Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

И. Винокуров Николай Николаевич Непомнящий Кунсткамера аномалий

0|1|2|3|4|5|6|7|
<p>Карпенко, как следует из названия и содержания его статьи, «винит» во всем телепатию. Конечно, отрицать с порога возможность включения во все эти события феномена биоэнергоинформационного воздействия грабителя на жертву бы– ло бы опрометчиво. Но нет ли другого объяснения? Думаю, есть. Его предложила Наталия Варфоломеева в статье «Цыганский гипноз», напечатанной в четырнадца– том номере еженедельника «

145

изложила случайно увиденную сцену «обольщения» жертвы уличной цыган– кой: «Длинная тощая беременная цыганка приставала к женщине, тоже беременной. «Давай погадаю, – пронзительно причитала она, – давай погадаю, золотая моя». Женщина испуганно отмахивалась руками, а цыганка все бежала за ней по пятам и пугала ее страшными карами, что, мол, если она не остановится, то пожалеет, не родит никогда и еще 9 будет терять ребенка. У преследуемой женщины от страха округлились глаза, задрожали губы – она остановилась, и дальше началась уже настоящая вакханалия. Цыганка потребовала у женщины денег, та достала кошелек. В считанные секунды все его содержимое перекочевало в карман к цыганке, при– чем так быстро, что женщина, казалось, этого даже не заметила. Я не слышала, что именно цыганка наговорила женщине, но у той глаза все больше и больше ок– руглялись, а лицо исказила по-настоящему страдальческая гримаса ужаса, а в за– вершение всего цыганка вдруг резко выхватила клок волос у несчастной и удали– лась с дикими проклятиями, пританцовывая и заливаясь каким-то чутьли не дья– вольским смехом».

Варфоломеева продолжает: «Так получилось, что спустя полгода мне дове– лось снова увидеть эту женщину, и я узнала, что встреча с цыганкой самым тра– гическим образом повлияла на ее судьбу. Женщина действительно потеряла ребенка – буквально на второй день после вышеописанной встречи у нее случился выкидыш, на нее посыпались нескончаемые несчастья, и теперь она бегает по кодцунам и экстрасенсам в надежде хоть что-то исправить. Ей уже два раза сняли в разных местах порчу, один раз сделали установку на удачу и теперь неведомыми медици– не способами лечили от бесплодия. Женщина обречена до конца дней своих быть клиентом колдунов и магов для начала обратиться к хорошему психоаналитику».

<p>Автор статьи задается вопросом, что же произошло с жертвой цыганки за– колдовала ли она ее, или туг что-то другое? Вот как Варфоломеева объясняет

146

<p>шесся с бедной женщиной: «Цыганка на самом деле очень квалифицирован– но применила к доверчивой женщине нейролингвистическое программирование, а попросту говоря – внушение. Причем это особая техника, называемая эриксонов– ский гипноз. Это наведение транса на бодрствующего человека. Транс без сна – вот что это такое. Цыгане на удивление виртуозно владеют этой техникой, и дей– ствительно не так-то легк

Профессионал может просто в разговоре ввести вас незаметно в состоя– ние транса, то есть усыпить частично ваше сознание, и далее посылать свои ко– манды прямо в подсознание, внедряя туда свои установки и свою программу, кото– рая будет вами затем исполняться уже бессознательно. Эта техника на самом де– ле – грозное оружие, ведь ее использование практически делает нас игрушкой в руках опытных людей, хорошо если это психолог и он преследует цель – каким-то образом снять мешающие вам блоки, раскрепостить вашу психику, освободить вас от суеверий!»

<p>Конечно же массовое сознание, незнакомое с техникой и возможностями эриксоновского гипноза, расценит подобное как явное колдовство. Такие случаи давно и хорошо известны в народе, но собирают и изучают рассказы о них глав– ным образом этнографы и фольклористы. Они же дают им и истолкование: все это, мол, вымысел, небывальщина, фантастика. Рассказы о подобных событиях фолькло– ристы называют быличками иркутским фольклористом В. П. Зиновьевым сборник «Ми– фологические рассказы русского населения Восточной Сибири», который мы уже ци– тировали в предыдущем очерке. Сами же рассказы собирались Зиновьевым в 1966 1982 годах, то есть относительно недавно, и отражают представления и взгляды о «таинственном» почти что наших современников, правда, иногда преклонного воз– раста. Для нас особо интересны те былички, герои которых заставляют человека странным образом делать то, что он велит, или увидеть то,

147

чего в действительности нет. Начнем с быличек последней категории.

Вот какую историю поведал Зиновьеву в 1969 году Григорий Васильевич Пешков 1899 года рождения из города Нерчинска Читинской области:

«Это, значит, один приезжий был. Вот лежала труба, обыкновенная труба, водопроводная или кака ли – она больша диаметром. А он, значит, говорит:

– Давайте я по этой трубе (внутри. – В. 3.) пролезу! – Все тут: Но-о-о! – смотрят. Ну, он берет, с краю залазит в эту трубу – все на его гля– дят. Вот он лезет там, карамкатся, в трубе… Все дивятся: как так!

А тут рядом мужик сено вез, воз, на коне (он его-то не охватил!). Он глядит:

– Да ково вы, – грит, – на него смотрите?! Он вам затуманил глаза-то, а вы на него смотрите! Вот ить он рядом с трубой ползет, на карачках! Но, че же, он его вывел, тот соскочил, да: – Эй, – грит, – смотри! У те воз-то горит! Он оглянулся: у него, верно, воз-то пламем охватило, загорел! Он – раз! – ско– рей гужи обрубил, лишь бы, мол, лошадь-то убрать, а то сгорит. Отвел, смотрит: все в порядке. Воз,

А в 1974 году Федор Семенович Смолянский 1908 года рождения, проживав– ший на разъезде Шапка Сретенского района Читинской области, рассказал следую– щее: «Вот так же собрались молодежь… А приехали…ну, кто они таки? Гипноз ли кто ли, он там работал у них /…/ Но, теперь, собрались, едрить твою ко– рень, деньги заплатили, смотрят.

Акоторыобробелитут, потом прибежали, не успели зайти-стучатся, их не пускают. А он потом в окошко…

А он этих, в помещении-то, загипнотизировал, имя кажется, что он пол– зет в бревно. Этот в окошко залез и кричит: – Вы ково смотрите? Он же подле стены ползет, а не в бревно. – Он же его не охватил».

<p>Следующие две былички относятся к группе случаев, когда людей непонят– ным образом заставляют делать то,

что им велят. Вот что рассказала в 1974 году Устинья Федоровна Сычева 1894 года рождения, проживавшая на разъезде Шапка Сретенского района Читин– ской области:

«…Выезжает с этой стороны на большую дорогу, а другой выезжает с этой стороны: – Вы откуда? – Да я вот отцель, везу товары. – А я,говорит, – отцеда (с другой заграницы). Ну, и съехались на дороге, поехали вместе. И вот и едут, и едут. День, вечер. Надо где-то проситься ночевать. Там при большаку дома стояли, они редко стояли, редко. Стоить домик. Подле дому стоить стари– чок, высокай старик стои – Отец, ночевать у вас можно? – А почему нельзя? Можно, заезжайте. – А куды ж нам коней-то?

– Заезжайте, – гыт, – в рыгу становите. (Вы знаете рыгу? Там молотили, туды корм складали.) Заезжайте, – гыт, – в рыгу становите коней.

Но, оне заехали, коней этих поставили, сами взяли продукты, пришли в избу. Пришли в избу, закусили. И один-то говорит:

– А где нам, отец, лечь, чтобы мы вам не мешали? – Да лезьте на пола– ти, дожитеся. Они влезли на полати, лягли. (Он один-то зная, а друго-т ниче не зная).

Но лягли на полатях-то, глядь: приходят одиннадцать человек (где-то были у добычи). Приходят, заходють и говорят: – Ну, как, отец, дело-то?

– Да дело-то, – говорить, – ничего: два есть! /…/ Два, – гыт, есть. – Но, давай ужинать.

<p>Вот зачали собирать: там у них и холодец, и мясо, и все у их… /…/

Вот они поели… Он все поглядывал на их, подымет голову) поглядит… Они псг;ш, поужинали, наелись

<p>149

досыта – и как сидели, так и остались! Как столбы! Как столбы – все двенадцать человек. Этих одиннадцать, старик двенадцатый. А он говорит на своего напарникато:

– Но, давай слазить! Он говорит: – А куда?!

– Слазь, не боись, нас никто на троне. Слазь, теперь мы хозяева, а не– хай посидять. Слезли с полатей. Сабе давай ужинать. …Они, все двенадцать че– ловек, сидят. /…/ Да, говорит, возьмем одного – бьем, бьем! Посодим да дру– гого… Бьють и на место сажають, и они сидят. Но потом стали искать… обыск. Нашли, где у них люди резаные, где все есть: одежа, обумка, нашли у них там и, может быть, деньги. до света. Они все сидят. А потом стало развидняться. Они пошли, коней позапрягли, выехали на дорогу. Вот он заходить, говорить:

– Ну-ко, выходите наружу, бейте друг друга! По мордам! – Оне как все двенадцать человек выскочили на улицу, да друг другу на пару, и по мордам снують!

А они поехали. Они бьются. Ну, отъехали недалеко, встречается им муш– шина. А он говорит:

– Знаешь что? Вот ты там пойдешь, там двенадцать человек друг друга бьют по мордам. Скажи им, чтоб они разошлись какой куда! /…/ А они там вол– нуются, бедные. Он говорит: – Разойдитесь какой куда! – И оне какой куда, ка– кой куда, какой куда побежали по сторонам. Вот оно и все, и старик-то убежал». Уже знакомый читателю Григорий Васильевич Пешков в том же 1969 году рассказал Зиновьеву такую вот и Попов-дружка не ушел, так остался здесь. И вот эти – отец-то этот, Артем-то, Санькин-то, и Степка – братанья оне. Но Артем этот старик был, да и тот уж пожилой вот они между собой разодрались. Но теперича, он их: – Ладно,говорит, – погодите, не растаскивайте.

<p>150

Раз, этого Артема забират – и на печку, затолкал на печку, значит. И вот он, представь себе, лазит, ревет, а слезти не может. Печка здорова была, ранешня, старинна, и потом, значит, был такой брус, вот так он над головами был – это раньше полати были, но полатей-то не было, а брус-то был, стойка там, в печке она даже вмазана, и брус такой. И вот этот Степка полез драться к ему, к этому, к Артему ту залез, значит, и вот рукой-то взялся за брус-то, и одну ногу поднял, он его – раз! – засек. Он всю ночь стоял, как петух, на од– ной ноге. Всю ночь он их не отпушшал.

И вот тот потом уж разгорел весь на печке. Пьяный, да ишо… Артем-то, ревет, просится: – Да вы че? Я пошто не могу слезти-то. – Лазит. И вот он не отпустил их всю ночь. Этот простоял. Потом уж утром:

– Но что, драчуны?! – старичок уж он был. – Но что, драчуны, будете ишо драться? – Да что ты! Да вот то, друго… – Ну, давайте слазьте.

И тот оторвался от этого от бруса руками, слез. Сели. Давайте поразго– варивам, че, дескать, это такое?

– Я вас! подерусь! – говорит ишо на их.-Я вас! подерусь!

Он, этот Попов, шибко был дошлый, о-о-ох и дошлый был! Семен Попов, шивтинский, сейчас его давно уж нет. И вот без него это ни одна свадьба не проходила мимо без его. Дружкой его всегда вот приглашали на свадьбу. Но езди ему нековды, то его уж задаривали, водки ему везут, платили даже ему. А то иначе че-нибудь обязательно случится».

Чрезвычайно любопытна другая группа быличек, герои которых делают так, что у них ничего нельзя украсть! Например, та же Устинья Федоровна Сычева в том же 1974 году рассказала Зиновьеву о таком случае: «Один человек едя парой конями. У няго на возу и мяшки, и сено. Зимой, шибко уже морозы были. На ем доха, с обоих сторон мех. Чижелая-чижелая! И он доехал до ресторана, или как сказать? – до столовой.

<p>151

Коней свел с дороги, с дороги свел, поставил в сторонке, доху снял с себя, на воз бросил, и сам пошел в трактир, в эту… столовую.

Там ходит скотина, коровы там никогда не загоняются. И ни одна корова к возу не подошла. Она же заворожена! Не видють!

А он прошел, за задний стол сел. Там в столовой народ. А он сел за задний стол. /…/ А один – зх! – выскочил, хотел доху взять. Выскочил, до– ху-то хватае. А тут видють в окно да:

– Эй, эй! Доху-то бяруть, крадуть! Он:

– Нет, ее никто не украде. Она чижела, ее никто не унесе!

…Он хватил на руку-то доху – да стоить! Стоить и стоить, стоить и стоить! А он время продолжае: «Че он мне, пускай стоить». /…/ чай сидит пье да разговарие. Да рассказывае, а ён все стоить с дохою! Вот. Но уж время-то много… Вышел да говорить:

– Но ладно, ты ее не утащишь – она чижелая. Положи, – говорит, – да иди!

Он рад до смерти. Бросил да убежал…» А Петр Алексеевич Достовалов 1909 года рождения из города Нерчинск Читинской области в 1969 году поведал Зиновьеву о другом подобном происшествии: «И мне папа рассказывал… Говорит, приехали на конях с грузом мужики и остановились на Шилке. Зашли к кому-то но– чевать. А хозяин:

– Дак у вас че там? – Да груз: пшеница… – А караулит-то кто?

– Че караулить? Никого нет. А кто возьмет, так без меня никуда не уй– дет.

<p>Но, а были воришки-то. Водились. Пришел один, значит, мешок на пле– чо-то заворотил с пшеницей, вроде: «упру». И давай ходить кругом саней. До ут– ра и проходил в зимнюю ночь. И сбросить не может, и уйти не может. «Но, – ду– мат, – знаткой извозчик, видать!» Он приходит утром-то, хозяин-то, тот ему: j

– Извините, – гыт, – меня! В жизни больше этим делом не займусь! – Но, положь. Иди да запомни. Вот как?..»

Следующий сюжет, записанный в 1979 году от Владимира Ивановича Барано– ва из села Котельниково Нерчинского района Читинской области, вообще широко распространен в Сибири: «Дед с внуком везли однажды воз пшеницы, смололи на мельнице, обратно едут. Ну, темнеет. Оне к Грише Босяку: – Пусти нас ночевать. Ну, он: – Заходите.

Оне говорят, мол, воз надо завезти. А он: – Ниче, ниче. Пусть там. Если че случится, я, паря, свое отдаю.

<p>Утром встают: пять мужиков круг телеги ходят с мешками, а уйти не мо– гут. Гриша к ним подошел, каждого по плечу стукнул и говорит: – Ну, спасибо за службу. Оне мешки побросали и ушли!» Удивительно, но подобный же сюжет описан и в соловецком патерике. Его фрагмент приводит писатель А. А. Горбовский в книге «Тайная власть, незримая сила» (Москва, 1991). В нем говорится о старце, в огород к которому одн овощами, они возложили их на себя с намерением унести, но не смогли и с места сойти, и так простояли два дня и две ночи неподвижно, под тяжелым бременем. Потом начали кричать: «Отче святый, пусти нас с места». На голос пришли некоторые из братии, но не смогли свести их с места. На воп– рос иноков: «Когда вы сюда пришли?» – они отвечали: «Два дня и две ночи стоим здесь». – «Мы всегда ходили сюда, почему же не видели вас?» – «Да и мы, если бы видели вас, давно уже со слезами просили бы прощения у вашего старца». При– шел и сам старец и сказал ворам: «Вы всю жизнь пребывая в праздности, без тру– дов, крадете чужие труды, поэтому стойте здесь в праздности все годы вашей жизни». Со слезами воры умоляли

отпустить их, обещали впредь не делать ничего подобного. Старец ска– зал: «Если хотите руками своими трудиться и от труда вашего других питать, то отпущу». Они с клятвою дали обещание исполнить его веление. Тогда он сказал: «Благословен Бог, укрепляющий вас; потрудитесь год в этой обители на братию». После этого разрешил их от невидимых уз своею молитвою, и они действительно трудились год в скиту».

Весьма показательно, что необычный дар всех без исключения героев при– веденных выше историй, в отличие от «подвигов» уличных цыганок и банковских грабителей, направлен на благие цели: охрану добра, воспитательные и развлека– тельные. Однако в наши дни это уменье некоторые люди, видимо, все чаще ис– пользуют не без личной корысти. Например, так, как о том недавно рассказала Варфоломеева: «Знала я одного юношу – он работал агентом по продаже ножей в какой-то фирме, одной из тех, что привлекают на работу несметное количество коммивояжеров, вручают им в руки сумки с товаром и отправляют гулять по офи– сам, распродавая бесценную дребедень. Так вот этот парень перевыполнял все возможные планы по продаже. Его успехам поражались все и, конечно же, завидо– вали. Конкуренты просили выдать секрет – ну как же это ему удается? Мой знако– мый ухмылялся и говорил: «Ну этот секрет дорогого стоит». Его заметили, он сделал быструю и почти невероятную карьеру. Он владел эриксоновским гипнозом: ни один ,его собеседник, ни один партнер ни в чем не мог ему отказать – он всегда добивался желаемого».

<p>Как же противостоять подобным напастям? Способы защиты от чуждого вам несанкционированного воздействия зависят от того, какой механизм лежит в его основе. Если что-то типа нейролингвистического программирования, то следует прислушаться к советам Варфоломеевой. Вот что она пишет по этому поводу: «Мож– но ли противостоять такому воздействию, да и все ли ему подвержены? Печально, но противостоять практич тебе

154

применяется какая-то специальная техника. Даже те, кто по всем нор– мальным меркам считается невнушаемым или, говоря профессиональным языком, «не– гипнабельным», практически стопроцентно попадают под действие техники наведе– ния транса без сна.

Защититься от этого довольно-таки мощного психологического оружия 'можно – достаточно знать о его существовании и уметь замечать тот момент, когда к вам пытаются применить те или иные приемы. Вы не должны позволять со– бой манипулировать. Если вы видите, например, что ваш собеседник начинает «зеркалить» вас, то есть производить пристройку, повторять вашу позу, ваши жесты, насторожитесь: очевидн Если же он говорит какую-то ощутимую чушь, а вы почему-то продолжаете слушать, то обратите внимание, не выделяет ли он особы– ми интонациями или, может быть, подчеркивает какими-то специфическими жестами отдельные слова это еще одно подтверждение того, что он знаком с определенной техникой психологического воздействия. Но если вы об этом знаете, то вы уже защищены. Это для вас сигнал – вашим сознанием пытаются манипулировать. Не позволяйте этого никому, призовите на помощь вашу логику, здравый смысл, и лю– бую предложенную вам для обсуждения идею разбирайте при помощи именно здраво– го рассудка, а самое Главное, не принимайте никаких решений немедленно, осо– бенно если ваш собеседник очень настаивает на этом. '

Мне очень запомнилась еще одна сценка, подсмотренная на улице. Обор– ванный забудцыга приставал к одной скромно одетой, но очень улыбчивой молодой женщине. Он канючил у нее на бутылку пива, он приводил ряд каких-то очень ве– сомых доводов, по причине которых она обязана была это сделать для него и, ра– зумеется, пугал ее всякими нехорошими последствиями, если она вдруг посмеет отказаться. Женщина понач непрошеный спутник, что называется, достал, она дер– нула за рукав проходившего мимо мужчину и сказала: Купите ему, пожалуйста, бу– тылку пива.

<p>155

Мужчина оторопел: – Почему я?

– Ну не знаю, а он почему-то решил, что это должна сделать я.

Бродяга ошалело смотрел на девушку несколько мгновений, а потом посчи– тал за лучшее раствориться в толпе. Он был озадачен – почему всегда срабатыва– ло, а тут не сработало. Он пытался манипулировать сознанием женщины, а она не позволила ему этого. Не позволяйте и вы! И если в толпе к вам пристанет оче– редная смуглянка в цветастой юбке, скажите ей: «Красивая, я и сам владею эрик– соновским гипнозом, а по ты сейчас не исчезнешь, то весь твой род до десятого колена…» Я вас уверяю, вам даже не надо будет договаривать свои угрозы до конца, кареглазая цыганка исчезнет у вас из поля зрения значительно раньше».

Если же в основе преступного, несанкционированного воздействия лежит «криминальная телепатия», то стоит принять к сведению рекомендации Максима Карпенко. Он излагает и обосновывает их следующим образом: «Итак, массовый, даже лавинообразный рост количества экстрасенсов закономерно породил и крайне отрицательное качество, борьба с которым потребует от криминалистики совершен– но неординарных мер. Оче стандартными приемами вряд ли могут быть эффективны– ми: телецату, даже средней силы, не составит труда заметить грозящую ему опас– ность. Представляется необходимым привлечение к операциям такого рода сильных телепатов, способных запеленговать преступника и навести на его след милицию.

<p>Что же касается обычных, глухих к враждебным наводкам чужого мозга лю– дей, то тут вряд ли можно порекомендовать сильнодействующее спасительное сред– ство. Профессиональные приемы психозащиты сложны, не всегда доступны для обыч– ных людей, да к тому ;'е многие из них не подлежат широкому распространекчю. Поэтому приемы, которые могут все же, хотя бы

156

в минимальной степени, защититьв ситуациях, сходных с описанной, сво– дятся лишь к самым простым.

Во-первых, следует избегать смотреть в глаза человеку, который, как вам покажется, настойчиво стремится встретиться с вами взглядом. Во-вторых, в толпе, в очередях надо стараться сохранять свою индивидуальность, ментальную обособленность, мысленно сохранять дистанцию между собой и окружающими. В-третьих, обращать внимание на людей, стоящих в стороне и не участвующих в столь привычной, к сожалению, толкучке. Разумеется, такихлюдей вряд ли сле– дует сразу же хватать и вести в милицию – ими могут оказаться, например, прос– то уставшие от очередей и отдыхающие где-нибудь в стороне мужья, чьи жены ве– дут непримиримую битву за дефицит.

При наличии у вас крупной суммы денег на дорогую покупку можно было бы рекомендовать метод «наружного наблюдения», то есть приглашать с собой ко– го-нибудь из друзей, которые могли бы наблюдать за вами, находясь на некото– ром удалении. К сожалению, такое наблюдение может бытьлегко раскрыто достаточ– но сильным телепатом.

<p>Вот, пожалуй, и все, потому что уже такие примеры, как «закукливание» или «зашнуровывание», хотя и являются довольно распространенными методами пси– хозащиты, сложны, требуют определенных способностей, специальной тренировки. Поэтому считаю необходимым еще раз повторить, что все эти методы, описание ко– торых можно найти в парапсихологической литературе, окажутся бесполезными, ес– ли судьба сведет вас с т

Сожалею, что мои заметки не могут служить источником хоть какого-то, пусть самого минимального, оптимизма. Более того, в заключение хочу предло– жить читателям самим построить возможную модель экстрасенсорного воздействия на политические процессы, тем более что оно может осуществляться благоде– тельным вроде бы телевизионным целителем, несущим, однако, Другую, скрытую программу и служащим всего лишь

<p>157

ретранслятором для людей, гораздо более сильных, 4011 он сам». 1

Если же механизм этого необычного и непреодоли1 мого воздействия чело– века на человека комбинирован! ный (скажем, нечто вроде биоэнергетического эриксоновского гипноза) или вообще иной, жертве можно лишь посочувствовать…

<p>АНОМАЛННКп

Нетленная старушка

Вот уже пять лет, как умерла 88-летняя бабушка Чжу Фэньчэнь из провин– ции Хэбэй, но ее останки не подвержены разложению. И старушка покоится на своем последнем ложе, будто отошла в мир иной только что. Лицо коричневатого оттенка хранит умиротворенное выражение, глаза плотно смежены, рот приоткрыт – видны отличные зубы, кожа суха, и нет никаких признаков гниения.

Сердце бабушки остановилось в Пекине 24 ноября, 1992 года, рассказы– вает ее внук Ян Сюэцян. Двое суто^ после смерти тело сохраняло нормальную тем– пературу^ а мышцы – эластичность. На семейном совете был решено не погребать старушку, а год спустя труп пере везучи в родную деревню, где он и пребывает до сих по} в спальне отчего дома. Никакого видимого воздействи) не оказала ни 34-градусная жара, ни как будто спит.

Ученые пока не могут объяснить невиданный фен мен.

<p>Ну очень горячий парень

Когда прохожие встречают на тридцатиградусном м' розе этого паренька в одной рубашке, у них мурашки[ бегут по коже. А тому – хоть бы что. Девятиклас– сник казанской гимназии Борис Чевела вовсе не строит из себя супермена. Ему действительно на морозе жарко!

<p>158

Лишь по настоянию матери в сильный холод он поддевает под рубашку май– ку, а в форменный пиджак облачается из дисциплинарных соображений. Попытки ро– дителей показать «морозоустойчивое чадо» специалистам успехом не увенчались: «оно» не желает обследоваться 'ни под каким видом. Наверное, эти необычные свойства передались юноше по наследству – его дед тоже не признавал теплой одежды. Как бы там ни было, хлопот: несколько раз стражи порядка задерживали его как жертву уличного разбоя.

«Боже, лай мне заснутЫ»

<p>35 лет назад Джоан Мур зевнула и… больше ни разу не сомкнула глаз. Так вот и проводит каждую ночь, сидя в кресле в ночной рубашке и ожидая рас– света.

Бессонный кошмар начался в обычный вечер 1962 года, когда она верну– лась домой после напряженного дня в школе, где работала преподавателем. Слад– ко зевнула и…

– Я навсегда запомнила тот вечер, – рассказывает Джоан. – У меня воз– никло странное ощущение, будто я увидела свою покойную мать. Не знаю, что по– том произошло, но заснуть уже не смогла.

Врачи за несколько лет написали много отчетов об этой удивительной бо– лезни. Они пришли к мнению, что их пациентка страдает очень редкой формой за– болевания – хронической колеститой. Недуг поразил часть головного мозга, что привело к полной потере сна. Впрочем, бессонница не влияет на здоровье Джоан, так как организм может функционировать при незначительном сне или вообще без него.

<p>Время замерло апя Якова

Полным отсутствием сна у нас в СНГ-страдает минчанин Яков Цеперович. В 26-летнем возрасте он пережил клиническую смерть: от выпитого вина ему стало

<p>159

так плохо, что пришлось вызывать «скорую». Врачи вернули Якова к жиз– ни, но совершенно другим человеком: он ощущал в себе огромную физическую силу, температура понизилась до 34 градусов, а главное – он совершенно перестал спать: «У меня такое состояние, будто времени нет вообще. Я не чувствую прожи– тых лет, кажется, что жизнь будет продолжаться бесконечно».

Никаких отклонений в организме Якова (кроме хронической колеститы, ко– нечно) не обнаружено. В 1997 году ему исполнилось 43, но внешне, как показы– вают очевидцы, он по-прежнему выглядит на 26. Время замерло для него…

<p>Самойлова сняли со штыря

Под Рождество на одной из стройплощадок Челябинска произошло ма– ленькое чудо. Изрядно выпивший монтажник Петр Самойлов выпал из люльки на 11-м этаже и… благополучно приземлился на стальной крученый штырь арматуры, тор– чавший из бетонного блока. Коллеги обнаружили г-на Самойлова в виде наколотой вниз головой бабочки. Угодив прямо в рот, штырь прошел через тело и торчал из бедра. Всего 1 десять сантиметров отделяли лицо от бетона. Аккуратно 1 отпи– лив ножовкой штырь от плиты, строители доставили пострадавшего в городскую больницу. Как оказалось, штырь не задел ни одного жизненно важного органа и фактически спас парня от пер

<p>Человек с тремя глазами

«Третий – лишний», – решили китайские офтальмологи, обследовав 25-лет– него жителя провинции Фуцзянь, наделенного от природы тремя глазами. Феномен (третий из описанных в науке) обнаружил доктор Чжэн 1 Ичсун, проводивший про– филактическое обследование группы инвалидов.

<p>160

Лишний глаз у молодого человека, имя которого не сообщается, находит– ся на левом виске и внешне не отличается от остальных двух. Есть зрачок, веко, бровь и слезная железа. Но сам этот глаз незряч. По свидетельству родителей, юноша вообще плохо видит с рождения.

<p>Кровь – протпвояане

Сперва служащий террариума СинхАбу заметил, что укус кобры он перенес даже без легкого жжения. Повторив опасный эксперимент с гюрзой, убедился в том, что змеиный яд ему нипочем. А вскоре стал зарабатывать большие деньги, бродя нагишом среди кишащих в стеклянной клетке гадов. Его по нескольку раз кусали самые опасные рептилии, а он попросту не обращал на них внимания.

Обратили внимание на него врачи. Взяв на анализ кровь Синха, они обна– ружили, что яд кобры, распадаясь в ней, превращается в питательный компонент. Дальнейшее изучение крови привело их в замешательство, поскольку она не при– надлежала ни к одной из существующих групп, ее состав и свойства аналогов на земле не имеют.

<p>…Н осталась мопоаоп

'Этот трагический случай произошел в 1914 году в американском городе Ларами, штат Вайоминг. 24-летняя Эшли Вистел приставила к груди пистолет и свела счеты с жизнью, выстрелив себе в сердце.

<p>Смерть Эшли повергла семью в шок. А отец молодой женщины, опасаясь, скандала, вынул пистолет из ее руки и оставил тело в гостиной, заперев дверь на долгие-долгие годы. Семья не использовала никаких средств, чтобы остано– вить процесс разложения, однако в 1966 году, спустя 52 года после смерти, род– ственник Эшли решил покончить со страшной семейной тайной и заявил в полицию о том, что в запертой комн

покоятся останки ихЭшли. Детективов и врачей ждал сюрприз.

– Мы не можем дать этому объяснения, – говорит биохимик Фрэнк Сомбер– та. – Обычно тела начинают разлагаться через сутки после смерти. Но с телом Вистел этого не произошло. Эшли осталась такой, какой она была в момент смер– ти. Ее кожа не кажется на ощупь ледяной и не покрылась мертвенной бледностью.

Сейчас тело Эшли изучают специалисты. Они намерены опубликовать отчет о результатах своих исследований.

Вспомни себя впзнрем…

Поистине неразрешимую загадку загадал медикам неграмотный албанский крестьянин Энвер Али-хан. Получив в пьяной драке тяжелую травму черепа, Энвер около года пролежал в полном беспамятстве, то есть напрочь забыв, кто он, где и когда живет, не узнавая ни жены, ни детей, ни родителей. Случай редкий, но не новый. Интереснее было дальше, когда Энвер наконец обрел память… Но вспомнил он вовсе не свою ж Али-паши. Все, что он «вспоминает», легко подтвер– ждается событиями из истории Турции конца XVII – начала XVIII века. Едва ли и это смутило бы специалистов, если бы не тот факт, что Энвер Али-хан никогда не учился ни в каких учебных заведениях и не умеет ни читать, ни писать.

<p>Чем плачет Ханума

Ни подлинное имя, ни адрес героини средства массовой информации Север– ной Африки не называют из чисто гуманных соображений и опасений за дальнейшую судьбу девочки, назвав ее просто Ханумой.

<p>Как теперь вспоминают родители, Ханума с рождения и до первого знаком– ства с сырым луком не проронила ни слезинки: веселая и уживчивая, она не имела

162

поводов для слез. А когда, помогая матери, впервые заплакала над очи– щенной луковицей, родители буквально остолбенели: из глаз девочки не закапали, а буквально посыпались твердые, как рисовые зерна, слезинки* Испугавшись происков шайтана, отец с матерью поклялись никому не говорить о приключившем– ся несчастье.

И молчали долгие годы. Отец же, ювелир по профессии, начал изучать слезинки Ханумы и обнаружил, что они достаточно твердые, легко поддаются ог– ранке, совершенно прозрачны и дают игру и блеск, на которые способен не каж– дый алмаз! И слезинки пошли в дело. Украшения, выполненные из них, шли нарас– хват. Отец хранил тайну как мог, пока «слезинки» не попали в руки пытливого человека, определившего, чт то есть пластмасса, полученная неведомым способом. Феномен попал в руки ученых, которые до сих пор не могут разгадать тайну слез Ханумы. Сама она говорит, что слезы ей не мешают, затвердевают только на рес– ницах, но не прилипают ни к ним, ни к коже и совершенно не вредят зрению. А плачет девочка только от репчатого лука.

<p>Его убпвапп сорок раз

Кладезем для историков и загадкой для психологов стал пенсионер Сер– гей Перов. Он сражался под Сталинградом, а еще под Ватерлоо, участвовал в бит– ве царя Леонида под Фермопилами.

Перов обратил на себя внимание ученых после того, как попал в автока– тастрофу в канун своего шестидесятилетия. Придя в себя, он начал говорить на старофранцузском языке, чем привел в недоумение близких. А сестра, немного по– нимавшая по-французски, уловила, что он упоминал имя Наполеона и Нея, которые планировали перевооружить армию новыми ружьями.

<p>Его исследовали в состоянии гипноза двое специалистов. Они полагают, что Перов должен был жить на свете не менее 703 раз. Сорок раз его убивали в битвах, более сотни раз ранили. Рядом с фараоном Рамсесом II

163

он сражался в битве при Кадеше в 1442 году до н.э. и спас жизнь одно– му из его сыновей. Бился на стороне Габсбургов против швейцарских повстанцев в конце XIII века, а в 1793-м вошел с наполеоновскими войсками в Каир. В состоя– нии гипноза Перов описывает события с мельчайшими подробностями – так, как будто он действительно был их участником. Но почему он был убит в сражениях сорок раз? Не подтверждение ли это гипотезы о бессмертии души, которая со смертью человека переселяется в другое существо?

<p>Человек-часы

42-летнего Фрэнка Уайта недавно исследовали в научном центре Сан-Дие– го, Калифорния. Это уникальный человек: у него никогда не было часов, пос– кольку он и так точно знает, который час, и определяет время с точностью до секунды. Его можно разбудить ночью, и он назовет время, будто хронометр у не– го в голове.

Инженера-электрика Уайта отправили в центр, войдя в который он ошара– шил всех фразой:

– Ваши настенные часы спешат на 52 секунды! – И оказался прав.

– Это происходит само собой, без всяких усилий с моей стороны. Никог– да не носил наручных часов, но всегда приходил точно к обеду.

Возможно, этот человек даст медикам новый ключ к пониманию внутренних временных циклов человека, говорит доктор Уильям Шектер.

<p>Оевушка-кактус

Больше двух лет восемнадцатилетняя Нарине Н. только и делала, что хо– дила по различным медучреждениям, где из ее руки удаляли бурно произрастающие колючки. Удаляли одни – на их месте тут же вырастали другие. Всего у нее в не– большой коробочке собралось 140 удаленных шипов.

<p>164

– Кто ее такую замуж возьмет? – острили посвященные в тайну знакомые. – Не барышня, а кактус…

Совсем уже отчаявшаяся Нарине обратилась в ереванский Центр пластичес– кой реконструктивной хирургии и микрохирургии.

– Когда мне сказали о девушке, у которой из тела растут колючки, я вначале воспринял информацию как натуральную байку, – рассказывает заведующий отделением центра Гарегин Баблоян. – Чтобы не было сомнений, сделали биопсию в медицинском университете. Ответ профессора Азнавуряна, заведующего кафедрой цитологии, эмбриологии и гистологии, не оставлял сомнений – из тела пациентки извлечены настоящие ка

<p>Года два назад Нарине по неосторожности укололась о кактус, и в ранку попали споры растения. Иммунная система девушки была ослаблена, споры прижи– лись в ее организме, и из тела начали густо расти колючки. Когда хирурги цен– тра удалили весь свищ, то в вырезанном фрагменте и были обнаружены споры, из которых произрастали шипы-мучители. Теперь кактусовый кошмар для Нарине кон– чится. И родные перестали

Напоследок корреспондент «Комсомольской правды» задал лечащему врачу Артавазду Саакяну такой вопрос:

– Если у человека из руки может расти кактус, то можно ли допустить, что у какого-то создания, если ему в лоб попадет, скажем, вишневая косточка…

– Можете не продолжать, – прервал его доктор. – Что касается истории барона Мюнхгаузена, то это всего лишь история Мюнхгаузена. Что же касается кактусов, то мы перерыли гору специальной литературы, и оказалось, что случай Нарине не единственный: аналогичная история случилась в Токио. Японский ту– рист, путешествовавший по США, укололся о кактус, и через некоторое время у него из тела тоже начали ра

<p>165

Болезни – на авонх

Англичанка Лесли Куртис и ее 63-летний отец обладают удивительной за– висимостью друг от друга: где бы они ни находились, они одновременно заболе– вают одной и той же болезнью.

Это началось, когда Лесли была совсем маленькой. Отец заболел туберку– лезом, и вскоре Лесли тоже начала кашлять. Врачи поставили ей тот же диагноз. Конечно, девочка могла просто заразиться…

– Но потом мама начала замечать и другие совпадения, – рассказывает Лесли. – Когда я падала в школе, у отца появлялся синяк на том же месте. Если я заболевала какой-нибудь детской болезнью, у него поднималась температура.

Эти странные психические узы сохранились и после того, как Лесли выш– ла замуж и родила детей.

– У отца очень чувствительный желудок, – говорит Лесли. – Иногда мне звонит мама и спрашивает: «Как ты себя чувствуешь?» Она знает: если у меня бо– лит живот, и отец начинает страдать тем же. А мигрени? Они у нас начинаются в одно и то же время…

Врачи пока не могут объяснить подобную зависимость. Но полагают, что это тонкая связь биополей.

<p>«Вмаеп» насквозь

Об Алексее Федоровиче Скоковом в кругу таможенников ходили легенды. Он был уже в солидном возрасте, но его держали на службе изо всех сил, не как «золотой фонд», а как носителя удивительного дара, о котором говорили: «Скоко– вой видит все насквозь».

<p>Старик и впрямь, похоже, видел чемоданы, узлы, одежду пересекавших на– шу западную границу – насквозь. Выходил вместе с бригадой в зал досмотра, но к столу не подходит, а посматривал на обступивших «контур» граждан. Все они бы– ли возбуждены, встревожены, в общем-то одинаково одеты – в основном офицеры и члены их семей, сверхсрочники, реже – вольнонаемные, народ законопослушный. Таможенные

1бб

нормы бняи-строгими – вывозить не более литра спиртного, не более 30 пачек сигарет и 300 граммов кофе на человека. Кто-то пытался вывезти больше. Вот их-то Скоковой буквально различал взглядом, подходил, просил открыть чемо– дан, развязать узел или распахнул, пальто. Не было случая, чтобы он выхватил из толпы кого-то не того, безошибочно брал на себя только нарушителей.

А вот когда за границу поехали эмигранты, когда нарушения и контрабан– да стали чуть ли не нормой, Скоковой проявлял буквально чудеса своего дара. Вот только один случай. Прибор показал: в ящиках много золота. Ящики разгрузи– ли, прощупали – ничего! Скоковой в этот день отдыхал. Привезли. Он только в зал вошел, на ящики глянул, буркнул: «Гвозди в них из золота». И уехал. Прове– рили. Точно: ящики сколочены золотыми гвоздями. Шесть кило надергали.

Приставали к нему: «Научи». Отвечал коротко: «Я ничего не знаю, не ви– жу, а чую; под ложечкой сосать начинает, а пото^ вдруг знаю, у кого и где. Вот и вся наука».

<p>Хоаячпй покойник

Если у человека отсутствует пульс, значит, он скончался. Но случается, такой человек чувствует себя неплохо и даже спорит с врачом…

Один подобный факт имел место в 70-е годы. Шла старушка по улице, ста– ло ей плохо, и «скорая» доставила бабушку в больницу. Сидит она в приемном по– кое. Сестра пытается нащупать пульс. А пульса нет!

– Так оно и было, – подтверждает доктор Анна Виниченко, в ту пору ме– дицинская сестра. – Прощупала височную артерию – нет пульса. Щупаю подключич– ную – тоже нет. Спрашиваю ее, как сердце. Ничего, мол, только живот вот поба– ливает. Я вызываю врача, начинаем суетиться вокруг бабули, а она и сама нача– ла беспокоиться: «Да что вы? Все у меня нормально, вот разве что живот».

<p>167

А врач мне шепчет: «Дня, это какая-то зомби! Она уже полчаса, как по– мерла, а на живот жалуется». Побежали они за каталкой, а вернулись бабушки след простыл. Фактически с неработающим сердцем сидела она у нас в приемной минут сорок, имея при этом вполне нормальное самочувствие. Мистика? Комменти– рует врач А. Алексеенко: – Ничего удивительного, что странная старушка поста– вила медиков в тупик. Об эт больная страдала редкой формой атеросклероза, так называемым склерозом Ляриша. При этом заболевании магистральные стволы крове– носной системы перекрыты тромбами, икровоток, не имея возможности пройти по основным каналам, движется «в обход» – по сосудам более мелким, на которых пульс, естественно, не прощупывается. Не ведая об этом, и впрямь можно испу– гаться.

Но от натурального зомби такого человека отличить просто: достаточно приложить стетоскоп к его груди.

<p>Австралпйскпй снпач

Возможно, именно так когда-нибудь будут называть Джимми Грегора из ав– стралийского города Беллерета. Ему немногим больше трех лет от роду, но его результат в рывке штанги весом 75 килограммов тянет по меньшей мере на Книгу рекордов Гиннесса.

Эрни Грегор, отец мальчика, сам всю жизнь занимается боксом и культу– ризмом. В одной из комнат он оборудовал небольшой спортзал.

– Когда Джимми родился, он часто болел. Врачи нашли у него врожденное заболевание дыхательных путей, и я стал заниматься с сыном лечебной физкульту– рой. А когда ему исполнилось полгода, понял, что и тяжелая атлетика не повре– дит. И это понравилось мальчику больше всего: в то время как другие дети вози– лись в песочнице, он с удовольствием ворочал гантели и гири, перетаскивал с места на место «блины» от штанги.

<p>168

Вскоре от хронического заболевания не осталось и следа.

Однажды папа взял его на соревнования и показал знакомым тренерам. Джимми Грегор в присутствии взрослых дядей продемонстрировал все, на что спо– собен. Бывалые спортсмены глазам своим не поверили. Они все время осматривали малыша и взвешивали на весах. И не переставали дивиться – ведь его вес всего 27 килограммов!

Сейчас специалисты разрабатывают для суперюного атлета индивидуальную программу тренировок. Однако опасаются, как бы излишние нагрузки не сказались отрицательно на здоровье малыша.

<p>Пламенное аыханпе Анаервуаа

В 1927 году все газеты США были заполнены сообщениями о том, что пре– зидент лично занимается расследованием феномена негра Андервуда, который своим дыханием вызывает… пожар. Однажды к доктору Л. Вудману пришел молодой черно– кожий и попросил помощи. А происходило, по словам доктора, следующее. Андер– вуд брал носовой платок и, плотно прижав его ко рту, начинал дышать через не– го. Через несколько секунд Андервуд полностью раздевался, полоскал рог и под– вергался тщательному осмотру, чтобы исключить любой подвох. Он мог набрать су– хих листьев и, подышав на них, разжечь костер.

Врачи заставляли Андервуда полоскать рот различными растворами и наде– вать хирургические перчатки – результат оставался прежним. Негр жаловался, что вынужден дышать крайне осторожно, чтобы не вызвать пожар.

Этот случай уникален еще и потому, что Андервуд согласился на дли– тельное медицинское обследование, отчеты о котором помещали «Мичиган медикэл» и другие издания. Тем не менее никто не мог дать вразумительного объяснения феномену Андервуда.

<p>169

Человек, ЧУВСТВУЮШНЙ вооу

<p>Житель города Порт-Элизабет в ЮАР, служащий местного филиала фирмы «Дженерал моторе» К. Дж. Беккер обладал способностью чувствовать воду. Впер– вые публично он обнародовал свой талант в 1951 году, во время строитрльства крупного завода в окрестностях Порт-Элизабета. Чтобы пустить завод, требова– лось большое количество воды, которой в этом засушливом районе было весьма ма– ло. Руководство компании решило бурить скважину. Провели необходимые замеры, выбрали место, установили оборудование. Именно в этот момент Беккер предупре– дил начальника по комплектным поставкам завода, что буровики там ничего не найдут, разве что немного с

Когда скважину все же пробурили и слова Беккера полностью подтверди– лись, начальник вспомнил о безвестном служащем и попросил его помочь найти хо– ро– – шую воду. Обычно при поиске воды лозоходцы пользу– j ются ивовым прути– ком. Беккер же обошелся без него.) Он крепко скрестил руки на груди и стал медленнее ходить взад и вперед по обширным зеленым владения^ «Дженерал моторе». Спустя полчаса он остановился к1 попросил сотрудников фирмы пометить это место. Bcej увидели, что Беккер сильно вибрирует. Зубы его стуча-1 ли. «Здесь много хорошей воды, – сказал Беккер. – То,1 что нам надо». После того как место было помечено, он\ стал снова прохаживаться по площадке до тех пор, пока) его снова не начало трясти. Второе место находилось Bj пятистах метрах от первого. Его также пометили. 1

Руководство фирмы сочло все это шарлатанством и1 заставило Беккера повторить эксперимент, но уже с завязанными глазами, и он снова указал на те же места. После этого средства на бурение все же были выделены. В одной сква– жине воды оказалось столько, что не пришлось бурить вторую.

<p>Сам Беккер пользовался своей способностью не впервые. Родился он в за– сушливом районе, километра х в тридцати от города. У фермеров там не было вы– бора –^

170

либо находить воду, либо разоряться. Дед Беккера был главным специа– листом по поискам воды. Он-то и научил внука ходить со скрещенными на груди руками до тех пор, пока не начнется «трясучка».

Беккер говорит: «Я чувствую, что могу различать соленую воду и прес– ную, держа в одной руке серебряную монету, а в другой – медную. Если вода пресная, то рука, в которой лежит серебряная монета, начинает сильно вибриро– вать, а если вода соленая, то трясется рука с медной монетой. Почему так происходит, я не знаю». И еще: если я стою над подземным источником, меня тря– сет, но если я разожму руки, вибрация немедленно прекращается. Если я стою ли– цом по течению подземной реки, вибрация также прекращается, но если я стану лицом против течения, то меня начинает сразу же трясти. Думаю, что степень вибрации зависит от мощности потока».

<p>Певять часов на ане

Невероятно повезло владельцу прогулочной яхты 32– летнему Рою Левину, его подруге, его двоюродному брату Кену, а главное-жене Кена, 25-летней Сью– зен. Все они остались живы.

Яхта мирно дрейфовала под парусом на волнах Калифорнийского залива, когда с ясного неба внезапно налетел шквал. Суденышко опрокинулось. Сьюзен, которая находилась в это время в каюте, вместе с судном пошла ко дну. Случи– лось это недалеко от берега, но в пустынном месте, и свидетелей не оказалось.

– Странно, что яхта затонула, не получив повреждений, – рассказывает спасатель Билл Хатчисон. И еще одна случайность: погружаясь, она вновь пере– вернулась, так что легла на дно в «нормальном» положении.

<p>У «пловцов», оказавшихся за бортом, не было спасательных жилетов и поясов. Но они сумели продержаться на воде два часа, пока их не подобрал про– ходивший мимо катер. Его владельцы связались с береговой

171

охраной, к месту катастрофы туг же направилась группа аквалангистов. Прошло еще несколько часов.

– Мы знали, что одна пассажирка осталась на борту, но найти ее живой не надеяли^, – продолжает Билл. – Можно было уповать только на чудо.

Иллюминаторы были плотно задраены, дверь салона закрывалась герметич– но, однако вода все равно просачивалась, вытесняя воздух. Сьюзен из последних сил держала голову над водой – под самым потолком еще оставалась воздушная прослойка…

– Приникнув к иллюминатору, я увидел белое как мел лицо женщины, вспо– минает Билл. С момента катастрофы прошло без малого восемь часов!

Вызволить несчастную оказалось делом нелегким. До поверхности было 20 метров, а передать ей акваланг – значило бы пустить воду внутрь. Нужно было что-то срочно решать. Билл поднялся наверх за кислородным баллоном. Его колле– ги знаками показали женщине, что ей надо задержать дыхание и открыть дверь са– лона. Она поняла. Но получилось иначе. Дверь открылась, но из нее выплыло без– дыханное тело в нарядно легкие воды. Счет пошел на секунды. Билл подхватил женщину и устремился к поверхности. И успел! Врач на катере буквально вытащил Сьюзен с того света.

<p>Игуен – ночной вопплиант

Нгуен Тхи Нга живет в небольшой вьетнамской деревушке Антхэонг уезда Хоанан, что в провинции Биньдинь. До недавнего времени и сама деревня, и Нгуен не отличались чем-то особенным – деревня как деревня, девушка как девушка – училась в школе, помогала родителям, собирала с подружками лимоны и апельси– ны на окрестных плантациях.

<p>Но года три назад, когда Нгуен легла спать, ее тело начало ярко све– титься, как бы фосфоресцировать. Огромный нимб обволок голову, а от рук, ног и туловища стали исходить золотисто-желтые лучи. Наутро

172

ли повели девушку к целителям. Те пытались проделать какие-то манипу– ляции – ничего не помогло. Тогда родители повезли дочь в Сайгон в больницу. Нгуен положили на обследование, но никаких аномалий в здоровье обнаружено не было.

Неизвестно, как бы закончилась эта история, если бы Нгуен не осмотрел известный в тех местах знахарь Тханг. Он спросил, причиняет ли ей беспокой– ство это свечение. Она ответила, что нет, а беспокоит только сам непонятный факт, случившийся на второй день нового года по лунному календарю.

– Самое благоприятное время для благодати всевышнего, – успокоил ее знахарь. – В это время Бог воздает по заслугам. А если ты еще ничего не заслу– жила, значит, еще заслужишь.

К Нгуен вернулось душевное спокойствие. А свечение осталось…

<p>Веппканша пз Краснокутска

В мире великаны встречаются редко: на 1000 человек попадаются трое пя– теро ростом больше 190 сантиметров. Рост Лизы Лыско, жившей в прошлом веке, намного выходит за этот предел…

<p>Родители Лизы – жители заштатного города Краснокутска Богодуховского уезда Харьковской губернии – были небольшого роста. В семье росло семеро де– тей. Никто, кроме Лизы, ничем не отличался от сверстников. До трех лет она росла обычным ребенком, а вот на четвертом начала расти, что называется, не по дням, а по часам. К семи годам она по весу и росту соперничала со взрослыми женщинами, а в 16 лет был

Для гиганта, казалось бы, нужно больше пищи, да и остальные требова– ния по сравнению с обычным человеком у него другие. Но у Лизы ничего подобно– го не наблюдалось. У нее был умеренный аппетит, сон и поведение – такие же, как у обычных людей.

<p>'Дядя, заменивший Лизе умершего отца, стал путе-

173

шествовать с ней по России и иным странам, демонстрируя ее как чудо природы. Лиза была красива, умна и довольно развита. В странствиях она научи– лась говорите по-немецки и по-английски, получила среднее образование. В Гер– мании ее осмотрел знаменитый профессор Рудольф Вирхов. Он предсказал, что она должна вырасти еще на 13 вершков (57,2 см)! Дальнейшая судьба Лизы Лыско неиз– вестна. Оправдался ли прогноз ученого?

<p>Великое впсенпе

Он провисел на восьми крюках, зацепленных за кожу спины и ног, целых 87 дней – для обычной тренировки.

Йог из города Бхопала Рави Варанаси подвесил себя вполне сознательно, прямо на глазах у изумленных горожан. А когда через три месяца перешел из ви– сячего положения в стоячее, то как ни в чем не бывало принялся выполнять ком– плекс физических упражнений.

<p>Во время «великого висения» Рави Варанаси находился на высоте одного метра над землей. Для большего эффекта ученики проткнули ему иглами кожу на руках и язык. Все это время питался йог весьма умеренно горстка риса и чашеч– ка воды за день. Висел он в сооружении, напоминающем палатку – во время дождя на деревянный остов накидывали брезент. Рави охотно общался с публикой и нахо– дился под наблюдением н

– После висения он был в отличной физической форме, – вспоминает док– тор Гронинг. – Жаль, что науке до сих пор неизвестна методология самовнушения, которой пользуются йоги для остановки кровотечения и снятия боли.

<p>1 Живой МИКРОСКОП

Во время проводившегося недавно эксперимента перед 29-летним художни– ком Джоди Остройтом положили кусочек мяса и листик растения. Рядом стоял

ный электронный микроскоп. Джоди минуту-другую внимательно разгляды– вал предметы невооруженным взглядом, потом взял лист бумаги и изобразил их внутреннюю структуру. Затем исследователи могли подойти к микроскопу и убе– диться, что художник увеличил масштаб, но ничуть не исказил сущность изобра– жаемого.

– Это пришло ко мне не сразу, – рассказывает Джоди. – Сначала я поче– му-то принялся скрупулезно рисовать фактуру различных предметов деревьев, ме– бели, животных. Потом стал замечать, что вижу гораздо более мелкие детали, неуловимые обычным глазом. Скептики говорят, что я пользуюсь микроскопом. Но где мне взять электронный микроскоп?!

Джоди Остройт видит мельчайшие клетки вещества, как бы фотографирует их, а потом переносит на бумагу сверхтонкими кистями и карандашом. И вот пе– ред вами тонкая «фотография» селезенки кролика или цитоплазмы эвкалипта…

– Лучше бы мой дар достался какому-нибудь ученому. Мне-то он зачем? Пока мои картинки раскупают, но мода на них пройдет. Хоть я и вижу глубже лю– бого профессора, но только в буквальном смысле слова…

<p>Волосы в жепуаке

22-летнюю Тамми Мелхауз с сильными болями в животе доставили в госпи– таль города Феникс, штат Аризона. Едва успели, еще немного-и девушка умерла бы. А потом хирурги извлекли из пищеварительного тракта огромный… волосяной шар.

Тамми призналась, что когда нервничает, жует волосы.

-Я даже не замечала, как это делала, просто машинально откусывала и проглатывала. Постепенно они скапливались в желудке. Я давно уже потеряла ап– петит, а потом начались дикие боли. Рентген показал наличие какого-то большого

образного образования. Операция по удалению клубка длилась четыре ча– са, и через несколько дней Тамми выписали домой.

<p>В оВьятьях смерча

Рене Трута выжила после того, как страшный ураган поднял ее на 240 метров в воздух и через 12 минут опустил в 18 километрах от дома.

В результате кошмарного приключения несчастная женщина потеряла одно ухо, сломала руку, лишилась всех волос на голове и получила множество мелких ран.

– Все произошло так быстро, что мне кажется, что это был сон, вспоми– нает Рене, которую выписали из больницы 27 мая 1997 года. Я позировала перед камерой, и тут меня что-то подхватило, как сухой лист. Был шум, как от товар– ного поезда. Я оказалась в воздухе. Грязь, мусор, палки били мое тело, и я по– чувствовала острую боль в правом ухе. Меня поднимало все выше, и я потеряла сознание.

Когда Рене Трута очнулась, она лежала на вершине холма в 18 километ– рах от дома. Сверху видна была свежевспаханная полоса земли шириной метров шестьдесят – это «поработал» смерч.

В полиции сообщили, что больше от бури никто в округе не пострадал. Оказывается, подобные случаи.уже бывали. В 1984 году близ Франкфурта-на-Майне в Германии смерч поднял в воздух 64 школьника(!) и опустил их невредимыми в ста метрах от места «взлета».

<p>Часть втора

НбЧпСТАЯ П ДРУГИЕ НЕВЕСОМЫЕ СИПЫ

<p>БЕСПОКОННЫЕ flOMA

…Летом 1918 года в почти пустом здании детдома на Заострожной улице в городе Орле по ночам происходили странные события. Своей необъяснимостью они до смерти пугали его немногих обитателей. Об этом случае в 1990 году сообщила Ирина Николаевна Денисова, учительница из Краснодара. А непосредственным учас– тником событий была ее родная бабушка – Татьяна Алексеевна Белова (1907 – 1984). Мать Татьяны Алексе на работу завхозом в тот детский дом. Там же разре– шили и жить. На лето всех детей из детдома вывезли в село, на дачи. В здании остались лишь будущая бабушка И. Н. Денисовой – одиннадцатилетняя Таня, двое ее.братьевподростков, мать Тани с сестрой и пожилая уборщица.

В один из вечеров они легли спать на втором этаже. Таня с мамой и со своей тетей – в комнате в одном конце коридора, мальчишки – отдельно, в комна– те посредине коридора, а уборщица – в противоположном конце коридора. Входная дверь была заперта.

<p>Ночью Таня проснулась от странного звука, будто кто-то спрыгнул вниз с топчанов, сложенных один на другой в соседней комнате. Она позвала маму. Уви– дела, что мама и тетя не спят, а сидят, сжавшись, и с ужасом смотрят на дверь. Из коридора раздавались странные

179

звуки. Вот как Ирина Николаевна передает рассказ своей бабушки:

«Сначала будто катились по полу большие чугунные шары – звеня, сталки– вались, опять катились и опять звенели. Затем раздался топот множества бегу– щих детских ножек. После этого – звуки, как от удара хлыста или циркового би– ча. Они начинались около двери соседней комнаты с топчанами, проносились по коридору и затихали в его конце. Затем последовала тишина, и снова все продол– жалось в той же очереднос ночи.

В одну из пауз раздался сильный стук в дверь. Это стучали испуганные мальчишки. Они все слышали и прибежали к матери. В коридоре, когда бежали, ни– чего не видели. Только дверь закрылась (мальчиков впустили), все началось сно– ва и длилось до утра.

Рассвело. Пошли трамваи. Мать Тани набралась храбрости, подошла к две– ри и стала через закрытую дверь стыдить неизвестно кого: «Прекратите безобра– зие! Уже утро!» –и т. д. Звуки продолжались, но уже реже и тише и вскоре стих– ли совсем. Когда, осмелев, они вышли и стали осматривать помещение, то ничего подозрительного не нашли. Уборщица не слышала, спала всю ночь.

В первую мировую войну в детдоме был госпиталь. Милиция (куда мама Та– ни и ее тетя заявили о происшедшем) нашла в подвале здания кости, черепа, по– луистлевшие бинты».

И вот что добавила Ирина Николаевна: ее бабушка вспоминать об этом случае не любила и рассказывала о нем очень неохотно. Ее конечно же можно по– нять. Вспоминать о таком действительно тяжело.

<p>А между тем с подобными происшествиями люди встречаются уже дав– ным-давно. Они издревле знали, что некоторые места обитания человека – шалаши, пещеры, хижины, дома, общественные постройки, культовые сооружения, даже мес– та первобытных стоянок – иногда бывают беспокойными: там по ночам что-то ви– дится или слышится, поиски же разумных причин

180

странностей обычно ни к чему не приводят. Обитатели меняются один за другим, не в силах терпеть непонятную напасть, потом в доме вообще никто не хочет жить, он запустевает, становится необитаемым и постепенно разрушается. А место, где он стоял, еще долго пользуется дурной славой. Иногда плохая репута– ция сопровождает такое строение или место, где оно стояло, сотни лет. Подоб– ные дома и места назвали что беспокойства связаны с местом, где они наблюдают– ся.

<p>Однако и в старину не все разделяли подобные убеждения (впррчем, это же можно утверждать и о нашем времени). Одним из несогласных был Реджинальд Скотт – английский демонолог, писатель, ревностный протестант. Все, что гово– рится о беспокойных домах, Скотт объявлял суеверием. Об этом он, в частности, заявил в вышедшей в 1584 году в Лондоне книге «Выявление колдовства». Скотт вопрошает несогласных: «Где живут души, кои во множестве роятся в прошлом? Где

181

обитают духи? Кто слышал производимые ими звуки? Кто видел их самих?» Он считал, что беспокойные дома – не что иное, как плод слухов, распускаемых антипротестантами с целью доказательства истинности доктрины о существовании ада, в котором обитают грешные души.

Противоположного мнения придерживался современник Р. Скотта, доктор теологии иезуит Петрус Тиреус. Свои взгляды он высказал в книге, которая назы– вается «Зараженные (в оригинале – инфицированные.-^/я.) места» (Кельн, 1598). В ней 352 страницы и длинный подзаголовок: «О местах, часто посещаемых злобны– ми духами демонов и смерти. С добавлением трактата о ночных преследованиях, которые обычно предвещаю начальный абзац книги: «В том, что определенные мес– та часто посещаются призраками и духами, сомнения нет».

Прошло около трехсот лет, и в изданной в Лондоне в 1894 году книге из– вестного английского ученого и психоисследователя Эндрю Ленга «Кок-Лейн и здравый смысл» ее автор спрашивает, а какой ответ на вопросы Р. Скотта о том, кто слышал или видел духов, был бы дан в конце XIX века? По мнению Ленга, та– кой: «Священнослужители-протестанты, армейские офицеры, домохозяйки, управляю– щие имениями, стряпчие – за исключением членов комиссии по изучению беспокой– ных домов при Обществе психических исследований». Ленг слегка иронизирует по поводу зачастую излишнего скептицизма, свойственного членам Общества, прези– дентом которого он все же стал в 1911 году.

<p>В текущем столетии внимание психоисследователей сосредоточивалось большей частью на изучении шумных духов – полтергейстов. Исследований, имею– щих дело с феноменом беспокойных домов, проведено значительно меньше, возмож– но потому, что шумные духи зачастую делают жизнь семьи, к которой они привяза– лись, совершенно невыносимой – ведь от них не всегда удается спастись даже бегством! А то, что обитае

182

беспокойном доме, привязано не к человеку, а к месту и остается там в течение десятилетий и даже столетий, но такое место, если беспокойства досаж– дают слишком сильно, всегда можно покинуть.

Однако кое-какие особенности феномена беспокойных домов были выявлены – в основном во второй половине нашего века. Тем не менее некоторые парапсихологи называют «большой тройкой» такие феномены, как полтергейст, бес– покойные дома и привидения. Может быть, ввиду их совершенной уж экзотичности. Но вместе с тем симптоматика беспокойных домов существенно отличается от тако– вой при полтергейстах. Так, феномены беспокойных домов обычно долгоживущи. Они практически независимы от человека, поскольку привязаны к месту. Если семья покидает вдруг ставший или оказавшийся беспокойным дом, то на новом месте их уже ничто не беспокоит. прежними хозяевами дом, тут же начинает испытывать на себе его злые чары. Иногда сменяются целые поколения владельцев, а дом все продолжает оставаться беспокойным. Поэтому он пользуется дурной славой. Мало охотников жить в таких домах! Как было сказано в одном из старых журналов за 1887 год, «казуистика беспокойных домов содержит в себе случаи необыкновенно низкой арендной платы».

Феномены, проявляющиеся в беспокойных домах, в большинстве своем огра– ничиваются определенным зданием, даже определенными комнатами одного и того же дома. Однако известны и такие случаи, когда явление это охватывает даже целые довольно обширные местности.

<p>Феномены беспокойных домов обычно проявляют себя ночью, когда все оби– татели спят, при этом спящие могут проснуться. Часто слышны звуки, имитирую– щие жизнепроявления человека (шагов по полу и по лестнице, покашливаний, вздо– хов, хлопания дверьми, рубки дров и пр.). Физические проявления обычно редки и менее разрушительны. Например, наблюдается очень мало бросаний и швыряний предметов домашнего обихода, а если уж «забеспокоилась» бьющаяся посуда, то

184

она мало когда разбивается. И еще: в отличие от полтергейстных, в бес– покойных домах двигаются преимущественно тяжелые предметы, на большие расстоя– ния, с усложненными траекториями, с незначительными разрушениями, со многими приземлениями.

Феномен привидений – почти непременный атрибут симптоматики беспокой– ных домов. Привидения также обычно наблюдаются ночью, невероятно пугая при этом обитателей дома. Увидевшие хоть раз привидение потом всю свою жизнь пом– нят это незабываемое зрелище. Существуют фотографии привидений. .Это говорит о том, что они – отнюдь не только плод больного или слишком богатого воображе– ния (хотя и так бывает), но реальность.

О том, что это действительно так, свидетельствует проведенное уже в наши дни наблюдение в одном из беспокойных домов штата Кентукки, США. Та ком– ната дома, в которой когда-то произошла ужасная трагедия, стала беспокойной. Исследователь решил понаблюдать, как поведут себя в ней различные животные. Первой он запустил в комнату собаку: сделав несколько шагов, она зарычала, по– пятилась к двери и выскоч все у той же невидимой границы, выпустила когти, вспрыгнула ему на плечи, а затем бросилась на пол, заползла в угол и с шипе– нием забралась под кресло. Крыса вела себя спокойно – ей все было нипочем. Гремучая змея сразу же приняла угрожающую стойку, нацелившись на то же кресло. В обычном же помещении те же животные вели себя спокойно и мирно.

<p>Беспокойные дома как в наши дни, так и в далеком прошлом проявляют свой «характер» на один и тот же манер. Познакомимся на конкретных примерах, как это происходило по крайней мере в течение примерно последних двухсот лет. Первый случай относится к концу восьмидесятых годов XVIII века. Он изложен в письме одной принадлежащей к знатному семейству молодой англичанки. Вот что она сообщает адресату: «

185

наше отечество в конце 1786 года. Поживши в разных местах, мы наконец решились посели гьс» в Лилле, где нашли хороших профессоров; у нас были реко– мендательные письма к лучшим семействам в городе. Сэр Джемс продолжал свое пу– тешествие, а мы, проведя несколько дней в очень неудобной квартире, наняли большой и красивый дом за чрезвычайно низкую цену, даже для Франции.

<p>Три недели спустя после того, как мы в нем поселились, матушка отпра– вилась со мною к банкиру, на которого сэр Роберт Гаррис дал нам вексель. Мы попросили его выплатить некоторую сумму денег, и он отсчитал нам ее пятифран– ковыми монетами. Так как это составляло довольно значительную тяжесть, кото– рую мы не могли унести с собою, то мы просили его прислать ее к нам на дом, на площадь Золотого Льва. Адрес удивил его. «Я не знаю, – сказал он, – на этой площади никакого помещения, приличного для вас, кроме одного дома, который давно уже стоит пустой, потому что в нем показываются привидения». Он произ– нес эти слова с важным видом

Мысль, что дом наш посещается домовыми, много заставила нас смеяться, однако ж мы просили ни слова не говорить об этом слугам, чтобы они не забрали себе в голову каких-нибудь глупостей; с нашей стороны, маменька и я, мы реши– ли никому на свете не сообщать слышанного. «Ведь это, верно, привидение буди– ло нас столько раз, расхаживая над нашей головою», – сказала мне, смеясь, ма– тушка. В самом деле, мы не этаже кто-то расхаживал взад и вперед тяжелыми ша– гами; мы думали, что это ходит кто-нибудь из слуг.

<p>На другой день, так как ночью шаги снова нас разбудили, матушка спро– сила у горничной по имени Кресвель, кто живет над нами. – Никто, отвечала де– вушка, – там пустой чердак. Восемь или десять дней спустя Кресвель пришла к матушке и сказала ей, что все французские слуги хотят уйти от нас, потому что в доме водятся привидения, и прибавила, что по этому случаю рассказывают странное

186

происшествие. Этот дом вместе с другою собственностью принадлежал ма– лолетнему сироте, у которого опекуном был родной дядя. Опекун поступал с ним самым бесчеловечным образом и наконец запер его в клетку. Потом мальчик про– пал без вести, и все полагали, что дядя убил его. Убийца наследовал имение своей жертвы, покинул дом и продал его отцу теперешнего владельца. С тех пор он был несколько раз нанят, много двух. До нашего приезда он долго стоял пус– тым. – Неужели ты в самом деле веришь в этот вздор? – Право, не знаю, как вам сказать, – отвечала девушка, – на чердаке над вашею комнатой стоит железная клетка, которую вы сами можете увидеть, если вам угодно.

Мы встали, чтобыпосмотреть, точно ли она говорит правду, и так как в эту самую минуту пришел к нам старый офицер, кавалер ордена св. Людовика, то мы попросили его проводить нас и взошли с ним вместе наверх. Как и говорила Кресвель, мы нашли обширный чердак с кирпичными стенами, совершенно пустой, кроме железной клетки, стоявшей в одном из углов, похожей на те, в которых за– пирают диких зверей, за ис фута в ширину и 8 в вышину. В стену, к которой она была прислонена, вделана цепь, а на конце цепи висел заржавленный ошейник. Я содрогнулась при мысли, что, быть может, действительно в этой клетке жило че– ловеческое существо. Старый друг наш смотрел на клетку с таким же ужасом, как и мы, и утверждал, что она, по всей очевидности, была сделана с какою-нибудь зверскою целью. Но так как мы не верили в привидения, то были убеждены, что шум производили люди, которые находили в том свою выгоду, чтобы дом оставался необитаемым; нам было очень неприятно, что они имели возможность во всякое время пробраться в дом, и мы решились найти себе другое жилище, а между тем поступать с осторожностью.

<p>Дней через десять после того, как мы приняли это решение, матушка, смотря однажды на Кресвель,

187

торая пришла одевать ее, нашла, что она чрезвычайно бледна и имеет бо– лезненный вид!

– О! сударыня, – отвечала она, – мы с миссис Марш ужасно перепугались, и нам невозможно будет уснуть в той комнате, где мы теперь живем.

– Хорошо, – отвечала матушка, – вы будете спать обе в моем кабинете. Но сперва расскажи мне, что вас так перепугало.

– Кто-то прошел через нашу комнату ночью, мы обе его видели, но спря– тали головы под одеяло в ужаснейшем испуге и пролежали так до утра.

При этих словах я не могла удержаться от смеха, но Кресвель залилась слезами. Видя ее в таком состоянии, я, чтобы ее утешить, сказала, что нам предлагали нанять прекрасный дом и что мы скоро оставим теперешнее наше жилище.

Несколько дней спустя матушка попросила нас с братом принести из ее комнаты пяльцы, чтобы приготовить работу к завтрашнему дню. Мы только что оту– жинали; при свете лампы, которую всегда зажигали вечером, мы всходили по лес– тнице, как вдруг увидели перед собою длинное и худое существо – на нем было широкое платье, распущенные волосы в беспорядке падали на плечи. Мы оба поду– мали, что это сестра наша Анна, и закричали ей: «Шутка твоя не удастся, ду– шенька, ты не испугаешь нас!»

<p>При этих словах фигура исчезла в углублении стены, но так как мы наш– ли его пустым, когда проходили мимо, то оба были того мнения, что сестра так или иначе скрылась и убежала через потаенную лестницу. Мы рассказали это происшествие матушке, которая заметила: «Странно! У Анны болела голова, и она легла в постель еще прежде, нежели вы возвратились с прогулки». Алиса, кото– рая сидела с работою у ее кровати, уверяла нас, что она спала таким образом уже более часа. Когда мы передали это обстоятельство Кресвель, бедная девушка побледнела как смерть и вскричала, что описанная нами фигура была та самая, которая ее так перепугала на

188

несколько дней, и мы отвели ему комнату на верхнем этаже на противопо– ложной стороне дома. На другой день, когда он сошел к завтраку, то спросил с сердитым видом у матушки, неужели в прошедший вечер она сочла его настолько пьяным, будто он не в состоянии сам погасить свечку, что велела присматривать за ним бездельникам, французским слугам. Матушка отвечала, что она никогда и не думала этого делать. и прибавил: «Вчера ночью я соскочил с постели и отво– рил дверь; при свете месяца я увидел одного из этих негодяев, в низу лестницы, в халате, который развевался вокруг него, и с волосами, падающими по плечам. Если бы я не был раздет, то побежал бы за ним и порядком бы его отделал, что– бы он не смел в другой раз за мной присматривать».

<p>Теперь мы уже совсем были готовы оставить этот дом. Мы наняли другой, владелец которого уехал на некоторое время в Швейцарию. Дней за пять до пе– реезда к нам приехали господин и госпожа Аткинс. Мы рассказали им странные происшествия, заметив, что чрезвычайно неприятно было жить в доме, куда могли пробираться посторонние люди, хотя мы и не открыли, каким образом они до это– го дошли и какие были их н прибавили, что никто не мог спать в комнате, где жили сначала Марш и Кресвель. При этих словах госпожа Аткинс расхохоталась, говоря, что она была бы в восторге провести в ней ночь, если бы маменька это позволила, и что с ее маленькой собачкой никакое привидение ее не испугало бы. Так как маменька не имела причины противиться ее желанию, то госпожа Аткинс просила своего мужа возвратиться домой и прислать с их человеком ее ночной шлафор, прежде чем запрут городские ворота, потому что они жили за городом. Господин Аткинс улыбнулся и сказал, что она очень самоуверенна, но не порицал ее намерения и прислал ей требуемые вещи. Жена его простилась с нами и вошла в зловещую комнату со своей собачкой, не показывая ни малейшего признака боязни. Когда она вышла к нам на другой день, то мы все

189

удивились ее расстроенному виду. Когда спросили, не страшно ли ей бы– ло, она отвечала, что ее разбудил 1 кто-то, тихо ходивший по комнате. Она яв– ственно ~ различила человеческий образ, и собака ее, которая была необыкновен– но живого характера и беспрестанно на всех лаяла, оставалась безмолвной и не– подвижной, несмотря на все старания хоть как-то расшевелить животное. Когда приехал муж и, желая расс она видела это во сне, госпожа Аткинс не на шутку рассердилась. Должно было допустить, что она действительно что-нибудь да виде– ла. После ее отъезда матушка сказала, что она не могла верить существованию привидения, бродящего по комнатам, но несмотря на это желала никогда не встре– чаться с таинственным существом, которое так пугало людей.

За три дня до переезда на другую квартиру я совершила большую прогул– ку верхом и от усталости заснула, лишь только легла в постель.

Далеко за полночь что-то вдруг меня разбудило, только я не могу ска– зать, что это было такое: к шуму шагов мы так уже привыкли, что он не произво– дил на нас никакого действия.

Я спала вместе с матушкой и лицом была обращена к ней; переменив поло– жение, я увидела у комода между мною и окошком высокого и худого человека в широком халате – одной рукой он опирался на комод, и глаза его, казалось, смотрели прямо на меня. Я видела его необыкновенно явственно при свете лампа– ды, которая очень ясно горела. Это был молодой человек, худой и бледный; лицо его выражало такую глубокую Признаюсь, я очень испугалась и в особенности смертельно боялась, чтобы матушка вдруг не проснулась и не увидела привидения, но шум ее дыхания показывал, что она спит крепким сном. В эту самую минуту ча– сы пробили четыре. Прошел по крайней мере час, прежде чем я наконец собралась духом и взглянула на комод, возле которого уже никого не было. Между тем я не слыхала ни малейшего шума, хотя прислушивалась изо всех сил.

<p>190

Я больше не засыпала, как вы легко можете себе вообразить, и очень об– радовалась, когда Кресвель постучалась у дверей, как она делала каждое утро, потому что мы на ночь всегда запирались; тогда я вставала и отпирала дверь, а на этот раз я против обыкновения закричала ей: «Войди, войди! Дверь не запер– та!» Но она отвечала, что дверь заперта, и я должна была встать и отпереть ее.

Когда я рассказала матушке о происшедшем, она очень благодарила меня за то, что я ее не разбудила, и хвалила мое бесстрашие. Так как я любила ее больше всего на свете, то во внимании моем не было ничего необыкновенного. Ма– тушка не захотела больше оставаться на этой квартире ни одной ночи, и мы пе– реехали из нее в тот же день, но прежде того со всеми нашими слугами сделали общий обыск, чтобы узнать дом посторонним людям, но как мы ни искали, ничего не могли найти».

В этом случае семейство имело возможность переменить место жительства, чем и воспользовалось. Но так бывает не всегда. Когда беспокойным становится, например, дом приходского священника, он по долгу службы не имеет права поки– нуть его. Именно в таком вот доме пришлось жить преподобному Джону Стюарту. Он находился в приходе Сейдерштерн, вблизи Факенгема, графство Норфолк, Великоб– ритания. О том, что про из письма Стюарта от II мая 1841 года, адресованного майору Эдварду Муру, собиравшему по всей Англии сведения о самозвонящих коло– кольчиках. Вот что сообщил майору священник:

«Сэр! Вы написали свое письмо (я получил его вчера) действительно в таинственный дом. Во всей Англии вы едва ли найдете другой подобный. Но, к со– жалению, я не могу вам быть полезен в отношении собственно «колокольного зво– на».

<p>Наши тревоги в этом церковном доме гораздо серьезнее. Непрерывный ряд стуков, стонов, криков,

« «ий, противной скребни, тяжкого топота и громовых

<p>191

ударов во всех комнатах и коридорах преследует нас здесь в течение почти девяти лет, все время, как я заведую приходом. Все это еще продолжается, на докуку моей семье и к ужасу слуг, которые иногда бросают нас.

Мне удалось проследить существование стуков в доме, по несомненным данным, за последние 60 лет, и я не сомневаюсь, что если бы еще был в живых кто-либо из лиц, обитавших в нем ранее, то я мог бы продолжить свои розыски и далее с таким же успехом.

В 1833 и 1834 годах мы охотно открывали свой дом для всех порядочных людей, известных нам лично или кем-либо представленных, кто желал удовлетво– рить своему любопытству. Но наша уступчивость была употреблена во зло, наши побуждения перетолкованы в дурную сторону и даже на наш характер брошена тень. Потому мы должны были закрыть двери для посторонних.

В 1834 году я подготовил к печати свой дневник. Труд мой должен был выйти в издании г-на Родда, известного книгопродавца на Ньюпорт-стрит, в Лон– доне. Но так как конца истории все еще не было, то я отлагал и свое намерение со дня на день, из года в год – все в ожидании конца…»

Книга Стюарта так и не была издана. Видимо, потому, что в ожидании прекращения беспокойств наступил-таки конец –не их, асе автора, наследникам же было не до книги…

Некоторые беспокойные комнаты, например в гостиницах, иногда долго пустуют в ожвдании нечаянного постояльца, а затем удивляют его неприятными сюрпризами, как это однажды случилось с одним российским инженером. Вот как он сам об этом рассказывал.

<p>«В один ненастный осенний день 1858 года, выехав ранним утром из одно– го небольшого местечка в Галиции, я п5сле утомительного путешествия прибыл ве– чером в городок Освенцим. Служил я в это время инженером в городе Львове. Тот, кто путешествовал в этих краях 30 лет тому назад, согласится со мною, что в те времена подобный переезд был тяжел во многих

192

шенияхи сопряжен с большими неудобствами, а потому понятно, что я приехал в упомянутое местечко сильно усталый, тем более что целый день не имел горячей пищи.

Хозяин гостиницы, в которой я остановился. Лове, был известен за луч– шего трактирщика во всем городе и, кроме того, содержал буфет, с достоинства– ми которого я имел возможность ознакомиться во время своих частых странствий по этому краю. Поужинав в общей столовой и напившись по польскому обыкновению чаю, я спросил себе комнату для ночлега. Молодой слуга свел меня на первый этаж древнего монастыря, нашего времени, в гостиницу. Пройдя обширную залу, вероятно, служившую некогда трапезною для монахов, а в настоящее время играю– щую роль танцевального зала для освенцимской золотой молодежи, мы вышли в длинный монастырский коридор, по сторонам которого были расположены некогда кельи монахов, ныне спальные комнаты для путешественников. Мне отвели комнату в самом конце длинного корвдора и, за исключением меня, в это время не было в гостинице ни одного проезжающего. Заперев дверь на ключ и на защелку, я лег в постель и потушил свечку.

<p>Прошло, вероятно, не более получаса, когда при свете яркой луны, осве– щавшей комнату, я совершенно ясно увидел, как дверь, которую перед этим я за– пер на ключ и на защелку и которая приходилась прямо напротив моей кровати, медленно открылась, и в дверях показалась фигура высокого вооруженного мужчи– ны, который, не входя в комнату, остановился на пороге, подозрительно осматри– вая комнату, как бы с цель сколько удивлением и негодованием, я не мог произ– нести ни слова, и, прежде чем собрался спросить его о причине столь неожидан– ного посещения, он исчез за дверью. Вскочив с постели в величайшей досаде на подобный визит, я подошел к двери, чтобы снова запереть ее, но тут, к крайне– му своему изумлению, заметил, что она по-прежнему заперта на ключ и на защел– ку. Пораженный этою неожиданностью, я некоторое

время не знал, что и думать, наконец рассмеялся над самим собою, дога– давшись, что все это было, конечно, галлюцинацией или кошмаром, вызванным слишком обильным ужином. Я улегся снова, стараясь как можно скорее заснуть. И на этот раз я пролежал не более получаса, как снова увидел, что в комнату вош– ла высокая бледная фигура и остановилась близ двери, оглядывая меня маленьки– ми и пронзительным глаза с того времени, я как живую вижу перед собою эту странную фигуру, имевшую вид каторжника, только что порвавшего свои цепи и со– бирающегося на новое преступление. Обезумев от страха, я машинально схватился за револьвер, лежавший на моем ночном столике. В то же самое время вошедший человек двинулся от двери и, сделав, точно кошка, несколько крадущихся шагов, внезапным прыжком бросился на меня с поднятым кинжалом. Рука с кинжалом опус– тилась на меня, и одновременно с этим грянул выстрел моего револьвера. Я вскрикнул и вскочил с постели, и в то же время убийца скрылся, сильно хлопнув Дверью, так что гул пошел по коридору. Некоторое время я ясно слышал удаляв– шиеся от моей двери шаги, затем на минуту все затихло.

Еще через минуту хозяин с прислугою стучались мне в дверь со словами:

– Что такое случилось? Кто это выстрелил? – Разве вы его не видали? – сказал я. – Кого? – спросил хозяин. – Человека, по которому я сейчас стрелял. – Кто же это такой? – опять спросил хозяин. – Не знаю, – ответил я.

Когда я рассказал, что со мною случилось. Лове спросил, зачем я не за– пер дверь.

– Помилуйте, – отвечал я, – разве можно заперт ь ее крепче, чем я ее запер?

– Но каким образом, несмотря на это, дверь всетаки открылась?

– Пусть объяснит мне это кто может, я же решительно понять не могу, отвечал я. Хозяин и прислуга обменялись значительным

<p>194

дом: «Пойдемте, милостивый государь, я вам дам другую комнату, вам нельзя здес» оставаться». Слуга взял мои вещи, и мы оставили эту Комнату, в стене которой нашли пулю моего револьвера.

Я был слишком взволнован, чтобы заснуть, и мы отправились в столовую, теперь пустую, так как было уже за полночь. По моей просьбе хозяин приказал подать мне чаю и за стаканом пунша рассказал мне следующее. «Видите ли, – ска– зал он, – данная вам по моему личному приказанию комната находится в особен– ных условиях. С тех пор как я приобрел эту гостиницу, ни один путешественник, ночевавший в этой комнат Последний человек, ночевавший здесь перед вами, был турист из Гарца, которого утром нашли на полу мертвым, пораженным апоплекси– ческим ударом. С тех пор прошло два года, в продолжение которых никто не ноче– вал в этой комнате. Когда вы приехали сюда, я подумал, что вы человек смелый и решительный, который способен снять очарование с этой комнаты, но то, что слу– чилось сегодня, заставляет меня навсегда закрыть ее».

Хозяин гостиницы конечно же поступил опрометчиво, предоставив номер с привидением своему постояльцу. Ведь в нем уже произошло несчастье смерть ту– риста из Гарца, да и другие гости были не в восторге от этой комнаты. Да, вид– но, жадность заела: сам-то хозяин так и не решился хоть раз там заночевать, экспериментировал на приезжих.

<p>Жить или пребывать в беспокойных домах доводится не только простым смертным, но и всемирно известным людям. Вот что, по свидетельству кандидата физико-математических наук Валентина Псаломщикова, рассказывает сотрудник та– кого серьезного научного журнала, как «Вестник Академии наук СССР», Наталья Сафронова: «Когда я писала биографию Виктора Гюго, то выяснилось, что в изгна– нии на острове Гернси писатель купил себе дом, выстроенный задолго до того настоящим пиратом, корсаром, – дом, о котором ходила дурная слава. По ночам Виктор Гюго, его жена, сыновья и дочь слышали, как пел прекрасный женский го– лос, кто-то

«' 195

невидимый вздыхал, шуршал юбками, стучал каблучками, шелестел страни– цами. Иногда по утрам рукописи оказывались разбросанными по полу… Эти свиде– тельства переходят необъясненными из одной книги о Викторе Гюго в другую. Биографы не могут выбросить их, потому что не имеют морального права демон– стрировать недоверие к коллективным показаниям семьи Гюго. Галлюцинациями они это тоже не считают».

Кстати, нередко обитатели беспокойных домов слышат, видят, ощущают или испытывают одно и то же независимо друг от друга, но скрывают свои впечатле– ния, опасаясь прослыть не совсем нормальными. Но какое-либо совсем уж необыч– ное происшествие, бывает, заставляет их разговориться, и тогда все с удивле– нием узнают, что и другие несчастные переживают то же самое. Какие уж тут гал– люцинации!

Как помнит читатель, начало изложения конкретных случаев было положе– но письмом молодой англичанки, семья которой в конце 80-х годов XVIII века арендовала дом в Лилле, на площади Золотого Льва. Он оказался беспокойным, и из него пришлось поэтому выехать. В 80-х годах XIX века тот дом был переобору– дован под гостиницу. В мае 1887 года в ней остановились три подруги-англичан– ки. Похоже, одной из них столетием ранее обитали Кресвель и Марш – служанки той английской семьи, и где их ночью напугало привидение.

Видимо, и столетие спустя дом пользовался дурной славой: других пос– тояльцев, кроме англичанок, в гостинице не было. Дама, оказавшаяся в бывшей комнате служанок, как и ее подруги, готовилась ко сну. Однако не успела она лечь в постель, как под дверью послышались чьи-то шаги. Одна из ее подруг то– же услышала их. Открыли двери, выглянули в коридор – пусто. А шаги все продол– жали слышаться. Вновь запе Едва пережив от страха ночь, ранним утром три леди покинули гостиницу и выехали из города, чтобы больше туда никогда не возвра– щаться.

<p>196

В 1886 году газета «Санкт-Петербургские ведомости» опубликовала рас– сказ человека, снимавшего квартиру у хозяина беспокойного дома. Вначале его удивило странное поведение собаки, затем пришел черед изумиться ему самому. Вот как он описывает то необычное событие:

«Много лет тому назад у меня в доме жила собака по имени Бекас. У нее была масса достоинств, если сказать коротко – это была необыкновенно умная со– бака. Я вел тогда жизнь довольно рассеянную, бывал много в свете, возвращался домой очень поздно, иногда на следующее утро, и вообще не ложился ранее третьего или четвертого часа. Однажды я заболел так называемой жабой (опасным воспалением горла) и должен болезни я читал в постели, когда часы прозвонили «страшный час полуночи». Бекас спал в углу на своей подушке. Только вдруг ви– жу я, что он встает с глухим ворчайием, глаза его устремлены на дверь спальни. Потом замечаю в собаке признаки необыкновенного волнения и страха. Она подхо– дит ко мне, шерсть дыбом, глаза обращены на дверь, она продолжает ворчать и трясется всем телом. Это меня тем более удивило, что когда что-нибудь трево– жит ее ночью, то она обыкновенно не ворчит, а громко лает и бросается вперед.

<p>Вдруг раздается сильный стук во входную дверь, и кто-то шевелит руч– кою от замка, как бы силясь отворить дверь, запертую ключом. Я, позвав лакея, спросил его:– не видел ли он из своего окна,– кто так поздно, не звоня, ломит– ся в дверь? Заспанный Антон отвечал: «В окно не видно никого, да и никого нет». – «Кто же это стучит?» – «А кто его знает? Это уже пятая ночь. Если бы вы приходили домой раньше, страшно было, и я попросил знакомого лакея со вто– рого этажа ночевать со мною; теперь уже привык, пусть его стучит». Я встал, взял свечу и пошел к двери, позвав собаку, но Бекас вместо того, чтобы следо– вать за мною, вскочил на мою постель и забился под одеяло. Я сперва удостове– рился, смотря в окно лакейской, что у моих дверей действительно

197

никто не стоял, как между тем замочная ручка не переставала стучать, подымаясь и опускаясь. Я отпер внезапно дверь, думая поймать кого-нибудь, но никого не было. Когда дверь осталась отворенною, то ручка перестала двигаться. Как только дверь была опять заперта, ручка стала по-прежнему сильно стучать. Я спросил, долго ли это будет продолжаться. Антон отвечал, что стучит обыкновен– но четверть часа или успокоилось.

На другой день я послал за управляющим. Немец выслушал меня с тевтон– скою флегмою, потом сказал: «А, так это теперь у фас? Это ничефо, потерпите, каспадин, это продолшается только нетелю. Так само пыло у токгор Сфотерус, у анкличанин Карр, у тапакеречникПолле, нуатеберьуфас. Нуферноопойдетфесь том».

Я спрашивал доктора Сведеруса, и он рассказал мне точно то же, что я слышал от моего Антона. Доктор даже заставлял своего лакея спать ночью снару– жи двери, а на лестнице караулил дворник, и все это не помешало дверной ручке двигаться, и лакей с дворником напрасно старались удержать ее, неугомонная ще– колда была сильнее их обоих. У меня стучало еще две ночи, но я уже не выходил к двери, старался толь в домовой конторе и узнал, что после меня другие квар– тиранты испытывали то же самое.

Кто мне сможет объяснить случившееся? А также то, что злой и очень чуткой собаке препятствовало залаять, слыша такой шум у двери, а заставляло ее дрожать и визжать от страха?»

В этом рассказе сомнителен лишь один момент снимаемые квартиры стано– вятся беспокойными поочередно… Обычно так не бывает: то, что производит бес– покойства, как правило, не выходит за пределы занимаемой жилплощади, «оно» – домосед и иногда «живет» в одной и той же комнате столетиями. Но для редак– тора газеты это могло показаться скучным, и он внес свою лепту в повествова– ние. Не исключено также, что историю мог приукрасить и рассказчик.

<p>198

Правда, иногда рассказчики присваивают чужие истории, выдавая себя за их персонажей. Незнакомые с первоисточниками редакторы и издатели принимают сообщение «пострадавшего» в обеспокоенном доме за чистую монету и публикуют его рассказ. А последующие авторы упорно, в течение многих десятилетий, цити– руют плагиат, также не подозревая о первоисточнике. Именно такая история прои– зошла с рассказом молодой XVIII века поселилась в беспокойном доме на площади Золотого Льва в Лилле.

Эту историю впервые рассказала английская писательница Кэтрин Кроув в книге «Ночная сторона природы, или Духи и духовидцы» (Лондон, 1848), ставшей бестселлером середины прошлого века. Однако к концу столетия о книге мало кто помнил. В 90-х годах XIX века в английском журнале «Корнхилл мэгэзайн» были опубликованы воспоминания некоей мисс Пеннимен о пережитом ею и ее семьей в 1865 году ужасе в беспоко За исключением даты и фамилии рассказчицы, рассказ даже в самых мельчайших подробностях повторяет историю, описанную в книге «Ночная сторона природы». Однако английский писатель Колин Вильсон в своей мо– нографии «Полтергейст!», изданной в 1982 году, приводит эту историю со слов мисс Пеннимен, несмотря на то что в списке рекомендованной им литературы чис– лится и книга Кэтрин Кроув. Везможяо, писателю было некогда подробно читать чужие книги, ведь только своих он написал свыше полусотни…

<p>Но продолжим нашу хронологию дальше. Вот что, например, было извлече– но из протоколов полицейского дознания, произведенного Владимиро-Волынским уездным исправником А. С. Вощиным в присутствии протоиерея отца Климента Андреевского: «Во Владимиро-Волынском уезде в 1888 году многие жители замеча– ли ночами в сентябре над Мстиславским храмом странный свет, белесо-красное за– рево, поднимающееся и опускающееся среди развалин этого храма. Некоторые оче– видцы удостоверяли, что явление сопровождалось как

199

бы слышанием голосов, хоровым пением». Развалины культовых построек также иногда бывают беспокойными.

А вот Боллечин-хауз в шотландском графстве Пертишир стал беспокойным после смерти хозяина, майора Стюарта, последовавшей в 1876 году, а также унич– тожения любимых майором четырнадцати собак его родственниками.

<p>Майор жил в этом доме свыше сорока лет и слыл весьма эксцентричным че– ловеком. Он верил в перевоплощение душ, обожал собак, коих к моменту кончины было четырнадцать, и утверждал, что после смерти воплотится в теле своего лю– бимого черного спаниеля. Однако после кончины Стюарта семья покойного умертви– ла всех его четвероногих любимцев, совершив, как показали последующие события, весьма серьезную ошибк

Первые признаки того, что это действительно так, проявились тогда, когда племянник майора, унаследовавший Боллечин-хауз, въехал в дом со своей женой. Как-то последняя, находясь в комнате, где майор устроил библиотеку, и разбирая его книги, внезапно ощутила едкий собачий запах. Затем что-то невиди– мое толкнуло ее. Каким-то образом она почувствовала, что это было животное. Потом стали наблюдаться и кого бы то ни было, постукивания, какие-то странные взрывы-хлопки, иногда сердитые голоса. Поиски источников звуков ни к чему не привели.

<p>К 1896 году Боллечин-хауз уже имел устойчивую репутацию беспокойного. Но место было прекрасное, и новый хозяин дома – капитан Стюарт в августе того же года решил начать сдавать его в аренду на спортивный сезон тем, кто желал бы укрепить свое здоровье. Знал ли он о репутации дома, неизвестно. Во всяком случае, он приобрел его годом ранее, после того, как племянник прежнего вла– дельца дома был задавлен

Как бы то ни было, но желающих поправить здоровье в столь прекрасном месте нашлось довольно много.

<p>200

Все они приезжали на несколько месяцев, но, пожив неделю-другую, поки– дали дом, даже не требуя возвращения денег за не использованный полностью срок. Как оказалось, они все время чувствовали толчки и слышали сопение ка– ких-то невидимых животных, что пугало их до полусмерти.

Когда маркиз Бюте прослышал о тех странностях, он решил лично рассле– довать их. Маркиз интересовался спиритизмом и был членом Общества психических исследований. Он арендовал дом в складчину с майором Тэйлором и другими члена– ми Общества, и они стали совместно готовиться к выполнению намеченного.

В конце концов им удалось собрать в доме 35 гостей. Большинство из них не знали о репутации дома, но вскоре обнаружили, чем он ее заслужил.

<p>Первое время все гости приписывали шумы совам, водопроводным трубам и слугам. Но вскоре стало ясно, что стуки, приглушенные взрывы, шаркающие шаги, ссорящиеся голоса, чье-то беспрерывное чтение вслух всего этого оказалось слишком много, чтобы приписать

201

странные звуки ночным совам, армии слуг и самым неисправным в мире во– допроводным трубам. Гости начали следить друг за Другом. В конце концов мужчи– ны принялись ночами играть в покер, вооружившись пистолетами.

Но этих гостей было не так-то легко испугать. Чем не менее по ночам раздавались мощные удары в ^оери спален, и почти вслед за этим тут же, сгу– щаясь прлмо в воздухе, возникал прелестный черный спаниель, который спустя не– которое время как бы таял прямо на глазах. Свидетелями его появления и исчез– новения 5ыли почти все гости беспокойного дома. Невидимые ссбаки часто сопели, ударяли хвостами по стенам, толкали гостей влажными холодными носами. Однажды од-'а из двух леди, занимавших одну комнату на двоих, была ночью разбужена поскуливанием своей собаки, которую она привезла с собой. Ее любимица не отры– вала взгляда от прикроват ' ми и увидела две черные собачьи лапы, заканчиваю– щиеся ничем прямо в воздухе. А один джентльмен к.ж-то ночью увидел в футе от своей кровати чью-то бесплотную руку с зажатым в ней крестом. В лощине близ дома не раз замечали плачущую призрачную монахиню, похожую на умершую лет шес– тнадцать тому назад сестру майора, первого владельца дома.

В конце концов 34 гостя из 35 на личном опыте убедились, что Болле– чин-хауз оказался домом более чем беспокойным. Как отнесся к этому хозяин до– ма, осталось покрыто мраком неизвестности…

<p>В нашем веке «нехорошие» дома и места прод доставлять беспокойство лю– дям сходным образом. О бытияхлета 1918 года в орловском детдоме говорилось в самом начале нашего рассказа о беспокойных домах. Вообще же в первые годы со– ветской власти подобных сообщений было немало людям нередко приходилось поки– дать насиженные места и селиться в незнакомых, которые, бывало, оказывались беспокойными. Так, в одном за 1993 год безымянный автор сообщил о двух подобных

случаях. Его знакомая – Ф.О. Полякова в годы революции вместе с до– черьми эвакуировалась из Москвы в один небольшой южный город России, перепол– ненный беженцами. Ей с трудом удалось найти свободный дом единственный в горо– де. Он пустовал, так как считался «нечистым». Однако выхода не было – приш– лось там поселиться.

С первых же дней начались странности: непонятные звуки из-под пола, входящая в дом женщина, которая в нем загадочно исчезала. По просьбе Поляко– вой вскрыли пол и обнаружили гроб с женским трупом. Его захоронили как положе– но, и беспокойства прекратились.

Другой Случай приключился с писателем Б. А. Садовским, которому приш– лосы-по переезде из Ленинграда в Москву поселиться в подвале Успенской трапез– ной церкви Новодевичьего монастыря. Писателя на новом месте жительства стали беспокоить странные звуки изпод пола. Пришлось обратиться к коменданту. Тот распорядился разобрать пол подвала. Под ним обнаружили двадцать два гроба – представителей духовенства Гробы вынули и захоронили на кладбище, а писатель стал жить спокойно, ожидая улучшения своих жилищных условий.

А в самом начале Отечественной войны беспокойной стала шахта! Об этом в 1987 году сообщил ленинградец А. И. Богомолов. Вот что рассказал Андрей Ильич: «В 1941 году я работал на одной из воркутинских шахт. Однажды шахту закрыли на целых две недели: из нее неслись стоны, шум. Мы работали рядом и все слышали. Некоторые из нас ходили туда, но вылетали, как сумасшедшие. Взры– вались электролампы. Из Мос время все прекратилось, и мы приступили к работе. А на шахте нашли какого-то «врага», как это бывало в то время».

<p>Одна из жительниц Харькова недавно сообщила о странных событиях, оче– видцем которых стала в 1950 году в Днепропетровске. Вот что она рассказала: «Жила я в частном доме. И вот ночью с шумом стали летать в

202

<p>203

комнате стулья. Такое впечатление, как будто их ктото приподнимает и с силой бросает. Зажгла свет. Кругом валяются стулья. Проверила – нигде никого нет, двери заперты.

Тогда я стала ложиться спать, не выключая свет, да, собственно, лежа– ла, а не спала. А спальню от комнаты отделяли шторы. И вот лежу я с открытыми глазами, и передо мной появился мужчина. Немолодой, плотный, наклонил голову ко мне и как-то иронически улыбался. Постоял минуту и исчез. Задвигались што– ры, хлопнули двери комнаты и наружная. А наутро двери оказались заперты, ника– ких следов.

Лицо этого мужчины я запомнила навсегда. У него одежда и лицо были од– ного цвета, бледно-желтого. Облик какой-то нечеловеческий, чуть-чуть светящий– ся, как неживой.

Потом две ночи летали стулья, все было разбросано. В квартире спря– таться никто не мог, я тщательно проверяла. И я срочно выехала в Харьков, к родным. Там подобное не повторялось».

Видно, тот частный дом оказался беспокойным. К сожалению, осталось неизвестным, как в нем себя чувствовали последующие квартиранты.

<p>Иногда потенциально беспокойный дом действительно становится таковым после какого-нибудь про-; воцирующего беспокойство происшествия. 06 одном j таком случае сообщила Милона Тамм из Эстонии. Ее j рассказ был напечатан в специальном выпуске альманаха i «Феномен» в 1991 году. Милона рассказала, что eej родители купили хутор, хозяйка которого умерла 3aj несколько лет до этого. На хуторе стоял старинн Дочь хозяйку в шутку сказала, что если повезет, то здесь и клад^ можно найти. «Однажды, рассказывает Милона, – мы вспомнили про этот разговор и стали обсуждать: а что, если в громадной старинной печке деньги спрятаны? После всех этих разговоров стали происходить странные вещи. Кто бы сказал – не поверила. По природ я – страшный скептик, да и было мне тогда лет 15-11 никаким страхам и россказням не верила. А тут бабул

204

хозяйка, видать, рассердилась на нас, царство ей небесное. Не нужно было обсуждать ее и на клад зариться.

Вечерами мы часто на кухне играли в карты, иногда даже засиживались за полночь. Вдруг наверху начинал кто-то ходить, стулья двигать. У нас на черда– ке была еще комната, там я жила. Жутко становилось. Мы послали мужчин наверх проверить. Зайдут – никого, и пока они там находятся тишина. Спустятся вниз – опять шаги, и настолько явственные, что ушам не верилось. Я с тех пор в той комнате перестала ночева Когда я замуж вышла, мы с мужем снова заняли ту ком– нату. Сидим как-то вечером, слышим, будто кто-то пришел: открылась и закры– лась входная дверь. Я спустилась – никого, закрыла дверь на ключ. Через нес– колько минут опять кто-то зашел, у меня аж мурашки по спине забегали. Муж пос– мотрел – дверь на ключе. Страх да и только. Иногда слышались шаги на лестнице, даже кто-то будто скребся за дверью, шумы, шорохи всякие, половицы скрипели… Мы в те вечера уже спать не могли – просто тряслись от страха. Включали свет и радио погромче, и только так засыпали. Родне рассказали-те посмеялись. Кончи– лось тем, что продали этот проклятый дом».

А теперь перенесемся из балтийской Эстонии в холодную северную тундру, где даже временные места обитания человека могут оказаться беспокойными. Имен– но о таком случае летом 1996 года сообщил житель Воркуты М. А. Уляшев. К сожа– лению, Михаил Алексеевич не написал, когда это с ним было. Вот что он расска– зывает:

<p>«Как-то вечером, а вечера в Арктике очень длинные, так как в полярную ночь солнце вовсе не появляется на горизонте, двое из нашей геофизической пар– тии рассказали мне весьма пикантную историю. Они в один голос Утверждали, что из окна дощатого домика, где мы сидели возле печки и пили чай, они видели ма– линово1фасный шар, приплюснутый к земле, и этот шар Двигался. Когда же они ре– шили подойти поближе к

205

неизвестному объекту, то шар начал подниматься и улетел за горизонт. Тогда я поинтересовался, а не.выдавал ли в этот день начальник партии спирт для технических нужд? В геофизических поисковых партиях очень много точных приборов, требующих тщательной чистки и регулировки перед работами. Геологи отьетили, что в этот день они действительно получали спирт, протирали и чисти– ли приборы. Тут я не выдерж можно увидеть не только малиновый шар, но и криво– ногих чертиков», – сказал я им вполне серьезно. Они недоуменно посмотрели на меня и обиделись. С тех пор мы поссорились на этой почве. Дело происходило в балке – домике на полозьях под номером четыре.

Этот случай постепенно забылся, но жить в этом балке почему-то все от– казывались. В нем происходили разные каверзные происшествия, и поэтому домик пустовал. Лишь иногда проезжие оленеводы останавливались там на ночлег.

В один прекрасный морозный деньв феврале начальник геофизической пар– тии мне объявил, что все переезжают на новое место стоянки за сотни верст, а я должен остаться сторожить технику, которую доставят позже. Возражений быть не могло, и пришлось согласиться. Домики подцепили трактора, и санный поезд поки– нул место стоянки. Каково же было мое удивление, когда домик номер четыре ос– тавили мне, а все осталь волосы зашевелились! Кругом безбрежная туидра, белое безмол-^ вие, а иногда это холодное место со снежными заносами называют еще и белой погибелью, а я обязан сторожить и ухаживать за оставшейся техникой. Все те байки, которые я слышал раньше, просто не выходили из моей головы.

<p>Первая ночь прошла спокойно, но в дальнейшем я был просто атакован неизвестными пришельцами. Ни-1 каких шаров, конечно, не видел, но в домике стоял полный бедлам. Сперва начали передвигаться таречки, а полярные совы с непонятными звуками принялись стучаться в дверь. Я невольно насторожился) нао– чил

206

топор поострее и положил его возле койки на случай внезапного нападе– ния, а лук со стрелами лежал на столе, готовый к стрельбе. Ружья не было, и приходилось рассчитывать на первобытные орудия обороны.

Атаковали меня через две недели после переселения. Однажды ночью, ког– да я уже спал, вдруг раздался громкий взрыв возле противоположной от меня сте– ны домика. Я вскочил и схватился за топор. Затем в домике воцарилась тишина. Тогда я зажег свечу, другого света небыло, и стал осторожно осматривать стены. Никаких повреждений от взрыва не обнаружил. На полу валялись какие-то незнако– мые мне предметы, я на В это время в окошечке засветилось лицо женщины – с не– которой аномалинкой, но довольно симпатичное. Она была похожа на актрису кино Веру Васильеву, очень популярную в фильмах 50-х годов. Видение исчезло момен– тально, как только я чиркнул спичкой. Тогда у меня мурашки пробежали по спине, стало не просто страшно, но и жутко. Долго я стоял в оцепенении, не зная, что и делать. Ведь на дворе глухая ночь, за сотни верст ни одной души, и я наеди– не с неизвестными призраками.

Собравшись с духом, снова зажег свечу и уже не подходил к койке. Сон как рукой сняло, так до утра и простоял в комнате с топором в руках. Я бод– рствовал до рассвета, боясь выйти из домика, но больше ничего не произошло. Лишь с рассветом вышел из балка и осмотрелся кругом. Следов никаких не обнару– жил, дай не мог заметить, так как немного пуржило и снег засыпал пространство возле домика. Все же реш взрыв. Каково же было мое удивление, когда на стене домика на высоте 25-30 сантиметров от снежного покрова обнаружил глубокую вмя– тину от сильного удара, как будто кто-то хотел проломить стену тяжелой кувал– дой – даже доски потрескались! К сожалению, для более точной экспертизы у ме– ня не было приборов, а специалистов тем более, и пришлось на этом успокоиться.

<p>Две ночи подряд не спал, стараясь выяснить причину происшедших собы– тий, но бесполезно. Спал

207

ками днем, а ночами бодрствовал, но ничего выяснить не удалось. На третью ночь лег как обычно и уснул. Спал нормально, но утром проснулся от не– понятного шума. Прислушался повнимательнее и за перегородкой услышал негром– кие, но вполне внятные слова: «Фу, он не наш. Бьяха». Тогда снова вскочил, обошел весь домик с топором в руках, но никого не обнаружил. Взгляд остановил– ся на небольшом портрете же живший до меня в этом балке, нарисовал портрет маслом. Как и прежнее видение, явившееся мне раньше в окошке балка, женщина была похожа на актрису Васильеву, и ее лицо было тоже с некоторыми аномалиями: нос приплюснутый в переносице, глаза расставлены чуть дальше друг or друга, чем обычно у людей, но овал лица был симпатичен.

Вот такая история. Когда приехали трактористы за цистернами горю– че-смазочных материалов, я тотчас же отпросился на базу и больше в этот домик ни ногой. Некоторые геологи говорили, что в нем поселилась нечистая сила, а те, над которыми я посмеивался раньше, теперь сами стали подтрунивал» надо мной». А зря…

Теперь перенесемся в морские просторы. Вот о чем сообщалось в послед– нем номере американского «Журнала странностей» за 1988 год: «Рыбаки английско– го траулера «Пикеринг» отказались выйти в море, поскольку на судне их постоян– но преследовали какие-то дьявольские наваждения. То ночью по палубе начинает разгуливать призрак ихутонувшего товарища, то стынут до изморози на стенах жарко натопленные каюты, море, как внимательно ни управляй судном, оно вдруг начинает ходить кругами, а после полуночи радиолокатор выходит из строя. Приг– ласили преподобного Томаса Уиллиса, и после его вмешательства траулер наконец отдал швартовы».

<p>208

Конечно, балок в тундре или корабль в море, если они становятся беспо– койными, доставляют много тревог их обитателям: ведь бежать-то там некуда!

А в конце 1989 года газета «Советская культура» рассказала, что стало беспокойно в помещении фонда Н. А. Рубакина в тогдашней Ленинской библиотеке. В редакцию позвонила сотрудница, обслуживающая фонд: «Помогите, работать ста– ло просто невозможно. Нас замучило привидение». – «Конечно, – сообщала газета, – мы немедленно отправились на встречу с привидением, тем более что адрес его обитания в библиотеке Сорок восемь длинных стеллажей занимает этот фонд. На стене – портрет бывшего владельца книг, человека необычной судьбы. Родился знаменитый библиограф в 1862 году, участвовал в работе нелегальной студенчес– кой организации, был арестован за революционную пропаганду, а в 1907 году эмигрировал в Швейцарию. Знаток раритетов, разработавший интересную теорию библиопсихологии, автор многих трудов, он завещал все свои книжные богатства в дар России. И, как выяснилось теперь, именно Николай Александрович оказался кандидатом на роль привидения.

О проделках призрака нам поведали сотрудницы фонда. Они считают, что поселился он здесь давнымдавно. Ну а чем себя проявляет? Не поздороваешься с ним утром – ни за что не найдешь нужную книгу. А по вечерам (здесь работают до 22 часов) таинственный фантом нагоняет на всех страх, да такой, что и описать невозможно.

Почему же сотрудницы фонда «грешат» на Рубакина? Да потому, оказывает– ся, что, когда в 1948 году его книги были привезены в Москву, вместе с ними в библиотеке некоторое время находилась и урна' с прахом их бывшего владельца. Тогда-то он, мол, и покинул стены сосуда, чтобы зажить тоскливой жизнью приз– рака среди дорогих сердцу изданий».

<p>Любопытно, что в случаях, когда дома становятся беспокойными, все странности приписываются привидению, даже несмотря на то, что действующая при этом

209

сила остается невидимой. Ведь невидимку-то уж никак нельзя назвать привидением!

Как уже заметил читатель, беспокойными чаще всего становятся дома и строения общественного назначения, а шумные духи – полтергейсты более склонны к семейному уюту, они большей частью поселяются в отдельных квартирах, пос– кольку привязаны не к месту, а к людям.

Можно сказать, что Саше Белых и его семье из города Белово Кемеров– ской области еще повезло: невидимки в их квартире только стучат. Вот что об этом осенью 1991 года рассказал сам Саша: «Сначала у нас все было спокойно, а потом стали происходить странные случаи. По всей квартире начали раздаваться какие-то стуки. Они слышались днем и ночью, ударяло то по стенам, то по полу, то по отопительным тру какое-то щелканье. Но ощущение такое, что кто-то сту– чит железным ногтем. Что удивительно: щелчок произошел в одной стороне, а че– рез какие-то доли секунды, как будто с очень большой скоростью, он переносит– ся в другую. Я пробовал говорить с этим явлением, но ответа не последовало, только щелчки на некоторое время затихли. Никаких разрушений в доме не проис– ходило». И не должно быть ведь это вытворяли отнюдь не шумные духи, а беспо– койные невидимки – уж духи-то вряд ли бы лишили себя удовольствия побуянить.

<p>В том же 1991 году в другом месте, в многоквартирном доме, в поселке Чкаловский Ростовской области происходили более серьезные события. Здесь за пять лет до этого в одной из квартир убили девушку. Об этом беспокойном доме поведал Виктор Тетис, руководитель Северо-Кавказского филиала «Уфоцентра» Рос– сии и одновременно ведущий спецвыпусков «Летучий голландец» ростовской моло– дежной газеты «Наше время» печаталась его документальная повесть «Мои встречи с неведомым», одна из глав которой была посвящена беспокойствам, творящимся в том доме в поселке Чкаловский (текст главы приводится с некоторыми сокращения– ми). «Слухи о женщине в белом, обрастая самыми

210

роятными подробностями, как тараканы, расползались по поселку Чкалов– скому.

Известно, что дыма без огня не бывает. И вот я стучу в дверь квартиры, где меня совсем не ждут. Не совсем ясны обстоятельства, при которых в редак– ции появился этот адрес, но он оказался точен. Я попал в ту самую исходную точку, откуда эти слухи брали начало. Женщина в белом регулярно появляется именно здесь.

Итак, что же происходит в этой аномальной квартире? Здесь живут три девушки Ирина, Лариса и Света. Фамилии, место работы и адрес, по вполне понят– ным причинам, я опускаю, но в редакции они имеются.

Впервые женщина в белом появилась в июле 1991 года и с тех пор наведы– вается не реже одного раза в месяц, иногда по нескольку раз в неделю.

Чаще всего ее видит Ирина, реже – Лариса, Света – не наблюдала ни ра– зу и в ее существование не верит вообще. Всего я насчитал шесть человек, кто хотя бы раз сподобился наблюдать это таинственное явление.

Как выглядит женщина в белом? Рост приблизительно 160 сантиметров, ли– ца не видно – сплошная белая маска. Вместо глаз – пустые темные провалы, иног– да в них появляются два светящихся огонька красноватосиневатого цвета (анало– гию этому цвету в нашем языке подобрать оказалось затруднительно).

<p>До пояса свисают бело-седые распущенные волосы. Стройную фигуру плот– но облегает длинное, до пят, платье. Пуговиц, застежек, швов – не видно. Рука– ва опущены до запястий, вверху платье заканчивается у горла, и везде его края плавно переходят в тело. То есть видно, что это одежда, но составляющая как бы единое целое с телом. И при всем этом гостья полупрозрачна, сквозь нее прос– матриваются находящиеся

Чаще всего женщина появляется в предрассветные часы, примерно от трех до пяти утра, но были случаи, когда ее видели и в одиннадцать, и в двенадцать ночи. Визиты незнакомки непродолжительны, от нескольких секунд до четырех-пя– ти минут. Спят или бодрствуют хозяйки квартиры значения

<p>211

не имеет, но каждое ее появление предваряется состоянием панического страха, ужаса. Однако стоит взглянуть на гостью, как страх пропадает.

В момент исчезновения женщины в белом и сразу после этого появляется тяжесть в голове и руках, тело кажется разбитым и уставшим. Через некоторое время это состояние плавно исчезает.

Со временем девушки привыкли к посещениям незнакомки и уже так бурно, как поначалу, не реагируют. Я по крайней мере не заметил, чтобы они очень уж сильно боялись этой неожиданно свалившейся на их голову напасти.

Разговаривать с гостьей никто не пытается, лишь однажды Лариса спроси– ла: «К худу или добру?» Ответ прозвучал телепатически: «К добру!»

Но так происходит не со всеми. Был случай, когда женщина в белом поя– вилась в соседней квартире, и вскоре у живущей там девушки произошли крупные неприятности в личной жизни.

Однажды понаблюдать за женщиной в белом напросился знакомый одной из девушек, Алексей. Белая фигура возникла внезапно. Алексей потянулся к выключа– телю, но тут же получил мысленный приказ: «Не надо!» Тогда он попытался ее обойти. Шаг в сторону – женщина тоже, шаг в другую – она опять преградила путь. Тогда Алексей протянул руку и отодвинул настырную незнакомку. При этом его рука не коснулась белой ф шаг, и вновь женщина стояла перед ним, не про– пуская.

Алексей поднял руку для удара, но получил мысленное предупреждение о том, что при этом разобьется стекло, что разбудит спящих девушек (за спиной женщины находилась стеклянная дверь, ведущая на кухню). Тогда Алексей плавно, но с ускорением ткнул рукой перед собой. Рука пронзила женщину в белом нас– квозь и ладонью уперлась в стекло. И в тот же миг незнакомка очутилась по ту сторону двери.

<p>…Когда появилась женщина в белом, Ирина сильно испугалась. Тут же ей была внушена мысль о том, что Лариса рядом, и девушка успокоилась (Лариса, од– нако,

212

была на работе в ночной смене). Какая-то сила подняла ее и, оставив в горизонтальном положении, перенесла в соседнюю комнату. Затем тело девушки опустилось на пол, причем голова очутилась на включенной электройлитке (это случилось 20 ноября, в комнате было холодно). Ирина не чувствовала ни жары, ни холода – ничего.

Утром девушка проснулась на своем обычном месте. Все, что произошло ночью, помнила отлично. Возникает вопрос: если это было не астральное тело, а физическое – могло ли оно спокойно лежать на включенной Электроплитке? Если кто-то скажет, что могло, экспериментируйте сами, тут я вам не помощник.

Еще одно наблюдение: в квартире девушек женщина в белом всегда появ– ляется из одного и того же угла. И оно не единично. Очень часто такие призра– ки появляются вблизи кладбищ, в старинных замках, древних строениях. Есть, очевидно, какая-то привязка к определенным местам.

Фантомы могут активно воздействовать на материальные тела и даже на физические процессы. Возьмем примеры из той же квартиры.

Неоднократно девушки оставляли на ночь свет включенным, но после каж– дого посещения их квартиры женщиной в белом все лампочки оказывались перего– ревшими. Плохо стал работать телевизор, причем из всего многоквартирного дома телевизоры плохо работают только у этих девушек и в квартире этажом выше.

Кстати, там лет пять назад была убита девушка. Не исключено, что имен– но ее фантом появляется в этом многострадальном доме.

Почему-то чаще всего рассказы о призраках, женщинах в белом и т. п. связаны с когда-то жившими людьми, умерщвленными насильственным путем. Вот, например, что рассказала мне та же самая Лариса:

– Два года тому назад моя лучшая подруга Люба отравилась. А через две-три недели… она стала по ночам приходить ко мне. По виду нормальный че– ловек, одета как обычно, в свитер. Она ходила по комнате, садилась на кровать и разговаривала со мной. Тело ее не было

<p>213

прозрачным, но однажды, когда я, в волнении, закурила, дым прошел че– рез фигуру подруги насквозь. Да и в движениях какая-то неестественность чув– ствовалась.

Разговаривали обо всем. Не раз Люба предлагала присоединиться к ней. Она уверяла, что ей там хорошо и даже нравится. Однажды Люба показала мне лист бумаги, на котором были написаны семь фамилий. Эти люди вскоре должны были уй– ти к ней. Мне стало страшно, так как это были ребята из нашей компании, друзья, но я ничего не могла сделать. За полгода шестеро из этого списка по– гибли и все – насильственной с кто-то разбился на мотоцикле и т. д.).

Люба регулярно приходила ко мне в течение года, а когда я поставила в церкви свечку, ее визиты наконец прекратились».

Виктор Петрович заканчивает свой рассказ такими словами: «Только об одном хочу предупредить: не занимайтесь самодеятельными экспериментами в этой области. Это очень опасно!» Совет этот своевременный и добрый, ему действи– тельно необходимо следовать. Ведь неведомое всегда неожиданно и опасно, к то– му же нередко весьма коварно. Об этом, в частности, предупреждал и А. Блок. У него в чудесном стихотворении «Есть игра: осторожно войти…» этому посвящены такие вот предостерегающие строки:

А пока – в неизвестном живем И не ведаем сил мы своих, И, как дети, играя с огнем, Обжигаем себя и других…

Но продолжим нашу экскурсию по беспокойным домам. Не в одной только доброй старой Англии, но и в нашей многострадальной России старинные, имеющие богатую, нередко трагическую историю дворцы оказываются беспокойными. Пример тому – Михайловский замок в Санкт-Петербурге и расположенные в окрестностях северной столицы Гатчинский дворец Екатерины II и Екатерининский дворец в Цар– ском Селе.

<p>214

Что существенно – беспокойства там проявляются и в наши дни. Тому есть множество свидетелей среди работников охраны и персонала, занятого обслужива– нием зданий в ночные смены.

Вот, например. Гатчинский дворец. Его построил Ринальди, а доводили «до ума» Бренна и Кузьмин. В нем томился Павел 1, закончивший свой земной путь в Михайловском замке. О том, с чем в 1990-1992 годах сталкивались по ночам в Гатчинском дворце милиционеры из службы его охраны, рассказала Е. Анфимова. Как и В. Тетис в его случае, она побывала на месте событий и подробно расспро– сила очевидцев. Вот ее бе которая работала во внутренней охране дворца:

«Ощущение такое, что мимо кто-то быстро проходит, обдавая тебя ветер– ком. В центральной части дворца это бывает реже, а вот в арсенальном каре час– то слышны мужские, иногда женские шаги, а то вдруг будто собака пробежит. Один раз в зале раздался смех, мы думали грабители или кто-то из реставраторов за– ночевал. Стали искать никого, а смех то из одного угла, то из другого. Потом все стихло.

– До того, как вы начали работать здесь, вам приходилось слышать об этих явлениях?

– Перед самым первым дежурством ребята меня предупреждали, но думала разыгрывают. До тех пор, пока сама не убедилась. – Эти… призраки не причиня– ли вам зла? – Одного сотрудника внутренней охраны пытались душить, но он сде– лал вот так, – Аня проводит тыльной стороной ладони по подбородку, – и его от– пустили. Другой милиционер как-то прилег отдохнуть на топчан, вдруг слышит, прямо к нему – шаги. Идет Тогда он стал ругаться: «Зачем на людей наступаешь?!» Ему никто не ответил, и все стихло. А вот еще один милиционер с центрального поста рассказывал, что видел, как в воздухе появился светлый сгусток вроде облака, почти над самым полом, и скрылся за скульптурой «Урания». Он

<p>216

шел, потрогал скульптуру, вроде все на месте, а облака нигде нет».

Все это, сообщает Анфимова, уже давно не новость для работников мили– ции: «Я расспрашивала о привидениях, и Аня отвечала таким тоном, словно речь шла о протекающем кухонном кране: досадно, конечно, однако все привыкли».

Тем же вечером Анфимова расспросила сержанта милиции Игоря Степанова, который обычно дежурит в арсенальном каре. Беседа проходила в присутствии А. Евдокимовой. Вот что, по свидетельству Алфимовой, рассказал Степанов; его сообщение она сопровождает своими комментариями, пояснив, что он работал в ох– ране дворца с 1990 года и с тех пор накопил достаточно впечатлений: «Сначала Игорь дежурил снаружи и дол вокруг дворца. При этом он обратил внимание, что если подойти к Часовой башне, то можно услышать очень тихую музыку, доносящую– ся изнутри.

А зимой 1991 года сержанта Степанова перевели во внутреннюю охрану дворца, и довольно долго он не замечал ничего необычного. Все началось, когда он начал дежурить в галерее арсенального каре.

– В первый же вечер, где-то в половине девятого, я услышал, что по га– лерее кто-то идет. Шаги были очень тяжелые, даже паркет скрипел. Судя по ша– гам, это был мужчина ростом около метра восьмидесяти с сорок пятым размером обуви. Не доходя до меня, он уронил что-то вроде трости: я четко слышал, как она покатилась по полу. Он остановился, поднял упавший предмет и зашагал дальше.

– Как вы себя чувствовали, когда раздались шаги? Игорь колеблется, прежде чем ответить: – Если честно… У меня волосы встали дыбом! А часа че– рез четыре после этого я услышал, как по лестнице почти бегом спускается жен– щина: каблучки стучат, юбка шуршит. Лестница находится как раз за дверью. Жен– щина до двери добежала и остановилась. И вдруг я вижу: ручка поворачивается. В тот момент я просто окаменел от ужаса. А теперь привык, кричу, как

0|1|2|3|4|5|6|7|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua