Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий По следам морского змея

0|1|2|3|4|

Спина тут же исчезла, оставив широкий кильватер,и теперь лишь голова вынырнула около трапа.

Вот наблюдения старшины механиков Пино, кото-рый находился в том месте. (Все его товарищи, бывшиетам, подтверждают его слова по всем пунктам): услышавшум голосов со сходен, он посмотрел наружу и увиделбольшие борозды на море, какие бывают, когда водаперехлестывает через скалу на одном уровне или кото-рые производит подлодка при погружении. Он обер-нулся, чтобы позвать своих товарищей, и все прибежа-ли поглядеть.

Голова и шея уже выступали над водой, примерно-на 40 метров. Эта голова была цвета скал в заливе (се-роватые, они бывают еще с примесью белого и желто-го). Она напомнила черепашью; кожа казалась шерохо-ватой, и эта шероховатость представляла скорее чешую,чем волосы.

Диаметр, который указывают свидетели для самойширокой части головы, варьируется от 40 до 80 санти-метров; этот диаметр слегка превышал окружность шеи.

От головы вылетели две струи распыленной воды.Остальная часть туловища появилась на уровне воды.Оно двигалось волнообразно в горизонтальном плане.Животное перемещалось со скоростью, оцененной ввосемь узлов (15 км в час).

Оказавшись вблизи борта, голова погрузилась вводу, и мы увидели, что вдоль тела, которое едва высту-пало, прошла серия извивов в вертикальном направле-нии.

Животное возникло опять у правого борта судна.Там находились артиллерист Лекубле и помощникмарсового Ле Галл.

Туловище перемещалось вертикальными изгибами.Одновременно были ясно различимы пять или шестьволновых движений по телу. Его длина, по словам этихдвоих свидетелей, превышала 10 метров. Они описыва-ют голову как более широкую сзади, чем спереди, иболее удлиненную, чем у тюленя.

Все туловище показалось им одинакового вида повсей длине. Они сравнивают его с телом «суфлера»(вульгарное название дельфина Tursiops truncatus, хотямногие именуют так почти всех китообразных, чье ды-хание можно разглядеть. — Авт). Эта оценка, дающая,по моему мнению, чересчур заниженные измерениядлины туловища, заставляет меня думать, что свидетеливидели только какую-то одну его часть.

Кожа была гладкой. Никто не видел плавников.Животное в тот момент не дышало.

Оно снова нырнуло и появилось довольно далекопозади. Теперь нельзя было различить ничего, кромечерноватого тела, вытянутого с движущимися изгибамии фонтанчиками распыленной воды.

Согласно наблюдениям свидетелей от трапа живот-ное дышало скорее ноздрями, чем макушкой головы.

Деталей головы никто не мог разглядеть».

Когда адмирал Жонкьер получил отчет и понял, чтоэто таинственное животное совсем недавно видел лей-тенант Перон, то он приказал тотчас же послать за егопоказаниями и показаниями его команды.

Стоит добавить, что и другие подразделения фран-цузского флота тоже встречали дракона бухты Алонг. Вконце декабря 1908 года несколько членов экипажалинкора «Гвидон» видели его в первый раз. Но когдасудно (которое находилось под командой капитанаГудо и помощника капитана Фату, будущего адмирала)вернулось в бухту Алонг в марте 1904-го, то уже сотнилюдей на борту смогли созерцать чудовище.

И стоит ли удивляться, как написал однажды капи-тан фрегата Э. Плесси, что «в штабе морской дивизии вИндокитае все офицеры верят в его существование!».

МОЖЕТЛИМОРСКОЙЗМЕЙБЫТЬМОЗАЗАВРОМ?

27 июня следующего года профессор А. Жиар, членинститута, зачитал рапорт Л'Уосста перед Академиейнаук. Газета «Тан» в своем выпуске на следующий жедень уделила этому памятному собранию много внима-ния и даже опубликовала интервью, данное отважнымпрофессором, в котором он, среди прочего, объявлял:

«Итак, вполне позволительно предположить, чтоморской змей принадлежит к одному из отрядов, кото-рые мы считали полностью вымершими, например мо-зозавров или ихтиозавров».

Напомнив о случае с окапи, прежде считавшемсяисчезнувшим, а затем найденным живьем в лесах Кон-го, он ставит такой вопрос:

«Почему таким же образом не может найтись жи-вой мозозавр или ихтиозавр, которые, если они до сихпор существуют, выжили лишь в тайных глубинах мо-рей и являлись на поверхность в редких случаях и слу-чайно?»

Идея столь радующего душу выживания зверей с ле-гочным дыханием в морских глубинах тут же вызваласправедливую критику. На самом же деле гипотеза, покоторой дракон из бухты Алонг может оказаться дотя-нувшим до настоящего времени мезозавром, основанаисключительно благодаря изучению сохранившихсяостанков ящера в музее естественной истории Парижа,проведенному по инициативе профессора Леона Вайа-на. Говоря о животном, которого столь часто виделифранцузские моряки, он замечает:

«Его внешний вид не наводит на мысль о китооб-разных, и шероховатая кожа кажется покрытой скореечешуей, чем волосами. Голова, которую никто не смогразглядеть подробно, по одним показаниям очевидцев,сравнима с тюленьей, но только более вытянута, а подругим — с черепашьей и держится на очень узкойшее, длина которой, по различным оценкам, варьиру-ется от 40 до 80 сантиметров. Животное перемещалосьизвивами, обычно в вертикальном плане и реже в гори-зонтальном. И одно явно примечательно: животное ис-пускало две струйки распыленной воды из ноздрей, ане из верхней части головы.

Эти особенности, как мне кажется, говорят противмлекопитающих, то есть той группы, к которой былсклонен приписать зверя Удеманс, и скорее подтверж-дают, что мы имеем дело с рептилией, весьма вероятно,с питонообразной и более или менее родственной мо-зазавру, который в доисторические времена тоже пред-ставлял собой морского змея».

Эта версия заслуживает особого внимания, ибо извсех крупных рептилий, предложенных в качестве про-

тотипов для морских змеев, мозазавр, без сомнений,один из самых правдоподобных кандидатов.

Мозазавры — это гигантские ящеры мезозоя. Еще в1770 году их окаменелые останки были обнаружены наберегах реки Мезы, давшей им имя. Некоторые из нихбыли огромной величины: около 10—15 метров. Внеш-не они представляли собой громадных ящериц с некимподобием ручищ вместо лап. Их глотка поднималась досамого нёба, оснащенного ужасающими крючковатымизубами, и таким образом они могли «зевать во весь ротдо отвисания челюсти» и заглатывать крупную добычуцеликом, совсем как змеи.

Одна анатомическая подробность мозазавров заслу-живает особого интереса. Тогда как у плезиозавров по-звонки двуплоскостные (то есть по обеим сторонамплоскость), что придавало их туловищу и шее большуютвердость, то у мезозавров они выпукло-вогнутые и по-этому могут вполне свободно заходить один за другой.Двигая суставами (по типу коленного), эти огромныеящеры были способны совершать змеиные движения,что позволяло им с легкостью передвигаться простымизвивом своего тела, без помощи плавников. Впрочем,именно из-за этого приспособления в некоторых клас-сификациях им присвоено наименование — питоно-морфов, то есть «змеевидных».

Возможно, что мозазавры имели на всем позвоноч-нике или на его части что-то вроде высокого плавника,мягкого и хрупкого, как у некоторых угрей, или гре-бень с фестонами и бахромой, как у тритонов или яще-риц. Подобные образования, очевидно, могли бытьприняты на первый взгляд за «горбы», за «хвостовойплавник» или за «гребень в виде зубцов пилы», стольчасто приписываемый разным морским змеям.

Факт выживания мозазавров до нашей эпохи гораз-до более вероятен, чем плезиозавров. Они на самомделе принадлежат к более современной группе. Так,

если семейство зауроптерикиев, к которому относятсяплезиозавры, исчезло уже где-то между триасовым имеловым периодами, то семейство мозазавридов, каккажется, только-только возникло в меловом.

Впрочем, мозазавры и не принадлежат к совсем вы-мершему отряду, как ихтиозавры, плезиозавры и дино-завры, которые, вероятно, зачахли по анатомическимили физиологическим причинам. Мозазавров отно-сят — и с совершенным единодушием — к разряду зав-риев, туда же, где находятся нынешние ящерицы и змеи.В некоторых недавних классификациях они даже вклю-чены, вместе с варанами, лантанотидами (одна таин-ственная ящерка с Борнео) и хелодерматидами (хелодер-мы) в одно подсемейство вараноидов. По своей анато-мии мозазавры и вправду чрезвычайно близки к вара-нам: о них можно говорить как о варанах, адаптировав-шихся к воде. Знаменитые драконы острова Комодо, ко-торые частенько достигают 3 метров в длину, дожили донаших дней благодаря изоляции на некоторых из Зондс-ких островов, где они никогда не встречали ни конку-ренции, ни естественных врагов. Кое-кто предполагает,что гигант всей этой группы австралийский Varanuspriscus, достигавший 10 метров в длину, исчез уже в исто-рическое время вследствие вторжения на континент ев-ропейцев. Наконец, существует устойчивый слух, изна-чально возникший на Новой Гвинее, что до сих пор живв «затерянном мире» некий варан больше 6 метров дли-ной, в чем нет ничего невероятного. Почему же не мог-ли выжить в океанах водные вараны, то есть мозазавры?

Вот что весьма благоразумно сказал по этому поводуАйатт Веррилл:

«Океаны не так уж и изменились со времен началамира, разве только уменьшились в размерах и испыта-ли некоторое количество перепадов температуры. Ко-нечно же в глубинах всегда остается одна постояннаятемпература, около нуля; и нет никаких достаточно

веских доводов предполагать, что она когда-то быладругой. То же можно сказать и о созданиях, проживав-ших в глубинах в далеком прошлом: нет никаких осно-ваний считать, что не осталось их потомков или близ-ких родственников, существующих и сегодня в тех жеместах».

Кстати, всегда ли водные ящеры держатся околоповерхности? И только ли потому, что они должнычасто всплывать подышать, или из любви к теплойводе? Или потому, что не созданы для глубин? Вовсенет. Есть даже серьезные основания предполагать про-тивоположное, по крайней мере в случае с мозазавра-ми. Их четырехугольные кости так огромны и устрое-ны таким образом (можно найти точно такое же уст-ройство у кашалотов), что способны выносить порази-тельное давление бездны. Огромные китообразные,как известно, могут погружаться по меньшей мере натысячу метров.

Следовательно, вполне вероятно, что и мозазаврыдолжны были иметь столь же видимое дыхание, как укашалотов. Мы знаем, что внешне это дыхание выгля-дит как беловатая струя, или, точнее, облачко, и объяс-няется это резким разложением легочного воздуха, по-павшего в глубинах под жесточайшее давление. Все этотем более соответствует тому, что мы знаем о таин-ственном звере из бухты Алонг.

Тем не менее стоит признаться, что у мезозавра от-сутствовали некоторые части, важные для идентифика-ции морского змея, по крайней мере для «морскогозмея с шеей в виде ручки зонтика». У этого ящера шеябыла относительно короткой и такой же толстой, кактело и голова у морского угря. Кроме того, его головасовсем не была такой крошечной, как у мегофиаса Уде-манса: она была удлиненной, как у крокодила.

На это можно ответить, что нужно быть очень само-надеянным, чтобы считать, будто мы знаем все до одной

формы или, во всяком случае, основные формы. Каж-дый год приносит все новые открытия окаменелостей,и подчас совершенно неожиданные, которые требуютпостоянной переработки установленных классифика-ций или принятых критериев. Так, может, следует все-таки признать, что не все плезиозавровые обладали ма-ленькой змеиной головой на длинной шее жирафа, каксобственно плезиозавры и эласмозавры? Некоторые,как кронозавры и брахаузениусы, напротив, имели от-носительно короткую шею и огромную крокодилью го-лову, сравнимые скорее с головой и шеей мозазавра. Араз существуют плезиозавровые с головой и шеей мозо-завра, то почему не может быть мозозаврового с голо-вой и шеей плезиозавра?

Можно прибавить, что гипотеза, предложенная про-фессором Байяном, основана прежде всего на наблюде-ниях «драконов» бухты Алонг, которым ни один из сви-детелей не приписал слишком длинной шеи. Это так,но ведь существуют и описания «драконов», основнаячерта которых совершенно не подходит для рептилий:речь идет об их волнообразных движениях в вертикаль-ном плане. У мезозавров же (а также и у плезиозавров)вся анатомия базируется на перемещениях посредствомволнообразных извивов в горизонтальном плане.

И еще эта чешуя, которую некоторые наблюдателиприписывали индокитайским чудовищам… Но еще в1904 году Шарль Перес написал по этому поводу в жур-нале «Ревю дез иде»: «Даже наличие кожи, по виду че-шуйчатой, не достаточно для категорического утверж-дения в пользу ящерной природы». Напомнив, что«кожная броня была характерной чертой первобытныхкитообразных и что мы сегодня присутствуем при пос-ледних стадиях ее исчезновения». Перес замечает весь-ма разумно:

Эти экзоскелетные образования развиваются подвоздействием жизни в прибрежных водах, и их исчез-

новение связано с внешней адаптацией к действитель-но морской жизни. Следовательно, этой черте нельзяпридавать решающего значения. Ихтиозавр хотя иящер, но имел гладкую кожу; а животное из бухтыАлонг могло обладать спинными чешуйками и быть неболее чем млекопитающим».

Одним словом, если мозазавр дожил до нашихдней, то не будет ничего удивительного в том, что онокажется совсем другим, неизвестным науке монст-ром, скажем морским змеем, которого описывали какогромного крокодила с плавательными лопастями илилапами. Мы уже говорили выше, что речь может идти,в частности, и о некоем зажившемся на планете типеморских крокодилов. Но, учитывая еще более совер-шенную адаптацию мозазавров к морской жизни,вплоть до больших глубин, гораздо правдоподобнеепредположить, что именно эту группу следует сбли-жать с таинственным морским змеем с внешностьюкрокодила!

Но монстры этого типа, кажется, совсем не наблю-дались французами, и встречи с ними никак не ком-ментировались французскими натуралистами. Следо-вательно, ничего нет удивительного в том, что передПервой мировой войной научное мнение во Францииблаговолило скорее к гипотезе о морском змее — мле-копитающем Удеманса, которая, впрочем, и по сейдень собирает в этой стране большинство голосов.

ФРАНЦУЗСКИЙПЕРИОДОКАНЧИВАЕТСЯНАФРАНЦУЗСКИХЖЕБЕРЕГАХ

Каждый раз, когда в некоей стране начинают прояв-лять интерес к проблеме морского змея, то после на-блюдений, проведенных достаточным количеством лю-дей или же внушительных заявлений прославленныхученых, можно встретить одно и то же явление. Растет

число как подлинных, так и ложных свидетельств, ислучается конфуз: оказывается, описываемых типов-тонесколько!

Во Франции, впрочем, последствия дела о бухтеАлонг ощутились довольно не скоро и весьма слабо.Можно было видеть, как появлялись год от года статьиразных знаменитостей, по большей части зоологов, нов обществе почти никаких реакций не было. Без отваж-ной инициативы провинциального ежедневника «Уэст-эклер» в 1922 году досье французского морского змеявообще осталось бы тощим.

Но свидетельства тем не менее имелись.

Так, 13 апреля 1905 года капитан П. Гюйю, возвра-щавшийся из Чили на борту «Роны», перед тем как ми-новать мыс Горн, имел весьма странную встречу:

«…Я увидел, как метрах в двадцати по кильватеру навысоту метра в полтора из воды высунулась голова жи-вотного, которого я, скорее всего, могу сравнить с теми,которыми украшались носы кораблей скандинавскихпиратов и больших джонок на Нигере. Животное, каза-лось, было в растерянности. Я видел лишь шею и голо-ву, которые вздымались в ответ на извивы туловища,которое мне показалось довольно большим. Оно двига-лось с весьма значительной скоростью».

Это первое сообщение о морском змее из Южногополушария, из мест, редко посещаемых кем-либо, кромеморяков. Надо подчеркнуть, что это и единственное до-несение. Нет пока ни единого факта наблюдения морс-кого змея на восточном побережье Южной Америки.

Последующие наблюдения происходили в Среди-земном море, недалеко от берегов Корсики. В октябре1907 года рыбаки из Кальви видели в заливе Порто то,что они поначалу приняли за связку плывущих тел, ночто впоследствии оказалось морским чудовищем мет-ров в 60. Объятые ужасом, люди поспешили к берегу,где переполошили всех своих коллег. Тут же все насе-

ление побережья облепило скалы, чтобы увидеть, какморской змей плавает на поверхности.

В течение нескольких последующих дней рыбаки неосмеливались выходить в море, они даже требовали откоменданта морского округа Аяччо выслать миноносецдля устрашения монстра.

Среди свидетельств, появившихся благодаря дозна-нию, проведенному «Уэст-эклер», одно из самых цен-ных снова приводит нас в бухту Алонг. Его автор, капи-тан дальнего плавания из Гранвилля, — увы! — отка-зался, боясь показаться смешным, позволить опублико-вать свое имя. Но точность деталей, которые он дает,позволяет установить его без особого труда:

«В июне 1908 года я был капитаном парохода «Ха-ной», принадлежавшего А. Р. Мартии из Хайфона, инаходился в шесть часов утра приблизительно в 5 ми-лях к востоку от острова Норвей, расположенного привходе в бухту Алонг (Тонкий). Я стоял у руля и правилмежду островом и землей, когда вдруг увидел это самое.

Я заметил довольно далеко впереди некую чернуюмассу, которую поначалу принял за корпус опрокинув-шегося судна. Приблизившись и всмотревшись в би-нокль, я обнаружил, что у него странная форма. Этонапоминало скелет, на который кто-то туго натянулткань. Бока были очень четко видны, и спинной хребетсильно выступал. При взгляде на него сбоку мне каза-лось, что он представляет из себя что-то зазубренное,так как ребра слишком выступали. Я лично видел егопочти в три четверти оборота, что позволяет мне датьдостаточно точные оценки размеров.

Окрас был черный: длина примерно 5 метров и ши-рина полтора. Оно было совершенно недвижно.

Пока я спрашивал себя, что же это может быть, мыпродолжали приближаться, и я стал ясно различать вседетали. Когда мы оказались метрах в 30, вынырнула ог-ромная голова.

Хотя и изумленный этим внезапным появлением, явсе же разглядел ее весьма хорошо — больше всего онанапоминала черепашью, но только была более вытяну-та и величиной от 60 сантиметров до метра; она имеладва больших черно-белых сверкающих глаза и крепкиеноздри. Голова была черноватая, как и все остальное. Яне видел челюстей, рот был закрыт, но этот рот былясно различим и больших размеров.

Голова повернулась в сторону судна. Раздался шум-ный выход без выброса воды, и она тут же погрузилась,увлекая остальную часть тела и вызвав сильное волне-ние на поверхности.

Прибыв на место, где находилось животное, я неувидел ничего, кроме ряби на воде.

При всех размерах и пропорциях этого животногоего невозможно спутать с черепахой. Во-первых, небыло никакого панциря или чешуи, в этом я уверен.Кожа напоминала скорее старую дубленую телячью, и всвой бинокль я это хорошо разглядел.

Голова высунулась лишь на несколько секунд, и яне успел навести бинокль, но она была очень близко,может быть, в 25 метрах; и что меня больше всего пора-зило, так это глаза. Морская черепаха имеет маленькиеглазки, прикрытые пленкой, а совсем не огромные све-тящиеся, как здесь. И потом, насколько я знаю, черепахтаких размеров не бывает.

От головы до видной части тела было около 10 мет-ров, следовательно, это было необычайно большое жи-вотное.

Судя по волнению воды в момент его нырка, и по тойчасти туловища, которую я видел, форма этого зверя дол-жна быть следующей: очень удлиненная и гибкая шея,определяемая по расстоянию от головы до видимой час-ти туловища и еще по тому, как голова поворачиваласьбез всякого изменения положения средней части; затемсильное вздутие в середине, эту часть я видел; и затем

хвост, достаточно длинный, который не появлялся нару-жу, но был очень четко обозначен волнением воды.

Наблюдения были слегка затруднены тем, что солн-це частично находилось за облаками и отбрасывалослепящие белые отблески на поверхности воды, кото-рые мешали глядеть в глубину».

Последняя фраза может, вероятно, объяснить некото-рые расхождения между этим и другими свидетельствамикасательно дракона из бухты Алонг. Подробность отно-сительно явно выступающего характера боков и спинно-го хребта — это, безусловно, самое изумительное вовсем описании. Она заставляет думать о параллельныхгребнях, которые украшают часть панциря черепахиЛюта и часть туловища китовой акулы и которые служатдля устойчивости этих пловцов. Но наш зверь не могбыть ни тем ни другим, так как у рыб, как и у рептилий,эти гребни располагаются вдоль тела. Кроме того, чере-паха Люта намного меньше размерами, а у китовой аку-лы нет ярко выраженной шеи. И к тому же будет не-сколько натянутым предположение, что подобный выс-тупающего вида позвоночник мог быть принят другиминаблюдателями за зубчатый гребень.

Следует спросить: а было ли это нормальное живот-ное? Морские млекопитающие обычно жирны, они за-щищаются от подводного холода толстым слоем «ляр-да». Или здесь речь идет об экземпляре, исхудавшем поболезни или по старости? Это маловероятно. Объясне-ние может быть таково: этот явно истощенный вид дра-кона из бухты Алонг может создаваться неким панци-рем из поперечных полос, таким же, какой существуету броненосцев.

У нас в распоряжении очень мало сведений отно-сительно встречи с морским змеем в августе 1910 годаодного славного мореплавателя, капитана ле Льевра,который за свою долгую карьеру двадцать два раза оги-

бал мыс Горн. В 25 милях от Мозамбикского проливаон еще в молодости видел, как рядом, прямо на повер-хности воды, проплыл морской монстр, несколько разразинувший свою огромную пасть. По словам моряка,животное достигало 70 метров в длину, а в диаметребыло с 800-литровую бочку. Эти данные конечно женесколько преувеличены.

В течение лета 1911 года некий морской монстр бо-лее скромных размеров показался, наконец, в самойФранции. Все произошло в море у Сен-Ке-Портрье вбухте Сен-Брие, свидетелями тому были Франсуа Же-ляр, главный редактор «Земли и Жизни», с двумя сест-рами — его статья по этому поводу была опубликованав 1934 году:

«Мы закончили завтракать, и было примерно часпополудни, когда моя сестра, вдова Оливье, закричала:«Смотрите, вон собака купается!» В направлении, кото-рое она указала, мои глаза различили сначала скольже-ние некой яхты под парусом, потом я заметил междулодкой и берегом, но гораздо ближе к берегу, живот-ное, на которое она призывала посмотреть и которое я,не особенно всматриваясь, принял за собаку одного изчленов экипажа. Однако она приближалась к нам, и яне переставал удивляться одновременно и той скорос-ти, с которой она плыла, и длине шеи, которую онавысовывала из воды.

Я навел на странного пловца морской бинокль, ко-торый оказался под рукой, и тотчас обнаружил, что онне имеет ничего общего с собакой. Также мне не при-ходили на ум никакие другие сравнения, и только придальнейшем приближении зверя меня внезапно осени-ло, что я наблюдаю лишь часть тела, а точнее, шею иголову, которые внешне весьма походили на жирафьи.• Однако, двигаясь, зверь оказался еще ближе ко мне,и тогда я различил странные особенности его анато-

мии. Наблюдался некий купол или горб, который тор-чал наружу на некотором расстоянии от шеи. Полноеневедение относительно строения остальной части ту-ловища, погруженного в воду, заставило меня вообра-зить, что передо мной колоссальная змея, и я поэтомурешил, что эта сферическая выпуклость является про-сто одним из ее колец. Однако вскоре я с удивлениемобнаружил, что эта выпуклость остается недвижной вводной борозде, которую прорывала на воде шея живот-ного, как нос корабля, и никак не участвует в этих дви-жениях, а только им подчиняется.

Прочие части тела были совершенно скрыты в море,но на небольшой глубине, что было заметно по силь-ному волнению на воде. На некотором расстоянии отголовы, которое, как мне показалось, было не меньше10 метров, бурление указывало расположение хвостово-го плавника, который, вероятно, и был основным инст-рументом передвижения».

Животное плыло с такой скоростью, что, когда онорванулось к группке скал, продолжающих мыс, свиде-тели на секунду решили, что оно собирается броситьсяна них. Но на самом деле, проплыв с сотню метров,оно резко развернулось и направилось в открытоеморе. Немного позже еще одно животное, во всем схо-жее, присоединилось к первому, и оба чудища удали-лись от берегов.

УДРУЧАЮЩЕЕУЧАСТИЕАМЕРИКАНЦЕВ

В течение этого периода можно насчитать очень не-значительное количество сообщений американскогопроисхождения. Закончились времена многогорбогоморского змея из Новой Англии, которого местное на-селение описывало с таким единодушием и, следует от-метить, с такой радующей трезвостью! С тех пор доста-

точно часто стали появляться американские морскиезмеи откровенно фантасмагорические!

Так, очень сложно принять всерьез морского монст-ра, о котором донес смотритель маяка и его семействоиз Стретфорда в проливе Лонг-Айленда в 1898 году. Ондостигал 60 метров и задирал шею, как трубу парохода,на 6 метров над водой. Еще у него были усы, как вело-сипедный руль, прекрасного густого зеленого цвета.

Заслуживает большего доверия наблюдения, сделан-ные в 1901 году мистером Чарлзом Джеем Сейбертом изВашингтона, когда он возвращался из Нью-Йорка в Бе-лем на борту парохода «Гронгенс» под командой капи-тана Спеллинга. Однако свидетель осмелился на раз-глашение своего приключения лишь полвека спустя,под влиянием убедительной статьи зоолога АйвенаСандерсона, напечатанной в «Сатердей ивнинг пост» в1947 году.

Одним погожим утром мая 1901 года вахтенныйофицер вдруг ткнул пальцем в сторону моря и закри-чал: «Боже правый, глядите-ка!»

«Поглядев в указанном направлении, — рассказы-вает мистер Сейберт, — мы увидели некое животное-амфибию, серовато-коричневого цвета. В передней ча-сти, то есть в единственной, что мы могли видеть, онбыл в точности похож на чудовище, представленное в«Пост»; однако его шея не была ни так толста, ни такдлинна. Голова была чрезмерно вытянута, больше, чему крокодила. Когда монстр открыл рот, мы смогли уви-деть ряд прямых зубов, может быть, сантиметров в 10—15 длины. Он, казалось, играл на поверхности и кру-тился колесом, выгибая шею, чтобы поглядеть в на-правлении своего хвоста, если, конечно^ у него таковойбыл. Так он поразвлекался с полминуты, а затем ныр-нул. Все это он проделал три раза. Мы спросили у ка-питана, намерен ли он записать это происшествие в

бортовой журнал. «Ни за что, — ответил он, — тогдавсе решат, что мы все спятили, и я вас, господа, закли-наю ничего об этом не говорить нашим людям в Параиди Манаосе».

Здесь вполне можно опознать нашего морского змеяс внешностью крокодила, то есть выжившего мезозавра.Его шея не слишком длинна, и речи нет о извивах ввертикальном плане: перед нами животное, которое из-гибается горизонтально и с большой легкостью, что,следовательно, позволяет отнести его к рептилиям.

Совсем другим представляется морской змей, кото-рого американский генерал Г. С. Мерриам видел в1906 году у берегов штата Мэн, рядом с Вуд-Айлендом.Бравый генерал явно не рассчитывал на подобнуювстречу. Когда за два года до того ему сообщили, чтогруппа неких дам, взволнованных морской прогулкой,утверждает, что они якобы видели морского змея в техже водах, он разразился оскорбительным смехом. Ипозже горько сожалел о своей развеселой несдержан-ности.

Это случилось 5 августа 1905 года. Он совершал про-гулку по морю со своими двумя сыновьями, стар-шим — капитаном артиллерии Г. М. Мериамом имладшим, Чарлзом, и с двумя их друзьями, когда ихпарусник застыл в безветрии рядом с маяком Вуд-Ай-ленда. Все, что происходило, пока они дожидались вет-ра, генерал описал в письме, направленном докторуФредерику А. Лукасу, тогдашнему хранителю нацио-нального музея Соединенных Штатов.

«Раздался шумный всплеск воды на некотором рас-стоянии от носа нашей лодки, от которого все вздрог-нули, и, обратив взгляды в этом направлении, мы уви-дели то, что походило на чудовищного змея. Его головабыла поднята на несколько футов над поверхностью,удлиненное тело было ясно видно: он лениво плыл к

нашему судну извивающимися «серпантинными» дви-жениями… Животное проследовало своим курсом иобогнуло наше судно, выдержав расстояние примерно в300 метров… Оно плыло с постоянной скоростью, при-мерно 19 километров в час, и держало голову вздерну-той на метр двадцать над водой с явным намерениемоглядеть со всех сторон наше судно. У него не былоспинного плавника, по крайней мере постоянного.

Его спина, кажется, была коричнево-пестрого цвета,переходя в ярко-желтый на брюхе. Голова напоминалазмеиную, и в видимой над водой части, то есть на шее,имела примерно 38—45 сантиметров в диаметре.

Я оцениваю его длину в 18 или чуть более метров.Животное довольно долго плавало вокруг нас, а этобыло по меньшей мере десять минут, и держало всевремя голову поднятой, а затем спокойно нырнуло иисчезло в глубине».

Когда поднялся ветер и парусник прошел примернос полмили по направлению к берегу, таинственное жи-вотное появилось снова и, все еще любопытствуя, плы-ло параллельно лодке довольно долго, пока не исчезлоокончательно.

Это устойчивое любопытство является психологи-ческой чертой, которая гораздо более свойственна мле-копитающим, чем рептилиям. Следовательно, когда мывидим, что генерал Мериам говорит о «серпантинныхзмеиных» движениях, позволительно усомниться, чтоони действительно происходили без перерыва, в одномвертикальном плане. На самом деле столько людей незнают, что змеи — и рептилии вообще — извиваютсятолько таким образом, что военному, какого бы он нибыл высокого звания, вполне извинительна подобнаянеосведомленность.

В следующем году в августе господа Спайсер и Ка-минг, соответственно — первый и третий помощники с

трансатлантического судна «Святой Андрей» американ-ской компании «Феникс лайн», сообщили, что в мо-мент, когда они проходили мимо Лэндс-Энд, оконеч-ности Коруэльса, им посчастливилось разглядеть неко-его морского змея. Его тело поднималось над водой навысоте около 5 метров 40 сантиметров. «Его челюс-ти, — говорится в отчете для нью-йоркской «Амери-кен», — были вооружены огромными зубами, похожи-ми на плавники, а туловище, вероятно, было в полтораметра диаметром».

Не совсем понятно, как зубы могут напоминатьплавники. Может быть, моряки хотели сказать, что уживотного были китовые усы? Но этого мы, без сомне-ния, никогда не узнаем.

Последнего американского морского змея довоен-ного времени описала Айвену Сандерсону одна из егокорреспонденток миссис Ф. В. Саундерсон в письме,которое она направила 15 марта 1947 года по поводу егостатьи в «Сатердей ивнинг пост». Эта дама вспоминает,что в течение лета то ли 1912, то ли 1913 года, когда онапутешествовала со своими родителями на пароходемежду Нью-Йорком и Портлендом (штат Мэн), один изпассажиров, который находился на мостике, вдруг из-дал вопль изумления.

«По правому борту, — рассказывает миссис Саун-дерсон, — показалась огромная голова на громадномугревидном туловище или на длинной шее толщиной сбочонок. Она поднималась на высоту до 6 метров, на-поминая голову гигантского угря, который встал нахвост, наполовину погрузившись. Голова оставаласьподнятой в течение полминуты, а потом начала мед-ленно вращаться, как будто монстр захотел хорошенькооглядеть окружающий его ландшафт. Затем она ленивоскользнула обратно в море, оставив едва заметную рябьна поверхности».

ПОКАЗАНИЯОБЕР-ЕГЕРМЕЙСТЕРАШВЕДСКОГОКОРОЛЯ

В Скандинавии, на родине старого Се-Орма, люби-мого дитяти епископов, на рубеже веков можно конста-тировать ту же нехватку новых сообщений, но те ред-кие, которые имеются, отличаются прежними качества-ми: точностью и серьезностью.

В июле 1894 года, когда было исключительно жарко(что примечательно), два морских змея были замеченыв море к северу от Норвегии. Один из них подверг на-стоящей блокаде рыбацкую деревушку Эрвикен, едвали в 1200 метрах от Хаммерфеста, оставаясь целый деньв пределах досягаемости с берега. Его наблюдали семе-ро рыбаков, но они не осмелились ни выйти в этотдень в море, ни отправиться в Хаммерфест на лодке,чтобы вызвать китобоев и загарпунить зверя.

«Морской змей, — сообщает «Финмаркпостен», —был темно-желтого цвета, с округлым туловищем идлиной не меньше 55 метров. Он передвигался с огром-ной скоростью, по-змеиному извиваясь. Голова былапримерно размером с бочку, но чуть заостреннее спе-реди, и сразу же за ней существо имело большое коль-цо (от ущемления? — Авт.), расположенное между го-ловой и телом, которое было гладким и без плавни-ков».

Это чудовище было в тот же день замечено экипа-жем трех кораблей из Хаммерфеста и из одного сосед-него района.

Это был морской змей с тремя горбами, что обычнодля длинношеих экземпляров, вроде того, что появился4 августа 1902 года на другом краю Норвегии, то есть увхода в Осло-Фьорд, и которого видели несколько че-ловек с парусной яхты «Тонни». На борту было один-надцать человек, среди которых — владелец судна, пре-подобный Ганс Давидсен, которому мы и передаем труд

описать существо, замеченное в полчетвертого попо-лудни:

«Мы сразу же поняли, что это неизвестное морскоеживотное: оно приближалось, насколько мы могли су-дить, со скоростью примерно 4 мили в час. Оно находи-лось в одном-двух кабельтовых от нас (200 или 400 м).

Время от времени три больших горба показывалисьиз воды, и трое из нас ясно видели голову существа,округлой формы, длину которой они оценили пример-но в 90 сантиметров. Горбы образовывали сплошнуюсерию и были темного цвета, с блестящей поверхнос-тью. Они, вероятно, были сантиметров 60 в диаметре.Сбоку движения животного казались волнообразными.Невозможно дать точную оценку длины существа. Потому, что мы видели, голова и три видимых горба, безсомнения, составляли в сумме 6 метров. Учитывая рас-стояние между головой и горбами и длину и ширинуэтих последних, общая длина создания могла быть око-ло 15—16 метров. Мы все видели, что горбы были со-единены друг с другом, и они не могли принадлежатьнескольким животным, плывущим гуськом.

По причине большой скорости животное оставлялоза собой большую борозду. .Мы не видели пены, но от-метили, что передняя часть туловища поднимает значи-тельную волну. Голова держалась близко к поверхностиводы, в наклонном положении. Один из пассажировуверяет, что различил плавник на спине у существа.Мы наблюдали его в течение пяти — десяти минут,иногда невооруженным глазом, а иногда с помощьюбинокля».

Морское чудовище, виденное в октябре 1906 годаоколо курорта Сальтсьобаден, в часе хода от Стокголь-ма, представляется менее «классическим», но личностьего главного наблюдателя гарантирует точность показа-ний. Это был не кто иной, как Виктор Анкаркрона,

обер-егермейстер шведского двора, близкий друг коро-ля Оскара II, внука Бернадотта.

Прогуливаясь вдоль берега с тремя друзьями, этотджентльмен увидел в каких-нибудь 200 метрах некоеживотное длиной от 15 до 20 метров, которое мчалосьсо скоростью доброй моторки. Движения животногобыли похожи на извивы червяка. Его голова, котораянапоминала черепашью, была, как он сообщает, чрез-вычайной величины по отношению к окружности туло-вища. Относительно спины он уверяет, что она былаокруглой и не имела ни плавников, ни других каких-либо отростков. Весь зверь был одинакового серовато-коричневого цвета.

Это описание, во всяком случае, как оно было по-вторено в прессе, кажется отрывочным и очень плохопредставляется зрительно; как бы хотелось увидеть хотьмаленький набросок! Тогда бы никто не стал приди-раться, настаивая на том факте, что визуальный образпочти не передаваем простыми словами.

Можно вспомнить и об очень ярком описании мор-ского змея с длинной шеей по наблюдениям 1910 года вморе у Ингей (Финляндия) учителя из Сандвикера,М. Р. Элиассена. В течение двадцати пяти лет он неосмеливался предать огласке эту встречу, опасаясь бытьосмеянным; наконец, в 1934 году он поведал о ней водной из норвежских газет, под влиянием интереса,возникшего из-за дела лох-несского чудовища.

Одним погожим летним днем господин Элиассенрыбачил с лодки со своим отцом, когда на расстояниив какие-нибудь 50 метров…

«…Длинная шея с маленькой головой на конце под-нялась из воды примерно на метр пятьдесят — метр во-семьдесят. За шеей располагался длинный горб при-мерно такой же длины. За ним короткая часть тулови-ща была погружена в воду, но затем оно снова подни-

малось в виде еще большего горба, внушающего мысль,что часть, скрытая под водой, должна была быть значи-тельных размеров…»

Вот почему Элиассен-отец в спешке смотал своиудочки и счел более предусмотрительным удалиться,налегая на весла изо всех сил.

«Через короткое время существо стало плашмя по-гружаться и море вновь сделалось таким же гладким,как и прежде. Я должен прибавить, что мы не виделиникакого перемещения этого зверя, ни вообще ника-ких других движений, кроме легкого наклона головы».

НЕВОЗМУТИМЫЕБРИТАНСКИЕНАБЛЮДАТЕЛИ

Именно у жителей Британских островов можнонайти наиболее подробные описания морского змея.За описываемый период мы насчитали добрых пять де-сятков свидетельств британского происхождения, тоесть больше двух в год. По правде говоря, мы могли бысказать: их было еще больше, чем в прошлом. Ведь ког-да в какой-нибудь стране газеты принимаются регуляр-но публиковать описания морского змея, у кого-то тутже появляется страстное желание изобрести что-то но-вое, просто скопировав кое-что с предыдущих сообще-ний, но можно также говорить и о неосознанной де-формации сообщений свидетелей. Это придает поройпричудливый и мало заслуживающий доверия характербританским наблюдениям. Перейдем к обзору самыхпримечательных.

Морской змей вполне правдоподобной длины,20 метров в виде двух «извивов» на расстоянии 3 метра,появился в январе 1895 года в Бернере, у одного из Геб-ридских островов — Льюиса. Господин Ангус Макдо-нальд из Тобсона описал это животное как «огромногобыка без рогов».

Через несколько дней, 7 февраля, англиканский па-стор господин Бернере у северной оконечности того жеострова обнаружил в 200 метрах от себя шею, похожуюна жирафью, которая поднималась над водой на4,5 метра: на голове имелся изгиб сантиметрах в 60 ни-же ушей.

«У зверя было, — доносит священник, — два огром-ных ужасающих глаза, похожих на бычьи, которыми онуставился на меня. Я разглядел три сегмента его туло-вища общей~ величиной 36 метров, соединенных друг сдругом, как сегменты на хвосте лангуста».

Это уже не первое упоминание о сегментации туло-вища у некоторых крупных змеевидных. Мы еще вер-немся к этому в случае более тщательного наблюдения.

Следующее сообщение сопровождается рисунком,только относится он к не слишком вероятным, так ска-зать, наблюдениям, проведенным в шотландских водахв начале 1898 года капитаном шлюпа «Дарт» из ДандиДжоном Матчем Доусоном и пятью людьми из его эки-пажа.

«Животное, — повествует капитан, — было более 15метров в длину — по крайней мере то, что мы виде-ли, — и большая часть тела скрывалась в море. Повнешнему виду оно не напоминало ничего, что можноописать, кроме древних доисторических зверей, кото-рых иногда изображают ученые.

В целом он, должно быть, достигал 55 метров. Егоголова была вытянутой и заостренной на конце. Ротбыл открыт, и мы могли видеть его во всю ширь. Ротбыл достаточно велик, чтобы проглотить, по меньшеймере, корову или лошадь. Зубы светились слабым от-блеском и придавали животному ужасающий и злове-щий вид. Длинный отросток в виде плавника, казалось,свисал с его тела метрах в 4,5—6 от головы. Его глазасияли зеленым огнем, иногда переходящим в синий и

даже временами в алый, пробуждая ужас в наших серд-цах. На его туловище имелся плавник, похожий на гри-ву, обвивавший спину от края до края и грудь. Он былтемного цвета и не походил ни на одно чудовище, ко-торое мы могли бы вообразить».

Единственное, что можно сказать об этом звере,приподнявшемся над водами весьма малоправдоподоб-ным образом, так это то, что он не похож ни на «древ-них доисторических животных», ни на одного из когда-либо описанных морских змеев.

Встретить какого-нибудь монстра из этой категориистало почти обычным делом для британских моряков.Теперь, чтобы произвести впечатление на публику,требовалось нечто большее.

8 июля 1898 года целое семейство морских змеев,как рассказывают, наблюдал в Саргассовом море капи-тан Джозеф Донован и все офицеры «Сельмы». Первоеиз замеченных чудовищ достигало дюжины метров,имело удлиненную голову с каким-то клювом, похо-жим на тот, что у спрутов, и из этого клюва выпускалогромадные струи воды. Немного позже к первому при-соединился второй, длиной уже 60 метров, с роскош-ной гривой и огромным плавником на спине. Нако-нец, появился и третий монстр, совсем маленький, едвали 3 метра в длину: у него также имелся спинной плав-ник и можно было различить четыре плавательных ло-пасти.

Неужели речь идет о папе и маме — змеях, которыевыгуливали своего малыша?

После всех этих отчасти рядовых, отчасти фантасти-ческих сообщений появилось другое, которое отлича-лось от прежних.

В начале октября 1898 года морское чудовище со-вершенно необычайной наружности было встречено наморских просторах у Стоунхейвена, в Шотландии,

Александром Тейлором, хозяином рыбацкого баркаса«Лили» и людьми его экипажа. С расстояния 100 мет-ров животное напоминало корпус опрокинувшегосясудна, но когда корабль приблизился еще на 50 метров,то объект проявил свою истинную природу, частичновытянув над водой голову, более плоскую, чем у кита.После чего таинственный зверь скрылся из виду.

У животного на голубоватого цвета спине имелисьдва плавника, расположенных с промежутком 6 метрови похожих размерами и формой на парус маленькогокорабля. За первым плавником находилась некая вы-пуклость, схожая с горбом верблюда.

Время от времени животное высоко вздымало голо-ву, причем дышало как кит, с той только разницей, чтоего дыхание было гораздо короче. Хозяин «Лили» зая-вил, что видимая часть звериного тела бьша в два разабольше, чем его судно, которое достигало 10 метровдлины.

Не мог ли этот шумно дышащий зверь быть китовойакулой, высунувшей из воды спинной и хвостовойплавники? Или речь здесь идет об одном из гигантскихдельфинов с двумя спинными плавниками, о которыхиногда писали как Рафинеск, так и Куа с Гаймаром икоторых до сих пор не могут идентифицировать точно?Что очевидно, так это то, что загадочный зверь не похо-дил ни на один из известных типов морских змеев, по-павшихся на глаза до сих пор, и что, следовательно,гораздо разумнее вообще исключить его из нашегосписка.

Следующее сообщение перемещает нас в края-ан-типоды Британских островов, а более точно — в НовуюЗеландию, где общественное мнение еще не было такразвращено непрекращающимся потоком свидетельств,более или менее приемлемых для рассудка. На заседа-нии 13 декабря 1904 года Литературно-философского

общества Манчестера доктор У. Е. Хойл зачитал следу-ющее письмо, полученное от С. Говарда Триппа и да-тированное 16 сентября того же года:

«Примерно шесть лет назад (то есть в 1898-м?), впонедельник, я отправился к утреннему восьмичасово-му поезду, чтобы ехать в Тимару, Новая Зеландия, когдавдруг нечто, что я поначалу принял за альбатроса чер-но-сажистого цвета, рухнуло на воду, произведя оглу-шительный шум в каких-нибудь пяти десятках метровот меня. Море было спокойным, но я смотрел немногопротив солнца. Конечно, поскольку я никогда не виделальбатросов, падающих подобным образом на воду, то яостался стоять, поджидая, и вскоре увидел, как стран-ное существо объявилось снова. Теперь я понял, что то,что я вижу, совсем не альбатрос, но хвост какого-томорского зверя, так как он был соединен с неким тон-ким туловищем. Хвост снова забился, расплескивая вразные стороны воду, затем исчез, чтобы снова под-няться, но тут же скрыться из виду. По моему мнению,туловище, к которому относился этот хвост, было при-мерно 45 сантиметров в диаметре у места соединения идалее утолщалось до 60 сантиметров — это было уже в 4или 5 метрах от кончика самого хвоста, если учитыватьи высоту, на которую тот поднимался из воды.

Естественно, я был ужасно удивлен и поражен тем,что только что видел, и продолжил свое наблюдение.Через несколько минут после окончательного исчезно-вения из виду хвоста я увидел змеиную голову, ясноразличимую, которая поднялась из воды на расстоянииметров 50 от того места, где скрылся хвост: она высуну-лась из моря вместе с частью туловища примерно на3—4,5 метра. Ее ширина, практически одинаковая всю-ду, составляла от 90 сантиметров до метра двадцати. За-тем животное исчезло, и больше я его не видел. Место,на котором я его разглядывал, было мелкое — глуби-ной не более 5,5 метра, и находилось у оконечности

мыса. Может статься, что это был Hyperoodon. Мне не-много мешало слепившее солнце, но первым моимвпечатлением в тот миг было — и таким оно и оста-лось, — что я видел некое змеевидное существо. Впос-ледствии я услышал толки о каком-то змее, виденномза два дня до моей встречи в каких-нибудь 10 милях кюгу от Тимару, а еще позже я прочел некоторые публи-кации касательно змея, которого видели примерно загод до того в море у острова Северного в Новой Зелан-дии».

Закончив чтение письма, доктор Хойл предполо-жил, что мистер Трипп действительно видел нечто,что скорее всего было китообразным. Ведь и сам на-блюдатель признавал, что, впрочем, доказывает егоусердие и беспристрастность, что то мог быть гиперо-одон, то есть «кит с клювом». Но для чего китообраз-ному понадобилось так выгибаться, чтобы вытянутьнад водой более чем на 3 метра некое худощавое ци-линдрическое тело?

Ни одна из черт внешнего вида не позволяет иден-тифицировать трех «змеев», которых встречал 10 мая1899 года с интервалом в один час капитан Джон Б.Мартин с барка «Опана», принадлежащего Новозелан-дской компании морских перевозок. Первое существо,если судить по промежутку между его хвостом, иногдапоявлявшимся на поверхности, и огромным спиннымплавником, показалось новозеландскому моряку раз-мерами более 12 метров. Оно имело, как он сообщает,«большой кусок мяса, прикрепленный к плавнику бли-же к его верхушке». Образовывающаяся при этом впа-дина так характерна для хвостового плавника китовойакулы, что нет никаких оснований предполагать, будтоздесь речь идет о чем-то другом. И почему капитанМартин решил, что это не так? «Увидев первое суще-ство, я подумал, что то была огромная акула», — пишетон. И правильно подумал.

В феврале 1899 года английский пароход «Эмю» попути в Сидней зашел в гавань Суварроу, крошечногоострова, затерявшегося между Самоа и Гаити, где тузем-цы сообщили капитану, что некий змеевидный монстрбыл выброшен волной на берег. Несмотря на то чтопроцесс гниения тела зашел довольно далеко, морякизатащили часть останков на борт. Согласно сиднейс-ким газетам, кожа животного, покрытая волосками,была коричневатого цвета; его голова походила на ло-шадиную; длина в целом была около 18 метров, а вес60 тонн; голова была 90 сантиметров длиной, окруж-ность тела достигала 75 сантиметров, а позвоночникбыл 10 сантиметров диаметром. На оконечности ниж-ней челюсти были видны зубы двух видов.

Эта последняя деталь позволяет зоологу сразу жепредположить, что речь, должно быть, идет о том илиином представителе клюворылых китов, ставшего неуз-наваемым благодаря гниению, что, впрочем, вскореподтвердил анализ, проведенный доктором Уэйтом изАвстралийского музея.

21 мая 1899 года, после того как «Нарцисс» обогнулмыс Фалькон, расположенный у Мерс-эль-Кабира вАлжире, судовой лейтенант Бутби, который стоял вахту,около пяти часов отметил в вахтенном журнале нечто,что впоследствии перешло в бортовой:

«По левому борту замечено морское чудовище, дос-тигавшее 45 метров в длину, которое, кажется, передви-галось с помощью больших плавников и затем ушло вглубину».

На мостике в момент, когда таинственное живот-ное плыло в течение получаса параллельно судну,скопилось множество моряков. Когда некий журна-лист спросил сигнальщика, уверен ли он, что речьидет не о косяке макрели, матрос высказался весьмаопределенно:

«Мы видели макрелей неподалеку, и их движениясовсем не были похожи. Можно было разглядеть, какмакрели прыгали и развлекались кульбитами, в то вре-мя как это существо пребывало прямо на поверхности,легко скользя сквозь воду… Чудовище, казалось, пере-мещалось благодаря движению множества плавников.Можно было различить, как они продвигали его впередсо скоростью, близкой к скорости судна. Плавники на-ходились по обоим бокам и, казалось, вертелись безперерыва. Эти плавники имелись и внизу, до самогоначала хвоста…»

На другой вопрос журналиста сигнальщик ответил,что головы никак нельзя было различить по причиневолн, которые она поднимала, двигаясь вперед, и при-бавил:

«Еще одна любопытная вещь: животное дышало,выбрасывая воду, как кит, только струйки воды былиочень маленькие, и, казалось, они выходят из разныхчастей тела».

Из двух вариантов возможен только один: или этималенькие струйки воды не были дыханием, а просты-ми всплесками, которые поднимались при движенииплавников, и в этом случае перед нами китообразнаясколопендра, как та, которую наблюдали с «Принцес-сы» и которая существует в действительности. Или этиструйки были на самом деле дыханием, выходящим изразных частей тела, и в этом случае, невзирая на всенестыковки в показаниях свидетелей, существо оказы-вается «сборищем» нескольких китообразных, причуд-ливо сплотившихся в одно.

Внимание читателя может задержаться на несколькоозадачивающем деле: речь идет о чудовище со множе-ством плавников, которого наблюдали 13 июля 1902 го-да у берегов австралийской провинции Виктория вс&члены экипажа пакетбота «Чиллаго» во главе с капита-ном и его помощниками.

«Судя по всему, животное достигало от 9 до 11 мет-ров в длину и имело на туловище четыре плавника дли-ной от метра двадцати до полутора метров, располо-женные на расстоянии 1,5 метра друг от друга. Его го-лова напоминала тюленью, за исключением того, чтоона была больше — около 60 сантиметров в диаметре.Когда судно приблизилось к монстру по меньшей мерена 100 метров, он приподнял голову, поглядел на ко-рабль и исчез. Все свидетели сходятся в одном — чуди-ще походило на змея, виденного людьми с «Принцес-сы», с одной только видимой разницей: плавники на-шего зверя были расположены под гораздо большимуглом, чем у представленного в журнале».

Кстати, ничто не мешает причислить к этому монст-ру и других, которых считали плохо описанными: чудо-вища «Бархама» (1858), которого Удеманс полагал вы-думанным, и барка «Сент-Олаф» (1872), которого счи-тали составленным из многих, и «Осборна» (1877), и«Пуны» (1878), о которых могли думать, что они списа-ны с предыдущих, и, наконец, чудище преподобногоБрауна (1879), в которое вообще мало кто верил. Все вдействительности были описаны очень схожим обра-зом и решительно заставляют нас поверить в существо-вание некоего сверхтюленя с гривой стегозавра.

Следующий морской змей, встреченный посреди эк-ваториальной Атлантики пароходом «Форт Солсбери»,кажется гораздо фантастичнее, если бы не явная трез-вость, с которой второй помощник капитана А. Г. Рей-мер сделал о нем запись в судовом журнале:

«Октябрь 23 (1902), три часа пять минут утра. Тем-ный предмет с длинным светящимся следом возвышал-ся над фосфоресцирующим морем впереди, немного поправому борту. Сигнальщик заметил два огонька впе-реди. Эти два огонька, почти столь же сияющие, как иогни парохода, казалось, исходили из двух точек, рас-

полагавшихся на одной линии на верхней поверхноститемной массы.

Мы решили, что перед нами некое китообразное, аогоньки — следствие свечения на его теле. При нашемприближении предмет исчез с поверхности. Я пригото-вился рассмотреть в бинокль след, когда мы окажемсяближе.

Пройдя примерно 40 или 50 метров слева от следа,мы обнаружили, что это были спинные чешуйки неко-его огромного монстра, который медленно погружался.Ночная темнота мешала определить его природу точно,но чешуйки, по виду 30 сантиметров диаметром и мес-тами усеянные мелкими выступами, были ясно разли-чимы. Толщина тела, выступавшего на поверхностиводы, уменьшилась примерно с 9 метров, немного спе-реди того места, где появилась темная масса, до 90 сан-тиметров у видимой оконечности. Его длину можнобыло грубо оценить примерно в 150—180 метров.

Мы решили, что темная масса, видневшаяся внача-ле, была головой существа. Рябь на воде, производимаядвижениями чудовища, была явственно различима, каки сильный запах, похожий на тот, что ощутим на мел-ководном пляже в летний день при неподвижном воз-духе. В двух местах по длине животного волнение водыи расширение светящейся зоны, которая окружала всетуловище, выдавали присутствие огромных плавников,шевелящихся под водой.

Влажная и светящаяся спина была обозначена мер-цающими фосфорическими огоньками и окружена бе-ловатой каймой мерцающего моря.

Таковы были простые факты касательно прохожде-ния морского змея под 5°31' ю. ш. и 4°42' з. д., каковогоя, будучи вахтенным офицером, видел лично. Его виде-ли также рулевой и сигнальщик».

Вполне законно жгучее желание отбросить «про-стые факты» всей этой истории на основании их безум-

ной экстравагантности. Но не были ли они столь неле-пы по причине необычного характера условий, в кото-рых все действие протекало? Не будем забывать, что всеэто происходило ночью. Длина животного могла быть,что очевидно, излишне преувеличена, хотя бы потому,что о ней судили по длине светящегося следа, произво-димого, вероятно, кишащими в море фосфоресцирую-щими существами. Но ширина — не менее экстрава-гантная — туловища животного, определенная по кай-ме фосфора в данном месте, должна убедить нас в том,что все это — абсолютная чушь.

БРИТАНСКАЯЖАТВАНЕЛЕПИЦ19ОЗГОДА

Пароход под командой капитана У. Г. Бартлетта по-кинул Филадельфию 28 мая 1903 года и через два днянаходился примерно в девяноста милях от мыса Гатте-рас, когда мистер Грей заметил вдалеке большое волне-ние на воде. Оно производилось стаей в добрых сорокакул, которые совершенно непривычным для себя об-разом выстроились в шеренги и, казалось, бежали отнекоей опасности, в тот момент невидимой.

Только часом позже проявилась причина их пани-ки. Сперва все решили, что перед ними дрейфует обло-мок кораблекрушения, но, направив судно прямо кнему, пришлось признать очевидное: речь явно шла оживотном. Показалась могучая голова, помещавшаясяна столь же мощной шее, похожей на колонну собора.Зрелище было таким ужасающим, что поначалу людей,собравшихся на мостике, охватила паника. Опустив де-тали всеобщего безумия, мы сфокусируем вниманиесобственно на звере. Он представлен нам как неожи-данное воплощение фантастического китайского дра-кона или как доисторический ящер, соскользнувшийсо страниц устарелых научных трудов — «не совсемрептилия, не совсем млекопитающее, но соединяющеев себе разом обоих».

Этот несуразный гибрид держался на одном месте,но не переставал двигать головой, так же как, впро-чем, и хвостом, похожим на змеиный. Его длина, ка-залось, была метров 30, а диаметр доходил до 2,5 метратам, где туловище вздувалось необычным для настоя-щих змей образом. В этом месте располагался и силь-но выступающий горб, украшенный высоким спин-ным плавником, а по бокам его имелись другие плав-ники, похожие на веера.

Но особое внимание привлекала голова: она не по-ходила вообще ни на что известное. Это, впрочем, сла-бо сказано. Нос был изогнут в трубу. На удлиненнойморде не различались ни ноздри, ни жаберные щели.Под выступающей нижней челюстью висела надувшая-ся губа. Из пасти высовывались два «длинных и ужас-ных зуба», похожих на моржовые, и постоянно теклагрязная слюна.

Точно так же, как и низ рта, глаза была пламенно-красного цвета. Они были в форме миндалин, но — непадайте! — расположены вертикально. И чтобы пред-ставить все в терминах самого рассказчика: «В их туск-лой глубине виднелся зловещий и мрачный свет, какесли бы за ними скрывался грозный жестокий дух».

Голова и туловище были покрыты огромными че-шуйками, круглыми или овальными на плечах (восхи-тимся точности определения!), «достигавшими двадца-ти сантиметров в длину и двенадцати с половиной вширину и выступавшими на десять сантиметров, при-чем их вершина образовывала различимый гребень».Общий окрас кожи лучше всего сравнить с цветом ста-рой окисленной бронзы.

Но как будто и этого всего было не достаточно. Чу-довище, вызвавшее ужас у созерцавших его людей,вдруг принялось яростно стегать воду хвостом. Его гла-за засверкали яростью, и по всему телу вздыбился высо-кий гребень. Но, когда все уже решили, что он ринется

в атаку, монстр вдруг отвернулся и удалился, к большо-му облегчению наблюдателей.

Несмотря на ужасные подробности рассказа мисте-ра Грея и невзирая на многочисленные оправдательныедокументы, которые сопровождают его донесение, ниодному из свидетелей не удалось убедить кого-либо вправдивости хоть малейшей детали этой истории.

«Чудовище», встреченное в начале июня того жегода у Шетлендских островов мистером Ж.-П. Жеми-соном, покажется до смешного малым и прозаическимв сравнении с предыдущим. Мистер Жемисон покинулСкаллоуэй в шесть часов утра, чтобы добраться до домупо морю, и спокойно плыл себе, когда вдруг увидел,как неподалеку от его лодки поднялся из воды «морс-кой монстр» в дюжину метров величиной. Его вне-шний вид заставлял вспомнить парус корабля, на голо-ве у него имелось нечто рогоподобное, а на теле —отросток в форме плавника. Обозрев все это, мистерЖамисон не стал дожидаться появления остальных час-тей и поспешил туда, откуда приплыл. Его свидетель-ство полностью подтверждают показания экипажа ры-бацкого судна «Делонг», члены которого видели то жеживотное в течение последующих четырех ночей у мес-та под названием Бурра-Хааф. Оно настолько быстроприближалось к их судну, что моряки были вынужденыотпихивать его багром. Две их сети зверь порвал. Егокожа, как они доносят, казалась покрытой толстым сло-ем пахучей слизи.

Все эти детали: морда, заканчивающаяся подобиемрога, треугольный спинной плавник, размеры, наглыйнрав, кожа, покрытая вонючей слизью, — полностьюсоответствуют внешним признакам и повадкам китовойакулы.

Это животное, должно быть, видели еще на морс-ких просторах у Шетлендов 3 и 17 октября. В после-

дний раз его наблюдали четыре человека на пляжеСимбистер и сообщили, что «монстр» высовывал изводы маленькую голову и два больших плавника.Именно это можно увидеть у акулы, когда она плаваетна поверхности: острый край морды, хвостовой испинной плавники.

По крайней мере, все свидетели этого дела ничегоне думали, хоть сами и не поняли, что именно видели.

Относительно змееподобного зверя, которого на-блюдал экипаж траулера «Роза» в 10 милях к юго-восто-ку от Монстроза, на северном побережье Шотландии,мы располагаем очень малым количеством сведений.Единственное, что нам сообщают, так это то, что жи-вотное подняло над волнами примерно на 1,5—1,8 мет-ра то, что напоминало голову. Может быть, наконец,это был настоящий морской змей?

В тот год список сюрпризов на этом не закончился.В начале сентября рыбаки с шотландского траулера«Гленгарнт» из Фрезенбурга поставили сети в откры-том море в 125 километрах от берега, довольно далеко ксеверу, когда некое неистовое движение взбурлило водув 40 метрах от судна. Нет, это не был кит, как все поду-мали поначалу. Из воды поднялся огромный темныйкорпус и бросился к судну, раскачиваясь весьма трево-жащим образом. Приблизившись на расстояние едвали не в 6 метров, животное поднялось еще выше, а за-тем вдруг нырнуло под траулер, издав шумный свист.От движения образовалась волна, которая зашвырнулаогромную массу воды на мостик, в машинный зал, каю-ты и кубрик. Ужас и растерянность десятерых людей наборту еще увеличились, когда животное появилосьвновь, и, как смерч, опять бросилось в атаку. Виземан,один из рыбаков, казалось, был единственным, кто непотерял хладнокровия. Он схватил ружье и разрядилего в монстра с расстояния 15 метров. И тут; же, задетое

или нет, животное погрузилось в воду, позволив намгновение разглядеть свое длинное изогнутое тело, ко-торое извивалось, как змеиное.

По общему мнению, животное было в два разадлиннее судна и, следовательно, достигало 60 метров.Вероятно, это был близкий родич морского змея «Трес-ко». Он обладал головой, похожей на голову морскогоконька, с длинной гривой или плавником вдоль всегопозвоночника, огромными, сверкающими зеленымиглазами и громадной пастью, ощетинившейся зубами.

Британские морские змеи 1903 года сильно поколе-бали веру в себя их самых верных сторонников. Злорад-ство окружающих, извращенное чувство юмора — всеэто не было столь уж странной реакцией в создавшейсяситуации.

ДВОЕ ЗООЛОГОВ НА СКАМЬЕ…ОЧЕВИДЦЕВ

До сих пор все – свидетельства, даже самые прозаи-ческие, по поводу встреч с морским змеем еще могли,исходя из уст «непрофессионалов», попадать под по-смертную критику Ричарда Оуэна. Но вот внезапно изоологи присоединились к хору свидетелей легендар-ного монстра! И теперь уже никто не мог требовать вкачестве доказательств предоставить ему описание мор-ского змея из уст какого-нибудь специалиста.

И действительно, в 1905 году два британских натура-листа, Е. Дж. Б. Мид-Вальдо и Майкл Джон Николл,активные члены Зоологического общества и хорошо из-вестные люди в среде орнитологов, приняли участие внаучном круизе на борту «Валгаллы», яхты лорда Кроу-форда. Они находились примерно в 15 милях от устьяреки Параиба, в море у берегов Бразилии, когда вдруг…Но предоставим самому Е. Дж. Б. Мид-Вальдо праворассказать нам все, что тогда произошло:

«7 декабря 1905 года в десять часов пятнадцать ми-

нут я находился на носу «Валгаллы» с мистером Ни-коллом, когда он обратил мое внимание на какой-топредмет, находившийся в 100 метрах от яхты; он ска-зал: «Неужели это — плавник крупной рыбы?» Я по-смотрел и увидел, как шевелится в воде огромныйплавник или гребень темно-коричневого цвета, слегкасморщенный по краю. Он, казалось, был длиной метрвосемьдесят и возвышался над водой примерно на 45—60 сантиметров. Я навел на него свой бинокль (мощ-ный прибор Герца-Триедера) и только поймал в полесвоего зрения этот гребень, как из воды появилась ог-ромная голова и шея. Шея не соприкасалась с греб-нем на поверхности, но выступала вперед, по крайнеймере, на расстояние 45 сантиметров, а может быть, ибольше. По толщине шея была едва ли меньше телахудощавого человека, и от двух десяти до двух с поло-виной метров ее длины выступало из воды: голова ишея были повсюду, или почти повсюду, одной и тойже толщины. Голова сильно напоминала голову морс-кой черепахи, так же как и глаза. Я мог видеть рото-вую щель, но мы плыли на большой скорости и быст-ро удалялись от объекта, который сам перемещалсявесьма медленно. Он двигал головой и шеей из сторо-ны в сторону очень странным образом. И та и другаябыла темно-коричневого цвета сверху и беловатогоснизу — почти белого, на мой взгляд».

В своем письме, много позже посланном РупертуТ. Гуду, мистер Мид-Вальдо дает дополнительные дета-ли описания зверя:

«Передвигаясь, он поднимал волну, и под водой,позади шеи, я мог различить туловище больших разме-ров. Когда мы приблизились, то увидели, как его шеяболтается из стороны в сторону и вспенивает море.

Ухо и очертания шеи заставили нас обоих подуматьо некой морской черепахе. Но в тот момент мы былинастолько поражены, что не могли говорить — ни

один, ни другой! Мы тотчас отправились к лорду Кроу-форду, который сказал, что охотно остановит яхту, еслиэто послужит чему-либо; но так как судно делало при-мерно четырнадцать узлов (26 км в час), то мы быливынуждены признать, что это будет напрасной тратойвремени.

Существо, которое наблюдали с «Дедала», весьмавероятно, было тем же самым».

Отчет мистера Николла почти не отличается от ра-порта его компаньона, а выполненный им рисунок даетвозможность лучше понять внешний вид встреченногоими животного. В его книге «Три странствия натурали-ста» можно обнаружить весьма категорическое сужде-ние о природе зверя:

«Это существо было, по моему мнению, представи-телем тех, которых столь часто именуют как «великийморской змей» за отсутствием лучшего названия. Ко-нечно, у меня возникло твердое ощущение, что то, чтомы видели, было не рептилией, а млекопитающим.Очевидно, нельзя утверждать это наверняка, но общийвнешний вид существа, и особенно его мягкий плав-ник, почти резиновый, создавал именно это впечатле-ние».

Можно видеть, что наблюдения двух наших зоологовне прибавляют почти никаких по-настоящему новыхданных к проблеме морского змея и оставляют нас вочевидном недоумении касательно сущности виденно-го животного: тогда как первый свидетель настаивает наего сходстве с черепахой, второй решительно склоняет-ся к мысли, что видел животное, относящееся к млеко-питающим. Конечно, если довериться рисунку Никол-ла, который, кажется, был одобрен Мид-Вальдо, после-днее объяснение на первый взгляд кажется наиболееправомерным. Действительно, можно заметить, чтоуглы рта не заходят за глаза, что говорит скорее в

пользу предположения о млекопитающем, чем о репти-лии. Но эту же анатомическую подробность можновстретить у большинства рыб, и при удлиненной голо-ве, расположенной на единообразной шее, со стран-ным спинным плавником — мягким и квадратнойформы — этот морской змей явно неизвестного типазапросто может относиться именно к этому классу жи-вотных.

Как бы то ни было, два опубликованных свидетель-ства экспертов по зоологии подтвердили, и весьма убе-дительно, существование в океанах некоего большогоживотного, змеевидного и еще неопознанного; нужнобыло признать себя маловером и невеждой, чтобы погсметь отрицать это. Об этбм можно судить по коммен-тарию, который написал в то время ученый хроникер«Иллюстрейтед Лондон ньюс», У. П. Пайкрафт, зоолог,мало склонный к доверчивости:

«Отныне мы не можем считать «морского змея» ми-фом. Неоспоримо, что океан скрывает в себе загадки, вкоторые мы пока не проникли».

Несколькими годами позже, в 1924 году, один путе-шественник — британец по имени С. Г. Проджерс —подтвердил в своих мемуарах «Приключения в Перу»существование некоего типа морского змея в районе,где производились наблюдения на «Валгалле». В1905 году — день и месяц не указывались — он видел вморе у острова Фернандо де Норонья, в каких-нибудь250 милях от мыса Сан-Роке, «морское чудо», котороеон уже встречал почти на том же месте четырьмя года-ми раньше. На этот раз животное находилось едва ли в50 метрах впереди парохода компании «Пасифик стимнавигейшн К°», на котором и путешествовал тогда Про-джерс. «У него, — рассказывал наш путешествен-ник, — голова была величиной почти с целую корову,а туловище в обхвате, казалось, было с мучную бочку».

Свидетель видел только «одну выпуклость, которая на-ходилась в каких-то 8—10 метрах от головы и подни-малась примерно на 30 сантиметров над водой».

КРАТКИЙГОЛЛАНДСКИЙПЕРИОД

Нет пророка в своем отечестве. Из всех европейскихстран, без сомнения, только Нидерланды занималипоследнее место по силе воздействия на читателейкниги Удеманса. В то время как в 1905 году французы ибританцы уже оставили сомнения, голландцы тольконачали собирать свои свидетельства. Они касались нетолько встреч в открытом море нидерландских грузовыхкораблей, которые бороздили океаны всего мира, но итого, что случалось у песчаных берегов самой Голлан-дии. Количество наблюдений заметно выросло с 1904по 1911 год.

Первое свидетельство, дошедшее до нас, весьма не-определенно. Мистер П. У. Демс просто сообщил док-тору Удемансу, что во второй половине июля 1904 года,когда он сидел на пляже в Катвейке, то увидел в морена расстоянии 300 или 400 метров некое животное тем-ного цвета, которое плыло мимо со скоростью, превы-шающей скорость проезда. Над водой неясной вырисо-вывалась продолговатая масса примерно метр длиной.

Второе сообщение, напротив, изобилует деталями.Оно касается наблюдений того же года в Баб-эль-Мандебском проливе, который соединяет Красноеморе с Аденским заливом, проведенных экипажем па-рохода «Амбон» под командой капитана Г. Зейланга.Вот показания третьего помощника И. Фоллевенса,какими они были получены Удемансом (в несколькоиной, отличной форме они были опубликованы в га-зетах):

«22 октября 1904 года в одиннадцать часов утра, ког-да мы пересекали малый Баб-эль-Мандебский, или Во-

сточный, пролив, то заметили странное животное, ко-торое подняло примерно на полминуты голову над во-дой. Эта голова была во многом схожа с кайманьей, новся была гладкой, как сверху, так и снизу; верх былчерным, а низ совершенно белым; глаза, очень маловыступающие, были темнее. На двух челюстях, нижнейи верхней, располагались длинные острые на концахзубы, около дециметра длиной. Голова поднималасьпримерно на 2,5 метра над поверхностью.

Туловище было темное сверху, брюхо белое; на спи-не можно было на мгновение различить начало плав-ника. Животное поднялось из воды, как указано на ри-сунке, и погрузилось обратно точно таким же образом.Окружность шеи в самом ее верху была около 75 санти-метров. Зверь был окружен косяком маленьких корич-невых животных длиной от 50 сантиметров, которыесильно напоминали молодых акул. Мы видели зверяпримерно шесть раз».

На прекрасном рисунке, выполненном мистеромФоллевенсом, можно обнаружить, что виденное живот-ное неоспоримо относится к млекопитающим: рот, ко-торый не заходил за начало глаз, это подтверждает. Посвоей форме голова наводит на мысль о клюворыломките, но у того нет такого количества зубов, которыеимеются только на нижней челюсти. Однако здесь иречи не может идти об одном из членов дельфиньегосемейства, которые часто имеют похожие зубы. Особитаких размеров среди них неизвестны. Ясно, что здесьможно видеть неопознанного китообразного: гигантс-кого представителя одонтоцетов или археоцетов. Судяпо количеству зубов и их расположению в тесных ря-дах, скорее, можно подумать о каких-то дельфинах, не-жели об архаических китообразных, таких, как зейгло-дон, у которого зубы расположены гораздо теснее и впередней части рта. Мы знаем так мало о многообра-

зии археоцетов, что было бы неосторожно отбрасыватьсразу такое предположение. Но что точно, так это то,что чудовище «Амбона» напоминает, как по виду голо-вы, так и спинного плавника, портрет морского змея изМассачусетса, открытого преподобным Вудом. Следо-вательно, оно может относиться к этому типу со множе-ством горбов, известному ранее только в Северной Ат-лантике.

В 1906 году морской змей заставил о себе много го-ворить в самой Голландии.

В начале июня 1906 года с одной из высоких дюн наберегу у Зандвоорта несколько рабочих наблюдали не-подалеку от выброшенного на берег корпуса «Альбы»то, что они описывали как некоего гигантского угря20 метров в длину. Он исчез через несколько мгнове-ний, и когда появился вновь, то уже в компании своегособрата.

Несколько позже один из учеников Удеманса,Ф. Дж. Кнупс, рассказал ему, что в июле того же годаон видел некое животное метров 15 в длину на расстоя-нии в полкилометра в море у Катвийка, то есть в 15 ки-лометрах к югу от Зандвоорта. Животное показало двеили три выпуклости над поверхностью воды, а затемумчалось со скоростью курьерского поезда.

Следующим летом, 7 августа 1907 года, П. У. Диммсснова видел такое же животное. Он созерцал его с тре-тьего этажа пансиона «Зееруст» в пять часов сорок пятьминут утра и смог разглядеть около 4 метров его туло-вища. Скорость движения монстра была, по его словам,больше скорости поезда.

Можно представить, как все эти свидетели с голлан-дских пляжей были поражены необычной быстротойживотного! Впрочем, она была слегка преувеличена. Вто время курьерский поезд уже мог развивать скоростьв 100 километров в час, то есть ту, до которой могут

разгоняться рыбы. Она в два раза превышает ту, на ко-торую способны самые быстрые млекопитающие. Пре-увеличение объясняется, без сомнения, аномальнымхарактером проявления на море больших скоростей.Впрочем, это должно подтвердить природу виденногообъекта: он никак не мог быть подводной лодкой, таккак до Второй мировой войны эти корабли в полупог-руженном состоянии едва развивали 10 узлов, то есть18 километров в час.

ГОЛЛАНДСКИЕНАБЛЮДЕНИЯВАТЛАНТИЧЕСКОМИТИХОМОКЕАНАХ

В то время как население голландского побережьяпристально всматривалось в морские дали, надеясь за-сечь сверхугря, чемпиона по скорости, некоторые из ихсоотечественников привозили с океанов иные свиде-тельства.

Сначала Дж. Фоллевенс, которому мы уже обязанысообщением о его личном наблюдении, заметил в бор-товом журнале парохода «Ява» за 1906 год строки, кото-рые, за недостатком других, подтверждают его собствен-ные показания:

«Под 10°7,5' с. ш. и 59°23' в. д. (следовательно, вИндийском океане, в тысяче километрах от Сомали)15 октября 1906 года в пять часов пополудни матросИ. А. Спрюйт заметил голову морского чудовища, под-нятую над водой примерно на 2 метра. По оценкам,сделанным с расстояния 200 метров, она походила поформе на голову каймана, коричневого цвета, с глад-кой кожей и переходила прямо в начало туловища тогоже цвета».

Годом позже настала очередь офицеров парохода«Вондел» встретиться с морским чудовищем, который,по их словам, им напомнил описание Фоллевенса. Од-нако животное было совсем иное, форма его была бо-

лее змеевидной, и оно, скорее, походило на гигантско-го угря, которого наблюдали в море у берегов их роди-ны. Но мы ведь знаем, с каким предубеждением людиотносятся к предположению о существовании несколь-ких типов морского змея…

А вот что произошло 8 сентября 1907 года около де-сяти часов утра, опять-таки в Индийском океане, под8°30' с. ш. и 67°15' в. д.:

«С неправильными промежутками животное не-сколько раз поднимало голову над водой и затем опус-кало ее обратно с большим шумом. В два первых своихпоявления оно показало хвост, который то возникал, тоисчезал почти в то же время, что и голова. Так какчудовище было видно анфас, а расстояние было доста-точно велико, более одной .английской мили, то головаи хвост казались очень сближенными, и не было ника-кой возможности оценить общую длину тела. Равнымобразом мало что можно сказать определенно относи-тельно других измерений. Во всех прочих случаях, ког-да животное показывалось из воды, была видна лишьголова, и она виднелась до тех пор, пока расстояние несделало невозможным всяческое наблюдение. Окрасголовы и хвоста был черным».

Этот отчет, с прибавлением двух рисунков, был под-писан капитаном С. С. Виссмером и третьим помощ-ником И. В. У. Солгдрагером.

Орган, описанный как хвост, был, вероятно, спин-ным плавником, что частично объясняет, почему онподнимался и исчезал в то же время, что и голова, ипочему он оказался столь близким к ней. В таком слу-чае, здесь мы имеем дело с рыбой, родственной той, чтонаблюдали натуралисты с «Валгаллы».

Еще один монстр, безусловно тоже чудовищныйугорь с белым брюхом, показался во время путешествияпо Норвегии одному голландскому туристу в 1906 го-ду — он четыре раза видел, как тот выпрыгивал перпен-

дикулярно к поверхности из вод Согнефьорда на не-сколько метров в высоту и затем сразу же погружался.

Прошло два года, прежде чем появились новые гол-ландские свидетельства — на этот раз из Северной Ат-лантики.

Сперва дадим слово мистеру Ф. У. ван Эрпу, третье-му помощнику капитана Б. И. Бруинсма с парохода«Потсдам»:

«13 декабря 1910 года, в час пополудни, под 49°20'с. ш. и 24°8' з. д. при смене вахты, немного впереди потраверсу, мы увидели по правому борту странную рыбу.Вблизи мы обнаружили, что она, скорее, имеет формугигантского змея, длиной от 35 до 40 метров и с окруж-ностью примерно 60 сантиметров. Змей перемещалсядовольно быстро. Время от времени его голова подни-малась почти перпендикулярно над водой, на высоту2,5—3 метра; она оставалась в таком положении в тече-ние некоторого времени, затем скрывалась снова. Обаэти движения проходили при мощном выбрасыванииводы на высоту примерно 6 метров, между тем как хвостподнимал не менее мощную волну (хвост был сплю-щенной формы с расширением и с раздвоенным кон-цом). Кроме того, был заметен некий изгиб на тулови-ще. Окрас был темно-серый сверху и белый на исподе,то же самое наблюдалось на голове. Животное остава-лось в виду примерно три минуты».

Этот отчет, с его официальной сухостью, представ-ляет большую важность. Конечно, длина животного,весьма вероятно, была преувеличена из-за предвзятогомнения о его змеиной природе. Но он подтверждает,что морской змей с длинной шеей, иногда сравнивае-мой с шеей жирафа, которая являлась на поверхности ввиде ручки колоссального зонтика или гигантского пе-рископа, на самом деле имеет двудольный хвост, кото-рый, впрочем, можно объяснить складкой двух заднихлап. Именно потому, что почти никогда и никто не

видел задней оконечности этого животного, его счита-ли сначала змеем, затем плезиозавром и всегда вообра-жали и представляли его с хвостом, заостренным наконце. Это совсем неправильная экстраполяция, пото-му что у настоящих морских змеев хвост уплощенный,в форме весла, а плезиозавры, по крайней мере некото-рые, имели удлиненные хвосты ромбовидной формы наконце.

Следующим летом другой голландский пароход,«Амстельдейк» из «Холланд-Америка лийн», встретилпохожее животное, опять-таки в Северной Атлантике,под 47°30' с. ш. и 27° 1Г з. д. Может быть, это был тотсамый, которого в это же время наблюдали с бретонс-кого берега. Его видел, среди прочих, второй помощ-ник капитана Дж. А. Либау, что и дало повод для сле-дующего замечания в бортовой журнале:

«В субботу 19 августа (1911 года) в час тридцать ми-нут пополудни было замечено некое животное, котороеявлялось, весьма вероятно, морским змеем. Наше вни-мание внезапно было привлечено шумом удара доста-точной силы по воде; примерно в 60 метрах по левомуборту появилась масса пены, в центре которой и нахо-дилось морское животное темного цвета. Оно во всемнапоминало Noordkaper (кита басков), но только былобез спинного плавника.

Через несколько минут над водой неожиданно по-казалось туловище и приподнялось примерно на2,5 метра над поверхностью; десятью метрами дальшеможно было видеть спину морского зверя. После этогоон оставался в течение каких-нибудь десяти секунд вописанном положении, а затем с бешеным ударомвновь опустился в воду, исчез в глубине и больше непоказывался.

Колосс был в диаметре примерно три четверти мет-ра (в той части, которая выступала из воды). Большаячасть высунутого над водой тела относилась к голове и

плавно переходила в туловище. Диаметр головы был,на мой взгляд, чуть-чуть большим, чем у остальной ви-димой части. Спина была темного цвета, тогда какбрюшная часть окрашена более светло. По причиневнезапности его появления и достаточно быстрого уда-ления было невозможно осмотреть животное болееподробно».

В письме, которое главный свидетель отослал 19 де-кабря доктору Удемансу, отвечая на некоторые его воп-росы, дано еще несколько дополнительных подробнос-тей:

«…Общее впечатление было таким, будто переднами совсем не рыба, а форма головы напоминала, до-вольно явственно, тюленью. На голове можно былоразличить пятно и темную линию, которые, по моемумнению, обозначали глаз и рот».

В Голландии в это время стало все более обычнымделом отправлять сведения о морском змее в какой-нибудь зоологический журнал, такой, как «Nijdschriftvan de Nederlandsche Dierkunde Vereeniging» или в морс-кие, такие, как «Het Nederlandsche Zeewesen» или «DeZee». У доктора Удеманса появилась своя школа. Врачии биологи — доктор Витус Бруинома, докторИ. Б. Ван Леент и доктор А. И. Ван Пеш активно за-нялись защитой столь часто осмеиваемого чудовища. Иэта волна симпатии перехлестнула через границы Гол-ландии и дошла до Германии, где сделала знаменитымгеографа доктора Рихарда Хеннига, который еще рань-ше проявил себя как горячий приверженец теории осуществовании мегофиаса.

Однако нельзя сказать, что в мире воцарилось еди-нодушие в том, что касалось внешнего вида и сущностисказочного чудовища. Профессор Вайян во Франции,вдохновленный событиями в бухте Алонг, обозначилморского змея как мезозавра; орнитолог Николл в Ве-ликобритании объявил, что он убежден: животное с

маленькой головой и длинной шеей «Валгаллы» быломлекопитающим, а Дж. Фоллевенс в Нидерландахдважды сообщил о наблюдениях морского монстра сголовой каймана на короткой шее, которого без экиво-ков считал млекопитающим. Бьшо отчего стать в тупик!

РОГАТЫЙМОНСТРСЭРААРТУРА

Столкновение мнений назревало необратимо. Раз-ношерстные наблюдения, которые британцы продолжа-ли флегматично накапливать после дела «Валгаллы»,могли только обострить ситуацию. Об этом можно су-дить по целой галерее гигантских улиток, волосатыхмумий, колоссальных чаек, хамелеонов-титанов, неве-роятных размеров кобр, суперпитонов и гривастых жи-рафов, которая проходит перед нашими глазами между1906 и 1914 годами.

Все началось 31 июля с описания некоего «странно-го создания» невеликих размеров, данного мистеромА. Дж. Батлером из Торквея, который видел, как тотпоизвивался некоторое время на поверхности в 10 мет-рах от его парусника в море у Берри-Хеда (к юго-восто-ку от Девона).

«Насколько я могу судить, оно было длиной при-мерно метр восемьдесят и шириной 10—12 сантимет-ров, сокращаясь до не более чем 5 сантиметров у нача-ла хвоста, и все очень сплющенное, как лезвие длин-ной сабли. Оно было не более чем 2,5 сантиметра тол-щиной и рыжеватого цвета. Края были иззубренными;создавалось впечатление, что по всей длине они былиусеяны маленькими плавничками».

Речь идет, по всей очевидности, о каком-то предста-вителе семейства регалеков (сельдяных королей), кото-рые действительно похожи на ленты и достигают какраз полутора метров в длину.

Но последующие показания приводят нас к чудови-щам более впечатляющим. В марте 1907 года журналы

сообщают, что во время траления в Ла-Манше рыбакииз Тенби видели «чудовищную рыбу в шестьдесят мет-ров длиной, с четырьмя плавниками величиной с па-рус». К чему прибавлялось: «Судя по общему внешнемувиду, это был морской змей». Можно заметить, что по-добные утверждения обычно сопровождают описанияморских монстров, которые вовсе не напоминают клас-сических морских змеев. Данный же заставляет думать,именно на основании его наружности, о типе с многи-ми плавниками, но даже если принять, что его размерыбыли.плохо оценены или намеренно преувеличены, товсе равно это попахивает газетной уткой.

Невозможно уклониться от встречи и со следующимсвидетелем. Это один из самых героических и самыхуважаемых моряков нашего времени, сэр Артур Г. Рос-трон — тот самый человек, который в апреле 1912 года,командуя «Карпатией», выловил и спас более семисотпогибавших после катастрофы на «Титанике», бросив-шись в ночную тьму сквозь плавучие льды.

А 26 апреля 1907 года сэр Артур, тогда еще штурманна пакетботе «Кампания», встретил «своего» морскогозмея. Предоставим ему самому возможность изложитьвсе обстоятельства, как это было сделано много позже вего книге мемуаров «Домой с моря»:

«Вечером в пятницу мы прибыли в Квинстаун(ныне Кобх в Ирландии), и тут в море у Гэллей-Хеда язаметил, как что-то торчит над водой.

— Впереди справа плавучее дерево! — крикнул я –унтер-офицеру, который находился со мной вместе намостике. (Этот юный моряк впоследствии стал капита-ном корабля королевского флота Г. С. Берни. Он пол-ностью подтвердил Руперту Гуду показания Рострона.)

Мы повернули на один градус, но постепенно всеже приблизились к этому месту так, что стало возмож-ным различить природу необычного предмета. То былморской монстр! Он находился не более чем в 15 мет-

pax сбоку от судна, когда мы проходили мимо него, так,что я и унтер-офицер могли видеть его очень ясно. Онбыл столь странен, что я, помню, закричал: «Да он жи-вой!» Тогда многие слышали всякую болтовню об этихчудовищах и всегда с подозрением относились к рас-сказчикам, так что я впервые в жизни пожалел, что уменя не оказалось в руках камеры. Несмотря на ее от-сутствие, я сделал лучшее, что было возможно в подоб-ной ситуации: на белом листе, который лежал передомной, я набросал несколько портретов этого животно-го, в фас и в профиль, ибо он вращал головой из сторо-ны в сторону, как какая-нибудь пичуга на лужайке впоисках завтрака.

Было невозможно четко разглядеть черты чудовища,но мы находились достаточно близко, чтобы понять,что его голова поднимается где-то на два метра со-рок — два семьдесят над водой, а столб шеи был в доб-рых 30 сантиметров толщиной».

В своем первом отчете о наблюдениях, который тог-да же опубликовала «Дейли мейл», сэр Артур, однако,описывал следующие признаки:

«У него имелось два бугра там, где должны былинаходиться глаза, но их самих я не видел… У него былиочень маленькие уши по сравнению с общими разме-рами огромного тела».

На рисунке, который выполнил прославленный мо-ряк, эти «маленькие уши» напоминают крошечныерожки улитки и заставляют думать о носовых клапанах,которые преподобный Джоасс якобы видел у своего«плезиозавра» на Лох-Гурне, так же как и «рога едино-рога» некоторых панамских монстров.

Когда Рострон доложил о происшествии командиру,тот поспешил поинтересоваться, не пил ли он за обе-дом. При виде рисунков его недоверие чуть поумень-шилось, но он не поверил до конца до тех пор, покапоказания не подтвердил унтер-офицер.

Эта история имела продолжение. «Кампания» при-шла в Ливерпульскую гавань, и экипаж в следующуюпятницу сошел на берег. Тем же вечером кто-то посту-чался в дверь Рострона. Это был его командир.

— Вы и вправду его видели, Рострон? — спросилон.

— Да, мистер, — ответил офицер, и на том беседазакончилась.

Что же случилось?

«Вечером прошлого понедельника, — рассказываетРострон, — пролистывая у себя в каюте газету, я на-ткнулся и с интересом прочел рассказ о приключенияходного человека из Бристоля. Он был найден совер-шенно истощенным в своей лодке, которая дрейфовалабезо всякого управления, так как он потерял и весла, ибагор. Он рассказал, что отправился рыбачить в про-шлую субботу и вечером был атакован огромным морс-ким чудищем, которого он пихал и веслами, и багром,из-за чего их и лишился. Его описание в точности со-впало с тем животным, которого я видел, и так как янаблюдал его направляющимся к югу Ирландии, кБристольскому проливу, то безусловно, что речь шла онем же. Мой командир больше не сомневался в реаль-ности чудовища».

Если обратиться к тогдашней прессе, то вряд линам удастся разделить энтузиазм Рострона и его на-чальника. Действительно, по сообщению «Ливерпуль-ского эха» за 30 апреля, некий мистер Нофтон оказал-ся жертвой чудовища, которого он описал как «огром-ную мумию с углубленными глазами, завернутого вкакое-то волосатое полотнище». Это пугало из филь-мов ужасов жутким прыжком взобралось в лодчонкунесчастного рыбака, что, конечно, неудивительно длямумий.

«Я не помню точно, что происходило, — доклады-вал мистер Нофтон. — Вялый монстр, казалось, вып-

рыгнул из воды, прямой как стрела, и бросился наменя. Я не знаю, что я делал дальше. Думаю, что я былповален на дно лодки и обрушил весло на существо; вовсяком случае, затем я был грубо сброшен в воду. Сно-ва всплыв на поверхность, я умудрился вскарабкатьсяобратно в лодку. Мой ужасный противник исчез извиду».

Это доказывает, что он вовсе не был так ужасен, ка-ким мистер Нофтон желает его представить. На самомделе, можно без труда восстановить, что же там проис-ходило. Без сомнения, бравый рыбак, тихо посиживая судочкой, вдруг заметил вблизи лодки некое неизвест-ное животное и был так этим напуган, что свалился заборт, растеряв и весла, и багор. Чтобы не потерятьлицо, он был вынужден поведать о своих злоключени-ях, явно преувеличив ужасный вид и агрессивность сво-его «противника».

На самом деле, рассказ вряд ли был выдуман цели-ком. И происшествие случилось через день или два ина расстоянии в каких-нибудь 350 километров от тогоместа, где сэр Артур Рострон встретил своего морскогомонстра необычайной наружности. Совпадение былотем более странным, что и другие люди сообщают опохожей встрече в том же районе и в то же время.

Так, вдогонку статье, которую Руперт Гуд посвятилморскому змею, в «Тайме» за 9 декабря 1933 года, мис-сис Дж. С. Адкинс из Аппингхема послала ему пись-мо, в котором сообщала, что они с кузеном некогдавидели одного морского монстра в море у Падстоу, вКорнуолле. Он поднимал над волнами длинную шею,которая заканчивалась маленькой головой, и высовы-вал из воды несколько маленьких горбов в линию.Миссис Адкинс не могла вспомнить точную дату своейвстречи, но она указала, что тогда же прочла отчет од-ного офицера с «Кампании», который намекал и на

схватку в Бристольском проливе. «В этот момент явспомнила и, подсчитав, убедилась, что все случилосьпочти в одно время».

СУПЕРППТОН«ТАЙЮАНЯ»

В том же 1907 году другой британский моряк, поимени С. Клэйтон, был третьим помощником на борту«Тайюаня», одного из четырех маленьких пакетботов«Чайна навигэйшн компани» которая отправляла судаиз Иокогамы в Мельбурн. Одним чудесным летним ут-ром, когда пароход плыл по Целебесскому морю, спо-койному, как масло, Клэйтон заметил справа впередито, что он поначалу принял — классический случай —за ствол плавучего дерева. Он нес вахту на мостике ислегка изменил курс судна, чтобы обломок не повредилкорпус. Рассмотрев объект в бинокль, он был поражентем, что дерево было совсем лишено коры. Это его за-интриговало. В то время как пароход приближался ма всех парах к обломку, он нацелил бинокль на его пере-днюю часть и ясно увидел, как сначала появилось, апотом скрылось пятно, относительное маленькое, розо-вого или алого цвета, как если бы открылась чья-тоглотка.

Потеряв объект из виду, Клэйтон опустил бинокль,и тут его глазам предстало самое захватывающее в егожизни зрелище.

«Распрямившись почти до нашей высоты, а не впрежнем сжатом виде, извивался огромный змей ска-зочных размеров. Но как он ни был чудовищен, егопропорции были утонченными, как у нашего английс-кого ужа, только голова более угловата и с более ясны-ми контурами».

Именно в таких словах капитан Клэйтон описал в1960 году по просьбе своих друзей эту встречу, когдасам уже был в возрасте семидесяти четырех лет.

Уточнив, что речь ни в коем случае не могла идтиоб оптической иллюзии, так как животное, когда ономаксимально сблизилось с судном, находилось в ка-ких-нибудь 25 метрах от него, старый моряк продол-жал:

«Насколько я мог видеть, существо было точной ко-пией наземной змеи. В нем было 20 метров длины, присоответствующему змее диаметре. Она была «тростни-кового» цвета, скорее темного (само собой, что низ ту-ловища я не видел) с такими пятнами или темно-ко-ричневыми разводами, неправильно расположенными,которые при более тщательном осмотре казались силь-но приближенными друг к другу. Его извивы были невертикальны, как принято изображать на большинствеиллюстраций^ но горизонтальны, в плоскости воднойповерхности, и змей был весь над ней. Кроме этих из-вилистых движений, я не мог различить больше ника-ких средств передвижения… Он не казался испуганнымблизостью судна, но следовал точно своему курсу вдольнашего, и его направление было прямо противополож-ным».

Описание капитана не оставляет никаких сомненийв том, что касается змеиной природы виденного живот-ного, вероятно, какого-то огромного питона, о которыхизвестно, что они иногда пересекают тропическиеморя, направляясь к дальним островам. Сам свидетель,впрочем, тоже разумно замечает:

«…Я спросил себя, а не питон ли это ошеломляю-щих размеров, немного похожий на южноамериканс-кую анаконду, только гораздо больше, который, можетбыть, плыл с одного острова на другой?»

Питон в 20 метров? Это было бы двойным рекордомдлины, принятой за максимальную для этого рода змей!

Однако капитан Клэйтон весьма уверен в точностиизложения всех фактов.

«На самом деле, мои личные оценки длины тогозмея были 25 метров, но я поставил здесь 20, чтобыизбежать возможного преувеличения».

Не мог ли наш морской волк ошибаться, несмотряна все свои оценки и прикидки, и не видел ли онобычного питона не больше 10 метров в длину? Илидействительно существует питон в 20 метров? Если этотак, то он точно не принадлежит ни к одному известно-му виду, по крайней мере из наземных. Ведь ни в Азии,ни в Америке не услышать толков о змеях действитель-но огромных размеров.

Тогда что, это была действительно морская змея,только гигантских размеров? Если судить по нашемудосье, такие рассказы очень редки. Очень вероятно, чторечь в данном случае идет" о каком-то гигантском угренеизвестного вида, с раскраской как у средиземномор-ской мурены, столь ценимой римлянами. Однако неследует вовсе исключать первого объяснения. Ведь вконце концов, вид десятиметровой змеи, толщиной счеловека, должен произвести весьма сильное впечатле-ние, и, если дело происходит в открытом море, необыч-ный характер встречи может заставить удивленного на-блюдателя изменить точности глазомера.

То, что капитан Клэйтон был искренен, не подле-жит никакому сомнению: «Я никогда сам не придавалэтой истории большой важности. Ведь у меня, увы, нетникаких доказательств ее подлинности, я единствен-ный человек, кто видел этого монстра».

Описываемый случай произошел во время завтрака,все были внизу, и даже старшина находился не на сво-ем посту. Так что Клэйтон напрасно побежал к мости-ку в надежде привлечь чье-нибудь внимание к странно-му животному. Он никого не нашел. А когда он расска-зал о происшествии боцману, то тот посоветовал емусильнее разбавлять водой местные напитки.

У этой истории был примечательный эпилог.

Чудовище капитана Клэйтона видели другие пасса-жиры, о чем он и не подозревал. Именно это следует изписьма одного читателя, которое опубликовала «Дейлителеграф» 15 июня 1961 года. В этом письме мистерО. Дж. Расмуссен из Тонбриджа (Кент) уверял, что од-ним погожим летним днем в Целебесском море он ссемьей, равно как и другие пассажиры и моряки, плыв-шие на борту «С. С. Тайюаня», видели некоего морс-кого монстра, похожего на змея с темной кожей, кото-рый курсировал параллельно их судну в каких-нибудь800 метрах по левому борту.

«Его шея скрывалась ниже уровня, воды, но быливидны два горба, разделенные водой, которая таким об-разом оставляла видимыми три части. За ними тянулся«след», едва заметный, который может быть, расходилсяна расстояние ширины крикетного поля.

Это создание плыло параллельно нам в течениепримерно получаса, затем свернуло налево, к западу, иполностью исчезло приблизительно за то же время».

Между этими показаниями и неизданным, подчерк-нем это, рапортом капитана Клэйтона почти нет совпа-дений: ни в том, что касается числа свидетелей, ни попродолжительности встречи, ни по расстоянию, на ко-тором она произошла, ни по маршруту, которым следо-вал морской змей, — короче, никаких соответствий.Даже описания животного слегка отличаются друг отдруга, но это вполне объясняется разной удаленностьюнаблюдателей от объекта.

Короче говоря, показания мистера Расмуссена под-тверждают, и весьма весомо, сообщение капитанаКлэйтона и одновременно опровергают их не менееразительным образом. Этому, однако, есть нескольковозможных объяснений.

Прежде всего, очевидно, что за полвека воспомина-ния свидетелей сильно стерлись, перепутались и до-полнились воображаемыми чертами. Однако маловеро-

ятно, что наблюдения велись не в одно и то же время.Хотя, может быть, отстояв вахту, офицер отправилсяспать в свою каюту, и только после этого мистер Рас-муссен и остальные увидели вернувшегося зверя. Нотогда весьма удивительно, что отголоски этого последу-ющего наблюдения не достигли ушей Клэйтона.

В действительности самое приемлемое объяснениетаково: две встречи произошли не в одно и то же плава-ние и имели отношение к двум совсем разным живот-ным. «Тайюань» регулярно ходила между Иокогамой иМельбурном и регулярно пересекала Целебесскоеморе. Встреча, о которой сообщил в 1961 году мистерРасмуссен, не была им как-либо датирована. Следова-тельно, не исключено, что оба наблюдения были сдела-ны с борта одного и того же судна, но, вероятно, с раз-ницей в дюжину лет.

МОРСКОЙ ЗМЕЙ С ЛЕБЕДИНОЙ ШЕЕЙ

Опять-таки летом 1907 года несколько англичан —служащих фирмы «Хаккер» в Сераваке, на Яве, отпра-вились на паровом баркасе охотиться на крокодилов вКали-Маринге. И именно во время этой охоты, непода-леку от восточного берега, в устье реки, они увидели,как поднялось нечто, похожее на длинную шею лебедя,что они поначалу приняли — вы уже догадались — заизогнутый древесный ствол. Но с помощью бинокляони разглядели, что у этого «нечто» там, где кончалась«шея», имеется пасть, которая открывалась и закрыва-лась и в которой виднелись зубы. В этот момент руле-вой сообщил, что по правому борту, то есть с другойстороны судна, возвышается над водой полукруглаяарка толщиной с человеческое бедро. Если это былхвост животного, чью голову они наблюдали у борта, товсе в целом оно должно было достигать 10 метров вдлину. Когда же они принялись стрелять в странноесущество, то оно медленно погрузилось в воду.

Опрошенные местные рыбаки сказали, что это ужевторое появление животного, но, поскольку оно непричиняло им никакого вреда, за ним не охотились.Они называли его словом «зеегангса», возможно, ис-каженное голландское «зеегансс», то есть «морскойгусь».

Было ли это то же животное, то есть морской змей сдлинной шеей, которого видел капитан парохода «Сул-тан» Харборд в 1909 году? Он был на мостике вместе спервым помощником и старшиной, когда они увиделии примерно полчаса наблюдали крупное змееобразное,которое двигалось к югу.

-«Его длина, — докладывает он, — была, вероятно,около дюжины метров: он возвышался на пять с поло-виной метров над собственной спиной, находившейсяна одной высоте с уровнем моря. Его размеры быливесьма значительны, а туловище окрашено в светло-ко-ричневый цвет».

Увы! Сообщение об этой встрече с морским змеемцвета кофе с молоком, опубликованное в декабре1924 года в «Уорлд уайд мэгэзин», в общем весьма мно-гословное, совершенно умалчивает о месте действия.

Зато именно нашего морского змея с гусиной илилебединой шеей заметил в 1910 году мистер ГовардСент-Джордж с одним из своих сыновей. Они виделиего в море у дикого берега залива Килкеррин в Конне-маре, на западе Ирландии. По словам их рассказа,опубликованного в книге Дж. Корнуоллис-Уэста «Эд-варды идут на рыбалку», и по дополнительным показа-ниям, отосланным Руперту Гуду, животное бьшо захва-чено отливом и благодаря этому предоставило взглядунаблюдателей свое волосатое коричневое туловище«тех же примерно размеров, что и крупный грузовик»и, переваливаясь из стороны в сторону и настороженноозирая окрестности, приподнимало голову на длиннойшее на высоту метр восемьдесят.

ХАМЕЛЕОНЧАУ-ЧАУВПЦЕ-АДМИРАЛААНСТРУТЕРА

Удеманс, конечно, был очарован вестью о появле-нии волосатого морского змея, столь соответствующегоего научным построениям. Но в его досье морских чу-довищ ни за что не найти следов другого монстра, кото-рый в то же самое время показывался в тех же ирландс-ких водах, на этот раз чуть к востоку, между Ирландиейи островом Мэн. Если бы голландский натуралист знало нем, то конечно же отказал ему в чести считатьсямегофиасом. Но, как и в уже пересказанном случае скапитаном Ростроном, необходимо признать особуюценность этого свидетельства из-за персоны основногонаблюдателя, который впоследствии стал британскимвице-адмиралом Робертом Г. Анструтером. Тогда ещеон был простым капитаном, командовал с 1907 по 1912год кораблем «Цезарь» и именно в этом качестве од-нажды присутствовал в открытом море у берегов Ир-ландии при исключительно необычном спектакле:

«Во время первой из четырех малых вахт я находил-ся на полуюте, когда вдруг что-то выскочило из водыпрямо передо мной, на расстоянии примерно в поло-вину длины судна, и поднялось в воздух на высотуштанги бом-брамселя фок-мачты, то есть на 15 метров.

Естественно, у меня был при себе бинокль, и я по-спешно направил его на четвероногое, так как речь,безусловно, шла о животном с четырьмя лапами. Егонаружность заставила меня подумать о собаке чау-чаусо снятой кожей, как те, которые можно видеть вися-щими на крюках в кантонских лавках мясников. Поформе животное напоминало хамелеона, но более ко-ренастого; голова, так же как и короткий хвост, имелавид хамелеоньей.

Он опускал или, скорее, погружал в воду свою шеюи распростертые лапы.

Я никогда еще не видел подобного существа за всевремя моей долгой морской карьеры и поэтому поспе-шил попросить штурмана, который находился у компа-са, прийти ко мне на полуют, туда, откуда рептилия —или что это было — была видна.

Едва офицер приблизился ко мне, как животноепрыгнуло еще раз; я снова смог хорошенько его рас-смотреть, и теперь и штурман, и капитан корвета Г. Дж.Л. У. К. Уиллкокс тоже его увидели. У животного кожане была покрыта чешуей, а скорее, влажно блестела,как у рептилии. Его ноги напоминали когтистые лапы,какие можно видеть у изображений китайских драко-нов. Мы долго ждали, но больше он не появлялся.

Я никогда не слышал и не читал ничего, относяще-гося к подобным животным, до тех пор, пока многопозже не оказался в старинном городке Ри, где присут-ствовал при смотре войск. Здесь я увидел флаг, на кото-ром были изображены три головы льва и три носа ко-рабля, окруженные тремя существами, называемыми«виверна», которые очень сильно смахивали на моегознакомца из Ирландского моря».

Следует быть законченным маловером, чтобы от-бросить из-за ошибок зоологического характера пока-зания прославленного моряка. Его делом были кораб-ли, а не звери. Но его ошибки ничего не прибавляют кправдивости его слов: они просто подают неверноепредставление о том, что именно он видел. Попытаем-ся же его исправить.

Во-первых, у хамелеонов всегда исключительнодлинный хвост: короткий хвост никак нельзя отнести кхарактерной черте «хамелеоньего вида». Впрочем, ни уодной рептилии (кроме черепах) нет короткого хвоста.Без сомнения, свидетель хотел подчеркнуть эту черту,так как сомневался, что речь идет именно о рептилии.

С другой стороны, пресмыкающиеся четко характе-

ризуются наличием чешуи, и нелепо говорить, что жи-вотное имело кожу «скорее влажно блестевшую, как урептилии». Здесь также выдает себя тенденция объявитьаприори, что животное было именно ящером, невзираяна все его нерептильные черты.

Вообще в душе неспециалиста всегда существует не-истребимая склонность причислять морских монстров,то есть неидентифицированных морских животных, крептилиям. А на самом деле очень немногие пресмы-кающиеся проживают в морях: кроме одного-един-ственного вида крокодилов и одной игуаны, которыеявляются прибрежными жителями Галапагосов, ещеможно вспомнить всего несколько черепах и змей.Следовательно, когда кто-то видит перед собой неопоз-нанное морское животное, считать его рептилией —самая маловероятная гипотеза.

Отметим, что первое животное, о котором подумалкапитан Антсрутер, приблизившись к таинственномумонстру, была ободранная собака. Итак, речь шла омлекопитающем? Во всяком случае, это наиболее веро-ятно.

При современном состоянии наших знаний един-ственные морские млекопитающие, имеющие четыреноги, которых мы можем назвать, — это морская выдраи различные ластоногие. Они все когтисты, но толькопоследние имеют короткий хвост, почти незаметный.Этот факт может стать ценным указанием на возмож-ную природу загадочного зверя.

Виверна была видом дракона, описываемым чащевсего как «крылатый змей с колючим хвостом», осна-щенным одной парой лап (а не четырьмя, как «обыч-ный» дракон). Конечно же ничто лучше змея не наво-дит на мысль о длинной шее.

В конечном счете странное животное, столь плохоописанное будущим адмиралом, вполне могло быть

морским змеем с длинной шеей, то есть достаточнораспространенного типа. И если оно не получило это-го своего обычного наименования, то, очевидно, пото-му, что в этом случае было видно, целиком поднявшисьнад водой!

СЛИШКОММНОГОЗМЕЕПОДОБНЫХМОРСКИХЗМЕЕВ

Одним погожим августовским деньком 1910 годамистер У. Дж. Хатчисон вместе со своими отцом и ку-зеном отправился поохотиться на диких уток в Скер-рис-оф-Уорк, к группе рифов в заливе Мейл. Прибли-зившись на паруснике к месту охоты, они внезапноувидели, как стая китов спешно покидает залив, простовыпрыгивая из воды. Когда же они удалились, то охот-ники заметили некое существо, которое поднималосьиз воды как раз на том месте, с которого так стреми-тельно бежали киты: у него была шея змеи и голова,сильно смахивающая на конскую или верблюжью.

В то время как старик из осторожности поспешилнаправить суденышко к прибрежной мели, сын, пол-ный юношеского безрассудства, приготовился разря-дить в монстра свой карабин. От этого намерения егоотвратил лишь поспешный выговор отца, понимавше-го, что гнев животного может привести к серьезнымпоследствиям.

Удаляясь, охотники могли наблюдать животное при-мерно пять минут, после чего оно лениво погрузилосьв воду и ушло вертикально вниз, не подняв даже малей-шего волнения на поверхности.

«Расстояние на море бывают весьма обманчивы-ми, — говорит полстолетия спустя бывший мальчик-задира, — но я оцениваю так: мы находились метрах в100—150 от животного. Мы определили, что его голованаходится приблизительно в 5,5 метрах над водой. Пер-вое впечатление было таковым: как будто кто-то вытя-

нул из воды огромную водоросль ламинарию в формеголовы лошади, в окружении листочков. Она казаласьтемно-коричневого цвета, какой как раз и бывает у ла-минарии, с поперечными более светлыми полосами,чье наличие, может быть, объясняется влажностью по-верхности тела. Голова была темного цвета и напоми-нала издали голову лошади или верблюда: она казаласьслишком большой для худой шеи и утолщалась посте-пенно к поверхности воды, где, должно быть, достиглатолщины человеческого туловища, а может быть, ибольше».

Продолжим наше путешествие в поисках змея вок-руг Великобритании. Теперь нам предстоит услышатьеще одно, уже не британское свидетельство: это един-ственное немецкое сообщение того периода.

Капитан Рузер, который командовал в то время па-кетботом «Императрица Августа-Виктория», пометил вбортовом журнале за 5 июля 1912 года, под шестью ча-сами тридцатью минутами, что его первый помощник,он сам и лоцман видели морского змея поблизости отих судна, когда проплывали мимо Праул-Пойнта.

Монстр был 6 метров в длину и толщиной от 30 до45 сантиметров. Он бешено бил по воде хвостом. Егоокрас был серо-голубым на спине и беловатым на брю-хе. По словам капитана Рузера, чудовище просматрива-лось во всю длину, и никак нельзя было спутать его«рептильную» форму с какой-то другой. Возможно, онимел в виду, скорее всего, змеиную форму, так как неупоминает о наличии плавников. Можно подумать онекоем чудовищном угре, ибо у этих рыб грудные плав-ники иногда закреплены на теле так, что совсем нераз-личимы: у мурен они даже вовсе отсутствуют.

Теперь удалимся от Великобритании. В 1961 годуМорис Браун и Мартин Чисхольм устроили на Би-би-си горячие дебаты, посвященные нашему герою. Этапередача принесла ее устроителям огромную коррес-

понденцию и помогла извлечь из безвестности боль-шое количество показаний по поводу морского монст-ра, до сих пор не опубликованных. Одно из них исхо-дило от бывшего капитана А. Ф. Роджера из Глазго.

Весной 1912 года, когда он был еще третьим помощ-ником на пароходе «Квин Элеонор», то видел некоегоморского змея в Эгейском море у мыса Матапан, у юж-ной оконечности Пелопоннеса.

«Существо шло курсом, параллельным нашему, по-чти с той же скоростью и поэтому оставалось видимымдостаточно долго, чтобы позволить нашему главномумеханику спуститься в свою каюту, принести карабин ивыстрелить в него. Достигла его пуля или нет, я незнаю, но в тот же момент зверь исчез. Он показался намсуществом обычной угревидной формы, голова которо-го была плохо различима, но хорошо виднелась длин-ная шея и два кольца или горба за ней».

На просьбу о более подробных сведениях капитанРоджер ответил, что животное наблюдалось примернопять минут, с расстояния приблизительно один кабель-тов. Его приблизительная длина была около 9 метров, адиаметр где-то 45 сантиметров. Что касается окраса, тоон был, как он пишет, «тем, что мы привыкли обозна-чать именем «защитный». Наконец, он прибавляет сле-дующую удивительную деталь:

«Я не уверен, что могу говорить о волнообразныхдвижениях, при том, что животное находилось под сол-нцем со стороны нашего наблюдательного пункта, тоесть по правому борту. Я всегда был уверен, что встре-тил тогда какого-то гигантского угря или морскуюзмею, о которой известно, что они не достигают такихразмеров».

Принимая во внимание близкий вес всех упомяну-тых животных, можно легко вычислить, что им невоз-можно заныривать так неглубоко в воду, при этом еще

вертикально извиваясь. Следовательно, есть искус от-бросить это свидетельство по причине его неправдопо-добия.

Расцветка типа «защитной» или «камуфляжной» совсей очевидностью заставляет подумать об окраске му-рен, и сам свидетель к тому же настаивает на угревид-ности животного. Кое-кто сразу может подумать озмеевидных животных «с пятнами разных цветов», ко-торые, по словам Монгитора, часто рвут сети сици-лийских ловцов тунца. И вполне уместно будет уточ-нить, что вплоть до настоящего времени со Средизем-ного моря поступают сообщения о муренах действи-тельно феноменальных размеров. Но не будем спе-шить.

Само собой разумеется, что существа, в течение не-скольких веков удостаиваемые названия «морскиезмеи», должны были обладать какими-то чертами, при-сущими змееобразным: либо треугольной головой, либоволнистыми движениями тела, либо длинной шеей.Именно эту последнюю черту наблюдали очевидцы 17октября 1912 года, когда пароход «Дувр Кастл» находилсяв экваториальной Атлантике, у берегов Габона. С высо-ты главного мостика один из пассажиров, мистер ДжонФлеминг, инженер из Наталя, заметил «голову и шеючудовища, определенно — змеи, которые поднимались,по крайней мере, на 4 метра 25 сантиметров над уровнемморя». В течение последующих двух минут он видел, какживотное высовывалось еще шесть раз, продолжая сле-довать своему курсу. Когда другие пассажиры узнали опроисшествии, пять из них признались, что уже виделитакого монстра либо в этот день, либо в один из преды-дущих. Краткий рапорт, указывавший имена и адресаразличных свидетелей, был тогда же составлен некиммистером А. Улмотом, президентом комиссии, образо-вавшейся тут же, прямо на борту.

МОЛОДОЙМЕГОФИАСНАТВЕРДОЙЗЕМЛЕ?

Следующее происшествие не фигурирует ни в од-ном из трудов, посвященных морскому змею, и очевид-но, на то были свои причины. Действительно, описан-ное животное было сказочных размеров, не змеевиднойформы, и к тому же его наблюдали на твердой земле. Иоднако, оно, вероятно, одно из тех, что больше прочихможет пролить свет на наше дело…

Эта история стала известна благодаря мистеру Хар-туаллу Кондеру, австралийскому инженеру-горняку,который был направлен для геологической разведки вмалоизвестный район, расположенный между Макари-ей и портом Дави, на восточном берегу Тасмании. Двоеиз его сотрудников однажды явились к нему с вестью,что они только что видели животное, настолько стран-ное, что инженер счел своим долгом тотчас же телегра-фировать своему начальнику, мистеру Оуллесу, главегеологической службы в Тасмании. Мистер Кондер непитал особых иллюзий насчет приема, который полу-чит его сообщение: «Люди, которые его видели, с лег-ким сердцем воспримут все улыбки и недоверие тех,кто прочтет данный рапорт». И прибавил: «Никто и неждет доверия к нашим словам».

Телеграмма была передана во многие австралийс-кие газеты, которые поспешили ее опубликовать, а за-тем эти публикации перепечатали лондонские еже-дневники, и так она разошлась по всему миру. Вот еекраткое содержание:

«Животное видели Оскар Девис, главный изыскательэкспедиции, и его помощник (У. Харрис), которые ра-ботали под моим руководством… Я знаю их обоих ужемного лет и абсолютно гарантирую их трезвость, здра-вый рассудок и доверяю полностью их оценкам. 20 авгу-ста (1913 года), незадолго до захода солнца, они прогули-

вались вдоль берега. На расстоянии примерно 800 мет-ров они заметили у подножия дюн некий темный пред-мет, который их озадачил, ибо проявлял признаки жиз-ни. Они двинулись на него и приблизились на расстоя-ние выстрела. Когда же они прошли еще примерно40 метров по направлению к нему, то объект внезапноподнялся и двинулся к морю. Удалившись едва ли на30 метров, он остановился и обернулся, продемонстри-ровав в течение нескольких секунд одну голову над во-дой, а затем нырнул и исчез.

Его черты можно в общем описать так: он был дли-ной в 4,5 метра. У него была очень маленькая голова,величиной с голову собаки (типа борзой). У него быладлинная изогнутая шея, которая постепенно сливаласьс туловищем, напоминавшим бочонок. Не имелось ниярко выраженного хвоста, ни плавников (подразумева-ется — спинных). Животное было покрыто мехом, иего шкура по виду напоминала кожу дикой лошади,хорошо очищенную и блестящую. Были различимы че-тыре лапы. Зверь передвигался прыжками, то есть сги-бая спину и подбирая вперед все тело, таким образом,что отпечатки его передних лап Находились на том жеуровне, что и задних.

Он оставил не слишком ясные следы, диаметром23 сантиметра, с отпечатками когтей примерно 18 сан-тиметров длиной. На них не было никаких следов на-личия плавательных перепонок.

Животное перемещалось очень быстро. Собака сле-довала за ним до воды, и посуху он пробежал 9 метров.Когда он был потревожен в первый раз, то поднялся иповернулся на задних лапах. Его рост в положении стояна четырех ногах был, вероятно, от метра до метра двад-цати.

Оба свидетеля хорошо знакомы с тюленями и сморскими леопардами, которые водятся на этом бере-

гу. Они также много раз видели впоследствии изоб-ражения морских котиков и других животных и ненашли между теми и виденными ими никакого сход-ства».

Это последнее утверждение имеет исключительнуюважность, так как животные, о которых сразу же вспо-минаешь при прочтении данного описания, — это какраз котики. Что отличает котиков (и моржей) от другихтюленей, так это их способ передвижения. Способныевертеться на задних лапах, котики могут подниматьсяна лапы и даже ходить, или, более точно, передвигатьсяпрыжками, как это делало тасманийское животное. Тю-лени же вынуждены подгибать под себя свои задниеконечности и не могут передвигаться по земле, иначекак извиваясь, причем довольно неуклюже.

В Тасмании не водятся котики, но есть два вида лас-тоногих из рода неофока, родственные им: один про-живает на берегах Западной и Южной Австралии(Neophoca cinerea), а другой в Новой Зеландии(Neophoca kookeri). Но свидетели настаивают: речь идетне о котике. Впрочем, те никогда и не достигают4,5 метров в длину, не могут оставлять такие крупныеотпечатки и не имеют особенно маленькой головы.

Но тогда не идет ли здесь речь о морском змее, омегофиасе? Конечно, у тасманийского зверя не име-лось хвоста, но, как мы уже подчеркивали, огромныйхвост мегофиаса вообще не обязательно когда-либо су-ществовал. С другой стороны, таинственное животноеимело шею «выгнутую», и никто не настаивал на ееособенной длине. Однако не будем забывать, что у всехмлекопитающих с длинной шеей она гораздо менееразвита, когда особь еще молода.

Как бы то ни было, удовлетворимся констатациейтого, что с Тасмании было сообщено о некоем видеогромного морского котика с длинной шеей и ма-

ленькой головой, который мог быть юной особью ме-гофиаса.

Мы собрали достаточно доказательств существова-ния этого странного животного. Гораздо менее стран-ного, чем большинство тех, которые фигурируют в на-ших учебниках и даже в зоопарках. По чисто хроноло-гическим соображениям в наш список требуется вклю-чить наблюдение, проделанное дочерью знаменитогороманиста сэра Генри Райдера Хаггарда.

Мисс Райдер Хаггард находилась в Кессингланд-Грандж, отцовском поместье, расположенном на морс-ком берегу в Норфолке, когда с ней произошло, равнокак и другими членами семьи, то, что она тотчас жеописала своему отцу в письме:

«Когда я сидела на лужайке, то случайно поднялаглаза и увидела, как нечто, что имело вид тонкой чер-ной линии с шаром на конце, двигалось по воде сужасающей скоростью, которая казалась едва возмож-ной для чего-то живого. Зверь находился на некото-ром расстоянии от песчаной мели и двигался парал-лельно берегу.

Я побежала в комнату матери и схватила бинокль, иуже в тот момент, когда существо почти скрылось вда-ли, нам всем удалось различить подобие головы у негона конце, затем серию, штук в тридцать, вытянутых ша-риков, которые уменьшались в размерах от головы кхвосту. Двигаясь, оно, казалось, постепенно погружа-лось выводу, а затем исчезло. Ты не можешь себе пред-ставить скорость, с которой оно плыло. Я полагаю, чтооно было метров 18 в длину».

Сэр Генри Хаггард, отец свидетельницы, поспешилотправить это сообщение в «Истерн дейли пресс». Но,надо думать, что его статус романиста-фантаста не выз-вал особого доверия, так как никакой комментатор поморскому змею об этом свидетельском показании ни-когда не упоминал.

МОРСКОЙЖИРАФМИСТЕРАБЭТЧЕЛОРА

Теперь мы переходим к истории «морского жира-фа», которого пакетбот «Коринфянин» встретил 30 ав-густа 1913 года у Большой Ньюфаундлендской банки,по пути из Лондона в Монреаль. Животное видел нетолько старшина Айрес, который давал показания, но ивторой помощник капитана Дж. Бэтчелор, который на-бросал акварелью его портрет с исключительной тща-тельностью. Этот маленький шедевр наивного искусст-ва представляет погрузившегося в воду жирафа, чьи пе-редние лапы расставлены наподобие японского веера, аморда украшена усами и бородкой опереточного ман-дарина. Несколько писем, которыми мистер Бэтчелоробменялся в то время с доктором Удемансом, демонст-рируют его неоспоримую искренность, несмотря навсю наивность и, может быть, именно благодаря ей.Впрочем, об этом можно судить по отрывкам отчета,который составил бравый моряк по просьбе «Монреальстар» и лондонского «Скетча»:

«Когда «Коринфянин» взял курс на запад, я нахо-дился на своем посту как вахтенный офицер. В четыретридцать утра, на холодной заре 20 августа 1913 года, уБольшой Банки, только что сменился сигнальщик, итретий помощник покинул главный мостик, чтобы убе-диться, что все идет как надо. А я, озирая взглядом го-ризонт, неожиданно наткнулся на некий объект при-мерно в миле впереди. Лучшее, что я мог предположитьв тот момент, — это то, что речь идет о рыболовномсудне, нос которого обращен в нашу сторону. В густоми далеко растекшемся тумане, который покрывал дажекосяки рыб, часто случается, что моряки теряют своюбазу и многие из них гибнут от голода и жажды. Я ду-мал именно об этой возможности, смотря на предметвпереди, когда внезапно он исчез с поверхности. По-скольку все еще было темно, я подумал о какой-то тра-

гедии. Но вдруг, после того как я уже перебрал в умеразные тяжкие предположения, нечто удивительноеподнялось метрах в 60 от нашего корабля.

Сначала показалась огромная голова, чьи длинныеуши походили на плавники, и с большими голубымиглазами. Эти последние были нежными и влажными,без каких-либо признаков жестокости во взгляде. Вследза этими глазами показалась шея примерно 6 метровдлиной, которая напоминала жирафью.

Чудовище продолжало подниматься все выше, так,что я даже забеспокоился — когда же это прекратится?Шея, казалось, поднималась на подшипниках: так онабыла гибка, при том еще легко и ритмично раскачива-лась, в то время как большие голубые глаза животногообводили судно удивленным, обиженным и испуган-ным взглядом. Существо было оснащено боковыми ко-нечностями. Три плавника, похожие на рога, украшалиего костистую голову, что было, без сомнения, оружиемзащиты или нападения. Туловище было почти такой жедлины, как и шея, и очень смахивало на тело чудовищ-ной морской собаки или морского льва, с короткиммехом, приглаженным водой. Хвост скрывался в разре-зе между двух больших плавников.

Его тип расцветки был красив, хотя кто-нибудь могсчесть его просто нелепым: светлый, желто-зеленова-тый, повсюду запятнанный разводами более темногоцвета.

В течение некоторого времени существо рассматри-вало «Коринфянина» блуждающим взглядом, а затемисчезло, продемонстрировав свою заднюю часть во вре-мя нырка. Весь его внешний вид и отношение к проис-ходящему, когда он был в виду судна, лучше всего опи-сывается словами «не от мира сего». Казалось, оносдерживало свое любопытство, которое в этой ситуациии следовало слегка приуменьшить ввиду возможностиновой опасности.

Внизу в своей каюте я держал фотографический ап-парат и карабин, но, за исключением старшины уштурвала, я был один на главном мостике. Я не боюсьпризнаться, что был раздираем между долгом и желани-ем нацелить на существо что-нибудь — объектив каме-ры или карабин… Когда я смотрел на существо, то оновзбивало на воде пену своими мощными переднимиплавниками. Удаляясь, оно издало пронизывающийкрик, похожий на крик новорожденного. Его голос былсовершенно неподходящим к размерам».

Хотелось бы уберечь своих читателей от зоологичес-ких комментариев мистера Бэтчелора, но:

«…или это странное существо естественным образомспустилось из арктических районов вместе с дрейфую-щими льдами, или оно происходит из морских глубин,расположенных на многие мили под водой. Во всякомслучае для него это было не больше, чем маленькоепутешествие.

По общему внешнему виду я предполагаю, что онопожирает медуз и глубоководную растительность. Нонельзя сказать точно, что образует основу его диеты,ибо оно представляет собой нечто совершенно новое иего питание, может быть, не менее странно, чем оносамо. С точки зрения зоологии я могу описать его толь-ко как нечто схожее с завроптеригием, который описы-вается в учебниках по зоологии…»

0|1|2|3|4|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua