Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий XX век: Хроника необъяснимого. Проклятие вещей и проклятые места.

0|1|2|3|4|

Через несколько месяцев сон изменился. Теперь Хелен словно со стороны видела темнокожую женщину, склонившуюся в молитвенной позе перед бронзовой статуэткой какого-то восточного божества. Затем перед Хелен возникла мужская рука, держащая тяжелый бронзовый канделябр. Он опустился на голову склонившейся женщины. А затем та же рука долго волокла безжизненное тело по темным проходам старого особняка в кухню, где неожиданно открывалась потайная дверь, ведущая в подвалы под зданием.

Сны Хелен были навязчивыми и изматывающими. Тогда она обратилась в Шотландское общество по исследованию паранормальных явлений. Приехавшие специалисты нашли человека, сохранившего память о Черной леди, но не о призраке, а о реально существовавшей женщине. Помнила о ней мать Хелен. В детстве ей рассказывали, что Черная леди происходила из Индии. Молодой хозяин поместья Генри Гамильтон привез ее с собой в Англию, но буквально через несколько дней она исчезла.

Позже в британских военных архивах Хелен выяснила, что так называемая Черная леди родилась на Цейлоне. Индуска по национальности, она принадлежала к тайной секте поклонников богини Кали. По какой-то причине женщина была осуждена на работу в алмазных копях и отправлена в Южную Африку. Сразу же после того как конвой с заключенными прибыл на место, ее красота была "оценена" по достоинству тремя английскими надсмотрщиками. По странному стечению обстоятельств, "ценители" прожили недолго. Вскоре красавицу заметил капитан Генри Гамильтон, который и увез ее с собой в Великобританию под видом будущей гувернантки своих детей. На этом сведения о загадочной гостье из Индии исчерпывались, а в свидетельстве о смерти капитана Гамильтона значилось: "преждевременная смерть от сифилиса".

Хелен Сайке не раз задавала себе вопрос: почему именно она стала видеть странные сны о прошлом Брумхилл-хаусе? Возможно, это генетическая память? Очевидно было лишь то, что сны Хелен не были пустой фантазией. Как-то раз, просматривая в местном музее старые фотографии, она наткнулась на один снимок. Там была запечатлена церемония открытия железнодорожной станции в Ларкхалле. Среди почетных гостей Хелен увидела человека с пронзительными глазами – человека из ее сна! Естественно, им оказался не кто иной, как капитан Генри Гамильтон. Судя по воспоминаниям старожилов, это был мужчина вспыльчивого и необузданного нрава. К концу жизни его характер стал еще более нетерпимым. Наверно, именно поэтому он умер в одиночестве и забвении.

Современный владелец Брумхилл-хауса, купивший дом и прилегающие к нему земли в 1972 году, отрицал присутствие там каких бы то ни было сверхъестественных явлений до того момента, пока не стали появляться в газетах статьи о Черной леди. Тогда же начались и съемки в полуразрушенном доме. Вскоре после этого городской совет, желая покончить с суевериями, направил туда бульдозеры. Они сровняли с землей остатки Брумхилла, до основания разрушив последние стены.

Сейчас неясно, куда смогли бы завести дальнейшие поиски Хелен Сайкс. Она погибла недалеко от поместья на дороге в Ларкхалл. Туман, выпавший в тот день, не позволил водителю вовремя заметить переходящую дорогу женщину. Полиция расценила происшествие как несчастный случай. Тем не менее, по свидетельству окрестных жителей, они часто слышали рядом с местом гибели Хелен пронзительный скрип тормозов. Стоит ли говорить, что никаких машин поблизости в этот момент не было…

ГАБОНСКИЙ РЕАКТОР

Мысль о возможности расщепления вещества на атомном уровне приходила в головы многим философам и мудрецам Древних Греции, Египта, Индии. Последние даже ввели в обиход такие малые отрезки времени, которыми пользуются физики-атомщики для измерения длительности процессов в ядерных реакциях. Напрашивается вопрос: зачем древним индийцам это было нужно?

Сейчас принято считать, что у древних в принципе не могло быть ни ядерных реакторов, ни ускорителей частиц, ни другой подобной аппаратуры. Однако некоторые археологические находки и легенды говорят о том, что пять-шесть тысяч лет назад расщепление атомного ядра не было тайной. В этой связи достаточно интересным выглядит обнаруженный в Габоне (Западная Африка) в 1972 году так называемый "природный ядерный реактор", в котором, по современным оценкам, два миллиарда лет назад происходила самоподдерживающаяся реакция с выделением тепла. Вот тут и начинаются загадки.

Известно, что потенциальная опасность ядерного реактора заключается в возможности выхода цепной реакции из-под контроля. Именно поэтому все современные ядерные установки оснащаются сложными автоматическими системами защиты и контроля. В габонском реакторе ядерный распад по современным представлениям шел в течение 500-600 миллионов лет с переменным уровнем образования продуктов деления. Есть предположение, что изменение уровня ядерной реакции обеспечивалось "природной автоматикой", в которой главную роль играла обычная вода. Дело в том, что при более высоком содержании урана в рудах (около трех процентов вместо сегодняшних 0,72 процента) обычная вода может работать вместо тяжелой в качестве замедлителя нейтронов. По мнению некоторых исследователей, при достижении температуры в "природном реакторе" 600 градусов по Цельсию вода утекала и интенсивность реакции возрастала, а когда вода появлялась снова, реакция затухала, и таким образом шло естественное регулирование процесса.

Существует и еще одна загадка габонского реактора: реакция в нем протекала несколько иначе, чем предписано признанной теорией. При изучении химического состава радиоактивных руд из Габона был обнаружен избыток изотопов ксеона-131, 132, 134. Причем отклонения в изотопных соотношениях в десять раз превышали нормальные соотношения, образующиеся при делении урана-235 в обычном реакторе. Никто пока не встречал такого странного ксеона ни в земном, ни во внеземном веществе! Что за процесс мог привести к образованию этого зауранового долгоживущего изотопа? Вопрос, на который ответа пока нет.

Существуют ли другие необъясненные феномены на нашей планете? По-видимому, да. Одно из таких мест находится в Красноярском крае. В 30-х годах на него случайно вышел колхозник с товарищами, разыскивая в тайге двух коров. Вдруг послышался отчаянный собачий лай, и люди неожиданно увидели в таежной чаще округлой формы поляну, лишенную всякой растительности, а на ней трупы пропавших коров. Земля на поляне имела необычно темный цвет. Собаки, с разбегу выскочившие на поляну, поджав хвосты, бросились обратно. Цвет мяса коров имел тоже необычный ярко-красный оттенок. Черная земля поляны была усеяна костями животных и птиц. Собаки же после минутного пребывания на поляне перестали есть и вскоре подохли.

Попытки энтузиастов найти поляну, названную "Чертовым кладбищем", пока не увенчались успехом. Были выдвинуты гипотезы, объясняющие смертоносность этой поляны и воздушного пространства над ней действием угарного газа, выделяющегося вследствие подземного пожара, воздействием паров ртути и свинца, поднимающихся на поверхность, и другими причинами. Одним из возможных объяснений красноярского феномена может явиться предположение о наличии какого-то сильного локального излучения, не фиксируемого органами чувств человека и некоторых животных. Любопытно и то, что люди, находившиеся рядом с поляной, но не ступавшие на нее, не пострадали.

Как ни странно, с подобного рода аномалиями чаще всего приходится сталкиваться строителям автомобильных дорог. Вот, например, какой случай произошел при прокладке автострады Мбарара – Ишака в Уганде. На прямом, как стрела, участке дороги стали вдруг одна за другой происходить аварии. Предположение о массовом пьянстве водителей не подтвердилось. А "заклятое место" продолжало собирать свои жертвы до тех пор, пока под аккомпанемент тамтамов местная колдунья не заколола корову и не произвела необходимые ритуальные действия. После этого аварии прекратились…

Еще один феномен – "загадочная земля" в северо-восточной китайской провинции Ляонин. Местные крестьяне используют эту зону как своеобразный холодильник. Дело в том, что с начала июля до осени сравнительно небольшой участок неизменно имеет подпочвенную температуру 12 градусов, а зимой, как бы противореча законам природы, прогревается до 17 градусов. Гипотезы о водной геотермальности в этой зоне не подтвердились, объяснения ее странностям нет, но это не мешает предприимчивым земледельцам использовать ее как место для хранения продуктов летом, а зимой – для выращивания овощей.

Похожая загадка скрывается и среди скованных стужей гор Антарктиды. Речь идет о маленьком теплом озере Ванда, надежно укрытом под толстым слоем льда. Температура воды в нем почти 30 градусов тепла! Прямо-таки комфортная ванна для любителей водных процедур. Исследователей, пытавшихся выяснить тайну подледного озера, ждала неудача. Первая же проба грунта показала, что опятьтаки никакой геотермальности нет и в помине дно озера совершенно холодное! Может быть, покрывающий озеро многометровый лед служит своеобразной линзой? Но и этому доказательств пока нет…

Гипотеза о возможной энергоинформационной связи аномальных зон с космическим пространством не противоречит известным физическим законам. Но подобная связь имеет и обратную сторону медали. В медицине известно, что необдуманное воздействие на акупунктурные точки человека может привести к его смерти. А если зоны действительно являются подобными системами "акупунктурных" точек в планетарном масштабе, то воздействие на них ядерными подземными взрывами, экологическим заражением окружающей среды и другими факторами может вызвать реакцию планеты, напоминающую агонию. Невольно возникает предложение о необходимости не только выявления подобных зон, но и запрещения на этих территориях производства любых видов работ, строительства, постоянного пребывания (жительства) больших групп людей. Другими словами, ради спасения таких зон и, может быть, нашей планеты необходимо закрыть эти территории для, свободного посещения, объявить их заповедниками, заказниками…

"КРУГИ" НА ПОЛЯХ ДОБРАЛИСЬ ДО ПРИМОРЬЯ

Рассказывает исследователь паранормальных явлений А. Ремпель:

"В течение октября и начала ноября 1996 года жители улицы Шилкинской во Владивостоке могли наблюдать по вечерам загадочное явление. В небе возникал светящийся диск, который снижался и как бы разделялся на несколько частей. Получался объект, напоминающий медленно вращающийся пропеллер. Это образование снижалось над парком и как бы исчезало в земле, буквально уходило в нее. Иногда за всем этим наблюдали жители близлежащих улиц, выгуливавшие собак. Животные реагировали на светящийся "круг" рычанием или визгом, когда круг уходил в буквальном смысле в землю, собаки бросались к месту исчезновения и рыли его лапами.

Некоторые очевидцы видели этот феномен пять-шесть раз. Мне пришлось наблюдать его трижды. Весь процесс от появления диска до исчезновения занимал около трех минут. Я попытался заснять происходящее на видеокамеру, но на пленке не осталось никаких следов неопознанного летающего объекта.

Недели за три до первого появления светящегося диска в парке стал очень сильно ощущаться запах газа пропана, и он держится до сих пор. Резкий запах буквально давил на человека, причем в радиусе трех-четырех метров, и убедиться в существовании этих участков мог любой житель города. Но собаки и люди обходили "пахучие" участки стороной. Когда выпал снег, два участка как бы пропали, а один остался, но запах уменьшался с каждым днем.

С наступлением весны в парке опять появилисьтри дурнопахнущих "пятна", а запах газа усилился. Возможно, что газ начинает просачиваться из-под земли и провоцировать светящиеся образования. Интересно, что история зафиксировала много случаев, когда светящиеся круги в небе становились предвестниками землетрясений. Возможно, газ, выходящий из недр земли, – следствие какого-то тектонического процесса. Но есть версия, что таким образом земля избавляется от напряжения и выбрасывает в воздух переизбыточные вещества.

В начале августа 1996 года на полях Старогордеевки под Арсеньевом, там же в Приморье, появились три круговых образования, соединенных "дорожкой". Эти знаменитые "круги" на полях, чаще всего наблюдающиеся в Англии, возникли ночью, и поэтому никто не видел их "авторов". Колосья внутри каждой фигуры уложены спирально по часовой стрелке. И самое неожиданное – нет никаких следов, ведущих к загадочной потраве посевов. Создается впечатление, что кто-то "рисует" геометрические фигуры сверху!

Наша съемочная группа случайно увидела эти образования, хотя мы ехали дальше и по совершенно иному делу. Нам повезло. И еще: в пробах земли, взятых из "кругов", отсутствуют некоторые элементы, которые имеются в пробах, взятых в стороне. По краям фигур радиоактивный фон оказался на 50 процентов ниже нормы, а в центре – на 150 процентов выше. На фигурках замечены следы высокотемпературных воздействий деформации семян, вздутие и искривление стеблей злаков".

В свете этих подробностей идея приписать круги шутникам представляется совершенно абсурдной.

СТЕНА ПРИЗРАЧНОГО ОГНЯ

Странное явление, о котором пойдет речь, не только само по себе достаточно редкое, но и наблюдается лишь в малонаселенных северных районах. Называют его по-разному: "красная мгла", "багровый туман", "стена призрачного огня".

Новосибирский инженер Вадим Федосеев столкнулся с этим загадочным явлением во время таежной экспедиции новосибирских и томских физиков в конце лета 1980 года. Он возглавлял тогда небольшую группу из одиннадцати научных сотрудников, целью которой было изучение района падения знаменитрго тунгусского метеорита. Но предварительно в порядке тренировки и проверки людей на совместимость экспедиция направилась совсем в другую сторону – на север. Есть там небольшое озерцо, скорее даже болото, и в нем кое-кто наблюдал некую чертовщину. Снаряжение подбиралось весьма тщательно. Взяли с собой радиоприемники, дозиметр, магнитометр, фото– и киноаппаратуру. На третий день пути подошли к гряде невысоких холмов и решили сделать привал на хорошо продуваемой и почти безлесной вершине одного из них. И вот когда Федосеев с коллегами поднялись на нее, то увидели внизу с другой стороны холма нечто невероятное: все пространство в северной части горизонта было заполнено бурлящей огненной лавой так, во всяком случае, показалось членам экспедиции. Из этого безграничного огненного моря вырывались огненные клубы, похожие на протуберанцы, и, что самое страшное, вся эта огненная масса стремительно поднималась вверх, к лагерю исследователей.

Наверное, физики тогда побили все рекорды бега по пересеченной местности. Отбежав на безопасное расстояние, около часа приходили в себя, обмениваясь самыми фантастическими предположениями. Но больше ничего не происходило, и Федосеев с двумя товарищами отправились на разведку. К вершине холма они подходили, как начинающие парашютисты к краю вышки, и остановились, пораженные не меньше, чем в первый раз: огненная лава, заливавшая все видимое пространство до горизонта, исчезла! Внизу за деревьями поблескивало небольшое уютное озерцо, слегка подернутое вечерним туманом. Дальше, до самого горизонта, простиралась бесконечная стена тайги…

А вот жительнице Петербурга Н. X. Ланговой не удалось убежать от призрачного огня. Дело происходило в Казахстане, когда ей было 14 лет. Отец, разъезжая на грузовике по своим делам, часто завозил девочку к своим знакомым, а сам следовал дальше. В ту поездку он оставил дочку у бабушки в Базар-Тюббе (ныне Базарчулан), где она помогала ей работать на бахчах.

В то утро стояла прекрасная безветренная погода, жарко пекло солнце. Девочка выпрямилась, чтобы перевести дух, и вдруг увидела далеко у горизонта что-то, похожее на тучку. Они с бабушкой порадовались, что, может, к вечеру соберется дождь, и снова склонились над грядками. А через 15-20 минут совсем близко подошла огненная пелена, застилающая все вокруг! Она уходила в бесконечность вправо, влево, вверх. И быстро неслась в направлении поселка! Бабушка крикнула, чтобы я бежала в поселок. Ей же все равно было не добежать. И она осталась на бахче.

Бежать предстояло километра четыре. Несколько раз девочка оглядывалась назад и видела, что стена огня догоняет ее! Это, в конце концов, и произошло! Бегущая почувствовала, как ее окружает оранжевая мгла. Потом сзади послышался топот, и буквально у девичьего уха захрипело чье-то тяжелое дыхание! Бегущая перестала оглядываться, а у самого поселка пелена настигла девочку, прошла через нее и помчалась дальше! За девочкой бежал, как ошалелый, перепуганный верблюжонок! В поселке начался переполох, даже старики не помнили такого явления. К вечеру приехал отец и рассказал, что тоже встретился с пеленой огня, не причинившего никакого вреда машине, хотя в кузове стояла бочка с бензином.

Если бы это был мираж или оптический обман, мог ли он так перепугать животных? С какой же скоростью мчалась эта стена призрачного огня без ветра, если за 15-20 минут она пролетела от горизонта до бахчи?

Странное и пока необъяснимое "огненное" явление не только обращает в бегство людей и настигает их, но и само убегает от преследования! Подобный случай произошел в Эстонии, в районе поселка Рапла, 2 марта 1984 года.

Горело так, что пожар увидели люди во всем районе! Причем казалось – пожар рядом, близко. Как потом выяснилось, две крайние точки, в которых горело зарево, разделяло расстояние в 60 километров. Первый телефонный звонок раздался в 20.36. Кто-то сообщал, что у них в Кехтне горит хутор. В 20.48 телефон в диспетчерской опять зазвонил, и тот же,голос извинился:

"Произошла ошибка. Не знаю, что у меня с глазами, как мне могло почудиться! Но хутор Эрми, очевидно, не горит и не горел. Пожар где-то дальше, только зарево очень большое".

Как потом оказалось, к этому времени по району рыскали уже пять пожарных машин. Они гонялись за заревом то туда, то сюда, до самых границ района, но тщетно. Удивительно, но нигде не было дыма!

Так и остался бы этот "пожар" белым пятном в диспетчерских журналах, если бы не пожарная машина, выехавшая из совхоза имени Мичурина. В тот день солнце зашло в 18.52. Луна должна была появиться в 21.32. Погода стояла прекрасная. И вот в этой постепенно сгущающейся темноте ярко вспыхнул дом бабушки Лиззи. По словам очевидцев, было такое ощущение, что сплошное пламя вырывается из окон и смыкается над крышей. И – ни звука, ни дыма!

Пожарная машина в мгновение ока взлетела на пригорок. Затормозила. Но вместо того чтобы спрыгнуть на землю, команда осталась на месте, недоумевая. Огня-то не было! Дом стоял целехонек. Один из пожарных обошел дом вокруг – никаких следов горения. На шоссе взревела сирена другой пожарной машины. Команда звала своих товарищей – "горели" соседние дома. Пожарные возвращались домой, возбужденно обсуждая увиденное: что же это было? Все они отслужили в армии, имели немалый жизненный опыт и.пытались сопоставить увиденное с чем-то уже знакомым, но не находили аналогов.

Так что же все-таки говорит по поводу "красной мглы" или "призрачного огня" современная наука?

В свое время геолог Янков, наблюдавший это явление прямо на геологической базе, направил соответствующий запрос в Академию наук СССР. Ответ был краток и откровенен:

"Глубокоуважаемый товарищ Янков!

О происхождении "красного тумана", или, точнее, "красного свечения атмосферы", пока ничего сказать не можем. Вероятно, причина его – сложный оптический процесс. Явление это крайне редкое. Причиной "красного свечения" может быть хемилюминесценция – излучение, обусловленное химическими процессами".

Оказывается, "призрачный огонь" бывает и на море! "Я на море 40 лет, – писал капитан дальнего плавания Н. Васюкевич, – но лишь один раз наблюдал необыкновенное явление. Мы сгружали на Чукотке товары. Вдруг все потемнело, вода стала брусничной, а лед – ну, как кровь моржа!

Я стоял на мостике. Все вокруг покраснело. Заглянул в трюм – и там все красным-красно от огня. Дыма и жара не было. Я по каютам – все в огне. И туман – уже не туман, а яркое пламя. Мачты, бак, ют, сходни, перила – все будто раскалено докрасна!" Прочитавшие эти истории знакомые геофизики только отшучивались:

"Природа полна бесчисленных причин!"

ЭКСПЕДИЦИЯ В ПРЕИСПОДНЮЮ

– На чертовой поляне в лесу под Псковом, кажется, скрыт вход в адские подземелья. Мне довелось встретиться там с дьявольским существом, которое, несомненно, обладало разумом! – утверждает московский инженер Сергей Мартьянов. С той самой встречи он не находит себе покоя, пытаясь поймать Кербера – верного пса сатаны.

Легенду о подземных чудовищах, время от времени выходящих на поверхность, можно услышать и в Таджикистане. Там, в Кулябской области на берегу реки Вахш, высится загадочный курган, сложенный из округлых камней. Ученые расходятся в объяснениях возникновения, этой восьмиметровой насыпи. Одни говорят, что это просто куча-мусорник, куда сложены камни, убранные крестьянами с окрестных полей. Другие уверяют, что странная груда сооружена воинами Александра Македонского, чья армия когда-то здесь проходила. Но местные жители по секрету расскажут вам, что под этим курганом находится вход в огненное подземное царство, где живут злые духи, которые до сих пор иногда возникают на вершине в окружении черного сияния и серного запаха…

Похожие истории, впрочем, рассказывают в самых разных странах, в том числе и в России. И чаще всего в них фигурирует злобный Кербер.

Кербер или Цербер (как кому больше нравится) – мифологическое чудовище, сатанинский пес, который, согласно легенде, охраняет вход в преисподнюю. Время от времени он покидает свой пост и выходит прогуляться на поверхность земли. И горе тому, кто встретится на пути огненного монстра. От человека остаются только обугленные останки.

Для сказки – неплохо. Но можно ли всерьез верить, что Кербер существует? Исследователи из группы Мартьянова убеждены, что это именно так. И предоставили материалы, подтверждающие, что их уверенность родилась не на пустом месте.

– Впервые с "сатанинским псом" я столкнулся семь лет назад, – рассказывает Сергей Мартьянов, – когда друг пригласил меня летом отдохнуть в его родной деревне под Псковом. На вечерних посиделках старики любили рассказывать невероятные истории о Кербере – "огромной черной собаке с огненными глазами, изрыгающей из пасти огонь". Ее якобы можно иногда встретить на чертовой поляне, в заболоченном осиннике, что в километре от деревни. Слушая эти побасенки, я тогда мысленно ухмылялся: мол, вот как прижился на российской почве сюжет Конан Дойла о баскервильском чудовище!

Но за день до отъезда в Москву мы с другом решили сходить за грибами. Пошли, естественно, в лес к той самой чертовой поляне. Из-за дурной славы местные любители "тихой охоты" обходят ее за версту, и потому грибов там всегда видимо-невидимо. Там-то и выкатился на меня из кустов загадочный черный шар. Я буквально обалдел: по его поверхности пробегали огненные сполохи, а когда он прокатился по луже с дождевой водой, раздалось шипение и в воздух поднялось облако пара.

Шар исчез таким же непонятным образом, как и появился. Только на земле осталось пятно пожухлой травы. "Как сквозь землю провалился", – подумал я и понял, что рассказы о загадочном Кербере имеют под собой реальную почву. Ведь при беглом взгляде встретившееся мне нечто вполне можно было принять за стремительное черное существо, плюющееся искрами…

В Москва Сергей первым делом засел в библиотеке и не выходил из читального зала до тех пор, пока не убедился, что Конан Дойлу не приходилось особенно напрягать фантазию, придумывая свою собаку Баскервилей. Дело в том, что английские народные предания буквально заполнены историями об "огромных собаках, изрыгающих из пасти пламя", в течение многих веков шастающих по болотам Британии и терроризирующих местных жителей.

После этих историй и впрямь можно решить, что сатанинский пес Кербер реально существует. Но Сергей Мартьянов, по его же словам, ни в Бога, ни в дьявола не верит. Зато он окончил МЭИ (Московский энергетический институт) и потому увидел в этих легендах свое…

– Понимаете, – говорит он, – меня поразило, что каждое появление Кербера сопровождается однотипными приметами – искры, языки пламени, взрывы… Все это похоже на природное явление, обладающее высокой энергетикой. Я даже решил сперва, что все это проделки шаровых молний. И черный цвет сатанинского пса, упоминаемый очевидцами, вполне уместен. Ученые уже зафиксировали существование черных шаровых молний. Оставалась одна загадка. Шаровые молнии чаще всего возникают во время грозы. А в моем случае (в тот день, когда я столкнулся с черным шаром) погода была идеальной. К тому же в описаниях очевидцев Кербер всегда возникал не в небе, а откуда-то из-под земли…

Возможную разгадку предложил вошедший в группу Мартьянова физик-теоретик Андрей Анохин. Оказывается, под землей тоже возможны грозы. Ученым давно уже известен так называемый пьезоэлектрический эффект, когда от испытываемых деформаций в некоторых кристаллах возникают электрические потенциалы. (На этом эффекте работают некоторые виды звукоснимателей в проигрывателях.) Так вот, в земных породах, испытывающих сильное сжатие, тоже могут появляться электрические заряды колоссальной мощности. Очевидно, что иногда подземные молнии выбиваются на поверхность.

– Приняв эту версию за рабочую гипотезу, мы решили организовать экспедицию на уже известную вам чертову поляну, где я когда-то встретился с Кербером и само название которой говорит о том, что там могут проявляться силы подземного мира, – продолжает рассказ С. Мартьянов. – Подготовили приборы, которые заранее предупредили бы нас о готовящемся энергетическом выбросе. Караулили в течение недели. И приборы не подвели…

Тут в рассказе Мартьянова начинается самое странное. Да, они видели, как посреди поляны разгорелось багровое пятно. Да, прямо из земли возникло нечто угольно-серое. Все как и ожидалось. Но дальше пошли уже "незапланированные чудеса".

По словам участников экспедиции, "черная молния" повела себя не как слепое природное явление, а как разумное живое существо. Кербер "обошел" поляну по кругу, поочередно выжигая установленные там датчики. От дорогостоящей японской видеокамеры остался лишь штатив да сплавившиеся стекляшки объектива. После показательного, целенаправленного уничтожения приборов черное "нечто" оказалось в центре поляны и медленно всосалось в почву, как чернильная капля в промокательную бумагу. И только тогда людей отпустило странное оцепенение, которое не позволяло им сдвинуться с места в течение всего этого времени.

– Я неверующий, – говорит С. Мартьянов. – И все же меня не оставляет ощущение, что я воочию увидел живого черта или еще какое-то создание преисподней. Теперь я не успокоюсь, пока не разгадаю природу этого явления.

ТАМ, ГДЕ БРОДЯТ КАМНИ И ПРОПАДАЮТ ЛЮДИ…

Знающие люди утверждают, что на всю Центральную Россию подобных мест – раз, два и обчелся. И окрестности Плещеева озера – в их числе. Место это действительно интересное. В частности, знаменито оно своим Синь-Камнем, ледниковым валуном 12 тонн весом.

Лежал он когда-то на вершине Александровой годы и был алтарной плитой святилища. С началом христианства Камень был объявлен "мерьским богом" и окружен всякого рода запретами. Однако новообращенные христиане, судя по всему, запретам тем не особо внимали, на что и сетовала летопись того времени: "Быть во граде Переславле камень за Борисом и Глебом в боярку, в нем же вселился демон, мечты творя и привлекая к себе ис Переславля людей: мужей, и жен, и детей их, и разсевая сердца в праздник великих верховных апостолов Петра и Павла. И они слушаху его, и стекахуся из году в год, и творяху ему почесть…" Каким образом "творил мечты" Синь-Камень и что такого интересного "слушаху" рядом с ним люди, возмущенный летописец, к сожалению, не сообщает.

В общем, терпеть это идолопоклонство дальше было нельзя, и Синь-Камень сбросили с вершины вниз. В связи с чем, по одной из легенд, тут же приключился пожар в ближайшем городишке Клещине. Ну а для того чтобы бесовский камень не смущал зазря честной народ, решили его закопать. Предать его земле вызвался дьякон Семеновской церкви Ануфрий, который в порядке умерщвления собственной плоти вырыл глубоченный колодец, столкнул в него злополучный валун и на веки вечные закопал. Сразу по окончании земляных работ Ануфрия свалила страшнейшая лихорадка (остался ли он в живых, летопись не сообщает), а камень через несколько лет… выполз из колодца на поверхность.

Однако спустя полтора века от него решили избавиться несколько иначе, упрятав под фундамент одной из строящихся в Переславле церквей. Камень погрузили на дровни и повезли по льду Плещеева озера к месту заточения. Но на середине пути лед под санями подломился, и камень затонул. Церковь, решив, что избавилась от него навсегда, вздохнула с облегчением. И зря. Вскоре местные рыбаки заметили, что камень движется по озерному дну. Преодолев за пять десятков лет добрых пять километров пути, он таки выбрался на берег. И на месте с тех пор не сидит – то в одну сторону отползет, то в другую, то в землю зароется, то вылезет опять. Последнее время улегся на береговой линии – с одного бока волны его лижут, а с другого – песочек согревает и подножие родимой горы о былом величии нашептывает…

Помимо Синь-Камня окрестности Плещеева озера знамениты туманом, который, как показывает практика, является в таких местах чем-то гораздо большим, нежели просто воздушной слякотью. Может, например, направить туда, где вам быть необходимо: идете вы этак вечером по берегу, от речки туман поднимается, а потом в этой молочной мгле вдруг как бы тропинка образуется. И выглядит это все как приглашение – иди, мол, не пожалеешь. Пойдешь, и окажется, что не зря туману поверил на что-нибудь интересное непременно наткнешься. Бывает, что надоедает ему висеть бесформенной массой над берегом, и тогда начинает он выстраиваться в какие-то странные конструкции – то станет аркой разноцветной, то зверем каким-нибудь прикинется или птицей… Были, например, в подобных – с историческим уклоном – местах и совсем "документальные" случаи. Как-то во время одной из экспедиций люди видели, как в тумане проходили фигуры средневековых воинов в полном снаряжении – реальные и живые настолько, что казалось, дотронешься – и упрешься в металл кольчуги.

Многие специалисты, кстати, связывают эти странные нестандартные туманы с тем, что в обиходе называют "деформацией" пространства и времени. Можно, например, проплутать в таком тумане с полчасика, а потом выйти километров за двадцать от места "старта". Можно, правда, спустя полчасика в это же место вернуться, но при этом узнать, что тебя вот уже сутки ищут с собаками по всем окрестным лесам и болотам. Совершенно классический случай произошел, например, в одной из «аномальных» экспедиций. Стояла девушка посреди лагеря, помешивала поварешкой супчик в котелке, рядом народ тусовался, своими делами занимался и вместе с ней в общем разговоре участвовал. И вдруг среди бела дня на глазах у десятка свидетелей девушка пропала — будто щелкнул кто невидимой ручкой и изображение выключил. Искали ее около суток, собирались уже милицию на ноги поднимать, да только вот появилась она вдруг так же внезапно на том же самом месте — с ложкой в руках и требованием вернуть котелок назад. Девушка «выпадения» своего из времени не заметила, только вот понять никак не могла, куда супчик ее недоваренный вдруг запропастился…

Есть намерения отправить на Плещеево озеро новую экспедицию, которая принесет новые факты и новые открытия, — самое интересное, как говорится, всегда впереди.

ЛОЩИНА, ГДЕ ПРЯЧЕТСЯ СМЕРТЬ

Трудно найти в Китае географическую точку с такой же мрачной репутацией, как у лощины Хэйчжу (Черного бамбука) в провинции Сычуань на юго-западе Китая. Ее еще называют Долиной смерти или Бермудским треугольником Поднебесной, что отнюдь неудивительно с учетом печального «послужного списка» этого местечка. Не проходит и года, чтобы в здешних лесах бесследно не пропадали люди или забредшие по ошибке домашние животные.

Лощина Хэйчжу приютилась на восточном склоне горы Мэань примерно в двухстах километрах от административного центра провинции города Чэнду. В окрестных селах проживают люди малой народности И. У всех них суеверный ужас перед лесной бездной. Войти в лощину Черного бамбука нелегко, но выйти куда сложнее, порой просто невозможно. Утверждают, что взять в проводники кого-то из местных жителей можно только под дулом пистолета либо за такие большие деньги, что их хватило бы на пару научных экспедиций. Но и за огромные деньги желающих не так-то просто сыскать — проводники останавливаются как вкопанные перед перевалом Шимэнь (Каменные ворота), открывающим путь в бамбуковые дебри.

В марте 1966 года на входе в лес затерялись следы шести военных-картографов. Спустя некоторое время местный охотник случайно набрел на одного из пропавших. Полуживого, его еле привели в чувство. Придя в сознание, солдат, однако, не смог вразумительно рассказать, что же произошло с ним и его товарищами.

В 1976 году в лощину углубилась группа инспекторов-лесников — и тоже, как оказалось впоследствии, на свою погибель. Двоих из них найти так и не удалось. Те же, кому посчастливилось выбраться из леса, поведали о мгновенно опустившемся странном тумане. Накрывшая их густая пелена сопровождалась непривычными для человеческого уха звуками. Судя по стрелкам на часах, туман продержался около двадцати минут. Между тем в представлении всех до одного он рассеялся уже через несколько секунд…

Когда счет без вести пропавшим перевалил за сотню, всякая экспедиция в лощину Черного бамбука стала приравниваться если не к участию в боевых действиях, то уж точно к путешествию в потусторонний мир. Дорога явно пролегла в один конец — останков терявшихся в чаще людей и животных не находили, они словно сквозь землю проваливались. Именно это обстоятельство более всего смущало ученых, стремившихся отыскать ключи к разгадке тайны Долины смерти.

Пока наука демонстрировала свое бессилие, в народе, словно бурьян, расцвели всевозможные предположения и домыслы о том, что происходило с исчезнувшими в лесных Бермудах. Вот некоторые из расхожих версий. В Сычуани обитают самые многочисленные на планете популяции черно-белого "бамбукового медведя" – панды, считающегося национальным символом и бесценным достоянием фауны Китая. Некоторые договорились до того, что в Хэйчжу, дескать, лютует панда-людоед гигантских размеров, пожирающая свои жертвы целиком. Другие убеждали, что загадочный туман скрывает визит на землю инопланетного звездолета, единственная цель которого – похитить почему-то именно китайцев и умчаться с ними в далекие миры.

Распространившиеся в изобилии мистические и фантастические теории о тайнах лощины Хэйчжу в конце концов вынудили группу серьезных ученых из Академии наук КНР организовать своего рода "крестовый поход" в поисках истины, какой бы она ни оказалась. В таинственные места зачастили одна за другой прекрасно подготовленные и экипированные экспедиции геологов, биологов и других специалистов с одной-единственной целью – разгадать "сычуаньский ребус".

Удалось ли этого добиться? Глава последней и наиболее представительной экспедиции Ян Юн в беседе с журналистом ответил на этот вопрос однозначно утвердительно. По его словам, исследователи обошли лощину Хэйчжу буквально метр за метром и не обнаружили никаких доказательств присутствия в бамбуковой чаще сверхъестественных сил. Зато там удалось выявить уникальную по своей сложности и многообразию структуру геологических пород, а также зафиксировать спорадические выделения смертоносных ядовитых паров, оказавшихся продуктом гниения некоторых пород деревьев. Отмечен и чрезвычайно сложный климат с неожиданно и резко меняющимися погодными условиями. А жертвы смертельных трюков природы, по мнению ученого, действительно скрывались под земной поверхностью, время от времени неожиданно разверзавшейся провалами.

По мнению Ян Юна, совокупность таких фатальных природных факторов и обусловила "таинственный" характер данной местности, придав ей печальную известность Долины смерти.

ТАЙНА ДОЛИНЫ "ЕЛЮЮ ЧЕРКЕЧЕХ"

Странные и страшные легенды ходят об этой долине, затерявшейся в верховьях реки Вилюй. Если верить слухам, там в промерзшей земле скрыты трупы каких-то неведомых существ и странные металлические объекты.

Судите сами. В некоторых рассказах упоминается выступающая из земли приплюснутая арка, под которой находится множество металлических комнат, где даже в самые сильные морозы тепло, как летом. В давние времена находились среди местных охотников смельчаки, которые ночевали в этих помещениях. Но они потом начинали сильно болеть, а те, что ночевали несколько раз подряд, вообще стремительно умирали.

Другой объект – гладкая металлическая полусфера красного цвета с очень ровным краем (режет ноготь). Она выступает из мерзлоты так, что в нее можно въехать верхом на олене…

Знающие люди, впервые услышав истории о якутской Долине смерти, обычно не усматривали в них ничего загадочного. Дело в том, что нечто подобное наблюдается и в Горном Алтае, и в калмыцких Черных землях… И там есть поляны, где громоздятся какие-то металлические конструкции – то искореженные, поросшие мхом, а то и совсем новенькие. Иногда в небе слышится грохот, вспыхивают ослепительно белые огни, и на земле появляется очередной "металлический монстр".

В соседствующих деревушках в домах стоят диковинные печки, сделанные местными умельцами из деталей непонятного происхождения – там тоже пересказываются истории о пастухах и охотниках, которые находили железки "уж совсем ни на что не похожие" – например, небольшие серебристые цилиндры, выделяющие тепло и не остывающие месяцами; потом эти люди умирали.

Все эти загадки имеют вполне земное происхождение – на странных металлических обломках отчетливо читаются штампы российских и украинских заводов. Речь идет о местах падения отработанных ракетных ступеней. А поскольку космические аппараты – корабли с космонавтами, спутники-шпионы, научные станции – из года в год выводятся вдоль вполне определенных трасс, на поверхности земли образовались "зоны", где чуть не кучами громоздятся искореженные алюминиевые баки ракетоносителей, другие обломки "космического металла". Говорят, что в Горном Алтае есть целая деревушка, где под печурки приспособили сопла отработанных ступеней ракет, – благо на каждом корабле "Союз" их десятка по два. Говорят также, что неграмотный казахский чабан очень обрадовался, отыскав оставшийся от аварийного запуска РИТЭГ – радиоизотопный термоэлектрогенератор, поскольку эта штука никогда не остывала и ею было очень удобно греться в холодные степные ночи. И когда посланные с Байконура солдаты отыскали-таки потерянный РИТЭГ в юрте под слоем одеял, спасти "счастливчика" уже не удалось.

Не правда ли, все это похоже на легенды о вилюйской Долине смерти? И Якутия при этом вполне официально является одной из зон, где должны падать отработавшие свое обломки носителей, запускаемых в Казахстане. Но дело в том, что легенды, о которых упоминалось вначале, родились очень давно, когда человечество и не помышляло о выходе в космос.

О Долине смерти писал еще в прошлом веке известный исследователь Вилюя Р. Маак, который отмечал: "На берегу речки Алгый Тимирнить, что означает "большой котел утонул", действительно находится гигантский котел из меди. Величина его неизвестна, так как над землей виден только край, но в нем растет несколько деревьев…"

Специалист в области древних культур Якутии Н. Архипов тоже писал о странных объектах: "Среди населения бассейна реки Вилюй издревле бытует предание о наличии в верховьях этой реки громадных бронзовых котлов-олгуев. Предание это заслуживает внимания, так как к этим предполагаемым районам местонахождения мифических котлов приурочено несколько речек с якутскими названиями Олгуидах, что означает "котельная"…"

Современные исследователи из города Мирный А. Гутенев и В. Михайловский сообщили о старом кочевнике, который, побывав в Долине смерти, рассказывал им о какой-то металлической норе, в которой лежат "шибко худые, черные одноглазые люди в железных одеждах". Есть тому и другие свидетельские подтверждения.

Что же это за странные "котлы" скрываются в якутской земле? Ответа пока нет. Ясно только, что далеко не все в этих легендах и слухах является досужей выдумкой. Посещавший Долину смерти Михаил Корецкий из Владивостока писал:

"Я побывал там трижды. Первый раз в 1933 году, когда мне еще было 10 лет, вместе с отцом ездил на заработки. Потом в 1939 году – уже без отца. И последний раз в 1949 году, в составе группы молодых ребят.

Долина смерти тянется вдоль правого притока реки Вилюй. По сути, это целая цепочка долин вдоль его поймы. Все три раза я был там с проводником-якутом. Шли мы туда не от хорошей жизни, а оттого, что там, в этой глуши, можно было мыть золото, не ожидая в конце сезона ограбления и пули в затылок.

Что касается таинственных объектов, их там, наверное, много, потому что за три сезона я видел семь таких "котлов". Все они представляются мне совершенно загадочными: во-первых, размер – от шести до девяти метров в диаметре. Во-вторых, изготовлены из непонятного металла. Дело в том, что "котлы" не берет даже отточенное зубило (пробовали и не раз). Металл не отламывается и не куется. Даже на стали молоток обязательно оставил бы заметные вмятины. А этот металл сверху покрыт еще слоем неизвестного материала, похожего на наждак. Но это не окисная пленка и не накипь – ее тоже ни сколоть, ни процарапать.

Уходящих в глубь земли колодцев с комнатами, о которых говорится в местных легендах, мы не встречали. Но я отметил, что растительность вокруг "котлов" аномальная – совсем не похожа на то, что растет вокруг. Она более пышная: крупнолистные лопухи, очень длинные лозы, странная трава, выше человеческого роста в полтора-два раза. В одном из "котлов" мы ночевали всей группой (6 человек). Ничего плохого не ощущали, ушли спокойно без каких-либо неприятных прбисшествий. Никто после серьезно не болел. Разве что у одного из моих знакомых через три месяца полностью выпали все волосы. А у меня на левой стороне головы (я на ней спал) появились три маленькие болячки размером со спичечную головку каждая. Лечил я их всю жизнь, но они до сегодняшнего дня так и не прошли".

Письмо Михаила Петровича, вне всякого сомнения, содержит новые любопытные факты. Но порождает и новые загадки. На основании его рассказа, например, можно предположить наличие повышенного радиоактивного фона "котлов". Гигантская растительность вокруг них, незаживающие язвочки на голове, выпавшие волосы – явные симптомы радиационного облучения. Но значит ли это, что сами "котлы" изготовлены из радиоактивного металла или в них скрыты искусственные источники излучения? Из какого такого сверхкрепкого материала изготовлены эти странные объекты, кем, когда и зачем? Трудно даже представить себе практическое применение котла диаметром девять метров.

Местные легенды описывают довольно странные события, непосредственно связанные с металлическими объектами, скрытыми в вечной мерзлоте. Это загадочный огонь, изрыгаемый из некой отвесной металлической трубы, прикрытой "хлопающей крышкой", железные коридоры, уводящие глубоко в недра земли… Там, согласно тем же преданиям, обитает "сеющий заразу и мечущий огненные мячи" исполин Уот Усуму Тонг Дуурай, что в переводе с якутского означает "преступный пришелец, продырявивший землю огненным смерчем, уничтожающий все вокруг"…

Что это за "преступный пришелец"? Что это за металлический коридор с "хлопающей крышкой" и время от времени изрыгающий огонь? Если бы эти легенды не были столь древними, можно было бы подумать о подземной ракетной шахте стратегического назначения…

Или впрямь эта местность была выбрана когдато инопланетянами для своей секретной военной базы? А обломки, впаянные сегодня в промерзшую землю, – останки кораблей, пострадавших во время древних "звездных войн"?

Сам Корецкий считает все же, что это дело рук человеческих. Котлы хотя и прочные, но не беспредельно. В своем письме Михаил Петрович подчеркивает: в 1933 году якут-проводник говорил ему, что 5-10 лет назад он обнаружил несколько котлов-шаров (они были абсолютно круглые), которые высоко (выше человеческого роста) выступали из земли.

Они выглядели как новенькие. А позже охотник уже видел их расколотыми и разбросанными.

Корецкий также сообщал, что, побывав возле одного "котла" дважды, видел, что тот за несколько прошедших лет заметно погрузился в землю, очевидно, под тяжестью собственного веса… Выходит, эти объекты появились в Долине смерти не так давно? И вновь нет ответа. А жаль. Любопытная загадка скрывается в верховье реки Вилюй. Пусть это и не останки загадочных кораблей, но уж точно след еще неизвестной науке цивилизации.

Впрочем, разгадать тайну якутской Долины смерти невозможно без тщательных исследований и дальнейшего сбора информации о ней.

ВИРУС-УБИЙЦА ИЗ ПЕЩЕРЫ КИТУМ

В 1987 году молодой датчанин по имени Петер Кардинал собирал горные минералы в пещере Китум, что на границе Кении и Уганды, не очень далеко от крупнейшего в Африке озера Виктория. Спустя несколько дней он был помещен с подозрением на малярию в одну из больниц города Момбаса. Его мать, почувствовав приближение самого страшного, настояла на переводе сына в госпиталь, столицы Кении Найроби. Но сделать никто ничего не смог: тело юноши покрылось красными пятнами, глаза налились кровью, печень почти не функционировала. Вскоре красные пятна превратились в черно-синие гематомы; места на теле, где делались уколы, все время кровоточили. Кровь устремилась под кожу, произошло кровоизлияние в мозг. Врачи сложили оружие.

Пробы крови несчастного юноши были отправлены в лабораторию Исследовательского центра армии США по биологическому оружию в Форт-Детрике. Там был поставлен диагноз: марбургский вирус, высшая степень опасности четвертого уровня, смертелен, крайне заразен, средства лечения неизвестны.

При схожих обстоятельствах погиб и француз Шарль Моне. Он работал техником на одном из кенийских сахарных заводов. 8 января 1980 года, неделю спустя после того как он спустился в пещеру Китум, почувствовал боли в области глаз. Через три дня он слег с головокружением, высокой температурой и рвотой. Уже в больнице, после ужасающих кровотечений, когда сосуды лопались, как воздушные шарики, больной умер.

После тщательного изучения двух историй болезни специалисты установили, что пути пациентов пересекались только один раз – в пещере Китум.

Группа исследователей во главе с профессором Юджином Джонсоном решила отправиться в пещеру Китум на поиски марбургского вируса. Для этого они оделись в герметические костюмы с искусственным воздухоснабжением и избыточным давлением, которое должно было предотвратить проникновение микробов через самые ничтожные отверстия и разрывы в скафандрах. Для обнаружения вируса ученые использовали животных – они внесли в пещеру клетки с морскими свинками и семнадцатью павианами и макаками. По расчету ученых, животные в таких случаях являются в высшей степени точными приборами – они реагируют даже на очень малые количества вирусов и отвечают на их наличие температурой, горячкой и в результате смертельным исходом. Продержав какое-то время в пещере животных и собрав дополнительно летучих мышей и около 50 000 насекомых, исследователи начали отбирать для экспериментов кровь и ткани. Стоянка перед пещерой превратилась в сцену из фантастического фильма ужасов: одетые в космические скафандры люди убивали и препарировали животных.

Марбургский вирус получил свое название по имени старого университетского города Германии. В 1967 году заболел Клаус, лаборант фирмы Беринг, производившей вакцину. Ему было необходимо распилить черепа убитых обезьян и извлечь мозг. Обезьяны, большей частью зеленые макаки, были привезены из Уганды. В Марбурге культивировались их почечные клетки, которые использовались для производства вакцин от полиомиелита и кори. Через две недели лаборант был в агонии. После повышения температуры начались кровотечения из носа и мест, куда делались инъекции. К моменту смерти Клауса десять мужчин и одна женщина – сотрудники Беринга – уже были изолированы и лежали в университетской клинике. Такие же случаи были зарегистрированы во Франкфурте-на-Майне в институте Пауля-Эрлиха и в Белградском институте по охране здоровья. Вскоре исчезли последние сомнения: все три лаборатории – в Марбурге, Франкфурте и Белграде – получили макак одного вида Cercopithecus aethiops.

К концу ноября врачам удалось локализовать эпидемию. Семьи работников, ухаживавших за обезьянами, были изолированы, 600 обезьян были уничтожены синильной кислотой. Конечный итог был таков: 23 человека инфицированных и 5 умерших в Марбурге, 6 инфицированных и 2 умерших во Франкфурте, 2 инфицированных в Белграде.

Ученым Гамбургского института тропической медицины при помощи электронного микроскопа удалось получить первую фотографию возбудителя болезни – это был вирус в виде червячков разнообразной формы, длиной не более одной тысячной миллиметра. Вирусы проникали в клетки печени, почек и крови и размножались там до многомиллионных количеств. В этих червячках содержалась цепочка биологической информации, отдававшей приказ превращать человеческие органы в "суп из вирусов".

Три недели поисков в Центральной Африке не дали нужных результатов – марбургский вирус обнаружен не был. В этом районе Уганды, в горах центральноафриканской вулканической цепи, находится колыбель человечества – пять миллионов лет назад здесь жили общие предки шимпанзе и гомо сапиенс. С тех пор в этих местах расположено поле вечной битвы между человеком и микробами. Вероятно, не только марбургский вирус, но и вирус СПИДа происходит из этих лесов. В кроне одного тропического дерева прячется до 160 разных видов одних жуков. Вирусы живут везде: в моче крыс, в слюнной железе комаров, в кишечнике копытных животных, в кровеносных сосудах обезьян. Каждый из них когда-нибудь, вероятно, может перейти на человека и превратиться на нем в вероломного убийцу.

Команде Юджина Джонсона не удалось выявить марбургский вирус в пещере Китум. Он исчез, и носитель его неизвестен. Но год спустя в пригороде Вашингтона у одного торговца животными начали кровоточить обезьяны – в их сосудах стремительно размножался неизвестный вирус. Вероятно, это была разновидность марбургскогЬ вируса. В ликвидации эпидемии обезьян принимали участие войска. В защитных костюмах команда проникла в питомник и уничтожила все 450 обезьян. При дезинфекции здания профессор Джонсон использовал повышенное давление и обкуривание специальными веществами. Люди не заболели, однако в крови четырех сотрудников обслуживающего персонала, не имевших прямого контакта с кровью обезьян, обнаружили антитела к новому вирусу. Это доказало предположение о том, что возбудитель заболевания через воздух нашел себе путь от животного к человеку.

В ПЕЩЕРЕ "ЧЕРНОГО ДЬЯВОЛА"

"Клыкастая, когтистая тварь с огромными злыми глазами вырвалась из буровой скважины в облаке газа и завизжала как дикое животное, перед тем как исчезнуть" – так финская газета "Амменусастия" описывала загадочное происшествие на сверхглубокой скважине в Западной Сибири…

Стен Миллер, автор сенсационной статьи "Мы бурим через врата ада", сообщал, что невероятные события начались после того, как бур наткнулся на огромную пустоту на глубине девять миль, и ссылался при этом на очевидца – советского геолога Дмитрия Аззакова.

– Мы спустили в скважину микрофон, предназначенный для фиксирования звуков от движения литосферных плит, – рассказал Аззаков. – Но вместо этого услышали человеческий голос, в котором звучала боль. Сперва мы подумали, что звук издавался нашим собственным буровым оборудованием. Но когда проверили, то наши наихудшие подозрения подтвердились: крики и вопли не принадлежали одному человеку. Это были стоны массы людей. Мы прекратили бурение и закупорили устье скважины…

Сообщение более чем сногсшибательное. Его тут же перепечатали некоторые зарубежные и советские газеты. Но человеку, который хоть немного знаком с проблемами сверхглубокого бурения, в глаза сразу же бросается несколько неточностей. Во-первых, в Западной Сибири советские ученые не проводили таких работ. Во-вторых, даже самая глубокая в мире Кольская скважина не опустилась еще на девять миль (14,4 километра), а лишь приближается к этой отметке. В-третьих… В Министерстве геологии СССР, в Управлении глубокого бурения, заявили, что слышали об этой "утке", но не знают никакого Аззакова и не собираются комментировать подобную чепуху. Казалось бы, тему можно было бы закрыть. Но так ли все просто?

Случайно ли у всех народов во все времена существовали мифы, легенды, предания, наконец, религиозные учения о подземном царстве – Аде, Аиде? А путешествие Орфея в "царство теней" за своей Эвридикой из древнегреческого мифа удивительным образом напоминает то, что испытывают люди во время клинической смерти ("Необыкновенные приключения в загадочном мире иллюзий", "Труд". 21 февраля 1991 года). Есть и другие данные, исходя из которых высказывается предположение, что потусторонний мир существует, только "летают" туда не наши тела, а то, что еще древние называли "душой". То есть события происходят в бесплотном энергоинформационном мире, а он, согласно гипотезам некоторых ученых, хранит память обо всех людях, которые когда-либо жили и живут на земле.

Где может находиться (согласно этим весьма смелым гипотезам) "хранилище" такой информации? Где спрятан этот гигантский "архив" с полным досье на каждого жителя планеты? Предполагается, что это – сама земля, точнее, ее раскаленное ядро, генерирующее вокруг себя мощные электромагнитные поля. Земные недра наподобие магнитофонной ленты "записывают" и сохраняют в себе навеки информацию обо всех процессах, происходящих в природе, в людях, в том числе и наши мысли, чувства, которые имеют четкие энергетические характеристики.

Вы конечно же скажете: это фантастика! Ну что ж, и фантастика, бывает, несет в себе нечто, впоследствии подтверждающееся. Но давайте сначала посмотрим, какие предположения позволяет сделать эта "сумасшедшая гипотеза" и в какой мере они могут быть подтвержденными…

Представим сперва, что можно было бы увидеть и почувствовать, попав в электромагнитный поток земного ядра с закодированной в нем информацией? Возможно, что "просто" облик давно умершего человека… В зависимости от "качества" записи это видение может быть ясным или полупрозрачным, как призрак, или просто черным силуэтом, или искаженных размеров – гигант или карлик… Возможно, это будут видения странных миров и открытого космоса; возможно, просто чуть слышный внутренний голос, неясные, загадочные ощущения…

А теперь посмотрим, встречается ли такое в жизни?

В поисках ответа обратим внимание на географические названия, так или иначе связанные с подземным царством и его мифическими обитателями. "Дьявольское море" или "Адов круг" прозвали моряки место в Атлантике, которое потом с легкой руки журналистов получило расхожее название Бермудский треугольник. "Море дьявола" возле Японских островов… Все это, безусловно, загадочные места, окутанные множеством легенд. Но более четко феномен проявился в нашей стране, в Хакасии.

Кашкулакская пещера, вход в которую спрятан в отрогах Кузнецкого Алатау, давно уже известна своей недоброй славой.. Недаром в переводе на русский ее название звучит как "Пещера черного дьявола". Немногочисленные смельчаки, рискнувшие побывать в ней и вернувшиеся обратно, рассказывали невероятные вещи о таинственных призраках, грудах человеческих и звериных костей…

Этими легендами заинтересовались ученые из Новосибирского института клинической и экспериментальной медицины. Спустились в пещеру и сразу же столкнулись с загадкой. Было это в 1985 году. Сотрудник института Константин Бакулин с группой' спелеологов обследовал гроты на глубине почти сотни метров. После нескольких часов работы люди потянулись к выходу. Константин шел последним. И вдруг… почувствовал на себе (как он потом рассказывал) чей-то тяжелый пристальный взгляд. Ученого обдало жаром – ведь позади никого не должно быть! Оглянуться, посмотреть, что творится за спиной, было страшно. И все же, словно повинуясь чужой воле, Бакулин повернул голову и… увидел шамана! У призрака горели глаза. Он покачивал головой в мохнатой шапке с рогами и призывно махал рукой: иди, мол, за мной. Отчаянно стал дергать Константин за веревку, единственную нить, связывавшую его с находящимися наверху товарищами. На языке спелеологов это означает просьбу экстренной помощи…

Чем больше ученые интересовались пещерой, тем чаще испытывали на себе ее магическое воздействие. По их свидетельствам, того, кто находился на глубине, в какой-то момент охватывал беспричинный панический страх. Причем это не было субъективным ощущением. В тот же миг со скалистых выступов срывались летучие мыши и начинали метаться по пещере. Словом, достаточно очевидным было какое-то воздействие.

Опыты с приборами показали, что электромагнитное поле в пещере постоянно колеблется, а среди прочих сигналов устойчиво пробивается импульс, какод может генерировать только искусственный излучатель. Именно он и вызывал странные приступы страха. Стали искать этот загадочный источник, сигналы которого, пробивая толщу горы, уходили вверх. Обшарили самые удаленные уголки пещеры. Увы, таинственный маяк находился где-то еще глубже, под землей.

Отчасти этот факт подтверждает гипотезу о воздействии недр на человека, передаче ему информации, записанной когда-то в энергоинформационный банк земного ядра. Ведь шаман – фигура для пещеры далеко не чуждая. Когда-то эта пещера была культовой, и древние хакасы приносили к ней жертвы своим богам. Да и рассказанный случай с "явлением" подземного призрака не единственный. Нечто подобное видели в этой пещере туристы из новосибирского спелеоклуба. А то, что таинственный источник излучения все-таки естественный, природный, подтвердили в авторитетных геологических учреждениях, где исследуют и пытаются прогнозировать землетрясения. Кандидат геолого-минералогических наук И. Яницкий показал необычную карту.

– Это своего рода статистические данные за много лет, – говорил Яницкий. – Темным цветом отмечены места, в которых чаще всего возникают циклоны и антициклоны. Причем с завидным постоянством! Эти зоны словно "гвоздями приколочены" к определенным районам. Там, кстати, чаще, чем где-либо, возникают деформации грунта, выходят из строя электрические и радиорелейные системы, происходит немало загадочного…

Исследуя это явление, ученые обнаружили странную картину. Оказалось, что недра земли бьются тревожным пульсом. И поверхность планеты соединяется с ядром вертикальными каналами. Глубина их около трех тысяч километров. И по этим каналам из центра Земли в пространство, в космос уходят узкие пульсирующие энергетические лучи…

Разве это не напоминает явление, которое было обнаружено в Кашкулакской пещере? И что самое главное, в местах выхода этих загадочных лучей на поверхность земли действительно наблюдаются очень странные вещи. Именно там чаще всего появляются неопознанные летающие объекты, именно там люди встречаются с загадочными призраками, которых именуют то домовыми, то лешими, то пришельцами из космоса. А может, нет все же никаких пришельцев? Может, это информационный банк нашей планеты шлет своих призрачных посланцев? Так что старые легенды о подземном царстве теней и его призрачных обитателях, похоже, не так уж нелепы. Древние, наверное, интуитивно догадывались о том воздействии, которое оказывает на людей земное ядро. А сенсационное сообщение финской газеты, хотя и выдумано от начала до конца, пожалуй, вписывается в излагаемую "сумасшедшую" гипотезу. Конечно, нет под землей на глубине девяти миль никакого ада и стонущих людей… Это слишком примитивно, чтобы быть правдой. Но исследования аномальных явлений позволяют высказать рискованное предположение о том, что недра земли, ее сверхплотное раскаленное ядро хранит… память обо всех нас.

ПЕЩЕРА СКЕЛЕТОВ

На поиски известного ученого Дэвида Воддла, пропавшего в джунглях Таиланда в 1992 году, Национальная ассоциация антропологов США направила специальную экспедицию.. Ее возглавили Перри Уинстон и Рой Клайв – опытные исследователи, проведшие в дебрях Индокитая не один год. Следуя маршрутом Воддла, они достигли заросших джунглями холмов на северо-западе от устья реки Квай. За холмами лежала сырая низменность, ограниченная с одной стороны рекой, а с другой – болотами, кишащими змеями. У окрестных жителей эти места пользовались дурной репутацией. Согласно поверью, в незапамятные времена здесь обитало племя колдунов-каннибалов. Местные проводники отказались сопровождать экспедицию, и Уинстон и Клайв с группой помощников пустились в дальнейший путь на свой страх и риск.

В дневниковых записях пропавшего Воддла, сделанных им незадолго до последнего путешествия, содержались упоминания об этой равнине и о какой-то находящейся там пещере, в которой каннибалы совершали магические обряды. Она-то и интересовала антрополога. Уинстон и Клайв поставили своей задачей разыскать эту пещеру, не без оснований полагая, что Воддл и оба его спутника могли погибнуть, в ее окрестностях.

В первую же ночь, разбив на равнине лагерь, люди услышали странные звуки, доносившиеся с юго-запада. Звуки походили на дробный лязг множества молоточков. Испытывая невольный страх, путешественники не решились среди ночи направиться в ту сторону, а утром, пройдя несколько миль на юго-запад, они обнаружили пещеру. Не было никакого сомнения, что это о ней писал Воддл. Также ясно было, что именно отсюда доносились ночные звуки. Но было ясно, что человеческая нога не ступала здесь уже много лет; если бы те самые звуки издавали люди, то их следы неминуемо остались бы на болотистой почве.

Вскоре в окружающих пещеру джунглях были найдены почти совершенно разложившиеся тела Воддла и его спутников. Их узнали по обрывкам одежды и снаряжению. Осмотр трупов показал, что антропологи погибли насильственной смертью: их грудные клетки и черепа были проломлены какимто тупым предметом. При этом убийцы ничего не взяли из имущества. Это заставило предположить, что людей, возможно, убил какой-то мощный зверь.

Войдя в пещеру, исследователи обнаружили в ней множество человеческих скелетов, лежащих на полу, прислоненных у стен, даже подвешенных к стенам и потолку. Людей изумило то обстоятельство, что грудные клетки и черепа мертвецов были проломлены так же, как у Воддла и его спутников. Однако было очевидно, что большинство скелетов в пещере очень древнего происхождения. Это обстоятельство поставило исследователей в тупик.

Лагерь разбили на некотором расстоянии от мрачного обиталища мертвых. И снова среди ночи послышался дробный лязг – на этот раз гораздо ближе. Сейчас уже ни у кого не было сомнений, что доносится он из пещеры. Держа наготове оружие, люди провели бессонную ночь. Лишь днем Уинстон и еще несколько человек отправились к пещере. Все здесь оставалось по-прежнему. Не видно было никаких следов чьего-либо ночного пребывания.

Но в самой пещере их ожидал невероятный сюрприз. Достаточно было поверхностного взгляда на скелеты, чтобы убедиться, что большинство из них, если не все, изменили свои положения. Еще накануне они сидели или лежали совершенно по-другому! Ясно было, что кто-то ночью переложил мертвецов. Но с какой целью? Уинстон и еще один участник экспедиции решили остаться возле пещеры на ночь. Снабженные запасами кофе и виски, вооруженные пистолетами, имея при себе кинокамеру, позволяющую снимать в темноте, они расположились у входа. Остальные вернулись в лагерь. Ночью со стороны пещеры послышался тот же дробный звук. Теперь уже никто не сомневался, что так могут стучать только кости. Других звуков никто не слышал – ни выстрелов, ни криков.

Наутро Клайв обнаружил изувеченные трупы Уинстона и его спутника. Они лежали в кровавой луже, их тела были самым изуверским образом раздавлены, а черепа пробиты каким-то тупым предметом. Это произвело на людей настолько жуткое впечатление, что они, забрав трупы, немедленно покинули эту страшную равнину. Еще раз заглянуть в пещеру никто не решился, хотя один из участников экспедиции впоследствии говорил, что он, проходя мимо зияющего чернотой входа, все же направил на него луч своего фонарика. То, что он увидел, повергло его в оцепенение. Луч выхватил часть одного из скелетов, находившихся в пещере. Этот человек уверял, что видел на костях древнего скелета свежую запекшуюся кровь!

По сообщению одной нью-йоркской газеты, отчет об экспедиции так и не был предан огласке, что, по-видимому, было сделано под давлением следственных органов.

"ЧЕРТОВО КЛАДБИЩЕ"

В таежный район Приангарья Алексея Тарунова привело редакционное задание журнала "Вокруг света" – собрать, а точнее, проверить ряд сообщений о существовании недоступной таинственной поляны, которую окрестили журналисты "гиблым местом" и "чертовым кладбищем", и загадочного озера с живой водой…

– То, что нам было известно, – пишет А. Тарунов, – совсем не походило на правду. Будто бы космический корабль, врезавшийся в землю 30 июня 1908 года, перед неизбежной катастрофой успел выбросить спасательный модуль. То был, как утверждали одни, своего рода "черный ящик", в котором содержалась информация о пришельцах.другие верили, что инопланетяне сумели спастись, но… оказались в мантии земли и оттуда подавали сигналы на поверхность.

Кто увлекается фантастикой, конечно же сразу догадался, что речь идет о тунгусском метеорите, поиски которого продолжаются до сих пор. И, отправляясь в командировку, я не сомневался, что обросшие невероятными гипотезами сообщения о "гиблом месте" и загадка космического пришельца связаны между собой. Так оно и случилось, в чем я убедился, ознакомившись с фактами.

Недостатка в гипотезах нет, но хотел бы предложить еще одну, вполне земную, которая, как мне кажется, не менее убедительно объясняет тунгусский феномен. Эта гипотеза, впрочем, не только моя, говорит А. Тарунов. Она родилась в беседах и встречах, которые были во время моей поездки "по горячим следам".

Таинственная поляна

"Круглая, около 200-250 метров, поляна навевала ужас: на голой земле кое-где виднелись кости и тушки таежных зверушек и даже птиц. А нависающие над поляной ветви деревьев были обуглены, как от близкого пожара. Поляна была совершенно чистая, лишенная какой бы то ни было растительности. Собаки же, побывавшие на "чертовом кладбище", перестали есть, стали вялыми и скоро подохли" – это выдержка из письма Михаила Панова из деревни Усть-Кова Кежемского района Красноярского края. Автор передал то, что слышал до войны от одного бывалого охотника.

Так впервые было широко оповещено о загадочном феномене, получившем позднее название "чертово кладбище". Эти места будто бы нарочно находятся сравнительно недалеко от того, где произошла страшная тунгусская катастрофа…

И вот я в Кежме – старинном русском поселке на берегу величавой в этих местах Ангары, рассказывал журналист. Главная сельская улица тянется вдоль берега километра на три. За церковью-клубом – пустой книжный магазин, а еще дальше деревянный мост через Кежемку, которая тут же впадает в Ангару. Дальше дорога сворачивает в тайгу. Что ж, выходит, не миновать мне сельского исполкома, местной власти, которая обязана знать все. Через несколько минут я уже стучался в дверь с табличкой "Председатель исполкома Николай Николаевич Верещагин".

Хозяин кабинета выбирается из-за стола, жмет мне руку и предлагает располагаться. Я сразу начинаю:

– Быть может, несерьезной покажется вам интересующая нас тема, но она волнует множество людей. Где-то в ваших краях, говорят, есть место, которое называется "чертовым кладбищем" или иногда "гиблым местом". Вы знаете об этом?

Верещагин уверенно кивнул.

Он встал, подошел к окну и задумчиво посмотрел на Ангару, на лежащий посреди реки зеленый остров, где паслись бог весть как перебравшиеся туда коровы.

– Я ведь родился в этих местах, – оторвался от созерцания председатель исполкома. – И конечно, история эта мне известна. Такое место в тайге есть. Где-то в районе реки Ковы, впадающей в Ангару. Сам я "чертову поляну" не видел, но много раз слышал рассказы тех, кто охотился поблизости от нее.

По словам Верещагина, впервые о "гиблом месте" узнали в Кежме в конце 30-х годов. Старый охотник – родной дед соседки Николая Николаевича некой Тамары Сергеевны Симутиной – как-то рассказал родным о загадочном случае, происшедшем с ним в тайге на реке Кове или ее притоке Какамбаре… На зимовье Рожковых, в глухом недоступном месте, за много верст от последней на Кове деревушки Карамышево, взял да и пропал бык. Как он там оказался? Оказывается, местные люди в прошлом не боялись ходить через тайгу и даже по ведомым им тропам умудрялись перегонять скот. Пролегал в тех местах так называемый Червянский тракт – лесная дорога, по которой можно было выбраться на север к Ангаре и дальше в верховья Лены. Сибиряки нередко гоняли стада этим трудным путем, доставляя его для продажи на приисках.

Лето 1938 года выдалось на редкость сухим. Русла многих таежных речек в такую несусветную жару мгновенно пересыхают, и пастухи, сокращая путь, нередко гоняли скот прямо по камням. Добравшись таким образом до зимовья, пастухи остановились на ночлег, а скотину отпустили пастись. Понятно: далеко от жилья домашнее животное не уйдет – боится. А когда наутро пастухи бросились сгонять стадо, одного быка недосчитались. Обшарили прибрежные заросли, немного углубились в дикую тайгу. И вдруг увидели нечто страшное – черную, будто выжженную по кругу поляну и на ней мертвого быка. Шкура его была опалена. Собаки при виде мертвечины зарычали, но на поляну не пошли.

Очевидцы не говорили деду, что было дальше. Решились ли они сами ступить в окаянный круг? Скорее всего, бросились стремглав оттуда. Тогда, по рассказам старого охотника, пятно было невелико, всего-то метров двенадцать-пятнадцать…

Но знал ли хозяин зимовья, где искать ту "чертову поляну"? Говорил, что знал. Водил туда кого-нибудь еще? Наверное, кто-то из местных охотников хотел проверить этот неправдоподобный рассказ?

– По-видимому, баснями старика заинтересовался только один человек – местный агроном. Он первым отправился на "чертово кладбище". Лучше расспросите об этом моего друга, корреспондента районной газеты. Он разыскивал этого агронома и даже нашел в каких-то старых подшивках его правдивый рассказ.

Запомнив адрес журналиста Шахова, я спросил перед уходом:

– А вы, Николай Николаевич, верите в "чертово кладбище"? Не выдумана ли с самого начала эта история?

– Отчего же не верить? Но я, правда, так и не нашел его. Когда охотился в тех краях, отыскать дорогу к зимовью было трудно. Загадочная поляна, по рассказам умершего еще до начала войны хозяина зимовья, находилась от Карамышева километрах в сорока, примерно столько же надо было идти до небольшого лесного озера, про которое также много рассказывали. И в самом деле, кое-кто находил исцеление от своих болячек. Как попасть в Карамышево? Этой деревни, считайте, уже нет. Никто там теперь не живет. В последний раз был я там лет десять назад, а то и больше. Жили там два вздымщика – сезонных сборщика живицы.

Шахова дома я не застал, он сам вскоре отыскал меня в гостинице – опрятном одноэтажном строении. Борис Васильевич, как и положено журналисту, был в курсе всего. В Кежемском районе он живет более пятнадцати лет, а сам родом из Санкт-Петербурга. Про "чертово кладбище" самому приходилось писать не раз в местной районке и тем самым способствовать возрождению интереса к забытому феномену, так и не получившему своего объяснения; он же был одним из организаторов экспедиций в загадочный район, которых за последние годы, оказывается, было несколько.

– Поляны такой мы не нашли, – проговорил Борис Васильевич сокрушенно. – Наверное, не там искали. Старики, которые видели "чертово кладбище" своими глазами, все поумирали… В нашей местной печати сообщение о подобном факте появилось в 1940 году. Эту публикацию я искал долго.

Подшивки местной газеты, она тогда называлась "Колхозник", в Кежме, разумеется, не сохранилось. Пришлось ехать в Москву и порыться в хранилищах Ленинской библиотеки. И вот нашел, знаете ли, перепечатал в местной газете. В старой заметке речь шла об агрономе Валентине Семеновиче Салягине. Этот человек по роду своей работы часто бывал в самых удаленных углах таежного района. Приходилось добираться и до Карамышева, там-то и услышал он о "чертовом кладбище". Наверное, рассказал эту историю сам хозяин зимовья, который называл поляну "прогалызной".

"У небольшой горы показалась темная лысина, – так сообщал уже со слов Салягина довоенный репортер из Кежмы. – Земля под ней действительно черная, рыхлая. Растительности не было никакой. На обнаженную землю положили осторожно рябчиков и зеленых свежих веток. Через некоторое время извлекли обратно. При малейшем прикосновении иголки веток отваливались. Рябчики наружно не изменились. При вскрытии внутренности имели красноватый оттенок, были чем-то обожжены. При недолгом нахождении около этого места в организме людей появлялась какая-то странная боль".

Имелось также сообщение, что Салягину еще раз довелось побывать на том же таинственном месте. Картина была та же. Стрелка компаса в этом месте будто бы приходила в сильное колебание.

На следующее лето, сообщалось в заметке, местные краеведы собирались организовать поход (посовременному – экспедицию), но помешала война. А куда подевался Салягин?

Старожилы такого помнят и говорят, что перед войной он куда-то исчез. О его судьбе узнать не удалось.

С анализа рассказов очевидцев, можно сказать, началась подготовка современных экспедиций к загадочному месту. Вскоре по пути Салягина отправились поисковые группы. В основном они состояли из местных гидростроителей. И только потом к ним присоединились увлеченные загадкой тунгусского метеорита ученые из разных городов.

Появились сообщения о феномене, существование которого подтвердить было трудно, и в центральной печати. Вот после этого к экспедиции стали готовиться основательней.

Организатором гидростроителей был заместитель главного маркшейдера треста "Богучангэсстрой" Павел Смирнов. Это он впервые, быть может, прошел зимой вдоль Ковы на лыжах, но так и не нашел "чертова кладбища". Позднее он познакомился с исследователем, который дал свое объяснение странному свидетельству исчезнувшего агронома. Это сотрудник НИИ прикладной физики Ташкентского университета Александр Симонов. Ничего не зная, как он утверждал, о взволновавшей кежемцев загадке "горелой поляны", он приехал в Приангарье, чтобы проверить свою гипотезу о месте действительного падения, так и не найденного тунгусского метеорита. Симонов серьезно увлекался астрономией и самостоятельно проделал расчеты, согласно которым космическое тело, упавшее на Тунгусское плато, искали и продолжают искать до сих пор совсем не там, где нужно. Эпицентром взрыва, по силе равного взрыву средних размеров атомной бомбы, был район реки Подкаменная Тунгуска, недалеко от поселка Ванавара, который сейчас является центром соседнего с Кежемским Ванаварского района Эвенкийского национального округа (Красноярский край). Симонов считал, что взорвался метеорит, но не на земле, а' в ее атмосфере. Ударной взрывной волной космическое тело было отброшено на сотни километров в сторону. По расчетам ученого выходило, что метеорит упал в тайгу где-то близ Ангары, в Кежемском районе. Там в тайге образовался лесоповал, но на него, из-за отдаленности жилья, никто не обратил внимания. Симонов искал метеорит близ Кежмы, в четырехстах километрах от места работы большинства экспедиций. И нетрудно представить, что рассказ о "горелой поляне" он связал с тунгусской катастрофой. Симонов высказал предположение, что это "след" упавшего метеорита, который ушел глубоко в землю. Гипотеза и необъяснимое явление совпали, и последнее приобрело неожиданное и заманчивое толкование.

Газета "Советское Приангарье" в 80-е годы довольно подробно осветила несколько экспедиций, отправившихся из поселка Кодинский по реке Кове, которые были организованы совместно Смирновым и Симоновым. В 1988 году экспедиция их была прекрасно оснащена. Симонов привез с собой приборы для высокочастотных магнитных измерений. Смирнов сформировал несколько поисковых групп, переброшенных в глубь тайги вертолетом.

Такой размах не был бы возможен без помощи заготовителей леса комбината Кежмалес. Его руководство предоставило свой вертолет в распоряжение поисковиков, хотелось привлечь интерес специалистов к таежному Дешембипскому озеру, которое оказалось в зоне лесозаготовок, а главное – сберечь этот открывшийся в самой таежной глухомани удивительно красивый уголок.

При облете значительной территории над Ковой зеленоватые экраны электронных улавливателей не зафиксировали всплесков электромагнитных излучений, как того ждали с нетерпением участники экспедиции. Одновременно тайгу прочесывали наземные группы, но их поиск тоже ничего обнадеживающего не принес. Во время последнего облета приборы вдруг откликнулись и зафиксировали долгожданный всплеск магнитной активности, как раз над притоком Ковы речкой Какамбарой…

Немедленно по рации связались с группой, находившейся к тому месту ближе всего. На поверку ничего странного здесь не заметили: обычная холмистая местность с высокими соснами и –журчащими ручьями. Выделялся только один холм. Со стороны света компас указывал в необычном направлении, магнитный меридиан при перемещениях на несколько шагов "уплывал" на 30-40 градусов в сторону. Специалисты-геологи подтвердили, что найдена ярко выраженная магнитная аномалия. Однако, как сказали потом физики, это было магнитостатическое, обычное проявление магнитного поля, а не магнитодинамическое, что подтвердило бы оригинальную гипотезу Симонова. Но радиационный фон здесь был несколько выше.

И на этот раз не удалось найти убедительных доказательств существования в наши дни "гиблого места".

Тем не менее в верховьях ручьев Олений и Тактикан одна из поисковых групп наткнулась на загадочные поляны, которые обходили звериные тропы, а люди испытывали там жутковатые ощущения. Деревья вокруг таких мест были покрыты наростами. Однако детально обследовать поляну с помощью приборов так и не успели…

– Словом, "гиблое место" найти пока не удалось, – развел руками Шахов. – А загадка осталась. Хотя, я думаю, объяснить тайну можно проще… Но все-таки интересно еще раз отправиться на ее поиски.

Путь к Кове

– Мне хотелось добраться до "гиблого места", продолжает свой рассказ Алексей Тарунов. – И если не до него самого, то хотя бы куда-нибудь поближе к нему. Но как попасть на Кову? Идти сотни километров по тайге, не имея подходящей экипировки, опыта подобных путешествий, без запаса продуктов и без проводника?

– А знаете, – заметил, уходя, Борис Васильевич, – в устье Ковы, где вы мечтаете побывать, сейчас находятся американские ученые и, кажется, с ними канадцы и корейцы.

– И тут мы опоздали?

– Ну нет, – усмехнулся Шахов. – "Гиблое место" тут ни при чем. В устье Ковы ведут раскопки археологи.

Так я узнал о древнем поселении на Ангаре Усть-Кова, где вот уже много лет стоит полевой лагерь истфака Красноярского пединститута. А в те дни, по случайному совпадению, к красноярцам нагрянули зарубежные гости, которых привезли туда организаторы проходившего в Новосибирске международного симпозиума археологов с мудреным названием – "Хроностратиграфия палеолитических памятников Средней Сибири".

– Как мне туда добраться? – заинтересовался я. Шахов задумчиво постоял в дверях.

– Так и быть, – наконец решился он. – Давайте обратимся к начальнику кежемских исправительных учреждений генералу Ракитскому…

Я пошел следом за Борисом Васильевичем, и он привел меня на… районную санэпидстанцию. Там он поговорил с кем-то, и через две минуты к крыльцу подкатил "газик". Мы поехали в Приангарск, как тут называют большой поселок, огороженный колючей проволокой. Зону, пояснил мой проводник, перевели в глубь тайги с берега Ангары недавно, учитывая предстоящий после завершения строительства Богучанской гидроэлектростанции разлив водохранилища. Перед высоким забором с вышкой находился длинный барак, возле которого машина остановилась. Мы вошли в дверь с табличкой "Управление ИТУ".

Шахов по-свойски провел меня мимо дежурного в крохотный кабинет начальника оперчасти. Находившийся там майор выслушал Шахова и энергично взял черную тяжелую трубку допотопного аппарата.

– Товарищ генерал! Докладывает майор… начал он, заметно волнуясь. – С вами хочет говорить Борис Васильевич Шахов, депутат сельсовета. Да, он у меня. Передаю трубку.

Шахов держался гораздо свободнее.

– Виталий Федорович! – начал он. – Надо бы доставить московского журналиста на Кову. Не поможете? А если на вашей "каэске"?

Трубку попросили передать майору.

– Слушаю, товарищ генерал! – вскочил начальник оперчасти. – Есть, товарищ генерал. Будет выполнено, товарищ генерал…

Майор тут же стал кому-то звонить, по-видимому на причал. Шахов довольно поглядывал по сторонам: сработано, все в порядке.

– Вас доставят на Кову наши люди, – оторвался от трубки майор. – Когда поедете? Сейчас? Хорошо.

Причал находился на краю Кежмы, куда мы вернулись из Приангарска. На берегу Ангары у деревянного помоста стояли пришвартованными два небольших военных катера.

Команда "каэски", загоравшая на палубе, вскочила при виде спускающегося по пологому берегу "Урала".

Круглолицый улыбчивый мужчина средних лет представился капитаном суденышка, а стриженный наголо парень с грубоватым лицом и пронзительными глазами – его помощником. Ехать до Ковы, по их словам, часов пять…

Усть-Кова! Как позже выяснилось, с этой землей была связана новая и неожиданная загадка!

Могила шамана

Прибрежная гора не показалась мне уж очень высокой. Она почти не выделялась среди других. Но мне объяснили, что с воды не видно второго пологого уступа, и поэтому она как будто не выделяется в окружающем ландшафте. А если смотреть издалека, то вершину, получившую характерное название "Седло", заметить можно чуть ли не от самой Кежмы. Высотой гора не более 600 метров, густо поросла лесом. Перед ней широкое плоское место, почти совершенно открытое, с молодой березовой рощицей на кромке обрыва.

Эта ровная площадка довольно круто обрывалась к Ангаре, а со стороны Ковы спуск к воде был пологий. Зато другой берег уходил ввысь, покрытый лесом от самой воды. Поодаль от обрыва стояли в несколько рядов палатки и протяженный деревянный навес над длинными столами.

Навстречу нам по тропе к лагерю шел человек в синей кепке с большим козырьком. Он сильно прихрамывал, опираясь на палку. Это и был профессор Дроздов, отыскать которого рекомендовал мне Шахов.

– Найдите журналисту палатку, – сказал он, заведя в единственный здесь бревенчатый дом. А потом, обращаясь ко мне, добавил:

– Перед ужином я готов показать вам раскопы и находки.

…Под длинным навесом из грубо сколоченных бревен тянулись два длинных стола. На одном столе стояли помытые чашки и кружки, а на другом лежали разных размеров, формы и породы камни, почерневшие обломки керамических сосудов, с орнаментами и без них, а также какие-то мелкие точеные камешки, издали похожие на пуговицы.

Высокий американец Ричард Дэвис и черноволосый канадец Сен-Марш сидели напротив сосредоточенного южнокорейского профессора Чонга и представительной наружности пожилого профессора из ФРГ Ханса-Юргена Мюллер-Века. Рядом с профессором из Гейдельберга примостился наш переводчик, а за спиной у Дэвиса стояли профессор Дроздов и его новосибирский коллега Руслан Васильевский. Позади корейца встал Анатолий Кузнецов, доктор исторических наук из Уссурийска. Чуть поодаль сидели геологи Геннадий Яценко из Якутска и Виталий Чеха из Красноярска. Позже за стол села американка Ольга Соффер, хорошо говорившая по-русски, и ученый диспут еще более оживился.

Я напомнил Дроздову об обещании отвести на раскопы. Он покорно оторвался от очередного научного спора, и мы направились в сторону Ангары к черневшим вдали отвалам. Хромавший Дроздов виртуозно спустился на дно глубокого раскопа плоскую песчаную площадку, где в разных местах покоились несколько крупных камней.

– Перед вами скребок, которым обрабатывали шкуры животных, – принялся пояснять он, – а вот зубчатое скребло – вы видели такие в разложенной на столе коллекции находок. А эти заостренные камни – нуклеусы, а вот бифасы – наконечники лавролистной формы… Словом, человек в устье Ковы жил по крайней мере 15 тысяч лет назад, когда, по мнению Дэвиса и Сен-Марша, древний человек сделал первую попытку перебраться из Азии в Америку. Мы считаем, что это произошло на несколько тысяч лет раньше; нас поддержал Мюллер-Век, но к согласию с американцами мы пока так и не пришли. Надо добывать новые доказательства. В этом и суть проходившего в Новосибирске симпозиума археологов.

Мы медленно прошли к дальнему раскопу, что на самом мысу, образованном впадающей в Ангару Ковой. Дальнейшее напоминало подстроенный для киносъемки эпизод. Но это было, как оказалось, случайное совпадение или везение, которое журналисту выпадает нечасто.

Подыскивая место, где бы присесть, уставший Дроздов подвел меня к немного выступающему из зачищенной стенки раскопа невысокому ряду плотно уложенных камней. Это непонятное с виду сооружение немного напоминало каменную скамью или скорее лежанку. Примерно на четверть ее уже разобрали. Там, где несколько камней отсутствовало, я увидел смещенную черепную кость и челюсть с рядом крепких белых зубов. Внимание профессора привлек лежащий рядом с черепом небольшой кусок ссохшейся коры. Дроздов машинально подобрал его и увидел под ним почерневший лоскут кожи, закрывавший что-то положенное поверх погребенного в кладке "человека. Скелет выступал из стенки раскопа только по грудь – туловище и ноги прятались в каменной кладке, покрытой сверху слоем земли.

– Что это? – воскликнул Дроздов, сразу позабыв обо мне.

На грудной клетке погребенного я увидел через плечо склонившегося профессора небольшой зеленый круг с вписанным в него каким-то знаком. Предмет при ближайшем рассмотрении оказался бронзовым, покрытым, будто мхом, слоем яркой патины. Знак представлял собой изображение человека, разумеется, достаточно условное.

Профессор прикоснулся к предмету, смел попавшие на него песчинки. Человечек сдвинулся, а под ним оказался еще один, совершенно другой формы.

– Ну, знаете, такого на Ангаре еще не находили! – восторженно проговорил Дроздов, рассматривая непонятный предмет. – Надо сейчас же позвать коллег, может, они что объяснят?!

Скоро на краю раскопа столпились ученые. Дроздов обвел всех взглядом и торжествующе, как факир, снял кору с бронзового предмета. В напряженном молчании специалисты самых разных археологических направлений взирали на неожиданно возникшую находку.

– Это могила шамана, – объявил Николай Иванович с гордостью. – Вглядитесь в изображенного в круге человечка: на его голове как будто шапка с рогами. А это, как известно, отличительный шаманский знак…

– По обычаю, шаманов хоронили в дуплах деревьев, – возразил Анатолий Кузнецов. – Стремились упрятать умершего подальше от глаз соплеменников.

– Верно, – согласился Дроздов. – Но данный обычай характерен для сравнительно близкого к нам времени, как и для современных коренных народностей Сибири. В прошлом у йих могли существовать также и тайные погребальные комплексы, куда простым смертным приходить воспрещалось. Мне кажется, что мы сейчас находимся в таком таинственном месте – на могиле шамана.

– Взгляните на изображение лица одной из фигурок, – сказал кто-то из державших в руках талисман. – Похоже, это маска. А вот рядом, смотрите лежат проколки, наконечники стрел, украшения. Надо, Николай Иванович, получше раскопать захоронение, чтобы картина была вполне ясной.

– Посмотрите вокруг, – раздался голос Руслана Васильевского, – на окрестных скалах могут быть неизвестные писаницы. Место это действительно таинственное. Рисунки вполне могли быть хотя бы вон на том склоне, – и он показал на поросшую соснами гору, называемую Седло, самую высокую во всем течении Ангары. – Надо думать, шаманы не случайно выбирали место для своего святилища.

– Постойте, – воскликнул Дроздов. – Рисунок в круге мне очень напоминает известную манзинскую писаницу – большую наскальную композицию, находящуюся на берегу Ангары километрах в ста ниже по течению. Есть что-то общее в принципе схематического изображения человека. Не сомневаюсь, что те наскальные росписи создавались во времена жизни этого молодого шамана.

– А когда сделаны манзинские писаницы? – допытывался я у археологов. – И когда произвели это захоронение, в каком веке?

И почти каждый из них, подержав в руках забавных бронзовых человечков, не спешил с ответом.

– Без анализа, вот так сразу, можно говорить только приблизительно, – отвечали мне. – От пятого века до нашей эры и до седьмого или восьмого нашей эры. Но не позднее тысячи лет назад. Не позднее.

Это действительно настоящая сенсация. Еще в ту пору, когда в Усть-Кове закладывали первые шурфы, археологи установили культурный слой железного века. Наиболее удачным для исследователей железного века стал сезон 1979 года. Тогда в соседнем, уже заваленном к моему приезду раскопе обнаружили захоронение молодой женщины с ребенком. Оба костяка – большой и маленький – были завернуты в берестяной кокон. Когда сняли ссохшуюся кору, увидели среди костей рассыпанные бусины браслета, гребень с изображением птицы, бронзовую диадему, железную цепь из больших звеньев.

– Необычное погребение, – вспоминал Дроздов. – Всех нас мучила загадка – что же произошло здесь более тысячи лет назад? По зубам установили возраст ребенка – ему не исполнилось и четырех лет, когда завернули его в кокон. Матери было около тридцати лет. Как случилось, что они умерли одновременно? А может, здесь произвели ритуальное жертвоприношение? Мы советовались с этнографами, сравнивали погребальные обряды современных сибирских народов и не могли дать убедительного объяснения. Возможно, имел место жестокий обычай, который отмечен в исторических преданиях некоторых коренных народов Севера. Когда, например, умирала мать малолетнего ребенка и некому было о нем заботиться, дитя умертвляли и хоронили вместе с матерью. Не такая ли мрачная сцена разыгралась здесь, в устье Ковы?

Пока рассматривали шаманский знак, начальник работавшего на раскопе археологического отряда Виктор Леонтьев сходил в бревенчатый дом и вернулся с большим картонным ящиком.

– Вот еще находки этой эпохи, – сказал он, спускаясь в раскоп.

Мы обступили ящик со всех сторон.

– Восемь лет назад мы нашли здесь горшок, стал рассказывать Леонтьев. – На его стенках был орнамент: дерево, или, как я думаю, символическое изображение человека. По венчику горшка шел ободок с подобием бронзовой застежки в виде петельки. Следовательно, сосуд закрывался крышкой и скорее служил для ритуальных целей. Потом в раскопе нам попались кремированные кости вперемешку с железными предметами. Значит, в традициях того времени принято было класть вблизи умершего его вещи и предавать тело огню? Но рядом нашли другое захоронение, где умершего сначала положили, видимо, в снег, а через какое-то время, скажем по весне, предали тело земле. Различные типы захоронений относились к одному времени, что показалось чрезвычайно странным.

Виктор извлек из коробки бронзовый предмет, похожий на браслет.

– В том же раскопе мы обнаружили сразу тринадцать захоронений. Кремированные останки, набор всевозможных предметов – все это находилось в небольших углублениях. В соседнем раскопе еще пять захоронений. Встречались могилы… без костей. Как это объяснить? Ритуальное захоронение для обмана злых духов?

– А что было в горшке? – поинтересовался знаток шаманского быта Кузнецов.

– А вот, – и Виктор вытащил из своей огромной коробки короткую цепь, бронзовые кольца которой сцеплялись между собой таким образом, что при определенном положении рук, держащих цепь, звенья образуют фигуру, очень похожую на барана. На одном из звеньев крепился массивный железный нож с раздвоенной, напоминающей бараньи рога рукояткой.

– Безусловно, это изображение шамана в рогатой шапке, – вмешался Дроздов. – А ножом, очевидно, закалывали жертвенного барана. Кровь животного стекала по лезвию на рукоятку в виде рогов и обагряла звенья цепи, составлявшей ритуальную фигуру. Таким образом, железный предмет, по поверьям древних, обретал душу и становился священным амулетом. Шаман его носил пришитым к одежде. Возможно, это и есть оберег – предмет, призванный отгонять злых духов.

Священными предметами шаманов считались также тесла, которые обнаружили в захоронениях. Когда шаман камлал, он клал рядом тесло или топор и тем самым отгонял от себя злого духа.

Рядом с каменной кладкой в стенке раскопа виднелись мощные деревянные брусья.

– Там, где мы стоим, – объяснил мне Виктор Леонтьев, – находилась изба, построенная' около станет назад. Этого дома уже нет, но от него остался засыпанный землей подвал, сруб которого мы обнаружили. Когда хозяин дома копал под него яму, его лопата чудом не угодила в могилу шамана. Возможно, он даже наткнулся на каменную кладку и стал копать поодаль, где земля была рыхлой. Этот хозяин так и не догадался, что живет аккурат прямо в центре шаманского могильника. А в древности от таких мест предпочитали уносить ноги. По поверью, встреча с духом шамана не сулила ничего доброго.

Тем временем бронзовый круг с бронзовым рогатым человечком вернулся в руки Дроздова.

– Стою и думаю, – задумчиво произнес он, может, в этом круге модель Вселенной? Круг означает жизнь во всех религиях мира. У шаманов эту роль обычно выполнял бубен. Но каково назначение бронзового символа? Костяк, кстати, положен головой по течению реки. По поверьям многих сибирских и восточных народов, именно по воде уплывали души мертвых…

– Надо искать ответ, – заметил Кузнецов. – С подобной проблематикой я часто сталкиваюсь в своем Дальневосточном регионе. Мы знаем, как вели хозяйство древние люди, а вот духовная жизнь их пока не понята…

Итак, многое мне прояснилось. В эпоху железного века на мысе в устье Ковы никто не жил. Следов жизнедеятельности человека археологи здесь не обнаружили. Должно быть, долгое время площадка под горой'Седло служила ритуальным местом для обитателей обширного Приангарского региона. Местом, куда могли прийти только шаманы. Здесь их и погребали – либо сжигая их бренные тела, либо закладывая камнями вместе с принадлежащими им знаками духовной власти Над соплеменниками. Охотники и пастухи того времени обходили мыс стороной – здесь обитали духи.

Да, место это выбрано шаманами не случайно. Широкий разлив Ангары, самая высокая в окрестностях гора и… возможно, "чертово кладбище", путь к которому пролегал вверх по Кове. И еще путь к лежащему где-то там, в тайге, таинственному озеру, которое, как говорят, обладает едва ли не целебными свойствами. Шаманы, конечно, знали о нем и, может, незаметно для окружающих черпали там силу и здоровье, удивлявшие соплеменников, заставлявшие относиться к ним как к божествам.

Вот все и соединилось. Мертвый шаман в устье Ковы связал в своем посредничестве между людьми и духами два мира – реальный и суровый с неведомым потусторонним.

Ковинский метеорит?

– В почти полной темноте мы сидели у догорающего костра над рекой, и я рассказывал любопытным археологам обо всем, что удалось узнать о "чертовом кладбище" и тунгусском метеорите, – говорит А. Тарунов. – Среди слушавших были и геологи, которые то и дело обменивались между собой короткими замечаниями.

Первым заговорил Виталий Петрович Чеха, кандидат геолого-минералогических наук, обходивший все окрестности с рюкзаком за плечами.

– Могла ли образоваться в тайге "горелая поляна", нечто вроде большой сковородки? – начал он, ни к кому не обращаясь. – Могла. В случае подземного пожара.

Я вспомнил, что говорил очевидец: выжженная поляна, а свисающие ветви опалены! Значит, эффект "горелой поляны" возник незадолго до прихода наблюдателей, если ветки дерева сначала выросли, а потом уже засохли.

– Подземный пожар в тайге вполне возможен, продолжал Чеха. – Только горел здесь, скорее всего, каменный уголь. На геологической карте района отмечены его выходы на поверхность. И вообще на Тунгусском плато обнаружили несметные топливные богатства, которые пока не разрабатываются.

– Вы совершенно не верите в то, что это след тунгусского метеорита? Или "чертово кладбище"? Я уж не говорю о месте посадки инопланетного корабля.

Виталий Петрович пожал плечами:

– Не берусь категорично утверждать, но все эти догадки не имеют, на мой взгляд, серьезных оснований. А вот геологическое происхождение описанного явления весьма возможно. Ведь когда жара убавилась и.пошли дожди, пожар угас сам по себе, а по весне поляна заросла травой. И теперь "чертово кладбище", как ни ищи, не найти. Это место теперь не отличить от обычного ландшафта. В любом случае, – продолжал геолог, – набрести на "горелую поляну" в тайге можно только случайно. А судя по всему, в течение нескольких лет, а может, и более длительного срока в тех местах никто из людей не появлялся…

– Значит, "чертово кладбище" исчезло? – допытывался я.

– Это мое мнение. Не исключено. Потепление угольных пластов наступает периодически, и там, где этот процесс происходит, могут образоваться новые выгоревшие пятна, но только не "чертовы кладбища". Однако для этого необходимо стечение, так сказать, обстоятельств, что случается не часто.

– Вроде засушливого лета, как нынче? Не потому ли прошлогодняя экспедиция, осмотревшая с вертолета разные участки здешней тайги, ничего похожего не отметила? Ведь тогда, по сообщениям очевидцев, шли бесконечные дожди.

– Вы подтверждаете геологическое объяснение необычного явления. А метеоритная версия, как и любая другая космическая, больше похожа на выдумки.

– Но ведь пишут, – не сдавался я под напором логики, – что в районе "кладбища" с людьми происходят странные вещи. Говорят, начинаются головные боли, постепенно одолевает чувство страха…

– Горение угля может сопровождаться выделением газа и других соединений, – доконал меня Виталий Петрович. – Если, например, улечься у такого места, можно запросто получить отравление от вдыхания углеводородных паров, как бы "угореть", а уж самочувствие у тех, кто находится в зоне большого подземного пожара, наверняка будет неважное, и страх, естественный для разумного существа, перед возможной гибелью, безусловно, присутствует.

– Но в ваших рассуждениях нет ничего загадочного. Кто поверит такому объяснению?

– Ничего загадочного? Я бы так не сказал. Земля наша изучена не больше, чем космос. Человечество лишь прикоснулось к тайнам недр планеты. Многие геологические явления еще недостаточно поняты наукой, имеется много заблуждений. Все, что происходит под мантией земли, абсолютно непознано. Слыхали вы что-нибудь об интрузиях?

Чеха терпеливо объяснил, что интрузией называют магматическое вещество, застывающее в жерлах вулканов. И вулканы, заметил он, – это не только самые заметные прорывы магмы на земную поверхность. Большая часть ее, что хорошо известно геологам, не изливается в виде извержений, а медленно поступает на поверхность через трещины в земной коре, но чаще, не доходя до поверхности, застывает в них, образуя пробки. Вертикальные трещины, заполненные застывшей магмой, называют "дайками", горизонтальные, между пластами, – "лакколитами". Застывая в лакколитах, магма выгибает поверхность, образуя холмы и возвышенности, наподобие куполов. На поверхности мы можем и не подозревать о причинах возникновения подобного ландшафта.

– Тунгусское плато, как пишут во всех книгах, считается районом интенсивной магматической деятельности, – заметил кто-то из сидевших у костра.

– Верно сказано, – воодушевился Чеха. – В прошлом, когда земная кора только формировалась, расплавленные интрузии прорывались наверх с попутными газами, которые взрывались на открытом воздухе и быстро сгорали, наподобие факела, а плотные породы засоряли трещины в недрах. На поверхности от таких взрывов оставались концентричные бугры и трещины разных размеров, в зависимости от мощности потока магмы. Эти следы есть и на современных геологических картах, но с земли распознать их может только очень опытный геолог.

– А в наши дни невозможно представить извержения подобной вулканической трубки? – поинтересовался я. – Или прорыва какого-нибудь лакколита или дайки? Бывали где-нибудь в мире такие случаи, чтобы лава текла не из кратера, а из трещины на пологой поверхности земли?

– Нет, это невозможно. Но выделение газов из породы – явление обычное. Ночью эти газы даже светиться могут. Например, на болотах. Так называемые "ведьмины огни" хорошо известны жителям тайги и тундры.

Чеха посоветовал мне обратиться в геологические предприятия Красноярска или Иркутска, где могли бы проанализировать и дать прогноз геологических процессов в районе реки Ковы. Быть может, тогда феномен "горелой поляны" получит окончательное объяснение.

Забираясь в палатку, я готов был полностью согласиться с геологом. В этом районе Приангарья действительно пролегают мощные разломы земной коры. Наглядный пример тому – скалистый обрыв у Аплинских шиверов и сами шивера (перекаты) вздыбленное скалистое дно, где суда ходят с большой опаской. Все это вместе с горой Седло – как бы поднятый неведомой силой гигантский пласт твердой поверхности земли. Все эти пологие возвышенности вокруг, живописные обрывы на Ангаре результат бурного формирования Центрально-тунгусского плато, куда, если верить сенсации, упал в 1908 году загадочный пришелец из космоса, случайный скиталец или потерпевший бедствие корабль.

Очень может быть, что особенностями строения земной коры и объясняются многие загадочные явления района. Почему-то с этой точки зрения мало кто пытался проанализировать знаменитую тунгусскую катастрофу. Исследователи сразу ухватились за самые поражающие воображение неземные гипотезы. А как же иначе объяснить страшной силы взрыв 1908 года, поваливший на сотни километров вокруг девственную тайгу? Но если взглянуть на происшествие трезво, думал я, все можно объяснить проще, и никаких чудес, увы, не станет.

Бил ли тунгусский метеорит?

Что такое тунгусская катастрофа, смешно и спрашивать. Все о ней наслышаны. А вот мало кто знает высказанную новосибирским геологом Расстегиным неожиданную версию происшедшего. Гипотеза Расстегина не получила дальнейшего развития, никто не занялся поиском доказательств. А ведь могла состояться подлинная сенсация.

Геолог обратил внимание на то, что катастрофа произошла не где-нибудь, а в районе интенсивной магматической деятельности земли, на Тунгусском плато, где отмечены крупные залежи углеводородов. Споры о том, был ли взрыв на земле или на подлете к ней, теряют всякий смысл, а гипотеза об инопланетном корабле выглядит совсем детским лепетом, если учесть возможное землетрясение в этом районе, которое обусловлено интрузивным извержением и проникновением в атмосферу огромной массы подземного газа. Не падение космического тела, а выброс газа из жерла подземного вулкана мог, по мнению новосибирского ученого, вызвать многократно описанную впоследствии тунгусскую катастрофу. Как видно, споры о том, был ли взрыв на земле ударом метеорита или катастрофой инопланетного корабля, отвлекли от более прозаического объяснения – землетрясения или извержения газов. 30 июня 1908 года были отмечены колебания самописцев в Ташкенте, Киренске, Енисейске, Дудинке, Красноярске и даже в Китае и Японии. Слабые колебания, как утверждают, зафиксированы были и в Австралии. И тут… Сейсмографы самой близкой от места происшествия Иркутской обсерватории показали всплеск колебаний в 7 часов 46 минут, почти через полчаса после взрыва! Как же это объяснить?

Обломки корабля, что ли, падали в тайгу? Да нет же, утверждает Расстегин. Это были повторные толчки землетрясения. Ведь плато – те же сглаженные горы, поросшие лесом. И здесь вполне может происходить то, что, по нашим представлениям, происходит только в более южных районах, где есть в привычном понимании горные вершины. Оказывается, землетрясения возможны и куда севернее. И извержения тоже, но чаще извержения газов и пара из невидимых в скалистых пластах трещин, когда подогретые подземные воды внезапно превращаются в пар и вызывают спорадические взрывы. Но кто их слышит, если на многие километры вокруг ни одного человека?

Вот 30 июня 1908 года и случилось землетрясение! Его эпицентр совпал с залежью углеводородов, и панцирь литосферы, пробуравленный интрузиями, раскололся на блоки. По трещинам устремился мощный поток газов, которые взорвались при соединении с воздухом.

"Вдруг очень сильно ударил гром. Это был первый удар. Земля стала дергаться и качаться, сильный ветер ударил в наш чум и повалил его" – этот рассказ эвенка Чучанчи обошел в свое время все газеты. Сторонники версии о падении метеорита обычно приводят его рассказ в подтверждение своей правоты. Но ведь это соответствует последствиям землетрясения, сопровождающегося выбросом газов. Вот о чем мало кто думал, внимая рассказу потрясенного охотника. "Тут я увидел страшное диво, – продолжал Чучанча, – лесины падают, хвоя на них горит. Жарко. Очень жарко – сгореть можно. Вдруг над горой, где уже упал лес, стало сильно светло, будто второе солнце появилось".

Первым, кто объяснил взрыв в тайге падением метеорита, был не ученый, а уездный исправник из Кежмы. Он писал в докладе в губернский город Енисейск: "Над селом Кежемским с юга по направлению к северу пролетел громадных размеров аэролит, который произвел ряд звуков, подобных выстрелам из орудий, затем исчез".

Для чего и каким образом аэролит производил выстрелы по Кежме? Фантасмагория по Уэллсу, да и только! А если допустить, что на самом деле все было наоборот? Явление происходило настолько быстротечно, что напуганные очевидцы не сумели правильно осознать причины и следствия?

Давайте представим себе картину катастрофического землетрясения. Итак, выброс газа, взрыв при выходе их на поверхность, превышающий силу взрыва сброшенной на Хиросиму атомной бомбы. Возник огненный смерч, свидетелем которого стал находившийся километрах в сорока от эпицентра взрыва эвенк Чучанча… Такая картина позволяет объяснить, почему очевидцы по-разному описывали форму огненного тела. При взрыве оно выглядело шаром – второе солнце, а при смерче – веретеном. Все произошло за считанные минуты, л люди видели картину, находясь на различном расстоянии и в разбросанных точках. Становится также ясным, почему остался участок леса с неповаленными деревьями: в центре смерча образовалась область низкого давления, и там тайга устояла.

А как же трасса падения "метеорита"? Это тоже имеет свое объяснение. По трассе движения огненного смерча есть разлом в земной коре. Он виден на полученном из космоса снимке. Выброс газа мог происходить на всем протяжении разлома, где и падали, валились в стороны деревья…

Подобные выбросы газа не редкость. Незадолго до тунгусской катастрофы, в 1902 году, произошел страшный взрыв и выброс газа на острове Мартиника в Карибском море. Правда, выброс здесь шел не по трещинам, а из кратера вулкана. Но последствия схожи с тунгусской катастрофой. 8 мая вулкан Мон-Пеле взорвался, и палящая туча устремилась к югу на город Сен-Пьер с 28 тысячами жителей. Горячее облако пронеслось смерчем над городом, и за одну минуту погибли все его жители. Остался в живых лишь узник, находившийся в подземной тюрьме, тогда как вся округа и даже стоявшие в гавани корабли были сожжены. Несомненно, последствия тунгусской катастрофы не могут идти ни в какое сравнение с катастрофой на Мартинике. Никто, по всей видимости, из находившихся в тайге людей (а их были единицы в бескрайнем "зеленом море") не попал в зону огня. Гибли звери – это наверняка. И следовало бы понять, что "стрелял из пушек" не аэролит, а гремел газ при соединении с холодным воздухом. Газ превратился в огненный смерч, который как бы устремился с севера на юг, как дул ветер.

Таково земное объяснение тунгусской катастрофы. Можно вообразить что угодно, но нельзя отбрасывать подкрепленное геологическими подтверждениями объяснение.

Наверное, фантастам оно не придется по душе. То, чему посвятил писатель Казанцев интересные книги, далеко от истины, как мне думается. Трудно поверить в его версию о пришельцах, потерпевших катастрофу. Например, запомнилась фраза из статьи журналиста Борзена, бравшего интервью у писателя. Подробно изложив рассказ Казанцева о взорвавшемся космическом корабле, он скептически заметил, что можно и надо найти земные объяснения тому, что произошло 80 лет назад. Как говорил писатель Алексей Толстой, фантастике нужно верить. Но еще больше доверия необходимо гипотезам, которые не так уж далеки от реальности. Возможно, следует уточнить некоторые детали катастрофы 1908 года, четче проследить ее ход, чтобы надежней подтвердить смелую гипотезу Расстегина…

Вот мы и подошли к тому, что называется "чертовым кладбищем". И в явлении, и в окружившем его мифе, и в повальном увлечении поиском отгадки можно провести параллель между тунгусской катастрофой и "чертовым кладбищем" близ Ковы. Вопервых, самого объекта и там, и здесь так и не обнаружено. Если согласиться с тем, что в 1908 году произошло землетрясение, надо смириться и с тем, что тунгусский метеорит, который ищут и не могут до сих пор найти в районе Ванавары, не найти никогда. Потому что его просто не было. Бессмысленно искать метеорит, наверное, и в районе Ковы, во что верили неистовый следопыт Симонов и его друзья из Ташкента. Несмотря на всю заманчивость мысли соединить "горелую поляну" и след падения метеорита, якобы отброшенного взрывной волной от эпицентра взрыва, гипотеза эта не находит своего подтверждения.

У нас нет оснований не доверять сообщениям о том, что "горелая поляна" была. Но явление это, как мне представляется, сугубо земное. Это мог быть пожар, выброс газа, сопровождающийся не только выделением тепла, наконец, я могу допустить ожившую на какое-то время интрузивную трубку. Ведь видели же охотники, да и участники поисковой экспедиции глубокие провалы в земле, но не смогли объяснить себе их происхождение. А это разломы земли, по которым и устремляется на поверхность углеводород. И совсем необязательно ждать от них радиоактивного излучения или магнитных колебаний. Одинокий охотник или случайно забредший пастух могли стать свидетелями естественной жизни природы и принять обычное за чудеса, за чертовщину. Но прошло время, и огонь утих, и горелого места как небывало. Однако через много лет, в засушливое лето, такое вполне может повториться, когда "чертово кладбище" вновь обнаружит себя.

Чудо-озеро

– Лишь поднялось солнце, я встал и пошел умываться холодной водой из Ангары, – приближается А. Тарунов к финалу своего рассказа. – Навязчивая идея, пришедшая ночью у костра, неотступно преследовала меня. Зайдя по колено в воду, я обернулся к горе Седло, вспомнил найденный вчера бронзовый круг с человечком и белозубый череп шамана и перестал сомневаться в том, что все в этом краю взаимосвязано. И ненайденное "чертово кладбище", и злые духи, и наскальные росписи, и неведомое таежное озеро, лежащее в трех днях пути вверх по Кове. Все это одна цепь. Шаманы учитывали это, облюбовав для святилища это место. Оно само казалось заколдованным в первых лучах солнца на фоне кудрявых склонов.

И главное в этой цепи – целебное озеро, путь к которому преграждали шаманское кладбище и ходившие вокруг него легенды. Не в нем ли черпали силы для общения с духами древние обитатели этих берегов? А когда наступал черед, они хотели быть похороненными здесь, в этих молчаливых холмах, на берегу величавой реки, уносившей, по поверью, их души…

Слухи о целебных свойствах Дешембинского озера, подумалось тогда мне, наверняка имеют под собой основания. О том, что купание в нем помогает излечиться от некоторых болезней, – несомненный факт, в чем убедил меня кежемский журналист Борис Васильевич Шахов. Он это объяснял химическим составом воды, что было установлено побывавшей здесь экспедицией гидрологов из Омска. Вероятно, необычайно насыщенный солями состав воды образовался также из-за неснижающейся геологической деятельности этого загадочного района. Ведь чаще всего ценят и говорят только об одном из богатств этого неприветливого края – лесе. А недра Приангарья пока на замке, а там уголь, марганец, золото…

Вдали над рекой послышался рокот мотора, потом в небе показалась черная точка, которая увеличивалась с каждой минутой. Над нами пролетел зеленый армейский вертолет. У Аплинских шиверов он развернулся и, снижаясь, стал подлетать к горе Седло. Потом он завис почти над рядом оранжевых палаток, а потом мягко ткнулся колесами в траву. Выбросили трап, и по нему сошел на поляну подтянутый седовласый генерал.

Появление высокого чина в безлюдной тайге могло огорошить иностранцев, но они, к счастью, еще на рассвете уехали на "Заре" вместе с Дроздовым смотреть писаницы по берегам Ангары. Как обычно, на правах старшего в Усть-Кове остался Леонтьев, который и направился к генералу. Оказалось, искали меня: начальник Кежмалеса генерал Ракитский, которому Шахов звонил вчера из зоны, знал все о моих перемещениях по Ангаре и решил забрать меня из Усть-Ковы по дороге… к загадочному Дешембинскому озеру, где работала одна из бригад лесозаготовителей.

Это был единственный мой шанс достигнуть далекого таежного озера, где не бывал еще ни один археолог, работавший в Усть-Кове много сезонов подряд.

– Ну как, возьмем всех? – обратился генерал к пилоту, обозрев группу загорелых ребят и девушек, среди которых я успел стать своим человеком. Пилот согласно кивнул, и молодежь радостно оккупировала трюм и приникла к иллюминаторам. Последним прибежал Виктор Леонтьев. Вооружившись фотоаппаратом, он непременно хотел сфотографировать сверху свои раскопы. До сих пор такрй возможности у археологов не было.

– Сначала залетим в Недокуру, старинное ангарское село, – сказал генерал. – Я должен взять с собой на озеро инженера.

Через полчаса мы подлетели к одиноко стоящей на берегу Ангары деревне и приземлились на околице. Генерал вышел навстречу к подбегавшему с докладом майору, а я тем временем поздоровался с пожилым мужчиной, оказавшимся главным инженером местного леспромхоза. Я поинтересовался, не заметил ли тот, часто бывая на Дешембинском озере, чего-либо необычного.

– Замечал, – признался он по секрету. – Зимой, например, озеро светилось. Не знаете почему?

– А что еще вас удивило?

– Ну, как-то я порезал палец и довольно сильно задел, распутывая рыболовную сеть. Но пока возился в воде со снастями, не заметил, как рана затянулась. Через полчаса едва был виден маленький шрамик.

Я невольно посмотрел на свой незаживающий порез на большом пальце левой руки. Этот факт я смогу проверить, мелькнуло в голове.

– И вот еще что, – оглянувшись вокруг, доверительно добавил инженер. – Об этом рассказывать, право, неловко.

– Говорите, чего там…

– Да вот после купания в озере замечаю в себе такое… В общем, сил ощутимо прибавляется. Чувствую себя молодым, и все тут. Первая в этом убедилась жена. Теперь у нее появились основания меня ревновать. С тех пор я не раз давал повод для этого. А что делать: достаточно окунуться в озеро…

Я усмехнулся. И такое, оказывается, бывает.

– Инопланетяне? – подумал я вслух. – Или живая вода из сказки?

Пожилой инженер недоуменно посмотрел на меня.

Но пора было забираться в вертолет. Генерал, отпустив майора, возвращался назад.

Мы взлетели над Недокурой, и снова под нами засеребрилась Ангара с плывущими по ней вереницами желтоватых плотов.

Летели не меньше часа. Не отрываясь от иллюминатора, я позабыл про время, как и все, кто сидел рядом. И вдруг мы увидели воду. Наполненное доверху блюдце, окаймленное глухой непроходимой тайгой. Да, сюда многие, очевидно, мечтают прорваться, думал я, заслышав про целебные свойства здешней воды. Говорил мне генерал – лесовики стали торить к озеру дорогу тракторами, чтобы потом машинами вывозить отсюда целебную грязь. Но когда придет сюда первая машина – это конец озеру. Да вроде это дело удалось пресечь. Кому действительно нужно, доберутся сюда и пешком.

Пилот посадил машину на маленький бетонный пятачок среди вековой чащи.

Генерал повел нас по едва заметной тропе, обходя по неприметным кочкам заболоченные места. Мошка моментально облепила мое лицо и руки. Минут через десять деревья расступились, и блеснула вода. Как завороженные глядели мы на ровную белую гладь, которая казалась молочной.

Ребята из Усть-Ковы побросали в кусты майки и бросились к воде. Броска, впрочем, не получилось. Первый же шаг в воду – и ноги завязли по колено. Так мы и шли, постепенно заходя все глубже и глубже.

– Смелее, смелее, – подбадривал генерал, усевшись в брошенную на берегу плоскодонку.

Я оказался последним в Дешембинском озере. Точнее сказать, в грязи, так как вода только сантиметров на двадцать – тридцать скрывала вязкое дно. Под ногами никакой тверди не ощущалось, и казалось, вот-вот засосет всего. Я провалился в ил почти по горло, едва не захлебнувшись грязью, и решил все же, что лучше барахтаться на поверхности, а не идти. Я плыл медленно, раздвигая грудью холодный ил.

Из воды вылезали с большим трудом, хватаясь за прибрежный кустарник. Отмыть от грязи тело было просто негде. И мы, не одеваясь и подставляя себя прожорливой мошке, затрусили назад к вертолету. Надо было торопиться, особенно мне. Генерал обещал доставить меня вертолетом на аэродром Кодинска, откуда через два часа отправлялся последний сегодня самолет на Красноярск.

Всю обратную дорогу археологи молчали. Туда летели – царило веселье, ждали встречи с чем-то необычным, а обратно – все притихли, каждый думал, наверное, о своем.

…Вскоре в иллюминаторе показались оранжевые палатки Усть-Ковы. Не останавливая винтов, мы высадили молодых археологов и вновь взмыли над бесконечной Ангарой. Видны плоты, буксиры. Вот вертолет уходит влево, и мы снова над тайгой. Наконец-то под нами бетонная полоса кодинского аэродрома.

– Куда мы прилетели? – нелепо озираясь, спрашивает меня человек с рюкзаком, подсевший на озере.

– А куда надо? – щурясь, спрашивает генерал Ракитский.

– В Кежму.

– Значит, впервые в этих местах. Отсюда в Кежму летают самолеты, всего час – и там.

Оказалось, что человек в энцефалитке, которого я принял за геолога, не был знаком никому из экипажа. Увидев, что у озера садится военный вертолет, он побросал в рюкзак вещи, вышел на поляну и попросил вывезти его из тайги.

– Вообще-то я из Салехарда, – сказал он. – Работаю буровиком в Гыданской экспедиции.

Я присвистнул – далековато забрался с берегов Оби!

– Услышал о целебном озере и решил отыскать его, – оправдывался незнакомец. – У меня псориаз – болезнь неизлечимая…

– И помогло озеро? – с интересом перебиваю его.

Буровик засучил рукав:

– Смотрите, десять дней назад кожу на этой руке покрывала чешуя. Теперь едва заметные рубцы. Не верите?

Как выяснилось, Петр Степанович Новиков так звали путешественника – жил в тайге без продуктов и даже не имел палатки. Но, по его словам, он на шишках кедровых, если надо, целый месяц проживет. Отправляясь к озеру, на свои силы только и рассчитывал. Намеревался в одиночку подниматься вверх по Кове, но быстро выяснил, что места эти не такие уж безлюдные. На озеро его забросили вертолетом нефтяники из Ванавары. А назад он уже было собрался сплавляться по Кове до устья, но тут нежданно-негаданно прилетел наш вертолет.

Я попрощался с военными, когда выяснилось, что самолет на Красноярск уже на полосе, ждут только меня. Я бросился в калитку рядом со зданием аэропорта.

Уселся в кресло и, только потянувшись к ремням, обратил внимание на соседа. Рядом сидел попутчик с озера.

– Вы же собирались в Кежму? – удивился я. А мы летим в Красноярск.

– Вот здорово! – обрадовался он. – Мне туда и надо. Отпуск кончается, пора возвращаться на Гыданский. Последний билет мне продали в кассе, но я не спросил куда!

Мы посмеялись.

– Приедете сюда еще?

Он кивнул, да и стоило ли спрашивать, когда человек возвращается заметно поздоровевшим. Меня интересовало, не заметил ли Петр Степанович чего-нибудь необычного в тайге, загадочного. Свечения озера, например, или выжженных полян в тайге.

– Нет, не заметил, – признался он простодушно. – Удивился только одному – необычному приливу сил.

0|1|2|3|4|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua