Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Необъяснимые явления

0|1|2|3|4|5|6|7|

23 февраля новость подхватили нью-йоркские газеты, и люди двинулись в церковь посмотреть на фигуру Христа. «Нью-Йорк таймс» напечатала интервью с ректором. Говоря о происшедшем, Норвуд заметил:

«У меня есть гипотеза, что сила мысли, доминирующей мысли, может быть достаточно велика, чтобы транслировать ее на камень. Откуда появилась здесь фигура Христа, я не знаю. Это иллюзия, которая вырастает перед глазами. Может ли мысль ожить? Люди могут смеяться, но фигура все же там».

«…И ДИКИМ ВЗГЛЯДОМ»

В 1936 году П. Т. Планкетт, чайный плантатор, опубликовал в «Иллюстрейтед Лондон ньюс» статью и фотографии о левитации, свидетелем которой он стал, находясь в Южной Индии.

«Было около 12.30, и солнце стояло прямо над нами, так что тени не играли никакой роли в представлении… Рядом стоял Саббая Паллавар, артист, с длинными волосами, свисающими усами и диким взглядом. Он поприветствовал нас, и мы немного поболтали. Он занимался этим видом йоги около 20 лет (как и другие поколения его семьи). Мы попросили разрешения сделать снимки, и он охотно согласился, и это снимало всякие подозрения, что мы стали жертвой иллюзии».

Демонстрация началась с того, что Паллавар разбрызгал воду вокруг маленькой палатки, в которую затем вошел. Через несколько минут палатку убрали, и показался йог, зависший в воздухе в горизонтальном положении, рукой он держался за обернутую тканью палку. Планкетт с друзьями обошли его кругом и поводили под ним руками. Кроме палки, ничего не поддерживало мужчину.

Спустя четыре минуты снова установили палатку, но ткань была тонкая, и Планкетт видел, как Паллавар опускался:

«Через минуту он закачался и потом начал медленно спускаться, по-прежнему находясь в горизонтальном положении. Ему потребовалось около пяти минут, чтобы опуститься от конца палки на землю, то есть на расстояние около метра… Когда Саббая был на земле, его помощники вынесли его к нам… и попросили согнуть его конечности. Даже прибегнув к помощи, мы не могли сделать это».

Несколько минут массажа и обливания холодной водой вернули йога в обычное состояние. Планкетт и его товарищи были уверены, что в представлении, которое они наблюдали, не было и намека на мошенничество.

СЛЕЗЫ ХИРОСИМЫ

В коллекции Аллена Деметриуса, бизнесмена из Питсбурга (США), есть бронзовый бюст японской девушки на каменном пьедестале, который стоит в его гостиной. Вечером 6 августа 1945 года, в день, когда на Хиросиму была сброшена атомная бомба, Деметриус взглянул на скульптуру и увидел у нее на глазах слезы. «Слезы стекали по ее,щекам. Я был поражен. Я не мог понять, как это произошло», — говорил он позже Джиму Льюису из «Питсбург пресс».

В 1969 году Деметриус подарил бюст своей дочери Аннабелле Соллон, проживавшей в Канонсбурге, штат Пенсильвания. Однажды во время уборки миссис Соллон заметила зеленые полоски на щеках бронзовой девушки. Она рассказала своему отцу об этом. Осмотрев фигуру, Деметриус сделал вывод, что полоски были вызваны химической реакцией от соприкосновения слез с бронзой.

Миссис Соллон позже вернула плачущую статуэтку отцу, который предложил хранить ее в Организации Объединенных Наций как «предостережение против войны».

ТРЕХДОЛЛАРОВАЯ МАДОННА

Одним из свадебных подарков Антониетте и Анджел о Яннусо из Сиракуз, Италия, весной 1953 года была маленькая фигурка Мадонны. Это не было произведение искусства, просто глиняная статуэтка массового производства, сделанная на сицилийской фабрике и стоившая всего три доллара, но это не имело значения. Какая бы она ни была, Мадонна всегда была достойна почитания.

Вскоре после свадьбы Антониетта забеременела и все это время страдала от постоянных головных болей и временной потери зрения. 29 августа во время очередного приступа Антониетта взглянула на Мадонну. На лице Девы Марии были слезы.

«Это было невероятно. На мгновение я подумала, что сошла с ума. Она плакала, как ребенок. Потом я закричала: «Маленькая Мадонна плачет!» Подумав, что Антониетта совсем обезумела от боли, мать и золовка пытались успокоить ее. Но потом они сами увидели слезы. Вскоре после этого боли Антониетты прекратились.

За четыре дня огромная толпа побывала в доме у Яннусо. Один посетитель снял фигурку со стены, чтобы рассмотреть ее поближе. Стена позади нее была сухая. «Я отвинтил статуэтку от пьедестала, — говорил он, — и тщательно вытер ее. Тут две слезинки, словно жемчужины, навернулись на глаза Мадонны».

Даже когда Мадонну забрали в полицейский участок, она продолжала плакать — так что даже намочила форму полицейского, который нес ее. Химический анализ показал, что это обыкновенные человеческие слезы. Но если к больному, страдающему неизлечимой болезнью, прикоснуться тканью, смоченной этими слезами, его можно вылечить: 49-летний мужчина с изуродованной левой рукой снова смог ею пользоваться, а 18-летняя глухонемая девушка заговорила.

Спустя месяц после того как начались эти чудеса, маленькую Мадонну отнесли во главе процессии из 30 тысяч человек к железнодорожному депо и там поместили под стекло. За пять лет много тысяч паломников пришло поклониться Мадонне, среди них было 72 епископа и архиепископа и 3 кардинала. Гора оставленных костылей свидетельствует о множестве выздоровевших калек.

ПЛАЧУЩАЯ ИКОНА

Пагона Катсоунис, набожная женщина 22 лет, жила со своим мужем Пагионитисом в мансарде в Айленд-парке, Нью-Йорк. Она молилась каждый вечер перед цветной репродукцией иконы Девы Марии размером 15 на 20 сантиметров.

Вечером 16 марта 1960 года Пагона была напугана. Во время молитвы Дева начала плакать, и картинка намокла. Она позвала своего мужа, который тоже увидел слезы.

Когда Джорджу Пападеасу, пастырю греческой православной церкви святого Павла в Хемпстеде, Нью-Йорк, позвонили ночью его прихожане и попросили помощи и совета, он с недоверием отнесся к их словам и подумал, что все это выдумки.

«Когда я приехал, — рассказывал он позднее, — слеза под левым глазом высохла. Перед концом молитвы я увидел другую слезу в ее глазу. Это была маленькая круглая капелька в углу левого глаза, и она медленно текла по лицу».

Джордж Пападеус решил, что видит чудо. На следующей неделе 4000 человек, в том числе репортеры, посетили дом Катсоунисов. Всю неделю Дева продолжала плакать горючими слезами.

Для молодой пары, которая теперь постоянно была в центре внимания, жизнь стала невыносимой.

23 марта икону забрали в церковь святого Павла, и Катсоунисы смогли вздохнуть свободно. Хотя Дева Мария и прекратила плакать, ежедневно 3500 человек приходили в церковь помолиться чудотворной Мадонне, чья репродукция была выставлена на алтаре (с разрешения архиепископа Якова, главы греческой православной церкви Северной и Южной Америки).

КРОВОТОЧАЩЕЕ РАСПЯТИЕ

В 1968 году в церкви в Порто-Алегре, Бразилия, большое деревянное распятие, сделанное 300 лет назад, начало источать красную жидкость, похожую на кровь. Провели химический анализ, и это на самом деле оказалась кровь.

Появление крови или слез на религиозных символах — феномен с долгой историей. И, несмотря на то что сейчас у нас есть современное оборудование для всевозможных исследований, многие такие чудеса нельзя объяснить или опровергнуть. Они по-прежнему остаются загадкой.

КРОВАВЫЕ СЛЕЗЫ МАДОННЫ

В 60-е годы небольшая статуя пресвятой Богородицы, стоявшая в предместье Рима, вдруг «заплакала» кровавыми слезами. Об этом чуде поведали телевидение и газеты. К статуе со всех концов Италии потянулись верующие.

В своей книге «Тайный след» епископ местности Чивиттавеккья монсеньор Джироламо Грилло поведал о чудесных исцелениях, связанных со статуей Мадонны. Епископ, правда, старательно избегал слова «чудо», опасаясь навлечь гнев Ватикана. Дело в том, что комиссия из 12 теологов еще продолжает исследовательскую работу.

Автор книги утверждает, что с помощью статуи у больных людей рассасывались раковые опухоли. Известны два случая выхода человека из глубокой комы. Однако церковь, прежде чем высказать свое мнение, ждет заключения ученых-экспертов и медиков.

Поначалу, признается епископ, он отнесся к чуду с недоверием и подверг статую, а также ее владельцев ритуалу изгнания нечистой, силы. Поскольку теперь дьявольские козни исключены, Джироламо заявляет, что произошло иррациональное событие, к которому он и сам оказался причастным. Его родная сестра посоветовала ему взять в руки статую и помолиться вместе. В этот момент Мадонна и «заплакала» кровавыми слезами.

Заведующий кардиологическим отделением местной больницы подтверждает этот факт. Он видел статую на экспертизе в Риме. Следы настоящей крови, истекающей из ее глаз, имели характерный коричневатый оттенок. Когда же епископ Грилло пригласил врача к себе домой после случившегося чуда, цвет излившихся из глаз Мадонны кровавых слез был ярко-красный, что характерно для свежей крови.

Пока Ватикан безмолвствует, мир полнится людской молвой. Очевидцы утверждают: бывшие наркоманы оставляют у подножия статуи шприцы, а в прошлом бесплодные пары — пинетки своих новорожденных.

ГАЛЛЮЦИНАЦИИ И ИСТЕРИЯ

(Комментарий ученых)

Часто самым распространенным объяснением — или опровержением — феноменов является утверждение, что законы природы нельзя отменить; те же, кто все-таки утверждает, например, что каменные руки статуи двигаются или крашеные глаза на иконописных ликах наполняются слезами, скорее всего лгут или являются жертвами галлюцинации. Более того, эта теория гласит, что религиозная практика, в которой тема вины, страха и подавления естественных человеческих импульсов — одна из важнейших, вероятно, может способствовать возникновению подобного рода галлюцинаций.

Первая часть аргументации, однако, не является очевидной истиной, аксиомой. Законы природы существуют в виде научных формул и действуют до тех пор, пока дальнейшие изыскания или новые теории не приведут к тому, что их сочтут устаревшими или несовершенными, и тогда они либо отменяются, либо модифицируются. Хороший пример этого — ньютоновская теория гравитации, которая казалась неоспоримой более 200 лет, а потом Эйнштейн и другие ученые обнаружили ее недостаточность.

В довершение можно заметить, что на вопрос, являются ли законы природы исторически постоянными (справедливыми на протяжении миллионов лет), не только невозможно ответить, к нему даже не могут подступиться современные ученые. Подобная неопределенность присутствует, если мы оперируем законами природы в экстремальных физических обстоятельствах, например в космических черных дырах.

Некоторые могут, однако, возразить, что под словосочетанием «законы природы» имеется в виду более прагматическое утверждение, например «то, что обычно испытывают люди». Но такая формулировка отвергает аргумент, который зависит от нее, так как опыт и статистика свидетельствуют, что она допускает исключения — например, существование очевидцев, которые утверждают, что каменные статуи двигаются. С другой стороны, если фраза означает «то, что каждый испытывает всегда», то этот вопрос весьма спорный.

На основании научного опыта и здравого смысла можно заключить, что утверждение о незыблемости законов природы не так уж и непреложно.

Следующая часть — те, кто заявляет, что чудеса — это выдумки или плод воображения, иногда бывают правы, так как ложь и галлюцинации — неотъемлемая часть нашей жизни. Но записи о событиях, например, в Римини 1850 года и в Лимпиасе 1919-го насыщены показаниями тех, кто опасался, что страдал галлюцинациями, и предпринимал различные действия, чтобы понять, происходит ли это на самом деле. Могут ли галлюцинации сосуществовать с рациональными и сознательными попытками людей распознать их, неясно, но кажется невероятным, когда такие случаи, как в Римини и Лимпиасе, избраны в качестве доказательства; но это снова вызывает вопросы.

Иногда люди наблюдают различные проявления одного и того же видения в одно время, тогда как другие не замечают ничего необычного, но никто не может возразить против того, что простые объективные видения происходят. Но принимать это — не значит принимать то, что здесь имеет место массовая галлюцинация; честные свидетели часто излагают различные версии одних и тех же событий, и их при этом не обвиняют в галлюцинациях. Предполагается, что в таких случаях каждый свидетель рассказывает то, что он или она видели с определенной точки зрения сложного и многопланового феномена, тогда как некоторые ничего не замечают. Признание, что эта точка зрения связана с психологическим аспектом, ничего не прибавляет к аргументации теории, так как все восприятие (исключая восприятие ментальных событий) — результат совмещения ментального компонента и явления физического мира.

Заключительная часть аргументации гласит, что религиозная практика предполагает страх и подавление эмоций, которые могут вызвать галлюцинации. Не останавливаясь на том, что за этими словами скрывается фрейдистская догма, можно сказать следующее.

Во-первых, известно много примеров того, что религия способствует развитию бесстрашия так же, впрочем, как и боязни. Во-вторых, замечание о том, что религиозное воздержание и умеренность жестоки и подавляют естественные желания, справедливо для тех, кто смотрит на такое воздержание с непониманием и чувством отвращения. Для многих людей придерживаться данного обета или вести строгий образ жизни — наслаждение, ведущее к очищению и покою. Это не доказывает того, что страх, подавление и галлюцинации никогда не случаются в религиозном контексте. Конечно нет, такое происходит также и в армии, школах, корпорациях, футбольных (спортивных вообще) командах, где бы люди ни собирались ради достижения какой-либо общей цели, даже, возможно, в обществах атеистов, ученых и психоаналитиков.

КРЕСТ БЫЛ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЧУДОТВОРНЫМ

В начале 1095 года папа римский Урбан II обратился ко всем христианам с призывом освободить от неверных Гроб Господень. Первым на призыв откликнулся граф Готфрид, владелец города Буйон. К лету 1095 года он сумел набрать более 30 тысяч пеших воинов и свыше 10 тысяч всадников. Старинные летописи, найденные в историческом музее Варшавы, свидетельствуют, что поход начался летом 1096 года, но Иерусалим был взят крестоносцами лишь в 1099 году.

Вскоре после взятия Иерусалима там вспыхнула холера. Лагерь победителей превратился в огромный госпиталь. Смерть косила европейцев беспощадно. Польская хроника рассказывает, что среди рыцарей были уроженец Кракова Иеремия и его слуга Иосиф, которые оказались буквально в эпицентре эпидемии, самоотверженно ухаживая за своими боевыми товарищами. От холеры умер Иосиф. Польский рыцарь остался один.

Иеремия считал, что чудесным избавлением от смерти он обязан большому медному нательному кресту, с которым никогда не расставался. Крест этот в дальнейшем переходил от одного представителя рода Сангушки, к которому принадлежал и славный Иеремия, к другому.

Не так давно отдаленные потомки Иеремии передали крест для проведения химического анализа (при условии, что реликвию не повредят). Результаты оказались удивительными. Сплав, из которого был изготовлен крест, включал медь, сурьму, олово, серебро. Помимо того, в нем был обнаружен металл, неизвестный на Земле. Врачи-эпидемиологи и биохимики были единодушны во мнении: такой набор химических элементов подавлял и уничтожал практически все болезнетворные бактерии. И уж конечно был надежной защитой рыцарю против вибрионов холеры.

СВЯЩЕННЫЕ РЕЛИКВИИ

Большинство исследователей христианства и просто просвещенных людей согласно с тем, что существующих в мире священных реликвий слишком много для того, чтобы все они могли быть признаны подлинными. Например, известны три экземпляра мощей, претендующих на принадлежность Марии Магдалине, которые хранятся в трех разных французских церквах; шипы от «подлинного» тернового венца, вместе с хитоном и одеждами Христа, разбросаны по церквам всей Европы; имеется бесконечное множество кусков «истинного» креста, на котором был распят Христос (Марк Твен по этому поводу саркастически говорил, что их хватило бы на постройку военного корабля); около 32 гвоздей хранятся и почитаются в различных местах при том, что для распятия использовались только 3 или 4.

note 1

Для циника это означает, что все они, вероятно, просто никчемные предметы. Тем не менее, не впадая в другую крайность — неоправданное легковерие, к реликвиям вообще нужно отнестись с гораздо большим пониманием. В буддизме, например, поклонение реликвиям широко практикуется и имеет глубокие корни: в соответствии с преданием, после смерти Будды в 483 году до н. э. его кремированные останки были поровну поделены между восемью индийскими племенами.

Магометане, несмотря на то что это официально не одобряется, почитают реликвии, связанные с Пророком или ранними святыми, почти точно так же, как христиане католической веры.

Поклонение останкам умерших, наверное, старо, как сама религия. Неандертальцы, а возможно, даже до них человек прямоходящий, практиковали ритуальный каннибализм, совершая, таким образом, магический обряд, с помощью которого душа, силы и достоинства умершего могли продолжить свое полезное существование в живущих людях. Это поверье эволюционировало в представление о том, что всякий, кто носит или хранит реликвию, а также дотрагивается или молится ей, получит от нее силу.

Голгофа

Вера в живительную чудодейственную силу мощей и т. п. была настолько глубока, что велика вероятность того, что предметы, связанные с распятием Христа, хранились и служили объектами поклонения непосредственно в районе его казни. В 70 году римляне под предводительством императора Тита стерли Иерусалим с лица земли, но через 100 лет, по свидетельству историка Евсевия Кесарийского, описавшего паломников того времени, которые приходили поклониться Богу на Оливковую гору, христианство здесь снова процветало. В 326 году Константин Великий, первый римский император, признавший христианскую церковь, приказал отыскать место распятия и погребения Иисуса — Голгофу. «Я ничего не желаю так страстно, — заявлял он, — как украсить это святое место».

После этого епископом Макариосом Иерусалимским было выбрано место, где в результате раскопок был обнаружен ряд выдолбленных в скале гробниц (что неудивительно, так как это место было кладбищем), одна из которых была определена как могила Христа. Рассказы об обнаружении креста и гвоздей противоречат друг другу. По версии Константина, они были найдены в водоеме в 85 метрах к востоку от могилы. В наши дни католическая церковь предпочитает версию матери Константина, императрицы святой Елены, страстной собирательницы реликвий, которая узнала тайну их местонахождения от благочестивого еврея Сиракуза и установила их подлинность путем использования креста для свершения чуда, исцелившего безнадежно больную вдову по имени Либания. Во всяком случае, на месте могилы Христа, которое сейчас называется Голгофа, была поставлена церковь, и, как указывает Евсевий в «Житии императора Константина», едва только под ней была обнаружена гробница, немедленно началось распределение реликвий.

Были ли эти реликвии подлинными или нет и сколько из них смогли пережить два тысячелетия естественного разрушительного воздействия времени, остается вопросом веры и грамотных научных исследований. Весьма вероятно, что реликвии в Иерусалиме существовали, однако то, что после 300 лет хранения они были добровольно переданы императрице святой Елене и что епископ Макариос сделал нечто большее, чем выбрал похожее место погребения, представляется сомнительным.

Католическая энциклопедия определяет реликвию как «…тело или все то, что осталось от святого лица после его смерти, а также предметы, имевшие соприкосновение с телом святого во время его жизни. Несомненными реликвиями являются кожа и кости, одежда, орудия казни, предметы, связанные с заточением или истязанием мученика». В случае Христа предполагаемыми реликвиями считаются следующие.

Креcn

После того как святая Елена покинула Иерусалим, увезя с собой перекладину креста (и другие разнообразные реликвии), стойка креста, несмотря на сопротивление многих христиан, была разделена на несколько кусков, основная часть которых была распределена между Иерусалимом, Римом и Константинополем. Сегодня большинство главных католических церквей претендует на обладание фрагментом истинного креста. Что же касается надписи на кресте (доски с обвинениями первосвященников против Христа), то, согласно свидетельствам, она тоже была разделена, и святая Елена забрала часть, написанную по-гречески и по-латыни (в настоящее время утраченную). Подлинность части, написанной на древнееврейском языке и хранящейся в Иерусалиме, была подтверждена в 1839 году на основании того, что она слишком характерна, чтобы быть поддельной.

Гвозди

Считается, что из трех или четырех гвоздей, применявшихся при распятии, Константин использовал три для отражения врагов Рима. Четвертый гвоздь вместе со священными одеждами был завещан святой Еленой городу Трев на юге Франции. В настоящее время примерно 32 места претендуют на обладание гвоздями. По «переписи» 1935 года, в Венеции их было три, в Риме — два, а в соборе Парижской богоматери находился один гвоздь. Возможным объяснением этому является появление копий-подделок настоящих гвоздей.

Терновый венец

Если Туринская плащаница является подлинной, то терновый венец походил вовсе не на обруч, каким он изображается практически во всей христианской иконографии, а на связку колючек в форме шапки. «Истинный» венец в настоящее время хранится в соборе Парижской богоматери вместе с куском дерева от креста. Он принадлежит к той группе реликвий, которые были взяты на Голгофе сразу после распятия. Его ревностно охраняли ранние христиане, а в IV и V веках он был открыт для поклонения в Сионской базилике, где оставался до 1063 года, когда вместе со священным копьем был взят в Константинополь. Повелитель Священной Римской империи Болдуин Второй пытался погасить свой долг Венеции, предлагая ей венец, но вмешался святой Людовик Французский (Людовик IX) и сам отвез венец в Париж, где он и находится по сей день.

Два одеяния Христа

Долгий теологический спор между Тревским собором и Аржантейским монастырем за честь обладать «подлинным» одеянием Христа к настоящему времени полюбовно разрешился вынесением суждения о том, что первый был хранителем священных одежд, а второй — священного хитона (нижней одежды). Наиболее ценной является тревская реликвия, в немалой степени потому, что два человека, при свидетелях дотронувшиеся до нее в 1844 году, чудесно исцелились. Никем не оспаривается предание, что именно святая Елена привезла ее в Трев, свой родной город, стоявший на втором месте по значению в христианской иерархии того времени, уступая только Риму. Если только ей не дали в Иерусалиме фальшивую реликвию, похоже на то, что одежды, которые можно сегодня увидеть, подлинные. С ГУ по XI век они были скрыты от посторонних глаз, а затем, когда были выставлены на всеобщее обозрение, с ними обращались очень бережно. Они, несомненно, древние, хотя и не подвергались проверке современными научными методами.

Туринская плащиница

Эта реликвия была наиболее тщательно исследована, и ее подлинность получила самые весомые подтверждения. Даже скептики более не сомневаются, что на ее ткани запечатлено изображение кого-то, кто был распят римлянами в I веке. Более того, с каждым новым исследованием увеличивается вероятность, что на ней находится подлинный отпечаток тела Христа.

Само собой разумеется, что история плащаницы противоречива. По Библии плащаница, которая была возложена на тело Христа, представляла собой «погребальные пелена» (или полотно). Помимо загадочных историй, относящихся к IV веку, о ней ничего не известно до 1157 года. С тех пор она пережила разграбление Константинополя крестоносцами, пожар в Безансонском соборе во Франции, нападки, оспаривавшие ее подлинность, предпринятые епископом Труа Пьером д'Арси, пожар в часовне Шамбери в 1532 году и, наконец, отправку ее в Турин в 1532 году, где она и находится до настоящего времени.

В 1868 году папа Пий IX распорядился сфотографировать плащаницу и на негативе были обнаружены четкое изображение лица и очертания тела со следами увечий, нанесенных именно так, как это сказано в Библии и установлено в результате недавних исследований обстоятельств смерти Христа.

Довод в пользу того, что это была средневековая европейская подделка, представляется все менее и менее убедительным в свете нескольких недавно открытых фактов. На изображении видно, что гвозди были вбиты в запястья Христа, что верно с археологической точки зрения, а не в ладони, как это представлено во всей средневековой живописи. На плащанице остался отпечаток нагого тела, а рисовать его в таком виде было бы святотатством. Пятна крови свидетельствуют о процессе химического разделения, что правильно с медицинской точки зрения, но о котором до недавнего времени было неизвестно. Пыльца цветов восьми разновидностей, обнаруженная на ткани, могла происходить только из Палестины. Раны от шипов указывали скорее на грубую вязанку терниев, нахлобученную на голову, что являлось единственным в своем роде, но возможным наказанием, чем на традиционный «венец» в форме обруча. На спине видны следы 125 ударов плетью-треххвосткой, использовавшейся римскими солдатами в I веке.

Некоторые тайны остаются до сих пор нераскрытыми. Почему кровь, как представляется, продолжала течь после того, как Христос был снят с креста, словно он мог быть тогда все еще жив? Еще больше вопросов вызывает природа самого отпечатка. Почему он не был замечен более ранними исследователями? Почему он представляет собой только поверхностное изображение, не проникшее в ткань как пот и кровь? Почему через компьютер отпечаток дает трехмерное изображение, подобное голограмме? Это вполне может быть образ Христа, однако многие ответы еще предстоит найти.

МАРИЯ-РОЗА – СВЯТАЯ, ОСТАНАВЛИВАЮЩАЯ ОГОНЬ

В Северной Америке тоже есть и святые, и чудесные явления. Например, мать Мария-Роза демонстрировала поистине невероятный феномен: она могла сдерживать и гасить огонь. Святая — жительница франкоговорящей части Канады, основала Конгрегацию сестер святых имен Иисуса и Марии Утремонтской, что в Монреале, провинция Квебек. Центр конгрегации действует в Соединенных Штатах и находится в Спокейне, штат Вашингтон.

8 декабря 1922 года город Астория, штат Орегон, чуть было не сгорел. Языки пламени перепрыгивали с одного здания на другое. Пламя едва не перекинулось на близлежащий госпиталь и на монастырь Сестер святых имен. Пытаясь спасти строения от огня, набожные сестры установили портретные изображения основательницы монастыря матери Марии-Розы у входов и на земле. Люди на улице пожимали плечами. Но случилось чудо: ветер внезапно изменил направление, пошел проливной дождь, и госпиталь и монастырь были спасены.

Портреты матери Марии-Розы снова и снова помогали противостоять огню. Это только одно удивительное событие, когда лик святой, призванной на помощь верующими, совершил чудо. Как и многие святые, почитаемые Римской католической церковью, Мария-Роза выросла в простой деревенской семье. В миру ее имя было Эвлалия Дюрош. Она родилась 6 октября 1811 года в Святом Антойне, Квебек, на берегах реки Ришелье, ее родителями были Оливье и Женевьева Дюрош.

Как ни странно, за свою жизнь Эвлалия не проявила каких-либо сверхъестественных способностей. Хотя прожила достойную, богоугодную жизнь, только после своей смерти в 1849 году прослыла чудотворцем.

Преподобный Пьер Дюшассо в ее жизнеописании «Роза из Канады» перечисляет «бесчисленные благости», которыми обладала святая Мария-Роза: «Духовные благости: обращение в веру, выявление либо возвращение талантов; мирские благости: успех в учении, внезапные просветления разума и, более всего, примеры чудесной защиты, исцелений, не поддающиеся логическому объяснению и исключающие прямой контакт с преподобной Матерью».

Ничто в воспитании Эвлалии Дюрош не давало основание предполагать, что она будет преуспевать в обучении и административных науках больше других. Ее отец воспитал семерых выживших детей, дав им в наследство процветающую ферму и отправив их в пансион. Трое мальчиков стали священниками, две девочки ушли в монастырь.

Развитая не по годам Эвлалия играла с сестрами в монахинь. Ей еще не исполнилось и трех лет, а она уже много времени проводила за молитвами, часто посещала церковь и исполняла религиозные обряды. По болезни она отложила свой уход в монастырь. Из-за возникших препятствий было отложено и учреждение общества, в котором она стала центральной фигурой.

Потребность в монахинях, которые обучали бы молодежь, побудила епископа Игната Бурже из Монреаля отправиться в Марсель на поиски подходящих девушек, но он потерпел неудачу. За ним последовал епископ Шарль Юджин де Мазено, который предложил услуги вновь созданного священного ордена Облаток Непорочной Марии. Питеру Телмону, члену ордена, было поручено основать приход в Белоей-ле, но все безуспешно.

Эвлалии, которой тогда было 33 года, впоследствии поручили приспособить правила марсельской общины к местным условиям.

Эвлалия и две помощницы были послушницами десять месяцев, прежде чем епископ Бурже почувствовал, что они готовы к принятию обета и что пришла пора узаконить канадский орден. Двойная церемония произошла 8 декабря 1844 года, когда епископ провозгласил создание первого монастыря Сестер святых имен и поставил во главе его Марию-Розу Дюрош, наставницей послушниц и прокуратором.

Численность общины росла с каждым годом. Монахини отправились во Флориду и Калифорнию, а также в Манитобу (Канада) и основали там новые монастыри и школы. Школа, основанная в 1868 году в Окленде, стала главным учебным заведением, с помощью которого по всей Калифорнии стали создаваться начальные и средние школы.

На протяжении нынешнего столетия монахини выступали основательницами начальных и высших школ, а также четырех колледжей в Соединенных Штатах. В 1931 году был учрежден центр миссии в Басутоленде (теперь — Ботсвана), Южная Африка. К 1962 году там уже было восемь монастырей, как для белых, так и для черных, которые, в свою очередь, занимались строительством школ и амбулаторий.

С 1925 года в Утремоне, Монреаль, был основан главный монастырь общины; американский центр базируется в Спокейне, Вашингтон. Существует 15 миссий — 10 в Канаде и 5 в США. В 1962 году Конгрегация сестер святых имен Иисуса и Марии объединяла более 4000 образованных монахинь и насчитывала 300 организаций.

После смерти матери Марии-Розы в 1849 году прошло 130 лет, прежде чем община была признана церковными властями, как она была признана народом. В июле 1979 года Мария-Роза была провозглашена папой Иоанном Павлом II преподобной.

В январе 1981 года медицинская комиссия в Риме объявила, что лик Марии-Розы творит истинные чудеса исцеления. В соответствии с правилами Римской католической церкви должно произойти по крайней мере два достоверных чуда через молитву, прежде чем можно будет произвести акт канонизации. Об этом горячо просили четыре тысячи сестер Святых имен, не говоря уже о 50 тысячах их учениц.

Мать Мария-Роза приобрела популярность как избавительница от пожаров. Большинство их случилось после ее смерти, и тому есть много свидетельств. В комнате в монастыре Утремона, в которой хранятся святые дары, есть несколько портретов матери Марии, спасенных во время пожаров, которые прекратились чудесным образом, после того как люди стали взывать к ней о помощи. Портреты остались невредимыми, хотя их рамки или края были обуглены. Подобных примеров можно привести множество.

19 марта 1913 года в канадской деревушке Ля-Патри начался пожар, угрожавший спалить дом некоего Алексиса Бювре. Вскоре после того как в огонь бросили изображение матери Марии-Розы, пламя погасло, и дом практически не пострадал.

7 ноября 1920 года в городе Сан-Станислав-Костка загорелось девять домов. Но один дом, принадлежавший Ульриху Дерозье, уцелел благодаря тому, что в нем находился портрет матери Марии-Розы.

Чудеса происходили и в Соединенных Штатах. В марте 1922 года три монахини из школы святой Анны в Детройте увидели, что один дом дымится. Рядом никого не было, и ждать помощи было неоткуда. Монахини дали хозяину дома медальон с ликом матери Марии-Розы и велели бросить его в огонь. Пожар тут же прекратился. Владелец дома рассказывал, что пламя задохнулось, «будто кто-то набросил на него одеяло».

Лето 1922 года выдалось необыкновенно сухим. Около города Дизраели от искры из мотора автомобиля загорелся сухой кустарник. Огонь, грозивший уничтожить не менее тысячи гектаров леса, принадлежавшего Дамазу Генри, вместе с другой его собственностью, усилился из-за сильного ветра. К мистеру Генри прибежал его сосед и дал ему частичку мощей матери Марии-Розы. Вот как передан рассказ мистера Генри в книге отца Дюшассо «Роза из Канады»: «Я взял мощи в руки и, встав на колени, прочел короткую молитву. Потом быстро побежал вдоль той полосы, где бушевал огонь, вблизи моего леса; это было рискованно, в самом широком месте «коридор» составлял 300 метров. Благодаря матери Марии-Розе я не получил ни одного ожога. Напротив, пламя начало затухать и через несколько часов совсем погасло. С полной уверенностью утверждаю, что я стал свидетелем настоящего чуда».

Набожность и сила веры просителя играла в таких делах немаловажную роль. Вновь обратимся к книге «Роза из Канады» отца Дюшассо, который пишет:

«22 августа 1924 года торговец обувью из Ист-Ан-гуса мистер Альфонс Билодо был вознагражден за свою преданность Богу. В тот день в городе бушевал пожар. Он установил портрет основательницы монастыря Сестер (святых имен — Ред.) в углу прилавка и произнес: «Сестра Мария-Роза, ты должна защитить этот дом от разрушения, так как я вынужден отправиться на помощь тем, кто борется с огнем». Оставив магазин, который уже лизали языки пламени, он бросился на выручку соседям. Когда кто-то посоветовал ему попытаться спасти хотя бы товар, он спокойно сказал: «Ничего не загорится, я уверен, так как сестра Мария-Роза позаботится обо всем». На следующий день оказалось, что уцелел только дом торговца».

Отец Дюшассо заявлял, что все собранные им истории правдивы и подписаны свидетелями. Сам же он наблюдал такой инцидент, случившийся 1 мая 1930 года:

«Это произошло в деревне Сен-Леонард-де-Порт-Морис, на острове Монреаль. Довольно большая монастырская школа Сестер святых имен Иисуса и Марии была расположена в центре «четырехугольника», образованного амбаром, магазином, приходской церковью и скоплением домов. Около пяти часов загорелся амбар, он был полностью разрушен огнем через 20 минут. Ветер дул в сторону монастыря, и вскоре тот тоже был охвачен пламенем. Сестры, покидавшие здание, успели только поставить на пути огня изображения основательницы. Вскоре магазин, церковь и близлежащие дома сгорели. Среди руин осталось невредимым только здание монастыря… складывалось впечатление, будто ненасытный огонь был остановлен волшебной рукой. Преподобный Эмиль Ламбер и весь приход признали, что пожар был остановлен благодаря вмешательству основательницы».

Неизвестно, какое именно чудесное исцеление послужило для церкви основанием для канонизации матери Марии-Розы. На ее могиле в Канаде, куда сотни людей приходили вознести благодарственные молитвы, чудеса происходят довольно часто, о чем записано в журнале посещений ее могилы.

Исцеления, приписываемые матери Марии-Розе, случались с самыми разными больными, которых мучили сильные боли, бронхит, ревматизм и другие болезни.

В Скенектади, штат Нью-Йорк, одна учительница страдала от сильнейшего воспаления кишечника, вылечить которое врачи не брались. Вечером 1 апреля 1928 года к пораженной части тела приложили мощи в виде маленького кусочка гроба матери Марии-Розы. На следующий день она чувствовала себя прекрасно и приступила к работе.

Миссис Элизабет Свини, тоже жительница Скенектади, повредила колено и мучилась с загноившейся раной. Хирургические операции не приносили облегчения. Через 14 лет в октябре 1927 года к больному колену приложили мощи Марии-Розы, и боль исчезла.

Мария-Роза была известна своей добротой по отношению к детям. Это чувство, по словам свидетелей, пережило ее смерть. Отец Дюшассо рассказывал, что он был лично «у могилы основательницы 23 марта 1931 года, когда счастливая мать пришла поблагодарить спасительницу, излечившую от эпилепсии ее маленькую дочь Жоржетту, которая уже целый год абсолютно здорова».

Доктор Карон, живущий в Сен-Паскале, заявил 29 октября 1924 года, что он безуспешно пытался вылечить глаз одного ребенка-сироты. Он утверждал, что маленький Симон Реймонд был «исцелен благодаря чуду», после того как обратился в молитве к Марии-Розе.

Некоторые люди утверждали, что видели мать Марию-Розу после ее смерти. Однажды она явилась преподобному Эдвину В. О'Харе, бывшему тогда епископом Грейт-Фоллса, штат Монтана, которого знакомые характеризовали как человека, не склонного к «фантазиям и галлюцинациям». В октябре 1930 года он отправился в только что открытый колледж Мерилхерст, Орегон, в котором он должен был занять место капеллана. О'Хара отслужил первую мессу в церкви нового колледжа 28 сентября, в воскресенье, и служил в течение следующих трех недель каждое утро. 6 октября он записал в дневнике:

«Месса в церкви колледжа, 7.30. В мимолетном отражении, возникшем в левой линзе очков, я сразу узнал мать Марию-Розу, смотрящую на чашу для причастия. Только позже, днем, мне сказали, что сегодня праздник рождения и смерти Матери…»

Потом добавил:

«После одна из сестер спросила меня, знаю ли я, что сегодня праздник основательницы. Я ответил, что не знаю… До этого я видел портреты основательницы школы святых имен только в классных комнатах. Я ничего не знал о ее жизни. Позже я узнал, что в церкви не было изображений матери Марии-Розы».

В конце беседы епископ сухо заметил: «Что касается меня, то я никак не могу объяснить происшедшее».

КРОВЬ СВЯТОГО ЯНУАРИЯ

В средние века принято было собирать капли крови покойников, прославившихся своей святостью. Особенно такой обычай был распространен в Италии. Кровь содержалась в пиалах, где она скоро высыхала и превращалась в корку. Но иногда она ненадолго опять делалась жидкой. Подчас, теряя твердость, засохшая кровь пузырилась и выделяла пену. Такое случается даже с той, что была собрана и затвердела много веков назад.

Это чудо, образно называемое «закипанием крови», происходило несколько раз в год в Неаполе, где в местном соборе находятся две пиалы с кровью святого Януария, легендарного мученика IV столетия от Рождества Христова. Чудо святого Януария остается загадкой и для науки, и для религии. Но чтобы понять это чудо, требуется сначала разобраться в легенде, стоящей за ним. Ведь как и в случаях со многими другими загадочными явлениями, здесь присутствуют и факты, и вымысел.

Святой Януарий родился в конце III века. Он был епископом Беневенто. Он странствовал по всей Италии, без устали распространяя слово Божие, чем вызвал гаев римского императора Диоклетиана, яростного гонителя христиан. Януария схватили в Неаполе в 305 году вместе с несколькими учениками и бросили на растерзание львам в городском амфитеатре. Львы, согласно легенде, не напали на святителя. Тогда 19 сентября всех местных христиан согнали на форум близ города Поццуоли и обезглавили. Традиционно считается, что служанка собрала с камня, на котором казнили Януария, две пиалы его крови. Затем они якобы были захоронены вместе с телом святого в катакомбах близ Неаполя. В его честь позднее воздвигли алтарь, и пиалы поместили в маленькую урну. Там кровь постепенно затвердела. Но время от времени она чудесным образом становилась жидкой, и это продолжается по сей день.

Видимо, вся эта история — лишь отчасти правда. Историки имеют не много точных сведений о святом Януарий. Но доподлинно известно, что такой мученик существовал и был казнен в 305 году, а вот рассказ о том, как была сохранена его кровь, похоже, был прибавлен к легенде столетия спустя, может быть уже в средние века. Церковные ученые также знают, что тело Януария было зарыто неподалеку от города Марчиано, у дороги, ведущей из Поццуоли в Неаполь. Приблизительно в 420 году по приказу епископа тело отрыли и перевезли в Неаполь, где в честь святого были установлены церемонии, проводимые каждый год в мае и сентябре. В 831 году мощи мученика захватил один дворянин из Беневенто, но он позволил, чтобы череп остался в Неаполе. Останки святого перевозились по всей Италии несколько веков и, наконец, вернулись в Неаполь только в конце XIII столетия. Тогда же король Неаполя Карл II приказал построить в честь святого собор.

Приблизительно в это же время две пиалы высохшей крови становятся частью мощей. Неизвестно, путешествовали ли они по стране вместе с другими останками, но примерно в середине XIII столетия две пиалы крови, якобы принадлежащей святителю, оказались в Неаполе и были сочтены подлинными реликвиями. Часовня, которую начали строить в 1608 году рядом с собором, куда окончательно поместили череп мученика, была закончена только в 1646-м. С этих пор череп хранится там, отдельно от остальных мощей. Он находится в серебряном реликварии и уже несколько веков служит предметом поклонения. Празднества в честь святого Януария все еще справляются и поныне, будучи узаконенными в 1337 году Джованни Орсини, неапольским архиепископом. Его указ регламентирует все церемонии, которые следует проводить, и до сих пор дважды в год их соблюдают с верностью и благоговением. Интересно отметить, однако, что даже в 1337 году Орсини еще не упоминал две таинственные пиалы. Не говорится о них и в современных архиепископу церковных хрониках, так что, вероятнее всего, кровь появилась в соборе несколько позже.

Впервые о пиалах письменно упоминается лишь в 1389 году, когда один путешественник издал анонимное сочинение с рассказом о крови мученика, которая время от времени становится жидкой. Упоминания об этой реликвии и о чуде, с ней связанном, есть и у других путешественников, проезжавших через Неаполь в последующие два столетия.

Одно из таких путевых сочинений было опубликовано во Франции в 1536 году. Французский хронист Робер Гаген сообщает в своем «Историческом обозрении Франции» о поездке Карла V в Неаполь с целью венчания на царство. «В воскресенье, третьего дня месяца мая, король слушал мессу в честь святого Януария в главном соборе Неаполя, — пишет он. — Принесли немного бесценной крови святого в большой стеклянной пиале… Твердая будто камень, после того как ее поставили на алтарь, она стала таять и размякла настолько, что казалось, будто бы эта кровь взята у живого человека».

Именно в то столетие стало обычаем вынимать пиалы с кровью из склепа и проносить их вокруг церкви во время традиционных празднеств в честь святого Януария, а начиная с 1659 года ритуальное разжижение крови аккуратно документировалось церковными сановниками.

Сегодня кровь находится в часовне внутри неапольского собора в особом склепе под постоянной охраной. Сама кровь содержится в двух стеклянных чашах, которые заключены в небольшой цилиндр — цисту из серебра и стекла. Эта циста насчитывает несколько веков (точная дата ее изготовления неизвестна) и имеет приблизительно 12 сантиметров в диаметре. Циста, в свою очередь, находится в большой серебряной дароносице с ручкой. Одна из пиал заметно больше и заполнена кровью на две трети. В другой помещается всего несколько капель вещества, которое явно не обращается в жидкость во время чуда. К сожалению, эти чаши навечно запечатаны замазкой, которая настолько затвердела, что их нельзя открыть, не разбив цисты. Это делает невозможным химический анализ крови. Была произведена только одна попытка извлечь пиалы. В 1956 году церковные власти решили вычистить древесную пыль, которая просочилась внутрь цисты, когда реликвию прятали в стружке во время второй мировой войны, но процедура была отменена, так как стало понятно, что открыть футляр невозможно, не разрушив саму реликвию.

Кровь, находящаяся в пиалах, кажется довольно старой; но она разжижается — даже до состояния псевдокипения, с пеной и пузырями — несколько раз в году, во время публичных церемоний, проводимых в честь святого Януария, а также во время других, не посвященных святому церковных торжеств.

И вещество в этих чашах — настоящая кровь! Группа ученых из университета Неаполя осматривала пиалы в 1902 году. Пропустив сквозь стеклянную цисту луч света, они смогли произвести спектральный анализ субстанции. Выводы были следующие: в пиалах содержится кровь, хотя не исключено и присутствие каких-то посторонних веществ.

Два основных празднества проводятся в первое воскресенье мая (в память об обретении Неаполем мощей святого) и 19 сентября (день смерти великомученика). Кроме того, пиалы с кровью часто выносят на всеобщее обозрение 16 декабря в память об извержении Везувия в 1631 году, когда кровь оставалась жидкой в течение целого месяца. Временами, хотя и редко, священники обходят с реликвией весь собор, чтобы предохранить город от разных природных бедствий.

Известно также, что кровь несколько раз разжижалась спонтанно, когда цисту вынимали из склепа для чистки или осмотра.

Однако она не всегда разжижалась в дни празднеств. Такие нечастые провалы обычно воспринимались как дурной знак. Например, чуда не произошло в мае 1976 года, как раз незадолго до самого ужасного землетрясения за всю историю Италии. Предыдущие неудачи были отмечены в 1835 и 1944 годах.

Традиционное чудо, описанное выше, на самом деле представляет собой лишь часть отработанного ритуала. Обычно церемония в честь святого начинается в девять утра. В неапольский собор набиваются толпы народа, и каждый стремится встать поближе к часовне, где хранятся реликвии. Рядом с часовней — серебряная урна с черепом святого. Ввиду небольших размеров часовни она может вместить всего сотню человек, и только избранным гостям позволено находиться там во время церемонии. Только городские и церковные власти, а также специально приглашенные гости могут созерцать, как ниалы извлекают из склепа. В числе этих почетных гостей — несколько старых женщин, которые призваны «помогать» чуду свершиться. Их считают родственницами святого Януария. Как только пиалы оказываются извлеченными из склепа, женщины поднимают футляр за ручку, так, чтобы его видели в толпе. В это время кровь обычно еще в состоянии твердой корки. Затем родственницы святого начинают голосить, умоляя мученика совершить чудо. Проходит еще несколько минут, и вот особые священнослужители машут красным платочком, оповещая всех, что кровь начала разжижаться. Тогда еще один священник подносит к пиалам свечу, чтобы народ хорошенько разглядел чудо. Затем цисту целуют все присутствующие и, наконец, ее торжественно проносят по середине собора. В это время играют «Те Deum», и затем пиалы вновь запирают в часовне. Иногда кровь остается жидкой на протяжении всего прохода, но чаще твердеет снова еще до его завершения.

В 1970 году доктор Джорджио Джорджи, врач из Неаполя, был допущен посмотреть чудо вблизи и опубликовал свои показания о происшедшем на его глазах в «Quaderi di Parasicologia», солидном итальянском журнале по парапсихологии. Во время службы, которую проводил сам архиепископ неапольский, доктор Джорджи стоял всего в метре от стеклянной цисты с пиалами. Он описывает, как епископ держал футляр, показывая его народу, а затем начал медленно его вращать, взывая к святому совершить чудо. Доктор видел своими глазами, что вначале в чашах была затвердевшая кровь.

«Примерно через четыре минуты, не больше, — пишет Джорджи, — я увидел, прямо перед своим носом, на расстоянии едва ли не в метр, как комок крови внезапно сделался из твердого жидким. Этот переход произошел совершенно неожиданно. Жидкость выглядела светлее и ярче, чем корка. Внутри нее возникло множество маленьких пузырьков, так много, что жидкость (была ли это на самом деле кровь?), казалось, вскипела».

Разжижение крови, конечно, чудо, тем более что оно происходит вот уже много веков. Но здесь мы наблюдаем лишь одну из многих загадок, связанных с этой кровью. По поводу чуда святого Януария написаны десятки книг и тысячи статей, и тот, кто читает, будет озадачен целой серией загадок. В 1978 году французский публицист Давид Гердон составил по заказу журнала «Psi International» сводный отчет об этом феномене. Посетив Неаполь, увидев чудо своими глазами и изучив исторические хроники, Гердон опубликовал обширный труд, описывающий множество паранормальных аспектов этого явления. Он смог выделить еще три дополнительные загадки, связанные с разжижением, которые, судя по всему, только подтверждают чудесный характер феномена. Коротко наблюдения:

Чудо происходит совершенно независимо от температуры.

Кровь разжижается, невзирая на то жарко или холодно в это время в неапольском соборе. Кроме того, похоже, нет никакой зависимости между температурой и временем, прошедшим между двумя чудесами. Кажется, нельзя вычислить срок, за который кровь становится жидкой, если отсчитывать от ее первой демонстрации: проходит от нескольких минут до многих часов. Например, в мае 1879 года пришлось ждать два часа, а в сентябре того же года кровь запузырилась уже через 15 минут. Иногда она бывала жидкой уже тогда, когда ее вынимали из склепа; случалось, что она не становилась твердой целые сутки и более.

Жидкая кровь отличается по объему от твердой.

Хотя в сгущенном состоянии кровь занимает две трети пиалы, объем разжиженной может либо увеличиваться, либо уменьшаться. В мае крови обычно больше, случается, что она заполняет чашу целиком. В сентябре, наоборот, ее количество заметно убывает. По непонятным причинам кровь обычно увеличивается в объеме, медленно переходя из твердого состояния в жидкое, и уменьшается, если этот процесс происходит быстро. Объем варьируется от 20 до 24 кубических сантиметров, что совершенно невообразимо, учитывая размеры пиалы. Даже сами по себе эти изменения весьма удивительны, в силу того что любое вещество может либо уменьшаться в размерах, либо увеличиваться, когда разжижается. Но в случае с кровью святого Януария этот простой закон физики нарушается.

Изменяется даже вес самих чаш. Удивительно, но иногда он уменьшается, в то время как объем жидкости увеличивается, и наоборот! Это открытие было задокументировано итальянскими учеными, изучавшими кровь в 1904 году. Никакие чисто научные объяснения здесь не помогут, особенно если учесть, что разница в весе достигает всего нескольких граммов.

Кровь не просто разжижается.

Цвет раствора проходит несколько стадий изменений на протяжении всего процесса. Бурая в твердом состоянии, она светлеет с началом чуда. Затем становится желтовато-красной и, наконец, алой. Ее вязкость тоже бывает разной. Перед самым разжижением она делается пастоообразной, а затем — чуть более вязкой, чем обычная кровь. А иногда разжижается не все содержимое чаши, остается твердый «шарик» или сгусток, который плавает посреди жидкости.

Этот центральный сгусток — самая странная часть всего явления. Очевидцы показывают, что он буквально испускает из себя жидкую кровь, как будто служа подобием фильтра для неких чудесных сил, а затем словно втягивает жидкость обратно.

К сожалению, сейчас невозможно провести анализ крови. Даже если и вскрыть пиалы, любая серьезная попытка исследовать кровь или даже внимательно ее осмотреть может нарушить химический баланс, существующий в ней и позволяющий ей разжижаться. Просто, изучая суть чуда, можно уничтожить все факторы, благодаря которым это чудо происходит. Тест на углерод-14 может сказать нам, каков возраст вещества, но такой тест потребует пожертвовать по крайней мере половиной наличной крови, чего никогда не допустят церковные власти. И кроме того, наука все еще не может объяснить другую загадку, связанную с этой кровью, которая, вероятно, потрясет вас не меньше всех прежних. Расскажем все по порядку.

Примерно в 14,5 километра от Неаполя находится городок Поццуоли. Именно там в 305 году на местном форуме, расположенном близ фосфорных шахт, обезглавили святого Януария. Сам город теперь представляет собой большой монастырь капуцинов, образовавшийся вокруг другой реликвии, связанной с памятью о святом Януарии. Это камень, на котором ему, по преданию, отсекли голову. Ныне он заключен в склеп церкви монастыря. Камень представляет собой мраморный блок, полый внутри, около метра в высоту и 60 сантиметров в длину. На верхней его части вырезан греческий крест. Этот блок становится красным, когда в Неаполе проводятся церемонии, посвященные святому Януарию! Иногда мрамор даже источает кровь.

Эти кровоисточения подробно задокументированы, хотя они случаются редко. 22 февраля 1860 года, например, камень стал испускать кровь в то время, когда в самом Неаполе загорелась церковь святого Януария. Вся возникшая жидкость была собрана монсиньором Пурпо, епископом Поццуоли. Другое кровоистечение началось 19 сентября 1894 года. Мазки этой жидкости были сохранены на кусках хлопка церковными властями и в мае 1926 года посланы в лабораторию судебной медицины в Неаполе. Анализы показали, что это человеческая кровь.

В нашем веке кровоистечения не происходили, хотя мраморная плита по-прежнему окрашивается в красный цвет в дни празднеств в Неаполе. Для этого чуда раньше предлагалось такое объяснение: изменение цвета связано с изменениями теплового режима и влажности в церкви. Но оно оказалось неподходящим, что и выяснила группа ученых, приглашавшихся церковью в 1902 и 1927 годах. Эксперты не нашли ни малейших признаков того, что цвет меняется в зависимости от каких-либо атмосферных условий.

Сегодня чудо святого Януария продолжает озадачивать и ученых, и парапсихологов. Есть, впрочем, некоторые основания полагать, что в ближайшем будущем более концентрированные усилия итальянской научной общественности и парапсихологов приведут к постижению таинственного феномена. Доктор Губерт Ларчер, австрийский парапсихолог, написал в 1966 году книгу об этом чуде, в которой призвал к созданию научной комиссии по его изучению. В 1972-м два ученых из университета Неаполя предложили основать центр по исследованию загадочного явления, открыть для публики и соответствующим образом каталогизировать архивы неапольского собора (где хранятся некоторые документы, имеющие непосредственное отношение к чуду). Доктор Ганс Бендер, ведущий парапсихолог Германии, также внес предложение о созыве комиссии из физиков, химиков, психологов, теологов и парапсихологов. Некоторые ученые из Неапольского университета снова выказали интерес в отношении чуда, хотя никто пока не определил, что, собственно, должно представлять собой его изучение.

В то же время церковные власти сохраняют по отношению к чуду нейтралитет. Кардинал Урси, архиепископ неапольский, недавно напомнил общественности, что у церкви нет официального отношения к этому явлению. Он утверждал: «Периодическое разжижение крови, находящейся в двух чашах, которые хранятся в часовне святого Януария неапольского собора, представляет собой замечательное явление, которое всегда вызывало острый интерес и в то же время жаркие дискуссии и споры. Этот необычный феномен, ясно подтверждаемый многими документами за последние шесть столетий, происходит за рамками общепринятых законов природы и по этой причине считается чудесным. Тем не менее церковь, хотя и поддерживала культ, возникший в связи с ним, никогда не делала официальных заявлений по его поводу, оставляя ученым любую возможность для исследования, при условии сохранения неприкосновенности реликвии».

И до того времени, пока комиссия не разберется с загадкой разжижения крови святого Януария, это явление будет оставаться настоящим чудом.

«АРМАДА БОГОМАТЕРИ»

Что значит чудо? Благочестивые прихожане и простые люди обычно просто проецируют свои надежды и страхи на событие, которое, как им кажется, что-то означает. Любое происшествие можно трактовать как простое предупреждение о нависшей опасности или призыв к укреплению веры, к усилению почитания того или иного святого. В случае с «Мадонной Ареццо», происшедшем в Италии, одно местное чудо послужило началом восстания против оккупационной армии Наполеона. «Армада Мадонны», вначале победоносная, в конце концов навлекла на город большую беду.

Когда вы путешествуете по Центральной Италии, то на дороге к Риму, в 70 километрах от Флоренции, высоко на склоне холма перед вами возникнет маленький город Ареццо, увенчанный большим собором. Если вы зайдете внутрь собора суровой готической архитектуры, то обнаружите в массивной боковой стене портал, ведущий в просторную часовню, где над алтарем находится маленький образ Мадонны, благодушно взирающей вниз. Этот маленький терракотовый барельеф и есть главный герой нашей истории.

Едва покинув собор, вы окажетесь перед руинами бастионов, где когда-то стояла городская крепость; теперь руины только ограничивают поле для игры в боччи (итальянского варианта боулинга).

Строительство часовни началось в 1796 году, а в 1800-м армия Наполеона сровняла крепость с землей. Между этими двумя датами и разворачивалась наша драма.

Все началось 15 февраля 1796 года на небольшом постоялом дворе, который держало братство монахов-кармелитов. Терракотовая Мадонна, почерневшая от кухонного чада, тогда была вцементирована в стенку над камином харчевни. Этим вечером хозяйка харчевни — женщина по имени Домитилла — и несколько отставших от своих отрядов солдат, пришедших выпить монастырского вина, зажгли перед Мадонной свечу и встали на колени помолиться о прекращении землетрясений, которые тогда всерьез угрожали городу. Еще совсем недавно город трясло, и он жил в постоянном страхе. И вот когда все уселись перед образом, кто-то поднял глаза и обнаружил, что лик Богоматери неожиданно прояснился и посветлел. Другие видели, как «образ» даже открыл и снова закрыл глаза, в то время как третьи утверждали потом, что из глаз текли горючие слезы и вырывались золотистые искорки.

Посетители харчевни были уверены, что стали свидетелями настоящего чуда. Взволнованные, они выбежали наружу. Скоро постоялый двор заполнила толпа народа. Горожане кричали: «Вива Мария!» — и на звоннице зазвучали колокола. Даже епископ явился в харчевню. Как описывается в одной хронике, «он собирался прочесть людям проповедь, подобающую этому случаю, но его не услышали посреди гула толпы».

Новость быстро распространилась по сельской округе и ближайшим деревням; в полях мрак ночи прорезали огни от костров, зажженных людьми от охватившей их большой радости. Где не было колоколов, фермеры палили из мушкетов и поджигали шутихи. И в самый разгар этого благостного веселья земля перестала дрожать! Конечно, это было расценено как еще одно чудо.

Теперь вы имеете полное право заявить, что хозяйка харчевни и кучка горожан (может быть, находившихся уже слегка под хмельком), видевшие, как лик Мадонны побелел и как задвигались ее глаза, были отнюдь не самыми надежными свидетелями. Но это малое чудо было только началом целого ряда событий, чрезвычайно значимых для Ареццо, и не только Ареццо. Местное чудо выбросило невежественную толпу ремесленников и крестьян на арену истории. Как это все происходило, мы вскоре увидим, но сперва давайте взглянем, как развивались события за пределами местечка.

Чудо в харчевне было первым из длинной череды похожих событий, прокатившихся по всей Центральной Италии. Мадонны и распятия, казалось, вступили в некое соревнование, чтобы выяснить, кто из них способен на большее чудо, и свидетелей тому было множество.

Например, Мадонна собора Анконы открыла и закрыла глаза; икона «Мадонна деи Бьянки» в Монталчино проделала то же самое. В добавление к движению глазами фигура на распятии в Ливорно открыла и закрыла рот и, по словам некоторых, даже пошевелила руками. В Прато «Мадонна дель Джильо» заплакала и закровоточила. Во Флоренции «Мадонна виа дель Цилего» заставила расцвести засохшие лилии. В Риме чудотворных святых изображений было особенно много. Одна римская хроника сообщает: «Святые изображения Блаженной Девы Марии находили на улицах, и их чудеса — открывание и закрывание, а также движения глаз — потрясали почти всех тех, кто приходил на них посмотреть. Толпы, собиравшиеся у этих образов, были так велики, что потребовалось ввести военные части, чтобы обеспечить Мадоннам надлежащую им защиту».

Вероятно, самое замечательное в этом роде событие произошло в Сиене. Там люди валом валили в некую цирюльню поглядеть на старую, грязную картину, изображавшую, как считалось, «Горюющую Мадонну», которая, по слухам, испускала искры из глаз. Когда французы захватили картину и хорошенько ее очистили, то выяснилось, что вместо изображения святой Богородицы там — Клеопатра со змеей на груди.

Вдобавок к этой «эпидемии» чудес 1796 год ознаменовался вторжением в Италию французских войск. Итальянской кампанией молодой Наполеон Бонапарт начал свое завоевание Европы. Войдя в Италию, французы принесли туда три знаменитых слова: Liberte, Egalite, Fraternite. И что они еще импортировали — или, лучше сказать, предполагалось, что импортируют, — «демократию». Это была совершенно новая концепция политического устройства для Европы, хотя первое демократическое государство было основано за 20 лет до этого в Северной Америке. Французы вводили свободу религии, которую можно было воспринимать лишь как свободу от религии, по крайней мере от официальной, Римской католической церкви.

Когда и куда бы французы ни приходили, короны падали в пыль. Захватчики всерьез опасались местной аристократии и духовенства, и вот привилегии тех и сами власти оказались под угрозой уничтожения. Французы «освобождали» церкви от золота и серебра, а когда они заявлялись, что случалось достаточно часто, в различные монастыри и братства, то не выказывали ни малейшего почтения монахам, зато их увлеченность монахинями зачастую оказывалась чрезмерной.

Это, как и многое другое, стало видимым результатом прихода Наполеона. Пройдя через Альпы, он опять сразился с австрийской армией и вторично разбил ее. Наполеон двигался по полуострову, свергая монархов одного за другим: королей, герцогов, великих герцогов и даже дожа и самого папу. В Риме папа был сначала свергнут с престола и лишен всякого имущества, затем арестован и в качестве пленника депортирован во Францию, где вскоре и скончался.

Появление войск Наполеона восторженно встречали лишь немногие итальянцы, большей частью интеллектуалы, которые уже впитали новые революционные идеи. Но эти якобинцы, как их называли, были весьма малочисленны. Все же прочие — простые люди, крестьяне — до смерти боялись нововведений. Будучи большей частью необразованными, они знали о французской революции только со слов духовенства. Поэтому в «демократии» видели вмешательство дьявола в мирские дела, а самих французов воспринимали как мелких бесов из его темного воинства. Французы же, со своей стороны, не слишком старались привлечь к себе симпатии местных жителей.

Таким было общее положение в то самое время, когда разразилась «эпидемия» разных чудес. Волна религиозного фанатизма, которую подняли эти дивные происшествия, в конце концов обратилась против захватчиков. Если Мадонна двигает глазами и испускает искры, это проявление Божьего гнева против якобинцев, а когда Мадонна плачет горючими слезами, то это лишь внешнее выражение скорби Господней по поводу действий французов.

В интересах аристократов и священников было поддерживать и пробуждать подобную веру. Чудеса использовались, чтобы поднять народ против «врагов Господа, разрушителей церквей, хулителей святого порядка и насильников Божьих невест». Как выразился один историк, «в контексте антифранцузской пропаганды чудеса играли роль первейшей значимости, они использовались для поддержания религиозных чувств населения в состоянии сильнейшего накала, и люди, таким образом, могли выступить против французов в любой удобный для этого момент».

Такой момент наступил в 1799 году. Вооруженное восстание началось в Ареццо, как раз там, откуда пошла волна чудес. И снова главным героем рассказа становится маленькая Мадонна из харчевни кармелитского братства.

Давайте теперь вернемся к тому самому вечеру, когда терракота изменила свой цвет. В последующие дни эту грубую, неизвестно кем сделанную Мадонну перенесли в собор города Ареццо, где переименовали в «Мадонну Утешения». Ее слава быстро росла, и под конец она стала известна всей Тоскане и за ее пределами. Терракота сделалась объектом паломничества, ее почитатели приходили из мест ближних и дальних. В капюшонах, босые, иногда на коленях они являлись, чтобы поклониться чудесному образу святой Девы и просить у нее благословения и заступничества. Хотя в основном это была беднота, их скромных даяний хватило на то, чтобы возвести часовню, которую пристроили к стене собора. Камни, потребовавшиеся для строительства, несли на своих руках толпы паломников.

Эти три года, с 1796-го по 1799-й, «Мадонна Утешения» была воистину расточительна на чудеса. Местные хроники приписывают ей бесчисленные исцеления и другие акты божественного милосердия: хромые отбрасывали свои костыли, паралитики начинали ходить, умирающие вставали с носилок, а страдавшие жуткими болями получали долгожданное облегчение. Эти чудесные исцеления внушили горожанам непоколебимую веру в могущество их Мадонны. Эта вера достигла зенита в бунте против власти французов.

Мятеж вспыхнул 6 мая 1799 года. Улицы города заполонили фермеры и рабочие, горящие гневом против захватчиков. Все, что было нужно, — это искорка, чтобы их зажечь. Искорка вспыхнула. Неизвестно откуда в городе появился экипаж, пронесся по главным улицам и затем внезапно исчез. Лошадьми правил какой-то мужчина, а рядом с ним сидела женщина и махала черно-желтым флагом Австрийской империи. Ареццо немедленно охватили слухи, что то были не кто иные, как святой Донато, покровитель города, и сама пречистая Дева! Новость об этом последнем «чуде» была настолько поразительной, что люди решили немедленно действовать. Так началось восстание.

Зазвонили церковные колокола, призывая крестьян с округи. Люди с оружием прибывали отовсюду, кое-кто вооруженный пистолетами и мушкетами, а другие — топорами, серпами, косами, вилами. С криком «Вива Мария, смерть якобинцам!» толпа двинулась к главной площади, где было сбито и сожжено французское «Древо Свободы». Собственно, оно представляло собой палку, разукрашенную красным, белым и голубым цветами революции, какие французы устанавливали повсюду в знак перемен.

Солдаты французского гарнизона поспешили на место событий и, как писал хронист, «стали стрелять из ружей и пистолетов, атаковали людей со шпагами в руках, но благодаря особой милости святой Девы Марии ни одна душа не была ранена, ни одно тело не задето». На самом деле гарнизон был так мал, что одержать победу бунтовщикам не составило большого труда. Французы и немногие якобинцы пытались бежать. Мятежники их настигли, жестоко избили защитников нового режима и заключили в тюрьму. Как только с сопротивлением было покончено, группа местных аристократов создала правительство во главе со священником. И три ключевых слова французской революции были разом заменены на три других: религия, верность, постоянство.

На следующий после восстания день образ Мадонны в торжественной процессии пронесли по улицам города в сопровождении муниципального оркестра. Жители Ареццо пылали благодарностью за помощь, которую, несомненно, оказала им в их праведном деле святая Дева.

Было бы резонно ждать, что французы вскоре вернутся в большем числе и восстановят свой порядок. Но Ареццо был совершенно уверен в заступничестве своей Мадонны. А когда население вооружилось и получило подкрепление из окрестных сел, то убежденность в своей непобедимости стала в них просто неистребимой. В действительности большая часть наполеоновской армии, шедшая маршем к северу от Неаполя, вскоре оказалась под стенами города. Но когда командир французов потребовал сдаться и пригрозил жестокими репрессиями в случае, если встретит хоть малейшее сопротивление, жители молчаливо приготовились отражать атаку. Их вера была столь велика, что они даже не удивились, обнаружив, что французы не собираются исполнять свои угрозы, а просто отправились дальше на север, оставив Ареццо нетронутым.

Это конечно же было воспринято как новое свидетельство божественного покровительства. Но правда была гораздо проще: когда части готовились к штурму Ареццо, французский командующий получил сообщение о том, что армии на севере угрожает новая атака австрийцев, и поэтому решил не медлить и двинулся ей на помощь.

Теперь жители Ареццо больше не могли удовлетворяться освобождением одного своего города. За последующие несколько недель была создана живописная «армада» — нечто среднее между настоящей армией, шайкой воров и крестным ходом, которая двинулась через всю Тоскану под штандартами улыбающейся «Мадонны Утешения» и с криками «Вива Мария!». Повсюду, где они шли, им сопутствовала необыкновенная удача: население поднималось и изгоняло французов.

В каждом городе сцена повторялась: сожжение «Древа Свободы», замена его на распятие, преследование якобинцев, изъятие всей их собственности и, наконец, воскурение фимиама в церквах и звуки торжественного «Те Deum» в знак благодарности. Один за другим города и деревушки, недавно «освобожденные» французами, теперь освобождались от них «армадой Ареццо». Тогда, как и теперь, у слова «свобода» было много значений.

По сравнению с другими войнами эта не была особенно жестокой — французские гарнизоны были малы и чаще всего не выдерживали натиска и отступали. Если случалось, что они все же оказывали сопротивление или «армада Ареццо» колебалась перед атакой (что произошло под стенами Сиены), то для воодушевления достаточно было священнику отслужить мессу и благословить это странное воинство, призывая на помощь Господа. Немедленно энтузиазм снова вспыхивал с прежней силой, и войска бросались на штурм.

В конце лета 1799 года «армада Ареццо» выросла до значительных размеров, слившись с отрядами разных бродяг и авантюристов всех мастей. Те, естественно, присоединялись в надежде на легкую добычу. Постепенно восставшие захватили большую часть Центральной Италии и уже готовились к походу на Рим. К этому времени австрийцы одержали победу на севере и их войска спускались в области, занятые «армадой», для установления своего доминиона. На юге победа над французами была делом нескольких дней. Скоро вся страна была пропитана духом освобождения.

До того момента историки называют всю эпопею «эпизодом Вива Мария!». Все военные действия и на самом деле сопровождались именно этим криком, и всегда в присутствии «Мадонны Утешения». Горожане называли ее своей генералессой. Ее изображение было на всех флагах и штандартах, солдаты носили его на груди и на шапках.

Захваченное французское оружие и флаги привозились в собор Ареццо и возлагались на алтарь Мадонны. Священники проповедовали, что Ареццо «избран святой Девой, чтобы сокрушить голову змея». Змей в католической традиции обозначал самого сатану; конечно, это относилось к французам и их «кощунственной революции».

Правители Ареццо делали все, что можно, извлекая максимальные выгоды из простодушной веры простонародья в чудеса. Послание, распространяемое по Тоскане и призванное подстегнуть ее к восстанию, утверждало: «Нам нужно возвращение старого режима, мы сражаемся во имя религии… И кто может еще сомневаться в том, что само Небо служит защитой нашему делу? Да, сам Господь охраняет его. Три года в Ареццо он каждый день совершал чудеса при посредстве Святейшей Девы Марии, которую мы почитаем как Нашу Госпожу Утешения. Она согревает сердца людям Ареццо самой горячей верой… Она сплотила нас так, чтобы мы стали сильнее самых больших и непобедимых армий республиканцев. Под ее знаменами мы идем в битву и побеждаем».

Можно написать многие тома — и они были написаны — об этой героической эпопее, в которой элементы трагедии так тесно переплелись с комедийными эпизодами. Возьмем, например, одну сцену: освободительное вступление «армады» во Флоренцию. Во главе войск скачет командующий, рядом с ним английский посол и монах-капеллан всего воинства. А между ними женщина, чей муж — командующий, любовник — посол, а духовник — монах. Эта дама из них всех была самым примечательным персонажем, амазонка в броне, со знаменем «Мадонны Утешения».

Монах был толст и румян, носил длинную бороду и путешествовал с огромным деревянным крестом, который нес как пушинку! Это тоже расценивалось как несомненное чудо: мало кто знал, из чего на самом деле сделан этот крест: из пробки, мастерски выкрашенной под дерево!

За этой любопытной четверкой двигались офицеры и кавалерия. Вдобавок к изображению Мадонны на их штандартах можно было встретить цвета всех противников Франции, от великого герцога тосканского до императора Австрии, от русского царя до папы. Здесь был даже турецкий полумесяц, ибо султан тоже объявил Франции войну. В разноцветных одеждах, увешанных разными эмблемами и реликвиями, эти всадники, как описывал их один хронист-современник, «были вооружены пистолетами и образами Христа». Арьергард составляла разношерстная городская публика и крестьяне «с вилами, косами, шпагами, мечами, палками и мотыгами».

Но недолгое время спустя Мадонна перестала быть утешением для Ареццо. В 1799 году, когда французы отступали в Италии, сам Наполеон находился в Египте. В 1800 году он вернулся в Европу, получив, став первым консулом, всю власть, и повел французскую армию в свою вторую, победную итальянскую кампанию. Как и Ганнибал, он неожиданно пересек снежные Альпы и вышел на равнины Северной Италии. Там он нанес последнее поражение Австрии.

Дорога в Италию была открыта. Наполеон прошел маршем по полуострову и отвоевал его полностью. Достигнув Флоренции, он выслал вперед большое и сильное войско с точным предписанием подвергнуть Ареццо особой каре. Окружающие города признали себя доминионом Франции и сдались без боя. Только Ареццо упорствовал в своем отказе, храня уверенность, что самая мощная европейская армия может быть разбита с помощью нескольких сотен мушкетов, серпов, вил и 16 пушек. Но на этот раз чуда не произошло.

Французы подступили к стенам Ареццо 18 октября 1800 года и немедленно начали жестокий артиллерийский обстрел. Они даже не стали требовать сдачи, как предписывал тогдашний военный протокол. Город отвечал залпами нескольких пушек и звоном множества колоколов. Так продолжалось до заката. На следующее утро французы пробили пушечным огнем брешь в городских воротах и устремились на его улицы. Любого встречного с оружием немедленно убивали. Весь день шли грабежи, солдаты мародерствовали. В церквах и монастырях захватчики вели себя с особой наглостью. Нескольких монахинь, пытавшихся спрятать под своими просторными одеяниями серебряную и золотую церковную утварь, раздели догола.

Когда через несколько дней завоеватели оставляли Ареццо, то захватили с собой три сотни пленников, всю городскую артиллерию и богатую добычу. Для перевозки были отобраны повозки, лошади и мулы. Они потребовали у муниципалитета уплаты контрибуции 50 тысяч эскудо. Затем взорвали крепость и сровняли ее с землей. Наконец — и это было впервые за всю историю войн — французы лишили языков все городские колокола. В Ареццо установилась гнетущая тишина.

Тем временем Наполеон двигался к Риму, где на престоле уже сидел новый папа Но на этот раз поход был затеян не с целью низвергнуть главу католической церкви. Наполеон шел повидаться с папой для выработки соглашения, которое и было ратифицировано в следующем году. Нет никакого сомнения, что желание первого консула договориться с церковью — по крайней мере, частично — было следствием «эпизода Вива Мария!» и других подобных же восстаний «армий веры» на оккупированных территориях.

Именно поэтому духовенство смогло сохранить значительную часть своей традиционной власти и привилегий при правлении Наполеона. 1800 год ознаменовался окончанием той революционной лихорадки, которая трясла всю Европу на протяжении десятилетия. Наполеон вскоре женился на дочери австрийского императора, объявил императором себя самого и затем даже был коронован папой. Мы не можем с уверенностью заявить, что все это имеет прямое отношение к чуду «Мадонны Ареццо», но нельзя не заметить, что именно оно послужило отправной точкой для немаловажного поворота в истории.

ЦЕЛЕБНЫЕ ВОДЫ ЛУРДА

Городок Лурд, что юге Франции, — вероятно, одно из самых популярных в христианском мире мест паломничества. Ежегодно его посещают тысячи пилигримов, привлекаемых сюда слухами о целебных свойствах местной воды и ее способности восстанавливать физические и духовные силы. Откуда у Лурда такая репутация? Почему крестьянская девочка, впоследствии известная как святая Бернадетта, удостоилась нескольких видений Блаженной Девы, которые и привели к строительству скинии в Лурде? Отправимся к самому началу той каменистой тропы, с которой начались чудеса исцеления.

Лурд — город парадоксов. Приезжий, ожидающий увидеть тихую деревушку посреди живописных Пиренейских гор, погруженную в благодать своего славного прошлого, будет ошеломлен царящим здесь духом суетливого торгашества. Гостиницы переполнены, в витринах магазинов — всевозможные мелочи католических культов, на улицах — неумолчный гул. И тем не менее Лурд остается одним из крупнейших духовных центров христианского мира.

Главный парадокс Лурда как раз и состоит в том, что из всех возможных мест на земле Дева Мария избрала именно это затерянное местечко для распространения своей вести. Причем орудием ее послужила Бернадетта, неграмотная четырнадцатилетняя девочка без гроша в кармане, страдающая от астмы и туберкулеза и совершенно ничего не значащая в этом мире. И почему, когда Бернадетта спросила ее имя, Богородица не сказала: «Я Мария, мать Господня» или: «Я Мария, зачавшая без греха»? Или не представилась еще как-нибудь попонятней для простых христиан? Почему вместо этого она сказала: «Я — Непорочное Зачатие» — имя, которое ничего не говорило Бернадетте?

Почему именно Лурд? Ведь даже происхождение этого города весьма неясно. Первоначальными его обитателями были кельты, и есть свидетельства того, что на месте Лурда люди жили еще в каменном веке. В исторические времена предки Бернадетты пережили нашествие римских легионеров Красса, вестготов, арабов, англичан и, наконец, французов. Со времен постройки его крепости в 800-х годах Лурд был самым известным местом во всей Бигорской провинции.

Как и многие средневековые поселения, Лурд вырос вокруг защищенного места. До 1858 года — времени начала чудес — видений Бернадетты левый берег реки По не был заселен. Сегодня город располагается на обоих берегах По, его исконное население насчитывает 25 тысяч человек, а паломников ежегодно приезжает более миллиона. Эти странники получают жетоны на память о Лурде, они слоняются по городу, выбирая четки, медальоны и другие безделушки для себя, своих родственников и друзей.

Сегодня старый квартал на западном берегу соединен с новым мостом, который заходит на главную улицу, ведущую к базилике, церкви Четок и гроту с целебной водой, туда, как сказала Блаженная Дева Мария Бернадетте Субиру, где она должна появиться. Над гротом на выступающей части скалы возвышается статуя Богородицы. Базилика была пристроена к гроту в 1876 году, а церковь Четок, что чуть ниже и впереди от нее, возводилась с 1884 по 1889 год. В 1907 году папа Пий X повелел, чтобы празднование явления непорочной Девы Марии в Лурде проходило 11 февраля, и это придало гроту окончательный статус святости.

Но что было необычайного в лурдских чудесах? Отчасти это оттенок некой противопоставленности, вызова, брошенного всем тем, кто, будучи поглощенным различными удовольствиями и тягой к процветанию, устанавливал духовный климат во Франции середины прошлого века. Интеллигенция того времени была привержена позитивизму, который учил среди прочего, что чудеса невозможны. Многие, веря, что этот постулат — единственное разрешение всех человеческих проблем, пришли к мнению, что всякая религия излишня. Эти интеллигенты имели «научное мировоззрение», и никакой нужды в Боге у них не было. И вот тут-то Бог, выказав особую милость, проявляет себя в образе Богоматери и подтверждает ее весть чудесными исцелениями!

Конечно, невозможно со всей определенностью ответить на вопрос, почему Господь послал Деву Марию в этот захолустный городок. На ум приходит несколько вероятных причин, но все они довольно умозрительны и не касаются самой сути тайны. Одна из версий — Бог решил засвидетельствовать святой образ жизни Бернадетты. Другая, быть может, — подтвердить догмат о Непорочном Зачатии, раскрыв это имя Богородицы. Сам догмат был заявлен римской церковью всего за четыре года до лурдских чудес, и возвещение папы не только подтверждало старый культ Богоматери, но и устанавливало непогрешимость самого папы. Чудесные исцеления, которые происходили на месте видений, как бы настаивали на исполнении посланий святой Девы: «Покайтесь… Молитесь за грешников… Славьте Иисуса… Придите сюда крестным ходом… Постройте здесь часовню».

Кто же такая была Мари-Бернар Субиру (Бернадетта), которой явилась Богоматерь и передала ей свои приказы? Бернадетта, старший ребенок Франсуа и Луизы Субиру, родилась 7 января 1844 года на мельнице Боли, недалеко от стен лурдской крепости. Отец Бернадетты не был способен вести дела, был безмерно ленив и к лету 1854 года, когда ей было десять лет, потерял мельницу.

Здоровье девочки было слабым с рождения. После перенесенной холеры, прошедшей по Пиренеям в 1855 году, она заболела хронической астмой. Зима того же года была трудной, подступал голод. В эту тяжелую пору Бернадетту отдали кормиться к тетушке Бернарде, которая унаследовала от покойного мужа бар. В свои одиннадцать-двенадцать лет Бернадетта отрабатывала свой хлеб, присматривая за детьми и от случая к случаю прислуживая за стойкой бара. К маю 1856-го Субиру продали все свое имущество и переехали в бывшую городскую тюрьму, куда к ним вернулась и Бернадетта.

Отец был вынужден искать случайные заработки где только мог. Мать нанималась стирать, убирать по дому и на сезонные работы в поле. Бернадетта заботилась о младших детях, а когда мать сама оставалась дома — собирала дрова, тряпки, кости, старое железо на продажу.

Слишком старая и слишком грязная тюрьма кишела паразитами, которых завезли жившие здесь раньше испанские батраки-иммигранты. Вдобавок ко всем бедам отец Бернадетты был арестован в 1857 году за кражу и посажен в новую тюрьму на восемь дней. Его освободили за отсутствием улик, но обвинения так и не сняли.

Тогдашнее положение семейства Субиру хорошо описал исследователь феномена Бернадетты Алан Ним. Отец ее был назван им расточителем, который «проигрывал деньги в карты» (что неправда, ибо деньги у него вообще редко водились); что он и его жена пили (конечно же правда). Пить было гораздо «дешевле и приятней, чем есть».

На зиму 1857/58 года, чтобы избавиться от лишнего рта, Бернадетту отослали к ее крестной матери, вздорной женщине по имени Мари Лагуэ. Готовясь к первому причастию, Бернадетта должна была выучить катехизис, но память у нее была очень слабая, и все попытки часто кончались тем, что крестная мать швыряла в нее катехизис, а сама Бернадетта разражалась слезами. Предположительно девочка ничего не слышала о Святой Троице и других христианских догмах; ко времени ее видений она, как кажется, знала лишь «Отче наш», «Богородица Дева радуйся», «Славься» и «Символ веры» — то есть то немногое, чему ее выучили в родном доме.

Относительно пребывания Бернадетты у крестной матери возникают многочисленные вопросы, не последний из которых: как именно проходило празднование Непорочного Зачатия 8 декабря 1857 года? Была ли месса? Посетила ли ее Бернадетта? Верующие настаивают на буквальном понимании слов Бернадетты, что она никогда до видений не слышала слов «непорочное зачатие».

Единственное, что мы знаем: в четверг 11 февраля 1858 года Бернадетта, ее сестра Туанетта и их подружка Жанна Абади отправились в лес за дровами. День был холодный. Перейдя через мельничный поток Сави, две другие девочки устали и начали хныкать. Бернадетта, оставшись на другом берегу, дрожала от холода и отказывалась ступать в мелкую речку. Оставив ее, девочки убежали. Бернадетта в конце концов сняла чулки и перешла через поток.

По самым ранним записям ее рассказа (28 мая 1861 года), дальше с ней случилось следующее:

«Я прошла еще немного дальше, чтобы посмотреть, не могла ли я где-нибудь перейти, не снимая туфель и чулков. Выяснив, что не могла, вернулась обратно к гроту… Тут услышала шум, повернулась к лугу и увидела, что деревья совсем не колышутся, продолжала снимать чулочки и снова слышала этот шум, подняла голову, поглядела на грот и увидела женщину, на ней были белое платье и синий пояс, и желтая роза на каждой ноге, цвета цепочки ее четок. Когда я увидела это, то стала тереть глаза, я подумала, что мне все чудится… я хотела перекреститься, но не смогла поднести руку ко лбу, она падала. Тогда видение перекрестилось, затем моя рука задрожала, я снова попыталась перекреститься, и, сделав это, я произнесла молитву, видение перебирало четки, но губами не двигало, а когда я кончила свою молитву, видение внезапно исчезло…»

Это была первая из 18 встреч, произошедших до середины июля. Однако настоящее чудо, может быть, и не имеет никакого отношения к переживаниям Бер-надетты, ибо никто, кроме нее, не видел и не слышал тогда Богородицу.

Сделаем отступление.

Экстатичные люди часто нечувствительны к жару, боли, холоду, шуму, движениям и другим внешним раздражителям. Более того, они не страдают от ожогов, уколов и падений, когда находятся в трансе. И таким образом, нечувствительность Бернадетты к холоду воды мельничного потока, к жару и боли (при так называемом чуде со свечой 7 апреля), к внезапным звукам и резким движениям (14 февраля) и к увеличивающемуся числу других людей, наблюдавших за ней на протяжении всего времени ее видений, — все это только доказывает ее экстатическое, трансоподобное состояние и, может быть (а может, и нет), имеет отношение к чуду. А чудесными были сами исцеления, которые последовали после того, как забил ключ.

Открытие святого источника в Лурде — теперь часть мирового фольклора. Благодаря роману Франца Верфеля «Песнь Бернадетты» и одноименному фильму, получившему «Оскара», история святой Бернадетты теперь стала известной. Тем не менее позволим себе напомнить кое-какие детали.

Мари-Бернар Субиру было четырнадцать лет, когда она удостоилась 18 посещений Богоматери. Когда слух о ее видениях прошел по деревне, местные мальчишки кидали в нее камни. Священник отец Пейрамаль предположил, что все видения были бесовским наваждением, и мать Бернадетты запретила ей выходить из дому. На второй свой визит к гроту Бернадетта принесла пузырек святой воды, которую Богоматерь повелела пролить на землю, в том самом месте, где позднее забил святой ключ. Другие дети, услышав звуки падающих камней, в страхе бросились к дому мельника за помощью. Мельник и его жена отнесли впавшую в транс Бернадетту домой.

Теперь о ее видениях заговорил весь город. К счастью для Бернадетты, одна именитая его обитательница, Антуанетта Пейре, решила, что видение могло быть духом ее покойной подруги, Элизы Латапи, которая была руководительницей лурдского собрания ордена детей Марии. Вместе с другой своей подругой Элиза убедила мать Бернадетты отпустить девочку в пещеру еще раз. Элиза взяла с собой свечи, как велела Бернадетте святая Дева; они оставили их в гроте. Хотя женщины сами ничего не видели и не слышали, но их весьма впечатлила горячность молитвы впавшей в прострацию Бернадетты. Обратно в деревню они пришли, прославляя ее, и с тех пор никто не чинил препятствий на пути у девочки.

В пятую встречу, 21 февраля 1858 года, Богоматерь научила Бернадетту молитве, которую та продолжала читать всю свою жизнь, но слов которой никому не открыла. В шестое посещение девочке было сказано: «Молись за грешников». Врач, доктор Дозу, осмотрел Бернадетту, когда она пребывала в трансе. Он отметил, что «ее пульс был нормальным, дыхание незатрудненным, и ничто не указывало на нервное возбуждение». На этот раз Бернадетгу сопровождало уже несколько сот человек. Некоторые пришли из деревень с равнины, чтобы поглядеть на крестьянскую девочку за молитвой. Начались паломничества, которых и требовала Богоматерь.

Когда толпы, сопровождавшие ее к месту видений, стали быстро увеличиваться, отцы города забеспокоились. Мсье Дютур, прокурор, заявил Бернадетте, что ей все почудилось и незачем больше ходить к пещере. Бернадетта очень серьезно отвечала, что она ничего не придумывает и что дала слово Деве Марии вернуться. Дютур отступился.

Другого чиновника мэрии, мсье Эстраде, настолько потрясла история девочки, что он стал ее ближайшим другом и записывал слово в слово ее последующие рассказы. А глава полиции Джакоме решил действовать сурово. Однажды, когда Бернадетта возвращалась домой с вечерни, ее остановили и препроводили в полицейский участок. Именно здесь она впервые встретила мсье Эстраде. Он пришел удостовериться, что никто не нарушает ее законных прав. Джакоме попросил девочку описать сцены в гроте. Она выполнила его просьбу спокойно.

Так же спокойно опровергла обвинение полицейского в том, что она пытается привлечь к себе внимание и заслужить уважение других детей. Глава полиции стал угрожать, что если она не отступится «от всех своих глупостей», то ему придется посадить ее в тюрьму. Здесь мсье Эстраде мягко посоветовал девочке дать слово не приходить больше в грот. И снова она отказалась.

Девочка была намерена сдержать свое обещание, данное Богоматери. И хотя она пошла в очередной раз к пещере кружным путем, полиция ее все же выследила. Пока она молилась на коленях, полицейские почтительно стояли рядом, но стоило ей закончить, как ее тут же спросили, были ли у нее видения.

«Нет, в этот раз я ничего не видела», — отвечала она.

Через два дня она вернулась и была удостоена блаженной Девой сообщения о «трех дивных тайнах». Их девочка поклялась хранить и так никогда и не раскрыла.

В восьмое посещение ей трижды было сказано о покаянии, а на следующий день Богородица повелела: «Выпей воды из фонтана и вымойся в нем». Бернадетта была озадачена: у Массабейля никогда не было ни источника, ни фонтана. Тем не менее она последовала приказанию Богоматери и стала скрести землю. При виде этого зрелища наблюдатели засомневались. Скептики начали всячески высмеивать ее, уверенные, что девочка потеряла остатки рассудка и что они имеют дело просто-напросто с деревенской дурочкой. Но вскоре из земли выступила вода. Бернадетта напилась из грязной лужи и вымыла в ней лицо. Даже самые верные из собравшихся посчитали себя обманутыми. Но на следующий день на месте лужи забил родник и вода заструилась по скалам.

При десятом посещении Бернадетте было велено «поцеловать землю за всех грешников», что она немедленно выполнила. Многие из тех, кто собрался тогда, последовали ее примеру. Следующие повеления Богоматери исполнить было сложнее. В одиннадцатый и двенадцатый визиты в пещеру Бернадетте было приказано требовать у местных священников построить часовню у грота и организовать паломничества. Но как могла она, бедная и больная, безграмотная крестьянка, требовать у церкви постройки часовни?

Тем не менее Бернадетта отправилась к аббату Пейрамалю, которого боялась больше начальника полиции, и сообщила ему о желании Богоматери. Священник в этот момент читал требник и был недоволен, что Бернадетта помешала ему. Он грубо сказал девочке, что церковь не строит часовен по требованию каждого незнакомца и что Дама должна назвать себя, а если этого не сделает, то, значит, она лишь самозванка или просто плод галлюцинаций Бернадетты. Через три дня Бернадетта вернулась рассказать аббату о том, что Дама требует крестного хода к источнику. На этот раз священник швырнул в нее требником.

Когда она пришла в грот 4 марта, там ее ждали не только тысячи простых людей, но и солдаты и конная полиция, посланные мэром и местным комендантом. Когда появилась Бернадетта со свечкой, 20 тысяч человек глухо зашептали: "Вот она! Вот она!"

Разочарование толпы было неизбежным. Они приходили в надежде увидеть и услышать Богоматерь. А вместо этого видели маленькую крестьянку на коленях, окруженную странным сиянием. По крайней мере, они уповали на какое-нибудь чудо. Но "знамение", которого все ждали, еще только должно было произойти. И оно произошло, когда Бернадетта осталась одна!

Шестнадцатое посещение было в день Благовещения. Мсье Эстраде, теперь друг Бернадетты, сидел со своей сестрой, когда возбужденная девочка буквально ворвалась в его дом. Она только что была в пещере и упросила Блаженную Даму раскрыть свое имя, но совершенно не поняла ее ответных слов, хотя слышала их очень ясно. После этого она спросила на своем горном наречии (наполовину французском, наполовину испанском) у Эстраде: "Что такое Непорочное Зачатие?"

Эстраде терпеливо объяснил девочке значение этих слов, но те, кому разъяснения не требовались, уже бросились к гроту. Барон Масс, префект департамента, был весьма раздосадован всей этой кутерьмой. Он не желал в своем департаменте никаких подобных чудес и приказал, чтобы беспокойное дитя осмотрели три известных врача. Те сообщили, что Бернадетта физически и психически совершенно здорова.

Бернадетта всегда приносила в пещеру свечку, как ей велела Блаженная Дама. И вот во время семнадцатого посещения девочка стала на колени, погрузившись в транс. Словно подчиняясь какому-то приказу, она протянула правую руку в самое пламя и продолжала молиться, а огонь сиял сквозь ладонь.

Когда Бернадетта вышла из транса, доктор Дозу осмотрел ее руку, но не нашел ни следа от ожога. Он взял другую свечу и поднес ее к руке Бернадетты, она тут же вскрикнула от боли.

Мэр отправил протест префекту: грот становится "местом не разрешенных церковной властью публичных молебнов". Префект, еще надеясь положить конец затянувшимся многотысячным сборищам, призвал епископа вмешаться. Епископ, однако, не спешил с ответом.

Префект решил действовать самостоятельно. Он приказал разобрать примитивный алтарь и выстроить у грота баррикаду. Теперь, когда Бернадетта была удостоена обещанного числа видений и Блаженная Дама раскрыла свое имя, девочке не было особой надобности возвращаться к пещере. Но вскоре после причастия на празднестве Богоматери Кармельской Горы она почувствовала знакомый призыв. В сопровождении своей тетки она пришла к гроту и нашла перед ним группу из нескольких благочестивых женщин. Бернадетта встала на колени перед баррикадой. Ее снова охватило знакомое преображение, и девочка удостоилась последнего посещения Богоматери.

Многочисленные исцеления уже происходили у родника, но одно из них было особенно примечательным. В сентябре 1858 года некая мадам Бруа посетила источник, чтобы набрать немного воды и отвезти в Париж. Когда полицейские заметили ее за сбором цветов у баррикады, то тут же задержали. Но женщина раскрыла свое имя, и выяснилось, что она – жена знаменитого адмирала Бруа, а сама является домоправительницей императора Франции Луи Наполеона III и его жены императрицы Евгении и что императрица поручила ей достать воды для лечения больного инфанта, Луи, известного как Лу-Лу.

Когда мадам Бруа вернулась в Париж, вода, вероятно, была использована для исцеления Лу-Лу. Можно только предполагать, насколько успешным оказался курс лечения.

Во всяком случае, император прислал короткую и недвусмысленную телеграмму префекту: "Доступ широкой публики к гроту на западе от Лурда должен быть немедленно обеспечен. Наполеон". Баррикады, естественно, тут же сняли.

С этого времени тысячи верующих, особенно старые и больные, устремились к пещере у Массабейля. Святая Бернадетта провела остаток жизни в монастыре, посвятив себя только молитвам.

Лурдские исцеления, независимо от того, как к ним относиться, росли в числе. Первое явное исцеление было ниспослано Луи Бурьетту, каменщику, который лишился глаза во время несчастного случая в каменоломне и прожил полуслепым 20 лет. Услышав о видениях в гроте, вопреки отговорам деревенских скептиков, каменщик пришел к гроту и опустил лицо в воду на несколько минут, затем перекрестился и помолился Богоматери. И, к его невыразимой радости, зрение к нему вернулось!

В тот же вечер Бурьетт с группой друзей из каменоломни пришел к пещере и установил каменную чашу размером с купель для крещения. По сей день вода из источника проливается в первую очередь на стенки этой купели.

Через несколько дней двухлетнего малыша семьи Бугугор, больного с рождения, разбил паралич. Врачи говорили, что надежд на выздоровление нет. Но, услышав об исцелении каменщика, мать схватила на руки младенца и побежала к источнику. Там она несколько раз погрузила малыша в холодную воду, моля Богородицу явить свою милость. И ребенок зашевелился! А на следующий день сел в колыбели и начал играть. Доктора признали ребенка совершенно здоровым.

Нет нужды говорить, что и эта новость в мгновение ока распространилась по Лурду. На следующее утро у пещеры стояли тысячи страждущих в ожидании, когда явится Бернадетта говорить с Богоматерью.

Один из самых близких к нашему времени случаев излечения ребенка – история с Франциском Паскалем. Как всегда, проявляя осторожность, церковь признала его исцеление, произошедшее в 1938 году, только в 1952-м. Малышу Паскалю было всего четыре, когда его привезли в Лурд. Весь предыдущий год его мучили разные жуткие хвори: менингит, паралич и прогрессирующая слепота. Никакие средства не помогали.

Диагноз лечащего врача, доктора Дарда, подтвердили шесть независимых специалистов. Дард писал: "Вернувшись через несколько дней из Лурда, мадам Паскаль привела малыша ко мне. Он ходил. Я удостоверяю исчезновение паралича и возвращение зрения. Он ходил совершенно нормально, если исключить некбторую неуверенность. С каждым днем ему становилось все лучше. И это новое состояние наступило после купания в лурдской воде. Чисто помедицински такой результат необъясним".

Годы спустя медицинский совет Лурда провел консилиум силами двадцати независимых докторов. Все они подписали документ, в котором говорилось: "Излечение Франциска Паскаля не имеет никаких научных объяснений. Его состояние не ухудшается вот уже десять лет. Мы располагаем свидетельствами, доказывающими наличие у него прежде серьезной болезни и ее резкого отступления, совершенно необъяснимого с человеческой точки зрения".

Однако не все исцеления, признанные чудесными, касались только слепых или парализованных детей. В некоторых случаях происходила регенерация костей и скорое заживление открытых ран. Эти исцеления особенно поразительны, поскольку связаны с созданием новых тканей; другие примечательны, наоборот, разрушением тканей, например раковых опухолей. В то же время третьи происходят с немедленным рубцеванием или образованием новой кожи на обширных участках тела. В общем, все исцеления подпадают под одну из этих категорий или сразу под несколько.

Конечно, случаев гораздо больше, чем сообщается в официальных источниках. Но за первые сто лет, прошедшие со времени открытия Бернадеттой источника, более чем две тысячи их было тщательно изучено и задокуменгировано медицинским советом и группой научных экспертов, созданными в 1884 году специально для исследования предполагаемых чудесных исцелений. Из этих многих тысяч случаев только чуть больше 50 были признаны церковью как чудесные.

В чем же тогда состоит чудо? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны обратиться к различению Римской католической церковью вселенских и личных откровений. Вселенские откровения – это те, что переданы в Библии и апостольской традиции, хранимой церковью. В эти чудесные откровения можно и должно верить всем католикам без исключения. С другой стороны, частные откровения, те, какие, например, были дарованы Бернадетте, совсем не обязательны для повсеместного принятия; церковь просто говорит, что в них можно верить.

Два старых, когда-то общих определения – что чудеса состоят из вмешательства неземных сил и при временном прекращении действия естественных законов природы и что именно это и предстает гарантией божественного происхождения – теперь совершенно забыты. Чудеса ныне считаются чем-то обыденным, неким простым исключением из естественного порядка вещей, известного нам: чудом оно является лишь для людей, а для Господа – вполне разумное действие.

Для установления чудесного исцеления медицинское исследование должно подтвердить, что болезнь была соматического характера и касалась функциональных расстройств. Пациент должен быть признан безнадежно больным, так чтобы врачи предсказали ему близкую и неминуемую смерть; недуг должен легко диагностироваться, безо всяких неясностей, и должно быть четкое физическое доказательство изменения состояния пациента. Также чудесное выздоровление должно происходить быстрее, чем естественное, или же без участия каких-либо медицинских средств.

В противоположность широко распространенному убеждению, чудеса не обязательно происходят собственно в Лурде. Они могут случаться и в гроте, и в церкви, и в номере отеля, и в поезде на пути домой или даже вообще в очень далеком от источника месте. Человек может и не молиться в то время, как случается исцеление. Это демонстрирует случай Катерины Лапейр.

Женщина умирала от рака языка, шеи и крови. При операции ей отрезали четверть языка, а от дальнейшего хирургического вмешательства она отказалась. Так как сама поехать в Лурд она не могла, то поклялась сочинять гимны Блаженной Деве и промывать каждый день рот водой из источника. На девятый день молитв опухоли исчезли, она оказалась совершенно здоровой. Маленький белый шрам на языке остался как память об операции.

Однако подобные поразительные происшествия не должны отвлекать нас от истинного значения лурдского чуда. Богоматерь ничего не говорила Бернадетте об исцелениях. Сама святая, говоря о слепом, который прозрел, напомнила нам: гораздо важнее, чем излеченная физическая слепота, исцеление слепоты духовной. Бернадетта во всех чудесных событиях видела себя лишь грубым инструментом и говорила: "Если бы Блаженная Дева захотела выбрать кого-нибудь поученей, чем я, Она бы сделала это; но Она подняла меня, как камешек из-под глыбы".

ЧУДЕСА ПАДРЕ ПИО

Действительно ли падре Пио творил чудеса? Мог ли он на самом деле предсказывать будущее и видеть божественные создания? Обладал ли он даром биолокации? Мог ли он исцелять? Правда ли, что он даже носил на своем теле знаки Христа, напоминающие о его муках на кресте? И если все это правда, что означают эти дары свыше? До сих пор итальянский священник остается противоречивой загадкой и церковь воздерживается от признания его чудес.

Всю свою долгую жизнь падре Пио (1887-1968), казалось, служил иллюстрацией к словам его преосвященства Коррадо кардинала Урси: "На протяжении веков Бог посылает избранных людей, чтобы они взывали к душам детей Божьих. Такие люди воплощают в себе явление Христа народу, Спасителя, пришедшего, чтобы возродить мир". Падре Пио сотворил много чудес, вероятно являясь проводником Божественной любви, таким образом проповедуя примирение с Богом, что он делал с полным самоотречением.

Самым невероятным чудом в жизни падре Пио а его жизнь была полна чудес – явилось получение им на своем теле стигматов, или копий пяти священных ран Христа. Он стал первым священником современности, который получил видимые и ощутимые знаки распятого Спасителя.

Вдобавок к постоянным физическим мучениям он подвергался еще более длительным и болезненным обследованиям медиков. Первым врачом, осматривавшим падре Пио, был Луиджи Романелли да Барлетте, приглашенный архиепископом. Основными пунктами его заключения были следующие: "Раны на руках покрыты тонкой пленкой красновато-коричневого цвета, они не кровоточат, не нарывают, ткани не воспалены"; "кровь артериального происхождения"; "раны глубокие, не поверхностные"; "ткань вокруг ран… чувствительна даже к легким прикосновениям". Романелли подвел итог следующими словами: "За пятнадцать месяцев я осматривал падре Пио пять раз. Я нашел несколько изменений, но я не в состоянии классифицировать эти раны".

В своих опытах врач сдавливал пальцами рану с обеих сторон, пытаясь обнаружить щель, которая бы указала на ее сквозной характер. Он писал: "Я повторял кажущийся садистским эксперимент несколько раз за вечер…"

В июле 1919 года эстафету у Романелли принял профессор А. Биньями, агностик из Римского университета. Он заявил, что раны не сквозные, отверг предположения об их сверхъестественном происхождении, но не мог отрицать само наличие ран, а также доказать, что священник их нанес себе сам. Он заключил, что раны возникли "из-за некроза эпидермиса невротического характера", а значение их крестообразной формы, "возможно, несознательно преувеличено". Он заявил, что не обнаружил ничего, что нельзя было бы объяснить естественными способами.

Следующим врачом, исследовавшим падре Пио в октябре 1919 года, был доктор Г. Феста из Рима. Он сделал вывод, что в отчете Биньями содержалось "много неточностей", и решил вернуться к проверке вместе с доктором Романелли. Они установили, что "верхние слои раны покрыты коркой высохшей крови, при снятии которой показывается кровь, как и происходит при настоящем повреждении". Попытки определить глубину раны не производились "из-за высокой чувствительности окружающих тканей". Врачи заключили, что это "настоящие глубокие колотые раны, нанесенные, вероятно, острым орудием".

Рассматривались различные версии происхождения этих ран. Все могла бы объяснить гемофилия, но обнаружилось, что другие раны, сделанные на теле падре Пио, заживали абсолютно нормально. Некоторые считали, что причина кроется в истерии, но падре Пио казался психически здоровым человеком "добродушным, веселым и, по всей вероятности, не слишком впечатлительным". Тем не менее мы не должны исключать возможность истерии.

Из всех чудесных исцелений падре Пио самое удивительное произошло с Верой-Марией Каландра, 1966 года рождения, у которой были сильные врожденные пороки почек и мочеточников. Врачи говорили, что она не выживет. После четырех сложных операций выяснилось, что ей придется удалить мочевой пузырь. Ее мать написала падре Пио письмо, умоляя его с помощью чудотворных способностей спасти ее дочь.

В праздник Успения пресвятой Богородицы во время молитвы в своем доме синьора Каландра почувствовала сильный аромат, напоминающий аромат свежих роз. Этот запах, одна из харизм падре Пио, свидетельствовал о его незримом присутствии. Синьора Каландра решилась отправиться в монастырь падре Пио – обитель милосердной Девы Марии в СанДжованни-Ротондо.

Падре Пио возложил руки со стигматами на головы двухлетней девочки и ее младшей сестры Кристины-Розы, а синьора Каландра получила возможность поцеловать раненые руки священника. Через четыре дня она показала Веру врачам в больнице. Вот как она сама рассказывает об этом:

"17 сентября, в праздник Франциска Ассизского, который получил такие же стигматы, как падре Пио, хирург, оперировавший маленькую Веру, сказал, что на месте удаленного мочевого пузыря появился "зачаток мочевого пузыря". "Доктор, вы ведь не хотите сказать, что у девочки растет новый пузырь – это же невероятно! Только Бог может сотворить такое чудо".

Шесть месяцев спустя, в апреле 1969 года, врач подтвердил наличие "зачатков мочевого пузыря". Это был первый подобный случай в медицине. Сегодня Вера – здоровая женщина.

Наверное, самое потрясающее чудо падре Пио исцеление слепой девочки Джеммы да Джорджи из Риберы, Сицилия. Она родилась без зрачков, а без них, как известно, видеть невозможно.

В 1947 году бабушка решила отвезти Джемму к падре Пио и помолиться за чудесное выздоровление. Они проехали лишь полпути от Сицилии до Фоджи, а, по словам бабушки, девочка уже начала различать море и пароход.

После исповеди падре Пио бабушка попросила его подарить зрение Джемме. Она так рассказывала об этом:

"Я попросила отпущения грехов ддя Джеммы… никогда не забуду его спокойный, мягкий голос, он сказал:"Веруешь ли ты, дочь моя? Девочка не должна плакать, и ты не должна, поскольку она видит, и ты знаешь, что она видит". Я поняла позже, что падре Пио имел в виду море и корабль…

После того как падре Пио дал Джемме первое святое причащение… он теми же пальцами, что держали святую евхаристию, снова, во второй раз, очертил крест перед Обоими глазами Джеммы. Наконец мы пустились в обратный путь, но, так как путешествие оказалось слишком изнуряющим, у меня началась лихорадка, и меня положили в муниципальную больницу в Козенце. Как только я поправилась, тотчас пошла с Джеммой к глазному врачу, который заявил, что у Джеммы нет зрачков и что она слепа. А я-то, бедная, невежественная старуха, вообразила, что, если Джемма может видеть, значит, у нее появились зрачки. Я не понимала, что даже без зрачков по воле Божьей дитя может прозреть. Поэтому я опечалилась, когда услышала слова окулиста.

Чтобы убедить меня, врач показал Джемме несколько предметов, и, когда она назвала их и сказала, что видит их без затруднений, окулист замер и проговорил: "Без зрачков невозможно видеть…" После этого множество докторов со всей Италии просили у меня разрешения осмотреть Джемму. Многие приезжали даже к нам домой, и все заявляли одно и то же: что никто не может видеть без зрачков и что это настоящее чудо".

И спустя четыре десятилетия Джемма продолжала видеть. В медицинской практике зафиксирован еще только один подобный случай, когда человек видел без зрачков. Это было в Лурде.

Но не меньше падре Пио беспокоила духовная слепота людей. Удивительный случай произошел с известным фотографом Федерико Абрешем в 1928 году. Абреш родился в лютеранской семье в Германии, потом переехал в Болонью, чтобы организовать там фотостудию. Там он обратился в католическую веру, скорее из-за желания угодить молодой жене, нежели по убеждению. В Италии Абреш начал заниматься спиритизмом и, по его словам, "добился значительных успехов в оккультизме и магии". Но, как он сам говорит, "эксперименты (в магии. – Ред.) подготовили его к исповеди падре Пио, способности которого включали и некоторые сверхъестественные психические возможности, например телепатию".

Когда Абреш впервые услышал о священнике-капуцине, который носит на теле стигматы и творит чудеса, он захотел встретиться с ним. Вот как Абреш описывает первую беседу с падре Пио.

"Говорил не я, а отец Пио. Он поведал мне о тяжелых грехах, которые я упустил при предыдущих исповедях, и спросил, насколько крепка моя вера.

В ответ я сказал, что считал исповедь полезной с психологической точки зрения, но не верил в божественную природу причастия. Однако, пораженный до глубины души тем, что он сам рассказал мне о моем прошлом, я воскликнул: – Впрочем, теперь я верю. – Это все ересь, – сказал он и, казалось, сильно опечалился. – Все твои причастия были святотатством. Тебе нужно сделать главное признание. Серьезно подумай и вспомни, когда ты в последний раз честно исповедовался. Иисус был более милосерден к тебе, чем к Иуде. Он прогнал меня со словами: – Хвала Иисусу и Марии". Когда Абреш снова пришел к падре Пио, тот спросил его:

"– Когда в последний раз ты честно исповедовался?

– Отец, когда я был…

Падре Пио оборвал его:

– Да, ты хорошо исповедался, когда возвращался из свадебного путешествия, давай отбросим все остальное и начнем прямо отсюда". Абреш добавляет:

"Я онемел от осознания, что соприкоснулся со сверхъестественным… Он перечислил абсолютно точно все мои смертные грехи. Произнеся яркую, впечатляющую речь, он заставил меня осознать всю мою греховность, добавив мрачным тоном, который я никогда не забуду:

– Ты пел гимны сатане, тогда как Иисус, любящий всех, умер за тебя.

Потом он наложил на меня епитимью и отпустил грехи".

Однако телепатия, дар, который падре Пио использовал обычно при исповеди, не самая удивительная из его сверхъестественных споробностей. Он обладал еще даром выходить из своего тела и появляться в другом месте. Первый такой случай произошел в январе 1905 года, когда падре Пио был еще семинаристом, изучавшим философию в капуцинском монастыре святого Ильи в Пьянизи. Об этом случае, когда он переместился в богатый дом в городе Удине, лучше всего рассказал сам падре Пио:

"Около 11 часов вечера (18 января 1905 года) я с братом Анастасио был на хорах. Внезапно я обнаружил, что нахожусь в то же время во дворце очень богатой семьи. Хозяин этого дома умирал, и у него вот-вот должна была родиться дочь.

Потом появилась пресвятая Богородица и, повернувшись ко мне, сказала: "Я вверяю эту еще не родившуюся девочку твоей заботе. Потом она превратится в настоящий бриллиант, но сейчас она бесформенна. Тебе предстоит обработать и отполировать ее. Заставь ее сверкать, потому что однажды она станет моим украшением".

Я ответил: "Как это возможно? Я простой бедный семинарист и даже не знаю, посчастливится ли мне стать священником. Но даже если так, как я смогу заботиться о девочке, если я так далеко от нее?"

Богородица укоризненно сказала: "Доверься мне. Она придет к тебе, но сперва ты найдешь ее в базилике святого Петра в Риме".

В собственноручной записи падре Пио об этом событии нет полного имени, обозначены только инициалы женщины – G. R.

На продолжим рассказ о том, как дальше развивались события.

Отец G. R. был членом масонского ордена. Когда пришло время ему умереть, друзья-масоны сторожили дом днем и ночью, чтобы оградить его от священников, желавших совершить соответствующий обряд. За несколько часов до его смерти, во время молитвы, его набожная жена увидела фигуру монаха-капуцина, который вышел из комнаты и скрылся в коридоре. Она последовала за ним, но он бесследно исчез.

В этот момент, вероятно предчувствуя смерть хозяина, залаял сторожевой пес. Жена решила успокоить его и спустилась по лестнице в комнату на нижнем этаже. И там она быстро и безболезненно родила девочку. Ей помогал только управляющий, и она даже сама смогла отнести новорожденную в кроватку.

Когда девочка немного подросла, ее отправили жить к бабушке и дедушке в Рим. Она росла, ничего не зная ни о падре Пио, ни о божественном замысле, согласно которому она была передана на его попечение. В 1922 году, в летний полдень, она отправилась на исповедь в базилику святого Петра. Все священники были заняты, и сторож посоветовал ей прийти на следующий день.

Только сторож удалился, G. R. увидела молодого монаха-капуцина, который шел по направлению к ней. Она спросила: "Отец мой, могу ли я исповедаться вам?"

Священник согласился и прошел в исповедальню на левой стороне базилики. После исповеди G. R. сказала священнику, что не совсем понимает значение Святой Троицы. Монах объяснил ей, говоря языком, понятным юной девушке:

"Дочь моя, когда хозяйка печет хлеб, что ей необходимо? Три ингредиента: дрожжи, мука и вода. Она замешивает тесто, которое представляет собой уже однородную массу. Тесто – единая субстанция. Хозяйка делает из этого теста три каравая хлеба. Каждый каравай состоит из тех же компонентов, но отделен от двух других частей. А теперь перейдем к Богу, который является единым существом. В то же время он представляет собой Трех человек, каждый из них равен другому, но они отдельны. Бог-отец – это не Бог-сын и не Дух Святой, а Святой Дух – не Богсын и не Бог-отец. Бог-отец рождает Сына; Бог-сын происходит от Отца. Это три сущности, единые и в то же время различные. Тем не менее все это единый Бог, потому что божественная природа неповторима и тождественна".

Удовлетворенная таким подробным объяснением, G. R. поджидала священника снаружи, чтобы поблагодарить его, но он не вышел. Когда сторож подошел к ней и сказал, что церковь закрывается, она ответила, что только что исповедалась и ждет священника выразить ему свою благодарность. Сторож заглянул в исповедальню – там никого не было.

Взволнованная странным событием, G. R. ушла домой.

На следующее лето во время каникул она отправилась в Сан-Джованни-Ротондо со своей тетей и подругой. Когда они подъехали, коридор, соединявший ризницу с внутренним помещением, был заполнен Людьми. G. R. считала, что никогда прежде не видела падре Пио, но он тут же подошел к ней и сказал:

– Я знаю тебя, ты родилась в тот же день, в который умер твой отец.

На следующее утро, когда падре Пио исповедал и благословил ее, он сказал:

– Дочь моя, наконец-то ты пришла! Я так долго ждал!

G. R. была очень удивлена и проговорила:

– Отец, вы не можете знать меня. Я здесь в первый раз. Вы приняли меня за кого-то другого.

– Нет, – ответил падре Пио, – ты тоже знаешь меня. В прошлом году ты приходила в базилику святого Петра. Неужели не помнишь? Ты искала священника, которому могла бы исповедаться. К тебе вышел монах-капуцин и исповедал тебя. Я был тем монахом.

Потом падре Пио сказал:

– Послушай, дочь моя. Незадолго до твоего рождения пресвятая Богородица привела меня в твой дом, и я был свидетелем смерти твоего отца. Она сказала, что благодаря ее содействию и страстным молитвам его жены он обрел спасение. Дева Мария попросила меня помолиться за него, а потом поведала, что его жена вот-вот должна родить девочку и она вверяет ее моей заботе.

G. R. захлестнули эмоции, она расплакалась.

– Отец, так как вы ответственны за меня, скажите, как мне поступать. Должна ли я стать монахиней?

– Нет, – ответил падре, – не должна. Приходи почаще в Сан-Джованни-Ротондо. Я направлю твою душу на истинный путь, и ты будешь жить в соответствии с волей Господа.

Немного позже, когда G. R. стала послушницей ордена святого Франциска, падре Пио предложил ей взять имя Джакопы вместо Клары, но ей казалось, что имя неблагозвучно. Падре Пио настаивал.

– Читала ли ты о жизни святого Франциска Ассизского? – спросил он. – В одной главе там описывается благородная госпожа из Рима по имени Джакопа де Сетгесоли, которую святой Франциск назвал "любимейшей матерью ордена" за ее великодушие и покровительство францисканцам. И так же как она была одарена привилегией присутствовать при смерти святого Франциска, ты будешь свидетелем моей смерти.

Находясь под духовным покровительством падре Пио, G. R. позже вышла замуж и вырастила детей. В последний год его жизни она не могла посещать монастырь так часто, как раньше. Однажды она услышала голос, который говорил: "Приезжай поскорей в Сан-Джованни-Ротондо, потому что я ухожу. Если ты промешкаешь, можешь уже не застать меня в живых".

G. R. последний раз исповедалась падре Пио за четыре дня до его кончины. Вечером 22 сентября 1968 года он дал последнее благословение тысячам своих духовных воспитанников, которые съехались со всего мира, чтобы почтить его в пятидесятую годовщину получения стигматов. Потом падре вернулся в свою келью, чтобы приготовиться к смерти. Может, с помощью дара ясновидения G. R. видела последние часы его жизни, как он и предсказал много лет назад.

Она видела, как он страдали молился, видела, как он исповедался падре Ледлегрино и затем снова возобновил молитвы. Она видела, как его перенесли с кровати на веранду. Потом она увидела около него трех врачей, и был совершен последний обряд. Когда она увидела, как он умирает, она закричала: "Падре Пио умер! Падре Пио умер!"

В книге "Голос падре Пио" (т. III) отец Альберто описывает, что произошло:"Ее крики разбудили женщину, которая сопровождала ее, а также многих постояльцев гостиницы. Хотя подруга пыталась успокоить ее, говоря, что ей просто приснился дурной сон, G. R. быстро оделась и поспешила в монастырь. На площади у церкви уже собралась небольшая толпа, и капуцинский монах объявлял о смерти падре Пио.

Несколько дней спустя G. R. рассказала мне, что присутствовала при смерти падре Пио. Я не поверил ей. Желая убедить меня, G. R. сказала: "Падре Альберто, я опишу келью падре Пио, какой она была в момент его смерти".

Тут я должен заметить, что келья падре Пио не фотографировалась до декабря 1969 года и ни одной женщине не разрешалось войти туда. Представьте мое изумление, когда она предложила описать келью с мельчайшими подробностями".

Это последнее "чудо" падре Пио произошло в самые последние часы его жизни… А началась эта жизнь в маленькой деревушке Пьетрельчине 25 мая 1887 года. В этот день у Марии и Оразио Форджоне родился сын, которого назвали Франциско. Родители его были простые люди, трудолюбивые и богобоязненные. Чтобы прокормить семью, Оразио отправился зарабегать денег в Америку. В первый раз он отсутствовал пять лет, с 1898 по 1903 год, во второй раз – с 1910 по 1917 год.

Когда Франциско исполнилось пять лет, он обещал посвятить себя покровителю святому Франциску Ассизскому, поклявшись прожить жизнь в молитвах и строгости. 22 января 1903 года он ушел в капуцинский монастырь в Морконе и принял имя фра Пио (отец Пий). Он был посвящен в духовный сан в соборе Беневенго, около Неаполя, 10 августа 1910 года.

Падре Пио еще в детстве был болезненным ребенком, а в это время со здоровьем у него стало совсем худо, и он возвратился вредительский дом в Пьетрельчине. Люди из его родной деревни были удивлены той одержимостью и самозабвенностью, с какой молодой монах читал мессу, а также службы, которые продолжались два-три часа. В конце концов они пожаловались своему пастору Сальваторе Паннуло, сказав, что если месса не станет короче, то они упустят ценное время для работы в поле. Как всегда, падре Пио подчинился.

В 1915 году падре Пио был призван в армию. Он работал в госпитале в Неаполе и страдал от сильных приступов лихорадки. Вскоре он был демобилизован по болезни.

В 1916 году Пио послали в монастырь милосердной Девы Марии в Сан-Джованни-Ротондо, где он и провел всю оставшуюся жизнь. Говорили, что Вечная любовь явилась к нему 5 августа 1918 года и пронзила божественным копьем его сердце. В результате на груди образовалась настоящая кровоточащая рана. Несколько недель спустя, 20 сентября того же года, во время молитвы после мессы падре Пио снова явилась Небесная Сущность и пронзила его руки и ноги.

Новость о монахе, получившем стигматы, быстро распространилась по всей области. Люди, жаждущие послушать его пятичасовую мессу, толпились на каменной дорожке, ведущей к монастырю. Больные приезжали просить падре Пио помолиться за них и благословить их. По мере роста его славы множились и его чудесные способности. На исповеди он мог заглядывать прямо в души прихожан, и желающих исповедаться у падре стало так много, что пришлось организовать запись.

Особая, харизматическая миссия падре Пио заключалась в том, чтобы исповедовать. Но "чудеса" иногда приводили в замешательство людей, они не всегда верно понимали их смысл. Слишком часто люди считали, что наделенные божьим даром обладают исключительными правами, которые дают им возможность действовать единолично, вне христианской церкви. Падре Пио же всегда подчеркивал – в речах и записях, – что он не приемлет такой позиции.

0|1|2|3|4|5|6|7|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua