Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий По следам морского змея

0|1|2|3|4|

В целом за 1914 год морской змей все больше ибольше теряет свое сходство со змеем. Конфуз простоисключительный. Все громче и громче рассуждают тами тут о драконе, о гигантском угре, о морском лебеде, околоссальной черепахе, о морском жирафе и о многомдругом! Что же это было на самом деле, никто уже точ-но не знает.

СОДНОЙВОЙНЫНАДРУГУЮ

В зависимости от настроения людей и от обстоя-тельств морской змей на протяжении веков то попадалв милость, то в опалу. То пугающий, то смешной, тонезаметный, он то становился в ранг кинозвезды, товдруг его яростно обругивали или забывали. Историяморского змея всегда как бы вкратце отражение всейистории человечества. Наш герой был замешан во мно-гих военных операциях, и в частности, в морских сра-жениях, где, впрочем, он часто бывал невинной жерт-вой.

ТОРПЕДИРОВАНИЕНЕМЕЦКОЙПОДЛОДКОЙ

Первая битва, в которой участвовал морской змейбезо всякой на то охоты, случилась в 1915 году на морс-ких просторах у атлантического побережья Франции. Вто время немцы искали способы пробить блокаду, ко-торая угрожала отсечь их страну от остального мира.Инцидент стал известен спустя много лет, когда разра-зилось дело лох-несского чудовища, по запоздаломурапорту командира подлодки «У-28» корветтен-капита-на Георга Гюнтера Фрайхерра фон Форстнера:

«30 июля 1915 года, — рассказывает этот господин, —наша «У-28» торпедировала в Северной Атлантике бри-танский пароход «Иберия» (5223 тонны), нагруженныйценными товарами. Пароход, который имел примерно180 метров в длину, стал быстро тонуть, нос задралсяпочти перпендикулярно поверхности, а дно под ним на-ходилось во многих тысячах метров. Когда примерно че-рез двадцать пять минут пароход исчез, из глубины раз-дался сильный взрыв, причину которого мы не моглипонять, но который донесся, по нашим оценкам, с глу-бины в тысячу метров. Немного позже из воды показа-лись обломки. Среди них бесновалось гигантское морс-кое животное, которое вместе с ними подскочило в воз-дух примерно на 20 — 30 метров!

В этот момент со мной в рубке были вахтенныеофицеры, главный механик, штурман и рулевой. Мывсе одновременно принялись указывать друг другу наэто морское чудо. Так как ничего подобного не былони у Брокгауза, ни даже у Брема, то, увы, никак иден-тифицировать его мы не могли! В нашем распоряже-нии не было достаточно времени, чтобы сфотографи-ровать животное, так как оно исчезло в воде через де-сять — пятнадцать секунд… Оно достигало примерно20 метров в длину и по форме напоминало крокодила,имело четыре конечности, снабженные мощнымиплавательными перепонками, и длинную голову, заос-тренную на конце.

То, что животного исторгло с большой глубины, по-казалось мне весьма объяснимым. Вследствие взрыва,который и был причиной всего, «подводный кроко-дил», как мы его прозвали, был выброшен вверх поддействием невероятного давления и даже поднят надводой, задыхающийся и напуганный».

Сразу скажем: то, что взрыв произошел на глубине втысячу метров, совсем не доказывает, что данное живот-ное проживало где-то на краю бездны. В воде ударные

волны обладают повышенной силой и смягчаютсялишь на очень большом расстоянии, что, кстати, и по-зволяет глушить огромное количество рыбы с помощьюодной-единственной гранаты или динамитной шашки,«Подводный крокодил» плавал, быть может, совсемблизко к поверхности и под действием взрывной вол-ны, все еще ощутимой в пределах одного километра,был выброшен из воды.

У нас мало шансов еще раз увидеть целиком и стакой ясностью неизвестное морское чудовище. Вотпочему это свидетельство представляет для нас значи-тельную ценность:,оно описывает нам данное животноекак существо, неудержимо вызывающее образ некоегоморского крокодила или, может быть, мозозавра (но неплезиозавра). Примечательно, что капитан ДжорджХоуп с английского военного корабля «Полет», один изнемногих свидетелей, которые тоже имели возмож-ность видеть морское чудовище целиком (сквозь про-зрачные воды Калифорнийского залива), описывает егодовольно похожим образом — как аллигатора с плава-тельными лопастями морской черепахи. Но он настаи-вает на необычайно удлиненной шее у зверя — под-робность, которой нельзя пренебречь.

МИШЕНЬДЛЯБРИТАНСКОГОКРЕЙСЕРА

Но вернемся к нашему морскому змею. Встреча, ко-торая произошла у него с морскими силами союзни-ков, была не менее драматической, чем взрыв, которыйвыбросил его из воды на глазах изумленной командынемецкой субмарины. Но на этот раз он стал жертвойне несчастного случая, но простого убийства.

22 августа 1917 года крейсер британских ВМС «Хи-лари», который участвовал в блокаде Германии, вошелв воды Северного моря, находясь в 100 километрах кюго-востоку от Исландии. Погода была солнечной,море спокойным, и пик горы Ораэфайокулл на севере

блистал на горизонте. В девять утра командир кораблякапитан Ф. У. Дин сидел за рабочим столом в своейкаюте, когда до его ушей донесся крик: «Объект сзадипо правому борту!»

В несколько прыжков командир ворвался на мостик:

— Это перископ? Где?

— Нет, это не перископ, — ответил вахтенный офи-цер. — Скорее это что-то живое, но не кит.

И он указал пальцем на предмет, который смутнонапоминал ствол плавучего дерева, у которого быливидны торчащие с двух концов ветки и корни. Но, на-ведя на него бинокль, командир заметил, что объектдействительно живой, а то, что он принял за переднюючасть ствола, на самом деле является головой и спин-ным плавником.

«Мы в то время ни разу не упускали случая потре-нироваться в стрельбе по субмаринам, — писал впос-ледствии капитан Дин, — и мне тут же пришло в голо-ву, что перед нами идеальная мишень».

Он попросил своего второго помощника, капитанаЧарлза М. Рэя, немедленно вызвать на мостик три рас-чета канониров, в распоряжении которых находилосьпо две пушки в шести точках на каждом борту от кормыдо главного мостика.

Прежде чем открыть стрельбу, командир все жесчел, что неплохо бы немного поглядеть на эту живуюмишень.

— Курс на зверя, — бросил он штурману, лейтенан-ту Фредерику С. П. Харрису.

Когда судно находилось в одном кабельтовом от жи-вотного, оно спокойно уклонилось от своего маршрута,и капитан Дин смог насмотреться на него вдосталь, поправому борту, с расстояния около 30 метров.

«Голова была такой же формы, что и у коровы, толь-ко гораздо больше, кроме того, на ней нельзя было ви-деть никаких выпуклостей, вроде рогов или ушей. Она

была черной, исключая место впереди морды, где, мож-но было очень четко видеть полоску беловатой, плотимежду ноздрями, в точности как у коровы. Когда мыпроходили мимо, животное поднималось два или трираза, чтобы получше рассмотреть наше судно. За голо-вой до самого спинного плавника больше не было вид-но ни одной части тела, а из шеи — только то, чтобыло над ее гребнем, находившемся на одном уровне споверхностью, и еще ясно наблюдались его змеиныедвижения (оно свивалось почти в полукружье, повора-чивая голову, словно чтобы следить за нами взглядом,уточнил впоследствии капитан Дин).

Спинной плавник был, кажется, в форме черноготреугольниками когда существо оказалось перпендику-лярно к нам, то можно было видеть, что он очень тоноки определенно мягок, так как его верхняя часть иногдасгибалась, как кончик поднятого уха у фокстерьера.Высота этого плавника была примерно метр двадцать».

Желая определить с наибольшей точностью длинушеи животного, то есть расстояние, отделяющее головуот спинного плавника, капитан Дин попросил каждогоиз свидетелей написать на клочке бумаги, не обсуждаяэто с другими, свою личную оценку. Это принесло сле-дующие результаты:

Второй помощник: «Длина одной нашей шлюпки».

Штурман: «Не меньше четырех с половиной мет-ров».

Вахтенный офицер: «Длина одной нашей шлюпки».

Командир: «Шесть метров».

Учитывая обычную длину спасательной шлюпки,можно заключить, что шея достигала, без сомнения, от 5до 6 метров. Предположив, что спинной плавник дол-жен был начинаться сразу же позади соединения шеи стуловищем, капитан Дин оценил общую длину пример-но в 18 метров. Эта оценка, очевидно, не столь ценна, всилу того что она возникла благодаря предвзятому мне-

нию о форме животного: чтобы так уверенно утраиватьвеличину видимой части, надо было предполагать нали-чие длинного хвоста.

Животное, казалось, никак не было обеспокоеноприсутствием корабля. Оно продолжало тихо извивать-ся на поверхности, время от времени ныряя так, что надводой оставались лишь край морды и кончик плавни-ка, а иногда выныривая до того, что последний стано-вился виден целиком.

Миролюбивое поведение «монстра», который ис-кренне излучал жизнерадостность, не помешало ко-мандиру начать исполнение своего замысла. Когда жи-вотное удалилось на расстояние 1200 метров, в него вы-стрелили тремя залпами по пять зарядов. Второй зарядтретьего залпа настиг несчастное животное. В течениенескольких секунд оно бешено билось, разбрасывая вразные стороны каскады воды, а затем замерло и исчез-ло навсегда.

Эта жестокая и бесполезная бойня не принесла«Хилари» счастья. Через два или три дня крейсер былторпедирован немецкой субмариной и пошел на дно.Капитан Дин и его экипаж погрузились на спасатель-ные шлюпки и избежали смерти, и именно это позво-лило нам, уже после войны, увидеть опубликованнымрассказ об этом любопытном приключении.

АКУЛАЗАДОМНАПЕРЕДИЛИМОРСКОЙКРОКОДИЛ?

То, что рассказ капитана Дина впервые появился вальманахе для юношества, конечно, не вызвало к немубольшого доверия. Что, однако, в ней убеждает? Всяистория была тщательно выверена и подтверждена ка-питаном Рупертом Т. Гудом. Он обменялся по данномуповоду целой серией писем с капитаном «Хилари».Для очистки совести он даже поинтересовался у своегокорреспондента, не принял ли тот за монстра какое-то

известное животное, например китовую акулу? Для это-го он даже предложил капитану Дину, дабы просветитьего в данном вопросе, рисунок, сравнивающий вне-шний вид животного, каким его изобразил ранее самкапитан, с изображением этой акулы, какой она виднана поверхности, когда едва высовывается из воды. Начто капитан Дин ответил категорически: «Совершенноточно, что это не была акула».

Это не помешало в 1955 году одному заядлому охот-нику за китовыми акулами, майору Гэвину Максвеллу,автору нескольких книг, утверждать совершенно обрат-ное. Он поиздевался, с полным на то основанием, надсовершенно фантастическим изображением, котороеГуд придал этому типу акулы, и показал, как необходи-мо подправить — и весьма легко — силуэт монстра«Хилари», чтобы тот совпал с настоящим силуэтом этойхрящевой рыбы, которая обычно едва виднеется над по-верхностью. Голова морского змея капитана Дина, со-гласно Максвеллу, на самом деле была краем верхнейдоли хвоста китовой акулы, и вообще, как он утвержда-ет, «в этом сообщении я не могу разглядеть портретаникого иного, кроме как своего старого знакомого —китовой акулы».

Однако остается совершенно неясным, где отваж-ный майор встречал акулу, какого бы она ни была вида,чей хвост был бы в форме головы коровы, да еще с«полоской беловатой плоти между ноздрей». Ведь, вконце концов, здесь сравниваются не силуэты, а трех-мерные объекты. И майор Максвелл, кажется, вовсеупустил из виду, что капитан Дин и его люди долгоевремя следили за перемещениями животного и они ко-нечно же были способны различить, как оно двига-лось — задом или передом.

Животное, которое наблюдали с военного судна«Хилари», совершенно очевидно, не имело ничего об-щего с тем, которое совершило свой кульбит на глазах

немецких моряков с «У-28». Со своей коровьей голо-вой, лишенной и ушей и рогов, умеренно длиннойшеей и треугольным спинным плавником оно никакне походит на крокодила. Это, весьма вероятно, быломлекопитающее, а если учитывать спинной плавник, тоскорее всего — примитивное китообразное. В общем,это наш знакомый морской змей Новой Англии, стольпрекрасно описанный преподобным Вудом, а это ещеодна приятная неожиданность.

Следует вернуться в немецкий лагерь, чтобы озна-комиться с новым показанием по поводу таинственно-го морского крокодила 6 перепончатыми лапами, су-ществование которого уже много раз было нами под-тверждено. В 1933 году, через десять дней после того,как барон фон Форстнер опубликовал свои воспоми-нания в «Дойче альгемайне цайтунг», один из его бое-вых товарищей, тоже командовавший субмариной вовремя войны, корветтен-капитен Вернер Левиш дал по-хожее сообщение в «Бремен нахрихтен».

28 июля 1918 года, в десять часов вечера, вместе содним из членов экипажа субмарины «У-109» он виделв Северном море некое животное, которое имело «про-долговатую голову, челюсти, как у крокодила, и лапы,снабженные, без всякого сомнения, настоящими ступ-нями». Его размеры были оценены примерно в 30 мет-ров.

Следует отметить, что оба командира субмарин, ка-жется, сходятся в определении одной очень важной де-тали. Тогда как первый приписывает своему морскомукрокодилу не плавательные лопасти, как у морских че-репах, а просто перепончатые лапы, то слова второгоопределенно указывают на точно такую же структуру.Мы уже спрашивали себя: не имеют ли морские змеи,описываемые как крокодилы, больше шансов оказатьсямезозаврами, чем плезиозаврами? Если у них на самомделе были перепончатые лапы, а не плавательные ло-

пасти, то эта вторая гипотеза самая приемлемая. И онатакже самая правдоподобная с точки зрения палеонто-логии.

СОМНИТЕЛЬНЫЙМОРСКОЙЗМЕЙНЕЙТРАЛОВ

Итак, во время Первой мировой войны морскойзмей нашел новых и горячих защитников в обоих вою-ющих лагерях. По крайней мере, в этом вопросе про-тивники пришли к согласию друг с другом. Но осталсяли бы от него хоть след, когда б они в тот момент обме-нялись впечатлениями по поводу внешнего вида ска-зочного зверя?

Разногласия были бы даже острее в случае, если быони прибегли к арбитражу нейтралов, таких, например,как голландцы. Ведь морские монстры, которых ониимели возможность наблюдать в течение всех лет воен-ных невзгод, были совершенно другого типа!

Что может прийти в голову по поводу зверя, которо-го некий голландский моряк, подписавшийся инициа-лами П. В., наблюдал'22 июля 1916 года в 600 километ-рах к северу от берегов Суринама, под 10°54' с. ш. и58°25' з. д.? На расстоянии 50 метров от корабля тотпредстал в виде ствола дерева, плавающего на поверх-ности. Его расцветка была «светло-серой», ширина —60 сантиметров в самом толстом месте, а длина от 20 до25 метров». Однако, судя по рисунку, который прикла-дывался к описанию, толщина зверя должна была бытьгораздо больше. Мистер П. В., кроме того, уточняет:«Там, где толщина достигала своего максимума и гдеможно было подозревать голову, у него имелась паравыпуклостей, которые производили впечатленияушей».

По истечении примерно двух минут животное со-вершило как будто бы вертикальное движение и исчез-ло, нырнув камнем.

Мистер П. В. осторожно озаглавил статью, кото-рую опубликовали в «Het Nederlandsche Zeewesen»,так: «Это был морской змей?» Доктор Удеманс именнотаким образом классифицировал этого зверя в своемдосье, касающемся встреч с легендарным монстром, исопроводил его описание личным рисунком со следу-ющей подписью: «Вот что, по моему мнению, виделмистер П. В.». Рисунок — нужно ли говорить? —изображал контуры мегофиаса, плавающего на поверх-ности воды.

Голландский ученый .решительно следовал своимидеям, но, однако, ничто не оправдывает его коррек-тировки рисунка мистера П. В. Ведь совсем не в ком-петенции ученых решительно противоречить утверж-дениям свидетелей, обосновывая это своим личнымпредвзятым мнением! На самом деле, животное, ви-денное мистером П. В., не имело ни длинной, ни во-обще различимой шеи. Его описание может подхо-дить для какого-то кита без спинного плавника. Нокакого? Настоящие киты не встречаются в тропиках, асерый кит (Rachianectes glaucus), который может дос-тигать 15 метров и чей силуэт и окраска совершенносоответствуют описанию мистера П. В., вообще невстречается в Атлантическом океане. Однако есть оп-ределенные основания полагать, что этот вид прожи-вал в ледниковую эпоху в Северной Атлантике, и, сле-довательно, не так уж невероятно, что он еще сохра-нился в каких-то тропических водах. Не будем забы-вать, что к 1890 году серого кита вообще полагали вы-мершим даже в Тихом океане, и только в 1911 годуамериканский натуралист Рой Чепмен Эндрюс зановооткрыл его — и в большом количестве — в море уКореи.

Впрочем, Мур и Кларк продемонстрировали в1963 году, что даже некоторые особи истинного черногокита (Balaena austtralis) время от времени показываются

в Мексиканском заливе. Так как кожа этих китовыхможет быть покрыта белыми пятнами, за счет парази-тов, то издали он может показаться и серым.

Сведения о морском змее, сообщенные в 1917 годутремя членами экипажа голландского парохода «Хазен-винд», стоят столько же, что и предыдущие.

В письме, отправленном 28 ноября этого года глав-ному инспектору флота в Белтевредене (Ява), командирсудна X. Кьевит повествует о следующих фактах. 24 но-ября судно пересекало Макассарский пролив, междуБорнео и Целебесом. В полтретьего дня оно находи-лось под 0° 10' ю. ш. и 1Г5' в. д., когда некто Ойсманувидел то, что он принял за змея, в 35 метрах по право-му борту. Завидев судно, животное нырнуло, и его ещеможно было заметить плывущим под водой едва ли в 15метрах от борта. Оно явственно извивалось в горизон-тальном плане.

Едва заметив зверя, Ойсман подал криком знак тре-тьему лоцману Г. Е. Гертмансу, который тотчас жепривлек внимание вахтенного, Амата. Этот первымбросился к релингам и еще успел разглядеть под водойголову животного, которое продолжало погружаться.Красная линия, которая помечала эту голову, былапримерно 3 сантиметра в ширину и 12 в длину. Когдаподбежал третий лоцман, он не увидел под водой ниче-го, кроме беловатого и волнистого пятна «змея».

Согласно оценкам Ойсмана, животное было около21 метра длиной и 80 сантиметров в толщину; Амат даетему не больше 15 метров в длину и 60 сантиметров втолщину, а Гертманс, самый щедрый, говорит, что внем было от 20 до 25 метров, а окружность — 90 санти-метров.

Учитывая определенное искажение формы тулови-ща под водой и естественное стремление людей к пре-увеличению, следует думать, что «змей» не достигалбольше 12 метров. Что до его природы, ее под сомнение

ставить нечего. Беловатый окрас животного, краснаялиния, отмечавшая голову и которая была не чеминым, как сверкающим хохолком, его пропорции, вол-нистые горизонтальные движения — все вьщает сельдя-ного короля, регалека.

бесхвостыймегофпасмистерамакинтошабелла

И вот наконец подписан мирный договор. Вновьустановился покой, все вернулись к своим делам и кменее смертоносному времяпровождению, каковым яв-ляется рыбалка с удочкой. Из всех демобилизованныхудильщиков мы обратим свое внимание только на од-ного, мистера Дж. Макинтоша Белла, нотариуса второ-го разряда в Раундстоунфуте (Моффат), что у границыАнглии с Шотландией. В 1919 году, вернувшись к граж-данской жизни, этот достойный джентльмен проводил,как это и было у него заведено еще до войны, свойотпуск в Брим-Уолле, на Оркадах, где и предавался ра-достям своего любимого занятия в компании друзей —местных рыбаков. 5 августа он вышел в полдесятогоутра в море с экипажем в четыре человека, чтобы про-верить клетки на лангустов, расставленные междуБримс-Нессом и Тор-Нессом, а затем половить треску.По пути его товарищи сказали ему:

— Интересно, а встретим ли мы на этот раз то морс-кое чудище, которое здесь часто видели? Может быть,хоть ты сможешь сказать, что это такое.

После того как они подняли на борт несколько кле-ток, один из рыбаков вдруг сказал очень спокойнымголосом:

— А вот и оно,

«Я посмотрел, —. рассказывал мистер МакинтошБелл Руперту Гуду, который тогда готовил книгу о мор-ском змее, — и действительно, в каких-то двадцати

пяти или тридцати метрах от лодки высилась длиннаяшея толщиной со слоновью ногу и с такой же, как уэтого зверя, шероховатой кожей. В самом верху находи-лась голова, которая была весьма изящных пропорцийи того же цвета. Утончаясь к носу, она напоминала со-бачью. Глаза были черные и маленькие, имелись такжеи черные усы. На мой взгляд, шея высовывалась изводы на высоту примерно метра полтора — метр во-семьдесят.

Животное было очень пугливо и беспрестанно топоднимало, то опускало голову, но никогда не скрываяее совсем. Тогда я не мог видеть его туловище.

Животное кончило тем, что нырнуло.

— Если оно вернется, то я сделаю снимок, — сказалнотариус, дрожащими руками выхватывая свой фотоап-парат».

«Оно» вернулось. Но, по злой иронии судьбы, ника-кого снимка не вышло, так как затвор, разбухнув отвлаги, отказался функционировать. В досаде мистерМакинтош Белл вздумал взяться за свой карабин (ска-жем в его оправдание, что он только недавно вернулсяс войны), но владелец лодки запретил стрелять из стра-ха, что раненое животное обернет свою ярость противнапавших. Даже не подозревая, чего он только что из-бежал, зверь в этот самый момент проплыл совсемблизко от суденышка, примерно на глубине 3 метра.

«Мы могли видеть его очень отчетливо, — говорилмистер Белл, — и мои друзья заметили, что его вообщечасто наблюдали плавающим именно таким образомпосле того, как он показывался на недолгое время наповерхности. Они сказали еще, что видели его в про-шлом году как раз рядом с этим самым местом. И вооб-ще его появления для них не редкость.

Тот год (1919) был последним в длинной череде,когда его видели подряд несколько раз. Он не показы-

вался более трех лет, а затем его видели лишь один раз.Что касается туловища, то оно было, на взгляд сквозьводу, темно-коричневого цвета, который переходил вболее светлый по краям или становился почти серым.У него было два ласта или плавника по бокам и двасзади. Мои друзья оценили его вес примерно в две илитри тонны, некоторые думали, что четыре или шесть.

Кроме моих друзей наблюдать его много раз имеливозможность другие ловцы лангустов».

По просьбе Руперта Гуда мистер Белл прислал сле-дующие точные цифры:

«Размеры. Шея: в том положении, которое мы на-блюдали, ее длина была около от метра восьмидесятидо двух метров десяти сантиметров и сантиметров трид-цать толщиной. Туловище: никогда не было видно под-нятым, как шея, но всегда слегка прикрытым водой.Сквозь рябь на поверхности можно было различитьплавники. Когда он плавал под водой, туловище, докрая хвостовых плавников, достигало, как мне кажется,длины в три метра шестьдесят пять сантиметров; и есливытянутая шея могла быть длиной, скажем, два метрасорок сантиметров, то тогда туловище и шея вместе до-стигали пяти с половиной метров или, в крайнем слу-чае, шести метров десяти сантиметров. Владелец баркизаметил, что иногда верх головы, если смотреть на неевертикально, с высоты лодки, был ярко-красным. Голо-ва: очень похожа на голову черного ретривера: околопятнадцати сантиметров длиной и более десяти шири-ной: Усы черные и короткие. Окружность туловища:примерно три метра — три метра тридцать, но я не уве-рен, так как не разу не видел его целиком; спина, вовсяком случае, была шириной от метра двадцати до по-лутора метров».

Все это одновременно и сдержанно, и точно. Нечегои мечтать о более благоприятных условиях для тщатель-

ных наблюдений за неизвестным морским животным.Сперва замеченное высунувшимся из воды на расстоя-нии в какие-нибудь 30 метров, затем оно целиком на-блюдалось под водой на очень маленькой глубине. На-конец, мистер Белл передал Руперту Гуду два прекрас-ных рисунка зверя, которые иллюстрируют и как нельзялучше дополняют его описание.

Сам же зверь относится, судя по всему, к некоемувиду огромных тюленей или морских котиков с ма-ленькой головой и относительно тонкой и длиннойшеей. Его размеры не превышают размеров самогокрупного морского слона, когда-либо измеренного (6 м70 см), но речь, конечно, не идет об особи из этогорода. Во-первых, потому, что, насколько мы знаем,морские слоны (Mirounga leonina) водятся только вЮжном полушарии, у тихоокеанского побережья Се-верной Америки (Mirounga angustrirestris); кроме того,морские львы, даже сильно вытянувшись, никак не мо-гут иметь шею, слегка сплюснутую и необычно длин-ную. Без сомнения, речь идет о каком-то еще неизвест-ном виде ластоногих, и очевидно, что к нему принадле-жит и чудовищный котик с маленькой головой, которо-го видели сотрудники мистера Хартуэлла Кондера пры-гающим по тасманийскому пляжу.

Итак, доктор Удеманс был прав? И да, и нет. Да —так как здесь еще раз подтвердилось существование вморях крупного котика с лебединой шеей. Нет — пото-му что этот зверь не имеет длинного заостренного хвос-та мегофиаса: у него вообще нет хвоста!

Теперь нам совершенно ясно, что морской змейимеет очень разных прототипов, весьма отличающихсякак по наружности, так и по повадкам. Если мегофиаспозаимствовал свои основные черты у некоего неизвес-тного морского котика с лебединой шеей, то складыва-ется впечатление, что он незаслуженно присвоил себе

хвостовой отросток, пригадлежайций совсем другомуморскому змею или даже многим другим. И также ка-жется ясным, что его огромные размеры во многом обя-заны другим типам.

Если мегофиас без хвоста мистера МакинтошаБелла, который достигал 4 метров и имел морду насамом конце туловища, принадлежал к одному из ви-дов, которые послужили источником для легенды оморском змее, то надо думать, что здесь речь идет обочень молодой особи — как на Тасмании. Ведь, судяпо коллекции показаний, собранной и изученнойУдемансом, морские змеи достигали, в зависимости отвозраста и пола, от 3 до 40 метров в длину, не считаяхвоста.

Однако заметим: Удеманс конечно же признавал,что размеры самых крупных могли быть и преувеличе-ны, но если морской змей является, как он верил, лас-тоногим, то это преувеличение в самом деле чрезмер-но. Нет оснований полагать, что в этой группе можетсуществовать один-единственный вид, у которого раз-ница величины у новорожденных и взрослых мужскихособей превышает тройную. Следовательно, если одинмегофиас при рождении имеет.3—4. метра.от кончикаморды до кончика хвоста, то едва ли возможно, чтобыон перерос размеры в 9—12 метров, когда становилсязрелым. А 12 метров — это действительно много мень-ше, чем 40…

Поскольку почти бесспорно, что кое-кто наблю-дал в морях неизвестных змееподобных животных сразмерами гораздо большими, чем 12 метров, то этолишний раз подтверждает, что образ мегофиаса Уде-манса основан на многочисленных, очень разнящих-ся друг от друга типах, в особенности по размерам.Это и есть очевидная причина непрекращающихсяразногласий.

ИДРУГИЕПОСЛЕВОЕННЫЕБРИТАНСКИЕМОРСКИЕЗМЕИ

Руперту Гуду мы обязаны возможностью ознако-миться со следующим отчетом по поводу еще одногоморского змея, гораздо более крупных размеров, чемпредыдущий. Вслед за статьей, которую наш горячийзащитник чудовищ опубликовал в июле 1929 года влондонской «Ивнинг ныос», он получил от некоегомистера Томаса А. Р. Муира письмо, в котором рас-сказывалось следующее:

В 1920 году автор был третьим помощником капитанана борту «Тин» из «Ройал мейл стим пэкет компани»,которая занималась почтовыми перевозками из Вели-кобритании в Южную Америку. Однажды, в конце апре-ля, когда судно находилось под ГЗО' с. ш. и 28°0' з. д., нашироте скал Сент-Поль\— группы вулканических ри-фов, расположенных в 800 километрах от южно-амери-канского побережья, в три часа пополудни мистерМуир увидел, как из воды вдруг высунулся некий длин-ный шест или мачта. Рассмотрев его в бинокль, он за-метил, что объект перемещается со скоростью 12 узлов(23 км в час) и что на конце у него маленькая вертляваяголова. Шест оказался не чем иным, как шеей некоегосущества!

«Голова, похожая на ручку от зонтика, повернуласьи уставилась на корабль, затем существо приблизилоськ нам на дистанцию примерно 400 метров. Оно двига-лось с той же скоростью, что и судно и, казалось, раз-глядывало нас. В течение пяти минут оно курсировалопараллельно с нами, затем его шея изогнулась, как улебедя, и оно, нырнув, исчезло с наших глаз;

В момент появления, — продолжает мистер Му-ир, — я спросил себя, как же выглядит его туловище,ведь позади шеи шла большая волна пены и можнобыло заметить темную массу, как у кита; но я не могу

ответить, было ли оно длинным и извилистым, как узмеи, или округлым, как у китообразных».

К своему рассказу мистер Муир прибавил весьмапримечательный по качеству рисунок и уточнил, чтошея поднималась на каких-нибудь 9—10 метров над во-дой.

Второй помощник тоже присутствовал при появле-нии, но когда мистер Муир предложил ему отметитьэто происшествие в судовом журнале, то тот отказался,«под предлогом того, что нас обвинят в излишнем увле-чении вином».

В начале 1921 года разнесся слух, что морскогозмея выбросило на берег: инцидент произошел напесчаном пляже Джехуу, в десяти-двенадцати милях отБомбея. И на этот раз речь шла не о гниющем трупе,но о вполне живом звере, который и после сорокавосьми часов после случившегося все еще был спосо-бен издавать крики отчаяния. Но на кого походил этотмонстр?

Британская пресса сообщила, что он имел 8 метровв длину и что его пасть, глубиной по крайней мере вметр, была оснащена рядами ужасных зубов: он, без со-мнения, мог заглотить трех человек разом. Его кожа,под которой выступали ребра, была черной. И глаза,похожие на слоновьи, вертелись в орбитах таким обра-зом, что ничего доброго наблюдателям на сулили. Ночто было самым замечательным, так это его голова, ко-торая заставляла подумать о человеческой…

По правде говоря, ничто во всем этом не напомина-ет хотя бы один из вариантов наружности нашего зна-комого. Зато это описание вполне подходит к наружно-сти огромного черного дельфина-глобицефала с мощ-ными зубами, мужские особи которого могут достигать8,5 метра в длину. Его лоб, причудливо выпуклый, при-дает голове некоторое сходство с человеческой. И как

раз один его вид водится в водах Индийского океана(Globicephalus indica). Так что это была ложная тревога.

От Руперта Гуда исходит и сообщение о том, что воктябре 1921 года морской змей, исключительно «змеи-ной наружности» — что не слишком обычно, — был за-мечен недалеко от тех же мест, в Бек-Бее под Бомбеем.Его наблюдал один из корреспондентов ученого, но ко-торый был — увы! — совершенно один, и, следователь-но, некому было удостоверить правдивость его слов. Онтакже просил не называть своего имени. «Это прискорб-ное для меня условие, — комментировал Гуд, — но вме-сте с тем я должен признаться, что его понимаю».

Когда наш аноним плыл на маленьком паруснике,едва ли в миле от берега, то внезапно увидел, как изочень тихой воды вдруг вынырнуло то, что он впослед-ствии сравнивал с изображением морского змея, дан-ным у доктора Матесона.

«Прямая шея поднималась, по моему мнению, на3 метра перпендикулярно поверхности моря. Диаметрэтой колонны был, кажется, сантиметров 45 в месте со-прикосновения с водой. Шея казалась покрытой боль-шими чешуйками; цвет животного на спинной частибыл светло-железно-оливковым, переходящий в гряз-но-желтый по приближении к передней части. Головапоходила на голову гигантской черепахи, но туловище,которое вполне соответствовало этой голове и шее,должно было быть, по моим оценкам, не меньше15 метров в длину».

Сразу скажем, что эта оценка не имеет никакогозначения, если речь идет о настоящем змее. Если у дан-ного животного грудина и брюхо была выпуклыми имассивными и если это был плезиозавр или, скорее,черепаха, на что намекала голова, то туловище едва лимогло достигать в длину 5 метров, и все же существомогло поднимать над водой на 3 метра шею. Даже если

это и была морская черепаха длиной 8 метров, то всеравно — неизвестное науке животное. Мы еще к немувернемся в свое время.

Если в морях существуют гигантские неизвестныечерепахи или котики с длинной шеей, то вполне веро-ятно, что они время от времени подплывают к земле,одни — чтобы отложить яйца, другие — чтобы выпус-тить своего малыша в белый свет. Во всяком случае,морские черепахи, которых мы знаем, откладываютяйца на песчаных пляжах, и, кажется, то же самое дела-ют морские крокодилы. Кроме того, все настоящие лас-тоногие спят на твердой земле.

Само собой, совершенно необязательно, чтобы всебыло так. Некоторые морские рептилии, особенно их-тиозавры, были живородящими и начинали жизнь пря-мо в открытом море, как и китообразные, а морскиевыдры даже и сейчас анатомически менее приспособ-лены к водной жизни, чем тюлени и котики. Следова-тельно, мы можем ясно себе представить, что живот-ные, называемые морскими змеями, которые принадле-жат к черепахам, крокодилам или ластоногим, могутбыть гораздо более адаптированными, чем их родичи, кжизни исключительно в воде.

Это значит, что есть по крайней мере один тип мор-ских змеев, которые вполне способны приблизиться кземле: это мегофиас без хвоста с длинной шеей. Тасма-нийская интермедия уже нам это подтвердила, и то жеследует из другого свидетельства, которое миссис Хиль-да Бромлей из Кенсингтона (Лондон) передала ТимуДинсдейлу для его книги «Лох-несское чудовище»(1961).

Миссис Бромлей, ее муж и двое юных сыновей в ав-густе 1923 года гостили у лорда и леди Перри на островеХерме, одном из английских островов Ла-Манша. В этовремя года там очень сильны приливы и отливы, и воткак-то за завтраком гости решили сходить на берег по-

смотреть, не вынесло ли что-нибудь интересное на пляжпосле отлива. Леди Перри посоветовала им пойти вкомпании моряка или рыбака, и лорд Перри (которыйеще не был в то время сэром Персивалем) предоставил вих распоряжение некоего Баннистера. И вот четырнад-цать человек отправились в путь, каждый вооруженныйпалкой с крюком в надежде отловить лангуста.

«Пройдясь и побегав некоторое время, — рассказы-вала миссис Бромлей, — мы достигли большей лужи:но что нас особенно очаровало, так это следы на грязи,как будто нечто огромных размеров выбралось из этойлужи и потащилось по песку, покрытому подсыхавши-ми водорослями, в правую сторону от нас. Все, какодин, мы двинулись в этом направлении по следам(если я правильно помню) и прошли довольно боль-шое расстояние, а потом набрели на другую лужу, ог-ромную, гораздо больше первой, в которой и терялсяэтот след, шириной метра в полтора или метр восемь-десят! Мы все, четырнадцать человек, застыли на месте,остолбенев. Что бы это могло быть?

Из самой середины лужи медленно появилась боль-шая голова и огромная шея, но туловища мы не увиде-ли; животное оставалось сидеть там, глядя на нас безстраха большими черными глазами, а потом снова ле-ниво нырнуло в воду. Было очевидно, что никогдараньше человека оно не встречало. Мы взялись за рукии все вместе вошли в воду, чтобы узнать, возможно липотревожить существо и заставить его снова показаться,но лужа была слишком обширной и глубокой, так чтоособо ощутимого волнения мы создать не могли».

Баннистер в тот момент заметил, что было бы ра-зумно вернуться, так как лужа начала колыхаться явнопо воле животного. Но заинтригованные гости былинастроены оставаться на месте и, может быть, еще разувидеть зверя. Согласно показаниям, переданным ТимуДинсдейлу, у животного была черная кожа, толстая

шея — 90 сантиметров или метр двадцать — и большойрот, как у котика. Одним словом, это был бесхвостыймегофиас, который уже успел стать нашим добрым зна-комым.

Мы закончим обзор британских послевоенных сви-детельств, собранных большей частью благодаря стара-нию Руперта Гуда, поведав о морском змее, которыйимел наглость в это самое время заплыть в бассейн са-мой Темзы. Надо сказать, что область, называемаяБлек-Дин, где его заметили, была закрыта для навига-ции в течение всей войны и оставалась таковой до1923 года, то есть до времени встречи. Следовательно,прошло уже по меньшей мере восемь лет, как тамош-ние воды не тревожил ни один корабль, пока судноанглийского флота «Келлетт» не заплыло туда в ходепатрульной операции. Как рассудительно заметил одиниз свидетелей, капитан Ф. Д. Б. Хэйзеелфут, которыйкомандовал судном, «здешние воды в течение всеговремени были, попросту говоря, оставлены морскомумонстру в его полное распоряжение».

Показания, к несчастью, не были записаны сразу жепосле встречи. И некоторые данные оказались неточ-ными. Все произошло летним августовским днем, око-ло девяти утра. Капитан Р. М. Сутерн дважды видел,как высовывалась из воды, в каких-нибудь двухстах мет-рах от корабля, длинная змеиная шея, которая подни-малась над поверхностью на высоту от метра восьмиде-сяти до двух десяти. Каждый раз она оставалась на видупримерно четыре или пять секунд. Капитану Сутернуне удалось невооруженным взглядом различить, име-лась ли голова на конце шеи или нет. Но капитан Хэй-зелфут, у которого, бесспорно, зрение было лучше (илине зрение, а воображение, скажут злые языки) вполнерассмотрел голову и даже зарисовал ее. По его мнению,эта голова поднималась на 2 метра 40 сантиметров илидаже на 3 метра над водой.

Британским свидетельствам послевоенного периодамы обязаны целой серией отчетов, описывающих морс-кого змея, в общем — весьма единообразно, по край-ней мере, в том, что касается силуэта. Каждый раз таин-ственное животное имеет длинную шею, которая вытя-гивается перпендикулярно воде, как огромный перис-коп, и которую сравнивали с ручкой зонтика, мачтойили колонной. Конечно же довольно сложно иденти-фицировать тюленя с лебединой шеей, которого виделмистер Белл, и чудовище анонимного корреспондентаГуда — пресмыкающееся скорее по расцветке, чем почешуе.

НЕСКОЛЬКОГОЛЛАНДСКИХЧУДОВИЩ

Британские наблюдения скоро закончились, но с1922 по 1928 год они были хорошо компенсированыдвумя параллельными потоками свидетельств: голланд-ских, с одной стороны, и французских — с другой.

Итак, что нам сообщают навигаторы Нидерландов?

В первую очередь, это отчет о встрече с длинноше-им животным 31 октября 1922 года, случившейся у па-рохода «Бали» под 7°28' с. ш. и 77°52' з. д., то есть вМаннарском проливе, который отделяет Цейлон отИндии. Вот в нескольких словах суть того, о чем писалв бортовом журнале четвертый помощник П. Крюйт:

«Примерно в полпятого дня на расстоянии в полми-ли по левому борту на воде началось бурное волнение,которое продолжалось до тех пор, пока на поверхностине показались части тела некоего животного, которыенапоминали голову и шею жирафа, но только гораздокрупнее. Чудовище оставалось на виду примерно двеминуты, а затем снова нырнуло, головой вниз. Потомна месте, где исчезло животное, ничего больше нельзябыло обнаружить, кроме большого количества морскихптиц. Змей был почти везде одинаковой толщины,круглый, тогда как голова заканчивалась затуплением.

Толщина эта достигала примерно полуметра в диамет-ре, тогда как длина видимой части была примерно5 метров. Расцветка была зелено-сероватой».

Затем следует описание гораздо более массивногозверя, мельком виденного двумя офицерами с парохо-да «Мария» в Индийском океане, у побережья Сома-ли, под 11 "50' с. ш. и 57°37' в. д. Четвертый помощникГ. ван Нугюйс следующим образом зафиксировалпроисшедшее:

«1923, 11 февраля, в четыре часа пятнадцать минутпополудни я находился на мостике правого борта вмес-те со вторым помощником А. де Виддом, когда нас за-ставил вздрогнуть внезапный мощный шлепок по воде.Это было так близко к левому борту судна, что мы немогли видеть, что это и где точно произошло. Когда мыперебежали на левый борт, то услышали еще болееяростный всплеск (чья сила была несравнима даже стем шумом, который обычно поднимает косатка, вып-рыгивая из воды), и увидели, на расстоянии метров втридцать, как колоссальное морское животное медлен-но исчезает с поверхности: оно было приблизительно2 метра в толщину, цилиндрической формы и, на-сколько мы смогли разглядеть, изначально высунулосьиз воды на 2,5 метра. Оно все блестело и было наполо-вину влажно-серого цвета, а наполовину коричневого».

На третьем месте в нашем списке — встреча коман-ды танкера «Индия», который регулярно ходил из Там-пико (в Мексиканском заливе) в Лос-Анджелес мимомыса Горн. Инцидент произошел 30 октября 1923 года,в совершенно исключительном месте — под 9°24' с. ш.и 86°26' з. д., то есть у тихоокеанского побережья Кос-та-Рики. Капитан Ф. Ван де Бисен так описал все всвоем отчете:

«Внезапно по левому борту, почти на траверсе, в300 метрах от нас из воды показалось что-то неясное,какая-то гигантская колонна, длиной от 8 до 10 метров

и большой толщины, которая, по нашим при-близительным оценкам, была то ли метр, то ли два.

Затем это нечто рухнуло обратно в воду с оглуши-тельным шумом и всплеском, несравнимым по силе стем волнением, которое поднимает на воде кит. Затемоно ненадолго появилось опять, в то время как мы втечение нескольких минут ощущали на себе качкувзбудораженного моря.

Моей первой мыслью было, что мы только что виде-ли гигантскую «морскую иглу», но только с более ту-пой по форме головой. Задний конец тела не был ви-ден, но диаметр животного превышал диаметр нашихмачт. Его расцветка была гораздо светлей, чем у китов.

Хотя остальные четыре свидетеля не наблюдали ни-какого «дыхания», первый лоцман настаивает, что онего заметил. И наоборот, я, который глядел на всеочень внимательно, никаких признаков «дыхания» неразглядел.

У существа не было ни китового хвоста, ни даженичего похожего, а передняя часть его в разрезе былаболее или менее круглой, но никаких больших выпук-лостей, в которых можно было бы подозревать плавни-ки, видно тоже не было».

Четвертое наблюдение животного с умеренно длин-ной шеей произошло 23 июля 1925 года. Его видел ка-питан П. де Хаан вскоре после того, как его судно, па-роход «Бавеан», двинулось с местным лоцманом у рулявокруг мыса Моретон у Бриссена и затем взяло курс наСидней.

«Внезапно мы заметили по правому борту бурноеволнение воды. Немного позже под углом в сорок пятьградусов поднялось длиное черное тело, длиной при-мерно 8 метров, и затем снова рухнуло в море с ужаса-ющей силой, что вызвало уже виденное нами волнение.Это явление повторилось еще четыре раза, чуть-чутьближе к нам; поднялось неясно видное тело, диаметром

примерно полтора метра и почти цилиндрическое, ко-торое, как казалось, оканчивалось удлиненной голо-вой, с клювом и глазом, закругленное на конце. Когдаживотное снова погрузилось, поднялся, примерно на4 метра, плавник, находившийся на правом боку, за го-ловой, а во время этого падения все тело изогнулось. Внескольких метрах дальше поднялось из воды нечто,похожее на хвост, гораздо тоньше, чем передняя часть.На верхней поверхности головы кожа была черная,гнойничкового вида, а на нижней поверхности — свет-лая и гладкая. Торчавший «плавник» был еще светлее:почти белый с черными пятнами. Было ясно видно ислышно дыхание животного. К моему большому сожа-лению, никто не имел под рукой фотоаппарата, и былоочень сложно навести на животное бинокль, так каконо двигалось совершенно непредсказуемо. Самое ма-лое расстояние, с которого мы его видели, было при-мерно 300 метров.

Таковы были мои наблюдения, которые вполне со-впадают с наблюдениями вахтенного офицера, с тойтолько разницей, что указанный «плавник» ему пока-зался нижней челюстью открытой пасти. Это, однако,не кажется мне правдоподобным, так как мне личноудалось разглядеть морду, и нижняя челюсть никак немогла оказаться в том месте. Наличие одного-един-ственного плавника с правой стороны мне кажется на-столько же невероятным».

Наконец, пятым по счету был рапорт Дж. Р. Я. Сван-на, первого лоцмана парохода «Бенгалис»; рапорт былподписан капитаном Дж. Ф. Страакенбреком. Этавстреча с морским змеем, похожим на нитку четок,произошла 15 августа 1928 года к западу от Суматры,под 2°28' с. ш. и 95°47' в. д. Был час пополудни, когда вкаких-то 400 метрах впереди по правому борту они за-метили плавающий объект, напоминавший ствол ог-ромного дерева, некоторые части которого высовыва-

лись из воды. Так как вокруг него море волновалось,они решили, что объект окружает стая каких-то рыб.Но когда судно приблизилось еще…

«…Мы заметили, поглядев через бинокль, что этобыл совсем не ствол дерева, а живое существо, котороедвигалось и у которого высовывались четыре участкатуловища (вероятно, спины). Эти части не походили наплавники: они блестели на солнце, были гладкими инемного выпуклыми и их цвет очень походил на окрас-ку тюленя.

Внезапно из воды высунулась одна часть, котораяпоходила на огромную ветку, примерно 70 сантиметровв диаметре и 2 метра в длину, которая пребывала подуглом тридцать градусов к поверхности моря; ее крайбыл закруглен. Очень медленно эта часть вернулась вводу, причем море снова заволновалось. На этой тор-чавшей части мы не заметили ничего особенного —никаких глаз, ничего похожего, — а ее цвет был такимже, как и у остальных частей. Расстояние до нас тогдабыло 250 метров.

Старшина, родом из индийских англичан, которыйстоял за рулем, тоже увидел, как что-то поднялось изводы, и закричал мне:

— Варра махли (большая рыба)».

Все эти различные показания отличаются достаточ-ным сходством. Почти всегда речь идет о поднятой изводы цилиндрической шее, затем о ее шумном паде-нии обратно в воду. Но если мы вчитаемся в эти сви-детельства повнимательней, то заметим, что в одномслучае — с животным «Бали» — шея была длинная итонкая, тогда как в трех остальных — толстая и уме-ренно длинная. Вопрос о длине шеи не может бытьвыяснен в случае с животным «Индии», которое цели-ком являлось как бы одной шеей или вовсе ее не име-ло и, следовательно, вполне могло оказаться гигантс-ким угрем.

ОКЕАНИЙСКОЕОТСТУПЛЕНИЕ

Французские свидетельства, которые, наряду с гол-ландскими, сменили британские наблюдения с 1922 по1928 год, почти все касались Океании, то есть южнойчасти Тихого океана. Создается впечатление, что дви-жение судов стало в Атлантике чрезмерно активным, иморские змеи покинули обжитые области и нашлиприют в более тихих водах. Арена «подвигов» нашихсуществ мало-помалу сдвинулась на восток. Но, вероят-нее всего, это впечатление не более чем иллюзия: еслиморские змеи все чаще стали появляться на юге Тихогоокеана, то это оттого, что вообще увеличились шансына встречу с неизвестными морскими животными —благодаря активизации торговли, захватившей теперьновые морские пространства.

Кроме точных наблюдений, сделанных у островаНорфолк в 1870 году, у Новой Зеландии в 1891, 1897 и1899 годах, до французских отчетов 1923 года нам ненайти ничего, кроме достаточно несуразных слухов оприсутствии морских змеев в остальной части юга Ти-хого океана. Однако следует сделать оговорку для одно-го британского наблюдения, о котором сообщил в 1924году Реджинальд Паунд и которое происходило конеч-но же раньше.

Это наблюдение принадлежит мистеру Эрнесту Де-вису, англичанину из Бристоля, который жил долгоевремя на архипелаге Туамоту, где основал весьма вы-годную для себя торговую контору. Это джентльмен, ко-торого газеты называли «Самым одиноким британцем вмире», одним знойным вечером вышел покурить нанос шхуны «Нуадор», стоявшей на якоре в Ниухире,когда, в уже мало-помалу наступающей темноте, еговнимание привлек громкий шум, донесшийся из водына расстоянии примерно 40 метров.

«Поглядев в том направлении, — говорит он, — яувидел некое темное пятно. Это было странного видаживотное, которое приближалось к судну. Оно безза-ботно плыло, высовываясь из воды, затем стукнулось обок судна и взвилось на высоту почти первого мостика.Никогда в своей жизни я не был так изумлен и напу-ган. По своей форме голова этого странного гостя на-поминала лошадиную: имелись зеленые глаза, а наморде застыло выражение, которое мне показалосьвесьма угрожающим. Три туземца (из экипажа), кото-рые тоже заметили его появление, окаменели от ужа-са… Чудовищный морской змей рассматривал нас до-вольно долго, а затем рухнул обратно в воду и не спешаудалился.

Той ночью туземцы не были в состоянии обсуждатьпроисшедшее: они полагали, что речь идет о злобномдухе! Но на следующее утро старые туземцы, которым ярассказал об инциденте, не выказали никакой особойвзволнованности. От них я узнал, что морской змей —

если это был он — довольно часто появлялся и бывалзамечен в этих водах. Немного позже я узнал из источ-ника, достойного доверия, что один морской змей былдаже выброшен приливом на риф, который находилсянеподалеку. Его длина была примерно 16 метров, а ок-ружность тела — 3 метра 70 сантиметров».

Последующие морские змеи появились во время за-седания Зоологического общества Франции, проходив-шего 23 ноября 1923 года. В этот день был зачитан отры-вок из письма месье Эрубеля, младшего преподавателяиз Сорбонны.

«В течение 1923 года о «великом морском змее» со-общалось дважды:

1. 28 июня, в шестнадцать часов, его видел междуостровами Верности и Новой Каледонией капитан ивесь экипаж судна «Пасифик» из компании «Морскиепочтовые перевозки». Животное появилось внезапно в60 метрах от борта.

2. 22 сентября, в семнадцать часов, змея видели нарейде рыбаки в Нумеа.

Два свидетеля сходятся в описании следующих фак-тов: большой морской змей достигал от 30 до 40 метровв длину; он с шумом выскочил из воды; его голова на-поминала лошадиную, но на ней был некий гребень;его окрас был очень темный — цвета красного дерева.Эти детали извлечены из письма одного представителяморской и колониальной лиги в Нумеа, датированного8 октября 1923 года».

«19 июня мы покинули Порт-Вила (Новые Гебриды)и направились к Нумеа. Только-только мы прошлимимо мыса Пине, к югу от острова Аифу. Было при-мерно четыре часа дня, погода стояла изумительная.Вдруг примерно в трехстах метрах от корабля и при-близительно в тридцати градусах спереди по правомуборту на море началось страшное волнение. Я увидел,

как некое странное животное высунуло голову, шею иначало туловища из воды и застыло прямо как змея,когда она поднимается, а затем рухнуло обратно, уда-рившись о поверхность и подняв огромный сноп воды.Это длилось буквально мгновение. Рядом со мной ра-ботали над покраской шлюпки матросы Пико, Вардо,Куантро и Виаль. «Вы видели это животное?» — спро-сил я их. И в тот же миг оно поднялось во второй раз, итогда уже мы все пятеро его увидели, очень ясно, нотеперь оно нырнуло не падая, но погружаясь».

Месье Мартин уточнил, что окрас животного былкак «у только что сделанной пробки», но его форму неудалось различить точно по причине быстроты его дви-жений. Голова, во всяком случае, не имела ничего об-щего с китовой, кроме разве что размеров.

В свою очередь один из матросов говорит, что туло-вище было удлиненным и огромным, а высунувшаясячасть размером с дымоходную трубу кочегарки. Головав форме конуса была немного заострена на конце. Цветбыл белый, немного грязноватый.

Журналисту А.Фрэйссу мы обязаны деталями попроисшествию 22 сентября и еще 30 числа того же ме-сяца:

«22 сентября в семнадцать часов туземная женщинаФелсс и ее подруга возвращались из Гаджи на шлюпкеи находились поблизости от местечка Абел, когда ус-лышали позади себя «разрыв, похожий на выстрел изружья».

Они обернулись и заметили примерно в 60 метрахпозади странное животное, которое издавало протяж-ный свист и выбросило вертикально вверх, на большуювысоту, сначала струю огня, а потом сноп воды.

Животное, чья голова поднималась на десяток мет-ров, имело наружность морской лошади (?) с гребнем,который тянулся достаточно далеко по спине. Его ок-

рас был коричневый, цвета красного дерева, почти чер-новатый.

Монстр создавал большое волнение и извивался наповерхности. Он поднимался и падал в море с ужаснымшумом, а затем снова вздымался — головой и хвос-том — высоко над водой… Животное вздымалось такпять раз и казалось способным развить огромную ско-рость».

Две женщины, совершенно испуганные, попыта-лись найти прибежище на островке Фрэйсинет, но,прежде чем они достигли земли, еще три раза видели,как поднимался ужасный монстр, который затем на-правился к рейду Нумеа.

Показания женщин были подтверждены жандармомв отставке Мийс, сторожем на Фрэйсинете, которыйнаправил подробный отчет в «Южную Францию»:

«22 сентября в шестнадцать часов, находясь в своемсаду, я увидел струю воды в направлении Пуэнт-о-Лан-тан. Эта струя показалась мне высотой с холм, которыйвозвышался над этим краем; затем возникла другаяструя, чуть поменьше, затем еще одна — на западе.

Это случилось три раза за несколько минут, и мнепоказалось, что делать такое может лишь какое-то оченькрупное животное, крупнее и сильнее косатки; затем я ссожалением потерял из виду эти занятные явления, ког-да вдруг глухой, ужасный шум, а вслед за ним — другой,более протяжный, не насторожил меня снова.

Я увидел множество «кусков», каждый крупнее ка-шалота, а затем черную массу — то был хвост, пред-ставлявший из себя щит 2 метра высотой и более 3 мет-ров шириной.

Шум и все эти явления стали чаще и различимей, ачерный цвет таким и остался.

Животное проплыло между Фрэйсинетом, остро-вком О'Шевр и рядом с островом Дюко. Это была самая

красивая картина, какую я когда-либо видел: мимоодин за другим прошли три купола многометровой вы-соты, каждый из которых, как мне показалось, былибольше, чем мой дом.

Я очутился от всего этого в каких-то 150 метрах; триглыбы мяса напоминали трех китов, плывущих один задругим. Я не могу точно определить вид этого монстра,который мне показался скорее рыбой, чем змеем.

Его длину было сложно измерить на глаз. Все тричасти были в сумме больше 20 метров, и можно толькогадать, какой величины было продолжение тела подводой.

Я не видел головы; но при каждом появлении я слы-шал этот ужасный гул, похожий на рев слона, сопро-вождаемый шумом волн, сравнимым с тем, что произ-водит, падая, большая куча листового железа.

Чудовище казалось мне совершенно спокойным».

В следующее воскресенье, 30 сентября, оно появи-лось снова, в 3 километрах от порта Нумеа, между ост-ровками Мэтр и Табу. Именно там его заметили месьеи мадам Бэйи, которые в сопровождении туземца поимени Эмиль проехали на рыбалку к острову Мэтр намаленьком автомобиле.

Месье Бэйи рассказал А. Фрэйссу, что несколькораз, между восьмью и десятью часами утра, при пре-красной погоде, животное вертикально поднимало своетело над водой, как мачту (как маяк, сказал Эмиль).Иногда поднималось сразу две части одновременно,будто бы голова и хвост одного и того же животного.Эти две части бились, перемежаясь, обвивая друг друга,и все это время стоял ужасающий шум.

Мадам Бэйи скупо подтвердила все детали показа-ний своего мужа, довольствовавшись лишь одним до-бавлением, что животное «часто выбрасывало струйкидыма».

Это последнее упоминание вызвало у некоторых спе-циалистов подозрение, что новокаледонский монстрбыл не чем иным, как сверхгигантским кальмаром.Иногда он, видимо, вытягивал два своих длинных щу-пальца над поверхностью, а иногда выбрасывал воду илипар из своего сифона.

Эта параллель, конечно, законна, но она не объяс-няет довольно точного описания, которое дали двеженщины-туземки, изобразив морского змея с гривой,чей внешний вид нам уже знаком.

МЕЖДУИВУМЯВОЙНАМИ

<p><strong>томпонардно</strong><strong>,</strong>

ИЛИМАЛАГАСИЙСКИЙ«ХОЗЯИНВОДЫ»

В 1930 году доктор Жорж Пети в своей книге «Рыбо-ловство на Мадагаскаре» поведал о легендарном «хозя-ине воды» малагасийцев.

Автор, в то время помощник руководителя лаборато-рии в зоологическом музее, уверяет, что сам видел этомифическое животное, рождающееся, по словам абори-генов, из фананины — еще одной мифической змеи.

Здесь надо сделать несколько пояснений. Сакалавы(одна из этнических групп, населяющих Мадагаскар)верят в «трансформаторское» происхождение рыб. Так,по их понятиям, мурены — это результат метаморфозыназемной змеи пелофилы после ее ухода в море, а мор-ские черепахи — это наземные черепахи, немного из-менившиеся и адаптировавшиеся к жизни в воде. Небудем смеяться над этими представлениями — рыбакина юге Франции, например, совершенно серьезно ут-верждали, что мурены появляются от любовной связиугрей с наземными змеями. Что касается верований от-носительно происхождения морских черепах, вы може-те найти их во всех учебниках зоологии…

Генеалогическое древо томпондрано (что означает«хозяин воды»), по убеждению жителей Мадагаскара,гораздо более сложное. Черви, поедающие внутреннос-ти человека знатной касты, превращаются в особый видзмеи — фананину. Затем эти змеи вырастают до чрез-вычайно больших размеров и, когда уже не могут из-забольшого веса своего тела передвигаться по земле, онипогружаются в море и становятся томпондрано.

«А тот «хозяин воды», который наводит ужас на ры-баков юго-восточного побережья Мадагаскара, — спра-шивает доктор Пети в своей книге, — тоже мифическоесущество? Или его описания, переданные теми, кто ви-дел его, содержат, хотя бы частично, правду о таин-ственном и неизвестном науке животном? Нельзя липричислить томпондрано к морским змеям, во всякомслучае к одному из видов морского змея?»

«Мы сами были, — продолжает доктор Пети свойрассказ, — очевидцами происшествия настолько заме-чательного и необычного, что стоит привести здесь егоосновные моменты.

В ночь с 20 на 21 января 1926 года, обеспокоенныепадением барометра, указывавшего на приближениециклона, мы вынуждены были покинуть наш лагерь вЛавеномбато на левом берегу Онилахи. Мы решили напироге доплыть до Тулеара, расположенного в 50 кило-метрах от лагеря. Погода была очень плохая, очень тем-ная ночь и сильная зыбь на море. Около половиныпервого ночи, когда мы только что миновали Сародра-но и взяли курс на Анкилибе, мое внимание привлексильный, но непостоянный свет, вспыхивающий с про-межутками в несколько секунд над водой, примерно вмиле от нашего суденышка. Его можно было бы срав-нить с лучом морского прожектора, хотя он и был не-сколько слабее. Казалось, этот свет излучал предмет,вращавшийся вокруг своей оси. Позади источника это-

го странного света виднелся фосфоресцирующий след,длину которого было трудно оценить в тех непростыхдля наблюдения условиях. Гребец, находившийся наносу лодки, бросил свое весло и повернулся к немуспиной, чтобы его не видеть. Наш капитан низко опус-тил голову и уставился в дно лодки, а рулевой на кормедрожал, как осиновый лист.

Только через много времени после того, как стран-ный свет погас, скрывшись позади нас за утесом, мысмогли продолжить путь. Члены нашей команды объяс-нили нам, что это был томпондрано, что мы подверга-лись смертельной опасности и что нас еще ожидаютразличные несчастья. Они приписали этой встрече инадвигающийся ураган. А наш капитан отнес также наего счет и недавнюю смерть дальнего родственника».

Происхождение томпондрано от наземной змеи, па-губный характер встреч с ним, его способность предве-щать природные катаклизмы и гибель людей — все этопоразительным образом напоминает скандинавскогоСе-Орма, но в то же время показывает универсальностьчеловеческой реакции перед похожими феноменами.Этому не надо придавать такое уж большое значение.Действительно, тело раненого или мертвого крупногоморского животного, плавающее на флюоресцирующейповерхности моря или облепленное какими-нибудьлюминесцирующими рыбами или кальмарами, моглобы создать подобный эффект, несомненно производя-щий сильное впечатление. Аборигены автоматическиприписали этот необычный спектакль томпондрано,как представители западных народов сразу же вспоми-нают о морском змее, если встречают в волнах крупноеживотное, которое они не могут, по той или иной при-чине, идентифицировать.

Обратим внимание на описание внешнего вида иповадок томпондрано, собранные доктором Пети у ме-

стных жителей в результате проведенного им расследо-вания:

«Хозяин моря появляется очень редко. Но появляет-ся он, где бы это ни было, всегда двигаясь против ветра.Длиной он 20—25 метров, и его тело, широкое и плос-кое, покрыто твердыми пластинами, очень похожимина роговые пластины, покрывающие спину крокодила.Хвост его похож по внешнему виду на хвост креветки.Пасть широкая и расположена на нижней половинеголовы, почти на брюхе. Что-то вроде капюшона, кото-рый животное могло по желанию открывать и закры-вать, защищает глаза, расположенные спереди, но ши-роко расставленные. Голова блестящая, светящаяся ииспускает огонь, приближаясь к поверхности. Пере-двигается он при помощи волнообразных колебатель-ных движений тела в вертикальной плоскости.

По словам одних, зверь не имеет лап. Другие оче-видцы наделяют его парой передних конечностей, по-хожих на ласты кита. Наконец, тело его расчерченопродольными полосами различного цвета, беловатого,красноватого, зеленоватого или еще более темного.Никакого запаха нет. Встречи с ним чаще всего проис-ходят в районе Анкилибе, Нози Be, Ланивато (провин-ция Тулеар).

Чтобы избежать несчастий, которые сулит встреча стомпондрано, на носу лодки прикрепляют топор и се-ребряное кольцо».

На основании размеров, приписываемых «хозяинуводы», доктор Пети считает его близким родственни-ком мегофиаса, что подтверждается, по его мнению, ивертикальными колебаниями тела животного — при-знаком, который часто отмечают и очевидцы, наблю-давшие появление морского змея. Что касается роговыхпластинок на теле томпондрано, Пети сравнивает их стакими же у чудовищной тысяченожки вьетнамских ле-генд.

МОРСКОЙЗМЕЙ-ЧЛЕНИСТОНОГОЕ?

В описании томпондрано остаются многочислен-ные черты, позволяющие отнести его к определенномутипу морского змея, в частности к чудовищу вьетнамс-ких вод. Во всяком случае, наличие роговых пластиноки хвоста, напоминающего хвост креветки, бесспорно,объединяет малагасийского «хозяина воды» и чудовищ-ную вьетнамскую тысяченожку. С другой стороны, оче-видная сегментация тела и боковые отростки после-дней сближают ее с китообразной сколопендрой евро-пейских авторов прошлых веков. Благодаря совпадаю-щим деталям в описаниях морского монстра трех на-столько далеких друг от друга народов в нашем распо-ряжении имеется богатая информация об этом особен-ном типе морского змея. Теперь мы можем попытатьсяпорассуждать о его природе со знанием дела…

Может ли этот морской змей действительно оказать-ся,, как предположил доктор Кремпф, членистоногим?Насколько это позволяют допустить некоторые из егонародных названий и различные анатомические при-знаки?

Ветвь членистоногих, напомним, занимает одно изсамых важных мест в животном мире. Она объединяетвсех беспозвоночных, защищенных подвижным панци-рем, и включает в настоящее время, кроме несколькихсовсем небольших по численности видов, бесчислен-ные отряды ракообразных, паукообразных, многоножеки насекомых. Надо упомянуть также две группы морс-ких членистоногих, имевших крайнюю важность в па-леозойскую эру, но считающихся полностью исчезнув-шими еще 250 миллионов лет назад: речь идет о трило-битах и эриптеридах.

Трилобиты названы так потому, что их тела кажутсясформированными из трех частей. Это — одни из са-мых древних известных ископаемых животных, их ос-

танки находят в слоях нижнего кембрия и датируют500 миллионами лет. Остававшиеся исключительноморскими обитателями, трилобиты, похожие на боль-ших приплюснутых мокриц, буквально наводняли всеокеаны Земли в течение почти 250 миллионов лет пе-ред тем, как угаснуть к концу пермской эпохи. Размерыих составляли от 0,5 сантиметра до максимум 70 санти-метров, а в основной массе они колебались между 2 и7 сантиметрами.

Не таковы были эриптериды — бесспорные велика-ны империи членистоногих. Поэтому их иногда назы-вают гигантострасами. Они были похожи на чудовищ-ных скорпионов, пара лап которых (шестая) трансфор-мировалась в мощные весла — откуда и название эрип-териды, что означает «с широкими плавниками». Хвосту некоторых видов служил рулем. Их размеры кажутсяогромными, во всяком случае для панцирных живот-ных. Так, Pterygotus, «большой Серафим», как его на-звали шотландские каменоломы, которые его первыминашли, достигал 2 метров в длину, а вид Stylonurus пре-вышал даже 3 метра!

В момент их появления в ордовикский период, по-чти 400 миллионов лет назад, эриптериды вели морс-кой образ жизни. Своего расцвета они достигли в горь-ковато-соленых водах мелководных лагун к концу си-лура и постепенно приходили в упадок в течение дево-на, после того как заселили пресные водоемы. Исчезлиони в конце перми, 220 миллионов лет назад.

То, что этот гигантский морской скорпион мог до-жить до наших дней, априори нельзя исключить. И внаше время можно видеть прекрасно здравствующимине менее древние виды животных, таких, как брахиопо-ды, морские лилии или моноплакофоры, и даже такиеблизкие родственники эриптеридов и трилобитов, каклимулы. Но с большим трудом можно представить, что

может существовать сейчас или когда-либо существо-вал экземпляр двадцатиметровой длины.

Самые огромные из эриптеридов, возможно, пре-восходили по своей массе современных членистоногих,но их размеры были того же порядка, что и у крупныхсовременных ракообразных. Так, гигантский крабЯпонского моря достигает в окружности 4 метров с вы-тянутыми ногами. Кажется, что сам принцип анатоми-ческого строения членистоногих, в частности хитино-вое покрытие, которое должно быть полностью под-вижным, препятствует увеличению размеров тела сверхнекоторых пределов, ограниченных законами механи-ки. Зоолог не может даже представить себе какую-ни-будь сколопендру длиной 20 метров. Богомолы ростомс жирафа и огромные, как дом, тарантулы — плод во-ображения писателей-фантастов.

Однако, даже не принимая во внимание законы ме-ханики, нельзя допустить, что в любой зоологическойгруппе мог бы существовать экземпляр, в десять разпревосходящий самого крупного представителя этоговида. Всегда можно найти все промежуточные размерымежду самыми маленькими и самыми крупными. ЕслиПрирода иногда и позволяет себе делать скачки, то ни-когда они не бывают гигантскими!

Если вьетнамская тысяченожка, она же малагасийс-кий «хозяин воды», она же китообразная сколопендра,не может все же быть членистоногим, это совершенноне означает, что она не может вообще существовать.Действительно, ее отдельные характерные черты необязательно должны указывать на членистоногого. Ведькрылья летучей мыши или птеродактиля не превраща-ют их в птиц.

Итак, что мы имеем: во-первых, хвост таинственно-го животного сильно напоминает хвост креветки илилангуста, так как состоит из нескольких частей и рас-

положен горизонтально. Но горизонтальное располо-жение хвоста у позвоночных мы видим у млекопитаю-щих (и у птиц, но здесь мы исключаем их из рассмотре-ния). Напомним, что ламантины, обитающие по ту идругую сторону Атлантического океана, имеют хвост ввиде широкого округлого лопатообразного весла, и чтоу некоторых китообразных хвост на концах также имеетбахрому. Вообще же хвост морских млекопитающих ча-сто состоит из одной или нескольких лопастей, как ихвосты различных ракообразных.

Во-вторых, горизонтальное расположение хвостаобязательно должно быть связано с вертикальными ко-лебаниями тела, также являющимися характерной чер-той морских млекопитающих.

В-третьих, по словам некоторых малагасийцев, жи-вотное имело единственную пару передних плавников,таких же, как у китов.

В-четвертых, пора вспомнить, что некоторые млеко-питающие тоже имеют экзоскелет, или, если хотите,панцирь. В наше время самые известные из них — бро-неносцы, панцирь которых имеет хорошо видимую сег-ментацию. Она сформирована из нескольких колец ро-говых щитков и опоясывает в основном среднюю частьтела. Некоторые виды имеют до 12—13 таких поясов.Вымершие гигантские родственники броненосцев,глиптодонты, имели подобным образом сегментиро-ванный хвост.

Известно — мы об этом уже говорили, — что древ-ние китообразные, среди них и зейглодрны, бесспорно,имели похожую кирасу. Само собой разумеется, что, длятого чтобы позволить телу этих очень длинных живот-ных совершать волнообразные колебательные движения,необходимые для передвижения, их защитный панцирьдолжен быть очень подвижным, а для этого — разделен-ным на поперечные сегменты, как хитиновый покровгусеницы или тысяченожки. Уточним, что кираса древ-

них китов у некоторых видов могла быть не очень замет-ной со стороны и даже выродиться в костяную арматуру,скрытую под кожей, как у гигантских ленивцев типа ми-лодона — троюродного кузена броненосца.

В очередной раз мы пришли к мысли, что некото-рые морские змеи могут быть потомками древних ки-тов, более или менее родственными зейглодонам. Мо-жет быть, именно из-за наличия панциря или остаткапанциря от шкуры некоторых морских змеев и отска-кивали гарпуны китобоев, ружейные пули и пушечныеядра их случайных преследователей. Также, можетбыть, из-за веса этого защитного кожуха они так быстротонут после смерти, что значительно уменьшает ихшансы быть выброшенными на берег и стать объектомизучения для человека.

Остается объяснить наличие боковых отростков, ко-торым неизвестное животное обязано своими названи-ями — «тысяченожка» и «китообразная сколопендра».

Сразу же скажем, что эти отростки, описанные какноги, двигающиеся наподобие весел галеры, моглистать доступными для обозрения только в результатекульбитов животного, и в этом случае их можно былопринять за длинный зубчатый спинной плавник. Впротивном случае они никогда не были бы замечены вработе, так как всегда должны оставаться под водой уплывущего животного. Их способ действия был опреде-лен при рассмотрении тела, выброшенного на берег.Известно, что очевидцы говорили о китообразной ско-лопендре как о животном, «на мертвое тело которогонельзя было смотреть без ужаса». И вероятно, портретчудовищной тысяченожки из вьетнамских сказок тожеосновывался на описании выброшенного на берег мер-твого тела.

Первая мысль, которая приходит в голову: описыва-емые отростки длиной до 80 сантиметров — просто бо-ковые части тела, обезображенного разложением. Но

эта версия не согласуется с очень точным описаниемсегментации тела. Также можно предположить, что ониявляются продолжением внешнего экзоскелета.

Вспомним, что, по Альфреду Ховеллу, механизмдвижения зейглодона «должен был обеспечиваться па-рой боковых складок, симметрично и непрерывно про-тянувшихся спереди назад почти по всей длине хвоста».Если мы представим эти складки с бахромой — а ониочень даже могли ее иметь, — то перед нами окажетсяанатомическое строение, очень похожее на изображен-ное на портрете китообразной сколопендры, опублико-ванном Ронделе. Зейглодон был покрыт панцирем.Возможно, продолжение его сегментированного по-крытия простиралось под боковыми складками, прида-вая им большую жесткость, и, следовательно, делало ихболее эффективными.

Такая гипотеза позволяет сразу же разрешить загад-ку стабилизации тела зейглодона в воде. А также объяс-нить некоторые близкие проблемы, такие, как стран-ные анатомические особенности китообразной сколо-пендры и непонятные сегменты боковых отростков, об-разующих защитный покров вьетнамского дракона.

Чтобы закончить портрет животного, основанныйна совпадающей. информации, пришедшей из трех со-вершенно различных источников (западного, вьетнамс-кого и малагасийского), вспомним, что, по словам Эль-ена, в свою очередь цитировавшегося Ронделе, «оче-видцы у него видели густую растительность в ноздрях».Современные киты и дельфины совершенно не имеютволос, но при рождении у них есть несколько волосковвокруг рта. Это указывает, что их предки должны былиих иметь в большем количестве. Очень вероятно, чтодревние китообразные имели усы. Возможно, именноотсюда происходит ошибка, приписывающая к ласто-ногим различных морских змеев, имеющих подобноеукрашение из шерсти и волоса.

ЖЕЛТЫЙМОРСКОЙЗМЕЙ«СВ.ФРАНСУА-КСАВЬЕРА»

Шел 1925 год, год безумного увлечения чарльсто-ном, коктейлем и сигаретами с примесью опия. Времябледных молодых девушек в широких шляпах и наглухозакрытых платьях с талией, опущенной на ягодицы.Время молодых людей в расклешенных брюках, с глаза-ми, как у китайских рыб, окруженных чешуей. Дада исюрреалисты развеяли семена безумия по всем видамискусства, а психоаналитики открыли окно в кошмар-ные пропасти души. Это было как раз то время, когдаможно было принять морского змея за чудовищную ты-сяченожку, вообразить, как сколопендра, такая же тол-стая, как прогулочный вагончик из Ботаническогосада, прогуливается по подводным лужайкам. Никто невспоминал о зейглодоне, так страстно защищаемом со-рок лет назад преподобным Вудом и благополучно за-бытом друзьями морского змея с тех пор, как его отвергсам Удеманс. Можно было, для смеха, поговорить обэкстравагантном тюлене с длинной шеей и хвостом ещеболее необычным, чем у мегофиаса, казалось сошед-шем с картины Сальвадора Дали. Но низвести морско-го змея до уровня какого-то прозаичного предка кита,скелет которого можно увидеть в любом музее, не при-ходило на ум в ту сумасшедшую эпоху.

А в это самое время наш сказочный монстр застав-лял говорить о себе в самых прозаических местах. Еговстречали и описывали государственные деятели, еговозможная природа живо обсуждалась учеными госпо-дами. Так, не позднее 13 мая 1924 года, на заседанииЗоологического общества Франции, доктор Пеллег-рин зачитал письмо, которое ему только что прислалМ. Ж. Юранвиль, инспектор общественных работ сКорсики. За неделю до этого, 6 мая, в 9 часов утра онзаметил в заливе Аяччо морское змееподобное живот-

ное длиной около 30 метров. «Он выставил из водысвою голову, — сообщал инспектор, — а его остальноетело казалось опоясанным вертикальными светящими-ся полосами».

Много лет спустя доктор П. Чеви, сменивший док-тора Кемпфа у руля индокитайского океанографичес-кого института, перед таким же ученым собранием по-знакомил собравшихся с другим сообщением, гораздоболее подробным, относившимся к тому же периоду,но полученным из Океании. На этот раз встреченноеживотное действительно совершенно отличалось отвсех других, по крайней мере по внешнему виду.

Пароход «Св. Франсуа-Ксавьер», который через не-которое время был выброшен на скалы в Южно-Китай-ском море, в 1925 году ходил на линии Тонкин-НоваяКаледония-Австралия. Именно в этом году произошелинцидент, о котором капитан сообщил в следующемписьме:

«Пароход «Св. Франсуа-Ксавьер», Хайфон, 18 марта1925 г.

Г-н Джайяр г-ну капитану-командору порта Ланес-сара.

Г-н капитан, посылаю Вам небольшой рисунок, вы-полненный в море через несколько минут после появ-ления пресловутого морского змея. Первый помощник,лейтенант корабля и третий механик единогласно гото-вы подтвердить нижеследующее сообщение.

2 февраля 1925 года, во время перехода Нумеа —Ньюкастл, пароход шел со скоростью 10 узлов (18 км вчас), когда в 18 ч. 30 мин. на траверзе Порт-Стефан, упобережья Австралии, мы увидели плывущими по пра-вому борту примерно в 10 метрах от корабля две похо-жие массы с панцирями, как у черепахи.

Когда он поравнялся с машинным отделением, из-под панциря высунулась толстая голова, похожая на го-лову верблюда на длинной гибкой шее, очень напоми-

навшей шею лебедя. Шея была длиной примерно2,5 метра. Его тело, толщиной с большую бочку, обра-зовывало цепь из пяти колец. На четвертом кольце на-ходился черного цвета высокий плавник, как у боль-шой акулы, и длиной у основания около 1,5 метра.Цвет самого животного грязно-желтый, кожа гладкая,без шерсти и без видимой чешуи.

Обогнув корабль сзади, на уровне правого винта егоголова дернулась взад-вперед, возможно, зверь был за-дет лопастью винта. Его движения стали неувереннымии не были похожи на движения тех небольших змей,которых часто можно встретить в прибрежных водах.

Животное оставалось в поле зрения в течение пят-надцати минут, и ни о какой оптической иллюзии неможет идти речи. Кроме европейцев его видели негрыиз Каледонии, находившиеся на борту в качестве мат-росов, бои-вьетнамцы и китайские кочегары. Все они водин голос закричали, увидев чудовище: «Это Дракон!»Китайцы даже сделали ему приношения.

Так как ночь на этих широтах наступает очень быс-тро, мы не смогли рассмотреть других деталей, всебыли очень удивлены и взволнованы этим фантасти-ческим появлением. note 1.

подпись: Рауль Джайяр».

Отметим, что приведенное свидетельство исходит отчеловека, который не ищет никакой возможности про-славиться. В частном письме (которое было опублико-вано без его ведома больше чем десять лет спустя) ка-питан просто ставил свое начальство в известность онеобычной встрече в море, и его слова могли быть под-тверждены офицерами корабля. Он не пытался ни ли-тературно обработать этот сюжет, ни придать ему при-вкус сенсационности. Можно только гордиться такойскромностью. Капитан Джайяр не пытался также блес-нуть эрудицией, попытавшись сделать какие-нибудьвыводы относительно природы этого животного. Его

слова очень выразительны. Действительно, он удивля-ется, что морской змей не имеет ничего общего с мор-ской змеей, встречающейся в прибрежных водах. Еготакже поразило, что «змей» двигает головой взад-впе-ред — характерная особенность плывущего млекопита-ющего, — и предполагает, что он ранен. Это не тот че-ловек, которого можно заподозрить в искажении (даженеосознанном) того, что он встретил, с целью предста-вить увиденное в образе уже известного животного! Онрассказал именно то, что он видел в течение пятнадца-ти минут. Это достаточно долго — пятнадцать минут!

К письму капитана Джайяра был приложен рису-нок, представлявший любопытный силуэт горбатогомонстра с лебединой шеей. Этот рисунок требует не-большого комментария. В то время как в тексте гово-рится о «цепи из пяти колец», на рисунке показанытолько четыре. Плавник, который в письме располага-ется на четвертом «кольце», на рисунке изображен натретьем. Это можно легко объяснить, если предполо-жить, что наблюдатель рассматривал голову с шеей какпервое «кольцо» морского змея.

Доктор Чеви подчеркнул, насколько этот рисунокпохож на изображения, опубликованные РупертомТ. Гудом после наблюдений, сделанных в Норвегии в1910 году, на Оркадах в 1919 году и на скалах Сент-Полав 1920 году. Это, очевидно, справедливо для верхнейчасти внешнего вида животного. К этим вышеперечис-ленным случаям можно добавить список тех, в которыхговорится о лебединых шеях, шеях жирафа, змеях, по-хожих на «ручку зонтика» или «перископ». Но в описа-нии капитана Джайяра есть деталь, противоречащая ос-тальным наблюдениям: это высокий треугольный спин-ной плавник. Если рисунок точен, если это не рекон-струкция, собранная из различных частей животного,появлявшихся в разное время из воды, и если, следова-тельно, «спинной плавник» действительно спинной, а

не боковой, который показался из воды во время пере-ворота вокруг оси, то перед нами доказательство суще-ствования нового типа морского змея, явно отличаю-щегося от других. В самом деле, не может быть, чтобыспинной плавник такого размера остался бы незаме-ченным у животного, плывущего на поверхности воды.Кроме того, цвет монстра — «грязно-желтый» — по-зволяет также предположить, что речь идет о типе, зна-чительно отличающемся от классического морскогозмея, который, скорее, черного, бурого или серого цве-та. В действительности не стоит придавать преувели-ченное значение цвету — и у других типов чудовищ ондостаточно разнообразен и часто зависит от оттенковокружающей обстановки. И все же морской змей«Св. Франсуа-Ксавьера» может быть длинношеим мор-ским змеем традиционного типа, высунувшим из водыодну из задних конечностей.

ПРОДОЛЖЕНИЕПРИКЛЮЧЕНИЙВОКЕАНИИ

Хронологическая последовательность событий зас-тавляет нас снова вернуться в Европу, но, раз уж мы всеравно в Океании, останемся там еще ненадолго и обра-тим внимание на Новую Каледонию, где мы уже одинраз были. Это нам нужно для того, чтобы показать, чтоесли морские змеи и кажутся принадлежащими в об-щем к одному и тому же типу, это не всегда вызывает уочевидцев одинаковые комментарии.

«В сентябре 1929 года, — сообщает господин Рей-нелл Беллами, — я жил на затерянном островке у бере-гов Новой Каледонии. Там, в маленьком мелком залив-чике с песчаным дном, расположенном недалеко отмоей плантации, однажды мне посчастливилось уви-деть большую морскую змею. Сначала мое вниманиепривлек темный предмет, перемещавшийся в воде мет-рах в 200—300 от берега. Я указал на него своей жене,

считая, что это или большая черепаха или дюгонь, ко-торые во множестве населяли эти воды. Но пока мысмотрели, у поверхности появились второе и третьетемные пятна, расположенные сразу же за первым, за-тем другие массы такого же рода. Наконец, первая по-казалась из воды, превратившись в типичную головузмеи, покоящуюся на длинной шее и с телом, котороеможно ожидать у подобного животного.

Увидев это, мы поняли, что встретили гигантскуюморскую змею, и быстро забрались на деревья, расту-щие на пляже, чтобы лучше рассмотреть гостью. К томувремени она пересекла залив, и с высоты моего наблю-дательного пункта я мог видеть ее всю, одновременноту часть, которая находилась над водой, и ту, котораябыла под водой. Вода в заливе была прозрачной, какстекло. Змея плыла медленно, и голова ее была поднятанад поверхностью воды примерно на 1,5 метра. Другиечасти ее тела то появлялись над водой, то погружалисьпопеременно по всей длине. Ее голова качалась взад-вперед, как будто змея искала что-то. Затем, заметивстаю рыб, она резко нырнула и бросилась преследоватьдобычу. Через секунду змея скрылась в середине стаи,среди тучи брызг и выпрыгивавшей от ужаса из водырыбы.

В этот момент я оценил ее длину примерно в18 метров, а ее голову — величиной с голову собаки.Но, когда через несколько недель одна из моих охотни-чьих собак переплывала залив как раз в том месте, где явидел морскую змею, я понял, что сильно преумень-шил настоящие размеры ее головы.

Когда я рассказал об этой встрече своим знакомым,кто-то предположил, что на самом деле я принял заморского змея стаю дельфинов, плывущих один за дру-гим. И только первый из них высовывал голову изводы. Также было сказано, что морские змеи не плава-ют описанным мной способом. С тех пор я вниматель-

но наблюдал за движением множества морских змейдлиной от 90 сантиметров до 17 метров, которых у бе-регов Новой Каледонии водится великое множество.Они плавали совершенно так же, как их огромный род-ственник».

Так как мистер Беллами, без сомнения, приписыва-ет своему морскому змею вертикальные волнообразныеколебания тела (что также подтверждается качанием го-ловы взад-вперед и появлением из воды многочислен-ных горбов), а обыкновенные морские змеи передвига-ются в воде, как все змеи, извиваясь в горизонтальнойплоскости, можно сделать вывод не в пользу очевидца:мистер Беллами никогда не видел настоящую морскуюзмею, и, следовательно, он лжет. А почему тогда емуможно верить в случае с огромным морским змеем?

На самом деле можно не применять к мистеру Бел-лами такое жестокое и неприятное суждение. Очевид-но, если он долго жил в Новой Каледонии, можно несомневаться, что он должен был много раз встречатьморских змей, которыми буквально кишат местныеприбрежные воды. Ему, пожалуй, можно предъявитьобвинение в ошибке при толковании увиденного и впредвзятости во мнении. Скорее всего, он правильноописал движения морского змея, очевидно млекопита-ющего, но был настолько убежден в традиционном, об-щепринятом мнении о движениях змеи и был настоль-ко уверен, что перед ним настоящая морская змея, чтоего поведение можно считать естественной человечес-кой реакцией. Когда ему возразили, — и это соотно-сится с его очевидной наивностью, которая, в свою оче-редь, свидетельствует о его искренности, — что морс-кие змеи не плавают так, как он рассказал, он подумал,что его честность подвергают сомнению или что окру-жающие думают, что он видел какое-то обычное морс-кое животное. Тогда он заупрямился, против всякогоздравого смысла, заявив, что его огромный морской змей

был на самом деле, потому что плавал так же, как идругие морские змеи.

Расспросите людей вокруг вас. Вы мало кого встре-тите, кто никогда не видел ползущую змею, хотя бы вкино, и, однако, вы будете удивлены тем, сколько лю-дей думают, что змея при движении извивается в верти-кальной плоскости, как гусеница. Это заблуждениеособенно часто можно увидеть на юмористических ри-сунках…

Выслушаем же мистера Беллами внимательно, когдаон сообщает нам о встречах других людей с морскимзмеем на островах Океании. Это не должно нам мешатьотноситься к ним с крайней осторожностью, особеннок справедливости описаний, полученных им из вторыхрук, и к его собственным комментариям, которые могуттакже быть искажены его предвзятым мнением.

«Я далеко не единственный белый в южных мо-рях, — сообщает он далее, — который говорит о своихвстречах с большой морской змеей. Я лично знаю од-ного плантатора с острова Али на Новых Гебридах, ко-торый однажды был застигнут в море штилем на своейшхуне и оказался свидетелем появления огромной змеидлиной 24 метра, проплывшей рядом с его суденыш-ком. Тварь подняла голову почти на 3,5 метра над во-дой, чтобы разглядеть шхуну, которая, казалось, еесильно заинтересовала, но окончилось все тем, что онамирно удалилась, не попытавшись напасть на экипаж.Местные жители, находившиеся на шхуне, были оченьнапуганы появлением чудовища. Но потом они говори-ли, что уже слышали о его существовании. По словамплантатора, она была желтого и бурого цвета, со слабо-различимыми полосами. У змеи была густая, мягкаягрива за головой.

Другой раз подобное существо появилось недалекоот Нумеа, где оно поднялось из воды перед лодкой, вкоторой сидел директор местной почтовой конторы,

решивший половить рыбку. С ним была его жена: с техпор и до конца своей жизни в колонии она отказыва-лась еще раз выходить на небольших суденышках вморе.

«Эту морскую рептилию еще раз видели около Ну-меа. Когда «Эфрозина», яхта британской колониальнойадминистрации на Новых Гебридах, стояла там на ре-монте, ее капитан, выбрав свободное время, решил со-вершить прогулку по морю в компании несколькихсвоих матросов из местных жителей. Они поплыли навеслах в сторону соседнего заливчика, славившегосякак рыбное место.

Внезапно во время рыбалки огромный морскойзмей поднял свою голову перпендикулярно поверхнос-ти воды на такую высоту, что казался нависшим надсуденышком, чем привел в ужас рыбаков. Чудовищедолго разглядывало рыбаков, затем медленно опусти-лось в воду и удалилось в сторону открытого моря.

Капитан описал его внешний вид британскому кон-сулу в Новой Каледонии. По его словам, тело чудовищабыло толстым, как ствол дерева, голова была похожа налошадиную, но гораздо больше размером. Он также за-метил гриву, и его описание подтверждало слова план-татора с Али. По всей видимости, этот экземпляр былгораздо крупнее, чем тот, что видел я или плантатор».

Нам остается пожалеть, что мистер Беллами не ука-зал более точно даты этих встреч. И нас не должнослишком удивлять, что он рассматривал как «морскуюзмею» животных, имевших голову лошади и густую гри-ву. Тем более после того, как он посчитал естествен-ным для змеи извиваться при движении в вертикальнойплоскости…

Воспользуемся нашим пребыванием в Океании,чтобы отметить несколько встреч с морским змеем упобережья Австралии. По мнению известных амери-канских специалистов по змеям Куррана и.Коффельда,

«ни один год не проходит без того, чтобы не заходилиразговоры о встречах с одним или несколькими экзем-плярами морского змея у берегов этого континента».Но, кажется, эти сообщения не оставляют каких-нибудьзаметных следов, за исключением, может быть, страницместных газет, так как не часто можно найти упомина-ния о них в научной литературе.

Во всяком случае, в июне 1930 года четыре рыбака,отправившиеся на промысел к рифам Белламби, у се-веро-восточного побережья Новой Галлии, были оченьудивлены, заметив неоднократное появление на повер-хности воды животного большой длины, которое импоказалось морским змеем. Подавив страх, они при-близились к нему на веслах, чтобы рассмотреть побли-же. По их словам, голова его была похожа на головупеликана. Специалист по морской фауне АвстралииДевид Стид из их описания заключил, что речь моглаидти о клюворылом ките-полосатике. Этот вид китовочень распространен в тропических водах Австралии иможет достигать 10-метровой длины.

Но история на этом не кончается. Через несколькодней снова появилось сообщение о морском змее, наэтот раз из Скарборуга, находящегося в нескольких ки-лометрах от места предыдущей встречи. Множествосвидетелей наблюдали, как он медленно, лениво изви-ваясь, двигался в сторону скал Белламби. Длина его.достигала приблизительно 25 метров, и плыл он с вытя-нутой вперед головой на длинной змеиной шее.

Трудно представить кита, передвигающегося подоб-ным образом, если только перед этим на его долю невыпали тяжелые испытания, выбившие его из колеи.Но мистер Стид не позволил вывести себя из равнове-сия такой малостью. Он посчитал, что этот морскойзмей не имеет ничего общего с предыдущим, описаниеего достаточно понятно и позволяет идентифицироватьего с гигантским кальмаром…

Конечно, можно предположить, что этот гигантскийкальмар явился на свидание к клюворылому киту к ска-лам Белламби и, чтобы извиниться за небольшое опоз-дание, он поднял над водой щупальце, издали привет-ствуя своего нетерпеливого приятеля. Красивая сказкамогла бы получиться!

БРПТАНЦЫСНОВАБЕРУТДЕЛОВСВОИРУКИ

Пора вернуться немного назад по времени, чтобывосстановить хронологический порядок в наблюденияхморского змея в период между двумя войнами.

После передачи Би-би-си, прозвучавшей во Фран-ции в 1961 году, некто мистер Ходгсон прислал письмоодному из авторов передачи, Морису Брауну:

«Я с интересом прослушал вашу программу «Вели-кий морской змей». Хочу вам сообщить, что также ви-дел одного плезиозавра».

На просьбу рассказать подробнее очевидец, человекочень простой, 67 лет, поведал, что во время этой встре-чи, приблизительно в 1925 году, он служил механикомна маленьком каботажном суденышке. Чтобы доказатьсвою добрую репутацию, он привел огромное количе-ство сведений о других людях, служивших с ним, и кто,по его сведениям, к тому времени был еще жив. Нопришлось обратиться к нему еще раз, чтобы он потру-дился дать более подробное описание животного, чемпросто «плезиозавр» или «то, которое сейчас известнопод названием лох-несское чудовище». Приведем егосообщение в том виде, как оно было получено:

«Сразу хочу сказать, это была не обычная морскаязмея. Она была очень массивная, толщиной с корабльводоизмещением 500 тонн, с длинной шеей и малень-кой головой. Голова, видимо, была отвернута в сторонуот меня (я ее видел похожей на футбольный мяч). Этотзверь передвигался со страшной скоростью.

Посылаю вам его набросок. На нем не очень пра-вильные пропорции, но это все, что я мог сделать. Яхотел бы встретиться с кем-нибудь, кто нашел бы дру-гих членов экипажа, которые подтвердили бы мои сло-ва. Считаю, что мне повезло встретить совершеннонеобычное животное».

23 апреля 1928 года, около 5 часов вечера, пасса-жирский пароход «Оронсэй» вышел из Аденского за-лива и шел мимо мыса Гуардафуй — западной око-нечности Сомали, когда пассажиры увидели двух мор-ских монстров. В этот момент пассажиров на палубебыло человек 30—40, среди них австралийский коло-нист мистер У. П. Джонс со своей женой. Когда шестьлет спустя сэр Эдвард Маунтэн напечатал в «Иллюст-рейтед Лондон ньюс» несколько фотографий появив-шегося на поверхности воды лох-несского чудовища,мистер Джонс был поражен сходством этого животногос теми странными существами, которых он имел случайнаблюдать в море. Об этом он рассказал сэру Эдварду вписьме, которое он отправил 25 октября 1934 года:

«Я разговаривал, стоя у борта, с комиссаром кораб-ля «Оронсэй». Мы обсуждали с ним постройки, вид-невшиеся на бесплодных отвесных скалах берега, когдамое внимание привлекло находившееся спереди поправому борту то, что сначала показалось огромнойрыболовной сетью с большими поплавками. Я сразу жеобратил на нее внимание своих собеседников. Комис-сар принес бинокли, и мы стали свидетелями замеча-тельного зрелища. Два огромных монстра, казалось,просто отдыхали на поверхности воды, примерно вмиле от нашего корабля. Не похоже было, чтобы ихбеспокоило наше присутствие. Мы прошли мимо нихна всех парах и смогли прекрасно их рассмотреть.

Выступающие над водой части тела были большихразмеров, гораздо больше, чем просто складки кожи, окоторых можно подумать, глядя на ваши фотографии.

Животное, находившееся спереди, выставило из водыявно змеиную голову, намного более толстую, чем шея.Головы второго не было видно, оно плыло вслед за сво-им товарищем примерно в 200 метрах позади».

Всегда интересно изучать подобные сообщения, ко-торые настаивают на массивном и неподвижном харак-тере горбов морского змея в виде «цепочки холмов».Можно, однако, только сожалеть, что очевидец не дога-дался указать ни числа видимых горбов у каждого изживотных, ни их точной формы.

Свидетельство, которое будет приведено ниже, мо-жет вызвать некоторые подозрения, потому что онопринадлежит знаменитому романисту, к тому же с бо-гатым воображением. Имя его известно всем. Он явля-ется не только отцом Шерлока Холмса, но и автором«Затерянного мира», в котором воплотились все мечтыкриптозоологии.

В 1929 году, всего за год до своей смерти, сэр АртурКонан Доил находился на борту парохода у побережьяострова Антикитира (Греция), когда необычное явле-ние привлекло его внимание.

«Я увидел, — писал он, — плывущее под водой, па-раллельно кораблю, любопытное существо примерно1,2 метра длиной, с длинной шеей и большими плав-никами. По-моему (также считает и моя жена, котораятоже его видела), это был молодой плезиозавр. Один измоих корреспондентов из Квинсленда писал мне, чтоеще один молодой плезиозавр попался в рыбацкие сетиу Маджи-Бич, в Австралии. Он мне прислал рисунок.На нем изображено существо, похожее на то, что я ви-дел своими собственными глазами у побережья Гре-ции».

Неизвестно, кем в действительности является «мо-лодой плезиозавр», пойманный в Австралии. Очевид-но, животным, уже известным науке — возможно, ка-кой-нибудь черепахой, — иначе об этом стало бы изве-

стно… Что же касается животного, замеченного сэромАртуром и его женой, можно скорее подумать о мего-фиасе без хвоста, которого мистер Макинтош Белл так-же видел плывущим в похожих условиях сквозь слойпрозрачной воды. Судя по незначительным размерам,это действительно был младенец.

Четверо следующих очевидцев погружают нас вводы, омывающие собственно Британские острова.

Сначала майор Пир Гроувс, почетный консул Япо-нии в Манчестере, опубликовал в октябре 1933 годаписьмо в «Дейли мейл». В нем он сообщает, что пятьлет назад, то есть в 1928 году, он видел странного «мор-ского монстра» у острова Мэн, где он проводил отпускс женой и детьми.

«Животное, — пишет он, — было необычайно ог-ромным — многие футы в длину, — хотя над водойвиднелась только его голова. Эта голова была почтитакой же величины, как у крупного быка, но еще ширеи заканчивалась вытянутой, как у собаки, мордой».

«История эта имела продолжение, — рассказываетБернар Эйвельманс. — 13 октября 1961 года, я долженбыл обедать с моим старым другом Джеральдом Рассе-лом, имя которого связано с поимкой гигантской пан-ды и с первыми попытками поймать «снежного челове-ка» в Гималаях. Джеральд привел с собой одного изсвоих английских друзей, находившегося в Парижепроездом. Но, как это часто бывает при первом пред-ставлении, я плохо разобрал имя этого джентльмена,который оказался большим любителем путешествий,влюбленным в зоологию. Он к тому же занимался ис-следованиями в природном заповеднике в ВосточнойАфрике. Почти не надеясь на удачу, просто чтобы под-держать разговор, я спросил его в упор:

— А не встречался ли вам морской змей?

Сначала он отрицательно качнул головой, но вдругзадумался:

— Если… может быть, только один раз…

И он рассказал, как много лет назад с борта корабляему удалось наблюдать достаточно долго и близко голо-ву и шею неизвестного морского чудовища, с которогоон сделал небольшой рисунок. Анфас голова животно-го была ромбовидной формы. Она имела огромные, на-правленные вперед глаза, широкую пасть и цилиндри-ческую шею. На голове можно было рассмотреть длин-ную, но не густую гриву. Но больше всего поразил мо-его собеседника вид, с каким животное смотрело нанего и членов его семьи, находившихся на палубе:чрезвычайно добрый и приветливый.

Рассказчик обещал позднее передать мне не толькокороткий отчет об этой встрече, но и его портрет, нари-сованный тоже очевидцем, который владеет кистьюлучше него. Он даже вроде бы вспомнил, что его сестрасфотографировала животное (мое сердце чуть не вып-рыгнуло из груди), но фотография как будто не оченьполучилась, но он все же попытается прислать мне от-печаток.

Надо ли говорить, что я был переполнен надеждами,когда расставался с моим новым знакомым. Не получивникаких известий от моего очевидца, возможно забыв-шего о своем обещании или поглощенного своими за-ботами, я, в конце концов, после нескольких месяцевожидания, обратился к Джеральду Расселу с просьбойсообщить мне имя и адрес его друга. Именно тогда яузнал, что его звали «Мики» (Michael) Пир Гроувс ичто я могу сопоставить его рассказ с публикацией в«Дейли мейл» 1933 года. Он, очевидно, был одним изсыновей майора Пира Гроувса. Увы! К этому временион уже уехал в отпуск куда-то в южные страны. Затемсам Джеральд, в свою очередь, уехал на несколько ме-сяцев в Индию, чтобы там предаться своей любимойигре в поло. И сейчас, через четыре года, я все еще ждуподробного сообщения об одном из наших героев… и,

может быть, единственную его фотографию, сделаннуюв море».

8 марта 1934 года мистер Л. М. Уилкс из английс-кого Дандерленда отправил доктору Жоржу Пети, в товремя главному редактору журнала «Земля и жизнь»,следующее свидетельство о происшествии, котороепроизошло также в британских водах:

«Может быть, вас заинтересует случай, которыйпроизошел со мной четыре года назад, в июне 1930 го-да. Я служил стюардом на небольшом пароходе, кото-рый каждые две недели совершал регулярный рейсмежду портами Блиф в Нортумберленде и Квинборорухв устье Темзы.

В то утро я вышел из каюты, чтобы приступить ксвоим обязанностям. Ярко светило солнце. Как раз втот момент, как я поднялся на палубу и начал осматри-ваться, чтобы определить наше местоположение. Мыбыли немного севернее Норфолка. Оглядывая окрест-ности, я заметил странное существо примерно в 200—300 метрах от корабля, и ничто не мешало мне его рас-смотреть. У него была длинная шея и голова верблюда,но без ушей. Если животное и имело уши, то они бьшитакие маленькие, что я их не заметил.

Я бы оценил длину шеи в 1,2—1,8 метра. Животное,казалось, равнодушно смотрело на пароход. Если чест-но, я не очень хорошо видел его над водой, но я наблю-дал за ним все время, что он находился у поверхности,примерно в течение двух минут. Затем животное мед-ленно погрузилось, причем когда голова скрылась вглубине, не было ни водоворотов, ни брызг».

МОЖЕТЛИМОРСКОЙЗМЕЙБЫТЬПТИЦЕЙ?

Еще через год, в июне 1931 года, другой морскоймонстр позволил наблюдать за собой немного южнее,вдоль того же берега, около Торпнесса, в Саффолке. Вномере «Тайме» от 12 декабря 1933 года было опубли-

ковано короткое сообщение миссис Сибил Армстронго появлении этого странного животного. Она виделаего вместе со своей гувернанткой и своей поварихоймежду 8 и 8.30 часами вечера.

Солнце еще не зашло, море было спокойным. Жи-вотное очень быстро плыло у самой поверхности воды,почти в 400 метрах от берега, параллельно песчанойотмели. Сначала виден был только один полукруглый,темный горб, который, возможно, был головой, и ещеодин, более плоский, расположенный довольно далекоот первого. Время от времени между ними появлялисьпромежуточные горбы, указывающие, что речь идет ободном животном. Общая длина тела, судя по видимойчасти, была, по словам миссис Армстронг, в четыре —пять раз больше обычной лодки, проплывающей на томже расстоянии (15—18 м). Что касается головы, то онаказалась круглой, качалась с боку на бок и была в трираза больше головы плывущего человека.

Проскочив на большой скорости песчаную отмель,животное направилось в открытое море. При этом онопроизводило сильный шум, шлепая по воде своими ог-ромными конечностями, похожими на пару серых ласт.Миссис Армстронг призналась позже капитану Гуду:«Если бы мы не видели продолжения его тела сзади вводе, то подумали бы, что это какая-то колоссальныхразмеров птица».

Довольно странная вещь — никто даже не восполь-зовался этим сравнением, чтобы предложить новую ори-гинальную гипотезу о природе морского змея. А еслиподумать: не могла ли это действительно быть птица?

На самом деле, это не такая уж нелепая идея, какможет показаться с первого взгляда. Она, во всякомслучае, более правдоподобна, чем предположение, чтоморской змей может быть просто стаей низко летящихптиц! Немного воображения и познаний в зоологии —и можно было бы найти серьезные доводы в ее защиту.

Существовал же в прошлом, в меловой период, видгагары или нырка длиной более 1 метра, не умеющеголетать: Hesperornis. В Новой Зеландии даже были обна-ружены относительно недавние останки пингвина, раз-меры которого достигали 2 метров. Какая еще птицалучше приспособлена к жизни почти исключительно вводе и даже под водой? Недавно было выяснено, чтопингвины Антарктиды могут нырять на глубину до200 метров…

Защитник гипотезы о птицеобразном морском змеемог бы даже привести серьезный аргумент в пользу сво-ей точки зрения. В 1948 году на одном из пляжей Фло-риды были найдены огромные следы, ведущие из моря.Длиной 45 см, они представляли собой отпечаток пере-пончатой трехпалой лапы, похожей на след гигантскойптицы. По глубине отпечатка во влажном песке АйвенСандерсон подсчитал, что невероятный двуногий зверьдолжен был весить от 2 до 3 тонн.

Если существовали в прошлом или существуют досих пор гигантские птицы, достигающие размеров 2—3 метра, то надо признать, что их тоже можно считатьморским змеем, хотя и более мелким. Но даже в этомслучае нельзя найти объяснение монстру миссис Арм-стронг, который в 5—6 раз крупнее!

Любопытное совпадение: в следующем сообщенииречь идет также о птице — на этот раз попугае! — скоторым сравнили животного, встреченного с другойстороны Великобритании, у западного побережья ост-рова Арран, расположенного на западе Шотландииоколо устья Клайда.

Вечером 28 июля 1931 года доктор Джон Патон изГлазго, отдыхавший на острове вместе с семьей, поехална велосипедную прогулку вместе со своей четырнад-цатилетней дочерью. Стоял теплый солнечный вечер, иотец с дочерью спокойно ехали по тропинке, петляв-шей по пустынному берегу моря, когда доктор увидел в

нескольких метрах от каменистого обрыва то, что онсначала принял за перевернутую лодку, лежащую накамнях. Заинтригованный господин Патон слез с вело-сипеда, чтобы посмотреть на предмет поближе.

«Я не успел сделать и несколько шагов, — сообщалон в письме Руперту Гуду, — как, к моему удивлению,в мою сторону повернулась голова и уставилась наменя с того места, которое я принял за нос лодки…Взмахом руки я указал на существо своей дочери, а сщ попытался подойти как можно ближе. Лап или плавни-ков не было видно, и я хотел рассмотреть, чем же за-канчивалось его тело. Но меня ждало разочарование:мое приближение его испугало, и он, извиваясь, со-скользнул с камней в море. Оказавшись в воде, живот-ное быстро удалилось от берега, оставляя за собой за-метный след расходящихся волн и вспененной воды.

Голова его была похожа на голову попугая — впередибыло что-то, похожее на клюв. Животное было светло-серого цвета. Тело было длиннее, чем у крупного слона,и похоже по цвету, но совершенно бесформенное».

Доктор Патон, считающий себя хорошим знатокомтюленей, акул и китов, уверяет, что видел совершенноотличное от них животное. Единственно, с кем неизве-стное существо можно было бы сравнить, по словамдоктора, — это с антарктическим морским слоном, ноон добавляет:

«Я уверен, что хотя голова была маленькая и, каза-лось, низко сидела на теле, существо возможно моглозначительно ее вытягивать… Голова поворачиваласьтак, что между ней и массивным телом должна былабыть тонкая шея».

Все вышесказанное указывает, до малейших дета-лей, на какое-то ластоногое, поэтому почти не остаетсясомнений относительно природы животного; Но идетли речь о неизвестном виде ластоногого? Во всякомслучае, не о длинношеем мегофиасе Удеманса…

Конечно, это и не морской слон. Никто и никогдане встречал ни одного экземпляра этого ластоногого вводах Северной Атлантики. И наоборот, на прибреж-ных скалах британских островов иногда видели пред-ставителей другого вида ластоногих — тюленяCystophora cristata, внешний вид которого прекрасноотвечает описанию доктора Патона1 Его длинный нос,иногда причудливо изогнутый, придает ему вид, похо-жий на попугая, а светло-серая шкура напоминает шку-ру слона. Взрослый самец может весить до 400 кило-граммов и достигать размеров 3,5 метра, что сравнимо сразмерами крупного слона и представляет собой впе-чатляющую массу. Этот тюлень размножается на остро-вах Новая Земля и Ян-Майен, и его обычный ареалпростирается от Шпицбергена через Гренландию до за-лива Сен-Лоран. Но некоторые экземпляры иногда со-вершали экскурсии к северному побережью Сибири,мысу Канаверал во Флориде и даже добирались до бе-регов Португалии в Европе. Очевидно, что, встретив-шись в нашем районе с такого редкого вида животным,имеющим странной формы носовой отросток, есть отчего поднять крик о морском монстре.

Этот случай показывает, что «слишком» обширныепознания в зоологии, даже такого аккуратного автора,как Руперт Гуд, добавляют в досье морского змея неже-лательные элементы. Но нельзя приготовить яичницу,не разбив яиц, а Гуд оставил нам действительно вкус-ную «яичницу».

ЖЕСТКИЙКОНТРОЛЬРУПЕРТАГУДА

Нет ничего удивительного во внезапном увеличе-нии в 30-х годах частоты появления сообщений о новыхвстречах с «морским монстром» в британских водах.Регулярные встречи во всем мире с крупными змеепо-добными существами — вполне естественная вещь. Ноэти встречи не всегда оставляют следы: или очевидцы

не считают эту встречу настолько необычной, или недают себе труда заявить о ней на весь мир, или у нихнет связи ни с прессой, ни с натуралистом, которогомогла бы заинтересовать эта новость, или, наконец,они просто боятся стать объектами недоверия и насме-шек. Обычно требуется какое-то особое обстоятель-ство — систематический опрос, благоприятное мнениекакой-нибудь знаменитой персоны, появление в печа-ти или на радио серии репортажей и т. п., — чтобыязыки начали развязываться. И тогда начинается целыйконцерт, поднимается местный или национальныйажиотаж вокруг этой проблемы. По-видимому, два эле-мента благоприятно повлияли на запоздалую слово-охотливость британцев: с одной стороны — появлениев Англии серьезной, прекрасно документированнойкниги о морском змее, с другой — рообщение о таин-ственном морском змееподобном животном в одном извнутренних озер в Шотландии. Книга, появившаяся в1930 году, принадлежала перу лейтенанта-командораРуперта Томаса Гуда, офицера королевского военно-морского флота в отставке. Что касается животного, ко-торое заставило громко говорить о себе в августе1933 года, это никто иной, как чудовище озера Лох-Несс, знаменитое сегодня на весь мир.

Капитан Гуд далеко не так знаменит, как шотландс-кий монстр, первым биографом которого он стал. Но,однако, он сыграл выдающуюся роль в деле изучениякрупных змееобразных животных, неизвестных науке.

В 1930 году этот импозантный гигант (рост 1,95 м, вес110 кг) имел уже блестящую карьеру за плечами, не-смотря на свои 40 лет. Родившийся в 1890 году в Порт-смуте, Руперт Т. Гуд поступил на службу в королевскийфлот после окончания мореходной школы в Дартмуте ислужил почти во всех уголках мира вплоть до 1915 года.Нельзя сказать, что он прославился в боях, — во всякомслучае, не в морских сражениях. Сражения, которые его

ждали, были другого рода и требовали качеств, редковстречающихся в одном человеке.

Назначенный в гидрографическую службу адми-ралтейства, Гуд начал свою деятельность с организа-ции проверки морских карт канадской Арктики и мо-рей Антарктиды. Он также издал новые навигацион-ные инструкции для плавания в антарктических мо-рях. Через некоторое время молодой офицер стал ми-ровым авторитетом в области истории мореплавания вприполярных областях. Одновременно он погрузилсяв изучение истории и механики морских хрономет-ров, что вылилось, в конце концов, в монументальноеиздание «Морские хронометры» (1923). Его интенсив-ные библиографические исследования — это был не-утомимый читатель, одаренный чрезвычайной способ-ностью к поглощению знаний, — постоянно сталки-вали его с таинственными происшествиями, с белымипятнами, с неразгаданными тайнами. Любознатель-ный от природы и исследователь в душе, скрупулез-ный до маниакальности, он проводил все свое свобод-ное время в поисках первоисточников сведений, по-казавшихся ему чем-то странными, в попытках прове-рить точность всех непонятных фактов со всех сторонсамым тщательным образом. Вскоре он оказался передцелым набором неразрешенных тайн и необъяснен-ных происшествий. Решив полностью посвятить себяанализу этих проблем и их скорейшему решению, онв 1927 году ушел в отставку.

В числе бесчисленных предметов интереса неуто-мимого капитана можно было встретить такие разныеобъекты, как марсианские каналы и вечный двигатель,движущиеся гробы острова Барбадос и пророчестваНострадамуса, проблема вечной молодости, алхими-ческие превращения элементов и следы «копыт дьяво-ла» в Девоншире. Тщательное исследование всех этиханомалий принесло нам две совершенно замечатель-

ные книги, названные «Странности» (1928) и «Загад-ки» (1929).

Одним из главных увлечений молодого моряка, ин-тересовавшегося необъяснимыми фактами, фатальнодолжна была стать история большого морского змея.Он атаковал ее со всей своей эрудицией и с присущейему добросовестностью. Со времени появления книгиУдеманса в 1892 году никто больше даже не думал серь-езно разобраться с загадочными зоологическими тай-нами. Дело великого голландского ученого было про-должено простым любителем натуральной истории,любителем, который, однако, как превосходный мате-матик, дал всем настоящий урок научной точности всвоей книге «В защиту морского змея» (1930). До этого,24 марта 1925 года, Гуд впервые выступил с сообщениемна эту тему перед членами клуба любителей любопыт-ных книг. Это сообщение было затем отпечатано в167 экземплярах только для членов клуба.

Нельзя сказать, что Гуд полностью принял и лишьдополнил произведение Удеманса. Он рассмотрел про-блему под совершенно другим углом зрения. Тогда какУдеманс искал свидетельства, имеющие наибольшиевозможные совпадения, и поэтому принял к рассмотре-нию многие очень сомнительные случаи, взятые из не-проверенных, даже откровенно подозрительных источ-ников, Гуд нацелен был на качество. Он решил ото-брать только верные наблюдения, проверенные самымстрогим образом, благодаря способам контроля, кото-рыми может обладать морской офицер, привыкший кточности навигационного искусства и вооруженныйвсеми знаниями своей богатой специализированнойбиблиотеки. У него каждый случай прошел сквозь ситобеспощадной критики. Он просмотрел в морских архи-вах корабельные журналы и рапорты, имевшие отноше-ние к морскому змею. Он проверил существование иличности предполагаемых очевидцев, связался с кор-

респондентами — еще живыми или с потомками тех,кто умер. Он дошел до того, что проверил метеорологи-ческие данные, чтобы посмотреть, соответствовали лиописываемые в сообщениях погодные условия — тем-пература, состояние моря, направление ветра, види-мость и т. д. — тем, которые были в действительности.Короче, он взял под контроль все.

Можно почти не глядя довериться точности четвер-той части наблюдений, которые Гуд приводит в своейкниге. Это сильно укрепляет позиции защитниковморского змея. Однако с точки зрения зоологии еготруд не несет ничего по-настоящему нового. Как могбы это сделать любой человек, обладающий здравымсмыслом и честными намерениями, наш отважный ка-питан без труда отбросил различные объяснения, пред-лагавшие признать некоторых морских змеев, а то ипочти всех тем или иным известным видом животного.Но, когда речь зашла об определении природы круп-ных змееподобных, Гуд полностью ориентировался нагипотезу о плезиозавре, так популярную в Великобри-тании уже с середины прошлого века. Таким образом,его позиция была гораздо более конкретной, чем егопредшественников. Во-первых, он отмечает, и вполнесправедливо, что собранные свидетельства, которыебыли в его распоряжении к моменту написания книги,«давали основания утверждать, что существовал большечем один тип животных, еще неизвестных науке». Да-лее он продолжает:

«Я бы сказал, что можно считать установленным су-ществование по крайней мере трех типов: тюленя сдлинной шеей, подобного монстру мистера Макинто-ша Белла; гигантского существа в форме черепахи(Моха-Моха и, может быть, монстр «Валгаллы») и (этотвывод можно сделать из большинства сообщений) жи-вотного, самого большого из всех и похожего силуэтомна мезозойского плезиозавра. Я не утверждаю, что пос-

ледний действительно явля-ется плезиозавром, но, воз-можно, это его потомок,если он эволюционировал втом же направлении».

Последнее утверждениене очень понятно, но Гуд,казалось, хотел указать та-ким образом на некоторыхрептилий, не плезиозавров,которые внешним видомочень его напоминают.

Конечно, наш капитанне обладал в зоологии зна-ниями Удеманса, которыепозволяли тому предлагатьв качестве прототипов мор-ского змея виды доистори-ческих ящеров, малознако-мых широкой публике. Онне обладал и его научнымгением, который, возмож-но, привел бы его, по при-меру своего знаменитогопредшественника, к идеесоздания на базе различныхдеталей нового вида живот-ного типа Megophias…

Несмотря на эту фору, его интеллект, его здравыйсмысл и его изобретательность были таковы, что он неколеблясь, после нескольких лет размышлений, дис-куссий и обмена идеями и после расследования случаяс появлением незнакомца в озере Лох-Несс, изменилсвое мнение и встал на сторону идеи гораздо болееоригинальной, по настоящему революционной. Мыскоро к этому вернемся.

ПАРАПРЕЛЕСТНЫХКАДБОРОЗАВРОВИЗКАНАДЫ

Перед самым моментом, когда разразилось делолох-несского чудовища, еще один морской змей на-стойчиво заставил говорить о себе, уже под другиминебесами — в проливе Джорджия, который отделяетостров Ванкувер от Британской Колумбии. На нашвзгляд, это новая зона появления крупных морскихзмееподобных. До этого времени мы имели только не-ясные слухи о присутствии подобных животных в при-брежных водах западного побережья Северной Амери-ки, или, если угодно, в северо-восточной части Тихогоокеана. Нам известна лишь встреча с морским змеемкорабля «Флай» капитана Хоупа, происшедшая в Кали-форнийском заливе. Новое событие случилось многосевернее, в холодных приполярных водах.

Как очень часто это бывает, костер снова раздуло (воктябре 1933 года) свидетельство знаменитой персоны.Оно исходило от секретаря избирательной ассамблеиБританской Колумбии майора Лэнгли, знаменитогоадвоката. Разговоры, касавшиеся этого случая, породи-ли вскоре другое свидетельство о подобной встрече,происшедшей больше чем за год до этого в том жеместе со служащим архива провинциальной библио-теки в Виктории, мистером Ф. У. Кемпом. Вот в не-скольких словах отчет этого чиновника о происше-ствии, направленный им в редакцию газеты «Викто-рия дейли тайме»:

«10 августа 1932 года я находился с женой и сыномна острове Чэтхем в проливе Хуан-де-Фука. Моя женаобратила мое внимание на странный предмет, плыву-щий между островами Чэтмен и Стронгтайд. Вообрази-те мое изумление, когда я увидел огромное создание,двигавшееся против течения со скоростью примерно5 километров в час с поднятой над водой головой.

Даже при этой скорости от него расходились высокиеволны, разбивавшиеся о прибрежные скалы. Это даломне основание подумать, что животное было скореерептилией, чем змеей (конечно, правильно было ска-зать «скорее ящерицей или ящером, чем змеей»), чтобыразвести такую волну.

Ширина пролива в этом месте около 500 метров.Подплыв к скалистому берегу лежащего напротив ост-рова, существо вытянуло голову над камнями и заверте-ло ею из стороны в сторону. Казалось, оно пытаетсясориентироваться. Затем на поверхности воды одно задругим появились кольца его тела до самого хвоста, ко-торый показался как бы окаймленным бахромой, счем-то, похожим на коромысло на конце. Движенияего напоминали движения крокодила.

Вокруг головы виднелось что-то вроде гривы, кото-рая плавала вокруг тела, как пучок водорослей.

Присутствие «этого», казалось, изменило все вокруг.Даже трудно описать все, что я ^идел. Животное небыло похоже ни на что привычное и скорее принадле-жало далекому прошлому, эпохе, когда мир был еще всвоем начале. В таком положении оно находилось наскалах только несколько секунд. Моя жена и шестнад-цатилетний сын бросились к самому краю берега на-шего острова, чтобы лучше его рассмотреть. Мне ка-жется, что шум, который они произвели, спугнул его.Море было спокойным, и существо, казалось, простососкользнуло в воду хвостом вперед. Вода забурлила иживотное исчезло со скоростью молнии.

По-моему, скорость его была очень высокой, а чув-ства — обоняние, зрение и слух — довольно хорошоразвиты. Я думаю, сфотографировать его было бы труд-но, настолько его движения отличались от всего, что якогда бы то ни было видел или о чем слышал. Длинаего тела была не менее 24 метров. На острове Стронг-тайд валялось несколько стволов деревьев, сравнение с

которыми дало мне прекрасную возможность оценитьего размеры, когда животное проплывало мимо них. Наследующий день я переплыл на остров и измерил одноиз них. Оно было больше 18 метров, а существо былодлиннее. Я положил газету на то место, где находиласьего голова, и посмотрел с места нашего предыдущегонаблюдения. Голова животного была гораздо большедвух развернутых газетных листов.

Толщина тела должна была быть не менее полутораметров. Тело зеленовато-белого цвета и блестело насолнце, я не могу точно описать форму головы, но онабыла гораздо толще тела.

Я не рассказал о моем приключении никому, кромедвух самых близких друзей, из-за опасения насмешек инедоверия. Примерно год спустя настала очередь майо-ра Лэнгли увидеть этого же монстра или, по крайнеймере, очень похожего, и тоже в местах, соседних с ост-ровом Чэтхем. К письму прилагаю рисунок».

Перед тем как прокомментировать это письмо, по-смотрим, что же сообщает со своей стороны высокопо-ставленный канадский политический деятель:

«В воскресенье note 2 я и моя женаотправились на морскую прогулку на парусной яхте«Дороти» вокруг островов Чэтхем и Дискавери. Стоялвеликолепный солнечный день, с легким севернымбризом. Едва мы вошли в пролив между северной око-нечностью Чэтхема и скалами Фулфорда, ветер немно-го стих, и наша яхта медленно двигалась почти с той жескоростью, что и приливная волна. Тогда и произошлопроисшествие, которое, для большей точности, я пред-ставил в следующих пунктах:

1. Было около 1 ч. 30 мин. после полудня.

2. Мы плыли очень медленно и тихо, когда мое вни-мание привлек очень сильный шум, смесь громовыхраскатов и ворчания, сопровождаемых сильным свис-том.

3.Я посмотрел в сторону, откуда исходил звук, ипозвал жену. Мы оба увидели огромный предмет почтив 30 метрах впереди, немного справа, в прибрежной,заросшей водорослями полосе острова Чэтхем. Он ос-тавался в поле зрения только несколько секунд, но то,что мы рассмотрели, можно описать следующим обра-зом: а) оно было абсолютно таким же большим, какспина крупного кита, но совершенно отличалось отнего по многим признакам; б) цвет его был темно-зеле-ный, я бы даже сказал, темно-оливковый. На боках ихребте виднелись какие-то пятна. Они казались похо-жими на бахрому.

4. Мы очень ясно различили его окраску, так каксолнце светило ярко и хорошо освещало его мокруюспину, а животное было так близко, что не могло бытьникакой ошибки на этот счет.

5. На том месте, где оно погрузилось, на поверхнос-ти воды образовался водоворот.

6. Моя жена видела, как существо через некотороевремя снова показалось из воды с другой стороны скалФулфорд. Оно имело такой же вид, но находилось го-раздо дальше, чем в первый раз, и двигалось с большейскоростью.

7. Единственная часть тела, которую мы видели, по-хожая на гигантский купол, была, без сомнения, частьюего спины.

Могу к этому добавить, что я вот уже сорок лет пла-ваю под парусом в ближних морях. Я видел десяткикитов. Корабль, на котором я находился в 1911 году,убил трех китов — гренландского кита, голубого кита ималого полосатого — и отбуксировал их на киторазде-лочную станцию в Сешарте. Когда мы туда прибыли,там разделывали кашалота. Неизвестное животное неимело ничего общего, за исключением размеров, с эти-ми китообразными. Дельфин рядом с ним был бы по-хож на сардину. Сравнив мои записи с воспоминания-

ми мистера Кемпа, можно увидеть, что наше существопочти точно соответствует внешнему виду создания, ко-торое он и другие видели в этих местах около года на-зад».

0|1|2|3|4|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua