманском полуострове погребены под слоем песка и гальки

Простое опускание суши или же постепенный подъем уровня воды к такому заносу сооружений привести не могли. Занос произошел либо одновременно с оползнем, либо спустя некоторое время.

Характерны раскопанные развалины Херсонеса, восточный участок которого затоплен, а северный– размыт. Его береговые оборонительные сооружения в течение короткого времени трижды погружались в воду, заносились песком и снова надстраивались. Если сопоста ить недавние измерения с планом Херсонеса первой половины прошлого столетия, обнаруживается: абразионно-оползневый процесс за последние 100 лет усилился вновь; участок древней приморской стены опять опустился в море.

Покрыты наносами берегового грунта остатки античного поселения и нижние слои генуэзской крепости в Судаке, портовые строения Ольвии, затонувшие в Бугском лимане, развалины Фанагории. Возможно, и таинственные 40 мраморных колонн древней Анакопии III в к н. э.), торчавшие, по свидетельству грузинского историка XVIII века Вахушти, из моря возле Нового Афона, также занесены смытыми с берега рыхлыми донными отложениями. То же произошло и с остатками античной Гюэносы (вблизи нынешнего абхазского Очамчи и), где в результате оползнеобразования набережная за 15-20 лет опустилась в море.

Теперь мы можем полностью восстановить картины катастроф, происходивших на Кавказском и Крымском побережьях Черного моря. Отважные древнегреческие мореплаватели, ходившие на парусно-весельных судах по Понту Эвксинскому, не очень-то задумывались о про ности земли, на которой они строили дома, склады, крепостные стены и башни своих колоний. Однако море было неумолимо. Оно медленно, но неуклонно размывало берег и подбиралось к постройкам.

В свою очередь, и города наступали на море, помогая ему разрушать сушу. Их заградительные валы задерживали не только врагов-кочевников, но и дождевые и талые воды. А эти воды, просачиваясь в землю, делают ее тяжелой, увлажняют подстилающий слой глины чем превращают его в настоящий каток. И вот наступал момент, когда вес набухших от воды массивов грунта становился больше силы трения, до поры до времени удерживавшей их в равновесии. Глинистые слои становились ползучими и

скользкими. Начинался опол ень: городские кварталы сползали к морю, уличные мостовые проваливались под землю. Море врывалось в жилища, падали в воду крутые берега, трещали деревянные стены жилых домов и амбаров, рушились каменные фронтоны дворцов и храмов. Города погружались в морскую пучину…

Так предостерегает история и сегодняшних инженеров-геологов, строителей и архитекторов. Ярко выражены оползневые процессы в Одессе. Хотя и по другим причинам катастрофически понижается уровень земли Венеции. В опасности Токио…

Двадцать пять веков назад великий трагик Еврипид, этот, по словам Луначарского, Достоевский древности, вложил в уста колхидской царевны Медеи слова: «От злой волны уже спасенья нет». Спасенье конечно, есть. Научные и технические возможности нашего вр мени позволяют полагать, что абразионно-оползневые-процессы к серьезным катастрофам привести уже не могут. Но важно вовремя их приостановить.

<p>Г. Разумов,

кандидат технических наук

<p>«Тайны веков» 1980

…Прежде назывался Диоскурией

Г. Разумов затрагивает интересный и далеко еще не решенный вопрос о причине гибели ряда античных городов Северного и Восточного Причерноморья. К ним относилась Диоскурия (Себастополис), исследованием которой пришлось заниматься и мне.

По свидетельству древних авторов, город был основан в VII веке до н. э. милетскими купцами. Купцы эти вели обширную торговлю на побережье Понта Эвксинского (то есть моря гостеприимного), как тогда называлось Черное море.

Диоскурией назван город в честь братьев-близнецов Кастора и Поллукса, покровителей и помощников мореплавателей. Кстати, оба брата принимали участие в мифическом путешествии аргонавтов.

В отчете правителя Каппадокий Флавия Арриана, инспектировавшего римские владения, расположенные на побережье Черного моря, в частности, говорится:

«Мы раньше полудня прибыли в Себастополис. Поэтому мы в тот же день успели выдать жалованье солдатам, осмотреть коней, оружие, прыгание всадников на коней, больных и хлебные запасы, обойти стену и ров. Себастополис основан милетянами и прежде называл я Диоскурией».

Вопрос о том, где, собственно, находились Диоскурия и Себастополис, долгое время оставался спорным. Только в 1952-1959 годах в результате работ советских археологов М. Транша, Л. Соловьева, А. Апахидзе, О. Лордкипанидзе, автора этих строк и других уч ных оказалось возможным с уверенностью сказать, что остатки поглощенных волнами городов находятся на дне Сухумской бухты. А раскопки и исследования, проводившиеся археологами А. Трапша и А. Каландадае, показали, что еще за 500 лет до прибытия сюда гр ков здесь уже существовало многолюдное поселение. Впрочем, это в равной мере относится и к другим городам Восточного Причерноморья– Гуэносу (Очамчири), Питиусу (Пицунда) и т. п.

Диоскурия располагалась, по-видимому, на сухом песчаном берегу, окруженном лиманами и болотами. В городе были сооружены пристань, склады, крепость. Жизнь шла своим чередом, но таинственные подземные силы производили скрытую разрушительную работу. Как предполагает археолог и геолог .Л. Соловьев, результатом совместных усилий мощного глубинного тектонического процесса и воздействия морских течений явилось перемещение во II веке до н. э. устья реки Гумисты на 6 километров к северо-западу. Образовала ь нынешняя Сухумская бухта. Так Диоскурия потеряла свой порт с молами и причалами. А потом и весь город с жилыми домами, крепостью, храмом и кладбищем ушел под воду. Такова же была участь и Себастополиса. К началу VI века от него остался лишь небольш й участок крепостной стены.

В византийский период город снова оживает, строится почти там же, где и раньше, но на более высоком месте. Прокопий Кесарийский в своей «Истории войн» писал: «Император Юстиниан сей самый Себастополис, который прежде был не более как крепость, возобн вил и стенами, и другими способами, так что город этот по обширности и богатству стал одним из первых на восточном побережье Черного моря».

Затем сведения о древнем городе окончательно исчезают. Лишь в XVII веке итальянец Арканджело Ламберти упоминает «о разрушенном водой Себастополисе». Однако местонахождение этого Себаста, или Сан-Себастьяна, как называют его генуэзские письменные исто ники, так же как и местонахождение других древних городов Причерноморья, известно не было…

В 1876 году сухумский краевед В. Чернявский с молодыми пловцами Метаксой и Шангиреем обнаружили под водой (на расстоянии 60-100 метров от берега) остатки каких-то сооружений. Что это за развалины, никто не знал. Предполагалось, что ими могут быть руи ы древнего города.

Лишь после того, как в 1957 году в Сухумской бухте были найдены фрагменты крепостных стен, а на берегу– остатки северной части крепости (составляющие единый комплекс) и на основании археологического материала оказалось возможным датировать иаходки I– V веками н. э., стало ясно: это Себастополис.

Найденная же в 1953 году замечательная античная стела, относящаяся к V веку до н. э., подтвердила, что до Себастополиса здесь находилась Диоскурия.

Причины гибели Диоскурии и Себастополиса нельзя распространять на все разделившие их судьбу древние города Северного и Восточного Причерноморья. Для каждого из этих городов вопрос должен решаться самостоятельно. Вот где открывается истинное поле деят льности для историка и мыслителя.

Г. Разумов объясняет гибель Диоскурии и Себастополиса древним оползнем, приводя аргументы, не вызывающие возражений. Добавлю, что гипотеза его не противоречит приведенному выше мнению Л. Соловьева. Но Соловьев считает, что оползневые явления только в комплексе с другими факторами могли стать причиной гибели этих городов.

Вместе с тем вряд ли опускание береговой территории произошло мгновенно, как это предполагает Г, Разумов. Угрожающее наступление моря длилось десятилетиями, а пожалуй, и дольше.

Контрфорсы, подпиравшие крепостную стену Себастополиса, дренажные канавы для отвода дождевых вод, укрепление глинистого основания под фундаментами забивкой в него деревянных кольев– все это показывает, что древние строители, имея дело с грозным проти ником– оползнем, вели с ним длительную, упорную, хотя и неравную борьбу. И конечно, в те времена победить своего страшного врага они не могли.

<p>Л. Шервашидзе

«Тайны веков» 1980

<p>Русская Атлантида

Как ныне сбирается вещий Олег

Отмcтить неразумным хазарам…

<p>А. С. Пушкин

Государство-призрак, или История без географии

Хазары, о которых упоминает великий русский поэт в «Песне о вещем Олеге», и доныне одна из загадок истории. Известно лишь, что у киевского князя были достаточно веские основания для мщения: в начале Х века хазары победили и обложили данью многие слав нские племена, В 965 году, отмечает «Повесть временных лет», «иде Святослав на козары… и бывши брани, одоле Святослав козарам и город их Белу Вежу взя». До того как разрушить на Дону крепость Белую Вежу (Саркел), князь освободил вятичей, разгромил олжских болгар и, покорив хазарскую столицу Итиль, спустился из дельты Волги вдоль берега Каспия на юг, к городу Семендеру, который постигла печальная участь Белой Вежи.

Уже из этого описания Хазария представляется обширной державой, «села и нивы» которой киевский князь «обрек мечам и пожарам».

Кажется, не было такого евразийского народа, хроники которого не упоминали бы о хазарах. Летописи арабов утверждали, что кагану (царю) платили дань племена от Дуная до Северного Урала и он был посредником в торговле между Византией и Китаем. Армяне и тюрки вспоминали о частых вторжениях хазар в Закавказье, а грузины писали, что каган, не добившись миром руки их царевны, разрушил Тбилиси.

Византийцы пишут о Хазарии как о союзном им государстве (на троне в Константинополе сидел даже ставленник кагана Лев Хазар): «Корабли приходят к нам из их стран и привозят рыбу и кожу, всякого рода товары… они с нами в дружбе и у нас почитаются… бладают они военной силой и могуществом, полчищами и войсками». Летописцы рисуют величие столицы Итиль, описывают утопающий в садах Семендер и крепость Беленджер, стена которой мощнее знаменитых стен Хорезма.

Все говорят о хазарах, и только хазары ничего не рассказывают о себе. Почему? Быть может, их летописи просто не сохранились? А может, не было у них ни письменности своей, ни языка? И все же от могучей страны должно же было хоть что-то остаться– разва ины крепостей, монеты, захоронения, черепки посуды…

Археологи копали на Дону, на Волге, на Кавказе– увы, ничего. Словно хазары были не люди, а призраки, а города их, словно таинственный Китеж, бесследно провалились сквозь землю. В Лету канула целая империя!

<p>Письмо царя Иосифа

«Я тебе сообщаю, что я живу у реки по имени Итиль, в конце реки Г-р-ган… У этой реки расположены многочисленные народы в селах и городах, некоторые в открытых местностях, а другие в укрепленных стенами городах… Все они мне служат и платят дань. О туда граница поворачивает по пути к Хуверезму (Хорезму), доходя до Г-р-гана. Все живущие на берегу этого моря на протяжении одного месяца пути, все платят мне дань. А еще на южной стороне– Самандар в конце страны… а он расположен на берегу моря. От уда граница поворачивает к горам».

Далее хазарский царь в письме к арабскому сановнику Хасдаи ибн Шафруту перечисляет подвластные ему племена: «Они многочисленны, как песок… Все они служат мне и платят мне дань. Место расположения их и место жительства их простирается на протяжении етырех месяцев пути. Знай и уразумей, что живу я у устья реки с помощью всемогущего. Я охраняю устье реки и не пускаю Русов… идти на исмальтян и точно так же врагов их (исмальтян) на суше приходить к Воротам. Я веду с ними войну. Если бы я их остав л в покое на один час, они уничтожили бы всю страну исмальтян до Багдада…

Ты еще спрашивал меня о моем местожительстве. Знай, что я живу у этой реки, с помощью всемогущего, и на ней находятся три города. В одном живет царица; это город, в котором я родился. Он велик, имеет 50 на 50 фарсахов в длину (и ширину). Во втором го оде живут иудеи, христиане и исмальтяне… Он средней величины, имеет длину и ширину 8 на 8 фарсахов. В третьем городе живу я сам, мои князья, рабы и служители и приближенные ко мне виночерпии. Он расположен в форме круга, имеет в длину и ширину 3 на 3 фарсаха. Между этими стенами тянется река. Это мое пребывание во дни зимы.

С месяца нисана мы выходим из города и идем каждый к своему винограднику и своему полю и к своей полевой работе. Каждый из наших родов имеет еще наследственное владение, полученное от своих предков, место, где они располагаются… И я, мои князья и р бы идем и передвигаемся на протяжении 20 фарсахов пути, пока не доходим до большой реки, называемой В-д-шан, и оттуда идем вокруг нашей страны, пока не придем к ее концу…

Таковы размеры нашей области и места наших стоянок. Страна (наша) не получает много дождей. В ней имеется много рек, в которых выращивается много рыбы. Есть также в ней у нас много источников. Страна плодородна и тучна, состоит из полей, винограднико , садов и парков. Все они орошаются из нашей реки…

Я еще сообщаю тебе размеры пределов моей страны… В сторону востока она простирается на 20 фарсахов пути до моря Г-р-ганского; в южную сторону на 30 фарсахов пути до большой реки по имени Уг-ру, в западную сторону на 30 фарсахов до реки по имени Буз н и склона реки к морю Г-р-ганскому.

Я живу внутри острова, мои поля и виноградники и все нужное мне находится на островке. С помощью бога всемогущего я живу спокойно».

Историки сомневались в подлинности письма царя хазарского. Но вот совсем недавно в Каире обнаружили письма того самого Хасдаи ибн Шафрута, которому отвечал Иосиф. Сановник действительно жил в X веке в Испании, при дворе халифа Абдрахмана III! Более т го, эти письма имели прямое отношение к хазарам, и Хасдаи просил императора Византии Константина Багрянородного дать ему корабль, чтобы достичь Хазарии.

Византия а это время воевала с хазарами, и некий адресат из Константинополя отвечает сановнику, что действительно существует страна, «называющаяся ал-Хазар, что между ал-Кунстантииией (Константианополем) и их страной 15 дней пути, но что сухим путем еж ими и нами находится много народов, что имя их царя Иосиф».

Тогда Хаедаи ибн Шафрут посылает свое письмо посуху через всю Европу и, вероятно, таким же образом получает из Хазарии ответ. Посланию Иосифа можно доверять, многие факты из него подтверждаются русскими, арабскими, армянскими и византийскими источник ми.

Где же находилась Хазария и велика ли была она? Чтобы получить правильный ответ, следует прежде всего уяснить, что такое фарсах. Если это мера длины, подобно арабскому фирсаху (около 13 километров), тогда хазарские города окажутся слишком большими, а сама страна маленькой. Если же это мера усилия, которые тратят на дорогу, вроде таджикского чакрыма (он меньше в горах, больше на равнинах), то все запутывается чрезвычайно.

Сверив сведения царя Иосифа с современной географической картой, поймем: он имел в виду какую-то совсем иную страну. Что такое Уг-ру? Рукав Волги или Кубань? Каким образом Бузан может вытекать из Уг-ру? Допустим, оба они– два рукава Волги, но тогда п чему Иосиф так долго путешествовал внутри такого пятачка?

<p>Неспокойно наше море

Судьбы прикаспийской Хазарии были тесно связаны со своенравным Каспийским морем. Оно то отступает, обнажая огромные площади берегов, то заливает низины степей. Сейчас уровень его вод примерно на 26 метров ниже поверхности Мирового океана. А каким он ыл во времена расцвета Хазарии, то есть в VI-Х веках нашей эры?

Мифы повествуют, что Язон, который отправился за золотым руном в Колхиду, доплыл оттуда и до Каспия.

Значит, вполне возможно, что Черное море и Каспий сообщались тогда между собой. Более того, на некоторых древних картах Каспийское море простирается на север, сливаясь с Балтийским.

Соратники Александра Македонского– историк Аристобул. и мореплаватель Патрокл– отмечали, что в Каспий через пересохшее ныне русло Узбоя впадала Амударья, но при ее впадении образовывались водопады. Значит, уровень моря был ниже, чем сейчас.

Однако все это относится к временам двух-трехтысячелетней давности. А каким был Каспий в эпоху Хазарии? Нет ли способа реконструировать климат, а значит, и природные условия той эпохи?

<p>Следы ведут в Дербент

Хазарские хроники молчат, однако можно обратиться к летописям других народов. Самая удобная географическая точка для суждения о высоте Каспия– упоминаемые в письме Иосифа «Ворота»– Дербент с его знаменитой стеной, запиравшей путь в Закавказье. Москов кий купец Федор Котов так писал об этих местах: «А Дербень город каменный, белый, бывал крепок, только не люден. А. стоит концом в горы, а другим концом в море. А длиной в горы больше трех верст. И сказывают, что того города море взяло башен с тридца ь. А теперь башня в воде велика и крепка».

Судя по описаниям арабов, Дербентскую стену соорудили в середине VI века по приказу персидского шаха Хосроя Ануширвана. Огромные плиты (такую плиту могли сдвинуть лишь 50 человек) погружали на плоты из надутых бурдюков, транспортировали в море, там б рдюки разрезалитяжелый груз опускался на дно.

Ленинградский ученый Л. Гумилев усомнился в, достоверности подобного способа возведения стен. Он рассуждал так: арабские историки увидели стену лишь в Х веке, когда она действительно выступала далеко в море. Но ведь за время с VI по Х век Каспий мог начительно изменить свой уровень. К тому же совершенно неясно, в каких целях понадобилось шаху перегораживать море, если стена– защита от сухопутных армад!

Л. Гумилев решил провести подводную разведку. Ему удалось обнаружить амфоры у самого основания стен. Значит, в VI веке в питьевой воде нуждались там, где сейчас плещется море! Значит, стену строили на суше. Следовательно, в пору зарождения Хазарского государства уровень Каспия был намного ниже, чем сейчас, и огромные площади, залитые ныне морем, были тогда сушей!

Что же произошло в пору гибели Хазарии? Каспий продолжал наступать на берега. Уже в Х веке Дербентская стена затоплена на протяжении 300 метров. В 1304 году под водой оказался персидский порт Абиверд. Итальянский географ XIV века Марина Сануто с горе ью отмечает: «Каспийское море год от года прибывает, и многие хорошие города уже затоплены».

Да, драма Хазарии связана с Каспием. Еще в VII веке каганат владел огромными площадями плодородных земель. Обмелевшая Волга распадалась в дельте на множество протоков, непроходимых для кораблей. Хазары, прятавшиеся в густых камышах среди болот, были олными хозяевами волжского пути.

Но вот Каспий начинает заливать берега. «Села и нивы» хазар скрываются под водой. По многоводной Волге приходят на своих кораблях отважные русские воины. Святослав легко завоевывает хазарские города. Но владеть ими он уже не может; постепенно они ста овятся добычей моря. Так погибает каспийская Атлантида.

Где же она теперь? Под толстым слоем наносов Волги, под каспийским дном. Но перед Атлантидой, о которой рассказал Платон, у нее есть, по крайней мере, одно преимущество: Хазария была огромной страной, и хотя бы часть ее должна находиться там, где сей ас суша.

Раз Беленджер, два Беленджер, три Беленджер?

Местоположение одной хазарской крепости известно было довольно точноэто Саркел (Белая Вежа). Византийские хроники указывали, что она находится на Дону, по дороге в Итиль. Ее разрушил Святослав, возвращаясь в Киев.

Профессор М. Артамонов нашел и раскопал Capкел. Но обнаружить хазар ему, увы, не удалось. Крепость охраняли степняки, наемники хазар: Ученый грустно констатировал, что «археологическая культура собственно хазар остается до сих пор неизвестной», и пре лагал продолжать поиски в низовьях Волги.

Работы продолжил его ученик– профессор Л. Гумилев. Выдвинув гипотезу русской Атлантиды, он нашел захоронения, останки хазар на островках волжской дельты– в тех местах, которые не затоплялись водой. Столицу Хазарии Итиль ему найти до сих пор не удалос .

Оригинально пытается разрешить противоречия древних хроник дагестанский исследователь М. Магомедов. Он ищет хазарский город Беленджер. Но Беленджером хроники называют и город в Нижней Сарматии (так некогда называли Северный Дагестан), и реку, и стену и целую страну. Одни и те же арабские путешественники помещают Беленджер и в четырех, и в восьми днях пути от Дербента, то к северу, то к югу от Семендера.

М. Магомедов верит им всем. Если в наше время есть одноименные города, реки и целые государства, то почему же их не могло быть в прошлом? А что, если Беленджеров было несколько? Впрочем, так же, как и Семендеров? Тогда в четырех днях от Дербента стоя один Семендер, в восьми днях– другой город с тем же названием, а между ними– один из Беленджеров.

В 1969 году дагестанские археологи начали раскопки на реке Сулак. И на древнем караванном пути, с трех сторон защищенном горами, они обнаружили оборонительную башню. Правда, стена была известна и раньше, но она как-то не отождествлялась с городской с еной, ведь она ничего не окружала. И сам город оказался необычным: это было двадцать селений, расположенных в цветущей долине на берегу одной реки.

Но тот ли это город, о котором повествуют хроники? На этот вопрос ответа пока нет. Русская Атлантида все еще хранит в вековечной глубине золотые ключи от своих главных ворот.

<p>А. Самойлов, журналист

«Тайны веков» 1980

<p>Небольшое полукочевническое государство

Международное значение Хазарского каганата нередко чрезмерно преувеличивалось. Небольшое полукочевническое государство не могло даже и думать о соперничестве с Византией или Халифатом. Производительные силы Хазарии находились на слишком низком уровне для того, чтобы обеспечить нормальное развитие ее.

В древней книге мы читаем: «Страна хазар не производит ничего, что бы вывозилось на юг, кроме рыбьего клея… Хазары не выделывают материй… Государственные доходы Хазарии состоят из пошлин, платимых путешественниками, из десятины, взимаемой с товар в по всем дорогам, ведущим к столице… Царь хазар не имеет судов, и его люди непривычны к ним». В качестве статей собственно хазарского экспорта автор указывает только быков, баранов и пленников.

Отсутствие археологических следов хазарских городов делает очень неубедительными рассуждения о городском строе у хазар, а паразитарный характер государства, жившего по преимуществу за счет транзитной торговли, лишает нас возможности присоединиться к ыводам о развитом феодальном строе каганата.

Размеры каганата очень скромны… Хазария представляла собой почти правильный четырехугольник, вытянутый с юго-востока на северо-запад, стороны которого составляли: Итиль– Волга от Волгограда до устья Хазарского (Каспийского) моря, от устья Волги до стья Кумы, Кумо-Манычская впадина и Дон от Саркела до Переволоки.

Хазария была… небольшим ханством кочевников хазар, долгое время существовавшим лишь благодаря тому, что превратилась в огромную таможенную заставу, запиравшую пути по Северному Донцу, Дону, Керченскому проливу и Волге.

<p>Б. Рыбаков, академик

«Тайны веков» 1980

Трагедия «Прикаспийских Нидерландов»

Читатель, исторически образованный, знает, что хазары были могучим народом, жившим в низовьях Волги… В числе подданных хазарского царя были камские болгары, буртасы, сувары, мордва-эрьзя, черемисы, вятичи, северяне и славяне-поляне.

На востоке это царство граничило с Хорезмом, то есть владело Мангышлаком и Усть-Уртом, а значит, и всеми степями Южного Приуралья.

На юге пограничным городом был Дербент, знаменитая стена которого отделяла Закавказье от хазарских владений.

На западе весь Северный Кавказ, степной Крым и причерноморские степи до Днестра и Карпат подчинялись хазарскому царю, хотя их населяли отнюдь не хазары…

Читатель– историк или археолог ставит множество вопросов: каково было происхождение хазар, на каком языке они говорили, почему не уцелели их потомки… Хазары умирали– куда девались их могилы? Хазары размножались– с кем слились их потомки? И наконец, где располагались поселения хазар?

Обычно территорию, на которой обитал когда-то какой-либо народ, подлежащий изучению, находят без труда. Иногда бывают споры об определении границ области расселения и времени заселения тех или иных местностей, но это детали все той же проблемы. Зато осстановление истории народа встречается с разнообразными и не всегда преодолимыми трудностями. При разрешении хазарского вопроса все получилось как раз наоборот.

Соседние народы оставили о хазарах огромное количество сведений… Мы легко можем прочесть, какие победы одерживали хазары и какие поражения, но, как было уже сказано, о том, где они жили, каковы были их быт и культура, представления не имеем.

…Диаметрально противоположна точка зрения Б. Рыбакова. Он называет Хазарию «небольшим полукочевническим государством» «паразитарного характера, жившим за счет транзитной торговли».

С Б. Рыбаковым согласиться невозможно, ибо еще до того, как торговля пошла по волжскому пути, хазары уже имели сильное и отнюдь не наемное войско, спасшее в 627-628 годах императора Ираклия от разгрома.

В Х веке Хазария оказалась в осаде. С севера, по высыхающим степям двигались кочевники, гонимые голодом и жаждой…

С юга неуклонно наступала морская вода. Она медленно заливала плоский берег– «Прикаспийские Нидерланды», губила посевы и сады, набегами разрушала деревни. К середине Х века уже две трети хазарской территории оказалось под водой… Море и засуха продо жали давить с двух сторон… В конце XIII века уже вся страна была покрыта морем…

Да, Хазария– это в полном смысле русская Атлантида.

<p>Л. Гумилев, профессор

«Тайны веков» 1980

<p>Прибытие Единственного Инка

«…по желтому знаку в небе все узнали о прибытии Единственного Инка»

<p>Из перуанской легенды

Чимпа лежал на вытертой шкуре ламы у самого выхода из пещеры и поглаживал перья Могучего Ру. Ветерок лениво шевелил языки костра, обдувал теплом человека и птицу. Внутри пещеры в серых сухих сумерках жевала траву и ободранные кактусы лама. Иногда на е шее серебряным звоном вздрагивал колоколец.

Ру, крупный, сизо-черный орел, от прикосновения сильных пальцев юноши чуть пружинил на полусогнутых лапах. Глядя в темные и глубокие, как горные расщелины, глаза Чимпы своими мутноватыми, подернутыми голубоватой пленкой зрачками, Ру открывал клюв, вы рашивая подачку.

Из кожаного мешочка Чимпа достал кусочек сушеного мяса, на ладони поднес к затупленному носу Ру– резкий стремительный клевок, и мясо исчезло в глотке орла. И все-таки Чимпа почувствовал неуверенность клевка. Клюв коснулся руки. Притупилось зрение Ру, не так мгновенно и точно срабатывали мышцы.

«Сколько лет птице?»– подумал юноша.

Вырастил и натаскал Ру-поводыря Верховный жрец Храма Орлов Манко Амару, когда еще не имел сына. Теперь ему девяносто. Он почти не поднимается с возвышения из мягких шкур и оттуда учит молодых жрецов, готовит их к посвящению в сан Орлов. Чимпа слышит адтреснутый, тонкий голосок белого Манко Амару, и улыбка растягивает его толстые губы: жрец был всегда добр к Чимпе и быстро отличил его. Чимпа уже третий год носит сан Сына Орла «Парящего высоко».

Сейчас Единственный Инк в длительном плавании, и Чимпа с маленьким отрядом воинов и рабов ждет его парусные суда здесь, на скальной площадке отрога Анд, глядящего в море. На склоне отрога выбит яркий белый знак в виде трезубца. Ждет, чтобы, увидев пе вым, оповестить всех инков о благополучном возвращении правителя.

Размышляя, Чимпа кормил орла, поглаживал, чистил его оперение. Вот одно перышко вылезло из хвоста. «Да, стареет Могучий Ру!» Чимпа, повертев перо в пальцах, надломил его. Потом расщепил крепкими желтоватыми ногтями вдоль. Снова в его ушах зазвучал то кий голос мудрого Манко Амару: «…юноши, посмотрите внимательно, как Великая Природа сделала легкую пушистую косточку крыла рожденных для полета?!»

И сейчас уже прошедший науку Чимпа дивился этому чуду. Перо легчайшее, а его не сломаешь. Твердый стержень обеспечивает жесткость там, где требуется поддержка, но ближе к кончику он становится упругим, как того требует полет. От стержня отходят бород и, они несут множество ответвляющихся в обе стороны маленьких бородочек, которые переплетаются с совсем уже крохотными, обеспечивающими прочность. На одном-единственном пере великое множество бородочек, их ответвлений и крючочков.

Отбросив в сторону перышко, Чимпа взялся за крыло Могучего Ру, расправил его. Форма крыла походила на сделанные жрецами-строителями крылья «обезьян» и «крокодилов»: плотное и тупое по ведущему краю, оно сужалось к концу, не встречающему ветер.

На маленьких «обезьянах», хоть они и прыгали в восходящих потоках так, что мутило в животе, Чимпа любил летать больше. Они сразу набирали силу для полета, и для них требовалась только одна быстроногая лама. А большие широкие крылья грузовых «крокодил в» обтянуты тканью, такой же, как на головной повязке Чимпы, и пропитаны желчью животных. Они гудят, как кожа барабанов, и долго плохо пахнут. «Обезьяны» уходят в небо сразу, а «крокодилу» нужен длинный разгон по земле, иногда ему даже не хватает пло адки, и ламы, тянущие его, срываются вниз с крутого склона, ломают ноги. Зато в небе «крокодил» устойчив и парит ровно, как Могучий Ру.

…Снаружи в пещеру ворвался сильный гортанный крик, скорее вопль торжества. За спиной Чимпы всхрапнула лама. Он легко вскочил на ноги. Его коренастая невысокая фигура выросла в проеме каменного убежища. Смуглый, прикрытый только набедренной повязкой юноша вытянулся струной и посмотрел в сторону моря.

От горизонта к склону Анд со знаком трезубца плыли под парусами деревянные скорлупки. Они медленно приближались, и терпеливый Чимпа на одном из парусов разглядел красный знак Единственного Инка.

Чимпа отдал несколько коротких приказаний, сопровождая их резкими жестами– серебряные украшения звенели на его руках.

Два воина-инка в легких тканевых плащах, с бронзовыми короткими мечами на бедрах выскочили из-за скалы и побежали к легкокрылой «обезьяне», окрашенной в яркий желтый цвет молодого солнца. Отсоединили ременные тяги от валунов, и «обезьяна» легла на кр ло. На вздернутый конец крыла спланировал Могучий Ру. В возбуждении он дважды хлопнул полутораметровыми опахалами.

Один из рабов вывел из пещеры лохматую ламу в несложной сбруе. За ней тянулся искусно сплетенный в многочисленные кольца сыромятный конец длиною в двадцать шагов. Конец присоединили к носу «обезьяны» за клык внизу, и лама натянула ремень. Воины схват ли «обезьяну» за концы крыльев.

Совершив ритуал поклонения Солнцу, Чимпа залез в круглое отверстие корзины, сплетенной в виде капли и жестко прикрепленной к крыльям. Он уселся на тростниковую скамеечку, положил руки на часть поперечного шеста, пронизывающего крыло из конца в конец. Внимательно осмотрелся. Справа и слева желто отблескивали крашеными птичьими перьями не длинные полуовальные крылья. Он двинул шест вправо– гибкая задняя часть на конце пошевелилась. Двинул шест вперед– эластичный хвост, похожий на хвост Ру, загнулся вниз.

Свист Чимпы спугнул Могучего Ру.

Подстегнутая бичом, рванулась вперед лама.

Воины недолго держали «обезьяну»– кольца сыромятного ремня вытянулись в ровную линию.

Отпущенная «обезьяна» рванулась с места, проскользнула по камням и приняла под крылья волну встречного упругого ветра.

Конец буксирного ремня упал с клыка.

Чимпа сразу же почувствовал, как неведомая сила подняла, подхватила его и потащила вверх над крутым склоном. Струя воздуха трепала красную кисточку головной повязки, но в глаза ветер не бил, его отсекала гладкая дощечка на носу «обезьяны».

Земля уплывала, скорлупки в море «теряли» паруса.

Но вот Чимпу потянуло вниз, да так резко, что он оторвался немного от сиденья. Он поискал в небе глазами и увидел Могучего Ру. Тот парил в стороне. Осторожно повернув «обезьяну», Чимпа стал приближаться к нему. Орел не подвел и на этот раз– найденный им поток вознес «обезьяну».

Чимпа уходил от склона со знаком трезубца, держа нос «обезьяны» в направлении белой земной линии, ведущей к плоскогорью Наска, где ждал вести мудрый жрец Манко Амару. Юноша, хоть и имел звание «Парящего высоко», почувствовал легкое удушье. Значит, им достигнута предел рая для летающего инка высота. И он толкнул немного от себя шест управления. Ветер около головы засвистел веселее.

Могучий Ру-поводырь, распластавшись в небе, парил впереди, иногда отклоняясь немного в стороны. Если Ру взмахивал крыльями, Чимпа туда не шел. Чаще всего в этих местах на земле виднелись рисунки пляшущих существ.

Любуясь полетом старого Ру, Чимпа знал: ярко-желтую «обезьяну» видит сейчас все живое в Андах. Племена квичуа, аимара и другие помнят о небесном знаке прибытия Единственного Инка Тупака Юнаки из большого морского похода и поспешат навстречу властелин …

Вдруг парение Могучего Ру стало неуверенным. Он тяжело хлопнул крыльями в хорошем восходящем потоке, стараясь не провалиться ниже Чимпы. Сын Орла почувствовал сердцем, как тяжело старому Ру.

Вот птица поравнялась с правым крылом «обезьяны». Орел несся рядом с Чимпой, поджав лапы, вытянув стремительную кривоклювую голову, распустив хвост, и косил взглядом на человека. Тоскливым взглядом уставшей, загнанной птицы.

<p>* Садись, Ру!– крикнул на все небо Чимпа.– Я все знаю здесь, Ру, я долечу, садись на скалы. Отдохни! * Но Ру был хоть и старым, но верным поводырем. Взмахнув крыльями, он снова повел небесную гонку…

Впереди уже виднелось плато Наска, различались посадочные полосы, знаки стоянок и стартов, места сборки «обезьян» и «крокодилов», сложенный из белых плит маленький храм Орла.

Могучий Ру недалеко обогнал Чимпу. Последним усилием он оттолкнулся крыльями, взмыл и сложил ослабевшие опахала.

Сначала Ру падал тяжелым камнем, потом завертелся спиралью– крылья его растрепались, и злой ветер вырвал из них несколько перьев. Тело старого Ру неслышно принял на себя острый скальный выступ.

Орлы-поводыри не умирают в гнездах и пещерах. Они покидают друзей только мертвыми…

Племена горного Перу узнали о гибели Единственного Инка. Они видели сигнальную желтую «обезьяну» в сером небе. Но только Сын Орла «Парящий высоко» видел смерть верного Могучего Ру. И никто не видел слез на глазах Чимпы. Их высушило небо…

<p>Белые птицы Наска

Авторский комментарий к рассказу-гипотезе «Прибытие Единственного Инка»

О космических пришельцах, которым долина Баска в Перу якобы служила космодромом, писать вряд ли следует. Гипотеза не выдерживает критической атаки. Космическим кораблям– чуду техники!– просто не нужны для визуального захода на посадку «раскрашенные» наками площадки. Шатки доводы и в пользу «гигантского астрономического календаря», и в пользу культовой площадки. Скорее всего это все-таки древний планеродром. Сразу возникает вопрос: могли ли быть в начале нашей эры планеры? А почему нет? Известный американский ученый, недавно работавший и в нашей стране, Александр Маршак много лет посвятил расшифровке рисунков и надписей на древних изделиях, чтобы установить по этим «записям» образ мыслей человека, жившего 20-30 тысячелетий назад, утверждает, то интеллектуальный мир тех далеких времен был так же непрост, как и наш, нынешний, и человек той эпохи, как мыслящее существо, не уступал нам с вами. Общий вывод Маршака не отвергают и советские ученые.

А коли так, почему бы древним, жившим всего две тысячи лет назад, не освоить технику планерного полета, если птицы, давшие эту мысль нам, парили в небе и на их глазах. Сомнения в технических возможностях? Но ведь у нас строили и строят планеры и дель апланы любители, дилетанты в авиастроении, применяя природные материалы: дерево, бамбук, камыш, простейшую обтяжку для фюзеляжа и крыльев, вплоть до пленки из кишок животных– «бодрюша».

Древние выглядят далеко не глупыми. Они умели за 2000 лет до европейцев выплавлять алюминий. В Александрии 2300 лет назад существовали автоматы по продаже воды. Наши далекие предки изготовляли нержавеющую сталь такого качества, которое и ныне труднод стижимо. Знали тайны холодного света, пайки золота. В Багдадском музее хранятся уникальные сосуды с медными брусками, способными при реакции с уксусной кислотой давать электричество. Возраст сосудов около 3 тысяч лет.

Примеров много…

Имея такие достижения в различных отраслях науки и техники, древние вполне могли постичь азы аэродинамики, построить простейший планер.

Всем известна золотая крылатаябезделушка , astro/astro6.html хранящаяся в Колумбийском национальном банке. Ей около или более тысячи лет. Думали, что это рыбака или насекомое, изваянное в золоте.

Но геолог Андерсен догадался отдать древнюю вещицу н экспертизу авиастроителям, и те, продув золотую модель в аэродинамической трубе, зафиксировали: «Летные качества модели превосходные, настоящий аппарат, построенный по данным продувки, мог бы летать с большой скоростью, быть маневренным и простым в правлении».

В конце XIX века, раскапывая богатое египетское погребение, археологи нашли маленькую скульптуру из сикомора (сикомор– твердое дерево типа граба). Она похожа на птицу. Ее и приняли за скульптурное изображение птицы. Многие ученые-зоологи старались ра гадать, к какому же пернатому племени принадлежит она? Но она даже близко не подходила ни к какому роду и виду. Бросили скульптурку, забыли. Почти 60 лет она провалялась в музее под стеклом вместе с древними черепками.

Недавно ею заинтересовался кипрский профессор Халил Мессих. Зоркий глаз ученого разглядел, что «птичка» чересчур обтекаемая, у нее оригинально изогнуты опущенные крылья, а самое главное, есть то, чего нет у других пернатых,– вертикальная деталь на хв стовом оперении, напоминающая руль поворота современных аэропланов.

Долго и внимательно изучал Мессих находку археологов и наконец заявил всему миру:

<p>* Это не птица, а миниатюрная модель планера! * «Если гипотеза доктора Мессиха подтвердится,– писал бюллетень «Новости ЮНЕСКО»,– это будет означать, что уже древние египтяне знали законы полета».

Профессор не остановился на предположении. Он построил из легких материалов большую модель планера, повторив точно и полностью конструктивные особенности древней скульптуры «птицы», и в ясный маловетреный день запустил модель в воздух. Планер Халила ессиха совершил успешный полет.

Примеров достаточно для предположения: древние строили легкие безмоторные летательные аппараты.

Где же они могли применяться?

Там, где в любое время суток и года имеются восходящие потоки (термики, «волны», подсос облаков) способные удержать и поднять на своих могучих «плечах» планер.

Одним из таких идеальных мест и являются крутые склоны Анд, расположенных в Перу, от океанского побережья до каменистого плато пустыни Наска. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на метеорологические карты и графики вертикальных разр зов погоды данного района.

На одном из склонов Анд, выходящих к океану начертан огромный знактрезубец. Он виден и с воды и с воздуха, то есть с малых и больших высот. Я вижу начертанными не три зуба, а три птичьих пера– символ легкости, полета. И стремятся перья вверх. Посмо рите, они как три силы тяги, вцепившиеся в носовую часть и консолей вписанного в знак силуэта двухкилевого летательного аппарата. Вполне возможно, что это знак для потерявшего высоту планериста: «Иди сюда, здесь всегда мощный восходящий поток».

Попадаются рисунки странных подпрыгивающих существ– возможно, они предупреждают планериста о неравномерности потока.

От трезубца в глубь страны тянется прямая белая, хорошо видимая только с воздуха линия. Она идет через горы и долы и заканчивается на подходе к горному плато Наска.

По-моему, это линия наибольшего «благо действия» вертикальных воздушных потоков, спрямленная в рамках здравого смысла.

Если современный планер, например, выпарив у склона, обозначенного трезубцем, полетит по этой линии, он не потеряет высоту, а сможет набрать ее до 3-4 тысяч метров, а при благоприятных погодных условиях забраться и выше. Значит, при среднем аэродинам ческом качестве 15-20 (современные планеры имеют качество до 50, но предположим, что древние этого достичь не сумели) возможен полет планера в радиусе 60-80 километров только за счет снижения, при парении же– до нескольких сот километров. Представим: планер никуда не повернул, прилетел на плато Наска. Что его здесь ожидает? Вот «посадочные полосы», предлагающие услуги для приземления практически с любым курсом. Их направления соответствуют розе ветров района. Вокруг мелкие и крупные камни, а поло ы мягкие, ровные. Как установила археолог из ФРГ Мария Рейх, много лет изучающая «проблему Наски», каменистый грунт пустыни на полосах снят до светлого глинистого слоя. Поломка даже хрупкого планера при приземлении на такой грунт исключается. «Треуго ьники» информируют планериста о возможном на этой полосе боковом ветре. «Квадраты»– наилучшем месте приземления.

Стилизованные фигуры птиц могут обозначать места стоянок. Именно около них попадаются крупные валуны, но форме и весу годные для швартовки планеров. Притом рисунки рассечены тонкими прямыми линиями– возможно, что это линейные указатели стоянок.

Стоит обратить внимание на рисунок птицы «без головы и клюва». Вместо них как бы длинная, изогнутая в семь коленей «шея». Не похоже ли это на развернутый перед планером амортизатор, трос, канат? А утолщение в конце не обозначает ли площадку, на котор й могла стоять своеобразная катапульта?

Или прирученных животных, способных дать планеру необходимое ускорение для взлета. Я представляю «длинношеюю птицу» как информационный знак места взлета (может быть, для первичного обучения полетам).

Как утверждают археологи, никогда не считавшие «полосы» в пустыне «дорогами инков», гигантские рисунки встречаются далеко не по всему Перу, а только на юге побережья, то есть там, где наилучшие условия для парения планеров…

Не исключено, что этим же «планеродромом» пользовались древние аэронавты.

На плато найдены каналы с остатками горючих материалов в донном слое. В горах– наскальный рисунок похожей на аэростат угловатой формы.

Сторонники предположения, что знаки в пустыне использовались в древности как ориентиры воздухоплавателей, запустили в долине Наска воздушный шар– монгольфьер. Баллон сшили по форме наскального рисунка. Оболочку шара изготовили из ткани, аналогичной н йденной в местном захоронении примерно того же времени, когда были созданы рисунки. Шар заполнили горючим дымом от костра, горевшего в канаве длиной 10 метров. Сначала дым выходил через поры ткани, затем ткань несколько «прокоптилась» и стала удержив ть теплый воздух. Костер, правда, оказался маловат, и для ускорения заполнения баллона пришлось подвести под шар газовую горелку.

Два энтузиаста поднялись на этом аэростате сначала на 100 метров, затем на 500.

Присутствовавший на испытаниях «древнего воздухоносного шара» вице-президент Британского клуба воздухоплавания Джулиан Нотт заявил, что он удовлетворен результатами эксперимента и полагает, что в принципе древние перуанцы могли бы летать, используя т кие шары, но делали ли они это, совсем другой вопрос.

Неплохо бы провести эксперимент и с планерами. Может быть, древние инки все-таки летали, и не только для своего удовольствия, но и возили грузы по воздуху…

<p>В. Казаков, писатель

«Тайны веков» 1980

<p>Дополнительно читайте: «СамолетГримальди"grimaldi.html

Айны, кто они?

<p>Мохнатые курильцы

«…В нынешнем, государь, в 711 году, мы, рабы твои, с Большой реки (Камчатки.– Б. В.), августа с 1-го числа, в ту Курильскую землю край Камчадальского носу ходили; и с того носу мы, рабы твои, в мелких судах и байдарах за переливами на море на остро ах были».

Козыревский поднимает голову от бумаги, прислушивается к шуму дождя за бревенчатыми стенами наскоро срубленной избы. Ночь. На столе горит плошка. Порывы ветра ударяют в окно, затянутое лахтачьим пузырем. В избе холодно и сыро, но Козыревский не замеч ет этого. Он словно бы вновь перенесся в тот день, когда вместе с Данилой и двенадцатью казаками добрался до курильской Лопатки, от которой за полосой воды, прямо на полдень, была видна скалистая земля. Погрузившись в байдары, отчалили, но вода в про иве вдруг закипела и с бешеной силой понеслась из океана в Пенжинское море. Едва успели вернуться. Устрашенные, долго еще смотрели казаки, как переливаются водяные горы, а когда море стихло, снова погребли к манящей земле. На этот раз повезло.

Оставив байдары сохнуть, пошли берегом на полдень и к вечеру увидели то ли дома, то ли чумы. Держа пищали наготове– кто знает, что там за люди,– направились к ним. Навстречу высыпало человек полсотни, одетых в шкуры. Смотрели без испуга и были облика необыкновенного– волосатые, длиннобородые, но с белыми лицами и не раскосые, как якуты и камчадалы.

Несколько дней он с Данилой через толмача склонял курильцев под государеву руку, но те отказывались от такой чести, заявляя, что никому ясак не платили и платить не будут.

Только и узнали казаки, что земля, на которую они приплыли, остров, что на полдень за ним лежат другие острова, а еще дальше– Матмай, Япония, как понял тогда Козыревский. С тем и отбыли казаки обратно в Большерецк…

Мы не утверждаем, что картина, нарисованная нами, в точности соответствует действительной, но документ, из которого взята цитата, существует. Это «записка» казачьего атамана Данилы Анцыферова и есаула Ивана Козыревского, коей они извещали Петра Перво о об открытии Курильских островов и о первой встрече русских людей с аборигенами тамошних мест– айнами, прозванными казаками за свою чрезвычайную волосатость «мохнатыми курильцами».

Событие это помечено летом 1711 года. А первые сведения о Курильских островах сообщил еще в 1697 году «дальневосточный Ермак» Владимир Атласов. Правда, сам он так и не побывал на Курилах, «взыща смерть» в одной из схваток, но дело его довели до конца сподвижники.

Через 26 лет после Анцыферова и Козыревского, в 1737 году, Камчатку посетил Степан Крашенинников, ученик и соратник Ломоносова, член Российской академии наук. Он оставил после себя классический труд «Описание земли Камчатки», где, помимо других сведе ий, дал подробную характеристику айнов как этнического типа. Это было первым научным описанием племени.

<p>Век спустя, в мае 1811 года, к курильским берегам пристал русский военный шлюп «Диана» под командованием знаменитого мореплавателя Василия Михайловича Головнина. Будущий адмирал в течение нескольких месяцев изучал и описывал природу островов и быт их жителей; его правдивый и красочный рассказ об увиденном высоко оценили как любители словесности, так и ученые специалисты. Отметим и такую деталь: переводчиком у Головнина служил курилец, то есть айн, Алексей. Нам неизвестно, какое имя носил он «в ми у», но его судьба– один из многочисленных примеров контакта русских с курильцами, которые охотно обучались русской речи, принимали православие и вели с нашими пращурами оживленную торговлю. Такова предыстория научного изучения этого небольшого народа

Проблема

Айны. Загадочное племя, из-за которого учеными разных стран сломано великое множество копий. Белолицые и прямоглазые (мужчины к тому же отличаются сильной волосатостью), айны по своему внешнему облику разительно отличаются от других народов Восточной Азии. Они явно не монголоиды, скорее тяготеют к антропологическому типу Юго-Восточной Азии и Океании. Охотники и рыболовы, на протяжении веков почти не знавшие земледелия, айны тем не менее создали необычную и богатую культуру. Их орнамент, резьба и еревянная скульптура удивительны по красоте и выдумке; их песни, танцы и сказания талантливы, как всякие подлинные творения народа.

Аборигены Японских островов, южного Сахалина и Курил, айны называли себя различными племенными именами– «соя-унтара», «чувка-унтара».

Слово «айну», которым их привыкли называть, вовсе не самоназвание этого народа, оно означает только «человек». Японц называли айнов словом «эбису».

Факты культурной истории айнов многочисленны, и, казалось бы, можно с высокой степенью точности вычислить их происхождение. В самом деле:

можно, во-первых, предположить, что в незапамятные времена всю северную половину главного японского острова Хонс населяли племена, являющиеся или прямыми предками айнов, или стоящие по своей материальной культуре очень близко к ним; во-вторых, известны два элемента, которые составляли основу орнамента айнов– спираль и

зигзаг; в-третьих, не подлежит сомнению, ч о исходным моментом айнских верований был первобытный анимизм, то есть признание существования души у любого существа или предмета; наконец, достаточно хорошо изучены общественная организация айнов и способ их производства.

Но оказывается, что метод фактов не всегда оправдывает себя. Например, доказано: спиральный орнамент никогда не был достоянием лишь айнов.

Он широко применялся в искусстве жителей Новой Зеландии, маори, в декоративных рисунках папуасов Новой Гвинеи, неолитических племен, живших в нижнем течении Амура. Что это– случайное совпадение или следы существования определенных контактов между племенами Восточной и Юго-Восточной Азии в какой-то отдаленный период? Но кто был первым, а кто перенял открытие?

Или: известно, что поклонение медведю, его культ были распространены на обширных территориях Европы и Азии. Но у айнов он резко отличен от подобных ему, существовавших у других народов, ибо только они вскармливали медвежонка грудью женщины-кормилицы! Особняком стоит и язык айнов. Одно время считалось, что он не находится, в родстве ни с каким другим языком, но сейчас некоторые ученые сближают его с малайско-полинезийской группой.

Приведенные примеры говорят об одном: факты, которыми мы располагаем в отношении айнов, разнообразны, противоречивы, порой трудно объяснимы, а иногда необъяснимы вовсе.

Древние айны?

Историческая проблема, возникающая в связи с айнами, есть вопрос их культурного и расового происхождения. Следы существования этого народа обнаружены в местах неолитических стоянок на Японских островах. Именно там зародилась так называемая дзёмонская культура, или, культура «веревочных узоров», носителей которых ныне все чаще и чаще отождествляют с древними айнами.

Начало научному изучению дзёмонских стоянок было положено немецкими археологами Ф. и Г. Зибольдами и американцем Морсом. Полученные ими результаты значительно разнились друг от друга. Если Зибольды со всей ответственностью утверждали, что дзёмонская ультура– творение рук древних айнов, то Морс был осторожнее. Он не соглашался с точкой зрения своих немецких коллег, но в то же время подчеркивал, что дзёмонский период существенно отличается от японского. А что же сами японцы? Каких взглядов придерж вались ученые Страны восходящего солнца? Большинство из них не соглашалось с выводами Зибольдов и Морса. Для них айны были всегда только варварами, о чем свидетельствует, например, запись японского хрониста, сделанная в 712 году: «Когда наши возвышен ые предки спустились на корабле с неба, на этом острове (Хонсю.– Б. В.) они застали несколько диких народов, среди них самыми дикими были айны».

Но вот неожиданность: вдруг выясняется, что предки этих «дикарей» задолго до появления на островах японцев создали целую культуру, которой может гордиться любой народ! Именно поэтому официальная японская историография предпринимала попытки соотнести оздателей дзёмонекой культуры с предками современных японцев, но никак не с айнами.

Между тем изучение дзёмонских стоянок продолжалось, накапливался солидный фактический материал, и на сегодняшний день ученые располагают довольно подробной картиной жизни «протоайнов». На некоторых деталях этого полотна мы остановимся подробнее, поск льку от них тянется нить к пониманию постепенного восхождения современных айнов по крутой лестнице исторического развития.

В археологии термин «неолитический» применяется в основном к обществам, которые полностью или в значительной мере занимаются производством пищи, а не ее собирательством. Но нет правил без исключения. Нередко в периферийных очагах неолитической культу ы наряду с видимыми достижениями в обработке, скажем, орудий труда, или в ткацком мастерстве пища по-прежнему добывалась охотой и собирательством. Именно к такому типу, типу замедленного развития, относится и дзёмонская культура. Большинство специали тов утверждает, что предки айнов не были знакомы с земледелием и скотоводством, а если в более поздней фазе развития и занимались ими, то все же их значение было не столь велико, как значение охоты и рыбной ловли.

Одним из доказательств того, что дзёмонский человек интенсивно занимался собирательством, принято считать груды раковин, которые часто находят возле его стоянок. Древние айны поедали моллюсков в таком количестве, что раковины от них образовывали не п осто грудыцелые горы. Эти горы одновременно есть и самый характерный признак дзёмонских поселений, ранние из которых относятся, видимо, ко второму тысячелетию до новой эры. Многие из них сейчас раскопаны, а некоторые реконструированы и служат своег рода наглядными пособиями при изучении условий жизни дзёмонцев.

Иногда их поселения располагались в пещерах, но в большинстве своём люди дзёмона жили в постройках, где пол находился ниже уровня земли.

Это так называемые полуземлянки, которые строили например, в Северном Китае на протяжении всего неолита. До сих пор не найдено никакого удовлетворительного объяснения, почему дзёмонцы вкапывали свои жилища в землю. Предположение, что это делалось с целью увеличить высоту жилья, кажется нам чересчу шатким. Поднять потолок можно было с помощью других, доступных в то время приемов.

Что представляли собой жилища дзёмонцев? Все они, или почти все, имеют форму круга или прямоугольника. Расположение столбов, подпиравших крышу, указывает на то, что она была конической, если основой постройки являлся круг, или пирамидальной– когда в снове располагался четырехугольник. Во время раскопок не найдены материалы, которыми могла бы покрываться крыша, поэтому можно лишь предполагать, что для этой цели использовались ветки или тростник. Очаг, как правило, располагался в самом доме (тольк

в раннем периоде он находился снаружи)– вблизи стены или посредине. Дым выходил через дымовые отверстия, которые делались на двух противоположных сторонах крыши. Очаг чаще всего вкапывали в пол и обкладывали крупными камнями. Позднее дзёмонские дома отошли от типа полуземлянок– их пол располагался уже на уровне земли и был вымощен камнем. Трудно сказать, сколько человек обитало в обычном дзёмонском доме. Во время одних раскопок обнаружена хижина с останками пяти людей, погибших, как предполагают

от несчастного случая, но эта находка не вносит никакой ясности в вопрос, поскольку неизвестно, действительно ли все погибшие жили вместе.

Орудия и оружие дзёмонцев были весьма похожи на те, которыми пользовались и другие сообщества предисторических людей, живших в аналогичных климатических и географических условиях. Правда, дзёмонцы обладали одним существенным преимуществом– у них был бсидиан, которым богаты Японские острова. При обработке обсидиана грани получались более гладкими, чем у кремня, так что наконечники стрел и топоры дзёмонцев можно отнести к шедеврам неолитического производства. Топор, кстати, и был основным орудием зёнонского человека. Его использовали и по своему прямому назначению, и, вероятно, для рытья земли. Из других орудий важное место отводится скребку для обработки кож и коры деревьев.

Из оружия незаменимы были лук и стрелы. Стрелы, как предполагают, были отравленными (айны и позднее употребляли для этой цели молотый корень одного из видов полыни). Высокого развития достигало производство гарпунов и удочек, изготовлявшихся из олень х рогов. Словом, и орудия и оружие дзёмонцев типичны для своего времени, и несколько неожиданно лишь то, что люди, не знавшие ни земледелия, ни скотоводства, жили довольно многочисленными сообществами.

Однако настало время подробнее объяснить происхождение слов «дзёмон», «дзёмонцы», «дзёмонская культура», которые мы неоднократно употребляли в тексте, не вскрывая, однако, связи между ними и тем, почему целый пласт общечеловеческой культуры носит так е название. А связь существует, ибо термин «дзёмон» в дословном переводе с японского означает «веревочный узор». Именно от узора, которым дзёмонцы украшали свою керамику, они и получили это название, поскольку узор наносился с помощью обыкновенной ве евки. И что удивительно– нет никаких доказательств употребления дзёмонскими гончарами какого-либо приспособления для верчения посуды, а тем более гончарного круга. Все делалось вручную! И все же керамике дзёмона отводится особое место в примитивной к рамике вообще– нигде контраст между отполированностью ее орнамента и крайне низкой «технологией» не выглядит разительнее, чем здесь.

Вообще достойно восхищения, что собиратели и охотники достигли таких высот в искусстве. Уже отмечалось, что их фольклор, резьба и скульптура, мелодии и танцы необычайно красочны и своеобразны. А орнамент, которым они украшали и посуду, и ткани, и рез бу, позволил ученым выдвинуть хотя бы частично обоснованную гипотезу о происхождении айнов. Сейчас многие склоняются к тому, что они– потомки древних племен, родственных австралийцам и меланезийцам. Вот что пишет по этому поводу академик А. П. Окладн ков: «Одним из веских доводов в пользу такого утверждения послужила орнаментика современных айнов и древнего населения Японских островов, в основе которой лежит кривая линия, конкретно– спираль».

Итак, спираль. Произвольно, случайно ли ее начертание у айнов? Нет. Оказывается, спираль, как, впрочем, и второй элемент айнской орнаментики– зигзаг, есть не что иное, как изображение змей. И восходит эта символика к глубокой древности, к айнской миф логии, в которой рассказывается о небесном змее, спустившемся на землю в сопровождении своей возлюбленной, богини огня.

Мы говорили, что основой религиозных воззрений древних айнов был первобытный анимизм. Небольшие антропоморфные фигурки, которые с самых что ни на есть ранних времен укладывались в могилы дзёмонцев, ясно указывают на веру в существование некоего божес ва в человеческом облике. Поначалу это были очень простые изделия с четко означенной головой, телом и руками, но без признаков пола. По мере развития дзёмонского общества фигурки моделировались яснее, приобретали все более развитые формы, а грудь их казывала на то, что изображения принадлежат особе женского пола. Предполагают, что они символизировали мать богов. Такая вера могла, вероятно, возникнуть в обществе, еще не порвавшем с матриархатом. Может быть, подобная организация, в которой племенн е и личные связи основывались по женской линии, хоть власть и принадлежала мужчинам, существовала у дзёмонцев. Кажется, здесь нет ничего необычного, и все-таки загадка существует. Поклонение женскому божеству, знаменующему плодородие, было распростра ено у западных земледельческих племен. Странно, что такой же культ приняли дзёмонцы, еще не занимающиеся обработкой земли.

<p>Современные айны

Жизнь современных айнов разительно напоминает картину жизни древних дзёмонцев. Их материальная культура на протяжении минувших столетий изменилась столь незначительно, что эти изменения могут не приниматься в расчет. На Курильских островах айны до ко ца XIX века жили в полуземлянках дзёмонского типа. В самой Японии они их больше не строят, но архитектура айнов и сегодня отличается от японской, а дома обладают одной общей чертой с хижинами дзёмонов– они опираются на столбы, тогда как постройки япо цев поставлены на прямоугольную раму, положенную на землю. Сохранили айны и пирамидальную форму крыши. Эти различия хотя и незначительны, но явно обозначают традицию и не могут быть объяснены лишь различиями в уровне строительного мастерства.

Айнов осталось немного. В 1920 году их насчитывалось около 17 тысяч, из которых большая часть жила на Хоккайдо.

Айны и теперь очень религиозны. Традиции анимизма у них по-прежнему главенствуют, и айнский пантеон состоит в основном из «камуи»– духов различных животных, среди которых особое место занимают медведь и касатка. Особняком стоит Айойна, культурный гер й, создатель и учитель айнов. Немалую роль играет культ змеи, связанный с женским божеством солнца, а также другое женское божество– «унти-камуи», богиня очага, к которой в отличие от других божеств можно обращаться непосредственно.

Обрядность айнов сложна; особое место в ней занимают так называемые «инау». Под этим названием понимаются самые различные предметы, которые практически невозможно объединить общим происхождением. Скорее всего им в разных случаях подходят разные объяс ения. Большинство «инау» антропоморфны и украшены пучками длинных стружек. Ученые рассматривают «инау» как посредников, которые «помогают» айнам общаться с богами.

Наибольший интерес в айнской обрядности вызывает «медвежий праздник». Подобное событие случалось нечасто, и предназначенный для обряда медведь воспитывался с крохотной поры в деревянной клетке и вскармливался, как уже говорилось, грудью женщины. Жерт оприношение совершалось особым образом– медведя удушали между двумя деревянными плахами. Затем тушу свежевали, приготовляли жаркое, и все принимались за трапезу. Происходила она очень торжественно, все присутствующие восславляли медведя и всячески из инялись перед ним в следующей форме: если б его душа не была высвобождена из тела, разве она могла бы отойти вестником к богам, объяснить им, как преданы им айны и как они заслуживают их защиты?

Таковы айны нового времени; к началу новой эры их культура находилась на неолитической стадии развития, но все же была настолько жизнеспособна, что оказала влияние на культуру своих поработителей– японцев. Как указывает советский ученый С. А. Арутюно , айнские элементы сыграли существенную роль в формировании самурайства и древней японской религии– синтоизма.

Суммируя сказанное, мы воздержимся от каких-либо конкретных выводов. Литература об айнах обширна, но разбросана по разным источникам, и эти знания еще требуют своего обобщения. На сегодняшний день неопровержим лишь факт существования самих айнов. Но:

Были ли древние дзёмонцы прямыми предками айнов?

Какие узы связывали некогда айнов с племенами южных морей, австралийцами и меланезийцами?

Где начало и где конец той спирали, которой айны орнаментировали свои декорации и границы которой пролегали от островов Океании на юге и до урочища Сакачи-Алян в нижнем течении Амура, где уже в наши дни открыты петроглифы, содержащие и зигзаг и спира ь?

Словом, мы повторим ту сакраментальную фразу, с которой начали свой рассказ: Айны– кто они?..

<p>Б. Воробьев, писатель

«Тайны веков» 1980

По следам «белых индейцев…»

Вопрос о белых и бородатых людях в доколумбовой Америке еще не решен, и именно на нем я концентрирую сейчас свое внимание. Ради выяснения этой проблемы я и пересек Атлантику на папирусной лодке «Ра-II»…

Полагаю, что здесь мы имеем дело с одним из ранних культурных импульсов из африкано-азиатского района Средиземноморья.

Наиболее вероятным кандидатом на эту роль я считаю загадочных «народов моря»…

<p>Из письма Т. Хейердала автору, осень 1976 года

В наши дни ни один серьезный исследователь не стал бы утверждать, что существуют белые и темные индейцы, различающиеся по своему происхождению. Никаких белых индейцев в Америке нет.

<p>Л. А. Фаинберг, советский американист

Неизвестное индейское племя обнаружила экспедиция бразильского национального индейского фонда (ФУНАИ) в штате Пара на севере Бразилии. Белокожие голубоглазые индейцы этого племени, обитающие в густом тропическом лесу,– искусные рыболовы и бесстрашные охотники.

Для дальнейшего изучения образа жизни нового племени участники экспедиции во главе со специалистом по проблемам бразильских индейцев Раймунду Алвесом намерены провести детальное изучение жизни этого племени.

<p>«Правда», 1975, 4 июня

Пропавшая экспедиция

Когда немецкий путешественник прошлого века Генрих Барт впервые обнаружил в Сахаре наскальные изображения влаголюбивых животных и рассказал об этом в Европе, его подняли на смех. После того как другой немецкий исследователь, Карл Маух, поделился с ко легами своими впечатлениями о гигантских сооружениях Зимбабве, его окружила стена холодного молчания и недоверия. Англичанина Перси Фоссета, путешествовавшего по Бразилии в начале нашего века, ждала та же неблагодарная участь, если бы он не… исчез авсегда в джунглях, оставив лишь книгу путевых записок. Младшие современники отважного путешественника назвали ее «Неоконченное путешествие»…

Страница 133 дневника Фоссета: «На Кари живут белые индейцы,– сказал мне управляющий.– Мой брат однажды отправился на баркасе вверх по Тауману, и в самых верховьях реки ему сказали, что поблизости живут белые индейцы. Он не поверил и только посмеялся над людьми, которые это говорили, но все-таки отправился на лодке и нашел безошибочные следы их пребывания.

…Потом на него и его людей напали высокие, красивые, хорошо сложенные дикари, у них была чистая белая кожа, рыжие волосы и голубые глаза. Они сражались как дьяволы, и когда мой брат убил одного из них, остальные забрали тело и убежали».

Перечитывая комментарии к дневникам, с горечью убеждаешься, насколько глубоко за последние десятилетия в сознание людей проникло недоверие к свидетельствам очевидцев, в частности путешественников. Впрочем, это можно понять– слишком много за это время родилось подделок и мистификаций, дискредитировавших истинное положение того или иного вопроса. Фоссету не верят. Вернее, верят, но очень немногие. Может быть, это можно объяснить таинственностью и кажущейся нереальностью событий, описываемых в книге … «Здесь я снова услышал рассказы о белых индейцах. Я знал человека, который встретил такого индейца,– сказал мне британский консул.– Эти индейцы совсем дикие, и считается, что они выходят только по ночам. Поэтому их зовут «летучими мышами». «Где о и живут?– спросил я.– Где-то в районе потерянных золотых приисков, не то к северу, не то к северо-западу от реки Диамантину. Точное местонахождение их никому не известно. Мату-Гроссу– очень плохо исследованная страна, в гористые районы на севере еще икто не проникал… Возможно, лет через сто летающие машины смогут это сделать, кто знает?»

Летающие машины смогли сделать это через три десятка лет. В 1930 году, пролетая над районами Гран Сабана, американский летчик Джимми Энджел обнаружил огромные неизвестные провалы в земле и гигантский водопад. И это в век, когда, как считается, все уг лки Земли уже открыты и исследованы…

<p>«Догадка» фон Деникена

…Все началось с Колумба. «Мои посыльные сообщают,– писал он 6 ноября 1492 года,– что после долгого марша нашли деревню на 1000 жителей. Местные встретили их с почестями, поселили в самых красивых домах, позаботились об их оружии, целовали им руки и ноги, пытаясь дать им понять любым способом, что они (испанцы.– Авт.)белые люди, пришедшие от бога. Около 50 жителей попросили моих посыльных взять их с собой на небеса к звездным богам». Это первое упоминание о почитании белых богов у индейцев Аме ики. «Они (испанцы.Авт.) могли делать все, что угодно, и никто им не препятствовал; они резали нефрит, плавили золото, и за всем этим стоял Кецалькоатль…"писал вслед за Колумбом один испанский хронист.

Бесчисленные легенды индейцев обеих Америк повествуют о том, что некогда на берега их страны высадились белые бородатые люди. Они принесли индейцам основы знаний, законы, всю цивилизацию. Они прибыли на больших странных судах с лебедиными крыльями и ветящимся корпусом. Подойдя к берегу, корабли высадили людей– голубоглазых и светловолосых– в одеяниях из грубого черного материала, в коротких перчатках. На лбу у них были украшения в форме змеи. Эта легенда почти без изменений дошла до наших дней. цтеки и тольтеки Мексики называли белого бога Кецалькоатль, инки – Кон-Тики Виракоча, для чибча он был Бочика, а для майя– Кукулькаи… Много лет занимаются этой проблемой ученые. Собраны обширные данные устных традиций индейских племен Центральной и Южной Америки, археологические свидетельства и материалы средневековых испанских хроник. Рождаются и гибнут гипотезы…

Небезызвестный читателю швейцарский писатель Эрих фон Деникен также, естественно, не смог обойти молчанием столь привлекательную тему и заставил ее работать на себя. «Белые божества индейцев– это, конечно же, пришельцы из космоса»,– без тени сомнения заявил Деникен и в подтверждение привел несколько легенд. Действительно, эти легенды (слишком длинные, чтобы их здесь приводить) содержат в себе, как и всякий продукт народного фольклора, элементы фантастики, и такому маститому интерпретатору и «толк вателю» легенд, как Деникен, было несложно увести их в нужное ему русло. Но не будем заниматься этим сомнительным делом вместе с Деникеном. Нам предстоит нелегкая работапролистать записки испанских хронистов, послушать некоторые легенды и покопатьс

в горах археологических Находок, подтверждающих легенды и хроники. Попытаемся разобраться в этой проблеме с земных позиций.

<p>Успех конкистадоров

В письме Колумба ясно видно то благоговение и почтение, которое было оказано первым испанцам на американской земле. Мощная цивилизация ацтеков с прекрасной военной организацией и многомиллионным населением уступила немногочисленным испанцам. В 1519 г ду отряд Кортеса свободно шел через джунгли, поднимаясь к столице ацтеков. Ему почти не препятствовали….

Войска Писарро также использовали как могли заблуждение инков. Испанцы ворвались в храм в Куско, где стояли золотые и мраморные статуи белых богов, разбили и потоптали украшения, поражаясь странному поведению инков. Им, испанцам, не оказывали сопроти ления. Жители Перу опомнились слишком поздно…

Детали конкисты хорошо описаны во многих книгах и останавливаться на них нет смысла. Но далеко не везде содержатся попытки как-то объяснить непонятное поведение индейцев.

Ацтекские жрецы высчитали, что Белый бог, покинувший их в год Ке-Акатль, вернется в этот же «особый» год, повторявшийся каждые 52 года. По странному стечению обстоятельств Кортес высадился на Американском берегу как раз при смене определенных жрецами циклов. По одежде он тоже почти полностью «совпадал» с легендарным богом. И понятно, что индейцы нисколько не сомневались в божественной принадлежности конкистадоров. А когда засомневались, было уже поздно.

Еще один интересный факт. Правитель ацтеков Монтесума послал одного из своих сановников (история сохранила его имя– Тендиле или Теутлиле) к Кортесу с подарком– головным убором, наполненным золотом. Когда посланник высыпал украшения перед испанцами и се сгрудились посмотреть, Тендиле заметил среди конкистадоров человека в шлеме, отделанном тончайшими золотыми пластинками. Шлем поразил Тендиле. Когда Кортес предложил ему отнести ответный дар Монтесуме, Тендиле умолил его дать только одну вещь– шле

того воина: «Я должен показать его правителю, ибо эта каска выглядит точно так же, как та, что однажды надел белый бог». Кортес отдал ему шлем с пожеланием, чтобы его вернули наполненным золотом…

Чтобы понять индейцев, нам нужно перенестись во времени и пространстве– в Полинезию первых веков нашей эры.

<p>Шествие бородатых богов

Современные ученые сходятся во мнении, что расовая принадлежность полинезийцев до сих пор неясна. Несмотря на то что они обязаны своим происхождением двум, а может быть, и нескольким расам, смешавшимся между собой, среди них и поныне часто встречаютс люди с ярко выраженной доликоцефалией (длинноголовые) и светлой, как у южных европейцев, пигментацией. Сейчас уже по всей Полинезии обнаружен так называемый арабско-семитский тип (термин Хейердала) с прямым носом,

тонкими губами и прямыми рыжими вол сами. Эти черты отмечали еще первые европейские путешественники на всем протяжении от острова Пасхи до Новой Зеландии, так что говорить о каких-либо поздних смешениях с европейцами в данном случае нельзя. Люди этого странного типа, называемые полинез йцами «уру-кеу», произошли, по их мнению, от древней светлокожей и беловолосой «расы богов», первоначально населявшей острова.

На острове Пасхи, наиболее удаленном от Полинезии и приближенном к Америке клочке суши, сохранились предания о том, что предки островитян пришли из пустынной страны на Востоке и достигли острова, проплыв 60 дней в сторону заходящего солнца. Сегодняшн е островитяне– смешанное в расовом отношении население– утверждают, что часть их предков имела белую кожу и рыжие волосы, в то время как остальные были темнокожими и черноволосыми. Это засвидетельствовали первые европейцы, побывавшие на острове. Когд

в 1722 году остров Пасхи впервые посетил голландский корабль, то на борт в числе прочих жителей поднялся белый человек, а об остальных островитянах голландцы записали следующее: «Среди них есть и темно-коричневые, как испанцы, и совсем белые люди, а у некоторых кожа вообще красная, как будто ее жгло солнце…»

Из ранних сообщений, собранных в 1880 году Томпсоном, стало известно, что страна, находящаяся по легенде в 60 днях пути на восток, называлась также «место захоронений». Климат там был так жарок, что люди умирали и растения сохли. К западу от острова асхи на всем огромном протяжении до Юго-Восточной Азии нет ничего, что могло бы соответствовать этому описанию: берега всех островов закрыты стеной тропического леса. Зато на востоке, там, где указывали жители, лежат прибрежные пустыни Пеpy, и нигде ольше в районе Тихого океана нет местности, которая лучше соответствовала бы описаниям легенды, чем перуанское побережье, и по климату, и по названию. Вдоль пустынного берега Тихого океана расположились многочисленные захоронения. Сухой климат позвол л сегодняшним ученым детально изучить погребенные там тела. По первоначальным предположениям находящиеся там мумии должны были дать исследователям исчерпывающий ответ на вопрос: каков был тип древнего доинкского населения Перу? Однако мумии сделали в е наоборотони только задали загадки. Вскрыв захоронения, антропологи обнаружили там типы людей, доселе не встретившихся в древней Америке. В 1925 году археологи открыли два больших некрополя на полуострове Паракас в южной части центрального перуанс ого побережья. В захоронении лежали сотни мумий древних сановников. Радиокарбонный анализ определил их возраст2200 лет. Рядом с могилами исследователи нашли в больших количествах обломки твердых пород деревьев, которые обычно использовались для пос ройки плотов. Когда мумии вскрыли, то обнаружилось разительное отличие их от основного физического типа древнеперуанского населения.

0|1|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua