Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Невероятные случаи

0|1|2|3|4|5|6|

Николай Непомнящий

НЕВЕРОЯТНЫЕ СЛУЧАИ

(Энциклопедия загадочного и неведомого)

М., «Олимп», «ACT», 1999 г.

-

В книге собраны самые разнообразные необыкновенные истории, сгруппированные по четырем основным разделам — «Такое трудно придумать», «Дверь в Зазеркалье», «Были-небыли» и «Наука или?..». Большинство материалов, представленных в этой книге, стало достоянием общественности сравнительно недавно.

Возможна ли жизнь в граните? «Зеленые дети» — правда или вымысел? Стоит ли верить цыганам? На эти и многие другие вопросы читатель найдет ответы в этой книге.

Книга будет интересна всем, кому небезразличны загадки прошлого, природы, человеческой психики, а также тем, кто любит душещипательные истории о ситуациях, в которых оказываются люди, действующие на пределе своих возможностей.

-

ОТ АВТОРА-СОСТАВИТЕЛЯ

Работать над этой книгой мне было сравнительно легко. Сравнительно – с теми томами, что уже вышли в нашей серии «Энциклопедия загадочного и неведомого». Легко потому, что невероятные случаи происходят с нами постоянно, их нужно только собрать и разложить, что называется, по полочкам. Другое дело – верить или не верить в эти истории. Какие-то из них мы принимаем безоговорочно, о других можем сказать: «Этого не может быть, потому что…» Конец фразы известен.

А есть и такие истории, которые, когда с ними познакомишься, вызывают только вопросы: а дальше что? Где продолжение?

Мне самому больше по душе такие вот недосказанные байки. Я верю в байки, потому что в них – генетическая память людей о том, что с ними приключилось однажды, но было так давно и случалось столь редко, что стало фантастикой. Почему мы безоговорочно принимаем сказки, но не верим в то, что девушку унес снежный человек?

Я условно разделил всю книгу на четыре части – «Такое трудно придумать», «Были-небыли», «Наука или…» и «Дверь в Зазеркалье». Повторяю, это деление условно, и многие сюжеты могут естественно и спокойно перетекать из одной части книги в другую – не столь важно, где будет расположен тот или иной материям. Важно другое – необыкновенные истории реальны, реальны настолько, что мы даже себе представить не можем – вот увидите. Будущее покажет!

Автор–составитель весьма признателен всем тем, чьи материалы нашли место в данной книге. Это: А. Борисов, Д. Виноградова, С. Горяйнов, Ю. Джиташвили, В. Ермаков, О. Жеребцова, С. Зигуненко, К. Карева, И. Кизель, А. Корзун, Н. Кризолида, С. Кузина, И. Курганов, П. Леонов, Ю. Метелев, В. Нечипоренко, Г. Николаев, М. Пазин, С. Первушин, Ф. Перфилов, В. Псаломщиков, Т. Самойлова, А. Сидоренко, А. Соловьев, И. Черкасов, М. Чудаков. Автор-составитель будет весьма благодарен тем читателям, которые поделятся с ним своими необыкновенными историями из самых разных областей жизни.

-

Часть первая

ТАКОЕ ТРУДНО ПРИДУМАТЬ

ОБЕЗЬЯНОЛЮДИ РАБОТАЛИ КАК БУЙВОЛЫ

Рассказывает Михаил Чудаков

Автор письма в журнал «Вокруг света», пожелавший остаться неизвестным, поведал необычную историю. Сообщил, что в Костромской области (где именно, умолчим) жили… полулюди-полумедведи. Жили, как люди, в домах, говорили человечьими голосами, но имели весьма непрезентабельный вид изза своей слишком густой растительности. Их мать молила Бога, чтобы дети не были похожи на нее, но Господь не внял этим мольбам. А один из ее сыновей пил беспробудно, чтобы побыстрее умереть, очень сокрушался, что родился таким страшным, и говорил: «Кому я такой нужен». От той семьи осталась только одна женщина. Автор письма сообщал ее фамилию и имя (назовем ее условно Нина Колоскова), где и в какой должности она работает. «А может быть, вы найдете и старожилов, которые знали эту семью, а может, и ее прапрапрадеда» – так это письмо заканчивается.

Очень заманчиво было расследовать это дело. Тем более что недавно появились сведения, будто бы в 20–30-х годах был у нас такой биолог Илья Иванов, который носился с «революционной» идеей – скрестить человека с обезьяной. Долго пробивал он свою научную программу во всяких высоких инстанциях, и наконец, вроде бы разрешили. Получил даже командировку в Западную Африку. Там с помощью местных жителей отлавливал шимпанзе, привез в Россию самок и начал опыты. Но тут снова позаседали академики, как следует подумали и решили, что выводить обезьянолюдей все же не надо. На этом все вроде бы и закончилось. Но вот открываю изданную на французском языке книгу бельгийского зоолога Бернара Эйвельманса «Загадка замороженного человека» и нахожу записанное им сообшение одной его знакомой, достойное доверия, как отмечает автор, о том, что в 1952-м или в 1953 году «она встретила у друзей русского врача, сбежавшего из сибирских лагерей и ожидавшего несколько дней во Франции американскую визу. Этот русский рассказал, что был арестован за невыполнение распоряжения: требовалось провести оплодотворение женщин монгольской расы спермой гориллы. Опыты проводились в больничном управлении ГУЛАГа.

Русские получили таким образом расу обезьянолюдей: они имеют рост сто восемьдесят сантиметров, покрыты шерстью, работают в соляных копях, обладают геркулесовой силой и трудятся почти без отдыха. Растут быстрее, чем люди, и поэтому быстро становятся пригодными к работе. Единственный недостаток их – неспособность к воспроизводству. Но исследователи успешно работают в этом направлении.

Все это делалось в большой тайне: они никуда не выходили, и, чтобы избежать разоблачения, их отнимали от матерей сразу после рождения».

Так чем черт не шутит? Может, и вправду сенсацию откопал автор, приславший письмо в редакцию, и предками Колосковой были те самые обезьянолюди?

Приезжаю по указанному адресу и без всяких трудов нахожу на рабочем месте Нину Колоскову. Показываю ей письмо. Прочитала она и огорошила меня вопросом: «Разве я похожа на медведя?» Похожего было не то что мало – ничего не было. Обыкновенная пожилая женщина, имеющая сходство с обезьяной или медведем ничуть не большее, чем я. «Кто эту чушь написал?» – «Понятия не имею – письмо анонимное. Может, кто-то из ваших врагов?» – «Нет у меня никаких врагов. И из того поселка я давно уехала».

Чуть позже Колоскова пришла ко мне в гостиницу и показала фотографию своего отца. «Видите, какой же он медведь? Вполне нормальный человек. Родился в 1912 году. Тогда ваш знаменитый биолог Иванов если и существовал, то под стол пешком ходил и вряд ли помышлял о выводе какихто обезьянолюдей».

Если семья Колосковых никакого отношения к обезьянолюдям не имеет, то нельзя не прислушаться к тому, что пишет упомянутый выше ученый-зоолог Бернар Эйвельманс.

Из Костромской области перенесемся в США. Вот какое расследование довелось однажды провести Эйвельмансу в этой стране.

В середине 60-х годов в штате Миннесота ученый видел сохраненный неким Фрэнком Хансеном труп существа, имеющего черты обезьяны и человека. Эйвельманс считает, что есть достаточно оснований предполагать, что этот гибрид был убит из огнестрельного оружия. По словам Хансена, весь череп сзади был раздроблен, правая глазница пуста и окровавлена, а левый глаз выбит из орбиты (его контуры слабо различались около скулы). По этим данным судебно-медицинский эксперт заключил бы, что жертва была убита спереди из огнестрельного оружия достаточно большого калибра или в упор из оружия меньшего калибра. Эйвельманс выдвигает свою версию этого преступления: «Совокупность отмеченных признаков навела меня на мысль, что волосатый человек был захвачен живым после обездвиживания путем выстрела пулей или дробью в правую ногу. Пуля, должно быть, задела один из подколенных нервов, который управляет разгибательными и сгибательными мышцами стопы. Только этим можно объяснить ее изгиб, который совершенно ненормален при общем состоянии мышечного расслабления. Возможно также, что в раненой ноге началась гангрена.

Страдания должны были озлобить его и сделать очень опасным ввиду его большой физической силы. Должно быть, он долго оставался в плену, на что указывают ненормальная бледность кожи и длина ногтей. Может быть, однажды он попытался убежать или напасть на кого-либо из своих сторожей. Тогда его стали бить палкой или железным прутом и, когда он пытался отражать удары, сломали ему левое предплечье. Наконец, кто-нибудь, придя в ужас от вида этого взбешенного от боли гиганта, убил его выстрелом.

Можно предположить, что его владельцы вначале имели намерение продать его в какой-нибудь зоопарк или выставлять на ярмарках; последнее более правдоподобно, учитывая его человеческий облик. Когда же он умер, то, чтобы не потерять полностью барыши от его поимки или покупки, они решили заморозить труп и хитроумно представить его публике как человека, сохранившегося во льду с незапамятных времен. Именно так представляли этот экспонат на выставках, колесивших по городам Америки.

Все это, конечно, предположения, которые могут быть проверены только при вскрытии».

«Одно ясно – существо было нашим современником. Но принадлежало ли оно к одной из известных человеческих рас?» – задается вопросом Эйвельманс.

Вспомним: единственные считающиеся самыми волосатыми из всех живущих людей – айны, вымирающая белая раса, последние представители которой живут на острове Хоккайдо. Еще недавно их можно было встретить также на Сахалине и на Курилах. Поскольку данный экземпляр был найден, согласно версии Хансена, на Камчатке или близ Берингова пролива, то можно было бы предположить, что это айн, замороженный труп которого был унесен к северу морским течением. Во время беседы с Эйвельмансом Хансен высказал это предположение.

Но такое объяснение опровергается тем, что проходящее мимо упомянутых островов и Камчатки холодное противотечение Ойя-Сиво идет с севера на юг – от Берингова пролива к Японии, а не наоборот. К тому же репутация волосатости айнов сильно преувеличена. Они очень волосаты по сравнению с остальными жителями Востока, но не по сравнению с некоторыми другими расами. Как уточняет доктор Карлтон Кун в книге «Происхождение рас», айн «не более волосат, чем шотландец или волосатый еврей».

Если «экспонат» не был нормальным представителем какой-либо расы современного человека, то не мог ли он оказаться аномальным представителем одной из этих рас? Примеры гипертрихоза, чрезмерной развитости волосяного покрова, регистрировались на протяжении веков и описаны в медицинской литературе. Некоторые феномены даже прославились в свое время, как, например, человек-собака Лионель или индокитайская девочка Кра. Большинство из них, в частности женщина с бородой, сделали карьеру на ярмарочных балаганах. Поэтому естественно вспомнить о них в данном случае.

Однако если просмотрим от начала до конца монографию, все еще классическую, докторов Ледубля и Уссэ «Волосатые» (1912), то не найдем ничего похожего на то, что наблюдалось у сохраненного Хансеном существа, во всяком случае, в деталях.

«Но не мог ли такой суперурод, этакий набор отдельных нарушений, получиться в результате коренного потрясения генофонда? И именно такого хромосомного беспорядка следует ожидать в случаях противоестественной любви, связи между представителями различных видов. Не логично ли было бы предположить, что обезьяночеловек, существо, похожее и на человека, и на обезьяну, могло быть плодом связи мужчины с обезьяной-самкой или женщины с обезьяной-самцом…» – задается вопросом бельгийский зоолог.

«Я должен признаться, что в то время эта идея мне даже не пришла в голову, очевидно, потому, что в глубине души я считал ее слишком фантастичной, слишком пропитанной старым мифом о красавице и чудовище. В самом деле, одна из аксиом современной антропологии утверждает, что гибридизация между человеком и животным невозможна. Однако мы обладаем фактами, что такая гибридизация осуществима», – заявляет Эйвельманс.

Как известно, гибридизация предполагает достаточное соответствие между геномами обоих потенциальных родителей – между числом и структурой хромосом их клеток, а в случае человека и, скажем, гориллы это так. Можно себе представить, что человеческое существо с. его сорока шестью хромосомами, соединившись с человекообразной обезьяной, обладающей сорока восемью хромосомами, может породить гибрид с сорока семью хромосомами, который, однако, благодаря нечетному числу хромосом, окажется стерильным (как мул или лошак, которые имеют шестьдесят три хромосомы, так как они происходят от домашней лошади с шестьюдесятью четырьмя и осла с шестьюдесятью двумя хромосомами).

С другой стороны, всем зоотехникам и агрономам хорошо известно, что гибриды разных видов или родов обладают замечательным свойством, которое называют гибридной силой, или гетерозисом. Наконец, поскольку период роста человека намного продолжительнее, чем у антропоида, логично, что промежуточное существо скорее, чем человек, достигнет окончательных размеров, а следовательно, и мускульного развития, которые сделают его пригодным для работы.

Итак, стерильность, мощь и быстрый рост, то есть именно те качества «обезьянолюдей» из гулаговских соляных копей, о которых сообщала корреспондентка Эйвельманса…

Но не мог ли экспонат Хансена быть фальшивкой? «Теоретически это, конечно, возможно, – пишет Эйвельманс, – имитировать можно все, но практически я не допускаю, что можно достичь такого совершенства в искусстве подделки. Ведь чтобы изготовить такое подобие живого существа, было бы необходимо сначала сделать муляж из каучука, воска или синтетического материала; затем выкрасить его настолько тонко и тщательно, чтобы воспроизвести все детали вплоть до сплетения бугорков и пор на коже, складок над мышцами и суставами, лежащими под кожей, вен и всей бесчисленной гаммы обычных незначительных дефектов: царапин, шрамов, прыщиков, пигментных пятен и т. п. Затем следовало укрепить около полумиллиона волосков, каждый под определенным углом. И наконец, изобразить такие мелкие повреждения, как раны, кровоподтеки, следы крови, некрозы и т. п. Если бы такая работа в самом деле была выполнена, то результат, без малейшего сомнения, следовало бы считать превосходящим все, что когда-либо было изготовлено самыми искусными специалистами, будь это сделано для музея Гревен в Париже или музея мал.ам Тюссо в Лондоне, для больших музеев естественной истории или даже для лучших фантастических фильмов. А для того чтобы довести этот шедевр до такого совершенства, чтобы обмануть и обоняние, следовало засунуть в него мясо, которое бы постепенно разлагалось, и вдобавок сделать это так, чтобы газы, образующиеся при гниении, не разорвали бы оболочку манекена.

Казалось бы, фальсификатору было бы гораздо проще изготовить составную фигуру, используя фрагменты различных живых существ, и предоставить, таким образом, основную работу природе. Это было бы заблуждением. Сделать швы незаметными было бы, конечно, детской игрой: на этот счет восточные фальсификаторы обладают дьявольской ловкостью. Но вот собрать все подходящие элементы представило бы почти непреодолимые трудности».

Но было еще одно, гораздо более серьезное возражение против версии о подделке.

Что является конечной целью любой фальсификации? Ошеломить публику для извлечения прибыли или мистифицировать специалистов исключительно из злорадства. Чтобы достичь такой цели, фальсификатор обязательно создал бы «доисторического человека» или обезьяночеловека в соответствии с научными, театральными или популярными реконструкциями таких существ. Наверное, он даже постарался бы акцентировать те черты, которые отличают их от современных людей. Ничего такого, как пишет Эйвельманс, не отмечается. Наиболее обезьяньи черты, которыми наделяют доисторических людей (прогнатизм, убегающий лоб, мощные надбровные дуги, кривые ноги и пр.), здесь слабо выражены или трудно различимы.

Несомненно, что если бы волосатый человек соответствовал общепринятым описаниям доисторического человека, то он имел бы на ярмарках значительно больший успех. Вскоре им заинтересовалась бы пресса, как это было с наиболее известными аттракционами, и многие специалисты – антропологи, зоологи, палеонтологи, медики и другие – бросились бы его изучать. А ведь он в течение более полутора лет привлек не больше внимания, чем обычные ярмарочные диковины (самое большее – интересная забава), и все потому, что не производил большого впечатления и не соответствовал традиционному изображению, которое фальсификатор постарался бы выполнить по заказу.

Да и как можно в данном случае говорить о фальшивке? Фальшивка – чего?

Рассмотрев все эти предположения, Эйвельманс приходит к выводу, что труп, сохраненный Хансеном, мог быть гибридом человека и обезьяны, но, чтобы считать такое мнение окончательным, –должно быть, по крайней мере, еще одно тому подтверждение – как я понял, должен быть найден еще такой же экземпляр. Пока он не найден, допущение о том, что обезьянолюди были выведены и работали в сибирских рудниках, остается полуфантастической гипотезой. Тем более можно только гадать, что стало с ними после закрытия лагерей? Они были уничтожены или умерли своей смертью? Не ушли же они в Гималаи и не стали одной из разновидностей йети…

Вот какая цепочка загадочных событий наметилась в результате моей поездки по анонимному и вроде бы «бесперспективному» письму в Костромскую область.

В МИРЕ СОВПАДЕНИЙ

В 1992 году французский художник Рене Шарбонно по заказу мэрии Руана написал картину «Жанна д'Арк на костре». Натурщицей ему служила молоденькая студентка Жанна Ленуа. Однако на следующий день после того, как полотно вывесили в просторном выставочном зале, в университетской лаборатории взорвались реактивы. Находившаяся там Жанна не смогла выбраться из помещения и сгорела заживо.

Психолог Клод Арно более двадцати лет занимается изучением тайн причинно-следственных связей между событиями.

– У меня собраны тысячи фактов, когда люди подвергались неведомым преследованиям не только со стороны обстоятельств и ситуаций, но и чисел, имен, фамилий, дат, – говорит профессор. – Например, австралийская акушерка по фамилии Триплетт, что в переводе означает «тройной», родилась третьего марта, живет в доме номер три на третьем этаже. Миссис Триплетт была трижды замужем и родила троих детей. Мало того, в позапрошлом году она в третий раз приняла тройню… А вот в американском штате Луизиана троих мужчин приговорили к смертной казни за зверское убийство с целью ограбления Клайва Доррита, проживавшего на улице Стилроуд-плейс. Во время следствия выяснилось, что убийцы носили фамилии Стил, Роуд и Плейс…

Не так давно в Индии взорвались два пассажирских поезда, что повлекло за собой двести двадцать человеческих жертв. Окурок, выброшенный за окно одним из пассажиров, упал около проходящего вдоль дороги трубопровода именно в том месте, где произошла утечка газа. Но самым необычным оказалось то, что взлетевшие на воздух поезда, следовавшие по маршрутам Мадрас – Дели и Дели – Мадрас, имели одинаковые номера. По мнению специалистов, вероятность подобного совпадения сводится к нулю… Однажды великий Марчелло Мастроянни был приглашен на вечеринку. В разгар веселья актер внезапно вскочил и запел всеми забытую старинную песню «Сгорел тот дом, где я так счастлив был». Не успел он допеть ее до конца, как ему сообщили по телефону, что сгорела его вилла в Ментоне. Впоследствии Марчелло говорил, что последний раз он исполнял песню еще в школьном возрасте.

Житель Будапешта Дьердь Шерфези вывалился из окна десятого этажа и упал на проходившего мимо Ласло Карваша. Ровно через год точно такой же случай повторился с теми же персонажами, причем оба остались живы.

Трагикомический инцидент недавно произошел в Софии. Вор Милко Стоянов, благополучно ограбив квартиру состоятельного гражданина и аккуратно сложив «трофеи» в рюкзак, решил для быстроты спуститься по водосточной трубе из окна, выходящего на безлюдную улицу. Когда Милко находился на уровне второго этажа, послышались свистки полицейских. Растерявшись, он выпустил трубу из рук и полетел вниз. Как раз в тот момент по тротуару проходил какой-то парень, и Милко свалился прямо на него. Подоспевшие полицейские на обоих надели наручники и отвезли их в участок. Выяснилось, что парень, на которого упал Милко, был вором-домушником, которого после множества безуспешных попыток наконец удалось выследить. Интересно, что второго вора тоже звали Милко Стояновым.

Жители Барселоны братья Рамиресы, возвращавшиеся на мопеде из дискотеки, были сбиты такси на улице Монкада. Их доставили в госпиталь с тяжелыми травмами. Выписавшись, они захотели повидать друзей. Проезжая по улице Монкада, они снова попали под колеса того же самого такси, которым управлял тот же водитель.

Об одном знаменательном совпадении в свое время много писали. В 1944 году накануне высадки союзнических войск в Нормандии в газете «Дейли телеграф» был напечатан любопытный кроссворд. Он включал кодовые названия секретной операции. Такие, как, например, «Нептун», «Юта», «Омаха» и даже основное обозначение – «Юпитер». Расследованием случая «утечки информации» долго занималась армейская контрразведка, которая, как ни старалась, не смогла обнаружить никакого злого умысла. Составителем кроссворда оказался старенький школьный учитель, озадаченный своим результатом не меньше самих проверяющих.

Нередко встречаются и мистические совпадения разных не зависящих друг от друга фактов. В 1900 году тропический ураган невиданной силы обрушился на американский город Галвестон. Под напором ветра воды Мексиканского залива хлынули на побережье подобно огромным таранам, снося улицу за улицей. С тропической бурей, названной впоследствии «ураганом века», тесно связана посмертная история известного циркового акробата Майкла Уильямса. За год до стихийного бедствия он приехал на гастроли в Галвестон. На одном из выступлений он неожиданно сорвался с трапеции и разбился насмерть, упав на стоящие внизу гимнастические снаряды. Лицо артиста было настолько обезображено, что его похоронили в закрытом цинковом гробу на местном кладбище. Когда над побережьем пронесся ураган, бушующая вода размыла могилы, и гроб с телом Уильямса унесло в океан. Гроб, проплававший в безбрежных водах целых девять лет, прибило к берегу залива Святого Лаврентия, где его обнаружили рыбаки. Удивительно, но дом Уильямса, где он прожил большую часть своей жизни, находился всего в миле от места швартовки гроба.

Не менее загадочная история произошла с американским космонавтом Нейлом Армстронгом. В 1969 году, едва ступив на поверхность Луны, он произнес:

– Желаю вам успеха, мистер Горски…

Специалисты из Центра управления полетами не могли понять, о каком таком мистере Горски вспомнил космонавт. Вернувшись на Землю, Армстронг рассказал, что однажды, будучи ребенком, он, играя в прятки со своими сверстниками, забежал во двор к соседям, фамилия которых была Горски. Через открытое окно доносились крики скандаливших супругов.

– Импотент паршивый, – вопила миссис Горски. – Соседскому мальчишке проще на Луну слетать, чем тебе удовлетворить женщину…

Когда Армстронг и в самом деле прилетел на Луну, в его сознании внезапно всплыла услышанная в детстве реплика, и он, потрясенный невероятным совпадением, неожиданно для самого себя изрек нелепую на первый взгляд фразу.

Итальянец Джакомо Феличе, что в переводе означает «счастливый», ехал со скоростью сто двадцать километров по пустынной столичной улице, когда внезапно заметил свет фар встречной машины. Оба автомобиля ехали так быстро, что столкновение оказалось неминуемым. Однако Феличе выбрался из-под обломков своего «феррари» целым и невредимым и убедился, что и другой водитель отделался легким испугом. Обрадовавшись, что неприятная история закончилась вполне благополучно, Джакомо представился своему новому знакомому. Тот широко раскрыл глаза от удивления, поскольку его тоже звали Джакомо Феличе.

Однажды дорожный полицейский Дино Куадри неподалеку от Рима преследовал превысивший скорость автомобиль. Когда нарушитель внезапно затормозил на повороте, машина полицейского на огромной скорости врезалась в дерево. Куадри, повредив артерию на ноге, наверняка бы умер, если бы мимо не проезжал Леоне Реджани, который остановил кровотечение. Через три года Куадри сообщили по радиотелефону, что недалеко от Милана произошла автокатастрофа.

Приехав к месту аварии, полицейский увидел лежащего на земле водителя, из ноги которого струилась кровь. Куадри, обработав рану, наложил давящую повязку и таким образом спас пострадавшему жизнь. Когда он получше разглядел его, то узнал того самого Реджани, который в свое время оказал ему помощь…

Когда редакция шведской газеты «Дагенс нюхетер» объявила конкурс на лучший рассказ о самом интересном приключении, она и не предполагала, что мир узнает о еше одном загадочном совпадении. Пилот из Гетеборга Йене Бренде послал на конкурс рассказ о своем счастливом спасении. В конце прошлого года он летел над Гавайскими островами на самолете «Сесна-540», как вдруг отказал мотор. Бренде катапультировался и некоторое время плавал в океане на маленькой резиновой лодке, пока его не спасли.

Членам редакционного жюри рассказ понравился, и, удостоверившись в его истинности, они присудили Бренде первое место. Однако в газету пришло письмо от некоего… Пенса Бренде из норвежского города Тронхейма, утверждавшего, что история шведского пилота произошла именно с ним. Правда, заканчивалась она по-другому. Он приехал в редакцию и рассказал, что во время перелета через Тихий океан неисправность в его самолете «Сесна540» заставила его совершить посадку на военном аэродроме Гонолулу. Первый Бренде вспомнил, как в бортовом журнале прочел, что другой пилот-однофамилец летал на том же самом самолете, но, конечно, не мог предположить, что и с ним произошла аналогичная авария.

– Некоторые совпадения выглядят настолько неправдоподобно, – сказал профессор, один из членов жюри,что по своей сути напоминают какую-нибудь «мыльную оперу» с надуманным сюжетом.

Француз Шарль Фоссе постоянно колесил по свету, был страстным игроком в покер и слыл отъявленным шулером. В одном из частных игорных домов Лос-Анджелеса он однажды выиграл пять тысяч долларов. Партнеры обвинили его в мошенничестве и застрелили. Несмотря на лежащий на полу окровавленный труп, азартные картежники собирались продолжить игру. Однако среди «профессионалов» принято считать, что деньги шулера приносят несчастье, поэтому они обратились к незнакомому парню, сидевшему в одиночестве за стаканом виски, чтобы он занял место убитого. Тот охотно согласился принять участие в игре с выигрышем Фоссе как со своей ставкой.

Однако вместо того чтобы проиграть партию и выбыть из игры, как ожидали убийцы Фоссе, новый партнер успел до прибытия полиции выиграть еще две тысячи долларов. Полицейские, арестовав преступников, сочли, что Фоссе получил пять тысяч на законном основании, и потребовали их у счастливчика, чтобы передать ближайшим родственникам убитого. Однако их решение было излишним, так как вскоре выяснилось, что незнакомец приходился шулеру родным сыном. Просто тот не узнал непутевого папашу, которого видел в последний раз двадцать лет тому назад.

УДАР ПО ГОЛОВЕ – И ВЫ ПОЛИГЛОТ

Почему люди после мозговой травмы, инсульта или сильнейшего стресса вдруг начинают говорить на разных языках?

Позабытый акцент

Вот неполный перечень достоверно известных фактов.

В 1978 году Николай Александрович Липатов из Вологодской области, попав под удар молнии, чудом остался в живых и неожиданно для себя и окружающих стал свободно говорить на трех европейских языках.

В 1987– м в Тульской области колхозника-пенсионера Геннадия Сергеевича Смирнова прижало прицепом грузовика к забору, сильнейший удар пришелся по голове, и на следующий день он вдруг стал разговаривать на языке Гете, которого раньше не знал.

В 1992 году после перенесенной тяжелой болезни девочка из Ярославля вдруг заговорила на шумерском языке, который существовал в III веке до нашей эры.

В Московском институте психиатрии помнят случай, когда семидесятилетняя больная после перенесенного инсульта, позабыв родной русский, начала изъясняться на иврите. Позже выяснилось, что она знала еврейский, будучи совсем маленькой девочкой, когда с родителями жила на Украине.

Свежий случай: пятидесятилетняя уроженка Шотландии, проснувшись утром, к своему изумлению, обнаружила, что говорит на родном языке с южноафриканским акцентом, хотя в жизни не была в тех краях. Причиной столь разительной перемены послужил инсульт в легкой форме, который женщина перенесла во сне.

Собеседники из загробного мира

Легко заставить говорить на иностранном языке «лунатика». Правда, он, после того как проснется, ничего не вспомнит. Также хорошо известны случаи спонтанного переключения на другой язык у медиумов, осуществляющих связь с обитателями потустороннего мира во время спиритических сеансов. Впав в транс, они способны часами вести заумные беседы с любым иностранцем. А это тем более невероятно, что большинство медиумов – люди малообразованные и без каких-либо способностей к языкам. Известная в свое время в США медиум Лаура Эдмондс прославилась тем, что, не зная никакого другого языка, кроме своего родного французского, во время спиритических сеансов легко и свободно говорила на десяти различных языках и даже прекрасно исполняла песни на итальянском, хинди, немецком и польском, причем часто совершенно бессознательно и не понимая ни слова.

Встречаются еще более невероятные случаи. Девочка Эмилия Толмэдж из США, которая отроду не знала ни одной ноты и никогда в своей жизни никакой мелодии не играла, неожиданно написала ноты, села за фортепиано и с уверенностью опытного исполнителя сыграла композиции таким стилем, который бы сделал честь любому первоклассному музыканту.

Старая магнитная лента

Как же объяснить эти удивительные превращения? Даже ученые прошлого века не верили в данный феномен. По их мнению, способность говорить – это техническое искусство, подобное игре на каком-либо музыкальном инструменте. Как человек не может сыграть музыкальную пьесу, если раньше не упражнялся, так же он не может тотчас заговорить на не знакомом ему иностранном языке, если не учил его раньше хотя бы на элементарном уровне.

В Московском институте высшей нервной деятельности нам сказали, что для того, чтобы объяснить данный феномен, необходимо до конца изучить мозг. В Санкт-Петербургском институте мозга человека к этой необычной способности человека относятся крайне скептически. По мнению специалистов, память может вытащить на свет лишь то, что в ней когда-то отложилось. Это все равно как прокрутить назад магнитную ленту и вспомнить давно забытое. А если мозг выдает информацию, ранее в него не заложенную, то откуда в пустом сейфе взяться кролику? Фокусы памяти? Если предположить, что человек начинает «вспоминать» языки, на которых разговаривали его предки, то тогда придется поверить в мистику.

Его убивали сорок раз

Руководитель Центра аномальных явлений и духовного развития «Сфинкс» Герман Арутюнов считает, что каждый человек подобен радиоприемнику с фиксированным на определенную волну колесиком настройки. И если происходит сбой и человек теряет свою волну, то он начинает хаотически ловить в эфире другие волны, становясь ретранслятором и передавая чужую, ему непонятную речь. Он может настроиться и на волну какого-нибудь норвежца или африканца, и на «радиостанции» параллельных миров. Но пока неизвестно, как эта «радиоволна» записывается в пространстве и почему сбивается «настройка».

Директор Научного центра по исследованию аномальных явлений Владимир Заморока полагает, что в околоземном пространстве существует астральный мир,, в котором хранится банк информации всего человечества. К нему могут подключаться экстрасенсы, ясновидящие, медиумы, а также «контакторы», которые смогли проникнуть в кладовые мирового разума благодаря мозговой травме. Если верить в переселение душ, то можно предположить, что при нарушении работы мозга человек способен очутиться снова в своей старой «шкуре» и переключиться на язык, на котором он разговаривал сто или тысячу лет назад.

Например, такая история произошла с пенсионером Сергеем Петровичем Перовым, который после автокатастрофы, придя в себя, начал говорить на старофранцузском. Погрузив Перова в состояние гипноза, исследователи узнали о его прошлой жизни много интересного. Оказывается, он жил на свете множество раз, все время сохраняя душу солдата. В прошлых битвах его убивали сорок раз и более сотни раз ранили. Пенсионер воевал рядом с фараоном Рамзесом, бился на стороне Габсбургов и прошел большой путь с войском Наполеона. Перов описывал реалии старины глубокой с такими мельчайшими подробностями, что нельзя было усомниться в их подлинности. Несомненно, что это пример классической реинкарнации, и подобных явлений в истории известно более тысячи.

Загадка правого полушария

Но, может быть, разгадка тайны кроется совсем в другом? За ответом мы обратились к старшему научному сотруднику отделения патологии речи Института психиатрии Министерства здравоохранения Карине Маратовне Щипковой.

– Полиглотом в одночасье стать нельзя. Наверняка языки, на которых эти люди стали вдруг разговаривать, были известны им и раньше. «Синдром иностранной речи» связан с поражением височных отделов мозга, чаще всего правого полушария, функцией которого является эмоциональная выразительность, темп и индивидуальные особенности речи.

Несколько иной версии придерживается доктор психологических наук Кембриджского университета Софи Скотт, изучающая механизм речевой метаморфозы. Ее исследования показывают, что все жертвы синдрома перенесли инсульт в левой передней части мозга. Поэтому этот вопрос еще требует уточнения.

Главные причины синдрома – травмы, инсульт, атрофия нервных клеток. При поражении мозга старая, заложенная еще в детстве информация нарушается в меньшей степени, чем та, что усваивается позже.

Поэтому при сбое новая информация быстро стирается, а наружу выскакивает хорошо позабытое старое.

Чаще всего в медицинской практике встречаются случаи, когда люди начинают говорить на родном языке с иностранным акцентом. Реже – когда речь взрослого человека вдруг уподобляется речи маленького ребенка. Интеллигенты, которые знают несколько языков, после перенесенного инсульта могут начать изъясняться с акцентом и вплетать в свою родную речь слова чужого языка.

К сожалению, помимо перенесенного недуга, уникальные «превращения» чреваты тем, что пациенты начинают испытывать еще и депрессию. Ведь они оказываются иностранцами в своем отечестве и им становится трудно общаться с близкими. А излечиться от подобного недуга непросто. Если только не попробовать вышибить клин клином: снова попасть в стрессовую ситуацию или пережить вторичный инсульт, который, однако, может оказаться последним.

«Я ПО–ПРЕЖНЕМУ НЕ ВЕРЮ В СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ…»

В молодости, в начале службы в вооруженных силах США подполковник авиации Лоренс В. Кармон, материалист до мозга костей, столкнулся с неведомым.

«Я никогда не считал себя зеленым новичком, – вспоминал подполковник, – даже когда только что закончил колледж ВВС. Поэтому, услышав по прибытии на авиабазу острова Гуам историю о "кричащем Чарли", просто не поверил своим ушам.

Подходила к концу первая неделя, данная мне и еще дюжине таких же, как я, юнцов для ознакомления с новым местом службы. Шел дождь, и все мы укрылись от непогоды в ремонтном ангаре. Там в дальнем углу работал пожилой механик из гражданских. То, над чем он корпел, привлекло мое внимание. Это был обломок самолета.

«Подходи ближе, не стесняйся», – сказал механик, не отрываясь от своей работы. Я немного удивился – он стоял спиной ко мне и не мог видеть, как я приближался. Должно быть, подсказало шестое чувство. «Давай, сынок, можешь потрогать», – продолжал он. Я коснулся холодного куска металла. Раньше он был частью боевого самолета, теперь это лишь обломок бесполезного ржавеющего железа. Ничего особенного. И все же…

«Мой приятель получил свое на этом самолете, – проговорил механик, оторвавшись наконец от работы. – Его звали Чарли. Это было ближе к концу войны. Хотя наши парни полностью контролировали небо над Тихим океаном, японцы нет-нет да и появлялись. Особенно досаждала нам одна парочка истребителей. Мы прозвали их "самурай и его леди". Ребята из разведки шепнули нам, что "самурай" этот – аристократ, чуть ли не потомок Токугавы (правителя Японии, жившего почти четыре столетия тому назад. – Н. Н.). "Леди" – благородная дама, училась в Европе, знала языки. Как стала пилотом – один Бог знает. Так вот, эта парочка всегда летала вместе, он – ведущим, она – ведомым. Хорошо летали. Сбили тринадцать наших "мустангов". Еще на фюзеляже у него и у нее были какие-то черточки да кружочки. Один знаток сказал, что это письмена японской черной магии. Не знаю, так ли это, но ребята ему поверили. Потому что не могли сбить эту зловещую пару. Вот тогда-то и прибыл к нам Чарли. Его прислали из Европы, где на его счету было около двадцати сбитых вражеских машин. Мы с ним сошлись на почве общей любви к футболу. Помню, когда он узнал о японских истребителях, загорелся, стал говорить, что, дайте только срок, собьет он эту парочку! Чарли не просто хвастался, он на самом деле классный был пилот. Как-то раз участвовал в воздушном патруле. Вдруг на них из облаков вынырнули японцы. Завязался бой. Тогда мы потеряли одного нашего общего друга. Он не успел даже выброситься из горящего "мустанга". Это была работа "самурая и его леди". Все ребята растерялись, кроме Чарли. Он зашел в хвост парочке и снял по очереди ее и его! Чарли долетел до аэродрома, но, когда заходил на посадку, внезапно отказали двигатели. Его размазало по взлетной полосе, как поджаренный телячий паштет. Говорят, что так отомстили бедняге Чарли "самурай и его леди".

Помолчав, механик сказал, что вроде бы дух Чарли не совсем покинул этот мир. На протяжении многих лет его фигуру видят летчики и военные полицейские близ взлетной полосы. Обычно эти встречи сопровождаются жуткими криками, а бледное страшное лицо пилота нагоняет на людей панический ужас.

Прошло несколько дней. Как-то ночью я стоял в караульной смене, в дальнем конце летного поля. Сквозь моросящий теплый дождь были видны лишь самолет, который я охранял, да темная стена джунглей. Я смотрел в туманную ночь. Висящая вокруг тишина только усугубляла нарастающее чувство одиночества. И вдруг раздался пронзительный крик, почти визг! Я сорвал с плеча автомат и замер. Тогда я увидел на краю поля одинокую фигуру. Незнакомец шел уверенным шагом. Передернув затвор, я крикнул: «Стой! Кто идет?» Человек не остановился. Машинально я потянулся за рацией, чтобы сообщить о происходящем. Но оказалось, что батарейки обесточились…

Незнакомец был на расстоянии нескольких метров от меня, когда я вторично крикнул «Стой!». На этот раз он подчинился, и я смог рассмотреть его. На нем был дырявый грязный летный комбинезон оливкового цвета. Бледное лицо покрывал слой въевшейся копоти. Я повесил автомат на грудь и спросил: «М-да. мистер, ну и что же вы делаете в такое время в таком месте?» Незнакомец улыбнулся: «Странно, что ты еще не слышал обо мне. Разве они не рассказали тебе о пилоте, который разбился тут тридцать пять лет назад?» «Чарли?» – спросил я. «Кричащий Чарли, – ответил незнакомец, – так, по крайней мере, меня здесь называют». И он протянул руку для рукопожатия: «Я смотрю, ты мне не веришь?»

Чарли поднял правую руку и хитро сощурился. Его конечность начала превращаться в белую дымообразную субстанцию. Дым поднимался вверх и колебался от ветра. Прошло несколько секунд, и все стало, как раньше – рука Чарли обрела свой прежний вид. «Ну как, теперь веришь?» – спросил он. Я промычал в ответ что-то нечленораздельное. Потом Чарли достал из-за спины потертый летный мешок. «Эта сумка была со мной, когда я получил свое. С тех пор я не расстаюсь с ней ни на минуту», – сказал он, вынимая из мешка сигнальный пистолет. Я снова было схватился за автомат, но он успокоил меня и протянул оружие рукояткой вперед. «На, посмотри», – предложил мне Чарли. Пистолет оказался необычным. Вороненая сталь просвечивала изнутри, а спусковой крючок отсутствовал. Более того, пистолет был легким, почти невесомым. Странно, подумал я и сказал: «Я слышал историю о вас от нашего механика из старого ангара». Чарли молча кивнул: «Все правильно. Каждый совершает ошибки. Важно, чтобы было время их исправить. Мне его не дали».

Мы немного поговорили о летчиках и новых самолетах, а потом Чарли сказал, что ему пора. «Было приятно поговорить с вами, сэр», – попрощался я. Уже собираясь уходить, Чарли вдруг вспомнил что-то важное. «Вот, передай это механику, – сказал он, протягивая мне завернутый в бумажку маленький предмет. – Хочу отдать давний долг». Чарли сделал несколько шагов по направлению к лесу, и вскоре его фигура пропала в тумане…

Я присмотрелся к тому, что он оставил. Это были завернутые в старую стодолларовую банкноту летные «крылышки» – значок пилотов-истребителей времен второй мировой войны. Когда на следующий день я отдал все это механику, он ни о чем не спросил. Лишь поблагодарил и вышел в задумчивости.

Я больше никогда не встречал Чарли и не слышал историй о призраке с базы ВВС в Гуаме. Я по-прежнему не верю в сверхъестественное и затрудняюсь сказать, что же в действительности произошло со мной тогда. Надеюсь лишь на одно: когда-нибудь я получу ответ на этот вопрос».

АГРЕССИВНЫЕ ЛУНАТИКИ

В одном из рассказов Стивена Кинга главный герой боится открыть багажник собственного автомобиля. Он предполагает, что громкое убийство, о котором говорит вся округа, дело его собственных рук, хотя все произошло как бы помимо воли, независимо от данного человека. Может ли такое случиться на самом деле?

Да, отвечают на такой вопрос психиатры. К сожалению, подобные случаи могут описать не только писателифантасты.

Несколько лет назад в городе Торонто произошел такой случай. Двадцатитрехлетний клерк, у которого были жена и маленькая дочь, внезапно потерял работу и наделал много долгов, пытаясь поправить свои дела игрой. Он потерял сон, лежал все ночи напролет с открытыми глазами, но придумать ничего дельного не мог.

Но однажды сон все-таки сморил его. Во сне он встал, сел в машину, проехал четырнадцать миль до дома, где жил его отец с мачехой, которая души в нем не чаяла и звала его «наш кроткий гигант». Так вот этот «кроткий гигант» вошел в дом, кинжалом заколол отца и мачеху. Придя в себя, приехал в полицейский участок и, показывая окровавленные руки, сделал заявление: «По-моему, я кого-то убил».

Попытки разобраться в этом и в некоторых других случаях приводят нас к лунатизму. Всем известно, что во время сна некоторые дети могут отправиться на прогулку. (Правда, и среди взрослых таких людей немало.) Лунатиками их прозвали потому, что раньше полагали: дескать, такие прогулки люди совершают в полнолуние. Но потом выяснилось, что частота полуночных путешествий не имеет к фазам Луны ровным счетом никакого отношения. Просто наблюдать такие путешествия при лунном свете очевидцам удавалось чаще, чем в темноте. Да и сами любители таких прогулок инстинктивно старались разгуливать там, где светлее, особенно если в их намерения входили путешествие по коньку крыши и прочие чудеса акробатики.

Теперь бывших лунатиков врачи предпочитают называть сомнамбулами (от латинского «сомнус» – сон и «амбуло» – хожу). Все движения во время сна такие люди совершают с ловкостью, вовсе не присущей им в обычное время. Секрет тут прост: в бессознательном состоянии у человека нет ни малейшего внутреннего напряжения, страха и скованности, его не беспокоит, что он может опрокинуть стул или свалиться с крыши. И он редко что-либо опрокидывает или откуда-нибудь сваливается.

Обычно такие прогулки завершаются крепким сном. Утром люди просыпаются как ни в чем не бывало и о своих приключениях мало что помнят, считая обычно, что все это им приснилось. Героиня новеллы Андре Моруа «Дом» рассказывает о своем навязчивом сновидении, во время которого она посещает красивый замок. Она не раз пытается его найти и совершенно случайно наталкивается на него в окрестностях Парижа. Замок сдается внаем, его хозяева не хотят в нем больше жить, поскольку каждую ночь в нем появляется привидение. Слуга всматривается в гостью и узнает в ней то самое привидение…

Действия сомнамбул не ограничиваются только прогулками, и это побудило врачей ввести в обиход еще один термин: безболезненный автоматизм. И впрямь человек действует как автомат. Мечников, например, отмечал, что сомнамбулы повторяют обычные действия своего ремесла и во сне.

Все это было бы забавно и даже романтично, если бы не случай с девушкой из Кентукки, убившей своих родителей из пистолета, если бы не ночная вылазка «кроткого гиганта» из Торонто и другие подобные случаи.

Героиня Моруа находит свое сновидение. Нечто подобное случилось и с одним французским сыщиком, который страдал нервным расстройством. Он лечился в санатории, когда узнал, что неподалеку на пляже совершено убийство. Полиция теряется в догадках, наш герой хочет помочь ей и в конце концов приходит к выводу, что убийца – он сам.

Девушку из Кентукки оправдали, «кроткого гиганта» – тоже, судьба сыщика неизвестна… Их случаи наиболее яркие в длинном перечне драматических происшествий на почве сомнамбулизма: задушенные жены, которых мужья до роковой ночи боготворили, выброшенные в окно дети, чьим матерям померещилось, что в доме пожар, сбитые прохожие, на которых не обратил внимания спящий за рулем водитель…

Виновников этих бед судьи, как правило, оправдывают. Во всем виновата болезнь, полагают они. Человек не может подстроить так, чтобы во сне бодрствовать – это патология; он действует без злого умысла и сам страдает от этого.

Нейл Кригер, директор Центра нарушений сна при больнице св. Бонифация в канадском городе Виннипег, пишет в последнем выпуске журнала «Сон», что он согласен с решением судей, но тогда тюремное заключение надо заменять пребыванием в клинике и возвращать пациентов в общество, только убедившись в их полной безопасности для окружающих. А за этим пока никто не следит по-настоящему.

Большинство неврологов и психиатров не усматривают в основе сомнамбулического насилия какого-либо психического заболевания. Эмоциональные проблемы, подсознательное напряжение, следы перенесенного стресса – таких причин вполне достаточно, чтобы у человека определенного склада характера сложилась парадоксальная ситуация – он начинает бодрствовать во сне. Парадокс этот устраняется транквилизаторами и другими лекарствами, снижающими напряжение.

Кроме того, психиатр может научить пациента, как ослабить воздействие стресса, к которому тот излишне чувствителен. Обычно считалось, что сомнамбулизм возникает на стадии дремоты или так называемого медленного сна, когда сознание уже отключилось, а мышцы еще не расслабились. В быстром же, самом глубоком сне, когда человек и видит сновидения, это невозможно – мышцы полностью парализованы. Большинство сомнамбул подпадает под такое правило. Но оно имеет и исключения: человек видит сны, а мышцы его работают. Подобный феномен открыл в 1986 году Марк Маховолл, невролог из Миннесотского центра сна в Миннеаполисе.

Медленный ли сон нарушен у человека или быстрый и чего можно ожидать от него – все это определить не составляет особого груда. Карл Шейк, психиатр из Миннесотского центра, рассказывает о сорокатрехлетнем мужчине, который по ночам избивал свою жену, а однажды едва не задушил ее. Себя он тоже не щадил – отбил пальцы на руках, вечно ходил в синяках, так как в темноте то ударялся о стулья, то падал с крыльца. Оказалось, что он бродит по ночам с пяти лет. А когда ему было двадцать пять, вообразил, что в дом проник кто-то посторонний, и в чем был, продолжая спать, умчался на авто к родителям, жившим в пяти милях от него.

К алкоголю пациент был равнодушен, наркотиков не употреблял, психических отклонений не обнаружилось никаких… Днем это был нежный муж, замечательный отец – четверо детей его обожали. Но ночью…

Запись нервных волн показала склонность к панике и агрессивности. Он вскакивал, озирался, что-то бормотал, потрясал кулаками и пытался покинуть свое ложе.

Доктор Шейк прописал ему транквилизатор клонозепам. Принимает пациент его на ночь вот уже пять лет, и все это время спит спокойно.

Какова доля сомнамбул среди населения? Или хотя бы среди тех, у кого расстроен сон? Статистика здесь противоречива. Уточнить сведения решил доктор Гарри Молдавски и его коллеги из Центра сна и хронобиологии при Торонтском университете, Канада. Они взяли наугад первых шестьдесят четырех сомнамбул, пришедших в клинику, и обнаружили среди них двадцать шесть человек, совершавших во сне действия, которые можно считать насильственными. Женщин среди них было только три. По сравнению с миролюбивыми лунатиками агрессивные безудержно налегали на кофе, любили всякие таблетки, поскольку не выходили из стрессовых ситуаций.

Выяснилось также, что причиной агрессии может быть эпилепсия и сонное апноэ – болезнь, которая в Канаде и США весьма распространена. Апноэ – это внезапные остановки дыхания во сне, которые заканчиваются громовым храпом. Дыхание останавливается либо из-за нарушения его регуляции, либо из-за анатомического сужения верхних дыхательных путей. Остановки могут занимать до шестидесяти процентов времени сна.

По утрам больного терзают головные боли, днем он засыпает. Интеллект его снижен, характер ужасен. Просыпается от собственного храпа лишь частично и в этом полусне для окружающих опасен.

Эрик Ностингер, психиатр из Центра изучения сна при Питсбургском университете, США, высказывает опасения, как бы человек, совершивший преступление при полном сознании, не стал потом ссылаться на сомнамбулизм. Он рассказывает, что в городе Батлере тридцатисемилетний мужчина убил свою жену и заявил потом, что ничего не помнит. Суд не поверил ему, поскольку стало известно, что он всегда обходился с женой ужасно. А после ее смерти ни разу не выказал признаков раскаяния.

В другом случае суд оправдал человека, убившего жену во время сна. Брак у него был спокойным, но однажды улица была разбужена криками. Человек бил жену головой об асфальт. А сделав свое черное дело, забрался в машину и заснул спокойным сном.

Сравнивая оба случая, Ностингер говорит, что, если речь идет о сомнамбулизме, больного всегда легко отличить от обманщика.

«Странное дело, – отмечает доктор Молдавски, – если человек наносит увечья самому себе, падает с лестницы, например, люди охотно этому верят. Если же он во сне спускает с лестницы своего ближнего и утверждает, что ничего не помнит, его тащат в суд. Но, может, они и правы, поскольку себя мы всегда любим больше, чем окружающих…»

ПОСМЕРТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПАГАНИНИ

Более десяти раз гроб с останками великого музыканта предавали земле и откапывали вновь. При жизни, возможно, он не проделывал без остановок столь долгий путь, какой совершило это уже бездыханное тело.

«Паганини продал душу дьяволу, – гласила людская молва. – И после смерти ему не найти успокоения!» Трудно сказать, насколько соответствует истине первая часть этого утверждения. Но то, что тело умершего маэстро действительно долгое время не знало покоя, – абсолютная истина.

Знаменитый скрипач умер в Ницце от чахотки в мае 1840 года. Ею останки были забальзамированы по всем правилам того времени и выставлены в зале. Толпы людей приходили взглянуть на музыканта, столь виртуозно владевшего своим инструментом, что его заподозрили н связях с нечистой силой. Между тем сына Паганини Акилле.и без того убитого горем, ожидал новый удар судьбы. Епископ Ниццы преподобный Доменико Гальвано запретил хоронить еретика Паганини на местном кладбище.

Красивый ореховый гроб тайно перевезли на корабль. Друзья маэстро решили доставить его в родной город музыканта – Геную, которому он завещал свою скрипку. Но трусливый губернатор города Филипп Паолуччи отказался даже впускать судно в гавань.

Три месяца простояла шхуна на рейде. Матросы пили горькую, утверждая, что по ночам из тяжелого орехового ящика доносятся горестные вздохи и звуки скрипки. Наконец в результате длительных переговоров с самыми высокопоставленными лицами останки Паганини было разрешено перенести в подвал замка графа Чессоле – друга великого скрипача.

Но и там они, увы, пролежали недолго. Слуги стали жаловаться, что гроб мерцает в темноте дьявольским светом. Вновь ореховый ящик погрузили на повозку и повезли в морг лазарета в Виллафранке. Однако там взбунтовались местные служащие, которые, казалось бы, должны были быть привычны к мертвецам. Но и на них тело Паганини наводило непередаваемый ужас. Людям регулярно слышались стоны и вздохи призрака, сопровождаемые звуками страстной музыки.

И вновь друзья Паганини были вынуждены пуститься в дорогу вместе с печальным грузом…

Ги де Мопассан, воодушевленный этой невероятной эпопеей, написал в одном из своих романов, «что гроб из орехового дерева с телом музыканта более пяти лет покоился на пустынном скалистом острове Сент-Онора, пока сын Пагапини добивался в Риме высочайшего разрешения предать его земле». Но граф Чессоле в своих воспоминаниях приводит совсем другую версию. Вот основные ее этапы:

В 1842 году скрипача захоронили на мысе Сент-Оспис, у подножия старинной башни.

В апреле 1844 года останки вновь откопали и перевезли в Ниццу.

В мае 1845 года гроб перевезли на виллу графа Чессоле.

Но и это еще не все. Друзья не оставляли усилий захоронить маэстро по-христиански на кладбище. Усилия эти увенчались успехом лишь в 1876 году – спустя тридцать лет после его смерти!

Но в 1893-м гроб вновь откопали, так как пошли слухи, что из-под земли доносятся странные звуки, словно там находится живое существо. В присутствии внука Паганини, чешского скрипача Франтишека Ондржичека, прогнивший ореховый ящик был вскрыт. Тело музыканта практически истлело, но голова, особенно лицо, загадочным образом великолепно сохранились, Это дало пищу для новой волны самых невероятных слухов и сплетен.

В 1897 году гроб с останками Паганини вырыли еще раз и перевезли на новое кладбище…

Не менее удивительные посмертные приключения пережило тело знаменитого конкистадора и завоевателя Мексики Эрнана Кортеса. Он уничтожил великое множество ацтеков. Правитель Куаутемока перед своей казнью сказал Кортесу: «Бог спросит с тебя за это!» И проклятие подействовало. Великий конкистадор умер в Севилье. В 1547 году был торжественно погребен в фамильном склепе. Но через пятнадцать лет (согласно завещанию) гроб с телом перевезли через океан, захоронив в монастыре в Тескоко. И началось… Мексиканская земля не принимала проклятое тело. Гроб Кортеса выкапывали и зарывали вновь еще шесть раз. Однажды покойнику грозила опасность вообще исчезнуть, когда Мексика освободилась от испанского владычества и местные патриоты вознамерились сжечь останки конкистадора и развеять по ветру… Обошлось. Но покоя Кортес все равно не обрел. В 1946-м его тело разыскали ученые и отправили на исследования.

Какое же проклятие преследовало великого Паганини? Почему останки Кортеса переходили из могилы в могилу? В чем секрет этих посмертных эпопей? Может, и впрямь тут замешаны мистические законы и высшие силы? Не будем спешить с выводами. Замечено, что тела людей, вкусивших при жизни власти.или славы, не имеют покоя после смерти. Вспомните хотя бы египетских фараонов. Их останки подвергались ограблениям. Их забальзамированные тела препарировали любопытные ученые. Их мумии развезли по всему свету и выставили в музеях на всеобщее обозрение.

Вряд ли в этом повинны какие-то потусторонние силы. Сами люди, движимые любовью или ненавистью к великим умершим, не дают им покоя. Взять хотя бы тело Ленина. Во время войны его тайком перевозили в специальном саркофаге в далекую Тюмень, чтобы в случае падения Москвы мумия «великого вождя» не попала в руки фашистов. А в последующие годы, когда она опять оказалось в Мавзолее на Красной площади, находились люди, которые пытались совершить покушение на эти останки.

Редко можно найти великого покойника, которого не потревожили бы в могиле, чтобы отправить в посмертное путешествие. Взять хотя бы Наполеона, гроб которого выкопали спустя девятнадцать лет после смерти, чтобы перевезти его прах с острова Святой Елены в Париж. Останки Федора Шаляпина спустя полвека после смерти отправились в дорогу из Франции в Россию. Ходят слухи, что останки Гитлера хранятся где-то в сейфах российских спецслужб…

Иногда тела знаменитостей даже воруют, как это произошло с прахом Чарли Чаплина в 1978 году. Глубокой ночью двое злоумышленников вскрыли могилу знаменитого артиста, погрузили свинцовый саркофаг в автофургон и увезли в неизвестном направлении. Как потом выяснилось – в Швейцарию. Но тщетно они требовали с вдовы выкуп. Она сказала: «Мой муж живет в моем сердце и на небесах. А то, что попало к вам в руки, мне неинтересно». Тело Чарли Чаплина отсутствовало в своей могиле почти месяц, прежде чем полиция смогла поймать незадачливых преступников.

А порой люди, познавшие при жизни лишь высочайшие почести, испытывают после смерти изощренные унижения, пытки, когда их уже мертвые тела даже подвергают показательной казни. Вот некоторые примеры такой неблагодарности потомков.

В конце IX века, когда папский престол в Риме занял Стефан VI, он решил судить своего предшественника епископа Формозу. Тело епископа вырыли из могилы, обрядили в папские одежды и посадили на трон. Состоялся мистический суд над мертвецом. Его признали виновным в страшных прегрешениях. Затем труп показательно казнили – ему отрубили три пальца, которыми он благословлял народ при жизни, затем его привязали за ноги к лошади, протащили через весь Рим и сбросили в Тибр.

Очень похоже поступили англичане с Оливером Кромвелем. Его тело, захороненное в часовне Вестминстерского аббатства, извлекли из могилы и повесили, а спустя некоторое время выставили подгнившую голову на крыше Вестминстер-холла на всеобщее обозрение и устрашение…

Лютая казнь состоялась в России в начале XVII века над уже мертвым телом Лжедмитрия 1 (Григория Отрепьева). Сперва его труп, пролежавший на площади несколько дней, подвергли публичному бичеванию.

Потом вспороли живот, а в рот забили музыкальную дудку. Изуродованные останки захоронили было в придорожной канаве. Но и этого показалось мало. Вскоре обесчещенное тело вновь откопали, сожгли, пеплом зарядили пушку и выстрелили.

Знаменитому Гришке Распутину, фавориту семьи последнего российского царя, тоже не удалось спокойно полежать в могиле. Его тело выкопали буквально через несколько месяцев после убийства и сожгли в топке парового котла…

Какие же из этого можно сделать выводы? Быть может, не стоит при жизни рваться к славе и величию, чтобы потом, после смерти, твое тело могло покоиться в земле с миром? Увы, порой даже самая «растительная» жизнь не гарантирует посмертного упокоения. Известно, как строители буквально сметают с лица земли целые кладбища, чтобы подготовить площадки под застройку растущих городов. Пока мы сами не научимся уважать покой своих мертвых, нам никто не сможет гарантировать того же.

ПИРЕНЕЙСКАЯ ДИКАРКА

На страницах старых газет порой можно встретить странные истории. Вот одна из них, ей уже более ста восьмидесяти лет. Она опубликована в «Журналь де л'Ампир» 17 января 1814 года за подписью супрефекта округа Фуа господина Баскля де Лагреза. И хотя с тех пор наши деды и отцы, да и мы сами были свидетелями многих удивительных событий, эта история остается необычайно интересной и заслуживает быть извлеченной на свет со старых, пыльных страниц. Речь в ней идет о событиях, произошедших в Пиренеях, в той части департамента Арьежа, которая образовывала в то время графство Фуа, страну отвесных скал и бездонных пропастей, над которыми возвышается всеми своими тремя тысячами метров величественный Монкальм.

Однажды – дата точно не определена, но не ранее лета 1807 года – охотники заметили среди неприступных скал совершенно обнаженную женщину. Она стояла на одной из вершин на краю обрыва и, казалось, что-то внимательно рассматривала без малейшего страха в глубине пропасти, над которой склонилась, будто готовая броситься вниз. Хотя до нее было довольно далеко, удалось рассмотреть, что она высока и худа, кожа ее загорелая и длинные волосы покрывают плечи и спину.

Охотники попытались приблизиться. Увидев людей, она испустила крик ужаса и бросилась бежать, с поразительной ловкостью прыгая по нагромождениям неустойчивых, шатающихся камней. Она передвигалась по отвесным склонам с той же легкостью, с какой светская дама по посыпанным песком дорожкам парка. Пришлось отказаться от преследования. Охотники вернулись в Сюк, довольно большую деревню в полулье note 1 от городка Вик-Дессос, административного центра этого живописного кантона. Они, конечно, не стали делать секрета из необычной встречи. Менее чем через час все обитатели деревни уже знали, что в окрестных горах появилось удивительное существо – полуженщина, полуобезьяна. Самые отважные решили немедленно устроить облаву, и уже перед рассветом они сидели в засаде за скалами вокруг того места, где женщину видели накануне. С восходом солнца она появилась, не подозревая об опасности. Ее окружили, схватили, не обращая внимания на крики и сопротивление. Пришлось связать ей руки, чтобы завернуть ее в кусок ткани, который она, однако, успела превратить в лохмотья. Когда же она поняла, что ее собираются увести с собой, то забилась в отчаянных конвульсиях, испуская яростное рычание. Окружающим показалось, что среди рыданий и воплей они различили угрозы, произнесенные на французском языке. Убежденные теперь, что пойманное ими существо не животное, а женщина и их соотечественница, они доставили ее, не без сопротивления с ее стороны, в дом местного священника.

Кюре встретил эту отбившуюся от божьего стада овцу ласково и мягко. Обратился к ней с утешающей и успокаивающей речью. Трудно было представить, поняла ли хоть слово дикая пленница из этой сочувственной речи, но вид сутаны пробудил, видно, в ее помутившемся мозгу какие-то далекие воспоминания. Бедная женщина внезапно успокоилась. Она опустила голову и, кажется, погрузилась в горестные раздумья. Она плакала и шевелила губами, как будто произнося молитву. Возможно, она вспомнила исчезнувшего мужа: некоторые из присутствовавших утверждали, что услышали обрывок фразы: «…что скажет – мой муж?» Воспользовавшись этим моментом просветления, начали задавать ей вопросы. Она не ответила ни на один. Предложили еду. Она от нее отказалась. Казалось, она потеряла интерес ко всему. Смущало то, что, несмотря на жалкую наготу тощего тела, грубую, обветренную кожу, спутанные волосы, эта несчастная, ещё довольно молодая, не утратила благородного и полного достоинства вида. Ее изможденное лицо сохраняло остатки красоты, и во взгляде, когда она смотрела на крестьян, собравшихся вокруг нее, угадывались надменность и пренебрежение.

Наступил вечер. Кюре решил, что необходимо дать пленнице отдохнуть. Он приготовил комнату с удобной кроватью, белье и еду, принял меры, чтобы несчастная не смогла поранить себя, и оставил ее одну, заперев на два оборота ключа, чтобы исключить всякую возможность побега. Рано утром на следующий день он был уже на ногах. В доме стояла тишина: дикарка, вероятно, еще спала. Кюре осторожно отпер дверь… Комната была пуста! На тропе, ведущей в горы, нашли разорванные платье и юбку, оставленные накануне около постели беглянки, это был след. Все местные охотники и пастухи бросились в погоню, состязаясь друг с другом в быстроте и ловкости. Но все было напрасно.

Потом ее иногда видели издалека собирающей траву на неприступных скалистых гребнях или бегущей по берегу вдоль озера – огромного пространства стоячей, загнивающей воды, полного лягушек, саламандр и пиявок. Она бросалась в воду с прибрежных камней и вылезала из воды с добычей, которую тут же, на ходу, съедала. Иной раз замечали ее фигуру на вершине высокой скалы. Она стояла в горестном раздумье, похожая на статую, неподвижная, как камень под ее ногами.

Наступила осень. Пришлось отказаться от попыток поймать дикарку. Зима в тот год была ранней и суровой. Выпало много снега. Запертые на долгие месяцы в своих жилищах, крестьяне часто вспоминали о несчастной женщине, которую хотели спасти, хотя и против ее воли. Теперь она несомненно была мертва. Ее или убили морозы, или она неминуемо должна^быЛа умереть из-за полного отсутствия пищи: земля покрылась трехметровым слоем снега, а горные озера промерзли до самого дна. Если, конечно, до того ее не растерзали медведи, в то время в этом районе Пиренеев их было еще много. В одном можно было не сомневаться: никто и никогда больше не увидит ее живой.

В первые весенние погожие дни самые смелые отправились в горы в надежде отыскать хотя бы какиенибудь следы, способные пролить свет на судьбу несчастной. Едва они достигли первых горных отрогов, как увидели ее – как всегда, совершенно обнаженной и, казалось, еще с большей, чем обычно, ловкостью прыгающей с камня на камень и с наслаждением катающейся по снегу. Это было совершенно невероятным! Слухи о чуде распространились по всему району. Господин Вернье, мировой судья кантона, решил, что необходимо действовать. Он отправился в Сюк, набрал несколько отрядов охотников и сам возглавил их. Дикая женщина была поймана, и, чтобы исключить новый побег, ее отвезли на этот раз в Вик-Дессос.

Вернье попытался сначала завоевать доверие своей пленницы. Он твердо решил узнать ее тайну. Ему удалось заставить ее принимать из его рук простую еду: зелень, мясо и рыбу. Но, несмотря на все расспросы, она хранила упорное молчание. Однако когда он спросил, как ей удалось избежать когтей медведей, она сказала: «Медведи, они мои друзья, они согревают меня…» Она произнесла эти слова внятно, голос ее был чист, речь – без иностранного акцента. По манере говорить было очевидно, что она не из простолюдинов. По некоторым другим обрывкам фраз, что удалось из нее вытянуть настойчивыми расспросами, можно было установить, что в 1793 году, спасаясь от революции, они с мужем эмигрировали в Испанию. После многих лет жизни на чужбине супруги решили вернуться на родину. То ли некие политические мотивы не позволяли им пройти мимо пограничной, стражи, то ли они решили вернуться во Францию инкогнито, но они отправились без проводника по горным тропам через Пиренеи. Там на них напали контрабандисты. Вероятно, муж ее в этой схватке был убит, а обезумевшая от горя и решившая умереть женщина забралась в самый глухой горный угол. Так началась ее жизнь Робинзона, продолжавшаяся не менее двух лет. Мировой судья, будучи примерным служащим и подозревая в этой безумной врага империи, посчитал, что более надежным будет перевели ее в Фуа, центр департамента, и представить дело на рассмотрение тамошнего префекта.

Публикация мной этой статьи вызвала множество писем, некоторые из которых были резкими, даже ругательными. Меня обвиняли в том, что я рассказываю читателям малоинтересные, скучные истории, неправдоподобность которых очевидна. Другие предупреждали участливо, что, приняв за подлинный рассказ, напечатанный в «Журналь де л'Ампир», я стал слепой жертвой известного мистификатора. Автор этого розыгрыша, известного уже сто лет, не кто иной, как господин Муссон. Однако не все так просто. Должен сообщить, что я проявил осторожность и не спешил представить эту невероятную на первый взгляд историю публике без предварительной проверки. В архивах, как известно, при желании можно найти все. Там я и разыскал досье на женщину-дикарку, хотя это и стоило мне некоторого труда, поскольку, вопреки тому, что я узнал из повествования супрефекта, она была поймана совсем не в 1814 году. Мне пришлось просмотреть переписку властей Арьежа с министром полиции вплоть до 1808 года, чтобы найти следы происшествия. Личное дело супрефекта Лагреза показывает к тому же, что он приступил к своим обязанностям только в 1811 году, то есть через три года после описываемых событий. Этот факт, как мы увидим в дальнейшем, окажется нам полезен.

Некоторые мои любезные корреспонденты (я благодарю их за сообщения) писали мне, что воспоминания о безымянной сумасшедшей еще живы в селениях графства Фуа. «Когда я прибыл в Арьеж, – писал один из них, – это была первая история, которую я услышал». Она была рассказана также и Эли Берте, в молодости служившему в управлении рудников в Вик-Дессосе… Позднее, уже будучи модным писателем, он вспомнил о ней, и она легла в основу его романа «Антония», опубликованного в 1850 году. В следующем году «Антония», конечно значительно дополненная, превратилась в три тома «Пиренейской девицы», которая была переиздана в 1877 году под названием, более соответствующим сюжету, – «Безумная из Пиренеев».

Я также имел честь получить послание от уважаемого специалиста господина доктора Поля Курбона, главного врача психиатрической лечебницы Стефансфельда, что недалеко от Страсбурга. Он сообщил мне содержание одного доклада, представленного на конгрессе психиатровневрологов, прошедшем в Тунисе в 1912 году. Сумасшедшая из Пиренеев там не упоминалась, но рассматривались похожие случаи. «И в наши дни, – писал мне доктор Курбон, – случаи, когда сумасшедшие, сбежавшие из лечебниц, неделями живут зимой без одежды, под открытым небом, не являются исключительными. Физиология этих больных совершенно отлична от показателей нормальных людей и позволяет им переносить неблагоприятные погодные факторы».

Что является причиной этой особенности больного организма? Атавизм.

Каждый человек получает при рождении генетическую наследственность, восходящую к далеким предкам. Часто можно встретить сходство, иногда поразительное, внука со своим дедом или даже с портретом прадеда или прапрадеда. Вкусы, склонности, которыми он будет обладать, когда вырастет, часто вопреки всему, окажутся вкусами и склонностями его более или менее далеких предков. Ученые, однако, допускают, что по капризу природы, к счастью, редко, новорожденный наследует черты поколений, живших сотни, тысячи лет назад. Иногда предок, которого он копирует, – первобытный человек. Тогда генетическое наследство его страшно неразвито. Голосовые связки несчастного не способны издавать членораздельные звуки, а воспроизводят лишь лай, мяуканье или рычание. Он обнюхивает, облизывает, царапается и кусается, как доисторическое существо, которое воспроизводит.

«Прекрасный пример такого случая – персонаж, известный как "Дикарь из Аверона", обследованный недавно Итаром и Пинелем, – продолжает месье Курбон. – Этот ребенок двенадцати лет, несколько лет проживший один в лесу, питаясь желудями и корешками, утоляя жажду в ручьях, ночуя под деревьями и удирая каждый раз при приближении человека… Всегда настороже, безголосый, не умеющий ходить прямо, передвигающийся рысью или галопом, обнюхивающий все предметы, он походил больше на животное, чем на человеческое существо». Его поймали, пытались привить ему цивилизованные навыки, но все усилия воспитателей оказались напрасными. Оказавшись на улице городка, где его содержали, «только после того, как он долго обнюхивал руки своей воспитательницы, он ее узнал и согласился следовать за нею».

Доктор Поль Курбон приводит еще один интересный случай, произошедший с ребенком двенадцати лет, глухонемым, жившим среди крестьян. Они кормили его, совершенно не заботясь о его воспитании и обучении. Когда его поместили в лечебницу, он своими жестами и действиями больше походил на обезьяну, чем на человека. Свою радость он выражал прыжками и кульбитами; чтобы выразить хорошее отношение к кому-либо, он обнюхивал, облизывал, покусывал этого человека; а когда был им недоволен – кусался уже всерьез, больно, и рычал… Он ходил, поджимая пальцы и выбрасывая руки вперед, как будто применение верхних конечностей облегчало ему передвижение. Никогда ничего не ел, не обнюхав предварительно пишу, не пользовался ни ложкой, ни вилкой, пил, погружая губы в посуду с водой. Через несколько месяцев медико-педагогических обследований этот случай был достаточно изучен, чтобы можно было поставить диагноз: идиотизм – и констатировать, что речь идет об умственном атавизме.

Можно ли отнести сюда же случай безумной из Пиренеев? Или ее помешательство имеет другую природу? Вопрос, на который невозможно точно ответить.

Чтобы покинуть высокие сферы науки, где я со своей некомпетентностью чувствую себя неудобно, я должен еще раз выразить мою глубокую благодарность господину префекту Арьежа. Он по своей доброй воле прислал мне кроме ценных библиографических указаний копии редких документов, касающихся дикарки и сохранившихся в городских архивах. Из них следует, что память об этой истории была увековечена и отра-' жена в обширной литературе. Она была упомянута в «Описании департамента Арьеж», изданного в 1839 году, и в издании 1863 года, в томе, выпущенном в Фуа господином Божесом, директором школы в Арьеже, а также в 1905 году, в путеводителе Луи Госсена. Она даже вдохновляла поэтов. Один из них, подписывавшийся именем Рукатил, посвятил ей балладу на местном диалекте, другой, арьежский бард Рауль –Пафажет, использовал этот сюжет в своей поэме «Вершины и долины». Еще до Эли Берте был написан роман на эту тему. В 1817 году в Париже появляется «Жизнь и трагическая смерть мадам де Будуа, найденной в январе 1814 года (дата ошибочна, как это уже было доказано выше) совершенно обнаженной в скалистых горах…». Написанный современником событий, он мог бы, казалось, пролить дополнительный свет на таинственную личность несчастной узницы тюрьмы в Фуа. Но представлял собой лишь набор напыщенных фраз, к которым история не имеет никакого отношения. То же можно сказать и о рассказе, опубликованном в Каркассоне в 1884 году аббатом Лаборном, кюре из Рейсака-сюр-Лампи, пол названием «Эрманс де Baльмега, или История сумасшедшей, найденной в 1809 году (еще одна ошибка. – Авт.) среди скалистых отрогов Монкальма». Для того чтобы его произведение имело счастливый конец, автор не допустил смерти своей героини в тюрьме, а позволил ее мужу, графу де Вальмеге, при содействии надсмотрщика, освободить ее и увезти в почтовой карете, а затем его самоотверженная забота вернула ей разум.

Все это чистый вымысел. Официальные и подлинные документы, к сожалению, очень лаконичны. Те, которыми я обладаю благодаря господину префекту Арьежа, полностью совпадают с сообщениями, хранящимися в Национальном архиве. Из них следует, что несчастная упрямо сохраняла молчание: «На все задаваемые ей вопросы она отвечала рыданиями, прерываемыми словом "муж". Это позволяет предположить, что она потеряла рассудок в результате какого-то большого несчастья». Такое положение вещей стало, в конце концов, доставлять властям неудобства. Поскольку в департаменте Арьежа не было ни одной психиатрической лечебницы, префект обратился к своему коллеге в Верхней Гаронне с просьбой предоставить место для женщины в приюте Тулузы. Но там ее отказались принять, видимо считая, что милосердие надо распространять только на больных своего департамента. На что чиновники из Фуа пытались ответить, что их случайная клиентка принадлежит Верхней Гаронне в той же степени, что и Арьежу. Никто не знает, откуда она родом. Но все было напрасно.

Пока местными властями предпринимались попытки устроить ее судьбу, министр полиции настаивал на прояснении некоторых подозрительных моментов в истории с этой пленницей: «С момента, когда она отказалась отвечать на вопросы, и до того, как совершила побег, ее действия не казались такими безумными, какими она хочет их представить: необходимо выяснить мотивы, по которым она упорно не хотела отвечать, кто она есть на самом деле». Почему, когда это дело было чисто административным и к тому же доставляло столько неудобств чиновникам, нельзя было отпустить на свободу эту женщину? Она вернулась бы в свои горы, где не могла бы принести никому никакого вреда, присоединившись к обществу медведей, меньших формалистов, чем люди, которые, по ее же собственным словам, «согревали бы ее зимой». Но нет. Ее держали под арестом в соответствии с инструкциями!

После первой из двух недель, проведенных в приюте, примерный порядок которого она нарушала своими экстравагантными выходками, ее было решено «изолировать», то есть поместить в тюрьму. В то время тюрьмой в Фуа служила старая феодальная крепость, три массивных башни которой гордо возвышались над городом. Когда несчастная ощутила себя запертой в тесной камере, ее отчаяние и ужас выразились в таких жалобных и продолжительных криках, что надзиратель буквально обезумел от воплей и поместил ее на лестнице круглой башни, между двумя запертыми дверями. Там безумная подвергалась еще большей опасности: вопервых, она не терпела на себе никакой одежды, во-вторых, само это место было очень вредно для здоровья. Представьте весь ужас положения этой несчастной – госпожи Будуа или, возможно, графини де Вальмеги: когда-то она, вполне вероятно, владела замком, слугами и каретами, а теперь умирала совершенно раздетая на каменных ступенях тюремной башни. Поскольку она продолжала стонать днем и ночью, тюремщики «догадались» упрятать ее в один из тех каменных мешков, которые сегодня показывают туристам как главную достопримечательность крепости.

Надзиратель оставил возле нее кусок хлеба, волу, закрыл люк и спокойно удалился.

Пленница, обнаженная, осталась в этом темном, ледяном подземелье. Когда через несколько дней надсмотрщик решил, что пора покормить заключенную, он нашел ее мертвой. Та, что пережила две зимы в заснеженных горах, та, которую приняли и согревали в своих берлогах дикие звери, не смогла перенести варварства людей и жестоких порядков «цивилизации». Это произошло как раз в тот момент, когда пришло известие, что ей предоставлено место в приюте для душевнобольных в Сент-Лизье. Передо мной свидетельство о смерти: 29 октября 1808 года перед мэром Фуа предстал Арно Буртоль, смотритель тюрьмы, сообщивший, что «сегодня, в час ночи, женщина, имя, фамилия, род занятий, место рождения и жительства которой неизвестны, примерно сорока пяти лет от роду, умерла во вверенной ему тюрьме…» Можно считать доказанным, что история женщиныдикарки не мистификация. То, что в ней не хватает многих деталей, которые могли бы пролить свет на тайну, связано, скорее всего, с тем, что некоторые документы исчезли из архивов. Достаточно перечитать статью супрефекта Баскля де Лагреза, и станет ясно, что он был знаком с документами, которых нет у нас: протоколами допросов сумасшедшей, материалами расследования Вернье, мирового судьи из Вик-Дессоса, сообщений о двух побегах, о поисках беглянки и т. д. К тому же сам Лагрез пишет: «В моих руках подлинные материалы расследования, я рад бы передать их тому, кто захочет с ними познакомиться». Можно предположить, что, приехав в Арьеж в 1811 году, он ничего не знал об этой драме. Ему рассказали. Он заинтересовался. Поскольку его положение позволяло ему легко получить доступ к официальным документам, он собрал их. изучил, написал на их основе статью, и когда в результате известных событий 1815 года (»Сто дней Наполеона Бонапарта и его вторичное отречение от престола» и ссылка на остров Эльба) он потерял свое место и покинул страну, ценные бумаги не были возвращены в архив. И пока они не будут найдены кем-нибудь из его потомков, я думаю, мы ничего больше не узнаем о трагической и таинственной судьбе пиренейской дикарки.

ГРОБОКОПАТЕЛИ ВЕРНУЛИ ПОКОЙНУЮ К ЖИЗНИ

«Совершенно невероятная история произошла в конце 40-х годов в шахтерском поселке Половинка Пермской области (ныне г. Губаха). Случилось это в семье Южаниных. Отец и мать работали на шахте и еще вели свое хозяйство. Жили они по тому трудному времени, можно сказать, вполне зажиточно. Все в семье были хорошо одеты и обуты, а мать и дочь носили даже золотые кольца и серьги.

Однажды теплым осенним вечером вся семья была дома. Отец и сыновья что-то мастерили, а мать и дочь шили одежду. Дочь пришивала пуговицы и одну из них, чтобы не потерять, по обыкновению держала во рту. При этом она что-то напевала, разговаривала с матерью. И вдруг, глубоко вздохнув, девушка закашлялась, забилась в продолжительных конвульсиях, а затем упала на пол. Все бросились к ней. Смертельно бледная дочь затихла и не подавала признаков жизни. Дыхания не было. Сердце не прослушивалось. Только тут родители поняли, в чем дело. Пуговка, которая была во рту дочери, попала ей в трахею и перекрыла доступ воздуха в легкие. Не теряя более ни минуты, повезли дочь в больницу. До нее было неблизко, и, когда девушку туда доставили, она уже стала холодеть.

Врач осмотрел ее и однозначно констатировал смерть от удушья. Горе родителей невозможно описать.

Через день состоялись похороны. Девушку обрядили в лучшее платье, а на палец надели колечко, но простое, лишь слегка позолоченное. Покойная лежала в гробу и словно глубоко спала, только была бездыханная и смертельно бледная. Ее похоронили и, как подобает, устроили поминки.

Рано утром следующего дня в проходную одной из шахт пришла растерянная, немного пошатывающаяся, как пьяная, молодая девушка. В это время на шахту уже шли люди, и одна из работниц при виде девушки вдруг закричала. Испуганная и трясущаяся она указала на вошедшую и сказала, что вчера она была… на ее похоронах! А между тем девушка подошла к рабочим и сказала им: «Не бойтесь, я живая. Сегодня ночью какие-то люди откопали меня из могилы. Видимо, я и не умирала по-настоящему».

Что же оказалось? Когда пуговица перекрыла девушке трахею, она попыталась ее выдохнуть, но потеряла сознание. Затем вдруг пришла в себя, но.не могла даже шевельнуть пальцем. При этом все понимала, что происходило вокруг.

Ее перенесли в темную комнату и оставили там одну. Наутро пришел еще один врач. Он осмотрел лежащую вместе с первым доктором и подтвердил: «Да, умерла», И тогда она подумала: «Видно, и вправду я умерла. Вот какая она, оказывается, эта смерть…» Вновь пришли родители и забрали ее домой. У девушки не было даже сил приоткрыть веки, но она слышала все разговоры присутствующих, все приготовления к похоронам. Так прошло двое суток.

Но вот ее укладывают в гроб. Целуют, прощаются. Везут на кладбище. Вот остановились. Девушка пыталась открыть глаза, шевельнуть пальцем. Но ничего не получается. Воздух проникает ей в легкие только через две крошечные дырки в пуговице. Этого слишком мало, чтобы жить, но этого оказалось достаточно, чтобы совсем не умереть.

И вот закрывают крышку гроба, звучат удары молотка. Все, конец ее земному существованию. Глухие удары комьев земли по крышке гроба. Голоса людей все глуше, и глуше. Вот они уже исчезли совсем. Тишина, вечный покой…

Только полное оцепенение тела и духа не позволило девушке действительно умереть от ужаса. Она не ощущала времени. И только где-то в глубине помертвевшего сознания теплилось восприятие действительности и понимание произошедшего. Это и была ее жизнь. И для этого пока хватало воздуха, имевшегося. в гробу.

И все же она услышала какие-то звуки. Это лопатами убирали землю с ее гроба. Сняли крышку. Слышны были тихие голоса людей: «Я видел у нее на руке кольцо. Явно золотое. Сними его. Теперь платье. Такое платье в Перми на барахолке загоним за хорошие деньги. Давай снимай. Переворачивай вниз головой!» И тут что-то случилось с девушкой. Воздух! Он вдруг широко хлынул ей в легкие, заставил сделать вдох, и на вдохе она застонала отчетливо, жалобно. А затем сказала: «Я живая». Гробокопателей было четверо. Ожившая покойница привела их в неописуемый ужас. Они с воплями выскочили из могилы и бросились бежать. Но двое из них, не пробежав и двадцати метров, рухнули замертво между могил. Двое других бежали, но их потом нашли, судили.

Но как бы там ни было, именно эти грабители вернули девушку к жизни. Когда они перевернули ее вниз головой, пуговица выпала из трахеи…

Владимир Савинцев, г. Нытва Пермской области».

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЖЕКА ПОПРЫГУНЧИКА

Февраль 1837 года ничем особенным не выделялся в английской столице, если бы не одно событие, которое буквально всколыхнуло весь Лондон. Как-то вечером степенно прогуливающиеся горожане были до полусмерти напуганы странным, существом, которое огромными скачками передвигалось по улицам города, перепрыгивая через головы ошеломленных прохожих. Если бы это был очередной шутник, то все было бы гораздо проще, но в том-то и дело, что внешность этого прыгуна совершенно исключала какой-либо розыгрыш. Сверкающие, буквально горящие в темноте, круглые красные глаза монстра наводили такой ужас, что молодые и пожилые англичанки, как снопы, падали в обморок, а мужчины теряли дар речи и лишь судорожно сжимали свои трости. Правда, Джек Попрыгунчик – так прозвали это страшное существо горожане – никого не трогал и лишь проносился огромными прыжками по улицам города, сея панику и ужас. Сначала полиция не восприняла серьезно сообщения о Попрыгунчике, но вскоре монстра увидел офицер полиции. Он был настолько потрясен прыжком чудовища через ворота высотой около четырех метров, что только разводил руками и не уставал повторять: «Это просто невероятно»…

Три ночи 1837 года Джек Попрыгунчик терроризировал жителей английской столицы, перепрыгивая через самые высокие стены и легко уходя от погони. Потом он на время исчез, а через год в Бау напал на Джейн Эллсоп. Женщина потом описала нечто бесформенное, с горящими красными глазами, оно внезапно возникло прямо перед ней и, огромным прыжком перескочив через ее голову, унеслось прочь. В данном случае трудно говорить о нападении – Джек Попрыгунчик не ограбил Джейн Эллсоп, не покусал… Просто одного появления этого ужасного существа было достаточно для этой чересчур впечатлительной дамы, чтобы вопить на весь свет об ужасном нападении монстра.

Попрыгунчик не успокаивался. С 1850 по 1860 год он периодически появлялся во многих городках Южной Англии и до того довел власти своими выходками, что мэр Лондона вполне официально назначил награду за Джека Попрыгунчика, живого или мертвого. Журналисты наперебой печатали в газетах все новые и новые свидетельства очевидцев, повстречавших ужасного монстра, и называли чудовище «врагом номер один». Тысячи людей, вооружившись чем попало, выходили на улицы городов и охотились за неуловимым прыгуном. Джека Попрыгунчика описывали как мужчину с горящими красными глазами и ледяными руками, способного без разбега с места перемахнуть через препятствие высотой в четыре-пять метров. Дошло до того, что в местах, где чаще всего встречали это чудовище, стали расставлять ловушки и капканы, жертвами которых становились ни в чем не повинные кошки. Дважды монстра все же удалось загнать в угол. Первый раз в него выпустили несколько пуль, но чудовище с дьявольским хохотом подпрыгнуло на немыслимую высоту и ушло от преследователей, причем, несмотря на явное попадание пуль, следов крови найти так и не удалось. Через несколько месяцев в Ньюпорте в Попрыгунчика снова стреляли, и опять безуспешно. Казалось, что это существо заговорено от обычных пуль, некоторые всерьез утверждали, что Джек Попрыгунчик является исчадием ада, и предлагали замаливать грехи и лить для монстра серебряные пули.

В 1877 году чудовище вроде появилось в последний раз и, казалось, ушло из жизни англичан вместе с XIX веком. Но в 1904 году Джек Попрыгунчик вернулся! 10 сентября 1904 года полицейских вызвали в один из районов Ливерпуля, где целая толпа с открытыми ртами наблюдала настоящее цирковое представление, которое проходило на крышах окружающих домов. На этот раз Джек Попрыгунчик побил все свои старые рекорды, он спокойно перепрыгивал с крыши на крышу отстоящих друг от друга домов на десять – двенадцать метров… Потрясенные горожане, многие из которых и не знали о существовании в прошлом такого прыгучего монстра, с замиранием сердца смотрели, как это существо, чем-то похожее на человека, со звериной грацией проносилось высоко над их головами. Женщины визжали от страха, кто-то требовал от Попрыгунчика немедленно спуститься и прекратить ужасные прыжки. Однако монстр абсолютно не реагировал на происходящее внизу: казалось, что он просто наслаждался своей бьющей через край энергией и резвился на крышах, как мартовский кот… Последнее сравнение довольно правомочно, ведь перед своим окончательным исчезновением Попрыгунчик встал по-кошачьи на все четыре конечности (лапы?) и гигантским прыжком канул в неизвестность.

С тех пор Джека Попрыгунчика больше никто не видел. Со временем некоторые исследователи даже выразили сомнение в его реальном существовании в те далекие годы, предполагая, что лишь массовая истерия породила в головах англичан неуловимого монстра…Однако огромное количество свидетелей, среди которых были не только впечатлительные женщины, но и полицейские, и военные, не позволяет относиться к феномену Джека Попрыгунчика со столь подкупающей простотой. Откуда же все-таки взялся этот монстр?

Выдвигалось множество всяких версий. Одна из них – Попрыгунчиком был все же человек с уникальными физическими способностями к прыжкам, эдакий шутник, который наслаждался, пугая женщин. Эта версия рассыпается в прах, когда вспоминаешь, что монстр пугал англичан на протяжении почти семидесяти лет – никакой человек не смог бы сохранять столь отличную физическую форму в уже почтенном возрасте. Правда, под Попрыгунчика стали работать обычные уличные грабители, они надевали длинные белые балахоны, прикручивали к ногам пружины и, высоко подпрыгивая, пугали впечатлительных барышень, обирая их до нитки, но их деятельность никакого отношения к английскому чудовищу явно не имела. Самая популярная версия последних лет: Джек Попрыгунчик был пришельцем с другой планеты… Правда, если хорошо подумать, то такой ненормальный пришелец мог бы только сбежать из какогонибудь галактического нсихдома… Прилететь на Землю, чтобы с выпученными глазами прыгать по крышам домов, это, извините, слишком сложно понять. Вот если представить, что у пришельцев сбежало некое домашнее животное наподобие нашей кошки, тогда все встанет на свое место.

Если бы Попрыгунчик появился в наше время, наверняка выдвинули бы предположение, что этот монстр результат подпольных опытов современных генетиков.

Так как знаменитый Джек Попрыгунчик в свое время вступал в соприкосновение с людьми и они ощущали его как реальный физический объект, то всякие теории о его происхождении из мира духов явно не имеют под собой никакой почвы, Наиболее же вероятной гипотезой является то, что Джек Попрыгунчик попадал в наш мир из другого измерения. На нашей планете это не единственный случай появления различных чудовищ, которые потом внезапно исчезали без следа, хотя до этого оставляли вполне реальные следы своего присутствия.

Похоже, что в старой доброй Англии таких «дыр» в другое измерение гораздо больше, чем в любом другом месте Земли, вот и лезет из них всякая нечисть, пугая добропорядочных англичан…

КОГТИСТАЯ ЛАПА

«Перед Великой Отечественной войной моя мать была учительницей в глухой деревне Нытвенского района Пермской области. В местной начальной школе, в одной из ее комнат, жила с двумя маленькими. детьми женщина, работавшая здесь уборщицей. Жили они очень бедно и, как часто тогда водилось, спали все на полу, на куске войлока. Однажды в полночь женщина вдруг проснулась от детского плача. Она встала, зажгла керосиновую лампу и… застыла от ужаса. Края одеяла сами собой заворачивались, завертывая ее детей в тугой сверток! Ребятишки плакали и отбивались, однако словно бы невидимые руки вновь и вновь пеленали их в одеяло.

Придя в себя, женщина бросилась на помощь детям и стала шарить вокруг постели, стараясь поймать невидимку. Увы, ее руки хватали пустоту. Она никого не видела, однако явственно ощущала сопротивление сворачиваемого одеяла. Вскоре невидимка оставил в покое ее детей. Зато за печкой громко застучали об пол ухват, кочерга и кто-то словно бы когтистой лапой поскреб пол.

Жители деревни отнеслись к этому событию достаточно серьезно. Одни оставались на ночь в школе и убедились, что все обстоит именно так. Другие припомнили схожие истории, которые слышали еще от своих родителей. Нашелся, правда, и скептик, заявивший, что «в такую чепуху не верит». С разрешения хозяйки он тоже остался дежурить в ее комнате. И что же? После полуночи этот человек увидел, как чьи-то невидимые руки начали заворачивать в постель хозяйских детей. Мужчина стал хватать воздух вокруг постели и вдруг закричал от ужаса и боли. Кто-то сильно оцарапал ему щеку. Наутро вся деревня ходила смотреть на незадачливого укротителя «нечистой силы». На его лице отчетливо виднелись царапины, словно чья-то когтистая лапа оставила свой след.

Невидимка действовал в течение многих ночей, и все это очень надоело женщине. Чтобы от него избавиться, были использованы молитвы, заговоры и святая вода. Тщетно. Наконец одна старушка посоветовала произвести в доме побелку и тщательно обыскать все закоулки помещения, подполье и печь, И тогда в самом конце печурки был найден вмурованный в кирпичи ссохшийся ком глины. В нем оказалась бумажка с завернутыми в нее… большими волчьими или собачьими когтями! Их сожгли. С этого времени невидимка больше не появлялся в доме.

Владимир Савинцев, г. Нытва Пермской области»

ДЕД ПРЕДСКАЗАЛ СПАСЕНИЕ

«Эту историю я услышал от случайного попутчика в электричке. Конечно, ручаться за полную правдивость рассказанного не могу. Но с другой стороны, какой смысл ему было что-то сочинять человеку, которого, может быть, он никогда больше не увидит? Да и рассказ меня несколько взволновал.

Борис Алексеевич Черевичный – так звали моего попутчика – очень любил своего деда, Михаила Ивановича Черевичного, который имел необыкновенную способность предсказывать грядущие события. Война застала семью в городе Аксай Ростовской области. В 1942 году, когда фашисты оккупировали Ростовскую область, дед сказал внуку: «Если я останусь здесь, в Аксае, то ты, Борис, погибнешь. Если же я уйду в Ростов, то погибну только я. Война кончится в мае 1945 года. Ты будешь врачом. Никогда не копи деньги – расходуй их на себя и на семью. Как можно больше помогай матери…» Немного помолчав, произнес странное: «В двухтысячном году мы все встретимся…» Дед собрал мешок с незамысловатым скарбом и, попрощавшись с родными, отправился в Ростов. След его затерялся на целых пять лет. Лишь в 1947 году мой попутчик узнал от секретаря местного горкома партии по фамилии Колесниченко, какая трагическая судьба постигла его деда.

Оказалось, что в 1943 году Колесниченко попал в немецкий концентрационный лагерь, где встретился с Михаилом Ивановичем Черевичным. Каждый день пленных группами уводили на расстрел. Как-то ночью Черевичный подошел к Колесниченко и тихо сказал: «Земляк, давай прощаться. Утром поведут меня на казнь. Тебя – через несколько дней. Но тебе удастся спастись. В 1947 году ты встретишь моего внука, расскажи ему обо мне. Прощай…» Наутро деда расстреляли.

А через неделю на расстрел повели вместе с другими заключенными Колесниченко. Он шел в конце колонны. Рядом шагали два конвоира. Старший конвоир знал, что Колесниченко понимает по-немецки, и поэтому решил выразить ему свое сочувствие. Спросил потихоньку, кем он работал до войны и есть ли у него в городе родственники. Пленный ответил, что до войны работал здесь грузчиком, а в городе живет его сестра с семьей. Тогда конвоир сказал ему, чтобы он вышел из колонны и незаметно свернул в переулок. «Стрелять не будем», – добавил немец. Как и было предсказано Михаилом Ивановичем Черевичным, Колесниченко бежал и тем самым спас себе жизнь…

Сергей Гусев, г. Одинцово Московской области»

ТАЙНА «РЖАВОГО ПРИЗРАКА»

В горах уйма интересного: горные ледники, горные орлы, горные восходители и т.д. и т.п.А недавно к этому списку добавилась сенсационная находка – горное… морское судно!

Группа альпинистов отправилась покорять небольшую вершину в Кордильерах. Восхождение было не из самых сложных: главный интерес составляла полнейшая неизученность маршрута. Уже на обратном пути они попали в пургу, сбились с пути и больше суток вынужденно просидели в палатке.

– Когда небо наконец очистилось, мы сориентировались на местности и поняли, что можем спуститься к подножию, не возвращаясь на прежний маршрут. – рассказывает руководитель восхождения Этьен Делестан. – И примерно часа через два дошли до этого ущелья…

Первым его заметил Роджер Фейнстоун. Не поверив, как водится, собственным глазам, он осторожно поинтересовался у коллег, видят ли они что-нибудь необычное. Но те уже и сами застыли в легком остолбенении. И немудрено: перед ними величественно возвышался самый настоящий корабль.

– Потрясающее зрелище, – вспоминает Делестан. – Представьте себе: одинокая ржавая громадина, а вокруг скалы, снега и льды. Мы так растерялись в первый момент, что даже не подумали, как его туда занесло. Разумеется, отважные и любознательные спортсмены решили исследовать находку. И… ничего не обнаружили. Скажем, печально известная «Мария Целеста» выглядела так, словно экипаж только что ее покинул – даже стол кают-компании был накрыт к обеду. Это же судно как будто специально «очистили», чтобы никто не смог раскрыть его тайну. Ни останков людей, ни судового журнала, ни личных вещей экипажа, ни даже мебели: внутри было пусто, как в коробке, из которой вынули все содержимое. Исчезло все, вплоть до двигателей и навигационного оборудования.

– И никаких указаний на происхождение корабля, – продолжает Делестан. – Ни названия и порта приписки на бортах, ни спасательных кругов с надписями, Стерты все инвентарные номера и клейма фирмпроизводителей. От информационных табличек на переборках остались только дырки для шурупов. В конце концов, нам стало страшно. Обстановка была настолько гнетущей, что я бы не удивился, если б и мы «улетучились», как команда этого ржавого призрака…

Конечно, альпинисты сообщили о загадочной находке, и им, конечно, многие не поверили. Скептики справедливо указывали, что судно не могло само собой приплыть в горы, и невозможно вообразить, что его туда забросило, например, ураганом. К тому же стоит оно ровненько, будто аккуратно пришвартовалось к снежному пирсу. А стало быть, и гадать нечего: ребята устроили грандиозный розыгрыш.

Другие, однако, не сомневаются в существовании «ржавого призрака».

– Я намерен отправиться в горы и уверен, что найду его в указанном месте, – говорит исследователь аномальных явлений Оскар Бернсен. – Судя по снимкам и описаниям, это, скорее всего, европейское судно довоенной постройки. Как оно туда попало? Версий, собственно, две. Либо вмешательство космитов, либо Бермудский треугольник. Или то и другое вместе – если в треугольнике орудуют именно пришельцы. В конце концов, там пропали сотни кораблей, и никто не знает, куда они девались. Быть может, находка в Кордильерах поможет приоткрыть завесу тайны над их судьбами…

ЦЫГАНКА ПРЕПСКАЗАЛА СПАСЕНИЕ

«Произошло это еще в советские времена. Я командовал авторотой под Москвой. Однажды ночью меня вызвало начальство. Приказали к утру подготовить бензовоз, залить бочку солярки, оформить документы и не позже восьми часов утра выехать на объект, где работала наша техника на строительстве аэродрома для совершенно секретных тогда самолетов "МиГ-25". Старший по объекту сообщил, что все дизельные механизмы стоят из-за отсутствия солярки. А как раз в этот день должен был прибыть проверяющий из Министерства обороны. Надо же было такому случиться, что именно в это время у нас возникли проблемы с горючим – опоздали с перечислением денег.

Первая заправка была на трассе ц районе города Каширы. Когда мы подъехали к ней, то увидели длинную очередь машин – часа на два. Стояла весна, светило яркое, ласковое солнышко. Неподалеку от заправки цыгане раскинули свой табор. Я вышел из машины размяться. Пока прогуливался взад-вперед, ко мне подошла молодая симпатичная цыганка со своим обычным: «Дай погадаю, дорогой!» Я от нее отмахнулся пару раз, зная, чем это, как правило, кончается, но она была очень настойчива: твердила, что мне это обязательно надо знать. В конце концов, я согласился. Началось все с трояка, а потом случилось непонятное: я почувствовал, что потерял контроль над своими мыслями и поступками и целиком нахожусь во власти цыганки. Видел себя как будто со стороны, когда достал и отдал ей еще четвертной (в те времена лейтенантская зарплата составляла сто шестьдесят семь рублей). После этого женщина сказала: «Ладно, хватит. Бог с тобою решит все сегодня. Тебя ждет или черная смерть, но ты ее не бойся, или очень долгая и интересная жизнь. Денег не жалей – Бог вернет, если они тебе понадобятся». Вот и все, что она мне сказала. Сказала и затерялась среди машин. А я стоял ошарашенный, соображая, как же это меня, не верящего ни в Бога, ни в черта лейтенанта, так «красиво» облапошили.

В общем, заправились и поехали дальше. На середине трассы заехали на вторую заправку. Моросил теплый дождик, светило солнце, в небе висела красивепит радуга. В Кашире и я, и водитель были впервые. Начали выезжать, повернули направо, и перед нами неожиданно открылся крутой спуск, на середине которого натужно рокотал пассажирский автобус, поднимавшийся навстречу. Мой водитель резко нажал на тормоз. Пыль, смешиваясь с каплями дождя, создает очень скользкую поверхность на асфальте, такую же, как разлитое масло. Машину начало разворачивать поперек дороги. Я успел крикнуть: «Брось тормоз, газ…» Что означает на понятном водителю языке: «Отпусти педаль тормоза, нажми на газ и попробуй проскочить на скорости». Он так и сделал. С автобусом мы «разошлись», лишь слегка задев его, но далее мой водитель, видно от растерянности, снова нажал до отказа на тормоз. Машина опять встала боком и начала кувыркаться. Пока вертелись, перед внутренним взором прошла вся жизнь, начиная с раннего детства.

На третьем обороте автомобиль уткнулся кабиной в землю и замер. Нас обоих развернуло поперек кабины и придавило сиденьями. Мужчины из автобуса довольно легко вытащили нас за ноги, отключили клеммы от аккумуляторов, чтобы не начался пожар. Машина лежала вверх колесами, из верхнего заправочного бака хлестала солярка. Бочка практически нас и спасла, так как благодаря ей мотор не вдавился в кабину. Сами мы сравнительно легко отделались: водитель травмой головы, а я отбил себе почки.

Но это еще не все. Вторая часть предсказания цыганки сбылась в конечном пункте, куда мы добрались на трейлере, прибуксировавшем бензовоз. Я гулял по городу, и вдруг неожиданно, при полном безветрии, какое-то мимолетное движение воздуха бросило мне в грудь цветную бумажную трубочку. Я ее взял, развернул. Это были денежные купюры: сумма была на два рубля больше половины той, что я дал цыганке…

И вот финал этой фантастической истории. Когда я вернулся в родной, город, мне трое или четверо хороших знакомых на полном серьезе доказывали, что именно в этот день и этот час они встречались со мной и разговаривали в центре города около кинотеатра. Много лет спустя я прочитал в книге об аномальных явлениях, что нередки моменты, когда жизни человека угрожает смертельная опасность, его астральный двойник отделяется от тела и появляется в иных местах. Тому есть масса запротоколированных свидетельств».

А. Калашников, подполковник запаса, г. Солнечногорск Московской области».

АВИАЦИОННЫЕ КУРЬЕЗЫ

В начале века, когда еще русский летчик Арцеулов не продемонстрировал возможность выхода из штопора, самолет, попавший в него, считался обреченным. Один из летчиков, испытавший столь неприятную ситуацию, отстегнул привязные ремни и, дождавшись, когда аппарат перевернулся вверх колесами, выскользнул из кабины. Смешение центра тяжести привело к выходу аппарата из штопора. Завершив виток и войдя в горизонтальный полет, самолет устремился навстречу покинувшему его пилоту и «поймал» его, «усадив» в кабину! Придя в себя, летчик взялся за рычаги управления и благополучно приземлился.

Французы предприняли попытки преодолеть пролив ЛаМанш воздушным путем. За рулем аэропланов тогда, разумеется, находились мужчины, но французские женщины решили не отставать. Эдит Дюран, жена летчика Анри Дюрана, уговорила его на этот безрассудный поступок.

И вот аэропланы супругов поднимаются в воздух и направляются в сторону побережья (Анри, естественно, взялся сопровождать жену до самого финиша на английском побережье). Когда оба аэроплана набрали достаточную высоту, у Эдит вдруг забарахлил мотор, а затем окончательно заглох. Эдит беспомощно оглянулась на мужа и увидела, что он приказывает ей прыгать с парашютом. Что она немедленно и сделала.

Своим весом женщина уравновешивала находившийся в носу мотор, теперь же центровка нарушилась, и самолет еще круче пошел вниз. Но за счет аэродинамического напора его винт начал раскручиваться, и мотор, у которого, по-видимому, образовалась воздушная пробка в карбюраторе, снова заработал. Аэроплан выровнялся, а затем стал быстро набирать высоту. Но Анри это уже не видел, поскольку следил за приземляющейся на парашюте женой, одновременно выбирая площадку для приземления своего самолета.

Тем временем покинутый его женой самолет пересек пролив, углубился на территорию Британии и совершил падение на ухоженный парк какого-то английского аристократа. Этот последний этап путешествия и был зафиксирован собравшимися журналистами.

Великая Отечественная война. Партизанский отряд в Брянских лесах шлет на Большую землю тревожную радиограмму: кончаются боеприпасы, а от линии фронта отряд отрезан карателями. Штаб отреагировал немедленно, и Алексей Шевцов, бывший летчик-истребитель, поднял в воздух свою латаную-перелатаную «уточку» (учебно-тренировочный самолет «У-2»).

На партизанский «аэродром» Алексей вышел точно и уже собирался совершить разворот, чтобы садиться против ветра, но «уточка» вдруг угодила в воздушную яму, ее основательно тряхнуло и при этом отказало управление! Самолет летел по прямой, неумолимо приближаясь к территории, занятой немцами.

Проклиная капризную технику, Алексей вывалился из самолета, почти сразу выдернув кольцо парашюта. Приземлился он довольно удачно и двинулся в сторону оставшегося далеко позади «аэродрома».

И вдруг через несколько минут он услышал знакомый рокот двигателя, а взглянув вверх, остолбенел: прямо над головой, почти касаясь колесами верхушек деревьев, пролетела ею собственная «уточка», неизвестно каким образом развернувшаяся обратно.

А в отряде тем временем гадали, куда делся только что пролетевший над их головами самолет, показавший покачиванием крыльев, что он их заметил. Шли томительные минуты, и вот наконец послышался рокот двигателя. Только самолет летел как-то странно – очень низко и прямо над полосой. Почти долетев до ее середины, вдруг выключился двигатель, «уточка» резко клюнула носом… и пошла на посадку! «Что делает, идиот, ведь разобьется!» – ахнул кто-то из партизан. Подхваченный попутным ветром, самолет проскочил почти две трети полосы и только потом грубо ударился о землю колесами, подпрыгнул и покатился прямо на оставленный в конце полосы кустарник, в который и врубился с жутким скрежетом и треском.

Когда партизаны подбежали к забившемуся в кустарник самолету, волосы у них встали дыбом: в кабине пилота не было! Ломать над этой чертовщиной голову было некогда, и по приказу командира все бросились разгружать долгожданный груз.

Измученный летчик добрался до передового поста лишь через два часа. В то, что ему рассказали, он отказывался верить, пока сам не увидел накрепко засевшую в кустарнике «уточку». По нормам мирного времени самолет ремонту не подлежал, но время было военное, и за два дня партизанские умельцы подлатали его и заодно вытесали топорами из березы новый винт.

Столь же невероятный случай произошел 4 июля 1989 года со сверхзвуковым самолетом «МиГ-23». Во время учебного полета пилот Н. Е. Скуридин ощутил хлопок и резкое падение тяги двигателя. Решив, что тот вышел из строя, летчик катапультировался. Однако, избавившись от человека, «МиГ» продолжил полет, пересек несколько государственных границ и рубежей ПВО, пока не упал на территории Бельгии.

Как могло случиться, что неуправляемый реактивный самолет мог пролететь более девятисот километров, до сих пор нет ответа. Такое возможно, если бы самолет был оборудован автопилотом, но на самолетах типа «МиГ-23» их не было. Во всяком случае, этот инцидент в истории современной реактивной авиации уникален.

КОНЦЕРТ ЗА ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ

Джузеппе Лаццо позволил себе отдохнуть пару часов в гостиничном номере на берегу сказочной бухты Рио-деЖанейро. Апрель 1947 года. Осень – самое прекрасное время года в Бразилии. Уже не жарко, но приятно тепло.

Джузеппе Лаццо – американец, как видно по его имени и фамилии, итальянского происхождения. И он – прославленный бас нью-йоркской «Метрополитен-Опера». Еще четыре концерта, и его турне по Бразилии окончено. Он с удовольствием сидел на террасе и потягивал охлажденный апельсиновый сок. До чего же хороша жизнь! Джузеппе сорок лет. Бразильское турне обернулось настоящим успехом. Некоторые критики даже поговаривали о триумфе. Оперную звезду повсюду принимали неделями, и весь мир приезжал послушать его, особенно женщины. Какая благословенная страна! Жалко, что турне через четыре дня завершится, но Джузеппе решил остаться подольше – в конце концов, устроить себе напоследок двухнедельный отпуск. И почти убедил себя, что нуждается в отдыхе.

Кто–то постучал в дверь. Раздосадованный Джузеппе Лаццо покинул страну грез и пошел открывать. Перед ним предстал маленький, смуглый мужчина с папкой пол мышкой. Он выглядел робким, почти напуганным: «Господин Лаццо? Вы не позволите мне войти… Я хотел бы свами переговорить. Это не займет много времени!» Джузеппе, не задавая вопросов, небрежным жестом пригласил мужчину внутрь. В принципе он любил незапланированные происшествия. Это отвечало его натуре. Он всегда верил в свою звезду, и она всегда вела его куда нужно.

Незваный гость сел на краешек широкого, уютного кресла и начал очень обстоятельно вводить певца в курс дела. Тот поначалу его толком не слушал, его очень удивил необычайно резкий голос говорившего. Такой неприятный, фальшивый голос, подумал про себя Лаццо, разбиравшийся в таких вещах профессионально.

– Позвольте представиться? Паоло де Симан. Я импресарио и хотел бы сделать вам предложение.

Джузеппе перебил его решительным взмахом руки:

– Я сожалею, но на ближайшее время у меня все распланировано!

Маленький человек в темно-синем костюме отважился на светскую улыбку:

– Господин Лаццо, если меня правильно информировали, то вы собираетесь остаться в нашей прекрасной стране еще на две недели после концертов, отдохнуть. Значит, некоторое свободное время после турне у вас есть, а то, о чем я вас попрошу, не продлится долго. После этого вы будете опять совершенно свободны и сможете спокойно отдохнуть.

Артист с интересом посмотрел на своего гостя. Откуда он так хорошо знает о его планах? И он ощутил неясное беспокойство. Паоло де Симан продолжал своим свистящим голосом:

– Я представляю оперный театр Манауса. Мы хотим попросить вас дать шесть концертов. И предлагаем гонорар в двадцать тысяч долларов!

Двадцать тысяч долларов! Невероятная сумма! Вдвое больше, чем то, что Лаццо заработал за все турне по Бразилии. Мысли певца спутались. Манаус? Импресарио определенно говорит о Манаусе, пользующемся дурной славой городе на Амазонке?! Но любой знает, что Манаус сегодня – в 1947 году – почти заброшен, он стал жертвой каучукового кризиса! Как может опера в этом разрушенном городе предложить больше, чем все богатые города в Бразилии, вместе взятые?

Пока он пытался разрешить эту загадку, маленький человек с пафосом произнес:

– Нет, господин Лаццо, это не шутка! И я могу это вам доказать. Если вы сейчас на словах согласитесь приехать, то я вам даю половину гонорара.

С этими словами он открыл свою папку и вынул оттуда толстую пачку зеленых банкнот. Джузеппе Лаццо остолбенело уставился на десять тысяч долларов! От денег он никогда не мог отказаться. Как можно не принять такое предложение? 

– Ну ладно, я согласен!

– Я знал, что вы приедете! Через четыре дня я за вами пришлю.

Импресарио положил десять тысяч долларов на стол, поднялся и пошел к двери. Но задержался еще на мгновение:

– Господин Лаццо, есть еще одно маленькое условие нашего соглашения. Что бы ни произошло, вы не должны задавать никаких вопросов! 

– Но почему?

– Никаких вопросов, господин Лаццо, ни одного.

Прошло четыре дня.

Джузеппе возвращался со своего последнего официального концерта в Рио. Это был потрясающий успех. До сих пор у него в ушах звучали бешеные аплодисменты публики. Фантастическое ощущение!

Когда он вошел в свой отель, то внезапно вспомнил о загадочном импресарио. Вероятно, тот ждет его внутри. Странная история… В промежутках между концертами он навел справки у своих бразильских друзей: они не знали никакого импресарио Паоло де Симана. Джузеппе заглянул в холл отеля. И не увидел никого, никого похожего на мнимого импресарио. Служитель за стойкой подал ему его ключ и записку.

«Будьте завтра в семь часов утра в аэропорту Рио. Вас там встретят».

И все. Больше в записке ничего не было. Ни подписи, ни адреса, ни номера телефона. Ничего.

Но Джузеппе принадлежал к тем людям, которых нелегко заставить потерять хладнокровие. Что это значит, когда речь идет о двадцати тысячах долларов! Он дал слово и поэтому поедет.

На следующее утро ровно в назначенный час он был в аэропорту. К нему тут же подошел мужчина и дал понять, чтобы он следовал за ним, не сказав при этом ни единого слова. Джузеппе не стал задавать вопросов и прошел за мужчиной в отдельный маленький ангар. Там их ждал частный самолетик. Немой человек сел в кресло пилота. Лаццо протиснулся на место рядом, и вот они уже несутся по взлетной полосе и, оторвавшись от земли, берут курс на Манаус.

Все время они летят над бесконечными бразильскими лесами. Это для Лаццо слишком! Он ведь обещал не задавать вопросов импресарио, но это соглашение не распространяется на пилота. Поэтому он с обезоруживающей, дружелюбной улыбкой повернулся к своему спутнику:

– Долгий полет! Между нами говоря… куда точно мы направляемся?

И чтобы придать своим словам вес, достал из кармана стодолларовую купюру.

Но пилот только пожал плечами. Он явно сожалеет, что ничего не может ответить!

Джузеппе разочарованно вздохнул и убрал деньги в карман. Пилот ничего не знает. Да, этот импресарио не так уж наивен!

Через несколько часов они приземлились в Манаусе, где оперную звезду уже ждало такси. Его отвезли в отель: жалкое здание, совсем не такое, как те роскошные отели, в которых он останавливался раньше. Да, это не Рио-де-Жанейро!

Джузеппе Лаццо прогулялся по улицам зловещего города. И мало-помалу начал тревожиться. Здесь все так печально, так мертво – просто город призраков! У него появилось нехорошее чувство, и его тревога переросла в страх. Всего несколько часов он находится вдали от привычной цивилизации, где-то на краю света, и уже ощущает себя покинутым, одиноким. Он никого здесь не знает, никто нс может прийти ему на помощь, если… да, что если?

Он решительно направился к оперному театру – и осмотр не прибавил ему уверенности. Это было помпезное здание колониальных времен, то есть было когда-то. Сейчас оно не более чем руины. Десять, может быть, двадцать лет за ним никто не ухаживал. В Манаусе больше нет оперы!

Джузеппе попытался успокоить себя, говоря, что, вероятно, сегодняшний концерт пройдет в каком-то другом месте. Он купил газету и нервно пролистал ее насквозь – хотя он не понимал ни слова по-португальски, но по крайней мере был способен прочитать свое имя! Везде, куда бы он ни приезжал раньше, о его концертах сообщали в газетах! Но здесь – с первой до последней страницы – ничего. Ни одной строчки. Ни даже заметочки. Что это все означает? Что от него хотят в этом Манаусе?

В отеле его ждала еще одна неожиданность: импресарио, наконец, появился. И он казался еще более робким, чем во время своего первого визита в Рио. Джузеппе Лаццо бросился к нему и схватил за ворот рубашки:

– Слушайте, вы! Я только что видел оперу… это руины… настоящие руины!

– Пойдемте в вашу комнату, господин Лаццо. Я должен вам кое-что сказать.

Разозленный Лаццо последовал за ним. Что еще такое? В комнате Паоло де Симан сел напротив него, неуверенно поглядел на него и объяснил своим кукольным голоском:

– Вы правы. В Рио я сказал вам не всю правду. Ваши концерты будут проходить не в опере… и… вообще-то речь идет не о шести концертах, как я вам говорил, а только об одном!

– Об одном концерте? Двадцать тысяч долларов за один концерт?! Это невозможно! Ну-ка признавайтесь! Что здесь происходит? Что вы хотите от меня за двадцать тысяч долларов? Я требую объяснений!

– Господин Лаццо, пожалуйста, успокойтесь. Вы должны только петь! Петь, и ничего больше! Вот, посмотрите, я принес список арий, которые мы бы хотели от вас услышать. Они все из вашего репертуара.

Знаменитый бас «Метрополитен-Опера» онемел. Ему что, все это снится? Свистящий голос импресарио вернул его обратно к реальности.

– Господин Лаццо, как мы говорили, вот вторая часть гонорара – десять тысяч долларов. Возьмите! Я пришлю за вами завтра в восемь часов вечера.

Всю ночь Лаццо не смыкал глаз. Двадцать тысяч долларов за один концерт! Никакой Карузо не получал столько. За этим что-то скрывается. Но что? Определепно он влип в какую-то историю. Но как ему выбраться из Манауса? Впервые в жизни он ощутил настоящий парализующий страх. Но ему удалось взять себя в руки, вспомнив о своей счастливой звезде и покорившись – с настоящим смирением – загадочной судьбе.

В восемь вечера перед отелем остановился большой американский лимузин. Немногословный импресарио сидел за рулем и был в машине один. Лаццо влез внутрь и попытался успокоиться. Автомобиль легко ехал по обезлюдевшим улицам Манауса и скоро выехал из города. Растительность стала гуще. 

– Но мы уже едем по какой-то глуши! 

– Да. Мы скоро будем на месте.

И после этого водитель снова онемел.

Автомобиль катил по страшно ухабистой дороге. Нигде в мире ночь так не темна, как посреди джунглей! Ни в каком другом месте она не бывает так таинственна. Джузеппе Лаццо начал жалеть, что за двадцать тысяч долларов согласился, чтобы его вовлекли в подобное приключение! Он, наверное, сошел с ума, это же чистое безумие. Какой концерт! Посреди девственного амазонского леса? Нет, теперь он этому не поверит. Он, вероятно, жертва похищения. Или политического, или какого-то другого, подобного. Главное, что это – похищение.

И в то самое время, когда у него в горле от страха возник комок, машина остановилась. Импресарио дружелюбно улыбнулся:

– Вот мы и приехали!

В скудном свете фар перед Лаццо открылось действительно огромное здание, деревянный барак – очень высокий и очень широкий. У него снова вспыхнула надежда. Как утопающий за соломинку, он схватился за эту мысль: все очень просто! Здесь, не так далеко от города, был построен новый оперный театр – посреди леса. И здесь он будет петь…

Двое мужчин вышли из машины, и импресарио постучал в дверь барака. Она распахнулась – они скользнули внутрь. Тут ничего разобрать было нельзя, так как ничего не освещалось. Они шли по какому-то лабиринту из коридоров и лестниц; еще одна дверь, а за ней – кулисы! Как в самом настоящем театре, только, может быть, чуть-чуть поменьше, потемнее, потаинственнее, но все же – кулисы! Еще одна лестница, еще одна дверь, и наконец – сцена! Всамделишная сцена, ярко освещенная прожектором, а посреди нее концертный рояль. Красный занавес между сценой и залом опущен, как перед всеми концертами в любом театре.

К ним подошел седовласый мужчина в безукоризненном смокинге. Импресарио сказал:

– Ваш аккомпаниатор, господин Лаццо. Я провожу вас в гримерную. Вы сможете начать через десять минут?

В течение десяти минут Джузеппе пытался сконцентрироваться, но он был слишком взвинчен, чтобы допустить в голову какую-нибудь ясную мысль. Он чувствовал себя как будто на другой планете, где-то по ту сторону человеческой логики. Одно было ясно: через несколько минут он будет петь в огромном деревянном бараке посреди джунглей, где-то в Амазонии. Сумасшедший концерт! И для кого? Для какой публики он будет петь? Кто согласился заплатить двадцать тысяч долларов за подобное представление? 

– Господин Лаццо! Вы готовы?

Вот и началось. Джузеппе Лаццо оказался на сцене, где аккомпаниатор уже сидел за роялем. Занавес медленно поднялся, и показался зрительный зал, вернее сказать, не показался! Зал был погружен во мрак. И поскольку звезда привыкла стоять перед публикой, сейчас он застыл совершенно оцепенев! Обычно в это мгновение раздавались аплодисменты. Но здесь царила тишина. Угнетающая тишина. Может быть, зал пуст? Получить двадцать тысяч долларов за то, чтобы петь перед пустым залом? Судя по развитию событий, и такое возможно. Но нет, здесь есть люди. Джузеппе узнал типичный шум ожидающей публики – скрип сидений, шелест платьев, сдерживаемое покашливание. Казалось, что там довольно много людей – во всяком случае, больше сотни. Но что это за люди? Почему они захотели слушать его в лесу? И почему они не аплодируют, эти… призраки, которые не позволяют себя увидеть?

Пианист решительно заиграл «Арию Клеветника» из «Севильского цирюльника». Джузеппе Лаццо начал петь, сперва довольно робко, так неуверенно, как никогда прежде. И после первой арии – никаких хлопков, ни единого звука. С обвисшими руками оперная звезда стояла как марионетка на сцене. У него появилось чувство, что он перед судьями или учителями, как когда учился в консерватории. Но одно было точно: призрачная публика его слушала, и это радовало. С тех пор как он дает концерты, он хорошо различает виды тишины. Без каких-либо сомнений, это была почтительная тишина – вместо бурных аплодисментов.

Джузеппе Лаццо достал носовой платок. Пот заливал его лицо: жара была невыносимая. Но теперь он потел только от нее – страх исчез. Контакт со своей невидимой, таинственной аудиторией был налажен. И с этого момента в нем появилось только страстное желание: превзойти самого себя, Пианист начал следующую арию. Джузеппе запел. Он пропел всю программу, одну арию за другой, – и в промежутках была такая же тишина. Но теперь его это не заботило. У него была только одна цель – петь как можно лучше.

0|1|2|3|4|5|6|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua