Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий По следам морского змея

0|1|2|3|4|

Какие же факты изложили в своих показаниях этидва человека?

Утром 13 сентября Текс Геддс собрался отправитьсяв море на маленьком корабле, чтобы половить макрель,когда заметил сидящего на скале мистера Гэвина, кото-рого весьма ценил за его умение рыболова. Он спросилего, не желает ли тот составить ему компанию, на чтоГэвин с восторгом согласился. Море было тихое и спо-койное, и видимость была отличной на несколько ки-лометров вокруг. Так что не следует удивляться, что двакомпаньона по рыбалке сперва заметили китовую аку-лу, потом стаю косаток, а затем и нечто гораздо менеезнакомое.

Сперва Гэвин приметил черноватое пятно на по-верхности воды примерно в 3 километрах от места, гдеони рыбачили, и указал на него Тексу Геддсу. Хотяпредмет и находился совсем рядом с тем берегом, гдеони недавно видели косаток, Геддс ни на секунду недопустил мысли, что речь идет об одной из них, таккак у этого объекта и форма, и поведение были совсемдругие.

«Сначала, — объясняет он, — оно выбрасывалотучу воды и каждый раз оставалось несколько минут наповерхности. Когда это нечто, как показалось, поспе-шило к нам, мы оба поднялись, чтобы получше его раз-глядеть. Я не могу точно вспомнить, на каком расстоя-нии я услышал его дыхание, но я точно уловил его еще

до того, как смог уверенно определить, что предметдействительно живое существо. Оно двигалось не быст-ро, может быть, со скоростью три или четыре узла (5—7 км в час). Вскоре мы смогли даже различить дваобъекта, один гораздо крупнее, чем второй, и сталистроить различные предположения, что бы это моглобыть. И каков же был наш ужас и изумление, когда этонечто приблизилось к нам: ведь то, что неторопливоплыло в нашем направлении, было совсем как адскоечудище доисторических времен!

Голова его была совершенно «рептильной», с ог-ромными выпученными глазами. Она поднималась навысоту примерно семьдесят пять сантиметров. Не былоникаких видимых ноздрей, а большой красный рот, по-хожий на шрам, казалось, разрезал голову надвое и, повидимости, был украшен губами. Между шеей, котораябыла видна сантиметров на тридцать, и спиной созда-ния, которая поднималась очень круто вплоть до самойверхушки, было сантиметров шестьдесят промежутка, аспина возвышалась над водой на сантиметров девянос-то — метр двадцать, а затем постепенно снижалась на-зад. Я думаю, что мы видели часть спины размерами вдва сорок или три метра».

Окаменев, два человека смотрели, как к ним при-ближается странный зверь, пока он не остановился па-раллельно шлюпке, примерно в 20 метрах от них. Су-щество, не переставая, крутило головой из стороны всторону, озирая окрестности.

«…в профиль, — уточняет Гедцс, — голова казаласьокруглой и гораздо темнее, чем остальные части туло-вища, которые были покрыты чем-то вроде чешуи. Навершине спины возвышался ужасный гребень из зуб-цов… животное, казалось, дышало ртом, который регу-лярно открывался и закрывался, и на один момент, ког-да оно повернулось к нам, я смог бросить взгляд внутрьэтой красной пасти и увидел кончики зубов».

Еще Геддса поразило, что животное почти не под-нимается из воды ни когда плывет, ни когда ныряет ивсе это делает с удивительным изяществом.

«…оно изгибало шею и окунало голову в воду: тацеликом исчезала, и затем, почти без ощутимого дви-жения туловищем, оно уже скользило под водой кактюлень… Через несколько секунд голова выныриваласнова и вытягивалась из воды до тех пор, пока не появ-лялось тело».

Во время одного из этих выныриваний оба человекаясно разглядели большую заднюю часть, которая рань-ше всегда оказывалась под водой, но они не смоглиопределить, было ли это чем-то вроде плавника, ластаили лапы.

«И только когда оно удалилось от нас, — говоритГеддс, — мы смогли увидеть туловище существа шири-ной от метра двадцати до полутора метров, сужающеесяна краях до того, что оно становилось почти столь жеострым, как лезвие на уровне позвоночника».

Описание, которое по просьбе доктора Бертона по-слал ему мистер Джеймс Гэвин, в целом подтверждаетверсию Текса Геддса и даже кое в чем ее дополняет.Маленькие расхождения, которые при этом прояви-лись, прекрасно объясняются, если вспомнить, чторечь идет о животном в движении, которое постоянното появлялось, то исчезало: скорее, они доказывают,что оба очевидца никак не сговаривались.

«На уровне воды туловище было от метра восьмиде-сяти до двух метров сорока длиною. Оно было в формекупола и поднималось до центральной вершины на вы-соту примерно в шестьдесят сантиметров. Спина былаукрашена серией треугольных игл, большинство кото-рых находилось на верхушке, и их величина уменьша-лась по мере приближения к воде. Эти иголки казалисьмассивными и твердыми — они не походили на плав-ники рыбы. Я видел животное только сбоку, но у меня

создалось впечатление, что поперечный отдел тулови-ща был по форме очень угловатым. Кроме скольжениявперед, я не заметил никакого движения.

Шея казалась цилиндрической, и ее диаметр былсантиметров двадцать. Она поднималась на тридцатьсантиметров впереди туловища. Я не смог разглядеть, гдеони соединяются: были видны лишь тридцать восемь-сорок пять сантиметров шеи. Голова походила на чере-пашью, с плоским змеиным гребнем, который перехо-дил в округлую морду. Размерами она была относитель-но велика — с ослиную. Я различил глаз, расположен-ный сбоку, тоже большой и круглый, как у коровы. Ког-да рот открывался, то казалось, что его обрамляют тол-стые сальные губы, и я даже мог видеть некоторое коли-чество наростов в форме буравчиков, торчащих из нёба.Голова и шея приподнимались на высоту шестьдесятсантиметров. Иногда они наклонялись вперед и погру-жались в воду. Затем они снова выныривали, огромнаяпасть открывалась и зияла (что заставляло думать о ка-кой-то большой дыне, прорезанной на четверть), а изнее вырывался весьма мощный мычащий свист, когдаживотное дышало. Через пять минут животное погрузи-лось, нырнув вперед, и мне кажется, что тогда я виделчто-то, следующее за туловищем. Много позже оно сно-ва появилось на поверхности метрах в четырехстах даль-ше по направлению к открытому морю, и я наблюдал заним, пока оно не исчезло вдали. (Я слышал толки, чтоэкипажи двух охотников за лангустами, которые рыба-чили к северу от Маллаига, точно так же видели этоживотное, к своему большому удивлению)».

В статье, посвященной этому делу в «ИллюстрейтедЛондон ньюс», доктор Бертон проиллюстрировал оченьподробные описания неумелыми рисунками, испол-ненными каждым из двоих свидетелей, и добавил ре-конструкцию, сделанную одним художником исключи-тельно на основе рассказа Текса Геддса. При виде пос-

леднего рисунка, явственно уклонившегося в сторонуфантастики, мистер Гэвин сказал, что туловище былопредставлено хорошо, только он сам не может выска-заться утвердительно насчет чешуи, и кроме того, голо-ва должна быть более похожа на черепашью.

Стоит подчеркнуть тот факт, что на рисунке Геддсазубчики гребня начинаются лишь после первой глад-кой области. Это дает основания предположить, чтоони, может быть, являются большими плоскими че-шуйками, уложенными по направлению книзу, как че-репица, а совсем не гребнем из треугольных чешуек,проходящих от края до края, как на реконструкции ху-дожника.

МОЖЕТЛИМОРСКОЙЗМЕЙОКАЗАТЬСЯГИГАНТСКОЙЧЕРЕПАХОЙ?

Ознакомившись с досье, которое было заведено назверя из Соай, доктор Бертон сперва едва не поддалсямысли, что два свидетеля просто видели «некую чере-паху-лютню необычных размеров». И в самом деле, этаогромная морская черепаха, самая крупная из всех,иногда летом заплывает в британские воды, и ее спина,покрытая тугой кожей, отмечена семью продольнымигребнями. По словам Бертона, «настоящие размеры са-мой крупной из черепах-лютней были всего лишь дваметра тридцать от начала до конца, но не слишком точ-ные отчеты говорят о длине и в три метра».

Немного поразмыслив, доктор Бертон решил, чтоточно так же, как в отношении размеров, есть еще мно-го других расхождений между описанием, данным это-му животному, и черепахами: особенно его спиннойгребень, явственно зубчатый, в то время как у черепахина кожистой спине нет никаких чешуек. Затем — удли-ненная и четко различимая шея, которая весьма кон-трастирует с коренастой и массивной шеей у черепахи-лютни.

Английский натуралист напомнил в своем очерке,что в течение ста пятидесяти последних лет трижды со-общалось о необычных животных в этих же водах и,говорит он, «все трое, кажется, имеют некоторое сход-ство с тем зверем, который обсуждается здесь». ДокторБертон, очевидно, имел в виду, во-первых, животное,которое видел в 1808 году среди прочих преподобныйМаклин в море у острова Колла; затем, того, котороговидели в 1872 году преподобные Туопени и Макрэ впроливе Слит, позже в Лох-Гурне они же плюс лордМакдональд, затем еще в Лох-Дюйхе — братья Алекс иФаркуар Макмилланы; и, наконец, того, которого на-блюдал доктор Фаркугар Матесон в Лох-Элше в1893 году. Но, по правде говоря, нельзя однозначноописать сходство, объединяющее этих животных со зве-рем из Соай.

<p><strong>ЛОВУШКА</strong><strong></strong><strong>ДЛЯ</strong><strong></strong><strong>ЗМЕЯ</strong>

В разные эпохи увлеченные змеем люди прилагаливсе усилия, чтобы выловить его всеми возможнымисредствами. Но даже в таких сравнительно небольшихозерах, как Лох-Несс и Оканаган, дело это оказалось непростым. Что же говорить о необозримых просторах иглубинах океана?

Одним из научных центров, одержимых идеей по-имки морского змея, является Скриппсовский институтокеанографии в Ла-Джолле, Калифорния. Его дирек-тор, доктор Роджер Ревел, в свое время считал, что, хотячисло сообщений о «нашем подопечном» заметно со-кратилось в последние десятилетия, наблюдать егоможно теперь уже и с нефтяных платформ, и с быстро-ходных судов и катеров. Просто ученые не ставят передсобой такую цель, считая все сообщения шарлатан-ством.

В Скриппсовском институте разработано нескольколовушек для крупных морских животных, известных и

неизвестных науке. Одна из таких ловушек сделана изалюминия в виде пирамиды с прямоугольным основа-нием. Огромное отверстие как бы манит любопытноеживотное заползти внутрь, а дыра повыше приглашаетзаплыть в пирамиду добычу помельче. Нагруженнаястальной плитой, прикрепленной к днищу, клеткасбрасывается в открытом море в воду и погружается,увлекая за собой наполненные бензином поплавки исигнальный буй. Тяжелое металлическое дно соединя-ется с клеткой эластичным тросом с магниевым зам-ком. Через определенное время, которого должно хва-тить для поимки животного, этот замок разрушаетсяпод действием коррозии, и клетка, внезапно освобож-денная от груза, увлекается поплавками на поверх-ность. Вместе с плитой ее днище теряет свою жесткостьи прямоугольную форму, захлопывается, и животное,оказавшееся в ней, становится пленником. На поверх-ности сигнальный буй, снабженный отражателем ра-дарных лучей, вымпелом и мигающим маячком, можетбыть быстро обнаружен.

Первые опыты были проведены с уменьшеннымпрототипом ловушки со стороной 1 метр 80 сантимет-ров. Чертежи модели вдвое большей были готовы к на-чалу 1959 года. Планировалось построить и еще болеепросторные ловушки, рассчитанные на самую крупнуюдобычу, в частности на гигантских лептоцефалов докто-ра Брууна, которые, как всякие уважающие себя угри,должны были охотно залезать в пустоты таких конст-рукций, как эти пирамидальные клетки.

Чтобы поймать животное действительно большихразмеров, вроде супергигантского кальмара или круп-ного морского змея, Джон Исааке предложил исполь-зовать плоскую сеть диаметром в несколько сотен мет-ров. К ее центру должен был крепиться балласт, а попериметру — поплавки. На заданной глубине балластсбрасывается, и устремившаяся к поверхности гиганте-

кая сеть в форме обратного парашюта должна была со-бирать попадающуюся по пути добычу, вплоть до самойкрупной.

Институт Скриппса не был единственным амери-канским научным заведением, которое лелеяло мечтупоймать морского змея. Хотя это многим казалось бес-смысленным занятием: как можно поймать что-нибудь,чего нет в природе? И все же это пытались делать самыесерьезные, с наилучшими репутациями люди…

15 октября 1958 года «Вема», океанографическоесудно Колумбийского университета, покинуло Нью-Йорк и отправилось в десятимесячное плавание с це-лью детального изучения морских глубин у западногопобережья Южной Америки и в южной части Атланти-ки. Из глубокой океанской впадины, тянущейся вдольберегов Перу и Чили, примерно в 320 километрах отЛимы, специальные сети скоро подняли с глубины5 тысяч метров четыре экземпляра неопилины, но вида,непохожего на тот, что был открыт экипажем «Гала-теи». (Экземпляр, пойманный в 1952 году датчанами,получил название Neopilina galathea, новый вид былназван Neopilina palaeozoica.)

Но кое-кто на борту не удовлетворился этой добы-чей, самой по себе достаточно сенсационной. Специа-лист по морской биологии из Южно-Калифорнийско-го университета доктор Роберт Дж. Мензис желал боль-шего: поймать самого морского змея!

За свою карьеру доктор Мензис имел частые про-фессиональные контакты с доктором Антоном Брууноми был очарован его концепцией относительно зоологи-ческой природы мифического животного. Как и егодатский коллега, он считал, что перуано-чилийскаявпадина, одна из богатейших планктоном зон океана,должна была быть одним из предпочтительных районовдля обитания гигантских угрей, личинки которых былиизвестны ученым.

В судовых мастерских «Вемы» был выкован огром-ный стальной крючок длиной почти в метр, которыйзакрепили на конце кабеля, используемого для глубин-ного гидрографического зондирования и траления.Американский ученый решил поймать своего морскогозмея на удочку!

Кабель мог выдерживать нагрузку 2,5 тонны и кре-пился к мощной лебедке. Операция должна была про-изводиться в холодную безлунную ночь, так как, помнению доктора Мензиса, вполне справедливому, жи-вотное, привыкшее к сумеркам и прохладе глубин, недолжно было подниматься к поверхности, если условиятам сильно отличались от привычных.

«Нанизав на крюк большого кальмара, пойманногонакануне, — рассказывал доктор Мензис — я прице-пил к тросу в качестве грузила 15-килограммовуюсвинцовую болванку. Моим единственным помощни-ком в этой рыбалке был Том Доу, который должен былуправлять лебедкой. В два часа ночи он привел в дей-ствие нашу «удочку», пожалуй, самую большую в мире.Лебедка быстро опустила приманку на глубину 360 мет-ров — несомненно, самую большую глубину, на кото-рой когда-нибудь ловили рыбу с помощью крючка инаживки».

После долгого ожидания, во время которого волне-ние двух рыболовов, не переставая, возрастало, мощ-ный рывок со страшной силой натянул кабель.

«Мы с удивлением переглянулись. Что бы там нибыло на противоположном конце троса, но оно с си-лой дергало за метровый крючок пятнадцатикилограм-мовый груз и стальной трос почти в треть километрадлиной!

Тотчас же была приведена в действие лебедка; итуго натянутый трос пошел наверх. Через несколькосекунд после начала подъема мы заметили, что натя-жение троса ослабло. Когда крючок появился из воды,

судовые огни осветили его погнутое тело… и большеничего.

Кое-кто может посчитать мои слова обычными ры-бацкими байками. ,Я, конечно, не могу этого доказать,но считаю, что рыба, которая могла сотворить такое наглубине 360 метров, должна была быть первым морскимзмеем, попробовавшим наживку, приготовленную чело-веком. Теперь я буду возвращаться с крючками все болееи более мощными, и, надеюсь, в конце концов мы пой-маем этого самого неуловимого монстра в мире».

Самоуверенность доктора Мензиса надо считать не-сколько преувеличенной. На самом деле в океане су-ществует множество достаточно известных науке живот-ных, способных совершить подобное.

Совершенно очевидно, например, что кашалот всотню тонн весом мог без труда заглотнуть крючок дли-ной 1 метр с нанизанным на него в качестве приманкикальмаром и натянуть почти 400-метровый трос, какструну. Он, конечно, не пропустил бы свою любимуюдобычу — крупного головоногого. Да и другой люби-тель кальмаров среди китообразных, дельфин гринда,взрослая особь которого может достигать веса 3 тоннпри длине 9 метров, без сомнения, имеет силы, чтобысогнуть крючок из кованой стали.

Среди акул, на которых также может пасть подозре-ние в покушении на подобную наживку, можно вспом-нить белую акулу, размеры которой могут превосходить20 метров, и даже тигровую акулу, не превышающую9 метров. Обе они прожорливы и свирепы, а их муску-листые многотонные тела обладают титанической си-лой.

Для крупных головоногих, в частности для гигантс-кого кальмара весом в несколько десятков тонн, такаямелкая кража, бесспорно, является детской игрой.

Отметим также, что если бы одно из упомянутыхвыше животных действительно попалось бы на крючок,

то сомнительно, что самоуверенный рыбак смог бы егохотя бы поднять на борт. Многотонное тело рано илипоздно оборвало бы трос.

Мы знаем, что угорь длиной 1,5 метра весит около10 килограммов, следовательно, экземпляр в два разакрупнее будет весить в восемь раз больше (два в кубе).Таким образом, угорь или мурена 3-метровой длиныдолжна весить около 80 килограммов.

Элементарные вычисления показывают, что при со-хранении всех пропорций змееподобная рыба 7-метро-вой длины должна весить около 3430 килограммов ибудет слишком тяжелой, чтобы ее можно было поднятьс помощью использованного троса. Эта относительнаянепрочность троса заставляет подозревать доктораМензиса в том, что он сильно недооценивал размерыморского змея, которого сам считал гигантским угрем.

А какие шансы были у доктора Мензиса пойматьэкземпляр 15-метровой длины и весом 10 тонн? Ведьэто как раз и есть предполагаемый размер взрослогогигантского угря, по самым скромным расчетам докто-ра Брууна.

Очевидно, еще не завтра можно будет легко пойматьна удочку морского змея.

ПОСЛЕДНЕЕСЛОВОЕШЕНЕСКАЗАНО

Если из огромного досье на морского змея и нужновыкинуть множество неправильных и ошибочных на-блюдений, там, однако, останется еще достаточно мно-го случаев, которые никоим образом нельзя объяснитьпоявлением известного науке животного. Утверждениеобратного выдает крайне слабое знакомство с материа-лами настоящего дела.

Основная масса наблюдений крупного морскогозмееподобного животного интерпретировалась по-раз-ному видными зоологами, собравшимися в 1961 году вПариже у микрофонов Би-би-си.

Доктор Денис Таккер, который защищал свою точкузрения относительно лох-несского чудовища, заявлял,что свидетельства, собранные Удемансом и Гудом, до-казывают, что морской змей — это плезиозавр. ДокторАнтон Бруун, чья козырная карта — открытие суще-ствования гигантского лептоцефала, убежденно доказы-вал, что речь идет о гигантском угре. Только Джон Кол-ман, директор станции морской биологии в Порт-Эри-не, на острове Мэн, осторожно склонялся к более эк-лектичной идее. Порядка тридцати заслуживающих до-верия сообщений могут быть разумно объяснены, поего мнению, существованием одного или несколькихвидов неизвестных науке крупных морских животных.Гигантский угорь или плезиозавр? Колмен считал, чтосуществуют как минимум два вида.

Противники морского змея не испытывали большихтрудностей в поисках аргументов, ослабляющих позицииего защитников. По двум причинам, очевидным для тех,кто хорошо знает всю сложность проблемы: сторонникиморского змея придерживались в основном слишком ис-ключительных гипотез, они не приняли к рассмотрениюсамую убедительную из них — идею о млекопитающейприроде большинства крупных змееподобных.

В самом стане защитников морского змея не былоединства.

Доктор Таккер доказывал, что морской змей не мо-жет быть гигантским угрем, потому что множество сви-детелей подчеркивали, что у него была явно видна шеяи расширяющееся тело, кроме того, голова его состав-ляла иногда прямой угол с телом, что невозможно длярыб. Наконец, угри не имеют на спине так часто опи-сываемых горбов, которые, по доктору Таккеру, во всехслучаях казались массивными и поэтому не могут бытьрезультатом извивающихся движений. Если только заморского змея не принимали пучок водорослей, кача-ющихся на волнах!

Доктор Бруун возражал, что если плезиозавры —это животные, обитающие у поверхности, более того,около берега, то их существование было бы давно дока-зано. А наименее спорные наблюдения морского змеябыли сделаны, по мнению датского биолога, в откры-том океане, и очевидцы его описывали как громадногоугря, во всяком случае, существа, лишенного каких быто ни было горбов. Если же в редких случаях речь ишла о горбах, то они могли быть изгибами тела плыву-щих на боку гигантских угрей — обитателей глубин,очевидно находившихся в состоянии предсмертнойагонии, погибающих от декомпрессии…

П. Дж. Корбин считал, что нет необходимости ви-деть в морском змее только гигантского угря, плезио-завра или гигантского кальмара, главное — сам фактприсутствия в океане одного или нескольких видовкрупных неизвестных животных.

Такие споры завязались в лагере сторонников морс-кого змея, и его противники извлекали из этого пользу.

Доктор Уильям Свинтон, знаменитый палеонтолог,признавая, что ничто не противоречит самой идее су-ществования в морях крупных животных, еще неизвест-ных науке — их многие видели! — направил свои ата-ки на гипотезу плезиозавра. Правда, его аргументы невсегда были достаточно убедительными.

«Плезиозавры, — говорил он, — животные, обитаю-щие на поверхности. Однако никто их никогда не ви-дел». (Довод очень интересный, особенно когда речьидет о необходимости объяснить свидетельства сотеночевидцев, видевших животное, силуэт которого напо-минает плезиозавра.)

«Плезиозавры, — продолжает Свинтон, — яйцекла-дущие существа. Поэтому они должны выходить насушу для выведения потомства, но опять никто и ни-когда не видел их за этим занятием и не находил ниодного яйца». (На что доктор Таккер справедливо заме-

тил, что, как их родственники ихтиозавры, плезиозаврымогли эволюционировать в сторону живорождения.)

«Плезиозавры, — настаивал доктор Свинтон, — яв-ляются, скорее, пресноводными животными. Конеч-но, — соглашается он, — их кости находили в морскихотложениях, но они жили только в устьях рек. Какимобразом они могли бы выжить в открытом океане?Приспособление к исключительно морской жизни по-требовало бы коренной перестройки всего образа жиз-ни и самой физиологии животного». На что можно от-ветить, что нет никаких доказательств того, что некото-рые виды плезиозавров не претерпели подобные изме-нения. К тому же большинство палеонтологов считаютплезиозавров морскими животными.

«Плезиозавры, — продолжал доктор Свинтон, имеяв виду скандинавские и шотландские случаи, — не ев-ропейцы, а американцы». Это, однако, полная чепуха.Останки плезиозавров находили по всему миру, самыеизвестные как раз найдены в Германии и Англии.

Очевидно, доктор Свинтон был загипнотизированвнешним видом эласмозавра, более длинношеего и бо-лее похожего на морского змея, чем европейский пле-зиозавр. Но и кости эласмозавра находили не только вАмерике, но и в Австралии и Новой Зеландии, что до-казывает обширность ареала его обитания. Один мало-рослый скелет его (Brancasaurus) был даже найден подругую сторону Атлантики, в Германии. В любом слу-чае палеонтология, основывающаяся почти исключи-тельно на изучении найденных окаменелостей, можетдать только приблизительную оценку географии рас-пространения древнейших животных.

Таким образом, доктор Свинтон отказал в праве насуществование морскому змею только потому, что онего никогда не видел. Это достаточно неудачный аргу-мент. Действительно, можно ли надеяться увидеть все, всуществование чего ты веришь? Правда, он тут же по-

правился, что не верит, потому что НИКТО никогда невидел, не сфотографировал плезиозавра и до сих пор ненаходил его недавних останков. Но ни одного слова небыло им произнесено против морского змея какого-нибудь другого вида.

Доктор Карлисль принялся за гипотезу гигантскогоугря. Он подсчитал, что лептоцефал (личинка гигантс-кого угря) размером 1 метр 80 сантиметров может датьвзрослую особь 3—3,5 метра длиной, а это совершеннонедостаточно для морского змея. К тому же если наспине у животного есть горбы, то это не угорь.

«Но были ли горбы у морского змея? — задает сле-дующий вопрос доктор Карлисль. — Название «морс-кой змей» — это только слова. Если люди говорят озмее, то обычно они имеют в виду извивающееся тело,но «горбы» предполагают изгибы вертикальные, что не-возможно для змеи. Поэтому все это плод разыгравше-гося воображения». (Если речь, конечно, не идет о мле-копитающем!)

Как видим, доктор Карлисль нападает на слабыеместа то той, то другой гипотезы присутствовавших сто-ронников морского змея.

Перескакивая с одного на другое, английский био-лог вскоре запутался в противоречивых и сбивчивыхаргументах, с трудом находя связь между ними.

«Морской змей, — говорил он, — представляетсяживотным с легочным дыханием, а не рыбой. Однакорыбаки никогда бы. не перепутали китовую акулу илиморского угря с морским змеем. Если змей дышит лег-кими, то это, скорее всего, рептилия. (Почему?) Но ды-шащие легкими животные не могут нырять глубоко: ка-шалот не погружается более чем на 1200 метров». Неправда ли, достаточно глубоко? И, кроме того, что этодоказывает? Короче, морской змей должен, по мнениюдоктора Карлисля, жить на поверхности. Но тогда по-чему его не видели китобои, избороздившие все океа-

ны, или профессиональные зоологи с океанографичес-ких судов, за исключением случая с «Валгаллой?»Следующий аргумент: морского змея в основном встре-чали в спокойную погоду, которая в тропиках обычнотуманная. (А в других местах?) Туман деформирует раз-меры, и небольшая морская змея длиной 45 сантимет-ров, находящаяся вблизи корабля, может показаться ог-ромным морским змеем, плывущим вдалеке. Многиесообщения можно объяснить встречей с известным жи-вотным. Что касается нескольких случаев, указываю-щих на неизвестных животных, дышащих легкими ипохожими на плезиозавров, доктор Карлисль хотел быувидеть хотя бы его труп, чтобы поверить в его суще-ствование. И добавляет: «Нельзя доказать преступле-ние, если нет мертвого тела жертвы».

Догматический характер аргументов доктора Кар-лисля — характерный прием для многих очернителейморского змея — ярко проявляется в этой последнейфразе. Она является искажающим смысл переводом ла-тинского юридического термина corpus delicti. Нет ни-какой необходимости иметь мертвое тело морскогозмея, чтобы доказать его существование. Мы знаем, чтоесть доказательства трех видов: свидетельские показа-ния, косвенные улики и вещественные доказательства.Если вещественные доказательства необходимы для ус-тановления факта совершения преступления, то самоготела для этого не требуется. То, что справедливо дляПрава, справедливо и для Естественной Истории.

Можно только сожалеть, что великолепная радиопе-редача Мориса Брауна и Мартина Чисхолма заканчи-валась почти пораженческим выступлением ДжонаКолмана, похвальная осторожность которого в данномслучае кажется чрезмерной.

«Я не могу, — говорил он, — поклясться на Биб-лии, что верю в морского змея. Но я не могу поклясть-ся, что знаю об его существовании. Конечно, я считаю,

что эти истории нельзя удовлетворительным образомобъяснить ничем, кроме как действительными встреча-ми с какими-то неизвестными крупными животными.Но это все, что мы имеем в качестве доказательств. Нетникаких вещественных останков. Нам же нужна, покрайней мере, хотя бы одна-единственная кость. Ду-маю, доктора Свинтона удовлетворила бы и однакость».

На самом деле вопрос не в том, чтобы доказать су-ществование морского змея. Это уже давно сделано —косвенными доказательствами и (для некоторых из-бранных счастливчиков) прямым наблюдением. Оста-ется только определить еще неизвестную природу этихживотных, своим появлением способствовавших рож-дению легенд. Здесь необходимо подчеркнуть, что на-ходка одной кости или даже случайная поимка какого-нибудь крупного змееобразного разрешит только одинаспект этой многообразной проблемы.

«Использование слова «верить» к вопросу о морс-ком змее меня всегда смущало, — говорил бывший за-ведующий секции рыб Британского музея Дени Та-кер, — оно привносит что-то, напоминающее о рели-гиозной вере, нечто, что невозможно проверить опы-том. Оно означает, что человек может внезапно пове-рить в результате какого-нибудь акта обращения. Я несчитаю, что можно рассматривать научную проблему сэтих позиций.

Если взять наши обычные учебники зоологии —большинство из нас по ним училось, и только потоммы стали к ним относиться с недоверием, — то мы тамнайдем множество утверждений, которые мы принима-ем на веру, в том смысле, что их невозможно проверитьличным наблюдением. В случае морского змея мы име-ем дело с людьми с большим опытом в наблюденииразличных объектов в море, видевших нечто, отличаю-щееся от всего прежде встречавшегося и превышающее

их знания. Они описывают его очень детально, и частоэто были независимые свидетельства с очень высокойстепенью совпадения. Думаю, мы должны относиться кэтим сообщениям точно так же, как к утверждениям изнаших учебников. Мы должны, если надо, смотреть наних скептически, должны искать дополнительные до-казательства, но не можем отбрасывать их как моряц-кие байки, не заслуживающие доверия, или что-нибудьподобное».

Нечего добавить к этим словам человека, глубокоизучившего проблему морского змея и защищавшегосвою точку зрения с горячностью, может быть немногочрезмерной, но понятной.

ЧУДОВИЩЕСОСПИННЫМПЛАВНИКОМВИСЛАНДИИ

Однако жизнь продолжается. И морской змей будетпоявляться все последующие годы в разных видах, на-поминающих какого-нибудь из появлявшихся уже ког-да-то загадочных существ.

В 1963 году произошла встреча в Исландии, откудадо нас дошли самые старинные сообщения о морскомзмее.

В пятницу 13 февраля два рыбака из Вопнафиорда,что на северо-восточном побережье острова, братьяЭгюст и Сигурьон Йонссоны, возвращались проверитьпоставленные приманки на акул, когда заметили околоскал Скаласкера существо большого размера, котороепривлекло их внимание своим поведением. Оно неныряло вперед, как это делает кит, поднимаясь на по-верхность для дыхания, а высовывалось из воды верти-кально. И то, что показывалось из воды, являло собой,если верить сообщению газеты «Морганблатет», покрайней мере, странный вид!

Сперва появились два гребня или горба. Переднийбыл короче и ниже, чем задний, который был длинным

и высоким, а к концу постепенно сходил на нет. Наконце заднего гребня можно было различить слабуюбахрому примерно 1 метр длиной. Часть животного,которая возвышалась над водой, бьша пятиметровойдлины. Задний гребень поднимался над поверхностьюпочти на метр. Черная спина животного блестела, как укита.

На глазах рыбаков чудовище появилось на поверх-ности пять раз, но хотя они приблизились к нему на12 морских саженей (около 22 м), они не увидели, каконо дышит. Животное только медленно всплывало иснова погружалось.

Йонссоны считали, что между первым его появле-нием и окончательным исчезновением прошло неменьше 15 минут.

В тот момент они находились недалеко от берега,где глубина едва достигала 4,5 метра. Преследуя живот-ное, братья следили за его передвижениями по волнам,поднимаемым плывущим монстром.

Почти через час это существо появилось пару раз наповерхности чуть дальше от того места, где его виделибратья. Очевидцем был Асгримур Кристиансон, шофер,проезжавший на автомобиле по берегу.

С тех пор существо больше не видели.

Когда о его возможной природе спросили ихтиоло-га Иона Йонссона, он ответил, что это могла быть сераяакула– (Notidanus griseus). Этот хищник, который можетдостигать длины 5 метров, обычно живет в Средизем-ном море и южной части Атлантического океана, ноиногда заплывает и севернее, вплоть до берегов Ислан-дии. В ее силуэте больше всего поражает чрезвычайновытянутая верхняя лопасть хвоста, составляющего почтитреть общей длины хищника.

Когда это объяснение передали двум нашим рыба-кам и показали им изображение Notidanus griseus, онизаявили в один голос, что это ни в коем случае не бьша

серая акула. И что они отвечают за свои слова! Суще-ство, которое они видели, было гораздо больше, и, кро-ме того, его задний плавник (или горб) имел совершен-но другую форму, а передний плавник (или горб) былво много раз больше, чем хвостовой.

И чтобы не было никаких сомнений на этот счет,они попытались изобразить внешний облик того, чтоони видели в положении, когда существо слегка изог-нулось, перед тем как нырнуть, выставив свой горб(или передний гребень).

Увидев этот рисунок, ихтиолог Ионе Йонссон изме-нил свое мнение и стал утверждать, что речь могла идтио гигантском кальмаре. С этим предположением согла-сился и его коллега Ингимар Оскарссон. Задний гре-бень должен был, по их мнению, быть частью лопастихвоста этого головоногого, а передний — одним из щу-пальцев, изогнутым дугой.

Эту гипотезу, однако, трудно доказать. Во-первых,горизонтально расположенный хвост гигантского каль-мара не ромбовидный, как у обыкновенных кальмаров,а стреловидный, в форме сердца. Поэтому, когда онплывет на боку, этот гигантский кальмар никогда несможет показать над водой плавник треугольной фор-мы. Кроме того, если еще можно представить кальмараплывущим на боку, то совсем невероятно, чтобы оннырял в этом положении семь раз подряд! Хотя плаватьна боку для кальмара тоже совершенно ненормальнаявещь. Это одно из тех редких водных животных, которо-му не надо ложиться на бок, чтобы сделать поворот,потому что он двигается при помощи реактивной силыи может повернуть в любую сторону, лишь изменивориентацию своего сифона (сопла).

Что же это было за странное создание? Во всякомслучае, оно не могло быть никаким из известных взоологии животным. Со своим вторым горбом (илиплавником), имеющим на задней части бахрому, оно

похоже' на зверя Соай, и, если его можно идентифи-цировать с ним, тогда первый горб может быть верх-ней частью его круглой головы. С другой стороны,оно напоминает также морского змея с высокимспинным плавником, служившего мишенью для «Хи-лари» во время Первой мировой войны, у тех же бе-регов Исландии.

Чудовищ такого типа мы обычно встречали у атлан-тического побережья Северной Америки, и его харак-терной особенностью является то, что он на поверхнос-ти воды плавает, как ящерица, и имеет длинный рядгорбов на спине.

НАСТОЯЩИЙМОРСКОЙЗМЕЙИЛОЖНЫЙПЛЕЗИОЗАВР

Бесспорно, животное именно такого типа — пре-словутый морской змей Новой Англии! — снова заста-вило говорить о себе весной 1964 года в Массачусетс-ком заливе, что свидетельствует о присущей ему трога-тельной приверженности к традициям.

14 мая экипаж рыболовного судна из Нью-Бедфордасообщил о происшедшей два дня назад встрече с морс-ким змеем очень приятной наружности, приплывшимк берегам Нантакета, в 30 милях на юго-восток от маякаРаунде Шоулс.

Механик Эльф Уильхемсен рассказал, что вначалеони приняли животное за кита и устремились за ним впогоню, но, когда приблизились к нему, не увиделиничего похожего на китообразное.

Описание существа в том виде, как его передалоагентство Ассошиэйтед Пресс, содержит очень несураз-ные подробности:

«Змея черного цвета, длиной, по крайней мере,50 футов note 4, весом от 35 до 40 тонн. Она подни-мала свою голову аллигатора почти на 26 футов note 5 над водой. На его спине виднелись несколько гор-

бов, а на макушке головы можно было различить дыха-тельное отверстие.

Рыбаки утверждали, что «змея», казалось, скользилапо волнам и некоторое время плыла рядом с кораблем,примерно на расстоянии 50—100 футов note 6от него, со скоростью 15 километров в час».

Не было бы сказано о той высоте, совершенно неве-роятной, на которую поднималась его голова, переднами был бы классический и точный образ многогор-бого змея, так часто встречавшегося у атлантическогопобережья Северной Америки. Возможно, речь идет обопечатке или ошибке при передаче сообщения. Мно-гое в тексте на это указывает.

Действительно, нигде не упоминается о длиннойшее, и очевидно, что если бы животное поднимало го-лову на 8-метровую высоту, рыбаки никогда бы не при-няли его за кита. Кроме того, точность, с которой этавысота указывалась в сообщении, вызывает подозрения.Остальные размеры свидетели указывали гораздо болеерасплывчато: «по крайней мере 50 футов» или «на рас-стоянии 50—100 футов». Если бы животное на самомделе подняло голову, как это передано в сообщении,очевидцы сказали бы скорее «почти на 20—30 футов надводой» или «около 25 футов».

За очень редким исключением, все многочислен-ные свидетели из Новой Англии говорили, что мест-ный морской змей поднимал голову на 2—3 фута надводой. Поэтому надо читать «2,6 фута», то есть 2 фута6 дюймов (75 см), что для англосаксов является такжеприблизительным размером.

Отметим, кроме того, что во французском переводеэтого сообщения агентство написало, что животноеподняло голову «на 10 метров над поверхностью». Этопоказывает, насколько журналисты могут исказить фак-ты, только чтобы поразить воображение читателя.Именно поэтому, наверное, один из них предпочел на-

писать 26 футов вместо 2,6, в которых не было ничеговпечатляющего.

Несколько месяцев спустя у берегов Массачусетсапроизошла новая, почти ставшая уже обыденной встречасо знаменитым зверем из Сгронсе, сообщение о кото-ром буквально взорвало научный мир в 1808 году. Перед

самым Новым годом странный скелет длиной 5 метров50 сантиметров был обнаружен двумя рыбаками (одногоиз них звали Эльмер Коста) на пляже у Орлеана.

Корреспондент газеты «Кэйп коддер», посланныйна место происшествия, описывает его следующим об-разом:

«Он лежал на берегу, и его змеиный хвост был на-правлен в сторону от воды. Его маленькая голова (раз-мером с череп енота-полоскуна) на цепочке позвонковдлиной около 1 метра 20 сантиметров и змеиный по-звоночник были чертовски похожи на скелет детенышаптеродактиля, а расширяющиеся на середине тела ос-татки кожи могли быть крыльями, обезображеннымиразложением».

Несмотря на упоминание о крыльях, хотелось бызнать, что делал там птеродактиль — эта маленькая,размером не больше голубя, летающая рептилия мело-вого периода? Вероятно, репортер хотел сказать «птеро-завр», имея в виду, конечно, плезиозавра.

Прибывшему на место специалисту океанографи-ческого института в Вудсхолле доктору Ричарду Бакусуодного взгляда на эти останки было достаточно, чтобывынести приговор:

— Акула-пилигрим.

Действительно, на рисунке, опубликованном вскорегазетой, легко узнавалось это животное. В очереднойраз обезображенный совершенно естественным про-цессом разложения труп акулы-пилигрима был принятза плезиозавра. Ничто не ново под луной.

МОРСКОЙЗМЕЙНАКОНЕЦСФОТОГРАФИРОВАН!

Другой эпизод конца 1964 года может бросить но-вый свет и даже придать сенсационный блеск пробле-ме, которой мы занимаемся. Он основывается на доку-ментах, впервые содержащих опубликованные фотогра-

фии неизвестного большого морского змееподобного.Автором этих снимков был француз, тридцатисемилет-ний фотограф Робер Ле Серрек.

Он покинул Францию в 1960 году на борту своейяхты «Сент-Ив д'Армор» в сопровождении жены Рай-монды и пятилетней дочери Анны. За время долгогопутешествия, которое в конце концов привело семьюлюбителей приключений в Австралию, у них родилисьеще двое детей, один в Касабланке, другой в Нассау, наБагамах. Настал момент возвращения во Францию, ноувы! 4 июня 1964 года яхта затонула у Большого Барьер-ного рифа, недалеко от Маккая, в Квинсленде.

Купив небольшое пятиметровое моторное суденыш-ко, Ле Серрек решил не возвращаться домой, не посе-тив волшебные острова, образующие коралловую цепь,и особенно архипелаг Уитсанди. Он решил провеститри месяца с семьей и молодым приятелем из СиднеяХенком де Йонгом на острове Хук и, кроме того, напи-сать книгу. Именно тогда и произошли события, сооб-щение о которых были переданы прессе в следующейверсии.

В 9 часов утра 12 декабря 1964 года путешественникипересекали залив Стоунхевен, отправившись за пре-сной водой, когда мадам Ле Серрек указала мужу на«что-то странное в глубине под водой». Тот в это времянаходился в рубке, разбираясь со снаряжением для под-водного плавания, вместе со своим приятелем Хенком.

Мужчины поднялись на палубу. Хенк сначала поду-мал, что это ствол дерева, перекрученный буквой S, ко-торый лежал на двухметровой глубине на белом пескедна. Но вскоре оба различили сквозь прозрачную водунечто, похожее на колоссального головастика. За ог-ромной головой следовало тонкое гибкое тело около20 метров длиной.

Ле Серрек бросился за кинокамерой, а его женапринесла фотоаппарат, де Йонг встал к рулю. Нетрудно

представить волнение, смешанное со страхом, котороеохватило всех троих. Только дети оставались в олим-пийском спокойствии, с удовольствием и любопыт-ством наблюдая за существом, как за многими другимиморскими животными, которых им случалось встречатьво время путешествия.

Сделав несколько фотографий животного, сняв егона кинопленку и увидев, что оно не пытается ни убе-жать, ни даже пошевелиться, они решили медленноприблизиться к нему с надеждой увидеть, как оно дви-гается. Прошло полчаса, за это время они хорошо рас-смотрели животное и заметили, что у него на спинебелело большое, примерно 1 метр 50 сантиметров дли-ной, пятно, возможно рана, а голова его была оченьпохожа на змеиную. Услышав это слово, дети, воспи-танные в страхе перед змеями, испугались, и их при-шлось отвезти на берег в лагерь.

Без детей взрослые почувствовали себя свободнее ирешили вернуться и сфотографировать животное с бо-лее близкого расстояния. Они смогли рассмотреть двабелых глаза на голове и темные поперечные полосы,окольцовывающие через равные расстояния его гигант-ское тело. Монстр оставался все это время неподвиж-ным. Появилась идея даже кинуть в него камень, чтобызаставить его пошевелиться, но потом посчитали болееблагоразумным этого не делать, опасаясь, что реакцияего могла быть слишком резкой. Существо подобныхразмеров одним движением хвоста могло бы без трудапревратить в щепки их хрупкое суденышко.

Тогда мужчины решили осмотреть чудовище под во-дой и попытаться снять его на кинопленку с помощьюподводной камеры. Зияющая рана и белые глаза гово-рили им, что животное, возможно, мертво. Под водойони смогли бы в этом удостовериться.

Хенк де Йонг взял с собой специальное подводноеружье 12-го калибра — очень эффективное средство

против акул, но которое, вероятно, могло бы лишь не-много повредить этому колоссу. Однако присутствиеоружия создавало некий моральный комфорт.

Ле Серрек погрузился первым^ за ним — его моло-дой товарищ. Как это обычно бывает около тропичес-ких островов, вода, которая кажется с поверхностипрозрачной, в действительности оказывается болеемутной. Им пришлось приблизиться на расстояние 6метров к существу, чтобы различить его черты, кото-рые французский путешественник описывает следую-щим образом:

«Его череп казался очень плоским и, по крайнеймере, метровой высоты. Кожа выглядела гладкой, но вто же время матовой».

Сцепив зубы, чтобы унять невольную дрожь, ЛеСеррек запустил камеру и еще продвинулся в сторонуживотного.

«Внезапно, — рассказывал потом он, — его пастьоткрылась угрожающим образом, как у побеспокоен-ной мурены. Затем наполовину закрылась и снова от-крылась. И так несколько раз. С видимым трудом заше-велившись, передняя часть чудища начала поворачи-ваться в нашу сторону (мы снимали его в это времясбоку)».

Ни жив ни мертв, Ле Серрек еще некоторое времяпродолжал снимать, а затем они быстро развернулись ипоплыли прочь.

Когда смельчаки поднялись на борт яхты, лежащейв дрейфе, — мотор заглох, и мадам Ле Серрек не смог-ла его завести — они узнали от нее, что монстр уплыл.Он тронулся с места, подняв со дна облако песка, по-том тяжело, медленно, с небольшой амплитудой изви-ваясь в горизонтальной плоскости, двинулся в сторонукольца рифов и скрылся в глубине.

Несмотря на интенсивные поиски в течение всегодня, .его больше не видели.

Подводя итоги происшествия, Ле Серрек и де Йонгоценили длину чудовища в 20—25 метров. Голова егобыла похожа на голову змеи, только верхняя часть че-репа была более выпуклой, более округлой. Она былашириной почти 1 метр 20 сантиметров и такой же ввысоту, длина головы была от 2,5 до 3 метров. Крометого, его тело длиной почти 8 метров имело диаметроколо 60 сантиметров, затем утончалось и заканчива-лось хлыстообразным хвостом.

Не было ни плавников, ни каких-нибудь игл илилучей. Не было заметно и дыхательных отверстий, носвидетели признались, что все их внимание было при-ковано в основном к угрожающе раскрытой пасти. Онитакже не видели и зубов — возможно, зубы были оченьмелкими. Рот располагался на нижней части головы,его внутренняя часть была белого цвета, с верхней че-люсти спускался клок какой-то темной субстанции.

Тело животного было черного цвета. На голове вид-ны были более светлые пятна. Бурые кольцевые полосына теле, сантиметров по 30 шириной, расчерчивали чу-довище на расстоянии 1 метра 50 сантиметров друг отдруга. Так как животное лежало на дне и даже немногозарылось в песок, нельзя было •рассмотреть цвет егобрюха, которое казалось плоским.

Его глаза диаметром 5 сантиметров имели светло-зеленый, почти белый цвет и вертикальный зрачок.

Внешний покров, был похож больше на шкуру аку-лы, чем на кожу угря, не было видно никаких призна-ков чешуи.

Мореплаватели считали, что огромное животноебыло ранено, очевидно, винтом парохода, и был, веро-ятно, задет позвоночник. Поэтому оно не могло защи-щаться от атак более мелких хищных рыб, привлечен-ных кровью, вытекающей из открытой раны, и нашлоубежище на мелководье у самого берега, куда заплыва-ло очень мало рыб.

СУЩЕСТВОВАЛЛИВДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИГИГАНТСКИЙГОЛОВАСТИК?

Форма головастика, в которой предстал морскойзмей с острова Хук, для нас не является чем-то совер-шенно новым. Она напоминает очертания самыхстранных существ из истории морского змея, напри-мер, черно-желтых полосатых чудовищ, встреченных в1925 году господином Журданом на Змеином острове вЮжно-Китайском море, которые, в свою очередь, каза-лись уменьшенными версиями полосатого колосса«Нестора» из Малаккского пролива, увиденного в1876 году. Правда, мелкие чудища господина Журданаимели четыре отростка в районе головы, но это могбыть, хотя и плохо объяснимый, результат временныхизменений (может быть, края более глубокой раны?).Правда, огромный монстр «Нестора» перемещался, из-виваясь в вертикальной плоскости, но мы знаем, чтоугри, например, могут достаточно долго плыть на боку.

Короче, перед нами три встречи со странными не-известными животными, происшедшие в относительнососедних областях тропической части Тихого океана.Форма головастика, расчерченного желтыми и черны-ми или коричневыми полосами, имеет для нас боль-шое значение, так как свидетельствует в пользу досто-верности последней встречи.

Возвращаясь к замечательному приключению се-мейства Ле Серреков и их австралийского друга, доба-вим, что они решили из предосторожности — у нихуже похищали ценные кадры — ничего не говорить освоих впечатлениях до того, как получат из австралийс-кой лаборатории проявленные фото– и кинопленки.Они боялись, что в противном случае нахлынувшиетолпы журналистов помешают им спокойно закончитьфильм, который они снимали на островах Уитсанди доначала сезона дождей.

Только 4 февраля 1965 года Робер Ле Серрек сооб-щил в местные газеты о том, что произошло с ним и егоблизкими. Новость вызвала интенсивный обмен теле-фонными звонками между Парижем и Нью-Йорком,между Б. Эйвельмансом и А. Сандерсоном. В резуль-тате Ле Серрек, который хотел получить за свои кадрыхорошую цену, согласился послать их вместе со своимрассказом в Соединенные Штаты Сандерсону, самомубольшому американскому специалисту по криптозоо-логии, чтобы тот подтвердил подлинность документов ипрокомментировал их с научной точки зрения.

Со своей стороны, Б. Эйвельманс провел во Фран-ции нечто вроде «расследования морального облика»Серрека, оказавшегося, увы, изрядным авантюристом,которого разыскивали толпы кредиторов. Сандерсонпроверил его фотографии — прекрасные цветныеснимки 24x36 — с помощью технических средств. Спе-циалисты не нашли никаких признаков фальсифика-ции (ретуширования, монтажа или передержки).

Перебрав все возможные простые объяснения (зато-нувший ствол дерева, пучок гигантских водорослей,участок подводного нефтепровода, телефонный кабельи т. п.), Айвен Сандерсон оставил только три:

1) потерявшаяся пластиковая емкость. Такие емкос-ти несколько лет назад американцы в эксперименталь-ном порядке пытались использовать для транспорти-ровки больших количеств топлива, буксируя их поводе;

2) оболочка метеорологического зонда «Скайхок»,сдувшегося, упавшего в море и обросшего водоросля-ми;

3} огромный кусок материала — например, цирко-вой тент, — свернутый в рулон, перекрученный и бро-шенный в воду.

Первая гипотеза может быть сразу отброшена. Ин-формационная служба флота сообщила, что такие ре-

зервуары имели металлическую оболочку и плоскуюформу очень длинного надувного матраса, и ни один изних не пропадал ни у американских берегов, ни в ка-ком-нибудь другом месте.

Вторая гипотеза также не выдерживает критики.Когда зонд «Скайхок» взрывается, он полностью разру-шается еще в воздухе. Если его оболочка только порва-лась или получила пробоину, то зонд опускается мед-ленно и за ним легко следить, поэтому его всегда под-бирают. К тому же такой зонд не мог бы долго нахо-диться под водой — достаточно долго, чтобы обрастиводорослями, — не разорвавшись на клочки об острыеграни коралловых рифов.

Остается третья гипотеза, версия о преднамеренномобмане.

Стоит уточнить, что бухта Стоунхевен на островеХук находится недалеко от нескольких часто посещае-мых киторазделочных станций, размещающихся на со-седнем острове Хеймен и на побережье самого конти-нента. Эти воды бороздят каждый день множество мо-торных и парусных судов. Привезти на место материал,необходимый для фабрикации фальшивого чудовищадлиной больше 25 метров (шлюпка, которую можно ви-деть на одной из фотографий, подтверждает эти разме-ры), придать ему требуемую форму, нарисовать глаза икольца, а затем отбуксировать на некоторое расстояниеот берега и затопить — это не простое дело. Еще труд-нее сделать это незаметно для постороннего глаза.Можно было бы изготовить макет морского змея наспециализированной фирме, но невозможно его сде-лать надувным или из пластика. Если бы он был надутвоздухом, он бы всплывал и не мог бы оставаться надне. Чтобы удержать его под водой, требуется такая жеили большая, чем у воды, плотность наполнителя, и,следовательно, игрушка таких размеров должна веситьоколо 6 тонн…

Отбуксировать 6-тонную = конструкцию по воде,пусть на небольшое расстояние от берега, не могут тричеловека, даже имея в наличии что-то вроде морскогобульдозера. А подобный бульдозер не спрячешь под па-лубой пятиметрового суденышка!

В самом деле, если бы речь шла о мистификации,можно было бы принять к рассмотрению единственныйвариант: на месте был случайно найден подходящий об-ломок, змееобразный силуэт которого мог натолкнуть намысль о розыгрыше. Оставалось бы только каким-ни-будь образом усилить сходство его с живым существом,расположив определенным образом и подрисовав глазаи кольца, что легко сделать на глубине 2 метра.

Эйвельманс больше склоняется к этому объясне-нию, особенно если принять во внимание расположе-ние глаз монстра, которое кажется слишком ненор-мальным. У большинства позвоночных — особенно этозаметно у рыб — глаза расположены по бокам головы,у некоторых — например, приматов — они направле-ны вперед, но почти неизвестны животные, у которыхони направлены вверх, как у морского змея с островаХук. Правда, такое расположение можно найти у неко-торых морских позвоночных (камбала, скаты), живущиху самого дна и часто зарывающихся в песок, что похожена наш случай. Но глаза у них расположены ближе кпередней части морды.

К тому же кинопленка, запечатлевшая чудовище вдвижении, получилась некачественной, подводные кад-ры настолько расплывчаты и неясны, что ничего нельзяуверенно утверждать.

РАФИНЕСК.ВОЗМОЖНО,БЫЛПРАВ

Если допустить — просто в качестве рабочей гипо-тезы, — что семья Ле Серреков и их приятель не по-винны в обмане и действительно видели живое суще-ство (еще живое, было бы правильнее сказать), то к ка-

кому зоологическому виду его можно было бы причис-лить?

По поводу рассказа Ле Серрека директор Квинслен-дского музея, доктор Дж. Т. Вудс, заявил, не слишкомрискуя ошибиться:

«Если описание точное, оно не может быть приме-нимо ни к одному существу, известному науке».

Доктор Ф. X. Талбот, смотритель секции рыб Авст-ралийского музея, был более решителен. Он нашел этопроисшествие одним из самых необычных и выдвинултеорию, по которой неизвестное животное могло быть«гигантским угрем, показавшимся еще более громад-ным из-за эффекта рефракции в воде».

Мнение доктора У. X. Даубина, с факультета зооло-гии Сиднейского университета, было, напротив, пол-ностью негативным: «Строение головы животного со-вершенно не похоже на угря». И добавил: «Это, конеч-но, не кит и не дельфин, изучение которых — моя спе-циальность».

Тогда что же это было?

Самое простое объяснение было предложено под-водным охотником и исследователем по фамилии Лин-клатер. Он считал, что Ле Серрек, возможно, виделмассу рыб-котов из семейства морских сомов в процес-се миграции. «Я не сомневаюсь, — заявил он, — чтоскопление большой массы таких рыб издали можнопринять за чудовище вытянутой формы».

Мистер Дж. М. Сантер считал, в свою очередь, что«монстр», скорее, был образован скоплением огромно-го количества мелких кальмаров. Эта гипотеза базиро-валась на фильме Ханса Хасса, который видел подоб-ное образование, состоявшее из миллионов крошечныхкальмаров.

На это ихтиолог У. Талбот и его коллега Дж. Уитли,его предшественник на посту смотрителя музея, ответи-ли, что оба не знают в австралийских водах о подобном

феномене, касалось ли это рыб-котов или кальмаров.«Однако, — соглашается доктор Талбот, — эта версияне выходит за пределы возможного. Некоторые морс-кие животные могут собираться в большие скопления».

В Лондоне, в отделе естественной истории Британс-кого музея, доктор Гринвуд, эксперт по морской био-логии, более категорично восстал против теории оскоплении рыб, указывая, что они собираются обычнов форме сферы, а не в форме змеи. Доктор Гринвудтакже добавил, что, когда маленькие животные собира-ются подобным образом в большие скопления, вне еговсегда остается множество отдельно плавающих особей,которых можно было бы различить на фотографии.

Нет необходимости говорить, что и сам Ле Серрек,различивший у животного глаза, рот и кольца на теле,не принял эту гипотезу. По его мнению, речь моглаидти, скорее, о каком-то случае гигантизма неузнанно-го малоизвестного животного. Правда, после тщатель-ного изучения и анализа описания удалось сузить кругвозможных претендентов на роль этого обескураживаю-щего вида существа. Эйвельманс с Сандерсоном сдела-ли это, каждый со своей стороны, без взаимных кон-сультаций.

Они оба посчитали установленным, что речь идет опозвоночном (хотя это, конечно, не абсолютно точно).Из позвоночных это не могла быть птица, но это, ско-рее всего, и не млекопитающее (ввиду полного отсут-ствия конечностей и белого цвета внутренней поверх-ности пасти). У этого существа есть только незначи-тельный шанс оказаться рептилией (из-за его высокоголба) и еще меньше шансов — амфибией (из-за егоморского места жительства (по Сандерсону), из-за сво-их размеров (по Эйвельмансу). Короче, речь идет орыбе. Все черты, упомянутые в рассказе, можно найти утого или другого вида рыб. Но затем пути ученых ра-зошлись.

Приняв во внимание общую форму существа ивспомнив очень кстати о гигантском лептоцефале«Даны», Сандерс подумал сначала об угре. Но у угрядыхательные отверстия явно обозначены и их легко за-метить, а голова не шире тела. Тогда он вспомнил осемействе змееподобных рыб, которых иногда называютпо-английски «swamp eels» (болотные угри), но на са-мом деле угрями (отряд безногих) не являющимися. Оместе этих рыб в классификации ученые еще спорят.Они обитают практически во всех тропических водо-емах со стоячей водой в Америке, Африке и Азии, но вмалайзийских водах существует и их морская форма,очень небольших размеров (Macrotema caligans). Их са-мая характерная черта — жаберные щели расположенына нижней части головы, а у некоторых видов вообщесливаются в одно отверстие. Отсюда их название —«одножаберные».

Своим внешним видом: увеличенной головой, закоторой следует более тонкое цилиндрическое тело, за-канчивающееся утончающимся хвостом; полным отсут-ствием парных плавников; вырождением спинного ибрюшного плавников в рудиментарный гребень; глад-кой кожей и, наконец, невидимым со стороны дыха-тельным отверстием они почти полностью соответству-ют описанию морского змея Ле Серрека.

Единственное несоответствие в этой гипотезе —никто еще не видел ни одного экземпляра болотногоугря размером больше 1 метра (морские виды едва дос-тигают 20 сантиметров!). Сандерсон попытался отместиэто препятствие: «Если небольшие речные дельфиныпресных рек размером 1 метр 80 сантиметров могутиметь гигантских родственников в океане (как, напри-мер, великана голубого кита 30 метров длиной), почемумаленький болотный угорь (Monopterus albus) Юго-Во-сточной Азии не мог бы иметь гигантских кузенов вморе?» Эта параллель между китообразными и одножа-

берными кажется некорректной. Ведь если можно най-ти виды китообразных всех промежуточных размеровмежду дельфинами длиной 1 метр и 30-метровым ки-том, то в нашем случае неизвестен ни один вид угря, ниживой, ни вымерший, от 1 метра до предполагаемогогиганта 25 метров. Природа не делает больших скач-ков…

«Свои собственные исследования я начал, принявво внимание размеры животного, а не его форму, —рассказывает Эйвельманс. — Конечно, я тоже подумало угрях — змееподобных существах, лишенных иногдаконечностей и с гладкой кожей, — вспомнив не толькоо гигантском лептоцефале «Даны», но также и о том,что среди них встречаются экземпляры длиной до3 метров. Потом я обратился к классу животных, средикоторых встречаются настоящие великаны, — к хряще-вым рыбам.

У этих рыб не только явно просматривается тенден-ция к гигантизму (вспомните китовую и гигантскуюакул, ската манту и т. п.), но и стремление к приобре-тению змеевидной формы. С другой стороны, по сло-вам очевидцев, кожа монстра была скорее похожа нашкуру акулы, чем угря, а рот находился на нижней час-ти головы, что очень характерно для хрящевых рыб.Наконец, из всех рыб некоторые акулы (в частности,белая акула) единственные имеют вертикальные щеле-видные зрачки.

Любопытная форма чудовища острова Хук — в видеголовастика — также встречается у хрящевых рыб. Еемы видим не только у рыбы-торпеды, но и у рыбы-гитары, вид которой, обитающий у берегов Индокитая,достигает 3-метровой длины. Заметим также, что у ниху всех жаберные щели расположены на нижней поло-вине тела и не видны, когда рыба прижимается ко дну.

Единственная серьезная нестыковка в этой гипоте-зе — все хрящевые рыбы, в отличие от нашего монстра,

имеют плавники, хотя у некоторых видов они и неочень большие.

Пункт, в котором точки зрения Сандерсона и мояснова сошлись, — это вероятный пищевой рационморского змея с острова Хук. Не имея зубов или сочень неразвитыми зубами, он, скорее всего, долженпитаться планктоном, как это делают большинство изморских гигантов, как среди китообразных, так и средирыб, или, точнее, среди хрящевых рыб (очко в моюпользу!)

Несмотря на мои личные предпочтения, я бы хотел,из сентиментальных соображений, чтобы победилаточка зрения Сандерсона. Вспомним, что первый чело-век, который предположил (в 1817 году!), что один извидов морского змея мог принадлежать к одножабер-ным, был не кто иной, как наш старина Рафинеск…

Я бы хотел, чтобы появилось новое доказательствогениальности первого зоолога в мире, признавшего вморском змее объект, достойный изучения наукой».

ТАИНСТВЕННАЯДОБЫЧАТРАУЛЕРА«ЗУЙО-МАРУ»

<p><strong>ЗАГАДОЧНЫЙ</strong><strong></strong><strong>УЛОВ</strong>

25 апреля 1977 года японское рыболовное судно«Зуйо-Мару» компании «Тайо» занималось ловлейскумбрии примерно в 30 милях от городка Крайстчерч,(Новая Зеландия), когда на глубине около 300 метров всетях запуталась туша огромного животного. Когда ос-танки весом около 16 тонн подтянули к кораблю и под-няли на палубу, помощник руководителя производстваМичихико Яно сказал капитану Акире Танаке: «Это жесгнивший кит!» Однако, после того как Яно получшерассмотрел животное, он начал сомневаться, что этокит. 17 других членов экипажа также видели тушу. Не-которые посчитали, что, возможно, это гигантская че-репаха без панциря. Словом, никто на борту не могсказать, что же это такое.

Несмотря на возможную научную важность находки,капитан и команда решили выбросить дурно пахнущуютушу за борт, чтобы не испортить рыбный улов. Одна-ко, когда скользкую тушу перетаскивали, чтобы выбро-сить в океан, она выскользнула из веревок и упала напалубу. Это предоставило возможность 39-летнему Яно,

выпускнику Высшей океанологической школы Ямагу-чи, исследовать животное более тщательно. Хоть он таки не мог идентифицировать существо, у Яно было впе-чатление, что оно определенно необычно, и это заста-вило его сделать несколько замеров и снимков фотоап-паратом, заимствованным у члена команды.

Длина туши была 10 метров. Яно также вырезал42 куска «мозолистого волокна» с переднего плавника внадежде помочь дальнейшим попыткам идентификации.Затем животное было выброшено за борт и затонуло всвоей морской могиле. Все это заняло не больше часа.

Около двух месяцев спустя Яно сделал набросоктуши, который, к сожалению, не совпадает с некоторы-ми сделанными им самим замерами, фотографиями изаявлениями. Набросок и описание появились в «Со-бранных документах об останках неизвестного живот-ного, пойманного около Новой Зеландии «Зуйо-Мару», 1978 г.».

На рисунке замеры самых значительных частей телаеле просматриваются. Вся длина тела: 10 000 мм, голо-ва: 450 мм, шея: 1500 мм.

Как только Яно вернулся в Японию, он немедленнопроявил фотографии. На них было представлено не-обыкновенное животное с длинной шеей и маленькойголовой. На фотографии попросили взглянуть местныхученых, которые ограничились репликой, что никогданичего подобного не видели. Некоторые даже посчита-ли, что это в принципе может быть доисторическоеживотное — такое, как плезиозавр.

20 июля 1977 года, когда всеобщий интерес и спорыпо поводу находки начали расползаться по стране,официальные лица компании «Тайо» собрали пресс-конференцию, чтобы во всеуслышание объявить о сво-ем загадочном открытии. Хотя научный анализ образ-цов ткани и других данных еще не был завершен, пред-ставители компании начали делать упор на то, что

это — морской змей или аналогичное чудовище. В тотже самый день несколько японских газет опубликовалина первых страницах сенсационные сообщения о на-ходке, после чего последовало огромное количестворадио– и телевизионных репортажей по всей Японии.Хотя некоторые японские ученые были весьма осто-рожны, другие упорно выдвигали версию о том, что этоплезиозавр. В газете «Асахи симбун» появилась цитатапрофессора Йошинори Имаизуми, руководителя отделапо исследованию животных в Токийском государствен-ном научном музее, который сказал: «Это не рыба, некит или какое-нибудь другое млекопитающее… Эторептилия, и на рисунке она выглядит плезиозавром.Это ценная и важная находка для всего рода человечес-кого. Похоже, это указывает на то, что подобные живот-ные не совсем вымерли». Токио Шикама из Иокогамс-кого университета также поддерживал коллегу: «Этодолжно быть плезиозавром. Вероятно, такие созданиявсе еще плавают в морях около Новой Зеландии, пита-ясь рыбой».

Тем временем американские и европейские ученыев своих интервью об останках в целом опровергаливерсию о морском чудовище. Палеонтолог Боб Шеф-фер из Американского музея естественной истории от-метил, что примерно каждые десять лет очередные най-денные останки приписываются «динозавру», но потомвсегда оказывается, что это гигантская акула или взрос-лый кит. Олвин Уилер из Британского музея согласил-ся, что это, вероятно, была акула…

Объясняя свой вывод тем, что трупы акул разлагают-ся самым необычным образом, Уилер также добавляет:«Даже более опытные люди, нежели японские рыбаки,обманывались схожестью останков акулы с плезиозав-ром».

Другие западные ученые предложили свои соб-ственные версии: зоолог Алан Фрэйзер-Браннер, смот-

ритель аквариума в зоопарке Эдинбурга в Шотландии,выдвинул идею о том, что это были останки морскогольва, несмотря на огромные размеры животного. КарлХаббс из Скриппсовского института океанографии,Калифорния, посчитал, что это был, наверное, малень-кий кит, сгнивший до такой степени, что большаячасть мяса слезла. Джордж Заг, смотритель рептилий иамфибий в Смитсоновском институте, Вашингтон, выд-винул идею о том, что это сгнившие останки кожистойчерепахи.

Расхождение во мнениях у разных ученых можетобъясняться тем, что многие биологи привыкли рабо-тать с целыми, свежими представителями вида, а не сразложившейся тушей или, что еще хуже, с ее фотогра-фиями, где как внешние, так и внутренние органы мо-гут иметь совсем другой вид, нежели чем у живых жи-вотных.

25 июля 1977 года компания «Тайо» опубликовалапредварительный отчет по биохимическим тестам(проведенным с использованием ионообменной хро-матографии) образцов ткани животного. В отчете отме-чалось, что «мозолистая ткань, взятая у туши, быласходна с плавником и указывает на группу ныне живу-щих существ».

Под «ныне живущими существами» понималисьакулы. Однако в отчете это ясно не утверждалось, чтопривело к дальнейшей путанице в японских средствахмассовой информации и последующему распростране-нию динозавромании. Производители игрушек сталираскручивать проекты для производства моделей жи-вотного, в то время как компания-разработчик фотока-меры, которой снимал Яно, развернула целую реклам-ную кампанию вокруг его фотографий «морского чудо-вища». Сообщалось, что десятки рыболовецких судовиз Японии, России и Кореи спешат к Новой Зеландиив надежде перехватить выброшенное тело. Японское

правительство даже выпустило новую почтовую марку,на которой был изображен плезиозавр. Со времен Год-зиллы ни один монстр не покорял Японию так прочнои надолго!

Прения об останках продолжали появляться в амери-канской прессе, но с меньшей долей сенсационности.

26 июля 1977 года в «Нью-Йорк тайме» появиласьзаметка о том, что профессор Фуджио Ясуда, изначаль-но поддерживающий версию о плезиозавре, признал,что первичные хроматологические тесты показали видаминокислот, очень схожих с контрольным анализом,взятым у голубой акулы. Статья, появившаяся в «Нью-суик» 1 августа 1977 года, кратко прошлась по «чудови-щу из Южного океана», не принимая точку зрения ниодной из сторон. Несколько месяцев спустя в журнале«Оушнс» появилась более подробная статья Джона Ко-стера. Она явилась основой для многих последующихрепортажей, некоторые из которых приукрашали илислишком упрощали различные аспекты всей этой исто-рии. Сам Костер предполагал, что маленькие размерыголовы животного, хорошо сформированный спинойхребет и отсутствие спинного плавника говорит не впользу теории об акуле.

Противоречивые новости о найденной туше «плези-озавра» попали в поле зрения некоторых последова-тельных криптозоологов. Они вопрошали: как мы мо-жем доверять геологам, если животное, которое счита-лось вымершим миллионы лет назад, может попасть врыболовные сети?

Однако, если подтвердилась бы версия о плезиозав-ре, концепция эволюции осталась бы прежней. Ведьмногие другие современные животные существовали вовремя мезозойской эры, например: крокодилы, ящери-цы, змеи и различные рыбы. Большая часть этих живот-ных присутствует среди ископаемых находок вплоть досегодняшнего дня, но некоторые рыбы, такие, как, це-

лакант и туатара, считались вымершими многие десят-ки миллионов лет, однако потом выяснилось, что ониживут, немного эволюционировав, и в наше время.

Тем не менее обнаружение современного плезио-завра было бы потрясающим научным открытием, под-твердившим гипотезу о том, что гигантский «морскойзмей» — не давно вымершее животное или объект длябаек моряков, а настоящее «живое ископаемое». Одна-ко более тщательное изучение свидетельств опровергловерсию о плезиозавре.

Уже упоминалось, что некоторые ученые с самогоначала были убеждены, что это останки акулы; версияосновывалась на их знании того, как происходит разло-жение гигантской акулы и схожих с ней крупных рыб.

Гигантская акула, Cetorhinus maximus, — вторая повеличине рыба на планете (на первом месте китоваяакула). Она может достигать более 10 метров в длину,находили представителей этого вида и 16 метров дли-ной. Однако этот гигант абсолютно безвреден для лю-дей. Он питается только планктоном (большей частьюмелкими рачками), проходящим сквозь его большиежаберные «сита», когда он медленно плывет под водой,открыв свою огромную пасть. При разложении тушигигантской акулы челюсти и непрочно закрепленныежабры в виде дуг отваливаются первыми, придавая ос-танкам вид длинной шеи и маленькой головы. Весьхвост или его часть (особенно нижняя часть, у которойотсутствует поддержка позвоночника) и спинной плав-ник также могут отвалиться в районе грудного и тазово-го плавника, что и придает останкам форму, напомина-ющую плезиозавра. Некоторые называют такие останки«псевдоплезиозаврами», хотя можно назвать их и «пле-зиоакулами»…

По отчетам, собранным известным криптозоологомБернаром Эйвельмансом, свыше десятка туш «морскихзмеев» в прошлом оказывались определенно или веро-

ятно останками акул или, в большинстве случаев, ги-гантских акул. Среди таких останков (здесь перечисле-ны далеко не все) — известный зверь из Стронсе с Ор-кнейских островов, Англия (1808 г.), останки, найден-ные в бухте Раритан, Нью-Джерси (1822 г.), туша, най-денная на острове Гени, Британская Колумбия(1934 г.), и Керкевильское чудовище, найденное воФранции также в 1934 году. За ними последовали Хен-дайская туша с побережья Франции (1951 г.), туша изЮжного Уэлльса (1959 г.) и еще две туши, найденные в1961 году (Венди, Франция и Нортумберленд, Англия).В 1970 году другое предполагаемое «чудовище» вынеслона берег в Ситуэйт, штат Массачусетс. Говорили, чтоэтот 12-метровый зверь очень напоминал плезиозавра,однако он также оказался разложившимися останкамигигантской акулы. В 1976 году еще один предполагае-мый морской змей выбросился на берег острова Блок.Было доказано, что это, по всей вероятности, тоже ги-гантская акула, которую окрестили «Блок-Несское чу-довище».

Что интересно, гигантские акулы имеют определен-ное сходство с морским змеем, даже когда они живые.Очень часто они кормятся группами на небольшой глу-бине (отсюда и название на английском языке baskingshark, basking — лежащая недалеко от поверхности),иногда выстраиваясь в два или более ряда. При этомспинной и хвостовой плавники могут быть на поверх-ности, что выглядит как многочисленные «горбы» и го-лова огромного морского чудовища.

Когда выходила статья журнала «Оушнс», ученые вЯпонии уже сформировали исследовательскую командудля более тщательного изучения дела «Зуйо-Мару». Ко-пии снимков туши были посланы ученым в Токийскийинститут рыбного хозяйства, и его директор доктор Та-дайоши Сасаки предложил устроить симпозиум для со-вместного исследования собранного материала. Пер-

вые встречи прошли 1 и 9 сентября 1977 года, в нихучаствовали более десятка ученых, включая специалис-тов по биохимии, ихтиологии, палеонтологии, сравни-тельной анатомии и т. п. Участники встречи договори-лись не публиковать заключение до полного заверше-ния работы.

В июле 1978 года сборник документов по результа-там исследований ученых был опубликован в докладахфранко-японского океанографического общества. Не-смотря на разногласия по некоторым пунктам, боль-шинство ученых высказались в пользу того, что это —останки сильно разложившейся акулы, вероятнее всегогигантской. Вот их аргументы.

<p><strong>ДАННЫЕ</strong><strong></strong><strong>ПО</strong><strong></strong><strong>ТКАНЯМ</strong>

Мозолистые волокна, взятые у туши, были жестки-ми, игольчатыми образованиями, загнутыми на обоихконцах и имевшими полупрозрачный бело-коричне-вый оттенок. Данные свойства характерны для хряще-вых волокон плавников акулы. Обнаружено, что волок-на тканей туши и такие же волокна гигантской акулы«имеют поразительное сходство».

Приблизительный анализ на аминокислоты тканейтуши показал результаты, сходные с подобными анали-зами эластоидина, взятыми у гигантской акулы. Эласто-идин — это протеин, который можно найти только ворганизме акул и скатов (а не у рептилий или другойрыбы). Данные всех видов гистологических исследова-ний говорят о том, что это животное было гигантскойакулой или ее близкой родственницей.

<p><strong>АНАТОМИЯ</strong>

Рисунок туши демонстрировал шесть шейных позвон-ков. С точки же зрения японских ученых Обаты и Томо-ды, их было «примерно семь», что полностью совпадает сзамеренными Яно длиной шеи (150 см) и каждого по-

звонка (20 см). Это также указывает на акул. Однако уплезиозавров и других морских рептилий не бывает 6 или7 шейных позвонков. Даже у плезиозавров, которые частоименуются «короткошеими», по крайней мере 13 шейныхпозвонков, а у длинношеих и того больше.

В докладах указывалось, что голова животного напо-минает черепашью. Это соответствует черепным остан-кам гигантской акулы, при описании которой упоми-нается черепашья голова. В отличие от этого, у плезио-завров более треугольные головы, совсем не напомина-ющие черепашьи.

Снимки и свидетели подтверждают наличие плав-ников, которые присутствуют у большинства рыб,включая и акул. Наоборот, плезиозавры имели костныефаланги, из которых состояли их плавники, что небыло выявлено в туше.

На одном из снимков изображен спинной плавник.Большая часть рыб, включая акул, обладает спиннымплавником, что нехарактерно для плезиозавров.

Длина ребер составляла 40 сантиметров, что слиш-ком коротко для плезиозавров и других морских позво-ночных, за исключением акул. Также неизвестно, точ-но ли Яно измерил ребра, которых не видно На фото-графиях. Может быть, по ошибке он измерил жаберныедуги или мышечные желобки, приняв их за ребра.

Как видно по фотографиям, передние плавникипридвинуты вправо к плечу, что придает туше сходствос акулами, а не плезиозаврами. Грудной пояс междупередними плавниками на рисунках кажется сломан-ным, но по форме напоминает акулий.

Если бы останки принадлежали плезиозавру, телонавряд ли изогнулось бы таким образом, как изображе-но на снимках, так как кости этого животного былибольшими и плоскими. Брюшные кости плезиозавровдолжны были остаться при сохранении передних плав-ников, а этого в туше не заметно.

У плезиозавров кости всех конечностей находилисьв брюшной (нижней) части тела, поэтому, если живот-ное было бы сгнившим плезиозавром, конечности,скорее всего, уже бы отвалились от туловища.

В данной стадии разложения плезиозавр навернякабы сохранил верхние челюсти и зубы, но у найденнойтуши не было зубов. Однако гигантская акула легко те-ряет обе челюсти, и даже если и сохраняется верхняячелюсть, ее необычно маленькие зубки легко не заме-тить.

Пропорции тела весьма сходны с большой гигантс-кой акулой, особенно с акулой, потерявшей свой хвост.Потеря хвоста почти очевидна, так как широкий хвостломается в узком суставе во время разложения из-заударов о волны. Это объясняет даже не конусообраз-ный, а тупой конец хвоста на рисунке Яно. Кончикноса тоже, возможно, был утерян, что не повлияло бызначительно на длину тела и его пропорции. Если до-бавить хвост, то акула была бы 12,5 метра при жизни,что очень много, но все же укладывается в рамки раз-меров гигантских акул — в конце концов, этот гигант,возможно, умер от глубокой старости.

Таким образом, анатомические данные в целом по-казывают, что это была акула, а не плезиозавр.

РАЗЛИЧНЫЕНАБЛЮДЕНИЯ

Представители японской рыбоперерабатывающейпромышленности, которые часто имеют дело с тушамиакул, идентифицировали животное на снимках Яно какакулу.

В сентябре 1977 в Немуре, Хоккайдо, выбросило наберег тушу, сразу же идентифицированную как гигантс-кая акула. Она очень напоминала тушу с «Зуйо-Мару»,которую обнаружили всего за пять месяцев до этого.Описывая сентябрьское приключение, морские биоло-ги Омура и Камня писали: «У туши отсутствовали че-

люсти и жаберные дуги, а череп имел сходство с чере-пашьим… концы грудных и тазовых плавников отсут-ствовали, но все же имелись сами плавники. Результа-ты этого эксперимента, предпринятого природой, под-держивает взгляд о том, что туша с «Зуйо-Мару» былагигантской акулой, потерявшей челюсти и жабры».

Подытоживая все данные, полученные в результатеисследований, Хасегава и Уэйно заявляют: «Основыва-ясь на полученных данных, мы убеждены, что это ново-зеландское животное не является «новой Несен», чегождал весь мир, а вероятнее всего, это останки, принад-лежащие акуле очень больших размеров».

МНИМЫЕПРОТИВОРЕЧИЯ

Справедливости ради нужно поговорить о некото-рых противоречиях в выводах ученых.

Говорили, что туша пахла мертвым морским млеко-питающим, а не источала запаха аммиака, характерно-го для акульих туш. Однако неизвестно, все ли акулыисточают запах аммиака при разложении и как долготакой запах присутствует. Те же авторы заметили, чтоотсутствие запаха аммиака могло иметь место вслед-ствие значительной потери кожи и сильного разложе-ния, так что аммиак смылся с останков. Известно, чтодаже при жизни гигантские акулы испускают крайненеприятный, характерный только для них запах, кото-рый мог перебить запах аммиака.

Белое, клейкое, похожее на жир вещество покрыва-ло большую часть туши. Хотя Нирманн и некоторыедругие считали, что это самое веское доказательствопротив версии об акуле, все-таки и этот факт совпадаетс главной гипотезой. Гигантские акулы имеют большиеотложения жира в некоторых мышцах и печени. Со-гласно некоторым источникам, летом они накапливаютжир, необходимый для зимнего периода. Данное жи-вотное, вероятней всего, умерло в конце марта или в

начале апреля, когда в Новой Зеландии конец лета.Более того, один из японских рабочих объяснил фено-мен формирования жировоска при разложении тушакул и других животных, вследствие чего новые жиро-вые отложения могут выделяться во время разложения.Беловатое, пахнущее гнилью вязкое вещество, покры-вавшее тушу, как раз говорило о формировании жиро-воска.

Снимки показывают наличие красноватой мышцы,которая, по предположениям Обаты и Томоды, указы-вает на четвероногое животное. Однако наличие крас-новатой мышцы говорит и о том, что это была акула.Акулы, как и другие рыбы, имеют как белые, так икрасные мышцы. Красноватый оттенок также мог по-явиться вследствие осевшей крови.

Беспокойство некоторых авторов по поводу «ма-ленькой головы» и «длинной шеи» сразу же улетучива-ется, как только разъясняется вопрос о процессе разло-жения акул. По поводу этого процесса Омура, Мошису-ки и Камия заявляют: «…диспропорционально малень-кий череп и длинная тонкая шея могут образоватьсявследствие потери челюстей и жаберных дуг в процессеразложения туши».

Обата и Томода также считают, что в отличие отакул, у которых ноздри находятся на нижней поверхно-сти черепа, у туши дырки, которые, по словам Яно,были, «наверное, ноздри», находились на переднемкрае черепа. Однако передняя часть структуры былаутеряна.

Некоторые свидетели отрицали наличие спинногоплавника. Однако отсутствие спинного плавника мож-но объяснить тем, что он сгнил и отвалился. Во-вторых,как уже упоминалось, на одном снимке все-таки естьчто-то, похожее на спинной плавник, который не былзамечен Яно. Омура, Мошисуки и Камия заявляют:«…при тщательном рассмотрении фотографии мы мо-

жем ясно различить основание спинного плавника,хотя он и слез с линии середины спины». Они отмеча-ют, что этот отчасти сместившийся спинной плавник,очевидно, закрыл собой правый грудной плавник, из-зачего Яно описал последний как имеющий две парымозолистых волокон.

Говорили, что голова была твердая, тогда как у акулнет костей, только хрящи. Однако хрящ в акульих чере-пах может быть достаточно твердым и плотным, а у осо-бенно крупных акул скелет содержит большое количе-ство кальция. Также при старении череп акулы тверде-ет и плотнеет. Размеры туши четко указывают на старо-го представителя вида.

ЧУДОВИЩА легко не сдаются

Все научные доклады за 1978 год предоставляли не-оспоримые доказательства в пользу того, что это былаакула, и доводов против не приводилось. К сожалению,все доклады 1978 года почти не стали достоянием ши-рокой читательской аудитории, в отличие от первыхрепортажей о «морском чудовище». Миф, увы, был со-здан и получил развитие…

PEKOMEHДАЦИИБУДУЩИМ ОХОТНИКАМ

<p><strong>за чудовищами</strong>

Перед тем как закончить наше повествование, да-дим дружеский со!вет каждому, кто хочет встретиться снеизвестным морским животным в будущем. Хотя намповезло, что Яно взял образцы ткани, но если бы онили другие на борту сохранили бы еще и голову живот-ного или хотя бы позвонок (которые можно было быпоместить в ведро или другой контейнер, чтобы избе-жать заражения улова), мы бы сберегли кучу времени,не потребовалось бы таких усилий при исследованияхи не нужно бы было строить дополнительные теории. Вбольшинстве случаев даже один элемент скелета позво-

ляет ученым идентифицировать неопознанное живот-ное.

Также нужно было сделать как можно больше сним-ков, в том числе и близкий план головы и других час-тей тела, а не несколько фото на расстоянии. То, чтоэто все не было сделано, наводит на мысль, что коман-да даже не подозревала о том, что это мог быть плезио-завр, пока другие позднее не выдвинули эту идею. Какоказалось, нет сомнений в том, что они поймали раз-ложившуюся акулу. Тем не менее, возможно, что океанв своих глубинах все еще прячет неопознанных живот-ных. Как доказательство этому, за пять месяцев перединцидентом с «Зуйо-Мару» военно-морское исследова-тельское судно около Гавайев случайно налетело настранную акулу 4—5 метров длины. У этой рыбиныбыла необычайно большая голова и широкие, тарелко-образные челюсти, из-за чего ее вскоре прозвали «ме-гапасть». Ее челюсти были наполнены сотнями мелкихзубов и открывались сверху, а не снизу, как у большин-ства акул. Что еще более странно, внутри ее рот отсве-чивал серебристым светом. Очевидно, «мегапасть» ис-пользует свою светящуюся пасть для привлечения мел-ких ракообразных при кормлении на большой глуби-не, куда почти не проникает солнечный свет. Потомстранную рыбину окрестили научным именемMegachasma pelagios и определили как представителянового вида, рода и семейства акул. По случайному со-впадению «мегапасть» теперь считается близким род-ственником гигантской акулы…



0|1|2|3|4|
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua