Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий XX век: Хроника необъяснимого Событие за событием

0|1|2|3|4|5|6|7|8|

Однако настоящие исследователи от своих стремлений и планов не отказались. Поиски корабля на Арарате продолжаются, причем они существенно активизируются в конце лета, когда лед начинает подтаивать.

Свидетельства о прошлом подтверждаются в настоящем.

Многие исторические свидетельства о том, что на Арарате люди заметили нечто похожее на корабль, как правило, исходили от тех, кто посещал близлежащие поселения и города, дабы оттуда полюбоваться видом на Арарат. Интересные наблюдения принадлежат тем, кто, путешествуя с караванами в Персию, проезжали по Анатолийскому плоскогорью. В античные времена и в средневековье, когда вера в чудеса была сильней и люди не были еще так скептически настроены по отношению к разным поверьям и тайнам, существование Ноева ковчега на Арарате принималось как факт. И когда путешественник проезжал неподалеку от горы, проводники обычно указывали издалека на склон или на вершину горы, где можно было разглядеть что-то странное, очертаниями напоминающее ковчег.

Несмотря на то что многие свидетельства относятся к древним временам, к средневековью, бросаются в глаза некоторые обобщения, схожесть впечатлений от увиденного. Именно это значительно позже отмечают и современные исследователи. Беросс, вавилонский летописец, в 275 году до нашей эры пишет: "… корабль, который в Армении опустился на грунт" – и, кроме того, упоминает: "… смолу с корабля соскабливали и изготовляли из нее амулеты". Точно такую же информацию дает иудейский летописец Иосиф Флавий, который писал свои труды еще в 1 столетии после завоевания Иудеи римлянами. Он представляет подробное повествование о Ное и всемирном потопе и, в частности, пишет: "Одну часть корабля можно обнаружить еще и сегодня в Армении. …Там люди набирают смолу для изготовления амулетов…"

В позднем средневековье в одном из преданий говорится о том, что смолу размалывали в порошок, растворяли в жидкости и пили это снадобье для защиты от отравления ядами.

Указания этих и других античных писателей на эту особую корабельную смолу интересны не только потому, что явно соответствуют определенньм местам из книги Бытия, но и потому, что этот громадный корабль оказался вполне доступен спустя столетия после всемирного потопа, что дает достаточно реальное объяснение факту сохранения деревянных столбов и балок, из которых был сооружен корабль, в течение столь длительного времени под слоем вечного льда высоко на горе.

Иосиф Флавий в своей "Истории Иудейской войны" делает такое интересное замечание: "Армяне называют это место "причалом", где ковчег остался лежать навеки, и показывают сохранившиеся до сегодняшних дней его части".

Николай из Дамаска, который писал в 1 веке после рождества Христова "Хроники мира", называл гору Барис: "… в Армении есть высокая гора, называемая Барис, на которой находили спасение многие беглецы от всемирного потопа. Там же, на вершине этой горы, остановился один человек, приплывший в ковчеге, обломки которого сохранились там на долгое время".

Барис – другое название горы Арарат, которая в Армении известна еще как Массис.

Один из самых знаменитых путешественников прошлого Марко Поло в последней трети XV века проезжал возле Арарата по пути ко двору императора Китая. В его книге "Путешествия венецианца Марко Поло" имеется ошеломляющее сообщение о ковчеге: "… Вы должны знать, что в этой стране Армении на вершине высокой горы покоится Ноев ковчег, покрытый вечными снегами, и никто не может туда, на вершину, забраться, тем более что снег никогда не тает, а новые снегопады дополняют толщину снежного покрова. Однако нижние слои его подтаивают, и образующиеся ручьи и реки, стекая в долину, основательно увлажняют окружающую местность, на которой вырастает тучный травяной покров, привлекающий летом изо всей округи многочисленные стада травоядных крупных и мелких животных".

Это описание Марко Поло горы Арарат до сего дня остается актуальным, за исключением утверждения, что никто на гору забраться не может. Самое интересное его наблюдение состоит в том, что снег и лед подтаивают у грунта и вода вытекает из-под ледникового льда. Особенно важно отметить, что современные исследователи обнаруживали в ледниковых трещинах обработанные человеческими руками деревянные балки и стойки.

Немецкий путешественник Адам Олеарий в начале XVI века побывал возле Арарата и в своей книге "Путешествие в Московию и Персию" писал: "Армяне и персы считают, что на упомянутой горе все еще находятся обломки ковчега, которые с течением времени стали твердыми и прочными, как камень".

Замечание Олеария об окаменении древесины относится к балкам,, которые были найдены выше границы лесной зоны и находятся сейчас в монастыре Эчмиадзин; они похожи также на отдельные части мнимого ковчега, которые в наше время находили французский альпинист и исследователь Фернан Наварра и другие путешественники.

Многочисленные авторы древности и средневековья, описывавшие Арарат, не отваживались сами совершить восхождение по склонам этой горы, преодолевая ледники, скальные стенки, камнепады и лавины, чтобы своими глазами убедиться, действительно ли там покоится ковчег. В то время это было весьма опасным делом. И не только из-за крутых скал. Для людей того времени совершенно немыслимо было подорвать – пусть даже частично – веру в Святое писание, и, кроме того, каждому из них в глубине души было страшно развенчать легенду о необыкновенном, по-своему святом корабле, да еще получить наказание от Бога.

Францисканский монах Одерих, который о своих путешествиях докладывал папе в Авиньоне в 1316 году, видел гору Арарат и писал по этому поводу: "Люди, живущие там, рассказывали нам, что никто не Забирался на гору, так как это, вероятно, не могло понравиться Всевышнему…" Одерих, пожалуй, единственный из средневековых авторов, на кого святая вершина опасной горы не производила должного впечатления. Больше чем за четыреста лет до первого документированного восхождения он писал: "…я бы с удовольствием взобрался на эту гору, если бы это зависело только от моего решения…"

Вера в существование ковчега тогда и нередко в наше время стала как бы догмой, и это обстоятельство, по мнению некоторых византийских теологов, является убедительным доказательством истинности церковного учения. Иоганнес Хризостомос, константинопольский патриарх, в IV веке предлагал целый ряд вопросов, ответы на которые, по его мнению, были достаточно ясными и неопровержимыми:

"Спросим мы тех, кто не верит: вы слышали, наверное, о всемирном потопе – вселенской катастрофе? Это было не пустое устрашение, не правда ли? Разве это не произошло в действительности, и этот громадный корабль – разве не совершившийся факт? Однако мы до сегодняшнего дня не видели обломков этого ковчега, которые могли бы нам о многом напомнить".

Примерно в том же духе высказывался и епископ Епифаний из Саламиса: "Вы что, серьезно верите, что мы не сможем доказать действительность своих утверждений, тогда как и по сей день здесь и там показывают обломки Ноева ковчега, найденные в стране курдов?"

Эти высказывания в IV веке нашей эры позволяют сделать заключение о том, что в те времена курды вместе сармянами обжили район возле Арарата. В настоящее время армян там нет. Однако курды и сейчас обитают в той самой местности вокруг Арарата и время от времени воюют с властями тех областей, которые они обживают.

Легенда о том, что Бог не позволяет людям забираться на Арарат, жива и поныне. Немецкий естествоиспытатель доктор Фридрих Паррот, профессор Дерптского (Тартуского) университета в Эстонии, входившей тогда в состав царской России, предпринял в 1829 году первое официальное восхождение на вершину горы. Ледник Паррота на северо-западных склонах горы назван именно в его честь. Паррот сказал о своих русских и армянских спутниках: "Они все были твердо убеждены, что ковчег лежит на вершине Арарата до нынешних дней и что ни один человек не должен к нему приближаться, чтобы его не повредить".

Перед восхождением Паррот провел некоторое время в монастыре Аора на северо-западном склоне горы, где тамошний священнослужитель показал ему икону, изготовленную якобы из древесины ковчега. Однако при последнем вулканическом извержении Арарата в 1840 году деревня Аора и монастырь со всеми монахами, там находившимися, были погребены под вулканическим пеплом и обломками горных пород, а на месте имеющихся там строений сейчас зияет глубокая пропасть.

Доктор Герман Абих, тоже немец и профессор минералогии Дерптского университета, восходил на Арарат в 1845 году. Его имя увековечено в названиях двух ледников Абих 1 и Абих II, талые воды из-под которых текут в ущелье Аора на северо-восточном склоне, обращенном к Армении. Абих, как и другой ученый путешественник того времени, И. Спасский-Автономов, не занимался поисками ковчега, а стремился исследовать и выяснить вопрос о возможности астрономических наблюдений за звездами с вершины горы в дневное время.

Эти, можно сказать, "современные" исследования 40-х годов XIX века породили различные слухи и мифические сообщения о восхождении людей на вершину Арарата, где можно было увидеть и потрогать ковчег. В сообщениях говорилось главным образом о богобоязненных людях, направившихся на поиски ковчега, святой реликвии человечества, о пастухах, гонявшихся за заблудившимися животными, и о людях, собиравших деревянные части и смолу с ковчега, причем все это происходило в одно и то же время, поскольку ковчег, вероятно, был еще доступен. Следовательно, случилось это еще до последнего землетрясения и извержения Арарата в 1840 году. Подобные восхождения тогда воспринимались как чудо или как невероятный героизм. Один пастух рассказывал, что он в поисках заблудившихся овец высоко на горе обнаружил большую скальную глыбу. Когда он подошел к ней поближе, то разглядел, что это не что иное, как борт громадного корабля, частично скрытый под снегом и льдом. Пастух испугался, что его накажет Бог, и в страхе оттуда убежал.

Надо иметь в виду, что в прежние времена почти все пастухи считали, что высоко на горе не избежать болезни, а иногда и смерти, однако они просто-напросто ничего не знали, вероятно, о симптомах плохого самочувствия при подъеме на высокогорье – о горной болезни. Для них опасная зона начиналась там, "где умирали овцы", и откуда, как они верили, нужно было немедленно ретироваться.

Одно предание повествует о византийском священнике, пытавшемся добраться до ковчега. Считают, что это был Якоб из Медцпина, который позже стал епископом из Нисибиса и был провозглашен святым. После продолжительных молитв, в которых он умолял Бога разрешить ему посмотреть на ковчег, отправился он в путь по западному отрогу горы. Измученный жаждой, в изнеможении прилег он в пути отдохнуть и заснул. Когда же он проснулся, то увидел, что неподалеку от него совершенно сказочным образом возник родник, который нынче называется источником Якоба, существует до сих пор и часто служит хорошим ориентиром. После пробуждения Якоб продолжил восхождение, однако вскоре заметил, что во время сна ангелы перенесли его обратно на то место, с которого он начал свой поход. Но в конце концов, как говорится в предании, Бог услышал его молитвы и послал ему ангела, который велел Якобу отказаться от восхождения на запретную гору и дал ему кусок древесины от ковчега. При этом ангел сказал Якобу, что ни один человек не сможет найти место стоянки ковчега до того дня, пока Бог сам не откроет тайну его местонахождения.

Сэр Джон Чардин, один из первых англичан побывавший около Арарата, писал в 1356 году: "Я не удивляюсь, что никто из людей не достиг вершины этой горы. Я был бы очень удивлен, если бы кто-нибудь на нее забрался… Начиная от ее середины и до самой вершины гора покрыта толстым слоем снега и в любое время года выглядит колоссальным сугробом".

В 1856 году группа британских ветеранов Крымской войны во главе с майором Робертом Стюартом попыталась подняться на Арарат. Но в одном определенном месте их курдские проводники внезапно остановились и отказались продолжать восхождение, ссылаясь в свое оправдание на традиции предков и их боязнь ступить на святую почву горы, и сказали, что на вершину забраться совершенно невозможно, поскольку каждая такая попытка якобы мгновенно вызывает гнев небес. Когда же некоторые члены британской экспедиции достигли вершины, противившиеся этому курды, как сообщил майор Стюарт, откровенно сказали: "Мы все время верили… Аллах сделал эту святую гору недоступной для людей. Многие уже пытались взойти на нее, но никому это не удалось, пока не пришли вы и без всяких колебаний прямой дорогой от подножия до самой вершины не совершили восхождение. Спасибо Аллаху! Мы слышали много о вас, но теперь мы все видели своими глазами".

Майор принял эти похвальные гимны с британским спокойствием и подкрепил их коротким замечанием, которое можно принять за образец имперской самоуверенности: "Так вы теперь видели обоснованность нашего утверждения, что многое, что запрещено курдам, разрешено англичанам!"

Многовековая история Турции помнит о том, что на северо-востоке страны более или менее регулярно происходили довольно сильные землетрясения. Особенно мощное, как мы уже говорили, в июле 1840 года разрушило город Аору на северо-западном склоне Арарата. При мощных толчках и извержении погибли все жители Аоры и был разрушен монастырь св. Якоба, который посещал Паррот и другие путешественники. Находившиеся в нем письменные свидетельства тех, кто искал ковчег, а также найденные исследователями куски древесины от ковчега также безвозвратно пропали. После этой катастрофы на нижнем конце Черного ледника, плотно покрытого слоем темной пыли, образовавшейся при разрушении скал и при извержении, возникла глубокая расселина глубиной около двухсот восьмидесяти метров, названная Аорской пропастью. На дне ее скапливаются талые воды соседнего ледника, толщина которого достигает двухсот метров.

И вот теперь напрашивается такое заключение: ковчег, возможно, целые века пролежавший на горе, оказался разрушен полностью землетрясением, или, наоборот, освободился из-под ледяного вечного покрова. Но воздействие землетрясения на глубинные пласты горных пород, на донные породы морей или подледниковые слои грунта очень трудно предугадать, и сообщение турецких властей об открытии ковчега было опубликовано только в 1883 году, после чего опять произошло землетрясение на Арарате и было разрушено несколько деревень.

Турецкие правительственные чиновники, среди которых находился также атташе британского посольства в Стамбуле, тогда еще Константинополе, ревизовали во время последнего землетрясения возникшие разрушения и нарушения поверхности земли и внезапно наткнулись на некое сооружение, похожее на громадный корабль. Коричневого цвета мощные балки, некоторые из которых основательно прогнили, образовывали стенки этого чуда и торчали из-под льда ледника. Участники комиссии определили на глаз размеры этого объекта: высота семнадцать, длина около ста восьмидесяти метров, и в докладе они сообщали, что существование там кораблеподобного сооружения не подлежит сомнению. Им удалось проникнуть только в три довольно больших внутренних отсека, поскольку все другие помещения были до основания заполнены льдом. Но вскоре дальнейшие исследования объекта прекратились, ибо возникла опасность, что громадный язык ледника обрушится на обнаруженный корабль.

Доклад о ковчеге появился сначала в константинопольских изданиях, а позже в газете "Левант геральд" и в британской "Профетик мессенджер". Однако, вместо того чтобы пробудить интерес ученых и археологов к ковчегу, этот доклад послужил всего лишь очередным материалом для новых историй о летающих тарелках и инопланетянах. Газета "Нью-Йорк геральд" отметила, что среди первооткрывателей ковчега находился один британский офицер, который определил, что высота отсеков на борту найденного мнимого корабля соответствует "предписаниям британского адмиралтейства при транспортировании лошадей и поэтому не может вызывать сомнений". По поводу длины сооружения там же отмечено, что она соответствует указанным в Библии тремстам локтям.

В одной из заметок в "Чикаго трибюн" сообщалось, что жителям местности вокруг Арарата это огромное сооружение из темной древесины известно уже давно, однако они не рискнули к нему приближаться, "так как однажды видели, как какое-то страшное привидение выглядывало из одного его окна". Члены турецкой правительственной комиссии сразу узнали в этом сооружении ковчег Ноя, поскольку "среди них был англичанин, который, вероятно, хорошо знал Библию и определил, что корабль сделан из "дерева гофер". Но это можно считать совершенно необоснованным предположением, ибо "дерево гофер этого корабля еще до сих пор безоговорочно не идентифицировано".

В одной статье в "Нью-Йорк уорлд" договорились до того, что первооткрыватели были превращены в русских, а открытие ковчега сравнивалось с известным в свое время скандальным ложным сообщением о "кардифском великане". При этом автор статьи присовокупил: "Читатель не станет удивляться, если из последующих сообщений наших корреспондентов узнает, что инженеры турецкой комиссии, проникшие в третий отсек ковчега, обнаружат там оригинал вахтенного журнала Ноя и его сыновей…"

Так прошли четыре года после открытия, и затем появился целый ряд новых сообщений о "редких, необычайных случаях". На этот раз речь шла о свидетельстве какого-то "принца" Ноури о том, что в поисках истоков Евфрата в 1887 году он в тех местах наткнулся на Ноев ковчег. Он утверждал, что при третьей попытке покорить вершину Арарата обнаружил ковчег, который составлял тридцать метров высотой, триста метров длиной, и у него отсутствовали некоторые части. Его сообщение имело цель изыскать возможности для того, чтобы организовать экспедицию на Арарат, с тем чтобы там этот корабль разобрать и доставить в качестве экспоната в Чикаго на международную выставку. Но из этого ничего не вышло, "принца" Ноури где-то ограбили, и в начале XX века он умер в одной из психиатрических больниц в США. Его утверждения о местонахождении ковчега так и остались непроверенными.

Конечно, в те годы люди были более доверчивы к разного рода байкам и сомнительным свидетельствам, поскольку не требовали в качестве доказательств четких фотографий и образчиков материалов. Но вот целый ряд сообщений о ковчеге, относящихся к XIX веку, опять вышел на сцену после того, как во время первой мировой войны произошло очень важное событие, связанное с поисками мифического объекта. И до сих пор еще встречается много данных, подтверждающих это событие и его последствия. Мы не вправе сбрасывать их со счетов.

С БОРТА САМОЛЕТА

Летом 1916 года во время таяния ледников на Арарате летчик лейтенант Росковитский и его второй пилот на разведывательном самолете императорских военно-воздушных сил обнаружили на Арарате ковчег. У них было конкретное задание: во время серьезного наступления на русские армии по всем фронтам провести рекогносцировочные полеты и понаблюдать за передвижениями турецких военных отрядов возле российских границ. Небольшая опорная база русских авиаторов находилась примерно в сорока километрах северо-восточнее Арарата.

Росковитский и его спутник, имевшие с собой баллоны с кислородом на случай полетов на большой высоте, подлетели к горе с северо-востока, дважды облетели ее вокруг, и когда самолет приблизился к Арарату, Росковитский заметил на скалистой равнине в одной из расселин полузамерзшее озеро, похожее на обычное ледниковое, в зависимости от времени года существенно менявшее свои размеры.

Когда они подлетели еще ближе, второй пилот заметил какой-то большой предмет в том месте, где из озера вытекал ручей, и Росковитский вскоре разглядел в нем полусгнивший остов громадного корабля, который он принял за подводную лодку. В то время на морях уже начались военные операции с использованием подводных лодок, особенно усердствовали в этом немцы, и летчик решил, что те для сохранения тайны испытывают здесь, на горном озере, какую-то новую модель. Потом ему стало ясно, что то, что он принял за перископы, всего-навсего деревянная мачта и что корабль накренился на один борт и почти весь вмерз в лед, кроме того, он заметил плоские сходни, идущие с палубы корабля.

В описаниях, представленных Росковитским позже (опубликованы в 1939 году в калифорнийском журнале "Нью-Иден мэгэзин"), приводится следующее: "Мы летели так низко, как только было возможно, и несколько раз облетели это место. Мы были очень озадачены необычными размерами объекта, при ближайшем рассмотрении он казался таким длинным, как целый квартал домов вдоль улицы, и его легко можно было сравнить с линкором. Он был "причален" к берегу озера и наполовину находился под водой. Одна сторона его у самого носа была разобрана, а на другой стороне находились большие ворота площадью около шести квадратных метров и только с одной створкой. Нас очень удивила большая площадь ворот, ибо для корабля это очень необычно".

После этого достаточно беглого обзора объекта Росковитский повернул обратно к опорной базе и доложил своему начальнику об этом неожиданном открытии. Начальник, поняв важность открытия, приказал Росковитскому лететь обратно вместе с ним и объяснил, что это может быть Ноев ковчег. По его мнению, ковчег остался неповрежденным потому, что он "девять-десять месяцев в году лежал подо льдом, как в холодильнике, и не подвергался гниению".

Начальник немедля направил доклад в Петроград; получив его, царь распорядился послать на Арарат два исследовательских отряда.

Один из них в количестве пятнадцати человек хотел подняться на гору с одной стороны, а второй, в составе около ста человек, попробовал совершить восхождение – с другой. С большими трудностями, пробив тропу в скалах, через месяц они добрались до ковчега.

Российское правительство, думая использовать это сенсационное открытие Ноева ковчега как "знак небес", надеялось, что все перипетии, связанные с ним, смогут оказать какое-то психологическое воздействие на армию и весь русский народ в тот смутный период истории.

Ковчег был тщательно обмерен, сделаны чертежи его основных конструктивных частей, полностью и по частям он был сфотографирован. Все эти материалы отправили царю. В статье в "Нью-Иден мэгэзин" сообщалось: "Ковчег содержал сотни мелких отсеков, и наряду с ними имелись особые очень большие помещения с высокими потолками. Эти помещения были разграничены перегородками из крепких столбов диаметром около полуметра, что наводило на мысль о больших размерах животных, возможно находившихся там, в десять раз более крупных, чем слоны. Другие помещения содержали большое число клеток, примерно таких, что сегодня используют на выставках пернатых, только с передней стороны их была не проволочная сетка, а тонкие железные прутья".

Тот факт, что автор статьи упомянул животных, которые были больше слона в десять раз, естественно, основательно повлиял на достоверность изложения. Нельзя забывать о том, что рассказы Росковитского, о которых долгое время писалось как о фактических событиях, представляют целое собрание различных сообщений очевидцев – пилотов, солдат, инженеров и прочих людей, понятно, что всем им могут быть свойственны некоторые преувеличения.

"Все сооружение было покрыто толстым слоем похожей на воск или шеллак note 3 массой, а конструктивные особенности его указывали на высокую культуру кораблестроительного дела. Примененная древесина, относящаяся к семейству кипарисовых, похожа на олеандровое дерево и почти совсем не подвергается гниению; это обстоятельство, а также то, что корабль большее время находился подо льдом, объясняют исключительно хорошее состояние объекта".

Это описание представляется очень близким данным, изложенным в Библии, и Андре Парро, занимавшийся проблемами всемирного потопа и поисками ковчега, о сообщениях Росковитского писал: "Очень печально, что этот доклад, пропавший во время большевистской революции 1917 года, никогда не читал ни один специалист. Все, чем мы располагаем, это только рассказ Росковитского, имеющий много слабых мест, – от него мало что останется, если исключить из его рассказа библейские воспоминания… Серьезные специальные журналы отнеслись к этому сообщению совершенно индифферентно, то есть промолчали".

"…Экспедиция обнаружила на вершине горы на поверхности корабля-ковчега обломки балок, которых недоставало в бортах корабля, – говорится в докладе. – Вероятно, эти деревянные части таскали на самую вершину горы для сооружения там небольшого алтаря…"

Упоминание об алтаре является особенно впечатляющей деталью доклада Росковитского, так как оно объясняет, почему в нескольких местах поблизости от вершины горы, в тысяче метров от границы лесов на склоне горы, находили куски досок. Если богомольцы обнаружили этот славный ковчег, пролежавший многие тысячелетия на горе, когда его можно было легче разглядеть и к нему было проще добраться, то вполне вероятно, что некоторые из них вблизи вершины или на самой вершине решили построить алтарь из древесины ковчега, возможно, в память об алтаре, который в свое время соорудил Ной после всемирного потопа.

Доклад Росковитского внезапно прерывается на заключении, что исследовательская комиссия отправляет специального курьера с фотографиями и докладом персонально к царю в Петроград. Однако вполне вероятно, что этого доклада Николай II не получил, поскольку любой вид сношений, особенно дальняя связь, из-за Февральской и Октябрьской революций 1917 года был основательно нарушен.

Результатов исследований больше никогда не находили, или же доклад о них вообще не существовал. Ходили слухи, что документы и фотографии попали в руки Льва Троцкого, который их либо уничтожил, либо оставил в досье, где они содержались до сей поры под покровом тайны. Согласно этим слухам, и специально отправленного к царю курьера тоже каким-то образом заставили вечно молчать о делах, связанных с открытием ковчега…

Доклад Росковитского заканчивается утверждением, будто он сам и некоторые другие авиаторы улетели от большевиков в Америку.

Загадочным и нелепым в приложении к широко опубликованным материалам этого доклада является сам факт существования Росковитского; никто из известных оставшихся в живых людей из состава царских военно-воздушных сил, служивших в то время в районах возле Арарата, не помнит лейтенанта Росковитского. Это может указывать на то, что такого человека или вовсе не было, или что он ко времени написания этих строк, через двадцать два года после открытия ковчега, из соображений собственной безопасности – даже в Америке – не захотел указывать своего настоящего имени.

Эту историю можно было бы со спокойной душой "похоронить" как очередную "утку", если б не… последующие сообщения на эту же тему. Дело в том, что имеется довольно большое число донесений и докладов солдат и офицеров царской армии, участвовавших в военных операциях того времени в районе Арарата, по тому же поводу. Эрил Каммингс, выдающийся исследователь, интенсивно занимавшийся около сорока лет легендой о Ноевом ковчеге и двадцать раз поднимавшийся на Арарат, имел личную встречу в Нью-Йорке с полковником Александром Коором, который в 1945 году в "России", одной из эмигрантских русских газет, опубликовал заметку о некоторых интересных делах. Полковник Коор в 1915 и 1916 годах был командирована 19-й Петропавловский полк, дислоцировавшийся тогда вблизи от Арарата для защиты Араратского перевала после того, как турецкая армия частично нарушила русские пограничные линии. Он вспомнил тогда, что слышал об открытии ковчега, и сообщил Каммингсу существенные сведения.

Полковник Коор предполагает, что пилотом, обнаружившим ковчег, был старший лейтенант Заболоцкий и что в статье не была названа фамилия начальника опорной авиабазы Курбатова. В 1921 году он разговаривал с лейтенантом Петром Лесминым и узнал, что тот слышал об открытии как "о действительном факте, а непорождении слухов" и что "Ноев ковчег находится в седловине между обеими вершинами Арарата".

Коор также подтвердил информацию о последующем восхождении на Арарат пионерного батальона, которую он получил от своего друга Руянского, в 1916-1917 годах служившего фельдфебелем железнодорожного батальона, дислоцировавшегося возле железнодорожной станции Догубеязин в нескольких километрах от Арарата. Этот Руянский принимал участие в экспедиции и подтвердил, что батальон действительно поднялся на вершину Арарата.

Сообщение Коора по сравнению со статьей Росковитского было значительно полнее и поведало о том, что поисковая экспедиция прошла по уже ранее проложенной тропе. Причем в конце концов она достигла места, с которого можно было хорошо рассмотреть громадный корабль, лежавший частично подводой на ниже расположенной горной площадке. Другая группа людей отряда, пришедшая туда раньше, тропу не использовала, а вырубала во льду ступени для восхождения. Солдаты этой группы истово крестились и, опустившись на колени, горячо молились, когда увидели ковчег и поняли, что это такое. В докладе Коора также упоминается, что внутренние помещения корабля были разделены на отсеки, причем на дощатом полу оставались ясные следы ржавчины, видимо, от железных прутьев, поддерживавших многочисленные клетки в различных отсеках.

Несмотря на настойчивые усилия Эрила Каммингса, доктор Джон Монгомери, которого полковник Коор интервьюировал в 1970 году, и многие другие проигнорировали официальные сообщения и фотографии, на которые были ссылки в различных публикациях, об открытии ковчега в 1916 году. Но, к счастью, в распоряжении исследователей остался ряд интервью и высказываний, включая независимые свидетельства русских солдат, вспоминавших, как во время маневров в 1917 году, маршируя возле горы, они видели кораблеподобное деревянное сооружение, лежавшее выше на склоне горы. Причем солдаты также заметили, что примерно наполовину оно было покрыто снегом и льдом.

Автор этой публикации также вспоминает о разговорах в Париже в середине 20-х годов с офицерами, бежавшими из России из Кавказского района военных действий вместе в войсками генерала Деникина, долго оказывавшими упорное сопротивление большевикам. Некоторые из этих офицеров находились в Турции в качестве заложников и слышали о каком-то докладе об обнаружении на Арарате Ноева ковчега. Ходившие среди солдат слухи прекратились с получением сообщения о свержении царя и о роспуске царской армии.

Еще одно необычное известие бытовало в среде русских офицеров и членов их семей. А именно, что царская семья была вывезена в 1918 году из Екатеринбурга и вскоре переправлена в безопасное зарубежье. Такие слухи всплывали довольно часто в бушующей в то время России. Надо сказать, что во всей этой истории, несмотря на кажущиеся "стопроцентными" генетические доказательства, нельзя ставить последнюю точку. Так вот, нас интересует аспект этой истории, связанный с Ноевым ковчегом. Один "царевич" Алексей, претензии которого на престол подтверждал не только он, но и много других вполне ответственных людей, носил имя Алексея Николаевича Романова, сына последнего царя и жил в городе Феникс в штате Аризона, где в мае 1986 года и скончался. С помощью жены Эрила Каммингса Виолетты, которая была также автором нескольких книг о Ноевом ковчеге, Чарлз Берлиц, известный исследователь непознанного, узнал местонахождение Алексея Романова и получил от него ответы на интересующие вопросы о ковчеге. Из этих ответов было ясно, что он слышал об открытии Ноева ковчега на Арарате и отправке царем специальной экспедиции для его подробного исследования и описания.

Воспоминания "царевича" важно упомянуть, поскольку они являются хоть каким-то подтверждением реальности экспедиции за ковчегом. Другие люди из окружения царя в Петрограде также упоминали о разговорах о ковчеге, которые цепко хранила их память.

Также нашлись свидетели среди курдов и турков, подтверждавших факты, связанные с Ноевым ковчегом.

Свидетели, опрошенные Ч. Берлицем в 1985 году, рассказывали о том, что русские военные возле озера Кюп на Агри-Дагхе обнаружили Ноев ковчег. Это открытие русские ознаменовали криками "ура", выстрелами из ружей, револьверов и даже пулеметов и заздравным распитием спиртного. Ковчег, по их мнению, и сейчас лежит на том же месте.

Доклад Росковитского и подтверждающие его высказывания других участников событий были недостаточно обоснованны, поскольку весомые объективные доказательства – фотографии, официальный доклад и засвидетельствованные отдельные факты – отсутствовали. Поэтому неудивительно, что защитники этого доклада приводили весомый довод о том, что исчезновение объективных обоснований и фотографий – обычное явление при таких всеразрушающих событиях, как революция и гражданская война.

Следующим важным обстоятельством, влиявшим на сохранность материалов о ковчеге, было также резкое изменение роли религии в среде русского населения при переходе от глубокорелигиозного общества в царском государстве к (по крайней мере, официально) антирелигиозному союзу республик и воинствующему атеизму впоследствии. Это сильно осложняло исследование, связанное с религиозными объектами. К тому же американцы, занимавшиеся поисками ковчега на Арарате, так же как американские летчики, случайно залетавшие в район Арарата, вынуждены были считаться с недоверием и нередко с открытым протестом русской стороны, почти всегда предполагавшей, что американские экспедиции преследуют сугубо шпионские цели.

Все эти события, независимо от того, является ли доклад Росковитского достоверным изложением истинных событий, фальсификацией или он только частично объективен и правдив, несомненно, привели к новому подходу в вопросе оценки древней легенды о Ноевом ковчеге. Знаменательно то, что только после 1916-1917 годов многие обстоятельства, связанные с этой легендой, стали широко известны. Появляются разговоры о людях, нашедших ковчег, или о том, что деревянные балки и брусья перетащили через границу леса вниз, и даже о том, что кто-то только на смертном одре признался, что от страха никому, никогда, ничего из увиденного не рассказывал; и наконец, высказывания некоторых людей, которые видели ковчег, но тем не менее пытались подвергнуть сомнению его существование.

Многие последующие восхождения на Арарат были отложены из-за того, что исследователи все чаще пытались обнаружить ковчег с воздуха в период между войнами, во время второй мировой войны и после нее. Насколько известно, ни один из этих поисковых полетов на военных самолетах, вертолетах и спутниках не имел целью разыскать место нахождения ковчега, гораздо больше заботились о том, чтобы сфотографировать какие-то замеченные объекты, напоминающие ковчег. Эти снимки с самолетов и спутников часто фиксируют что-то похожее на большой корабль на склоне горы, правда, до сих пор ни одна такая фотография не опубликована и никто не рискует безоговорочно утверждать, что ковчег существует.

Во время второй мировой войны между США и СССР регулярно совершались воздушные перевозки с баз в Тунисе и в Армении. В 1943 году два американских пилота во время полета над Араратом пытались с высоты в несколько тысяч метров разглядеть что-то похожее на очертания большого корабля. Позже они, летая по этому же Маршруту, взяли с собой фотографа, который сделал снимок, попавший потом в газету американских ВВС "Старс энд страйпс". Это была единственная фотография, о которой многие вспоминают, но оригинала сейчас уже нет. Еще одну фотографию сделали с воздуха русские летчики, на которой, как они говорили, виден ковчег на склоне Арарата. Но эту фотографию они никому не отдали. видимо опасаясь преследований в стране. К сожалению, эти оба фотоснимка так и остались только в воспоминаниях, к тому же никто не может подтвердить, был ли на них запечатлен действительно ковчег, а не что-то иное, только отдаленно напоминающее его на фоне горного ледникового рельефа.

Поздней весной или даже летом 1960 года американские пилоты 428-й эскадрильи тактической авиации, расквартированной возле Адана в Турции и находившейся под эгидой НАТО, заметили какое-то кораблеподобное сооружение на западном отроге Арарата. Турецкие офицеры связи рассказали им о ковчеге, а когда они облетали Арарат, чтобы выбрать лучшую позицию для фотографирования обнаруженного объекта, их зафиксировал русский воздушный разведчик. Об этом полете американец капитан Швингхаммер писал в 1981 году: "Громадная грузовая телега или прямоугольная лодка в заполненной водой расселине высоко наверху, на горе была хорошо заметна". Причем он утверждал, что объект медленно двигался по склону вниз и должен был ниже застрять среди горных уступов и каменных глыб.

Ч. Берлиц имел продолжительную беседу с капитаном Швингхаммером и его коллегами после своего возвращения из исследовательской экспедиции в район горы Арарат в 1985 году. В беседе был подтвержден факт обнаружения с высоты примерно в 1000 метров какого-то объекта, похожего на большой корабль. Причем никаких фотографий сделано не было, ибо у них было ограниченное количество горючего, они опасались русских радаров и спешили на свою базу. Место нахождения замеченного корабля было приблизительно определено на расстоянии 1200 метров от вершины на юго-восточном склоне. Большая часть объекта была плотно покрыта снегом и льдом. Кроме капитана несколько его коллег, американских военных летчиков, участвовавших в описываемом полете, рассказывали о виденном на горе объекте примерно то же самое, причем некоторые из них совсем не думали, что это Ноев ковчег.

Люди, стремившиеся увидеть ковчег, наверняка набрасывали кое-какие рисунки и эскизы увиденного, а также записывали свои впечатления. Когда один исследователь Арарата священнослужитель Уильям Кроусе переслал брошюру "Поиски Ноева ковчега" капитану Швингхаммеру, в которой описывались исследовательская деятельность на Арарате и трудности, возникшие в 1985 году, у них сложилось совершенно одинаковое мнение о проблемах, связанных с Ноевым ковчегом.

В брошюре имеется эскиз ковчега, выполненный одним из хорошо осведомленных исследователей Арарата, Эльфредом Лее. Этот эскиз сделан по рассказу очевидца, армянина Георга Хагопяна, бывшего тогда пастухом и утверждавшего, что он даже ходил по крыше этого громадного корабля,

Швингхаммеру этот эскиз был неизвестен, но в свое время по его рассказу один его знакомый тоже выполнил набросок ковчега. И что же? Оказалось, оба рисунка в основном очень похожи: засевший в снегу ковчег, положение скального выступа и даже очертания лодки или корабля, не считая только нескольких отверстий в верхней его части, которые были вообще-то очень малы и видны только с земли, но не с самолета. Пилот и пастух, не знавшие друг друга, видели и описали совершенно одинаково замороженный во льду корабль, обнаруженный ими приблизительно в одно и то же время. Это было очень важно для исследователей, поскольку со снимками во всей этой истории дело обстоит, как вы видите, неважно. Так, кроме уже описанных случаев, когда фотографии исчезали из поля зрения исследователей, в 1952 году при полетах на вертолете в районе Арарата сотрудник нефтяной фирмы сделал снимки обнаруженного кораблеподобного объекта, частично вмерзшего в ледник. А когда несколько лет спустя этот сотрудник умер, фотографий найти не удалось.

Вполне вероятно, что с развитием космической техники и работой искусственных спутников Земли появится возможность сфотографировать вершину Арарата, а с использованием новейшей оптической техники удастся получить достоверный материал для объективного и точного установления факта присутствия там Ноева ковчега.

А пока что в 1974 году американской организацией "Earth Research Technical Satellite" (ERTS) была произведена фотосъемка с высоты 4600 метров горных отрогов Арарата. На фотографиях, полученных с многократным увеличением, был ясно представлен этот необыкновенный объект, лежащий в одной из расселин горы, "очень похожий по своей форме и размерам на ковчег". Кроме того, этот же район был сфотографирован с высоты 7500 и 8000 метров, и полученные снимки ледниковых образований вполне соответствовали увиденному ранее пилотами, которые говорили о замеченном ими ковчеге или другом необычном объекте. Однако ни один объект, фиксируемый с такой высоты, даже при сильном увеличении невозможно вполне точно, с полной уверенностью идентифицировать с ковчегом, тем более если он более чем наполовину скрыт под снегом или находится в тени скальных выступов.

Но в то же время, когда даже не совсем четкие снимки ковчега, лежащего на Арарате, отсутствуют, имеются многочисленные фотографии другого, "мнимого" ковчега, который находится в тридцати километрах от Арарата на небольшом горном массиве. Этот ковчег неожиданно весьма напоминает описанный в Библии и может быть, в отличие от араратского ковчега, сравнительно просто обнаружен и сфотографирован. Он открыт в 1959 году в горах Акиаила и, благодаря прессе и телевидению, сравнительно широко известен. Существует теория, согласно которой этот ковчег в окаменевшем состоянии оказался плотно погребенным в слоях горного массива или основательно засыпанным песком и рыхлыми горными породами неподалеку от гор Тендюрек.

ВУЛКАНИЧЕСКИЙ КОНУС ИЛИ МОГИЛЬНЫЙ ХОЛМ?

Открытие, сделанное в 1959 году, произошло во время очередного ознакомительного – обычная рутина! – полета самолетов турецких военно-воздушных сил. Снимки, сделанные пилотом А. Куртисом с высоты около 3000 метров, были отправлены в штаб ВВС для тщательного изучения. Одна фотография вызвала особый интерес. На ней был запечатлен участок сильно растрескавшегося грунта равнины с вытянутым, овальной формы пологим холмом, окопанным вокруг земляным валом. Снимок был произведен в тридцати километрах южнее Арарата! Когда на снимок посмотрели внимательней, то обнаружили, что овал холма очень напоминает корабль. Боковые возвышения – точь-в-точь контуры верхней палубы корабля, а нос его направлен прямо на вершину горы Тендюрек. Причем, размышляя о размерах этой редкой в природе формации, исследователи наконец вспомнили об указаниях Бога Ною: "Триста локтей должна быть длина, пятьдесят локтей ширина и тридцать локтей высота".

Измерения холма, проводившиеся турецкими инженерами в течение двух дней, показали, что "ковчег" может быть длиной около ста шестидесяти пяти метров, шириной (в середине) пятьдесят метров и высотой пятнадцать метров. Все совпадает с библейскими толкованиями, особенно если учесть, что бортовые стенки ковчега в течение многих столетий могли несколько раздаться в стороны, в то время как мощные деревянные балки корпуса сохраняли свое положение. Если бы они сдвинулись, то в корпусе корабля могли бы скопиться песок, куски камней и лавы. Любые увеличения в размерах корабля можно объяснить образовавшимся вокруг бортов корабля чехлом из глины и камней в результате смещения грунта, землетрясения и вулканических извержений.

Где же все-таки ковчег? Первая турецкая команда не обнаружила никаких доказательств существования какого-нибудь сооружения. Если ковчег действительно лежит на том самом месте, тогда, значит, он погребен под своей каменно-песчано-глинистой оболочкой, которая одновременно служит ему могильным холмом.

Экспедиция американских ученых под присмотром турецких офицеров (в силу чего она фигурирует как турецкая экспедиция) исследовала холм-"ковчег" в начале 60-х годов. Членами этой экспедиции были профессор А. Бранденбергер, специалист по фотограмметрии из колледжа в штате Огайо; доктор Зигфрид, археолог из чикагского Ближневосточного института; предприниматели X. Томпсон и В. Бишоп, а также Г. Вандеманн – археолог и руководитель экспедиции. Среди турецких представителей были майор Майкал и капитан Дурупинар, специалист по интерпретации воздушных фотоснимков, а также специально отобранные офицеры и солдаты 3-го турецкого кавалерийского полка. Участие в исследованиях предпринимателей и людей, просто веривших в существование ковчега, – одна из главных отличительных черт многих последующих экспедиций на Арарат.

В этом отношении поиски ковчега коренным образом отличались от кладоискательства. В нашем случае речь идет ни о золоте, ни о драгоценностях, несущих искателям непосредственную выгоду, как это имеет место при поисках затонувших испанских кораблей с золотом и драгоценностями, затерянных в джунглях городов, сокровищ в древних захоронениях, заброшенных золотых и серебряных рудников или фараоновых гробниц. За исключением личных планов принца Ноури привезти ковчег на международную выставку в Чикаго в качестве экспоната, поиски ковчега преследуют только археологические научные цели. Искатели стремятся лишь доказать существование его на горе Арарат.

Экспедиция по форме и размерам холма установила, что они соотносятся в какой-то мере с данными Библии. Причем некоторые различия в измерениях, вполне вероятно, объясняются некоторыми неточностями при установлении соотношения между локтем и метром, а также деформацией корпуса ковчега за многие столетия пребывания в грунте.

После непродолжительных дебатов члены экспедиции пришли к решению взорвать с одного конца ковчеговый холм, чтобы попытаться установить, имеются ли внутри него хотя бы остатки внутренних деревянных брусьев и столбов, которые бы соответствовали прежним описаниям Ноева ковчега. Солдаты военного эскорта произвели взрыв динамитного заряда, но не было обнаружено ни внутренних камер, ни явных доказательств существования столбов, хотя позже появились утверждения, что среди взорванной массы находились обломки гниющей древесины.

Таким образом, наглядно было установлено, что "призрак ковчега" не что иное, как обыкновенное поднятие, вздутие почвы, но никак не Ноев ковчег или его окаменевшее изваяние. Хотя этот лавово-земляной холм явно имел форму корпуса древнего корабля, оставшегося на дне высохшего моря, о чем свидетельствовали ракушки и останки других морских ископаемых в грунте здешнего региона..

Это ковчегоподобное образование в течение двадцати с лишним лет – с 1960 по 1984 год – оставалось забытым, в то время как большое число исследователей, горновосходителей и фанатиков ковчеговой идеи продолжали араратские восхождения и экспедиции. Только иногда появлялись в бульварных газетах фотографии "призрака ковчега" – турецкий снимок 1959 года, сильно подретушированный и выдаваемый за подлинную фотографию турецких или русских летчиков.

В 1984 году снова проснулся интерес мировой прессы к засыпанному ковчегу, причиной чему послужила экспедиция, исследовавшая еще раз объект и взявшая пробы горных пород, лавы и грунта. Руководителями этой экспедиции были М. Стеффинс, президент "Iuternational Explorations" и P. Вайатт, анестезиолог, занимавшийся раньше различного рода раскопками.

Вернувшись в Анкару, Стеффинс привез из экспедиции несколько образцов и проб дерева, грунта и камней, которые он собирался подвергнуть тщательному лабораторному анализу в США. Аналогичные пробы захватил с собой и Вайатт для исследования их в Кноксвилле (штат Теннесси).

Из-за этих самых проб и образцов, отобранных на турецкой земле иностранцами, пожелавшими забрать их в свою страну, произошел небольшой скандал. Турецкие власти рассматривали сей инцидент как противозаконную попытку вывезти из страны "античные" реликвии. По этому поводу было даже несколько публикаций в турецких газетах с осуждением Стеффинса и Вайатта.

В связи с нелепой стычкой, к сожалению, отложены были некоторые другие экспедиции, что вскоре получило отклик почти во всем мире. Именно полковник Ирвин, всемирно известный астронавт, которому довелось совершить прогулку по Луне, во время которой он собрал образцы лунных пород и привез их на Землю, сумел своими выступлениями в газетах уладить это недоразумение "международного масштаба".

В марте 1985 года "призрак ковчега" вновь подвергся изучению. На этот раз была применена усовершенствованная модель молекулярно-частотного сканера, чтобы установить, является ли холм плотной массой и содержит ли металлические включения. Этот прибор был доставлен в Турцию Д. Фасольдом, уже долгие годы занимавшимся проблемой Ноева ковчега и твердо убежденным в том, что его на Арарате нет и что ковчег лежит где-то на значительно более низкой горной граде, приблизительно в тридцати километрах от Арарата.

Фасольд – бывший офицер торгового флота, опытный исследователь морских глубин, долгое время работал с подводным радаром для идентификации утонувших кораблей. Он досконально изучил море, знал его лучше, чем горы, однако утверждал с полной уверенностью, что сможет "определить корабль независимо от того, находится он под водой или под землей".

На этот раз приборам удалось установить наличие определенных линий с равными интервалами друг от друга, что могло, с учетом других обстоятельств, свидетельствовать о наличии в холме железа. Это вполне уверило Вайатта, что перед ними под покровом грунта и снега залегает ковчег. Обнаружение железа, предполагал он, свидетельствует об остатках больших гвоздей и скоб, которыми закреплялись балки, или о наличии следов железных прутьев, из которых были, вероятно, сделаны клетки для животных.

И вот на обратном пути в Анкару в ресторане возле заправочной станции их спросили, где они успели так загореть. На что их шофер поспешил за них ответить: "Эти американцы – герои! У них есть такая машина, с помощью которой они открыли святой ковчег". Это несколько преждевременное утверждение вызвало восторг, последовала череда добрых пожеланий, что обеспечило бесплатное угощение, по кругу была пущена даже кружка ракии.

В июне этого же года Фасольд и Вайатт в сопровождении доктора Д. Баумгарднера, исследователя НАСА из Лос-Аламоса, вернулись в Турцию. С помощью сканера были опять зафиксированы вдоль точек, показывающих наличие металла, девять поперечных линий, проходивших под прямым углом к тринадцати длинным линиям, что по конфигурации этой схемы указывало, очевидно, на наличие громадного корпуса корабля. Линия, обозначающая киль корабля, проходила под углом около десяти градусов на север к Арарату.

Теперь было решено, что Фасольд отправится в США за специальным гранично-слоевым радаром, которым пользовались также в НАСА. Этот прибор дает возможность получать фотографии исследуемого объекта, находящегося на глубине до пятнадцати метров.

Но, к сожалению, только в августе удалось продолжить исследования холма с радаром. В экспедиционную группу теперь входили Баумгарднер, М. Вильсон, захвативший с собой машину для кернового бурения, Т. Феннер, геолог, имеющий опыт работы с радаром, и Г. Хаузе, экспедиционный фотограф. Повторили сканерный эксперимент, и после целого рада зондирований были установлены соответствующие точки на поверхности холма, затем по ним протянуты реперные полосы, которые проходили вдоль линий вероятного наличия следов металла в недрах холма призрака ковчега. При этом для линий, идущих с востока на запад, полосы были оранжевого цвета, а для идущих с севера на юг – желтого. Когда же эти полосы были закреплены в определенных положениях, объект очень напомнил рентгеновский снимок корабля. Р. Вайатт рассказал, что один раз, взобравшись на холм и ступая по какому-то возвышению между предполагаемыми бортовыми стенками, он заметил, что находится как раз над капитанской каютой.

Позже Фасолвд вместе с радаром и соответствующим разрешением вернулся в Догубейяцит, где узнал, что Арарат и прилегающий к нему район опять стал для иностранцев запретной зоной: какие-то террористы напали на экспедицию возле вершины Арарата, конфисковали оборудование и под угрозой применения оружия заставили участников экспедиции оттуда уйти.

Несмотря на то что вскоре группы этих турецких бунтарей были разогнаны и арестованы, запрет на экспедиции остался, Фасольд не смог поэтому использовать тогда свой прибор, зато летом 1986 года он предпринял новую попытку. Более того, Фасольд предположил, что место, где лежит засыпанный ковчег, очень похоже на гору Джуди, которую в Коране называют местом причаливания ковчега. "Джуди" по-арабски значит "вершина", что, в общем-то, соответствует библейскому указанию, где не говорится впрямую о горе Арарат, а только об Араратских горах. Несмотря на то что исследуемый холм находится в горах Тендюрек, подразумевают проходящую вблизи горную цепь Акиаила, расположенную возле Догубейяцита в направлении с северо-запада на юго-восток. Объект находится на высоте 2100 метров – значительно ниже, чем упомянутый выше ковчег на Арарате. Фасольд высказал гипотезу, что ковчег при снижении уровня воды в конце потопа сполз по горе. Это сползание привело к тому, что он был засыпан песком и шламом, постепенно заизвестковавшись, окаменел и сохранил свою форму. Еще сегодня видны скальные стенки, заблокировавшие объект с одной стороны и образовавшие как бы борт корабля. Фасольд считал, что со временем обнаружения засыпанного ковчега с воздуха он был несколько приподнят землетрясением, грунт, накрывавший его, осыпался и корпус большого корабля стал виден яснее.

Если даже выяснится в конце концов, будто на этом объекте и в самом деле имеются части какого-то корабля, то это еще не значит, что найден Ноев ковчег. Интересно, что местным жителям известен один холм, где, они уверены, покоится вовсе не Ноев ковчег, находящийся, по их мнению, на Арарате, а корабль шаха Малика, одного из здешних властителей. Этот шах часто плавал на этом корабле по озеру, занимавшему довольно большую площадь вокруг Арарата и, вероятно, когда-то соединенному с другими большими водными пространствами на юге и севере. (На высокогорье Арарата имеется и сейчас еще одно озеро, которое по подземным естественным каналам снабжается водой с ледников.)

В течение 1987 года засыпанный ковчег исследовался турецкими археологами и несколькими одиночками-американцами. Правда, предыдущие исследователи уже один раз произвели в одном месте вскрытие холма с помощью взрыва, и несколько обнажившихся кусков пород и древесины были отправлены для дальнейшего изучения. Поэтому теперь турецкие власти запретили отбирать при раскопках различные пробы, чтобы части Ноева ковчега или других погребенных под слоями горных пород кораблей в этом районе гор не были вывезены в другие страны.

Фасольд, однако, был убежден, что совершенно излишне и даже бессмысленно пробивать штольни в объекте, чтобы доказать существование ковчега, поскольку молекулярная структура в результате окаменения изменяется, а объект давно превратился в массивное геологическое тело. Он неоднократно повторял всем неверующим в его идеи людям: "Знаете ли вы, какие возможности имеет гранично-слоевой радар? Можно вполне обнаружить сваи, столбы, промежуточные стенки, палубу и железные штанги, вероятно, даже на их изначальных местах!"

Если этот "засыпанный" объект действительно окажется большим кораблем, что же тогда произойдет с другим ковчегом, который, согласно многим докладам и сообщениям, лежит на Арарате и уже многие века с незапамятных времен считается именно Ноевым ковчегом? А может быть, было два или даже несколько ковчегов, как об этом говорится в исламских легендах, и один из них лежит на горе Джуди южнее Арарата, другой – на горе Низир, а третий – на горе Демаванд в Иране? Можно даже предположить, что имеются еще и другие места на планете, где после всемирного потопа потерпели крушение самые различные суда тех, кто пытался спастись.

ДИККАТ! – ОПАСНОСТЬ

Арарат, бесспорно, может считаться самой красивой и самой эффектной горой на нашей Земле, ведь ее подножие располагается на плато, возвышающемся на 1000 метров, ее высота составляет 4000 метров над уровнем моря. Она поражает воображение, ибо стоит отдельно, в стороне от других горных вершин, и когда рано утром и вечером облака уплывают с вершины, при взгляде на эту горную громаду со снежной ослепительно-белой, а иногда нежно-розовой шапкой невольно испытываешь почтение к ее величию и таинственности.

Гора со своими двумя вершинами, Большим и Малым Араратом, занимает площадь около 1500 квадратных километров. Это вулкан. При последнем его извержении в 1840 году, как мы уже говорили, были уничтожены деревня и монастырь Аора на северо-восточном склоне горы, на месте которых образовалась пропасть глубиной двести пятьдесят метров.

На горе есть несколько ледников, из которых ледник Паррота и оба ледника Абиха мощностью до шестидесяти пяти метров названы в честь исследователей тайны Ноева ковчега. Снежно-ледовая шапка Арарата занимает площадь приблизительно двадцать пять квадратных километров и достигает самой большой толщины между двумя пиками Большого Арарата. Склоны горы изобилуют пропастями и ущельями, из-за чего исследователи и летчики, обладающие некой фантазией, легко угадывают в этих расселинах объекты, очень похожие на какие-то обломки и части ковчега. Другие предполагаемые места нахождения ковчега расположены над новой деревней Аора под ледником или под ледяным колпаком вершины. Во времена советской власти в Армении поиск ковчега возле деревни Аорой был невозможен из-за близости ее к границе СССР.

Излюбленным исходньм пунктом ковчеговых экспедиций и различных групп горновосходителей, желающих подняться на эту славную гору по уже известному, наиболее удобному маршруту, остается город Догубейяцит, который можно принять за южную точку почти равностороннего треугольника, если двумя другими отправными точками считать вершину Большого Арарата на севере и пик Малого Арарата на юго-востоке. "Сезон" для экспедиций из Догубейяцита короткий, обычно полон суеты и самой напряженной деятельности, поскольку только середина лета или ранняя осень годятся для горных туров, ибо в это время нижняя часть склонов горы свободна от снега, а это несколько облегчает восхождение.

Однако изучение Арарата связано с одной реальной и в то же время таинственной опасностью, что вполне соответствует одному из турецких наименований горы "Агри Даги" – "Гора боли".

Ч. Берлиц как-то разговорился с Ахмедом Али Арсланом, альпинистом, фотографом, художником и писателем, доктором университета в Эрзеруме, об опасностях, которыми чревато восхождение на Арарат. Доктор Арслан – вообще большой специалист по скалолазанию, он дотошно изучил особенности горы Арарат, поскольку тридцать семь раз пытался забраться на нее и семнадцать раз побывал на вершине. К тому же родился он в Аралике на северной стороне Арарата, а начиная с 1965 года предпринимал попытки восхождения на эту гору, затем побывал на Памире в Киргизии. Итак, вот фрагменты их беседы.

Вопрос. Как вы оцениваете, будучи альпинистом, Арарат в сравнении с другими горами, на которые вам доводилось забираться?

Ответ. Технически восхождение на него не составляет особенных трудностей. Ученые, однако, установили, что на высоко расположенных склонах имеются источники углекислого газа. Это при недостатке, кислорода на большой высоте может создавать дополнительную нагрузку на организм восходителей и даже грозит обмороками.

Вопрос. Что вы можете сказать о снежных лавинах?

Ответ. Лавины вообще явление здесь нечастое, кроме разве что весны, когда во время интенсивного таяния снега со склонов горы срываются большие снежные массы и устремляются с грохотом вниз. Это чаще всего случается на северо-востоке и северозападе горы. Однако гораздо опасней скальные оползни или каменные лавины. Тогда срываются вниз так называемые "бомбы" из застывшей лавы, скальные глыбы и масса более мелких кусков горных пород. Некоторые глыбы бывают размером с товарный вагон, и летят они к тому же "о скоростью около двухсот километров в час вниз по склону. Сход лавин могут вызвать даже дикие горные козлы, вспугнутые альпинистами, или очень громкие вскрики, эхо, выстрел. Все происходит совсем как в Швейцарских Альпах, только здесь слишком много обломков скал.

Вопрос. Опасны ли погодные эксцессы?

Ответ. Там, на горе, вполне можно угодить в грозу или снежную пургу. Но страшнее всего молния во время грозы. Уже не один альпинист пострадал и даже погиб от удара молнии.

Вопрос. Разве это не случается в других горах?

Ответ. Да, случается, но не так часто, как на Арарате, который стоит одиноко и к тому же довольно высок, прямо настоящий гигантский молниеотвод. Верхние склоны его большей частью покрыты слоями облаков, заряженных электричеством. Кроме того, альпинисты обычно нагружены всяким металлическим снаряжением. Даже металлические знаки на палатках, которыми обычно обмениваются альпинисты друг с другом, способны притянуть молнию. Нельзя также прятаться от грозы около гранитных скал и лавовых глыб, в которые тоже часто ударяет молния.

Вопрос. Наверно, совершенно невозможно ориентироваться, когда облака покрывают гору туманом?

Ответ. Нет. Тогда просто делают остановку. Иначе можно попасть в пропасть или угодить на леднике в глубокую трещину. Думаю, именно такая беда случилась с двумя горновосходительницами, которые в 1985 году так и не вернулись с вершины. И никто не знает, как и где они погибли. Арарат ведь, кроме всего прочего, вулкан, и до сих пор еще "горячий", и когда через щели в атмосферу выделяются горячие газы, то образуется туман. Интересно, что спустя какое-то время после пребывания в палатке на привале начинаешь чувствовать выделяемое землей тепло. В 1965 году здесь произошло землетрясение.

Вопрос. Помнится, кто-то мне говорил, что живой мир Арарата тоже представляет определенную опасность для горновосхождений. Причем гору можно разделить на три зоны: в нижней – ядовитые змеи, в средней – волки и на самом верху – медведи.

Ответ. Да. Не забывайте еще про скорпионов, обитающих в нижней зоне. Эти насекомые, иногда по десять-пятнадцать штук, забираются от жары под тент палатки. Для человека со слабым сердцем может быть смертельным даже один укус скорпиона. А волки обычно загрызают только овец, но, когда голодны, могут напасть и на людей. Медведи же опасны, лишь когда им что-нибудь угрожает.

Вопрос. А бандиты или террористы на Арарате встречаются?

Ответ. Мне ни разу не встречались. Летом 1985 года об этом много писали, но турецкие солдаты в августе всю гору прочесали и никого подозрительного не обнаружили.

Вопрос. Доктор Арслан, вы, как большой знаток истории, толкователь народных поверий, связавший свою жизнь с Араратом, как вы относитесь к поискам ковчега?

Ответ. Я думаю, что раз за последние пятьдесят-шестьдесят лет объявилось так много очевидцев, видевших якобы ковчег, то нельзя сбрасывать со счетов возможность его существования. Вполне вероятно, что он находится на высоте четырех с половиной – пяти тысяч метров между правым отрогом Аорской пропасти и ледником Паррота. Там есть громадное плоское плато величиной с футбольное поле, покрытое ледяным панцирем толщиной около ста метров. Так вот здесь в оттепель можно разглядеть ковчег и даже найти отдельные его части.

Принимая сказанное во внимание, можно предположить, что ковчег лежит под ледяной плитой над Аорской пропастью, и нужно очень основательно подумать о тех трудностях, с которыми придется столкнуться экспедиции, если она предпримет попытку раскопать и вытащить оттуда ковчег. Во-первых, Аорская пропасть находится в пределах видимости от границ СНГ, и любое проявление активности на турецкой территории сразу бы явилось предметом пристального наблюдения со стороны военных.

Кроме того, возникает вопрос: если имелись различные сообщения о местонахождении ковчега, вызывающие доверие, то почему же туда сразу не направили серьезную исследовательскую экспедицию? Ответ на этот вопрос дают сведения из далекого прошлого, только спустя тысячи лет получившие подтверждение. Так, имелись многочисленные доказательства существования Трои в различных местах, но только в результате начавшихся активных раскопок ее действительно обнаружили под большим холмом; также и древние города Месопотамии, засыпанные песком и заваленные обломками скал и покоившиеся под, казалось бы, обычными песчаными холмами в пустыне, удалось обнаружить только благодаря рассказам арабских кочевников о том, что на холмах попадаются обломки кирпича и черепицы; и наконец, нашли почти полностью сохранившиеся римские поселения Геркуланум и Помпея, 1500 лет тому назад засыпанные пеплом, существование которых полностью отрицалось, причем Геркуланум до сих пор раскопан только в незначительной своей части, поскольку расположен точно под новым городом Резина. К этому можно присовокупить историю громадного египетского сфинкса в Гизе, который, по преданию, служил алтарем, и за две тысячи лет никто так и не удосужился подтвердить истинность древней легенды.

Иными словами, необходимо организовать серьезную экспедицию, снабдив ее всем необходимым современным оборудованием, включая радары, и отправиться на Арарат. Может быть, тогда Ноев ковчег действительно будет обнаружен.

Список всяких опасных приключений и неприятностей можно пополнить на основании опыта других экспедиционных групп и альпинистов-одиночек:. Д. Моррис, сын известного исследователя ковчеговой проблемы Г. М. Морриса, в 1972 году совершил экспедиционное восхождение на Арарат. В опубликованной им книге "Приключения на Арарате" он очень наглядно показал, насколько опасны молнии на высоте 4300 метров. Прежде всего он отмечает, что мощные электрические разряды в горах в основном концентрируются в определенных местах и сопровождаются необычно сильным громом. Почти все время ощущалось статическое электричество: металлические детали снаряжения постоянно гудели, а волосы на голове стояли буквально дыбом.

Несмотря на грозу, Моррис и его два спутника все-таки продолжили свое движение по маршруту и через некоторое время расположились на отдых возле большой скалы. Вдруг в скалу несколько раз подряд ударила молния. Моррис и один из его спутников были сброшены вниз по откосу, а третий, раскинув в стороны руки и ноги, вдруг "повис в воздухе" и как будто "примерз" к скале. Когда же он попытался вскарабкаться по скале, то почувствовал, как электричество "пронизывало волнами его тело" и "слегка" даже его парализовало. Когда ему удалось ступить одной ногой на землю, он, замкнув собой электрическую цепь, тоже был сброшен вниз по склону вслед за товарищами. Моррис потерял сознание, а очнувшись через некоторое время, сначала не мог двигаться. Он видел, что его спутник, летевший по склону последним, ранен, но ничего не мог вспомнить и только спросил: "Почему мы торчим здесь в снегу, а не сидим под прикрытием скалы?" При этом он показал на ту скалу, в которую недавно ударила молния. Придя затем окончательно в сознание и обретя опять силы, незадачливая троица поблагодарила судьбу за то, что все остались живы-здоровы, после чего они продолжили восхождение.

Следует особое внимание обратить на трагический случай исчезновения в горах молодого британского горновосходителя Ч. Тиза в 1965 году как на грозное предупреждение всем, кто собирается совершать восхождение в одиночку. Он, будучи студентом колледжа и получив из Оксфорда маленькую сумму на исследования, направился в Догубейяцит. Ему хотелось одному забраться на вершину Арарата и там отметить свой день рождения. И когда 14 сентября он не появился в Лондоне, его родные связались с английским посольством в Турции с просьбой выяснить что-либо о нем и развеять тревожные предчувствия. Посольству удалось организовать поисковую экспедицию в составе турецких военных, местных жандармов и пограничной полиции. На поиски молодого человека было затрачено много сил и средств, но все оказалось безрезультатно. Он погиб в горах, отказавшись от помощи проводников и от предложенной ему вьючной лошади.

Упомянутый уже американский астронавт полковник Ирвин, будучи очень религиозным человеком, в 1972 году организовал общество под названием "Высотный полет", одной из главных целей которого являлись поиски ковчега на горе Арарат. И вот во время экспедиции в 1982 году он после покорения вершины расстался со своими спутниками для того, чтобы, спустившись вниз в базовый лагерь, подготовить все к возвращению экспедиции. В своей книге "Более, чем ковчег на Арарате" он очень наглядно и впечатляюще описывает этот свой спуск в одиночку.

На высоте 4100 метров во время перехода по снежному полю он присел в одном месте, чтобы надеть железные кошки, и внезапно потерял сознание. Скатившись по откосу к нижней границе снежного поля, он пришел через некоторое время в себя и обнаружил, что изранен в кровь и потерял пять зубов. С наступлением ночи, когда сильно похолодало, он забрался в спальный мешок, но каждый раз, стоило ему заснуть, как он опять соскальзывал по снежному склону вниз, и ему приходилось почти всю ночь карабкаться вверх по склону, поближе к защитной скале. К счастью, после тяжелой ночи его, замерзающего, истекающего кровью, обнаружила специальная поисковая спасательная группа. Сначала вертолетом, а затем на реанимационном автомобиле его быстро доставили в Эрзерум, в больницу.

Правда, все эти злоключения его ничуть не испугали, и почти каждый год он участвовал в экспедициях на Арарат, повторяя свою любимую присказку: "Ковчег надо упорно искать из года в год. Эта тайна будет раскрыта только тогда, когда мы его отыщем".

Свое спасение и выздоровление в 1982 году Ирвин приписывает вере в Бога. Вспоминая свою прогулку по Луне, он неизменно приходит к такому выводу: "Бог, вездесущий на Земле, гораздо важнее, чем человек, ступивший на Луну".

С 1954 по 1969 год Джон Либи, один из неутомимых искателей Ноева ковчега, предпринял в общей сложности восемь экспедиций на Арарат, последнюю, когда ему было уже семьдесят три года. Необычайно религиозный человек, болгарин по происхождению, он считал, что ему будет открыто местонахождение ковчега во сне. Все его экспедиции почему-то проходили не совсем спокойно: то медведь его преследовал и даже швырял в него камни, то снежные барсы его пугали; однажды он был ранен, провалившись в трещину глубиной около десяти метров и наскочив на острое ребро скалы; то он попадал под град величиной с теннисный мяч. Однажды Либи довольно долго пролежал под слоем снега и заболел воспалением легких.

Во время одной сильно затянувшейся экспедиции все его запасы продовольствия и часть снаряжения были смыты в долину внезапно разразившимся ливневым шквальным дождем. Один из его спутников перелетел через каменную стену, когда неожиданно отвалилась глыба, ослабленная когда-то землетрясением; в другой раз австрийский врач, участник экспедиции, ушел из лагеря прогуляться и бесследно исчез. А в одной из последних экспедиций Либи дошел до того места, на котором он видел во сне ковчег, но ковчега там, увы, не было…

В августе 1936 года новозеландский археолог Д. Хардвик Кайт направился к Арарату с юго-востока, преодолев турецкую пограничную речку южнее Садарака. Затем, побывав в плену у каких-то всадников и отсидев двое суток в кутузке, он был освобожден и оставлен у подножья Арарата на северо-западе горы. Едва не заблудившись в тумане и попав в сильнейшую грозу, он все-таки добрался, по его словам, до Аорской пропасти в том самом месте, где из снега торчали какие-то деревянные столбы, напоминавшие развалины сарая, что вообще-то казалось совершенно необычным на такой высоте. Он взял с собой кусок полусгнившей, пропитанной влагой древесины, но где-то потом потерял его.

Наконец он попал в Бери, так и не обследовав внимательно встретившиеся ему столбы. В дальнейшем он занимался ковчеговой проблемой и вернулся к Арарату только в 1967 году в качестве члена одной экспедиции, но никаких столбов в тех местах, где он когда-то побывал, не нашел.

Арарат расположен в военной запретной зоне, из-за чего нередко некоторые восхождения на гору запрещались. В 1982 году эти запреты были отменены, но только с юго-западной стороны горы, поскольку северо-восточные отроги обращены к Армении, юго-восточные – к Ирану.

В 1984 году в приложении к газете "Нью-Йорк таймс" появилась хорошо иллюстрированная статья, в которой читателей приглашали совершить восхождение на Арарат. В статье подробно сообщались все частности, включая особенности турецкой кухни и стоимость поездки до Догубейяцита и подготовки полного снаряжения для горного путешествия. Наряду с этим сообщались номера телефонов в Догубейяците известного Ахмеда Али Арслана, хорошо знавшего все особенности горы Арарат.

Некоторые экспедиции, организованные после 1982 года, возглавлялись все тем же полковником Ирвином. В июле и в первые дни августа делали попытки подняться на Арарат по меньшей мере четыре иностранные экспедиции из Японии, Германии, Франции и США.

Все четыре группы в своем лагере однажды ночью подверглись нападению каких-то мятежников, якобы оборонявших тогда гору от нежелательного вторжения посторонних людей. Первой их жертвой оказались японцы, которых после кратковременного пребывания в плену заставили уйти с горы и отобрали у них снаряжение и фотокамеры.

Американскую группу, посланную на Арарат организацией "Probe Ministries Foundation" и возглавляемую Б. Кросом из Техаса и Д. Макинтошем из Калифорнии, до высоты 2300 метров преследовал какой-то турецкий отряд, повернувший потом обратно.

На третий день эта группа, состоявшая из первоклассных альпинистов, добралась до границы снегов на высоте 4400 метров и разбила лагерь, готовясь к штурму вершины. В середине ночи они проснулись от крика, а когда Крос выглянул из палатки, ему прямо в лицо глядело дуло советского автомата Калашникова (АК-47). Затем нападавшие числом около восьми человек отобрали у американцев все теплое обмундирование, предназначенное для восхождения на вершину, сожгли все, что могло гореть, и наконец заставили эту захваченную ими группу как можно быстрее спуститься вниз, где на высоте 350 метров уже находилась немецкая группа, также вытесненная с гор.

На прощание террористы заявили, чтобы путешественники отправлялись в свою Америку и никогда больше не возвращались к Арарату.

Однако это приключение не смогло разуверить молодого калифорнийца Макинтоша, несколько раз до этого восходившего на Арарат, в том, что ковчег существует и лежит где-то на горе, погребенный под снегом и льдом.

Макинтоша все эти переживания не испугали, и он несколькими неделями позже опять был в составе новой экспедиции, которой руководил полковник Ирвин. В то время турецкие отряды успели подавить восстание кочевников, поэтому и на этот раз какая-то турецкая команда сопровождала эту новую экспедицию, которая тем не менее в полном составе достигла вершины, но почему-то не смогла обследовать ледяное поле между двумя пиками горы.

Какие опасности таит в себе нечеткое планирование и как разочаровывает долгое ожидание разрешения турецких властей на покорение вершины горы Арарат, показывают перипетии одной американской экспедиции 1949 года, которой руководил тогда миссионер из Северной Каролины, доктор А. Шмит. Это была первая солидная ковчеговая экспедиция после второй мировой войны. Участниками ее кроме турецких солдат и проводников были техник В. Вууд и физик из Ядерного исследовательского института В. Орг, интерес которого к древним легендам довольно показателен. Так, в 1985 году, спустя тридцать шесть лет, состоялась еще одна экспедиция к "засыпанному" на высоте около 2300 метров ковчегу, в которой приняли участие двое ученых из ЛосАламоса: Д. Баумгарднер и М. Вильсон.

Экспедицию Шмита привел к весьма критической ситуации недостаток воды на горе, покрытой льдом, температура воздуха была такова, что таяние льда исключалось. Когда группа этих горновосходителей уже преодолела почти половину пути, выяснилось, что при спуске с горы из канистр, которые были нагружены на вьючных животных, вся вода почти вытекла. Но, несмотря на это, было решено продолжать спуск до источника, находившегося в одном дне пути. Оказалось, что этот источник иссяк. Разыскав наконец какую-то лужу, возле которой кишмя кишели ядовитые змеи и насекомые, измученные жаждой люди напились этой затхлой тепловатой водой, зараженной бактериями. Потом они продолжали поиск ковчега в многочисленных пещерах и расселинах, попадавшихся на пути. За оставшееся в их распоряжении время они ничего не нашли, а затем начался снегопад, и дальнейшие поиски пришлось прекратить.

Чарльзу Берлицу довелось в Нью-Йорке побеседовать с одним из участников этой экспедиции В. Вуудом.

Вопрос. Как вы оценивали в 1949 году опасности восхождения на Арарат?

Ответ. Мы оказались первой иностранной экспедицией с начала второй мировой войны. Некоторые турецкие журналисты утверждали, что мы рискуем погибнуть в этом восхождении на Арарат. В Стамбуле мы пытались получить разрешение на проведение экспедиции. На это нам отвечали, что, приехав в Турцию, надо знакомиться с ее историческими и архитектурными достопримечательностями, пожить в свое удовольствие и выспаться в отеле.

Вопрос. Вы не обращались за помощью в американское посольство или консульство?

Ответ. В консульстве нам ничем не смогли помочь, опасаясь, что турецкие власти засадят нас в тюрьму. Мы обратились в специальную турецкую организацию "Общество по защите древних памятников". В конце концов все-таки нам дали разрешение. В общем, мы убедили турков, что если наша экспедиция увенчается успехом, то это будет выдающееся событие всех времен и народов.

Вопрос. Какую часть горы вам удалось исследовать?

Ответ. Почти месяц мы были в районе Арарата и посетили многие места предгорий. Нам пришлось даже побывать у русских пограничников возле Игдира. К сожалению, русское радио в это время неоднократно повторяло "об американских шпионах, притворявшихся искателями Ноева ковчега, будучи на Арарате".

Вууд не сомневался, что ковчег, спустя 4000 лет еще сохранил вполне узнаваемый корпус, несмотря на произошедшие здесь вулканические извержения, ураганы и землетрясения. Вскоре после спуска с горы тамошние проводники предложили за гонорар в 5000 долларов разыскать ковчег или его части. Поход на Арарат этих опытных ходоков по горам ни к чему не привел, ковчег не был ими найден.

Э. Сайкс, английский исследователь, писатель и ученый, занимавшийся в основном древней историей, ветеран первой и второй мировых войн, часто совершал путешествия на Ближний Восток. Но и его богатого жизненного опыта оказалось мало, когда он попытался получить разрешение на восхождение на Арарат.

Задолго до этого Сайкс довольно основательно исследовал гору и собрал некоторый фактический материал. Ему удалось для своей экспедиции 1949 года собрать хорошую группу горновосходителей и исследователей, и кроме того, сам он был очень опытным путешественником и большим знатоком легенд о всемирном потопе.

Видимо, даже слишком компетентным. Во время подготовки экспедиции и в ожидании официального разрешения турецких властей в немецкой прессе, а затем и в советской "Правде" появились сообщения о якобы активной шпионской деятельности Э. Сайкса против СССР при восхождении на Арарат. В результате всевозможных отголосков в турецкой прессе и всяческих кривотолков Сайксу было отказано в проведении экспедиции на Арарат в 1949 году…

"КОВЧЕГ ОБНАРУЖЕН!"

Многие путешественники и исследователи утверждали, что совсем близко видели ковчег, прикасались к нему и даже какие-то части этого корабля смогли взять с собой. Эти сообщения появились сравнительно недавно, имели довольно широкий резонанс в международной прессе и комментировались в специальных литературных трудах. Несмотря на это, ко всеобщему удивлению, в настоящее время нет ни одной фотографии, на которой Ноев ковчег был бы более или менее ясно узнаваем. Таких фотодокументов не сохранилось ни после русских экспедиций, имевших место еще при царизме, ни после других горновосходителей, а также экспедиций из США, по большей части религиозного характера. Обычно бытуют утверждения, будто фотосъемки были сделаны, однако бесследно исчезли или оказались настолько нечеткими, что разглядеть на них что-нибудь почти невозможно. Запечатленные со спутника объекты, как правило, выглядели на снимках такими мелкими, что о каких-нибудь измерениях или их детальном изучении речь уже не шла.

Впрочем, эти неудачи и ошибки в доказательствах существования ковчега мало повлияли на веру миллионов людей-христиан, магометан и евреев, живущих во многих странах мира. Особенно много верящих в ковчег живет в Турции, Иране и в Армении поблизости от Арарата.

Т. Макнеллис, американский предприниматель, живущий в Германии, в 1985 году предпринял путешествие по нижней части предгорий Арарата с северо-западной и северо-восточной сторон горы. В одной из конфиденциальных бесед с Ч. Берлицем в Догубейяците он дал правдивую характеристику результатов своего путешествия. Так, он поведал, что много общался с тамошними жителями, чаще всего – старыми турецкими офицерами, получившими в свое время военное образование в Германии, и молодыми турками, подрабатывающими в Германии в последние годы. И вот многие из них, живущие в деревнях на северовосточном склоне Арарата, твердо убеждены, что ковчег легко можно найти: "Идите налево вдоль края Аорской пропасти вверх по склону, потом поверните опять налево и через некоторое время по этому пути дойдете до ковчега".

Ему объяснили, что с нижних уступов ковчег не виден, поскольку этот корабль, тысячи лет сползавший с вершины горы, сейчас спокойно лежит под плотным ледяным покровом громадного глетчера.

Многие исследователи давно уже считают, что обнаружение ковчега во многом зависит от климатических и погодных условий, именно в определенное время года, когда тепло, а снег и лед интенсивно тают, начинается перемещение ледовых масс, вот тогда-то и можно увидеть остов самого знаменитого на Земле корабля, о котором наслышаны практически все люди этой планеты. Э. Сайке много лет изучал эти тепловые климатические циклы и пришел к убеждению, что каждые семь лет бывают периоды особенно теплой погоды и примерно каждые двадцать лет в этой местности в определенное время года господствует и вовсе жаркая погода.

В статье, растиражированной агентством "Ассошиэйтед пресс" в ноябре 1948 года, сообщалось, что в один из таких жарких периодов местный турецкий крестьянин по имени Рашид в прямом смысле слова буквально наткнулся на ковчег.

Этот факт кажется особенно важным, поскольку Рашид раньше довольно часто бывал в этом месте, но никогда ничего не замечал. Это, по утверждению корреспондента, произошло на высоте 3400-3900 метров, где очевидец разглядел корабельный нос "величиной с большой дом", выступавший из-под снега и льда, поскольку кругом интенсивно таял ледяной покров. Описание почти точно совпадает с данными наблюдений упоминавшегося выше лейтенанта Швингхаммера.

Дальше сообщалось, что Рашид спустился ниже, докарабкался до ковчега и попытался кинжалом отковырять кусок древесины с носа этого корабля. Однако черное от старости дерево настолько отвердело, что невозможно было даже отковырнуть ни одной самой маленькой щепочки. Древесина тверда, как камень, но он уверен, это "настоящий корабль". (Это замечание почти слово в слово совпадает с утверждением Д. Фасольда, сделанным тридцать восемь лет спустя в результате многолетних исследований, предпринятых им в горном озере и на местах нахождения обломков ковчега.)

Ободренные сообщением Рашида, некоторые жители деревни на северном склоне горы полезли наверх, чтобы воочию увидеть это похожее на корабль сооружение, и все единодушно потом утверждали, что там действительно есть какой-то большой корабль. Это сообщение попало во все газеты мира, как случалось и раньше. Вообще, такие статьи, как правило, служили толчком к очередному потоку экспедиций. В одной из них и очутился доктор А. Шмит, о неудачах которого мы сообщили выше. Однако, как ни искали потом Рашида, он остался до сего дня инкогнито.

Т. Ла Хайе и Д. Моррис, авторы одного очень убедительного труда по проблеме Ноева ковчега под названием "Ковчег на Арарате", высказывают предположение, что Рашид, очевидно, исчез по собственному желанию, поскольку, как турок и магометанин, не захотел принимать участие в поисках ковчега, предпринимаемых христианами, и предпочел остаться неизвестным.

Вероятно, одним из самых известных и широко опубликованных сообщений об обнаружении ковчега принадлежит Ф. Наварре, одному французскому промышленнику из Бордо, который также обрел известность как автор книги "Я нашел Ноев ковчег". Его путь к успеху напоминает открытие Генриха Шлимана.

На Наварру легенда о ковчеге также произвела огромное впечатление чуть ли не с четырехлетнего возраста, когда его мать первый раз рассказала ему историю, после того как его вытащили из пруда, куда он упал по неосторожности. Эта впечатляющая легенда основательно засела в его сознании, и он твердо решил отправиться когда-нибудь на розыски мифического ковчега.

– Это решение укрепилось во время его службы во французской армии в Сирии перед второй мировой войной. В свободное от службы время он совершал походы по холмам и домам в окрестностях Дамаска. В одном из таких походов – на гору Хеброн – его сопровождал приятель-армянин Алим.

Наварра один забрался на вершину высотой 3600 метров и несколько часов провел там, что-то изучая, так что Алим, ожидавший его у подножия горы, отчаялся увидеть его живым, когда Наварра возвратился, то рассказал ему все, что знал о восхождениях на Арарат в поисках ковчега. И молодой солдат поклялся сам себе разыскать ковчег. Наварра многие годы упорно занимался ковчеговой проблемой, собрал богатый материал и, руководя фирмой, занимавшейся сносом зданий в городе, заработал много денег, которые в дальнейшем позволили ему заняться исследовательской деятельностью.

Во время первой своей экспедиции в 1952 году ему удалось предъявить всему миру доказательства существования ковчега, когда он разыскал в ледниках Арарата под толстым слоем льда какой-то темный объект, очень напоминавший громадный корабль. Этот объект в последующей экспедиции служил ему маркировочной вехой, если на медленно перемещающемся теле ледника вообще можно говорить о маркировке.

Получив в Анкаре после довольно долгого ожидания разрешение на восхождение, Наварра отправился вместе с пятью своими спутниками, среди которых были кинооператоры и альпинисты, в Догубейяцит. Оттуда в сопровождении местных жандармов и пастухов группа совершила несколько исследовательских походов на восточный и северо-восточный склоны Арарата, близкие к границам СССР, то есть в военной запретной зоне. Группе пришлось бороться с обычными для этих мест трудностями, и в августе 1962 года им удалось все-таки достичь вершины горы.

Вторая серия восхождений и переход через Ахорапфад, а затем движение по горной местности в направлении озера Кюп показали: большой объект, который многие принимали за ковчег, есть не что иное, как выступ скалы довольно больших размеров, хотя монахи Эчмиадзинского монастыря в Армении продолжали считать эту бросающуюся в глаза особенность горного рельефа местом стоянки ковчега. Когда группа миновала озеро Кюп, началось восхождение на вершину. На высоте около 4400 метров некоторые участники похода сделали привал и дальше не пошли. А потом, когда Наварра с альпинистом де Рекве поднялся до высоты 4900 метров, за скальным возвышением они разглядели под покровом ледника какую-то продолговатую темную массу, контуры которой очень напоминали корпус корабля. (В этот момент солнце стояло под углом 45 по отношению к горизонту, отражение света было слабее и лед казался значительно прозрачней.) Подо льдом детали в виде каких-то балок как бы продлевали объект в продольном направлении. Наварра и его спутник обмерили шагами корпус, который оказался длиной сто двадцать пять – сто тридцать пять метров. В своей книге Наварра так описывает свои размышления, когда объект оказался перед ними: "Что это может быть на такой высоте в центре пустыни? Развалины какого-то строения, церкви, какой-то сторожевой крепости или обычного дома, о которых не сообщалось ни в одном из преданий, которые никогда не видел, проходя мимо этого места?" Наварра думал даже, что балки могут быть остатками потерпевшего катастрофу самолета, однако, как он справедливо замечает в своей книге, в конструкции самолета деревянные балки таких размеров никогда не применялись. Дальше он пишет: "Я должен был признать: то, что я видел, было не чем иным, как остатками ковчега". Согласно его заключению, он через прозрачный ледяной покров видел балки корабельного корпуса или киля; располагавшиеся выше части конструкции за многие тысячи лет, вероятно, были с корпуса снесены.

Наварра обратил внимание также на то, что лежавшие подо льдом мощные балки вполне могут быть частями, деталями громадного корабля. Но, поскольку срывавшиеся все время с высоты большие и маленькие каменные обломки скал делали исследования в данный момент опасными и затягивали дело, Наварра решил провести как можно более точную рекогносцировку находки, с тем чтобы позже еще раз вернуться сюда и уже как следует обследовать эти прозрачные тени подо льдом.

Последующее восхождение через год опять не дало результатов. В сопровождении кинооператора он достиг того же места в горах, однако приступы головокружения принудили его спуститься. Но все-таки ему удалось сфотографировать объект, вмерзший в лед, только снимки, понятно, оказались не очень убедительными.

В 1955 году с женой и тремя сыновьями он вернулся в Турцию в качестве туриста. Однако единственной целью путешествия было восхождение на Арарат. Причем он хотел в качестве вещественного доказательства принести с горы какой-нибудь кусок конструкции ковчега. Время для этого казалось подходящим – 1955-й был геодезическим годом, когда таяние ледников проходило наиболее интенсивно по сравнению с предыдущими десятилетиями.

Очень осторожно, в сопровождении своей семьи, приближался Наварра к цели путешествия, чтобы не вызвать напрасных кривотолков о намерениях. (Ни один восходитель на Арарат никогда не вел с собой жену и детей в этом опасном мероприятии, кроме того, иностранным путешественникам въезд в Восточную Турцию был тогда запрещен.)

Так тихо, без происшествий добрался он до озера Ван, находившегося в запретной зоне. Далее зигзагом, для отвода глаз – до города Эрзерума, расположенного возле самого Арарата (используя свою визу в Иран, поскольку этот город был как раз по дороге в эту сторону). Неподалеку от Догубейяцита семья сняла квартиру в Каракезке. Таким образом, они обеспечили себя вполне подходящим стартовым лагерем, из которого, приветливо раскланиваясь, он проезжал мимо полицейского поста по дороге к западным отрогам Арарата. И когда все к нему привыкли, он со своим младшим девятилетним сыном Рафаэлем начал восхождение на вершину. Припасы они несли сами. Таким образом, их первая цель была достигнута без официального разрешения.

Задачей этой мини-группы было "найти ковчег", взять какой-нибудь памятный кусок с этого легендарного корабля и увезти его за границу. Все то, что они пережили за четыре дня и ночи на Арарате, – преодоление ущелий, камнепад, тринадцать часов пребывания в ледяной пещере, снежный буран – лишнее доказательство того, что Арарат по праву носит имя Агри Даби – "Гора боли". Итак, после прекращения снегопада и освобождения небосклона от облаков Наварра забрался на возвышение возле кромки ледника, под которым в прошлые свои экспедиции он, как ему казалось, видел ковчег. На этот раз лед был разбит глубокими – до десяти метров – трещинами, достигавшими потока талых вод под интенсивно таявшим ледником. Наварра опять увидел во льду линии, напоминавшие "балки", которые он сфотографировал в прошлый раз. Но туг у него внезапно возникло сомнение: а не моренная ли это гряда подо льдом? Может, он сфотографировал куски вулканических пород, а не детали Ноева ковчега?

Сын оторвал его от нелегких размышлений и предложил отбить куски для образцов горных пород. Наварра, последовав его совету, спустился по веревочной лестнице в ледниковую трещину. И туг убедился воочию, что под моренным наносом находятся деревянные балки, явно обработанные руками человека. Он попытался вытащить хотя бы одну из подтаявшего льда, но оказалось, что она каким-то образом основательно закреплена. С большими трудностями он все-таки освободил балку и вытащил наверх примерно полуметровый ее кусок. Этот успех улучшил его настроение, и он был абсолютно уверен, что нашел кусок самого древнего корабля на планете. Полдела вроде сделано. Но как доставить деревянную балку вниз и вывезти ее за рубежи Турции? Он решил распилить кусок балки на три части и запаковать их отдельно друг от друга.

У подножия горы их задержали солдаты, попросившие вытряхнуть рюкзаки. Особый интерес у них вызвала фотокамера (приносить их на Арарат было тогда запрещено). Они просто хотели сфотографироваться, а кусками ковчега не заинтересовались, приняв их за дрова. Эти "дрова" контроля избежали, но Наварра должен был объяснить, почему без разрешения находится в запретной зоне. В последовавшей затем довольно дружеской беседе с комендантом никаких осложнений не возникло.

Уже на пути во Францию Наварра с семьей посетил Египет, где предложил исследовать деревянные куски с Арарата в археологическом отделе Национального музея в Каире. Он узнал, что древесина имеет возраст около пяти-шести тысяч лет, эксперты египетского министерства сельского хозяйства предположили, что росло это дерево примерно в 5000 году до рождества Христова, и специалисты министерства высказали мнение, что это дуб, ставший за долгие годы пребывания в воде черным. Следует заметить, что древесину, упоминаемую в Библии как материал, из которого Ной построил ковчег, современные ученые классифицируют как белый дуб. Ну и поскольку в радиусе 1000 километров белый дуб не встречается, следует предположить, что корабль, построенный из такой древесины, был сделан на значительном расстоянии от Арарата и только потом на волнах всемирного потопа приплыл туда. Позже измерения с помощью радиоуглеродного метода, проведенные в университетах Бордо и Мадрида, подтвердили возраст древесины – от четырех до пяти тысяч лет; но исследования в Калифорнийском университете показали, что древесина эта моложе, ей только 1250 лет, и наконец, в университете в Пенсильвании определили, что древесине этой около 1500 лет!

Однако следует иметь в виду, что определение возраста древесины и других органических материалов методом С-14 дает только приблизительные данные, ведь углерод не всегда распадается точно за одно и то же время. Применяемые сегодня методы датировки значительно усовершенствованы и включают в себя атомнофизические и палео-магнитные исследования, спектральный анализ, калиевые и аргоновые, а также термолюминесцентные методы. Было бы очень интересно обследовать эту балку современными методами, чтобы установить поточнее ее возраст…

В 1965 году Наварра, прославившись своими открытиями, вернулся в те места, где он обнаружил ковчег. Каждый раз он привозил оттуда новые фрагменты своей находки, но никогда так никому и не открыл тайну местонахождения корабля. Некоторые исследователи и писатели, занимавшиеся проблемой Ноева ковчега, пытались даже уличить Наварру в том, что он якобы привозит на Арарат из Испании куски древней древесины и их там "находит"!

В одной такой экспедиции в 1968 году в качестве проводника принимал участие упоминавшийся выше Ахмед Али Арслан, о Наварре и его исследованиях у него сложилось самое благоприятное мнение, он считал его опытным, мужественным горновосходителем и большим знатоком проблемы Ноева ковчега.

Эта экспедиционная группа пробыла на Арарате около двух недель, и когда они были вблизи озера Кюп, произошел до сих пор необъяснимый инцидент.

Рассказывает Арслан: "Он не сказал, куда пойдет. И когда через несколько часов он не возвратился, я забеспокоился. Значит, думал я, что-то случилось, хотя он был очень опытным альпинистом. Может быть, упал со скальной стенки или провалился в ледниковую трещину и лежит теперь либо мертвый, либо тяжело раненный? Но через некоторое время он наконец возвратился, но не сказал, где был и что делал. Я не понял, что он сказал своему переводчику. Когда я его пытался расспрашивать, то ответа не получил…"

Хотя на склонах, покрытых снегом и льдом, выше границы леса нередко можно найти куски древесины, однако это не что иное, как щепа, остатки дров, которые альпинисты в те времена тащили с собой на вершину. Их ни в коем случае нельзя уподоблять обработанным деревянным балкам, используемым для сооружения кораблей. Курдские и турецкие горновосходители находили такие балки в непосредственной близости от вершины горы. Но обычно никто из них не говорил ничего о своих находках (за исключением, может быть, Рашида, который, однако, рассказывал о целом корабле, а не о кусках древесины), поскольку они знали, что на Арарате лежит большой корабль.

Исмаил Вурал, бывший владелец прядильни в Аралике на северо-восточной стороне Арарата, прожил всю свою жизнь в этом районе. Его солидный возраст позволил ему оценивать даже события, имевшие место в этой местности во время первой мировой войны. Очень хорошо помнил он и событие, происшедшее в 1939 году вблизи вершины Арарата. В 1985 году об этом с ним беседовал доктор Арслан.

Вопрос. Когда и почему решились вы на восхождение на Арарат?

Ответ. Это было в 1939 году. Солдаты отрабатывали здесь ведение боя в горах. На вопросы местных жителей, добирались ли они до вершины, они отвечали, что да, побывали и там. Чему вообще-то никто не поверил. Мой дядя как-то с одним своим односельчанином попытались забраться на вершину и потом рассказывали, что их почти у самой вершины застиг сильнейший ураган, не позволивший идти выше. Люди говорят, что тайны своей горы Ной бережет очень строго.

Вопрос. У вас было другое мнение?

Ответ. Да. Я пытался своим друзьям доказать, что они, возможно, ошибаются. И мы сумели уговорить офицера разрешить нам, нескольким жителям нашего городка, подняться вместе с солдатами на вершину. Сначала мы добрались до поселения Сардар Булак, а другая группа пошла на Малый Арарат. Когда мы были уже примерно в десяти метрах от вершины, я хотел где-нибудь на скале запечатлеть свое имя и дату моего подвига, но не нашел карандаша. Как раз в этот момент я заметил торчавшую из снега балку длиной примерно три метра.

Вопрос. Что она из себя представляла?

Ответ. Она была обработана, имелись следы топора, квадратного, довольно большого сечения. На ней были пазы для соединения с другими балками. Осмотревшись вокруг, других балок я не увидел. Возможно, они основательно были засыпаны снегом.

Вопрос. Не подумали ли вы, что это детали Ноева ковчега?

Ответ. Тогда – нет. Я говорил себе: "О Аллах! Это наверняка не мы сюда затащили. Что за глупый носильщик придумал тащить сюда балки?" Только мельком я подумал о ковчеге. Позже я слышал от других горновосходителей, что подо льдом лежит еще много балок. Потом еще кое-что поели из своих припасов, обтерли снегом лицо, руки и грудь. Мы ведь стояли на святой земле.

Вопрос. А что потом сделали с этой балкой?

Ответ. Годом позже некоторые мои друзья опять ее находили, но оставили на месте. А еще годом позже пришли французские горновосходители, которые, как потом сообщали наши газеты, нашли куски дерева. Я, правда, не знал, те ли это деревяшки, которые находили мы, или нет.

Вопрос. Почему вы не рассказали иностранцам о балке, которую нашли?

Ответ. Если бы они меня спросили об этом, я бы рассказал. Но они меня не спрашивали.

Вопрос. Верят ли люди, живущие вокруг Арарата, в Ноев ковчег?

Ответ. Не только я, но все люди из городов и деревень в это верят. Наши прадеды и прапрадеды тоже в это верили. Я своему сыну об этом рассказываю. Арарат – это святая гора, на которой возле самой вершины лежит Ноев ковчег; и он там будет лежать всегда, ибо такова воля Аллаха. Это тайна горы, и гора ее оберегает.

Многие из прежних и нынешних жителей деревень, расположенных на склонах Арарата, утверждают, что видели и даже трогали ковчег. Но до прессы эти сообщения не доходили, поскольку люди по религиозным соображениям, из боязни наказания Богом старались все, связанное с ковчегом, сохранять в тайне. Упоминавшийся уже армянин Хагопян, родившийся возле озера Ван, только в 1970 году, когда мировая пресса стала уделять много внимания экспедициям за Ноевьм ковчегом, рассказал о своей находке.

Вполне понятно, что одному такому очевидцу трудно верить, если событие произошло более чем полвека тому назад и связано с таким таинственным делом. История, рассказанная Хагопяном своему другу, дошла до исследователей Э. Каммингса, Е. Ли и Р. Нообергена. Они встретились с Хагопяном и беседовали с ним. Хагопян откровенно и обстоятельно поведал о впечатлениях своего детства, связанных с ковчегом. А потом почти полтора года повторял и уточнял свою историю в целой серии интервью и давал необходимые указания художнику и фотографу Е. Ли при выполнении им эскизов и рисунков изучаемого объекта.

Ему было восемь лет, рассказывал Хагопян, когда в 1908 году дядя взял его с собой на гору. Их дорога пролегала мимо Аорской пропасти и могилы святого Якоба. Когда дорога стала круче, дядя тащил его на закорках до большой скалы, возвышавшейся над расселиной. На этой скальной площадке они разглядели какой-то предмет, очень похожий на большой корабль, частично покрытый снегом. Какие-то похожие на окна отверстия были на боковых стенках, а на крыше имелась дыра. Хагопян сначала подумал, что это какой-то дом, сооруженный из камня, но потом, после разъяснений дяди, понял, что они наткнулись на ковчег, внешний вид которого ему много раз описывали до этого другие люди. Дядя поднял мальчика, чтобы он мог потрогать крышу ковчега. При этом, успокаивая его, он сказал: "Ты не бойся, это же святой корабль, людей и животных здесь нет. Они давно его покинули". Хагопян взобрался на крышу, очень ровную и гладкую, встал на колени и поцеловал ее.

Когда они стояли возле ковчега, дядя выстрелил в его боковую стенку, но пуля отскочила, как от каменной стены. После этого он попробовал ножом отколоть кусочек деревяшки, но безуспешно. Почти два часа они были около ковчега, как следует его рассмотрели и, съев свои припасы, отправились домой. Когда же Хагопян, вернувшись в деревню, рассказал своим приятелям о том, что видел, они, совсем не удивившись, ответили, что тоже его видели.

Хагопян умер в 1982 году. Не умея обращаться с географическими картами, он так и не смог показать место, где он видел ковчег. Но тем не менее он всегда уверенно говорил, что, если бы ему удалось опять попасть на Арарат, он легко довел бы поисковую группу до ковчега.

Некоторые подтверждения рассказа Хагопяна имеются в сообщении об обнаружении кораблеподобного предмета бывшим лейтенантом Швингхаммером.

В 1983 году Швингхаммер попросил одного художника нарисовать виданный им корабль с его слов, поскольку он хранил в памяти его внешний вид. Другой художник, Э. Ли, сумел набросать со слов Хагопяна эскиз этого древнего корабля. Причем Швингхаммер и Хагопян друг с другом знакомы не были.

По просьбе Ч. Берлица Швингхаммер прислал ему копию этого эскиза, и в то же время по почте автор получил рисунок по версии Хагопяна и Ли. Эти два образа ковчега оказались почти идентичными: корабль был изображен в одном и том же ракурсе на скальной плоской плите на краю крутого откоса, внешний вид его был подобен большой лодке прямоугольной формы. Когда Швингхаммер увидел второй рисунок, он сказал: "Он выглядит совсем так, как видел его я. Угол, под которым объект расположен по отношению к откосу, тот же, и положение корабля совершенно одинаковое. Различие только в том, что я на объекте не видел никаких окон". Это несовпадение легко объясняется тем, что один очевидец видел ковчег с земли, а другой с самолета.

Вполне вероятно, что Швингхаммер вел свои наблюдения на северо-восточном склоне Арарата, где ковчег видели также Хагопян, Наварра и другие. Швингхаммер, не упоминавший Аорскую пропасть и никогда ее не видевший, подлетал к Арарату с юга и облетал вершину горы по часовой стрелке в направлении восток и северо-восток на траверсе вблизи ледника Паррота над Аорской пропастью.

Интерес общественности к проблеме поисков ковчега был основательно подогрет в последние годы из-за постоянно увеличивающегося объема публикаций в газетах, журналах, специальных популярных книгах, где на страницах довольно широко освещался спор о существовании ковчега на горе Арарат. Сами научные общества, которые долгое время воспринимали сообщения о ковчеге с издевательской ухмылкой или с непробиваемым скептицизмом, стали вновь проявлять интерес к сооружению, которое, возможно, лежит на Арарате. Нынешний научный редактор газеты "Нью-Йорк таймс" В. Сулливан в одной из корреспонденций писал, что Арктический институт Северной Америки, являющийся "самым серьезным институтом полярных исследований в США", решил оказать всемерную поддержку экспедиции на Арарат по извлечению из-подо льда и снега на высоте 4600 метров предположительно "пятьдесят тонн обработанных балок". Далее в заметке говорилось, что Наварра нашел эти балки, но не уточнялось, что они могут быть деталями ковчега, автор тем самым надеялся вновь пробудить интерес науки к свидетельствам о том, будто вблизи вершины Арарата находится какое-то очень большое "сооружение".

Интерес к ковчегу в международном масштабе год от года привлекал в Догубейяцит все больше людей: исследователи, горновосходители, члены религиозных групп, археологи, журналисты и туристы искали с большим или меньшим энтузиазмом сам ковчег – или, наоборот, доказательства невозможности его существования. Обычно они прибывают сюда каждый год в конце лета, во время интенсивного таяния ледников, и располагаются в окружающих Арарат городах – Догубейяците, Игдире, Аралике и Аоре, которые сегодня открыты для всех желающих.

В последнее время все, кто горит желанием найти ковчег, стали договариваться заранее о конкретных целях экспедиций, проведение которых всегда зависит и от получения разрешения на восхождение, и от политической обстановки.

Археологическая организация "Поиск" информировала в одном из своих докладов о том, что, по расчетам Арктического института Северной Америки, в указанном районе надо будет переместить около 900 000 кубических метров льда и щебня. На предварительные поисковые мероприятия, по ее расчетам, понадобится 300 000 долларов, а для непосредственных работ по удалению моренных наносов с объекта потребуется еще 1 миллион. Для этого непременно нужны будут высокопроизводительные, мощные машины, транспортировка которых на место работ будет производиться вертолетами.

Известный эксперт по воздушным перевозкам Л. Мак-Коллум еще в 70-е годы разработал план для определения местонахождения ковчега с воздуха и использования летательных аппаратов в качестве вспомогательных средств при землеройных работах. Л. Мак-Коллум, будучи руководителем авиационного ведомства по чартерным перевозкам грузов, сам высококлассный пилот, высказал свою готовность провести поиск ковчега с воздуха, даже если он лежит в пропасти подо льдом и снегом араратского ледника. В его плане предусматривались состав специалистов и необходимые материалы, а также тип вертолетов для высотных полетов к предполагаемому месту нахождения ковчега, что дает значительную экономию времени. Причем доставить вертолет в Турцию можно будет фрахтовым самолетом ДС-7.

В свое время, ожидая разрешения турецких властей на проведение работ на Арарате, Мак-Коллум сумел заинтересовать тогдашнего президента США Р. Никсона своим планом поисков и изучения Ноева ковчега!

Позднее в одном из интервью он подробно изложил основные положения своего плана, которые были опубликованы в известной книге Д. Баслигера и Ч. Селлиера "В поисках Ноева ковчега". Согласно этому плану, должен был использоваться вертолет Белл 47G3B-1, на котором можно транспортировать по полтонны материалов и людей для доставки на ледник Арарата. С помощью машин кернового бурения будет установлено, где погребен ковчег и контуры его положения. А затем уже можно будет в пределах этого контура производить бурение скважин для поисков следов животных, костей и, возможно, остатков продовольствия.

Далее планировалось пробить во льду тоннель к ковчегу, благодаря чему исследователи смогли бы вести свои работы по изучению корабля при постоянной температуре и были бы защищены от камнепадов и обрушения ледяных глыб.

Мак-Коллум не дожил до осуществления своего необычного проекта. Без сомнения, этому основательно мешали официальные протесты СССР против активизации каких-либо работ возле границы Армении. Такое отношение советских властей к поисковым и исследовательским работам по данной проблеме существенно отличается от довольно результативного и активного участия российских граждан в поисках ковчега, сыгравшего в свое время большую роль в этих исследованиях: восхождение на Арарат Паррота и Абика (1840 и 1845 годы), полеты российских военных летчиков и исследовательские экспедиции военных отрядов, отправленных на Арарат российским царем Николаем II в 1916-1919 годах, и наконец, обнаружение ковчега советскими летчиками на вершине Арарата во время второй мировой войны.

Советские власти абсолютно не интересовались поисками предмета, подтвердившего бы истинность христианской легенды, ведь это способствовало бы укреплению религиозных верований в СССР. Этим, пожалуй, объяснялось и тщательное замалчивание нашей прессой любых достижений в области исследования этой проблемы – в области "ковчеговедения".

ПОТОПЫ, ЗАЛИВАВШИХ ЗЕМЛЮ

Мифы и легенды о всемирном потопе и об одном единственном человеке, сумевшем пережить этот потоп на каком-то ковчеге или корабле (а в легендах – и каким-то другим образом) со своей семьей и многочисленными животными, описывают события, произошедшие девять тысяч лет тому назад, то есть в то время, когда отмечалось интенсивное таяние ледников во всех регионах Земли. Предания многих народов представляют различные версии этой легенды из раннего периода истории человечества. Мы до сих пор еще не знаем, как долго существовал человек разумный (тем более что новые находки археологов и палеонтологов уводят нас во все более древние времена) до того, как чудовищная катастрофа основательно изменила лик Земли и ее обитателей.

Традиционные мифы и легенды многовековой давности позволяют предположить, что когда речь идет о глобальной катастрофе, о всемирном потопе, то скорее всего следует иметь в виду в одно и то же время произошедшие локальные потопы, пожары и землетрясения. Существует гипотеза, согласно которой столкновение с каким-то небесным телом или внезапное и интенсивное сползание и таяние ледников, полярных льдов привели к тому, что планета сместилась со своей траектории, горные системы на поверхности Земли переместились и целые материки были поглощены океаном. В доисторических мифах этот катаклизм часто представляется как причина гибели всех людей и животных за исключением тех, кто уплыл в ковчеге или каким-то еще образом избежал гибели. В большинстве преданий упоминаются некие избранные герои, предупрежденные Богом или другими божествами о гневе небес и о неизбежной гибели всего человечества. Им поручалось построить корабль до того, как Землю зальет вода, а потом, когда вода спадет, следовало сойти с корабля и вновь заселить землю. Мы знаем более шестисот вариантов этого мифа, распространенного среди племен и народов всего мира. В некоторых вариантах мифа встречаются указания на то, что катастрофа может повториться. Имя Ноя известно и в древнееврейском, и в языках христианских и мусульманских народов.

История всемирного потопа и Ноева ковчега занимает в Библии почти столько же места, сколько сотворение мира, история Адама и Евы, описание рая и т. д., вместе взятых. Это, вероятно, связано с тем, что процесс сотворения мира и рая дается в общем без детализации, в то время как события, связанные со всемирным потопом, описаны значительно подробней, создается даже впечатление, будто эта история изложена очевидцем…

В этом месте в Библии впервые приводятся довольно точные размеры, описания, а также указания времени и места. Кроме того, много говорится о конструкции спасительного корабля и о грузе, каковой поместили в ковчег. Точные данные о длине, ширине, высоте и форме ковчега позволяют современным исследователям опираться на них при поиске и пересчитывать их на современные меры измерения.

Великий математик и ученый Исаак Ньютон на Арарате никогда не бывал, но в одном из своих расчетов он приводит данные о том, что ковчег мог быть длиной сто восемьдесят четыре, шириной двадцать шесть метров, а между килем и верхней палубой было около пятнадцати метров, без груза ковчег весил 18 230 тонн!

Самые новые археологические данные ясно показали, что христианско-иудейское и исламское изложение событий всемирного потопа исходит из преданий народов, населявших Ближний Восток: шумеров, вавилонян, ассирийцев, древних египтян и других. Эти факты впервые стали известны в конце XIX века, когда были расшифрованы клинописные таблички с некоторыми указаниями на всемирный потоп. Клинописные глиняные таблички после нанесения на них текста подвергались обжигу и становились вечными, их не уничтожило ни время, ни влага, ни жара, ни холод. Однако письмена древнего Востока оставались загадочными, поскольку с падением Вавилона, Ассирии и Персии был потерян секрет их языка.

Исчезли с лица Земли дворцы и храмы, на месте некоторых каменных монументов остались только большие кучи битого кирпича и осколков камней, а также, к счастью, глиняных табличек: раскопки вблизи руинных холмов помогли открыть тысячи таких письменных документов, свидетельств о давно прошедших эпохах. Никто не знал, что могут означать клинописные знаки. Расшифровка некоторых надписей убедительно показала тесную связь клинописных текстов с историей всемирного потопа. Здесь уместно привести один замечательный случай.

Еще в викторианские времена английские ученые уделяли много внимания археологическим раскопкам великих городов древности. Один молодой английский филолог занялся расшифровкой клинописных текстов, к сожалению, на разломанных табличках, которые были специально присланы в Британский музей для дешифровки. В ходе этой работы он решил, что, вероятно, смысл текста будет легче определить, если знать, в зависимости от обстоятельств, его последующее содержание. Так он сравнительно легко расшифровал хорошо знакомую историю потопа абсолютно идентичной основной .табличкой. Но он не смог перевести весь текст до конца, так как в его распоряжении была только часть таблички, другая ее часть, вероятно, оставалась засыпанной песком, где-то возле древней Ниневии…

Это открытие было сенсацией, поскольку до сего времени предполагалось, что история о Ное и всемирном потопе, как она известна из христианско-иудейских текстов, представляет собой единственную исходную версию. В связи с этим интерес общественности к этому возрос настолько, что лондонская "Дейли телеграф" снарядила экспедицию, благодаря чему Г. Смит – а именно так звали молодого человека – смог поехать в Ниневию, где совершенно невероятным образом ему удалось раздобыть второй кусок таблички и сделать полный перевод расшифровываемого текста.

Оказалось, что перевод Г. Смита есть не что иное, как часть литературного произведения, которое ныне известно под названием "Эпос о Гильгамеше". Копия этого труда находилась в библиотеке царя Ашурбанипала в его дворце в Ниневии. Речь в нем шла о Гильгамеше, одном из шумерских героев и полубогов, который фигурировал не только в шумерской, но также и в вавилонской и ассирийской мифологии, где в одной из глав описывается его путешествие в подземный мир в поисках возможности вечной жизни. Там он встретил Ут-Напиштима, шумерского Ноя, который рассказал ему историю всемирного потопа и описал, как он, УтНапиштим, сумел пережить этот потоп, как пришлось соорудить большой корабль, в котором ему с его семьей и друзьями, а также различными животными и растениями земли, "семенами жизни", удалось спастись во время страшного всемирного потопа.

Смит напряженно продолжал свой труд по расшифровке надписей на шумерских табличках, пока в возрасте шестидесяти трех лет не умер, переутомив свой мозг и подорвав окончательно свое здоровье. Его успех был оплачен ценой собственной жизни, зато он мог сказать; "Я первый человек, который сумел расшифровать тексты, пребывавшие в полном забвении около двух тысяч лет".

Другие плитки (ожидавшие расшифровки в Британском музее) дали еще больше сведений о ковчеге. Стало ясно, что история о всемирном потопе была широко распространена по всем странам Ближнего Востока и рассматривалась как исторический факт, хотя главное действующее лицо этой истории (Ной) носило другое имя.

Вавилонский жрец и летописец исторических событий Бероссус писал, что человек, переживший потоп, имел имя Ксисутрос, по-вавилонски Зиусудра, и стал после потопа основоположником царской династии. Этот Ксисутрос получил указание построить корабль, на который кроме своей семьи он должен был погрузить также своих друзей, различных животных и необходимые запасы. С характерным для летописцев вниманием к древним архивным ценностям Бероссус присовокупил, что бог Хронос (это имя фигурирует в греческой мифологии: Хронос – отец громовержца Зевса, а также Хронос – последний царь древней Атлантиды) поручил Ксисутросу собрать все записи о событиях того времени и закопать их в тайнике в городе Сиппаре, откуда после потопа царь со всей своей свитой смог бы их извлечь и прочитать.

Другая ассирийско-вавилонская версия пережившим потоп называет Убаратуту, или Кхасистрата, и, описывая корабль, представляет его размеры: длина шестьсот, высота шестьдесят и ширина шестьдесят локтей. Эти необычные, очень большие размеры могут быть объяснены тем, что основаны на вавилонской системе единиц, которая исходит из двенадцати единиц в основной группе цифр, как это принято и сейчас в измерениях времени, а также в раде других измерений во многих странах, в частности в англоязычных.

И еще в одной версии ковчегу приписываются сверхогромные размеры: вероятно, потребовалось немало места для животных. В месопотамских версиях находим также и другие имена героев, а некоторые легенды утверждают, что ковчег "причалил" на горе Низир, в то время как другие называют местом причала Урарту (ныне Армения), а именно Горденскую горную цепь. Последнее подтверждает араратский вариант, поскольку Арарат – самая высокая и заметная гора Армении.

Люди, проживавшие вокруг Арарата, будь то горожане или кочевники, давали своим городам и деревням названия, напоминавшие о всемирном потопе. Нахичевань, расположенная в Армении, означает не что иное, как "место причаливания", а Эчмиадзин, в монастыре которого находятся мнимые части ковчега, означает "спуск" или "тот, кто спустился". Аора означает "виноградная лоза приживается" и может служить доказательством того, что Ной, после того как сошел с корабля, посадил лозу. На стороне горы, обращенной к Ирану, имеется город с названием Теманин, что значит "восемь", свидетельство того, что спасшихся после потопа было восемь (Ной и его семья). Одна деревня приблизительно в тридцати километрах от Арарата, вблизи от "засыпанного" ковчега, называется Мехшер, или "страшный суд". Это ясный намек на расправу, которой подвергся весь люд. И когда исследователь Д. Фасольд попытался набросать эскиз засыпанного ковчега, он наткнулся поблизости от холма на деревню с названием Каргаконмац, что означает ни больше ни меньше как "ворон не хочет причаливать" – намек на ворона, вернувшегося на ковчег, так как он не нашел ни клочка суши.

Один источник на северо-восточных отрогах Арарата напоминает нам о неутомимых поисках святого Якоба, когда ему пришлось неоднократно карабкаться на гору. Вода этого источника накапливается из родника, который чудесным образом появился там, где святой приклонил свою усталую голову на привале. Место, где Ной высаживал из ковчега животных на сушу, люди указывают до сих пор.

То, что история ковчега в общеизвестном варианте появилась еще раньше в различных добиблейских месопотамских литературных источниках, доказывает куда большую давность этого события, нежели ранее предполагалось. Они древнее всех других исторических источников, известных до сего времени науке. Благодаря расшифровке клинописных глиняных табличек – более чем за сто лет до нас – мы узнали, что народы Ближнего Востока владеют различными версиями одного и того же события.

Воспоминания о мире до всемирного потопа – своеобразная историческая традиция наследования. Царь Ассирии Ашурбанипал, из библиотеки которого почерпнуты основные материалы для перевода легенды о всемирном потопе, должен был в какой-нибудь беседе со своим придворным непременно вынести суждение об этой древней легенде и о допотопном мире:

"Там, далеко, в пустыне когда-то стояли большие богатые города, и хотя они исчезли до последней ограды, их языки все же сохранились на наших плитках-табличках…"

Были ли библейские описания событий всемирного потопа несколько переделанными вариантами легенд, появившихся у человечества тысячи лет тому назад? Возможно, что Авраам в Уре слышал об этом, а может, иудейские ученые, будучи в неволе в Вавилонском царстве, познакомились с ними и переработали, приблизив их частности к характеру и обычаям иудейского племени, можно также предположить, что Моисей, составитель Торы, а также Библии, слышал еще в Египте о всемирном потопе. Вполне возможно, что и Магомет, описывая в Коране бушевавший когда-то потоп, использовал первоисточники, которые включали в себя доисламские сведения, пришедшие из прибрежных районов Аравийского полуострова. Таким образом, имеется достаточно указаний на то, что люди во всех странах Земли сохраняют в памяти события, связанные с катастрофой, разразившейся на всей планете. Причем эти описания всемирного потопа живут в традициях племен и народов, которые даже не знают о существовании друг друга. В греко-римских преданиях были Девкалион и Пирра, которые со своими детьми и определенным количеством диких и домашних животных спаслись в ящикоподобном корабле. А после того как этот корабль причалил к Парнасу, они заселили Землю вновь согласно завету богов, причем, когда они спускались с горы, вслед им боги кидали камни, которые, попадая в них, делали из них мужчин и женщин в зависимости от того, бог или богиня бросили камень.

В раннеиндийских эпосах, "Пуране" и "Махабхарате", мы находим пережившего катастрофу Ману и семерых его спутников (опять восемь человек). Бог Вишну в образе какой-то громадной рыбы (к счастью, с большим рогом на голове, к которому можно было привязывать канат) протащил по волнам потопа корабль к горе Химавер в северной Индии.

В Египте существовали две версии одной и той же истории, повествовавшей о великом потопе на Земле (не о ежегодном паводковом разливе Нила). Одна из версий представляет события в виде сказки. Кошачьи богини Баст и Сехмет были посланы богами на Землю для того, чтобы уничтожить человечество. Баст и Сехмет принесли с собой катастрофы и кровавые побоища, но по какой-то примете боги вскоре узнали, что их никогда больше не будут почитать, если не останется в живых ни одного человека. Поэтому они превратили воду в пиво, и когда кошачьи богини его попили, то заснули, забыв про данное им богами поручение.

Во второй версии говорится о коптском летописце Масуде, жившем в городе Стиле, который писал о прадинастическом царе Суриде, предсказавшем, что во всем мире произойдет всемирный потоп и пожары, когда солнце будет находиться в центре созвездия Льва. Поэтому он приказал построить две громадные пирамиды Куфу (по-гречески – Хеопса) и Кафра (Хефрена) и распорядился на их стенах выгравировать на камне все о тайных науках, "о движении небесных тел в космическом пространстве и обо всем, что касается арифметики и геометрии… что послужит богатым материалом для тех, кто когда-нибудь захочет все это постичь".

0|1|2|3|4|5|6|7|8|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua