Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Невероятные случаи

0|1|2|3|4|5|6|

Прошло, должно быть, часа полтора, когда к разъезду приблизилась небольшая процессия.

Впереди шел поджарый кочевник в пропыленном ватном халате и высокой бараньей шапке, такой древний. что его лицо, казалось, состоит из одних моршин. В поводу он вел навьюченного двугорбого верблюда. Сам ступал с той неторопливой легкостью, какая отличает людей, привыкших ежедневно покрывать пешком десятки километров.

На втором верблюде величественно восседала полная женщина средних лет в длинном темном платье, черном бархатном жилете и коричневых ичигах – легких восточных сапожках. Ее голова была повязана цветастым платком, но широкое азиатское лицо оставалось открытым – у кочевников женщины никогда не носили чадру.

Замыкал шествие третий верблюд, на котором сидел мужчина неопределенного возраста, чрезвычайно изможденный. Он раскачивался между горбов, как китайский болванчик, рискуя вот-вот свалиться. На его голове красовалась мятая соломенная шляпа, одежда же более заслуживала именоваться лохмотьями.

Верблюды ступали след в след, хотя вокруг была необъятная ширь.

По местному обычаю, мы пригласили путников к столу. Объяснялись жестами, ибо кочевники, как правило, совершенно не понимают по-русски, а может, просто делают вид, что не понимают.

– Господи, неужели добрался?! – воскликнул вдруг на чистейшем русском языке третий путник и всхлипнул.

Мы изумленно пригляделись. Белесые ресницы, а в особенности курносый нос выдавали в нем славянина.

За столом он поведал нам свою удивительную историю. Вот вкратце его рассказ.

– Меня зовут Александр Гуслянников. Алик. Сам я ленинградский, а в Кунград приехал на два года по найму. Устроился водителем в управление механизации. На позапрошлой неделе мой начальник вызывает меня и говорит:

– Алик, мои кавказские родственники купили для меня машину. Надо перегнать. Возьмешься?

Я согласился не раздумывая. Отчего не посмотреть новые места?

Самолетом добрался до Баку, там принял машину – новенькую, молочного цвета «Волгу» – и вместе с ней погрузился на паром до Красноводска. Далее я намеревался ехать через Ашхабад – Мары – Чарджоу – Ташауз. Крюк – ого-го!

На пароме, на свою беду, сошелся я с одним туркменом из Куня-Ургенча. Хороший мужик, звать Курбан. Он тоже перегонял машину – «Москвич», – и, значит, были мы попутчики. Узнав о моих планах, он рассмеялся:

– Зачем через Мары? Поедем напрямую. Раза в четыре короче.

– Как – напрямую? – удивляюсь. – Через Устюрт, что ли? 

– Конечно! 

– Да ты что?! Заплутаем!

– Не бойся, дорогой. Многие ездят через Устюрт. Я сам три раза ездил. Есть накатанная колея. Есть приметы. Надо только не сворачивать и держаться подальше от песков.

Он говорил с такой уверенностью, что я не только согласился, но и загорелся его идеей. Я вообще заводной. Словом, когда через сутки мы вошли в красноводский порт, я был твердо настроен на короткую дорогу.

Ранним утром мы отправились в путь. Но едва отъехали от Красноводска, как у «Москвича» застучал мотор. Пришлось Курбану остаться. Мне бы, дураку, повернуть обратно, да куда там! Говорю же – заводной характер! Притом Курбан меня поддержал. Начертил схему, обозначил на ней ориентиры, все растолковал. 

– Держись колеи, и все будет хорошо. Ребенок и тот проедет. – Но на прощание предостерег еще раз: – Бойся песков! Там нечисто…

И вот я на Устюрте.

Ничто не вызывало опасений. Я уверенно гнал вперед по солончакам и такырам, опустив стекла. Только на большой скорости можно было спастись от нещадного зноя. Часто встречались пухляки – этакие озерца мельчайшей невесомой пыли, в которой машина могла утонуть по оси. Перед пухляками дорога разбивалась на десятки рукавов: каждый водитель искал более подходящий объезд. За пухляком рукава снова сходились в единое русло. Основная колея была хорошо накатана, сбиться с нее казалось невозможным.

В точности.появлялись приметы, обозначенные Курбаном: геодезический знак из пропитанных антисептиком бревен, шест с выцветшей тряпкой на макушке, куча камней, одинокая скала, лысая покрышка…

Постепенно у меня начали слипаться глаза: все же накануне я провел две почти бессонные ночи. Да и монотонность пейзажа убаюкивала…

Вдруг самым краешком угасающего сознания я понял, что сплю, причем давно. Резко ударил но тормозам.

Машина стояла среди чахлых кустиков кейреука. Колеи не было. Я похолодел, но сумел взять себя в руки. Не паниковать. Не мог я отъехать очень далеко. Сейчас вернусь на трассу по собственным следам.

Но, увы, развернув машину, я убедился, что жесткая и твердая как камень, сожженная солнцем почва почти не сохранила отпечатков протекторов.

Чертыхнувшись, я вылез наружу, забрался на крышу и принялся озираться. Ни-че-го. Наконец, далеко-далеко, у самой линии горизонта, разглядел крохотную черную точку и тут же припомнил, что следующим маяком должна быть ржавая кабина «ЗИЛа». Очевидно, это она и есть.

Я снова сел за руль и погнал вперед. Вскоре солончак кончился, а еще через пару сотен метров я выехал на колею. Она вела в нужном направлении, к запримеченной точке, и все мои сомнения отпали. Черное пятнышко росло на глазах. Но это была не кабина «ЗИЛа», а остов «Урала», почерневший и смятый…

До «Урала» оставалось с полсотни метров, когда моя тачка забуксовала. Я выглянул в окошко и обомлел: машина по оси сидела в серо-желтом рассыпчатом песке. Песок расстилался повсюду. Поглощенный своими мыслями, я слишком поздно заметил его. И еще: колея здесь обрывалась. Конец дороги. Тупик. Я попросту ехал по следам заблудившегося грузовика…

«Бойся песков!» – тут же вспыхнуло в сознании, и отчего-то подумалось, что в эти слова Курбан вкладывал особый смысл, не только предостережение об опасности забуксовать. Я снова вылез и осмотрелся.

Машина увязла прочно. Надо было что-то подмостить под колеса. Но что? Не удастся ли оторвать какую-нибудь штуковину от «Урала»? Я взял ломик и двинулся к покореженному автомобилю.

В деформированном кузове не сохранилось никаких деревянных деталей: ни скамеек, ни бортов. Я расхаживал по нему, прикидывая, что же подцепить ломиком?

И тут за спиной раздалось сухое шуршание. Я обернулся.

Происходило что-то непонятное. Такое впечатление, что самопроизвольно перемешался участок поверхности.

Но в следующую секунду меня обуял ужас. Невиданная тварь пятнисто-землистой расцветки, ромбовидной формы, плоская, как скат, настороженными волнообразными движениями приближалась к «Волге». Ее размер по большой диагонали составлял не менее четырех метров. По периметру шевелились десятки щупальцев, похожих на маленьких змеек, но ни лап, ни глаз, ни пасти существо не имело.

Мои ноги приросли к кузову, позвоночник превратился в каменный столб.

Между тем тварь сложилась в омерзительный рулон и проползла под днищем. Затем развернулась наподобие кошмарного конверта и полностью обволокла автомобиль. Раздался хруст, вылетели стекла, затрещал корпус.

Пластичность чудовища была невероятной. Оно легко складывалось вроде гигантского комка бумаги. Щупальца шарили по салону, поглощая мои припасы.

Время будто остановилось. Я по-прежнему не мог ни пошевелиться, ни выдохнуть.

Вот чудовище отвалилось от машины. Красавица «Волга» превратилась в смятую и почерневшую железку. А тварь, заметно утолстившаяся, покружилась на месте и… легко заскользила по моим следам.

Опомнившись, я заорал, швырнул в песчаного ската ломик и, спрыгнув по другую сторону кузова, начал карабкаться вверх по склону. Я боялся обернуться. В моих ушах не смолкало страшное шуршание, я обливался холодным потом, представляя, как слизистая масса навалится на меня. Я был на грани безумия и несся, не разбирая дороги, от холма к холму. Падал, поднимался и снова бежал. Сердце выпрыгивало из груди, но ноги, ведомые инстинктом, уносили меня прочь от опасного места. Наконец силы оставили меня, я упал и лишился чувств.

Когда очнулся, стояла глухая ночь. В небе горели звезды, но пространство было насыщено таким густым мраком, что я не различал кончика собственного носа.

Что ж, мне повезло, я сумел чудом избежать гибели. Но остался без воды, пищи и транспорта, кроме того, заблудился. По моим прикидкам я находился в центре плато, в его неизведанной глуби, а значит, мои шансы выбраться равнялись нулю…

Рассказчик перевел дыхание.

– Три дня я брел наугад, похоронив всякую надежду. И вдруг – чудо! Верблюды, идущие прямо на меня… – Он горько усмехнулся: – Да только какая мне радость? Что я скажу хозяину? Как расплачусь? Надо разыскать Курбана. Он знает…

От разъезда донесся гудок тепловоза. Состав собирался в обратный путь, в Кунград. Мы предложили нашему гостю отправиться туда, благо и машинист, и продавец были нам хорошо знакомы. Алик охотно согласился, и мы проводили его, собрав на дорогу немного денег.

За затянувшимся ужином мы долго обсуждали услышанную историю. Поначалу говорили о том, что много, мол, еще на Земле непознанных тайн и чудес, и Устюрт, которого мы коснулись лишь с краешку, конечно же не исключение.

Но вскоре верх взял здоровый скептицизм. Мы сошлись на том, что Алик и вправду заснул за рулем и перевернул или же разбил машину. А затем сочинил небылицу, чтобы хоть как-то оправдаться перед начальником. Шоферская байка.

Еще более прагматичную версию выдвинул наш бригадир Илья Загудиллин:

– Большой хитрец этот мужик – вот что я вам скажу! Да он просто втридорога продал машину какому-нибудь чабану. (В ту пору почему-то считалось, что у каждого чабана – мешок денег.) Тот ему и сопровождающего дал до Кунграда. А теперь напускает туману…

На том и порешили.

Позднее – и в Кунграде, и в Чимбае, и в Тахиатаг ше, и в Ходжейли – я настойчиво расспрашивал местных жителей о песчаном чудовище, но те лишь недоуменно пожимали плечами либо отмалчивались. На долгие годы я выбросил рассказ шофера из головы.

Но лет десять спустя, когда я благополучно обитал уже в Ташкенте, судьба свела меня с интересным человеком, геологом Сашей Суспенцевым, обошедшим пешком едва ли не всю Среднюю Азию.

Как– то раз за бутылкой превосходного «Ок мусаласа» мы заговорили об Устюрте, откуда Саша только что вернулся. Неожиданно мне вспомнилась та давняя история, и я пересказал ее приятелю. Саша – известный насмешник, и я ожидал если не взрыва хохота, то наверняка язвительных реплик.

Но Саша слушал меня серьезно, а когда я закончил, призадумался.

– Знаешь, – проговорил он наконец. – У кочевников существует табу на всякое упоминание о таинственных силах. Чтобы не накликать беды на свою юрту. Даже если песчаный скат существует, никто об этом не скажет. Я никогда не слышал ни о чем подобном, хотя немало общался с кочевниками. Кстати, песчаные массивы, и довольно обширные, на Устюрте не редкость.

Но вот слушай, какая однажды приключилась история…

Мы бурили разведочную скважину к юго-западу от Сарыкамышской впадины. Как-то раз двое наших поехали поохотиться на сайгаков. К ночи они не вернулись. У нас был вертолет, и с утра мы отправились на поиски. Машину обнаружили примерно в шестидесяти километрах к западу. Она… она была почерневшей и скомканной, как консервная банка. Рядом валялись ружья. Без прикладов. А стволы были завязаны узлом. Неподалеку простирался большой песчаный массив… – Саша посмотрел мне прямо в глаза и добавил: – Если когда-нибудь нелегкая снова занесет на Устюрт, бойся песков!

С МЕРТВЫМИ ШУТИТЬ НЕ СТОИТ

Слухи о том, что на верхних этажах главного здания МГУ не все ладно, появились еще в начале 70-х годов, и по сей день студенты рассказывают друг другу всякие загадочные истории. Есть ли в них хоть доля правды? На этот вопрос отвечает Саркис Тер-Оганян, один из создателей ассоциации «Лоза».

– Таких, как я и мои коллеги, прежде называли лозоходцами, рудознатцами, а иногда – чертознаями. Мы ищем воду, металлы, обнаруживаем подземные пустоты, работаем на считывании полевых аномалий…

Тем не менее он подтвердил, что, будучи еще студентом МГУ, тоже слышал эти странные рассказы, а однажды даже устроил засаду на верхнем этаже университета, но был обнаружен и выведен охраной, совершавшей вечерний обход здания. А после того как один его знакомый, проведя там ночь, угодил в психушку, Саркис заинтересовался аномальными явлениями всерьез.

– Вообще у главного здания МГУ необычная история, – продолжает Саркис. – Наверное, его можно назвать храмом науки на крови. При его возведении были случаи гибели строителей-зеков. А сами они, но слухам, замуровывали стукачей в стены. Однако, как бы там ни было, с мертвыми шутить не стоит…

Группе Тер-Оганяна удалось зарегистрировать на высотке МГУ мощные острорезонансные выбросы инфразвука. Природа их такова, что, не улавливаемые слухом человека, они тем не менее входят в резонанс с его нервной системой и вызывают угнетенное состояние, а при длительном воздействии – и безотчетный страх, переходящий в неконтролируемый панический ужас.

– Что станет с человеком после трех-четырех часов подобного инфразвукового «душа», я боюсь даже предположить, – говорит «чертознай». – Нетрадиционными методами мы определили несколько инфернальных зон на верхних этажах здания. Интереса ради проверили и другие московские высотки – там инфернальный фон не превышает нормы. Так что, возвращаясь к разговору о главном здании МГУ, смею заверить: последствия ночевки на верхних этажах здания могут быть для человека самыми плачевными. Повторяю: с мертвыми шутить не стоит…

ВОЛШЕБНЫЕ ОГНИ ТУРГАЯ

Рассказывает журналист Ю. Метелев

Тургайский прогиб – удивительный край. Во всем необъятном Казахстане другого такого не сыскать. Обдуваемый всеми ветрами, простирается он к югу от Зауралья и Казахского мелкосопочника на многие сотни километров до зыбучих полупустынь Приаралья. Чуть всхолмленные долы, поросшие пшеницей, уходят за линию горизонта, настоенный на степных травах целительный воздух, тысячные стада антилопсайгаков, бегущих по степи вровень с ветром, сказочные богатства недр, и над всем этим – синее небо с вечерними и утренними зорями редкой чистоты, благодаря исключительной прозрачности атмосферы. Днем в летнюю пору термометр может показать больше сорока градусов по Цельсию в тени, а ночью – в пору спать в меховом спальном мешке. Неделями может палить беспощадное азиатское солнце, и вдруг неожиданно, из невесть откуда взявшихся туч, хлынет такой силы ливень, что за стеной воды не увидишь и капота своего автомобиля. И есть еще одна особенность Тургая. Здесь, как ни в каком другом месте, можно наблюдать не только дневные, но и ночные миражи.

Хорошо помню, как я, впервые попав в Тургай, увидел мираж. Наша экспедиционная машина шла уже несколько часов по безлюдной местности, направляясь в район.реки Иргиз. Солнце невыносимо палило, и, конечно, единственной отрадной мыслью, владевшей мной тогда, было поскорее добраться до реки и окунуться в прохладную воду. И река неожиданно появилась, как только мы поднялись на взгорок. Под лучами солнца вода искрилась и играла бликами, а по обоим ее берегам росли тенистые ивы. От радости я закричал: «Ура, приехали!» Но мои попутчики, проработавшие в здешних краях не один полевой сезон, посмотрели на меня как на сумасшедшего.

– Это же мираж! – сказал мне один из геологов. – Присмотрись внимательней. Видишь, как все размыто и дрожит в воздухе, – разъяснил он мне.

Действительно, так оно и оказалось, а вскоре дивная картина исчезла, словно растаяла в воздухе. Потом я привык к миражам и перестал обращать внимание на реки, озера, деревья, возникавшие по обеим сторонам дороги при переездах. Однажды, находясь в Приаралье, нам даже довелось увидеть город Актюбинск, до которого было не меньше трехсот километров. Многоэтажные жилые дома, тенистые зеленые улицы и даже городской транспорт, казалось, были на расстоянии всего двух-трех километров. Миражи, о которых я рассказал, уже давно хорошо изучены и объясняются чисто физическими законами преломления и отражения света от весьма далеких объектов. Один американский метеоролог в начале XX века наблюдал, повидимому, самый удаленный объект миража. Находясь на Восточном побережье США, ему удалось наблюдать африканский город, а ученый Фламмарион в своей книге «Атмосфера» подробно описывает мираж сражения при Ватерлоо в июле 1815 года.

На утреннем небе отлично было видно не только войско, но и костюмы бойцов, артиллерийское орудие со сломанным колесом. Непременным условием появления таких миражей должна быть высокая прозрачность атмосферы и неравномерная прогреваемость верхних и нижних ее слоев, что очень характерно для Тургая с его резкоконтинентальным климатом. Но можно увидеть в казахстанском Тургае и весьма необычные миражи – ночные.

Представьте себе, что в вечерних сумерках где-то у горизонта, а порой и на расстоянии двух-трех километров от вас неожиданно появляется яркий свет. Он то разгорается сильнее, то меркнет или горит равномерно и ровно и потом неожиданно исчезает. Из имеющейся у вас карты вам хорошо известно, что в месте появления свечения нет никакого жилья, а свет видят все. Наш бывалый шофер экспедиции Тимур, из местных казахов, объяснял все просто: «Это душа умершего блуждает у своего дома». Под домом он понимал глинобитный домик-могильник, в котором по мусульманской традиции оставляют тело умершего. Таких могильников в Казахстане немало. Как-то мы решили проверить сказанное Тимуром и, когда в районе аула Амангельды неожиданно появился загадочный свет, поехали на машине в том направлении. И в самом деле, примерно через три километра достигли роскошного могильника, но к этому времени загадочный свет переместился дальше. «Душа пошел далеко, далеко пустыня и не хотел встретить русский», – объяснил шофер.

Таинственными ночными огнями Тургая занималась не одна специально организованная экспедиция. Ученым удалось установить, что чаще всего огни можно увидеть в районе поселков Семиозерное, Диевка, но особенно в районе реликтовых Аманкарагайского и Терсекского лесных массивов. Эти сравнительно небольшие по занимаемой территории леса – своеобразная достопримечательность пустынных степных мест. Они состоят преимущественно из вековых сосен и лиственного подлеска. Местные жители утверждают, что видят иногда до нескольких огней прямо над вершинами деревьев. При этом огонь, приятного на вид цвета, способен перемешаться. Причины тяготения ночных огней к лесу никто не может объяснить, но нельзя сбрасывать со счетов (личное мнение автора) возможность приземления в указанных местах неопознанных летающих объектов, которым удобно маскироваться в здешних лесах, чтобы не привлекать к себе внимания посторонних. Добавлю, что из этих районов без лишних помех можно вести наблюдение за взлетами космических ракет с космодрома Байконур, расположенного относительно недалеко от этой части Тургая.

Странные ночные огни в Тургае не однажды становились причиной чрезвычайных происшествий. Дело в том, что между такими происшествиями, дорогами и загадочными огнями существует прямая связь. Степные дороги в Тургае – это не то, о чем принято думать, когда речь идет об автодороге, скажем, между Гатчиной и Красным Селом. Дороги Тургая способны поставить в тупик, а то и свести с ума (в буквальном смысле слова) даже опытного геолога, хорошо знающего местность и вдобавок владеющего картой и компасом. Однажды мне довелось перегонять прошедшую ремонт грузовую машину с базы среднеазиатской экспедиции в поселке Челкар (Приаралье) на север Тургайского прогиба в поселок Семиозерное. Машина была нужна одному из полевых отрядов экспедиции. Кроме водителя и меня в машине находился также и опытнейший петербургский геолог Вадим Селезнев, знавший путаные дороги Тургая как свои пять пальцев. Нам предстояло выбрать два маршрута: длинный, проходивший дугой по наезженным грунтовым дорогам через ряд городов и поселков, и короткий, идущий по глухим и необжитым территориям и где собственно дорогой назывались две плохо ли, хорошо ли укатанные колеи. При последнем варианте мы экономили двое суток, а также полбочки бензина (правда, бензин стоил тогда совсем дешево). Естественно, что мы выбрали второй вариант. Выехали ранним утром, рассчитывая за сутки преодолеть маршрут. И сначала все шло отлично. Мы даже позволили себе роскошь с часок поохотиться за дрофой – птицей весьма осторожной. Вадиму удалось подстрелить ее, обеспечив тем самым нам великолепный ужин. Мы продолжили движение, но с наступлением ночи и без того едва видимая в свете фар степная дорога стала различаться все хуже и хуже, а потом колея и вовсе сошла на нет, словно слившись со степью. Явление такое для Тургая обычное. Вадим принял решение дождаться утра, с тем чтобы с рассветом продолжить путь. Расстелили войлочную кошму, быстро ощипали, выпотрошили и поджарили на.паяльной лампе дичь и, достав хлеб, помидоры, огурцы и даже дыни, захваченные с собой, устроили пиршество под звездным азиатским небом. Не успели мы закончить трапезу, как вдали от нас появился загадочный огонек. Казалось, что он был не дальше трех километров от нас и медленно перемещался Возможно, это был мотоциклист, ехавший с зажженной фарой по дороге, которую мы потеряли. Естественно, что появилось желание ехать в том направлении, но Вадим, внимательно следивший за перемещавшимся огоньком, сказал: «Это мираж. Может быть, кто и едет километров за сорок отсюда, но мы двинемся в путь с рассветом, как и наметили». Вскоре загадочный огонь исчез, и только поазиатски черное, как смола, небо, усыпанное крупными звездами, светило нам. Утром мы не без труда, используя и компас и карту, взяли нужный азимут и вскоре подсекли утерянную колею. Она оказалась совсем в другом месте, чем виденный нами накануне огонь. К вечеру второго дня мы благополучно прибыли в Семиозерное, больше не увидев огней.

Но вот еще аналогичный пример, но уже не с таким благоприятным концом. Теплым июльским вечером грузовая машина с двумя актюбинскими геологами и шофером выехала из курортного поселка Кос-Истек, что под Актюбинском, на юг в сторону Аркалыка. Их шофер-казах вел машину по короткому маршруту глухими степными путями. Надо полагать, они также экономили время и бензин. С наступлением ночи водитель, как и мы, потерял колею, но вместо того, чтобы дождаться утра, не придумал ничего умнее, как попросить геологов пойти искать утерянную дорогу, которая, по его мнению, была где-то поблизости. Естественно, что он оставил включенными фары и по договоренности время от времени сигналил. Геологи разошлись один влево, другой вправо от грузовика. Шофер прождал их несколько часов, но они не возвращались. Он отчаянно сигналил, переключая ближний свет фар на дальний. Все бесполезно. Люди как сквозь землю провалились. Дождавшись утра, шофер благоразумно устремился в обратный путь, чтобы сообщить о случившемся… На базе экспедиции немедленно забили тревогу, понимая, чем может закончиться продолжительное пребывание людей без воды и укрытия от солнца в условиях страшной жары. По рации было сообщено не только всем полевым отрядам геологов, работающих в близлежащих территориях, но и в аэропорт Актюбинска. В воздух поднялся небольшой самолет «Ан-2» с пилотами и наблюдателями, который полетел в район происшествия. Пилотам удалось обнаружить пропавших геологов в начале третьего дня поисков. Увы. Оба они были мертвы. Солнце убило их еще в первый день пребывания в полупустыне. Почти все, кто знал эту историю, считали, что главной причиной гибели актюбинцев стали загадочные миражные огни Тургая. Не приходится сомневаться, что геологи приняли миражный свет за огни фар своей машины и уходили все дальше и дальше в полупустыню.

Это далеко не единственный случай для Тургая. Один русский шофер из города Шевченко, всю жизнь колесивший по плато Устюрт, Тургаю и в иных краях Казахстана, поведал мне, что каждый год уносит по нескольку шоферских жизней и что бывалые водители всегда стараются ехать в паре с другой или несколькими обязательно исправными машинами, запасом топлива и воды, а в зимнее время еще и водки. Алкоголь берут не ради удовольствия, а на случай, если будет крепкий мороз, согрева организма.

Уже закончив очерк об «огнях Тургая», я позвонил одному своему старому приятелю, Олегу Ксенофонтову, проработавшему в Казахстане около сорока лет и сделавшему немало открытий в науке. Он не только вспомнил и подтвердил то, что я сообщил читателям, но и привел еще один интересный пример «геологических будней». Один из полевых отрядов ленинградцев проводил изыскания на побережье Аральского моря. Примерно раз в неделю к полевикам приезжала машина с питьевой водой и продуктами питания. Однажды машина не пришла в назначенный день. Не имея продуктов и израсходовав почти всю пресную воду, геологи решили добраться пешком до своей базы. Расстояние там было не очень дальнее, что-то около тридцати километров. Вышли еще до рассвета с тем, чтобы успеть одолеть путь до максимума солнцепека.

Несмотря на большой опыт руководителя-женщины, они заблудились в полупустыне. Их всех ожидала гибель, но помог случай. Геологам удалось выйти на большой могильник, внутри которого даже в сильную жару царит прохлада. Они прятались там от солнца, используя остатки питьевой воды во флягах. А экспедиционная машина вскоре приехала и, не обнаружив людей, вернулась на базу.

Понятно, что были немедленно организованы поиски всеми имеющимися средствами. На вторые сутки геологов нашли. Все они были чуть живые от нервного потрясения, а повара отряда – молоденькую девушку – пришлось госпитализировать. Она бредила и говорила какие-то небылицы. К счастью, через месяц поправилась, но ей категорически было предписано никогда не находиться в жару в степи.

Природа таинственных огней в Тургае до сих пор не исследована до конца. И никто не может утверждать, что эти огни всего лишь миражи.

АЛЛИГАТОРЫ В НЬЮ-ЙОРКСКОЙ КАНАЛИЗАЦИИ

Порождение городского фольклора или?

«В нью–йоркской канализации живут крокодилы. Их покупали на каникулах во Флориде, как милых зверушек, а потом, когда они надоедят, без долгих размышлений спускали в унитаз».

В этой расхожей версии середины 90-х голов представлены все основные элементы легенды: привоз крокодилов из Флориды в качестве домашних любимцев, последующее избавление от них через унитаз, их выживание и рост в канализации… Однако упущены некоторые другие характеристики: что животные слепые, что они альбиносы (по предшествующей версии, аллигаторы ослепли и выцвели из-за вечного мрака, царящего в их новом жилище), невероятно жестоки (им приписывались многочисленные нападения на городских сантехников)…

Задолго до этого, в конце 60-х, студенты-калифорнийцы из университета Беркли изобрели свой вариант похожей легенды. В нью-йоркской канализации произрастает отличная марихуана, «нью-йоркская белая». Конопля расцвела по-новому после того, как ее часто выбрасывали в унитаз в эпоху облав на наркоманов. Но одно мешает ее собирать в канализации – угроза встречи с огромными, кровожадными крокодилами.

Среди нью-йоркской молодежи эта история, без сомнения, служила пикантным дополнением к городскому фольклору и увеличивала список его коллективных фантазий, возникающих на разных вечеринках, спрыснутых алкоголем и дымком. Вот какой рассказ записал Брунвард в 1981 году: «Однажды я шел с приятелями и заметил дымок, поднимающийся из канализационного люка. Мы начали выдумывать, откуда он здесь взялся. Решили, что семена марихуаны и маленькие кайманы, выброшенные в туалет, ужасно разрослись, а накурившись, кайманчики полезли на старших и стали на них гарцевать, а те давай крутиться в разные стороны. Мол, от этого и дым идет».

Этот бредовый рассказ нью-йоркского студента, повторяющий другой, 1978 года, из университета штата Юта, необычен своими подробностями и удачным сочетанием элементов комедии и триллера. Потом и небылицы широко разошлись по всему миру, и тревожные истории о городских аллигаторах стали расползаться повсеместно.

Кайманы во… французских реках

Затянувшиеся споры 1982 года вокруг проекта по созданию крокодильей фермы на юге Франции – речь шла о том, чтобы использовать для них в Боллене (Воклюз) нагретую воду, спускаемую атомной электростанцией в Трикастине, – привели к появлению рассказов, в которых уверялось, что крокодилы уже живут в реках Родано и Гард.

В конце концов, проект был реализован в Пьерлатте (Дром), а не в Боллене. Благодаря высокой температуре воды с атомной электростанции там удалось поселить около трехсот шестидесяти животных, которых привезли из Южной Африки – на радость туристам.

Вместе с тем истории о крокодилах стали центральным сюжетом многих мифов. Так, еще в 70-е годы можно найти реминисценции на этот сюжет в книге Жильбера Ласко «Ложь и угрозы снизу»: «Все ребята знают, что под бульвар Сен-Марсель спускаться запрещено, и там день и ночь дежурят трое вооруженных полицейских в штатском. А оттуда надо плыть по чумному лабиринту на моторке с пулеметом. С пулеметом потому, что в этом лабиринте водятся голодные крокодилы-альбиносы».

Вернемся в Нью-Йорк

Во Флориде история ходила уже с конца 50-х годов, уверяет Кеннет Тигнеп, которому в 1958 году было десять лет, и он слышал ее от ребят, на глазах которых нью-йоркцы, эти янки, покупали крокодилов. В отличие от жителей Флориды они не знали, что нужно держаться на хорошем расстоянии от этих тварей, и тащили их к себе домой, где поселяли в ванных. А когда рептилии им надоедали, то они, мол, выбрасывали их, поэтому вся канализация там засорена крокодилами.

Имеет ли эта история какое-нибудь реальное основание? Как это ни кажется невероятным, одного каймана действительно поймали у люка неподалеку от реки Гарлем в Нью-Йорке. Этот факт, сообщенный «Нью-Йорк таймс» в номере от 10 февраля, со слов группы ребят со 123-й улицы, имел место в 1935 году. В 30-х годах и другие кайманы и крокодилы встречались в Нью-Йорке и его окрестностях.

Эти факты, однако, оказались совершенно забытыми, когда в 1959 году появился труд «Мир под городом» Роберта Дали, журналиста из «Нью-Йорк таймс». В этой книге, где действие разворачивается в канализации города, целая глава посвящена присутствию кайманов в нью-йоркском подземелье 30-х годов. Дали взял интервью у Тедди Мея, главного инспектора канализационной сети города в этот период, и тот рассказал о кампании по уничтожению животных в 1935 и 1936 годах. Кампания увенчалась успехом, и все кайманы к 1936 году были выведены, о чем триумфально сообщали тогда все газеты.

Однако среди многочисленных критиков, разбиравших труд Дали в 60-х годах, редко кто забывал упомянуть о кайманах, но почти все игнорировали сообщение об успехе кампании инспектора. Тот же самый Дали, в отрывке из книги, помещенном в «Нью-Йорк таймс мэгэзин», сам забыл о том, что «нашествие кайманов» в 30-е годы было счастливым образом прекращено.

Но легенда о крокодилах в канализации расцвела в полную силу благодаря одному литературному факту.

В 1963 году писатель Томас Пинчон включил ее в свой роман под названием «V», который имел шумный успех среди молодежи. Введение в тему было традиционным: «Помните о малышах кайманах? В прошлом году, а может быть, и в позапрошлом все ребята в Нью-Йорке (говорит пуэрториканец) покупали себе по кайманчику. Продавали их по пятьдесят центов, и всем детям хотелось завести хоть одного. Но потом они им наскучили. Некоторые выбрасывали своих кайманчиков прямо на улицу, но большинство воспользовалось унитазом. А те стали расти, размножаться, вывелись слепые альбиносы, и теперь их куча в канализации, они пожирают крыс и разный мусор. Только Бог знает, сколько их там внизу. Некоторые даже сделались каннибалами, потому что кое-где крыс уже не осталось».

Однако автор ввел новую подробность: изобрел «антикайманий патруль», который прочесывал глубины канализации в поисках ужасных тварей.

Ясно, что эти рассказы не родились на пустом месте, ибо подобного рода неожиданные появления, равно как и торговля маленькими крокодильчиками, действительно случались.

Импорт детенышей крокодилов, пойманных в болотах Флориды или, что реже, взятых из крокодильих питомников, где их разводили ради кожи, был весьма прибыльным делом в 30-е годы. В статье некоего юноши из Пуатье, опубликованной в 1932 году в местном журнале «Ла гранд гуль», рассказывается о встрече (ночью в поезде, идущем из Нью-Йорка в город Джексонвилль во Флориде) с продавцом крокодилов. Тем самым на сцену выводится еще один персонаж: шарлатан или бродячий торговец. Он носил множество детенышей в своих сумках и уверял, что неплохо живет за счет их продажи в нью-йоркских палатках. Животные якобы происходили из питомника, и торговец спешил заверить всех, что продает их только потому, что на ферме их развелось слишком много. Бегство или освобождение этих животных, когда они надоедали хозяевам, без сомнения, может объяснить распространение вышеприведенных историй в Нью-Йорке.

И опять – во Францию

В феврале 1996 года, в статье, напечатанной в «Фигаро», приводился целый список всей парижской «дикой» фауны, проживающей в канализации: пауки, тараканы, крысы – вроде бы ничего необычного, но вот раки, красные и мясистые, которые будто бы сбежали от варки, и дикие кошки, которые нападают на малышей, и тропические москиты?… Как быть с этими персонажами?

В 1992 году полусатирическая газета «Жур де Пари» со всей серьезностью рассказала, что крокодил Бернар, родившийся на Гайане и после трех лет жизни в парижской квартире брошенный своими хозяевами, был настоящей звездой парижских клоак и любимцем многочисленных туристов. Этот героический Бернар занимался тем, что спасал разных самоубийц и свалившихся в Сену малышей.

Спустя несколько месяцев (сентябрь 1992-го), еще в более фантастической статье «Жур де Пари» напомнил легенду о кайманах и даже заверял в существовании других необычных животных в парижских клоаках: «Уже лет десять, как мы с изумлением обнаружили, что парижская канализация заполнена крокодилами, кайманами и другими рептилиями. Безответственные тупицы покупали их детенышами для развлечения, а когда они подрастали, то выбрасывали в канализацию. Речь идет о том же самом, что случилось год назад с жирафами…»

Черепашки-ниндзя

Но вернемся к действительности, из которой выросла эта пародия. Мода на черепашек-ниндзя вызвала всплеск импорта самого популярного во Франции вида: черепах энана из Флориды. В 1992 году ввоз был весьма впечатляющим: триста тысяч особей животных. Другие черепахи, которые достигали размеров тридцати сантиметров и были более агрессивного нрава, привозились из Канады: четыре тысячи в том же 1992 году. Когда эти животные становились неудобными для хозяев или надоедали детям, то их просто бросали. Хотя часть и передавали в зоопарки, остальных выпускали в море, озера и реки, что создало опасность для выживания местных видов, у которых сопротивляемость была меньше и которые оказались перед угрозой вымирания. В 1993 году Герпетологическое общество Франции организовало коллоквиум по этой проблеме среди противников американских черепашек. Паникерские декларации участников этого коллоквиума отдались эхом в газете «Франс-суар» (18 августа 1993 года): «Сотни кровожадных черепах заполнили Францию. И они гораздо хуже, чем ниндзя». В тот же день в лондонской «Таймс» было сказано: «Террор черепашек-мутантов угрожает купальщикам на Ривьере».

Как видим, крокодилы нью-йоркской канализации из легенды обрели таких близких по виду прототипов, как черепахи, изначально происходящие из Флориды и ввезенные в Европу для развлечения детей.

Экологический символизм

В 1967 году британская лента «Пентхауз» прозвучала на весь мир как источник новой легенды. В этом фильме некие злодеи в течение целою уик-энда терроризируют семейную парочку, которая живет в пентхаузе (роскошные апартаменты, расположенные под крышей). И свой садизм они оправдывают тем, что якобы мстят за крокодилов в нью-йоркской канализации. Точно так же, как и животным, им приходится жить во враждебном мире, где нет места для милосердия.

Легенда о крокодилах, возрожденная в разных телесериалах 70-х годов, таких, как «Барни Миллер» и «Медовый месяц» с комиком Артом Кани, привела к возникновению еще одного триллера: «Аллигатор» (1980). В этом фильме через двенадцать лет после того, как животное выбросили в канализацию, оно превратилось в чудовище из-за заражения химическими гормональными отходами разных лабораторий и начало всплывать на поверхность и убивать в Манхэттене всех, кого встречало на пути. Здесь мы видим уже экологический вариант, в качестве ответственного за страшную угрозу вводится тема химического загрязнения.

Чтобы понять, почему возникла эта история, необходимо проанализировать составляющие ее элементы. Крокодил представляет собой чистую агрессию в виде символической бестии. Карикатурно его всегда изображают с хищно распахнутыми челюстями, готовыми сожрать жертву.

История крокодилов в канализации напоминает нам, утверждают фольклористы, любящие психоаналитические толкования, о страхе кастрации, который присутствует в нас постоянно. Для подтверждения этой гипотезы Майкл Кэррол, который посвятил легенде о крокодиле целую статью в психоаналитическом ключе, указал на постоянное упоминание того, что крокодилов выбрасывали в канализацию через унитазы. Крокодил не является таким уж привычным домашним животным (это не кошка и не морская свинка), и гораздо естественнее было бы избавляться от него, выбрасывая непосредственно в канализационные люки на улице. Однако ассоциация крокодил – унитаз – это уже традиция, и именно из этого следует ее символическое значение. Крокодил, воспринимаемый как липкое, противное животное наравне со всеми рептилиями, здесь выступает как заменитель экскрементов, которые попадают в канализацию именно через унитазы, а экскременты, в свою очередь, по мнению психоаналитиков, символизируют кастрацию.

Ян Мечлинг, специально занимавшийся изучением места крокодила в американском бестиарии, опубликовал статью на эту тему в сборнике «Американские животные в символах и мифах». Там представлена целая панорама разных символических изображений, основой которых является крокодил и которые подтверждают ассоциацию крокодил – кастрация. Например, упомянута американская традиция фотографироваться у разных аттракционов за рамой в виде человека, наполовину поглощенного картонным крокодилом, или типичное выражение «when you're up to your ass in alligators» (когда ты в крокодилах по задницу), которые указывают на нападение, явно грозящее кастрацией. Крокодил символизирует также и контроль белых над черными и представляет верную опасность для американских негров, которых крокодилы якобы пожирают с большим удовольствием, чем белых. Необходимо также указать, что в ментальности латиноамериканцов угроза кастрации или смерти со стороны белого человека не всегда была только воображаемой. Вариант легенды о крокодиле, вылезшем из канализации и нападающем на городских сантехников, только усиливает указание на кастрацию.

В современном мире экологическое загрязнение увеличило беспокойство по этому поводу. Типичная тема кинематографа ужасов – появление в каких-нибудь безднах мутантов, жертв загрязнения окружающей среды, агрессивных и огромных. Легенда ограничивается небольшими модификациями: крокодилы слепнут, становятся альбиносами, у них прибавляется жестокости. Но гигантизм оставлен для триллеров. Черепашки-ниндзя, брошенные в нью-йоркскую канализацию и изменившиеся генетически в результате радиоактивного загрязнения, – это последователи крокодилов и это – реальность! Как реальны и крысымутанты в московском метро.

Рассказ о крокодилах – это поучительная сказка о возмездии животных, с которыми люди плохо обращались. Выброшенные в унитаз, крокодилы оказываются во враждебном мире среди гнили и разложения. Из места, где они жили в сытости и покое, они перемещаются в клоаки и там обращаются в диких и агрессивных тварей.

Эта метафора намекает на невозможность до конца обрести господство над дикой природой. Здесь мы встречаем тот же мотив, что и в историях о таинственных кошках: дикая природа всегда может вернуться – хотим мы того или нет. Городу, воплощению цивилизации и порядка, противопоставлено подземелье, прибежище неконтролируемых природных сил. Легенда, кроме всего, напоминает об опасностях, которые таятся в любом большом городе. Наконец, это скрытая метафора города как современных джунглей: потерявшие человечность горожане недалеко ушли от диких зверей, И нет ничего странного в том, что легенда выбрала местом действия именно Нью-Йорк, город-миф, символ урбанистического насилия.

СФОТОГРАФИРОВАТЬ ФЕЮ ИЛИ ОШИБКА КОНАН-ДОЙЛА

Незадолго до окончания первой мировой воины в маленькой английской деревушке Коттингли произошли совершенно фантастические события, которые вызвали многочисленные толки и волновали страну долгие годы: две девочки сумели сфотографировать фей!

Речь идет об одной весьма занимательной истории, интересной не только потому, что она отразилась на профессиональной карьере сэра Артура Конан Доила, автора «Приключений Шерлока Холмса», врача и исследователя спиритизма. Еще потому, что она связана с одним из самых знаменитых мошенничеств нашего времени, долго остававшимся неразоблаченным.

В декабре 1920 года лондонский журнал «Стренд мэгэзин» опубликовал странные фотоснимки, на которых с достаточной ясностью можно было разглядеть группу маленьких человечков – фей и гномов. Фотографии были сделаны двумя девушками в публичном парке Коттингли, близ Бредфорда, графство Йоркшир. Конан Доил попросил помощи у лучших фотографов Англии, чтобы установить подлинность этих фотографий, а после проверки о+важился утверждать, что они настоящие, и даже поручился в этом своей профессиональной репутацией. По его мнению, на снимках нельзя было различить никаких следов подделки, и фигуры, которые на них запечатлены, действительно двигались во время съемки. Но кроме отпечатков, представленных в газете, в контору компании «Кодак» были отправлены негативы. Эксперты заявили, что все клише были отретушированы очень умелым фальсификатором. Правда, никто так и не отважился утверждать напрямую, что все на них – плод чистого мошенничества. Конан Доил даже писал иллюзионисту Гарри Гудини (который при всяком удобном случае разоблачал разные фокусы медиумов и спиритов), чтобы тот высказал свое авторитетное мнение.

Были ли фото подлинными?

Пять фотографий, о которых идет речь, были отсняты в два приема. Первые два снимка сделала весной 1917 года Элси Райт, шестнадцатилетняя девушка, при помощи камеры «Мидж» – на стеклянных пластинах «Империал Репид» вместо обычной пленки. На самом первом из них видна ее двоюродная сестра Френсис Гриффитс, десяти лет, которая сидит в траве в окружении группы из четырех танцующих фей – трех с крылышками и одной с флейтой. На другом снимке изображена сама Элси с маленьким гномом.

Очень скоро вести об этой загадке распространились по всей Англии. Но никто, кроме девушек, не видел ни гномов, ни фей. По словам их самих, встречи с маленькими существами происходили у них с самого раннего детства. Все дело стало известным вовсе не из-за их желания прославиться, а когда мать Элси показала снимки Эдварду Л. Гарднеру, одному из руководителей теософского общества Бредфорда. Она сделала это после одного из заседаний, которые регулярно посещала.

Когда пресса раструбила об этой истории, возник эффект снежного кома: многие другие дети тоже принялись публично заявлять о том, что они иногда играют с феями и гномами, хотя никто не мог похвастаться тем, что сфотографировал этих волшебных существ. Естественно, в подлинности снимков сразу же возникли сомнения. Как Гарднер, так и Конан Дойл прежде всего захотели получить новые фотографии. И им это удаюсь. В августе 1921 года они дали Френсис и Элси новую камеру с двадцатью пластинками, которые заранее хитро пометили, опасаясь подмены. И «дело фей» пошло развиваться дальше, да так, что существование маленьких волшебниц оказалось «доказанным» самым неопровержимым образом.

Полли Райт, мать Элси, написала Гарднеру, который нетерпеливо ждал в Лондоне вестей и фотопластин. В своем письме она рассказывала: «Все это утро погода стояла облачная и туманная, и мы не могли фотографировать почти до самого вечера, когда тучи наконец разошлись и появилось солнце. Мы с моей сестрой в это время пошли пить чай, а когда вернулись, были немножко разочарованы тем, что девочкам удалось заснять только двух фей».

В общем, им удалось сделать еще три фотографии с помощью камеры «Камео», на которых довольно смутно различимы другие духи природы. Однако их очень сложно идентифицировать. Эти изображения были потом перепечатаны в журнале «Стренд мэгэзин».

Доверчивый Конан Дойл

В 1922 году Конан Доил опубликовал книгу под названием «Прибытие фей», где описывал свой опыт исследования этого феномена и другие случаи явления сверхъестественных существ. В одном месте он категорически заявлял: «Мы не собираемся утверждать, что доказательства в данном случае были столь же неопровержимыми, как в случае спиритуализма… но те относятся к области парапсихологии, и, хотя наши попытки получить дополнительные доказательства не увенчались успехом, тех, которые есть, вполне достаточно, чтобы подтвердить эту истину: маленький народец существует».

Для Доила представленных свидетельств хватило, чтобы понять, что «есть целый народец, который может быть столь же многочисленным, как и человеческий род, который ведет свою собственную жизнь и отделен от нас неким различием в вибрациях». Автор подчеркивал, кроме того, что некое свечение на одном из пяти опубликованных фотоснимков – это магнитное сияние или солнце, сотворенное самими феями, среди свойств которого можно встретить и способность восстанавливать «жизненную силу и энергию».

Главные члены «Общества по изучению психики» (ОИП), в котором Дойл состоял с 1891 года, склонялись к мнению, что фото являются подделками и еще задолго до того, как утихли отзвуки дела Коттингли, попросили, чтобы выводы доверчивого Копан Доила не путали с мнением большинства членов общества.

Со своей стороны, Гарднер, который, хотя и выступил с критикой и возражениями в отношении фотографий, все же утверждал, что эти существа, какова бы ни была их природа, не имеют человеческих или какого-либо другого типа тел, потому что обладают только «ядрами, которые могут принимать различные формы. Когда они принимают человеческий облик, то способны представляться гротескными или изящными, плотными или эфирными». Основная критика состояла в том, что феи на фотографиях были «чрезвычайно местным явлением», и он отвечал своим оппонентам, что и традиционные феи, и те, которых описывали разные ясновидящие, всегда появляются точно в таком же облике и даже одежде. «Удивительно, – утверждал он, – если бы они отличались!»

Все дело приобрело такую известность, что стали организовываться целые экскурсии в Коттингли. В эту деревню попросили приехать ясновидящего Джоффри Ходсона, чтобы он попробовал «увидеть» этих «прекрасных девушек ручьев», как их называли. Ходсон на самом деле явился и подтвердил, что на астральном уровне видел одну из них. Все это он описал в своей книге «Феи за работой и игрой»: «Я убежден в правдивости девушек, которые сделали фотографии. Я провел несколько недель с ними и с их семьями и смог убедиться в подлинности их дара ясновидения и совершенной честности всех участвующих сторон. Также я сам видел фей, точно таких же, как и заснятые, в узкой долине Коттингли».

Возражения

Физик и пионер парапсихологии сэр Оливер Лодж вознамерился объяснить фотографии с разумной точки зрения. Он заявил, что, «не прибегая к обвинениям кого бы то ни было в мошенничестве, наиболее простой гипотезой представляется следующая. Впечатлительная девушка, которая любила играть и изображать разные вещи, могла с вполне невинными намерениями попытаться разбудить фантазию своих подруг, показывая им сделанные ей самой фигурки, которые были изготовлены с большим мастерством, а потом их же сфотографировать». Со временем стало ясно, что у этой гипотезы есть свои основания.

Те, кто рассказывал историю фей в Коттингли, либо прибавляли от себя, либо упускали некоторые важные подробности. Например, такой факт, что Элси в то время занималась в студии фотографии и даже фальсифицировала по заказу некоторые фотоснимки. Это было известно довольно давно, но в 1945 году Гарднер снова раздул всю историю, опубликовав книгу, где обрушился на уже признанную неопровержимой подлинность фотографий. Много позже, в 1971 и 1976 годах, эта тема получила новый разворот. В одном интервью, взятом для Би-би-си, Элен, уже старушка, заявила, что фотографии были настоящими и никаких трюков она с ними не делала. Тем не менее она сказала, что «не станет клясться на Библии в том, что там действительно были феи». В своем письме журналисту Брайану Коу она утверждала: «Что касается фотографий, мы с Френсис считаем, что они были фрагментами нашего воображения».

Компьютерная проверка

В начале 80-х годов Джоффри Кроули, издатель «Бритиш джорнэл оф фотографи», опубликовал разоблачительную статью, в которой утверждалось, что Френсис Уэй и Элси Хилл (это их имена и фамилии после замужества) в конце концов признались журналисту Джо Куперу в том, что четыре снимка все же были сфальсифицированы. На вопрос о подлинности фотографий они ответили, что фея на одной из них, пятой, там, где еще виден какой-то стручок или кокон – в котором сначала видели некое «магнитное сияние», – была подлинной. Хотя особенно настаивала на этом одна Френсис.

Решающая проверка, которая доказала поддельность фотографий, была проведена Робертом Шифером. Он использовал разные супертехнологии на компьютере, который обычно употребляется для анализа фотографий, сделанных через спутники. Основное заключение состояло в следующем: ни одна из фигур фей на снимках не является трехмерной (предположительно они были изготовлены из картона), за исключением фигуры гнома на второй фотографии, который, вероятно, был чем-то наподобие статуэтки. Кроме того, на фотографии номер четыре даже вроде бы обнаружились веревочки, с помощью которых держались картонные фигурки. Пятая фотография, подлинность которой с таким жаром отстаивала Френсис, получилась благодаря ошибочной двойной экспозиции – из-за чего, собственно, и возникла ее уверенность.

Располагая всеми этими фактами, легко сделать вывод, что все было не чем иным, как чистой фальсификацией: девочки постоянно твердили, что видят фей, и так как никто им не верил (мало того, над ними смеялись каждый раз, когда они об этом заговаривали), то они сделали из картона двухмерные фигурки, взяв за образцы иллюстрации из «Книги подарков принцессы Марии», опубликованной в 1915 году. Эту книгу разыскал в 1978 году британский писатель Фред Геттингс. Как только девочки начали обманывать, им пришлось продолжать держаться своей версии до конца.

Элси, описывая виденных ею фей, говорила, что они сияют трепещущим пламенем, «как крылья бабочек», и всегда появляются в сопровождении музыки. Однажды она написала Лоджу следующее: «Я не уверена в том, что все это не было только музыкальными вибрациями, которым мой ум придал форму фей. Честно говоря, я не знаю, что можно сказать о них, но убеждена, что это нечто движущееся, звучащее, имеющее цвет и вызывающее ощущение радости».

Несмотря на все вышесказанное, необходимо указать: следует различать веру в фей от веры в подлинность этих фотографий.

Другие фотографии фей

Фотоснимки из Коттингли были первыми из целого ряда подобных «свидетельств», которые должны были продемонстрировать существование маленького народца (как называют все волшебные существа в Великобритании). В фильме «Фотографии фей», который снят по мотивам всей этой истории, показаны сложнейшие эксперименты с фототехникой, которыми занимался главный герой – Чарлз Касл, чтобы доказать еще раз существование этих очаровательных созданий. В качестве основы для этой сюжетной линии можно указать на случай Дороти Инман, которая изготовила целую серию фотографий фей почти сразу же после сенсации с Коттингли. Влияние ее снимков, несмотря на явную подделку, было огромным, и до самой смерти она так и не открыла, каким образом ей удалось их получить. Весной 1927 года Элс Арним сделала несколько подобных фотографий в Германии – на них изображен лесной гном в остроконечном колпаке.

В более близкое к нам время, в 70-е годы, появились другие спорные фотоснимки, которые также представлялись как доказательство существования волшебных существ. На одной из таких фотографий, сделанной Глорией Рамсей в местечке Ла-Джолла в Калифорнии, и другой, снятой в лесу Корнуолла, изображены двое представителей маленького народца. Наконец, стоит упомянуть фотографию, сделанную 1 декабря 1987 года. На ней заметно некое странное существо, идущее посередине тропинки в Икли-Мур, Западный Йоркшир. При желании его можно принять за маленького зеленого человечка. Подобного же качества и все прочие существующие «доказательства».

Но тема маленького народца на этом не закрывается. В распоряжении экспертов находятся десятки и сотни снимков, на которых присутствуют некие сущности, совершенно на фей непохожие. Когда эти снимки делались, в объективе ничего такого не было. А вот при проявке… Но это тема для другого разговора.

ГИПНОРАЗБОЙНИКИ

С кем не бывало – на вокзале или в подземном переходе пристанут цыганки: «Дай погадаю…» И будто в ступор какой впадаешь…

Современные легенды, так же широко известные как урбанистические мифы – это название указывает на неразрывную связь с городом и техническим прогрессом, – являются формой коллективного фольклора, принявшей чрезвычайное распространение по всему миру в последние годы. До какой степени истории о «гипноразбойниках» просто легенды, основанные на слухах? Включать их в эту категорию все равно что заранее объявлять их чистой выдумкой. Однако пресса, судя по всему, намерена использовать этот сюжет, что называется, на полную катушку и регулярно снабжает нас информацией об очередных «загипнотизированных». Значит ли это, что в подобных сообщениях есть доля правды? Или они все же продукт народного творчества, тем более что простые люди чаще всего склонны считать гипноз чем-то вроде магии?

Мохаммед Замир, тридцати двух лет, находился в своем магазинчике электроприборов, в городке Иллфорд, графство Эссекс, к востоку от Лондона. Дело происходило в самом конце 1977 года. Покупатель, высокий и смуглый мужчина с лицом итальянца или турка, хотел приобрести аудиокассету и разменять банкноту в двадцать фунтов. До некоторого момента все развивалось без каких-либо отличий от стандартной схемы покупки. События начались, когда Замир, поглядев на банкноту, заметил в ней что-то необычное.

Впоследствии ему было сложно описать, что за этим последовало. «Ну и что же это все-таки было?» – писала Линда Маккей в «Санди миррор» 9 октября 1977 года. Рассказ Замира на первый взгляд кажется кристально ясным. «Внезапно я то ли чего-то перепугался, то ли меня загипнотизировали, то ли я что-то такое увидел в этой банкноте». Для дальнейших событий причины ступора Замира имеют гораздо меньшее значение, чем его открытие, сделанное, когда он вышел из этого своего оцепенения, – что за эти пятнадцать минут у него из кассы исчезли тысяча семьсот фунтов стерлингов. И незнакомец словно испарился вместе с деньгами.

Представитель иллфордской полиции заявил, что власти восприняли это дело со всей серьезностью. Никто не слышал о таком «методе отвлечения внимания», и все думали, что Замир стал жертвой афериста, использовавшего какую-то очень оригинальную технику. Хотя полицейские не дали никаких комментариев по поводу возможной связи ограбления с гипнозом, хронист «Санди миррор» не удержался от этого, и все приключение Мухаммеда Замира было представлено британским читателям под заголовком «Гипноразбойник».

Через пару месяцев неподалеку от Иллфорда, в городке Лейтоне, полиция обнаружила нескольких местных жительниц, одиноких женщин, которые тоже стали жертвами оккультной силы неких бродячих колдунов. В данном случае речь шла об одиннадцати цыганках, хотя в местной газете «Ньюс оф зе уорлд» в статье от 4 декабря 1977 года упоминались только две. Там говорилось, что пара цыганок выбрала своими жертвами нескольких матерей, которые жили одни, со своими маленькими детьми, и этих несчастных цыганки вынуждали отдавать деньги и драгоценности при помощи «запугивания и заклятий». В статье не указывалось впрямую на связь между ограблениями и гипнозом. «Эти женщины… были смуглые, с обветренными лицами, в рваных платьях и увешанные браслетами, – так их описывал Джон Макнейми. – Они что-то напевали и бормотали сквозь зубы, а однажды, оказавшись внутри дома, с таинственным видом назвали себя "одиннадцатью сестрами". В другом случае прибавляется такая подробность: самая молодая из них была косоглаза.

Большая часть этой информации получена со слов Ромеллы Блейк, тридцати одного года. Две цыганки предложили ей помочь донести покупки до дома, расположенного рядом с Лейтонским шоссе. Когда миссис Блейк открыла дверь, то незнакомки вторглись в дом прежде, чем она смогла им помешать. Старшая стала настаивать на том, чтобы погадать миссис Блейк по руке, и начала напевать какие-то заклинания, угрожая наслать проклятие на ребенка. Между тем младшая парализовала женщину своим пронизывающим гипнотическим взглядом (и вероятно, косым). Жертва заявила потом, что погрузилась в какое-то необычное состояние и вышла из прострации только четыре часа спустя, когда в доме зазвонил телефон. Все сбережения, телевизор и простыни исчезли. Ромелла Блейк полагает, что даже сама помогала выносить эти вещи наружу; она частично помнит, что так и не смогла помешать цыганкам снять с нее кольца, браслет и ожерелье. Она также помнит, как цыганки прихватили с собой сбережения ее детей и кошелек с деньгами. Кроме всего этого, ее вынудили пойти в банк и снять еще двадцать фунтов со счета.

Это не единственный случай из числа тех, к которым полиции вроде бы следовало отнестись со всей серьезностью. Те же самые цыганки забрали у другой женщины из этого же городка сто пятьдесят фунтов стерлингов и ее драгоценности, но эту женщину они сильно запугали и заставили молчать несколько дней, угрожая, что она умрет жуткой смертью, если сообщит кому-либо о происшедшем.

Совершенно непонятно, почему полиция не стала расследовать дела этих двух (или одиннадцати) цыганок. Они были явными мошенницами, которые запугивали свои жертвы, каким-то способом захватывая власть над их рассудком.

Не в первый раз бродячие торговцы вызывают страх и оцепенение у домохозяек для того, чтобы забрать себе их деньги. И Мохаммед Замир был не первым потерпевшим, а одним из целого ряда жертв старого фокуса, во время которого одну бумажку выдают за другую. Много раз люди принимали фальшивую банкноту или просто клочок бумаги за деньги. Подобный трюк может показать любой достаточно умелый фокусник.

Ни ловкость рук, ни испуг, собственно, не имеют прямого отношения к тому, что понимается обычно под гипнозом. Мы можем ограничиться тем, что признаем, что и Ромелла Блейк, и Мохаммед Замир – жертвы обычных мошенников. Если так, то зачем искать в этих делах «гипнотический аспект»?

Тем не менее средства массовой информации, видимо, вознамерились полностью раскрутить тему гипноразбойников. И все это – отражение широко распространенного, вульгарного восприятия гипноза. Хотя сколько раз говорилось, что гипноз в опытных руках безвреден и имеет хороший терапевтический эффект. И уж тем более многие верят в сообщения о больших возможностях применения гипноза в преступных целях. Народная вера почему-то предпочитает воспринимать его как страшное оккультное искусство, доступное лишь немногим злым людям, которые способны превратить человека в безмозглого зомби. Многие из нас разделяют подобное исторически сложившееся заблуждение. Подчас нам просто хочется верить в худшее о гипнозе.

Гипноз превратился в слегка модернизированную версию магии из рассказов о феях и других сказочных персонажах. В 1905 году специалист по кельтской культуре Дж. А. М. Маккалох указывал в своей книге «Детство фантазии» на рациональную связь между гипнозом и теми сказками, в которых героев погружают в волшебный сон или вынуждают с помощью разных заклятий видеть, действовать и жить так, как этого хочет какой-то волшебник.

В народной традиции гипноз может выступать как идеальный инструмент для исполнения преступных замыслов. Газета «Паризьен либере» задавала такие вопросы своим читателям еще в декабре 1890 года: «Как совершить ограбление так, чтобы не понести никакого наказания впоследствии и чтобы потерпевший вообще не догадался, что с ним делают?» И та же газета пересказывала случай с одним работником банка в Монт-ла-Жоли, шестидесяти одного года, который утверждал, что его погрузили в полусознательное состояние два «специалиста в искусстве внушения», которые в результате этого обогатились на пятнадцать тысяч франков. Поэтому ответ газеты краток и ясен: единственное, что нужно, – это некоторое знакомство с «оккультными науками».

И гипноразбойники, и злые цыгане, и восточные мистики, и переодетые мошенники – весь этот бродячий люд не признает никаких международных границ. Как показывают факты, описанные выше, Великобритания тоже не осталась в стороне от области их деятельности. Среди наиболее интересных и самых старых случаев в газетных архивах – дело Льюиса Альберта (1890), любопытной фигуры, выпускника Оксфорда, чье пристрастие к алкоголю привело его к столь экстравагантному виду заработка. Альберт пополнял свой кошелек, используя свои незаурядные способности, чтобы вводить в оцепенение хозяев мелких лавочек и других невинных жертв и забирать себе их деньги.

Секрет методов Альберта так никогда и не был раскрыт полностью. О них говорили как о «гипнотических» или «месмерических», как будто это что-то объясняет. Очевидно, что, как и в случае более близких к нам по времени европейских гипноразбойников, мошенник начинал с демонстрации банкноты или монеты, которую якобы нужно разменять. Однако на суде, состоявшемся в Вулверхэмптоне в 1889 году, фигурировала бумажка весьма незначительной стоимости. Альберт заставил поверить зачарованного кассира театра, что протянутый ему клочок старой газеты – это пятифунтовый билет. Кассир был крайне изумлен, когда шедшие по следу Альберта полицейские раскрыли ему глаза на реальность. Затем выяснилось, что, когда обвиняемый подошел к окошечку кассы, юноша почувствовал странное оцепенение. Альберт был задержан, но возник вопрос, как сформулировать обвинение. Одна тогдашняя газета писала: «Без всякого сомнения, Альберт заслуживает сурового наказания, однако его преступление столь необычно и ново, что, вероятно, он вовсе не будет наказан, если только не восстановят древние судебные законы против колдовства – а в таком случае Альберт может спокойно быть отправлен на костер».

Альберт не промотал свой талант в Вулверхэмптоне. Его способности засияли с большей силой в Италии, стране, которая оказалась очень склонной к тому, чтобы быть загипнотизированной, или по крайней мере очень богатой историями на эту тему. Достаточно нескольких коротких сообщений: в 1953 году были арестованы две цыганки за то, что гипнотизировали банковских кассиров в разных городках. Имена этих цыганок не называются. Другая история произошла в 1988 году – тогда хозяин магазинчика и двадцать его посетителей были обездвижены двумя «индусами», которые пристально смотрели в глаза своим жертвам и делали разные гипнотические пассы в старом стиле заклинателей и волшебников. Все это, ясное дело, было только прелюдией к взлому кассы. Самое тщательное изучение этого итальянского феномена было проделано газетой, собирающей современные легенды, «Тутте сторие». Журналист Алессандро Кортеллаци представил обширный список случаев «гипнограбежей», которые произошли за шесть месяцев 1991 года. Стоит, кроме того, процитировать одно сообщение, появившееся в британской газете того же времени: «Загипнотизированные жертвы передали грабителям более двух тысяч фунтов стерлингов во время двадцати визитов в банки и магазины по всей Италии».

Кортеллаци заметил, что в рассказах об этих случаях попадаются общие элементы. Один или два «восточных» человека или человека «азиатского вида» входили в магазин, банк, ресторан или в супермаркет и расплачивались крупной суммой денег. Клиент глядел не отрываясь в глаза кассиру, одновременно говоря что-нибудь малозначащее и банальное. Когда акт сделки или покупки подходил к моменту открытия кассы, то кассир испытывал странное замешательство, сопровождаемое потерей памяти, из которого он выходил уже, чтобы заметить отсутствие денег в кассе, обычно довольно крупной суммы.

«Тутте сторие» пробовала представить все эти случаи как анекдоты, как это делали исследователи итальянского фольклора. Но они представляются рассказами о реальных событиях… Ведь слухи – это устное, быстро распространяющееся и сенсационное изложение тех или иных событий, которое содержит в себе определенную долю правды. Оригинальные и наглые преступления, продукт извращенных мозгов, преступления, которые полиция не способна раскрыть, преступления, осуществленные великими умами гигантского синдиката подонков, – это и есть действительные события, только описанные слегка приукрашенно. Гипноразбойники прекрасно соответствуют определению анекдота, только для жертв их безобразий эти истории совсем не смешны…

Если их грамотно объединить (как то было сделано с итальянскими случаями 1991 года), то все дела с гипнограбежами могут превратиться в ряд событий, крайне привлекательных для слухов. Речь не идет о несвязных инцидентах! Некая тайная страшная организация пронизывает улицы наших городов и выступает совершенно непредсказуемо и без предупреждений. Ее исполнители, виртуозные гипноразбойники, предприимчивы и квалифицированны. Жертвой этой организации может стать любой торговец, точно так же исполнители могут войти в любой банк и заставить оцепенеть кассира, наполнив его мозг дурманом. Затем они выходят из магазина или банка и исчезают.

Посмотрим на эти истории иначе. Забудем на время идею тайной преступной сети. Предположим, что гипноразбойники действуют независимо друг от друга. Не кажется ли тем не менее, что между ними есть нечто общее? Ясно, что они принадлежат к опасной культурной или этнической группе, которая действует в нашем обществе, но не является его частью, это чужая культура, знакомая с неким ужасным оккультным искусством, о котором мы едва ли имеем понятие. И ключ всего – в гипнозе.

Подобная перспектива заключает гипноразбойника внутрь современного фольклора. Но… можно ли быть уверенными, что эти истории просто легенды, основанные на слухах? Включить их в эту категорию – значит объявить их выдуманными, признать, что фигурирующие в них события никогда в реальности не происходили.

«Эти люди реальны, – утверждает Алессандро Кортеллаци, говоря о гипноразбойниках на севере Италии, – они появлялись в десятках крупных супермаркетов и кассах по всей Италии. Единственное, что в этих историях от легенды, – это техника, которую используют разбойники. На самом деле настоящий гипноз так не действует».

Действительно, хотя мы допускаем, что воспоминания жертв по поводу случившегося могли быть вызваны постгипнотическим внушением и амнезией, во всех этих историях о гипнограбежах очень мало того, что имеет отношение к обычному гипнозу. С другой стороны, мы прекрасно знаем, что люди чувствуют иногда замешательство и склонны приписывать это замешательство чужому влиянию. Утверждать, что ты был пьян, что не мог ясно думать или что был околдован, – самый обычный способ избавиться от ответственности за то, что ты попал в сферу иррационального. Человек, который пережил драматическую потерю концентрации внимания – особенно если эта потеря связана с ошибкой с точки зрения здравого смысла и привела к серьезным и отрицательным последствиям, – обычно прибегает к рациональному объяснению типа «не знаю, что со мной произошло, должно быть, меня загипнотизировали».

Очень многие люди не отдают себе отчета в том, что в гипнотическое состояние нельзя ввести без приказов расслабиться или заснуть или (наоборот) без стимулирования безумной, лихорадочной деятельности мозга. Мозг человека должен быть атакован целым шквалом быстрых указаний, который прекращается, когда объект быстро отвечает на тот или иной приказ. Но почему тогда в некоторых историях гипноразбойники предстают в виде покупателей или произносят странные фразы – как раз перед тем, как его жертва ощущает неописуемое оцепенение, которое, в свою очередь, предшествует сомнамбулизму или амнезии?

Существует такой противоречивый феномен, известный как «транс грезы» – при совершенном бодрствовании, гиперактивности и даже гипервозбужденности сознания. Проще говоря, его можно назвать «гипнозом без сна» или «гипнозом, при котором глаза объекта все время открыты». В такое состояние человека можно погрузить – хотя он и не будет действительно загипнотизирован, – заставив предварительно выполнять какую-то деятельность, требующую большой концентрации внимания, например читать, печатать на машинке, ездить на закрепленном велосипеде или проводить теоретические вычисления, сколько же сдачи необходимо сдать покупателю.

В современных триллерах часто фигурируют таинственные сильнодействующие таблетки. Злодей, который их поставляет, является не только великим гипнотизером: в его распоряжении еще целая аптека странных химических препаратов и разных зелий, которые, влияют на мозг его жертв и превращают их в зомби.

Средства массовой информации не без оснований растиражировали идею, что слова «Колумбия», «опасные медикаменты» и «преступные синдикаты» – термины, прекрасно соотносящиеся друг с другом. И в этом свете весьма правдоподобным кажется сообщение агентства Ассошиэйтед Пресс от 24 августа 1994 года о том, что «тысячи колумбийцев были ограблены и подвергнуты насилию при помощи успокаивающего средства, называемого бурунданга», и что «каждый месяц в городе Боготе фиксируется пятьсот случаев отравления бурундангой». Организованные банды идут по следу своих жертв за несколько недель до того, как ввести их в бесчувственное состояние с помощью хлороформа, а потом предложить «оздоровительное питье», которое предположительно содержит в себе бурундангу. Одним из характерных свойств бурунданги является увеличение чувствительности жертв, так что они ощущают себя дезориентированными в пространстве и неспособными сопротивляться указаниям преступников. Жертва без сопротивления превращается в «верблюда» и вынуждена идти за деньгами в банк уже после того, как с нее сняли все украшения и драгоценности. Здесь мы встречаемся не с чистым гипнозом, а с манипуляциями над рассудком, которые приводят потерпевших к состоянию пониженного осознавания ситуации. Мало того, выясняется, что значительная часть населения (по некоторым источникам – десять процентов!) может легко быть введена в состояние глубокого гипноза, и большое число людей, от природы предрасположенных к гипнозу, могут впасть в него при одном только понимании того факта, что их в данный момент гипнотизируют.

Предвзятое отношение к гипнозу – который, как мы уже говорили, обозначает только гипнотический транс – может само по себе стать методом гипноза. Впечатлительный человек, который связывает гипноз с медальоном на груди или с темными властными глазами, вполне вероятно, очень быстро ответит на механизм введения информации, который как раз и служит гипнозом. Активное участие гипнотизера в этом процессе не имеет никакого значения, поскольку жертва уже сама себя загипнотизировала только одним признанием того, что использованный на ней метод совпадает с ее, жертвы, представлениями о гипнозе. Истории гипноразбойников часто содержат в себе указания на то, что потерпевшие, сознательно или бессознательно, сопоставляют то, что с ними происходит, со своим предвзятым мнением о гипнотическом трансе. Блестящие темные глаза цыганок напоминают французам облик гипнотизера, и показания жертв с указаниями на то, что они ощущали утрату всякой способности сопротивляться и спорить, и сомнамбулическое состояние или даже сон – все это черты, которые вполне соответствуют популярным идеям о гипнотическом состоянии.

Можно пойти еще дальше и заявить, что жертвы способны быть загипнотизированы одним лишь стереотипом. Странный клиент относится или кажется, что относится, к подозрительной культурной группе, имеющей на своем вооружении гипноз. Большинство источников описывают их в чрезвычайно «разношерстных», приблизительных терминах: «цыгане», «богемцы», «египтяне», «азиаты», – а все перечисленные категории имеют репутацию мастеров оккультных наук и к тому же не придерживающихся ортодоксальной веры.

Без сомнения, многие люди, относящиеся к этническим и тому подобным группам, прекрасно осознают, какие мы испытываем к ним чувства. Им известны наши стереотипы и слабости, и они используют преимущества, которые им это дает. Бродячий торговец разными пустячными товарами иногда даже может превратиться на время в цыгана. Тем более не следует сбрасывать со счетов возможность того, что мошенник или мошенница способны легко распознать впечатлительного человека и ввести его в состояние, которое сродни трансу, в то самое, которое называется «трансом грезы».

Конечно, нельзя отрицать, что некоторые из этих рассказов о гинноразбойниках близки к другим фольклорным историям, типа крокодилов в канализации Нью-Йорка, правдоподобность которых весьма сомнительна. Также существуют серьезные сомнения по поводу показаний потерпевших, которые основаны исключительно на их воспоминаниях о происшедшем, особенно в том, что касается ключевых эпизодов. А сценарии действий гипноразбойников местами подозрительно напоминают сюжеты о похитителях внутренних органов человека, например почек, которые ни один из исследователей современного фольклора не воспринимает иначе как легенду, основанную на слухах.

Словом, есть разные мнения. Можно считать, что истории о гипноразбойниках – выдумки и что средства массовой информации сами намереваются нас загипнотизировать, для чего они их и выдумывают; или же что некоторые элементы этих историй могут оказаться правдой и наше обывательское представление о гипнозе нуждается в серьезном пересмотре…

-

Часть четвертая

НАУКА ИЛИ?..

АНЖЕЛИКА КОТЕН – «ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ ДЕВОЧКА»

Сороковые годы XIX века во Франции ознаменовались непрерывной чередой чудес, вертящихся и говорящих столов. 1846 год был первым и самым богатым такими чудесами годом. Он начался историей Анжелики Котен, «электрической девочки», которой довольно серьезно занимались парижские ученые после того, как ее обследовали ученые в провинции. Французской академии наук удалось «изгнать злых духов» из Анжелики Котен, чего не посмел сделать деревенский кюре.

Анжелика Котен, четырнадцатилетняя девочка, жила в деревне Бувиньи, недалеко от городка Перьер, департамент Орн. Небольшого роста, довольно крепкого сложения, она отличалась чрезмерной физической и психической заторможенностью, апатичностью, едва могла говорить. Вот что рассказывает месье Эбер, большой приверженец теории магнетизма, который лично наблюдал необыкновенные явления, внезапно начавшие происходить вокруг этой девочки. Получив известие о чудесах, он срочно выехал из Монтаня, чтобы собрать точные сведения об Анжелике Котен.

15 января 1846 года девочка занималась вместе с тремя своими товарками обычной работой: вязала перчатки из шелковой пряжи. Было восемь часов вечера, когда тяжелый дубовый столик на одной ножке, на котором лежала работа Анжелики, начал двигаться и перемещаться, так что его невозможно было удержать на месте. Напуганные этим, девочки разбежались с криками удивления: но они нс могли убедить собравшихся соседей в реальности происшедшего. Тогда в присутствии свидетелей они возобновили свою работу. Все было спокойно. Но как только Анжелика тоже захотела взять в руки свою работу, столик снова задвигался, закачался и, наконец, опрокинулся. Одновременно он как будто притягивал к себе девочку, но едва она его касалась, столик отпрыгивал дальше.

Свидетели этой сцены теперь не сомневались, что Анжелика околдована.

Ночь она провела спокойно, а наутро снова приступила к работе. Странное явление повторилось, сначала слабо, но между восемью и девятью часами движение столика резко усилилось. Пришлось отделить бедную девочку от других работниц, поскольку столик у них был общий и он снова опрокинулся, несмотря. на все старания Анжелики его удержать. Пряжу ее прикрепили гвоздиками к ларю, весившему приблизительно около семидесяти пяти килограммов. Но таинственная сила скоро преодолела и это препятствие: тяжелый сундук несколько раз приподнимался и перемещался, хотя его связывала с Анжеликой только тоненькая шелковая нить.

С этого момента у жителей деревни сложилось твердое мнение: все в один голос заявили, что девочка одержима дьяволом. Назывались даже лица, которые навели на нее порчу. Было решено препроводить Анжелику в монастырь, где из нее изгнали бы злого духа.

Однако местный кюре, здравомыслящий человек, воспротивился этому намерению. Он пожелал, прежде чем что-то предпринимать, сам удостовериться в удивительных явлениях. Желание вполне законное. Анжелику усадили в прежнее положение, но таинственная сила проявила себя на этот раз слабо: столик отодвинулся, но не опрокинулся, а стул, на котором сидела Анжелика, отъехал в противоположном направлении, раскачиваясь при этом так, что девочка едва удержалась, чтобы не упасть.

Убедившись в реальности удивительных событий, кюре тем не менее усомнился в эффективности религиозного очищения, считая этот случай физической, а не душевной болезнью, требующей медицинского вмешательства. Он успокоил родителей девочки, унял панику в деревне, объяснив, что болезнь эта несомненно редкая, может быть, неизвестная, но в любом случае больную надо немедленно показать врачу.

На другой день, 17 января, прежние явления повторились, и сфера их действия даже расширилась: при случайном прикосновении к одежде Анжелики подставка для дров, лопатки, каминные щипцы были сброшены в очаг, а головни рассыпались; щетки, книги и другие мелкие предметы резко отскакивали при прикосновении к ее одежде, особенно к нижнему краю юбок.

Ножницы, привязанные лентой к ее поясу, были отброшены прочь, причем лента не была разорвана и непонятно было, каким образом она развязалась. Это был самый невероятный из наблюдавшихся эффектов, но видели его всего два раза, причем один раз в присутствии кюре.

Днем все эти удивительные явления отсутствовали или почти отсутствовали, но каждый раз повторялись вечером, в определенный час: наблюдалось воздействие на предметы неведомой силы без контакта этих предметов с Анжеликой, а также бесконтактное воздействие ее на людей: одна работница, сидевшая напротив Анжелики, почувствовала вдруг сильный удар под коленки, хотя носки их туфель не соприкасались. Предметы, отскакивавшие накануне при прикосновении Анжелики, теперь вели себя так же только от близости ее одежды. Но как и в предыдущие дни, эти явления внезапно прекратились, чтобы повториться вновь через три с половиной дня.

В среду 21 января все пришло в движение вокруг Анжелики, которая не могла даже присесть: ее стул, который удерживали трое сильных мужчин, был отброшен, несмотря на их сопротивление, на много метров прочь с молниеносной скоростью. Всякое занятие стало для нее невозможным: если она принималась шить, игла протыкала ей пальцы. Ей приходилось сидеть или стоять на коленях на полу посреди комнаты.

Чтобы занять чем-нибудь замученную девочку, ей дали перебирать корзинку с сухой фасолью. Но как только она погрузила пальцы в фасоль, та подпрыгнула и принялась танцевать в воздухе, так что Анжелике пришлось отказаться и от этой работы.

Посмотреть на чудеса к родителям Анжелики сбегалась вся деревня.

Медики Мамера, небольшого городка недалеко от деревни Бувиньи, были извещены о происходящем, но не захотели приехать. Тогда некий месье Фаремон, человек образованный и уважаемый в тех краях, взялся проводить Анжелику к врачам Мамера. Но они не явились на свидание, которое месье Фаремон им назначил.

Тогда девочку отвели к одной из дам города, мадам Девильер, где продолжались вышеописанные явления. Через час двое медиков снизошли, наконец, к просьбам месье Фаремона и сообщили, что согласны осмотреть Анжелику. Опыты проводились в доме фармацевта месье Фромажа, но прошли неудачно и ни в чем не убедили ученых мужей.

Месье Фаремон провел несколько опытов, пытаясь доказать свою гипотезу относительно источников наблюдавшихся явлений, которые он не колеблясь приписывал электричеству. Он оставил подробное описание своих наблюдений и отчет об опытах, которые проводились с Анжеликой в присутствии образованных и уважаемых жителей Мамера и других окрестных городов. Письменные свидетельства оставили и другие участники этих сеансов: инженер из Мортаня Оливье, доктор Верже, доктор Лемонье из Сен-Мориса, доктор Бомон-Шардон из Мортаня, фармацевт из Мортаня Кою.

Родные Анжелики, люди бедные и ограниченные, намеревались извлечь выгоду из необычных способностей девочки, перевозя ее из города в город и показывая публике. Первый сеанс состоялся в Мортани.

Слух о прибытии необыкновенной девочки быстро распространился по городу. В тот же вечер на нее пришли посмотреть более ста пятидесяти человек. В отличие от медиков Мамера, которые сначала отказались обследовать Анжелику Котен, и от медиков Беллесма, которые не приехали на сеанс, хотя находились всего на расстоянии одного километра, врачи Мортаня с энтузиазмом занялись обследованием «электрической девочки».

Именно по их настоянию родные Анжелики приняли решение везти ее в Париж на суд членов Французской академии. 11 февраля они приехали в столицу. В первые же дни по прибытии их посетили многие ученые в отеле, где они остановились. Анжелику представили ученому секретарю академии Араго и доктору Таншу, который провел с ней 12 февраля 1846 года серию опытов, которые длились более двух часов.

Во время публичного сеанса, проведенного 17 февраля в Академии наук, ученый секретарь академии Араго давал пояснения по поводу испытаний, которым доктор Таншу подвергал девочку, и зачитал по этому вопросу записку, переданную ему доктором и включенную потом в официальный отчет о проведенном сеансе. Вот эта записка:

«Я дважды наблюдал электрическую девочку Анжелику Котен.

Стул, который я держал изо всех сил ногой и двумя руками, был отброшен прочь, когда она на него села.

Бумажную полоску, которую я клал себе на палец, много раз уносило как бы порывом ветра.

Обеденный стол среднего размера и довольно тяжелый множество раз колебался и двигался при одном только соприкосновении с одеждой Анжелики.

Вырезанный из бумаги кружок, положенный вертикально или горизонтально, начинал быстро вертеться от энергии, исходившей от запястья или локтевого сустава девочки.

Большое и тяжелое канапе, на котором я сидел, было отброшено к стене, когда рядом со мной хотела сесть испытуемая.

Стул, который прижимали к полу двое сильных мужчин и на половинке которого я сидел, был вырван из-под меня, когда на вторую половинку села Анжелика.

Любопытно, что каждый раз, когда стул отбрасывало, он тянул за собой одежду девочки. В первое мгновение она притягивалась к нему и только потом отрывалась. Два маленьких шарика бузины двигались, притягивались или отталкивались друг от друга в присутствии девочки.

Сила эманаций Анжелики менялась в течение дня. Она возрастала между семью и девятью часами вечера. Возможно, тут как-то сказывалось влияние ужина, который она съедала в шесть часов.

Эманации шли только спереди, от запястья и локтевого сгиба ее руки.

Энергия истекала только с левой ее стороны; левая ее рука была теплее правой, от нее исходил мягкий пульсирующий жар, как и от всей левой половины тела, когда она делала быстрое движение. Эта рука постоянно дрожала от необычного напряжения, и эта дрожь передавалась при прикосновении чужой руки.

В период наблюдения ее пульс менялся от ста пяти до ста двадцати ударов в минуту и показался мне неритмичным.

Когда ее изолировали от общей почвы, усаживая на стул так, чтобы ее ноги не касались пола, либо ставили ее ноги на стопы сидящего напротив человека, непонятные явления прекращались; такой же результат был, когда она садилась на собственные ладони. Ее электрические свойства исчезали также, если под ногами у нее был натертый воском паркет, прорезиненная ткань или кусок стекла.

Во время пароксизма, то есть пика ее электрической активности, девочка не могла прикоснуться левой рукой ни к одному предмету, чтобы тут же не отдернуть ее, как от ожога; когда ее одежда прикасалась к мебели, она притягивала эти предметы, перемещала и переворачивала их. Отдергивая руку, она пыталась избежать боли, так как ее били электрические разряды: она жаловалась на уколы в запястье и в локтевом сгибе. Однажды, пытаясь нащупать пульс в височной артерии, не найдя его в левой руке, я положил ладонь на ее затылок – девочка с криком отпрянула от меня. Я много раз убеждался, что в районе мозжечка, там, где шейные мышцы крепятся к черепу, находится точка настолько чувствительная, что девочка не позволяет к ней прикасаться, в эту точку передаются якобы все ощущения, которые испытывает ее левая рука.

Электрические эманации этого ребенка имеют характер прерывистых волн, испускаемых последовательно разными частями ее тела, причем самое сильное воздействие, опрокидывающее стол, происходит на уровне ее таза.

Каков бы ни был характер этой энергии, она ощущается как воздушный поток, дуновение холодного воздуха. Я чувствовал явственно краткое дуновение на своей руке, как будто на нее подули губами.

Такая нерегулярность выделения флюидов может объясняться несколькими причинами: во-первых, постоянной настороженностью девочки, которая то и дело оглядывается, боясь, что кто-то или что-то к ней прикоснется; вовторых, ее страхом перед той силой, источником которой она является и которая толкает ее в противоположную от ближних предметов сторону; и в-третьих, степенью ее усталости и сосредоточенности. Когда она ни о чем не думает или когда внимание ее рассеяно, таинственная сила проявляет себя с наибольшей интенсивностью.

Когда она приближала палец к северному полюсу намагниченного железного бруска, она получала сильный укол; южный полюс не производил на нее никакого действия. Когда брусок заменили и она не знала, где какой полюс, она безошибочно их определяла.

Этой девочке тринадцать лет, она не достигла еще половой зрелости, и я знаю от ее матери, что ничего похожего на менструацию у нее еще не было. Эта девочка сильная и здоровая.

Ум ее развит слабо, она во всех отношениях то, что называют «деревенщина»; тем не менее она умеет писать и читать. Дома она занималась изготовлением дамских перчаток. Первые необычные явления были отмечены месяц назад.

Париж, 15 февраля 1846 года».

Зачитав эту записку, Араго рассказал о том, что он видел сам, когда родители Анжелики привезли ее в обсерваторию. Это были опыты с листом бумаги, столом и стулом, аналогичные вышеописанным.

После своего рассказа Араго попросил, чтобы была создана комиссия для изучения этих явлений. Академия наук назначила такую комиссию из шести человек, включая самого Араго.

Комиссия собралась на следующий день в Ботаническом саду, но проведенные эксперименты дали результаты, неблагоприятные для электрических свойств Анжелики Котен. Сосредоточившись на исследовании с помощью физических приборов наличия электричества в теле девочки, комиссия мало внимания уделила механическим проявлениям таинственной энергии, вроде самостоятельных передвижений столов и стульев, которые, собственно, и поразили жителей департамента Орн. А физические приборы испугали Анжелику и не обнаружили в ней свободного электричества, как в наших машинах или в электрических рыбах, электрических скатах, например.

Между тем эти примитивные механические проявления слабели день ото дня. Доктор Таншу, констатировавший высокую интенсивность механических явлений в первые дни по прибытии Анжелики в Париж, с удивлением отмечал их затухание вплоть до совершенного исчезновения. Он сам поспешил заявить об этом в письме на имя президента Академии наук, предупреждая неизбежные недоуменные вопросы.

Это письмо предваряет выводы, сделанные в отчете комиссии, которая провела два сеанса с Анжеликой Котен и пришла к заключению о полном отсутствии у нее каких-либо необычных свойств.

Но отрицательный результат, полученный авторитетной комиссией, не может зачеркнуть свидетельства тысяч людей, подтверждающие реальность виденных ими необычных явлений в департаменте Орн, на родине Анжелики. Возможность обмана со стороны девочки с такими ограниченными умственными способностями можно полностью исключить. Остается предположить, что интенсивные вначале проявления неведомой энергии постепенно ослабевали, пока не исчезли совсем.

Можно было бы заподозрить мошенничество, если бы случай с Анжеликой Котен был единственным в истории науки, но в работах по физиологии приводится множество аналогичных фактов. Они доказывают, что электрические свойства, обычные для некоторых видов рыб, могут иногда на какое-то время появляться у человека.в виде патологии.

Не желая цитировать эти опубликованные работы, приведем только свидетельство доктора Пино, врача из города Пелуи, департамент Шер, наблюдавшего похожее состояние у девочки одного возраста с Анжеликой, жившей в городе Айи, департамент Эндр-и-Луара.

Эта девочка, по имени Онорин Сепон, тринадцати с половиной лет, принадлежала к зажиточной крестьянской семье и была отдана в обучение к белошвейке в Айи. Однажды, в начале декабря 1857 года, когда она работала рядом со своей хозяйкой, стол, за которым они сидели, вдруг сильно встряхнуло без всякой видимой причины. Испуганные женщины отпрянули от него, но стол потянулся за Онорин, повторяя все ее движения; наконец, он отстал и перевернулся. То же самое происходило со всеми предметами, к которым прикасалась одежда Онорин: стульями, столами, деревянными кроватями и т. д.

Все эти явления продолжались в течение двух месяцев ежедневно, в присутствии множества свидетелей из всех слоев общества, когда 10 февраля 1858 года в Айи прихал доктор Пино. Он констатировал следующие факты.

Девочка была наделена от природы острым умом, а родители дали ей хорошее воспитание. В присутствии доктора она села на стул, поставив перед собой другой стул; прикасаясь к нему нижним краем своей юбки, она передвигала его по паркету. Через полчаса ее нижняя юбка надулась и прилепилась к спинке пустого стула, который начал медленно вращаться, потрескивая. С этого момента стул, казалось, стал выполнять все приказы Онорин: он скользил, кружась, по паркету, постукивал столько раз, сколько его просили, приподнимался на две ножки и стоял так, балансируя; он отстукивал ритм, когда Онорин пела, и в конце концов с грохотом падал. Когда подносили руку к ее раздутой юбке, она опадала, но через мгновение снова надувалась, тянулась к стулу и прилеплялась к нему, как это происходит с наэлектризованными предметами.

На протяжении всего сеанса, который длился два часа, руки и ноги девочки оставались неподвижными и у всех на виду, что исключало всякую возможность мошенничества с ее стороны, тем более что и доктор, и все присутствующие следили с повышенным вниманием за движениями испытуемой.

Казалось, что источником этих явлений служит очень большая сила. Ткань раздувшейся юбки становилась настолько твердой, что резонировала, как картон, когда по ней ударяли твердым предметом. Мебель продолжала двигаться и на расстоянии после того, как прикоснулась к юбке.

Чтобы понять по возможности природу загадочной силы, доктор Пино воспользовался простым прибором, состоящим из двух бузинных шариков, подвешенных на шелковых нитях. Вблизи тела девочки они должны были бы наэлектризоваться и взаимно притягиваться. Но результат был отрицательный: шарики оставались неподвижными возле юбки Онорин, в то время как тяжелый деревянный стул приподнимался и переворачивался. Ткань юбки была из льна и хлопка.

Сначала таинственная сила появлялась совершенно спонтанно, неожиданно, проявления ее были непроизвольны, частота была даже неудобна для девочки. Но постепенно их частота и интенсивность уменьшились. Когда доктор Пино занимался изучением этого явления, эффект притяжения вдруг прекратился на тринадцать дней, и потребовались длительные усилия девочки по сосредоточению воли, чтобы его возобновить. Наконец эти явления совсем исчезли, и с тех пор с Онорин Сегюн не происходило больше ничего необычного.

Эти наблюдения лишний раз подтверждают истинность и отсутствие мошенничества в случае с Анжеликой Котен: повидимому, и в том и в другом случае имело место патологическое состояние организма, которое так же неожиданно исчезло, как и возникло. Такой подход к проблеме кажется более разумным, чем объяснение наблюдавшихся явлений сверхъестественными причинами или чем скептицизм и огульное отрицание всего непонятного.

ШАНС ДЛЯ ГОЛОВЫ

Один палач, исполнявший смертные приговоры в отношении французских дворян в конце XVIII века, рассказывал: «Все палачи отлично знают, что головы после отсечения живут еще с полчаса: они так изгрызают дно корзины, в которую мы их бросаем, что корзину эту приходится менять по меньшей мере раз в месяц…

В известном сборнике начала нынешнего века «Из области таинственного», составленном Григорием Дьяченко, есть небольшая глава: «Жизнь по отсечении головы». Среди прочего в ней отмечается следующее: «Уже несколько раз было говорено о том, что человек, когда ему отрубают голову, не сразу прекращает жить, а что его мозг продолжает соображать и мускулы двигаться, пока, наконец, кровообращение совсем не остановится и он не умрет окончательно…» Действительно, отрезанная от туловища голова способна еще какое-то время жить. Мышцы ее лица подергиваются, она гримасничает в ответ на уколы острыми предметами или подсоединение к ней проводов с электротоком.

25 февраля 1803 года в Бреславле был казнен убийца по фамилии Троэр. Молодой врач Вендт, позднее ставший известным профессором, выпросил голову казненного для проведения с ней научных опытов. Тотчас после казни, получив голову из рук палача, он приложил цинковую пластинку гальванического аппарата к одному из передних перерезанных мускулов шеи. Последовало сильное сокращение мускульных волокон. Затем Вендт стал раздражать перерезанный спинной мозг – на лице казненного появилось выражение страдания. Тогда доктор Вендт сделал жест, как бы желая ткнуть пальцами в глаза казненного, – они тут же закрылись, словно заметив грозившую опасность. Затем он повернул отрубленную голову лицом к солнцу, и глаза снова закрылись. После этого было сделано испытание слуха. Вендт дважды громко крикнул в уши: «Троэр!» – и при каждом зове голова открывала глаза и направляла их в ту сторону, откуда исходил звук, причем она несколько раз открывала рот, будто желала что-то сказать. Наконец, ей клали в рот палец, и голова стискивала зубы так сильно, что клавший палец чувствовал боль. И только через две минуты сорок секунд глаза закрылись и жизнь окончательно угасла в голове.

После казни жизнь некоторое время теплится не только в отсеченной голове, но и в самом теле. Как свидетельствуют исторические хроники, порой обезглавленные трупы при большом скоплении народа проявляли настоящие чудеса эквилибристики!

В 1336 году король Людовик Баварский приговорил к смертной казни дворянина Дина фон Шаунбурга и четырех его ландскнехтов за то, что они посмели восстать против него и тем самым, как гласит летопись, «нарушили спокойствие страны». Смутьянам, по обычаю того времени, должны были отрубить головы.

Перед казнью, согласно рыцарской традиции, Людовик Баварский спросил у Дина фон Шаунбурга, каково будет его последнее желание. Желание государственного преступника оказалось несколько необычным. Дин не потребовал, как это «практиковалось», ни вина, ни женщины, а попросил короля помиловать приговоренных ландскнехтов в случае, если он пробежит мимо них после… собственной казни. Причем, чтобы король нс заподозрил какой-либо подвох, фон Шаунбург уточнил, что приговоренные, в том числе и он сам, будут стоять в ряд на расстоянии восьми шагов друг от друга, помилованию же подлежат лишь те, мимо кого он, лишившись головы, сможет пробежать. Монарх громко рассмеялся, выслушав этот бред, но пообещал исполнить желание обреченного.

Опустился меч палача. Голова фон Шаунбурга скатилась с плеч, а тело… вскочило на ноги на глазах у онемевших от ужаса короля и придворных, присутствующих на казни, орошая землю потоком бешено хлещущей из обрубка шеи крови, стремительно помчалось мимо ландскнехтов. Миновав последнего, то есть сделав более сорока (!) шагов, оно остановилось, конвульсивно дернулось и рухнуло наземь.

Ошарашенный король немедленно сделал заключение, что здесь не обошлось без дьявола. Однако слово свое сдержал: ландскнехты были помилованы.

Почти двести лет спустя, в 1528 году, нечто подобное произошло в другом германском городе – Родштадте. Здесь приговорили к отсечению головы и сожжению тела на костре некоего монаха-смутьяна, который своими якобы богомерзкими проповедями смущал законопослушное население. Монах отрицал свою виновность и после своей смерти обещал тут же предоставить тому неопровержимые доказательства. И действительно, после того как палач отрубил проповеднику голову, тело его упало грудью на деревянный помост и пролежало так без движения минуты три. А затем… затем произошло невероятное: обезглавленное тело перевернулось на спину, положило правую ногу на левую, скрестило руки на груди и лишь после этого замерло уже окончательно. Естественно, что после такого чуда суд инквизиции вынес оправдательный приговор и монаха подобающим образом похоронили на городском кладбище…

Однако оставим в покое обезглавленные тела. Зададимся вопросом: происходят ли какие-либо мыслительные процессы в отрубленной человеческой голове? На этот довольно сложный вопрос пытался ответить в конце прошлого века журналист французской, газеты «Фигаро» Мишель Делин. Вот как он описывает интересный гипнотический эксперимент, проведенный знаменитым бельгийским художником Вирцем над головой одного гильотинированного разбойника. «Давно уже художника занимал вопрос: как долго длится процедура казни для самого преступника и какое чувство испытывает подсудимый в последние минуты жизни, что именно думает и чувствует голова, отделенная от туловища, и вообще, может ли она думать и чувствовать. Вирц был хорошо знаком с доктором брюссельской тюрьмы, друг которого, доктор Д., занимался гипнотизмом уже в течение тридцати лет. Художник сообщил ему свое сильное желание получить внушение, что он преступник, присужденный к гильотине. В день казни, за десять минут до того, как привели преступника, Вирц, доктор Д. и двое свидетелей поместились внизу эшафота так, чтобы их не было заметно публике и в виду корзины, в которую должна была упасть голова казненного. Доктор Д. усыпил своего медиума, внушив ему отождествиться с преступником, следить за всеми его мыслями и чувствами и громко высказывать размышления осужденного в ту минуту, когда топор коснется его шеи. Наконец, он приказал ему проникнуть в мозг казненного, как только голова отделится от туловища, и анализировать последние мысли умершего. Вирц тотчас же уснул. Минуту спустя раздались шаги: это палач вел преступника. Его положили на эшафот под топор гильотины. Тут Вирц, содрогаясь, начал умолять, чтобы его разбудили, так как испытываемый им ужас невыносим. Но уже поздно. Топор падает. "Что вы чувствуете, что вы видите?" – спрашивает доктор. Вирц корчится в конвульсиях и отвечает со стоном: "Удар молнии! Ах, ужасно! Она думает, она видит…" – "Кто думает, кто видит?" – "Голова… Она страшно страдает… Она чувствует, думает, она не понимает, что случилось… Она ищет свое туловище… ей кажется, что туловище за нею придет… Она ждет последнего удара – смерти, но смерть не приходит…" В то время как Вирц произносил эти страшные слова, свидетели описываемой сцены смотрели на голову казненного, с повисшими волосами, стиснутыми глазами и ртом. Артерии еще пульсировали в том месте, где их перерезал топор. Кровь заливала лицо.

Доктор продолжал спрашивать: «Что вы видите, где вы?» – «Я улетаю в неизмеримое пространство… Неужели я умер? Неужели все кончено? О, если бы я мог соединиться со своим телом! Люди, сжальтесь над моим телом! Люди, сжальтесь надо мною, отдайте мне мое тело! Тогда я буду жить… Я еще думаю, чувствую, я все помню… Вот стоят мои судьи в красных мантиях… Моя несчастная жена, бедный мой ребенок! Нет, нет, вы меня больше не любите, вы покидаете меня… Если б вы захотели соединить меня с туловищем, я мог бы еще жить среди вас… Нет, вы не хотите… Когда же это все кончится? Разве грешник осужден на вечную муку?» При этих словах Вирца присутствовавшим показалось, что глаза казненного широко раскрылись и взглянули на них с выражением невыразимой муки и мольбы. Художник продолжал: «Нет, нет! Страдание не может продолжаться вечно. Господь милосерден… Все земное уходит из моих глаз… Вдали я вижу звездочку, блестящую, как алмаз… Ах, как хорошо, должно быть, там, вверху! Какая-то волна охватывает все мое существо. Как крепко я теперь усну… О, какое блаженство!…» Это были последние слова гипнотика. Теперь он крепко спал и не отвечал больше на вопросы врача. Доктор Д. подошел к голове казненного и пощупал его лоб, виски, зубы… Все было холодно как лед, голова умерла».

В 1902 году известный русский физиолог профессор А. А. Кулябко, после удачного оживления сердца ребенка, попытался провести и оживление… головы. Правда, для начала всего лишь рыбьей. Через кровеносные сосуды в аккуратно отсеченную голову рыбы пропускалась специальная жидкость – заменитель крови. Результат превзошел самые смелые ожидания: рыбья голова двигала глазами и плавниками, открывала и закрывала рот, проявляя тем самым все признаки того, что жизнь в ней продолжается.

Опыты Кулябко позволили его последователям продвинуться в области оживления головы еще дальше. В 1928 году в Москве физиологи С. С. Брюхоненко и С. И. Чечулин демонстрировали уже живую собачью голову. Подключенная к аппарату искусственного кровообращения, она ничем не напоминала мертвое чучело. Когда на язык этой головы клали ватку, смоченную кислотой, обнаруживались все признаки отрицательной реакции: гримасы, чавканье, была попытка выбросить ватку. При вкладывании в рот колбасы голова облизывалась. Если на глаз направляли струю воздуха, можно было наблюдать реакцию моргания.

В 1959 году успешные эксперименты с отрезанными собачьими головами неоднократно проводил и советский хирург В. П. Демихов, утверждая при этом, что вполне реально поддерживать жизнь и в человеческой голове. Правда, насколько известно, сам таких попыток он не предпринимал. Впервые это удалось сделать лишь в середине 80-х годов двум немецким нейрохирургам Вальтеру Крайтеру и Генриху Куриджу, которые целых двадцать дней поддерживали жизнь в ампутированной человеческой голове.

Сообщение об этом вызвало в свое время горячие споры среди теоретиков медицины на тему моральных аспектов подобных экспериментов, но Крайтер и Куридж ничего предосудительного в своих опытах нс видят.

А все началось с того, что к ним в клинику санитары доставили тело сорокалетнего мужчины, только что попавшего в автомобильную катастрофу. Его голова была почти оторвана от тела и держалась лишь на нескольких жилах. О спасении не могло быть и речи, и в создавшейся ситуации нейрохирурги решили попытаться удержать жизнь хотя бы в мозге потерпевшего. Они подключили к голове систему жизнеобеспечения и почти три недели после этого поддерживали в активном состоянии мозг человека, тело которого давно уже было мертво. Кроме того, Крайтер и Куридж установили с головой контакт. Из-за отсутствия горла говорить голова не могла, но по движению ее губ ученые «прочитали» немало слов, из которых следовало, что она понимает, что с ней произошло…

Понятно, что верится во все это с трудом и тут же вспоминается фантастический роман Александра Беляева. И все же так хочется надеяться, что человеческий организм не является неделимым целым и ту же голову, если очень постараться, можно неповрежденной пришить на прежнее место.

Пришили же в марте 1990 года липецкому механизатору Валерию Вдовицу левую руку, оторванную почти у плеча машиной для известкования почвы. И ничего – действует, как и прежде. Так, может быть, прав был Александр Беляев и шанс у «головы профессора Доуэля» еще остается?

В ОЖИДАНИИ ВОСКРЕШЕННЯ

Можно ли воскресить умершего? Современная медицина, во всяком случае, сделать это не в состоянии. Но, может быть, это станет возможным в будущем? Если тело только что умершего человека охладить до температуры почти абсолютного нуля, то в таком виде его можно будет хранить неопределенно долгое время. Пройдут годы, у медицины появятся новые возможности – наступит, наконец, день, когда человека разморозят и он… оживет!

Оптимистическое допущение, не правда ли? Комуто эта идея покажется ненаучной фантастикой или попросту бредом. Но ведь люди постоянно дерзают, постоянно бросают вызов мирозданию и своей судьбе. Кто знает, чего достигнет наука завтра? В американском штате Аризона больше двух десятилетий существует общество «Алкор». Находящееся в его ведении учреждение клиникой не назовешь, ибо там не лечат. Туда привозят уже покойников и там их замораживают. Посетителям показывают демонстрационный манекен, чтобы они видели, как выглядит замороженный покойник.

Стоит это недешево, порядка ста двадцати тысяч долларов. Правда, есть вариант и подешевле: если заморозить только голову, это обойдется в пятьдесят тысяч долларов. Предполагается, что в будущем к этой голове можно будет подобрать чье-либо тело или вырастить путем клонирования новое. Сегодня в «Алкоре» находятся на хранении тринадцать тел и двадцать две головы. И еще четыреста шестнадцать человек, потенциальных клиентов, заключили с обществом контракты. Так что «Алкор» собирается расширяться. Сегодня же это небольшое здание розоватого цвета на одной из тихих улиц городка Скотсдэйл.

Когда входишь в вестибюль, бьет в нос сильный запах формалина. На стенах в коридоре развешаны фотографии первых пациентов (так предпочитают называть здесь своих подопечных). Фред Чемберлен-старший, отец-основатель «Алкора», лежит здесь замороженным с 1976 года. Джерри Лиф, калифорнийский хирург, разработавший методику замораживания. Он умер в 1992 году. Дик Клер, телевизионный продюсер, лежит здесь уже восемь лет. Эти и другие пациенты «Алкора» находятся в трехметровых синих контейнерах с жидким азотом. Время для них остановилось, они ждут… Чего? В контрактах предусмотрительно указано: «Алкор» стопроцентной гарантии, что пациенты воскреснут, не дает.

В современной биологии и медицине криогенные технологии применяются довольно широко. Замораживаются для последующего использования человеческая сперма, эмбрионы, кожа, артерии и даже сердечные клапаны. Есть сведения, что в эксперименте размороженное сердце крысы вновь начинало биться. Охлаждались до минус тридцати двух градусов почки кролика, потом их возвращали к нормальной температуре, вшивали в брюшину, и они начинали функционировать. Но как далеко все это до конечных целей «Алкора»!

Невероятно сложно при замораживании сохранить живую клетку. Если делать это быстро, образующиеся микроскопические кристаллики льда разорвут ее оболочки. Если же замораживать медленно, клетка съеживается, опадает. А сосуды и ткани могут взорваться в любой момент, как лопаются зимой водопроводные трубы. Поэтому замораживание проводится в несколько этапов, рассчитанных буквально по минутам. Меняются специальные растворы (антифризы), которые вводят в сосуды. В ванне изо льда и силикона тело сначала доводят до температуры минус тридцать один градус, потом до минус семьдесят девять градусов. А дальше с помощью жидкого азота за семь – десять дней температуру понижают до минус ста девяносто шести и одной десятой градуса. При такой температуре все биологические процессы практически останавливаются, тело становится как бы стеклянным и очень хрупким. Его осторожно помещают в постоянный контейнер, эту своеобразную «капсулу времени». Теперь надо только иногда подливать испаряющийся жидкий азот.

…Восьмидесятилетний Поль Гарфильд из Феникса прожил большую трудовую жизнь и соблюдал все предписания. Местный раввин обещает ему за гробом вечную жизнь. Но Гарфильду этого мало. В 1994 году он заключил с «Алкором» контракт на замораживание после смерти своей головы. Семья Гарфильда была категорически против таких трат, но он настоял на своем: «Я люблю жизнь. Если Бог существует и есть загробная жизнь, то тем лучше. Но все-таки надо быть предусмотрительным. Я предпочитаю отдаться в руки науки… Ведь что предлагает "Алкор"? Он смягчает остроту ожидания смерти. Он дает человеку шанс, пусть небольшой – жить снова».

Технология замораживания в «Алкоре» постоянно совершенствуется. И если даже не будет достигнута главная цель – оживить когда-нибудь тех, кто решился ступить на эту стезю, – все равно таким путем накапливается ценный практический опыт, который рано или поздно будет востребован.

ТУТ РЫБНЫЙ ДУХ…

Если от вашего знакомого постоянно исходит неприятный «аромат», не торопитесь обвинять его в нечистоплотности, а вместо бани лучше пошлите его на прием к врачу. Такой совет дают канадские и английские ученые, сделавшие недавно открытие, способное реабилитировать живущих в разных концах света несчастных одиноких людей, от которых порой отворачиваются даже близкие родственники.

Одновременно, но совершенно независимо друг от друга сразу две исследовательские группы, разделенные к тому же океаном, пришли к одному результату в своих научных изысканиях. В Монреальском университете имени Мактилла и лондонском Королевском медицинском колледже ученым удалось обнаружить генетический дефект, из-за которого от внешне вполне здорового человека может всю его жизнь исходить ненроходящий запах протухшей рыбы.

Редкое генетическое нарушение часто приводит к постоянным насмешкам со стороны, к одиночеству и депрессиям у этих необычных больных, утверждает агентство Ассошиэйтед Пресс, рассказывая о новом открытии в области медицины. «Эти люди теряют работу, теряют друзей, часто они просто оказываются в полной изоляции», – говорит доктор Эйлин Триси, глава канадской группы исследователей. В свою очередь Роберт Смит, один из членов английской исследовательской группы, рассказал историю некой женщины, которая развелась со своим мужем, устав пилить его за нечистоплотность. Когда же она узнала, что виной семейной трагедии была редкая ошибка природы, поразившая всего один микроскопический ген в организме мужа, «ее замучили угрызения совести».

Английский ученый утверждает, что пока неизвестно, насколько широко по миру распространен синдром «рыбного запаха», но, судя по древней литературе, о нем знали и в давние времена. Больше того, необычное заболевание упомянуто даже в одной из пьес Уильяма Шекспира: в «Буре» описывается персонаж «с рыбным запахом».

Обнаруженный генетический дефект лишает человеческий организм способности воспроизводить полноценный энзим, получивший название ФМО-З. Благодаря этому ферменту печень уничтожает газ три метиламин, встречающийся, в частности, в селедочном рассоле. При генетическом сбое этот пахучий газ «просачивается» в дыхание и пот человека, распространяя от него противный запах.

У всех людей в организме существуют две копии генов ФМО-З, унаследованные по штучке от каждого из родителей. И если по какому-то совпадению и мать и отец «награждают» своего ребенка испорченными копиями, то тот уже с ранних лет обречен на постоянные мучения.

Сначала, говорит Роберт Смит, его будут мыть по нескольку раз в день, чтобы избавить младенца от «странного запаха». Потом, уже в школе, его будут обзывать «вонючкой» или «рыбой». Не в силах терпеть обидные поддразнивания, дети часто вынуждены переходить из школы в школу. Тому же больному, которому повезет с более воспитанным окружением, долго будет невдомек, почему одноклассники избегают общения с ним. В более зрелом возрасте эти люди стараются находить себе работу, которую можно выполнять в одиночестве. Чтобы заглушить отвратительный запах, некоторые превращаются в заядлых курильщиков.

Пока не найдено лекарство, способное исправить ошибку природы. Генетики прописывают больным некоторые антибиотики, способные если не убить, то хотя бы уменьшить запах гниения. Пациентам рекомендуется исключить из их рациона морскую рыбу, яйца, печень и другие продукты, содержащие «сырье» для производства триметиламина. «В общем, это ужасное испытание – жить с этим», – подытоживает исследователь Смит страдания больных с «рыбным синдромом». Однако, по его словам, открытие причины, вызывающей столь неприятную болезнь, позволяет ученым подойти вплотную к поиску действенного лечения этих глубоко несчастных и одиноких людей.

ДАРУЮЩИЕ СИЛУ

В старинных медицинских и философских трактатах Европы нередко можно встретить рецепты исцеления людей с помощью огня. Да и на Востоке тяжело заболевшего человека относили в особые места с повышенной природной энергетикой и окружали огнем, размещая его источники неподалеку от больного. Еще больше методов лечебного использования имела вода. На нее приготовляли наговоры против болезней, ею кропили занедужившего и его дом, в ней купались, чтобы «смыть» болезнь, и т. п. На чем же основано такое почитание и использование в целительстве воды и огня? Только ли на религиозных поверьях?

Энергия – суть жизни

Известно, и огонь, и вода оказывают энергетическое воздействие на все окружающее. Процесс горения очищает пространство. Вода служит веществом, аккумулирующим в себе информацию. Но помимо собственных свойств стихий воды и огня, у них есть еще один секрет, касающийся их взаимодействия с параллельным миром и его сущностями, Жизнь иного мира – это не только полтергейст, забавные барабашки и добрые старые домовые. Это еще и целый класс таких же полуразумных, похожих на обычных животных по своему уровню развития существ, которых великий врач и ученый средневековья Парацельс назвал элементалами. Среди существ иного мира, так же как и на земле, есть добрые, а есть и злые. Есть те, кто выступает невидимыми защитниками и хранителями человека, а есть вредоносные сущности. Именно последние и получили в народе название «нечистой силы». Чем же могут навредить человеку бесплотные, невидимые существа – элементарные духи, или элементалы? Несмотря на то что в отличие от людей они представляют собой небелковую форму жизни, элементалы очень заинтересованы в контактах с представителями органического мира. Это объясня. ется тем, что и у белковой, и у небелковой форм жизни есть одно общее, универсальное для всей Вселенной начало, а именно – энергия.

Но обеспечивают себя жизненной энергией существа иного мира по-разному: одни вырабатывают ее сами, а другие – вампиры – предпочитают подворовывать, питаясь за счет других. Совсем как на земле, одним словом. Да, вампиризм существует не только среди людей, но и в низших слоях параллельного мира, где обитают, согласно эзотерической философии, вредоносные сущности. Воровать энергию друг у друга и существ, обладающих более сильной энергетикой, они не могут – им ее просто-напросто не дадут. Остается одно: пользоваться энергией земного плана.

Отрицательным элементалам всегда есть чем поживиться в нашем мире: их привлекают темные, плотные энергии разложения, гниения, брожения. Поэтому они и ищут те уголки земли, где есть скопления гниющих органических останков, застоявшиеся воды (например, болотная вода), плесень и т. п. В местах, населенных людьми, их «пищевая база» намного шире: чего стоят лестницы в подъездах иных наших домов, не говоря уже о возможных импровизированных свалках, помойках и т. п.

Не будет преувеличением сказать, что человек является основным поставщиком энергий, которые больше всего любят элементалы. Поэтому он же и основная жертва низших слоев параллельного мира. Многие заболевания, преждевременные истощения организма, упадок сил являются следствиями невидимой, но весьма активной деятельности вампиров иного мира.

Звучит неправдоподобно? Как знать! Когда основоположник современной микробиологии Л. Пастер в прошлом веке впервые высказал идею о том, что заразные заболевания вызываются размножением в человеческом организме крошечных, невидимых обыч-ному глазу животных, и научные круги, и общественность дружно подняли ученого на смех. Идея о поселении в человеческом теле каких-то животных (да еще невидимых) казалась всем просто бредовой. Понадобилось немалое время для того, чтобы научное и общественное мнение привыкло к этой мысли.

Весь вопрос, видимо, в сложившихся у народа прсдсгавлениях. Нам, прожившим семьдесят лет при господстве узкоматериалистического мировоззрения, поверить в существование иных миров, а тем более невидимых вредителей, пробирающихся в наши квартиры и подворовывающих нашу энергию, нелегко. А вот древние народы нисколько в этом не сомневались. Так же, как не сомневаются в существовании неблагоприятных «соседей по измерению» современные восточные народы. Они не только знают эту истину, но и умеют использовать ее практически, сохраняя здоровье себе и своим детям.

Держите душу в чистоте

Дети, кстати, очень часто видят и чувствуют параллельный мир. Если ребенок боится темноты – он не обязательно трусит. Может быть, он чувствует присутствие в этой темноте некой негативной энергии. Ночные кошмары и страхи у маленьких детей тоже вызываются атаками из низших слоев иного мира. Организм детей, конечно, менее защищен, чбм у взрослых, и это делает его более уязвимым для вампиризма. Хотя у детей, в отличие от взрослых, есть и свои иноматериальные ангелы-хранители…

Взрослые же часто привлекают нежелательных гостей из иного мира своей неаккуратностью и элементарной нечистоплотностью. Не вымытая с вечера посуда, оставленная на ночь, несвежая вода в вазе с цветами, у которых уже начали разлагаться стебли, мусорное ведро, наполненное пищевыми отходами, – такие банальные вещи привлекают в наши квартиры непрошеных визитеров. Стоит помнить: границы нашего и параллельного миров весьма условны. Существа иных планов, незримо присутствуя в нашем физическом мире, легко могут облюбовать особенно понравившийся им уголок для постоянного места жительства. Такими уголками вполне могут стать квартиры людей, где не иссякают источники любимых ими энергий.

Но если бы проблема состояла только в чистоте физической! В конце концов, особо нечистоплотных людей не так уж много. Другим источником питания для элементалов служит энергия, которая выделяется в пространство во время наших отрицательных психических проявлений – дурных мыслей и эмоций (гнева, раздражения, жадности, зависти, обиды). Энергетика психических взрывов намного сильнее привлекает иноматериальных вампиров, чем физическая грязь. По утверждениям экстрасенсов, раздраженный или возмущенный человек выглядит в энергетическом плане как фонтан – подобно струям воды вырываются из его ауры в пространство потоки драгоценной психической энергии. Она и нужна астральным вампирам.

А что происходит с человеком-донором? Увы, выбросы и утечки жизненной энергии, неизбежные при негативных эмоциях и чувствах, оставляют в ауре несдержанного человека трещины и проломы, нарушая его естественную энергетическую защиту от отрицательных воздействий и физического и иного.миров. Давно уже замечено, что стрессы приводят к физическим (не говоря уже о психических) болезням. Это вызвано именно нарушениями в энергетическом комплексе человека: лишенная целостности, истощенная энергетически аура делает организм беззащитным, oткрытым вредоносным воздействиям извне.

Изгнание нечисти

Мудрые восточные народы издавна применяли технику астрального очищения своих жилищ от иноматериальных вампиров. Ароматерапия, в частности, – это не только средство успокоения нервной системы человека. Это еще и средство отпугивания и выкуривания из помещений темных элементалов. Существа иного мира очень неравнодушны к запахам и ароматам. Последние привлекают одних существ и отгоняют других соответственно своему качеству. Закон аналогии действует и здесь – запахи гниения и разложения привлекают отрицательные сущности, а благовония – масла розы, эвкалипта, мяты, – наоборот, очищают от них пространство, положительно воздействуя на энергетический комплекс человека и его нервную систему.

Окуривание помещений ладаном и благовонными палочками, опрыскивание комнат душистыми эссенциями священных растений, применяющимися на Востоке, вызваны отнюдь не причудами роскоши. Точно так же, как и горящие лампады. Живой огонь очищает астральное пространство не только от темных сущностей иного мира, но еще и растворяет накопившуюся в домах отрицательную психоэнергетику дурных мыслей и чувств. Именно поэтому многие целители рекомендуют хотя бы раз в неделю очищать свой дом, двигаясь вдоль стен по ходу солнца (по часовой стрелке) со свечой в руке и мысленно «омывая» стены волной светлого пламени.

Огнем свечи можно «почистить» и себя. Если вы неважно себя чувствуете или просто у вас плохое настроение, можно потратить полчаса на то, чтобы посидеть в одиночестве и молчании рядом с горящей свечой и мысленно погрузиться в теплую и светлую струю согревающего, врачующего пламени. И в болезни, и просто в тяжелых жизненных ситуациях человеку могут оказать и психологическую, и энергетическую помощь целительные силы природы. Дурные мысли, настроение, физические недомогания можно «снять» с себя при помощи огня и воды. Для этого следует встать перед свечой и сделать движения, как бы очищающие, стряхивающие грязь с тела, – от головы до ног, сверху вниз. Движения должны начинаться над головой, так как назначение их – по возможности выровнять внешний край ауры, «почистить» тонкоэнергетический комплекс человека. Мысленное очищение своего тела и ауры в сочетании с плавными движениями рук реально могут освободить организм от избыточной негативной энергетики. А огонь свечи во много раз усилит их действие.

При энергетическом самоочищении можно использовать и обычную проточную воду из-под крана. Если вы чем-то расстроены или у вас начинается насморк, придя домой с работы, не спешите сразу же садиться за ужин. Сначала вымойте руки, а затем и лицо теплой водой. Можно сделать очищающие пассы руками вдоль всего тела (начиная движение выше головы), периодически споласкивая руки под краном, чтобы «смыть» отрицательную энергию.

0|1|2|3|4|5|6|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua