Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

И. Винокуров Николай Николаевич Непомнящий Люди и феномены

0|1|2|3|4|5|

Полтора-два часа игры в «Блэк Джек», и менеджер почти всегда просит 0'Брайена уйти.

Почему? Доминик запоминает каждую карту. Когда колоды подходят к концу (на некоторых столах их четыре, на других – шесть), он, зная, какие карты остались, резко увеличивает ставку и срывает банк.

– Вы не жульничаете, а вам запрещают играть?! – удивляюсь я.

– Казино – частный клуб, и его единственная цель – максимальный доход. Выгодного клиента они носят на руках: бесплатно кормят и поят, предоставляют в его распоряжение автомобиль, а если он очень азартен и щедр – даже самолет. Если же ты постоянно побеждаешь – тебе укажут на дверь, – отвечает Доминик.

Доминик бывал почти во всех ведущих казино Соединенных Штатов, Западной Европы, Ближнего Востока, Австралии, и туда ему теперь путь заказан.

В общем, не сбылись его грандиозные планы, родившиеся после фильма «Человек дождя». Одного из героев картины играет Дастин Хофман. Этот душевнобольной молодой мужчина с феноменальной памятью легко «очищает» игорные столы в Лас-Вегасе.

После этой картины Доминик заложил в свой «мозговой компьютер» свыше ста тысяч вариантов (!) раскладов в очко. Но не учел одного – жестоких порядков казино.

У нас он не был. И ехать не хочет – боится. Наслышан о мафии, об опасностях, которые подстерегают посетителей наших казино.

Россия интересует его в другой связи. Поняв, что стать Ротшильдом за счет, игорных домов не удастся, Доминик начал по-иному реализовывать свой талант. Пишет все новые книги, выступает по телевидению, участвует в международных конференциях и семинарах. Кроме того, читает лекции в университетах Англии, Турции, Соединенных Штатов.

342

– Я мог бы «подключиться» и к России, – замечает он. – Готов в индивидуальном порядке помогать тем, кто хочет развить свою память.

Договариваемся, что читатели, заинтересовавшиеся его предложением, сообщат в «Литературную газету», и мы свяжем их с Домиником.

…Поздним вечером, уезжая из дома чемпиона ми– ра, думаю о том, как безграничны человеческие возможности и как много мы, оказывается, можем приобрести даже в зрелом возрасте».

Ну а нам, простым смертным, нередко помогают в жизни искусственные, так называемые мнемонические приемы запоминания – мнемоника. В Греции была такая богиня памяти – Мнемозина, отсюда и название. Так, фраза «каждый охотник желает знать, где сидит фазан» помогает запомнить порядок чередования цветов в спектре по первым буквам слов: красный, оранжевый, желтый и так далее. А следующее двустишие, написанное по дореволюционной орфографии (с твердыми знаками), помогает по числу букв в словах запомнить число «пи» с точностью до 10-го знака после запятой (3,1415926536): д Кто и шутя, и скоро пожелаеть j Пи узнать число, ужъ знаеть.

вунаЕркпнаы

Читатель, несомненно, заметил, что у многих героев двух предыдущих разделов чудо-способности проявлялись с детского или подросткового возраста. То же самое наблюдается и с некоторыми другими человеческими талантами. Их юных обладателей называют вундеркиндами, то есть чудо-детьми. Пожалуй, самым чудным ребенком в истории 344

вечества был Кристиан Фредерик Гейнекен, который родился в Германии, в городе Любеке, в 1721 году. В свои восемь месяцев Кристиан изъяснялся на уровне взрослого образованного человека. Когда ему исполнился год, он читал Пантатуэко. В два года он ознакомился с Библией, включая Новый и Ветхий Заветы, а к трем мог зачитывать отрывки из Библии наизусть. В этом же возрасте Кристиан стал заниматься историей и географией, освоил латынь и научился читать по-французски. Вскоре весть о необычайном интеллекте чудо-ребенка разлетелась по всей Европе. Услышав про Кристиана, датский король пригласил его во дворец, где малыш с успехом продемонстрировал все свои знания. Несмотря на то что по уровню интеллекта мальчик превосходил многих взрослых людей, у него было очень хрупкое и слабое тельце. Его маленькие пальчики не могли удержать даже перо, и ему было трудно глотать твердую пищу, поэтому он употреблял только жидкую. В четыре года маленький Кристиан предсказал свою неизбежную смерть. К несчастью, он оказался прав.

Конечно же чудо-коллеги необыкновенного Кристиана регулярно появлялись на свет и в последующие столетия. Читатели, порывшись в своей памяти, наверняка вспомнят подобные случаи. Мы же остановимся лишь на нескольких вундеркиндах нашего века. Вот, например, Иегуди Менухин – один из самых великих скрипачей мира. Когда ему было одиннадцать, музыкальные эксперты провозгласили его самым талантливым скрипачом, который когда-либо появлялся на сцене. Одетый в короткие штанишки и белую рубашку, он исполнил концерт для скрипки Бетховена в сопровождении Нью-Йоркского филармонического оркестра. Естественность и глубина его исполнения потрясла и критиков и публику, даже оркестранты не могли сдержать слезы! Будучи сыном учительницы и фермера, Менухин 345 &

добился мировой славы при ограниченном количестве музыкальных репетиций. Его учителя были немало удивлены легкостью и чистотой его игры. Они предпочитали не вмешиваться, чтобы не мешать манере исполнения юного скрипача.

Уже в четыре года Менухин исполнял классические произведения. Когда ему исполнилось семь, состоялась его презентация в сопровождении симфонического оркестра из Сан-Франциско. Гениальность ребенка не ограничивалась игрой на сцене: мальчик читал классиков – Данте, Декарта – на итальянском и французском языках. И в наше время Иегуди Мспухин остается одним из самых великих скрипачей мира. По сравнению с другими одаренными детьми он рос и развивался как обыкновенный мальчик и был счастлив в жизни. Некоторые музыкальные критики, правда, утверждают, что с возрастом Менухин утратил ту чистоту исполнения, которая придавала особую красоту его игре, когда он был чудо-ребенком.

А вот корейский малыш Ким превратился во всемирного гения вскоре после своего рождения 7 марта 1963 года. Он появился на свет в семье двух университетских преподавателей, которые сами родились в один и тот же час одного и того же года. Ким мог проводить интегральные вычисления в уме уже в возрасте четырех лет и знал четыре языка еще до того, как пошел в школу. Его коэффициент интеллекта (IQ) достигал 210. До появления Кима на свет предполагалось, что ни у кого не может быть IQ выше 200.

Время от времени газеты сообщают о детях и подростках, завершивших среднее и даже высшее образование задолго до положенного срока. Так, еще в далеком 1834 году завершил свое среднее образов^ и ie будущий великий английский ученый Уильям Том 'in, за научные заслуги получивший титул лорда Ксл .ина. Тогда ему было только 10 лет. А в наши дни, ..ак недавно сообщил Николай Сухотский (Мир новости.

346

1998. N 3), одной из наиболее заметных фигур Индии стал 9-летний Тахагат Автар Тулей – возможно, самый юный в мире обладатель аттестата зрелости.

«Начало жизненного пути индийского вундеркинда, – пишет Н. Сухотский, – столь необычно, сколь и многообещающе. Пока его сверстники дружно посещали детские сады, Тахагат в возрасте трех с половиной лет был принят сразу в третий класс средней школы, где, словно играючи, стал взбираться по лестнице знаний. «Надо отметить, – вспоминает отец мальчика Нараян Просад в беседе с корреспондентом газеты «Индиан экспресс», – учеба давалась ему удивительно легко. Все шло настолько хорошо, что уже через год нам пришлось определить сына в шестой класс».

Но для не по годам пытливого ума даже спрессованной школьной программы оказалось явно недостаточно. Еще не имея понятия о такой науке, как сейсмология, Тахагат изобрел собственную систему предсказаний землетрясений, которой уже заинтересовались индийские ученые. Ее главная идея в том, что за 14 – 15 дней до землетрясения в этом месте фиксируются электромагнитные излучения. Стоит только зафиксировать их (как это способны делать некоторые животные и птицы, при первых сигналах тревоги покидающие опасную зону), и можно точно определить эпицентр и параметры подземной бури.

Делясь с журналистом свокми мечтами о будущем, Тахагат говорит, что будет учиться дальше, «чтобы стать настоящим ученым и открыть тайну происхождения космоса и его энергии». В планах же на ближайший год у него значатся… защита диссертации на соискание ученой степени по физике! Такими темпами, – заключает Н. Сухотский, – индийский вундеркинд и впрямь достигнет космических высот».

В отдельных случаях определенные чудо-способности у детей и подростков проявляются в виде кратковременной вспышки, подобно вспышке 347

го полтергейста. Об одном примере вдруг ярко вспыхнувших шахматных способностей подростка недавно рассказала аргентинская газета «Кроника». Она сообщила, что Орландо Хименес де Алмейда, 12-летниц школьник из аргентинского городка Тостадо, всегда мечтал стать знаменитым шахматистом. Однако как он ни старался, но в шахматы играл очень слабо. Никто из юных шахматистов школы, где учился Орландо, не принимал его всерьез. Он сам признавался, что «смотрит на шахматную доску и ничего не видит», то есть не в состоянии предвидеть события на доске хотя бы на два хода вперед.

Как-то по радио было передано сообщение о том,' что вулкан Льюльяльяко, находящийся на границе: между Чили и Аргентиной, начал подавать признаки^ жизни.

В эту ночь Орландо спал беспокойно. Ему грезился X. Р. Капабланка, который с ним разговаривал. Советовал не робеть, больше уделять времени шахматам. Утром, это было в воскресенье, Орландо объявил родителям, что пойдет немного погулять. Сам же направился в городской шахматный клуб. Там за шахматными досками сражалось несколько пар местных любителей.

Орландо подошел к столику, за которым сидел мастер спорта некий Хесус Касадо. И совершенно неожиданно предложил маэстро сыграть с ним партию. Co-j рокалетний Касадо посчитал это просто неудачной,1 шуткой юнца. Но Орландо настаивал, и Касадо согла-1 сился, чтобы просто от него отвязаться. Но игра при-1 няла для Касадо совершенно неожиданный оборот. К^ немалому своему изумлению, маэстро уже на 23-м хо– . ду понял, что он, Хесус Касадо, через два хода полу– 'Х. чит неминуемый мат. Мастер был уверен – это про-: сто нелепая случайность. И поэтому он предложил Орландо сыграть еще партию. Эта партия оказалась 348

для мастера просто разгромной: уже на 11-м ходу он почувствовал – дальше сражаться бессмысленно.

Расстроенный, он подозвал своего приятеля, сильного шахматиста Энрико де Валеро. Предложил тому помериться силами «с этим малышом». Де Валеро снисходительно согласился и начал играть довольно небрежно, разговаривая с Касадо и заглядывая в газету. За что и поплатился: через минуту партия им была проиграна вчистую. Темпераментный де Валеро почувствовал себя уязвленным. И вновь сел за шахматную доску, теперь играл предельно внимательно. Но вскоре опять проиграл. «

Постепенно вокруг собралась порядочная толпа шахматных любителей. Один за другим взрослые дяди садились за доску напротив Орландо и вскоре получали мат.

В понедельник на школьных переменах Орландо легко обыграл всех своих товарищей. Потрясенные учителя решили в ближайшую субботу организовать в школе сеанс одновременной игры: один Орландо будет играть против всех остальных.

На сеанс, помимо школьников, пришло несколько членов шахматного клуба. Игра шла под открытым небом. Орландо играл сразу против 17 партнеров. Все сразу отметили: решения мальчика были неординарными и совершенно неожиданными. За 30 минут все его 17 противников были повержены.

Вечером по радио и телевидению передали сообщение: вулкан стал еще более активным. Толчки стали более ощутимыми, хотя опасности пока нет. Вечером Орландо пригласили в городской шахматный клуб. На этот раз его противниками были 9 лучших членов клуба, из которых четверо были мастера. Орландо провел сеанс одновременной игры и всего за 42 минуты обыграл всех.

Так продолжалось примерно две недели. Начали уже поговаривать о том, что неплохо бы организовать

встречу Орландо с ведущими шахматистами Северной и Южной Америки. Дескать, появился «супер-Капабланка», который прославит не только город, но и нею Аргентину.

А через два дня по радио и телевидению пошли сообщения о том, что вулкан Льюльяльяко внезапно успокоился, толчки прекратились совсем. На следую– ) щий день Орландо с родителями должен был ехать в t Буэнос-Айрес на встречу со столичными шахматистами. Родители страшно волновались, а Орландо был как-то странно безразличен и вял.

В столичном шахматном клубе собрался чуть ли не весь город, Орландо сделал первый ход, затем перешел к другой доске и повторил его, потом к третьей и т. д. Прошло несколько минут, и в зале послышался недоуменный гул. Орландо делал безграмотные ходы и очень скоро проиграл все партии.

Семья де Алмейда с позором вернулась в родной город. Шахматная карьера нового Капабланки безнадежно –угасла.

Как пишет «Кроника», психиатры и психо.юги склонны считать, что неожиданное шахматное озарение мальчика было связано с пробудившейся активностью вулкана. Когда же тот успокоился, способности Орландо сразу угасли. Но какого рода «вулканы» пробуждали другие юные шахматные и иные таланты и гении Земли? Об этом пока приходится только « дать..

НЕМОШНЫЕ ГЕННп

Как, возможно, заметил и еще не раз замети i на страницах этой книги читатель, одаренность, талантливость и гениальность нередко соседствуют с сми или иными недугами обладателей выдающихся способностей. Проблеме соотношения таланта и недуга

уделял много внимания доктор биологических наук Владимир Павлович Эфроимсон. Он был одним из старейших отечественных генетиков, подвергался репрессиям, сидел в тюрьмах и лагерях. Последние двадцать лет жизни ученый посвятил изучению интеллектуальных способностей человека. Вот что он писал о недугах гениев: «Я более шестидесяти лет своей жизни с почти одинаковой страстью увлекался и генетикой… и историей. Прочтя за эти годы тысячи книг по истории, сотни биографий великих людей, просмотрев десятки энциклопедических справочников, я в итоге увидел, что за все время существования человеческой цивилизации известно что-то около четырехсот людей, сыгравших значимую роль и в ходе исторических процессов, и в культуре, и в становлении самого современного цивилизованного мира. Такую же цифру – около 400 – называют все авторы, пытавшиеся оценить количество гениальных людей.

В своих изысканиях я неожиданно для себя обратил внимание на то, что среди великих мира сего довольно часто, по крайней мере значительно чаще, чем среди остальных людей, встречаются некоторые наследственные болезни. Натолкнувшись на это явление, я стал уже более «прицельно» изучать биографии знаменитостей. Результат оказался поразительным. Я обнаружил сначала одну, а потом еще четыре особенности, встречающиеся гораздо чаще именно у гениальных людей.

Напомню, что подагра в качестве особого заболевания была описана еще Гиппократом. Уже в древности было замечено, что ею почему-то болеют самые великие полководцы и правители. Древнеримский врач Гален диагностировал подагру у героев Троянской войны Приама и Ахилла; он же считал, что подагрой болели Эдип и Беллерофонт. Подагриками были Александр Македонский и Птолемей. Отмечавшаяся загадочная связь между 351

ными достижениями гениев и подагрой оставалась не-^^ понятной вплоть до 1956 года, когда английский уче-^Д ный Е. Орован указал на два факта: во-первых, ои^ установил, что мочевая кислота, избыточное количе– \ ство которой в крови и приводит к подагре, по своей 1 химической природе близка к таким известным сти– 1 муляторам умственной деятельности, как кофеин и те– j обромин (содержатся в чае и кофе). Во-вторых, мочевая кислота отсутствует в крови почти всех млекопитающих, так как расщепляется специфическим ферментом – уриказой. Однако у всех обезьян и у человека уриказы в крови или нет вообще, или ее очень мало. Накопление мочевой кислоты в крови служило стимуляцией мозговой деятельности. В среднем на тысячу человек приходится три подагрика. Среди гениев эта цифра увеличена почти в 200 раз! 1

Есть прямые указания на подагру у Бориса Годуно– 1 ва. Если перенестись в век Петра 1 и рассматривать^ великую Северную войну чисто в личностном плане, ' то ее можно назвать войной трех подагриков – Кар– ' ла XII, Петра 1 и Августа II Сильного… Подагриками были Микеланджело и Рубене, Рембрандт и Ренуар, ' Филдинг и Стендаль, Мопассан, Галилей, Ньютон, Лейбниц, Дарвин, Монтень…

Конечно, на подагре вовсе не «свет клином сошелся». Нужно еще иметь дарование, условия для развития… Существуют и другие механизмы, симптомы, сопутствующие гениальности.

В 1964 году я обнаружил, что и Авраам Линкольн, и его поразительно умная мать, и три ее сына страдали наследственной формой диспропорционального гигантизма – синдромом Марфана.

Для этого синдрома характерны очень длинные и тонкие конечности при относительно коротком худощавом теле, тонкие, легко отгибающиеся назад пальцы рук… Синдром сопровождается усиленным выбросом в кровь катехоламинов – природных веществ,

среди которых: есть и адреналин. Особенно мощный выброс катехоламинов происходит при стрессах, что позволяет организму выдерживать высокий уровень физических и психических нагрузок. Но если при стрессах происходит разовый выброс адреналина, то при синдроме Марфана количество катехоламинов в крови повышено постоянно.

Я решил сделать «отчаянный» шаг и пропустить перед мысленным взором всех известных миру гениев и замечательных людей, чтобы выяснить, кто из них имел схожий с Линкольном внешний облик и мог по этой причине обладать синдромом Марфана.

Сразу же бросилось в глаза, что сходного типа гигантизмом обладал очень худощавый Ханс Кристиан Андерсен со своими невероятно длинными руками и ногами. Теперь его синдром доказан медиками.

Очень подозрителен на этот счет Корней Иванович Чуковский. Под подозрением остался Шарль де Голль с его необычно длинными руками и ногами…

Синдром Марфана – редчайший. Он встречается один раз на сто тысяч рождений. При такой редкости было бы просто невероятно найти среди четырехсот людей хотя бы одного носителя синдрома. Но у гениальных людей это правило нарушается. И если не считать не установленных точно Чуковского, де Голля, то Андерсена, Линкольна, изобретателя Николая Теслу, крупнейшего физика Эрнста Аббе, Вильгельма Кюхельбекера – вполне достаточно. Такое число носителей синдрома Марфана среди нескольких сотен выдающихся людей – поразительный факт.

А если учесть, что адреналиновый допинг – это мощный стимулятор интеллектуальной деятельности, то становится ясно, что это не случайно…

..».Тонизирующий, допинговый эффект может ока– зывать и повышенное содержание в крови андрогенов – мужских половых гормонов. Исходя из этого, можно понять некоторые механизмы повышенной

ственнои активности многих великих исторических деятелей.

Действительно, сколь бы интимной и малоизвестной ни оставалась сексуальная сфера жизни большинства знаменитостей, нельзя не помнить, что одною из величайших и многосторонних исторических персонажей – Юлия Цезаря – называли «мужем всех л-.сн». Безудержной сексуальностью, а следовательно, и нысоким уровнем содержания половых гормонов от.шчались Петр 1, Байрон, Пушкин, Лермонтов, Альфред де Мюссе, Бальзак, Гейне, Л. Толстой… У многих I-H них повышенный сексуальный тонус сохранялся до глубокой старости (Гeте). И если биографии многих замечательных деятелей свидетельствуют об их полном или почти полном отказе от секса, то в этих случаях чаще всего нужно говорить о явной сублимации сексуального влечения и переводе его в творческую энергию (Кант, Бетховен).

Все сказанное выше – не окончательный итог. Это даже не приближение к концу исследования.

В заключение мне хочется привести цитату из книги замечательного английского биолога и философа Джулиана Хаксли:

«Великие люди прошлого мимолетно раскрыли нам, чем может быть личность, интеллектуальное понимание, духовное достижение, художественное творчество. Но это не более чем мимолетные вспышки. Нам нужно исследовать и нанести на карту весь мир человеческих возможностей, подобно тому как была изучена и нанесена на карту вся область физической географии».

Исследования в этом .направлении, как показывает недавняя публикация Виктории Сарыкиной о «психопатологическом феномене» гениальности, продолжаются. «Каяодому гению – свою странность!» – та), назвала она свою статью об обсуждаемом феномене. Грубо говоря, проблема этого феномена предполагает,.

354

что каждый гениальный человек имеет отклонения. Кто будет отрицать, спрашивает Са^ыкина,– что у Пушкина, Гeте, Гоголя и Достоевского были психические отклонения? Впрочем, замечает она, это не то что вы думаете, – отклонение от нормы не означает сумасшествие. Психиатры сравнивают психопатологию с Книгой рекордов Гиннесса: там что ни рекорд – то отклонение от нормы. Просто между патологией и болезнью нельзя ставить знак равенства. И если ученые говорят, что Лермонтов был яркий шизоидный психопат, это не значит, что его нужно было срочно госпитализировать и лечить. У Пушкина, между прочим, тоже была патология – и может быть, даже большая, чем у Лермонтова, – но кто сможет назвать Пушкина сумасшедшим?

Легкие психические расстройства всегда присутствуют в личности и творчестве гениальных людей, но в очень ограниченных дозах, иначе ни личности, ни творчества уже не будет. В истории России можно найти массу примеров, когда гениальная личность переставала быть личностью и гением. Всем нашим классикам пытались ставить какие-нибудь диагнозы. Но ярчайшим примером почему-то всегда считался Гоголь – уж его-то диагноз «шизофрения» никто оспаривать не станет. Однако народ запоем читает и «Вечера на хуторе…», и «Миргород». Опытные специалисты на примере последних литературных изысков писателя весьма убедительно докажут вам, что к концу жизни Гоголь распался и как личность, и как талант. Потому что патология превратилась в болезнь и начала прогрессировать. С Мопассаном та же история. Примеров хватает.

Проблемой психопатологии и гениальности, указывает Сарыкина, занимались не только психиатры, но и философы, искусствоведы, историки, социологи, писатели. И основной вопрос большинства исследований (и может быть, самый загадочный) таков: как

оценивать соотношение гениальности и психопатологии? Ведь даже само понятие гениальности весьма и весьма расплывчато. Пушкин – это да, гений. А Константин Федин – гений ли он? Или просто одаренный человек? То же самое с патологией: какие у нее границы? Тысячи людей находятся в психиатрических клиниках, но лишь единицы проявляют себя как гениальные личности, и наоборот – тысячи занимаются творчеством, но значит ли это, что все они имеют психопатологические отклонения? Но, несмотря на эти вопросы-загадки, ученые, занимающиеся изучением творчества и патологии гениальных людей, обнаружили факты, позволяющие сделать четыре вывода: . 1. Среди предков гениальной личности без исключе– ния можно обнаружить черты психопатологии и часто даже – психическую болезнь.

2. У гениальной личности всегда можно констатировать наличие психопатологии: от легких форм до душевного заболевания.

3. Среди близких родственников гениальной личности с исключительным постоянством присутствуют душевнобольные люди.

4. Как правило, среди предков гениальной личности можно обнаружить линию одаренности.

Из всего вышесказанного, утверждает Сарыкина, можно сделать один простой вывод: основной фактор, влияющий на развитие гениальной личности, – это наследственность. Владимир Козырев, главный психиатр больницы имени Кащенко, составил «таблицу наследственности» одаренности и психопатологии. Вот она.

Наполеон

Отец: алкоголик, патологические черты характера. Мать: человек больших способностей с чертами несомненной одаренности.

Сестры: истеричные и безнравственные натуры Сам Наполеон страдал аффект-эпилепсией.

356 Лев Толстой Линия отца: изобилует душевнобольными и психопатическими личностями.

Линия матери: высокая одаренность, музыкальные и литературные способности.

Сам Толстой страдал истеро-эпилептическими . приступами.

Лермонтов Отец: выраженная психоцатия из группы шизоидных.

Мать: натура, склонная к поэзии Сам поэт «укладывается» в шизоидную психопатию.

Успенский

В семье отца – множество душевнобольных. По линии матери – много художников, музыкантов и писателей.

Брат покончил жизнь самоубийством. Сам писатель умер в психиатрической лечебнице от прогрессивного паралича (плюс страдал алкоголизмом).

Шуман Отец: литературно одарен.

Мать: к концу жизни проявились психические расстройства.

Сестра и сын композитора: душевнобольные. Сам Шуман покончил жизнь самоубийством.

Достоевский Отец: страдал алкоголизмом, как, впрочем, и братья писателя.

Мать: произошла из очень культурной семьи, давшей немало одаренных-, высокообразованных людей.

Сестра: душевнобольная, а ее сын (племянник писателя) – идиот. Сам Достоевский страдал эпилепсией.

Большинство ученых склоняется к мысли, 410 у каждого человека присутствует потенциал творчества – одаренность и патология. Только у всех эти потенциалы разные, зависят от наследственности и присутствуют в определенном соотношении.

Владимир Козырев приводит четыре варианта личности.

1. У человека много и творческого, и патологического потенциала. Он непременно реализуется в одаренную личность.

2. При малых творческой и патологической потенциях человек будет нормальным, даже посредственным.

3. Если у человека много патологического, но мало творческого потенциала, он просто станет психически ' больным.

4. Если патологии мало, а творчества много – человек реализует свои способности на высоком уровне, но гением не станет.

И еще – человек потенциально более гениален, чем он есть. В любом из нас заложено намного больше, чем мы реализуем. А иногда случается, что гениальный человек оказывается вне сферы творчества. Но гениальность все равно дает о себе знать и проявляется – пусть даже в очень малых формах. Как у Ломоносова. Впрочем, здесь возникает один нюанс. Пусть вы человек одаренный, имеете большой и творческий и патологический потенциалы, но, не имея способности к развитию заложенной одаренности, вы не станете тем, чем можете стать. Бывает так: вы воспитываете двоих детей, учите их, работаете с ними – один в результате Окажется Эйнштейном, а другой дворником. Потому что один ребенок умел развивать свои способности, а другой (имея тот же «наследственный

бор») – увы, нет. Лермонтов – пожалуйста, классический пример. В 27 лет настолько подняться выше своих одногодков, получив не самое высокое образование, – это свидетельствует о том, что поэт, «впитывая» мир по-своему, имел способность развивать свои способности. Есть даже научная работа под названиям «Сверхчеловеческое в творчестве Лермонтова».

Говоря о «наследственном наборе» (наличии творческого и патологического), мы, конечно, подразумеваем мозг. Сознание и подсознание. Сознание и сверхсознание («сверх-я» – по Фрейду): это то, что напичкано всякими табу, законами и правилами. Сознание тормозит подсознание (где и «хранятся» наши творческий и патологический потенциалы). Но иногда этот «тормоз» можно снять. Ведь вы встречались с людьми, которые только, что называется, до первой рюмки не умеют ни петь, ни танцевать, ни общаться на английском. Такого же эффекта «снятля тормоза» можно добиться не только с помощью алкоголя, но и наркотиков (между прочим, многие художники, музыканты и артисты используют их), сна (Пушкин писал стихи во сне, а Менделеев, утверждают учебники истории, увидел во сне свою таблицу), гипноза и… психопатологии. Все перечисленное и можно назвать пусковым моментом, подавляющим действие сознательного барьера. Есть еще один «стимулятор», который можно получить при жизни, – прогрессивный паралич (заболевание сифилитического характера), которым страдали Врубель, Мопассан и Гете.

Кто знает, спрашивает Сарыкина, сколько гениев было б сегодня, если бы ученые смогли ответить на вопрос: возможно ли вводить человека намеренно а патологическое состоящие? Никто не ОТВЕТИТ: стал бы Достоевский Достоевским, если бы он жил в наше время и его лечили 'бы от эпияепсия? Вроде понятно: расстройства следует лечить (и лечат!) – а вдруг вместе с болезнью «лечат» и гениальность?

359 ГЕНИАЛЬНЫЕ паМОТЫ

Не правда ли, странное словосочетание – «гениальные идиоты»? Но как еще прикажете именовать явных недоумков или дебилов, тем не менее проявляющих способности, которые иначе как гениальными назвать нельзя?

Все правила имеют свои исключения. Имеют их и установленные Владимиром Козыревым четыре варианта личности, описанные выше и связанные е соотношением в ней творческого и патологического начал. Оказывается, существует (правда, он проявляется крайне редко) и пятый вариант: идиотическая гениальность, или гениальность идиотов. Ведь границы^ между гениальностью и патологией (идиотизмом) едва различимы. Иногда же такая граница отсутствует вовсе или две крайности прекрасно уживаются в одном и том же человеке. Совершенно уникальные примеры подобного рода феноменов приводит Ф. Эдварде. Воспользуемся ими.

Вот, пишет он, перед нами картина жалкого существа, нарисованная доктором А. Ф. Тредголдом в монументальной работе «Умственная недостаточность». Идиота звали Флери, и вся его жизнь прошла в психиатрической больнице городка Армантьер во Франции.

Несчастный родился в семье сифилитиков. Появился он на свет слепым и слабоумным. Родители вскоре отказались от него, и он оказался в стенах учреждения, где и подметили его необыкновенный дар решать арифметические задачки в уме. Попытки научить его прописным истинам ни к чему не привели – Флери почти ничего не усваивал. Сутулы; i. с шаркающей походкой, с затуманенными глазами, робкий, он целыми днями слонялся по залам и площадкам «дома скорби», ставшего ему родным домом.

Однако наступали периоды, когда Фл&ри как 61,1 выходил из своего кокона идиотизма и удивлял Э60

ных. В такие дни собирались специалисты, чтобы проверить, действительно ли Флери обладает какими-то неимоверными способностями. За ним ходила слава молниеносного счетчика. И что же? Действительно, ученые уходили с таких встреч как будто более мудрыми и не менее обескураженными. Флери мог производить в уме расчеты со скоростью и точностью, не поддающимися объяснению.

Как-то раз Флери показали группе из двенадцати ведущих ученых и математиков Европы, чтобы продемонстрировать его таланты. Его провели в комнату, а он от испуга прижался к стене и глупо ухмылялся, совсем растерявшись от присутствия стольких незнакомых лиц. Сопровождающий его человек прочитал ему вопрос, подготовленный учеными: у тебя 64 коробки; в первую коробку ты кладешь одно зерно, а в 'каждую последующую вдвое больше, чем в предыдущую, сколько всего зерен окажется в 64 коробках?

Идиот все продолжал хихикать, пряча лицо от профессоров. Сопровождающий спросил его, понятен ли ему вопрос. Да, понятен. Знает ли он ответ? Не прошло и полминуты, как Флери сообщил правильную цифру: 18446734073709551 615.

Этот идиот из клиники Армантьера проделывал подобные расчеты и для астрономов, архитекторов, банковских служащих, сборщиков налогов, кораблестроителей. И каждый раз он давал точный ответ в течение нескольких секунд. Такую работу никто не мог проделать до наступления эры электронно-вычислительной' техники, десятилетия спустя после смерти Флери.

Случай с Флери в какой-то степени напоминает Другой, связанный с именем Тома Уиггинса, дебила, родившегося от рабыни в поместье Бетьюнов в 1849 году (штат Алабама). Том также уродился слепым, а поскольку за слепым ребенком требовался усиленный уход, хозяева разрешили матери держать его при себе в доме. Дом был огромный, но Том быстро 361

научился ориентироваться во всех закоулках, мог пройти куда угодно без помощи взрослых. Больше всего ему нравилось стоять неподвижно под парадной лестницей и слушать тиканье часов, принадлежащих деду хозяина дома.

Как-то прекрасным весенним вечером 1855 года, когда Тому было уже 6 лет, к Бетьюнам приехали гости из Монтгомери. Устроили представление. Свекровь и невестка Бетьюны исполнили на пианино две пьесы. Обе были отличными пианистками с дипломами Бостонской консерватории. Уже когда гости разошлись спать, младшая Бетьюн была очень удивлена, услышав звуки музыки, доносившиеся из зала. Неужели свекровь в такой поздний час решила еще раз сыграть пьесу? Вскоре молодая Бетьюн убедилась, что та крепко спит. Еще более удивившись, невестка на цыпочках спустилась в зал, где стояло пианино.

При лунном свете, струившемся сквозь высокие' окна, она увидела слепого Тома, сидевшего за HHCI пументом и проходившегося короткими пальцами по клавиатуре пианино. С паузами, но безошибочно он проигрывал одну из мелодий, исполненных дамами вечером. Пройдя по клавишам один раз, как бы осиаиваясь с пианино, он вдруг заиграл быстро и вдо ;ювенно, точно следуя мелодии и темпу пьесы, услышанной за несколько часов перед этим.

Как потом выяснилось, ребенок пробрался в !ал через открытое окно, подошел к пианино, до кото1.)го он раньше мог только дотрагиваться, и повторял пту за нотой, пока не закончил всю мелодию, сыгран .ую опытными пианистами.

Том Уиггинс, слепой недоумок, стал Слепым Томом – музыкальным вундеркиндом. Бетьюны открыли, что он обладал замечательным даром безошибочной имитации. Какой бы сложной ни была пьеса он тут же повторял ее в точности и делал те же оши)ки, что и пианисты. Слух о его таланте быстро 362

странился по всей стране, и Бетьюны стали устраивать представления сначала в южных городах, а затем в Нью-Йорке, Чикаго, Цинциннати и других.

25-летний Слепой Том разъезжал по Америке и странам Европы с концертами и поражал публику тем, что, прослушав знаменитых музыкантов, тут же повторял услышанное с тончайшими оттенками экспрессии. Деньги потекли рекой. Молодая миссис Бетьюн благоразумно организовала специальный фонд, позволивший Тому прожить безбедную жизнь.

Каким образом слепой, слабоумный пианист впервые познакомился с клавиатурой пианино, до сих пор остается загадкой. Ребенком его не пускали в зал, где стояло пианино, и впоследствии он даже не мог вспомнить, пытался ли когда-нибудь играть до той ночи.

Том достиг зрелого возраста, весил 113 килограммов и, имея ум ребенка, доставлял массу хлопот окружающим, особенно во время поездок. За едой он разбрасывал пищу, как капризное дитя, а после спектаклей, довольный аплодисментами, становился на голову посреди сцены – номер совсем не для музыканта.

Однако пианист-идиот постепенно утрачивал свой невероятный талант. В среднем возрасте он снова превратился в сопливого, беспомощного дебила (и умер таковым в 1907 году), живя на средства, оставшиеся после фантастической карьеры.

В богатой семье в Берне (Швейцария), в 1768 году родился мальчик, окрещенный Готфридом Майндом. Признаки умственной отсталости, отмечавшиеся у ребенка, вскоре переросли в явную дебильность. Семья была состоятельной, поэтому для интеллектуального Развития ребенка делалось все, но безрезультатно. С рождения и до самой смерти, наступившей в 1814 ГОДУ, в возрасте 46 лет, Готфрид Майнд был умственно отсталым человеком, неспособным контролировать 363 себя, поэтому во время прогулок его сопровождал телохранитель.

Еще в детстве Готфрид познакомился с красками, мелками и грифельной доской. Вскоре он стал рисовать удивительные картинки, некоторые из них были выполнены акварелью. Погожими днями страж уводил его куда-нибудь в чудесный уголок природы в поместье родителей, и часами Готфрид сидел там, счастливый, бормоча себе что-то под нос, рисуя все, что привлекало внимание этого взрослого младенца.

К тридцати годам этот жалкий молодой человек прославился во всей Европе своими картинами. Особенно удавались ему картины с домашними животными и детьми, к которым он стоял ближе всего по умственному развитию. Картину «Кошка с котятами» ку пил король Англии Георг IV, и долгое время она висе ла в королевском дворце.

Такая странная смесь художника и идиота наблю-« далась и в своего рода двойнике Готфрида Майндавлице Киоши Ямашита из Кобе (Япония). Как в свое время Готфрид Майнд, Ямашита нуждался в защите и опеке, словно ребенок, однако его картины приобрели всеобщую известность. Они выставлялись в универсаме Кобе в 1957 году, и, по оценке специалистов, над выставке-продаже побывало более ста тысяч человек. 1

Рожденный в трущобах, Киоши настолько отставал в развитии, что в 12 лет появилась необходимость по-1 местить его в психдиспансер. По линии его родителей и родственников ни^то не был художником, у самого Киоши в детстве подобное призвание не проявлялось, как вдруг он начал делать аппликации: рвал цветную бумагу и кусочки наклеивал на холст.

Талант продолжал развиваться и крепнуть. Медперсонал всячески поощрял Киоши. Стали приносить ему краски, но он принялся их есть, как конфеты, потом освоил кисти и начал рисовать красками. Он стал национальным любимцем Японии. Журналы спор

между собой за право помещать его рисунки на обложках. Необычный успех в Японии имела книга цветных рисунков Киоши Ямашиты, изданная в 1956 году, а сам Киоши в это время бродил по улицам города и просил милостыню, не в состоянии ответить, кто он такой и откуда.

Правительство Японии приставило к Киоши телохранителя, поскольку художник мог выйти на улицу голым и забрести куда угодно. Но временами ему удавалось улизнуть, и тогда он шатался по улицам, грязный, оборванный, живя подаянием, пока его снова не отыщут.

Доктор Рюзабуро Шикиба, ведущий психиатр Японии, так говорил о Киоши Ямашите: «Идиот-мудрец – загадка и вызов науке».

Случай с Джеффри Джанетом, родившимся в 1945 году в Илфорде (Англия), слепым калекой, лишний раз подчеркивает эфемерность границы между идиотизмом и гениальностью. Врачи осмотрели скорченного младенца и сказали родителям: «Он будет слабоумным и протянет от силы два года».

Джеффри Джанет не только «протянул», но и стал замечательным парнем с талантами настоящего гения. В шестнадцать лет, слепой, не в состоянии передвигаться самостоятельно, Джеффри демонстрировал ошеломляющие способности.

Врачи и журналисты были свидетелями того, как Джеффри повторял наизусть все программы британского радио и телевидения за целую неделю, прочитанные ему один раз.

Этот слабоумный, «который от силы мог протянуть Два года», делал сложные математические расчеты, за секунды давая правильный ответ. Каким-то ему только доступным способом он за несколько секунд мог совершенно точно узнать, на какое число придется любой день передачи в будущем или приходился в прошлом, даже с учетом изменений в календаре.

Его фантастический талант, завершает свой рассказ Ф. Эдварде, просто игнорировал все данные медицинской практики, лишний раз утверждая, как мало мы знаем о стране чудес, которой является мозг человека.

Функционирование мозга остается и… видимо, еще долго, если не навсегда, останется для познающего его человека загадкой. Слишком много при этом возникает вопросов, на которые нет ответов. Например, почему отсутствует прямая связь между весом мозга и одаренностью его обладателя? Ведь чего, кажется, проще – предположить, что чем тяжелее мозг человека, тем последний умнее и способнее! АН не получается. Вот тому доказательство: вес мозга французского писателя А. Франса составлял 1017 граммов, вес мозга великого русского писателя И. С. Тургенева был почти вдвое больше – 2012 граммов. Несмотря на такую огромную разницу, оба были выдающимися мастерами слова – ведь нельзя сказать, что Тургенев вдвое гениальнее Франса: гениальность на весах не измерю ь, тут нужны совсем иные критерии.

Вот сжатый перечень веса мозга (в граммах) некоторых известных всему миру людей, представленный в порядке возрастания:

А. Франс (1844-1924), писатель – 1017 А. Ф. Кони (1844-1927), юрист – 1100 Ф. Тидеман (1781-1861), анатом – 1254 P. В. Бунзен (1811-1899), химик – 1295 В. В. Пашутин (1845-1901), патофизиолог – 1340 : Ю. Либих (1803-1873), химик – 1352 ' А. П. Бородин (1833-1887), композитор – 1383 С. В. Ковалевская (1850-1891), математик – 1385 : Ф. П. Шуберт (1797-1821), композитор – 1420 Г. Л. Ф. Гельмгольц (1821-1894), физик-физиолог – 1440

М. Д. Скобелев (1843-1882), полководец – 1451 P. Шуман (1810-185^), композитор – 1475 П.Брока (1824-1880), антрополог – 1484 366

К. Ф. Гаусс (1777-1855), математик – 1492 Д. И. Менделеев (1834-1907), химик – 1571 Э. Геккель (1834-1919), зоолог – 1575 И. Ф. Шиллер (1739-1805), поэт – 1580 Э. В. Сименс (1816-1892), физик – 1600 И. Кант (1724-1804), философ – 1600 И. П. Павлов (1849-1936), физиолог – 1653 У. М. Теккерей (1811-1863), писатель – 1660 В. М. Бехтерев (1857-1927), психиатр – 1720 Дж. Байрон (1788-1824), поэт – 1807 О. Бисмарк (1815-1898), государственный деятель– 1807

Ж. Кювье (1769-1832), естествоиспытатель – 1861 И. С. Тургенев (1818-1883), писатель – 2012 Несмотря на потрясающий разнобой в цифрах, все эти люди оставили значительный след в истории человечества ввиду яркой одаренности в избранных сферах деятельности. Следовательно, отнюдь не вес мозга определяет одаренность человека. Ведь приведенный перечень отражает границы веса мозга не только одаренных, но и вполне обычных людей, у которых наблюдается та же картина. Значит, существуют границы веса мозга нормальных людей: он может колебаться в широких пределах – от 1000 до 2000 граммов. Выход за эти границы обычно приводит к снижению интеллектуальных способностей. Например, вес мозга одного слабоумного десятилетнего мальчика составил 2069 граммов, а одного идиота-эпилептика – даже 2850 граммов, однако встречаются и идиоты с очень маленьким мозгом. С другой стороны, зарегистрирован случай, когда мозг нормального, но ничем особо не одаренного человека весил 2140 граммов. Нечто подобное было зарегистрировано 23 октября 1975 года в США – при вскрытии скончавшегося 50-летнего обычного во всех отношениях мужчины оказалось, что его мозг весит 2049 граммов! Как показывают исследования анатомов, мужской 367

мозг в среднем весит 1420 граммов, женский – 1400; самый тяжелый женский мозг весил 1565 граммов. При этом отклонения от среднего значения для мужчин могут составлять – без ущерба для интеллекта – до полукилограмма в ту или иную сторону!

<p>Часть пятая

СТРАННЫЕ ЛЮПп, СТРАННЫЕ СУПЬБЫ

Мы говорим: «на роду написано», «предначертано», «чему быть, того не миновать». Но что именно предначертано, чему конкретно быть – обычно нам знать не дано. Это прерогатива судьбы. Над ее хитросплетениями не раз задумывались лучшие умы человечества.

«Куда ведет Судьба – не знаю. Странная Судьба. Или она слепая, или в ней высокий, сокрытый от нас разум» – такую запись II декабря 1855 года занес в дневник самобытный русский философ и драматург А. В. Сухово-Кобылин (1817-1903). Как показало будущее, драматическое наследие Александра Васильевича (пьесы «Свадьба Кречинского», «Дело» и «Смерть Тарелки на») в конце 'концов нашло свое предназначение в цепи времен. Судьба же его философского наследия до сих пор остается трагичной: оно незаслуженно забыто и до сих пор практически не востребовано, несмотря на редкостные прозрения, столь опередившие его и даже наше время. Что это Действительно так, читатель убедится, познакомившись с книгой А. В. Сухово-Кобылина «Учение

мир. Инженерно-философские озарения» (М., 1995), подготовленной к печати ее редакторами-составителями А. А. Карулиным и И. В. Мирзалисом. Представленные в ней материалы по объему составляют лишь небольшую часть философского наследия выдающегося русского философа-космиста и отражают его особое, говоря современным языком, инженерно-философское видение научной картины мира (Всемира). Уже сейчас многое говорит за то, что забытым прозрениям философа уготовано блестящее будущее, – столь удивительно точно они обрисовывают как общие, так и частные контуры мироздания, даже те из них, что стали вырисовываться многие десятилетия спустя. Так, понятий «бионика», «биокибернетика» во времена Сухово-Кобылина не было, а он тем не менее приводит такие вот необычные для его времени сопоставления:

«Организм совершил следующие открытия, то есть указал следующие аналогии между механизмом и организмом: – телескоп и глаз, – насос и сердце, – струна и ухо, – дудка и гортань,

– электрический кабель и спинной мозг, – телеграф и мозг».

Не правда ли, замечательное прозрение, столь опередившее свое время!

Но зададимся вопросом: связан ли масштаб личности носителя судьбы с ее особенностями? Как показывает история, чем масштабнее личность, тем более сложная судьба ее ожидает, иногда с элементами странности и даже загадочности. Однако судьбы шчностей менее крупномасштабных или даже вовсе ничтожных, а то и явно преступных, бывает, также складываются более чем странно. В таких случаях нерлко трудно отделаться от впечатления, что странность 372

дьбы отражают странности ее носителя, невсeгда^известные и понятные даже ему самому. Вот тому некоторые примеры.

С Шарлем Самсоном-младшим судьба обошлась так, что он в семь лет стал исполнять обязанности главного палача Франции, поскольку в начале XVIII века в этой стране профессия палача передавалась по наследству от отца к Ьыну. Таким образом, когда Шарль Жан Батист Самсон-старший в 1726 году умер, его должность перешла к его сыну, Шарлюмладшему, хотя тогда ему едва исполнилось семь лет. В те времена заключенные, приговоренные 'к смерти, обезглавливались. Так как у юного Шарля не хватало сил, чтобы поднять топор, ему 'разрешил и иметь помощника, который бы временно выполнял его обязанности, а сам Шарль присутствовал при этом: ведь он был единственным, кому разрешалось подавать официальный сигнал начала казни. Когда Шарлю исполнилось двенадцать, он сам взялся за топор и стал собственноручно рубить головы казнимым.

Шарль Самсон-младший, как, впрочем, и его отец, исправно исполнял возложенные на него государством тяжкие обязанности, оставаясь по одну сторону закона. Однако истории известны случаи, когда носители противоречивых судеб с равным успехом жили и работали как бы по обе стороны закона – они, как говорится, «ублажали» и ваших и наших, – иногда поочередно, как Джон Пофам, иногда одновременно, как Евгений Франциск Видок.

Так, когда Джон Пофам был студентом юридического факультета Лондонского университета, он вел разгульную жизнь, много тратил, но при этом ничего не зарабатывал. В поисках приключений и денег Пофам, вооруженный до зубов, отправлялся за город грабить на дорогах прохожих. Несколько лет спустя, во время правления английской королевы Изабеллы 1,

этот самый Джон Пофам был в 1592 году назначен на пост верховного судьи трибунала правосудия, где и продержался до дня своей смерти, которая после,ювала в 1607 году.

Евгений Видок, сын булочника и коллега Пофама по судьбе, был и выдающимся уголовником, и одним из лучших в мире детективов. Он родился в 1775 году во Франции. Его таинственная и романтическая жизнь по обе стороны закона сделала из него образцового сыщика с редкостным умом. Но до того он был военным моряком, дезертировал, затем стал опыщым уголовником, специалистом по побегам и конспирации. В 1890 году Видок завербовался в агенты французской службы безопасности.

В результате он превратился в самого лучшего сыщика века, потому что ему не составляло труда раскрыть любое преступление или найти преступника, каким бы хитрым тот ни был. У него имелись собственные методы, противоречащие принятым в петиции, – личный опыт его никогда не подводил. .новременно он был и другом, и напастью многих уголовников. Видок лучше их самих разбирался щ тайниках их душ, понимал их мысли и эмоции, ^ легкостью предугадывал их действия и намерения^ Он без малейших проблем мог втереться в доверие к^ самому предусмотрительному авторитету, тот даже заподозрить не мог, что перед ним представите^-) закона. Прослужив 33 года в службе безопасности, знаменитый сыщик в 1832 году был смещен со своего поста в отделе по борьбе с преступностью, обвиненный в подстрекательстве преступления с целью его раскрытия. Последние двадцать пять лет сноси жизни Видок провел, сооружая бумажную мелы .пну, используя при этом бывших уголовников как ;\i6o– чую силу.

Странные люди, странные судьбы… Познакомимся же более подробно с некоторыми из них.

ВЕЗУНЧПКМ п НЕВЕЗУНЧМКМ

Говорят, в личной карточке членов СС – своего рода закрытого ордена фашистской Германии, бьш пункт, предусматривающий ответ на вопрос, что более свойственно данному эсэсовцу в жизни – везение или невезение. Как известно, несмотря на удачливость, сопровождающую «подвиги» некоторых из них, сам орден потерпел жестокое поражение в ходе второй мировой войны.

Однако и в судьбах отдельных людей, не принадлежащих к тому или иному ордену, бывает, прослеживаются удивительные случаи везения или невезения. Рассмотрим прежде всего те из них, которые как бы отмечены печатью удачливости.

Известное выражение «пуля его не берет» более чем приложимо к 53-летнему Фреду Кармену из Детройта (США), продавцу ювелирных изделий. Он направлялся к своей машине, имея при себе 250 000 долларов выручки, когда на него напал вооруженный грабитель. По всем законам баллистики и анатомии, мозги Фреда должны были бы разлететься во все стороны. Однако жертве необычайно повезло: в момент выстрела Фред от страха открыл рот. Врачи были поражены, когда рентген показал пулю, спокойно лежащую в его желудке. По какому-то непостижимому стечению обстоятельств пуля отразилась от пазух носа и через горло попала в желудок, не причинив невольно проглотившей ее жертве особого вреда.

Такая же уникальная удача выпала на долю 20-летней англичанки Шарлотты Гибб. Она со своим другом путешествовала автостопом по Израилю. Водитель очередной попутки оказался опасным преступником и расстрелял туристов из пистолета.

22-летний Макс умер на месте, а вот Шарлотте удалось спастись. По счастливой случайности пуля попаia ей в голову за правым ухом и вышла прямо под

вым глазом, но не повредила жизненно важных орга-' нов. На пару сантиметров выше – и девушка ослепла бы. На пару сантиметров в сторону – смерть была бы неизбежной. Шарлотта же выздоровела уже через несколько недель.

36-летний англичанин Эндрю Биллингам – еще одна выжившая жертва уникального выстрела. Еше в^ детстве его приятель угодил Эндрю в нос из духового' ружья. «Все это время я думал, что пуля вылетела через щеку, – рассказывал Эндрю. – Но недавно стоматолог, разглядывая рентгеновский снимок, спросил, что у меня за штифт в носу. Оказывается, пулька все эти годы там и торчала. Нос у меня никогда не болел, и, если бы невизит к дантисту, я так ничего бы и не' узнал…»

Только писатели поймут весь трагизм положения,. когда по несчастному стечению обстоятельств пропадает единственный экземпляр рукописи или даже часть ее, – сколько тому было примеров! И как счастливы бывали авторы, когда пропавшее чудом обнаруживалось! Об одном уникальном случае такого рода сообщил известный французский астроном и исследователь непознанного К. Фламмарион в книге «Неведомое» (Спб., 1901; Хабаровск, 1991). Вот что он в ней рассказал: «В то время когда я писал свое большое сочинение об атмосфере и как раз занимался составлением главы о силе ветра, где приводил любопытные примеры, произошел следующий случай.

Мой кабинет в Париже имеет три окна: одно обращено на запад и выходит на бульвар Обсерватории, другое обращено на юго-запад к самой обсерв.горни, а третье смотрит прямо на юг, в улицу Кассинл. Дело было летом. Первое окно, выходящее на кашт.пк:'у10 аллею, было отворено. Вдруг небо заволакивае с, тучами, поднимается вихрь, который распахивае– плохо притворенное третье окно, и взбудораживает вс бумаги на моем столе; между прочим ветер уносит олько

что написанные мною листки, и они летят вихрем по– Х.""» верх деревьев. Минуту спустя хлынул проливной дождь. Спускаться вниз разыскивать улетевшие листки казалось мне напрасным трудом, и я поставил на них крест. Каково же было мое изумление, когда несколько дней спустя я получил из типографии Латюра, отстоявшей от моей квартиры на добрый километр, оттиск этой самой главы, всей целиком, без малейших пропусков! Заметьте, что в ней трактовалось именно о любопытных проделках ветра. Что же такое произошло? Вещь очень простая.

Рассыльный из типографии, живший в квартале Обсерватории и приносивший мне корректуру, пошел домой закусить и на обратном пути увидал на земле перепачканные, измоченные листочки моей рукописи. Он вообразил, что сам растерял их, поэтому постарался подобрать их как можно тщательнее и отнес в типографию, конечно не думая хвастаться своим поступком. Право, точно сам ветер позаботился принести листочки в типографию!» – завершает свой рассказ Фламмарион.

Некоторые из счастливых совпадений, несмотря на всю их «мелочность», тем не менее столь же удивительны. Например, Колин Уилсон, английский писатель, выпустивший десятки книг о неведомом и непознанном, в предисловии к одной из них (Оккультизм. – Лондон, 1971) рассказал и о таком вот странном происшествии: «Однажды, когда я искал нужный мне факт, с полки упала книга, раскрывшись как раз на той самой странице, где содержались нужные мне сведения». Видимо, ему они были действительно ЗДОРОВО нужны!

А вот несколько примеров происшествий типа *Упал, но не разбился», случившихся в последние го– Ды. Так, беременная журналистка Лия Пацетти из Ту– ^^ (Италия), как сообщил ее коллега по профессии ^рло Скаротти, вывалилась из… вертолета, но, про-

ведя 300 метров в свободном падении, не только осталась практически невредимой, но и спустя дна часа родила здорового мальчика! Ведь на что тол i .ко не идут фоторепортеры ради хорошего снимка! Вот и 26-летняя журналистка так увлеклась панорамой города, что слишком сильно высунулась из открытого люка.

«В этот момент вертолет вдруг попал в зону турбулентности. Проще говоря, нас пару раз мотануло воздушными потоками, – рассказывал пилот Дино К.аццери. – Пассажирка была на последних месяцах беременности и, конечно, плохо держала равновесие. А кроме того, в нарушение правил и моих предупреждений потихоньку отстегнула ремни безопасности – они ей, видишь ли, мешали…»

«Камнем падая вниз, я была уверена, что все, погибла, – вспоминает Лия. – И думала только о том, что теперь мой ребенок уже никогда не родится».

Спасла неосторожную журналистку поистине уникальная случайность. Она могла рухнуть на крышу высокого здания, а могла и пролететь мимо – HI асфальт: Лия падала впритирку со стеной и угодила на брезентовый навес 14-го этажа, защищавший ок-а от солнца. Это погасило скорость падения и смя» чило удар. Потом она так и продолжала свой кошмарный путь – с навеса на навес, все ниже и ниже.

Вот свидетельство 66-летнего Лучано Галарди, очевидца последних секунд падения журналистки: «Я стоял на улице и вдруг услышал треск рвущейся ткани. Я поднял голову и увидел женщину – она падала, пробивая своим телом натянутые противосолнечные тенты. Это продолжалось несколько секунд, а потом она шлепнулась на землю. Ну не совсем на землю. Нс повезло бедняге…»

Беднягой оказалась не Лия, а случайный прохожий. «Мягкую посадку» она совершила прямиком на г)лову некоего Гильермо Виллы. Как сообщила пол.щия, т

Вилла скончался на месте, но никто об этом не сожалеет: ведь он был отпетым мерзавцем, торговал наркотиками, так что все в округе вздохнули с облегчением.

Саму Лию тут же отправили в больницу. Ошарашенные медики не обнаружили у нее никаких повреждений. Несколько синяков и ссадин, разумеется, не в счет. А примчавшийся в клинику ее муж Антонио нашел там не только живую и здоровую супругу, н и очаровательного малыша, которого Лия успела родить после падения – немного преждевременно, но вполне благополучно…

Вообще-то упасть и сломать кости можно и на ровном месте, что, к несчастью, чаще всего и случается. А вот пролететь 60 метров по вертикали, рухнуть на булыжники и не разбиться везет немногим. Именно так – лишь легкими порезами, ссадинами и ушибами отделался 12-летний Джон Тринхове, сообщает журналист Фреди Ротчелл.

Джон вместе с отцом совершал восхождение на одну из вершин горного массива Магалисберг, расположенного восточнее Претории (ЮАР). Как на грех, они пренебрегли страховочными тросами, и это едва не привело к трагедии. «Поначалу все шло нормально, – рассказывал Джон, – мы благополучно добрались почти до вершины. Но вдруг я внезапно оступился и полетел вниз. В момент падения пытался зацепиться руками за камни и стволы деревьев, но у меня ничего не вышло».

Мальчик пролетел 60 метров и рухнул на булыжники в ущелье. Однако ему просто невероятно повезло – парнишка остался.. целехонек, если не считать нескольких порезов и ссадин. «Я тут же вызвал по радио вертолет «скорой помощи», и он быстро доставил сына в больницу, – сообщил отец мальчика. – Там ^у наложили одиннадцать швов и сделали кое-какие перевязки. Однако врач заверил, что скоро Джонни сможет вернуться домой».

379

Так и получилось. Уже на следующий день Тринхове-младший появился дома– счастливый и сияющий. А через пару дней пошел в школу как ни в чем не бы. вало.

А вот военнослужащий Юрий Николаев из Саранска, призванный вместе с другими солдатами подсобить московским пожарным в их нелегкой работе, через десять дней службы в новом качестве ухитрился поймать на лету восьмилетнюю малышку. Вот что об этом необыкновенном случае рассказала Ольга Незванова: «Сообщение поступило ночью, в 1 час 57 минут. Загорелась квартира. Три пожарные машины, прижимая к обочине протяжным воем сирен легковушки, помчались к месту беды.

Квартиру-виновницу на втором этаже Юрий заметил сразу – по ярким отблескам пламени в окнах. Но густой, грязно-серый дым уже вовсю хозяйничал в подъезде. Даже неопытный Николаев понял: жильцов надо срочно эвакуировать. О пожарных-профессионалах и говорить нечего: они быстро развернули трехколенную лестницу, приставили к кирпичной пятиэтажке и начали спускать погорельцев.

Стоя внизу для подстраховки, Юрий внимательно наблюдал за своим напарником Алексеем Соловьевым. Тот осторожно спускался из окна четверто: и этажа с восьмилетней девочкой на руках. Мороз 61.1 нешуточный, и обледеневшие металлические стугсньки затрудняли спуск. Примерно на уровне второго )тажа Алексей неожиданно поскользнулся, не удержа^-я и… сорвался вниз. Юрий успел только охнуть, уви^ –п летящих на него ребенка и своего товарища. Он ничего не успел подумать, просто протянул руки и, к счастью, поймал обезумевшую девчушку.

Лишь опытный пожарный знает, что удержат.. даже маленького ребенка, падающего с высоты, практически невозможно. Если бы на месте Юрия был кто-ff иной, трагедии бы не миновать. А Николаев – 'арен'

прямо-таки богатырского сложения: под два метра ростом, весом почти в сто килограммов. По-крестьянски крепко сбитый. Словом, силой не обижен. Что и говорить, повезло малышке, ведь и она отделалась лишь впечатлениями от полета. Возможно, – завершает О. Незванова свой рассказ, – когда-нибудь девочка будет с благодарностью вспоминать того, кого и в лицо-то не запомнила. Ну а Юрий Николаев привезет домой, в родной Саранск, короткую историю из своей армейской жизни». Историю, добавим от себя, цена которой – спасенная жизнь ребенка.

Теперь обратимся к жутким историям об оставшихся в живых повешенных. Не зря же существует поговорка «везет как утопленнику», а вот выражение «везет как повешенному» отсутствует. А ведь некоторым из повешенных невероятно везет – их, при всем старании палачей, так и не удается повесить! Три поистине удивительных случая несостоявшихся повешений раскопал все тот же Фрэнк Эдварде. Ему слово:

«Кто-то украл небольшой письменный стол, в котором лежала сумка с золотыми и серебряными монетами. Шел 1803 год, и фактически убыток в результате кражи не превышал двухсот долларов, но вор или воры сурово обошлись с подвернувшимся на беду констеблем, и тот скончался от ран.

Полиция города Сиднея стала разыскивать шайку или шайки, и, когда подвернулся некий Джозеф Самуэльс, человек с плохой репутацией, у которого в карманах нашли несколько исчезнувших монет, ему тут же пришили дело об убийстве констебля.

Не помогло парню и то, что он представил нескольких свидетелей, подтвердивших, что Самуэльс выиграл монеты в одном из игровых притонов. Более того, нашлось множество других свидетелей, утверждавших, что он был пьян в момент кражи и находился на расстоянии нескольких миль от места преступления. И все же Джозефа Самуэльса вынудили признаться

в соучастии в грабеже, и суд тут же обвинил его в убийстве на основании косвенных улик. Короче, он сам сунул шею в петлю, признав себя соучастником грабежа, и тем самым выстроил для себя помост с виселицей за убийство. Самуэльс был приговорен к смертной казни через повешение. Казнь была назначена на сентябрь 1803 года.

Другой соучастник грабежа, Айзек Симмондс, все еще находился под следствием, поскольку полиции не удавалось вытянуть из него какие-либо признания. Перед лицом мрачной перспективы сдержанность его вполне можно было понять. Чтобы заставить его заговорить, начальник полиции прибегнул к уловке, распорядившись доставить Симмондса к –месту казни его партнера по преступлению.

Утром в день казни Самуэльс, стоя на повозке рядом с виселицей, произнес небольшую речь. Он по-' вторил свое признание в соучастии в грабеже, но отрицал причастность к убийству констебля. На самом же деле, сказал Самуэльс спокойно и без горечи, настоящий убийца находится в толпе. Он доставлен сюда под охраной полиции посмотреть на казнь за преступление, которое совершил не он, а Айзек Симмондс.

При упоминании своего имени Симмондс при тлея кричать, пытаясь заглушить слова человека в смертной повозке. Но Самуэльс продолжал рассказывать о том, что произошло, затягивая узел подозрений вокруг шеи орущего и раскрасневшегося Симмондса.

Когда Самуэльс начал свой рассказ, стража уже накинула петлю ему на шею. По мере того как он говорил, по толпе –прошел сначала легкий шумок, вскоре переросший в ропот и в конце концов превратившийся в рев с требованием освободить Самуэльса и судить Симмондса. Собравшиеся зрители подались вперед, по-видимому стремясь освободить обреченного, но стражник хлестнул лошадей, и повозка выскочила

из-под ног Самуэльса. Он поболтался в петле с еекунду, но веревка лопнула, и Самуэлье упал на земл-ю лицом вниз.

Стража построилась в каре, чтобы сдержать толпу, в то время как палач готовил новую веревку. Самуэльса, в полуобмороке после первого страшного испытания, опять поместили в повозку, на этот раз он сидел на бочке, поскольку стоять уже не мог.. Начальник полиции снова дал знак, и повозка снова вырвалась из-под ног несчастного. Толпа с ужасом наблюдала за происходящим: веревка стала расплетаться прядь за прядью до тех пор, пока ноги Самуэльса не коснулись земли и он получил достаточную опору, чтобы не задохнуться. Толпа заревела:

– Обрежьте веревку! Обрежьте веревку! Это воля Господа!

Но начальник полиции не пожелал путать плохую работу с Божьим промыслом. Он приказал солдатам надеть новую веревку на шею Самуэльса, и приговоренный в третий раз полетел вниз. На этот раз веревка лопнула у него над головой.

Солдат ослабил петлю, чтобы дать Самуэльсу отдышаться, если у того еще было такое желание. Встревоженный начальник полиции вскочил на коня и во весь дух помчался к губернатору доложить о невероятных событиях, разыгравшихся во время казни.

Губернатор тут же отдал приказ о помиловании, но потребовалось еще некоторое время, прежде чем до Самуэльса дошло, что происходит вокруг. По словам очевидцев, «он был растерян и немного помешался, поскольку сначала не понимал, что получил прощение»,

После того как главный герой этой уникальной Драмы был уведен со сцены, подозрительный начальник полиции принялся осматривать веревки, которые

(сыграли, такую удивительную роль в этом деле. Не по портили ли их заранее?

Нет, с веревками было все в порядке. Последняя, оборвавшаяся, словно бечевка, была совершенно новой и выдержала многократные испытания на разрыв с падающим грузом весом около 180 килограммов. Даже тогда, когда порвались две пряди, последняя продолжала удерживать полный вес. И все-таки веревка ворвалась, как только Самуэльс задергался в петле.

Согласно записи по данному делу, Айзек Симмондс был позднее осужден и повешен за убийство констебля.

Что можно добавить о Джозефе Самуэльсе, трижды повешенном за одно утро и при этом оставшемся в живых?

К сожалению, Самуэльс вскоре принялся за старое, снова связался с дружками, занимавшимися сомнительными делами. Воровство, пьянство, поножовщина – такова его дальнейшая «деятельность». Он снова оказался в тюрьме, где ему дали понять, что по нему уже плачет новая, более крепкая веревка, поскольку он давно уже стал отпетым негодяем.

По последним дошедшим до нас слухам, – завершает журналист эту историю, – Самуэльсу удалось перехитрить собственную участь: он подбил группу заключенных на побег. Украв лодку, они все вместе] скрылись из Ньюкасла. Самуэльс пережил три походу на виселицу. Он слишком часто испытывал свою судь-^ бу. Чем он кончил – неизвестно, поскольку ни о нем,» ни о его приятелях никто больше ничего не слы 'ал.

Джозеф Самуэльс был не единственный, – продолжает Эдварде, – кому удалось перехитрить веревку1 виселицы. Когда Джону Ли предъявили обвинение 81 зверском убийстве старой женщины, суд пригс^орн^ его к смертной казни через повешение, котора' л"л-^ жна была состояться в Экзетере (Англия). Хмурым, холодным, ветреным утром 23 ф^ ^раля

1895 года Ли повели на эшафот. Собралось около сотни зрителей: одни по служебной необходимости, другие – из-за нездорового любопытства. Палач, профессионал в своем деле, тщательно проверил исправность узлов своего зловещего механизма. Веревку распрямили и смазали маслом; петли опускного люка также смазали; спусковой механизм, освобождавший опускной люк, внимательно осмотрели.

Ветер трепал тонкое тюремное платье Ли, когда он, спотыкаясь, поднимался по ступеням. Ли пробормотал, что озяб, но стража не обратила на жалобу никакого внимания – ему оставалось недолго мерзнуть. С крепко связанными за спиной руками Ли ступил на опускной люк и остановился в центре. Хочет ли он что-нибудь сказать? Ли отрицательно покачал головой. Да и по тому, как он от холода стучал зубами, было видно, что вряд ли он сможет говорить. Казалось, что все присутствующие вместе с висельником хотят одного – поскорей покончить с этим грязным делом.

По сигналу палач выдернул чеку, удерживавшую створки люка. Ничего не произошло.

Ли беспомощно стоял, наклонив вперед закрытую мешком голову, и ожидал падения. Палач суетливо полез под конструкцию виселицы,, чтобы выяснить, в чем дело. Чека, как ей и полагалось, вошла в соответствующее углубление, но створки люка, на которых стоял Ли, даже не дрогнули.

Один из стражников взял Ли под руку и отвел в сторону, в то время как палач вновь подготовил механизм к действию и стал проверять люк. Когда он выдернул чеку, створки тут же упали вниз.

Приговоренного снова поставили на место. Опять выдернули чеку, и снова люк не шелохнулся.

По дрожащей от холода толпе прошел говорок. Зрители заволновались. Представители властей забеспокоились, понимая, что надо что-то предпринять, и незамедлительно. Опускной люк решил проверить сам 1 феномены 385

начальник тюрьмы. Он ступил на него, поддерживаемый с двух сторон стражниками, стоявшими на платформе. Люк сработал мгновенно, и начальник тюрьмы повис на руках у стражников.

А Джона Ли увели пока обратно в камеру, где он пребывал некоторое время в недоумении, не догадываясь о причинах отсрочки казни, поскольку ничего не видел. По сигналу начальника тюрьмы его снова вывели на помост виселицы. Третий и четвертый раз выдернули чеку, но створки люка ни разу ие сдвинулись с места.

Начальника тюрьмы прошиб обильный пот. Впрочем, палача и стражу тоже. Как они признава.шсь позднее, чувствовали они себя ужасно неловко, бросая вызов силе, которую ощущали, но не могли видеть. Когда Джона Ли не было, створки люка срабатывали превосходно, но как только он вставал на свое место,. люк как будто опровергал закон тяготения. Почему?

Шериф принял решение приостановить казнь и направил рапорт вышестоящему начальству. Доложили министру внутренних дел. Состоялись дебаты в парламенте по данному вопросу. Наконец смертный приговор Джону Ли был заменен пожизненным заключением. Но и этот приговор был смягчен несколькими годами тюрьмы, и вскоре Джон Ли вышел на свободу.

Хотя орудие смерти после этого случая подвергли длительной детальной проверке, объяснения, почему не срабатывал опускной люк, когда на нем стоял Джон Ли с петлей на шее, так и не было найдено.

Может быть, ответ знал сам Ли, который спустя много лет сказал журналистам: «У меня всегда было такое чувство, что я получал помощь от некой си1Ы, более могущественной, чем сама сила тяжести!»

И наконец, третья из историй с неудавшимся повешением: «Жарким августовским днем 1893 года суд присяжных штата Миссисипи оставил зал заседании и удалился на совещание, чтобы решить судьбу 386

него Уилла Первиса, обвиненного в убийстве молодого фермера в результате ссоры. Уилл признался, что ссора была, но отрицал свою виновность в убийстве. К сожалению, не нашлось ни одного свидетеля, чтобы подтвердить его показания. В зале заседаний слышалось лишь жужжание мух да шарканье ног по полу. Уилл Первис сидел неподвижно, обхватив голову руками. У всех было такое чувство, что суд продлится недолго.

– Виновен в соответствии с предъявленным обвинением, – объявил председатель.

– …К смертной казни через повешение! – объявил судья.

7 февраля 1894 года Уилл Первис предстал перед виселицей, чтобы ответить за тяжкое преступление, как и положено по закону в случае убийства. Собралось несколько сотен зрителей, готовых быть свидетелями мрачного зрелища. Многие из них не верили в виновность Первиса, они знали его хорошо и считали, что Первис просто не мог быть убийцей, но ничего сделать не могли. На голову парня уже набросили черный балахон, а на шею – петлю. По сигналу шерифа под Первисом резко упали створки опускного люка.

Уилл провалился в отверстие на помосте виселицы, но, вместо того чтобы сломать шею, он, пошатываясь, встал на ноги: случилось самое удивительное – толстая веревка развязалась в петле.

Согласно приговору суда – смертная казнь через повешение, – Первиса повели на помост вторично, палач перевязал петлю. Но толпа заволновалась: на ее глазах произошло чудо, Уилла Первиса помиловал Высший суд! Люди запели молитвы. Молитвы вскоре переросли в возмущенный крик. Шериф понял, что, потеряй он контроль над ситуацией, 'может произойти непредвиденное. Он сам стащил с голо-вы Первиса балахон и увел его обратно в камеру. Адвокаты осужденного подали три апелляции в

Верховный суд штата, но все они были отклонены: чудо или не чудо, а Уилл Первис признан виновным и осужден. Приговор остается в силе. Он должен быть повешен 12 декабря 1895 года.

Но так думал только суд. Друзья и соседи Уилл а думали иначе. Однажды темной грозовой ночью они ворвались в тюрьму и выкрали его оттуда. Уилла спрятали у доброжелателей, где он и пробыл целый год. А тут как раз сменился губернатор. Новый губернатор заменил смертный приговор пожизненным заключением, как только Уилл сдался на милость властей.

К этому времени дело получило широкую огласку, и тысячи писем посыпались в управление штата с тре– Х бованием освободить человека, спасшегося таким1 странным образом. Губернатору пришлось под давле– нием общественности уступить, и Уилл Первис был освобожден.

Был ли он на самом деле невиновен в убийстве, за которое чуть не заплатил жизнью? Уилл по-прежнему отрицал виновность, но дело так и оставалось неясным в течение 22 лет, пока в 1920 году не настал последний час некоего Джо Берда. Берду, как он выразился, хотелось перед смертью облегчить свою душу, поэтому он позвал свидетелей, и те записали с его слов, как он убил того человека, за которого осудили Уилла Первиса и приговорили к смертной казни».

Конечно же приведенные выше три случая – счастливое исключение, ибо обычно процедура повешения заканчивается так, как она и была задумана, – счастливчики здесь редкость. Обычно вешаемым не везет, но их иногда судьба и в невезении отмечает. Так, газета «Нью-Йорк геральд» от 26 ноября 1911 года оповестила читателей о трех преступниках, повешенных в Лондоне за убийство сэра Эдмундбери Годфри, совершенное в местечке под назв.анием Гринберри-Хилл. Так вот, убийцами были Грин, Берри и Хилл, как бы меченные судьбой поименно…

Как, возможно, понял читатель, далее речь пойдет в основном о невезунчиках. Ведь бывает и так, что несколько поколений одной семьи одолевают несчастья, словно над ними навис злой рок. А вот семейство Харченко десятилетиями преследовал другой рок – добрый.

Судите сами: на протяжении последних восьмидесяти лет все они умирали только естественной смертью и в преклонном возрасте, хотя целых 5 членов семьи воевали на фронтах Великой Отечественной. С 1955 по 1995 год Харченко более 20 раз выигрывали в различные лотереи, в том числе трижды – автомобиль. В 1992 году самый младший из удачников, 4-летний Сережа, упал с пятого этажа и даже синяка себе не набил! Тремя годами раньше его мама оказалась единственной пассажиркой такси, оставшейся в живых после аварии. А как-то раз вся семья, собираясь в отпуск, опоздала на поезд, который затем потерпел крушение.

Несколько лет назад они покинули Россию: неожиданно нашлись родственники за океаном, причем весьма состоятельные, но одинокие, и пригласили жить к себе.

Но вот что странно. В письме к друзьям Харченко-папа пожаловался, что удача их, кажется, покинула: бабушка, никогда ничем не болевшая, перенесла инфаркт, сын связался с дурной компанией и несколько месяцев отсидел в тюрьме, на жену напали грабители, у него самого – проблемы на работе… Интересно, не значит ли это, что их добрый рок действовал исключительно на родине и скис, оказавшись за границей?

Некоторые несчастья имеют зловещую склонность повторяться. Например, газета «Ливерпул экоу» от 21 мая 1975 года сообщила, что на Бермудах два брата были насмерть задавлены тем же самым такси, которое однажды уже сбило их год назад. Причем управлял

такси тот же самый водитель, в салоне машины сидел тот же самый пассажир, а братья ехали на том же самом мопеде и по той же самой улице, что и год назад!

Исследующие свойства и «привычки» молнии заметили, что это явление отличается пристрастием поражать не только излюбленные места, но и чем-то полюбившихся ему людей. Понятно, что, когда «нужный» человек вовремя оказывается в « нужном» молнии месте, – успех обеспечен: молния обязательно в него ударит. Широко известна история, первое действие которой произошло в Италии в 1899 году: в Торонто молнией убило человека во дворе его собственного дома. В 1929 году там же молнией убило сына этого человека, а 8 октября 1949 года – и внука. Правда, не совсем ясно, почему в этой семье от удара молнии погибали только представители сильного пола…

Более странными кажутся случаи, когда молния, облюбовывая совершенно определенного челоска, проявляет к нему внимание в самых разных местах. Так, майора Саммерфордав 1918 году ударом мо. '.чин сбросило с лошади во Фландрии. В 1924 году в нею вновь попала молния во время рыбалки в Ванкувере. Оправившись, он стал прогуливаться по ванкуве] 'кому парку, где летом 1930 года вновь подвергся «нападению» молнии и скончался два года спустя. Но самое поразительное – во время грозы в июне 1934 года, пронесшейся над Ванкувером, молния ударила в одну из могил и разбила надгробие. Чье? Конечно же майора Саммерфорда!

Маршруты егерей в отличие от майорских не столь разнообразны, но один из егерей национального парка Шенандоа, что в американском штате Вирп :пя, Рой С.Салливан, подвергался удару молнии 5 ра – в 1942, 1969, 1970, 1972 и 1973 годах и остался жиц! В 1972 году при ударе молнией у него загорелись волосы, так что после этого он на всякий случай стал возить с собой канистру с водой…

Известно, что некоторые здания, особенно старинные, со сложной судьбой, пользуются, и не без оснований, зловещей репутацией. Это как раз те случаи, когда злой рок как бы отыгрывается на их обитателях, кто бы они ни были. Любопытную историю, связанную с одним таким зданием, недавно поведал Игорь Кауфман (Мир новостей. 1998. II апреля). Вот она.

«Американский актер и режиссер Вуди Аллен собирается приобрести или, вернее, уже приобретает расположенный в центре Венеции трехэтажный замок с привидениями. Именно так, и никак иначе!

В качестве жилища это великолепное старинное сооружение использовать не всякий решится, скорее уж как музей, но у богатых свои причуды.

Прекрасный дворец действительно пользуется весьма дурной славой среди местных жителей. Тому немало причин. Начиная с 1487 года всех его обитателей преследовала таинственная трагическая судьба. Загадочную серию смертей открыла дочь первого владельца, внезапно умершая в юном возрасте. Это можно было бы отнести на счет несовершенства средневековой медицины. Вот только она ничем не болела. Просто умерла. Без видимых причин.

Так и повелось. Мрут и мрут. И никакие интриги и козни вкупе с несовершенством медицины тут ни при чем! Все представители рода оканчивали свою жизнь преждевременно и при невыясненных обстоятельствах. Поговаривали о родовом проклятии. Однако дальнейшая история подправила это суждение самым жестоким образом.

Последнюю прямую наследницу хозяина замка в XVII веке жестоко убили грабители.

Через 20 лет армянские ювелиры, не обратив внимания на предостережения, поселились в пустовавшем До той поры дворце. Их можно назвать относительно самыми благополучными обитателями замка. Но только относительно.

390

Едва они в нем расположились, как ни с того ни с сего обанкротились. А это, понятно, для ювелира, да еще армянского, да еще в XVII веке, хуже смерти, Глава семейства скончался, не в силах перенести потрясения. После продажи дворца их след потерялся.

Переехавший туда с наступлением новой эпохи английский аристократ вскоре покончил с собой при весьма туманных, так до конца и не проясненных обстоятельствах. Расследование пришло к тому, что никаких объективных либо субъективных причин сводить счеты с жизнью у несчастного не наблюдалось. Никакого послания оставшимся жить он не потрудился написать.

Спустя несколько лет замок обрел нового хозяина – молодого, но уже известного поэта. Утверждают, что он в отличие от собратьев по перу был благополучен и в творчестве, и в личной жизни. Через два месяца он скончался от непонятной болезни. И с этого момента о проклятии замка заговорили всерьез. Но и тогда уже были люди, не признававшие, на свою беду, суеверий!

В 1970 году одиноко проживающего во дворце грифа Филиппа Делла Грама неизвестный убил выстрелом из пистолета. Его преемник сразу после оформления купчей «случайно» задавил автомобилем свою сестру. Слово взято в кавычки не оттого, что он хотел это сделать. Боже упаси! Проклятие всему виной. Никто из владельцев замка не умирал естественной смертью, так чтобы об этом сказали: «Здесь все ясно».

Самый последний владелец проклятого дом.ч – Ренцо Гардини, замешанный в делах мафии, покончил с собой в 1994 году. Вот это, может быть, единственная оправданная с точки зрения высшей спраьсл ливости смерть, – смерть мафиози. Но не более того.

Вуди Аллену все перечисленные истории отлично известны, а друзья и знакомые в один голос отговаривают его от рискованной и дорогостоящей покупки.

392

Но он (видимо, решив бросить вызов судьбе) все же оформил у нотариуса все необходимые документы и уже распорядился поменять в ванной мрамор.

А может быть, все-таки не стоит? Потомки его не поймут, случись что…» – завершает Игорь Кауфман пересказ этой зловещей истории.

Зачастую, как известно, не везет гробокопателям, вандалам, владельцам древних сокровищ, добытых вопреки посмертной воле их прежних обладателей или; святотатственным образом. Кажется, сама судьба наказывает их. Один из наиболее известных примеров подобного рода – так называемое «проклятие фараонов», вот уже долгие годы обрушивающееся на египтологов. Связанные с этим «проклятием» события достаточно полно представлены в одноименном сюжете, который читатель найдет на страницах принадлежащей перу Н. Н. Непомнящего книги «XX век: хроника необъяснимого. Событие за событием», изданной в Москве в 1997 году. Впрочем, есть мнение, что «проклятия фараонов» вовсе не существует, однако многиеегиптологи придерживаются иной точки зрения…

УБпВАЮШМЕВЗГЛЯаОМ

«…Я понимаю, что Вам тяжело отвечать на такие письма. Расскажу немного о том, что я испытываю во время ЭТОГО. Во-первых, о моих глазах. Мне неудобно об этом говорить, но многие их боятся. Боятся моего взгляда. Я впервые узнала об этом, когда мне было 19 лет. Узнала от поварихи детского сада, в котором тогда работала. Она была уже в возрасте. Взгляда моего боялись и дети. Я никогда не била детей. Мне до^точно было только посмотреть. В такие моменты ^не бывает как-то жутко. Люди просто меня боятся. Но те, кто знает меня близко, очень страдают, когда ^ня нет рядом. Порой плачут. Я высылаю Вам свою 393

фотографию. Посмотрите повнимательней. Возможно, и Вы что-то почувствуете. Вообще же своих фотографий я стараюсь не давать никому.

А теперь по поводу обреченных. Я очень терпеливая. Мне можно причинить физическую боль, и я не вскрикну. А только посмотрю тяжелым взглядом. Я ничего при этом не говорю, а только думаю, чт лот человек будет наказан, и сильно. После таких м ..di мне становится легче и возникает потребность п !.гь одной. Почему-то меня лихорадит изнутри, пор(.. JO– лит голова. То же происходит, когда меня обижают словами. Только я не знаю, видят ли люди мой .ляд в этот момент.

Если подобное можно перебороть, то как? Be . это моя защита. Пусть жестокая, но защита. Я д –жды вдова и при этом инвалид по зрению. У меня .лда было плохое зрение – я смирилась, бывает хуже положение у людей, и ничего. И еще: я не смогу уби Х-, человека. По моим понятиям, есть люди-паразиты. Они не должны существовать и производить себе подобных. Жестоко? Да. Но это так. И все-таки я не смогу убить человека своей рукой. Я поступаю инач.-. Вот теперь и думайте: ведь, по сути, я убиваю и i :'.ннных… Я боюсь об этом говорить и признаюс Ппм первому. В душе я жду отмщения. Ничто не д '.лмо оставаться безнаказанным. Видно, Богу так угод ''

Такое вот необычное письмо получил изве гыГ исследователь необычных, странных и загадочн – w– лений Ю. В. Росциус. Оно напечатано в его статье «Взгляд Василиска» (Техника – молодежи. 1994. N 8), в которой осмысливается феномен «y6oi того» взгляда.

В ней Юрий Владимирович задается, в частности. вопросом: случайно ли выражения «убить взгл том». «сглазить», «дурной глаз» встречаются практически в любом языке? Что это, просто метафоры или ^с тут» как говорится, что-то есть? Случайно ли борьба взаЧ'

моисключающих мнений по этому вопросу прослеживается на протяжении всей известной истории человечества?

Так, в основе ряда древних мифов и легенд лежат представления о существах, чей взгляд обладал поистине убойной силой: сестры Горгоны были способны одним только взором все живое превращать в камень, а змей Василиск, описанный в 1 веке нашей эры . нием Старшим, мог убивать не только ядовитым ды– ханием, но и взглядом. Х

Пожалуй, первым ученым, давшим понятное для своего времени объяснение работы органа зрения и вообще органов чувств, был Гален (129-199 гг. н. э.). Взяв за основу весьма давнее представление об «огненном воздухе», одной из разновидностей которого считалась пневма, или квинтэссенция (то есть «пятая субстанция»), – материальный носитель духовного, великий врач сделал шаг вперед, приписав пневме до того отрицавшуюся способность «вылета» за пределы организма для взаимодействия с «внешней» пневмой и создания «внешне пневматического» придатка. С помощью последнего, полагал Гален, органы чувств как бы касаются того или иного удаленного объекта, то есть как бы осязают его. Каждому органу чувств, по Галену, присуща особая пневма: зрительная – светообразна, слуховая – светоподобна. Стоит отметить, что задолго до Галена похожего взгляда на природу зрения придерживался и древнегреческий мыслитель Платон (427-347 гг. до н. э.). Зрение, считал он, объясняется взаимодействием истекающего из глаза «огня» со светом, проникающим в глаз извне. Однако позже иранский врач Рази (864-925 гг. н. э.) выступил против галеновского объяснения зрительного акта, ^Формулировав свою позицию в названии сочинения: ^ зрении и о том, что оно не обусловливается исхо^Щ^ми из глаз лучами». ХСмотря на высоконаучные споры, не утихающие

и в наши дни, все время продолжали и продолжают поступать сообщения о людях с «дурным глазом» или «убийственным» взглядом. Богатейшая коллекция подобного рода верований и представлений собрана в книге Е. Гольцмана «Дурной глаз» (М., 1990); она имеет подзаголовок («Книга об обычаях и суевериях народов мира»), заставляющий читателя думать, что в ней представлена лишь фольклорная, а не реальная действительность, проще говоря, то, что в обиходе м^ называем бабушкиными сказками. Но следует ли 0411 тать сказками суждения о людях с «дурным глазом^ высказывавшихся такими «дедушками» науки, как врач Авиценна (980-1037), философ и богослов Фома Аквинский (1225-1274) и философ К. Агриппа (1486-1535)?

Так, Авиценна писал в книге «О природе»: «Часто душа влияет на чужое тело так же, как и на свое собственное, как, например, при воздействии дурным глазом». Изучавший чародейство Фома Аквинский пришел к выводу, что оно связано с особыми свойствами глаз, которые посредством некоего излучения «заражают» воздух на значительном расстоянии. А как следует относиться к такому вот сообщению К. Агриппы, который в книге «Оккультная философия» утверждал следующее: «В Тартарии, в Иллирии и у Тарибаллов есть женщины, умерщвляющие всех тех, на кого они смотрят в гневе. Также женщины, населяющие Родос, посредством своего взгляда все изменяют к худшему».

Хронологию подобного рода сообщений можно продлить вплоть до наших дней. Примечательно, что действие дурного глаза распространялось на животных, растения и даже на неживые предметы. Taji Е. П. Блаватская в книге «В пещерах и дебрях Ищ стана» пишет, что йоги в результате длительных Tj нировок обретают дар, именуемый «вазитва» – то е умение укрощать и даже убивать диких зверей одн 396

взглядом. Там же она описывает необычный способ .1овли птиц, применяемый живущими на юге Индии муллу-курумбами. Туземец «берет небольшую жердочку и, повертев ее в руках, словно полируя ее, он ее прикрепляет фута на два от земли, на первом попавшемся кусте. Затем он ложится в нескольких шагах оттуда на землю, спиною вверх и, устремив глаза на заранее выбранную им птицу, если она только скачет там, где он ее может видеть, курумб терпеливо ждет».

Далее Блаватская приводит рассказ охотника К. Бетлора:

«В это время глаза курумба принимают странное выражение… Я замечал такое же только во взгляде змеи, когда она, поджидая добычу, устремляет его на жертву, очаровывая ее, а также в глазах черных жаб Майсура. Неподвижный, стеклянный взгляд этот сияет словно внутренним холодным светом, притягивает к себе и вместе отталкивает. За несколько рупий один курумб согласился дозволить мне присутствовать при его ловле. Птица порхает и чирикает, беззаботная, веселая, деятельная. Вдруг она останавливается и точно прислушивается. Склонив головку набок, она остается несколько секунд неподвижною; потом, встрепенувшись, видимо, силится улететь. Она иногда и улетает, но весьма редко. Обыкновенно ее словно что-то притягивает в очарованный круг, и она начинает бочком приближаться к жердочке. Ее перышки взъерошены; она тихо и жалобно пищит, а все же подвигается маленькими нервными скачками… Наконец она возле «очарованной» жерди. Одним скачком она перепрыгивает на нее и – судьба ее свершилась!.. Она уже не может сдвинуться с жерди и сидит на ней точно приклеенная».

Исследователи и путешественники также приводят свидетельства того, что взгляд человека способен У^ить или причинить иной вред. В восьмидесятые годы прошлого века были весьма популярны рассказы о

некоем жителе города Мессина, что на острове Сицилия, глаза которого отличались губительной силой. Брошенный им на кого-либо взгляд якобы запросто убивал человека!

Ю. В. Росциус в упоминавшейся статье «Взгляд Василиска» приводит еще два свидетельства очевидцев феномена губительного глаза, с тем чтобы «читатель самолично убедился в том, что обсуждаемый феномен действительно существует, а не выдуман учеными или мистификаторами». Один из случаев описан в книге И. Купчинского «Таинственное и непонятное» (М., 1904): «Это было в Крыму… На одной из станций мне пришлось встретить приезжего; я только что приехал, а он выходил из станционной конторы, чтобы ехать. На глазах ето была повязка, как бы защита от света. Полагая, что он страдает глазами, я, имея при себе хорошее средство от воспаления глаз, предложил его ему.

– Благодарю вас, – сказал незнакомец, – у меня такая болезнь, .что никакие средства мне не ПОМОГУТ.

– Но вы попробуйте мое средство, если и не сможет, то и вреда не принесет.

– Ах, – улыбнулся он, –да я и завязал глаза, чтобы, проходя двором (здесь птицы домашней мн(ю), не взглянуть на кур, они попадаются на каждом шагу.

– Я вас не понимаю, – сказал я, глядя на него с удивлением.

– Знаете ли, какие у меня глаза? Мне стоит пристально посмотреть на птицу, и она падает мертво ii.

– Прекрасно, так вам можно обходиться без ружья и собаки; или по крайней мере без ружья, – пошу^ тил я.

– Вы шутите, а между тем я говорю вам серьезн что это правда; не желаете ли испытать? – Конечно, от этого я не откажусь. – В таком случае, пойдемте, но с уговором: вы за платите за убитую моим взглядом птицу ее хозяину^

Я согласился с ним, и мы вышли на крыльцо; возле него ходило несколько кур. – Укажите любую.

Я указал на самую проворную. Незнакомец устремил на нее пристальный взгляд, и что же? – курица моментально присмирела, стала вялой, повесила голову, задрожала и упала.

– Вы ее усыпили! – вскричал я, бросаясь к курице и взяв ее на руки.

– Нет, она убита. Признаюсь, я и сам не рад силе своих глаз; но они без моей воли приносят вред, да что будешь делать? До свидания, – проговорил незнакомец и уехал.

Курица так и не ожила». Второе свидетельство взято из английского журнала «Light» («Свет») за март 1890 года: «В эпоху Второй империи на сцене Императорской итальянской оперы в Париже любимцем публики был певец Массоль. В частной жизни человек этот отличался угрюмым характером и имел отталкивающую наружность. Особенно всех поражал неприятный блеск его глаз. Умственные способности его были весьма ограниченны, но голос – в высшей степени музыкален, так что Массоль пользовался успехом; многие французские аристократы находили в его пении почти демоническую чарующую прелесть.

В только что поставленной в одном из. сезонов опере Галеви «Король Карл Шестой» была партия Массоля. Избранная на этот раз роль как-то особенно соответствовала ему, и особо впечатляюще он исполнял арию «Проклятие» – публика часто требовала повторения. Однажды на спектакле произошел странный ю необъяснимый случай. Массоль пел «Проклятие» е возведенными к потолку глазами; не успел стихнуть шум рукоплесканий., как машинист, передвигавший во время арии декорации неба, упал. Когда бросились ^ нему на помощь, он был уже мертв. Происшествие 399

это так тягостно подействовало на артистов и зрителей, что оперу долго не давали.

Спустя некоторое время ее возобновили, и Массолю пришлось снова участвовать в спектакле. Воспоминание о неожиданной смерти невольного слушателя, видимо, было еще слишком свежо, и на сей раз, исполняя арию, певец не решился подымать глаз. Но в какой-то момент его взгляд случайно задержался на капельмейстере – последний почти сразу почувствовал себя дурно и на третий день умер от необычного нервного приступа.

Прошло несколько месяцев, прежде чем парижская публика снова смогла услышать оперу; когда объявили роковую арию, все в страхе ожидали нового несчастья.

Массолю посоветовали петь, глядя на заранее на меченную пустую ложу. Он согласился. Позднее оказалось, что ложу Занял приезжий купец из Марселя, опоздавший к началу представления и явившийся как1 раз к «Проклятию». Через несколько дней любопытст-1 во парижан было удовлетворено известием о внезапной смерти купца. После этого оперу навсегда сняли d репертуара, а Массоль в 1858 году покинул сцену». '

А вот свидетельство наших дней, сообщенное известным журналистом С. И. Демкиным (Комсомольская правда. 1998. 13 февраля): «Однажды мой друг, полковник милиции в отставке, долго работавший в МУРе, поведал мне любопытную историю. В одном из московских НИИ скоропостижно скончался начальник ведущего отдела, отличавшийся склочным характером и неуважением к своим коллегам. В очередной раз он сделал какое-то резкое замечание подчиненному. Тот промолчал, но посмотрел на обидчика так, что тот вдруг упал головой на стол и захрипел. Приехавшие врачи «скорой помощи» констатировали смерть, но не могли понять ее причину: этот человек бьл абсолютно здоров. Патологоанатом, делавший вскрытие, приватно сказал моему другу, что у него создалось

впечатление, будто сердце покойного словно кто-то взял и остановил, как маятник у часов.,У следователя сразу возникло подозрение, что этим «кем-то» был обиженный подчиненный, взгляд которого производил такое неприятное впечатление, что даже у видавшего виды оперативника по спине поползли мурашки».

Перечень подобного рода случаев можно было бы и продолжить, но вряд ли это стоит делать, поскольку все они достаточно однотипны: некто бросает взгляд на человека, и тот почему-то вдруг окочуривается…

В том, что феномен действительно существует, похоже, сомневаться не приходится. Сомнения возникают лишь тогда, когда дело касается объяснений.

С одной стороны, накопилось слишком много наблюдений о загадочной действенности человеческого взгляда: он может быть божественным, чарующим, ободряющим, гипнотическим и даже убийственным. Животные не выносят пристального взгляда человека. О глазах говорят, что они – зеркало души.

Но, с другой стороны, глаз – любой, как «дурной», так и обычный, – представляет собой лишь приемник электромагнитных колебаний в видимой части спектра. Физиологи и биофизики относятся к глазу весьма прозаично. Вместе с физиками они изучили его вдоль и поперек и не обнаружили никаких загадочных «лучей зрения». Подчеркнем – загадочных. Но нашли, что глаз – источник довольно сильного электрического поля: между передней и задней поверхностями сетчатки имеется потенциал до 0,01 В. Он вызывает в окружающих тканях электрический ток, магнитное поле которого можно зарегистрировать в виде магнитоокулограммы (при движениях глазного яблока) или магниторетинограммы (если менять освещенность сетчатки). Интересно, что магнитное поле глаза несколько сильнее поля мозга и слабее полей мышц и сердца. Но в общем все эти биомагнитные сигналы Глаз человека еще таит в себе немало загадок

крайне слабы и быстро затухают на расстоянии. Их регистрация – весьма непростая физическая задача. Известно, кроме того, что глаз излучает в инфракрасном диапазоне. Мощность этого излучения – свыше 10 мВт с квадратного сантиметра. Но с той же мощностью и в том же диапазоне излучает любой участок кожи.

Поверхность глаза хорошо отражает падающий на нее свет, что иногда создает иллюзию лучей, исходящих из глаз. Но в абсолютно темной комнате они не излучают ничего такого, что можно было бы увидеть. А вот кошачьи глаза в. темноте светятся – но за счет хемолдомииесценции, то есть это опять-таки не «л\чи зрения».

Вместе' с тем о том, что ныне зовется «луч» ми зрения», ученые продолжают размышлять и в Hai –м столетии. Об этом думали английский физик Ч. Росс (1925), радиоинженер Б. Б. Кажинский (1962), доктор биологических наук Г. Демирчоглян (1998) и другие. Большинство из них считали, что «лучам 402

ния» свойственна чисто физическая природа, скорее всего, – электромагнитная. Но вот незадача: оказалось, что «лучи зрения» в инфракрасном диапазоне ничем не отличаются от таких же, например, «лучей кожи»! Но тогда как же объяснить «взгляд Василиска»?

Скорее всего, решение будет 'найдено в рамках не физики и даже не биофизики, а биоэнергоинформатики, но «лучи зрения» окажутся ни при чем. Вместе с тем и отрицать какую бы то ни было роль глаза в феномене убийственного взгляда также нельзя, но –ой, скорее всего, должен быть свойствен не физический, а психологический характер, а именно: когда объект биоэнергоинформационного воздействия попадает в поле зрения воздействующего, это способствует лучшему сосредоточению внимания последнего на своей вольной или невольной жертве. Отвлечение внимания исполнителя воздействия сводит все его усилия на нет. Похоже, об этом знали давно. Так, как сообщает Ю. В. Росциус, «на Руси исстари был –известен способ защиты домашней скотины от ущерба и смерти, от недружелюбного взгляда. Для этого к шее или ноге животного привязывали красную ленточку, якобы отвлекающую на себя внимание носителя «дурного глаза». Такое средство до сих пор кое-где считают эффективным». О важности сосредоточения внимания в акте негативного воздействия взглядом (в процессе порчи или сглаза) свидетельствует и С. И. Демкия. Вот что он пишет в этой связи: «Чтобы раскрыть тайну сглаза, я реш'ил –найти ведьму и выведать у нее «производственные –секреты». В деревне Балмышево на Владимирщине я нащел бабушку Тамару, о Хкоторой ходили слухи, что она наводит порчу на скотину, а иногда и на людей. Механизм наведения сглаза оказался очень простым. Нужно как можно ярче, во всех Деталях представить «объект» больным или мертвым, а потом при встрече пристально посмотреть на него, мысленно посылая ему все придуманные болезни и несчастья».

К счастью, далеко не каждый человек обладает такими вредоносными способностями…

ВЫЗЫВАЮШНЕ НЕОБЪЯСНИМОЕ аОВЕРНЕ

Возможно, некоторые из читателей встречали в своей жизни людей, которые сразу же безотчетно вызывали у них симпатию и доверие. Общение с такими людьми не в тягость, а в радость. К сожалению или к счастью, их не так-то много, но что интересно – похоже, что доверие к ним почему-то испытывают и животные, а уж они-то очень хорошо разбираются в людях, особенно незнакомых – кто из них хороший, а кто плохой. Со своей точки зрения, разумеется, но она обычно совпадает с человеческой.

Подобными примерами заполнены и жития христианских святых. Так, под духовное обаяние преподобного Серафима Саровского (1759-1833) попадали не только люди, но и дикие животные. По свидетельствам очевидцев, многие не раз видели, как поселившийся в пустыни пророк и чудотворец кормил из рук огромного медведя, «свирепого на вид, но становившегося кротким, как ягненок, при виде старца». Что примечательно – зверь был кроток и с посетителями отца Серафима.

О людях, обладающих неизъяснимой властью над животными, известно и в наши дни. Так, имеется сообщение, что 70-летний житель городка Зардаб в ширванской зоне Азербайджана Миргусейн Алиев однажды на виду у всех молитвой и заклинаниями заставил заползших в соседский дом змей выйти из укрытия. Но прежде он совершил обряд намаза, затем начертил на земле мелом круг и стал известными одному ему д 404 Щ

заклинаниями звать засевших в чужом доме змей. Очевидцы рассказали, что ждать пришлось недолго, – гюрзы одна за другой вползали в начертанный круг и как будто ждали приказаний своего повелителя. При этом «твари ползучие» вели себя послушно и не представляли опасности для окружающих.

Этот повелитель змей с малых лет обладает искусством их заклинания, считая свое умение даром, которым его наделил Аллах. В любой момент суток и в любом месте Земли он может безошибочно определить, обитают ли поблизости змеи. Если таковые имеются, то они обязательно откликаются на молитвы заклинателя (для умиротворения рептилий он использует суры из Корана) и выходят из норы.

Стоит отметить, что большинство из представителей рода человеческого, наделенных даром вызывать К себе необъяснимое доверие, используют эту способность во благо. Вместе с тем некоторые из них делают это с преступными целями. Об одном таком случае недавно сообщил Владимир Муратов (Последние новости. 1998. 30 апреля). Вот его рассказ.

«В последние месяцы во Франции с особенной силой разгорелся скандал, связанный с неспособностью стражей порядка обезвредить жестокого серийного убийцу по прозвищу Хищник Бастилии. Так его окрестили журналисты, потому что мерзавец большинство своих преступлений совершил в центре Парижа, недалеко от площади, где когда-то стояла знаменитая тюрьма. Уже семь лет маньяк безнаказанно продолжает мучить и убивать молодых женщин, с которыми знакомится в кафе и на улицах. Впервые о нем заговорили в 1991 году. Тогда в своей квартире нашли убитой 24-летнюю студентку Сорбонны Паскале Эскафаил. Она приехала на учебу из Италии, снимала в Париже скромную квартирку, отличалась серьезностью и не была склонна к легкому флирту и мимолетным связям. Поэтому ее жестокое убийство в собственной спальне

удивило, но, к сожалению, не насторожило полицейских. Изучив окружение погибшей, сыщики не нашли ни одного человека, который мог бы так зверски прикончить несчастную. Девушка была неоднократно изнасилована в извращенной форме, потом ей отрезали груди, отрубили пальцы и вскрыли вены на руках.

Видя, что преступление сошло ему с рук, маньяк обнаглел и стал совершать нападения на женщин примерно раз в полгода. Все свои злодеяния он совершал в квартирах несчастных жертв, что приводило полицию в недоумение. Как известно, парижанки не склонны приглашать первого встречного к себе домой,

Некоторую ясность в загадочное дело внесла Элизабет Ортега – студентка одного из медицинских институтов французской столицы. Она рассказала сыщикам, что молодой симпатичный мужчина – похоже, алжирец – подошел к ней в 1995 году на улице и спросил, как найти нужный ему адрес. Элизабет подробно объяснила дорогу и вдруг почувствовала безотчетную симпатию к своему случайному знакомому. Как во сне, она разрешила ему проводить ее домой, сама открыла дверь своей квартиры и даже приготовила негодяю кофе. Потом он стал ее целовать и ласкать. Элизабет не сопротивлялась. И только когда он отнес ее на кровать, связал руки и залепил скотчем рот, Элизабет осознала, что ей грозит опасность. Маньяк, успокоенный покорностью жертвы, плохо завязал узел. Когда он пошел на кухню за вином, Элизабет освободилась от веревок, сорвала с губ скотчи, разбив окно на улицу, стала звать на помощь. Девушка жила на втором этаже, поэтому на ее крики сразу собрались прохожие. Маньяк, услышав шум толпы за окном, убежал.

В полиции Элизабет рассказала, что преступнику около 30 лет, у него смуглая кожа и короткие четные волосы. Убийца был хорошо одет и по-французски говорил без акцента. По мнению Элизабет, отличительной чертой маньяка было то, что он непостижимым

образом внушал к себе доверие. Видимо, поэтому девушки после первого случайного знакомства сразу приводили его к себе домой. Полиция решила, что Элизабет попала именно в руки Хищника Бастилии, потому что у предыдущих его жертв были точно так же связаны руки и рты заклеены скотчем.

Вместе с тем дальнейшие действия стражей порядка у многих обозревателей вызывают недоумение. Получив от Элизабет важную информацию о личности, повадках и способностях убийцы, полицейские скрыли ее от широкой общественности. В результате погибли еще несколько женщин, которые, ничего не подозревая, продолжали знакомиться с негодяем на улицах, попадали под его, возможно, гипнотические чары и становились легкой добычей злодея.

Однако одна из жертв убийцы – Эстелла Магд, 25 лет – оказала ему отчаянное сопротивление. Видимо, ей, так же как Элизабет, удалось развязать руки. Она вцепилась ногтями в спину насильника и разорвала на нем рубашку. Взбешенный негодяй тут же ударил ее несколько раз ножом в грудь, а потом перерезал девушке горло. Но он был вынужден бросить на месте преступления свою окровавленную рубашку, что дало возможность экспертам определить группу крови, а также его генетический код, благодаря чему удалось освободить из-под стражи нескольких человек, которые были арестованы в связи с убийствами, совершенными Хищником Бастилии.

Однако сам маньяк до сих пор продолжает творить свои кровавые дела».

ПУЛЯ ИМ НЕ СТРАШНА

Читатель уже встречался на страницах этой книги с «огнеупорными» и «взрывоустойчивыми» людьми. Там же упоминалось и о людях «пуленепробиваемых», но 406

как бы в переносном смысле. Но вот недавно Дина Кунцева рассказала о пуленепробиваемых без кавычек людях (Мир новостей. 1998. 12 июня). Вот ее сообщение: «Живут ли на свете люди, которых невозможно ни убить, ни ранить каким-либо оружием? Кажется, это из области легенд. Всем хорошо известен миф о древнегреческом герое Ахиллесе, у которого единственным уязвимым местом на теле была пята. Между тем такой феномен есть в сфере магии.

В 1586 году во время войны Нидерландов с Испанией принц Вильгельм Оранский приговорил одного из испанских военнопленных к расстрелу. Его привязали к дереву и открыли стрельбу. Но испанец остался жив и невредим. Тогда солдаты сорвали с него одежду – они решили, что он носит какую-то броню. На шее пленного они увидели амулет. Когда амулет сняли, первый же выстрел убил испанца.

Говорят, некий индейский вождь при защите Брэддока 17 раз стрелял в Джорджа Вашингтона с довольно близкого расстояния, но не попал. Свойство неуязвимости приписывали многим знаменитым полководцам, например генералу русской армии Эмилю фон Сейн-Витгенштейну.

В конце прошлого века европейские путешественники, направлявшиеся в Судан, услышали об абиссинском маге из одной африканской деревни, который мог творить невероятные чудеса. Европейцы захотели посмотреть на них. Абиссинец за символическую плату позволил им стрелять в него из огнестрельного оружия в течение двух часов. Ни одна пуля так и не задела его, даже с очень близкого расстояния. Вырвавшись из дула, пули описывали параболу и падали на землю. Один немец предложил магу заплатить пять франков, если тот разрешит выстрелить в него так, чтобы оружие соприкасалось с телом. Абиссинец сначала отказывался, но потом все же согласился. Немец зарядил ружье, прислонил его дуло к груди

на и выстрелил. Ствол ружья разлетелся на куски, а маг не получил ни малейших повреждений!

Маги Сиама и Восточной Индии хорошо знают свойства акаши – астрального флюида, который посредством особых манипуляций может образовать вокруг человека плотную, непроницаемую оболочку.

В некоторых районах Индии и Центральной Африки знахари и колдуны предлагают любопытным стрелять в них из ружей или пистолетов. Подобную сцену описывает англичанин Леинг в книге «Путешествия по землям Тамани, Куранкос и Сулимас». Отряд солдат стрелял в вождя племени Сулимас у истоков реки Дайлиб. Но ни одна пуля не задела этого человека. Тот объяснил, что ему помогает его магический талисман.

Но тот же самый флюид, который создает энерге– .тический кокон непроницаемости вокруг человека, может иметь и смертоносную силу. Послав его жертве, маг способен вызвать у нее смерть от апоплексического удара, разрыва сердца или иной причины, внешне не вызывающей подозрений. Суеверные люди приписывают таинственные смерти и заболевания порче и сглазу. Некоторые пользуются этим даром бессознательно: стоит им взглянуть на кого-либо косо, как с человеком случается что-то плохое. Другие знают о своей силе и нередко используют ее в определенных Целях, становясь магами и колдунами. И тех и других следует одинаково опасаться».

Не правда ли, любопытно – феномены «пулеустойчивости» и «взгляда Василиска» в своей основе, похоже, имеют нечто общее?

художипкп-уипкумы

В 1840 году 25-летний Джон Бэнвард, родом из ^^-Иорка, соорудив плот, решил пуститься в путе– «^^ие по реке Миссисипи. В течение четырехсот

ник окрестил свою работу. Он запечатлел в своем тво[^ нии более тысячи девятисот километров пейзажей (1 устья реки до Нового Орлеана. Размер полотна, на котором он рисовал, не уступал масштабам самого путешествия. Длина полотна составляла 4880 метров, ширина – 3,65 метра. Громадная картина удерживалась на двух вертящихся цилиндрах. Чтобы осмотреть это творение, требовалось не менее двух часов, однако тысячи людей с радостью платили кругленькую сумму, лишь бы взглянуть на это диво. Бэнвард сумел собрать более двухсот тысяч долларов, путешествуя по городам Америки. Потом панорама была продана одному англичанину, а спустя еще некоторое время картина странным образом исчезла.

Выдающийся китайский художник 1920-х годов Ханг Ернан рисовал лотосы и бабочек на шелковых тканях. Но своей знаменитостью он обязан не тому, что было изображено на его рисунках, а технике их исполнения. Ханг Ернан вместо кисточки использовал собственный язык, а рот служил ему сосудом для разведения красок. Пекинский художник сначала набирал в рот неразбавленной самую дорогую восточную краску. Затем, осторожно наклонившись, он наносил краски на растянутую на столе ткань из тонкого шелка. Получались великолепные рисунки, завораживавшие своей аккуратностью, нежностью и красотой.

дней, пока он плыл, художник зарисовывал все, что видел на своем пути. Таким образом родилось самое впечатляющее во всей истории изображение путешествия.

В течение следующих пяти лет Бэнвард кропотливо трудился над «Панорамой Миссисипи» – так ЧУОАКМ п СУМАСБРОПЫ

Грань между чудачеством, сумасбродством и сумасшествием весьма зыбкая, и потому некоторых представителей этих категорий странных людей мы рассмотрим совместно, оставив за читателем право самодеятельно поставить «диагноз» каждому из них. Вот, например, мадам де Бриз, богатая

ка, жившая в прошлом веке, запомнилась своей эксцентричностью, которая проявилась и в ее посмерт. ной воле. Несколько дней спустя после смерти мадам адвокат собрал ее родственников, чтобы зачитать завещание. Оно было кратким. В нем говорилось что свои 125 тысяч франков покойная завещала снеговикам: она желала, чтобы их всегда одевали со вкусом, как принято у людей. Родные мадам заявили, что их любимая родственница была не в себе, когда оформляла свою последнюю волю. Возможно, из чувства восхищения поступком мадам де Бриз по отношению к хищникам родственникам судья отказалась внести изменения в завещание. Она законч^ ла суд такими словами: «Париж, как столица мир? вой моды, будет иметь и самых модных в мире снегов иков!»

В истории человечества было немало безумных царей, но не настолько, как царь Отто, который был коронован в 1886 году. Все бы ничего, но царь был явно не в себе. Он провел четырнадцать лет взаперти, его собственная семья боялась находиться вместе с ним. Отто не беспокоило его заточение, он надолго оставался наедине с духами, жившими в ящиках его гардероба, и целыми днями беседовал с ними. Царь верил, что если он ежедневно будет убивать по одному крестьянину, то никогда не заболеет. Безумному царю не составляло труда выбирать себе жертв – это делали его слуги. Один из них вручал царю заряженныи холостыми патронами пистолет, другой – переоде палея в крестьянина и прятался в кустах. Когда царь показывался в окне с пистолетом в руках, тот выхолил из своего убежища и, заслышав выстрел, картиччо падал… .'

Задолго до того, как англичанина Уильяма Бекфорда охватила страсть к сооружению гигантских башен, он еще в детстве унаследовал от отца плантацию в Западной Азии, миллион фунтов стерлингов и

ное поместье в Англии. Его опекун позаботился о том, чтобы Уильям получил самое лучшее образование. Мальчик обучался музыке у Моцарта, его учили арабскому и персидскому языкам.

В 1786 году в 26-летнем возрасте Бекфорд написал на арабском роман, который назвал «Ватек», – очень любимый Байроном и изучаемый во многих университетах мира. По неизвестным причинам Бекфорд перевел книгу на французский, а затем нанял переводчика, чтобы тот изложил ее на английском, и именно на этом языке она впервые была издана. В ней рассказывается, как один арабский султан построил громадную башню в надежде с помощью астрономии открыть все секреты космоса.

В 1790 году мечта главного героя книги передалась , ее автору. С целью познания мира с помощью теле– скопа Бекфорд нанял самого знаменитого английского архитектора Джеймса Уайта, чтобы тот соорудил ему такую же великолепную башню, какую воздвиг герой его романа. Бекфорд с нетерпением ждал окончания строительства Фонтил Абей – так он окрестил свою мечту. Над сооружением башни 500 человек работали днем и ночью в две смены. За большие возна1раждения строители завершили проект – в 1800 году 130-метровая башня была достроена. Бекфорд не успел в нее перебраться – через неделю по окончании строительства башня разломилась пополам.

Бекфорд заново принялся за работу, только на этот раз с намерениями сделать башню более прочной. В се строительство он вложил 273 тысячи фунтов стерлингов и семь лет жизни. Бекфорд прожил 15 лет в своем сооружении, до тех пор пока финансовые затруднения не вынудили его продать башню некоему Джону Фаркухару. Через небольшой промежуток вре^ни, после того как новый хозяин прижился в чуДо-башне, она опять рухнула. Последующим и последним строением Бекфорда стала скромная 40-метровая

башня на вершине холма, которую он заселил карликами. Уже в зрелом возрасте Бекфорда охватило чувство враждебности к женщинам, он понастроил их каменные фигуры, а у себя в коридорах соорудил специальные убежища для служанок, которые прятались в них, едва заслышав его шаги.

В отличие от Бекфорда, который мог позволить и позволял себе все, американская миллионерша Хетти Грин жила как побирушка. Она родилась в 1835 году в Нью-Бедфорде (штат Массачусетс) и унаследовала от отца немалое состояние. Богачка вкладывала свои деньги с большой осторожностью и умением, и уже через небольшой период времени ее наследство умножилось, достигнув ста миллионов долларов. Среди финансистов она была известна как: волшебница Уолл-стрит.

Несмотря на все ее богатство, Хетти Грин вела жизнь нищенки. Например, когда она и два ее сына жили в Вермонте, один из них – Эдвард – сломал себе ногу, но любящая мамаша не вызвала врача, потому что, по ее мнению, это были бы слишком большие траты, и отвезла малыша в госпиталь Красного Креста, выдав себя за нищенку. К несчастью, Эдварду там не стало лучше, – в конце концов ногу пришлось ампутировать. Хетти сделала так, что операцию провели в домике для гостей, чтобы не платить за пребывание в больнице.

В последние годы своей жизни Хетти жила в доме, где не было центрального отопления, и сидела на скудной диете, состоящей из лука и сырых яиц, в целях экономии газа. Гигиеническими средствами не пользовалась, стирала только какую-либо одну часть одежды, например часть юбки. Тем временем ее со^ояние продолжало расти. Она умерла в 1916 году. К тому времени накопления Хетти Грин составляли 125 миллионов долларов. А вот неимущий американский бродяга Джон

ман в течение сорока четырех лет только и делал, что сажал яблони! Все яблоневые сады, существующие на сегодняшний день в США, являются памятником его любви к земле и живущим на ней людям. Этот странный человек, более известный как Иванушка Яблочные Семена, родился в 1775 году в Спрингфилде (штат Массачусетс). О его детстве и юности почти ничего не известно, за исключением того, что где-то в конце XVIII века он раздавал в Пенсильвании семена и саженцы яблони семьям, которые держали свой путь на восток. В 1801 году Джон появился с мешком семян в Кликвенд-Кантоне штата Огайо. Эти семена он взял в яблочных винодельнях Пенсильвании и Нью-Йорка. С тех пор и до дня своей смерти, наступившей в 1845 году, Иванушка Яблочные Семена засеял яблонями более 160 тысяч квадратных километров. Он имел обыкновение проходить несколько раз по одним и тем же дорогам, чтобы подстригать и при-' вивать те деревья, которые посадил. Когда он бродил по дорогам, то обращал на себя внимание прохожих своим одеянием: вместо рубашки Джон носил кофейный мешок, вместо шапки – кастрюлю, в которой готовил себе еду. Это все, что ему было необходимо. Вместе с семенами Джон также раздавал Библию. Со временем Иванушка Яблочные Семена стал народным героем. С годами легенды о нем все продолжали множиться.

До наших дней дошла история о том, как один из самых выдающихся поэтов Земли – Вергилий (70– 19 гг. до н. э.) потратил фантастическую сумму на похороны… мухи. Поэт обессмертил свое имя поэмой «Энеида», которая принесла ему всемирную известность. К тому же он был весьма обаятельным и на редкость остроумным человеком, о чем свидетельствует такой инцидент.

Когда в 49 году до нашей эры власть в Риме захватил триумвират в лице Марка Антония, Эмилия

да и Гая Цезаря Октавиана, был издан указ о конфискации земельных наделов для раздачи отставным воженным. Под указ не попадали земли, отведенные пол мавзолеи и кладбища.

Вергилий, обеспокоенный тем, что у него могут отнять имения, находившиеся вблизи Рима, устроил: в своем доме грандиозные похороны мухи, которая, по его словам, являлась его любимицей. Несколько .новников произнесли прощальные речи, сам Верги– лий также тепло попрощался с мухой. Траурная процессия обошлась поэту в 800 тысяч сестерциев, по нынешним меркам – несколько больше .100 тысяч долларов. Похоронные ритуалы, которые совершил Вергилий, превратили его поместья в мавзолей. Таким образом поэт спас свои земли от захвата властями. Считать ли чудачеством то, как он это сделал, решит читатель.

А вот история еще более великой любви, которую маркиза Маргарита Тереза испытывала к своему мужу, маркизу Ваубруну. Даже смерть его не положила конец ее чувству. Получив 30 июля 1675 года известие о смерти мужа в городе Альтенхейме (Германия), Маргарита Тереза в короткий срок сделала все необходимое, с тем чтобы ей во Францию прислали сердце любимого супруга. Вдова приказала сердце забальзамировать и поместить в стеклянный ящик. В течение всех последующих 29 лет жизни Маргарита Тереза проводила по семь часов в день, глядя на сердце своего любимого и тоскуя по нему.

Англичанин Уильям Нордмор (1690-1735) был прирожденным игроком. Больше всего он любил играть в карты, хотя с такой же страстью ставил и на лошадей и на политиков. Несколько лет подряд ему страшно везло, и так было до тех пор, пока он не поставил на кон свое состояние, оцениваемое в 850 тысяч долларов, и проиграл. Нордмор поклялся больше ^ играть, но было поздно. Удача ненадолго покинула ^ Люди и феномены 417

обедневшего юношу, но вновь вернулась к нему – только уже не за карточным столом, а в ходе предвыборной кампании. Люди, сочувствуя Нордмору, поддержали его на выборах в парламент в 1714 году. Эту поддержку он имел и в последующие выборы, вплоть до дня своей смерти. Таким образом он заработал солидный политический капитал.

В начале XII века японский император Сютоку был отправлен в трехлетнюю ссылку. В течение этого времени он писал красными чернилами религиозные буддистские произведения. Как оказалось, эти чернила были не чем иным, как его собственной кровью. Книга императора объемом 135 страниц содержала 10 500 слов. Сютоку верил, что его старания не останутся не замеченными Буддой, что великий Бог, терпение и труд вернут ему утерянный трон. Исторические хроники свидетельствуют, что Сютоку вернул 418 Японский император Сютоку писал книгу собственной кровью

6е власть в 1114 году и еще целых двадцать лет оставался императором Японии.

В 1595 году Мухамед III (1567-1603) взошел на трон Османской империи. Еще в годы правления его отца, Мурада III, власть в Турции стала неустойчивой,

поскольку султан жил под влиянием своего гарема. Хотя генералы и одержали несколько внушительных побед, его сын Мухамед считал, что оставленная ему отцом власть представляет собой нечто вроде вешалки, которая в любой момент может упасть. Поэтому в целях укрепления своей власти он решил установить в государстве политику террора и для начала приказал убить всех своих девятнадцать братьев, чтобы их смерть послужила угрозой для любого, кто имеет какие-либо виды на захват власти. Несмотря на кровавую бойню, Мухамед правил всего восемь лет – смерть решила воссоединить его с братьями.

Стоматолог Джованни Орсениго, практиковавший в Риме, хранил все зубы, удаленные им у пациентов за время с 1868-го по 1904 год. В собранной зубным врачом коллекции насчитывалось более двух миллионов выдернутых зубов! Выходило, что за один день работы он извлекал по 185 зубов, или шесть полных челюстей… Поскольку такая скорость удаления была невозможна в те годы, да и надобности в подобной быстроте не было, следует признать, что Орсениго зачем-то заимствовал зубы, удаленные у других пациентов его коллегами.

В заключение этого раздела расскажем об извилистой судьбе американца Фердинанда Ваилда Де меры, одного из самых искусных обманщиков в истории человечества. Этот человек не хотел, чтобы какой-то незначительный, но отсутствующий документ помешал его профессиональной карьере. Мошенничеством и обманом Демера открыл для себя все нужные двери в светское общество, которые до того были для него неприступны. Заранее зная, что ему понадобятся отменные характеристики и роскошные рекомендации, восхищавшие нужных людей, он сочинил фантастический перечень «своих» бывших заслуг и сам себе состряпал бумаги, под которыми стояли фальшивые подписи или выдуманные имена.

В течение корейской войны Демера умудрился получить приглашение на борт одного из судов Канадской королевской флотилии в качестве главного военного хирурга. Надо отметить, что, когда его пригласили оперировать, он сделал операции 19 матросам, и, если верить записям в бортовом журнале, все они прошли весьма благополучно!

Другая афера Демеры на лжепрофессиональном поприще, когда он выдавал себя за профессора психологии с солидным стажем преподавания в различных университетах, также ему удалась.. Он пользовался уважением и почетом у студентов, профессуры и. администрации университета, где преподавал. Когда же мошенничество было раскрыто, деятельность Демеры на некоторое время затихла, чтобы возродиться в качестве консультанта по интернатам в одной из тюрем Техаса. Еще раз он блестяще сыграл свою роль, посмеиваясь над уровнем профессиональной подготовки своих легальных конкурентов.

Никогда ни одно учреждение, в котором он работал, не начинало против него судебного разбирательства, опасаясь за собственную репутацию. В Голливуде сняли о его жизни фильм, и с тех пор о нем больше ничего не было слышно. Тем не менее некоторые из обжегшихся считают, что Демера до сих пор представляет опасность для чересчур доверчивых людей. Другие полагают, что он, возможно, уже сосет соки у какого-нибудь лопоухого министра…

ВЫВОРАЧИВАТЕПП

Вот уже довольно долгое время цирковой мир буквально упивается зрелищем вывернутых наизнанку акробатов – так называемых «резиновых» людей; в викторианские времена их именовали выворачивателями.

Вплоть до конца прошлого века самым популярным среди них был англичанин Уентворт, который продолжал карьеру акробата до семидесяти лет и до сих пор считается самым старым из всех когда-либо выступавших перед публикой представителей этой профессии. Его коронный номер состоял в следующем: он мог поместиться, вместе с шестью пустыми бутылками из-под содовой, в ящике размерами 57,5 х 72,5 х 40 сантиметров. Немилосердно сгибая и перекручивая свое и так невероятно гибкое тело, он умудрялся так устроиться в окружении своих бутылок, что ящик можно было плотно закрыть крышкой! Уентворт даже придумал особое название для своего трюка – «анатомоупаковка».

Американский акробат Чарльз Уоррен прославился под псевдонимом Лоскутный Янки, полученным за необычайное умение изогнуть свое тело так, что оно могло принять практически любое заданное положение. Еще в самом нежном – восьмилетнем – возрасте он уже был членом труппы бродячих акробатов и комедиантов, и за несколько лет его тело оказалось натренированным до такой степени, что он мог использовать по отдельности едва ли не каждое во.юкно своих мускулов так, что они выступали в весьма необычной роли. Уоррен был способен подтягивать мускулы живота настолько, что становились отчетливо видны его внутренние органы. Он даже научился управлять движениями своих костей до такой степени, что легко выводил кость бедра из ее сумки и возвращал ее на место без каких-либо осложнении для здоровья. Безо всяких усилий акробат мог сжимать грудную клетку до 85 сантиметров и расширять до 102,5. Будучи строгим трезвенником, при весе 68 килограммов, Уоррен был способен убедить врачей в наличии у себя практически любой травмы и искривления. Он стал отцом двоих сыновей, которые тоже

0|1|2|3|4|5|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua